Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОСКВА
Т. 47, С. 50-153 опубликовано: 17 января 2022г. 


Содержание

МОСКВА

Москва с границами викариатств
Москва с границами викариатств

Москва с границами викариатств
Столица РФ и ее субъект - город федерального значения. Адм. центр Центрального федерального окр. и Московской области (не входит в ее состав). Территория - 2561,5 кв. км. Расположена в центре Восточно-Европейской равнины, на р. Москве. Граничит с Московской и Калужской областями. Население - 12,38 млн чел. (2017). Национальный состав (по данным Всероссийской переписи 2010, при населении 11,5 млн чел.): русские - 86,33%, украинцы - 1,34, татары - 1,3, армяне, азербайджанцы, евреи, белорусы, грузины, узбеки, таджики, молдаване, киргизы, мордва, чеченцы, чуваши, осетины и др.- 5,22, лица, не указавшие национальность,- 5,81%. М. разделена на 12 адм. округов (Центральный, Северный, Северо-Восточный, Восточный, Юго-Восточный, Южный, Юго-Западный, Западный, Северо-Западный, Зеленоградский, Новомосковский и Троицкий) и на 125 районов. Новомосковский и Троицкий адм. округа вошли в состав М. в 2012 г., не имеют районного деления и включают 21 поселение.

История

Москва и Подмосковье до нач. XVIII в.

Археологические раскопки Дьякова городища в Коломенском под рук. К. Я. Вино-градова в 1935 г. Траншея вала
Археологические раскопки Дьякова городища в Коломенском под рук. К. Я. Вино-градова в 1935 г. Траншея вала

Археологические раскопки Дьякова городища в Коломенском под рук. К. Я. Вино-градова в 1935 г. Траншея вала
Первые люди на землях совр. Подмосковья появились в верхнем палеолите. Для этого времени лучше изучены стоянки охотников на мамонтов и др. приледниковых животных и птиц, существовавшие в интервале 22-17 тыс. лет назад на территории г. Зарайск. Там найдены и древнейшие в регионе памятники искусства, связанные с верованиями - фигурки женщин («венер палеолита») и бизона, сделанные из бивня мамонта, гравированное изображение мамонтов на ребре мамонта, ожерелье и подвески из зубов песца, волка. Для следующих эпох (мезолита, раннего и среднего неолита) выразительный материал получен раскопками стоянки Замостье 2 и подводными исследования близ нее в р. Дубна, где сохранились рыболовные ловушки; среди находок - фигурные поделки из кости, уникальные гальки с геометрическим орнаментом. К важнейшим достижениям неолита относится появление керамических сосудов. Их украшение композициями из вдавлений и оттисков штампов отражает культурную близость и контакты людей на весьма обширных территориях. Одну из таких археологических культур, с ямочно-гребенчатым орнаментом на посуде, известную от бассейна р. Оки до В. Волги, называют льяловской, по раскопкам у дер. Льялово на р. Клязьма близ г. Зеленоград.

В раннем бронзовом веке в регионе появляется фатьяновская культура, носители к-рой принесли животноводство и начатки земледелия. Характерные для нее керамика с отпечатками веревочки и др. орнаментом, шлифованные топоры с просверленным отверстием для рукояти, регламентированный погребальный обряд, бронзолитейное ремесло и др. имеют аналогии в обширном круге археологических культур, к-рые связывают с одной из ветвей индоевропейцев. В конце бронзового века от территории Финляндии до низовий Камы распространяется культура сетчатой керамики. На этой основе ок. VIII/VII в. до Р. Х. сложилась дьяковская культура (названа по Дьякову городищу в черте заповедника «Коломенское» в Москве) раннего железного века. В V-III вв. до Р. Х. это население плотно освоило берега Москвы-реки и ее притоков, стали обычными изделия из железа, хотя широко использовались и костяные. В первые века по Р. Х. происходит расцвет этой культуры, наладились связи, в основном с культурами Поднепровья и Поочья, появились и местные типы украшений. С культовой практикой связывают ряд керамических изделий, в т. ч. антропоморфные фигурки, шарики, плакетки (все нередко с орнаментом из точек), металлические пластины с антропоморфными и тамгообразными изображениями. Находок этой культуры, датируемых V-VI вв., мало, позднее сер. VII в.- не известно.

Заселение славянами территории Подмосковья надежно документировано с XI в. Находки араб. серебряных монет-дирхемов VIII-IX вв., игравших важную роль в международной торговле, в т. ч. кладов, и др. вещей, пока не позволяют убедительно заполнить хронологическую лакуну между культурами VII и XI вв. Наличие неслав. названий водоемов позволяет предполагать, что славяне все же встретили местное население, однако археологически это не прослеживается, а контакты могли происходить на др. землях, откуда такие названия были принесены в Москворечье. Основной приток людей шел с юга, где рус. летописи помещают славян-вятичей. На севере, востоке и крайнем западе совр. Московской обл. выделяют памятники, к-рые ряд исследователей связывают с разными группами кривичей, пришедшими из бассейнов верхнего течения Днепра и Зап. Двины.

Существенный рост населения, в т. ч. за счет новых поселенцев, отмечается с XII в. Процесс его консолидации прослеживается по формированию локального набора украшений (семилопастные височные кольца т. н. московского типа и др.), появлению в летописях термина «московляне» (впервые под 1175). Регион был разделен между древнерус. княжествами. Бо́льшая часть Москворечья стала частью Ростово-Суздальского княжества (со 2-й пол. XII в.- Владимирского великого княжества). Земли, прилегающие к р. Оке, вошли в Черниговское княжество (от низовий Москвы-реки и восточнее - в выделившееся из него Рязанское княжество). Запад и юго-запад, включая верховья Москвы-реки и Протвы, попали в сферу влияния Смоленского княжества. В районе Волока Ламского (ныне г. Волоколамск) располагался анклав Новгородской республики.

Н. А. Кренке, И. О. Гавритухин

Встреча в Москве князей Юрия Долгорукого, Святослава Ольговича и Владимира Святославича. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225. Л. 147)
Встреча в Москве князей Юрия Долгорукого, Святослава Ольговича и Владимира Святославича. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225. Л. 147)

Встреча в Москве князей Юрия Долгорукого, Святослава Ольговича и Владимира Святославича. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225. Л. 147)
Ростово-суздальский кн. Юрий (Георгий) Владимирович Долгорукий активно привлекал на свою территорию переселенцев из разных регионов Др. Руси, что отразилось в названиях новых городских и сельских населенных пунктов Сев.-Вост. Руси (напр., Звенигород, Канев, Перемышль). Окняжение территорий, занятых славянами-вятичами, требовало создания новых адм. пунктов не только для сбора дани, но и для определения границ Ростово-Суздальского княжества. Нередко их отдавали под управление княжеских «мужей», что находило отражение в названиях этих поселений. В среднем течении р. Москвы появилось одно из таких поселений - Кучков(о), к 1147 г. известное также как Москва (Москов). Особенностью его адм. статуса стало вхождение города и его волостей в состав домениальных владений Юрия Долгорукого. 4-5 апр. 1147 г. здесь прошел княжеский съезд, на который ростово-суздальский князь пригласил своего союзника в борьбе за киевское княжение новгород-северского кн. Святослава (Николая) Ольговича (тот приехал вместе с сыном Олегом и рязанским княжичем Владимиром Святославичем). Сообщение об этом событии в Ипатьевской летописи XV в. (отражающей Киевский летописный свод кон. XII в.) является первым письменным упоминанием М.

Захват войском Батыя Москвы и плененение кн. Владимира Юрьевича 20 янв. 1238 г. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225. Л. 312)
Захват войском Батыя Москвы и плененение кн. Владимира Юрьевича 20 янв. 1238 г. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225. Л. 312)

Захват войском Батыя Москвы и плененение кн. Владимира Юрьевича 20 янв. 1238 г. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225. Л. 312)
Строительство первой дерево-земляной крепости на юго-зап. оконечности Боровицкого холма относится к 1156 г. Являясь единственной крепостью на юго-зап. границе Владимирского великого княжества, М. контролировала его пограничье с Новгородской республикой, Черниговским, Смоленским и Рязанским княжествами. Город упоминается в ходе событий междоусобицы 1174-1176 гг. Осенью 1177 г. М. и окрестные села были сожжены во время нападения рязанского кн. Глеба Ростиславича, но вскоре город был восстановлен.

Сев. границы первоначальной Московской волости доходили до верховьев р. Клязьмы, восточные - до р. Нерской, южные - до бассейна р. Пахры, юго-западные - до левого берега р. Москвы. На юго-востоке за Нерской и за бассейном р. Дроздны начинались рязанские владения, на к-рые вплоть до г. Коломна с 1177 г. стремился распространить свою власть Владимиро-Суздальский вел. кн. Всеволод (Димитрий) Юрьевич Большое Гнездо. Присоединить Коломну ему не удалось, но в городе укрепились его сторонники из пронской ветви князей рязанского дома. В 1212 г. при разделе его наследия Московская волость осталась в руках правителя Владимира-на-Клязьме. Свидетельством важного значения М. стали как просьба блгв. кн. Владимира (Димитрия) Всеволодовича об обмене принадлежавшего ему Юрьев-Польского княжества на московские волости, так и отказ его старшего брата кн. мч. Георгия (Юрия) Всеволодовича в этой просьбе. В 1213 г. попытка кн. Владимира Всеволодовича при поддержке москвичей закрепиться в М. военным путем не увенчалась успехом. Именно в это время москвичи впервые обозначили интерес к расширению своей территории - за счет присоединения к ней возникшего в 1154 г. на месте сбора полюдья Дмитрова.

В лит-ре высказывалось мнение, что перед началом монг. нашествия имела место 1-я попытка выделения Московского княжества из состава Владимирского великого княжества в связи со свадьбой в 1236 г. Владимира, младшего сына вел. кн. Георгия Всеволодовича. В кон. 1237 - нач. 1238 г. вместе с москвичами он не успел прийти на битву с монголами под Коломну. В янв. 1238 г. его рать под рук. воеводы Филиппа Няньки обороняла М. от войск Батыя. Монголам удалось захватить М., город был сожжен, но быстро восстановлен. Монголы, двигаясь от Коломны к М. и от М. к Владимиру, уничтожали все встречавшиеся им на пути сельские поселения, большинство из к-рых после 1238 г. не были восстановлены на прежнем месте.

В кон. 1246 г. М., вероятно, была выделена блгв. вел. кн. Владимирским Святославом (Гавриилом) Всеволодовичем во владение кн. Михаилу Ярославичу Хоробриту, в 1247 г. захватившему Владимирское великое княжество. В 1248/49 г., после гибели в битве с литовцами на р. Протве вел. кн. Михаила Хоробрита, московские волости отошли Владимирскому вел. кн. Андрею Ярославичу (1249-1252), а затем его старшему брату блгв. вел. кн. Александру Ярославичу Невскому. В 1263 г. Александр Невский завещал М. младшему сыну - блгв. кн. Даниилу Александровичу, что положило начало формированию Московского княжества (с кон. XIV в. Московское великое княжество). В 1263-1271 гг., во время малолетства кн. Даниила, М. и ее волости управлялись тиуном его опекуна - Владимирского и Тверского блгв. вел. кн. Ярослава (Афанасия) Ярославича. По-видимому, с 1271 до 1281 г. большое влияние здесь имел старший брат Даниила Александровича - блгв. вел. кн. Владимирский и Переяславский Димитрий Александрович.

В Московское княжество из разных земель Руси активно переходило на службу боярство, заинтересованное в крупных земельных пожалованиях (одним из переселенцев в кон. XIII в. был Федор Бяконт - отец митр. Киевского свт. Алексия). Численность нового состава московских землевладельцев была значительной. Они получали право на строительство дворов в столице, земельные участки под М. и более крупные владения в удалении от нее.

В 1281-1293 гг. правитель М. был одним из основных участников войн за владимирское княжение между Димитрием и Андреем Александровичами, в 1293-1303 гг., несмотря на разорение М. во время Дюденевой рати (1293), участвовал в борьбе за Переяславское наследство. В 1300 г. московская территория расширилась за счет центральной, западной и северной волостей Коломенского удела Рязанского княжества, в 1303 г.- за счет основной части Можайского удела Смоленского княжества. Т. о., пределы Московского княжества выросли после присоединения земель верхнего и нижнего бассейнов р. Москвы и левобережья В. Оки. Контроль над ними позволял московским князьям устанавливать и собирать в столице, в присоединенных к ней городах и в ряде поселений значительные торговые и таможенные сборы. В нач. XIV в. фиксируется приход последней группы вятичей из Черниговской земли (в Подмосковье они насыпали курганы на р. Пехорке).

В XIV в. внутренняя колонизация, развитие станов и волостей в различных частях Подмосковья осуществлялись за счет постепенной расчистки широколиственных и сосновых лесов, увеличения в оставшихся дворцовых медовых бортей («Васильцево сто»), распашки преимущественно дерново-подзолистых почв Клинско-Дмитровской гряды, прибавления водяных мельниц, развития скотоводства и птицеводства, а также охоты на пушного зверя. Осуществлялось переселение людей из задолжавших ордынский «выход» княжеств Сев.-Вост. Руси на новые и малоосвоенные подмосковные земли под наблюдением великокняжеских наместников и волостелей (в нач. 30-х гг. XIV в. из Ростова в Радонеж переселились семья и родственники прп. Сергия Радонежского). При этом вдали от М. поощрялась организация слобод, в к-рые новыми льготами привлекали людей из др. земель страны (до 1336 возникли Великая (Юрьева), Замошская и Окатьева слободы). В таких поселениях «после истечения срока льготы слобожане лишались своих привилегий, слободские поселки входили в состав княжеских владений, дворцовых или черных волостей» (Веселовский. 2008. С. 12). Вокруг старых и новых поселений в Подмосковье на холмах и у водоразделов рек в 1-й пол.- сер. XIV в. строились укрепления.

В сер. XIV - нач. XVI в. каждый князь из рода московских Рюриковичей имел свою долю доходов («жеребий») от управления городом (третная система). Согласно «Записи о душегубстве», княжеская юрисдикция по важнейшим делам в XV в. включала ближайшую округу М. Княжеские загородные селения, прежде всего к северу и западу от М., совместно управлялись потомками вел. кн. Иоанна I Данииловича Калиты через третных наместников, при этом великокняжеский наместник контролировал бо́льшую из территорий. Наместники имели свой штат слуг и приставов. С XV в. наместники фиксировали купчие на холопов. Согласно 2-й духовной грамоте блгв. вел. кн. Димитрия Иоанновича Донского, в мае 1389 г. он благословил своего преемника вел. кн. Василия I Димитриевича «на старший путь в городе и в станах моего удела двою жеребьев половина» (ДДГ. С. 33. № 12). В 1340-1456 гг. 3-й «жеребий» держал за собой правитель Серпуховско-Боровского княжества. По распоряжению кон. 1461 - нач. 1462 г. вел. кн. Василия II Васильевича Тёмного этот «жеребий» перешел к его младшим сыновьям. При этом «численными людьми» великие и удельные князья ведали сообща. В кон. 1503 г. все 3 «жеребья» были завещаны вел. кн. Иоанном III Васильевичем своему наследнику вел. кн. Василию III Иоанновичу. В отсутствие государя М. управлял один из его братьев или сыновей.

С XIV в. служилые люди интенсивно осваивали земли в бассейне р. Москвы, левобережье и отчасти правобережье Оки. Вел. кн. Владимирский Симеон Иоаннович Гордый (1340-1353), владевший значительной частью Московского княжества, присоединил к московским землям рязанские владения на правобережье Оки - по рекам Протве и Луже. Между 1353 и 1359 гг. вел. кн. Иоанн II Иоаннович Красный обменял ряд своих владений, расположенных на правом берегу р. Лопасни (Лопастны) вплоть до верховьев Дона, на «отыменные места», находившиеся на левом берегу Оки. В состав московских владений вошли Верея, Лужа и Нов. Городок «на устье» Протвы, к-рые в домонг. время входили в состав Черниговского княжества. Рубежи на зап. направлении до 1485 г. не изменились. Здесь интенсивно развивались такие торгово-ремесленные центры, как находившийся в «смесном» владении с властями Вел. Новгорода Волок Ламский и Можайск (известны в летописях соответственно с 1135 и 1276/77); в сельских поселениях в 30-х - 90-х гг. XIV в. появилось много выходцев из Смоленской земли.

Вторым по значению экономическим центром стал вост. форпост Московской земли - Коломна, к-рую часто посещали князья московского дома. С нач. XIV в. она входила в состав великокняжеского домена, владельцы к-рого никогда не отдавали Коломну в удел своим младшим сыновьям. Наместником города назначался один из видных членов великокняжеской боярской думы, к-рые нередко имели вблизи Коломны свои села. С рубежа XIV и XV вв. здесь формировалась традиция наделения за службу землей, ранее принадлежавшей оседлым ордынцам. В сер.- 2-й пол. XIV в. нек-рые бывш. сельские поселения Подмосковья превратились в города (Звенигород, Руза, Тушков и др.). В 1362-1363 гг. Ордой было признано присоединение вел. кн. Димитрием Донским Дмитрова к М.

Московские бояре, будучи наиболее привилегированной частью нетитулованной знати, свободно распоряжались своими вотчинами. Они получали материальное содержание у вел. князей за счет реализации прав на управление княжескими городами и волостями, к-рые раздавались вел. князьями своим боярам «на кормление» («в путь») (Данилова Л. В. Сельская община в средневек. Руси. М., 1994. С. 198-199). Управление и суд в волостях сохранялись в руках бояр до тех пор, пока они занимали свои должности. С 1-й пол. XIV в. пожалование «в путь» в нек-рых случаях стало даваться наиболее родовитым боярам пожизненно. В XV в. институт «кормлений» (хорошо известен по сохранившимся актам) полностью вытеснил прежние «пути». На рубеже XV и XVI вв. время действия «кормлений» было ограничено определенным сроком. В то же время вольные слуги - менее знатная по сравнению с боярами, но более многочисленная группа лиц - получали княжеские волости лишь «на кормление» (Флоря Б. Н. Кормленые грамоты XV-XVI вв. как ист. источник // АЕ за 1970 г. М., 1971. С. 111-112). Это пожалование было строго ограничено по времени (чаще всего на 1-2 года), но могло и продлеваться на неск. лет с учетом заслуг кормленщика перед властью. С кон. XIV в. «в держание» получали подмосковные села и служилые ордынцы (Крылатское и Татарово).

Осада Москвы и разорение ее посадов Литовским вел. кн. Ольгердом. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 603)
Осада Москвы и разорение ее посадов Литовским вел. кн. Ольгердом. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 603)

Осада Москвы и разорение ее посадов Литовским вел. кн. Ольгердом. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 603)
Ко 2-й пол. 20-х гг. XIV в. в М. из Владимира была перенесена резиденция митрополитов Киевских (с 1448 Московских) и всея Руси. В XIV в. в М. постепенно формировались двор, вотчины, штат слуг митрополитов. В ближайшем Подмосковье митрополичий домен быстро рос благодаря княжеским пожалованиям, вкладам бояр, церковных деятелей и богатых горожан, а также за счет покупки земли в сев. направлении, вдоль Дмитровской дороги, где во 2-й пол. XIV в. образовалась Селецкая волость (см. Митрополичья область). При свт. Киприане его загородной резиденцией стало с. Троицкое-Голенищево. Во 2-й четв. XIV в. свой двор в Кремле и подмосковные владения (у сел Дорогомилово и Кудринское) завели Ростовские архиереи, после 1353 г.- Коломенские епископы, в посл. трети XIV в.- епископы Сарские и Подонские, на рубеже XIV и XV вв.- Суздальские и Пермские епископы. В кон. XIV-XV в. на пути следования удельных князей, архиереев и их свит, среди княжеских, боярских, служебных и черносошных сел и волостей, возникали небольшие ружные мон-ри (напр., Никольский муж. мон-рь в Братошине) и обители, владевшие незначительными вотчинами (напр., коломенский Бобренёв в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской монастырь). Позднее нек-рые из них становились влиятельными духовными корпорациями (коломенский Старо-Голутвин в честь Богоявления мужской монастырь, Угрешский во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь и др.). Вместе с тем основатели большинства новых мон-рей все дальше уходили от пригородных территорий и создавали обители в лесу, у источников или на берегах озер (Троице-Сергиев мон-рь на Маковце (см. Троице-Сергиева лавра), Спасо-Преображенский мон-рь на Медвежьем оз. и мн. др.).

Мирное развитие московских земель было нарушено Литовским вел. кн. Ольгердом, к-рый в 1368-1372 гг. вмешался в конфликт между М. и Тверью. В 1368 и 1370 гг. Ольгерд подходил к М., сжег посады, но белокаменный кремль, построенный в 1366/67 г., взять не смог. Помимо М. в 1370 г. отпор литов. войскам сумели дать Волок Ламский и Можайск, Перемышль на р. Моче стал местом сбора союзной московско-рязанской рати. Победа над литовцами летом 1372 г. под Любутском на Оке и заключение мира с вел. кн. Ольгердом продемонстрировали мощь Московской земли, жители к-рой сумели отстоять свою независимость.

В 1374 г. в М. был отменен институт тысяцких (после смерти последнего из них - В. В. Вельяминова), сбор дани с населения окончательно перешел под прямой контроль княжеской власти. Военные конфликты с Литовским великим княжеством и с Мамаевой Ордой способствовали перестройке и укреплению в сер. 70-х гг. XIV в. Можайска и Коломны, в 1374 г.- строительству при поддержке боровско-серпуховского кн. Владимира Андреевича Храброго деревянной крепости Серпухов на Оке. Княжеский съезд в 1374 г. в Переяславле (ныне Переславль-Залесский) показал решимость рус. князей избавиться от подчинения Мамаевой Орде и прекратить выплаты ей «выхода». Победы в сражении на р. Воже (11 авг. 1378) и в Куликовской битве (8 сент. 1380) способствовали расширению власти и авторитета правителя М. в общерус. масштабе, на его службу стремились перейти военно-служилые люди из разных регионов Руси и Литвы. В кон. XIV - нач. XV в. в Подмосковье формировались центры крупных и небольших уделов: в Верее, Звенигороде, Дмитрове и Можайске, в 1410 г.- в Перемышле на р. Моче и в Радонеже. Вокруг этих центров сложились торгово-ремесленные посады и развитая сельская округа.

В целях усиления контроля и укрепления суда великокняжеской власти при управлении М. в нач. 2-й четв. XV в. возник институт больших московских наместников. Первым из них стал родственник князей московского дома влиятельный московский боярин И. Д. Всеволож. Его компетенция распространялась не только на столицу, но и на часть пригородной территории.

В ходе нашествий на М. хана Тохтамыша (авг. 1382, М. была захвачена обманом) и эмира Едигея (дек. 1408, осада М. была безуспешной) пострадало население не только сельских волостей, но и мн. подмосковных городов. Большое число людей было уведено захватчиками в плен. В 1425-1453 гг. в Московском великом княжестве и в соседних с ним землях шла династическая война между претендентами на великокняжеский престол, в которой активно участвовали не только разные категории привилегированных служилых людей, но и купцы и горожане. Большой урон Московскому региону нанесли сопутствующие войнам затяжные эпидемии болезней людей и скота («мор», «велики мор»), голод. Это привело к запустению в Подмосковье не только больших сел, деревень и крестьянских дворов, но и крупных княжеских сел и боярских вотчин. Обезлюдевшие владения охотно завещались или передавались в качестве вкладов духовным корпорациям, развитие к-рых получало импульс за счет притока материальных ресурсов (напр., мельниц и соляных варниц), денежных средств и угодий, т. о. монастырские вотчины оказались более устойчивы в экономическом развитии во время кризисов 1-й пол. XV в.

Победа в борьбе за вел. княжение позволила Василию II лишить своих соперников прав на имущество и огромную земельную собственность, включая мн. удельные города (Дмитров, Звенигород, Руза, Можайск и др.), часть из к-рых получили его союзники. Страх перед репрессиями подталкивал противников вел. князя к эмиграции на земли, подчиненные правителям Великого княжества Литовского. Оставшиеся на службе в М. после поражения вел. кн. Дмитрия Георгиевича Шемяки его сторонники, бояре и дворяне, лишились своих дворов в Кремле, были вынуждены продать свои подмосковные вотчины. В июле 1456 г., после ареста в Москве боровско-серпуховского кн. Василия Ярославича, его крупный удел, включавший мн. подмосковные города и волости, вернулся в состав великокняжеских владений. Т. о., после окончания династической войны удельный статус продолжительное время смогли сохранить лишь Дмитров и Верея (с перерывами до 1566).

Новый этап развития московского региона, как и всей Руси, связан с правлением вел. кн. Московского Иоанна III Васильевича: при нем М. стала столицей Русского государства (1478-1714). В отсутствие вел. князя (с 1547 царя) городом управляли избранные (надворные) бояре (в историографии этот способ управления принято называть «боярскими комиссиями»). В состав «боярской комиссии» входили 4-5 чел. с думными чинами и неск. дьяков, как правило, из числа руководителей приказов (ведомств Русского гос-ва). В XVI в. во главе «боярской комиссии» стоял конюший (чин ликвидирован в 1613) или старейший из числа бояр. Этот принцип управления М. действовал до губернской реформы 1708 г.

В правление вел. кн. Иоанна III началось составление писцовых описаний Московского и соседних с ним уездов, в к-рых первоначально большое внимание уделялось уточнению внешних границ. В 80-90-х гг. XV в. правитель М. пытался ограничить рост церковного землевладения, проведя ревизию прав соборов и мон-рей на вотчины. Нек-рые из спорных деревень и угодий вернулись под контроль черносошных волостей, однако почти все попытки борьбы с духовными корпорациями закончились для Иоанна III неудачно.

Одной из новых форм земельного обеспечения служилых людей стали поместья. C 1481 г. из Подмосковья и др. земель Сев.-Вост. Руси большое число воинов из поместного войска переселялось в пятины Новгородской земли. В 80-х гг. XV в. в обратном направлении в неск. этапов переселились бывш. новгородские бояре и служившие им люди («вывод»). При этом население столицы и подмосковных городов также пополняли новгородские гости, купцы и «житьи» люди. В 1489 г. в Кременецкий у. были выведены служилые вятчане и удмурты, а купцов из Вятки вел. князь «посади» в Дмитрове. После 1510 г. в М. и Подмосковье разместились бывшие псковские бояре и купцы. В 1514/15 г., после присоединения Смоленска, землевладельцами Коломенского у. стали смоленские бояре.

В кон. XV- нач. XVI в. владение подмосковными вотчинами и поместьями уже считалось привилегией общерус. знати и дворцовых чинов и подчеркивало их важный служебный статус, древность рода и близость к государеву двору. В нач. XVI в. недостаток свободных площадей привел к тому, что в Подмосковье началась интенсивная вырубка вековых лесов. Расширение города и его посадов привело к включению в состав М. ранее пригородных сел (Ваганьково) и слобод.

М. сильно пострадала от пожаров во время крупнейших набегов крымских ханов (Мухаммед-Гирея I в 1521, Девлет-Гирея I в 1571, Гази-Гирея II в 1591). В период опричнины (1565-1572) и существования особого двора царя Иоанна IV Васильевича Грозного (до 1584) основная часть города находилась под контролем земщины. Несмотря на серьезные военные неудачи и опричный террор против населения Московского и соседних с ним уездов (Дмитровского, Клинского, Коломенского и др.), к-рые привели к новым людским потерям, хозяйственной дезинтеграции и утратам материальных ресурсов, рус. воеводы постепенно создали эффективную систему обороны на юге от М., к-рая позволила после решительной победы над крымскими татарами в 1591 г. на месте буд. Донской иконы Божией Матери московского мужского монастыря освободить в XVII в. пределы московского региона от крымской угрозы.

В Смутное время М. как столица гос-ва являлась центром всех основных событий (свержение царя Феодора Борисовича Годунова, воцарение и свержение Лжедмитрия I, воцарение и свержение Василия Иоанновича Шуйского и др.). В 1608-1610 гг. в с. Тушине (ныне в черте М.) располагался Тушинский лагерь Лжедмитрия II - альтернативный правительству Шуйского центр власти в Русском гос-ве. М. и Подмосковье испытали на себе все тяготы сражений между претендентами на рус. престол, польско-литов. интервенции (1610-1612), разбоев и грабежей. В 1610-1612 гг. М. находилась под контролем польско-литов. гарнизона (командующие - А. Корвин-Гонсевский, Н. Струсь). В марте 1611 г. горожане подняли восстание, в результате которого погибли мн. ставленники польск. кор. Сигизмунда III Вазы, руководившие различными гос. органами. В апр.-мае 1611 г. силы 1-го ополчения взяли узловые укрепления Белого города, однако дальше продвинуться не смогли, город остался под контролем интервентов. М. была освобождена силами 2-го ополчения: 22 окт. 1612 г. был занят Китай-город, 27 окт. польско-литов. гарнизон в Кремле капитулировал. Жители М. и Подмосковья участвовали в осадном сидении при нападении «Тушинского вора» (1608-1610) на М. и на Троице-Сергиев мон-рь, в отражении похода на столицу России польско-литов. войск королевича Владислава IV Вазы в 1618 г.

Восстановление М. длилось до 30-х гг. XVII в. В 20-х гг. XVII в. город неоднократно подвергался сильнейшим пожарам, особенно разрушительным стал пожар 1626 г., в котором погибли архивы приказов. На протяжении XVII в. происходило уплотнение застройки внутри Земляного города (в границах буд. Садового кольца). За его пределами возникали и развивались многочисленные слободы. В Подмосковье экономические последствия Смуты были особенно тяжелыми: разоренными и сожженными оказалось большинство слобод, сел, деревень и починков, в т. ч. и богатые иноческие обители (Пафнутиев Боровский в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской монастырь, Спасо-Преображенский мон-рь в Тушине и др.). Большинство этих сельских поселений не восстанавливались, а возникшие вместо них поселения к сер. XVII в., когда наметился процесс экономического преодоления последствий Смуты, были в основном построены под прежними названиями, но в удалении от первоначальных.

Во 2-й трети XVII в. на московских землях создаются центры промышленности и производств не только в городах, но и в крупных селах. Так, в 1651 г. боярин Б. И. Морозов организовал железоделательное производство в с. Павловском, в 1667 г. в с. Дединове Коломенского у. появилась 1-я судоверфь, на которой под присмотром иностранных мастеров был построен военный корабль «Орел». Однако предпринимаемые усилия не позволяли правительствам первых царей из династии Романовых преодолеть технологическую отсталость Русского гос-ва от передовых стран Зап. Европы.

В М. неоднократно вспыхивали острые конфликты между представителями власти и народом, недовольным коррупцией и злоупотреблениями в финансовой и налоговой сферах. В городских восстаниях («Соляной бунт» 1648 г., «Медный бунт» 1662 г.) активно участвовали жители как московского посада, так и подмосковных сел и деревень. Церковный раскол (см. Старообрядчество) усилил социальные противоречия между различными категориями населения (напр., между жителями посада и не платящими подати «беломесцами»), разделив при этом представителей столичной знати на еще более мелкие группировки. Уходившие в раскол в Подмосковье с кон. XVII в. создавали центры «старой веры» (Гуслица и Патриаршина). Начавшиеся попытки реформ, в т. ч. в культурной жизни, в последние годы жизни царя Алексея Михайловича и в период правления его сына Феодора Алексеевича носили запоздалый характер. Компромиссный характер управления М. при царевне Софии Алексеевне (после Стрелецкого бунта в М. в 1682) сменился возрождением «боярских комиссий» во главе с судьей Преображенского приказа розыскных дел боярином и «князем-кесарем» Ф. Ю. Ромодановским во время Азовских походов 1695 и 1696 гг. царя Петра I Алексеевича.

Ист.: СГГД. Ч. 1-5; АИ. Т. 1-5; ПСРЛ. Т. 1-43; ДАИ. Т. 1-12; АЮБДР. Т. 1-3; Приправочная книга Московского у. 7094 г. (отр.) // ВОИДР. 1852. Кн. 13. Отд. 2. С. 115-184; ПКМГ. 1872-1877. Ч. 1. Отд. 1-2; 1895. Указ.; Акты Московского гос-ва. СПб., 1890-1901. Т. 1-3; Можайские акты 1506-1775 гг. СПб., 1892; Памятники соц.-экон. истории Моск. гос-ва XIV-XVII вв. М., 1929. Т. 1; Присёлков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950. СПб., 20022; АФЗХ. Ч. 1-3; АСЭИ. Т. 1-3; Иоасафовская летопись. М., 1957, 20142; Каштанов С. М. Очерки рус. дипломатики. М., 1970. С. 342-484; он же. По следам троицких копийных книг XVI в.: (Погодинский сб. 1846 и архив Троице-Сергиева мон-ря) // Зап. ОР ГБЛ. М., 1979. Вып. 40. С. 4-58; АРГ, 1505-1526; Лурье Я. С. Рассказ о боярине И. Д. Всеволожском в Медоварцевском летописце // ПКНО, 1977. М., 1977. С. 7-11; Памятники рус. письменности XV-XVI вв.: Рязанский край. М., 1978; АФЗХ. Ч. 3: Акты моск. Симонова мон-ря (1506-1613 гг.). Л., 1983; Источники по соц.-экон. истории России XVI-XVIII вв.: Из архива моск. Новодевичьего мон-ря. М., 1985; Явочный список вотчинных владений Моск. уезда писцов 1584-1586 гг. Т. А. Хлопова «с товарыщи» / Подгот.: В. Б. Павлов-Сильванский // Источниковедение отеч. истории, 1984: Сб. ст. М., 1986. С. 238-253; Боровский у. в XVII в.: (Мат-лы дозора 1613 г.). М., 1992; Мат-лы для истории Звенигородского края. М., 1992. Вып. 1: Приправочный список с писцовых книг Звенигородского у. 1558-1560 гг.; 1997. Вып. 4: Рузский у. по писцовой книге 1567-1569 гг.; Саввин Сторожевский монастырь в док-тах XVI в.: (Из собр. ЦГАДА). М., 1992; АСЗ. Т. 1-4; АРГ: АММС; Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича. М., 2000; Города России XVI в.: Мат-лы писцовых описаний. М., 2002; Кучкин В. А. Издание завещаний моск. князей XIV в.: [1336 г.] Первая душевная грамота вел. кн. Ивана Даниловича Калиты // ДРВМ. 2008. № 1(31). С. 95-108; он же. То же: [1339 г.] Вторая душевная грамота вел. кн. Ивана Даниловича Калиты // Там же. 2008. № 2(32). С. 129-132; он же. То же: [1353 г., апр. 24-25] Душевная грамота вел. кн. Семена Ивановича // Там же. 2008. № 3(33). С. 123-125; он же. То же: [1359 г.] Первая душевная грамота вел. кн. Ивана Ивановича // Там же. 2008. № 4(34). С. 97-101; он же. То же: [1359 г.] Вторая душевная грамота вел. кн. Ивана Ивановича // Там же. 2009. № 1(35). С. 93-100; он же. То же: [Янв. 1372 г.] Первая душевная грамота вел. кн. Дмитрия Ивановича // Там же. 2009. № 2(36). С. 110-113; он же. То же: [1389 г. марта 25 - мая 16, вероятнее всего 1-я пол. мая] Вторая душевная грамота вел. кн. Дмитрия Ивановича // Там же. 2009. № 3(37). С. 132-136; Давыдов Н. В. Шатурский край при царе Михаиле Федоровиче в письмах и мерах кн. В. П. Кропоткина. М., 2010.
Лит.: Любавский М. К. Образование основной гос. территории великорус. народности: Заселение и объединение центра. Л., 1929; Готье Ю. В. Замосковный край в XVII в.: Опыт исслед. по истории экон. быта Моск. Руси. М., 19372; Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Сев.-Вост. Руси. М.; Л., 1947. Т. 1. Ч. 1-2; он же. Труды по источниковедению и истории России периода феодализма. М., 1978; он же. Моск. гос-во XV-XVII вв.: Из науч. наследия. М., 2008; Бахрушин С. В. Науч. труды. М., 1954. Т. 2; Зимин А. А. О хронологии духовных и договорных грамот вел. и удельных князей XIV-XV вв. // Проблемы источниковедения. М., 1958. Сб. 6. С. 275-325; он же. Витязь на распутье: Феод. война в России XV в. М., 1991; Веселовский С. Б., Снегирёв В. Л., Земенков Б. С. Подмосковье: Памятные места в истории рус. культуры XIV-XIX вв. М., 19622; Очерки по истории Моск. края. М., 1962. Сб. 1; Тихомиров М. Н. Россия в XVI ст. М., 1962; он же. Средневек. Москва. М., 19972; он же. Труды по истории Москвы / Ред.-сост.: С. О. Шмидт. М., 2003; Ильин М. А. Каменная летопись Моск. Руси. М., 1966; Буганов В. И., Бурдей Г. Д., Корецкий В. И. Из истории рус. города XVI - нач. XVII в.: (Серпухов и Серпуховский край). Саратов, 1981; Пресняков А. Е. Моск. царство // Он же. Российские самодержцы. М., 1990. С. 323-434; Юшко А. А. Московская земля IX-XIV вв. М., 1991; она же. Феод. землевладение Моск. земли XIV в. М., 2003; она же. Звенигород Моск. и удел звенигородских князей. М., 2005; она же. Роль Коломны и ее округи в истории Моск. земли // РА. 2009. № 2. С. 108-114; История сел и деревень Подмосковья: XIV-XX вв. / Ред.-сост.: К. А. Аверьянов. М., 1992-1995. Вып. 1-11; Белов С. С., Гарбер Э. А. Подмосковье: На пути к Сергиеву Посаду. М., 1993; Археол. карта России: Моск. обл. М., 1994-1997. Ч. 1-4; История Москвы с древнейших времен до наших дней. М., 1997. Т. 1; Алексеев Ю. Г. У кормила Российского гос-ва: Очерк развития аппарата управления XIV-XV вв. СПб., 1998; он же. «Запись что тянет душегубством к Москве»: Нек-рые вопросы датировки и содержания // Российское самодержавие и бюрократия. М.; Новосиб., 2000. С. 50-63; он же. Судебник Ивана III: Традиция и реформы. СПб., 2001; Шватченко О. А. Служилая вотчина и поместье в Моск. уезде XVI-XVII вв. // Россия в ср. века и новое время: Сб. ст. к 70-летию Л. В. Милова. М., 1999. С. 137-164; Пашкова Т. И. Местное управление в Рус. гос-ве 1-й пол. XVI в.: Наместники и волостели. М., 2000; Мазуров А. Б. Средневек. Коломна в XIV - 1-й трети XVI в.: Комплексное исслед. регион. аспектов становления единого Рус. гос-ва. М., 2001; Археология Подмосковья: Мат-лы науч. семинара. М., 2004-[2017]. Вып. 1-[13]; Культура средневек. Москвы: Ист. ландшафты. М., 2004-2005. Т. 1-3; Митрошенкова Л. В. Малоярославецкий у. в кон. XV-XVIII вв.: Ист.-геогр. исслед. М., 2004; Средневековое поселение Настасьино. М., 2004; Формозов А. А. Исследователи древностей Москвы и Подмосковья. М., 20072; Мазуров А. Б., Никандров А. Ю. Рус. удел эпохи создания единого гос-ва: Серпуховское княжение в сер. XIV - 1-й пол. XV вв. М., 2008; Янишевский Б. Е. Можайск и его округа в XI-XV вв. М., 2010; Описание Грамот Коллегии экономии / Подгот.: А. В. Антонов. М., 2016. Т. 1.
А. В. Кузьмин

М. с 1708 г. до нач. XXI в.; Московская губерния в 1708-1929 гг.

В 1714 г. (по уточненным данным; традиц. дата, принятая в историографии, - 1712 г.) по распоряжению царя Петра I столица гос-ва была перенесена в строящийся г. С.-Петербург. М. сохранила роль «второй столицы»: здесь, в Успенском соборе Московского Кремля, по-прежнему проходили коронации российских монархов и связанные с этим торжества. В 1742 г. была учреждена Московская епархия Русской Православной Церкви. Несмотря на утрату столичного статуса, М. являлась центром притяжения для представителей российской знати, особенно после провозглашения в 1762 г. Манифеста о вольности дворянства. В М. находился ряд высших гос. учреждений (Московская сенатская контора, часть департаментов Сената). В 1728-1732 гг., в правление имп. Петра II Алексеевича и в начале правления имп. Анны Иоанновны, М. была официальной столицей Российской империи. В 1730 г. началось устройство уличного освещения, в 1781 г.- сооружение первого в России городского Мытищинского водопровода. В 1771 г. в М. во время эпидемии чумы вспыхнул т. н. Чумной бунт - одно из крупнейших городских выступлений в России в XVIII в., беспорядки были прекращены прибывшим в М. военным отрядом под командованием гр. Г. Г. Орлова. В соответствии с Жалованной грамотой городам (1785) в М. была учреждена общая городская дума, главой городского управления был выборный городской голова.

18 дек. 1708 г. М. стала адм. центром Московской губ., образованной по губернской реформе царя Петра I в числе первых в стране 8 губерний. Первоначально включала 39 уездов. В состав Московской губ. вошла почти вся территория совр. Московской обл., к-рую она во много раз превосходила по площади. 29 мая 1719 г. Московская губ. была разделена на 9 провинций: Владимирскую, Калужскую, Костромскую, Московскую, Переславль-Залесскую, Переяславль-Рязанскую, Суздальскую, Тульскую, Юрьев-Польскую; она стала включать 49 уездов. В 1727 г. из С.-Петербургской губ. в Московскую были переданы Ярославская и Углицкая провинции, после чего количество ее уездов возросло до 57. В отличие от др. губерний бо́льшую часть своего существования Московская губ. возглавлялась генерал-губернатором (1727-1729, 1730-1737, 1739, 1865-1909) или равными ему по значению лицами: командующим полками в М. и первоприсутствующим в Московской сенатской конторе (1742-1751), главнокомандующим в М. (1762-1797, 1809-1812, 1812-1814, 1814-1816), военным генерал-губернатором (1796-1797, 1816-1865), военным губернатором (1797-1809, 1812, 1814), главноначальствующим над М. (1915).

По губернской реформе 1775 г. из состава Московской губ. выделились Калужское (1776), Тульское и Ярославское (1777), Владимирское, Костромское и Рязанское (1778) наместничества. Окраинные земли совр. Московской обл. оказались в составе Боровского и Каширского уездов Калужской губ., Венёвского у. Тульской губ., Александровского, Киржачского, Переславского, Покровского уездов Владимирской губ., Егорьевского и Зарайского уездов Рязанской губ.

5 окт. 1782 г. Московская губ. была «открыта» по новым штатам. Она делилась на 15 уездов: Богородский (центр - г. Богородск, ныне Ногинск), Бронницкий, Верейский, Волоколамский, Воскресенский (центр - г. Воскресенск, ныне Истра), Дмитровский, Звенигородский, Клинский, Коломенский, Можайский, Московский, Никитский (центр - г. Никитск, ныне с. Колычево Домодедовского р-на), Подольский, Рузский, Серпуховский. 12 дек. 1796 г. были ликвидированы Богородский, Бронницкий и Подольский уезды (восстановлены 12 февр. 1802), а также Воскресенский и Никитский уезды (в XIX - нач. XX в. Московская губ. включала один безуездный город Воскресенск и 2 посада - Сергиевский, образованный в 1782, и Павловский, образованный в 1844).

Трагической и славной страницей в истории М. и Подмосковья стала Отечественная война 1812 г. В июле после воззвания имп. Александра I, вскоре лично прибывшего в М., началось формирование Московского ополчения, принципы организации к-рого стали образцом при создании ополчений в других губерниях. Зап. и центральная части Московского региона были зонами активных боевых действий, в т. ч. генерального Бородинского сражения (26 авг.). Рано утром 2 сент. 1812 г. по решению прошедшего накануне совета в Филях российские войска оставили М., во 2-й половине дня в город вошли войска армии имп. Наполеона I. В тот же день в М. начались пожары, к-рые продолжались до 8 сент., уничтожив 3/4 построек столицы; более всего пострадали Китай-город, Белый город и Земляной город, жертвами пожара стали неск. тысяч тяжелораненых рус. солдат, в огне погибли художественные ценности и пострадали научные учреждения: все коллекции, музеи, лаборатории, архив и б-ка Московского университета (см. Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова), б-ка Д. П. Бутурлина, собрание картин гр. А. Г. Орлова-Чесменского, коллекция древностей гр. А. И. Мусина-Пушкина, книжные собрания В. Л. Пушкина, гр. Н. П. Румянцева и др. 6 окт. основные силы франц. армии покинули М. (Наполеон I уехал 7 окт.), в ночь на 11 окт. из города ушли войска московского военного губернатора франц. маршала Э. А. Мортье. 11 окт. казаки отряда генерал-майора В. Д. Иловайского в Московском Кремле захватили франц. саперов, оставленных там для осуществления подрыва, к-рый удалось предотвратить. Последствия пожара в основном были устранены к кон. 20-х гг. XIX в., работами по восстановлению города ведала Комиссия для строения Москвы (1813-1843). В Московской губ. в ходе военных действий наиболее серьезно пострадали Можайск и Верея (в сент. 1812 разорена мародерами), франц. войска также захватили Звенигород, Рузу, Дмитров и Подольск. В окт. 1812 г. франц. войска оставили территорию Московской губ.

Земли Московской губ. исторически являлись центром дворянского землевладения. С XVIII в. мн. видные гос. деятели, выходцы из знатных родов имели здесь усадьбы, количество к-рых до нач. XX в. постоянно росло. Многие усадьбы представляли собой выдающиеся с художественной т. зр. архитектурные комплексы, в них хранились ценные коллекции произведений искусства, крупные б-ки и проч. (Архангельское, Введенское, Глинки, Горенки, Кусково, Михайловское, Останкино, Семёновское-Отрада, Суханово и др.). Важными культурными центрами во 2-й пол. XIX - нач. XX в. стали имения крупных предпринимателей (Абрамцево и др.).

Усадьба Останкино. Литография. 1-я пол. XIX в.
Усадьба Останкино. Литография. 1-я пол. XIX в.

Усадьба Останкино. Литография. 1-я пол. XIX в.
Основными занятиями населения Московской губ. были земледелие (главные культуры: рожь, овес, ячмень, гречиха) и животноводство (преимущественно разведение крупного рогатого скота и овец). В связи с малоземельностью развивались кустарные и отхожие промыслы, прежде всего извозный, ткацкий, прядение льна и шерсти, обработка дерева, мебельный, токарный, экипажный, корзиночный, гончарный, изготовление изделий из металла и проч. Получили развитие художественные промыслы: гжельская керамика, жостовская роспись, федоскинская миниатюра, филимоновская игрушка и др.

В XIX - нач. XX в. М. превратилась в один из крупнейших промышленных центров европ. части России. В 1851 г. она была соединена железной дорогой с С.-Петербургом, к нач. XX в. стала основным железнодорожным узлом России. Было открыто движение по линиям: Москва - Владимир (1861), Москва - Коломна (1862), Москва - Сергиевский посад (1862), Москва - Серпухов (1866), Москва - Смоленск (1870), Москва - Брянск (1899), Москва - Павелец (1900), Москва - Зилан (1901), Москва - Бескудниково (1902; линия Бескудниково - Савёлово открыта в 1900); в 1908 г. была пущена в строй Московская окружная железная дорога. В нач. XX в. регион лидировал по развитию пригородного железнодорожного сообщения. Московский у. стал одним из крупных центров дачного строительства (поселки Пушкино, Лосиноостровский, Перловка (ныне в черте Мытищ), Царицыно, Перово, Люблино, Перерва).

В Московской губ. в нач. XX в. существовало ок. 100 фабричных поселков, свыше 1200 промышленных предприятий. Среди крупнейших были Коломенский машиностроительный завод, Московский вагоностроительный завод (в с. Мытищи), Богородско-Глуховская и Никольская мануфактуры Морозовых, Раменская бумагопрядильная и ткацкая фабрика Малютиных, Дмитровский фарфоровый завод, Дулёвский фарфоровый завод. Вплоть до нач. XX в. существовало интенсивное судоходство в бассейне р. Москвы. В XIX - нач. XX в. в Московской губ. был построен ряд крупных шоссейных дорог.

Широкий общественный резонанс вызвала Морозовская стачка 1885 г. на Никольской мануфактуре (традиционно рассматривается как первое в России массовое выступление рабочих с участием профессиональных революционеров). В 1896 г. коронация имп. мч. Николая II Александровича и имп. мц. Александры Феодоровны была омрачена гибелью мн. людей в давке 18 мая при раздаче коронационных подарков. Во время революции 1905-1907 гг. в России произошло Московское декабрьское восстание 1905 г.- одно из крупнейших в стране; многочисленные выступления крестьян и рабочих охватили Московскую губ., в Волоколамском у. с окт. 1905 г. по июль 1906 г. существовала т. н. Марковская республика.

В нояб. 1917 г. М. стала ареной боев между военными частями, верными Временному правительству, и отрядами, выступавшими на стороне большевиков и левых эсеров, пришедших к власти в Петрограде. В результате боестолкновений с применением артиллерии значительно пострадал Московский Кремль. 3 нояб. в М., в том же месяце во всей Московской губ. была установлена советская власть. 11 марта 1918 г. из Петрограда в Москву переехали правительство (Совет народных комиссаров, Совнарком) и ЦК РКП(б), 12 марта М. была провозглашена столицей РСФСР, в 1922-1991 гг. являлась столицей СССР. В кон. 1917 - авг. 1991 г. главным руководящим органом столицы официально считался Московский городской совет (Моссовет; распущен в 1993), но фактически более важными центрами управления городом были партийные комитеты (райкомы и горком) партии большевиков (коммунистов) (РСДРП(б), с 1918 РКП(б), с 1925 ВКП(б), с 1952 КПСС).

Канал им. Москвы. Фотография. 2015 г.
Канал им. Москвы. Фотография. 2015 г.

Канал им. Москвы. Фотография. 2015 г.
С 27 авг. 1918 по 29 янв. 1923 г. в составе Московской губ. существовал Наро-Фоминский у., включивший часть Боровского у. Калужской губ. 15 авг. 1921 г. образован Ленинский у. (центр - г. Ленинск, ныне Талдом; включал части Калязинского у. Тверской губ. и Переславского, а в 1922 также и Александровского уездов Владимирской губ.), 5 янв. 1921 г. создан Орехово-Зуевский у. (включал часть Покровского у. Владимирской губ.), 8 дек. 1921 г.- Сергиевский у. (центр - г. Сергиев, ныне Сергиев Посад, включал части Александровского и Переславского уездов Владимирской губ.). 13 апр. 1922 г. Верейский и Рузский уезды присоединены к Можайскому у. 4 мая 1922 г. в состав Московской губ. включен Егорьевский у. (из состава Рязанской губ.), 27 апр. 1923 г.- Каширский у. (из состава Тульской губ.). 9 мая 1923 г. в составе Московской губ. восстановлен Воскресенский у. Резко увеличилось число городов в Московской губ., этот статус получили: Орехово-Зуево (1917), Ленинск (1918), бывш. посады - Сергиевский (с названием Сергиев в 1919) и Павловский (с названием Павловский Посад); Кунцево, Кусково, Лосиноостровск, Люберцы, Люблино, Мытищи, Озёры, Перово, Пушкино, Щёлково (1925), Наро-Фоминск и Раменское (1926). Постановлением ВЦИК от 14 янв. 1929 г. Московская губ. была ликвидирована, ее территория вошла в состав Центрально-Промышленной (с 3 июня 1929 Московской) обл. Историю области с 1929 г. по наст. время см. в ст. Московская область.

В 1931 г. М. была выделена в отдельную административно-хозяйственную единицу. В 1932-1937 гг. был построен канал Москва-Волга (с 1947 канал им. Москвы), к-рый соединил р. Москву с Волгой и т. о. решил проблему водоснабжения города. После его открытия М. получила неформальное звание «порт пяти морей». В Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. москвичи создали 16 дивизий народного ополчения (свыше 160 тыс. чел.) и др. военные формирования. Мн. предприятия были эвакуированы в вост. районы страны, где на их базе возникли новые крупные промышленные предприятия. Массированные налеты германской авиации летом и осенью 1941 г. в целом не привели к большим разрушениям в городе. В ходе битвы за Москву 1941-1942 гг. город удалось отстоять, а контрнаступление Красной Армии под Москвой стало первым крупным успехом советских войск. Весной 1942 г. началась реэвакуация предприятий тяжелой и оборонной промышленности, в городе формировались новые воинские части, создавались госпитали. В 1965 г. М. получила звание «город-герой».

В послевоенный период территория М. сильно увеличилась, в ее состав был включен ряд крупных населенных пунктов, в т. ч. города: Бабушкин, Кунцево, Люблино, Перово, Тушино (1960), Солнцево (1984), сев. часть г. Щербинка (1988), поселки городского типа: Раменки, Черёмушки (1958), Бескудниково, Бирюлёво, Капотня, Нагатино, Очаково, Сабурово, Ховрино (1960), Бутово, Западный, Косино, Мещёрский, Переделкино (1984), рабочие поселки: Внуково, Восточный, Некрасовка, Рублёво, Северный (1991); г. Зеленоград образует адм. округ М.

После распада СССР, с 25 дек. 1991 г., М. является столицей Российской Федерации. В 1991 г. в М. был учрежден пост Мэра как высшего должностного лица в системе городской власти (в 1991-1992 этот пост занимал Г. Х. Попов, в 1992-2010 - Ю. М. Лужков, с 2010 Мэр М.- С. С. Собянин).

В соответствии с Конституцией РФ 1993 г. М.- город федерального значения, субъект РФ. В 1995 г. принят действующий Устав Москвы. В результате утверждения «Соглашения об изменении границы между субъектами Российской Федерации городом Москвой и Московской областью» от 30 июня 2011 г., а затем его уточненного варианта со скорректированными границами (вступило в силу 1 июля 2012) в состав М. передана территория площадью 148 тыс. га, включившая города Московский, Троицк, Щербинка.

Ист. (избр.): Гастев М. С. Мат-лы для полной и сравн. статистики Москвы. М., 1841. Ч. 1; Мат-лы для истории моск. купечества. М., 1883-1889. Т. 1-9; Межевые книги г. Москвы ХVIII ст. М., 1891; Переписные книги г. Москвы, 1737-1745 г. М., 1881-1893. Т. 1-8; Никифоров Д. И. Москва в царствование имп. Александра II: Восп. М., 1904; Упрочение советской власти в Москве и Московской губ.: Док-ты и мат-лы. М., 1958; Бурышкин П. А. Москва купеческая: Мемуары. М., 1991; Джунковский В. Ф. Воспоминания. М., 1997. Т. 1-2; Москва послевоенная, 1945-1947: Арх. док-ты и мат-лы. М., 2000.
Лит.: Чеботарёв Х. А. Ист. и топогр. описание городов Московской губ. с их уездами. М., 1787; Вистенгоф П. Ф. Очерки московской жизни. М., 1842; Киприянов В. А. Описание Моск. губ. в строительном отношении. СПб., 1856; Скавронский Н., псевд. (Ушаков А. С.). Очерки Москвы. М., 1862-1866. Вып. 1-2; Снегирёв И. М. Москва: Подробное ист. и археол. описание города. М., 1865-1873. Т. 1-2; Шереметевский П. В. В память столетия открытия Моск. губ. М., 1879; Забелин И. Е. Мат-лы для истории, археологии и статистики г. Москвы. М., 1884-1891. Ч. 1-2; Статистический атлас г. Москвы. М., 1887-1890. Вып. 1-2; Пыляев М. И. Старая Москва. СПб., 1891; Токмаков И. Ф. Московская губ. и ее святыни. М., 1889. 3 т.; Статистический ежег. г. Москвы: 1906-1913. М., 1908-1916. Вып. 1-4; Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1909-1912. Т. 1-12; Населенные местности Моск. губ. М., 1911-1913. [Т. 1-2]; Скворцов Н. А. Археология и топография Москвы. М., 1913; Москва: Путев. М., 1915; Попова Е. Н. 1905 в Московской губ. М.; Л., 1926; она же. Московская провинция в семнадцатом году. М.; Л., 1927; Усадьбы Моск. губ.: Опыт библиогр. указ. / Сост.: И. М. Картавцов. М., 1927; Сытин П. В. История планировки и застройки Москвы. М., 1950-1972. Т. 1-3; он же. Из истории московских улиц. М., 19522; История Москвы. М., 1952-1959. 6 т.; Нек-рые вопросы истории Москвы и Моск. губ. в XIX-XX вв. М., 1964; История Москвы в годы Великой Отеч. войны и в послевоенный период, 1941-1965. М., 1967; Из истории Моск. края. М., 1973-1975. Т. 1-2; Алещенко Н. М. Московский Совет в 1917-1941 гг. М., 1976; он же. Московский Совет в 1961-1977 гг. М., 1993; Кириченко Е. И. Москва на рубеже столетий. М., 1977; Города Подмосковья. М., 1979-1981. 3 кн.; Генеральная репетиция: Хроника революционных событий 1905-1907 гг. в Москве и Подмосковье. М., 1980; Москва: Энцикл. / Ред.: А. Л. Нарочницкий М., 1980; То же / Ред.: С. О. Шмидт. М., 1997; Аксёнов А. И. Генеалогия моск. купечества XVIII в.: (Из истории формирования рус. буржуазии). М., 1988; он же. Очерки генеалогии уездного купечества ХVIII в. М., 1993; Молева Н. М.
Земля и годы: Из ист. хроники Москвы и Подмосковья. М., 1990; Описание Московской губ.: [публ. ркп. XVIII в.] // Источник. М., 1993. № 1. С. 108-127; № 2. С. 109-128; № 3. С. 112-125; № 4. С. 114-121; № 5/6. С. 174-184; 1994. № 1. С. 122-126; № 2. 116-123; № 3. С. 112-126; Кондратьев И. К. Седая старина Москвы. М., 1996; Москва, 850 лет: [Градостроительный образ столицы]. М., 1996. Т. 1; 1997. Т. 2; Московский архив: Ист.-краевед. альм. М., 1996. Вып. 1; 2000. Вып. 2; Гербы подмосковных городов. М., 1997; Города Подмосковья в истории рос. предпринимательства и культуры: Докл., сообщ., тез. [2-й и 3-й конф.]. Серпухов, 1997-1999; История Москвы с древнейших времен до наших дней. М., 1997-2000. 3 т.; Московская власть: Городские головы, 1782-1997. М., 1997; Романюк С. К. По землям моск. сел и слобод. М., 1998-1999. 2 ч.; Кусов В. С. Земли Моск. губ. в XVIII в. М., 2004. Т. 1-2; Подмосковье: Путев. для паломников: [Карта]. М., 2005; Сорокин В. В. По Москве исторической. М., 2006; Московская энцикл. / Ред.: С. О. Шмидт. М., 2007-2014. Т. 1: Лица Москвы. Кн. 1-6; Московская власть: Ист. портреты, 1708-2012 гг.: (Ист.-биогр. справ.). М., 2013; История Моск. края: Проблемы, исслед., новые мат-лы. М., 2006-[2016]. Вып. 1-[6]; История Московской обл.: 85 лет. М., 2014.

Статистические данные о религиозных организациях

Большинство верующих жителей М.- православные. К кон. мая 2017 г. в городе зарегистрированы 775 религ. орг-ций: 306 из них принадлежат Русской Православной Церкви, 20 старообрядческих, межконфессиональный «Совет православных церковных приходов Преображенского монастыря» (объединяет представителей старообрядческих и православного приходов, расположенных на территории Преображенского кладбища), община Российской православной церкви (в 2006 откололась от Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ) под рук. митр. Виталия (Устинова)), община РПЦЗ в ведении «митрополита» Агафангела (Пашковского), 2 общины Истинно православной церкви (см. статьи Истинно православные христиане и Катакомбное движение), община Российской православной автономной церкви («суздальский раскол»), община Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), 6 общин Российской православной кафолической церкви, 2 прихода Русского православного братства (под рук. А. Ф. Сергеева-Зарнадзе), орг-ция под рук. В. Н. Гуменюка (религ. община во имя св. первоверховных апостолов Петра и Павла; в 1993-2000 входила в УПЦ КП); 14 католич. общин, 297 протестант. и неопротестант. орг-ций, 2 общины Армянской Апостольской Церкви, община Ассирийской Церкви Востока, община молокан, 36 мусульм. религ. орг-ций, 48 иудейских, 22 буддийские орг-ции, 5 орг-ций реформированного индуизма, зороастрийская община (см. Зороастризм), община сикхов, община последователей Бахаи религии, община толстовцев, община Богородичного центра, община во имя св. Георгия «Маяк» (новое религ. движение, именуется также «Церковь Вселенская и торжествующая», «Хранители пламени» и т. д.), орг-ция сайентологов.

Э. П. Р.

Поддержка Правительством М. инициатив религиозных организаций города

Храм Христа Спасителя. Фотография. 2016 г.
Храм Христа Спасителя. Фотография. 2016 г.

Храм Христа Спасителя. Фотография. 2016 г.
Органом исполнительной власти М., обеспечивающим взаимодействие Мэра и Правительства М. с религ. объединениями, с 1991 г. являлся Комитет по связям с религ. орг-циями г. Москвы, с 2011 г.- Департамент межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религ. орг-циями г. Москвы. В наст. время эту функцию осуществляет Департамент национальной политики и межрегиональных связей г. Москвы.

Руководство М. оказывает содействие в строительстве и реставрации культовых зданий. В 1994-1997 гг. при помощи Правительства М. был воссоздан Христа Спасителя храм, с 2010 г. в городе реализуется программа строительства правосл. храмовых комплексов, в рамках к-рой был выделен 181 земельный участок, проводятся работы по благоустройству прилегающих территорий.

В М. расположены 432 объекта культурного наследия религ. назначения, Правительство М. содействует их сохранению, финансируя ремонтно-восстановительные работы. В 2015-2016 гг. в рамках реализации гос. программы «Культура Москвы» были проведены работы стоимостью более 842,8 млн р. на 12 объектах. В ходе реализации городской программы предоставления субсидий из бюджета города религ. орг-циям на возмещение затрат в связи с проведением работ по сохранению объектов культурного наследия религ. назначения, находящихся в гос. собственности и переданных в пользование религ. орг-циям, в 2015-2016 гг. было выделено более 482 млн р. Реализация городской программы субсидий впервые позволила выработать принцип долевого участия и объединить средства бюджета города, религ. орг-ций и благотворителей для реставрации объектов культурного наследия религ. назначения. В 2016 г. были полностью отреставрированы объекты, являющиеся архитектурными доминантами М. и объектами культурного наследия федерального значения: ц. во имя прп. Пахомия Великого Высокопетровского во имя святителя Петра, митрополита Московского, мужского монастыря, сев.-зап. кельи московского в честь Рождества Пресвятой Богородицы ставропигиального женского монастыря, Никольская ц. при бывш. больничных палатах Новоспасского московского в честь Преображения Господня мужского монастыря, ц. во имя мучеников Флора и Лавра на Зацепе (Дубининская ул., д. 9/3, строение 1), адм. корпус 20-30-х гг. XX в. Бахметьевского автобусного парка (ул. Образцова, д. 11), в к-ром располагается департамент кашрута при главном раввинате России (пользователь объекта - московская марьинорощинская евр. община).

Правительство М. по просьбе Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с целью восстановления объектов культурного наследия религ. назначения и др. культовых зданий и сооружений объединяет усилия представителей федеральных органов власти и крупных коммерческих структур, участвующих в восстановлении культовых зданий, а также принимает участие в реализации проектов попечительских советов Высокопетровского и Новоспасского ставропигиальных монастырей, ц. во имя прор. Илии (ул. Ильинка, д. 3/8, строение 2) и др. обителей и храмов столицы. Главное внимание уделяется разработке комплексных программ ремонтно-реставрационных работ на объектах культурного наследия, строительству духовно-просветительских центров, реализации благотворительных программ.

В рамках сотрудничества Правительства М. с представителями конфессий был выделен участок для строительства храма Ассирийской Церкви Востока (1996-1998), реконструирована Московская хоральная синагога (2001-2006), евр. общине передано здание для организации в нем Еврейского музея и центра толерантности (2001-2012), возведены комплексы Московской соборной мечети (2005-2015), кафедрального собора Российской и Новонахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви.

Правительство М. оказывает содействие в организации и проведении церковно-общественных выставок-форумов «Православная Русь - к Дню народного единства», Международных Рождественских образовательных чтений, дней Славянской письменности, а также в подготовке празднования 500-летия Реформации (2017). В 1993-1997 гг. при поддержке Правительства М. были осуществлены научная подготовка и издание фундаментальной «Истории Русской Церкви», в основу которой был положен труд митр. Московского и Коломенского Макария (Булгакова), в 1995 г. совместно с РПЦ и РАН возрождена научная премия памяти митр. Макария (Булгакова). В 1996 г. Правительство М. поддержало инициативу патриарха Алексия II об издании «Православной энциклопедии», с 1998 г. Мэр М. возглавляет Попечительский совет по изданию энциклопедии. Правительство М. обеспечивает организацию доступа верующих к привозимым в М. правосл. святыням и реликвиям других религий: к поясу Пресв. Богородицы (2011; поклонились ок. 900 тыс. чел.), ко кресту ап. Андрея Первозванного (июль 2013; поклонились ок. 250 тыс. чел.), к Дарам волхвов (янв. 2014; поклонились 412 тыс. чел.), к частице мощей свт. Николая Чудотворца (22 мая - 12 июля 2017; поклонились более 1 800 000 чел.); к переданной в янв. 2015 г. из Чеченской Республики в дар новопостроенной соборной мечети мусульм. реликвии - волосу прор. Мухаммада.

К. Л. Блаженов

Русская Православная Церковь

В М. сосредоточены высшие органы церковной власти и управления РПЦ (см.: ПЭ. М., 2000. Т.: РПЦ). В столице находятся резиденции Патриарха Московского и всея Руси и Священного Синода РПЦ (в Даниловом во имя преподобного Даниила Столпника мужском монастыре), проводятся Поместные и Архиерейские соборы, заседает Высший Церковный Совет, расположены синодальные учреждения РПЦ и 14 ставропигиальных мон-рей. М.- кафедральный город Московской епархии (см. также статьи: Коломенская епархия, Крутицкая кафедра, Митрополичья область, Московский Кремль).

Э. П. Р.

Старообрядчество

Возникновение старообрядчества неразрывно связано с М. как со столицей гос-ва, где проходили церковные Соборы, решались вероисповедные вопросы, шла полемика, где вершился царский суд. В XVIII - нач. XX в. (после перенесения столицы в С.-Петербург в 1714) М. в силу своего более консервативного уклада стала центром 4 крупнейших старообрядческих согласий: поповцев Белокриницкой иерархии и беспоповцев - федосеевцев, поморцев, филипповцев. В XXI в. в М. переместился центр Русской древлеправославной церкви (беглопоповцев).

В 1654 г. патриарх Никон начал богослужебную реформу, направленную на унификацию рус. обрядов по греч. образцам. На Соборе 1656 г. и на Большом Московском Соборе 1666-1667 гг. старые обряды были признаны еретическими, а их последователи преданы анафеме. Бо́льшая часть православных продолжала придерживаться старых обрядов и пользоваться книгами, изданными до реформы. Центром сопротивления реформе в М. был дом влиятельной боярыни Ф. П. Морозовой, куда приезжали учителя «старой веры», где создавались тексты в защиту старообрядчества и действовал тайный жен. мон-рь. Для борьбы со старообрядцами власти применяли гражданские казни. Согласно действовавшему тогда законодательству, изложенному в Соборном уложении 1649 г., за «преступления против веры» полагалась смертная казнь. После Собора 1666-1667 гг. эту норму наказания распространили на старообрядцев. Собор во главе с патриархом Иоакимом 1681-1682 гг. просил царя Феодора Алексеевича применять гражданские суды для наказания старообрядцев. 7 апр. 1685 г. были изданы «Двенадцать статей царевны Софьи», определявшие наказания для «расколщиков» и их единомышленников: от смертной казни через сожжение в срубе до пыток, заточения в мон-ри, битья батогами, лишения имущества. Закон привел к массовому бегству сторонников «старой веры» из М., Подмосковья и крупных городов на Керженец, в Поморье, на Дон и Кавказ, в Стародубье, в Польско-Литовское гос-во.

Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ, Белокриницкая иерархия, белокриницкое согласие)

Открытое существование старообрядчества в М. стало возможным вслед. эпидемии чумы 1771 г. Во время эпидемии все захоронения в городской черте были запрещены, в связи с чем за Камер-Коллежским валом были учреждены новые кладбища. В 1771 г. в районе Рогожской заставы на землях, принадлежавших ранее старообрядческой дер. Новоандроновке, было основано Рогожское кладбище. Согласно рапорту обер-полицмейстера от 10 февр. 1778 г., на этой территории «обществу раскольников разрешено правительством построить три храма: св. Николая в 1776 г., Покрова в 1790 и Рождества в 1804 гг. и более 50 разного рода зданий» (цит. по: Юхименко. Старообрядческий центр. С. 14). В 1-й пол. ХIХ в. на территории кладбища находились старообрядческие жен. мон-ри. Огромную роль в становлении и развитии Рогожского кладбища сыграло московское купечество: династии Солдатёнковых, Шибаевых, Свешниковых, Морозовых, Кузнецовых, Рахмановых, Соловьёвых, Трындиных, Бутиковых и др.

Московские старообрядцы внесли большой вклад в организацию поисков зарубежного епископа (начало поискам положил Рогожский собор 1832 г.) и в утверждение в России Белокриницкой иерархии. Первым Московским архиепископом Белокриницкой иерархии стал Антоний (Шутов). В февр. 1853 г. в Белой Кринице он был поставлен на Владимирскую кафедру, 25 нояб. 1859 г. объявлен архиепископом Московским и всея России, со 2 июля 1863 г.- архиепископ Московский и Владимирский, глава «российской старообрядческой Церкви», председатель Духовного совета. Белокриницкое согласие укрепилось и распространилось в России благодаря Антонию (Шутову). К концу его жизни († 8 нояб. 1881) в России существовали 14 епархий Белокриницкой иерархии, бо́льшая часть к-рых была учреждена Антонием.

Единоверческая ц. во имя свт. Николая Чудотворца на Рогожском кладбище. Фотография. 1883 г.
Единоверческая ц. во имя свт. Николая Чудотворца на Рогожском кладбище. Фотография. 1883 г.

Единоверческая ц. во имя свт. Николая Чудотворца на Рогожском кладбище. Фотография. 1883 г.
В 1835 г. правительство преобразовало Рогожское кладбище в богаделенный дом. В 1853-1854 гг. часть прихожан и духовенства Рогожского кладбища перешли в единоверие. 7 июля 1856 г. были запечатаны алтари рогожских храмов. Печати на алтарных дверях Покровского собора были сняты по распоряжению императора 16 апр. 1905 г. 20 апр. 1908 г. в честь распечатания алтарей состоялась закладка величественной колокольни - храма Воскресения Христова на Рогожском кладбище (архит. Ф. Ф. Горностаев), 18 авг. 1913 г. храм был освящен. 25 янв. 1907 г. получила регистрацию Московская старообрядческая община Рогожского кладбища (МСОРК), ставшая центром российских старообрядцев - последователей Белокриницкой иерархии. 10 сент. 1912 г. начались занятия в Старообрядческом богословско-учительском ин-те при МСОРК, при ин-те имелась начальная 5-летняя школа. Действовали типография, благотворительное и культурно-просветительное об-ва, Комиссия по сохранению древностей и редкостей храмов общины (1911-1917), издавались журналы «Церковь» (1908-1914) и «Слово церкви» (1914-1917). Выборные должности председателя Совета МСОРК, его заместителей и попечителей в 1906-1918 гг. занимали М. С. Кузнецов и его сыновья Сергей, Николай и Георгий, А. И. Морозов, Рябушинские, И. П. Трегубов и др.

Покровский собор Русской старообрядче-ской Церкви на Рогожском кладбище. 1790–1792 гг. Архит. М. Ф. Казаков. Фотография. 2014 г.
Покровский собор Русской старообрядче-ской Церкви на Рогожском кладбище. 1790–1792 гг. Архит. М. Ф. Казаков. Фотография. 2014 г.

Покровский собор Русской старообрядче-ской Церкви на Рогожском кладбище. 1790–1792 гг. Архит. М. Ф. Казаков. Фотография. 2014 г.
В 1906-1912 гг. в М. было зарегистрировано ок. 20 общин белокриницкого согласия. Широко развернулась храмоздательская деятельность. В 1908-1915 гг. были освящены 11 храмов, сооруженных по проектам архитекторов И. Е. Бондаренко, В. Д. Адамовича, В. М. Маята и др. В храмах и домашних моленных хранились замечательные образцы древнерус. искусства. Древними иконами славилась Царская моленная (по имени купца Н. Д. Царского) во имя свт. Николы Чудотворца (позже владение купцов Рахмановых) в Царском пер. у Тверской заставы. В 1914-1921 гг. на ее месте возвели Никольский храм (архит. А. М. Гуржиенко; закрыт в 1940, в 1992 здание возвращено РПСЦ). В 1856-1905 гг. крупнейшей моленной белокриницкого согласия в М. была моленная во имя свт. Николы Чудотворца в доме Т. С. Морозова в Трехсвятительском пер. 11 февр. 1907 г. получила регистрацию Остоженская община. Инициатором сооружения и благоукрашения храма в честь Покрова Пресв. Богородицы выступил знаток и собиратель древних икон С. П. Рябушинский, архитекторами община выбрала Адамовича и Маята. Освящение храма состоялось 12 окт. 1908 г. Храм поражал богатым убранством: древние иконы и хоругви были подобраны из коллекции Рябушинского, иконостас состоял из произведений новгородских мастеров ХV-ХVI вв. Росписями храма по древним новгородским образцам руководили иконописцы Тюлины. Храм был закрыт в окт. 1938 г., древние иконы поступили в ГТГ. В 1992 г. храм вернули старообрядческой общине. По образцу Успенского собора Московского Кремля был построен старообрядческий Успенский храм на Апухтинке (1906-1908, архит. Н. Д. Поликарпов). Иконостас состоял из образов XV-XVII вв. новгородского и московского письма. После окончательного упразднения храма в 1935 г. нек-рые иконы поступили в ГТГ.

Центром «неокружников» в М. была Никольская община в Лефортовском пер.

К 40-м гг. XX в. все старообрядческие церкви (кроме Покровского собора на Рогожском кладбище) и моленные были закрыты. В 1918 г. власти национализировали б-ку Рогожского кладбища, ее фонды поступили в Румянцевский музей. В июле 1929 г. закрыли Рождественский храм. В сер. 30-х гг. XX в. власти отобрали у старообрядцев колокольню, значительная часть бывш. территории МСОРК была использована для строительства заводских помещений. Были снесены здания богаделен, лечебницы, Певческой палаты. Действующим остался Покровский собор. В 1923 г. Московский архиеп. Мелетий (Картушин) и еп. Геронтий (Лакомкин) выпустили «Архипастырское послание» с призывом к пастве быть лояльными к советской власти.

Е. А. Агеева

В 1941 г. власти разрешили восстановить в М. старообрядческую архиепископию с резиденцией архиепископа на Рогожском кладбище. После начала Великой Отечественной войны Московский архиеп. Иринарх (Парфёнов), настоятель Покровского собора прот. Василий Королёв и ответственный секретарь архиепископии К. А. Абрикосов были эвакуированы из М., вернулись в столицу в 1942 г. В 1944 г. было получено разрешение на издание старообрядческого богослужебного календаря. 2 авг. 1945 г. вторично были зарегистрированы уставы Московской архиепископии и Московской старообрядческой Покровской общины Рогожского кладбища белокриницкого согласия. Возобновил деятельность совет Московской архиепископии, состоявший из духовенства. Был восстановлен благочиннический округ по М. и Московской обл. Первым послевоенным благочинным стал прот. Петр Михеев, служивший в Гуслице († 25 нояб. 1953). В 1953-1959 гг. благочинным являлся прот. Василий Королёв, настоятель Покровского собора в М. В 1947-1949 гг. восстанавливали частично разрушенную в период войны колокольню Рогожского кладбища, в которой освятили зимний Успенский храм. После войны на Рогожском кладбище состоялись 3 епископские хиротонии, в т. ч. буд. архиепископов Московских Иосифа (Моржакова; архиепископ в 1961-1970), Флавиана (Слесарева; архиепископ в 1952-1960). До 1950 г. Московская архиепископия ютилась в подсобке единоверческого храма свт. Николы на Рогожском кладбище. В 1950 г. власти вернули ей полуразрушенное здание бывш. старообрядческой часовни, после ремонта там в 1951 г. разместились архиепископия и совет при ней. В дек. 1954 г. архиеп. Московский Флавиан (Слесарев) просил председателя Совета по делам культов И. В. Полянского вывести из здания Рождественского храма пивную-столовую и передать его старообрядцам. Архиепископия обязывалась восстановить этот памятник архитектуры за 3-4 года. При этом архиепископия обещала в случае передачи закрыть зимний храм под колокольней. В просьбе было отказано.

12 марта 1959 г. указом архиеп. Флавиана на должность благочинного Московского округа был назначен прот. Прокопий Карцев, настоятель прихода в с. Алёшине Егорьевского р-на (ныне в черте Егорьевска). Рогожская община была изъята из его благочиния и переведена в непосредственное подчинение Московской архиепископии, в ведении Карцева остались 12 приходов в Московской обл.

По требованию уполномоченного Е. Е. Лишанкова в 1960 г. была «проведена работа по обновлению двадцатки в Московском обществе старообрядцев белокриницкого согласия» из-за наличия в ней «антисоветских элементов». Власти инициировали собрание двадцатки, на к-ром был снят с должности староста Абрикосов, одновременно являвшийся секретарем Московской архиепископии. Представители власти считали его нелояльным советскому строю, поскольку он самовольно направлял священников в деревни Московской обл., где не было зарегистрированных общин, и «задним числом» информировал об этом уполномоченного. Новым председателем общины стал А. Д. Бобков. После возведения на Московскую кафедру в 1961 г. еп. Иосифа (Моржакова) нестроения в общине усилились. Абрикосова отстранили от должности секретаря архиепископии, функции секретаря с того времени выполнял протодиак. Георгий Устинов. В 1962 г. прот. Королёв был уволен с должности настоятеля Покровского собора, его место занял благочинный Московской обл. прот. Карцев, власти прекратили содействовать общине в издании религ. лит-ры. Недовольство властей вызвало включение в состав совета Рогожской общины юриста Е. А. Бобкова (впосл. священник белокриницкого согласия), назначенного в 1964 г. заведующим ризницей и книгохранилищем при Покровском соборе. Против него развернулась кампания в советской прессе.

В 1986 г., после кончины архиеп. Никодима (Латышева), архиепископом Московским и всея Руси избрали Алимпия (Гусева; 1986-2003). На Соборе в 1988 г., в год празднования 1000-летия крещения Руси, Московская архиепископия была преобразована в митрополию; 24 июля в Покровском соборе на Рогожском кладбище состоялось возведение архиеп. Алимпия в сан митрополита Московского и всея Руси. Тогда же было утверждено название «Русская православная старообрядческая церковь». В 1991 г. РПСЦ возобновила издание ж. «Церковь». В 1996 г. на Рогожском кладбище было создано Старообрядческое духовное уч-ще, первый выпуск к-рого состоялся в 1998 г. После кончины митр. Алимпия 12 февр. 2004 г. митрополитом Московским и всея Руси стал Андриан (Четвергов). Благодаря его усилиям РПСЦ были переданы 2 храма, ул. Войтовича была переименована в Старообрядческую, получило гос. поддержку восстановление духовного центра в Рогожской слободе. На Рогожском кладбище действует Церковно-исторический музей, проводятся духовно-просветительские мероприятия.

18 окт. 2005 г. новым предстоятелем РПСЦ был избран Корнилий (Титов), 16 марта 2017 г. состоялась его встреча с Президентом РФ В. В. Путиным, 31 мая Президент посетил Рогожский духовный центр. В мае 2013 г. к РПСЦ присоединилась правосл. община в Уганде, 1 апр. 2017 г. Правительство М. передало здание в 5-м Монетчиковском пер. под организацию Африканско-Угандийского старообрядческого подворья. В наст. время в М. восстановлены храм свт. Николы Чудотворца (Тверская община, Бутырский вал, д. 8/3) и храм в честь Сретения Владимирской иконы Пресв. Богородицы (Остоженская община, Турчанинов пер., д. 4). РПСЦ планирует получить в собственность бывш. старообрядческий храм в честь Покрова и Успения Божией Матери в Мал. Гавриковом пер.

В. Г. Пидгайко

Русская древлеправославная церковь (РДЦ; беглопоповцы)

В М. существовали неск. моленных беглопоповцев, не признавших Белокриницкую иерархию. Благотворитель, общественный деятель и книгоиздатель, гласный Московской городской думы М. Ф. Ясашнов в 1908 г. организовал общину беглопоповцев, к-рой принадлежали 2 храма - во имя вмц. Екатерины (до 1910 находился на Ирининской ул. (ныне ул. Фридриха Энгельса), д. 56, затем был перенесен в Девкин пер., ныне Бауманская ул., д. 18) и свт. Николы при доме Худяковых (с 1912 размещался на М. Андроньевской ул., д. 15). В 1929 г. власти закрыли московские храмы беглопоповцев, община была вынуждена перейти в сев. придел Никольского единоверческого храма на Рогожском кладбище в М., до кон. 1990 г. остававшийся главным центром московских беглопоповцев.

Е. А. Агеева

Покровский собор Русской древлеправославной церкви. 1908–1910 гг. Архит. В. П. Десятов. Фотография. 2015 г.
Покровский собор Русской древлеправославной церкви. 1908–1910 гг. Архит. В. П. Десятов. Фотография. 2015 г.

Покровский собор Русской древлеправославной церкви. 1908–1910 гг. Архит. В. П. Десятов. Фотография. 2015 г.
2 авг. 1945 г. был зарегистрирован устав Никольско-Рогожской общины беглопоповцев. Настоятелем стал свящ. Иоанн Судаков, старостой - С. Г. Малехонова, родственница лидера беглопоповцев в СССР Л. А. Малехонова († 1926). В марте 1945 г. к уполномоченному по делам культов по Сталинградской обл. явился местный житель Иван Ермилов, назвавшийся «епископом Иоанном» беглопоповской иерархии и претендовавший на управление беглопоповскими общинами СССР. В 1946 г. Ермилов поселился в М. под именем Спиридона Калинина и, называя себя «архиепископом Иоанном», приступил к совершению богослужений в Никольском храме на Рогожском кладбище. В февр. 1947 г. Иоанн издал указ о запрете в служении беглопоповского свящ. Судакова. В ответ Судаков организовал прием в юрисдикцию беглопоповцев обновленческого лжемитр. Филарета Яценко, присоединенного 17 марта 1947 г. В кон. марта Иоанн созвал собор духовенства и мирян, на к-ром отказался признать сан Филарета, потому что тот родился на Украине, где крестят через обливание. Судаков публично усомнился в епископском сане Иоанна и предложил тому отказаться от Московской кафедры. Иоанн не согласился и окончательно отстранил Судакова от служения. В апр. 1947 г. уполномоченный снял с регистрации Судакова и поддерживавших его членов исполнительного органа и ревизионной комиссии Никольско-Рогожской общины. 3 февр. 1954 г. Иоанн запретил в служении настоятеля Никольско-Рогожской общины Леонтия Дорофеева, что вызвало очередной конфликт на приходе, который не исчез, несмотря на отмену Иоанном запрещения в кон. февраля.

После этого часть беглопоповцев перешла к «беглопоповцам-необщинникам». (Это направление зародилось в старообрядчестве как протест против указа «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин» 1906 г.) Храмы «необщинников», легально действовавшие в М. на ул. Лужниковской (ныне ул. Бахрушина) и в с. Коломенском Ленинского р-на, к нач. 30-х гг. XX в. были закрыты, после чего «необщинники» стали проводить нелегальные богослужения. В нач. 50-х гг. XX в. богослужение совершали Сергей Ермолаев в доме на Серпуховском шоссе и наставник Григорий Лыков в Коломенском. Обе нелегальные моленные после жалоб Иоанна были закрыты.

В 1955 г. руководству Совета по делам культов в М. от уполномоченного по Сталинградской обл. и от Управления КГБ по М. и Московской обл. стало известно, что архиеп. Иоанн живет по подложным документам; так же по подложным документам жил и рукоположенный в 1951 г. для Никольско-Рогожской общины во диакона Афанасий Калинин, к-рый приходился ему сыном, что Иоанн скрывал. В связи с этим Иоанн Калинин-Ермилов был снят с регистрации 15 окт. 1955 г. и оставил руководство Московской архиепископией (через год скончался). Впосл. во главе беглопоповцев стояли архиепископы: Епифаний (Абрамов; 1955-1963), Иеремия (Матвиевич; 1963-1969), Павел (Машинин; 1969-1977), Варсонофий (Овсянников; 1977-1979), Геннадий (Антонов; 1979-1996), Аристарх (Калинин; 1996-2000), Александр (Калинин; с 2000; с 2002 в сане патриарха). В 1956-1963 гг. архиепископы жили в Куйбышеве (ныне Самара), в 1964 -2000 гг.- в Новозыбкове Брянской обл. В наст. время кафедра главы РДЦ находится в М., такое решение принял собор согласия в 2000 г. Собор в 2002 г. присвоил главе РДЦ титул патриарха. Кафедральный храм РДЦ в честь Покрова Пресв. Богородицы (ул. Новокузнецкая, д. 38) до 1932 г. принадлежал Замоскворецкой общине белокриницкого согласия (здание построено в 1908-1910 архит. В. П. Десятовым, в 1990 передано РДЦ с разрешения митрополита РПСЦ).

В. Г. Пидгайко

Федосеевцы

В 1771 г. во многом благодаря усилиям И. А. Ковылина был создан центр федосеевского согласия на Преображенском кладбище. В кон. 70-х гг. XVIII в. Преображенское кладбище заняло ведущее положение в федосеевском согласии. В 1784 г. были сооружены соборная часовня в честь Успения Пресв. Богородицы и строения богадельни, где размещалось более 1 тыс. призреваемых. В 1805-1808 гг. возведена надвратная Крестовоздвиженская часовня на мужской половине. В 1805 г. по проекту архит. Ф. К. Соколова на женском дворе построили 6 каменных зданий с моленными: Покровской, Всемилостивого Спаса, Преображенской (над вратами), Богоявленской (и прп. Зотика) в больничных палатах, Успенской (а также Иоанна Богослова и Николы Чудотворца) и Ильинской. «Устав богаделенного дома на Преображенском кладбище», разработанный Ковылиным и утвержденный властями 15 мая 1809 г., предоставил федосеевскому центру внутреннюю автономию. Ковылин получил обещание от представителей согласия, что наставники во всех федосеевских общинах будут поставляться с утверждения настоятеля и попечителя Преображенского кладбища.

В 1-й четв. ХIХ в. старопоморское, или федосеевское, согласие находилось под пристальным вниманием властей вслед. разногласий по вопросу о браке в общине на Преображенском кладбище. Ряд московских купцов-федосеевцев, не желавших считаться со строгими правилами согласия о браке и недовольных итогами выборов попечителей на Преображенском кладбище, отделились и создали общину при московской Монинской моленной. В ходе споров были написаны доношения властям, в к-рых раскрывались такие положения вероучения федосеевцев, как немоление за императора, неприятие священства, отрицание брака. В офиц. записке «О злоупотреблениях раскольников федосеевской секты» (1820) полиции предписывалось вести неуклонное наблюдение за федосеевцами. В 1847 г. Преображенское кладбище было передано в ведение московского Попечительного совета заведений общественного призрения, в 1853 г.- в ведение совета имп. Человеколюбивого об-ва. В 50-х гг. XIX в. были арестованы мн. настоятели и попечители кладбища, в т. ч. главный настоятель С. Козмин, московский 1-й гильдии купец Ф. А. Гучков. В 1866 г. муж. двор был переселен на женский, где сохранилась старообрядческая община, осталось 6 моленных и одна «соборная». На территории бывш. муж. двора открылся Никольский единоверческий монастырь, в нем находилась богатейшая б-ка сочинений о старообрядчестве, собранная купцом А. И. Хлудовым (см. в ст. Хлудовы).

Помимо центра на Преображенском кладбище в М. в то время существовало более 10 домашних моленных федосеевцев. В 1883 г. на соборе федосеевцев в М., проходившем в доме попечителя Преображенского кладбища Н. В. Кочегарова, был принят устав согласия; основными его положениями были пункты о немолении за императора и о всеобщем безбрачии, «бессвященнословные» браки были названы «еретическими».

1905-1917 годы стали временем активной полемики и появления новых направлений деятельности федосеевского сообщества М. и связанных с ним общин. 11 марта 1907 г. состоялось собрание московских федосеевцев под председательством Г. К. Горбунова, на к-ром присутствовали 99 чел. Собрание постановило: утвердить общину для М. и уезда, приходским храмом считать Крестовоздвиженскую ц. на Преображенском кладбище. 13 марта 1907 г. была зарегистрирована «Московская община христиан древлеправославного кафолического исповедания старопоморского благочестия» (федосеевцы) на Преображенском кладбище. Настоятелем общины стал С. Е. Грузинцев, духовными отцами - Т. Т. Бутусов, В. Я. Белов. 15 авг. 1909 г. был утвержден устав общины Преображенского богаделенного дома, в том же году при общине открылась 3-годичная школа. Горбунов в 1910 г. учредил типографию, выпустившую тысячи экземпляров книг церковнослав. печати. В том же году он устроил богадельню для престарелых старообрядцев, где постоянно проживали ок. 300 мужчин и женщин. В 1912 г. на Преображенском кладбище открылась больница с бесплатной раздачей лекарств. При Преображенской общине имелись меднолитейные и иконописная мастерские.

Е. А. Агеева

В 1917 г. на территории Преображенского богаделенного дома федосеевцев действовали 6 отд-ний (палат) - мужское и 5 женских: Спасское, Преображенское, Богоявленское, Ильинское, Покровское; в каждом была своя моленная. Крестовоздвиженская часовня являлась соборной. В ведении общины находились богадельня с моленной, больница с амбулаторией, типография для печатания богослужебной литературы и школа. В 1918-1923 гг. все здания, кроме Крестовоздвиженской моленной, были конфискованы под размещение солдат, а также беженцев из голодающих губерний (ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 13). К 1923 г. закрылся Никольский единоверческий мон-рь. В 1930 г. в связи с утратой 2-й общиной поморцев храма в Токмаковом пер. поморцам передали алтарную часть Успенского храма на Преображенском кладбище, первоначально федосеевского, затем единоверческого; община поморцев занимает эту часть храма и в наст. время. Крестовоздвиженская моленная на Преображенском кладбище не закрывалась. Духовный совет Преображенского кладбища прекратил деятельность в 1934 (по др. данным, в 1936) г. вслед. ареста всех его членов.

Устав общины по адресу Преображенский Вал, д. 17 был перерегистрирован 2 авг. 1945 г. По оценке властей, община объединяла ок. 3 тыс. чел., из них 75% женщин, преимущественно пожилых. Прихожане московской общины проживали в основном в предместьях столицы: в Бирюлёве, Вешняках, Малаховке и Томилине. Должности наставника и старосты в первые послевоенные годы совмещал Н. Д. Ващенко, позже исполнительный орган возглавила Н. Ф. Михайлова. После кончины Ващенко наставниками общины были: И. В. Ильин (1948-1949), Т. Слепченко (переведен в 1955 в серпуховскую общину), В. Любезнов (1958-1964), М. Анциферов (с 1964). В 1951 г. председателем общины был избран М. С. Сергеев, пользовавшийся большим авторитетом. В 1967 г. его сменил М. И. Чуванов, потомственный федосеевец, знаток и собиратель старообрядческой и древнерус. лит-ры. Он возглавлял московскую федосеевскую общину до кончины 15 апр. 1988 г. С 1988 г. старостой общины является А. И. Лобза.

В сер. 90-х гг. XX в. власти М. начали поэтапное возвращение верующим большинства исторических построек на территории Преображенской богадельни, последнее здание было передано в 2015 г. (Большинство зданий передано зарегистрированной в дек. 1992 межконфессиональной орг-ции «Совет церковных приходов Преображенского монастыря» (с 2000 «Совет православных церковных приходов Преображенского монастыря»), к-рую до кончины в дек. 2016 возглавлял свящ. РПЦ Леонид Кузьминов, настоятель Никольского храма на Преображенском Валу). К осени 2006 г. федосеевцы получили в аренду Никольскую часовню, находившуюся в 1945-1990 гг. в ведении филипповцев и в 2000 г. закрытую на реставрацию. 15 нояб. 2006 г. федосеевцы совершили молебен в часовне и освятили ее, на освящение пришли и неск. десятков проживавших в М. филипповцев. Община под рук. Лобзы перерегистрировалась в дек. 2000 г. До кончины в 2010 г. наставником общины являлся А. М. Иванов, позже его сменил Б. С. Масленников. Под рук. Лобзы и настоятеля Иванова были проведены ремонт зданий общины и реставрация Крестовоздвиженского храма. При общине действует воскресная приходская школа, возобновилась традиция призрения престарелых одиноких и немощных людей.

При участии московской общины объединения федосеевцев Орловской и Курской областей 27 февр. 2014 г. зарегистрировали «Древлеправославную старопоморскую церковь федосеевского согласия» с центром в М., к-рую возглавил К. В. Кожев. В дек. 2016 г. получил регистрацию приход Никольской часовни Преображенского кладбища - «древлеправославных христиан старопоморского (федосеевского) согласия».

В. Г. Пидгайко

Древлеправославная Поморская церковь (ДПЦ, поморцы)

Весьма влиятельной в 1-й пол. XIX в. была московская Монинская община, куда перешло немалое число зажиточных прихожан Преображенского кладбища, привлеченных возможностью заключения брака. Это был центр брачных поморцев. В кон. XVIII - 1-й трети XIX в. в общину поморцев входили московские купцы Пивовары, Монины, М. Ф. Зенков, Ф. Ф. Осинин, Т. Д. Шевалдышев, Г. И. Позументщиков и др. К ней принадлежали старообрядческие писатели и публицисты Василий Емельянов, Павел Любопытный, Андреян Сергеев. В 1826 г. число прихожан Монинской моленной достигло 6 тыс. чел., в кельях при ней содержалось более 200 призреваемых. В 1837 г. моленная была закрыта, но на протяжении XIX в. в М. действовали до 50 домашних брачных моленных. Известной была моленная Любушкиных в Переведеновском пер. со строгим монастырским уставом (ранее федосеевская).

21 дек. 1906 г. зарегистрировалась 1-я московская община беспоповцев поморского законобрачного согласия на Покровской ул. в доме Г. Е. Козьминой в Лефортовской части (наставник И. М. Горбунов), 13 марта 1907 г. получила регистрацию 2-я московская община беспоповцев поморского брачного согласия (наставник Н. С. Шпунтов). Оба всероссийских собора брачных поморцев (май 1909, сент. 1912) прошли в храме в честь Воскресения Христа и Покрова Пресв. Богородицы 2-й поморской общины в Токмаковом пер. в М. (построен в 1908 по проекту архит. И. Е. Бондаренко, закрыт в 1930, возвращен поморцам в 1993). Ранее община располагалась в моленной Е. С. Морозова, в его доме во Введенском (ныне Подсосенский) пер. Из Монинской моленной в Воскресенско-Покровский храм были перенесены большие иконы ХVI в. В благоукрашении храма принимали участие династии московских поморцев - Горбуновы, Зимины, Морозовы, Любушкины, а также И. И. Ануфриев, Е. В. Кокорев и др. Революционные события 1917 г. затронули жизнь общины. Ее председатель Н. П. Ануфриев принимал активное участие в работе созданного после Февральской революции Комитета московских старообрядцев всех согласий. В авг. 1917 г. 2-я московская община начала издавать «Вестник Всероссийского союза христиан поморского согласия», в 1917-1918 гг. вышло 10 номеров под ред. В. Н. Хвальковского (см. в ст. Хвальковские). В марте 1930 г. храм был закрыт.

Е. А. Агеева

После упразднения Воскресенско-Покровской ц., в том же году, общине поморцев, к к-рой в 1921 г. присоединились прихожане 1-й московской (Переведеновской, Любушкинской) моленной, а также переселившиеся в М. поморцы из Рязани, Орехово-Зуева и др. городов, был передан Успенский придел, устроенный в вост. части Никольского собора бывш. Никольского единоверческого мон-ря на Преображенском Валу. От остальной части храма, принадлежавшего краткое время обновленцам, старообрядческий Успенский придел был отгорожен бетонной стеной, придел был полностью реконструирован. С сер. 30-х гг. XX в. до 1943 г. в общине отсутствовал наставник, но богослужения совершались регулярно. Др. 2 придела Никольского храма в тот период находились в ведении РПЦ.

Устав поморской общины был перерегистрирован в аппарате уполномоченного по делам культов 2 авг. 1945 г. Должности наставника и старосты совмещал М. Л. Лучанов, позже исполнительный орган возглавил А. П. Герасимов. В деятельности общины активное участие принимал В. Н. Хвальковский. По оценке властей, община объединяла ок. 2 тыс. чел. В 1956 г. наставник Лучанов и староста общины И. Деменков обратились к уполномоченному по делам культов с просьбой разрешить создание Всероссийского совета ДПЦ для объединения поморских общин России и Украины с управлением поморцев в Вильнюсе, власть к-рого распространялась на Литву и Белоруссию. В просьбе было отказано.

Российский совет ДПЦ в М. был зарегистрирован в нояб. 1989 г., он начал издавать «Извещение Российского совета Древлеправославной Поморской церкви». 13 нояб. 1992 г. Российский совет ДПЦ с центром в М. получил статус централизованного религ. объединения, его возглавил наставник О. И. Розанов из С.-Петербурга, заместителем стал А. В. Хвальковский из М. В том же году была зарегистрирована Покровская община ДПЦ, в 1993 г. получившая храм в Токмаковом пер. 1 апр. 1994 г. получила регистрацию Древлеправославная Поморская церковь с центром в М., ее возглавил старший наставник Розанов, его заместителем и секретарем общецерковного совета стал А. В. Хвальковский. В 2007 г. скончался староста московской общины И. М. Шувалов, в 2010 г. умер главный наставник общины Савелий (Корсаков). Центральную общину поморцев на Преображенском Валу возглавил староста А. И. Лепёшин, главным духовным наставником назначается Евфимий Лепёшин. В дек. 2010 г. при Российском совете ДПЦ получил регистрацию «Культурно-паломнический центр им. протопопа Аввакума» во главе с М. Б. Пашининым и А. А. Безгодовым.

В. Г. Пидгайко

Филипповцы

Центр московских филипповцев - Братский двор - был основан ок. 1790 г. На средства тверского купца Т. И. Долина в Дурном (ныне Товарищеский) пер. началось сооружение филипповского молитвенного дома и богадельни, впосл. в богадельне жили ок. 30 чел. Появились иконописная, меднолитейная, книгописная и переплетная мастерские. Действовал строгий устав, предписывавший, в частности, обязательное безбрачие. После 1812 г. была возведена каменная обширная моленная в честь Успения Пресв. Богородицы, Преображения Господня, свт. Николы Чудотворца и преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. В 1823-1825 гг. в согласии произошло разделение в связи с различным отношением к браку. Разногласия по вопросу о браке усиливались, их не разрешили соборы, прошедшие в с. Богородском под Москвой и на московском Братском дворе (1883).

Братский двор в нач. XX в. пережил подъем, хотя уже в то время стала очевидной малочисленность согласия. Рядом с моленной была возведена колокольня (построена после 1905, уничтожена в 1926). 15 янв. 1912 г. на Братском дворе состоялся собор, в решениях к-рого нашли подтверждение строгие правила согласия. В 20-х гг. XX в. шло сближение филипповцев с федосеевцами. В 1924 и 1929 гг. в М. прошли совместные соборы, которые закончились присоединением отдельных групп филипповцев к федосеевцам, однако достичь полного объединения согласий не удалось. Моленная на Братском дворе была закрыта в 1933 г., снесена в 1982 г., в 1990 г. уничтожили последнее из зданий бывш. богадельни.

Е. А. Агеева

Возрождение филипповского согласия произошло в начале Великой Отечественной войны. В авг. 1940 г. постановлением исполкома Моссовета здание принадлежавшей ранее федосеевцам Никольской часовни на Преображенском кладбище было передано филипповцам, которые освятили храм в честь Успения Пресв. Богородицы (очевидно, в память о моленной на Братском дворе). Эта был первый в М. с сер. 20-х гг. XX в. случай передачи культового здания религ. об-ву, свидетельствовавший об определенном смягчении политики властей в отношении Церкви в столичном регионе. Успенскому приходу было позволено возвести деревянное подсобное здание рядом с часовней. Первой наставницей и старостой общины стала Х. М. Зубкова, потомственная старообрядка. «Московское общество беспоповцев-старопоморцев (филипповцев)» было зарегистрировано 16 янв. 1946 г. Отмечалось, что прихожан храма насчитывалось ок. 200 чел., в основном преклонного возраста.

Часть московских филипповцев происходила из Кимрского р-на (ныне Тверской обл.), на территории к-рого в с. Мельгунове непрерывно действовала крупная община данного согласия (ок. 100 чел.), никогда не закрывавшаяся (в 1947 прошла повторную регистрацию). Наставник мельгуновской общины Ф. Яцков участвовал в возрождении московской общины филипповцев, нередко заменял на богослужениях престарелую наставницу. После кончины Зубковой в 1950 г. новый наставник И. Кудрявцев предпринял попытку объединиться с федосеевцами, но большинство филипповцев выступило против. При этом уполномоченный по вопросам культов по М. и Московской обл. С. Я. Бесшапошников поддержал план присоединения, считая филипповцев более реакционными, нежели федосеевцы. В 1957 г. из Никольской часовни были похищены 10 икон, 5 из них состояли на гос. учете. В июне 1958 г. управление культуры Моссовета обследовало имущество часовни и взяло на учет 12 икон XVII в., иконы были отреставрированы. По сообщению уполномоченного, в 1960 г. из часовни были похищены 12 икон. Согласно инвентарной описи, в часовне хранилось более 250 икон, большинство представляли историческую и художественную ценность.

Наставник С. П. Марин (1950-1964) в 1958-1961 гг. предпринимал попытки активизировать деятельность общины, число посещавших богослужения в часовне начало расти. Это стало возможным благодаря тому, что в сторожке при часовне размещали на временное проживание филипповцев из др. мест, в частности, из общины в Кимрском р-не, с которой московская община поддерживала связь. По требованию уполномоченного по делам культов в 1961 г. сторожку снесли, общине взамен предоставили комнату в кладбищенской конторе, которую также вскоре изъяли. Уполномоченный Е. Е. Лишанков осудил действия администрации кладбища, о чем сообщил в письме директору кладбища в 1964 г. По мнению Лишанкова, общество филипповцев М. было близко к вымиранию, администрация кладбища должна была дождаться, когда «оно само отживет свой век», что должно было произойти, как считал уполномоченный, в ближайшие 10 лет. Однако община просуществовала дольше. В 70-80-х гг. XX в. ею руководила Ю. Н. Андреева († 2 февр. 1991), происходившая из потомственной семьи филипповцев. 21 авг. 1989 г. община обратилась в исполнительные органы власти с заявлением о снятии с регистрации «ввиду нашей малочисленности и преклонного возраста председателя общества Ю. Н. Андреевой». Последние страницы истории московской филипповской общины связаны с именем М. Ю. Орловского. В 1989 г. он переехал из М. в Каргополь Архангельской обл., где безуспешно пытался зарегистрировать общину филипповцев; через неск. лет переселился в заброшенную дер. Кучепалда Каргопольского р-на, куда перевез часть книг и икон московской общины, скончался там же в 2010 г. (Сизов М. Таёжный человек // Вера - Эском: Газ. Сыктывкар, 1998. № 323). К нач. 1990 г. московская община филипповцев существовала, наставника не было. Имеются сведения о переходе в то время части филипповцев к федосеевцам.

В 1990-1992 гг. богослужения филипповцев в Никольской часовне не совершались, здание вернулось в ведение гос-ва. Московская община не стала перерегистрироваться ни в 90-х гг. XX в., ни позднее по инициативе новых членов согласия, в основном женщин, желавших следовать древним обычаям и не признавать «антихристово царство», т. е. светскую власть (Современная религиозная жизнь России: Опыт сист. описания. М., 2003. Т. 1. С. 172). В М. живут неск. десятков филипповцев. Никольская часовня в нояб. 2006 г. была освящена заново как храм федосеевцев.

Псевдостарообрядческие новообразованные организации

В сер. 2000-х гг. в М. из бывш. прихожан белокриницкого согласия и др. конфессий была создана община, к-рая объявила о принадлежности к распространенному в Ср. Поволжье казанскому течению в федосеевском согласии. В сент. 2005 г. в пос. Тонкино Нижегородской обл. состоялся Всероссийский съезд староверов-федосеевцев с участием делегатов от федосеевских общин Кировской и Нижегородской областей, Татарстана, Латвии и от единственной федосеевской общины Украины (с. Трудолюбовка Малинского р-на Житомирской обл.). На съезде был избран «Российский совет Древлеправославной кафолической церкви старопоморцев федосеевского согласия», главой к-рого стал И. А. Матюшенко из М., руководитель зарегистрированного в 2003 г. благотворительного фонда «Преображенский богаделенный дом им. И. Ковылина». Он же возглавил «Российскую древлеправославную кафолическую церковь (старопоморцы-федосеевцы)» (РДКЦ), зарегистрированную 6 июля 2006 г. Учредителями стали 3 общины федосеевцев: в с. Шурма Уржумского р-на Кировской обл., в с. Ст. Тушка Малмыжского р-на Кировской обл., в дер. Кузьминка Тонкинского р-на Нижегородской обл. В дек. 2006 г. в число учредителей вошла федосеевская община в Казани. 16 февр. 2007 г. очередной съезд Российского совета РДКЦ, состоявшийся в Казани, избрал главой Совета председателя казанской общины А. Е. Хрычёва, Матюшенко стал управляющим делами РДКЦ. В нояб. 2007 г. в М. была зарегистрирована 1-я группа данной юрисдикции, разместившаяся при офисном здании в р-не Богородское. В 2011 г. в М. получили регистрацию еще 4 общины РДКЦ: Преображенская, Успенская, Семёновская, Всемилостивого Спаса, а также Преображенский муж. мон-рь, настоятелем к-рого стал Матюшенко. Он выступил за восстановление монашеской жизни в здании, находящемся в ведении общины Лобзы. Однако неск. судебными решениями здания были закреплены за общиной Лобзы. Сторонники РДКЦ неск. раз обращались к властям с просьбами передать им Никольскую часовню на Преображенском кладбище, но получали отказ; с 2006 г. часовня принадлежала сторонникам Лобзы. В 2014 г. Верховный суд РФ постановил ликвидировать РДКЦ. В мае 2017 г. в р-не Богородское была зарегистрирована новая централизованная структура - «Древлеправославная кафолическая церковь христиан старопоморского федосеевского согласия», которую возглавил А. П. Щеглов, бывш. староста Семёновской общины РДКЦ.

К 2009 г. от поморцев откололись группы Е. П. Зотова и П. Ф. Суворова. Благодаря их усилиям в янв. 2006 г. был открыт храм во имя Св. Троицы и Иоанна Богослова в здании Преображенского богаделенного дома, действовавший вне подчинения ДПЦ. Сторонники Зотова и Суворова претендовали на имущество ДПЦ, для чего ими были созданы собственные религ. орг-ции: в дек. 2011 г. были зарегистрированы «Первая московская поморская старообрядческая община Древлеправославной Поморской церкви» во главе с К. В. Степановым и «Вторая московская поморская старообрядческая община Древлеправославной Поморской церкви» во главе с Д. В. Захаровым. Обе общины не были признаны руководством ДПЦ. 17 мая 2012 г. 4-й Всероссийский собор ДПЦ вынес решение об отлучении Зотова и Суворова. В мае 2012 г. Зотов зарегистрировал «Выголексинский духовный центр древлеправославных поморских общин» с центром в М. 28 янв. 2011 г. Суворов зарегистрировал «Московскую Покровскую общину Древлеправославно-кафолической церкви». Силами 2 общин в Преображенском богаделенном доме в 2011 г. был учрежден «Национальный центр древлеправославной культуры им. И. А. Ковылина». В новую юрисдикцию перешел бывш. наставник ДПЦ Михаил Рачек, постановлением Российского совета ДПЦ от 11 дек. 2013 г. он был отлучен.

Особенностью новообразованных общин, состоящих в основном из неофитов старообрядчества, стали отход от традиций «старой веры», склонность к экклезиологическому либерализму.

В. Г. Пидгайко
Арх.: ГИМ. Щук. № 150; РГБ ОР. Ф. 17. № 81.21. Л. 2; ЦГИАМ. Ф. 54. Оп. 104. Д. 9. 30.11.1906 - 1.12.1909 гг. Л. 21-22 об., 26, 57-60; РГАДА. Ф. 1183. Оп. 11. № 54. Л. 5; ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 3. Д. 24, 27, 28; Оп. 6. Д. 2588, 4056, 4683; ЦМАМ. Ф. 1215. Оп. 2. Д. 37; Оп. 4. Д. 1; Ф. 3004. Оп. 1. Д. 16, 41, 43, 67, 70, 76, 81, 86, 90, 91, 92, 94; ЦГАМО. Ф. Р-7383. Оп. 3. Д. 2, 202, 215; Оп. 6. Д. 77.
Ист.: Проект устава внутреннего распорядка Моск. общины христиан древле-православно-кафолическаго исповедания старопоморскаго благочестия. М., 1907; Труды Первого Всерос. христианского съезда в Москве. М., 1909; Отчет Моск. Никольско-Рогожской старообр. общины. М., 1912.
Лит.: Кельсиев В. И. Федосеевцы: История Преображенского кладбища // Сб. правительственных сведений о раскольниках. Лондон, 1860. Вып. 1. С. 3-74; Сборник для истории старообрядчества / Изд.: Н. И. Попов. М., 1864. Т. 1. Вып. 2; Вишняков А. Г. Старообрядческая Покровская молельня и филипповская часовня в Москве. СПб., 1865; Мат-лы для истории беспоповщинских согласий в Москве, федосеевцев Преображенского кладбища и поморской Монинского согласия / Собр.: Н. И. Попов. М., 1870; Быковский И. К. Преображенский приход старообрядцев - федосийцев старопоморского благочестия в Москве. М.,1907; Мир старообрядчества. М., 1995. Вып. 2: Москва старообрядческая; Гуськов В. В., сост. Мон-рь в Москве, что в Преображенском: Виды, древние иконы мон-ря и его окрестности. М., 1999. (Из истории мон-ря в свидетельствах и док-тах XVIII-XX вв.; 1); он же, сост. Сказание о московском Преображенском мон-ре. М., 2000. (Там же; 2); Преображенской обители в Москве 230 лет: 1771-2001 // Церк. календарь старопоморского согласия на 2001 г. М., 2001. С. 86-92; Глебов А. А. Старообрядцы в сельце Семёновское Моск. у. Моск. губ. // Старообрядчество: История, культура, современность: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2002. С. 119-122; Ермоленко Е. Г., сост. 546 дней старообрядчества в ХХI в.: Андриан, митр. Московский и всея Руси: Вехи архипастырского пути. М., 2006; Мальцев А. И. Старообрядческие беспоповские согласия в ХVIII - нач. ХIХ в. Новосиб., 2006; Юхименко Е. М. Поморское староверие в Москве и храм в Токмаковом пер. М., 2008; она же. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. М., 20122; она же. Старообрядчество: История и культура. М., 2016; Игнатова Т. В. К истории московского филипповского центра Братский двор во 2-й пол. XIX - нач. XX в. // Старообрядчество: История, культура, современность. М., 2009. Вып. 13. С. 44-62; Савостьянова О. П. Беглопоповская община с. Коломенского (кон. XVIII-XX вв.). К., 2010;Козлов В. Ф. Москва старообрядческая: История, культура, святыни. М., 2011;Боченков В. В., сост. Москва старообрядческая и Отечественная война 1812 г. М.; Ржев, 2012; Старообрядчество в России (XVII-XX вв.): Сб. науч. тр. М., 2013. Вып. 5; Историческое, культурное и духовное наследие Преображенского: 1-е ист.-краевед. науч.-просвет. Преображенские Ковылинские чт.: Сб. мат-лов. М., 2017.
Е. А. Агеева, В. Г. Пидгайко

Истинно православные христиане и Истинно православная церковь (ИПЦ)

В 20-30-х гг. XX в. движение истинно православных христиан получило распространение в М. Его члены проявляли активность и в послевоенный период, существовали тайные молитвенные дома. До лета 1941 г. действовал иосифлянский (см. Иосифлянство) приход при Благовещенском храме в с. Федосьине Кунцевского р-на Московской обл. (ныне Ново-Переделкино в черте М.), настоятелем являлся свящ. Николай Дулов.

В мае 1991 г. в г. Видное Московской обл. было зарегистрировано «Межрегиональное духовное управление ИПЦ» под рук. «архиепископа Московского и Каширского» Лазаря (Васильева) («ИПЦ Лазаря Каширского»), в ведении к-рого было неск. общин. Данная структура была близка по идеологии к Богородичному центру. В 1992 г. в Алтуфьеве получила регистрацию «Община архистратига архангела Михаила ИПЦ» под рук. А. П. Баркашова, лидера националистического движения «Русское национальное единство»; он «поставлен» во диакона в дек. 1991 г. Лазарем (Васильевым). С Лазарем были также связаны зарегистрированный в 1992 г. «Московский параклитско-единоверческий приход ИПЦ» во главе с националистическим деятелем К. В. Филиным и основанная в 1993 г. «ИПЦ Откровения Иоанна Богослова» во главе с И. Я. Голошубовым. В качестве «автономной религиозной организации» в 1995 г. соратница Лазаря Н. С. Гончарова зарегистрировала религ. об-во «Миссия Спасителя», в к-рое вошли представители т. н. уаровской ветви истинно правосл. христиан. В подчинении Лазаря образовалось «Московское управление ИПЦ», зарегистрированное 6 нояб. 1992 г. Главой управления стал «епископ Зеленоградский и Коломенский» Тихон (Филиппов). В ведении Тихона были созданы общины в М. и Московской обл., в 1993 г. получили регистрацию общины прп. Сергия Радонежского в Жуковском, прп. Серафима Саровского в Мытищах.

Автономный статус имела зарегистрированная 8 июля 1992 г. «Московская община ИПЦ», которую возглавил бывш. глава межконфессионального экуменического об-ва «Братство диалога» С. Н. Ламекин, объявивший себя «епископом Никоном». Ламекин представлял новое, либерально-экуменическое течение, связанное сначала с незарегистрированным катакомбным течением «секачёвцев», а затем с «Российской православной кафолической церковью». К нему присоединился руководитель зарегистрированного в 1992 г. «Богородичного братства ИПЦ» Э. Ф. Саркисов, к-рого Ламекин не позднее 1996 г. совместно с представителями «Российской православной кафолической церкви» поставил во «епископа» (с именем Сергий). Вместе они в 1993 г. объявили о создании «ИПЦ Московской епархии».

26 июля 1995 г. в М. был зарегистрирован 1-й «независимый православный» приход без к.-л. иерархического подчинения - «Русская православная община». Его создание инициировал на правах одного из учредителей «Российский орден императора Павла I» - орг-ция под рук. А. Ф. Михальченкова-Зарнадзе (с 1999 Сергеев-Зарнадзе). Михальченков-Зарнадзе первоначально принадлежал к РПЦЗ, был иподиаконом главы РПЦЗ митр. Виталия (Устинова), в мае 1995 г. получил «рукоположение» во диакона в юрисдикции УАПЦ.

В февр. 1996 г. в М. была зарегистрирована 1-я централизованная организация истинно православных христиан - «Российская ИПЦ». Главой объединения, согласно уставу, является секретарь cинода, к-рым стал Михальченков-Зарнадзе. Формально первоиерархами Российской ИПЦ являлись «архиепископ Московский» Иоанн (Модзалевский; 1996-1997), «митрополит Крутицкий» Амвросий (Катамадзе; 1997-1998), «митрополит Коломенский» Рафаил (Прокопьев; 1998-1999), «архиепископ С.-Петербургский» Сергий (Моисеенко; 1999). Однако реальных полномочий по управлению они не имели. Под рук. Михальченкова-Зарнадзе были зарегистрированы приходы св. Иоанна Предтечи, прп. Сергия Радонежского (1996), св. кн. Владимира, вмц. Екатерины (1997) и др. В кон. 1999 г. по решению суда «Российская ИПЦ» была снята с регистрации.

В окт. 1996 г. был зарегистрирован устав «Московской епархии Российской ИПЦ», к-рую возглавил бывш. инок РПЦЗ Модзалевский, перешедший в подчинение патриарха УАПЦ Димитрия Яремы и с 17 июня 1996 г. известный как «епископ Московский и Коломенский» (с 14 дек. 1996 «архиепископ»). На епархиальном собрании 12 июня 1997 г. Модзалевский и поддерживавшие его клирики отказались подчиняться синоду во главе с Михальченковым-Зарнадзе, после чего последний 26 июня 1997 г. на архиерейском совещании добился исключения Модзалевского из «Российской ИПЦ». Община Модзалевского стала подворьем УАПЦ.

В 1998 г. при «Академии Федоренко христианской народной медицины «Исцеление души и тела»» в М. получило регистрацию «Русское православное братство Российской ИПЦ», учредителями к-рого были Михальченков-Зарнадзе и руководитель академии Н. П. Федоренко, ставший «истинно православным священником», а также «епископ Крутицкий» Вячеслав (Лисовой). Последний вместе с Федоренко 9 авг. 2002 г. зарегистрировал в М. общину во имя прп. Сергия Радонежского в ведении того же братства, себя объявил «митрополитом Московским» и главой новой конфессии - «Истинно православной церкви Московской митрополии», фактически существовавшей с 1999 г. После кончины Лисового в 2011 г. данная конфессия распалась.

К 2001 г. в М. насчитывалось 10 зарегистрированных общин под названием «Истинно православная церковь», из них наиболее активными являлись общины в ведении самозваного «митрополита» Рафаила (Прокопьева). В апр. 1996 г. получила регистрацию «Православная соборная община архангела Рафаила», в сент. 1997 г.- «Православная соборная миссия св. Иоанна Иерусалимского (госпитальеров)». С участием этих общин в мае 2003 г. в М. была зарегистрирована централизованная орг-ция «Священный синод Истинно православной церкви», которая 16 июня 2008 г. перерегистрирована под названием «Истинно православная церковь» под рук. Рафаила (Прокопьева; в 2009 сменил фамилию на Мотовилов), учредившего в 2003 г. общественный центр «Православное единение».

Новыми структурами «истинно православного» толка в М., образованными на основе бывш. общин «Российской ИПЦ», стали зарегистрированное в 2004 г. под рук. Сергеева-Зарнадзе «Православное братство Креста Господня», объявившее себя московским подворьем неканонической Бессарабской митрополии, и зарегистрированный в 2005 г. под рук. «истинно православного» свящ. Андрея Егорова «Благотворительный фонд св. Андрея Первозванного», назвавший себя представительством неканонической Черногорской правосл. церкви.

Бывшие общины РПЦЗ

Первые общины РПЦЗ в М. были зарегистрированы в 1991 г. Изначально их возглавлял принадлежавший к РПЦЗ Тамбовский и Моршанский архиеп. Лазарь (Журбенко). Он открыл 1-й в столице домовый храм РПЦЗ в Китай-городе, настоятелем к-рого стал свящ. Олег Орешкин; храм был закрыт в 1997 г. Небольшая община сторонников архиеп. Лазаря действовала в Тушине в качестве «архиерейского подворья Тамбовской епархии».

Первой централизованной структурой РПЦЗ, которая начала заниматься созданием приходов и получением для них помещений, стало «Российское представительство Всезарубежного братства прп. Иова Почаевского», которое возглавил Михальченков-Зарнадзе. В апр. 1991 г. братство прп. Иова Почаевского было зарегистрировано в М., после чего постановлением Синода РПЦЗ от 22 мая 1991 г. оно перешло в непосредственное подчинение митр. Виталию (Устинову). В нояб. 1991 г. под рук. Михальченкова-Зарнадзе в М. в юрисдикции РПЦЗ было зарегистрировано «Российское православное братство прп. Иова Почаевского». В ведении братства, как централизованной структуры, состояли местные орг-ции РПЦЗ в М. и Московской обл. В марте 1992 г. силами Российского братства прп. Иова Почаевского была создана «Община царя-мученика Николая и всех новомучеников и исповедников Российских», ее руководителем стал предприниматель и глава московского монархического движения С. В. Юрков-Энгельгардт, духовником - свящ. Стефан Красовицкий. В дек. 1992 г. в ведении братства был зарегистрирован «приход царя-мученика Николая и всех новомучеников Российских» при храме, обустроенном в ритуальном зале Головинского кладбища. Также в 1992 г. в ведении братства зарегистрировался Воскресенский приход, открывший храм в ритуальном зале Митинского кладбища. С 1990 г. в М. размещалась редакция журнала РПЦЗ «Прямой путь».

Независимым от братства был зарегистрированный в 1992 г. «Свято-Андреевский миссионерский православный немецкий приход (подворье) Германской епархии юрисдикции Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей», духовником к-рого являлся иером. Амвросий (Смирнов-Сиверс), создавший и впосл. возглавивший секту. Андреевский приход, хоть и позиционировал себя в качестве «катакомбного», имел легально действовавший храм, оборудованный в 1992-1993 гг. в ритуальном зале Котляковского кладбища Москвы.

Новым центром руководства приходами РПЦЗ в России стало открытое в марте 1993 г. в М. представительство Синода РПЦЗ, претендовавшее на объединение в своей юрисдикции всех общин Центр. России. 25 февр. 1992 г. открылся домовый храм РПЦЗ при поликлинике № 68 на территории бывш. Марфо-Мариинской московской женской обители милосердия; в марте настоятелем этой общины РПЦЗ стал Каннский еп. Варнава (Прокофьев), возглавивший представительство Синода РПЦЗ. В авг. 1992 г. еп. Варнава заявил о создании «Московского епархиального совета Российской свободной православной церкви». Власти отказались зарегистрировать общину РПЦЗ при Марфо-Мариинской обители и в 1992 г. передали обитель в пользование РПЦ. Фактически передача зданий состоялась в 1994 г., тогда же в ведение Московской Патриархии перешел и Воскресенский храм на Митинском кладбище.

В 1993 г. в составе «Российской свободной православной церкви» в М. были зарегистрированы единоверческий приход во имя св. Андрея (Ухтомского) и приход св. Николая Мирликийского. В том же году получил регистрацию приход во имя прп. Иова Почаевского под рук. Михальченкова-Зарнадзе. В февр. 1993 г. Российское братство прп. Иова Почаевского во главе с Михальченковым-Зарнадзе заявило о самороспуске, что было связано с назначением главой братства Каннского еп. Варнавы, кандидатура которого руководством братства отвергалась. В нояб. 1993 г. Михальченков-Зарнадзе зарегистрировал в юрисдикции РПЦЗ «Российский орден императора Павла I». С личностью еп. Варнавы связано начало раскола среди приходов РПЦЗ в Московском регионе, некоторые общины РПЦЗ стали регистрироваться в юрисдикции «Российской свободной православной церкви», напр. Николаевский приход в М. (1993). 31 авг. 1993 г. была зарегистрирована новая централизованная орг-ция - «Православное братство святого Иова Почаевского», с 1995 г. братством руководил публицист А. В. Солдатов, открывший приход во имя прп. Иова Почаевского. Данные структуры вскоре перешли в раскол Валентина (Русанцова) («суздальский раскол»).

В июле 1993 г. в ведении РПЦЗ в Алексеевском р-не М. был зарегистрирован «Приход новомучеников и исповедников Российских», в янв. 1994 г. получила регистрацию Николо-Знаменская община в дер. Дубосеково Волоколамского р-на, известная тем, что ее члены практиковали оккультизм.

В сент. 1999 г. в ведении РПЦЗ получило регистрацию 3-е религ. об-во с названием «Православное братство прп. Иова Почаевского» - в Сев. Тушине. Его возглавил свящ. Валентин Трофимов (в 2003 отделился от РПЦЗ, перешел в раскол Лазаря (Журбенко) и стал служить как иером. Евфимий). В ведении общины находился действовавший в 1996-2001 гг. домовый храм Новомучеников и исповедников Российских при частной школе В. Б. Купреева «Универсальный центр обучения» в Новогирееве. Настоятель храма и благочинный Московского округа РПЦЗ Сергий Киселёв в 2000 г. вернулся в РПЦ, в 2002 г. снова перешел в РПЦЗ. Последние священнослужители данного прихода иером. Алексий (Благов) и прот. Олег Орешкин в 2007 г. вошли в состав клира Московской епархии РПЦ в рамках объединения РПЦЗ и РПЦ.

В наст. время в М. действует единственная община «зарубежников», зарегистрированная в 1997 г. как «приход Русской православной Церкви за границей». Настоятель общины свящ. Евгений Корягин в 2000 г. отделился от предстоятеля РПЦЗ митр. Лавра (Шкурлы) и поддержал ушедшего в раскол бывшего главу РПЦЗ митр. Виталия.

Не имеет регистрации в качестве религиозной орг-ции отделившаяся от РПЦЗ Никольская община в М., к-рую возглавляет бывш. настоятель Марфо-Мариинской общины РПЦЗ Алексий Аверьянов, окормляющий также приход в Подольске. В 2010-2012 гг. для его общины был построен Никольский храм в Пресненском р-не при адм. здании. Официально храм находится в ведении некоммерческой орг-ции «Русский культурно-просветительный фонд им. св. Василия Великого». При участии Аверьянова в 2010 г. открылся «Русский издательский центр имени Святого Василия Великого», в 2013 г. он учредил издательство «Царский дом».

«Суздальский раскол»

В 1991 г. было зарегистрировано «Суздальское епархиальное управление Российской православной свободной церкви» (РПСЦ) в составе РПЦЗ. Статус подворья Суздальской епархии в М. получил зарегистрированный в 1993 г. «Николаевский приход Российской православной церкви». После разрыва Суздальского и Владимирского еп. Валентина (Русанцова) с РПЦЗ в 1993 г. значительная часть общин перешла в юрисдикцию Русанцова. РПСЦ была переименована в 1998 г. в «Российскую православную автономную церковь» (РПАЦ), в наст. время более известную как «суздальский раскол».

Первой в М. непосредственно в юрисдикции Русанцова была зарегистрирована в февр. 1994 г. община вмч. Пантелеимона в Сев. Чертанове под рук. Евгения Удалого (с 1997 в УПЦ КП). Перешедший к Русанцову из РПЦЗ свящ. Михаил Макеев зарегистрировал в апр. 1997 г. «Свято-Троицкий союз (братство) православных общин». Продолжали деятельность приход прп. Иова Почаевского и одноименное братство под рук. публициста Солдатова.

В наст. время в М. легально действует единственная община «суздальского раскола» - зарегистрированный в 1992 г. в ведении Российского братства прп. Иова Почаевского «Приход царя-мученика Николая и всех новомучеников Российских» при храме в ритуальном зале Головинского кладбища. Первым настоятелем общины был свящ. Вячеслав Лисовой. Следующий настоятель - Михаил Ардов, к-рый в 2002 г. зарегистрировал устав общины в ведении Суздальской епархии РПАЦ. Ардов в 2007 г. учредил при храме «Культурно-просветительский фонд святой императрицы Александры Федоровны».

Украинская православная церковь Киевского патриархата

Первое в М. объединение сторонников УПЦ КП действовало под видом общественной орг-ции «Комитет защиты свободы совести», зарегистрированной в февр. 1996 г. Г. П. Якуниным (присоединился к УПЦ КП в 1993). Якунин пытался в кон. 90-х гг. XX в. зарегистрировать Николаевскую общину УПЦ КП, но получил отказ. В 1997-2010 гг. в квартире в Ломоносовском р-не М. была зарегистрирована община УПЦ КП во имя вмч. Пантелеимона под рук. Евгения Удалого. Учредителем общины выступила Богородская епархия УПЦ КП, зарегистрированная в 1996 г. в Ногинске Московской обл. «Архиепископ Богородский» УПЦ КП Адриан (Старина) безуспешно добивался открытия часовни при больнице в р-не Преображенское. В 1994-2002 гг. Удалой параллельно являлся руководителем Пантелеимоновской общины РПСЦ.

Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ)

Деятельность УАПЦ в России началась в 1996 г., когда были образованы первые общины в М., Дмитрове и С.-Петербурге. Нек-рое время эти приходы подчинялись напрямую главе УАПЦ Димитрию Яреме, по благословению которого руководитель московской общины Модзалевский, принявший в УАПЦ в 1995 г. монашеский постриг с именем Иоанн, получил 14 дек. 1996 г. сан «архиепископа Московского и Коломенского» и должность постоянного представителя УАПЦ в столице России. Одновременно Модзалевский возглавлял зарегистрированную им в окт. 1996 г. Московскую епархию «Российской ИПЦ». После того как в нач. 1997 г. в «Российской ИПЦ» начались противоречия, связанные с требованиями части клириков предоставить им независимость от УАПЦ, не поддержавший эти требования Модзалевский перешел в непосредственное подчинение патриарху УАПЦ Димитрию Яреме. С тех пор он уже не титуловался как «истинно православный» архиерей, являлся настоятелем подворья УАПЦ в М., обустроенного в квартире (указы патриарха УАПЦ Димитрия от 27 мая и 20 июля 1997). Модзалевскому подчиняются зарегистрированные в нач. 1997 г. (в ведении Московской епархии «Российской ИПЦ») приход св. Иоанна Предтечи в пос. Первомайском (в черте г. Королёва), общины в Сергиевом Посаде и в Хотькове Сергиево-Посадского р-на.

Иные псевдоправославные сообщества

В 1992-1993 гг. группа незарегистрированных «истинно православных» общин, находившихся ранее под управлением Ламекина, получила регистрацию в качестве религиозных обществ в составе «Православной кафолической церкви». В 1992 г. был зарегистрирован «Православный приход во имя Рождества Пресв. Богородицы Православной кафолической церкви» в М., настоятелем к-рого стал Саркисов, известный с 2000 г. как «епископ Сергий». В 1993 г. бывш. «епископ» в юрисдикции «ИПЦ Московской епархии» Алексий Лобазов зарегистрировал приход св. Филиппа при московском Доме писателей, претендуя на бывш. домовый храм св. Филиппа. В февр. 1994 г. управлением юстиции М. был зарегистрирован «Центр Кафолической православной церкви». Его главой стал самозваный «митрополит-архиепископ Московский» Михаил Анашкин, настоятель зарегистрированных в нояб. 1993 г. «православно-кафолических» общин М.: Софийской и во имя Двенадцати апостолов. Также в 1994 г. был образован «Синод Кафолической православной церкви», главой к-рого стал «епископ» Алексий Лобазов. В окт. 2000 г. религиозное сообщество Анашкина зарегистрировало «Московскую архиепископию Российской православной кафолической церкви». Одним из ее руководителей стал «епископ» Алексий Курахтин, возглавивший Калужскую епархию данной конфессии и зарегистрировавший ряд новых общин в М. В 1995 г. в М. катакомбная мон. Христина (Алексеева) зарегистрировала «Истинно православную церковь Откровения Иоанна Богослова». В мае 2009 г. москвичка Н. Черкунова зарегистрировала «Истинно православную церковь Иоанна Богослова», возводящую свое происхождение к «ИПЦ Лазаря Каширского». Вскоре обе орг-ции были сняты с учета.

В июне 2002 г. в М. получила регистрацию в качестве некоммерческой орг-ции «Русская митрополия Апостольской православной церкви» во главе с самозваным «митрополитом» Виталием Кужеватовым, секретарем синода стал Якунин. В 2008 г. структура была снята с регистрации. К наст. времени существует зарегистрированное в апр. 2004 г. под рук. Кужеватова «Объединение православных общин апостольской традиции» с центром в М.

Нередко получали регистрацию братства, благотворительные фонды и др. некоммерческие орг-ции, выдающие себя за правосл. структуры. В 1994 г. в Хамовниках получило регистрацию связанное с националистическими группировками «Православное братство прп. Иосифа Волоцкого «Просветитель»», не имевшее отношения к РПЦ. В 1998 г. было создано псевдоправосл. межрегиональное общественное объединение «К богодержавию», по решению суда в 2007 г. оно признано деструктивным и ликвидировано. Связанными с Богородичным центром оказались руководство основанного в 2006 г. благотворительного фонда «Во имя новомучеников и исповедников Соловецких» и руководитель зарегистрированного в 2011 г. «Благотворительного фонда поддержки детей им. имп. Александры Федоровны Романовой». В 2013 г. был зарегистрирован якобы правосл. фонд «Во имя архангела Гавриила», лидеры к-рого имели отношение к харизматическим движениям.

Отдельные псевдоправосл. общины действовали под видом экуменически ориентированных структур: «православно-католических», «православно-единоверческих» и др. В февр. 1991 г. в М. была создана «Свободная кафолическая православная церковь» во главе с самозваным катакомбным свящ. Алексеем Фроловым-Власовым. Своим «правящим архиереем» он называл катакомбного «епископа Тульского и Яснополянского» Викентия Чекалина. Община просуществовала до 1994 г. В авг. 1997 г. в Замоскворечье получила регистрацию «Греко-кафолическая православная община св. апостолов Петра и Павла», в 2008 г. она была закрыта. В 2005-2009 гг. была зарегистрирована «Православная единоверческая община «Маранафа»», в 2003-2016 гг. при офисном здании Преображенского рынка имелся некоммерческий фонд «По возрождению Никольского единоверческого монастыря».

В псевдоправосл. структуры, созданные в качестве религ. ширмы для коммерческой деятельности, превратились орг-ции, образованные под названием «православных духовно-рыцарских орденов», к-рые называли себя преемниками Мальтийского ордена и его православного приората, существовавшего в Российской империи. Под видом отд-ний Мальтийского ордена в М. действовали орг-ции: «Орден православных рыцарей-госпитальеров» (зарегистрирован в 1995, упразднен в 2012), «Русское приорство Державного ордена православных рыцарей-госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского» (зарегистрировано в 1994, упразднено в 2008), «Православный Державный орден святого Иоанна Иерусалимского» (зарегистрирован в 2002, упразднен в 2008), «Командорство Державного ордена православных рыцарей-госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского» (существовало в 2005-2017) и др. (Официальным представительством Мальтийского ордена в М. была «Российская гранд приория Суверенного ордена святого Иоанна Иерусалимского» (зарегистрирована в 1992, ликвидирована в 2007), при ней действовала «Приория Москвы - московский филиал»).

В числе зарегистрированных в недавнее время псевдоправосл. культурно-общественных и благотворительных орг-ций - «Центр развития и осуществления социально значимых программ и проектов во имя св. вмч. и целителя Пантелеимона» в Троицке (в черте М.) (2016) во главе с «истинно православным свящ.» Андреем Егоровым, открывшим храм в с. Поповка Наро-Фоминского р-на (ныне в черте М.).

В. Г. Пидгайко

Нехалкидонские восточные Церкви

Армянская Апостольская Церковь

Армянская Апостольская Церковь (ААЦ). Через рус. земли арм. купцы налаживали торговые связи с европ. странами, в частности со странами Балтийского региона. Первое в рус. источниках упоминание об армянах в М. относится к кон. XIV в.: в 1390 г. «на Москве загореся посад от Авраама некоего Арменина, и згоре дворов неколико тысящь» (ПСРЛ. СПб., 1897. Т. 11. С. 122). В тот же период в городе, согласно средневек. арм. источникам, существовала арм. церковь; она находилась предположительно между Ильинкой и Варваркой (Хачикян. 1980. С. 106). Не позднее XVI в. в Китай-городе компактно проживала арм. община, существовал «Армянский двор», при нем нек-рое время имелась арм. церковь. Росту арм. общины способствовали манифест Петра I от 16 апр. 1702 г. о приглашении иностранцев в Россию с обещанием им свободы вероисповедания и его же указ от 2 марта 1711 г. с повелением Сенату: «Армян как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большего их приезда» (ПСЗ. Т. 4. № 2330. С. 643). Представитель ААЦ в России вардапет Минас (с 1716 архиепископ; сначала представлял Гандзасарского Католикоса, затем Католикоса всех армян) в 1714, 1722 и 1725 гг. обращался к российскому правительству с просьбами о разрешении построить арм. церкви в М., Астрахани и С.-Петербурге.

В подмосковном с. Воскресенском на р. Пресне (Грузинская слобода) кроме грузин жили и армяне. В 1716-1719 гг. для них была построена арм. ц. в честь Успения Пресв. Богородицы (Сурб-Мариам-Аствацацин). В 1830 г. она была перестроена архит. И. А. Селиховым. В 1-й трети XVIII в. арм. община С.-Петербурга, еще не имевшая собственных священников, приглашала для совершения богослужений арм. священнослужителей из М. В частности, в тот период С.-Петербург посещал московский свящ. Иван Петрович Шеристанов (Ованес Шеристанян). В 1730 г. он переехал в столицу и стал 1-м духовным пастырем местных армян. До 1740 г. арм. церковь в М. была деревянной. 3 авг. 1740 г. имп. Анна Иоанновна разрешила арм. купцу Богдану Христофорову возвести каменную церковь. Однако ее строительство было отложено, поскольку по указу имп. Елизаветы Петровны от 16 янв. 1742 г. были упразднены все арм. церкви, кроме одной каменной в Астрахани (ПСЗ. Т. 11. № 8500. С. 559). 4 дек. 1762 г. имп. Екатерина II издала манифест «О позволении иностранцам, кроме жидов, выходить и селиться в России…» (Там же. Т. 16. № 11720. С. 126-127), 9 июня 1763 г.- указ «О позволении иностранцам, выходящим в Россию, строить и содержать по их законам церкви в тех местах, где они селиться пожелают» (Там же. № 11853. С. 287-289). Эти акты предоставили переселенцам, в т. ч. армянам, обосновавшимся в России, не только всевозможные льготы, но и свободу вероисповедания. В апр. 1770 г. представитель известной и влиятельной арм. фамилии российских промышленников и меценатов Иван (Ованес) Лазаревич Лазарев ходатайствовал перед имп. Екатериной II о дозволении возвести в С.-Петербурге и в М. арм. церкви. Указом от 2 мая 1770 г. императрица разрешила армянам построить в С.-Петербурге и в М. церкви «на том основании, как и католические состоят» (Там же. Т. 19. № 13457. С. 59). На средства благотворителей братьев Ивана Лазаревича и Мины (Минаса) Лазаревича Лазаревых в 1779-1780 гг. в М. на участке земли в Артамоновом пер. (ныне Армянский пер.), приобретенном в сер. века их отцом Лазарем Назаровичем Лазаревым (Егиазаром Лазаряном), по проекту архит. Ю. М. Фельтена была построена большая Крестовоздвиженская ц., или Сурб-Хач (Святого Креста). В 1780 г. ее освятил архиеп. Иосиф (Аргутинский-Долгорукий). Рядом с храмом были построены дома причта. В 20-х гг. XIX в. церковь была частично перестроена архит. И. М. Простаковым, художник и скульптор И. П. Витали выполнил для нее скульптурные работы. В 1858 г. Крестовоздвиженская ц. снова была перестроена архит. Д. А. Корицким.

В 1791 г. на средства Мины и Ивана Лазаревых была построена армянская ц. в честь Воскресения Христова (Сурб-Арутюн). Вскоре по их прошению здесь же было основано Армянское Ваганьковское кладбище, ставшее родовой усыпальницей рода Лазаревых. Здесь находятся могилы основателей уч-ща для детей бедных армян (впосл. Лазаревский ин-т вост. языков) Ивана и Иоакима (Овагима) Лазаревых. В 1815 г. здание Воскресенской ц. было перестроено по проекту архит. А. Г. Григорьева, 1 июня того же года в храме возобновились богослужения.

1 авг. 1825 г. по ходатайству главы арм. епархии архиеп. Ованеса викарий арм. церквей С.-Петербурга и М. архим. Серовбе (Серафим) был награжден орденом св. Владимира 4-й степени.

По указу имп. Николая I от 23 апр. 1830 г. арм. епархии России были реорганизованы: приходы М. и С.-Петербурга переданы из Астраханской епархии в новообразованную Новонахичеванскую и Бессарабскую епархию с центром в Кишинёве (2 ПСЗ. Т. 5. Ч. 1. № 3620. С. 355).

Священнослужители арм. церквей М. кроме религ. деятельности занимались также благотворительностью и просветительской работой: опекали сирот, помогали переселенцам, открывали церковноприходские и воскресные школы. В 1845 г. по инициативе и при материальной поддержке проживавшего в М. ген. П. М. Меликова при Крестовоздвиженской ц. был открыт приют для бедных армян, к-рому генерал завещал свой капитал. Этому приюту меценаты братья Лазаревы передали в дар часть принадлежавшей им прицерковной земли, имп. Николай I постановил «утвердить подаренную Лазаревыми землю для строительства церковного приюта». Братья Лазаревы также внесли в благотворительный фонд приюта 5 тыс. р. В связи с тем что московский купец 3-й гильдии, почетный гражданин М., выходец из Карабаха, Исай Мовсесович Касперов (Каспаров) пожертвовал на приют 50 тыс. р., учреждение в его честь было названо «Гаспарян ахкатаноц» - «Касперовский приют для бедных армян».

В 1913-1918 гг. духовным пастырем армян М. и законоучителем Лазаревского ин-та вост. языков являлся архим. Усик Зограбян (впосл. в сане епископа возглавлял Бессарабскую епархию, в 1931 основал и возглавил Румынскую епархию ААЦ (с 1932 архиепископ)).

В начале первой мировой войны возникла угроза захвата турками Эчмиадзина (ныне Вагаршапат). По этой причине в М. были перевезены сокровища ААЦ (утварь и древние рукописи), до 1922 г. они хранились в Крестовоздвиженском храме. После организации младотур. правительством Османской империи геноцида арм. народа множество западноармянских беженцев нашли приют в Эчмиадзине, Ереване и в др. населенных пунктах Российской империи. Прихожане арм. церквей в М. организовали для них сбор пожертвований деньгами, одеждой и продовольствием.

После прихода к власти большевиков священнослужители Новонахичеванской и Бессарабской епархии, в т. ч. духовенство московских церквей, подвергались гонениям. 19 янв. 1930 г. был арестован благочинный московских арм. церквей прот. Арсен Симонянц. После него до 1936 г. в М. служил прот. Аршак Чанчикьян, к-рого также репрессировали.

В 1930 г. снесли Успенскую ц. на арм. Пресненском кладбище (Б. Грузинская ул.), вскоре было уничтожено и кладбище. В 1933 г. снесена Крестовоздвиженская ц., на ее месте построена школа. После этого в городе остался единственный арм. храм - Воскресенская ц. на Армянском Ваганьковском кладбище. В сер. 30-х гг. XX в. и эта церковь была закрыта, в ней разместилась гранитная мастерская, в поминальном доме кладбища был устроен склад гробов. Все обращения главы арм. епархии России, Крыма и Нов. Нахичевани (бывш. Новонахичеванская и Бессарабская епархия) архиеп. Гарегина I Овсепяна к руководителям Советского гос-ва о прекращении разрушений армянских церквей остались без ответа.

Храмовый комплекс Армянской Апостольской Церкви с часовней Св. Креста и кафедральным собором Преображения Господня. 1996–2013 гг. Фотография. 2015 г.
Храмовый комплекс Армянской Апостольской Церкви с часовней Св. Креста и кафедральным собором Преображения Господня. 1996–2013 гг. Фотография. 2015 г.

Храмовый комплекс Армянской Апостольской Церкви с часовней Св. Креста и кафедральным собором Преображения Господня. 1996–2013 гг. Фотография. 2015 г.
19 апр. 1945 г. в Кремле состоялась встреча И. В. Сталина с местоблюстителем католикоса всех армян архиеп. Геворгом Чеорекчяном (впосл. Католикос Геворг VI). Вскоре после этого была воссоздана Новонахичеванская епархия ААЦ. В 1945-1948 гг. ее возглавлял архиеп. Карапет Туманян. В сер. 50-х гг. XX в. Воскресенская ц. была возвращена верующим, в 1956 г. Католикос всех армян Вазген I преобразовал ее в отдельный церковный приход (пастырство) ААЦ. 9 мая 1958 г. на празднование 40-летия восстановления Патриаршества в РПЦ в М. прибыла делегация ААЦ во главе с Вазгеном I. Католикос в сопровождении членов делегации посетил Воскресенскую ц., где его встречали и приветствовали настоятель храма архим. Егише и прот. Хачатур Тер-Арутюнян.

В 1961 г. духовным пастырем армян М. стал еп. Паркев Геворгян, с 1963 по 1976 г. он также возглавлял Новонахичеванскую и Российскую епархию с центром в М. В 60-х гг. XX в. продолжались попытки властей отнять у арм. общины Армянское Ваганьковское кладбище и Воскресенскую кладбищенскую ц. В частности, такая попытка имела место в 1966 г., однако тогда московской арм. интеллигенции во главе с писательницей М. С. Шагинян при помощи Католикоса всех армян Вазгена I удалось отстоять духовный центр армян М. С 60-х гг. XX в. по 2013 г. епархиальное управление Новонахичеванской и Российской епархии располагалось в церковном комплексе Воскресенского храма. В 1976-2000 гг. Новонахичеванскую и Российскую епархию возглавлял архиеп. Тиран Кюрегян.

1991-й год стал рубежным в развитии структуры ААЦ в России. 25 июля Верховный духовный совет ААЦ во главе с Католикосом Вазгеном I в пределах территории Новонахичеванской и Российской епархии создал 3 вик-ства: Западное (в к-рое вошла община М.), Ростовское и Сев. Кавказа. В авг. того же года в Мин-ве юстиции РФ была зарегистрирована Новонахичеванская и Российская епархия ААЦ. В ее юрисдикции сохранился приход московской Воскресенской ц. В 1996 г. арм. общине М. был выделен участок в центре города для строительства храмового комплекса с ц. Честного и Животворящего Креста Господня.

В 1997 г. Новонахичеванский архиеп. Тиран выступил против решения Католикоса Гарегина I о выделении в рамках реформирования епархий бывш. СССР епархии Украины и епархии Юга России из состава Новонахичеванской епархии; после избрания Католикоса Гарегина II проявилось стремление архиеп. Тирана не подчиняться решениям нового главы ААЦ. Это явилось причиной отрешения его от должности правящего архиерея. В 2001 г. он вышел из подчинения Католикосу всех армян и создал неканоническую орг-цию «Объединение армянских апостольских церквей Москвы». Католикос Гарегин II объявил о лишении бывш. архиеп. Тирана сана и монашества.

В 2000 г. главой Новонахичеванской и Российской епархии (с 2013 Российская и Новонахичеванская) и патриаршим экзархом стал еп. Езрас Нерсесян. Он возглавил строительство арм. храмового комплекса. 23 окт. 2011 г. состоялся обряд освящения и миропомазания крестов нового арм. собора в честь Преображения Господня (Сурб-Пайцаракерпутян), к-рый совершил Католикос всех армян Гарегин II в сослужении епископов и др. священнослужителей ААЦ. Торжественное освящение и открытие арм. храмового комплекса состоялось 17 сент. 2013 г. На церемонии присутствовали Католикос всех армян Гарегин II, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, Президент Армении С. А. Саргсян. В тот же день Католикос Гарегин II на церемонии освящения кафедрального собора возвел еп. Езраса в сан архиепископа. Храмовый комплекс (автор проекта архит. А. Б. Гулян) расположен на перекрестке Олимпийского проспекта и Трифоновской ул., является резиденцией патриаршего экзарха и главы Российской и Новонахичеванской епархии. Он состоит из кафедрального собора в честь Преображения Господня, часовни Св. Креста (Сурб-Хач), московской резиденции Католикоса всех армян, адм., гостевого и учебно-просветительского комплексов, музея и др. построек. При кафедральном соборе действуют духовно-просветительский центр, воскресная школа, издается газ. «Армянская церковь».

Ныне в М. кроме кафедрального Преображенского собора и часовни Сурб-Хач действуют Воскресенская ц. на Армянском Ваганьковском кладбище и часовня во имя св. Георгия (Сурб-Геворг) на 38-м километре МКАД. Строится ц. Святых мучеников (Србоц-Наатакац) на Поклонной горе.

С. М. Степанянц

Ассирийская Церковь Востока

Начало формирования ассир. общины М. относится к 1917-1918 гг., когда в город прибывали беженцы с территории Турции и с зап. берега оз. Урмии (в Иране), спасавшиеся от организованного во время первой мировой войны правительством Османской империи геноцида. В числе беженцев были священники и диаконы, однако ни одного прихода организовано не было. Впосл. нек-рые священнослужители покинули город, многие были репрессированы в 30-х гг. XX в. Уже в 1-е десятилетие проживания в М. члены ассир. общины начали посещать правосл. храмы. После Великой Отечественной войны из Краснодарского края в М. неск. раз приезжал ассир. свящ. Харалампий Осипов. С разрешения духовенства РПЦ он совершал богослужения для ассирийцев в Богоявленском соборе в Елохове. Летом 1982 г. М. посетил католикос-патриарх Ассирийской Церкви Востока Дынха IV Мар и по согласованию со священноначалием РПЦ отслужил литургию на специально приготовленном столе в Знаменской ц. в Переяславской слободе. Община Ассирийской Церкви Востока была зарегистрирована в 1994 г., в 1996 г. ее возглавил уроженец Ирака свящ. Хамис Юсиф (ныне епископ Сев. Ирака и СНГ Мар Исхак Юсиф). 28 сент. 1998 г. католикос-патриарх Мар Дынха IV освятил храм во имя Пресв. Девы Марии (Мат-Марьям) (Шарикоподшипниковская ул., д. 14). Приход относится к епархии Сев. Ирака с центром в Дахуке. Московская община поддерживает тесные связи с приходами Ростова-на-Дону и Краснодара.

Э. П. Р.

Римско-католическая Церковь

В марте 1441 г. в М. вернулся Киевский митр. Исидор, подписавший на Ферраро-Флорентийском Соборе (1438-1439) унию с католич. Церковью и возведенный в достоинство кардинала. На торжественном богослужении в Успенском соборе он помянул папу Римского Евгения IV и велел зачитать папскую буллу с изложением соборного определения церковной унии. После богослужения «папино писание» по приказу вел. кн. Московского Василия II было передано на рассмотрение Собору рус. духовенства и впосл. осуждено. Затем по княжескому указанию митрополит был взят под стражу и заключен в московский Чудов мон-рь до получения сведений из К-поля. 15 сент. 1441 г. Исидор бежал из М.

В 1472 г. в М. прибыла София (Зоя) Палеолог, племянница последнего визант. имп. Константина XI Палеолога, ставшая женой вел. кн. Иоанна III. Воспитанную в католич. вере визант. принцессу сопровождал папский легат Антонио Бонумбре (де Бонаумбра), еп. Аччии на Корсике. Перед свадьбой София Палеолог перешла в Православие, и связанные с этим браком надежды Папского престола на церковную унию не оправдались.

В кон. XV в. отправлявшиеся в Зап. Европу рус. посольства приглашали в М. иностранных специалистов: архитекторов, строителей, инженеров и др. В строительстве Московского Кремля участвовали итал. архитекторы: Аристотель Фьораванти, Петр Фрязин (Пьетро Антонио Солари), Антон Фрязин (Антонио Джиларди), Марк Фрязин (Марко Руффо), Алевиз Фрязин (Старый) (Алоизио да Карезано), Алевиз Новый (Алевиз Фрязин, вероятно, наст. имя - Алоизио Ламберти да Монтиньяна (Монтаньяно)), Бон Фрязин. В М. работали иностранные врачи, мастеровые, ремесленники католич. вероисповедания. Строить храмы и открыто совершать богослужения католикам не разрешалось. Нек-рые из приехавших католиков переходили в Православие, но были и те, кто сохраняли католич. вероисповедание. Приехавший в 1490 г. в М. для устройства «органной игры» в великокняжеском дворце священник-августинец Иван Сальватор (Джованни Сальваторе) Фрязин перешел в правосл. веру, отказался от духовного сана и женился. Живший в 1508-1548 гг. в М. немец Николай Булев (Бюлов), бывш. врач папы Римского Юлия II и придворный врач вел. кн. Василия III, оставался католиком и призывал к унии Церквей. В XVI в. бо́льшая часть проживавших в М. иностранцев являлись протестантами.

В 1517-1519 гг. М. трижды посещал посол вел. магистра Тевтонского ордена Дитрих фон Шёнберг, к-рый вел переговоры с вел. кн. Василием III о союзе против турок и о церковной унии, но успеха не достиг. В 1-й пол. 20-х гг. XVI в. в М. по торговым делам дважды приезжал генуэзец Паоло Чентурионе: в 1520 г. он привез вел. князю послание от папы Римского Льва X, но, как он рассказывал позднее, «повел переговоры с близкими к князю людьми о соединении обрядов той и другой Церкви» по собственной инициативе, а не по поручению папы. В февр. 1525 г. он прибыл с посланием папы Римского Климента VII, в к-ром затрагивались вопросы «соединения» Церквей и установления союзнических отношений (подробнее см.: Кудрявцев О. Ф. Несостоявшийся маршрут, или Рус. проект генуэзца Паоло Чентурионе (из предыстории открытия Сев. морского пути) // ДРВМ. 2013. № 2(52). С. 56-63). Пробыв в М. 2 месяца, Чентурионе вернулся в Рим в сопровождении рус. посла Дмитрия Герасимова, доставившего папе Клименту VII от кн. Василия III богатые дары и грамоту, в к-рой вел. князь выражал готовность заключить союз с папой. В дек. 1525 г. папа отправил к Василию III посольство во главе с Джованни Франческо да Потенцей, католич. еп. Скары (Швеция). Папское посольство прибыло в М. в июне следующего года. При посредничестве папского посла в Можайске было заключено перемирие на 5 лет между Василием III и польск. кор. Сигизмундом I Старым (подробнее о посольствах см.: Pierling. 1892; Язькова. 1995). Неск. папских представителей, направленных в М. (во главе с Якобом Пизо (Пизоном) в 1514, доминиканцем Николаусом фон Шёнбергом в 1518-1519, бенедиктинцем Дзаккарией Феррери, еп. Гуардьяльфьеры (Италия), в 1519, Джованни Франческо Маццей де Канобио и Джованни Джиральди в 1561, францисканцем Бонифацием де Стефанисом Рагузинским, еп. Станьо (Далмация; ныне Стон (Хорватия)), в 1565, Виченцо Портико в 1570), не смогли прибыть в город гл. обр. из-за противодействия Речи Посполитой.

В 1581-1582 гг. в М. дважды побывал легат папы Римского Григория XIII иезуит Антонио Поссевино. Он выступил посредником при заключении перемирия между Русским гос-вом и Речью Посполитой (Ям-Запольский мирный договор от 5 янв. 1582) и безуспешно пытался склонить царя Иоанна IV к унии Церквей. Поссевино просил царя дозволить итал. купцам-католикам приехать вместе с католич. священниками, а также добивался разрешения на строительство католич. храма в М. Царь согласился допустить в М. католич. священников, но запретил им проповедовать среди православных и отверг ходатайство о возведении католич. церкви. В 1595 и 1597 гг. в М. приезжал папский легат Александр Комулей (Комулович) с целью вовлечь Русское гос-во в войну с Турцией, но эти поездки успеха не имели.

В 1600 г. в М. с предложением «вечного мира» между Речью Посполитой и Россией прибыл посол кор. Сигизмунда III литов. канцлер Лев Сапега; в его свите находились 2 иезуита. Среди обсуждавшихся на переговорах условий мирного договора было разрешение на строительство католич. церквей в М. и др. местах для поляков, к-рые будут состоять на рус. службе, а также для торговцев и послов, приезжавших как из Речи Посполитой, так и из др. стран. Царь Борис Годунов не возражал против того, чтобы поляки приезжали в Россию и жили «по своей вере», но просьбы о возведении католич. храмов категорически отклонил. Иезуиты, сопровождавшие посла, были выдворены за границу.

В Смутное время при Лжедмитрии I (1605-1606) в М. на короткое время появились католич. священники, в т. ч. приближенные к Лжедмитрию I иезуит Гаспар Савицкий и бернардинец Бенедикт Анзерин, капеллан Марины Мнишек. В царском дворце в Московском Кремле для Мнишек была устроена католич. часовня. В 1610-1612 гг., когда М. оказалась под властью Сигизмунда III, католич. священники находились при захвативших рус. столицу польск. войсках.

Генерал П. Гордон. Гравюра из кн.: Собра-ние портретов россиян, знаменитых по своим деяниям... М., 1821
Генерал П. Гордон. Гравюра из кн.: Собра-ние портретов россиян, знаменитых по своим деяниям... М., 1821

Генерал П. Гордон. Гравюра из кн.: Собра-ние портретов россиян, знаменитых по своим деяниям... М., 1821
После восшествия в 1613 г. на престол царя Михаила Феодоровича католиков старались не допускать в Россию. В 1629 г. в М. для установления торговых и политических связей (главной задачей было привлечение России к антигабсбургской коалиции) прибыло посольство франц. кор. Людовика XIII во главе с Луи Деэ, бароном де Курмененом, к-рый пытался добиться разрешения для франц. торговцев привозить в Россию католич. священников. В просьбе французскому послу было отказано. В 1631 г. при наборе за границей военных на рус. службу было предписано брать только лютеран и кальвинистов, но не католиков. Когда же выяснилось, что среди приглашенных в Россию нем. офицеров оказались неск. человек католич. вероисповедания, их отправили обратно. В 1634 г. во время переговоров о заключении Поляновского мира поляки ходатайствовали о позволении строить католич. церкви в М. и в др. регионах России, что рус. уполномоченные решительно отвергли. В 1634-1635 гг. католикам был запрещен (на деле были исключения) въезд в Россию. При царе Алексее Михайловиче (1645-1676) условия доступа в Россию для католиков упростились, особенно после того как в М. указом от 4 окт. 1652 г. для иностранцев, не принявших Православие, была основана Нов. Немецкая слобода (на правом берегу Яузы, западнее Басманных слобод и южнее дворцового с. Покровского).

В 1659 г. без разрешения своего церковного начальства в М. приехал хорват. католич. священник-миссионер Юрий Крижанич, богослов, писатель, философ и лингвист, придерживавшийся панслав. взглядов. Он поступил на службу в штат Большого дворца, занимался составлением слав. грамматики и латинско-рус. словаря. Крижанич отстаивал идеи церковной унии и слав. единства во главе с Россией. В 1661 г. был сослан в Тобольск, в 1676 г. вернулся в М. и затем покинул Россию.

В 60-80-х гг. XVII в. число католиков в М. увеличилось в связи с поступлением на рус. службу мн. военных, инженеров, мастеровых и др. Наиболее известен из них шотландец ген. П. Гордон, один из организаторов рус. регулярной армии. Иностранные специалисты жили в Немецкой слободе, католич. богослужение совершалось для них частным образом и нерегулярно священниками, приезжавшими в М. в составе посольств, или миссионерами, направлявшимися через М. на Восток. Строительство в М. католич. храма и деятельность на постоянной основе католич. духовенства по-прежнему не разрешались.

Заметные изменения в положении католиков в М. произошли во время правления царевны Софии Алексеевны и ее фаворита кн. В. В. Голицына при царях Иоанне V и малолетнем Петре I. В кон. 1683 г. в М. проездом в Персию прибыл доминиканец Себастьян Кнаб (Кнабе), католич. архиеп. Нахичеванский, к-рого сопровождали 2 священника. Он передал рус. правительству грамоту имп. Леопольда I о скором приезде в М. австрийских послов, а также попытался возобновить прерванные дипломатические отношения Папского престола с Россией. Католич. иерарх был благожелательно принят в М., что объяснялось стремлением рус. правительства использовать в противостоянии с Османской империей коалицию европ. держав, добившуюся значительных успехов в борьбе с турками (в сент. 1683 после 2-месячной осады турки были разбиты под Веной). Находясь в М., Кнаб совершал богослужения, читал проповеди и встречался с московскими католиками, в т. ч. с ген. Гордоном. В апр. 1684 г. архиепископ писал папскому нунцию в Варшаве о благоприятной для католиков обстановке в М.

В нач. 1684 г. ген. Гордон и др. католики подали царям Иоанну V и Петру I челобитную с просьбой разрешить в М. постоянно присутствовать католич. священникам и построить католич. церковь, как в то время было позволено лютеранам и кальвинистам. Челобитная рассматривалась в Посольском приказе; 3 марта 1684 г. было принято решение о необходимости навести по данному вопросу подробные справки.

В мае - нач. июня 1684 г. в М. находилось большое посольство от имп. Леопольда I во главе с баронами И. Х. Жировским и С. Блумбергом; в их свите состоял католич. свящ. Иоганн Шмидт, член ордена иезуитов. На переговорах в Посольском приказе обсуждались заключение союза и участие России в Свящ. лиге, объединявшей к тому времени Папский престол, Венецию, Свящ. Римскую империю и Речь Посполиту (заключив 26 апр. 1686 в М. «вечный мир» с Речью Посполитой, Россия примкнула к антитур. Свящ. лиге). На просьбы о строительстве в М. католич. храма и допуске 2 католич. священников имп. послы получили ответ, что царям по этим вопросам необходимо посоветоваться с Московским патриархом Иоакимом. В нач. июня 1684 г. в М. (еще во время пребывания в городе посольства Жировского и Блумберга) с поздравительной грамотой от имп. Леопольда I по случаю бракосочетания царя Иоанна V прибыл чрезвычайный имп. посланник иезуит Карло Маурицио Вота (Вотта). Ему удалось убедить кн. Голицына неофициально разрешить иезуиту Шмидту временно остаться в М. после отъезда посольства (позднее, уезжая из России, Шмидт от имени ордена благодарил Голицына за помощь и поддержку). Шмидт поселился в Немецкой слободе и занимался окормлением проживавших там католиков-иноземцев, открыл католич. школу, где помимо детей католиков лат. языку обучались и дети правосл. дворян. Богослужения совершались в доме голл. купца-католика Е. ван Троена. Деятельность Шмидта рассматривалась руководством Об-ва Иисуса как открытие Московского отд-ния ордена.

В апр. 1685 г. в М. прибыл имп. посланник И. И. Курц с грамотой имп. Леопольда I от 13 нояб. 1684 г., где выражалась надежда на союз с Россией против Турции и содержалась просьба допустить в М. 2-го католич. священника. В ответной царской грамоте от 5 мая 1685 г. было дано согласие на временное присутствие в М. 2-го католич. священника. Курц купил на имя купца Ф. Гваскони в Немецкой слободе двор с домом, где должны были жить и совершать богослужения католические священники (на углу совр. Старокирочного пер. (бывш. Кирочный) и Бауманской ул. (бывш. Немецкая)). Прибывший в мае 1685 г. в М. иезуит Альберт де Бойе привез грамоту от папы Римского Иннокентия XI к рус. царям о союзе против Турции. В июне 1685 г. Курц уехал из России, а Бойе остался в М. 2-м католич. священником, но в нач. 1686 г. скончался. В авг. того же года ему на смену из Богемской пров. ордена приехал иезуит свящ. Йиржи (Георгий) Давид. В авг. 1688 г. по старости и болезни М. покинул Шмидт, вместо него в февр. 1689 г. в город прибыл иезуит Товия Тихавский (Тихановский). Занимаясь духовным окормлением католиков, иезуиты также вмешивались в дела протестант. общины Немецкой слободы (по распоряжению царевны Софии иезуитов привлекли к рецензированию сочинений К. Кульмана и К. Нордермана, проповедовавших в М. учение нем. протестант. мистика Я. Бёме) и пытались проповедовать католичество среди православных.

С московскими иезуитами поддерживал дружеские отношения приближенный царевны Софии правосл. иером. Сильвестр (Медведев), настоятель Заиконоспасского мон-ря в М., духовный писатель и «латинофил», впосл. казненный Петром I по обвинению в измене. С иезуитами был близок бывш. воспитанник московской Славяно-греко-латинской академии Петр Артемьев, тайно перешедший в католичество в Италии, куда он в 1688 г. уехал учиться. В 1691 г. он был рукоположен во диакона и служил в правосл. Петропавловской ц. в Новомещанской слободе. В храме он читал католич. молитвы, соблюдал посты и почитал святых Римско-католической Церкви, за что был запрещен в служении, но поскольку продолжал проповедовать, то в 1698 г. был осужден, расстрижен и сослан сначала в архиерейский дом в Холмогорах, а затем в Соловецкий мон-рь, где вскоре скончался.

После отстранения от власти царевны Софии и кн. Голицына (сент. 1689) и начала личного правления Петра I иезуиты были изгнаны из М. Патриарх Иоаким обратился к царям Иоанну V и Петру I с жалобой на иезуитов Давида и Тихавского за то, что они «чинят противность» правосл. Церкви, и просил выслать их за границу. Царским указом от 2 окт. 1689 г. им было приказано немедленно покинуть М.

25 окт. 1689 г. поляк Ю. Д. Довмонт обратился в Посольский приказ с ходатайством пропустить к нему для совершения богослужений католич. священника, но получил отказ. 18 дек. католики-иноземцы подали царям челобитную, к-рую ген. Гордон лично вручил Петру I, с просьбой о разрешении призвать католич. священников для окормления верующих, но им также было отказано. В нач. 1690 г. в М. проездом с Востока находился иезуит Конрад Терпеловский. 18 марта 1690 г. московские католики просили оставить его в М., 19 марта ген. Гордон лично просил об этом Петра I. Царь согласился на то, что в М. пригласят католич. священника, при условии, что тот не будет принадлежать к ордену иезуитов. В июле 1690 г. Терпеловский был выдворен из М.

15 апр. 1691 г. в М. для переговоров о союзе против Турции прибыл австр. посол Курц, при к-ром находился священник-доминиканец Людовик Коблич (Коблициус). Курц сообщил, что имп. Леопольд I удивлен изгнанием иезуитов и выражает надежду на их возвращение в М. Австр. посол встречался с московскими католиками, а Коблич совершил неск. богослужений. Царским указом от 29 авг. 1691 г. австр. послу было велено передать, что католич. храму, иезуитам и их уч-щам в М. «не быть». Разрешались лишь временное пребывание в городе секулярного католич. священника, не принадлежавшего к Об-ву Иисуса или к др. католич. орденам и конгрегациям, и совершение им богослужений в домах «начальных людей» католич. вероисповедания. По просьбе Курца царским указом (объявлен 8 сент. 1691) было разрешено пребывание в М. 2 католич. священников, с тем чтобы они правосл. вере «противности не чинили», не занимались проповедью католичества среди православных, совершали богослужения в домах «начальных людей» католич. вероисповедания и были «светскими плебанами», а не иезуитами. 22 сент. 1691 г. Курц выехал из М. Доминиканцу Кобличу было разрешено оставаться в М. до прибытия секулярных священников. На одном из католич. богослужений - венчании дочери ген. Гордона Мэри с майором Карлом Снивином (12 мая 1692) - присутствовал царь Петр I. В нояб. 1692 г. в М. под видом секулярных священников прибыли францисканцы Франциск Ксаверий Лефлер и Павел Иосиф Ярош. После их приезда Коблич уехал из М. (нояб. или дек. 1692). Лефлер и Ярош жили в Немецкой слободе на дворе Гваскони, где без царского дозволения построили небольшую деревянную церковь и публично, а не в частных домах совершали богослужение, учили детей из католич. семей. 20 нояб. 1694 г. ген. Гордон получил устное согласие Петра I на строительство каменного католич. храма. 12 дек. 1694 г. царь вновь присутствовал на католич. богослужении - на похоронах ген. П. Менезия.

В 1695 г. католические священники Лефлер и Ярош подали царям Петру I и Иоанну V челобитную с просьбой разрешить постройку в М. каменной католич. церкви. Ответа на челобитную не последовало, и строительство каменного храма во дворе, купленном на имя купца Гваскони, было начато без офиц. разрешения, но в авг. 1695 г. по царскому указу прекратилось. В 1698 г. в Немецкой слободе действовала деревянная католич. ц. Св. Троицы с 4 алтарями. Австрийский посол барон И. Х. Гвариент (находился в М. в 1698-1699) способствовал ее расширению и украшению и подарил храму список с Петценской иконы Пресв. Девы Марии. С 26 июня по 17 июля 1698 г. в М. останавливался направлявшийся в Персию титулярный архиеп. Анкирский Петр Павел Пальма д'Артуа, член ордена кармелитов, апостольский викарий во владениях мусульм. империи Великих Моголов. Архиепископ совершил неск. торжественных богослужений и преподал таинство миропомазания (конфирмации) московским католикам, в т. ч. ген. Гордону.

В авг. 1698 г. католич. священники Лефлер и Ярош покинули М. Их сменили прибывшие с бароном Гвариентом Франциск Эмилиан (Милан) и Иоанн Берула, представленные как священники Оломоуцкого католич. еп-ства, но в действительности являвшиеся членами ордена иезуитов. Они оставались в М. до 1719 г.

29 нояб. 1699 г. умер ген. Гордон и был погребен в склепе московской католич. церкви. На его похоронах присутствовал царь Петр I. В изданном 16 февр. 1702 г. царском манифесте о приглашении иностранцев в Россию подчеркивалось, что в М. «уж введено свободное отправление богослужения всех других, хотя с нашею Церковью несогласных, христианских сект».

Осенью 1705 г. деревянная католич. церковь в М. сгорела. Петр I документом, изданным в Гродно 12 дек. 1705 г. на имя польск. посла Т. Дзялынского, разрешил католикам строить церкви в столице и городах России. Еще в нояб. того же года в присутствии польск. кор. Августа II Петр I заявлял, что ему известно о пребывании в М. иезуитов под видом католич. священников, «но так как эти славные мужи живут на пользу всем, с любовью обучают юношей и всем нравятся, то я охотно терплю и держу их в Москве» (Письма и донесения иезуитов. 1904. С. 131). Зимой 1705/06 г. проводился сбор пожертвований на строительство каменного католич. храма в М. Строительство началось 5 мая и завершилось 10 авг. 1706 г. В послании от 20 окт. 1706 г., адресованном папе Римскому Клименту XI, кн. А. Д. Меншиков сообщал о строительстве каменной церкви и действующей в М. католич. школе для дворянских детей (Там же. С. 144-145). В 1707 г. новый московский католич. храм, посвященный, как и прежний, Св. Троице, был открыт для верующих. Работы по внутренней отделке продолжались до 1708 г.

При католич. ц. Св. Троицы в М. в 1707-1709 гг. жил под домашним арестом и здесь же умер Львовский католич. архиеп. Константин Юзеф Зелинский (1700-1709), взятый в плен рус. войсками в Польше как сторонник Станислава Лещинского, ставленника швед. кор. Карла XII на польск. престоле. В католич. школе в М. под руководством иезуитов учились не только дети католиков, но и дети из правосл. семей; впосл. нек-рые из них приняли католичество. Воспитанником этой школы был дворянский сын А. Ю. Ладыженский, ставший 1-м рус. иезуитом. В отчете иезуитов за 1709 г. упоминалось о более 200 католиках в М. и примерно о 20 случаях перехода в католичество, а также о 6 случаях присоединения к унии в 1699-1709 гг. (Там же. С. 178-196). Деятельность иезуитов, сохранявших статус австр. миссии и замешанных в истории с бегством царевича Алексея Петровича в Австрию, вызвала недовольство Петра I. Указом от 18 мая 1719 г. члены ордена были высланы из М. В вину им вменялись прозелитическая деятельность и «совращение в католицизм» учеников школы.

Иезуитов в М. сменили капуцины. 18 июля 1720 г. прибывшие в московскую Посольскую канцелярию 4 монаха сообщили, что они присланы по указу папы Римского Климента XI и префекта рим. Конгрегации пропаганды веры кард. Дж. Сакрипанте.

С 20-х гг. XVIII в. католич. церковь в Немецкой слободе в М. носила имя св. апостолов Петра и Павла. Католич. приход святых Петра и Павла имел 2 церковных здания: большой неотапливаемый, «холодный», храм и малый, «теплый». Среди прихожан преобладали немцы. Регламентом от 12 февр. 1769 г. (гл. 10) было определено, что при католич. церкви в М. должны состоять 2 священника (префект и его помощник, оба из ордена капуцинов), при необходимости им в помощники может быть принят еще один священник (также из ордена капуцинов). Католич. церковь в М., как и католич. храм в С.-Петербурге, находилась в ведении Юстиц-коллегии Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел.

После разделов Польши и учреждения в России Могилёвского католического архиепископства храм св. апостолов Петра и Павла в М. был подчинен Могилёвскому католич. архиепископу. Декретом папского нунция Дж. А. Аркетти об учреждении Могилёвского католич. архиеп-ства и Могилёвского архиепископского капитула (8 (19 н. с.) дек. 1783) настоятелю католич. храма св. апостолов Петра и Павла в М. присваивался титул каноника Могилёвского (без права голоса в капитуле).

Во 2-й пол. XVIII в. в М. поселилось много французов, гл. обр. коммерсантов и их служащих, ремесленников, гувернеров; большинство московских французов были католиками. В 1760 г. в М. было учреждено франц. вице-консульство. В годы Французской революции (1789-1799) французское землячество в М. пополнилось эмигрантами, среди к-рых заметное число составляли католич. священники. Франц. поселенцы концентрировались в 2 районах: в основном близ Лубянки и Кузнецкого моста и в меньшей степени в Немецкой слободе. 5 авг. 1789 г. представители французского землячества в М. во главе с вице-консулом К. де Боссом направили Могилёвскому католич. архиеп. Станиславу Богушу-Сестренцевичу прошение об устроении временной часовни в одной из комнат дома на Лубянке, занимаемого франц. вице-консулом, и о строительстве нового католич. храма. Архиепископ дал согласие на возведение католич. церкви в М. при условии, что французы обеспечат ее содержание, а также разрешил устроить временную часовню и назначил для служения в ней эмигрировавшего в Россию франц. свящ. Жана Батиста Пема де Матиньикура.

Заручившись согласием архиепископа, 16 нояб. 1789 г. представители франц. землячества обратились к главнокомандующему М. генерал-аншефу П. Д. Еропкину с просьбой разрешить устройство часовни, а затем строительство церкви. 20 нояб. ген. Еропкин поручил Московскому губ. правлению удостовериться в согласии архиепископа Могилёвского и в случае положительного результата сообщить просителям, что они должны будут найти место для новой церкви и вновь представить дело на его рассмотрение. 26 нояб. генерал доложил имп. Екатерине II, что по просьбе живущих в М. франц. католиков он дал согласие на устройство часовни, а решение вопроса о строительстве церкви отложено до подыскания подходящего места. Указом от 5 дек. Екатерина II одобрила ответ ген. Еропкина московским французам и разрешила строительство католической церкви, желательно в Немецкой слободе. 13 дек. Еропкин доложил императрице, что в соответствии с ее указом он примет все меры к тому, чтобы московские французы выбрали место для строительства своей церкви в Немецкой слободе. Несмотря на данное генералом обещание, франц. католикам удалось построить церковь в районе Лубянки, где проживали большинство из них.

В кон. 1789 - нач. 1790 г. была оборудована католич. часовня. 10 марта 1790 г. с разрешения архиепископа Могилёвского католич. свящ. Ж. Б. Пем де Матиньикур благословил часовню. 25 апр. того же года Московское губ. правление в ответ на просьбу франц. прихожан разрешило им выкупить дом с часовней для строительства на его месте постоянной церкви. Покупка состоялась, но из-за финансовых затруднений территория между улицей М. Лубянка и Милютинским пер. окончательно перешла в полную собственность франц. прихода только в февр. 1806 г.

Деревянная франц. католич. церковь в М. была построена в 1791 г. 30 марта с позволения Могилёвского католич. архиепископа и гражданских властей ее благословил и посвятил франц. кор. Людовику IX Святому католич. свящ. Пем де Матиньикур, ставший ее 1-м настоятелем. До 1936 г. и в 1947-1949, 1991-2013 гг. приход св. Людовика в М. возглавляли католич. священнослужители, французы по происхождению.

Католическая ц. св. Людовика Французского на М. Лубянке. 1827–1830 гг. Архитекторы Д. И. и А. О. Жилярди
Католическая ц. св. Людовика Французского на М. Лубянке. 1827–1830 гг. Архитекторы Д. И. и А. О. Жилярди

Католическая ц. св. Людовика Французского на М. Лубянке. 1827–1830 гг. Архитекторы Д. И. и А. О. Жилярди
После образования в М. католич. прихода св. Людовика на Лубянке возникла необходимость определения его границ относительно старого прихода св. апостолов Петра и Павла в Немецкой слободе. Посланием Могилёвского католич. архиеп. С. Богуша-Сестренцевича от 31 янв. 1792 г. и постановлениями Могилёвской католич. консистории от мая и июня 1792 г. было определено, что новый приход образуют все живущие в М. подданные Французского королевства, проч. московские католики (гл. обр. немцы) оставались в старом приходе. При этом оговаривалось, что франкоязычные католики, не являвшиеся выходцами из Франции, могли выбирать между приходами, но после этого уже не имели права покинуть выбранный приход. После казни франц. кор. Людовика XVI (21 янв. 1793) указом Екатерины II от 8 февр. 1793 г. были прекращены сношения с Францией, все французы подлежали высылке из Российской империи, за исключением тех, кто под присягой отрекутся от распространившихся во Франции революционных правил, призна́ют незаконным существующее франц. правительство и заявят о верности королевской власти. Статус франц. прихода в М. изменился. На основании указа от 4 марта 1793 г. ц. св. Людовика перестала называться французской, ее настоятель был фактически подчинен настоятелю католич. ц. св. апостолов Петра и Павла, упразднялось разграничение между приходами. Окончательно оба московских католич. прихода были разграничены указом католич. архиепископа Могилёвского от 16 марта 1812 г.: к приходу св. Людовика должны были принадлежать только католики-французы, проживавшие в М. и ее пригородах, а к приходу св. апостолов Петра и Павла - остальные католики-иностранцы, жители М.

Во время пожара 1812 г. выгорела почти вся Немецкая слобода, сильно пострадали оба церковных здания прихода св. апостолов Петра и Павла. После пожара был восстановлен только большой, «холодный», храм, а остов малого, «теплого», разобрали. Здание ц. св. Людовика не было затронуто пожаром. Настоятель прихода св. Людовика свящ. Адриен Сюррюг описал пребывание наполеоновских войск в М. и пожар 1812 г. в письмах находившемуся в С.-Петербурге иезуиту Буве (Surrugues A. Lettres sur l'incendie de Moscou. P., 1823).

Совр. здание ц. св. Людовика построено в 1833-1835 гг. по проекту архит. А. О. Жилярди. Строительство осуществлено благодаря вкладам прихожан и займу в 50 тыс. р., выданному российским правительством на льготных условиях. 3 апр. 1833 г. состоялась закладка, 28 июня того же года был освящен 1-й камень нового храма. По завершении строительства храм был освящен 24 нояб. 1835 г. вице-деканом И. Мочулевским.

Католический собор апостолов Петра и Павла в Немецкой слободе. 1839–1849 гг. Архит. А. О. Жилярди
Католический собор апостолов Петра и Павла в Немецкой слободе. 1839–1849 гг. Архит. А. О. Жилярди

Католический собор апостолов Петра и Павла в Немецкой слободе. 1839–1849 гг. Архит. А. О. Жилярди
Вскоре было построено и новое здание католич. ц. св. апостолов Петра и Павла. 2 янв. 1835 г. совет этой церкви обратился к московскому генерал-губернатору кн. Д. В. Голицыну с прошением построить новый храм в центральной части города, где к тому времени жили большинство прихожан. Согласно указаниям Синода и Московского митр. св. Филарета (Дроздова), в 1838 г. было разрешено построить новое здание католич. ц. св. апостолов Петра и Павла в Тверской или Мясницкой части, не на видном месте и не в близком соседстве с правосл. храмами, с тем чтобы прежняя церковь была упразднена как бесприходная. Для постройки был куплен участок земли в Милютинском пер., поблизости от ц. св. Людовика. Закладка состоялась 16 мая 1839 г. Автором проекта католич. храма св. апостолов Петра и Павла был архит. Жилярди. В ходе строительных работ обнаружилась нехватка средств, и бо́льшая часть необходимого на постройку капитала с имп. разрешения была занята в Приказе общественного призрения. Строительство храма завершилось в 1845 г.

Торжественное освящение обоих московских католич. храмов - св. апостолов Петра и Павла и св. Людовика - совершил в июне 1849 г. епископ-коадъютор Могилёвский Игнатий Головинский (архиепископ-митрополит Могилёвский в 1851-1855).

Здание старого храма св. апостолов Петра и Павла до 1870 г. принадлежало приходу, но постепенно пришло в упадок; богослужения в нем совершались только по особым случаям. В 1870 г. оно было продано на слом и разобрано. Находившиеся там захоронения, в т. ч. могилу ген. Гордона, перенесли на Немецкое (Введенское) кладбище. В М. никогда не было католич. кладбища. Католиков хоронили на «немецких» кладбищах, общих с протестантами. Такие кладбища существовали в XVII-XVIII вв. в юж. части Немецкой слободы близ р. Яузы и около Марьиной Рощи. В 70-х гг. XVIII в. католикам и протестантам отвели место под кладбище в Лефортово (ныне часть Введенского кладбища). В 1854 г. распоряжением московских властей было произведено разграничение участков Немецкого (Введенского) кладбища, предназначенных для католиков и для протестантов.

К сер. XIX в. изменился национальный состав прихода св. апостолов Петра и Павла. Если раньше основную часть прихожан составляли немцы, то к тому времени стали преобладать поляки. Приход св. Людовика по-прежнему оставался французским.

При приходе св. Людовика был основан ряд заведений благотворительного и образовательного характера: богадельня св. Доротеи (1821), муж. реальное училище католич. св. Филиппа Нери (1861) и жен. училище вмц. Екатерины (1888, получило статус гимназии в 1899). К приходу св. Людовика относилась католическая часовня св. Марии Магдалины на Немецком (Введенском) кладбище. Число прихожан в приходе св. Людовика составляло в 1889 г.- 1112 чел., в 1901 г.- 2566, в 1912 г.- 2633, в 1917 г.- 2,7 тыс. чел. В нач. XX в. настоятелями прихода были доминиканец Альбер Либерсье (1901-1911), Эжен Бертело (1911-1913, в то время, когда жил в М.) и Жан Мари Видаль (1913-1921).

При приходе св. апостолов Петра и Павла существовали благотворительное об-во вспомоществования нуждающимся римско-католич. вероисповедания в М., муж. уч-ще и жен. школа. К приходу св. апостолов Петра и Павла относились католич. часовни св. Эмилии на Немецком (Введенском) кладбище, свт. Николая при кадетском корпусе, при военном госпитале, в Инвалидном доме и в пересыльной тюрьме. Число прихожан в приходе св. апостолов Петра и Павла составляло в 1889 г.- 13 тыс. чел., в 1901 г.- 16 071, в 1912 г.- 24 988, в 1917 г.- 25 тыс. чел. Среди прихожан ц. св. апостолов Петра и Павла были врач-филантроп и католич. общественный деятель Ф. П. Гааз (1780-1853), меценат и основатель Народного ун-та в М. отставной ген.-майор А. Л. Шанявский (1837-1905), литов. и рус. поэт Ю. К. Балтрушайтис (1873-1944). Настоятель прихода св. апостолов Петра и Павла являлся деканом (благочинным) Московского деканата Могилёвского католического архиеп-ства, в состав к-рого помимо московских приходов входили католич. приходы в Н. Новгороде, Твери и Рязани. В нач. XX в. настоятелями прихода св. апостолов Петра и Павла были Фридрих Оттен (1891-1905), Антоний Василевский (1905-1911), Игнатий Чаевский (1911-1916) и Петр Зелинский (1916-1924). При католич. приходе св. апостолов Петра и Павла состоял военный капеллан Московского военного окр. (к 1901 в войсках округа насчитывалось 7375 военнослужащих-католиков). В нач. XX в. эту должность занимали Иоанн Бобкевич (1876-1901), Антоний Гилевский (1901-1911) и Андрей Буевич (1911-1917).

По данным 1-й Всеобщей переписи населения Российской империи, в 1897 г. в Московской губ. насчитывалось 17 670 римо-католиков и 25 армяно-католиков (из них в М.- 15 113 римо-католиков и 25 армяно-католиков).

В 1894 г. совет католич. ц. св. апостолов Петра и Павла обратился к московским властям с просьбой разрешить строительство еще одного католич. храма в М. ввиду роста католич. общины. Разрешение получили при условии строительства католич. церкви не в центре города и вдалеке от особо почитаемых правосл. храмов; на здании новой церкви должны были отсутствовать башни и наружные скульптуры (последнее условие соблюдено не было). После получения разрешения начали сбор средств на покупку земли и строительство. В 1895 г. был приобретен участок земли на М. Грузинской ул., где в 1899-1911 гг. по проекту архит. Ф. О. Богдановича-Дворжецкого в неоготическом стиле была построена ц. в честь Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии. В 1911 г. по проекту архит. Л. Ф. Даукша соорудили церковную ограду. 11 дек. 1911 г. состоялось освящение храма, получившего статус филиальной церкви прихода св. апостолов Петра и Павла. Отделочные работы продолжались до 1917 г. Самостоятельный приход Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии был образован в 1919 г.; его настоятелем стал свящ. Михаил Цакуль (1919-1937).

В 1910 г. в М. перешедшими в католичество супругами А. И. и В. В. Абрикосовыми был организован домашний кружок, имевший целью распространение католических идей. Абрикосовы вступили в качестве терциариев в орден доминиканцев. В квартире Абрикосовых на Пречистенском (ныне Гоголевский) бульваре образовалась небольшая община сестер-терциарок доминиканского ордена; в 1917 г. община перешла в визант. обряд. Главой общины являлась Абрикосова (монашеское имя Екатерина). 29 мая 1917 г. греко-католич. митр. Андрей Шептицкий рукоположил Абрикосова во священника; он стал настоятелем московского католического прихода визант. обряда в честь Рождества Пресв. Богородицы. Приход был устроен в квартире Абрикосовых, основу его составляла община доминиканских сестер-терциарок.

В 1911-1918 гг. в М. служил греко-католич. свящ. Евстафий Сусалев (бывш. священник старообрядческой Белокриницкой иерархии), состоявший при католич. приходе св. апостолов Петра и Павла и совершавший богослужения в ц. Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии; впосл. он был разоблачен как агент охранного отд-ния.

Большинство католиков в М. и в целом в России положительно восприняли Февральскую революцию 1917 г. и падение монархии, надеясь на расширение возможностей для деятельности Римско-католической Церкви. Но пришедшие к власти после Октябрьской революции 1917 г. большевики начали проводить ярко выраженную антирелигиозную политику. В М. были закрыты благотворительные и образовательные учреждения при католич. приходах, деятельность католич. духовенства и прихожан ограничили богослужением. У московских католич. приходов были конфискованы все здания, кроме храмов, к-рые были национализированы. Запрещалось обучать детей основам религии. Проводилось изъятие церковных ценностей. Священнослужители и миряне подвергались репрессиям. В 1918 г. в М. было арестовано значительное число франц. католиков. В 1919 г. они были освобождены, после чего начался их массовый выезд во Францию. В июле-нояб. 1919 г. при ц. Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии проживал под домашним арестом до выезда в Польшу Могилёвский архиепископ и митрополит католич. церквей в России Эдуард фон Ропп. В 1921 г. из России был выслан настоятель католич. прихода св. Людовика Ж. М. Видаль; в 1921-1926 гг. в ц. св. Людовика служили польск. священники из др. московских католич. приходов. В 1923 г. в М. состоялся судебный процесс по делу католич. духовенства, представители к-рого обвинялись в контрреволюционной деятельности и сопротивлении изъятию церковных ценностей. Приговоренный на этом процессе к смертной казни настоятель петроградской католич. ц. вмц. Екатерины Константин Будкевич, викарий Могилёвского католического архиеп-ства, был расстрелян в М. в ночь на 1 апр. 1923 г., а осужденный на 10 лет архиеп. Ян Цепляк, администратор Могилёвского католич. архиеп-ства, до высылки в апр. 1924 г. в Польшу содержался в Бутырской тюрьме. Была уничтожена возглавляемая Абрикосовыми община католиков византийского обряда: в 1922 г. арестован и выслан за границу Абрикосов, в 1923-1924 гг. арестованы Абрикосова и все сестры-терциарки. В тюрьму в Сокольниках, а затем в Лефортово был помещен в 1923-1926 гг. пресв. Леонид Фёдоров, глава экзархата для католиков византийского обряда в России (см. Русская католическая Церковь). В марте 1923 г. арестован настоятель католич. ц. св. апостолов Петра и Павла свящ. Петр Петрович Зелинский (в июне 1923 освобожден, в 1927 арестован во 2-й раз, умер в ссылке в 1931).

В окт. 1925 г. по поручению папы Римского Пия XI для сбора информации о религ. ситуации в СССР М. посетил франц. священник-иезуит Мишель д'Эрбиньи. Будучи тайно рукоположен во епископа и получив соответствующие полномочия (папский декрет «Quo aptius» от 10 марта 1926), в апр.-мае и июле-сент. 1926 г. он вновь побывал в СССР, в т. ч. в М., с целью восстановления и реорганизации католич. иерархии, поскольку в стране не осталось епископов-ординариев. Он принял решение о создании в СССР 9 апостольских администратур (церковных округов во главе с апостольскими администраторами). В апр.-авг. 1926 г. д'Эрбиньи тайно рукоположил 4 католич. епископов, в т. ч. франц. священника-ассумпциониста Пия Эжена Невё (21 апр. 1926 тайно рукоположен во епископа, вскоре о его хиротонии было объявлено публично). С 5 сент. 1926 г. Невё исполнял обязанности апостольского администратора М. и настоятеля католич. ц. св. Людовика. Он также отвечал за координацию деятельности епископов и контакты с органами гос. власти. Поскольку советские власти запретили Невё, как гражданину Франции, исполнять в СССР епископские обязанности, он назначил генеральным викарием для католиков лат. обряда свящ. Карла Александра Лупиновича, настоятеля московской ц. св. апостолов Петра и Павла, а вице-экзархом рус. католиков визант. обряда - Сергея Михайловича Соловьёва - перешедшего в католичество правосл. священника, племянника религ. философа Вл. С. Соловьёва. В 1931 г. были арестованы оба помощника епископа: генеральный викарий Лупинович (расстрелян в 1937) и вице-экзарх С. М. Соловьёв (умер в психиатрической больнице в 1942), а также настоятель ц. Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии свящ. М. Х. Цакуль. В 1933 г. Цакуль вернулся из ссылки и выполнял обязанности настоятеля ц. св. апостолов Петра и Павла и ц. Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии.

По данным секретариата католич. архиепископа Могилёвского, находившегося в Варшаве, в 1930 г. в М. действовали 3 католич. прихода: св. апостолов Петра и Павла (15 тыс. прихожан), Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии (5 тыс. прихожан) и св. Людовика (20 прихожан). В состав Московского деканата кроме 3 приходов в М. входили католические приходы в Ярославле, Калуге, Костроме, Н. Новгороде, Рязани, Рыбинске, Тамбове, Туле, Твери и во Владимире.

В 1932 г. в католичество тайно перешел правосл. епископ (с 1934 архиепископ) Сергиевский, викарий Московской епархии, Варфоломей (Ремов). В 1933 г. католический еп. П. Э. Невё назначил его своим викарием для католиков визант. обряда. В 1935 г. архиеп. Варфоломей был арестован и расстрелян.

31 июля 1936 г. Невё покинул СССР, уехав на лечение во Францию. Обещанная советскими властями виза на обратный въезд не была ему предоставлена. Он умер 17 окт. 1946 г. в Париже, формально оставаясь апостольским администратором М. Его преемником в качестве исполнявшего обязанности настоятеля ц. св. Людовика в М. стал американский священник-ассумпционист Леопольд Браун (приехал в М. в 1934 в качестве капеллана посольства США).

В 1937 г. за служение мессы в день польск. национального праздника по просьбе польск. посла и др. «незаконную религиозную деятельность» был арестован и расстрелян католич. свящ. Цакуль. 21 июля 1938 г. власти закрыли ц. св. апостолов Петра и Павла, 30 июля 1938 г.- ц. Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии. Церковь св. Людовика осталась единственным действующим католич. храмом в М.

Католич. свящ. Л. Браун был отозван из М. в 1945 г., его сменил др. амер. священник-ассумпционист - Джордж Антонио Лаберж, также являвшийся капелланом посольства США. В 1947 г. настоятелем ц. св. Людовика был назначен франц. священник-ассумпционист Жан де Мата Тома. В 1949-1950 гг. католический приход св. Людовика перестали окормлять священники-иностранцы. В сент. 1949 г. настоятелем ц. св. Людовика в М. стал священник польск. происхождения из Латвии Иосиф Бутурович, получивший назначение от Рижского архиеп. Антония Спринговича (1923-1958). Ж. Тома продолжал служить в ц. св. Людовика, хотя фактически обязанностей настоятеля не исполнял; в авг. 1950 г. он покинул страну. Бутурович оставался настоятелем до 1957 г. Его преемники: Станислав Роговский (1957) из Белоруссии, Витольд Броницкий (1958-1963), Миколас Тарвидис (1963-1967), Станислав Мажейка (1967-1990) и Франциск (Пранцишкус) Рачюнас (1990-1991) из Литвы.

В 1956 г. в М. вернулись сосланные в 20-30-х гг. доминиканки В. Л. Городец и Н. Н. Рубашова, вокруг которых со временем образовался католич. кружок. В 1981-1984 гг. в М. действовала нелегальная католическая община, возглавлявшаяся свящ. Владимиром Никифоровым, а после его ареста в 1983 г.- свящ. Сергеем Николенко.

В марте 1990 г. были восстановлены дипломатические отношения Папского престола с СССР, а в янв. 1992 г.- с РФ. Первоначально официальные отношения поддерживались на уровне представителей ad personam, с дек. 2009 г.- на уровне посольства РФ в Ватикане и апостольской нунциатуры в РФ в М. Папскими представителями, затем нунциями в М. были архиепископы Франческо Коласуонно (1990-1994), Джон Буковский (1994-2000), Георг Цур (2000-2002), Антонио Меннини (2003-2011), Иван Юркович (2011-2016); с 28 мая 2016 г. нунцием в М. является архиеп. Челестино Мильоре.

13 апр. 1991 г. папа Римский Иоанн Павел II учредил в РФ иерархические структуры Римско-католической Церкви в виде апостольских администратур. М. стала центром апостольской администратуры Европейской России (с 23 нояб. 1999 - Севера Европейской России). 11 февр. 2002 г. Иоанн Павел II преобразовал апостольские администратуры в РФ в епархии, объединив их в церковную провинцию. М. стала центром архиепархии Божией Матери; ее архиепископ является одновременно митрополитом церковной провинции. В 1991-2007 гг. апостольским администратором, затем архиепископом и митрополитом в М. был Тадеуш Кондрусевич. Его преемником в должности архиепископа и митрополита архиепархии Божией Матери в М. с 2007 г. является Паоло Пецци, член братства священников-миссионеров св. Карла Борромео.

В 1991 г. декретами архиеп. Т. Кондрусевича были восстановлены московские католич. приходы св. апостолов Петра и Павла и Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии. Здание ц. Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии на М. Грузинской ул., к-рое занимал НИИ «Мосспецпромпроект», было окончательно передано Римско-католической Церкви в 1996 г. В 1997-1999 гг. в храме прошли восстановительные работы, 12 дек. 1999 г. он был заново освящен папским легатом кард. Анджело Содано. Храм Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии стал кафедральным собором католич. архиепархии Божией Матери. Здание ц. св. апостолов Петра и Павла в Милютинском пер. осталось во владении «Гипроуглемаша». Богослужения для католиков, принадлежащих к приходу св. апостолов Петра и Павла, совершаются в ц. св. Людовика на ул. М. Лубянка.

В 1991-1992 гг. изменился статус католич. прихода св. Людовика в М. В авг. 1991 г. франц. священник-ассумпционист Бернар Лё Леаннек был назначен пастырем франц. католической общины, а в янв. 1992 г.- настоятелем прихода св. Людовика, который официально стал французским. В 1991 г. из группы прихожан ц. св. Людовика образовался католич. приход св. Ольги. Первоначально эта община собиралась в квартире на Таганке, в 2003 г. для нее было куплено здание ДК на проезде Кирова в Люблино. В 2010 г. в здании начались ремонтные работы.

В 1993-1995 гг. в М. находилась Высшая римско-католич. ДС «Мария - Царица апостолов», позже переведенная в С.-Петербург. В 90-х гг. XX в. действовал католич. приход Божией Матери Фатимской (упразднен).

В М. находятся секретариат конференции католич. епископов России и курия архиепархии Божией Матери.

Декретом архиеп. П. Пецци от 17 июня 2014 г. (вступил в силу 1 июля) был учрежден католический приход Св. Семейства и установлено следующее ныне действующее разграничение между католич. приходами в М.

В приход Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии при кафедральном соборе включены: Северный, Северо-Западный, Зеленоградский округа, Западный окр. (за исключением районов Внуково, Проспект Вернадского, Тропарёво-Никулино), в Центральном окр.- районы Арбат, Пресненский, Тверской, Хамовники. К приходу относится испано-португальская община.

Приход св. апостолов Петра и Павла (богослужения в ц. св. Людовика) включает Северо-Восточный окр., Восточный окр. (за исключением районов Вешняки, Косино-Ухтомский, Новокосино), в Центральном окр.- районы Басманный, Красносельский, Мещанский и центральную часть города. К приходу относится литов. община.

Приход св. Ольги объединяет: Юго-Восточный окр., в Восточном окр.- районы Вешняки, Косино-Ухтомский, Новокосино, в Южном окр.- районы Братеево, Зябликово, в Центральном окр.- Таганский р-н.

В приход Св. Семейства (богослужения проводятся в кафедральном соборе до строительства нового храма) включены: Юго-Западный, Новомосковский и Троицкий округа, Южный окр. (за исключением районов Братеево, Зябликово), в Западном окр.- районы Внуково, Проспект Вернадского, Тропарёво-Никулино, в Центральном окр.- районы Замоскворечье, Якиманка.

Приход св. Людовика объединяет по преимуществу франкоязычных и часть англоязычных католиков и членов их семей; к приходу относятся вьетнамская и итальянская католические общины.

Приход Богоматери Доброй Надежды (богослужения проводятся в здании посольства США и в кафедральном соборе) объединяет по преимуществу англоязычных и часть франкоязычных католиков и членов их семей; к приходу относятся филиппинская и индонезийская общины.

Приход св. Андрея Кима (богослужения - в кафедральном соборе) объединяет корейских католиков и членов их семей.

Община немцев-католиков проводит богослужения в здании посольства Германии.

Кроме того, в М. действуют общины католиков визант. и арм. обрядов. В кафедральном соборе Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии совершаются богослужения по дособорной («экстраординарной») форме рим. обряда. Также действует община католиков-традиционалистов, не имеющих полного общения с Папским престолом (лефевристы, последователи М. Ф. Лефевра), богослужения для ее членов проводят приезжающие из-за границы священники в арендованном у лютеран помещении при Немецком (Введенском) кладбище. С 2003 г. существует община католиков, не признающих законность нынешних Римских пап (седевакантисты), с собственным священником (А. Крысов, с 2008) и ораторием во имя св. Пия V в г. Фрязино (Московская обл.).

В наст. время в М. представлены следующие католич. институты посвященной жизни: ассумпционисты, братство «Verbum Dei», братство священников миссионеров св. Карла Борромео, вербисты, иезуиты, община Марии, салезианцы, францисканцы-конвентуалы, братство Марии Габриеллы Сагедду, блж. Римско-католической Церкви, сестры-миссионерки Божественной Любви (сестры матери Терезы), сестры-миссионерки Св. Семейства, сестры от ангелов, сестры отца де Фуко (католич. свящ. миссионера Ш. Э. де Фуко), сестры «Pro Deo et Fratribus» - Семья Марии, салезианки, сестры Святейшего Сердца Иисуса, сестры-служительницы Старовейские, сестры Шенштатские. В М. открыты светские католические объединения: «Фоколяры», «Comunione e Liberazione», «Матери в молитве», Движение неокатехумената, «Una Voce Russia», об-во Святейшего Сердца Иисуса - католики за «Summorum Pontificum».

В М. находятся апостольская нунциатура и дипломатическое представительство Суверенного Мальтийского ордена в РФ, представительства некоторых католич. организаций (магистерская делегатура в РФ рыцарского ордена Св. Гроба Господнего Иерусалимского, представительство персональной прелатуры «Opus Dei»). Также в М. действуют благотворительная орг-ция «Caritas Internationalis», изд-во францисканцев, католич. ин-т св. Фомы и др.

В. П. Пономарёв

В 1989-1991 гг. были предприняты попытки создания греко-католич. общин в М. Несмотря на отсутствие препятствий со стороны гос. органов, образованные формально общины (напр., во главе с архимандритом греко-католич. ордена студитов Анастасием (Перницким), затем с В. Чекалиным, т. н. катакомбным еп. Яснополянским) существовали лишь на бумаге. Данные инициативы не получили ни поддержки, ни признания со стороны офиц. католических структур в лице апостольского администратора в М. архиеп. Т. Кондрусевича и главы Украинской греко-католической Церкви (УГКЦ) кард. Мирослава Ивана Любачивского, верховного архиеп. Львовского (1984-2000). К 1992 г., не найдя поддержки и среди мирян, эти общины прекратили существование.

В марте 1991 г. в католичество перешел правосл. свящ. Андрей Удовенко, бывш. клирик Саранской епархии. В том же году он открыл домовую часовню в своей квартире в М. За неск. лет численность возглавляемой Удовенко греко-католич. общины святых Петра и Андрея выросла до 80 чел. Хотя канонического отношения к римско-католич. структуре в М. он не имел (изначально Удовенко подчинялся УГКЦ), в 90-х гг. XX в. он получил разрешение на служение в часовне сестер матери Терезы на ул. Чечулина на северо-востоке М.

В февр. 1999 г. на Украине в сан католич. священника визант. обряда был рукоположен москвич Александр Симченко. В М. он окормлял укр. гастарбайтеров, совершал богослужения во временных часовнях, организуемых по месту проживания рабочих.

После того как в авг. 2004 г. по инициативе нек-рых представителей греко-католич. духовенства была предпринята попытка возродить экзархат для рус. католиков визант. обряда (см. в ст. Русская католическая Церковь), формально существующий с 1921 г., Папский престол принял к рассмотрению вопрос о каноническом структурировании греко-католич. иерархии в РФ. Решение о возрождении экзархата было объявлено неканоническим. В дек. 2004 г. еп. Иосиф Верт, ординарий католич. Преображенской епархии с центром в Новосибирске, был назначен также главой всех греко-католиков в РФ. Греко-католич. общины на территории РФ были распределены по деканатам, соответствующим католич. диоцезам в РФ, в т. ч. католич. архиепархии Божией Матери с центром в М. Должность декана в М. в 2004-2007 гг. занимал свящ. Евгений Юрченко из ордена салезианцев; он окормлял московскую общину сщмч. Игнатия Богоносца, утвержденную в качестве греко-католич. прихода декретом еп. И. Верта от 26 февр. 2006 г. В апр. 2007 г. новым деканом стал свящ. А. Удовенко, настоятель греко-католич. прихода святых Петра и Андрея. Кроме 2 греко-католич. приходов в М. имеется пастырский пункт во имя св. Лазаря, к-рый с 2007 г. окормляет свящ. Сергий Николенко. Греко-католич. приходы в М. не имеют своих храмов, богослужения совершаются в крипте католич. собора Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии и в часовне сестер матери Терезы.

В. Г. Пидгайко

Протестантские церкви, деноминации и секты

Лютеранство

Лютеране появились в М. в последние годы правления вел. кн. Василия III в числе приглашенных на службу иностранных специалистов различных профессий - оружейников, врачей, художников, офицеров. При Иоанне IV число лютеран возросло. Пленные протестанты, захваченные в ходе Ливонской войны, поселились на окраине М., на берегу р. Яузы, основав здесь Немецкую слободу, или Кукуй (по названию ручья). Бо́льшая часть жителей слободы, среди к-рых преобладали немцы и шведы, являлась лютеранами; также в слободе проживали кальвинисты, англикане и католики. Вместе с пленными в М. в 1558 г. прибыл проповедник Тиман Бракель. Он стал пастором основанной в следующем году 1-й лютеран. общины М. В 1560 г. Бракель был отпущен из плена, после чего требы среди пленных исполняли Иоганн Веттерман (известный тем, что систематизировал собрание книг царя Иоанна Грозного), а также пасторы Илия и Иоаким Скультет.

К 1575-1576 гг. (по др. данным, в 1560) в Немецкой слободе была возведена 1-я деревянная лютеран. церковь. От нее ведется отсчет истории общины св. Михаила Архангела («старой», «купеческой церкви», «старой обедни»). Церковь была сооружена по ходатайству герц. Магнуса, провозглашенного королем Ливонии под верховной властью рус. царя. Придворный пастор герцога X. Бокгорн стал 1-м настоятелем кирхи. В 1573 г. в М. состоялся 1-й в рус. истории обряд венчания лютеранина герц. Магнуса и двоюродной племянницы царя Иоанна Грозного кнж. Марии Старицкой, проведенный одновременно правосл. священниками и лютеран. пасторами из Ливонии и Немецкой слободы (смешанные в религиозном отношении браки законодательно не разрешались до 1721, позже позволялись при условии крещения и воспитания детей в правосл. вере). В 1580 г. лютеранская церковь была разрушена во время погрома в Немецкой слободе, устроенного по приказу царя Иоанна Грозного в качестве мести за переход герц. Магнуса на службу к польск. кор. Стефану Баторию. Впосл. лютеране проводили богослужения в частном деревянном доме, в 1584 г. была возведена новая кирха, к-рая просуществовала до нач. ХVII в. Следующая кирха была построена в 1601 г. в Белом городе у Покровских ворот с разрешения царя Бориса Феодоровича Годунова. В 1602 г. в ней был похоронен дат. принц Иоганн Шлезвиг-Гольштейнский, жених царевны Ксении Годуновой. Для его погребения царь впервые разрешил построить при лютеран. церкви деревянную колокольню и повесить на ней 3 колокола, несмотря на возражения правосл. иерархов. Впосл. колокольный звон в лютеран. церквах не разрешали до 20-х гг. XVIII в., колокольни запрещали строить до 1763 г. С разрешения Лжедмитрия I в 1606 г. пастор лютеран. общины Мартин Бер впервые произнес проповедь в Кремле для служивших в царской свите лютеран. Во время отступления поляков из М. в 1611 г. Немецкая слобода была полностью сожжена, сгорела и лютеран. церковь. В 1-й трети XVII в. при пасторе Георге Оксе московские лютеране начали вести метрические книги. К 1622 г. по инициативе этого пастора снова была построена деревянная церковь. Как и прежние кирхи, она представляла собой обычный сруб. Эта церковь в 1626 г. сгорела во время пожара в слободе. Следующая кирха была возведена после 1627 г. в Земляном городе.

Лютеран. община М. была крупнейшей в России, в нее входили немцы, голландцы, англичане и представители других национальностей. Постоянный рост общины, а также разногласия прихожан с настоятелем Оксом привели к тому, что во 2-й пол. 20-х гг. XVII в. московская община разделилась на «новую» лютеранскую и реформатскую. У реформатской общины, в к-рую входили кальвинисты и англикане, своя церковь появилась в 1629-1630 гг. в той же части М., где находилась «новая» церковь (по др. данным, реформаты имели свою кирху в М. еще в кон. ХVI в.). Имя 1-го пастора реформатов неизвестно, вероятно, это был И. Юстров. Впоследствии общину возглавляли Г. Ингенгефер, Й. Булеус и Й. Карвинкель (Кравилкин).

Пастором лютеран. общины, образованной в 1626 г. в Белом городе, стал бывш. учитель «старой» общины Якоб Нойенбург. От нее ведет начало совр. община святых Петра и Павла. Изначально церковь не имела посвящения, чаще всего ее именовали «новая» или «офицерская» кирха, т. к. прихожанами являлись гл. обр. военнослужащие. Первая церковь общины близ Чистых прудов была снесена в 1632 г. Следующая простояла ок. 10 лет. 2 марта 1643 г. царь Михаил Феодорович приказал сломать кирхи в Китай-городе и у Земляного вала в связи с тем, что из-за разногласий между православным и лютеранским духовенством расстроилось венчание вел. кнж. Ирины Михайловны и датского принца Вальдемара Кристиана, отказавшегося принять Православие. По царскому указу от 13 июля 1643 г. лютеранам было разрешено построить в Немецкой слободе молитвенный дом. Это вызвало противодействие со стороны Русской Церкви. В том же году 11 правосл. священнослужителей М. подали царю челобитную, в которой просили запретить иностранцам селиться в центральной части города, т. к. немцы «русских людей у себя на дворах держат, и всякое осквернение русским людям от тех немцев бывает… держат у себя в домах всякие корчмы…». Лютеране пытались сохранить хотя бы самую старую церковь (с 1634 она стала главной в России, а ее пастор М. Мюнстерберг получил звание пробста всех лютеран. общин гос-ва), но не помогло даже ходатайство 3 придворных докторов, обратившихся к царю Михаилу Феодоровичу с челобитной. Вскоре 2 лютеранские и реформатская кирхи были закрыты. Соборное Уложение 1649 г. предписывало: «...на которых немецких дворех поставлены немецкие керки, и те керки сломати, и впередь в Китае, и в Белом, и в Земляном городе на немецких дворех керкам не быти. А быти им за городом за Земляном, от церквей Божиих в далных местех» (§ 40, гл. 19). Иностранцы были выселены за пределы города, а их церкви снова разрушены.

4 окт. 1652 г. царь Алексей Михайлович издал указ, согласно к-рому все инославные, не желавшие перейти в Православие и повторно креститься, должны были поселиться в Новонемецкой (или Новоиноземской) слободе (также на берегу Яузы). Им вновь дали возможность построить 3 протестант. церкви в предместье М. Число лютеран год от года увеличивалось. В 1662 г. по ходатайству саксон. курфюрста в М. была образована 3-я лютеран. община, получившая название саксонской. Основатель общины, президент церковного совета полковник Н. Бауман с разрешения государя перевез здание «офицерской» церкви, построенное на его средства, на собственный земельный участок. Оно было вновь освящено 2 февр. 1669 г. Оставшаяся без церкви «новая» община во главе с пастором И. Д. Фокеротом со временем выстроила др. кирху. С 1668 г. 3-й общиной руководил пастор И. Г. Грегори. Вскоре «новая» и «саксонская» общины были объединены; единая община продолжала называться «новой».

Школьное дело было 2-й по важности после богослужений заботой общин. Первая лютеран. школа в М., о к-рой сохранились известия, относится ко времени правления царя Бориса Годунова; она была открыта при «старой» лютеран. церкви. Во 2-й пол. ХVII в. 2 лютеранские и голландская реформатская церковные школы соперничали друг с другом и с католич. школой, попеременно занимая ведущее положение в зависимости от имевшихся в их распоряжении средств и состава учителей. В каждой из школ учились до 45 учащихся. К 1670 г. школа при «офицерской» церкви благодаря помощи Саксен-Гота-Альтенбургского герц. Эрнста I Благочестивого бесплатно принимала детей без различия происхождения, сословия и вероисповедания. Дети пленных турок, татар и поляков обучались здесь Закону Божию, нем. и лат. языкам, счету, письму и музыке.

Лютеранская церковь апостолов Петра и Павла. 1835 г. Литография. 1886 г.
Лютеранская церковь апостолов Петра и Павла. 1835 г. Литография. 1886 г.

Лютеранская церковь апостолов Петра и Павла. 1835 г. Литография. 1886 г.
В годы царствования Петра I Алексеевича изменился статус лютеран. церкви. В 1684 г. в слободе появилась 1-я каменная кирха для «старой» общины. В 1694-1695 гг. там же на пожертвования царя Петра была возведена 2-я каменная кирха. Она была освящена во имя апостолов Петра и Павла, а на ее дворе выстроен дом для фаворитки царя немки-лютеранки Анны Монс. В 1694 г. из деревянной в каменную была перестроена и реформатская церковь, располагавшаяся на углу Голландского пер. и Немецкой ул.

XVIII век был благоприятным временем для развития лютеранства. 16 апр. 1702 г. царь Петр I издал манифест, в котором приглашал иностранцев в Россию и обещал им полную свободу вероисповедания. Он предпринял 1-ю попытку организации единого церковного управления лютеран. церкви, объявив в 1711 г. пастора общины св. Петра и Павла Б. Вагеция суперинтендентом всех лютеран. приходов России. Однако после смерти Вагеция в 1731 г. должность не замещалась. В 1764 г. было построено новое здание ц. св. Михаила (до 1928 церковь находилась на месте д. 17 по ул. Радио). В период правления имп. Екатерины II была предпринята попытка пристроить к этой церкви колокольню, однако разрешения на ее строительство власти не давали до 1803 г. Во время пожара М. 1812 г. «новая» и реформатская церкви сгорели. В 1817 г. община ц. святых Петра и Павла выкупила усадьбу Лопухиных в Космодамианском пер. (ныне Старосадский пер., д. 7/10). На перестройку дома под церковь беспроцентную ссуду выдал имп. Александр I. Строительные работы начались 15 июня 1818 г. в присутствии кор. Пруссии Фридриха Вильгельма III. Кирха была освящена в авг. 1819 г. В 1824 г. при ней была открыта школа для мальчиков (впосл. Петропавловское муж. училище, перенесенное в 1865 в Петроверигский пер. (ныне д. 10, стр. 3)), а в 1829 г.- школа для девочек. В 1837 г. в кирхе появился орган. Реформатская община с 1834 г. располагалась в М. Трехсвятительском пер., д. 3.

Несмотря на протесты со стороны лютеран. и реформатских богословов, указом имп. Александра I от 20 июля 1819 г. лютеране и реформаты Российской империи были объединены в единую Евангелическо-лютеранскую церковь (ЕЛЦ). В том же году ее консистория начала действовать в Саратове, в 1834 г. была переведена в М. и получила название Московской. Перевод консистории состоялся в рамках реализации положений Устава ЕЛЦ, принятого в 1832 г. Благодаря принятию устава организационное строение церкви приняло упорядоченный вид. Руководство ЕЛЦ осуществляла Генеральная консистория, находившаяся в С.-Петербурге. В Московский консисториальный округ входили Московская, Тульская, Владимирская, Рязанская, Калужская, Нижегородская, Саратовская, Самарская, Симбирская, Казанская, Астраханская, Воронежская, Тамбовская, Курская, Орловская, Вятская, Харьковская, Пензенская, Тверская, Пермская, Оренбургская, Уфимская губернии, а также Кавказ, Туркестан и Сибирь.

Лютеране создали в М. обширную сеть благотворительных орг-ций. Первым лютеран. об-вом благотворительного типа в М. можно считать школу для детей из малоимущих семей и сирот евангелических исповеданий, открывшуюся в 1838 г. Школа имела 2 отд-ния - для мальчиков и девочек. Позже она перешла в ведение учрежденного в 1845 г. Попечительства о бедных евангелического исповедания. Положение о Попечительстве, утвержденное имп. Николаем I Павловичем 10 янв. 1847 г., провозглашало основной целью об-ва оказание финансовой помощи малоимущим прихожанам всех 3 евангелических церквей города. В ведении об-ва кроме упомянутой школы находились богадельня (1854) и лазарет, открытый в годы первой мировой войны. В 1858 г. в М. появилось 2-е благотворительное лютеран. об-во - Дамское попечительство о бедных женщинах и детях евангелического исповедания, при котором были созданы детский приют и богадельня. Кроме вышеназванных орг-ций в городе к нач. ХХ в. действовали Евангелическое миссионерское об-во (1863), Московское об-во молодых людей евангелических исповеданий (1879), Приют и бюро по трудоустройству (1884), Евангелическое городское миссионерское общество (1879), Евангелическая больница (1881), Комитет по помощи в поиске работы (1886), Дом призрения имп. Фридриха III и имп. Виктории (1885), Об-во попечения о молодых девицах евангелических исповеданий (1893), Приют для хронических и неизлечимых больных (1898) и мн. др. В М. в отличие от С.-Петербурга бо́льшая часть лютеран. благотворительных учреждений появилась позже, чем подобные правосл. организации.

Лютеран. пасторы М. внесли значительный вклад в развитие духовной культуры, мн. священнослужители являлись врачами, писателями, поэтами, переводчиками, авторами богословских, исторических сочинений. Создателем одного из первых переводов части Библии на рус. язык стал пастор Э. Глюк (1654-1705; перевод утрачен), он же открыл 1-ю всесословную общеобразовательную светскую гимназию в М. Пастор Грегори (1631-1675), обладавший талантом «составлять и представлять комедии», в 1672 г. организовал 1-й в России придворный театр. Его артистами были ученики лютеран. школы и жители Новонемецкой слободы. Пастор К. Зедергольм (1789-1867) перевел на нем. язык «Слово о полку Игореве» (М., 1825). Пастором Г. Дикгофом (1833-1911) были созданы 1-е в стране уч-ще для глухонемых (1860) и школа для слепых детей (1882).

В 1862 г. ц. святых Петра и Павла была реконструирована по плану архит. А. А. Мейнгардта. В 1863 г. кайзер Вильгельм I подарил церкви колокол. В 1865 г. по проекту архит. Г. Г. фон Ниссена в стиле эклектики была перестроена реформатская церковь. В 1903-1905 гг. ц. святых Петра и Павла была вновь перестроена по проекту архит. В. А. Коссова, одного из проектировщиков храма Христа Спасителя. Освящение церкви как кафедрального собора Московской консистории состоялось 5 дек. 1905 г.

К нач. ХХ в. община святых Петра и Павла насчитывала ок. 17 тыс. прихожан (14 тыс. немцев, 2 тыс. латышей, 600 эстонцев, 150 финнов и шведов). Этот приход был самым многочисленным в стране. В 1904 г. община св. Михаила объединяла ок. 4,5 тыс. прихожан (4360 немцев, 120 финнов и 20 шведов). Община св. Иоанна вскоре после основания (1907) насчитывала ок. 150 чел.

Жизнь лютеран в М. изменилась после начала первой мировой войны. Антилютеран. кампания и враждебное отношение к немцам, ряд «ликвидационных» законов, ограничивших права немцев-протестантов, повлекли за собой волну нем. погромов. 30 мая 1915 г. во время одного из них были убиты 5 и ранены 40 членов общины святых Петра и Павла, всем евангелическо-лютеран. церквам М. был нанесен значительный ущерб. Временное правительство 11 и 20 марта 1917 г. приостановило действие законов, направленных на ограничение прав немцев, объявило об отмене всех национальных и вероисповедных ограничений и разрешило проведение в 1917 г. Генерального синода ЕЛЦ. В июне 1917 г. в М. состоялась конференция по подготовке Синода.

Евангелическо-лютеранский кафедральный собор апостолов Петра и Павла. 1903–1905 гг. Архит. В. А. Косов. Фотография. 2014 г.
Евангелическо-лютеранский кафедральный собор апостолов Петра и Павла. 1903–1905 гг. Архит. В. А. Косов. Фотография. 2014 г.

Евангелическо-лютеранский кафедральный собор апостолов Петра и Павла. 1903–1905 гг. Архит. В. А. Косов. Фотография. 2014 г.

Положение церквей кардинальным образом изменилось после Октябрьской революции 1917 г. ЕЛЦ, как и др. религ. орг-ции, потеряла право владения собственностью. Приход святых Петра и Павла вслед. национализации лишился имущества на сумму в 3 млн р. Принадлежавшие общине пасторат, школа и квартира для церковных служащих были муниципализированы и переданы одной из московских фабрик. Был национализирован капитал благотворительных об-в, закрыты все евангелические богадельни и приюты М.

Жизнь церковного руководства и общин стала жестко регламентироваться представителями власти. В 1919 г. в органах управления Московской консистории остались только пастор ц. святых Петра и Павла асессор А. Зигфрид и главный редактор «Московской евангелической церковной газеты» пастор Теофил Мейер, ставший в 1920 г. епископом и генеральным суперинтендентом Московской консистории. Заседания церковного совета ц. святых Петра и Павла из соображений безопасности были переименованы в заседания «революционного комитета евангелическо-лютеранской церкви в Москве». Несмотря на создавшееся положение, во время голода 20-х гг. XX в. лютеране М. активно помогали голодающим. Еп. Т. Мейер был официально признан советским правительством в качестве сотрудника Американской администрации помощи. Тем не менее в ходе организованной гос-вом под предлогом помощи голодающим кампании по изъятию церковных ценностей московские общины ЕЛЦ потеряли значительную часть церковного имущества.

В 1920 г. представителями лютеран. общин М. был принят проект конституции под названием «Временные постановления о самоуправлении Евангелической церкви в России» (1920). Проект предполагал оформление церкви как орг-ции с единой структурой. В июне 1924 г. в М. состоялся 1-й за всю историю существования ЕЛЦ Генеральный синод, к-рый принял Конституцию ЕЛЦ. В 1928 г. в столице прошел 2-й синод ЕЛЦ, в 1933 г.- 3-й синод. В кон. 20-х - нач. 30-х гг. XX в. ужесточилась антицерковная политика советского гос-ва. Закрытие церквей и аресты священнослужителей приобрели массовый характер. В янв. 1928 г. Моссовет принял решение о закрытии церкви св. Михаила, поскольку ее посещение верующими, по мнению особой комиссии Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) и ОГПУ, создавало «угрозу диверсии и шпионажа» в расположенном рядом Центральном аэрогидродинамическом гос. ин-те (ЦАГИ). Несмотря на обращение верующих во ВЦИК, церковь 7 мая 1928 г. была передана в распоряжение ЦАГИ и снесена. Ее алтарь 1764 г. и орган нем. фирмы «W. Sauer» 1898 г. были переданы в музей архитектуры им. А. В. Щусева (в наст. время находятся в соборе святых Петра и Павла). Реформатская община продолжала собираться в Трехсвятительском (в 1924-1994 М. Вузовский) пер. до кон. 20-х гг. XX в.

В ночь на 11 апр. 1934 г. по обвинению в «антисоветской деятельности» были арестованы члены церковного совета общины святых Петра и Павла. Президент церковного совета Гельмс был приговорен к 10 годам, члены совета Барт, Гольцмейер и Ассмус - к 5 годам лишения свободы. В нояб. 1936 г. был арестован и осужден последний пастор церкви А. Штрек. 17 июля 1938 г. по постановлению Моссовета и Мособлисполкома здание церкви было передано Красногвардейскому райсовету под кинотеатр «Арктика». Затем в здании разместилась студия «Диафильм». Интерьер собора был полностью уничтожен, в 1957 г. снят и разобран шпиль храма. С кон. 30-х гг. XX в. ЕЛЦ в СССР перестала существовать как организованная структура.

Лютеран. община М. была зарегистрирована в 1991 г. Студия «Диафильм» выделила ей одну из комнат для совершения богослужений. С 1992 г. в общине появился 1-й постоянный пастор. В июле 1992 г. постановлением Правительства М. верующим было возвращено здание собора святых Петра и Павла. Студия «Диафильм» окончательно освободила здание к 1997 г. Неск. лет проводились реконструкция помещений и демонтаж перекрытий. По старым фотографиям был восстановлен зап. фасад главного входа. В неск. этапов общине были переданы остальные здания церковного комплекса. В 2004-2008 гг. проводились масштабные реставрационные работы по восстановлению исторического облика здания и интерьера. В 2005-2006 гг. был произведен капитальный ремонт одного из старейших в России органа фирмы «W. Sauer». Освящение восстановленного собора состоялось в 2008 г. В янв. 2010 г. полностью восстановлен шпиль. В 2011 г. был возведен алтарь в неоготическом стиле, созданный из ценных пород дерева студентами Рижской художественной школы. В наст. время в соборе проходят регулярные богослужения на русском и немецком языках, проводятся органные, вокальные, инструментальные и хоровые концерты, международные муз. фестивали. Собор святых Петра и Павла является главным собором региональной Евангелическо-лютеранской церкви Европейской части России (ЕЛЦЕР, входит в Союз евангелическо-лютеранских церквей; см. ст. Евангелическо-лютеранская церковь в России, Украине, Казахстане и Средней Азии) с кафедрой епископа. М. относится к Центральному пробству ЕЛЦЕР.

Евангелическо-лютеранская церковь Ингрии имеет в М. 2 прихода - Св. Троицы при часовне на Ваганьковском кладбище (действует с нач. 90-х гг. XX в.) и святых Петра и Павла (перешедшая в церковь Ингрии в 2011 часть общины собора святых Петра и Павла). Зарегистрированы 2 прихода Евангелическо-лютеранской церкви Аугсбургского исповедания - св. Михаила Архангела и святых Петра и Павла. Действует приход Благовещения Сибирской евангелическо-лютеранской церкви.

О. А. Лиценбергер

Кальвинисты

К нач. 2000-х гг. в М. были представлены 2 направления кальвинистов. Первая община была создана в 1991 г., вошла в «Союз евангелическо-реформатских церквей России» с центром в Твери, зарегистрированный в июне 1992 г. Главой московской общины стал пастор В. М. Лоцманов, создавший в 1994 г. благотворительное об-во «Реформация» при поддержке Голландской реформатской церкви. В 2002 г. общину возглавил пастор З. З. Тырык, выходец из Закарпатской реформатской церкви, находящейся под влиянием венг. кальвинистов. В 2006 г. московская община покинула «Союз евангелическо-реформатских церквей России» (ликвидирован в 2012). Община, насчитывающая ок. 20 членов, не имеет молитвенного помещения. При ее участии в марте 2004 г. был основан христ. фонд культуры «Завет».

К «Союзу евангелическо-реформатских церквей России» до 2006 г. принадлежала в М. также «Тушинская церковь евангельских христиан», основанная в 1994 г. в качестве пресвитерианской, в 1999 г. ставшая кальвинистской. Пастор этой общины В. П. Тен, связанный с южнокорейск. кальвинистами, предпринимал в 2006-2007 гг. безуспешные попытки создать «Евангелическо-реформатскую церковь России», после чего в 2007 г. возглавил «Ассоциацию церквей евангельских христиан», объединявшую с 1998 г. различные протестант. деноминации, преимущественно пресвитериан.

В. Г. Пидгайко

Англиканская церковь

Первый англикан. свящ. Х. Коул появился в М. в 1583 г. Он и его преемники совершали богослужения в посольском доме на ул. Варварке, в нач. XVII в. англикане пользовались также лютеран. кирхой в Белом городе. В 1629-1630 гг. в М. была построена 1-я реформатская церковь, в к-рой молились англичане и голландцы. В 1652 г. во исполнение пункта 40 гл. 19 Соборного уложения 1649 г. она была перенесена в Новоиноземскую слободу. Во время пожара в 1812 г. церковь сгорела, после чего богослужения проводились в арендованном помещении. В 1828 г. англичане купили землю и дом в Б. Чернышёвском пер. (ныне Вознесенский пер.), где была обустроена часовня. К 70-м гг. XIX в. для увеличившейся англ. общины потребовалось новое помещение, и в 1882 г. началось строительство церкви. В 1885 г. она была освящена во имя св. Андрея (совр. адрес - Вознесенский пер., д. 8/5, стр. 2). В XIX в. бо́льшую часть брит. общины М. составляли шотландцы, поэтому у входа были установлены 2 терракотовые фигуры ангелов с цветком чертополоха (символ Шотландии) в руках. Англикан. ц. в М. с начала ее существования была не только местом богослужений, но и центром общественной жизни. Здесь проводились диспуты, формировался архив, работала б-ка.

Англиканская церковь ап. Андрея Первозванного. 1882–1884 гг. Архит. Р. Н. Фримен. Фотография. 2012 г.
Англиканская церковь ап. Андрея Первозванного. 1882–1884 гг. Архит. Р. Н. Фримен. Фотография. 2012 г.

Англиканская церковь ап. Андрея Первозванного. 1882–1884 гг. Архит. Р. Н. Фримен. Фотография. 2012 г.
В 1920 г. храм был закрыт и переоборудован под склад, затем - в жилой дом с коммунальными квартирами. Позднее в нем располагалась фирма «Мелодия». Богослужения для англикан, работавших в М., периодически проводились в помещениях посольств Великобритании, Канады и США. В 1992 г. была зарегистрирована московская англикан. община, к-рой в 1995 г. было возвращено историческое здание. До мая 1999 г. общину возглавлял каноник Чад Каусмейкер; с кон. 1999 по 2014 г.- каноник Саймон Стефенс. В наст. время настоятелем ц. св. Андрея является каноник Клайв Фейрклоу, также исполняющий обязанности специального представителя (апокрисиария) архиепископа Кентерберийского при патриархе Московском и всея Руси. Московский приход входит в Восточное архидиаконство в диоцезе Гибралтара в Европе Церкви Англии. Богослужения проводятся на англ. языке. На еженедельных воскресных службах присутствуют ок. 150 чел., всего в общине более 300 чел. Работает воскресная школа для детей, занятия проводятся во время богослужений. В последнее воскресенье каждого месяца («семейное воскресенье») дети принимают участие в общем богослужении. В церкви есть большая б-ка теологической лит-ры, к-рая работает при поддержке Библейско-богословского института святого апостола Андрея. Издаются молитвенные бюллетени для прихожан, проводятся пасхальные и рождественские ярмарки. Приход предоставляет помещение для богослужений протестант. англоязычной общине. При церкви действует Центр равных возможностей для детей-сирот «Вверх», в к-ром обучаются более 100 чел. Главная задача Центра - помочь выпускникам коррекционных детских домов и психоневрологических интернатов адаптироваться к самостоятельной жизни и интегрироваться в общество. В февр. 2014 г. ц. св. Андрея посетила дочь королевы Великобритании Елизаветы II принцесса Анна; она встретилась с выпускниками центра «Вверх». При церкви действуют группы анонимных алкоголиков (как англо-, так и русскоязычных) «Новый мир», культурный благотворительный фонд «Небесный мост»; 2 раза в неделю проходят концерты классической музыки.

Армия спасения

Отд-ние Армии спасения появилось в М. вскоре после того, как в 1913 г. офицерами орг-ции из Швеции и Финляндии под рук. полковника К. Ларссона были организованы первые корпуса миссионеров в С.-Петербурге. Разрешение на работу эта орг-ция в России не получила. В М. церемония открытия отд-ния состоялась в здании Политехнического музея. В 1914 г. прошло 1-е уличное шествие, в дальнейшем они стали регулярными. После Февральской революции 1917 г. Армия спасения была полностью легализована. 18 окт. 1918 г. прошло 1-е собрание местных членов организации. В 1922 г. помещения Армии спасения в М. были закрыты и опечатаны, в следующем году ее деятельность была официально прекращена с формулировкой: «...секту ликвидировать как антисоветскую организацию». До 1938 г. подпольно действовала московская группа численностью ок. 300 чел.

В нач. 90-х гг. XX в. Армия спасения возобновила свою деятельность. Московское отд-ние было зарегистрировано в 1992 г. В марте того же года в М. в присутствии генерала Армии спасения Е. Барроуз и представителей городских властей состоялось торжественное собрание, провозгласившее офиц. возвращение орг-ции в Россию. В наст. время в М. зарегистрирована местная религ. орг-ция Армии спасения, действует ее корпус «Таганка». Орг-ция проводит библейские занятия для взрослых, работает воскресная школа для детей. Имеется рекрутский класс, где будущие солдаты изучают Библию, историю Армии спасения и ее доктрину. В воскресных служениях еженедельно принимают участие более 100 чел. Действует «Лига милосердия», члены которой посещают больных, стариков и детей в больницах, госпиталях либо на дому. С 1991 г. в сотрудничестве с различными некоммерческими организациями, социальными службами города, а также с представителями др. конфессий, включая правосл. службу «Милосердие», реализуется проект помощи бездомным (работает на Курском вокзале). Имеется центр дневного пребывания для бездомных, открытый 5 дней в неделю. В Таганском р-не Армия спасения сотрудничает с социальным центром для пожилых людей и с центром по работе с молодежью.

Квакеры

Летом 1918 г. в М. приехали квакеры, они недолго работали в Пироговском об-ве, опекавшем 4 детские колонии в Тамбовской и Воронежской губерниях. В 1921-1931 гг. в М. существовал международный офис квакеров, к-рый координировал их работу на территории СССР. Во время голода 1921-1922 гг. квакеры открыли ок. 900 пунктов питания. С кон. 80-х гг. XX в. квакеры бесплатно распространяли в М. свои издания, переведенные на рус. язык; тогда же возникла местная группа. В авг. 1995 г. было зарегистрировано московское «Общество друзей». Весной 1996 г. оно было признано Европейской и Ближневосточной секцией «Всемирного консультационного комитета друзей» и получило статус ежемесячного собрания с правом самостоятельно принимать новых членов. 1 янв. 1996 г. в М. открылся «Центральный дом друзей», зарегистрированный как общественная орг-ция (в наст. время действует без регистрации). В 1997 г. на англ. языке вышел 1-й номер альманаха московской группы «Spiritual Circle», распространявшийся среди квакеров по всему миру. В наст. время московская община насчитывает ок. 20 чел. Московские квакеры относятся к либеральному течению: не имеют пасторов, проводят богослужения без песнопений и заранее подготовленных проповедей.

И. Р. Леоненкова

Меннониты

В 20-х гг. XX в. в М. действовало «Всероссийское меннонитское сельскохозяйственное общество». В янв. 1925 г. в столице прошел Всесоюзный съезд меннонитских общин. С началом массовой коллективизации меннонитских хозяйств осенью 1929 г. в М. из Сибири и с Украины приехали десятки тысяч семей, стремившихся получить разрешение на выезд за границу. Однако покинули СССР только ок. 6 тыс. чел., остальные были возвращены в места проживания. В 1993 г. в М. был зарегистрирован «Меннонитский центральный комитет в России», в 1995 г. регистрацию получило объединение меннонитов «Церковь Божья во Христе» в р-не Бибирево. В наст. время зарегистрированных общин нет.

Методисты

27 июня 1991 г. в М. в Коптеве получила регистрацию методистская община «Кванрим», позже там же был построен молитвенный дом. В 1991 г. было учреждено «Московское советско-американо-корейское объединение методистской церкви», которое возглавил корейский пастор Ен Чхоль Чо, он же создал в 1992 г. для корейской диаспоры «Московскую протестантскую методистскую церковь Советско-американо-корейского объединения методистских церквей». В июле 1992 г. получила регистрацию община «Поющие христиане г. Москвы». В 1993 г. была образована «Российская объединенная методистская церковь», получившая регистрацию в 1995 г. (епископы Рюдигер Минор (1993-2005), Ханс Вексбю (2005-2012), Эдуард Хегай (с 2012)). В 1993 г. были зарегистрированы также «Внуковская» и «Перовская» церкви. 28 янв. 1994 г. в М. появилось «Международное братство Уэслианской церкви в РФ»; в 2003 г. в связи с увеличением числа общин в центральных регионах России была создана «Центральная конференция Российской объединенной методистской церкви».

Самостоятельный центр методистов, связанный с руководством Корейской методистской церкви в Сеуле, открылся в апр. 1995 г. под названием «Российское межрегиональное методистское собрание» (зарегистрировано в 1996, с 1999 «Методистское собрание в России»). В числе первых к новому центру примкнула «Перовская» община. Собрание разместилось при молитвенном доме методистов в Щёлкове Московской обл. В 1999 г. несколько московских либеральных методистских групп, связанных с центром в Щёлкове, присоединились к «Российскому объединенному союзу христиан веры евангельской (пятидесятников)» (РОСХВЕ): церковь «Поздний дождь», корейск. община «Янгмун», «Перовская» община, методистская церковь «Живой камень».

Из близких к методизму течений известны «Российско-американская миссия евангелизации и милосердия «Церковь Назарянина»» (зарегистрирована в 1995) и свободные методисты. При поддержке методистов возникла орг-ция евангельских христиан «Церковь Назарянина» (зарегистрирована в 1992). Представительство зарубежного центра «Церкви Назарянина» в М. получило регистрацию в 1994 г. как общественная орг-ция «Христианское благотворительное общество «Назком»». С 2012 г. действует «Объединение христианских евангельских церквей Назарянина» с центром в Волгограде, имеющее свои филиалы в М.

Баптисты и евангельские христиане

В 1897 г. в М. появился кружок евангельских христиан. К нач. 1909 г. в М. имелось 3 молитвенных дома евангельских христиан и молитвенный дом баптистов. В 1909 г. был образован Всероссийский союз евангельских христиан. 23 апр. 1917 г. состоялось открытие молитвенного дома евангельских христиан в помещении бывш. евангелическо-реформатской церкви в М. Трехсвятительском (в 1924-1994 М. Вузовский) пер. К кон. 20-х гг. XX в. в М. были зарегистрированы 17 общин баптистов и 3 общины евангельских христиан-трезвенников (позже объединились с баптистами). В 1926 г. выделилась оппозиционная группа баптистов - «красноворотцы», одним из лидеров стал пастор К. П. Крючков.

Бывшая евангелическо-реформатская церковь в М. Трехсвятительском пер.
Бывшая евангелическо-реформатская церковь в М. Трехсвятительском пер.

Бывшая евангелическо-реформатская церковь в М. Трехсвятительском пер.
В мае 1930 г. был конфискован принадлежавший Союзу баптистов дом на 1-й Брестской ул. (д. 29), в котором размещались канцелярия Союза, библейские курсы и квартиры работников союза. Центральный союз евангельских христиан РСФСР в 1930 г. под давлением властей переехал из М. в Ленинград, в 1931 г. правление Всероссийского союза евангельских христиан (ВСЕХ) вернулось в М. В новом центре уже не было ни печатного органа, ни разъездных благовестников. В 1929-1932 гг. в М. были закрыты почти все молитвенные дома евангельских христиан и баптистов, кроме центральной церкви евангельских христиан в М. Вузовском пер. В 1935 г. был осужден на 5 лет лишения свободы казначей ВСЕХ А. В. Карев. 4 янв. 1938 г. приговорен к 8 годам лагерей председатель ВСЕХ Я. И. Жидков. К этому времени из правления ВСЕХ на свободе оставались А. Л. Андреев и М. А. Орлов. Председателем союза в 1938-1944 гг. являлся Орлов, в 1944-1954 гг. он занимал должность старшего пресвитера по М. и Московской обл. и заместителя председателя Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ; в 1944-1946 Союз ЕХБ СССР).

В мае 1942 г. М. И. Голяев и Н. А. Левинданто от всех баптистов обратились к ВСЕХ с просьбой принять на себя попечение о баптист. церквах, т. к. у них не было организованного союза, как у евангельских христиан. Это обращение привело к образованию в 1942 г. в М. Временного совета евангельских христиан и баптистов. 26-29 окт. 1944 г. прошло Всесоюзное совещание евангельских христиан и баптистов, принявшее решение объединить 2 конфессии. Был образован Союз ЕХБ СССР (с 1946 Всесоюзный совет ЕХБ), в к-рый в 1945 г. вошли и христиане веры евангельской (пятидесятники).

В 1945 г. в московской общине числилось 2626 членов (это количество было заявлено при регистрации общины уполномоченному по вопросам культов), в 1949 г.- 3577, в 1957 г.- 4313 членов и 412 «приближенных» (готовящихся к крещению). В 1946 г. община добилась разрешения построить вдоль стен молитвенного зала 2 галереи на 500 мест, удлинить балкон для хора перед старинным органом. Несмотря на антирелигиозную кампанию 1958-1964 гг., число членов московской общины баптистов продолжало расти, но немного уменьшилось после появления в 1962 г. движения «инициативников». В 1965 г. насчитывалось 4930 членов и 187 «приближенных», в 1970 г.- 5116 членов и 105 «приближенных». В сер. 70-х гг. XX в. московская община ЕХБ насчитывала ок. 5200 членов, из них 240 относилось к «воссоединенным» пятидесятникам. Молитвенный дом московской общины вновь был расширен. Важнейшим событием в жизни баптистов явилось открытие заочных библейских курсов ВСЕХБ в 1968 г., в 1979 г. открылось 2-годичное отд-ние библейских курсов по подготовке регентов.

В дек. 1989 г. баптисты зарегистрировали 2-ю в столичном регионе общину - в Зеленограде, в 1995-2005 гг. был построен молитвенный дом в 11-м микрорайоне (ныне р-н Силино Зеленоградского адм. окр.). В 1990 г. получили регистрацию московские церкви ЕХБ «Преображение во Христе» и «Евангелие». В 1991 г. были зарегистрированы церкви «Голгофа», «Воскресение», «На Лосинке» и «Вторая московская церковь ЕХБ» на Варшавском шоссе (впосл. духовно-адм. центр баптистов), миссии евангельских христиан «Ковчег», «Центр евангелизации», московский филиал миссии «Голос мира» (Фриденсштимме). В 1992 г. получили регистрацию миссия «Братство милосердия» при Российском союзе ЕХБ, миссия «Евангельский призыв», община «Вифлеемская звезда», церкви евангельских христиан «Благовестие», «Христианская жизнь» и «Священная миссия», миссии евангельских христиан «Навигаторы» и «Иисус-аминь». Рост числа общин наблюдался и в последующие годы. В 1993 г. были зарегистрированы: миссия «Емса», Тушинская церковь ЕХБ, «Христианское издательство братства ЕХБ», центр «Логос», церковь евангельских христиан «Святой источник», церковь «Надежда». В 1994 г. получили регистрацию церковь «Измайловская», центр «Возрождение», миссия «Вестник мира», церковь ЕХБ «Благая весть», церковь евангельских христиан «Скиния», «Армянская евангелистская миссия», община христианского братства (в наст. время Совет христианских евангельских церквей в России) «Дом милосердия - Вифезда», библейский центр «Слово Христово», церковь евангельских христиан «Бальзам». В 1995 г. была зарегистрирована церковь «Вифания».

В 1991 г. начала работу российско-амер. миссия евангелизации и благотворительности (евангельских христиан) «Каждый дом для Христа». В сер. 90-х гг. XX в. при ее поддержке были зарегистрированы 3 общины (в Юж. Бутове, в Перове, в Нагатине). В 1992-1993 гг. с участием баптист. проповедника У. Ф. Грэма в М. были представлены евангелизационные проекты «Возрождение - 92» и «Возрождение - 93».

В 1990 г. вместо Всесоюзного совета ЕХБ был образован Союз ЕХБ РФ (с 1992 Российский союз ЕХБ). Российский союз ЕХБ в 1995 г. перевел адм. центр в помещение 2-й московской общины ЕХБ на Варшавском шоссе, в 1998 г. здесь построили новый молитвенный дом. 27 марта 1991 г. было упразднено «Объединение церквей ЕХБ Московской, Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской областей», вместо него образовано «Московское объединение церквей ЕХБ» (зарегистрировано 20 июня 1997).

Постановлением Совета по делам религий от 24 февр. 1989 г. было разрешено открыть богословскую семинарию баптистов в М., к-рая сначала действовала в Мытищах как курсы подготовки служителей, преобразованные в семинарию в сер. 90-х гг. В 1991 г. заочные библейские курсы при Центральной общине М. были переименованы в Библейский ин-т, с 1995 г. существует Московская библейская семинария, открытая при общине в Перове.

В составе Российского союза ЕХБ с нач. 90-х гг. XX в. появилось неск. автономных структур, ставших независимыми орг-циями. 27 марта 1991 г. при церкви в М. Вузовском пер. была зарегистрирована орг-ция, созданная для управления остававшимися в ведении Российского союза ЕХБ евангельскими христианами - «Объединение церквей евангельских христиан России». Новое объединение попыталось удержать под руководством баптистов движение евангельских христиан-трезвенников, распространенное гл. обр. на северо-западе России. С этой целью в 1994 г. была зарегистрирована московская община трезвенников, которую возглавил пресв. В. И. Орлов; он же зарегистрировал в М. в 1997 г. Межрегиональное объединение евангельских христиан-трезвенников в ведении союза ЕХБ. Несмотря на эти усилия, процесс отделения от Союза ЕХБ групп евангельских христиан продолжался. Нек-рые общины меняли идеологию и сближались с харизматами. Пастор Тушинской общины ЕХБ А. А. Кузнецов в 2002 г. заявил о поддержке идей харизматов, за что в 2003 г. был исключен из Российского союза ЕХБ. Независимый статус получила миссия евангельских христиан «Евангельский призыв» в Нов. Черёмушках.

В 90-х гг. XX в. в М. появились баптист. центры, независимые от Союза ЕХБ. 28 авг. 1992 г. был зарегистрирован «Союз церквей евангельских христиан» с молитвенным домом в Новогирееве, главой данного союза стал Александр Абыдёнов объявивший о своем преемстве традиций И. С. Проханова, в связи с чем его последователи именуются «прохановцами». В 1998-2005 гг. главой союза являлся пастор Алексей Иванов. С 2005 г. союз возглавляет епископ Александр Семченко, представлявший в 2007-2012 гг. протестант. течения в Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ. Семченко открыл молитвенный дом на Шелепихинской наб., при к-ром в 1994 г. была зарегистрирована независимая евангельская церковь «На Шелепихе». В 2002 г. там же открылся христ. центр «Протестант». В 1992 г. был зарегистрирован «Российский центр евангелизации ЕХБ и евангельских христиан», в 1995 г.- «Российская ассоциация независимых евангельских церквей» (с 1999 «Российская ассоциация независимых церквей евангельских христиан-баптистов»).

Одной из крупнейших альтернативных Российскому союзу ЕХБ структур стала зарегистрированная в апр. 1994 г. баптистская миссионерская ассоциация «Духовное возрождение» в Нов. Черёмушках, к-рая в 1998 г. получила статус централизованной орг-ции. Данное объединение в 2009 г. перерегистрировалось под названием «Епархия евангельских христиан Центрального региона». На его основе в 2005 г. возникла благотворительная миссия «Духовное возрождение». Руководитель последней, пастор В. Г. Василиженко, в 2006 г. присоединился к Российскому союзу ЕХБ и стал его служителем. В 1993 г. зарегистрирована «Центральная русско-корейская церковь ЕХБ «Дом христиан»». Статус независимой ассоциации евангельских христиан также получил «Евангельский христианский миссионерский союз», зарегистрированный в нояб. 1993 г. Его создателем был С. А. Бородин, глава баптистской миссии «Свет на Востоке» и церкви «Радостная весть» в Нов. Черёмушках. В 2000 г. центр союза переместился в Краснодар, к нему относятся 2 московские общины - баптистская и пятидесятническая. В ведении этого союза находится зарегистрированное в 2003 г. общественное объединение «Благотворительный центр «С любовью к ближнему»». На его базе возник «Международный миссионерский центр», а при нем библейская школа. С «Международным миссионерским центром» связана община «Евразия-скиния», которую основал в Московской обл. в 2003 г. пастор Чо Донг Сеок, ставший заместителем главы харизматической ассоциации «Международное христианское межконфессиональное движение ХХI в.». В 2000 г. была зарегистрирована «Ассоциация христианских миссий «Новая жизнь»».

С движением «прохановцев» сблизился пастор П. Н. Колесников, возглавивший в 1994 г. общину баптистов Зеленограда. В 2001 г. он зарегистрировал в Зеленограде «Христианский союз «Благовестие»». В авг. 2008 г. пастор Семченко возглавил оргкомитет «Всероссийского содружества евангельских христиан», 1-й конгресс которого состоялся в апр. 2009 г. Новое объединение, включившее союз Семченко, ассоциацию Колесникова и ряд др., зарегистрировано в 2014 г.- «Всесоюзное содружество евангельских христиан» под рук. Колесникова. Неск. близких к Колесникову церквей баптистов зарегистрировались в качестве самостоятельных. Так, «Евангельская христианская церковь», созданная в 2012 г. в Красноярске, в 2017 г. объединилась с состоящей в ведении Колесникова миссией «Собор евангельских христиан «Голос веры»» при «Церкви на Шелепихе» и в том же году зарегистрировала свой центр в М.

В 1998 г. от баптистов отделился «Союз независимых евангельских церквей» во главе с пастором А. В. Каракуцем, который также возглавил «Межрегиональный христианский творческий союз». В среде баптистов возник «Совет христианских евангельских церквей» - объединение орг-ций разных протестант. деноминаций (зарегистрирован в марте 1999); в него входят 12 московских общин. В 1992 г. была зарегистрирована евангельская христианская миссия «Благовестие», в 2003 г. создан межконфессиональный «Российский евангельский альянс», включающий баптистов и представителей др. близких к ним конфессий. Организация евангельских христиан «Ассоциация христианских церквей «Единение»» (зарегистрирована в 2000 с центром в М., перерегистрирована в 2002 в Костроме) включает московские орг-ции евангельских христиан: церковь «Благодать Божья» (1993) и «Евангельский христианский центр апостола Павла» (в 1997-2002 «Духовная академия апостола Павла»).

Новой структурой, объединившей часть незарегистрированных баптистских общин, стало «Братство независимых церквей ЕХБ России». Братство было организовано на учредительном съезде 30 апр. 2003 г., собравшем представителей от 32 независимых церквей ЕХБ. На следующем съезде в дек. 2009 г. было решено полностью отказаться от регистрации. Тем не менее «зонтичной структурой» для данного союза баптистов стала зарегистрированная в дек. 2000 г. при офисном здании в районе Кузьминки независимая христ. миссия «Вестник мира», руководство к-рой предоставило помещение для собраний московской общины нового братства.

Инициативники имеют единственный в М. молитвенный дом в Царицыне, он не зарегистрирован в качестве культового здания, является частным владением, приобретенным в 1998 г. неск. баптист. семьями. Существуют др. незарегистрированые общины инициативников в М. Глава одной из них, пастор В. Г. Василиженко, решил перейти к открытому служению и в 1994 г. зарегистрировал ассоциацию «Духовное возрождение», за что был исключен из Международного совета церкви ЕХБ. В 2006 г. он стал главой Общественного совета при Российском союзе ЕХБ.

Христиане веры евангельской (ХВЕ, пятидесятники)

Первая община пятидесятников, о к-рой имеются достоверные сведения, появилась в пос. Косино Люберецкого р-на (ныне р-н Косино-Ухтомский) не позднее 1925 г.; ее главой был пресв. М. З. Быков (арестован в 1933). В окт. 1927 г. на съезде евангельских христиан в Одессе было принято решение о переносе центра пятидесятников СССР из Киева в М. 13 окт. 1927 г. на 1-м Всесоюзном съезде пятидесятников был утвержден персональный состав центрального правления и главного совета при новообразованном Союзе пятидесятников СССР. Председателем избрали пастора И. Е. Воронаева. В источниках упоминается пастор А. Е. Фролов, руководивший в 1927-1929 гг. первыми пятидесятническими общинами М. и Московской губ., и пастор Я. С. Артюхов из Калуги, к-рый также часто служил в М. О существовании в столице в этот период легальных молитвенных домов пятидесятников сведений нет. В 1930 г. все руководители Союза пятидесятников СССР были арестованы, их центр упразднен. В нач. 30-х гг. XX в. все пятидесятнические общины в СССР были ликвидированы.

В 1945 г. часть общин пятидесятников, преимущественно западноукраинских и западнобелорусских (под рук. епископов И. К. Панько, Д. И. Пономарчука и А. И. Бидаша), под нажимом властей присоединились к Союзу евангельских христиан-баптистов (Союз ЕХБ), но бо́льшая часть церквей пятидесятников продолжали действовать без регистрации и подвергались гонениям. В ряде районов Московской обл. (Подольском, Орехово-Зуевском, Щёлковском и др.) на рубеже 40-х и 50-х гг. ХХ в. регулярно проводились нелегальные собрания пятидесятников.

В 1956 г. освободившийся из заключения епископ пятидесятников Бидаш обратился в Совет по делам религ. культов с просьбой зарегистрировать пятидесятников как самостоятельную религ. орг-цию. В нояб. 1956 г. главе Совета по делам религиозных культов И. В. Полянскому и генеральному секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущёву было направлено заявление двадцатки пятидесятников М. и Московской обл. о регистрации, главой двадцатки был заявлен И. Сизов, активистами общины были пресвитеры А. Е. Фролов, Т. Ляхов из М., В. В. Ряховский из Щёлкова и др. «Пятидесятники крайнего поведения» - И. П. Федотов, Ряховский, Фролов и др. отказывались от к.-л. контактов с ВСЕХБ. Часть из них в нач. 60-х гг. была арестована и осуждена.

Умеренные пятидесятники (С. А. Марин, Ляхов и др.) сблизились с ВСЕХБ, в 1960-1961 гг., являясь инспекторами ВСЕХБ, ездили по городам Московской обл., где имелись нелегальные общины пятидесятников, вели переговоры об объединении с ВСЕХБ. В результате многолетних обращений верующих в органы власти Совет по делам религий в 1968 г. разрешил начать регистрацию общин пятидесятников, не присоединившихся к ЕХБ, на правах автономии. Однако в М., где Марин, ставший епископом для новообразованной общины пятидесятников дважды (в февр. и апр. 1977) создавал церковные двадцатки и просил власти зарегистрировать автономную общину пятидесятников, уполномоченный Плеханов каждый раз отказывал в регистрации. В 1978 г. общину Марина удалось зарегистрировать в пос. Новокосино Люберецкого района. При этом нелегальные собрания проводились Мариным и в квартирах в Перовском районе М. В 1995 г. автономная Новокосинская община являлась «центральной церковью» для всех легально действовавших объединений пятидесятников России. В июне 1989 г. при Новокосинской общине состоялась конференция по восстановлению Союза церквей ХВЕ, был избран «Всесоюзный временный совет епископов церкви христиан веры евангельской», создан организационный комитет, который поставил задачу объединения основных направлений христиан веры евангельской.

В 70-х - 80-х гг. XX в. богослужения пятидесятников проходили в квартирах и частных домах Ряховских, Балагуровых (1965-1980), Рыбиных (1959-1981) в Реутове, Романюков в Щербинке, Зуевых в Домодедове (с 1966 по наст. время) и др.

В сер. 70-х гг. среди пятидесятников усилилось эмигрантское движение. В 1975 г. пресвитер из г. Находка Н. Горитой возглавил это движение, создавались эмиграционные комитеты для оформления выезда верующих из СССР. В 1976 г. эмиграционные комитеты Находки и ст-цы Старотитаровской обратились в Московскую Хельсинкскую группу, организаторы эмигрантского движения составили воззвание «Выходи из нее, народ Мой». 1 дек. 1976 г. Московская Хельсинкская группа представила иностранным корреспондентам членов эмиграционных советов и сборник заявлений с ходатайствами о выезде из СССР. Был организован Христианский комитет защиты прав верующих в СССР, в 1976 г. выпустивший свой 1-й документ. В 1977 г. начала работу Белградская конференция по проверке выполнения Хельсинкских соглашений. В 1977 г. Горитой в М. встретился с иностранными корреспондентами, а в июне того же года более 3,5 тыс. заявлений от желавших эмигрировать пятидесятников были поданы на имя Л. И. Брежнева. Епископат не поддержал эмигрантское движение. 16 июня 1979 г. съезд представителей нерегистрируемых общин ХВЕ («эмигрантов») в М. избрал руководящий орган - Братский совет ХВЕ по типу руководящего органа инициативников - Союза церквей евангельских христиан-баптистов (СЦЕХБ).

В июне 1989 г. при Новокосинской общине состоялась конференция по восстановлению Союза церквей ХВЕ, был избран «Всесоюзный временный совет епископов Церкви христиан веры евангельской»; в дек. 1990 г. получил регистрацию печатный орган общины - ж. «Благовестник».

В мае-июне 1989 г. первые большие группы пятидесятников заявили о выходе из ВСЕХБ и начали формирование независимых общин. Первая и наиболее крупная из них, созданная с участием московских пятидесятников, была зарегистрирована 30 мая 1989 г. в г. Лобня Московской обл.

В мае 1990 г. по инициативе церквей ХВЕ, как входящих в состав ВСЕХБ, так и зарегистрированных автономно, был созван 1-й съезд церквей ХВЕ РСФСР. На съезде приняли Устав и наименование - «Союз христиан веры евангельской» (Союз ХВЕ). Устав Союза ХВЕ отразил продолжение деятельности, к-рая была приостановлена в 1929 г. Был избран руководящий орган во главе с еп. Р. И. Биласом, назначенным также на должность старшего пресвитера по РСФСР. Центральной церковью стала община в Новокосино, при к-рой разместился новый управляющий орган.

После принятия 25 окт. 1990 г. закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» были созданы центральные органы управления. В янв. 1991 г. впервые был зарегистрирован устав Союза христиан веры евангельской-пятидесятников, что положило начало новой эпохе в истории российского пятидесятничества. В марте 1991 г. в М. прошел 1-й Всесоюзный съезд христиан веры евангельской-пятидесятников (ХВЕП). На cъезде был учрежден «Объединенный союз ХВЕП» (с 1994 «Объединенный евразийский союз ХВЕП»), в состав к-рого вошли общины стран СНГ, его руководителем стал Билас. Параллельно с 1991 г. существует «Союз ХВЕ» РФ, который возглавляли В. М. Мурза (1991-2002), П. Н. Окара (2002-2010), Э. А. Грабовенко (с 2010).

Легализовали свою деятельность мн. незарегистрированные общины пятидесятников. В 1991 г. в М. была зарегистрирована «Церковь евангельских христиан в духе апостолов», к-рую создали представители пятидесятнического течения смородинцев, община примкнула к учрежденному в 1999 г. «Союзу церквей евангельских христиан в духе апостолов» с центром в С.-Петербурге. В 1992 г. в М. получили регистрацию «Российско-американская ассамблея Божья», община «Святая Троица» (с 1995 «Церковь Святой Троицы»), миссия милосердия «Эммануил» (с 1998 «Московская центральная церковь ХВЕП «Эммануил»», в 2001 при ней зарегистрирована «Московская духовная семинария «Эммануил»»), миссия «Триада», церковь «Воскресение», община «Вифания», церковь «Благодать Иисуса Христа». В 1993 г. была зарегистрирована автономная община харизматического толка «Дом горшечника» - представительство Международного содружества церквей «Дом горшечника». В 1994 г. поставлены на учет церкви «Фессалоника», «Антиохия», «Вифезда», «Осанна», «Факел».

В марте 1991 г. было учреждено «Объединение церквей христиан веры евангельской-пятидесятников по Москве и Московской области», которое возглавил 1-й руководитель «Союза христиан веры евангельской-пятидесятников» РФ еп. Мурза. На смену этому региональному объединению в 1998 г. в ведении «Союза христиан веры евангельской-пятидесятников» РФ было зарегистрировано «Центральное объединение христиан веры евангельской-пятидесятников», разместившееся в Юж. Тушине. 11 дек. 2003 г. было принято решение о переименовании «Союза христиан веры евангельской-пятидесятников» в «Российскую церковь христиан веры евангельской» (РЦХВЕ).

Оппозиционную «Союзу ХВЕП» группу из числа участников пятидесятнического подполья на рубеже 80-х и 90-х гг. сформировал пастор С. В. Ряховский. В нач. 1991 г. Ряховский был назначен российским представителем амер. пятидесятнической деноминации «Церкви Бога» и создал в РФ ее подразделение - церковь «Ковчег». Эта религиозная организация была зарегистрирована Ряховским в 1991 г. в М. как «Христианская ассоциация «Ковчег»» (с 1999 «Содружество церквей «Ковчег»»), она включала 14 общин. В 1994 г. Ряховский зарегистрировал общину «Церковь Божья в Царицыно», для к-рой в 1994-1995 гг. был построен молитвенный дом. В 1995 г. Ряховский учредил «Российский союз христиан веры евангельской» (РСХВЕ) в ведении международной неопятидесятнической «Церкви Бога», что было расценено нек-рыми пятидесятниками как отход от традиц. доктрины. К объединению Ряховского примкнула неопятидесятническая «Ассоциация христиан веры евангельской «Глобальная стратегия»», зарегистрированная в М. в 1994 г. (в 2002 перерегистрирована в Иванове).

30 марта 1998 г. РСХВЕ был перерегистрирован под названием «Российский объединенный союз христиан веры евангельской (пятидесятников)» (РОСХВЕ), руководителем остался Ряховский. Решение о переименовании приняла состоявшаяся в окт. 1997 г. генеральная конференция, объединившая 12 протестант. церквей различных направлений: пятидесятнического, пресвитерианского, харизматического, методистского. При этом речь шла не о полном слиянии разных юрисдикций, а о создании «зонтичной структуры» для облегчения процедуры регистрации этих церквей. Ряховский стал старшим епископом в новой структуре - «Ассоциации христиан веры евангельской «Церковь Божия»», зарегистрированной в дек. 1998 г. в Марьине. Также при молитвенном доме в Марьине получили регистрацию Евроазиатская богословская семинария «Ассоциации христиан веры евангельской «Церковь Божия»» (1999), Московское епархиальное управление «Ассоциации «Церковь Божия» христиан веры евангельской» (2001). В 2002 г. при участии РОСХВЕ была основана «Ассоциация христиан веры евангельской «Пятидесятническая Церковь Бога»» с центром в Иванове.

При духовно-адм. центре РОСХВЕ в Царицыне зарегистрированы организации: «Библия говорит» (1999), «Ассамблея евангельских христиан «Свет Истины»» (2000), «Миссия прославления» (2001), «Епархиальное управление ХВЕ (пятидесятников) Центральной части России» (2005), «Содружество церквей ХВЕ (пятидесятников)» (2014). Общину под названием «Евангелический приход св. Стефана» при управлении РОСХВЕ зарегистрировал евангелическо-лютеран. еп. И. О. Князев в 2007 г.

Среди др. пятидесятнических религиозных орг-ций известна церковь «Источник жизни» в М. (существует с 1992, зарегистрирована в 1996). Вместе с пятидесятнической общиной в Талдоме и др. в 1994 г. она объединилась в «Российскую ассоциацию независимых христианских церквей», которая в 1997 г. перешла в состав РСХВЕ (в подчинение Ряховского).

В 1993 г. в М. были зарегистрированы филиалы иностранных неопятидесятнических миссий: «Объединение церквей «Ассамблеи Бога» христиан веры евангельской пятидесятников» (АБХВЕП), Ассоциация ХВЕП «Общение Калвари» (филиал амер. организации «Calvary International»). К 2017 г. филиалы этих миссий прекратили существование.

В кон. 90-х - нач. 2000-х гг. получили регистрацию: новая харизматическая деноминация - филиал бразильской неопятидесятнической церкви «Царство Божие» (1997, в 2001 перерегистрирована как независимая «Ассоциация ХВЕ (пятидесятников) «Царство Божие»», примкнула к РОСХВЕ), «Ассоциация поместных церквей евангельских христиан» (1999), «Ассоциация евангельских христианских церквей «Часовня на Голгофе»» (2000, основана при участии амер. орг-ции «Calvary Chapel», была зарегистрирована в М. в 1995 в качестве общины), «Ассоциация церквей евангельских христиан «Благовест»» (2000, с 2003 при ней действует «Семинария евангельских христиан», к объединению примкнули московская община евангельских христиан «Бальзам» и общество «Агапэ - реабилитационное служение»), миссия «Утренняя звезда», «Ассоциация независимых церквей евангельских христиан» (1998, на базе московской миссии независимых евангельских христиан «Освобождение в Иисусе», с 2015 центр в Сыктывкаре).

Особым направлением в пятидесятничестве является «бостонское движение». В 1992 г. в М. зарегистрирована его первая на российской территории община - «Московская церковь Христа». В 2001 г. на базе неск. орг-ций зарегистрирована «Ассоциация церквей Христа».

Пресвитериане

Первые пресвитерианские пасторы прибыли в М. в 1990 г. из Юж. Кореи. Они представляли 2 самые крупные генеральные ассамблеи пресвитерианских церквей в Юж. Корее «Хаптонг» и «Тонгхап», появившиеся в результате раскола Пресвитерианской церкви Кореи в 1945 г. К сер. 90-х гг. XX в. под рук. южнокорейских миссионеров в М. были созданы более 50 общин, относившихся гл. обр. к ассамблеям «Хаптонг» и «Тонгхап». Первой в июле 1991 г. получила регистрацию община Корейской пресвитерианской церкви (объединения «Тонгхап»), просуществовавшая до 2011 г. В дек. 1991 г. в Новоясеневе была зарегистрирована «Пресвитерианская миссионерская церковь» под рук. главы ассоциации корейских церквей М. пастора Хванг Санг Хо, следующей в июне 1992 г. получила регистрацию «Московская пресвитерианская миссионерская церковь», которую возглавил гражданин США Ким Пауль. В 1992 г. появились 2 независимые общины - «Пресвитерианская церковь «Хаптонг» г. Москвы» - представительство южнокорейской церкви и «Совместная русско-корейская пресвитерианская церковь в Москве». Эти орг-ции стали базой для создания в М. др. пресвитерианских общин. В 1992 г. регистрацию получили представительства крупных пресвитерианских церквей Сеула: московская миссионерская церковь «Родем», корейская церковь «Свет», корейская миссия «Хансаранг» и церковь «Чжунган». Автономным объединением стала пресвитерианская церковь «Восток» в Ясеневе, зарегистрированная в 1992 г. и к середине десятилетия получившая здание для молитвенных собраний. В нач. 1993 г. в М. было учреждено представительство Сеульской пресвитерианской церкви «Соманг». В апр. 1992 г. получило регистрацию российское отд-ние международного объединения «Всемирная миссия «Агапэ»», главой которого стал американо-корейский пастор Джон Ким. Он же основал Корейскую национальную общину церкви «Агапэ» для корейской диаспоры в М. Изначально община Кима в М. позиционировала себя как пресвитерианская, в 1997 г. примкнула к РОСХВЕ, при административном центре РОСХВЕ в том же году создала семинарию «Агапэ-Квинз». В 2001 г. община «Агапэ» присоединилась к пятидесятнической церкви «Новая земля» и фактически самораспустилась. Однако часть членов общины выступили против слияния с пятидесятниками и создали «Христианскую пресвитерианскую церковь «Агапэ»», к-рая в 2010 г. была ликвидирована (московские общины были зарегистрированы под названиями «Агафе» и «Агапе»).

Активно действовало московское представительство южнокорейск. церкви «Единство» - одноименная местная община, зарегистрированная в 1994 г. в Алтуфьеве. На ее основе в 1998 г. была создана независимая пресвитерианская церковь «Единство», в 2002 г. при молитвенном доме этой церкви в микрорайоне Дубровка открылась «Христианская пресвитерианская теологическая академия».

В февр. 1993 г. молитвенный дом на Пресненском Валу зарегистрировала «Московская русско-корейская христианская филантропическая пресвитерианская церковь». В том же году получили регистрацию: Московская христианско-пресвитерианская церковь «Дасэн», община «Вефиль», церкви «Сорон», «Люблино», «Троица», «Возрождение». В 1994 г. были учреждены церкви «Благая весть», «Вера» (близкая к харизматам), «Живая вода» - крупнейшая пресвитерианская община М. В 1995 г. открылись церкви «Слава», «Воспевание», «Луч надежды».

Первым крупным централизованным объединением пресвитерианских общин в М. стал зарегистрированный в дек. 1993 г. «Союз пресвитерианских церквей евангельских христиан», возникший на базе общины «Благодать Иисуса Христа» (1992). В 1995 г. в Сев. Измайлове был создан «Совет христианских пресвитерианских церквей» во главе с пастором И. В. Рияко. Данная структура в 1998 г. стала ассоциированным членом РОСХВЕ. В 2000 г. на базе общин М. и Московской обл., входивших ранее в совет под упр. Рияко, образовался «Союз христианских пресвитерианских церквей», включающий «Московскую поместную пресвитерию».

Пресвитерианское движение в России, инициированное корейск. миссионерами, изначально обращало большое внимание на духовное образование молодежи. В нач. 90-х гг. были созданы семинария (1992), семинария при церкви «Благодать Божья» (1993) и «Московская пресвитерианская духовная академия» (зарегистрирована в 1993 при общине «Живая вода» в Алтуфьеве).

К сер. 90-х гг. сформировался центр пресвитериан при молитвенном доме «Московской центральной пресвитерианской церкви» (основана в 1990 с названием «Московская») во главе с пастором Хванг Санг Хо, открывшим также Домодедовскую пресвитерианскую церковь. При молитвенном доме также был зарегистрирован в 1993 г. «Сеульско-московский благотворительно-миссионерский культурно-лечебный центр». Данный центр вместе с общиной «Родник» в 1996 г. учредил в М. «Пресвитерианскую духовную академию». В 1998 г. при этом пресвитерианском центре получила регистрацию «Ассоциация церквей евангельских христиан» (с 2015 «Ассоциация евангельских церквей (евангельских христиан)»). Объединение с 2007 г. находится под рук. пастора еп. В. П. Тена, главы Тушинской пресвитерианской общины. С того же времени он является руководителем новой независимой евангелическо-реформатской церкви, отделившейся от «традиционных» кальвинистов М. В ведении «Ассоциации...» в 2003 г. была создана «Теологическая академия евангельских христиан». Также при здании пресвитерианского центра в 1999 г. была зарегистрирована «Миссия свободных евангельских церквей». Эта община выступила 30 июня 2004 г. как учредитель зарегистрированного в М. «Объединения свободных евангельских церквей» (существовало до 2008, с 2010 в Казани).

При молитвенном доме в Ясеневе, где размещалась пресвитерианская церковь «Восток», в 1996 г. получило регистрацию «Российское центральное объединенное христианско-пресвитерианское общество» (РЦОХПО), при этом центре в 2002-2008 гг. действовала «Богословская академия пресвитерианских христиан».

Формирование централизованных общин в сер. 90-х гг. происходило в условиях спада активности пресвитериан. В числе последних крупных корейских пресвитерианских общин в 1996 г. была зарегистрирована «Московская церковь евангельских христиан «Суджонг»», при ней действовала «Московская духовная семинария евангельских христиан» (с 2002 «Русская духовная семинария евангельских христиан Ассоциации церквей евангельских христиан «Святость»», с 1999 - при церкви «Святая любовь»). В 2001 г. получила регистрацию близкая к пресвитерианам «Автономная церковь евангельских христиан «Святость»» - филиал южнокорейской пресвитерианской церкви «Святость». Существует еще одна община пресвитериан «Святость» - в Юж. Бутове, близкая к пятидесятничеству. В 2002 г. получил регистрацию «Союз церквей пресвитерианских христиан», образовавшийся на базе московской церкви «Мир» (зарегистрирована в 2000). Центральный молитвенный дом разместился в Ясеневе, в неск. кварталах от новоясеневской церкви «Восток». При «Союзе...» в 2003-2009 гг. существовала семинария. Неск. представительств в столице имела крупнейшая корейск. пресвитерианская церковь «Оннури». Действующая дочерняя структура этой конфессии была зарегистрирована в М. в 2009 г. как церковь «Живая жизнь», при ней в 2011 г. открылось одноименное издательство.

Харизматические и другие движения евангельских христиан

Первый в М. центр пятидесятников-харизматов появился в 1992 г. при молитвенном доме пятидесятников в Сев. Чертанове - были зарегистрированы «Ассоциация христианских миссий» и духовная миссия «Московский христианский центр». Там же в 1995 г. получили регистрацию библейская миссия «Елеон» и орг-ция т. н. христиан полного Евангелия «Миссионерский центр «Вселенная - Иисусу»», в 1998 г.- «Российская ассоциация миссий ХВЕ», в 2009 г.- «Международное христианское межконфессиональное движение XXI в.». Последнюю орг-цию возглавил пастор В. И. Мелещук, основавший по сути новую деноминацию - экуменическую межконфессиональную церковь «Слово веры». В 2001-2008 гг. в Чертанове действовала «Библейская миссионерская академия христиан полного Евангелия «Альфа и Омега»». В 1992 г. филиал своего неохаризматического движения зарегистрировал П. Хорробин в Крылатском под названием «Объединение евангельских христиан (харизматов) - Церковь Господа Иисуса Христа» (впосл. община распалась).

Новый центр харизматического движения возник на северо-востоке М. В 1992 г. была зарегистрирована Московская христианская харизматическая церковь «Роса» в Измайлове. После объединения церквей «Роса», «Ника», «Скала спасения», «Новое поколение» и др. в 1993 г. появился крупный центр харизматов - «Межрегиональная христианская харизматическая ассоциация» (с 1998 «Ассоциация христиан веры евангельской «Харизма»»). В должности старшего епископа ассоциацию возглавил пастор церкви «Роса» П. А. Савельев, выходец из нерегистрируемых пятидесятников. Сторонники Савельева обустроили в 1999 г. молитвенный дом и адм. центр в р-не Богородское. Амер. пастор Д. Коблин в 1993 г. основал харизматическую «Миссию живой веры».

В 1993-2010 гг. действовало «Московское христианское объединение церквей полного Евангелия «Общение в Иисусе»». Нек-рые новообразованные харизматические общины М. вошли в созданный в 1993 г. «Межрегиональный союз церквей полного Евангелия», имевший центр в С.-Петербурге (упразднен в 2010). Ассоциированным членом РЦХВЕ стала зарегистрированная в 1993 г. в Петровско-Разумовском южнокорейская харизматическая церковь «Сун Бок Ым» (Полное Евангелие) - филиал крупнейшей корейской неопятидесятнической церкви «Ёыйдо» в Сеуле. При общине в М. открылась первая семинария для церквей полного Евангелия.

В 1994 г. были созданы: автономная «Церковь полного Евангелия «Осанна»» (упразднена в 2010), «Объединение евангельских христиан «Церковь в Москве»» - представительство американской библейской церкви «Рема». В 1996 г. получили регистрацию: автономная неопятидесятническая церковь «Новая жизнь», автономная «Первая московская христианская миссионерская церковь полного Евангелия», «Международная ассоциация евангельских христиан церквей веры». Руководителем Ассоциации был А. В. Неретин, с 1996 г. возглавлявший в М. Библейский центр «Слово жизни» (1994). В 1999 г. было зарегистрировано «Содружество церквей ХВЕ (пятидесятников) «Слово Жизни»» и «Ассоциация ХВЕ (пятидесятников) «Церкви Веры»», к-рая стала преемницей Ассоциации Неретина и вошла в состав РОСХВЕ. При участии южнокорейск. миссионеров в 1997-2002 гг. действовала «Московская северная церковь христиан полного Евангелия» в Лосиноостровском р-не. После снятия с регистрации община возобновила деятельность в составе московской корейской пресвитерианской церкви «Вера». В 1998 г. была создана общероссийская «Ассоциация христианских церквей «Союз христиан»» с центром в С.-Петербурге, объединившая также ряд общин М. и Московской обл.

Близкой к харизматам является «Ассоциация ХВЕ (пятидесятников) «Благая весть»» под рук. Р. Реннера, зарегистрированная в 2005 г. на базе существовавшей с 1998 г. общины евангельских христиан «Благая весть». Сторонники Реннера в 2014 г. открыли молитвенный дом в Гольянове. Особое течение в данной ассоциации являет собой церковь «Хиллсонг», зарегистрированная в 2007 г.

С нач. 90-х гг. в М. на правах автономных орг-ций существуют благотворительные об-ва и представительства зарубежных неопятидесятнических миссий, в основном связанных с Юж. Кореей. 2 марта 1992 г. было зарегистрировано представительство Сеульской корейско-амер. церкви «Грейс» (Всемирная миссия «Благодать»). При московском обществе «Грейс» южнокорейские миссионеры создали краткосрочную библейскую школу, переименованную позже в семинарию и переведенную в Пушкино. В Пушкинском р-не открылся Библейский колледж церкви «Благодать» (с 1998 в М.). В 1993 г. были зарегистрированы «Московское евангельско-протестантское общество «Благодать»» и «Московская миссия «Благодать»» (в 2011 община с пастором перешла в Евангелическо-лютеранскую церковь аугсбургского исповедания). К кон. 90-х гг. объединение церквей «Благодать», потеряв самостоятельный статус, вошло в РЦХВЕ. Представительством киевской харизматической церкви Сандея Аделаджи «Посольство Божье» стала зарегистрированная в нояб. 2001 г. в Кунцеве община «Торжествующий Сион» во главе с А. Дзюбой, получившим от Аделаджи звание «апостола». Один из пасторов общины, А. Астахов, зарегистрировал в 2011 г. новую общину «Поток жизни». Др. пастор - Е. Пересветов преобразовал в 2012 г. церковь «Торжествующий Сион» в межрегиональную организацию в составе РОСХВЕ - «Христианский центр «Восстановление»».

В 1999 г. группа старших пресвитеров евангельских христиан выступила против назначения на ключевые посты в административных структурах РОСХВЕ пасторов харизматических церквей. Руководство Союза выразило неприятие таких харизматических нововведений, как рукоположение в пресвитеры женщин, громкое «прославление», «служения исцеления», подчеркнутая эмоциональность во время служений, включая «святой смех», «святой гнев» и «заклание в духе» участников молитвы.

Отдельным направлением харизматического движения стала «Московская община христиан-экуменов за единство в Духе Святом», к-рую создал в 1971 г. представитель харизматического движения в католичестве пастор Александр Ротбергс (Сандр Рига). В 1992 г. под его руководством в М. был зарегистрирован «Общественный экуменический совет».

Адвентисты

Адвентисты (АСД). Первая в М. община адвентистов седьмого дня (АСД) была организована в 1907 г. и состояла из 29 чел. В 1917 г. прошла учредительная конференция адвентистов Среднероссийского поля, новую структуру возглавил служитель И. А. Львов. В 1919 г. адвентисты открыли в М. приют «Пенаты» для детей, оставшихся без родителей во время военных действий. В авг. 1924 г. в 3-м Доме Советов в Божедомском пер. (с 1940 Делегатская ул.) (бывш. здание Московской ДС) прошел 5-й Всесоюзный съезд адвентистов седьмого дня, на котором приняли решение о размещении центра «Всесоюзного федеративного союза адвентистов седьмого дня» в М., руководителем стал Г. И. Лебсак.

В сент. 1924 г. московская община переместилась в здание бывш. арм. ц. Успения Пресв. Богородицы (Б. Грузинская ул., д. 28). В следующем году ранее организованные домашние церкви регистрировались как самостоятельные общины и проводили богослужения в домах верующих: Всехсвятская община в одном из Песчаных переулков, Останкинская на Ст. Московской ул. К кон. года появилась община в доме на Народной ул. В апр. 1927 г. была зарегистрирована 5-я община на Б. Переяславской ул. Старшим пресвитером по М. стал П. А. Капустин.

В авг. 1929 г. прошло собрание московских общин, на котором под давлением обстоятельств было принято решение об объединении в одну общину из 330 членов. Численность общины сокращалась, к 1937 г. она составляла менее 200 чел. В 1930 г. сообщество перешло в храм во имя свт. Николая Чудотворца на Бутырском Валу, где Тверская старообрядческая община сдала адвентистам подвальное помещение для богослужебных собраний. В 1940 г., после закрытия старообрядческого храма, адвентисты получили помещение в М. Вузовском (М. Трехсвятительском) пер., д. 3. В этом здании, часть которого занимали баптисты, разместились духовное управление и центральная церковь адвентистов. В нач. 1934 г. в М. из Новосибирска был переведен Г. А. Григорьев, получивший регистрацию как проповедник московской общины и уполномоченный Всесоюзного совета АСД (ВСАСД). В качестве пресвитера, с 1937 г.- проповедника служил Ф. Т. Григоревский.

В послевоенные годы московская община выросла со 150 чел. в 1945 г. до 450 чел. в 1952 г. В 1945 г. главой ВСАСД был Григорьев, пресвитером являлся секретарь ВСАСД А. Г. Галаджев, арестованный в 1952 г. В 1952-1954 гг. ВСАСД возглавлял П. А. Мацанов, он был снят с регистрации за «антисоветскую деятельность», позже организовал оппозиционную группу. В 1954-1960 гг. руководителем ВСАСД являлся С. П. Кулыжский. На 1960 г. в московской общине АСД насчитывалось 645 членов. В 1960 г. вслед. «антисоветских выказываний» руководства ВСАСД Совет был снят с регистрации, имущество, б-ка и архив были изъяты. В 1960-1963 гг. без пресвитера существовала местная община, пресвитер был восстановлен в регистрации в 1963 г. Всесоюзный орган по управлению адвентистами вновь был зарегистрирован в 1988 г.

К нач. 1991 г. московская община адвентистов насчитывала 740 членов. На съезде Генеральной конференции, прошедшем в июле 1990 г. в амер. г. Индианаполисе, было принято решение об организации дивизиона (отд-ния) Всемирной церкви АСД на территории СССР. Осенью 1990 г. в М. в молитвенном доме московской общины прошел съезд Церкви АСД в РСФСР, на котором был принят Устав Российского союза (униона) АСД и выбрано руководство во главе с президентом. 10 янв. 1992 г. получила регистрацию Центральная церковь АСД в М., 20 марта - община «На Стремянном» в Чертанове, 21 мая зарегистрирован Евроазиатский дивизион АСД. В 1992-1993 гг. были созданы и зарегистрированы другие общины: Центральная, Южная, Замоскворецкая (в 2007 ликвидирована), Москворецкая, Кунцевская, Тушинская, Дмитровская, Юго-Западная, Западная, Измайловская, «Орион». С 1993 г. неофициально существует Международная община, в к-рую входят сотрудники дипломатических миссий, иностранные студенты и работающие в М. иностранцы. В 1995 г. появилась Зеленоградская община. 21 мая 1996 г. в М. было зарегистрировано «Центральное объединение христиан - адвентистов седьмого дня» для управления общинами Центр. России.

В 1998 г. духовный центр адвентистов переехал в Гольяново, где начала действовать Восточная община АСД. 31 окт. там состоялось посвящение первого в М. молитвенного дома адвентистов. 14-15 янв. 2003 г. на 4-м съезде Центрального объединения Западнороссийского союза Церкви АСД прошла реорганизация Центрального объединения, из к-рого в отдельную миссию (объединение общин) были выделены М. и районы ближнего Подмосковья. 21 марта 2003 г. зарегистрировано городское управление адвентистов - «Московское объединение Церкви адвентистов седьмого дня».

Отдельную деноминацию составляет движение реформированных адвентистов, действовавшее в столичном регионе еще в советский период. 22 окт. 1996 г. была зарегистрирована «Церковь адвентистов седьмого дня реформационного движения».

Духовные христиане

Община молокан в М. была зарегистрирована в 1990 г. 1 нояб. следующего года в городе получил регистрацию «Союз общин духовных христиан-молокан СССР», в 2006 г. он был закрыт. В мае 1999 г. в М. была зарегистрирована община «Церкви духовных христиан-молокан», входящая в «Союз общин духовных христиан-молокан в России» с центром в с. Кочубеевском Ставропольского края.

В июле 1991 г. состоялся Всероссийский съезд общин духоборцев, на к-ром был утвержден состав руководства новообразованного «Объединения духовных борцов Христа - духоборцев в СССР», зарегистрированного в июне 1991 г. В июле следующего года в М. было создано «Объединение духоборцев России», при этом в столице продолжал действовать «Всесоюзный совет духоборцев» под рук. А. Кинякина, претендовавший на роль руководящего органа для всех духоборских общин в странах бывш. СССР. В 1998 г. центр духоборцев был зарегистрирован в Ростове-на-Дону; из-за малочисленности московской общины в 2008 г. ростовская организация была ликвидирована.

Другие течения протестантского толка

Из протестант. движений рус. происхождения в М. были известны евангельские христиане-трезвенники, к наст. времени объединившиеся с баптистами, а также адепты «свободно-христианского движения» (см. Толстовство). В ведении последних в 1918 г. был зарегистрирован «Московский объединенный совет религиозных общин и групп», который возглавил один из ближайших соратников Л. Н. Толстого проповедник В. Г. Чертков. В совет помимо проч. групп вошло «Московское вегетарианское общество». Московские толстовцы выступили с идеей создания христ. трудовых коммун в деревнях. Одна из первых коммун, «Жизнь и труд» под рук. Б. В. Мазурина, была образована в 1921 г. в Кунцеве (ныне в черте М.). Последняя из коммун была упразднена в 1930 г., часть ее активистов выселили в Сибирь. Идеи толстовцев продолжает зарегистрированная 21 нояб. 1991 г. религиозная ассоциация «Духовное единство» («Церковь Льва Толстого») во главе с «первосвященником». Данная структура является подразделением международного объединения толстовцев «Всемирная христианская ассоциация «Единство»».

К новым протестант. толкам относится зарегистрированная в мае 1994 г. в М. община «Церковь любви» - представительство американо-корейской миссии «Церковь Христа» с центром в Сеуле. К неопротестантским относится также организация «Христианская наука», действующая в М. с нач. 90-х гг. Ее столичное представительство было зарегистрировано в 1994 г. как «Московское объединение «Первая сайентистская Церковь Христа»».

Новоапостольская церковь

В 1993 г. в М. был зарегистрирован «Управленческий центр Новоапостольской церкви в России». К кон. 90-х гг. община приобрела здание на Варшавском шоссе, где был обустроен первый в столице молитвенный дом. При нем в 1999 г. получила регистрацию «Московская община Центральноевропейского регионального управленческого центра Новоапостольской церкви» (Центральноевропейский центр Новоапостольской церкви разместился в Пензе, ставшей центром «апостольского округа»). В 2009 г. община была ликвидирована.

Иеговы свидетели

В послевоенный период в М. появились первые проповедники, они действовали нелегально. Первая в М. религиозная орг-ция свидетелей Иеговы была зарегистрирована в 1991 г. В том же году получил регистрацию «Управленческий центр «Свидетелей Иеговы» в России» во главе с проповедником М. Н. Дасевичем, являвшимся с 1972 г. руководителем иеговистского подполья в СССР. В 1996 г. «Управленческий центр «Свидетелей Иеговы»» в России переместился в С.-Петербург. В 1993-2004 гг. община свидетелей Иеговы располагалась на территории взятой в аренду усадьбы Михалково (совр. Головинский р-н М.), в отдельном здании была обустроена «зала царств». 26 марта 2004 г. решением суда деятельность свидетелей Иеговы в М. была запрещена. В 2012 г. в черту города вошла община, зарегистрированная в 2001 г. в бывш. Ленинском р-не Московской обл., включенном в состав Новомосковского административного округа М. В 2015 г. была зарегистрирована община в р-не Москворечье-Сабурово. После принятия 20 апр. 2017 г. Верховным судом РФ решения о прекращении деятельности свидетелей Иеговы было объявлено об упразднении московских общин.

Мормоны

28 мая 1991 г. в М. зарегистрирован духовный центр мормонов России - «Религиозная ассоциация Церкви Иисуса Христа святых последних дней в России». В М. существует 8 общин мормонов.

Мессианские иудеохристиане

В 1992 г. в М. открылось представительство международной межконфессиональной миссии «Евреи за Иисуса» (см. Иудеохристианство), в подчинении московского отделения находилась и организованная тогда же миссия в Одессе (Украина). 1-я община мессианских евреев «Шомер Йисраэль» (Страж Израиля) была зарегистрирована в М. в 1993 г. В 1999 г. она прошла перерегистрацию как одноименная синагога при молитвенном доме ХВЕ в Царицыне. Синагога вошла в РОСХВЕ. В 2001 г. по тому же адресу была создана мессианская община «Гошиана» (Осанна). Обе общины вошли в «Централизованную религиозную организацию мессианских христиан «Мессианский союз»», зарегистрированную в 2002 г. в р-не Косино-Ухтомский при молитвенном доме ХВЕ (в ведении Российской церкви ХВЕ). Главой нового религ. центра стал пастор (старший раввин) Е. Литвак. В 1993 г. американские проповедники миссии «Евреи за Иисуса» организовали в городе общину с тем же названием. Проповедь иудеохристианства ведет зарегистрированная в 1998 г. община «Максимум евангелизма» (представительство одноименной американской миссии). Община входит в РОСХВЕ (в наст. время действует без регистрации). В 2003-2010 гг. в Сев. Чертанове в качестве зарегистрированной религ. орг-ции действовала евангельская община мессианских евреев «Бейт Тфилла». В 2004 г. в р-не Измайлово была зарегистрирована независимая мессианская община «Кехилат Йешуа», к-рую возглавляет пастор К. В. Полонский. Одновременно он руководит миссией ХВЕ «Мессианские перспективы». В 2011 г. он зарегистрировал мессианский культурно-просветительский центр «Бейт Сар Шалом», который является филиалом одноименного общества, действующего с 1989 г. в Иерусалиме (Израиль).

В наст. время нек-рые общины мессианских евреев проводят служения в духе протестант. харизматических церквей с громким «прославлением» и с участием значительного числа прихожан-неевреев. Др. общины исполняют некоторые предписания Талмуда и являются замкнутыми этноконфессиональными группами.

В. Г. Пидгайко

Ислам

Вероятно, первыми мусульманами на территории М. были вост. купцы, направлявшиеся по торговым делам в Скандинавию через земли Др. Руси. На территории М. и Подмосковья в слоях VIII-IX вв. археологами были найдены 16 кладов серебряных араб. монет, а также др. предметы араб. происхождения (металлическая посуда, украшения, оружие и др.). Устойчивая мусульм. община М. возникла после принятия ханом Узбеком (1312-1342) ислама в качестве офиц. религии в Золотой Орде. Предположительно к сер. XIV в. на территории Кремля существовал ханский двор (ордынское подворье). В 2007 г. в Тайницком саду Кремля в ходе археологических раскопок были обнаружены 2 берестяные грамоты с указанием описи имущества татарина Турабея, жившего на рубеже XIV и XV вв.; в грамоте встречаются вост. имена Елбуга, Баирам и Ахмед. Наличие в М. и др. ханских подворий (посольств), находившихся в Зарядье, Замоскворечье, селах Измайлово и Татарово (ныне р-н Крылатское), дает основание полагать, что ордынская элита (даруги, мурзы, баскаки, посланники и купцы) регламентировала свой быт согласно привычному укладу, в частности согласно предписаниям ислама.

В послеордынский период продолжался рост поселений мусульман - представителей посольских миссий из Османской империи, Крымского ханства, Бухары, Хивы, Ирана и Индии, ногайцев, кабардинцев и др. выходцев с Сев. Кавказа, а также из Закавказья. Не позднее XVI в. в Замоскворечье образовалась Татарская слобода. На ее территории и в др. местах города до наст. времени сохранилась тюрк. топонимика: Татарские и Ордынские улицы и переулки, Б., М. и Ст. Толмачёвские переулки, ул. Балчуг, исторические р-ны Черкизово и Карачарово с одноименными улицами и переулками и мн. др. Итальянец Э. Зани в «Реляции о путешествии в Московию» (1672) отмечал: «Вне города, в кибитках, живут подданные татары, коим позволено иметь мечеть» (цит. по: Танер Б. Описание путешествия польского посольства в Москву в 1678 г. // ЧОИДР. 1891. Кн. 3. Отд. 3. С. 171). Местоположение мечети не установлено.

До либерализации религиозного законодательства в начале правления имп. Екатерины II (1773) сфера бытования ислама в М. ограничивалась исполнением мусульманских обрядов и предписаний в Татарской слободе, где располагалась построенная в доекатерининскую эпоху (точное время строительства неизв.) деревянная мечеть, а также при дворах посольских и торговых миссий стран Востока. Рус. население М. отмечало разнообразие на улицах города представителей азиатских народов: «кызылбашей» - персов, «тезиков» - бухарских и др. среднеазиатских купцов, «копыльских гостей» - кабульских торговцев и др. В кон. XVIII в. начался процесс превращения зажиточных татар, исторически имевших тесные коммерческие связи с Крымом и Ср. Азией, в слой крупных торговцев и промышленников, развивалась также предпринимательская активность мелких и средних татар. торговцев, вошедших в сословие купцов 3-й гильдии.

Мечеть на Б. Татарской ул. 1823, 1881 гг. Фотография. 1883 г.
Мечеть на Б. Татарской ул. 1823, 1881 гг. Фотография. 1883 г.

Мечеть на Б. Татарской ул. 1823, 1881 гг. Фотография. 1883 г.
В нач. XIX в. мулла московской общины А. Узбеков ходатайствовал перед московским военным губ. А. А. Беклешовым о разрешении на строительство каменной мечети на участке купца 1-й гильдии «из бухарцев» Н. Хашалова (Хамалова) на Б. Татарской ул. в Замоскворечье. Велась многолетняя переписка, имел место ряд согласований, в т. ч. с Московским митр. Платоном (Лёвшиным), прежде чем строительство мечети было начато. В 1823 г. каменный одноэтажный корпус, похожий на городской дом со стилизованным минаретом над входной дверью, стал офиц. местом собраний мусульман М. Завершенный вид культового сооружения здание приобрело в 1881 г. после перестройки и возведения минарета и купола. При мечети (впосл. получившей название Исторической) был открыт сиротский дом, действовало медресе. Мечеть в разные годы посещали предводитель горцев во время Кавказской войны имам Шамиль (1797-1871), известный крымско-татар. реформатор (джадид) И. Гаспринский (1851-1914), араб. религ. деятель Джамаль ад-Дин аль-Афгани (1839-1889), Бухарский эмир Сеид Абдул-Ахад-хан (1859-1910). На рубеже XIX и XX вв. рост мусульм. населения М. (по преимуществу татарского из Казанской и Нижегородской губерний) привел к образованию в Мещанской части города (Мещанские улицы) нового прихода (1894), а затем к строительству 2-й каменной мечети в 1903 г. в Выползовом пер. В нояб. 1904 г. в новой мечети состоялось 1-е богослужение.

В 1906 г. был утвержден устав, в 1907 г. начало действовать Московское мусульм. благотворительное об-во. В 1915 г. в его составе было 308 членов. Об-во помогало бедным мусульманам, выплачивало пособия нуждающимся учащимся средних и высших учебных заведений, содержало неск. мектебов (начальных школ) в городе, во время первой мировой войны оказывало помощь воинам-мусульманам и их семьям, беженцам. Большое значение для духовного просвещения и организации культурного досуга московских мусульман имело открытие в Замоскворечье накануне первой мировой войны каменного 4-этажного «Дома Асадуллаева», построенного на средства купца 1-й гильдии и крупного бакинского нефтепромышленника Ш. Асадуллаева (1841-1913). При Доме действовали медресе Московского мусульм. благотворительного об-ва, его правление, читальня.

Вскоре после Февральской революции, 6 марта 1917 г., на собрании московских мусульман был образован Мусульманский народный комитет в М., председателем его правления стал общественный деятель и литератор Г. Исхаки. Комитет занимался финансированием издания газ. «Иль» (Страна), а также сбором и распределением средств для помощи османским военнопленным. В марте того же года был создан Комитет солдат-мусульман Московского гарнизона (впосл. Мусульманский военный комитет Московского гарнизона). В апр. 1917 г. в М. состоялось Всероссийское совещание воинов-мусульман. На нем было принято решение добиваться создания мусульманских военных частей, для чего был избран Временный всероссийский мусульманский военный совет. Мусульм. части были сформированы в Красной Армии в 1-й пол. 1918 г. 1-11 мая 1917 г. в «Доме Асадуллаева» прошел 1-й Всероссийский мусульм. съезд, в к-ром участвовали ок. 900 делегатов, в т. ч. ок. 100 женщин. На съезде обсуждались политические, культурно-просветительские и религ. вопросы. Активным участником съезда был татар. интеллектуал и ислам. реформатор М. Бигиев. В нач. окт. 1917 г. для руководства национальной, культурной и политической деятельностью московских мусульман был создан Московский мусульм. национальный совет. В него вошли более 30 представителей всех московских мусульм. об-в, орг-ций и приходов, в частности Московское мусульм. благотворительное об-во. Совет был ликвидирован властями весной 1918 г.

После Октябрьской революции 1917 г. М. на нек-рое время стала центром притяжения для мусульман с азиатских окраин России, а также из Турции, Индии, Ирана, Афганистана, Египта и стран Магриба, население к-рых разделяло коммунистические идеи. В 1921 г. в М. прошел Всемусульманский конгресс. Согласно Всесоюзной переписи населения 1926 г., численность в М. представителей народов, традиционно исповедовавших ислам, достигла более 170 тыс. чел., они занимали 2-е место за абсолютно доминировавшими русскими.

С объявлением «безбожной пятилетки» в 1929 г. активизировался процесс вытеснения религии из сферы общественной жизни, что нашло отражение в гонениях на практикующих мусульман и в закрытии 1-й (Исторической) мечети в Замоскворечье (1936). В советское время в столице действовала единственная мечеть в Выползовом пер., после закрытия Исторической мечети называвшаяся Московской соборной мечетью. Она на долгие годы стала центром религ. жизни мусульман города. Обращение представителей мусульм. духовенства к верующим в связи с немецко-фашистской агрессией, принятое на съезде в мае 1942 г. в Уфе 12 представителями мусульм. духовенства СССР, подписал среди прочих имам-хатыб Московской соборной мечети Халил Насретдинов (1890-1964). В 1945 г. община мечети была зарегистрирована аппаратом уполномоченного Совета по делам религ. культов. Председателем исполнительного органа (двадцатки) и секретарем имама стал Хамза Айсин. В том же году впервые за 20 лет в М. на татар. языке араб. шрифтом была издана книга с изложением основ ислама «Ислам дине» (Исламская религия), написанная главой Духовного управления мусульман европ. части СССР и Сибири (ДУМЕС) муфтием Г. Расулевым.

В 1940-1952 гг. в М. сложился неофиц. мусульм. приход на Даниловском мусульм. кладбище во главе с комендантом кладбища И. Гаитовым. В 1952 г. богослужения на кладбище были пресечены властями, обвиненный в их организации имам-хатыб соборной мечети Насретдинов в 1953 г. был вынужден подать в отставку.

В 1954 г. Московская мечеть получила статус центра мухтасибата ДУМЕС по Московской и Горьковской областям, Чувашской АССР и Мордовской АССР. Имамы Московской соборной мечети и члены двадцатки часто принимали офиц. делегации из араб. стран, участвовали в приемах в посольствах арабо-мусульманских гос-в, согласовывали списки выезжающих на хадж и на учебу в Египет в ислам. ун-т Эль-Азхар. Московской соборной мечети удалось получить необходимые разрешения и возвести в авг. 1958 г. небольшое адм. здание общины на месте старого флигеля при мечети. Однако в условиях антирелиг. кампании 1958-1964 гг. ограничения деятельности московской общины стали более строгими. Власти запретили проводить богослужения на кладбищах, пресекали благотворительную деятельность. Члены московской общины высказывали недовольство жесткими порядками как властям, так и иностранным гражданам, посещавшим мечеть. Вслед. этого староста двадцатки Айсин в 1959 г. был снят с регистрации под предлогом финансовых злоупотреблений, в действительности - «из-за неправильной работы с иностранцами». В 1961 г. власти при содействии нек-рых членов общины инспирировали обвинения против имам-хатыба К. Салихова в том, что он окружил себя «жуликами, спекулянтами и земляками» и ведет себя недостойно. Салихов был уволен с должности имам-хатыба (скончался в 1963). В 1961-1986 гг. приход Московской соборной мечети возглавляли имам-хатыб А. Мустафин и староста Фетхуллин.

До 1989 г. в М. действовали 2 мусульм. орг-ции: община Московской соборной мечети и не имеющий статуса религ. орг-ции адм. орган - Отдел международных связей мусульманских организаций СССР, координировавший внешнюю деятельность всех 3 советских муфтиятов. Отдел был учрежден в 1962 г., получил отдельное здание на ул. Метростроевской (ныне Остоженка). В его штате состояли мусульмане-миряне, ответственные за прием международных делегаций из ислам. стран и за организацию зарубежных поездок советских мусульман. Наиболее активно данная структура начала действовать в сер. 80-х гг. XX в. С нач. 90-х гг. ее совместно с муфтием ДУМЕС Т. Таджутдиновым (впосл. Таджуддин) возглавлял Р. У. Дудаев, существенно укрепивший международные связи. После распада СССР в 1991 г. Отдел был переименован в «Ассоциацию внешних связей мусульманских организаций РФ». Президентом был избран муфтий Таджуддин, вице-президентом стал Дудаев. В 1996 г. «Ассоциация...», выйдя из подчинения Таджуддину, перерегистрировалась под названием «Международная исламская миссия», а Дудаев, ставший ее руководителем, зарегистрировал в том же году мусульманскую паломническую фирму «Салам-тур». С переходом Дудаева на работу в руководство Чечни в 2004 г. «Международную исламскую миссию» возглавил муфтий Кабардино-Балкарии Ш. Пшихачев.

28 окт. 1989 г. была зарегистрирована 2-я мусульм. община М. В апр. 1991 г. в качестве централизованной орг-ции образован «Исламский центр Москвы и Московской области», главой которого стал главный имам-хатыб Московской соборной мечети Р. Р. Гайнутдинов (впосл. Гайнутдин). На учредительном меджлисе 29 янв. 1994 г. он был избран муфтием и возглавил новообразованное Духовное управление мусульман Центрально-Европейского региона России (ДУМЦЕР), переименованное 1998 г. в Духовное управление мусульман европейской части России (ДУМЕР; зарегистрировано 23 февр. 1994). 23 сент. того же года муфтий Гайнутдин и ДУМЦЕР вышли из подчинения Центральному духовному управлению мусульман России и европейских стран СНГ (ЦДУМ; в 1948-1992 ДУМЕС). Адм. центр ДУМЦЕР разместился при соборной мечети, при ней же в 1993 г. были зарегистрированы 2 новые общины: «Байт-Аллах» и «Мухаммадияр». В том же году появилась мусульм. община для татар, к-рую возглавил и зарегистрировал по своему домашнему адресу Р. Тазетдинов, активист татар. национально-культурной автономии в М. В 1994 г. по инициативе муфтия Гайнутдина был учрежден Московский высший духовный ислам. колледж, в 1995 г.- Московский исламский ин-т, перерегистрированный в 2012 г. в качестве теологического вуза. В М. действует Совет муфтиев России во главе с Гайнутдином, учрежденный по решению съезда мусульм. общественности, который прошел в Саратове в апр. 1996 г.

Соборная мечеть. 2015 г. Фотография. 2016 г.
Соборная мечеть. 2015 г. Фотография. 2016 г.

Соборная мечеть. 2015 г. Фотография. 2016 г.

В 1992 г. верующим было возвращено здание Исторической мечети. В дек. 1995 г. зарегистрирована община «Мемориальная мечеть», силами к-рой в честь 50-летнего юбилея победы в Великой Отечественной войне на Поклонной горе в 1997 г. была построена мемориальная мечеть в память о погибших воинах-мусульманах. В окт. 1994 г. было зарегистрировано религ. объединение мусульман Северо-Западного окр. М. «Минарет». В 1998 г. получило регистрацию на правах местной религиозной организации созданное выходцами из Дагестана «Мусульманское общество им. Имама Шамиля». Обе общины состоят в подчинении ДУМЕР. 11 марта 2011 г. при соборной мечети М. была зарегистрирована централизованная орг-ция «Мухтасибат г. Москвы» в юрисдикции ДУМЕР. В 2013 г. по решению муфтия Гайнутдина мухтасибат был преобразован в «Духовное управление мусульман г. Москвы».

Вне подчинения ДУМЕР действуют немногочисленные независимые мусульманские организации М., в т. ч. централизованные структуры, зарегистрированные в столице. 11 июля 1994 г. была учреждена независимая централизованная организация «Ассоциация мечетей» - автономное объединение мечетей М. и Московской обл. под рук. муфтия М. Велитова, имама московской Исторической мечети. В 1997 г. Велитов вышел из подчинения ДУМЕР и организовал альтернативный российский муфтият - Духовное управление мусульман (ДУМ) «Ассоциация мечетей». В нояб. 1998 г. он заявил о сложении полномочий и о присоединении к ЦДУМ; в 2002-2007 гг. упоминался как муфтий М. и Московской обл. в ведении ЦДУМ. При ЦДУМ в 1995-2000 гг. С. Гуламов возглавлял в Балашихе Владимирско-Ивановский муфтият для групп мусульман в М., Московской, Владимирской и Ивановской областях. В 1999 г. Историческая мечеть перешла в ведение ДУМЕР, Велитов тогда же вышел из состава духовного управления. 16 окт. 1995 г. в М. получил регистрацию «Высший координационный центр духовных управлений мусульман России», в февр. 1994 г. зарегистрированный в Казани. С 1994 г. эту орг-цию возглавлял сибирский муфтий Н. Аширов. В М. открылась его резиденция. В 1998 г. этот центр перестал существовать после примирения муфтия Аширова с муфтием Гайнутдином. В нояб. 2000 г. ДУМ «Ассоциация мечетей» удалось повторно пройти регистрацию в Минюсте в качестве централизованной религ. организации, главой к-рой стал И. Шангареев. 28 сент. 2001 г. эта структура была перерегистрирована под названием «Ассоциация мечетей России». 13 нояб. 2010 г. организация вновь перерегистрировалась как «Исламский объединенный центр мусульманских организаций России», с 2012 г. именовалась «Объединенный исламский конгресс России (Объединенный муфтият)». Решением Верховного суда РФ от 14 апр. 2016 г. эта орг-ция была ликвидирована, после чего большинство ее мечетей перешли в ведение ДУМЕР.

При открытой в 2002 г. в М. резиденции главы ЦДУМ муфтия Таджуддина было устроено молитвенное помещение.

На пленуме президиума ЦДУМ в Уфе 7 дек. 2010 г. было принято решение восстановить в юрисдикции ЦДУМ «Духовное управление мусульман Москвы и Центрального региона «Московский муфтият»» (зарегистрировано в 2011). Назначенный его председателем муфтий А. Крганов одновременно (до 2012) являлся 1-м заместителем председателя ЦДУМ. Новый муфтият разместился в здании московского представительства ЦДУМ. Позднее при участии Московского муфтията, вышедшего в 2014 г. из подчинения ЦДУМ, был учрежден новый религ. центр - «Духовное собрание мусульман России» (зарегистрировано в окт. 2016). Его также возглавил А. Крганов.

Независимый статус в кон. 90-х гг. получили московские общины «Байт-Аллах» и «Далиль». Автономными с момента регистрации являются учрежденные иностранными религиозными центрами общины «аль-Марказ аль-ислами» (зарегистрирована в 1992), «Харамайн» (зарегистрирована в 1994) и «Единобожие» (зарегистрирована в 1995). На северокавказские диаспоры М. ориентирован независимый «Координационный центр мусульман Северного Кавказа в Москве» (зарегистрирован в 1998).

В М. действуют мечети др. ислам. традиций. В 1993 г. зарегистрирована «Ахмадийская мусульманская община Москвы». В сер. 90-х гг. XX в. сооружены 2 шиитские мечети: «Хатм аль-Анбия» на территории посольства Ирана (открыта в 1996, прихожане - сотрудники дипломатического корпуса) и мечеть «Ярдям» в Отрадном (построена в 1997). Первый имам мечети «Ярдям» З. Хасянов первоначально подчинялся главе ДУМЕР муфтию Гайнутдину, но в 1999 г. мечеть перешла в юрисдикцию ЦДУМ. В янв. 2003 г. председатель исполнительного органа мечети «Ярдям» Р. Баязитов принял решение вывести мечеть из состава ЦДУМ и присоединиться к Духовному управлению мусульман Сибири (Омскому муфтияту). В окт. 2002 г. зарегистрирована шиитская община «Ахли-Бейт», объединяющая азерб. диаспору М. После прекращения связей с ДУМЕР она стала независимой структурой.

На меджлисе, прошедшем 21 сент. 2014 г. в М., возглавляемое муфтием Гайнутдином ДУМЕР было переименовано в Духовное управление мусульман Российской Федерации; управление было зарегистрировано под новым названием.

С М. связана активная просветительская деятельность национально-культурных автономий мусульм. народов России, к-рая координируется «Московским домом национальностей» (1998). В настоящее время в столице проживает более 30 мусульм. этносов, включая сравнительно недавно появившиеся общины иранцев, турок, афганцев, боснийцев, пакистанцев, уйгуров, цыганских мусульман. Кроме 4 мечетей в городе действуют 5 зарегистрированных молельных комнат и 5 благотворительных фондов. После вступления в 2005 г. России в состав Организации исламского сотрудничества в качестве наблюдателя заметно активизировалась деятельность 32 посольств арабо-мусульм. гос-в, аккредитованных в М. Расширяется сфера ритуальных услуг: на 10 московских кладбищах имеются мусульм. участки. С 2002 г. действует Центр сертификации и стандартизации «Халяль», развивающий сеть сбыта ислам. пищевой продукции (ок. 70 магазинов и торговых точек, а также 70 кафе и ресторанов, предлагающих халяльные блюда). Ежегодно проводятся Международные конкурсы чтецов Корана, культурно-благотворительное мероприятие «Шатер Рамадана» и «Мавлид» - праздник, посвященный пророку Мухаммаду.

В 2015 г. была завершена масштабная реконструкция Соборной мечети - одной из крупнейших в Европе. На церемонии ее открытия присутствовали Президент России В. В. Путин, главы др. государств, иностранные делегации.

Ф. А. Асадуллин, В. Г. Пидгайко

Иудаизм

Первые упоминания о евреях в М. относятся к XV в. При дворе вел. кн. Иоанна III крымские евреи состояли на дипломатической службе, а для лечения царевича Иоанна Иоанновича государь нанял еврея из Венеции Леона, к-рого казнили по обвинению в неправильном лечении через 40 дней после смерти царевича. До 2-й пол. XVII в. отмечались единичные случаи пребывания евреев в столице, т. к. со времен царя Иоанна IV действовал запрет на проживание иудеев в М. и в Русском гос-ве. В период русско-польск. войн 1632-1667 гг. в М. появились пленные евреи. Желавшие остаться в городе принимали крещение и быстро ассимилировались. Тем не менее в кон. XVII в. в М., возможно, существовала небольшая община тайных иудеев, состоявшая из пленных, приведенных из Речи Посполитой, и из принятых на службу иностранцев.

После 1-го раздела Польши (1772) в состав России вошли территории с многочисленным евр. населением. В М. появились евр. купцы - выходцы из Шклова, открывшие в городе лавки. Их правовое положение оставалось неопределенным. В 1782 г. на запрос о возможности купцам из присоединенных в 1772 г. к России земель переходить из города в город Сенат ответил утвердительно, не определив при этом список разрешенных для проживания территорий. В 1788-1789 гг. 3 еврея вошли в Московское об-во купцов 1-й гильдии. По данным полиции, в 1790 г. в М. проживали 69 евреев (49 мужчин, 8 женщин и 12 детей). Строительство иудейских культовых зданий и проведение общественных религ. собраний были запрещены. В 1790 г. московские купцы подали жалобу генерал-губернатору М. кн. А. А. Прозоровскому на то, что евр. купцы, к-рых в городе «число немалое», подрывают торговлю. Указом от 23 дек. 1791 г. имп. Екатерина II запретила евреям постоянно проживать не только в М., но и на всей территории Российской империи (кроме Полоцкой и Могилёвской губерний, Екатеринославского наместничества и Таврической обл.). Т. о. была введена черта оседлости.

С нач. XIX в. евреи, приезжавшие в М. по торговым делам, останавливались гл. обр. в Зарядье, на территории постоялого двора, известного как Глебовское подворье (в 1827 на подворье останавливались 56 из 72 приехавших в М. евреев). Это было единственное место в городе, где подавали кошерную пищу. В 1828 г. власти обязали приезжих евреев останавливаться только на Глебовском подворье, отошедшем казне. Тогда же было разрешено временное посещение М. лишь купцам 1-й и 2-й гильдии, их доверенным лицам и приказчикам, а также евреям, занимающимся извозом и обучающимся некоторым видам ремесел. Все они могли находиться в городе не более месяца. В 1832 г. срок проживания в М. купцов 1-й и 2-й гильдии был увеличен до 6 месяцев, право временного (также не более 6 месяцев) проживания в городе получили и купцы 3-й гильдии.

Хоральная синагога. Архитекторы С. С. Эйбушиц, С. К. Родионов, Р. И. Клейн. 1887–1891 гг. Фотография. 2009 г.
Хоральная синагога. Архитекторы С. С. Эйбушиц, С. К. Родионов, Р. И. Клейн. 1887–1891 гг. Фотография. 2009 г.

Хоральная синагога. Архитекторы С. С. Эйбушиц, С. К. Родионов, Р. И. Клейн. 1887–1891 гг. Фотография. 2009 г.
В 1827 г. имп. Николай I распространил рекрутскую повинность на евреев. В М. появились иудеи-военнослужащие, для к-рых в кон. 20-х гг. XIX в. в Зарядье начал действовать 1-й иудейский молитвенный дом - Аракчеевская молельня. В нач. 30-х гг. XIX в. появилась др. солдатская молельня - Межевая (на углу совр. Последнего пер. и Трубной ул.). На отбывших рекрутскую повинность (т. н. николаевских солдат) черта оседлости не распространялась, поэтому число евреев в городе возрастало. В 30-х гг. евреям был выделен для захоронений участок рядом с правосл. Дорогомиловским кладбищем. Численность евреев, не ограниченных в выборе места проживания, к сер. XIX в. превысила численность обитателей Глебовского подворья. В 1846 г. 1-я группа насчитывала 313 чел. (253 мужчины и 60 женщин), а на подворье в том же году проживали 192 чел. Тем не менее население не отличавшегося вместительностью Глебовского подворья также возрастало. В 1847 г. поверенный шкловских купцов Л. Л. Зельцер подал в Мин-во внутренних дел записку «О претерпеваемом приезжающими в Москву евреями крайнем стеснении в том, что они обязываются останавливаться на квартире в особо отведенном для них доме». Особый статус подворья был отменен указом имп. Александра II от 5 июня 1856 г.

С 1859 по 1878 г. нек-рые группы евреев поэтапно получали разрешение на проживание вне черты оседлости. В 1861 г. в М. имелось 3 евр. молитвенных дома, в 1865 г. образовалась евр. религ. община. Раввином М. в 1865-1869 гг. был Х. Берлин, казенным раввином в 1869-1892 гг. служил Ш. Минор. В кон. 60-х гг. XIX в. евр. Дорогомиловское кладбище было расширено. В 1870 г. открылась 1-я хоральная синагога в Солянском проезде. В 1871 г. открылась школа «Талмуд-Тора», в 1872 г. начало действовать Московское евр. уч-ще для бедных и осиротевших детей. В том же году Л. С. Поляков, банкир и меценат, с 1869 г. в течение 40 лет возглавлявший правление еврейской московской общины, получил разрешение московского генерал-губернатора на размещение в своем доме на Б. Бронной ул. «молитвенного учреждения с количеством прихожан до 40 семейств». Синагога была построена по проекту архит. М. Н. Чичагова, открыта в 1883 г.

К нач. 70-х гг. XIX в. численность московских евреев достигла 8 тыс. чел. Вновь прибывшие традиционно селились в Зарядье, где проживали в основном ремесленники. Пятницкая, Якиманская части и Лефортово также были заселены гл. обр. ремесленниками и отставными «николаевскими солдатами». В более бедных окраинных районах, напр. в Марьиной Роще, останавливались нелегально приезжавшие из-за черты оседлости евреи. На окраинах и в прилегающих к городу местностях евр. население заметно увеличилось с кон. 70-х гг. XIX в. К 1891 г. в городе насчитывалось 14 синагог и молитвенных домов. В том же году было открыто новое здание хоральной синагоги в Б. Спасоглинищевском пер. К этому году в М. проживали ок. 35 тыс. евреев.

28 марта 1891 г. имп. Александр III утвердил доклад министра внутренних дел, согласно к-рому евр. мастерам и ремесленникам было запрещено переселяться в М. и Московскую губ., проживавшие к этому времени в городе и губернии должны были выехать за черту оседлости. 15 окт. 1892 г. эта норма была распространена на отставных «николаевских солдат» (кроме приписанных к московским мещанским об-вам) и на членов их семей. В 1891-1893 гг. из М. были выдворены более 20 тыс. евреев, закрыты 10 синагог и молитвенных домов, в 1892 г. как незаконно созданная была закрыта хоральная синагога. За протест против ее закрытия был смещен и выслан из М. раввин Минор. Сокращение числа евреев-мещан привело к сокращению последователей иудаизма в М.

Большинство сохранившихся общин находились на окраинах города и в ближайших местностях Московской губ. Многие члены этих общин прибывали в М. и губернию нелегально, среди них были хасиды, а также сторонники различных евр. политических партий. Согласно Всероссийской переписи населения 1897 г., в М. проживали более 8 тыс. евреев. С 1899 г. евреи, желавшие приписаться к об-ву московских купцов 1-й гильдии, могли сделать это только с разрешения министра финансов и по согласованию с московским генерал-губернатором. Получившие такое разрешение имели право проживать в М. только со своими женами, несовершеннолетними сыновьями и незамужними дочерьми. Прочие родственники должны были приписываться к обществам самостоятельно. Эти правила не распространялись на евреев с семьями, приписанных к московскому первогильдейному купечеству до обнародования правил.

Московская хоральная синагога была вновь открыта 1 июня 1906 г., после либерализации религ. политики. Во время первой мировой войны в М. и Московскую губ. прибыли евреи, выселенные из прифронтовых районов, а также беженцы. В городе открылись новые молельные дома, гл. обр. в частных квартирах; в пригороде Богородское (ныне одноименный район) начала действовать иешива.

Ликвидация черты оседлости после Февральской революции 1917 г. открыла для евреев возможность свободно проживать в М., численность евр. населения в городе резко возросла (60 тыс. чел. к кон. 1917). После прихода к власти большевиков декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 янв. 1918 г. лишил евр. общину М. статуса юридического лица. Весной того же года было создано Московское еврейское религиозное об-во (МЕРО) при хоральной синагоге. В 1919 г. оно было закрыто, в 1925 г. восстановлено. Делами общины города управлял ее совет, в представительный орган МЕРО (двадцатку) вошли члены совета общины и представители синагог М. Во время гражданской войны евр. население М. сократилось (ок. 28 тыс. чел. в 1920). Однако вскоре, уже в 20-х гг. XX в., в город началось массовое переселение евреев. В связи с этим в М. увеличилось количество синагог: к кон. десятилетия их было 18. В этот период в М. имелись кошерные магазины, работали полуподпольные меламеды (преподаватели, обучавшие детей иудейскому вероучению). Возникли общины в пригородах М., ныне входящих в черту города: Кускове, Новогирееве (община состояла из бухарских евреев), Покровском-Глебове, Лосиноостровской (в 20-х гг. XX в. здесь была открыта синагога), Кунцеве и Перове.

Две волны переселения евреев в 1-й четв. XX в. привели к тому, что в общине города стали доминировать приверженцы различных направлений хасидизма. Особенную активность проявляли представители движения Хабад, в 1918 г. им удалось открыть собственную молельню в хоральной синагоге. С 20-х гг. XX в. М. стала основным центром их активности. В 1922 г. в городе прошел съезд раввинов, созванный лидером движения Хабад Йосефом-Ицхаком Шнеерсоном, на к-ром был учрежден «Ваад рабаней СССР» (Совет раввинов СССР) во главе со Шнеерсоном. В 1922-1924 гг. М. являлась центром деятельности совета раввинов, в дальнейшем совет переехал в Ленинград, в М. осталось его юридическое бюро. В 1922-1930 гг. в столице действовала поддерживаемая советом орг-ция «Тиферет Бахурим», стремившаяся привлечь к иудаизму молодых евр. интеллигентов. При поддержке совета и благотворительной орг-ции из США «Джойнт» была построена школа в Марьиной Роще. В 1933 г., после выезда лидеров совета за границу, он был распущен. В 1925 г. начала действовать синагога в Черкизове, в 1926 г. была построена деревянная синагога в Марьиной Роще, принадлежавшая приверженцам движения Хабад.

С 20-х гг. XX в. иудейские общины подвергались преследованиям со стороны властей. В 1921-1923 и 1929 гг. предпринимались попытки закрыть хоральную синагогу. В 1928-1930 гг. были закрыты 14 из 18 синагог, а также МЕРО. Единственным местом, где полулегально производился ритуальный убой птицы, оставалась хоральная синагога. В 1935-1938 гг. был арестован ряд евр. религ. деятелей, многие из которых, включая раввина хоральной синагоги Ш.-Л. Я. Медалье и главу общины синагоги на Б. Бронной ул. М. Гутенбергера, были расстреляны. В 1939 г. была закрыта синагога на Б. Бронной ул.

В 30-х гг. XX в. при синагоге в Марьиной Роще в качестве погребального братства (объединения евреев, желавших быть похороненными по иудейскому обряду) возникла община «Ахим». О существовании общины было известно властям, но преследованиям она не подвергалась. Ее численность доходила до 300 чел., бо́льшая часть взносов расходовалась помимо организации похорон на помощь оставшимся без кормильцев вдовам и детям. В квартирах членов общины проходили занятия по изучению Торы и Талмуда. Активная деятельность общины продолжалась до начала Великой Отечественной войны, оставшиеся в живых члены «Ахим» собирались до кон. 50-х гг. XX в. Также с 30-х гг. XX в. при синагоге в Черкизове без регистрации существовала община приверженцев цадика Авраама Йегошуа Гешеля Тверского (Махнивкер ребе; 1895-1987), в 1964 г. уехавшего в Израиль.

В 1945 г. в хоральной синагоге и рядом с ней прошел траурный молебен по погибшим в Великой Отечественной войне, в к-ром участвовали ок. 20 тыс. чел. В сер. 40-х гг. XX в. евреям был выделен участок на Востряковском кладбище в пригороде М. (с 1960 в черте города). В 1947 г. была закрыта синагога на Арбате. В 1948 г. хоральную синагогу посетила 1-й посол Израиля в СССР Г. Меир. В 1971 г. была закрыта синагога в Черкизове. До нач. 90-х гг. в М. действовали хоральная синагога и синагога в Марьиной Роще. В нач. 80-х гг. под предлогом ветхости собирались снести синагогу в Марьиной Роще, однако здание сохранилось благодаря организованному прихожанами ремонту. В сент. 1986 г., несмотря на протесты верующих, была снесена построенная у синагоги миква.

В 1956, 1970 и 1979 гг. община хоральной синагоги получала разрешение на издание молитвенника, с 1957 г. издавался календарь, при синагоге работала единственная в СССР иешива «Кол Яаков». Первоначально иешивой руководил раввин хоральной синагоги, в 70-х гг. XX в. эту должность занял бывш. раввин Одессы И. Б. Шварцблат. Иешива выдавала выпускникам дипломы шойхета (специалиста по ритуальному убою скота и птицы) и справки о том, что выпускник может быть духовным наставником в общине. В 1958 г. начали проводить массовые собрания евр. молодежи у хоральной синагоги в праздник Симхат-Тора. С кон. 60-х гг. собрания проходили каждую субботу, получив неофиц. наименование «горка». В 60-80-х гг. община хоральной синагоги ежегодно перечисляла 30-40 тыс. р. в Советский фонд мира. Попытка ограничить эти платежи привела к смене руководства общины в 1980 г.

В 40-60-х гг. действовавшую без регистрации общину приверженцев движения Хабад возглавлял Шнеер Пинский, затем его сын Исраэль. В 70-80-х гг. лидерами общины были Гейче (Геннадий) Виленский, раввин Авром Генин и Гершон (Григорий) Розенштейн.

В 70-х гг. в М. росло число верующих евреев. Появлялись неофиц. общины приверженцев ортодоксального иудаизма (лидеры - раввин Элиягу (Илья) Эссас и Зеев (Владимир) Дашевский; в 1979 последователи Дашевского образовали отдельную ортодоксальную модернистскую общину). В М. жили последователи сатмарского хасидизма. В сер. 80-х гг. в М. возникла действовавшая без регистрации община приверженцев прогрессивного иудаизма во главе с З. Коганом. Восстанавливалась система религ. образования (обучение у Эссаса и Дашевского прошли сотни человек), появились неофициальные шойхеты и моэлы (специалисты, осуществляющие обрезание).

Раввин Московской хоральной синагоги со времени ее открытия фактически был главным раввином М., однако этот титул долгое время не признавался властями. В советский период раввин хоральной синагоги также неофициально считался главным раввином СССР, однако официально этот титул был присвоен ему только в 1990 г. Главными раввинами М. были Хаим Берлин (1865-1869), Зелик/Шломо Минор (1869-1892), Яков Мазе (1893-1924), Яков Клемес (1928-1933), Шмарьягу-Лейб Медалье (1933-1938), Шмуэль Чрбруцкий (1938-1944), Шломо Шлифер (1944-1957), Иегуда-Лейб-Левин (1957-1971), Яков Фишман (1972-1983), А. С. Шаевич (1983-1992). С 1993 г. эту должность (по версии Конгресса еврейских религиозных организаций и общин России (КЕРООР)) занимает уроженец Швейцарии Пинхас Гольдшмидт.

В нач. 90-х гг. М. стала местом расположения руководящих органов основных централизованных организаций, объединяющих иудеев СССР, а затем и России: Всесоюзного совета евр. религ. общин (существовал в 1990-1993, глава - главный раввин СССР (впосл. России) Шаевич), КЕРООР (образован в 1993, президент с 2011 О. А. Малис, главный раввин Шаевич), Федерации евр. общин России (ФЕОР; создана в 1999, президент с 2008 раввин А. М. Борода, главный раввин Берл Лазар), Религиозного объединения общин прогрессивного иудаизма (основано в 1993, до 2014 именовалось «Объединение религ. орг-ций совр. иудаизма в России», президент с 2006 И. М. Щербань, раввин Александр Лысковой).

Начиная с 90-х гг. в М. возник ряд евр. общин, расположенных как при исторических синагогах, так и вне их. Наибольшее количество общин в городе - члены ФЕОР (ок. 20), которая объединяет приверженцев движения Хабад. Ок. 10 общин последователей ортодоксального (т. н. литовского) иудаизма входят в состав КЕРООР. Помимо них в М. действует Московский ортодоксальный евр. союз (создан в 2006), объединяющий 3 общины в Западном адм. окр. Кроме существовавших в советский период хоральной и марьинорощинской синагог (последняя сгорела в 1993, в 1996 на ее месте построена временная синагога, в 2000 - здание Московского евр. общинного центра) в постсоветский период в М. открылись синагоги на Б. Бронной ул. (1991, реконструирована в 2000-х гг.), в Отрадном (1996), на Поклонной горе (Мемориальная синагога, 1998), на Мичуринском просп. (2012), при МГИМО (2016) и в торговом центре «Афимолл» (2011).

Прихожанами ряда ортодоксальных общин, открывшихся в 90-х гг. XX в.- 2000-х гг. являются не ашкеназы, а сефарды (горские евреи). Они создали общины «Бейт-Талхум» (1993), «Мерос» (1992) при хоральной синагоге, «Геула» (2005), «Шаарей Кедуша» (2007), «Бейт-Сфаради» (открыта в 2011 на рынке «Садовод»; до этого сефардская синагога работала на закрытом в 2009 Черкизовском рынке). Груз. евреи в кон. 90-х гг. создали общину при хоральной синагоге (с 1999 Московская иудейская община грузинских евреев-сефардов), в 2008 г.- общину «Шатер Ицхака» в жилом комплексе «Триумф-Палас». Бухарские евреи первоначально создали общину «Браха» при хоральной синагоге, в 2000-х гг. получили временную синагогу в Марьиной Роще. Существуют также общины для англоязычных и ивритоязычных евреев.

В М. действуют общины прогрессивного иудаизма «Гинейни» (1989), «Ле-Дор ва-Дор» (2006), «Северная» (2000). На базе общины «Ле-Дор ва-Дор» в 2009 г. был открыт Московский центр совр. иудаизма, действует община консервативного иудаизма «Маром» (возникла в 2003). В основном членами общин являются жители близлежащих районов города. Исключение составляют общины «Среди своих», «Дор Ревии», «Шаарей кедуша», «Гинейни» и «Ле-Дор ва-Дор». Крупнейшие общины существуют при московской хоральной синагоге, при Московском евр. общинном центре, при синагоге на Б. Бронной, «Шаарей Кедуша», «Среди своих», «Дор ревиим».

В кон. 80-х гг. в М. начала работу 1-я официально действовавшая иешива «Мекор Хаим», располагавшаяся на бывш. даче председателя исполкома Моссовета В. Ф. Промыслова (близ ст. метро «Кунцевская»). Официально иешива именовалась «Институт изучения иудаизма при Академии мировых цивилизаций». В 1996 г. здание иешивы сгорело, работа учебного заведения не возобновлялась. В 1989 г. при синагоге в Марьиной Роще открылась иешива движения Хабад «Томхей Тмимим» (в 2006 переехала в Московскую обл.). При хоральной синагоге работают иешива «Огалей Яаков» (1991) и Центр евр. образования «Тора ми-Цион» (1998). При общине синагоги на Б. Бронной ул. с 2004 г. действует иешива «Махон РаН», ориентированная на подготовку не только раввинов, но и шойхетов. В 1991 г. в М. открылась школа № 1311 «Тхия», с 1992 г. действует школа «Эц Хаим»; в 1991-2012 гг. работала поддерживаемая Хабадом школа «Ахей Тмимим вэ Бейт-Ривка». С 1999 г. действует школа для мальчиков «Месивта» (5-11 классы), в 2001 г. открыт ин-т для девушек «Махон ХаМеш». Также действуют колель (аналог иешивы для женатых учащихся) «Биркат Ицхак» - вечернее учебное заведение при иешиве «Торат Хаим» (1999) и одноименный учебный центр для девушек, готовящий преподавательниц для евр. школ и детских садов (1999). Колель есть при синагоге в Марьиной Роще. У последователей прогрессивного иудаизма имеется учебное заведение «Махон» (1993). В М. действуют 2 хедера (начальные религ. учебные заведения): «Хедер Менахем» (имеет детский сад), поддерживаемый ФЕОР, и хедер артодоксального направления «Рейшит Хохма».

В 2011-2016 гг. были открыты молельные комнаты для иудеев в московских следственных изоляторах «Бутырка», «Медведь» и ИИ 77/5.

В М. существует немногочисленная община караимов. В кон. XIX в. возле Дорогомиловской заставы было открыто караимское кладбище. Кенасса (синагога) была устроена в доме на Б. Никитской ул., вероятно, после издания манифеста «Об укреплении начал веротерпимости» (17 апр. 1905). Первым ее служителем стал А. Зурна. В 1911-1912 гг. караимские студенты Московского ун-та издавали ежемесячник на рус. языке «Караимская жизнь». В 1916 г. действовало Об-во вспомоществования бедным караимам, правление которого располагалось в доме фабриканта, производителя папирос, караима А. И. Катыка на Воронцовской ул. В 1923 г. московская караимская община получила гос. регистрацию, однако давление со стороны властей нарастало. В 1924 г. здание кенассы было изъято в пользу гос-ва. Караимское кладбище уничтожили в кон. 30-х гг. XX в. Последний духовный наставник караимов столицы С. С. Ельяшевич, проводивший моления на дому, скончался в 1940 г., после чего религ. деятельность караимской общины прекратилась. В 1989 г. в М. жили 283 караима. В 1996 г. И. А. Фуки зарегистрировал «Духовное управление караизма в России», объединившее созданные в 1995 г. общину «Баз малахлары» и школу «Алгыш». Однако эта централизованная структура в 2009 г. была ликвидирована.

И. Р. Леоненкова, С. А. Чарный

Буддизм

С 1989 г. в М. были зарегистрированы более 20 общин. Небольшая группа буддистов в М. существовала с 1956 г. Она была оформлена как международный отдел Центрального духовного управления буддистов (ЦДУБ) СССР в М., с февр. 1989 г. называлась Постоянное представительство ЦДУБ СССР в М. Во главе отдела, затем представительства стояли буддийские богословы, ответственные за прием делегаций из буддийских стран и за организацию зарубежных поездок советских буддистов; в составе ЦДУБ были и духовные лица. При участии руководителя московского представительства ЦДУБ СССР Т. Г. Рабданова в 1989 г. была зарегистрирована 1-я религ. орг-ция буддистов в столице - «Московская буддийская община» традиции Гелуг в подчинении ЦДУБ, к-рая насчитывала более 100 членов. Община объединяла в основном проживавшую в М. диаспору бурятов и калмыков, пропагандировала буддизм среди русского населения. Также под рук. Рабданова в марте 1992 г. в М. была зарегистрирована общественная организация «Институт буддизма». К кон. 90-х гг. общины фактически свернули свою деятельность и были сняты с регистрации. В 1997 г. на съезде буддистов России было принято решение о реорганизации ЦДУБ РФ в «Буддийскую Традиционную Сангху России», сохранившую представительство в М.

В 1990 г. начал издаваться ж. «Путь к себе», пропагандировавший школу Карма-Кагью. Был организован московский дхарма-центр данной школы, в 1994 г. зарегистрирован «Буддийский Центр Алмазного Пути Карма-Кагью», впосл. примкнувший к зарегистрированной в 1998 г. «Российской Ассоциации Буддистов Алмазного Пути Школы Карма-Кагью». В 1991 г. была учреждена община «Русский национальный буддийский центр «Ньингма»».

В 1992-1993 гг. под видом общин буддистов традиции Махаяны в М. открылись представительства японской секты Аум Синрикё.

В нач. 1993 г. в М. открылся Тибетский культурно-информационный центр (с 1999 «Центр тибетской культуры и информации»). Организация является представительством Далай-ламы в М., служит базой для неск. малых общин, ранее действовавших в М. без регистрации. В 1993 г. получило регистрацию «Московское объединение буддистов», которое возглавил деятель бурятской диаспоры Б. Д. Ринчиндорджиев; в кон. десятилетия объединение снято с регистрации. В 1993 г. было зарегистрировано «Московское объединение вон-буддистов» (корейской традиции), ориентированное на корейскую диаспору (с 1998 организация корейских буддистов «Вон»). В июне 1995 г. было официально признано Московское объединение буддистов вьет. традиции «Соломенная хижина», фактически существовавшее с 1993 г. Главой объединения стала вьетнамист И. А. Мальханова. 5 дек. 1996 г. зарегистрирован «Московский буддийский центр Ламы Цонкапы (Цзонхавы)». В 1997 г. учреждены московское представительство япон. буддийского ордена «Нипподзан Меходзи», представляющего отдельную традицию буддизма, и центр «Сакья Джампэл Линг», относящийся к школе Сакья. В 1998 г. созданы «Объединение традиционных буддийских общин Москвы» и «Московская община буддистов» тибетской традиции Гелуг. В 1999 г. получили регистрацию «Буддийский центр Падмасабхавы» (неофициально существовал в М. с 1993, его основали тибетские ламы - последователи учения гуру Падмасабхавы), дзогчен-община «Ринчен-Линг», Московский буддийский центр «Римэ» (относится к движению римей). В 2001 г. учрежден буддийский духовный ун-т «Дзогчен Шри-Синха центр».

В 2004 г. зарегистрировано оппозиционное Традиционное Сангхе «Центральное духовное управление буддистов Российской Федерации» с центром в М. В следующем году был учрежден буддийский центр «Три драгоценности». Центр является инициатором возведения буддийского храма на Поклонной горе в память погибших во время Великой Отечественной войны воинах-буддистах. 4 нояб. 2014 г. на выделенном Правительством М. участке был торжественно заложен 1-й камень в основание мемориального храма; центр «Три драгоценности» собирает пожертвования на строительство. Новая община тибетского буддизма «Центр Дрикунг Кагью Ратна Шри» была создана в 2009 г. В 2010 г. зарегистрирован буддийский центр «Дзогчен Джигме Чопинг».

В 2007 г. на территории центра Рерихов в московской усадьбе Лопухиных (в 2017 суд обязал центр освободить здания усадьбы) построили 1-ю в столице буддийскую ступу. В 2000 г. Мэр города Ю. М. Лужков подписал распоряжение о возведении 1-го в М. буддийского храмового комплекса и ступы в Отрадном, Далай-лама благословил проект в 2004 г., в окт. того же года было получено разрешение на строительство комплекса. В февр. 2015 г. рядом со стройплощадкой открылась «Пагода рая» с молитвенным барабаном. В нояб. 2016 г. получил регистрацию 1-й буддийский мон-рь в М.- дацан «Легшед Даржалинг», к-рый добивается выделения земли под строительство своего комплекса.

К буддизму Махаяны (дзэн-буддизму) относятся 3 общины: «Московское представительство Всероссийского центра дальневосточного буддизма Махаяны» (1997; Всероссийский центр создан в 1992 в Ульяновске), Международный фонд изучения и содействия философским традициям Махаяны «Рангджунг Еше Гомде Рашен» (2005), Московский центр сохранения традиций Махаяны «Ганден Тендар Линг» (2010).

Зороастризм

Зороастризм в М. представляют: община «Белая Гора» (1997), «Зороастрийский институт астрологии» (1997) и «Зороастрийская религиозная община» (2013).

Даосизм

В 1995 г. было зарегистрировано «Высшее духовное управление даосской церкви возрожденной драгоценности» в М. Существуют «Даосская религиозная миссия социальных и благотворительных инициатив», ряд местных общин.

Сикхизм

Община московских сикхов «Московский храмовый комитет» была зарегистрирована в мае 1997 г.

Новые религиозные движения

На рубеже 80-х и 90-х гг. XX в. в М. начали проявлять активность новые религ. движения. Наиболее многочисленными среди них были об-во «Сознания Кришны», «Объединение Муна» (см. Муниты), последователи Бахаи религии и др. Религ. орг-ции, к-рые не могли быть зарегистрированы, старались легализоваться под видом культурных центров, общественных или просветительских орг-ций, благотворительных фондов и оздоровительных учреждений.

Бахаиты были зарегистрированы в М. в 1923 г., в нач. 30-х гг. их община была закрыта. В 80-х гг. началось возрождение московской общины, т. к. в М. стали приезжать на постоянное место жительства верующие из разных стран. В 1990 г. после долгого перерыва было избрано «Местное духовное собрание г. Москвы». 12 мая 1991 г. была вновь зарегистрирована «Община последователей веры бахаи в Москве», в мае 1991 г. образовано «Духовное собрание веры бахаи в СССР», в 1999 г. основана «Община последователей веры бахаи в России». В 2003-2010 гг. в М. действовали 8 местных духовных собраний (по адм. округам). Данная структура была признана неэффективной, и с 2010 г. в М. вновь избирается единое местное духовное собрание.

В 1988 г. кришнаиты создали «Московское общество сознания Кришны», главой которого был избран А. А. Михеев, его заместителем стал С. В. Зуев († 2016), один из идеологов российского движения. В следующем году была зарегистрирована 2-я в СССР община кришнаитов - в Зеленограде. В 1992 г. получил регистрацию «Центр обществ сознания Кришны в России». От «михеевско-зуевской» ветви отделились независимые направления кришнаитов: Московский центр вайшнавов «Шри Гопинатх Гаудия Матх» (1995, на окраине М. организация создала поселение - ашрам), миссия «Общество Рамакришны - центр Веданты» (2000), об-во «Шри Бхактиведанта Гаудия Матх» (2000, с 2004 «Международное общество бхакти-йоги в России») и др. В кон. 90-х гг. был зарегистрирован кришнаитский благотворительный фонд «Пища жизни».

Высокую активность в нач. 90-х гг. проявляли последователи «Богородичного центра» во главе с В. Я. Береславским. В 1990 г. эта группа зарегистрировалась в М. как «Московская городская профсоюзная организация священников и монашествующих», в нач. 1991 г. профсоюзная орг-ция была преобразована в общественно-просветительский фонд «Богородичный центр». В 1992 г. Береславский зарегистрировал «Церковь Божией Матери Преображающейся - Московский престол Откровения Божией Матери» (в 1994-1997 «Российская марианская церковь», с 1998 «Община Православной церкви Божией Матери Державная г. Москвы»), однако за организацией закрепилось название «Богородичный центр». В февр. 1997 г. была зарегистрирована «Православная церковь Божией Матери Державная» при центральной общине в Люберцах «Дом Божией Матери». В 1999 г. в Савёловском р-не М. был обустроен «духовно-административный» центр организации. Богородичники создали благотворительное об-во «Фонд новой Святой Руси» (1993), благотворительный фонд «Мария XXI в.» (1993) и «Региональную благотворительную организацию содействия формированию благочестивой семьи» (1999). В ведении «Богородичного центра» в арендованных зданиях в различных районах М. были организованы «монашеские поселения», которые в действительности являлись трудовыми общинами, созданными для безвозмездной работы в пользу Центра. В ходе перерегистрации в 1999 г. «Православная церковь Божией Матери Державная» включала 6 общин в Центр. России. При участии данной организации в 2000 г. были созданы телерадиостудия «Ника» в Люберцах Московской обл., «Духовная академия им. прп. Симеона, Нового Богослова» в М., в 2002 г. в М. было зарегистрировано изд-во «София пресс». Также в ведении Центра находилась «благотворительная школа «Вечная весна»», работавшая в 1998-2002 гг. в Балашихе Московской обл. (закрыта после протестов со стороны правосл. общественности). В 2002 г. зарегистрирована 2-я централизованная орг-ция - «Духовное управление Православной церкви Божией Матери Державная». Сначала управление размещалось в Люберцах, затем было переведено в М. Лидером и «патриархом» остается Береславский.

После распада СССР активизировались различного рода оккультные и эзотерические об-ва, маскирующиеся под течения индуизма. Вторым после кришнаитов легально действующим неорелигиозным сообществом в М. стал кооператив «Аюрведа», образованный в 1990 г.; в следующем году при нем был зарегистрирован ж. «Древо жизни». В 1991 г. были зарегистрированы «Ведический университет Махариши» и «культурно-просветительское» объединение «Национальный центр международной организации «Брахма Кумарис Всемирный духовный университет»» (с 2010 «Центр духовного развития»). В 1994 г. была создана сходная по эзотерической направленности община «Московский филиал Российского объединения «Школа Майтрейя-сангха»», в 2008 г. зарегистрирована некоммерческая орг-ция «Ведическая наука и технология Махариши». Из других неоиндуистских течений в М. легально действуют: «Центр Сатья Саи» (1993), «Церковь Хайдаканди Самадж (санатана-дхарма)» (1995), «Центр Шри Чинмоя» (1998), «Миссия Чайтаньи» (1999), фонд «Ведическая наука» (1991), «Институт ведической философии» (1997), культурный центр «Шри Чайтанья Сарасвати» (2003), «Центр содействия развитию ведической культуры» (2007), фонд «Золотой век», международный ведический центр «Дхарма» (2010). Некоторые организации сняты с регистрации и перешли на положение религиозных групп. Действуют центр изучения йоги «Ананда», «Центр йоги и аюрведы» и др.

В 1992 г. получило регистрацию объединение тантристов М. «Тантра-сангха», в 1995 г. зарегистрировано Общероссийское тантрическое об-во «Панчама-веда» с центром в С.-Петербурге, действовавшее также в М.

В 2003 г. был зарегистрирован «Центр духовного и физического совершенствования «Фалунь дафа»» (см. в ст. «Фалуньгун»).

В нач. 90-х гг. большое влияние на москвичей имели «Церкви объединения», или Церкви мунитов. Получили регистрацию их объединения: «Ассоциация Святого Духа за объединение мирового христианства - Церковь объединения» (1992), «Российское отделение Федерации женщин за мир во всем мире», «Ассоциация по изучению принципа» (1993), «Церковь объединения - христианство в изложении божественного принципа» (1994), «Ассоциация христианских церквей объединения» (2000). В настоящее время большинство организаций мунитов прекратили существование.

Под видом необуддийских об-в в 1992-1995 гг. в М. действовали общины секты «Аум Синрикё» (запрещена в 1995). С участием «Аум Синрикё» создано неск. религ. организаций под названием «Путь к истине», одна из них в 1993 г. была зарегистрирована в М. В 1999 г. регистрацию получило московское отделение крымского об-ва «Гухья Самаджа», связанное с «Аум Синрикё»; через неск. лет регистрация была аннулирована.

В 1994 г. в Алтуфьеве была зарегистрирована «Сайентологическая церковь Москвы», в 2015 г. Мосгорсуд принял решение о ликвидации данной религ. орг-ции, но сайентологи продолжают работу в городе. «Сайентологическая церковь Москвы» насчитывает ок. 300 штатных сотрудников, число активных сайентологов, по нек-рым подсчетам, достигает 7 тыс. чел.

Среди неоязыческих движений проявляли активность «Московская славянская языческая община» (1994), «Московская община «Русская церковь»» (1995), «Фонд содействия возрождению традиционной культуры «Круг языческой традиции»» (2003), «Национальный фонд древнерусской ведической культуры «Сварог»» (2004), издательский дом «Ведическая Русь» (2010), «Фонд содействия развитию ведической культуры славяно-арийских народов «Великая Рассения»» (2011), «Центр изучения русско-тюркской ведической цивилизации» (1998), «Коло Сварога» (2012), «Союз славянских общин славянской родной веры» (2014).

Среди ликвидированных судебным решением религ. организаций скандальную известность получило основанное в Киеве «Великое Белое братство», община которого в 1992 г. была зарегистрирована в М. как культурно-просветительское и благотворительное об-во. Из новообразованных религ. организаций российского происхождения выделяется «Общероссийское общественное движение содействия духовному развитию населения «За государственность и духовное возрождение Святой Руси»», зарегистрированное в 2013 г. и в 2015 г. снятое с регистрации по решению суда за экстремистскую деятельность.

Среди орг-ций философско-эзотерического толка получили известность: «Российское теософское общество» (1991); «Международный центр Рерихов» (1991); московское отд-ние медународной ассоциации «Великая ложа «Древний мистический орден Розы и Креста»» (орден розенкрейцеров, представительство зарегистрировано в 1996); движение «Анастасия», или «Звенящие кедры России», которое представлено в М. зарегистрированной в 2006 г. «Общественной академией содействия развитию родовых поместий»; «Центр духовного и физического развития «Хранители пламени»» (1996). В 1996 г. было зарегистрировано некоммерческое партнерство «Новый Акрополь» под рук. А. В. Грошева, основавшего в России под видом «культурных центров» или «философских школ» ряд филиалов аргентинского нового религ. движения Новый Акрополь.

В. Г. Пидгайко
Арх.: ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 3. Д. 24, 27, 28; Оп. 6. Д. 2588, 2763, 4056, 4683; Ф. 3004. Оп. 1. Д. 2, 6, 14, 18, 24, 34, 55, 58, 74, 81, 86, 88; ЦМАМ. Ф. 1215. Оп. 2. Д. 37; Оп. 4. Д. 1; Ф. 3004. Оп. 1. Д. 16, 41, 43, 67, 70, 76, 81, 81, 90, 91, 92, 94; ЦГАМО. Ф. Р-7383. Оп. 3. Д. 2, 202, 215; Оп. 6. Д. 77; Нац. Архив Армении. Ф. 50. Оп. 1. Д. 7. Л. 2-10; Ф. 409. Оп. 1. Д. 2807. Л. 1; Д. 2757, 2760, 2764, 2799.
Ист.: Акты и грамоты о устройстве и управлении Римско-католич. Церкви в Империи Российской и Царстве Польском. СПб., 1849; Памятники дипломатических сношений др. России с державами иностранными. СПб., 1851-1871. 10 т.; Elenchus cleri et ecclesiarum archidioeceseos Mohiloviensis in Russia in diem 1 januarii 1930. Varsaviae, 1930; Documents officiels et proces-verbaux ayant rapport aux fondations diverses des francais domicilies à Moscou. Moscou, 1892; Письма и донесения иезуитов о России кон. XVII и нач. XVIII в. СПб., 1904; Первая всеобщая перепись населения Рос. империи: 1897 г. [СПб.], 1905. Т. 24: Московская губ.; Белоголов И. Акты и док-ты, относящиеся к устройству и управлению Римско-католич. Церкви в России. Пг., 1915. Т. 1; Пребывание в Советском Союзе Католикоса-Патриарха Ассирийской Церкви Востока Мар Динхи IV // ЖМП. 1982. № 10. С. 3-4; Москва военная, 1941-1945: Мемуары и арх. док-ты. М., 1995; Валиди З. Воспоминания. М., 1997; Москва послевоенная, 1945-1947: Арх. док-ты и мат-лы. М., 2000; Тульский М. О. Итоги перерегистрации религ. организаций Москвы // НГ-Религии. 2001. № 7(78). С. 6-7; Гордон П. Дневник, 1684-1689 гг. / Пер.: Д. Г. Федосов. М., 2009.
Лит.: Толстой Д. А. Римский католицизм в России. СПб., 1876-1877. 2 т.; Цветаев Д. В. История сооружения 1-го костела в Москве. М., 1885; он же. Из истории иностранных исповеданий в России в XVI и XVII вв. М., 1886; он же. Памятники к истории протестантства в России, М., 1888; он же. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890; он же. Обрусение западноевропейцев в Моск. гос-ве. Варшава, 1903; Тер-Габриэлянц Г. Армянская колония в Москве и С.-Петербурге. М., 1888; Pierling P. L'Italie et la Russie au XVIe s.: Voyages de Paoletto Centurione à Moscou, Dmitri Gerasimow a Rome, Gian Francesco Citus à Moscou. P., 1892; idem. La Russie et le Saint-Siege. P., 1896-1912. 5 vol. (рус. пер.: Пирлинг П. Россия и Папский престол. М., 1912); Кананов Г. К. Армяне в России // Братская помощь пострадавшим в Турции армянам: Сб. М., 1897. Отд. 1. С. 627-639; Эзов Г. А. Сношения Петра Великого с арм. народом. СПб., 1898; он же. Начало сношений Эемиадзинского патриаршего престола с рус. правительством // Кавказский вестн. 1901. № 10. Прил. С. 1-85; Ерицов А. Д. Первоначальное знакомство армян с Сев.-Вост. Русью до воцарения Дома Романовых в 1613 г. // Там же. 1901. № 12. С. 44-62; Goujon M. J. Histoire et organisation de l'église catholique française Saint-Louis des Français à Moscou. Moscou, 1901; Кусиков А. Армянская Церковь в России как юрид. лицо // Кавказский вестн. 1905. № 2. С. 69-76; Tastevin F. Histoire de la colonie française de Moscou. Moscou; P., 1908; Лебедев А. С. Вероисповедное положение армян в России до времени Екатерины (включ.). М., 1909; Die Evangelisch-Lutherischen Gemeinden in Russland: Eine historisch-statistische Darstellung. St.-Pb., 1909-1911. 2 Bde; Буткевич Т. И., прот. Протестантство в России: (Из лекций по церк. праву). Х., 1913; он же. Обзор рус. сект и их толков. Пг., 19152; Шмурло Е. Ф. Рим и Москва: Начало сношений Моск. гос-ва с Папским престолом (1462-1528) // Зап. Рус. ист. об-ва в Праге. Прага Чешская; Нарва. 1937. Кн. 3. С. 91-136; Тихомиров М. Н. Древняя Москва, XII-XV вв. М., 1947; Халпахчьян О. Х. Армяно-рус. культурные отношения и их отражение в архитектуре. Е., 1957; он же. Культурные связи Владимиро-Суздальской Руси и Армении. М., 1977; Хачикян Л. Армяне в древней Москве и на путях, ведущих в Москву // Вестн. Матенадарана. Ер., 1980. Т. 13. С. 7-107 (на арм. яз.); Айвазян К. В. История отношений Русской и Армянской Церквей в ср. века. Ер., 1989; Амирханян А. Т. Армянский переулок, 2. М., 1989; Иваненко С. И. Новые религ. объединения: Поиски, противоречия, надежды. М., 1991; он же. Религиозные объединения РФ: Справ. М., 1996; он же. Свидетели Иеговы - традиционная для России религ. организация. М., 2002; он же. Индуистские религ. и духовно-просветительские организации в России: Справ. М., 2003; он же. Религиоведческое исслед. характера вероучения и деятельности Саентологической церкви Москвы. М., 2016; Религия, общество и государство в XX в.: Мат-лы конф. М., 1991; Трофимчук Н. А. Религиозно-полит. пропаганда зарубежных центров и ее влияние на христ. движение в СССР: АДД. М., 1991; Паламарчук П. Г. Сорок сороков. М., 1992-1995. 4 т.; Черкасов-Георгиевский В. Г. Москва: Религ. центры и общины. М., 1992; Ананян Ж. А., Хачатурян В. А. Армянские общины в России. Ер., 1993; Степанянц С. М. Армянская Церковь в период сталинской диктатуры. Ер., 1993 (на арм. яз.); он же. Армянская Церковь в годы Первой мировой войны. Св. Эчмиадзин, 2003 (на арм. яз.); Теппоне В. В. Из истории церкви адвентистов седьмого дня в России. Калининград, 1993; Église St.-Louis-des-Francais à Moscou. [P., 1993]; Религ. организации России: (Справ.). М., 1994; Религия // Новая Россия: Информ.-стат. альм. / Ред.: Н. Р. Брумарова, Ф. В. Каплун. М., 1994. С. 638-670; Савинский С. Н. История русско-укр. баптизма. Од., 1995; Язькова В. Е. Папский престол и Московское гос-во: (К истории дипломатических связей в 1-й пол. XVI в.) // СВ. 1995. Вып. 58. С. 199-205; Алов А. А., Владимиров Н. М. Ислам в России. М., 1996; Курило О. В. Очерки по истории лютеран в России (XVI-XX вв.). М., 1996; Осипова И. И. «В язвах своих сокрой меня...»: Гонения на Католическую Церковь в СССР. М., 1996; Религия, свобода совести, гос.-церк. отношения в России: Справ. / Ред.: Н. А.Трофимчук. М., 1996; Москва: Народы и религии: Сб. ст. М., 1997; Асадуллин Ф. А. Москва // Ислам на территории бывш. Российской империи: Энцикл. слов. М., 1998. Вып. 1. С. 71-74; он же. Ислам в обществ.-культурном пространстве Москвы: Опыт прошлого и современность. М., 2015; Гаврилова И. Н. Демографическая история Москвы. М., 1998; Малашенко А. В. Исламское возрождение в совр. России. М., 1998; Мусульманские духовные организации и объединения РФ: Справ. М., 1998; Сафронова Е. С. Буддизм в России. М., 1998; Балагушкин Е. Г. Нетрадиционные религии в совр. России. М., 1999; Крысов А. Г. Оазис истины: Страницы истории храма св. Людовика (1917-1992) // Покров: Альм. рос. католиков. М., 1999. Вып. 1. С. 20-49; Лиценбергер О. А. Евангелическо-лютеранская Церковь и советское гос-во: (1917-1938). М., 1999; она же. Евангелическо-лютеранская Церковь в рос. истории: (ХVI-XX вв.). М., 2004; Пономарёв В. П. Церковь св. Людовика Французского в Москве: Страницы истории (1789-1917) // Покров. М., 1999. Вып. 1. С. 15-19; Bourdeaux M., Witte J. Proselytism and Orthodoxy in Russia: The New War for Souls. N. Y., 1999; Венгер А. Рим и Москва: 1900-1950 / Пер. с франц. А. Н. Струве. М., 2000; Московский регион: Этноконфессиональная ситуация: (Сб. ст.). М., 2000; Осипова И., Чаплицкий Б. Книга памяти: Мартиролог католич. Церкви в СССР. М., 2000; Rjéoutski V. La colonie française et l'église catholique de Moscou à la fin du XVIIIe siècle // Cahiers du Monde russe. P., 2000. Vol. 41. N 4. P. 615-628; Князева Е. Е., Соловьёва Г. Ф. Лютеранские церкви и приходы России ХVIII-ХХ вв. СПб., 2001; Юнак Д. О. История церкви христиан адвентистов седьмого дня в России. Заокский (Тульская обл.), 2002. 2 т.; Мурашкин В. Г. Из истории московской церкви // Евангелист. Малоярославец, 2002. № 3-6; 2003. № 1-4; Овсянников Д. Ю. Организационное направление в религ. объединении: На мат-ле протестантских церквей совр. России: Дис. М., 2002; Филиппов Ю. В. Традиции и инновации в новых религ. движениях на примере групп, представленных в г. Москве: Дис. М., 2002; Хайретдинов Д. З. Мусульманская община Москвы в XIV - нач. XX в. Н. Новг., 2002; Крапивин М. Ю. Христианское сектантство в советской России (окт. 1917 - кон. 1930-х гг.). Волгоград, 2003; Москва - крупнейший религ. центр России // Москва на рубеже XX и XXI вв. М., 2003. С. 60-65; Современная религ. жизнь России: Опыт сист. описания. М., 2003-2006. 4 т.; Свобода совести в России: Ист. и совр. аспекты. М., 2004-2014. 10 вып.; Лункин Р. Н. Вероучение и социальная деятельность пятидесятников в России: Дис. М., 2005; Неволин М. Раскол евангельско-баптистского движения в СССР: (1959-1963 гг.). СПб., 2005; Французские первопоселенцы в Москве и некоторые потомки / Авт.-сост.: В. М. Егоров-Федосов. М., 2005; Лобовская М. История Московской хоральной синагоги. М., 2006; Садо С. М. Мат-лы к биогр. словарю ассирийцев в России: (XIX - сер. XX вв.). СПб., 2006; Антоненко С. Г. Мормоны в России: Путь длиной в столетие: Опыт ист.-культурного исслед. М., 2007; Ислам в Москве: Энцикл. слов. Н. Новг., 2008; Петухова Т. В. Коммуны и артели толстовцев в советской России (1917-1929 гг.). Ульяновск, 2008; Религиозный фактор в жизни Москвы: Итоги проведения аналитических работ. М., 2008; Дехтевич О. И. Хлыстовское движение в России во 2-й пол. XIX - нач. XX в. М., 2009; Куропаткина О. В. Религиозная и социокультурная идентификация «новых» пятидесятников в России: Дис. М., 2009; Никольская Т. К. Русский протестантизм и гос. власть в 1905-1991 гг. СПб., 2009; Морозов С. Д. Центр. Россия в 1897-1917 гг.: Народности, конфессии, грамотность. М.; Пенза, 2010; Москва евангельская: Кат.-справ. церквей и христ. организаций Москвы и Моск. обл. СПб., 2012; Балдин П. П. Движение штундистов в России во 2-й пол. XIX - нач. XX в.: АКД. М., 2013; Жуковец О. Ю. Экспансия новых религ. движений в России на рубеже XX-XXI вв. Р.-н/Д., 2013; Козлов-Струтинский С. Г., Парфентьев П. А. История католич. Церкви в России. СПб., 2014; Егоров С. Ю. Евангельские церкви Москвы и Моск. обл. в период с 1945 по 1965 г. М., 2015; Iдзьо В. Украïнськi греко-католики в Росiï. Iвано-Франкiвськ, 2015; Краснова А. Г. Правосл. сектантство и раскольничество в свете духовной безопасности России. Новочеркасск, 2015; Михайлов С. С., Фарис В. Г. Ассирийцы на новой родине: Рус. выбор. М., 2015; Религиозные объединения Москвы: История, особенности вероучения, соц. деятельность: Справ. / Ред.: Р. Н. Лункин. М., 2015; Казакевич А. Н. Взаимоотношения Армянской Апостольской Церкви и РПЦ в годы предстоятельства Свят. Патр. Московского Алексия I (1945-1970 гг.). // Армяне в истории и культуре России XVIII-XX вв. Мат-лы междунар. науч. конф. Р.-н/Д., 2016. С. 54; Моисеев С. В. Секты в совр. России: Угрозы обществ. безопасности. Барнаул, 2016.
Ф. А. Асадуллин, К. Л. Блаженов, И. О. Гавритухин, Н. А. Кренке, И. Р. Леоненкова, О. А. Лиценбергер, В. Г. Пидгайко, В. П. Пономарёв, С. М. Степанянц, С. А. Чарный

Археология

История археологии М.

По западноевроп. или средиземноморским меркам М., город, сравнительно молодой и долгое время остававшийся небогатым, не накопил в грунте археологических сокровищ, характерных для Вел. Новгорода и Пскова. Менявшаяся быстро и под надзором властей М. была мало приспособлена к ведению археологических работ, к-рые были возможны в почти замерших старорус. городах (Суздаль, Ростов, Переславль-Залесский и др.) или городищах (Ст. Рязань). Полевая археология М. на протяжении всей истории города оставалась зависимой от гос. строительных проектов и развития городского хозяйства. Культурный слой оказался значительно испорчен строительством 2-й пол. XIX-XX в. и сохранил мало домонг. и раннемосковских древностей.

Идея познания прошлого М. с помощью археологии появилась в нач. XIX в., однако исследователи того времени изучали в основном документы, архитектурные сооружения (напр., основанное в 1864 Московское археологическое об-во - МАО) и коллекции Оружейной палаты. Первый директор Исторического музея, знаток города И. Е. Забелин, собирал в музей случайные находки и фиксировал сведения об обнаруженных при строительстве в Кремле предметах (монетах, оружии и др.) и фундаментах зданий. Однако в кн. «История города Москвы» (1902) Забелин эту информацию не включил, т. к. наука еще плохо умела интерпретировать археологические данные.

В нач. XX в. археология М. развивалась благодаря деятельности музеев и краеведческих сообществ. В рамках Об-ва изучения Московской губ. (области с 1925) С. К. Богоявленский подготовил материалы археологической карты губернии со списком курганов и городищ. С 1909 г. при Московском археологическом об-ве существовала Комиссия по изучению старой Москвы. Ее глава с 1919 г., худож. А. М. Васнецов (см. ст. Васнецовы), вел наблюдения за земляными работами в городе, описывал и зарисовывал остатки укреплений, инженерных сооружений, древних мостовых. П. Н. Миллер, глава комиссии с 1923 г., в ст. «Московский мусор» (1927) впервые отметил культурную ценность находок позднего времени (изразцов, глиняных подсвечников и т. д.) и поставил задачу систематического надзора за земляными работами.

До сер. 30-х гг. XX в. исследования М. оставались в рамках традиц. догородской археологии: изучались стоянки позднего каменного века, могильники эпохи бронзы, городища раннего железного века, курганные погребения славян. В этот период формировалась московская школа археологии. В Центральном бюро краеведения (создано при АН в 1922, позднее - в составе Наркомата просвещения) сотрудничали корифеи дореволюционной рус. археологии (напр., А. А. Спицын) и молодые ученые (напр., К. Я. Виноградов). В 1921 г. отд-ние археологии открылось на фак-те общественных наук МГУ, где преподавали Ю. В. Готье и В. А. Городцов. Вторым центром формирования археологической школы была кафедра антропологии (Антропологический ин-т) естественного отд-ния физико-математического фак-та МГУ (возобновлена Д. Н. Анучиным в 1919 после закрытия в 80-х гг. XIX в.). Среди важнейших археологических открытий 20-х гг. XX в. в М. и окрестностях были т. н. фатьяновские могильники эпохи бронзы (III-II тыс. до Р. Х.) и древнейшее поселение Московской земли - Льяловская неолитическая стоянка (IV тыс. до Р. Х.). Несмотря на то что уже в нач. 30-х гг. XX в. Центральное бюро краеведения, мн. об-ва и большинство музеев были ликвидированы, формирование московской школы научной археологии успело состояться.

Начало изучению М. как города положил основатель кафедры археологии исторического фак-та МГУ А. В. Арциховский, возглавлявший 1-й большой археолого-урбанистический проект, связанный с прокладкой центральных линий метрополитена. Земляные работы на 1-м радиусе (станции «Парк культуры» - «Сокольники») велись с марта 1932 по май 1935 г. Решение включить в состав работавших на строительстве историков-архивистов и археологов являлось незаурядным для своего времени. Причин для такого решения было две. Во-первых, инженерам требовались сведения о качестве проходимых грунтов (наличие старых колодцев, забытых источников, фундаментов старых зданий и т. п.). Во-вторых, согласно постановлению ВЦИК и СНК СССР «Об охране археологических памятников» (1934), все новые стройки были обязаны выделять часть средств для охранных археологических исследований. Договор Управления строительства метрополитена с Гос. академией истории материальной культуры был подписан 7 мая 1933 г. Археологи обязались вести повседневный надзор за земляными работами, обмениваться информацией со строителями, читать лекции рабочим и инженерам. Н. Я. Марр и Арциховский в специальном обращении к строителям объясняли ценность будущих находок для науки. Формально работы возглавляла Т. С. Пассек, но, как специалист по трипольской культуре, она не могла непосредственно руководить раскопками, этим занимался москвовед и знаток рус. средневековья Арциховский. Для работ на Метрострое были созданы 2 бригады: историко-архивная и археологическая. Среди архивистов, готовивших справки по застройке с планами и чертежами, были ученые старшего поколения, начинавшие свою деятельность еще до революции (Миллер; директор Коммунального музея П. В. Сытин; сотрудники Литературного и Исторического музеев). Члены археологической бригады были моложе архивистов; в нее входили С. В. Киселёв (отвечал за отрезок трассы от Смоленского рынка до Манежа) и А. П. Смирнов (отрезок от Каланчёвской (ныне Комсомольская) пл. до Русаковской ул.). Историк Н. М. Коробков (работал на участке от Кропоткинской до Каланчёвской площадей) опубликовал 1-ю книгу о работах на Метрострое (Коробков. 1935, 1938). Научная задача работ формулировалась как сбор материалов о жизни рядовых москвичей XVI-XVII вв. Методы исследований были крайне просты, работу вели быстро, времени на расчистку объектов и подробную фиксацию не оставалось. Однако благодаря серьезному отношению к делу инженеров и простых землекопов быстро росла коллекция найденных бытовых вещей, появилась возможность составить представление о самом массовом материале - керамике - и начать его анализ (в частности, чернолощеную посуду XVI-XVIII вв. изучал М. В. Воеводский). Особую задачу составляло уточнение исторической топографии, истории древних сооружений и урочищ. Итоговая публикация «По трассе 1-й очереди Московского метрополитена им. Л. М. Кагановича» (1936) стала 1-й научной книгой по археологии М. По материалам Арциховского Пассек составила общую характеристику культурного слоя М.: в среднем он достигал 2 м, в самых глубоких местах - 4 м. Арциховский опубликовал находки из колодцев на Моховой ул. и серию надписей с надгробных плит XVI-XVII вв. Публиковались также характеристики гидротехнических сооружений, пушечных ядер XVI-XVII вв., аптекарской посуды, одежды, металлических предметов и др. Работы на метрополитене стали 1-й попыткой сочетать интересы науки и городского строительства. По завершении работ на центральных радиусах метрополитена археологи на некоторое время практически прекратили исследования в М. Работы 2-й очереди строительства метро (1935-1937) шли ближе к окраинам, проходку вели в основном закрытым способом на большой глубине, вне культурных слоев.

После перерыва в кон. 30-х гг. XX в. и военного времени новый этап московской археологии начался в 1947 г. К празднованию 800-летия М. осенью 1947 г. был приурочен 1-й выпуск сб. «Материалы и исследования по археологии Москвы». Арциховский, главный редактор первых 3 томов, сформулировал научные задачи дальнейших исследований М. в программной ст. «Основные вопросы археологии Москвы», однако в 30-х гг. перенес центр научных исследований в Вел. Новгород. Т. о. московская археологическая школа сыграла важнейшую роль в создании эталонного проекта для изучающих средневековье - Новгородской археологической экспедиции.

Первые методически правильные раскопки были проведены в М. в 1946-1947 гг. (начаты в 1940) на Котельнической набережной при строительстве высотного здания. Для выполнения программы раскопок АН создала специальную Московскую археологическую экспедицию, руководителем которой стал ученик Арциховского и М. Н. Тихомирова М. Г. Рабинович. Во время этих раскопок впервые было изучено кладбище XVI в. Полученные данные вместе с находками в соседней, Гончарной слободе стали основой статистической шкалы для керамики, обычной в культурном слое М. Вскоре эти первые системные научные работы были опубликованы (МИА, 1949) и впосл. использовались для полевых исследований в М. Кроме общей отчетной статьи Рабинович опубликовал и микромонографию «Московская керамика», ставшую основой всех дальнейших классификаций.

За наблюдениями над работами в городе отвечал Музей истории и реконструкции Москвы (ныне Музей Москвы). Его сотрудники отмечали все, даже случайные, вскрытия культурного слоя в городе, заводили научные паспорта на каждую из таких точек, составляли информационную базу. Особым направлением было изучение и каталогизация распространенных в М. монетных кладов. Началось издание трудов музея, выпуски к-рых включали в основном исследования по археологии города и его окрестностей. Его фонды пополнялись найденными в городе предметами (в 30-х гг. XX в. они поступали в основном в Исторический музей). Особенной удачей стала обработка и публикация В. Б. Гиршбергом коллекции надгробий XVI-XVII вв., собранных при строительстве школы в Георгиевском мон-ре на ул. Б. Дмитровка в 1949 г.

Одним из центральных полевых проектов в М. с кон. 40-х до нач. 60-х гг. XX в. были раскопки на берегу р. Яузы, напротив Котельников, в Зарядье. Их необходимость вызвала начавшаяся еще до войны «очистка» древнейшего района посада для нового строительства (бывш. гостиницы «Россия»). Рабиновича, карьеру к-рого прервала кампания борьбы с «космополитизмом», на посту руководителя Московской археологической экспедиции сменил А. Ф. Дубынин.

В эпоху оттепели стали возможны исследования в Кремле, к-рый долгое время был недоступен для изучения. Осмотр его древностей разрешили в 1955 г., в 1959-1960 гг. в исторической зоне на месте строительства Дворца съездов потребовалось вскрыть огромную площадь культурного слоя (формально работы возглавил Н. Н. Воронин, реально руководил Рабинович). На большей части площади исследователи могли только наблюдать за ходом работ, применить научные методики удалось только на незначительных участках, но и здесь было обнаружено много находок, позволивших собрать первые серьезные сведения о раннем периоде жизни города (см. в ст. Московский Кремль). В дальнейшем археологический надзор на Боровицком холме не прекращался, хотя возможность доступа к культурному слою и применение научной методики были всегда крайне ограниченны.

С завершением крупных строительных проектов в центре М. в нач. 60-х гг. XX в. (при прокладке ул. Новый Арбат археологов не привлекали) Московская археологическая экспедиция занялась обобщением полученных за несколько десятилетий материалов, подготовкой научных сборников и выпуском первых фундаментальных монографий. С кон. 60-х гг. особое значение приобрели раскопки и разведки вокруг города (Н. Г. Недошивина, Р. Л. Розенфельд, К. А. Смирнов, А. В. Успенская, А. А. Юшко и др.). Вне стен Кремля работал теперь, почти в одиночку, Музей истории и реконструкции Москвы (МИиРМ); его археологическим отделом руководил А. Г. Векслер, к-рый в популярных книгах и статьях убеждал руководство города и его жителей уделять внимание культурному слою; он собирал материал для новой археологической карты. Продолжалась начатая Рабиновичем разработка базовой отрасли археологии - керамической стратиграфии. Розенфельдом был подготовлен специальный свод московской керамики. Анализ данных позволил составить типовые статистические таблицы, сопоставление с к-рыми дало возможность датировать новые находки. Кроме керамики изучали монеты и клады. Эти работы лежали в общем русле развития рус. нумизматики и велись прежде всего в музеях (напр., в ГИМ известным нумизматом А. С. Мельниковой). Особое направление в археологии составило изучение древностей погребального обряда, прежде всего надгробий и каменных гробов-саркофагов. Первые обширные своды этих материалов принадлежали Гиршбергу (ГИМ) и Т. В. Николаевой (Загорский музей, ныне СПГИАХМЗ).

Перерыв в активной полевой деятельности затянулся до кон. 70-х гг. XX в., когда число раскопок пополнили сначала реставрационные исследования и разведки, а с 80-х гг.- огромные охранные вскрытия, охватившие бо́льшую часть старой М. и новые районы. С кон. 70-х гг. параллельно работе группы МИиРМ начали работать специалисты по археологии Др. Руси Т. Д. Панова, Л. А. Беляев, Н. А. Кренке и С. З. Чернов. Во время подготовки города к Олимпиаде (1980), а затем и к 1000-летию Крещения Руси (1988) требовалось привести в порядок многие районы, среди к-рых оказалась важная в археологическом отношении юго-вост. часть города, богатая памятниками: Дьяково городище, Данилов мон-рь, с. Коломенское. Начатые в то время исследования с перерывами проводятся до сих пор. Наряду с раскопками на землях музея-заповедника «Коломенское» продуктивными оказались работы в Царицынском парке, начатые Кренке в 80-х гг. XX в. и особенно активно проводившиеся в годы реконструкции дворца. Здесь удалось изучить поселения бронзового и железного века и, главное, систему освоения пространства древнерус. деревней (небольшими группами совместно существовавших дворов). Характеристика древней поверхности (пашня, огород, сад, выгон) стала обязательна при работах; историко-географический подход, сочетающий письменные, картографические, топонимические данные с геологическими и палеогеографическими (геоморфологическими, палеопочвенными, палеофитологическими, палеозоологическими, эколого-геохимическими), фактически оформился в новое направление, которое возглавил сектор археологии М. Ин-та археологии РАН.

Археологические раскопки в Историческом проезде. Фотография. 1988 г.
Археологические раскопки в Историческом проезде. Фотография. 1988 г.

Археологические раскопки в Историческом проезде. Фотография. 1988 г.
Фундаментальная работа по сбору археологической и палеоландшафтной информации шла на всей территории города, постоянно расширявшей свои границы. Как много новой информации можно получить, изучая находящиеся под угрозой уничтожения памятники сельской округи, показали раскопки объектов у дер. Мякинино (ныне в черте М.) и могильника Новосёлки-2 (на участке дороги Москва-С.-Петербург). Мякининский комплекс включает 3 селища раннего железного века, восходящую к сер. XII в. группу из 3 селищ и курганного могильника, а также остатки полевого стана XVI в. Все они лежат в излучине правого берега р. Москвы, между историческими селами Строгино и Спас-Тушино. Изучена вся сохранившаяся часть селища Мякинино-1 (сер. XII - 2-я пол. XV в.), к-рое стало наиболее полно исследованным сельским поселением рус. средневековья.

Археологические раскопки на Манежной пл. Фотография. 1993 г.
Археологические раскопки на Манежной пл. Фотография. 1993 г.

Археологические раскопки на Манежной пл. Фотография. 1993 г.
Новый период в археологии М. открыли раскопки Московской археологической экспедиции в 1988 г. в Историческом проезде (ныне Воскресенские Ворота) на Красную пл. Под слоем пожара 1493 г. были обнаружены слои XIII-XV вв. Впервые появились доказательства, что площадь перед стенами новой Кремлевской крепости кон. XV - нач. XVI в. была замощена мелким булыжником по глине и здесь более столетия ничего не строили. Установление линий постройки срубных жилищ 2-й пол. XIII в. показало, что направление улиц посада тогда было иным, чем в XVI-XVII вв. В 1988 г. была создана городская археологическая служба (Центр археологических исследований), обязательное согласование земляных работ с органами охраны наследия официально ввело археологию в круг инженерно-строительных работ. В последующие годы городская служба, руководимая главным археологом М. (1-м в этой должности стал Векслер), организовала ряд масштабных по площади вскрытий в разных частях города, наиболее значительные из них: в Занеглименье - Манежная пл. и позже здание Манежа, Никитская ул., участки Георгиевского мон-ря; в Китай-городе - Гостиный двор, трассы улиц Ильинки и Никольской, Теплые ряды, участок ц. Св. Троицы в Полях, значительные участки в Замоскворечье (в т. ч. в Кадашах) и др. На основе обработанного материала были созданы новые археологические экспозиции, включая музеефицированные руины - обнаруженные устои Воскресенского моста через р. Неглинную в подземном Музее археологии Москвы (с 1997).

Близкие по масштабам полевые проекты, более отвечающие требованиям тщательности, обработки и публикации результатов, осуществлял и Сектор археологии Москвы Ин-та археологии РАН. Они связаны с изучением исторических урочищ (под рук. Кренке), таких как парковые зоны Царицына, Коломенского и Дьякова, в центре города - участок Опричного дворца царя Иоанна Грозного. Его раскопки прояснили одно из белых пятен в исторической топографии Занеглименья с XII по XVII в. Исследования 1996-2002 гг. шли вблизи Моховой ул., во дворах старого здания МГУ, где в 1-й пол. XVII в. находилась резиденция бояр Романовых на месте бывш. Опричного двора (отсюда название проекта - «Романов двор»). Здесь был применен ряд новых для московской археологии методик: геохимические особенности слоя и палеоботанические остатки изучались с целью реконструкции экологической обстановки, была разработана опорная шкала изменений растительного «фона» М. начиная с XII в.

Археологические находки из раскопок в Зарядье. Фотография. 2016 г.
Археологические находки из раскопок в Зарядье. Фотография. 2016 г.

Археологические находки из раскопок в Зарядье. Фотография. 2016 г.
Дальше всего в М. археология смогла продвинуться в исследованиях мон-рей, открытия в этой области стали эталонными для всей России, сформировав в 80-х гг. XX в. особое научное направление и соответствующую школу. Раскрытие остатков Казанского собора на Красной пл., многолетние раскопки в монастырях (Даниловом, Богоявленском, Зачатьевском (Алексеевском) и Высокопетровском), раскопки вокруг Вознесенской и Георгиевской церквей в Коломенском - эти комплексные работы, для которых потребовался многоуровневый анализ разных групп источников, позволили приступить к изучению сакрального пространства средневек. М. и ее полной реконструкции. Первыми серьезными исследованиями в этой области стали монографии Беляева и А. Л. Баталова о древних монастырях по данным археологии, об истории возникновения и перемещения престолов, их связи с историей города.

С сер. 2000-х гг. возобновились работы в Зарядье. Они дали ряд новых важных сведений, с помощью к-рых ученые смогли уточнить время заселения прибрежного района М. Были обнаружены ряд ценных кладов и новая берестяная грамота (Москва-4). Важнейшее событие в археологии М. сер. 2000-х - сер. 10-х гг. XXI в.- начало систематических научных раскопок в Кремле (2007 - на Подоле, 2014-2016 - в зоне Чудова и Вознесенского мон-рей) экспедицией Ин-та археологии РАН.

В нач. 10-х гг. XXI в. археология М. послужила основой для формирования нового научного направления - археологии московского периода истории России, географически охватывающего всю Северо-Вост. Евразию, а также ее внешние связи в период XV - нач. ХХ в. Однако синтетическая картина развития города в зеркале его археологии пока не создана, и археологию средневековой М. представляют как временну́ю последовательность и топографическую схему культурных слоев и точек работ.

Хронология и планиметрия М.

Подобно большей части городов Сев. Европы, М. основана в сравнительно слабо заселенной в то время местности. Район, образованный течением рек В. Волги и Оки, неоднократно обживался начиная с каменного века, но степень воздействия столь раннего освоения ландшафта на ход формирования здесь первых славянских поселений неясна и составляет одно из важных направлений археологического изучения. К доисторическому периоду относятся встречающиеся по берегам рек и озер следы поселков эпохи неолита (возможно, и более ранних); бронзовый век представлен находками каменных боевых топоров и керамики из разрушенных могильников фатьяновской культуры III-II тыс. до Р. Х. (они хорошо изучены в Московской обл. и в самой М.- Давыдковский в Кунцеве). Каменные топоры найдены также на Софийской набережной, на углу улиц Моховой и Воздвиженки, на Сивцевом Вражке, у Дорогомиловской Заставы, на Русаковской ул., в Сокольниках, на Воробьёвых горах и Перовом Поле. Т. о., в эпоху бронзы территория М. была хорошо освоена. Но в культурном ландшафте воздействие человека на пространство будущего города отразилось только в раннем железном веке (VII в. до Р. Х.- сер. I тыс. по Р. Х.), в т. н. дьяковской культуре. Ее носители, современники цивилизаций Др. Греции и Рима, испытали влияние степных скифских культур и классической цивилизации Средиземноморья. На мн. мысах над р. Москвой и ее притоками ими были построены укрепленные поселки со рвами, с валами и частоколами. Один из важнейших памятников этой культуры, эпонимное Дьяковское городище, в наст. время находится в черте М. (зона ГМЗК). Аграрная деятельность дьяковцев (распашка, вырубка леса, посев новых культур) оказала преобразующее воздействие на природу местности. Период между 2 большими эпохами в освоении района будущей М.- финно-угорской (дьяковской, до IV-V вв.) и догородской славянской (X - 1-я пол. XII в.) - остается еще неизученным, необходимо либо открыть формы наследования между ними, либо доказать отсутствие преемственности.

Хотя берега р. Москвы и ее притоков осваивались в древности, расширение полевых исследований укрепляет уверенность в том, что как город М. не восходит к эпохе ранее сер. XII в. Славяне вышли к среднему течению реки в сер. X - нач. XI в. Местное население встречалось им в незначительном количестве, его следы в VI-VIII вв. археологи почти не находят. Мало сведений и о кон. I тыс. по Р. Х., хотя находки вост. монет IX в. свидетельствуют, что здесь проходил торговый путь от Балтийского м. к Каспийскому, т. е. из Сев. Европы на Кавказ, в Иран и далее - в Индию и Китай. Видимо, этому периоду истории мы обязаны названием реки (Москва), а от нее - и города.

Ранний этап слав. колонизации оставил редкие поселки-деревни, в основном неукрепленные. Слав. заселение земель современного города начиналось в XI в. с юга, от района с. Коломенского и Данилова монастыря, а также со стороны р. Сходни. В дальних окрестностях М. известны раннеслав. памятники на западе под Звенигородом и значительно ближе, у Митина и с. Беседы, на северо-востоке (район Болшева) и особенно на юге (серии поселений и курганных групп на р. Пахре). Ближайшая к центру М. группа памятников этой эпохи изучена южнее Кремля, в районе Данилова мон-ря (Даниловские селища 1 и 2). В центральной части М. находки XI в. и более ранние очень редки и не связаны с постоянными поселениями этого времени (дирхемы в устье р. Черторый, митрополичья печать XI в. и некоторые др. найденные в Кремле предметы с датами в сравнительно широком диапазоне).

Регион М. попал в зону интересов князей владимиро-суздальских в сер. XII в. Судьба будущего города (впервые упомянут в летописи в 1147) окончательно определилась с постройкой кн. Юрием Долгоруким крепости, одноименной реке (1156), на месте Кремля, у слияния рек Москвы и Неглинной, после чего плато между этими реками начали быстро осваивать. Поселения и курганные группы (кладбища) XI-XIII вв. в районе совр. М. многочисленны, но местного племенного центра или крепости «докняжеской» эпохи не обнаружено и в Кремле пока не открыто слоев, существенно более древних, чем 1147 г. М. служила важным форпостом на юго-зап. границе княжества, и в янв. 1238 г. ее захватили войска хана Батыя. Следы штурма предположительно выделяют среди многочисленных в слоях М. уровней пожаров.

Археология постепенно меняет представления о росте территории и значимости М. в 1-е столетие существования города (сер. ХII - сер. ХIII в.), свидетельствуя о его активном развитии, к-рое не было прервано монг. нашествием. Если в 70-х гг. XX в. считали, что культурный слой XII-ХIII вв. не занимал даже современного Кремля (но выходил за его пределы узкой полосой вдоль Москвы-реки, по краю Зарядья), то сегодня картина иная. Приречная полоса не была серьезно освоена в XIII в., но быстро заселялась территория по меньшей мере до линии Богоявленского проезда, а также вдоль трасс буд. главных улиц (Никольская, Ильинская, Варварка). Существовали дворы и за р. Неглинной; за р. Яузой находки этого времени крайне редки.

Археологические раскопки в Кремле. Фотография. 2007 г.
Археологические раскопки в Кремле. Фотография. 2007 г.

Археологические раскопки в Кремле. Фотография. 2007 г.
В Кремле XIII в. культурный слой быстро вырос до 1 м, что указывает на плотность застройки, а богатые клады 30-х гг. XIII в. зарыли во дворах на хорошо освоенном участке, вероятно входившем в черту домонг. укреплений. Это доказывает, что застройка в раннем XIII в. уже покрывала всю площадь совр. Кремля, а оборонительная система была сложнее, чем предполагали ученые (линия внешней стены остается неизв.). Сложные планировки линий укреплений типичны для древнерусских городов-крепостей (Белгород Киевский (ныне с. Белгородка Киевской обл.), Рязань), где богатые усадьбы стояли не в детинце, а в окольном городе, как и в М. Археологические данные подтверждают существование, по крайней мере в ХIII в., устойчивых линий главных дорог (улиц?) внутри и вне Кремля с ориентированными постройками; эта сеть сохранится до перестройки Кремля и Китай-города в ХV - нач. ХVI в. Но летописные топонимии указывают на главный (восточный) посад как на укрепленный уже в ХIV в., задолго до постройки крепостей XVI в.: мон-ри Богоявления и Георгиевский находились «в городе на посаде». Далее стояли мон-ри и церкви «на всполье» (их можно назвать пригородными) и расстилалась освоенная сельскохозяйственная округа с угодьями (Остожье), богатыми ближними (Семчинское, Сущёвское) и дальними (Коломенское, Мякинино) селами, некоторые из них восходили к эпохе раннеслав. освоения Москворечья (Даниловские селища, Чёртов городок у с. Дьякова). Проявляются и забытые церковные участки, прежде всего благодаря следам кладбищ XII-XIII вв., к-рые обнаружены не только на местах будущих мон-рей (Богоявленский за Торгом), но и в неожиданных точках М. (под зданием Манежа).

В XIII-XIV вв. М. стала столицей княжества, постепенно подчинившего др. рус. земли, но данные археологии вплоть до кон. XV в. остаются очень скудными по причине низкого уровня исследованности и характера объекта. Совокупные отложения ранней М. обычно не достигают 1 м (больше лишь в нек-рых местах Кремля), и в основном это сухой слой, не сохранивший древесины и др. органических остатков, к тому же нарушенный поздним строительством. Каменные объекты появятся в М. лишь с кон. 1-й четв. XIV в., но их остатки обнаруживают крайне редко, а датировка и атрибуция фрагментов вызывают горячие споры.

Расцвет М. как столицы царства охватывал ок. 200 лет: рубеж XV и XVI - нач. XVIII в. Слои этих периодов, так же как культурные отложения ХVIII-ХIХ вв., залегают под проездами, тротуарами, дворами и домами и мало доступны для систематического изучения. Исключение составляют парково-музейные зоны, участки территорий мон-рей, приходских церквей и городских кладбищ.

Городские укрепления

Сведений о развитии древнейших укреплений Кремля мало, и они противоречивы. Деревянные стены ограждали изначально самую высокую часть мыса, участок будущей Соборной площади, и частично спуск к слиянию рек - Боровицкий холм. Открыто не менее 2 этапов существования ранних стен в пределах домонг. времени, конструктивно различающихся. О деревянном Кремле кн. Иоанна Калиты и 1-й каменной крепости кн. Димитрия Донского известно из летописи, но их материальные следы очень спорны и не дают возможности описать особенности этих сооружений. Лучше известен первоначальный характер стен кон. XV в., стоящих поныне (с многочисленными изменениями). В М. на протяжении ок. 75 лет работали не менее 40 мастеров из Италии, в первую очередь строители крепостей. Они перестроили городскую цитадель, превратив Кремль в ренессансную крепость, имевшую много общего с идеальными городами, модели которых разрабатывали художники Возрождения.

В 30-х гг. XVI в. примыкавшую с востока к Кремлю часть плато охватила 2-я стена, Китайгородская. Внутри Китай-город прорезали 3 почти прямые улицы, соединявшие ворота крепости и доходившие до Кремля. Кроме улиц возникли площади: вдоль крепостных стен оставили открытыми полосы для стрельбы, на которых сложились участки для торговли, религ. процессий и др. В это время вредные производства (кожевенное, керамическое и т. п.) перенесли из центра города, подальше от плотной застройки.

За XVI в. площадь М. увеличилась не менее чем в 20 раз. В кон. XVI в. она имела уже 4 пояса укреплений, т. к. ее обнесли еще 2 линиями стен (Белый и Земляной город), замкнув в кольцо. Укрепления и пересекшие их дороги сформировали новую систему планировки М. как столицы, к-рая и в наст. время влияет на развитие города. Горожане (купцы, ремесленники, воины) стремились жить ближе к центру города, но М. целенаправленно заселяли жителями присоединяемых земель, наделяя их участками под усадьбы (при раскопках обнаружены надгробия, на которых упоминается «веденец», с указанием места происхождения). Планировка зон, где селили «переведенцев», образует сравнительно четко нарезанные кварталы с прямыми улицами и не похожа на сеть средневековых улочек XIII-XV вв.

Третьяковские ворота и Птичья башня Китай-города. Фотография. 2015 г.
Третьяковские ворота и Птичья башня Китай-города. Фотография. 2015 г.

Третьяковские ворота и Птичья башня Китай-города. Фотография. 2015 г.
Дольше других сохранялись стены Китай-города (основная часть разобрана в 20-30-х гг. XX в. в связи с реконструкцией трасс и со строительством в Зарядье). Их фрагменты сохранились до наст. времени (Китайгородский проезд и район Никольской ул.), но в основном их субструкции скрыты под землей (малая их часть обозначена в строящемся парке «Зарядье»). Разборке стен Китай-города предшествовали реставрационные работы, причем в районе площадей Лубянской и Театральной детально обмерили фундаменты, найдя в одном из тайников стены «клад» XVII в.- шелковый охабень. Неоднократно предпринимались археологические исследования субструкций и позже. Последние работы (2006-2007, 2014-2016) показали хорошую сохранность фундаментов в москворецкой части, дав возможность изучить изощренную строительную технику. Следов деревянной стены, к-рая, согласно летописи, предшествовала каменной, пока не обнаружено.

Белый город разобрали в 1783 г. «за ветхостью и ненадобностью». Участки его стен открывали при строительстве 1-й линии метро (у ст. «Кировская» (ныне «Чистые пруды») и у Арбатских ворот). В 80-90-х гг. XX в. в Чертолье вдоль набережной Москвы-реки были открыты наружный панцирь стены (облицовка из камня высотой до 7 блоков на протяжении почти 50 м) и основание массивной проездной Всехсвятской башни (ширина 23,5 м) с остатками проема, сохранившего металлические детали крепления ворот. Участок стены прослежен и на Трубной пл., где от наружного панциря сохранилось 9 рядов гладкотесаных блоков; там же исследовано бревенчатое крепление берега и плотины на р. Неглинной в месте пересечения ее с крепостным валом. В 2000-х гг. раскрыто основание прясла в зоне Хохловской пл., к-рое законсервировано (планируется демонстрация; в кладке обнаружены вторично использованные фрагменты с резьбой ренессансного типа кон. XV в.). В 2016 г. часть стен и башня Белого города затронуты при охранных работах на Тверской пл.

Ранее других потерял значение и исчез Земляной город (по его линии проходит Садовое кольцо). Его укрепления изучали мало, в основном при прокладке метро в 30-х гг. XX в., а также при строительстве на Сухаревской пл. в нач. 10-х гг. XXI в.

Китай-город

Материалы, собранные при раскопках 40-60-х гг. XX в., легли в основу ряда публикаций и были обобщены в неопубликованной диссертации Д. А. Беленькой, труд к-рой стал важным этапом в интерпретации материалов московской археологии, в т. ч. церковной; данные для него дало изучение остатков подклета ц. св. Жен-мироносиц (XV-XVI вв.) с кладбищем при ней (существовало 200-250 лет). Были предложены методы восстановления уличной сети, городского благоустройства, усадебной застройки. Тщательный анализ предметов из культурного слоя посада позволил установить время заселения: не ранее XII-XIII вв. Дальнейшие работы в Зарядье подтвердили эти выводы и дали новые важные находки, среди к-рых - комплекс монетных кладов 1-й пол. XVII в. и берестяная грамота (Москва-4) новгородского типа рубежа XIV и XV вв. (работы 2015 г.). Тогда же раскрыты новые участки улиц и переулков, в т. ч. с деревянным мощением (Мокринский пер. и др.).

На ул. Варварке особое значение имело открытие хорошо сохранившихся субструкций ц. св. Варвары первых десятилетий XVI в. и остатков печей в районе музея «Палаты бояр Романовых».

В центральной части Китай-города обширные вскрытия прошли в 2000-х гг. По трассе ул. Ильинки были изучены неск. ярусов мостовых, в зоне Гостиного двора найден денежно-вещевой клад (сер. XVII в.), собраны нек-рые материалы для характеристики московской торговли XIV-XVI вв. В архитектурном комплексе ц. св. Илии (давшей название улице) в 90-х гг. XX в. были раскрыты остатки каменного храма нач. XVI в., во дворе Теплых рядов, южнее Богоявленского мон-ря, раскопками вскрыт ряд хозяйственных и жилых сооружений, нижние из к-рых восходят к XIII в. Менее результативными в ходе строительства были исследования под Никольской ул.

Особое значение для археологии города имело полное вскрытие остатков Казанского в честь Казанской иконы Божией Матери собора на Красной площади в Москве. Полностью были восстановлены этапы его строительства, датировано и уточнено место расположения его частей на протяжении 300 лет и надежно доказано отсутствие следов храма, а также кладбища ранее 1636 г. Были собраны остатки богослужебной утвари XVI-XIX вв. (резная костяная ложечка для ладана с крестом на рукоятке (XVI-XVII вв.), застежки и чеканные накладки на книги XVII-XIX вв., детали церковного убранства (накладки на мебель, части подсвечников и др.)). В состав ризницы собора могли входить более древние вещи: литой медный крест-мощевик (XIV в.), стеклянная иконка с изображением равноапостольных Константина и Елены (XIV-XV вв.). В ранних слоях (вплоть до XIII в.) встречались нательные кресты. Слой на участке собора дал одну из первых в археологии М. серий дат на основе изотопа С14 (радиокарбонное датирование образцов из остатков постройки XII-XIII вв.). Были открыты участок мощения плацдарма кон. XV в. перед стеной Кремля (мелкий булыжник на глине) и подвалы жилищ XIV-XV вв.

Охранные раскопки 2000-х гг. на месте ц. Св. Троицы в Полях, у стены Китай-города, выходившей к Лубянской пл., дали обильный материал, в т. ч. редкую каменную резную иконку новгородского типа (2-сторонняя: св. Георгий и три сюжета на обороте, с дополнительным граффито). Коллекция надгробий с надписями, каменных саркофагов и плит архаического вида (до наст. времени не опубликована) подтверждает, что каменный храм появился во 2-й пол. XVI в., а кладбище при деревянной ц. Св. Троицы существовало с XIV-XV вв.; т. о., она не могла быть поставлена ранее XIII в. и домыслы о ее соответствии по времени легендарным «полям боярина Кучки» опровергнуты.

Белый город

Его обширная территория, к-рая делится р. Неглинной на 2 части, была исследована в основном между ее правым берегом и р. Москвой (Занеглименье) и лишь отчасти на левом берегу реки, где раскопки вели в Сретенском монастыре (2014-2015), в Рождественском монастыре (2016), вблизи него на ул. Рождественке, а также под зданием МАРХИ, где музеефицированы части палат XVIII в. В 1995 г. (и позже) на территории ц. Всех святых в урочище Кулишки, вблизи стены Китай-города, был найден большой, важный по составу клад нач. ХVI в. (более 9 тыс. монет) и зафиксирована часть белокаменных надгробий (предполагавшиеся историками материалы раннемосковского времени не обнаружены). Зона Ивановского мон-ря и одноименной горки исследована мало, разведки велись в районе Подкопаева и Глинищ (вдоль берегов р. Рачки). В 2014-2016 гг. были случайные раскрытия погребений в саркофагах на месте разрушенного мон-ря Иоанна Златоуста в районе ул. Покровки.

Церковь Всех святых на Кулишках. 1680 г. Фотография. 2012 г.
Церковь Всех святых на Кулишках. 1680 г. Фотография. 2012 г.

Церковь Всех святых на Кулишках. 1680 г. Фотография. 2012 г.
В Занеглименье первые археологические материалы были получены еще в годы строительства храма Христа Спасителя: в устье Черторыя были найдены дирхемы VIII-IX вв., а на месте Алексеевского монастыря (здесь - со 2-й пол. XVI в.) - надгробные плиты и каменные саркофаги.

Близкая к Москве-реке и лежащая по дороге от Кремля местность Чертолье разрабатывалась археологами неоднократно с кон. 80-х гг. XX в. и исследуется до наст. времени в связи со строительством Музейного городка ГМИИ, но результаты работ известны не полностью.

На ул. Волхонке определена мощность культурного слоя, местами очень значительная (до 7 м), причем отмечены находки раннемосковского периода: в срубе-подклете с остатками печи найдены развал раннекругового горшка, шиферное пряслице, стеклянный перстень и обугленная рукоять плети, а в срубе во Всехсвятском проезде, также с глинобитной печью,- украшения из металла, сердолика и янтаря, аналогичные находкам в курганах. Несомненно, это одна из древнейших частей М., участки которой заселялись с ХIII в. или несколько ранее. Следующий по времени слой сохранил остатки бревенчатых построек, их гибель можно связать с пожарами кон. ХIV-ХV в. В ХVI-ХVII вв. здесь сложились городские усадьбы знати (Милославских, Скуратовых, Тёмкиных-Ростовских), во дворах к-рых изучены основания каменных зданий и вынесенные наружу (противопожарная предосторожность) летние кухни с печами. Здесь были обнаружены белокаменная конусообразная печатка с надписью («Офимши...»), костяная пластинка с гравированным изображением иноземца, очень маленькая створчатая бронзовая панагия ХV в. с образом Божией Матери «Знамение» искусной работы, а также фрагменты надгробий, резные архитектурные детали ХVI-ХVII вв., кровельная черепица - следы близости к ц. Антипы на Колымажном дворе, одному из центров Чертолья (сама церковь исследована мало).

Для археологии Занеглименья и всей М. исключительное значение имеет проект «Романов двор» - раскопки резиденции бояр Романовых 1-й пол. XVII в., ранее - Опричного двора царя Иоанна IV. В погребенной почве прослежены следы распашки XII-ХIII вв. и остатки сгоревших построек того же времени с типичными находками (семилопастные височные кольца, шиферные пряслица, стеклянные браслеты). Выше залегали огромные кирпичные очаги Опричного двора (1567-1584) и песчаная подсыпка его поверхности (известна по описанию опричника-немца Генриха Штадена; отмечена также в котловане на углу улиц Воздвиженки и Моховой), а среди находок - статусные вещи (осколки стеклянных кубков, пороховница европейской работы с гравированным изображением воина-аристократа). Уникальный объект «Романова двора» - постройки Нового дворцового монетного двора, отвечавшего за чеканку денег, приведшую к Медному бунту 1655-1663 гг. В слое пожара обнаружено множество инструментов для ручной чеканки, медные «копейки» и заготовки к ним, мелкие отходы монетного производства и даже следы хищений на производстве в обстановке «медной лихорадки» (найдены многочисленные клады заготовок и монет). Открытие имело общероссийское значение как единственный случай археологического изучения денежного двора. Интересным дополнением к «Романову двору» служат раскопки в церкви на Ст. Ваганькове (двор РГБ) с остатками надгробий XVI-XVII вв.

Зону между ул. Моховой (где еще при строительстве метро открыли 2 старых колодца глубиной до 14 м и нашли в одном из них 11 целых глиняных кувшинов, 3 железных топора с рукоятями, стальной клинок шпаги XVII в. и медный ковш) и Александровским садом (где открыли следы царской аптеки XVII в. с многочисленными склянками для лекарств) в ХХ в., после сноса зданий Охотного ряда, заняла огромная Манежная пл. со зданием Манежа XIX в. Вся эта площадь была вскрыта при строительстве торгового центра в 90-х гг. XX в. и во время перестройки сгоревшего Манежа в 2000-х гг. При этом изучались развалины усадеб ХVII-ХVIII вв., известных по документам, части Воскресенского моста через р. Неглинную (остатки устоев 30-х гг. XVIII в. (кирпично-каменные) и 1603 г. (белокаменные)), деревянные мостовые и бутовые конструкции плотины ХVI-ХVII вв., следы Моисеевского мон-ря, существовавшего с рубежа ХVI и ХVII вв. до кон. ХVIII в. Подстилающие его городские слои датированы периодом до нач. ХVII в., а время постройки мон-ря датировано по остаткам кладки храма ХVII в. и более чем 600 погребениям с нательными крестами (медный сплав, резное дерево, янтарь, кость), облачениями с вышивкой и кожаной обувью, а также сосудами для елеопомазания. Заселение склона за р. Неглинной началось не ранее рубежа ХV и ХVI вв. (слои с красной и белой грубой керамикой), но узкая полоса вдоль реки и в районе моста, перекрытая илом прудов кон. ХV - нач. ХVI в., дала много находок ХII-ХIV вв.: керамику курганного типа, стеклянные браслеты, книжную застежку с изображением дракона - свидетельств раннего освоения начального участка дороги в Тверь.

Археологические раскопки на Манежной пл. Пролет Воскресенского моста. Фотография. 1995 г.
Археологические раскопки на Манежной пл. Пролет Воскресенского моста. Фотография. 1995 г.

Археологические раскопки на Манежной пл. Пролет Воскресенского моста. Фотография. 1995 г.
Манежная пл. и прилегающие участки охранных исследований 90-х гг. XX в.- 2000-х гг. образуют в Занеглименье обширную зону, куда входит и трасса древней Волоцкой дороги (ныне Б. Никитская ул.). Вдоль нее на протяжении 500 м изучены (1990-1993) жилые, хозяйственные и производственные сооружения, среди находок - парадный топорик ХV в. (инкрустация золотой нитью), перстень с печатью (изображение барса), металлический подсвечник (фигура льва) европейского производства (ХIV-ХV вв.). При строительных работах был обнаружен клад серебряных монет ХV-ХVI вв. Москвы, Твери, Новгорода и Пскова (831 экз.). К той же зоне относятся остатки Георгиевского монастыря при дороге на Дмитров, где обширные раскопки к северу от собора (разрушен в 30-х гг. XX в.) не показали, что территория была освоена в ХV - нач. ХVI в. (что ожидалось на основании документов), был обнаружен только некрополь ХVII в. и остатки церкви ХVIII в. (при строительстве на месте собора в 50-х гг. XX в. Гиршберг собрал прекрасную коллекцию надгробий того же времени, не ранее XVI в.). Далее к востоку вдоль р. Неглинной охранные раскопки велись вокруг зданий Большого театра, где открыты разрозненные находки разных эпох и остатки церковного кладбища XVII-XVIII вв. на ул. Петровке (перед ЦУМом).

Удаленные от р. Неглинной участки Белого города, менее заселенные в древности, изучены хуже, но стационарные раскопки во дворах Тверского бульвара (1995) позволили изучить характер почв на разных этапах освоения, дали сведения о палеорельефе и планировке внутри кварталов.

К этим данным об археологии Белого города тесно примыкают сведения о соседних со стеной участках: разрушенном Страстном мон-ре (археологические данные скудны) и начале ул. Арбат, где в ходе больших работ 90-х гг. XX в. был отмечен мощный (до 7 м) слой Стрелецкой слободы XVI-XVIII вв.

Земляной город

На мысу при впадении в р. Москву р. Яузы, на левом берегу, у ц. вмч. Никиты, выдающиеся знатоки Москвы (Забелин и др.) предполагали нахождение одного из возможных мест легендарного поселения - с. Кучкова. Но при строительстве высотного здания на Котельнической наб. эта гипотеза не подтвердилась: заселение участка восходит к XV в., хотя отдельные находки XII-XIV вв. здесь были обнаружены. Производственные комплексы Гончарной слободы, изучение к-рой начал А. В. Филиппов и продолжил Рабинович, после многолетнего перерыва вновь дали образцы горнов для обжига керамики и исключительно яркие примеры продукции (поливные плиты с рельефными изображениями фантастических существ). Раскопки на границе Гончарной слободы с Земляным городом (1993-1994) точнее обрисовали планировку района в конце средневековья.

В 90-х гг. XX в.- 10-х гг. XXI в. открылись перспективы исследований Замоскворечья, до кон. ХХ в. практически не затронутого археологами. Здесь получены новые данные по церковной археологии, особенно в зоне Воскресенской ц. в Кадашах и ц. Черниговских чудотворцев, сведения о быте военных и ремесленных слободских улиц XVI-XVII вв. (районы Б. Ордынки, Казачьих, Толмачёвских и Кадашевских переулков), на прибрежной полосе Софийской наб. собрано большое количество великокняжеских свинцовых пломб кон. XIV в. и сделаны др. важные находки.

Средневековые пригороды М.

Прорись надгробной плиты Каспара Эльферфельдта. 70-е гг. XVI в.
Прорись надгробной плиты Каспара Эльферфельдта. 70-е гг. XVI в.

Прорись надгробной плиты Каспара Эльферфельдта. 70-е гг. XVI в.
Особое направление в археологии М. составляет изучение средневек. иноверческих кладбищ, к-рые пока представлены случайными находками. Так, в 1989 г. была обнаружена надгробная плита Каспара Эльферфельдта, лиценциата права и ланддроста Петерсхагена в Вестфалии, затем ливонского пленника и советника царя Иоанна Грозного, одного из героев мемуаров Штадена. Эта находка позволила определить место древнейшего некрополя иноземцев за Земляным городом, вблизи Конской площадки. В 10-х гг. XXI в. там же были сделаны находки более поздних (сер. XVII в.), но столь же ярких в историко-культурном отношении надгробий семьи купцов и дипломатов Келлерманов. Впервые были обследованы и сами погребения иноверцев - на кладбище за Таганскими воротами Земляного города (1995, Центр археологических исследований; никаких отличий в погребальном обряде не зафиксировано).

Изучение археологии М. включает пригородные села, ближние подгородные мон-ри, древнейшие могильники и памятники периода до возникновения города. На юге М. это древнейшие великокняжеские владения (дворцовое с. Коломенское, Данилов мон-рь), а на северо-западе - не менее важные для археологии памятники совр. р-на Митино, где на гос. охране числятся десятки объектов, включая редкие по богатству находок и расположению в заливаемой пойме Спасского луга Мякининские селища и могильники, изученные стационарными раскопками в 90-х гг. XX в.- 2000-х гг., открывшими остатки сотен построек. Находки указывают на высокий статус и состоятельность жителей: кроме обычных украшений из стекла (браслеты, перстни, бусы) и металла (височные кольца), ключей и замков, шиферных пряслиц и монет здесь есть бронзовые кресты-реликварии, каменные иконки, амулет-змеевик, пояса с металлическим набором, а среди керамики - византийские амфоры с маслом или вином, золотоордынские поливные чаши, рус. художественно выполненные сосуды (в т. ч. поливной сосуд с рельефным изображением гусляра и гудошника).

Из церковно-археологических находок на юге и юго-востоке М. важны 2 монастырских некрополя: на Красном дворе Крутицкого подворья, где под тонким культурным слоем сохранилась поверхность кладбища XV-ХVI вв. с лежащими на местах белокаменными надгробными плитами, и захоронения в деревянных колодах ниже засыпного цоколя собора Андроникова мон-ря ХIV - нач. ХV в., совершённые при 1-м деревянном соборе (2-я четв. ХIV в.?).

Синодальный период

Начиная с XVII в. в большинстве районов М. откладывался мощный пласт с сохранными остатками улиц, домов, мастерских, храмов, кладбищ, что позволяет восстановить систему застройки. Она яснее открывается в XVII - кон. XIX в., но и для XV-XVI вв. есть точки отсчета (бревенчатые мостовые Зарядья, Тверской и Моховой улиц, размещение и ориентировка отдельных зданий Обжорного и Лоскутного переулков). Важнейшие объекты для развития археологических знаний о М.- городские мон-ри. Археология 80-х гг. XX в. еще не воспринимала их остатки как заслуживающий внимания объект истории культуры. Так, знаменитое в прошлом кладбище Данилова мон-ря, на котором в XVIII-XIX вв. хоронили в первую очередь братию и священство, выдающихся деятелей Церкви, рус. науки и искусства, военных и купцов, представлялось невозможным восстановить, но археологические работы (2003-2008) по заказу властей монастыря (патриаршего наместника Алексия (Поликарпова), игум. Иннокентия (Ольхового)) позволили организовать поиск наиболее значимых исторических погребений. Были восстановлены список погребенных и общая топография на основе фотоархива А. Т. Лебедева 1927-1928 гг. (ГНИМА им. А. С. Щусева) и других материалов. После этого удалось открыть хорошо сохранившееся погребение архиеп. Никифора Феотокиса (1731-1800), теолога и духовного просветителя, установить место могилы русского писателя Н. В. Гоголя (вскрыта в мае 1931 для перенесения его праха на Новодевичье кладбище) и восстановить подробный план некрополя XVIII-XIX вв. Некрополи синодального периода и отдельные погребения изучали и в др. монастырях М. (см. статьи Донской иконы Божией Матери московский мужской монастырь; Заиконоспасский в честь Нерукотворного образа Спасителя московский мужской монастырь; Зачатия праведной Анной Пресвятой Богородицы женский монастырь).

Второе направление в археологии синодального периода - архитектурно-реставрационные исследования, к-рые постоянно проводятся во мн. храмах М. по крайней мере с 80-х гг. XX в. (ц. свт. Николая Чудотворца в Ст. Ваганькове) - 90-х гг. XX в. (напр., церкви свт. Николая Чудотворца «Красный Звон», Вознесения Господня «Малое Вознесение», св. Феодора Студита на ул. Б. Никитской, Космы и Дамиана в Старых Панех и мн. др.).

Л. А. Беляев

Архитектура

История и методы изучения

С кон. XVIII в. публикуются первые справочники церквей М. с перечислением основных и придельных престолов (Максимович Л. М. Путеводитель к древностям и достопамятностям московским. М., 1792-1793. 4 ч.). Основным материалом для них служили клировые ведомости, источником информации для к-рых были надписи на старых предметах, зданиях или даты из публикаций того времени (летописей и духовной лит-ры). В XIX в. история изучения архитектурного наследия М. получила развитие благодаря историко-статистическим исследованиям, изучению архивов и общему росту интереса к отечественной старине. Главными источниками оставались письменные документы, акты, владельческие записи, многочисленные типы и формы отчетной и приходно-расходной документации (бумаги средневек. приказов и позднейших комиссий). Историческая статистика отдельных храмов М. и всей епархии являлась важным материалом для архивистов XIX - нач. XX в. (П. В. Хавский, Забелин, В. И. и Г. И. Холмогоровы, Н. А. Скворцов, Н. П. Розанов, И. Ф. Токмаков, А. Е. Викторов), посвятивших жизнь сбору и анализу сведений по церковной топографии М.

Во 2-й пол. XIX в. в особую область деятельности (из работы гос. ин-тов - Мин-ва внутренних дел, Синода, в ведомстве к-рых находились сооружения) выделилось сохранение памятников отечественной старины, в т. ч. церковной архитектуры. Изучение архитектурного наследия, древних и новых храмов стало возможным соединить с достижениями других дисциплин, с образованием научных об-в (Имп. Археологическая комиссия с 1859; Московское археологическое об-во с 1864, в его составе с 1879 - Комиссия по сохранению древних памятников). При Об-ве любителей духовного просвещения с 1902 г. была создана Комиссия по осмотру и изучению памятников церковной старины г. Москвы и Московской епархии (председатель А. И. Успенский). На рубеже XIX и XX вв. благодаря привлечению новых технологий (фотографии) происходит формирование изобразительной иконографии города. Бесценный материал в отношении церковной топографии и истории церковной архитектуры М. представляют архивы И. Ф. Барщевского (ГНИМА), публикации Н. А. Найдёнова.

С 20-х гг. XX в. церковную архитектуру М. анализировали как проявление художественных тенденций своего времени, часть общей градостроительной картины города, его художественного, эстетического облика, как область применения строительных технологий, а также как вариант народного, почти фольклорного, искусства. С 60-70-х гг. XX в. меры по сохранению памятников и исторических ансамблей, а также развитие искусствоведения позволили составлять своды памятников, в т. ч. московских. Одним из первых таких сводов стал четырехтомник П. Г. Паламарчука «Сорок сороков» (П., 1988-1990; М., 1992-19952), включивший сведения по утраченным храмам города (наибольшие утраты в церковной архитектуре М. после 1917 и до 70-х гг. XX в.), затем появилась серия «Памятники архитектуры Москвы» (М., 1982-2015. 10 кн.). Церковная архитектура средневек. М. стала предметом научных изысканий мн. ученых, использующих различные методы ее исследования (М. А. Ильин, В. П. Выголов, С. С. Подъяпольский, А. Л. Баталов, С. С. Попадюк и мн. др.).

Новейшие методы анализа истории М. как совокупности археологических и архитектурных объектов базируются на конкретно-исторических исследованиях отдельных церковных памятников и зон. Применение новых методов началось в 80-90-х гг. XX в. на основе продолжающегося и в наст. время сбора и анализа неопубликованных церковно-археологических материалов, таких как Ладанные книги, описи, антиминсы и др. Возобновившийся интерес к иконографии архитектуры обозначил проблему символики ансамблей. Метод тотального сбора и анализа материалов по церковной топографии М. был применен для изучения исторических (т. е. изменяемых) форм сакрального пространства города - сложной структуры, к-рая раскрывается через историю возникновения и перемещения престолов внутри храма, мон-ря, города; унификацию церковного быта (в т. ч. маршруты передвижений священства, связанные с деятельностью в городе, вне храма); воспроизведение евангельской топографии и главных святынь христианства путем создания и использования в литургической практике их «копий»; церковные процессии, когда городская структура, церковные здания и элементы литийного богослужения образуют сложное пространственное единство; топографию кладбищ (приходских и монастырских некрополей), изменение их места в городе, организацию их внутреннего пространства, формы погребального обряда, посещения кладбищ и сохранения памяти.

Применение в совр. архитектурной археологии комплексных методов датирования, отождествления построек с упомянутыми в письменных источниках их названиями или с историческими лицами остается наиболее результативным с учетом возможности проведения сложной стратиграфии, физико-химических исследований, анализа строительных материалов. Так, строительная керамика демонстрирует принадлежность к определенному культурному кругу и неизбежно меняется при включении этноса в иной культурно-политический круг общения, при введении тех или иных новых материалов строительства, воспроизводя и легко передавая культурные символы. Непревзойденным со времен Др. Востока и Рима «маркером» цивилизации является кирпич, к-рый не только служит вспомогательным материалом для датировки памятников, но и оказывается своего рода источником сведений по истории национальных форм благочестия. Так, традиция оставлять надписи или отметки на кирпичах церковных зданий XII-XVI вв. находит неожиданное продолжение в совр. практике «малого ктиторства», позволяющей принять участие в финансировании строительства церквей огромному количеству прихожан, к-рые взамен пожертвования получают право оставить свое имя как овеществленную молитву на одном из кирпичей (Беляев Л. А. Маркировка древнерус. кирпича как культурно-историческое явление // Σοφία: Сб. ст. по искусству Византии и Др. Руси в честь А. И. Комеча. М., 2006. С. 67-88).

Москва и окрестности в XVII в. (по Соборному Уложению 1648-1649 гг.)
Москва и окрестности в XVII в. (по Соборному Уложению 1648-1649 гг.)

Москва и окрестности в XVII в. (по Соборному Уложению 1648-1649 гг.)
Первые сохранившиеся системные описания церковных престолов М. относятся к 80-м гг. XVI в. Однако в отличие от росписи храмов в др. городах, напр. в Пскове и Новгороде, существующей с кон. XV - 1-й пол. XVI в., эти сведения не обладают полнотой информации, т. е. описывают их фрагментарно, поскольку охватывают только ружные престолы нек-рых частей города. Тем не менее такие источники, как списки церквей для выдачи ладана из Патриаршего приказа, а также Ладанные книги 10-х гг. XVII в. (ДАИ. 1846. Т. 1; Павлович. 1998), важны тем, что отражают церковную топографию М. до начала ее коренных изменений в эпоху правления династии Романовых. Ценность также представляют Окладные книги 7133 (1624/25) г. Последнее описание т. н. доромановской М. содержится в описях московских дворов, составленных в 1620 г., Писцовых книгах Ф. Ф. Пушкина «с товарищи» 7128 (1619/20) г. Образ М. времени царя Михаила Феодоровича и начала царствования Алексея Михайловича складывается по источникам 2-й четв.- сер. XVII в.: переписям улиц, переулков и дворов в Кремле и Китай-городе (1626), Описям Белого города от Чертолья до Тверской (1629). Для реконструкции состава московских церковных престолов того времени к Ладанным книгам добавляются Переписные книги 1638 г., Книги московских ставленников (1645-1666). Не сохранилась дававшая полный перечень московских престолов Строельная книга 7147 (1638/39) г. Следующая Строельная книга, составленная в 7165 (1657) г., впервые наиболее полно фиксирует состояние сакральной топографии М. сер. XVII в.

Более ранний период может быть сформирован из отдельных, разбросанных в источниках упоминаний (напр., о пожарах). Точным документом, указывающим время освящения престолов, являются антиминсы. В ЦГИАМ в процессе обработки фонда Московской Духовной консистории был обнаружен указ имп. Николая I «Об отыскании Святых Антиминсов древняго освящения» (ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 424. Д. 5). Наиболее ранний источник, по к-рому можно судить не только об отдельных процессиях, но и о полном чине городских богослужений, относится ко 2-й трети XVII в.- времени патриарха Филарета. В наст. время актуальной остается задача по составлению полной картины посвящений престолов Москвы на XVI-XVII вв. на основе заново проведенного сбора материалов и фиксации наблюдений над причинами распределения престолов храмов всех типов (ружных, приходских, домовых и др.) в городе. Эта работа может сделать возможным дальнейшее сопоставление восстанавливаемой системы посвящений и всей церковной топографии города с символическими уровнями сакрального пространства.

Развитие территории М.

Наиболее ранние памятники архитектуры города сосредоточены на территории крепости, государевой и митрополичьей резиденции, в Московском Кремле. К структурированию территории за границами Кремля приступили еще в кон. XIV в.: осенью 1394 г. начали, но не закончили копать ров от Кучкова Поля до Москвы-реки (Воскресенская летопись // ПСРЛ. Т. 8. С. 64), к-рый проходил через достаточно плотную жилую застройку (что позволяет его видеть в Китай-городе по линии совр. Б. Черкасского и Никольского (до 1992 Юшков) переулков, но вряд ли ближе к Кремлю). В 1493 г. началась расчистка территории, отделяющей часть посада (Занеглименье) от берега р. Неглинной («...повелением великого князя Ивана Васильевича церкви сносиша и дворы за Неглимною, и постави меру от стены до дворов сто сажен да десять» - ПСРЛ. Т. 12. С. 236). В 1494/95 г. аналогично поступили с застройкой со стороны Москвы-реки («...князь великий повеле сносити церкви и дворы за рекою Москвою против города и повеле на тех же местех чинити сад» - Там же. С. 240). Полоса земли, очевидно, была расчищена и с вост. стороны от Кремля. Расчистка должна была не столько создать удобную полосу для обороны города, сколько уберечь крепость от пожаров. Линию застройки Великого посада определило строительство в 1534 г. земляных укреплений Китай-города, к-рые через год были заменены каменными (ПСРЛ. Т. 13(1). С. 85. С. 94). Вероятно, границы посада сложились еще в кон. XIV в., поэтому возведение земляных укреплений не привело к сносу посадских дворов (летопись об этом умалчивает). В 1572 г. эти укрепления («Земляной город», «осыпь», «вал») не смогли сдержать войско хана Девлет-Гирея, но продолжали сохранять градообразующее значение: вал с башнями зафиксировал и скорректировал границы Великого посада, проездные башни закрепили направления трасс. События 1591 г., когда М. подверглась нападению войска хана Казы-Гирея, показали необходимость защиты слобод. Их окружили стеной, включавшей земляные и деревянные укрепления. Этот Скородом (1591-1592) Бориса Феодоровича Годунова завершил планировочную композицию М.

Создание новых и перепланирование старых зон при существовавшей еще до кон. XV в. сети церквей, мон-рей и кладбищ приводило иногда к появлению новой сакральной структуры. Так, при вынужденном уничтожении ряда храмов с нагорной стороны Кремля (возможно, и за р. Неглинной) их престолы были перенесены в оставшиеся на своих местах или вновь построенные церкви. Письменные источники сообщают об этом процессе лаконично, а самые древние церкви и кладбища не сохранились - в М. крайне редко открываются остатки каменных построек, возведенных до кон. 70-х гг. XV в.; единственный случай археологического открытия остатков каменного здания, возведенного за пределами Кремля до сер. XV в.,- фундамент и нижняя часть цоколя 4-столпного 3-апсидного (?) храма 1-й четв. (?) XV в. под четвериком собора Богоявленского мон-ря за Торгом.

В XVI в. частые общегородские пожары, разорения, пульсирующий ритм заселенности и освоения площадей, сопровождаемый развитием фортификации, резко изменили ландшафт города. Границы разраставшегося посада определили пояса крепостей. Их стены и ворота закрепили возникшую структуру, на столетия обеспечив ее неизменность, а также зафиксировали последующее развитие веерно-кольцевой или ветвисто-веерной планировки М. Результат этого процесса отражают планы XVII в., особенно Сигизмундов план (1610, составитель И. Ф. Абелин) и план А. Мейерберга (1661-1662). В укрепленной части города нельзя говорить даже об остатках природного ландшафта. Потеснился и аграрный ландшафт; хотя к нач. XVII в. в Китай-городе еще видны его большие участки (вероятно, огороды усадеб), территория в целом уже плотно застроена. В Белом городе сады - почти обязательный элемент владения, местами они сплошь покрывают зоны между застройкой, к-рая проникает даже в ранее заповедные поймы (Васильевский луг). Поля, если еще и остаются, то только в Замоскворечье - их место, как и место выгонов, вытесняется за границы Земляного города, где они сохраняются до XIX в. Однако сады и огороды в Земляном городе будут и в XVIII в. занимать более половины площади, что отчетливо видно на плане С. М. Горихвостова (1767): часть земель переживает своеобразную регенерацию. Так, вместо царских садов опять обозначены на плане Царицын луг, Васильев луг, свободные участки в поймах и даже зеленые лоскутья полей или пустошей. Шведский дипломат Петр Петрей де Ерлезунда (1617) подчеркивал, что в городе остаются «большие луга, порожние места, много деревьев и увеселительных садов, занимающих довольно большие места», он также отметил «три больших прекрасных сада с разными деревьями и травами» великого князя и «большой луг в городе, возле самого дворца, дающий ему каждый год 600 возов сена» (Иностранцы о др. Москве. 1991. С. 278).

Богатый материал для реконструкции пространства М. в домонг. период и удельное время дает церковная топонимика. Названия мн. храмов имеют сохранившиеся уточнения с указанием характерных черт природного или аграрного ландшафта. Эти храмы не обязательно восходят к ранней эпохе. Присутствие топонимических определений может указывать на появление этих церквей в тот период, когда на огромном подгороднем пространстве М. еще сохранялись большие зоны первозданного ландшафта (в т. ч. их аграрное использование вокруг плотно застроенного центра). В названиях, определителях храмов и мон-рей, зафиксированы такие природные объекты, как болота и луга («кулишки», «грязи»), леса и боры, рощи («остров») и т. д. В процессе развития внутренней городской среды долго сохранялись луговины (Васильевский луг и Кулишки), необходимые для содержания скота; поля и всполья вокруг Китай-города (что отражено в названиях церквей в районе Кучкова поля и 2 храмов «у старых поль» на правом берегу Неглинной). Эти названия, вероятно, появились на рубеже XV и XVI вв., а остатки леса в виде отдельных деревьев или рощ могли давать названия храмам и позже. Так, в нач. XV в. в Занеглименье, в районе будущих Ниж. Кисловского и Калашного переулков, упомянуто «городское поле». Память о полях проявилась в XVII в. в названии ц. святых Космы и Дамиана «на ржищах», к-рая вряд ли может датироваться ранее посл. четв. XV в., когда участок начали застраивать. В XV в. возникли поля и в Замоскворечье, возможно, это отражено в названии «полянка» (могут быть и другие объяснения). Тогда же появились обширные великокняжеские сады - к востоку от Великого посада (уточнение «в садех» получат здесь по крайней мере 4 церкви, в т. ч. Владимирская и святых Флора и Лавра) до Заяузья (ц. Покрова в Лыщиках), а в кон. XV в.- и на бывш. Великом лугу, т. е. в пойме напротив Кремля. Церкви с определением в названии «всполье» («сполье»), т. е. край застройки, могли возникнуть на рубеже XV и XVI вв., когда застройка стала быстро вытеснять поля, а те в свою очередь - остатки природного ландшафта до границ будущего Белого города (в Занеглименье и Заяузье). Слово «посад» используется источниками XV в. как синоним слова «пригород» при обозначении прилегавшего к Кремлю с востока междуречья Неглинной и Москвы (для к-рого есть и устойчивый топоним - Большой, или Великий, посад).

Среди редких топонимов для церквей М.- определения «на рву» и «на трубе» (напр., ц. Рождества в Кремле на Трубе («позади Николы Гостунского»), ц. Рождества на Рву в Китай-городе). Реконструкция линий рвов требует особой выверенности. Планы города и тексты XVI-XVII вв. показывают, что 2 внешние стены М. в кон. XVI в. имели рвы, по крайней мере местами. Глубокий и правильный «окоп» непосредственно вдоль кольца деревянной стены Скородома обозначен на «Петровом чертеже» (1597) и связанном с ним позднем плане М. С. Мериана (1638), а также на рисунке к книге И. А. Массы «Краткое известие о Московии в нач. XVII в.» (напр., в Замоскворечье). Земляной вал со рвом 30-х гг. XVII в., проходивший снаружи Скородома, есть на чертежах к книге А. Олеария (Olearius A. Aussführliche Beschreibung der kundbaren Reyse nach Muscow und Persien. Schlesswig, 1663) и на карте Мейерберга с маршрутом посольства имп. Леопольда I в 1661-1662 гг. Остатки рва по линии Белого города видны только в его вост. части. Ров на участке между Неглинной и Москвой-рекой показан на ранних планах Смутного времени или эпохи Бориса Годунова и на зависевших от них более поздних: одни следуют образцу «Петрова чертежа», где ров вытянут, имеет разрывы для дорог вдоль всей вост. стены Белого города, на других видны лишь остатки рва. Окончательно ров исчезнет на карте Мейерберга. Общим для всех известных планов является отсутствие рва по Занеглименскому участку Белого города, включая подъем от Неглинной к Петровке и далее до Тверской.

Церкви Черниговских чудотворцев и Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. Черниговском пер. Фотография. 2016 г.
Церкви Черниговских чудотворцев и Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. Черниговском пер. Фотография. 2016 г.

Церкви Черниговских чудотворцев и Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. Черниговском пер. Фотография. 2016 г.
По линии Белого города укрепления были без рва («…перед валом снаружи рва нету» - Штаден Г. Записки немца-опричника / Сост. и коммент.: С. Ю. Шокарев. М., 2002. С. 23). Согласно рус. источникам, каменные стены Белого города ставили близ «Земляного вала», «Земляной осыпи», даже в 1585-1591 гг. Зачатьевский и Новодевичий мон-ри фигурируют с определением «за Земляным городом» (Ладанная книга 7093 (1585) г.- РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 198. Л. 102 об.- 103). Черту Белого города в сер. XVI в. косвенно обозначают границы распространения пожаров, отвод земель в опричнину в 1564 г., строительство Опричного дворца (1566). Для реконструкции линии рвов XIV-XV вв. вдали от Кремля ни письменные, ни археологические источники не дают оснований. Зато по мере приближения к городу рвы упоминают чаще, особенно при описании пожаров. Термин «ров» постоянно звучит в статьях о пожарах 1468 и 1472 гг. В летописях подробно описан путь огня ночного пожара 23 мая 1468 г., который начался от ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Мокрого), уничтожил все «поречье», включая Вострый конец до Васильевского луга, и 13 др. церквей: «вверх по рву за Богоявленскую улицу», далее мимо «Весяковых дворов» до ц. св. Иоанна «на пяти улицъ», оттуда же на Подол по Васильевский луг на Большую улицу, на Вострый конец и по реке («по Козму Дамиана на Вострой конец» - Симеоновская летопись // ПСРЛ. Т. 18. С. 219; см. также: Типографская летопись // Там же. Т. 24. С. 187). В описании пожара 20 июля 1472 г. рвом назван целый район. Так, Симеоновская летопись и Московский летописный свод упоминают «на рву» церкви Воскресенскую (ближе к Москве-реке) и Вознесенскую (на уровне Богоявленского мон-ря), а Типографская летопись - Рождественскую. Огонь шел в 2 направлениях и выжег как прибрежную полосу до Вострого конца, Васильевского луга и Кулишек, так и внутреннюю часть посада до тех же Кулишек. Видимо, названные в описаниях храмы стояли вдоль рва кремлевской стены (Симеоновская летопись // Там же. Т. 18. С. 242; Типографская летопись // Там же. Т. 24. С. 192; Московский летописный свод кон. XV в. // Там же. Т. 25. С. 242). Первый и главный, наиболее часто упоминаемый участок «на рву» - снаружи стены Кремля, на «приступе». Описания пожаров 2-й пол. XV в. не оставляют сомнения в том, что речь идет об одном и том же рве вдоль напольной стены Кремля XIV-XVII вв. (ее линия в юж. части не менялась со времени правления кн. Димитрия Донского до строительства новой крепости кон. XV-XVI в.). В кон. XV-XVI в. в связи с образованием плацдарма эти церкви, а вместе и топоним встречаются редко, но память о них сохраняется. С появлением Китай-города аналогичный топоним применяют для обозначения ряда церквей за новым рвом. В одном и том же описании пожара 1547 г. названы церкви: на «кремлевском» (Алевизовом) рву, на рву Китайгородском; Рождественский мон-рь (без указания «на рву»). На рву возле Кремля описаны также уцелевшие от пожара церкви Рождества Пресв. Богородицы и Рождества Христова в «граде» (т. е. в Китай-городе). Летописи используют традиц. топоним «ров» для части будущей Красной площади, за юго-вост. участком стены Кремля, где ров, видимо, существовал со 2-й пол. XIV в. Этот ров фиксирует топонимическая привязка к нему церквей со 2-й пол. XV в., сохраненная после строительства укреплений кон. XV - нач. XVI в. и превратившаяся в XVI-XVII вв. в устойчивый термин параллельно поздним названиям района (Пожар, Торг).

Особенности сложения сакральной топографии средневековой М.

К нач. XVI в. в текстах успели отразиться до 60 церковных престолов и 23 монастыря (подсчет М. В. Фехнер). К сер. XVII в. их общее число возрастает на порядок (в основном за счет церквей приходских и частновладельческих), приблизившись с учетом придельных церквей к 600 (!), а без них - к 400 объектам. На плане М., составленном А. В. Чаяновым по источникам XVII в., планам И. Ф. Мичурина (1739) и А. С. Хотева (1852-1853), учтены 222 храмовых престола, не считая кремлевских. Эта архаичная топография города сохранялась до пожара и разорения М. в 1812 г., когда одни храмы сгорели и более не восстанавливались, а другие были разобраны в 1813 г. после оценки нанесенного ущерба; т. о., 10-20-е годы XIX в. являются временем сокращения числа древних церквей в границах средневек. города.

I. Плотность храмового строительства - характерная особенность застройки города в XVII в., непривычная для позднейшей московской реальности. Ее демонстрируют, напр., уцелевшие от сносов 20-30-х гг. XX в. церкви в Черниговском пер. в Замоскворечье во имя Черниговских чудотворцев и в честь Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. Считающиеся уникальными для М., подобные парные храмовые ансамбли сохранились в Суздале и являются характерной особенностью этого города. Однако сосредоточение храмов в непосредственной близости друг от друга - типичная черта средневек. городов вообще и в большой степени столицы. В ранних Писцовых книгах М. достаточно часто встречаются примеры существования на одном церковном участке 2 храмов, каменного и деревянного. Несмотря на то что составители городских описей 1629 г. охватили только ту часть Белого города, к-рая пострадала от пожара 10 апр. 1629 г. (район Чертолья, Арбата, Б. Никитской и Тверской улиц), даже по этому фрагменту можно твердо установить, что здесь зафиксирована неизвестная нам исчезающая уже к сер. XVII в. традиция возведения парных храмов: «Церковь у Арбатцких ворот Бориса и Глеба камена, а другая была древяна згорела; а коло церквей по мере от каменой по сторожов двор полтретьи сажени, а до деревяново храму полтретьи ж сажени… а древяная церковь стояла стороною блиско мосту»; «Церковь Леонтия Ростовского чюдотворца камена, а другая была древяна згорела»; «Церковь Николы чюдотворца на Хлынове камена, да другая была древяна згорела…»; «Церковь Ильи пророка камена, да другая древяна згорела»; «Церковь камена Василья Кесарейского, что на большой Тверской улице, против Воскресенского монастыря, да другая церковь была древяна згорела» (Из истории Москвы. 1940. С. 206-208). Анализ источника показывает: во-первых, в районе, обследованном царскими писцами, деревянные церкви стоят у большинства каменных церквей; во-вторых, парных деревянных церквей на одном участке нет (речь идет именно о деревянных церквах при каменных); в-третьих, писцы не сообщают о посвящениях деревянных храмов - возможно, престолы деревянных церквей дублировали посвящения каменных храмов, но скорее это указание на то, что деревянные храмы не были самостоятельны и принадлежали к тому же приходу. Можно предположить, что деревянные церкви были теплыми и предназначались для богослужений в зимний период, соответственно в летнее время притч прихода служил в каменном храме. Сведений о парных храмах в Строельной книге 7165 (1657) г. уже нет, что, очевидно, свидетельствует об угасании данной традиции к этому времени. Вероятно, функции теплых деревянных церквей перешли к небольшим теплым приделам в каменных храмах, располагавшимся в трапезных,- их начали пристраивать в XVII в. к церквам, сооруженным в XV-XVI вв. Эта строительная тенденция, возможно, включала и комплекс антипожарных мер правительства царя Михаила Феодоровича, предпринятых после пожара 1629 г.

Москва к концу 17 в.
Москва к концу 17 в.

Москва к концу 17 в.
На одном участке (а иногда и в одном храмовом комплексе) стояли церкви, принадлежавшие разным владельцам. Показателен в этом отношении пример ц. Св. Троицы в Полях, находившейся в плотно населенной части города XVII в. Согласно Строельной книге 7165 (1657) г., на территории одного приходского храма находились домовые церкви разных владельцев: «У той же церки три престола приделаны вновь каменные во имя Пречистые Богородицы Одигитрея, Николы Чудотворца, Бориса и Глеба строенье боярина Михаила Михайловича Салтыкова… Да на той же Троицкой земле на кладбище поставлена церковь деревянная о имя Преп. Чудоторца Сергия, строенье столника князь Ивана Алексеевича Воротынского» (Забелин. 1891. Стб. 21). Приделы, построенные М. М. Салтыковым, примыкали непосредственно к ц. Св. Троицы, а храм И. А. Воротынского стоял отдельно, видимо с севера от нее. Подобные случаи не единичны и особенно характерны для плотно населенного Китай-города. Напр., ц. во имя святых Космы и Дамиана в Ст. Панех, известная с XVI в., к сер. XVIII в. «обросла» рядом дополнительных престолов, здания и причт к-рых находились на содержании владельцев ближайших дворов, представителей знатных семей Годуновых, Шеиных, купцов Ерофеевых (Баталов, Беляев. 2010. С. 81-83).

Существование на одном небольшом земельном участке частновладельческого ружного храма, выполнявшего роль домового для семьи донаторов, и приходской церкви привело к радикальным изменениям и многочисленным вариантам композиции храмового здания. Один из них - 2-этажное строение, иногда связанное переходом с двором донатора, при этом верхний храм может являться владельческим, расходы на содержание к-рого несет семья ктитора, а нижний - приходским, как было до 90-х гг. XVIII в. с Казанской ц.- домовым храмом семей Куракиных и Черкасских при древней ц. святых Космы и Дамиана на Маросейке.

Парные церкви, вероятно, возникали в ходе гос. храмостроительства на церковной земле приходского храма, которая затем делилась. Подобные смежные церковные участки встречаются в XVI в. не только на Посаде, но и в Загородье, к-рое было заселено значительно меньше, чем др. части города. На Кулишках граничили друг с другом земли церквей Всех святых, св. Параскевы Пятницы и святых Кира и Иоанна, при этом 2 последних храма находились в непосредственной близости друг к другу. Строительство ц. святых Кира и Иоанна скорее всего не было связано с нуждами владельцев дворов этой части Белого города, поскольку «избыточность» храмов на сравнительно небольшой территории стала ощущаться уже в сер. XVII в. Посвящение храмового престола святым Киру и Иоанну, к-рые почитались как безмездные врачи и целители, было достаточно редким для М.; возможно, храм поставили по обету, в благодарение, напр. за исцеление во время мора. Это посвящение могло также быть связано с находившейся неподалеку богадельней на Кулишках. Ее устройство относится к началу царствования Бориса Годунова, когда в 1599/1600 г. были «взяты изо Пскова к Москве из богадельны три старицы миряне устраивати богадельны по псковскому благочинию. И на Москве поставлены три богадельны: у Моисея пророка на Тверской улице богадельня, а в ней нищие миряне; да богадельна против Пушечново двора, а в ней инокини; да богадельна на Кулишках, а в ней нищие, женский пол» (Пискаревский летописец // ПСРЛ. Т. 34. С. 202).

II. Обетное строительство. Письменные источники позволяют определить зоны обетного строительства, а также причины появления церквей, мон-рей, кладбищ, отдельно стоящих крестов и часовен в тех или иных местах. Необъяснимые на 1-й взгляд группы таких объектов образуют своего рода зоны, их в М. довольно много. Это храмы, заложенные ex voto - в благодарение за избавление от нашествия иноплеменных на город и за победы, одержанные на полях сражений далеко за пределами М., а также за рождение наследников, в уповании на молитвенное заступничество их патрональных святых.

Характерно территориальное разделение великокняжеского и митрополичьего обетного строительства. В 1451 г., когда к М. подошел ордынский царевич Мазовша, митр. Иона основал храм в честь Положения риз Богородицы во Влахерне, «на своем дворе в полате, в едином угле в досках» (Забелин. 1902. С. 482). Палата находилась с зап. стороны Успенского собора; при перестройке митрополичьего двора при митр. Геронтии (1473-1489) там же была построена отдельно стоящая ц. Ризоположения. В 1459 г. после бегства войска Седи-Ахмета митр. Иона воздвиг у стен митрополичьего собора «церковь камену Похвалу пресвятыа Богородици, приделал к олтарю соборныа Пречистыа възле южных дверей» (ПСРЛ. 1859. Т. 8. С. 147; Т. 12. С. 112).

Иные места для строительства обетных храмов избирал вел. кн. Иоанн III. В 1471 г. военный поход на Вел. Новгород закончился битвой 14 июля на р. Шелони, положившей конец новгородскому суверенитету. В этот день чтится память ап. Акилы, церковь во имя этого святого и была возведена у боковых стен великокняжеской усыпальницы - Архангельского собора. В XVI в. традиции обетного строительства, связанного с воинскими победами, с возвращением под скипетр вел. князя его «отчины и дедины», реализуются за пределами Кремля, на берегу рва, защищавшего его с востока, со стороны посада. Эта зона, «на рву», стала впоследствии «меморативной». В 1514 г., после взятия Смоленска, здесь по повелению Василия III поставили обетный храм «святаго Спаса, происхождение честнаго креста Господня, и святых мученик Маковеи по плоти и учителя их Елеозара и матери их Соломонии, от реки поставлена на рве» (Владимирский летописец // ПСРЛ. Т. 30. С. 141). Ладанная книга 7127 (1619) г. указывает на существование еще одного придела у храма на рву - прав. Евдокима (Павлович. 1998. С. 161). Программа строительства храмов Василия III была традиционна: возведение церкви с престолами, посвященными святым и праздникам в воспоминание дней, когда произошли решающая битва или взятие города (напр., не только день взятия Смоленска, но и дни вступления в город и его капитуляции (31 июля и 1 авг.)). Заслуживает внимания гипотеза, согласно к-рой среди построенных «на рву» церквей были поставленные в память о чудесном избавлении М. от нашествия Мехмет-Гирея в 1521 г., когда слепая старица Вознесенского мон-ря увидела «умными очами» исходящих из града рус. святых, выносящих через Фроловские ворота Владимирскую икону Божией Матери и остановивших этот исход ради спасения преподобных Варлаама Хутынского и Сергия Радонежского; повествование включено во все офиц. летописи XVI в., напр. в Никоновскую (ПСРЛ. Т. 13(1). С. 40), а также в исторические сочинения (напр., в Степенную книгу царского родословия). Следующим «меморативным» храмом «на рву» стал собор в честь Покрова Пресв. Богородицы - главный памятник обетной программы после взятия Казани в 1552 г. В посвящениях его приделов - дни, отмеченные важными событиями Казанского похода: во имя святых Киприана и Иустины (2 окт., взятие Казани); во имя свт. Григория Просветителя (30 сент., взрыв под Арской башней и победа на Арском поле); во имя прп. Александра Свирского и к-польских святых Александра, Иоанна и Павла Нового (30 авг., битва с войском царевича Епанчи).

В М. существовали обычные и для др. городов обетные престолы, освященные в память избавления от пожаров, эпидемий и др. трагических событий местной истории. Их труднее выявлять, поскольку обстоятельства их появления описываются редко. Один из них - храм прп. Симеона Дивногорца, в день памяти которого чудесным образом остановился пожар 23 мая 1468 г., не тронув укрепленный город, Кремль (ПСРЛ. Т. 12. С. 120; Выголов. 1988. С. 64). Поставление храма за границами посада того времени, в районе ул. Покровки, вероятно, не случайно. Еще в кон. XV в. здесь находилась великокняжеская загородная усадьба с ц. св. кн. Владимира, садами и конюшнями.

Сложными для истолкования сакральной топографии участками М. были те, где образовался конгломерат плотно расположенных друг к другу церквей, нередко связанных в развитии своей среды с обетным строительством. К таким участкам относится, напр., т. н. Угол - участок крепости Китай-города в районе угловой башни. Возможно, в ландшафте будущий «церковный угол» города был заложен изначально: еще до строительства крепости этот участок входил в состав урочища Вострый конец. Судя по описаниям пожаров 2-й пол. XV - сер. XVI в., так называли прибрежную полосу, тянувшуюся от ц. в честь Зачатия прав. Анны до Васильевского луга. Ближе к Васильевскому лугу стояли еще 2 известные уже в XV в. церкви - святых Космы и Дамиана (возможно, как и церковь с тем же освящением на Покровке, была построена по обету за избавление от эпидемий) и Воздвижения Креста Господня на Востром конце. Если после возведения укреплений Китай-города ц. Зачатия прав. Анны на Востром конце оказалась внутри крепости, а именно в угловой части, образованной восточной и южной стенами, то храмы Воздвижения Креста Господня и святых Космы и Дамиана остались за ее пределами (обе сгорели при пожаре в 1547). Согласно Ладанной книге за 1629 г., в том году была освящена новая ц. «Николы за Зачатьем в углу» с приделом во имя вмц. Ирины (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 408. Л. 20; 1630 г.: «к Царевнину Ангелу к Мученице Ирине что в пределе у Николы за Зачатьем в углу» - Там же. Л. 99; 1638 г.: «царевнина Иринина Ангела Михайловны, что в приделе Николы Чудотворца» - Переписная книга г. Москвы 1638 г. 1881. Стб. 2, 4). Эти упоминания позволяют связывать основание придела во имя вмц. Ирины с рождением в 1627 г. 1-й дочери царя Михаила Феодоровича и т. о. относить создание Никольского храма с этим приделом ко времени после этой даты (что подтверждают и письменные источники, не упоминавшие ранее ц. свт. Николая Чудотворца в Углу и ее придел; храм с приделом просуществовал до кон. XVIII в.). На обетный характер строительства указывает тот факт, что ни у ц. свт. Николая в Углу, ни у придела вмц. Ирины в отличие от храма Зачатия прав. Анны не было приходских дворов. Выбор места для обетного государева храмостроительства в незастроенной части города рядом с храмом, стоящим у городской стены, видимо, был обусловлен недалеко стоявшим храмом в честь Зачатия прав. Анны, посвящение которого соответствует молению о чадородии.

Начало царствования Михаила Феодоровича было связано с прославлением нового святого - прп. Макария Желтоводского. Первый посвященный ему храм в М. был поставлен в 1619 г. у вала, внутри крепости Белого города, рядом с каменной ц. Всех святых. Местоположение этого каменного храма было зафиксировано в его названии - «на Валу», «на берегу», «в валу, у Алексеевской башни», «на Валу... каменная». Рядом с ним, как указывает Писцовая книга 1629 г., была поставлена деревянная ц. во имя прп. Макария Желтоводского - 1-я с подобным освящением престола (Из истории Москвы. 1940. С. 204). Причины выбора места для сооружения храма во имя почитаемого в царской семье святого неясны: ни мощи святого, ни его икона в М. не были привезены и возле храма Всех святых их не встречали. Возможно, здесь сыграло роль посвящение ц. Всем святым, т. е. всему сонму явленных и неявленных святых, к к-рому был причтен новый рус. чудотворец. Отметим еще, что и ц. прп. Макария, и ц. свт. Николая с приделом вмц. Ирины были поставлены возле укреплений, на границе посадской застройки.

Место церквей, поставленных по обету за рождение великокняжеских детей, оказывается в пределах «великокняжеских» зон и определено локацией др. «меморативных» храмов. Приделы, посвященные патрональным святым детей кн. Иоанна Калиты,- прежде всего это приделы святых Симеона Столпника и Андрея Критского - могли появиться еще до эпохи вел. кн. Димитрия Донского в Архангельском соборе, главном родовом храме «князей варяжских царствующей ветви», возможно единственном тогда на великокняжеском дворе. Они известны в XVI-XVII вв., но могли находиться еще в храме времени кн. Иоанна Калиты. Систематизация достоверных сведений о строительстве храмов во имя небесных покровителей вел. князей и членов их семей показывает, что их сооружают преимущественно вне Кремля, по крайней мере со времени правления вел. кн. Иоанна III, к-рый был крещен во имя свт. Иоанна Златоуста, а по дню рождения имел покровителем ап. Тимофея. Вел. князь избрал уже существовавший в Загородье, недалеко от его загородного двора, Златоустовский мон-рь, «бе же изначала церковь гостей Московьских строение» (Сокращенный летописный свод 1495 г. // ПСРЛ. Т. 27. C. 354). С эпохи вел. кн. Василия III зоной строительства патрональных храмов становятся загородные дворы в Коломенском, а затем в Дьякове (ц. Усекновения главы св. Иоанна Предтечи). Зоны обетного царского и великокняжеского строительства помимо загородных усадеб сосредоточиваются также в мон-рях (при явном тяготении патронального строительства к ним).

В то же время отчетливо выделяется тенденция к сооружению обетных церквей у почитаемых городских храмов или к установлению особого царского патроната над уже существующими при совпадении имени с именем царского небесного покровителя. Обетный царский храм обычно включали в уже сложившуюся сакральную топографию. Выбор точек для «государственных» ружных храмов был обусловлен почитанием определенных престолов и особым вниманием к памяти святого, к празднику или памятному месту, характерным для времени царствования, или уже сложившейся традицией строительства обетных храмов в конкретной зоне. Примером такого развития сакральной зоны является история приделов собора Покрова на Рву. Невзирая на различия в обстоятельствах, при строительстве на земельных владениях одного храма др. церквей можно заметить общую черту - новая церковь всегда оказывается ружной, все равно какой, частновладельческой или государственной. Прекращение руги для такого храма часто приводило к упразднению престола. Другая закономерность - размещение частновладельческих храмов на ближайшем церковном участке, даже несмотря на сокращение свободного пространства последнего. За этим явлением стоит определенный правопорядок, согласно которому вкладчик, живущий в приходе, может поставить новый храм на приходском церковном участке. Обилие таких храмов на одном участке зависит от плотности заселения места состоятельными прихожанами, что позволяет локализовать подобные части города.

То же происходит и с т. н. государственными ружными храмами, которые строят в определенных частях города и так же рядом с уже сложившимися сакральными центрами. Выбор места для их возведения диктуют временные предпочтения: почитание определенной церкви или сформировавшаяся традиция строительства обетных храмов на конкретной территории. Напр., на плане кон. XVIII в. зафиксирована уникальная для М. градостроительная ситуация: в непосредственной близости стоят 3 практически идентичных по размеру каменных храма: 2 параллельно на небольшом расстоянии друг от друга, а восточнее, в створе между ними,- 3-я церковь. Храмы были построены в связи с необходимостью учредить подворья 3 епископов - Вятского, Псковского и Коломенского. Для этих целей был выделен, видимо, выморочный двор Б. В. Приклонского, на котором, согласно царскому указу от 17 февр. 1672 г., и были поставлены храмы (Токмаков. 1889. С. 1-6). Судя по росписи строительных материалов, храмы были одинаковы не только по размерам, но, видимо, и по структуре: стояли на подклетах («нижние житья») и имели паперти. Ц. во имя свт. Николая Чудотворца принадлежала Вятскому подворью, ц. в честь Тихвинской иконы Божией Матери - Коломенскому, ц. во имя прп. Варлаама Хутынского строилась для Псковского подворья, но в связи с рождением царевны Наталии Алексеевны 22 авг. 1673 г. была освящена во имя мучеников Адриана и Наталии. Все 3 храма оставались до времени их разборки бесприходными и числились в приходе ц. во имя св. архидиак. Евпла.

Нек-рые престолы даже для великих святынь обретали место не сразу. Чудотворный образ Пресв. Богородицы «иже в Казани» «странствовал» по М. ок. четверти века, прежде чем был помещен в специально построенный собор в сев. углу Красной пл. (см. ст. Казанский в честь Казанской иконы Божией Матери собор на Красной площади в Москве). Он составляет антитезу Покровскому собору на юж. оконечности той же площади; историкам трудно было поверить, что столь важный для москвичей церковный памятник не имеет предшественников, его поставили на свободном участке.

III. Стрелецкие слободы - особые зоны церковного строительства в М. В этих рационально размещенных и единообразно распланированных поселениях, неразрывно связанных с военным бытом, отразились общие черты гос. устроения М. Храмы в этих слободах, как и сами слободы, появились не вследствие естественного развития города, а, подобно обетным храмам, в связи с влиянием государства на городскую жизнь. Воинские, или стрелецкие, храмы - специфически московская черта сакральной топографии - были построены позже, чем церкви черных слобод, и раньше прекратили свое существование, поскольку были связаны с особенностями войсковой организации. Обязательное наличие таких храмов в каждой слободе было характерной чертой этих поселений. Указ о формировании постоянной многочисленной «огневой» пехоты с компактным поселением в М. относится к 1550 г. Первое поселение подобного рода, по упоминанию в Русском хронографе, «выборных стрелцов и с пищалей 3000 человек» по велению царя разместилось в «Воробьевской слободе» (ПСРЛ. Т. 22. Ч. 1. С. 532). Полагают, что первые слободы возникли за границами каменных укреплений, за стенами Кремля и Китай-города. При Иоанне IV Грозном был частично занят плацдарм Кремля за р. Неглинной: часть его между Боровицкими и Троицкими воротами отошла под Стрелецкую слободу и под Аптекарский сад. Эту слободу локализуют у Боровицких ворот, уточнить помогает название церкви - «Никола Стрелецкий у Боровицкой решетки». Другая Стрелецкая слобода была расположена в начале Тверской, напротив ворот Китай-города (позже известны как Воскресенские). Здесь поселили стрельцов 1-го по статусу Стремянного полка (Сытин. 1950. С. 57). Еще одна Стрелецкая слобода находилась в начале Покровки, напротив Ильинских ворот: ее точное положение зафиксировано на плане 16 авг. 7178 (1669) г. ул. Покровки из дела Разрядного приказа о встрече польских и шведских послов (Беляев И. С. Ильинская ул. в Китай-городе, и Покровская в Белом каменном, в 1671-1672 г., с планом и описаниями // Старая Москва. М., 1912, 1993р. Вып. 1. С. 14). В сер. XVI в. стрельцов селили в Замоскворечье, которое уже в то время называли Стрелецкой слободой (С. Герберштейн, Штаден, Петрей). Гл. обр. стрелецкие слободы заняли «всполья» между линией Климентовского переулка и позднейшим Садовым кольцом (Сытин. 1950. С. 55).

Церковь Рождества Пресв. Богородицы в Бутырской стрелецкой слободе. 1682–1684 гг. Фотография. 1888 г.
Церковь Рождества Пресв. Богородицы в Бутырской стрелецкой слободе. 1682–1684 гг. Фотография. 1888 г.

Церковь Рождества Пресв. Богородицы в Бутырской стрелецкой слободе. 1682–1684 гг. Фотография. 1888 г.
Размещение стрелецких слобод вне Белого города, вероятно, происходило уже в кон. XVI в., после строительства каменных укреплений Белого города. Одна из первых известных по летописи слобод находилась за Арбатскими воротами Белого города. Под 1600 г. в Пискаревском летописце упоминается существование др. стрелецких слобод в Земляном городе. Об устройстве стрелецких слобод вблизи проездных ворот крепостей позволяют судить описания в летописи уличных боев в М. весной 1611 г. Поляки, начавшие резню в Китай-городе, а затем на Тверской ул., не смогли преодолеть Тверские ворота: «их не пропустиша, что быша тут слободы стрелецкие» (ПСРЛ. Т. 14. С. 108). Более точные сведения о числе и местоположении стрелецких слобод есть в переписных книгах Москвы 1638 и 1665-1676 гг., а также в Строельной книге 1657 г. На основании сопоставления разных источников С. К. Богоявленский определил в Белом городе 4 стрелецкие слободы, в Земляном (включая Заяузье) - 16, в Замоскворечье - 7 (Белокуров С. А. Планы г. Москвы XVII в. М., 1898. С. 55). Стрелецкая слобода в районе Якиманской ул. находилась рядом с ц. св. Иоанна Воина, где были расположены дворы 2 стрелецких приказов, Д. И. Логовчина и Б. С. Корсакова. Небольшие дворы стрельцов приказа Логовчина окружали ц. Благовещения Пресв. Богородицы (ныне более известна по приделу св. Марона). На нек-рых участках Земляного города сохранилось характерное для слобод членение городской территории на вытянутые вдоль вала узкие кварталы, разделенные частыми параллельными переулками. Это особенно заметно на правом, вост. берегу Неглинной (начиная от вала: Б. Сухарев, Мясной (ныне Последний), Б. Головин, Пушкарёв, Б. Сергиевский, Колокольников и Печатников переулки). Их можно рассматривать как рудимент планировки находившихся на этом участке 3 слобод: 2 военных, Пушкарской и Стрелецкой, и одной черной, Панкратьевской. В Белом городе известна лишь одна церковь, прямо связанная со стрельцами,- уже упоминавшаяся ц. свт. Николая Чудотворца («Никола Стрелецкий у Боровицкой решетки»), стоявшая у края плацдарма напротив Боровицких ворот. Эта одна из самых старых церквей была построена, вероятно, в слободе Стремянного полка. С этим же полком связана ц. во имя св. Феодосия на Лубянке в Белом городе (сер. XVI или нач. XVII в.), она не упомянута в Переписной книге московских дворов 1620 г., но отмечена в Переписных книгах М. 1638 г.: «Церковь Федосей Великий у Стрелецкой слободы, что у Пречистой Богородицы Гребневской» (Переписная книга г. Москвы 1638 г. 1881. Стб. 129). В середине столетия ее начали отстраивать в камне, при этом сохранился деревянный храм, в котором продолжалась служба, как рассказывается в Строельной книге 1657 г. Участок ц. св. Феодосия и кладбище при ней находились рядом с участком ц. в честь Гребневской иконы Божией Матери; храм был разобран в связи с упразднением Стрелецкого войска и строительством земляных укреплений при имп. Петре I. Церкви Успения на Бору, Гребневской иконы, Успения Пресв. Богородицы в камне могли построить в 40-50-х гг. XVI в., если судить по кирпичу, черепице и конструкции свода зданий. Среди бесстолпных храмов с крещатым сводом ц. Гребневской иконы Божией Матери занимает особое место. По характеру плана (удлиненный алтарь, дополнительное прясло на стенках боковых апсид) она ближе к постройкам 1-й трети XVI в.- церквам Иоанновского мон-ря, прор. Илии в с. Ильинском Красногорского р-на, Благовещения в Погосте, прор. Илии в Ветошном ряду, Благовещения на Ваганькове. Однако размер кирпича (4,5×11×22 см) характерен для московского строительства 50-60-х гг. XVI в. и свидетельствует о приспособлении для нужд нового стрелецкого населения уже существовавшей в Белом городе ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы, давшей название ул. Покровке. Она стояла на месте мон-ря, основанного вел. кн. Иоанном III и известного как Покровский в Ст. Садех. Мон-рь был упразднен и выведен за пределы Белого города, а церковь обращена в приходскую, после расселения здесь стрельцов она стала их приходской.

В Земляном городе отмечено многообразие вариантов, по к-рым устраивали стрелецкие церкви, приспосабливая для новой паствы уже существовавшие храмы, как в Белом городе. Церковь древнейшего московского мон-ря, Николо-Драчевского, была обращена в стрелецкую и впосл. перестроена в кирпиче на стрелецкие деньги в ц. свт. Николая Чудотворца (Никола в Драчах). В основном храмы были новыми. По 2 церкви строили и в других стрелецких приказах, напр., одновременно с ц. Рождества Пресв. Богородицы в Кудрине в Стрелецкой слободе приказа Ивана Ендагурова (Ендаурова) «Рождества Христова, что на Москве, за Белым городом, за Смоленскими вороты в Иванове приказе Ендоурова» (Невоструев. 1869. № 196. С. 44). В 1657 г. существовала и деревянная церковь «Софеи Премудрости Слова Божия, что подле Земляного города, стоит без пения», «что в Стрелецкой слободе в Иванове приказе Ендаурова» (Строельная книга. 1891. Стб. 174).

IV. Топография храмов Стрелецких слобод. В юго-зап. части Земляного города находилась ц. Св. Троицы в Зубове, известная как «в Стрелецкой слободе в Иванове приказе Зубова» «за Чертольскими вороты» (Невоструев. 1869. № 129. С. 33), «каменная… в Стрелецкой слободе, в Иванове Приказе Зубова» (Строельная книга. 1891. Стб. 150), «за Белым городом, в Стрелецкой слободе, в Зубове приказе» (Невоструев. 1869. № 188. С. 43). Вверх по линии вала находится ц. Св. Троицы на Арбате (в Плотниках). Как и церкви свт. Николая в Грачах (Драчах) и Покрова Пресв. Богородицы на Покровке, она первоначально имела др. приход: в 1-й трети XVII в. это был храм Плотничей слободы («За Орбацкими вороты слобода Плотничья, а в ней у Живоначальныя Троицы да у Николы Чудотворца» - ПКМ 1638 г. Стб. 212), но позже здесь появляются стрельцы. В 1657 г. ц. Св. Троицы описана уже в «Стрелецкой слободе, в Левонтьеве приказе Озарьева» (Строельная книга. 1891. Стб. 167). На др. стороне Арбата находится стрелецкая церковь «Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, что в Стрелецкой слободе, в Тимофееве приказе Полтева» (Там же. Стб. 168), известная позже как храм Спаса на Песках. Ближе к центру, на той же стороне Арбата, в следующем квартале, отделенном от ц. Спасо-Преображения переулком, была др. стрелецкая каменная церковь, во имя Трех святителей, Петра, Алексия и Ионы, Московских чудотворцев, «что в Стрелецкой слободе, в Степанове приказе Коковинского» (Там же. Стб. 170; ее иногда называли «за Смоленскими вороты, в Стрелецкой слободе» (Невоструев. 1869. № 270. С. 55)). За Арбатом, на западе Земляного города, находились упомянутые церкви в приказе Ендагурова - Рождества Пресв. Богородицы и Софии Премудрости Божией. Севернее, у Тверских ворот,- ц. Благовещения Пресв. Богородицы, известная как «за Тверскими вороты, в Стрелецкой слободе» (Строельная книга. 1891. Стб. 186). Ближе к Неглинной стояла деревянная церковь «Климонта, папы Римского, что за Петровскими вороты, в Стрелецкой слободе» (Строельная книга. 1891. Стб. 188), позднее престол этого храма стал придельным в ц. «Знамение» Пресв. Богородицы, существующей и поныне за Петровскими воротами, выстроенной в 1679-1680 гг. стрельцами приказа Н. И. Колобова. За этим храмом, ближе к Земляному валу, находилась церковь др. стрелецкого приказа - «деревянная Николы Чюд, а другая каменная недовершена, что в Стрелецкой слободе, в Семенове приказе Писарева» (Строельная книга. 1891. Стб. 192). Эта церковь известна также как ц. свт. Николая Чудотворца, «что на Песках, в Семенове приказе Скорнякова Писарева» (30 окт. 7168 г.- Невоструев. 1869. № 179. С. 42). Каменная церковь, к-рая строилась в 1657 г. рядом с ц. свт. Николая Чудотворца, впосл. стала известна как ц. Преображения Господня на Песках за Петровскими воротами.

Церковь Св. Троицы в Листах. 1657–1666 гг., 1680 г. Фотография. 2015 г.
Церковь Св. Троицы в Листах. 1657–1666 гг., 1680 г. Фотография. 2015 г.

Церковь Св. Троицы в Листах. 1657–1666 гг., 1680 г. Фотография. 2015 г.
На др. берегу Неглинной, в конце Трубной ул., находилась упоминавшаяся ц. свт. Николая Чудотворца в Грачах (Драчах), состоявшая в 1657 г. в Стрелецком приказе Василия Пушечникова, а в том же квартале на левой стороне Сретенской ул. была ц. Св. Троицы того же приказа, более известная как ц. Св. Троицы в Листах. Через квартал от нее, в параллельном Сретенке Уланском пер., находился храм свт. Николая Чудотворца. В сер. XVII в. он был известен как «церковь деревянная Николы Чюдотворца Дербинского, бывало в Стрелецкой слободе, что на Олховце» (Строельная книга. 1891. Стб. 201). В 70-х гг. XVII в. эта кирпичная церковь была приходской для стрельцов приказа Семена Грибоедова (Материалы. Ч. 2. Стб. 354), к-рыми, вероятно, она и была построена. Восточнее Ольховца, ближе к Яузе, в 2 слободах стояли 2 церкви: одна, известная как «деревянная Покрова Пречистые Богородицы, что на Воронцовском поле, в Стрелецкой слободе» (Строельная книга. 1891. Стб. 212), вскоре стала каменной; другая, во имя свт. Николая Чудотворца, была ближе к Земляному валу и числилась в «Абрамове приказе Лопухина».

Церковь свт. Николая Чудотворца в Пыжах (Благовещения Пресв. Богородицы). 1672–1691 гг. Фотография. 2012 г.
Церковь свт. Николая Чудотворца в Пыжах (Благовещения Пресв. Богородицы). 1672–1691 гг. Фотография. 2012 г.

Церковь свт. Николая Чудотворца в Пыжах (Благовещения Пресв. Богородицы). 1672–1691 гг. Фотография. 2012 г.
В Замоскворечье, в самом старом поселении стрельцов, до наст. времени сохранились свидетельства о 4 построенных в приказах храмах. Церковь Благовещения Пресв. Богородицы существовала с 1635 г. на месте ц. свт. Николая Чудотворца в Пыжах, была известна как находящаяся «в Стрелецкой слободе в Васильеве приказе Философова» (Строельная книга. 1891. Стб. 272). Уже во 2-й пол. XVII в. здесь находился приказ Б. К. Пыжова. При его командовании полком храм был построен из кирпича и стал известен по придельному Никольскому престолу. Примерно на одной линии, параллельной Земляному валу, были сооружены др. церкви: на Б. Якиманке - ц. апостолов Петра и Павла, «что в Стрелецкой слободе в Иванове приказе Полтева» (Там же. Стб. 268), на Пятницкой - ц. Живоначальной Троицы, «что у Серпуховских ворот, что в Стрелецкой слободе в Иванове приказе Монастырева» (Там же. Стб. 271), к-рая в 30-х гг. XVII в. еще считалась храмом стрелецкой слободы «в Алексееве приказе Мещеринова» (Забелин. 1884. Ч. 1. Стб. 897), а утвердившийся позже топоним «в Вишняках» связан с именем командира размещенного здесь полка Матвея Вешнякова (Писцовая книга 7187, 7188 и 7189 гг. // Забелин. 1891. Ч. 2. Стб. 364).

V. Размещение мон-рей для истории сакральной топографии М. имеет особое значение, поскольку в большинстве своем они включены в живую основу города. Монастырские стены - это прежде всего символические ограды, призванные выделить, замкнуть, наглядно и зримо оградить от окружающей мирской жизни священный участок, на к-ром строится подобие Небесного Града (см. ст. Крепость). В научный оборот идея мон-рей-«сторожей» вошла благодаря книгам П. В. Сытина, использовавшего архив М. И. Александровского в ОПИ ГИМ, и Н. И. Фальковского, в работе к-рого московские мон-ри (и городские, и загородные) были представлены как единая система обороны. В ранней М. единственная кирпичная ограда мон-ря, возможно, существовала в Симонове мон-ре (с 3-й четв. XV в.?). С сер. XVII в. 3 загородных монастыря (Симонов, Новодевичий, Новоспасский) учитывают в разрядных списках и направляют туда гарнизоны в случае нашествия; в Симонове и Новоспасском мон-рях строят новые стены с боевыми башнями.

В М. окрестные мон-ри во время войны были угрозой для города, что и проявилось в период Смуты, когда наиболее пригодные для защиты обители пытались использовать, пусть и не особенно успешно, и осаждавшие, и оборонявшие город. Затронувший проблему мон-рей как фортификационных сооружений П. А. Раппопорт точно подметил особенность расстановки ранних мон-рей вне М. Они возникали далеко от крепости, ниже по течению реки на юг и юго-восток, а не для того чтобы прикрыть Кремль с напольной площадки, со стороны вероятного приступа. Расположенные в 4-5 верстах пригородные мон-ри не могли оказать существенной помощи городу, наоборот: их упорная оборона оттянула бы значительную часть сил. Временные полевые укрепления, подвижные или стационарные, играли огромную роль в тактике русских. Не пытался опереться на мон-ри в битве с Девлет-Гиреем на подступах к М. при Молодях и кн. М. И. Воротынский в 1571 г. Он построил временные укрепления и передвижную деревянную крепость «гуляй-город», к-рая и спасла армию. Так же поступили рус. военачальники в 1591 г. в случае с Даниловым мон-рем при отражении набега войска Казы-Гирея. Этот древнейший существующий с рубежа XIII и XIV вв. мон-рь Московского княжества никакой роли в обороне города XIV - 1-й пол. XVI в. играть не мог, поскольку к концу правления Иоанна Калиты пришел в упадок и был восстановлен только в 50-х гг. XVI в. После Смутного времени он также не был пригоден для защиты города, об укреплении сгоревшего в 1610 г. Данилова мон-ря долго не заботились. Авторы, писавшие о подмосковных обителях как «последних рубежах обороны», плохо представляли состояние городской обители не только в XVI, но и в XVII в. Так, стоявший на высоком берегу р. Рачки Иоанновский мон-рь согласно описанию 1676/77 г. был практически неукреплен.

Мон-ри М. разнородны по происхождению: внутри Белого города довольно много бывших когда-то богаделенных; вотчинные, основанные для молитвенного поминовения знатного рода рядом с дворами ктиторов, напр. вотчинные мон-ри бояр Захарьиных-Юрьевых (Романовых) - Георгиевский, Никитский, Знаменский. Все городские мон-ри находились на северо-западе, севере и северо-востоке Белого города, у его проездных ворот (Сретенский, Рождественский, Высокопетровский), т. е. в менее опасной зоне города, чем его юго-вост. часть. Разрядные книги называют мон-ри, имевшие серьезные укрепления, на роль «сторожей» могли претендовать только 3 загородных мон-ря: Симонов, Новодевичий, Новоспасский.

Рядом с мон-рем почти одновременно мог возникнуть его «двойник» (пример - 2 Симоновых мон-ря). Обитель могла на время оскудеть, и неясно, на прежнем ли месте ее восстановили (так произошло с Даниловым мон-рем). Иногда мон-рь вполне официально менял место: в кон. XV в. Спасский мон-рь из Кремля перевели в район Крутицы, так что его начали называть «Спас на Новом» (Новоспасский); это единственный документально зафиксированный случай перевода мон-ря из одной части средневек. города в другую. В сер. XIX в. с берега уже засыпанного ручья Черторый перенесли в район с. Красного Алексеевский мон-рь (он также получил к названию определение «Новый»). Оба случая переноса мон-рей связаны со строительством: в кон. XV в. итал. архитекторы возводили в Кремле дворец, а в XIX в. в бывш. Чертолье строили храм Христа Спасителя. В истории московских обителей известно о существовании на разных местах 2 мон-рей одинакового посвящения, во имя Усекновения главы св. Иоанна Предтечи, и с одним топонимом природного происхождения - «под Бором».

Надгробные плиты некрополя Высокопетровского мон-ря. XV–XVI вв. Фотография. 2014 г.
Надгробные плиты некрополя Высокопетровского мон-ря. XV–XVI вв. Фотография. 2014 г.

Надгробные плиты некрополя Высокопетровского мон-ря. XV–XVI вв. Фотография. 2014 г.
Крутицкое подворье. Фотография. 2015 г.
Крутицкое подворье. Фотография. 2015 г.

Крутицкое подворье. Фотография. 2015 г.
В хорошо изученных и предположительно древних мон-рях археологические слои, некрополи и памятники сопоставимы по возрасту с известными по письменным источникам сведениями. В Богоявленском мон-ре древнейшие находки относятся к кон. XII-XIII в., следы 1-го христ. некрополя - ок. XIII - нач. XIV в. и сохраняются до нач. XV в., 1-й каменный храм - к кон. XIV - 1-й трети XV в. Материалы из Высокопетровского мон-ря подтверждают тот факт, что его 1-й каменный храм построен в 10-х гг. XVI в. и что ему предшествовал некрополь, к-рый был сооружен не ранее XV в. На территории бывшего Андроникова мон-ря были случайно обнаружены остатки монастырского кладбища, к-рое было образовано ранее возведения каменного собора и может восходить ко 2-й пол. XIV в. Все эти мон-ри имеют археологические подтверждения времени возникновения и доказательства «неподвижности»: они стоят там же, где были основаны. Связь мон-рей с местностью и топонимом, посвящение престолов и коррекция их определялась историческими изменениями, к-рые становятся понятными только при учете всей совокупности обстоятельств и анализа множества сложных, противоречивых источников. Одним из главных факторов, определявших размещение мон-рей в М., был символико-мемориальный. Места расположения ряда обителей приурочены к крупным историческим событиям городской жизни: Сретенский мон-рь построен на месте встречи Владимирской иконы Божией Матери, Донской мон-рь - на месте выигранной битвы 1591 г. Возникновение обителей было связано с возможностями ктитора: в зонах княжеского и боярского землевладения - с их дворами и крупными владельческими селами (Иоанновский под Бором на Кулишках), с удобством места (в т. ч. для выполнения социальных функций). Др. мон-ри заняли участки земли вблизи дворов ктиторов, на средства которых были образованы; благодаря этому монастырские локусы отражают историю землевладения, служат указателями зоны княжеских и боярских дворов, садов и сел. Эта же связь отчасти определила размещение мон-рей у дорог (особенно на их перекрестках), у городских ворот и рынков, бродов, мостов, перевозов и т. п.; вблизи этих пунктов они могли выполнять и особые социальные функции.

Не наблюдается устойчивой тенденции в размещении и перемещении мон-рей, к-рую можно было бы связать с ростом города и топографией городских укреплений. Растущий город обходит места уже существующих обителей, включая и те, что были за городом. Среди удаленных от города мон-рей XIV в. гораздо больше обителей, к-рые оставались на своем месте, чем перемещавшихся: Высокопетровский, Андроников, все Крутицкие (Крутицкая митрополия, оба Симоновы). Еще более устойчивым было расположение мон-рей, основанных в кон. XV в. и позднее, особенно если они находились под покровительством вел. князя,- таких, как Новоспасский, Новодевичий, Донской. Монастырь могли возродить как на прежнем месте (Данилов мон-рь), так и на ином, при этом довольно часто сохраняли посвящение основного соборного престола (Новоспасский мон-рь; в позднее время - Алексеевский), хотя это не стало обязательным принципом. Так, главный храм в Даниловом мон-ре и саму обитель в XVI-XVII вв. официально именовали «дом Святых отцов Седми Вселенских соборов». Известную сложность в расстановку мон-рей на исторической карте города вносит и то, что иногда они могли иметь 2 двора: собственно монастырский вне города и осадный двор (подворье) внутри стен. Конечно, это более свойственно немосковским обителям (подворье Троицкого мон-ря в Кремле с ц. в честь Богоявления), но не исключено и для городских территорий. Судя по размещению в течение ок. 30 лет (с 1540/50 по 1571/83) 2 соседних монастырских территорий с одинаковым именованием «Алексеевский» за Чертольем на Остоженке и внутри будущего Белого города, эти места были организационно единым целым. Важнейшим связующим звеном между старым и новым монастырями становились захоронения основателей обителей, остававшиеся на месте даже в том случае, если их прославляли как святых и открывали их мощи: в Даниловом мон-ре - мощи св. кн. Даниила Московского, в Зачатьевском - почитавшиеся не позже чем с 80-90-х гг. XVI в. места погребения сестер свт. Алексия, митр. Московского, преподобных Иулиании и Евпраксии.

Арх.: ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 424. Д. 5; Миронова В. Г. Свод памятников археологии г. Москвы. М., 1980 // Архив отд. Археол. карт и сводов ИА РАН.
Лит.: Доленга-Ходаковский З. Я. Донесение о первых успехах путешествия в России… из Москвы 13 липца 1822 г. // Рус. ист. сб. / ОИДР. М., 1844. Кн. 7. С. 1-378; Снегирев И. М. Москва: Подробное ист. и археол. описание города. М., 1865. Т. 1; Невоструев К. И. Запись о ставленниках моск. церквей 1645-1666 гг.: Мат-лы для описания моск. церквей. М., 1869; Саблин М. А. Список курганов Московской губ. // Изв. Об-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1879. Т. 35. Ч. 1. Вып. 2. С. 185-188; Переписная книга г. Москвы 1638 г. М., 1881; Переписные книги г. Москвы 1737-1745 гг. М., 1881. Т. 1: Переписная книга г. Москвы, сост. в 1738-1742 гг.; Переписи моск. дворов XVII ст. М., 1896; Токмаков И. Ф., сост. Сб. мат-лов для VIII Археол. съезда в Москве. М., 1889. Вып. 2: Московская губ. и ее святыни: История, археология и статистика; Забелин И. Е. Мат-лы для истории, археологии и статистики г. Москвы. М., 1884. Ч. 1; 1891. Ч. 2; он же. Изыскание о древнейшем, первоначальном поселении Москвы // Тр. VIII Археол. съезда в Москве, 1890. М., 1897. Ч. 3. С. 1-12; он же. История г. Москвы. М., 1902. Ч. 1; Строельная книга церк. земель 7165 (1657) г. // Забелин И. Е. Мат-лы для истории, археологии и статистики г. Москвы. М., 1891. Ч. 2. Стб. 1-276; Моск. церковная старина: Тр. комиссии по осмотру и изучению памятников церк. старины г. Москвы и Моск. епархии / Ред.: А. И. Успенский. М., 1904-1911. Т. 1-4; Анучин Д. Н. Доисторическое прошлое Москвы // Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1909. [Т. 1]. С. 26-53; Извеков Н. Д., прот. Московские Кремлевские дворцовые церкви и служившие при них лица в XVII в.: Церк.-ист.-археол. исслед. М., 1906. (Моск. церк. старина; 2); Бартенев С. П. Московский Кремль в старину и теперь. М., 1912-1916. 2 кн.; Миллер П. Н. Московский мусор // Московский краевед. М., 1928. Вып. 3. С. 9-16; Арциховский А. В. Курганы вятичей. М., 1930; он же. Основные вопросы археологии Москвы // МИА. 1947. Вып. 7. С. 7-22; Бадер О. Н.,Талицкий М. В. и др. Работы на строительстве канала Москва-Волга: Археол. памятники // Археол. работы Академии на новостройках в 1932-1933 гг. Л., 1935. [Ч.] 1. С. 39-65. (Изв. ГАИМК; 109); Коробков Н. М. Метро и прошлое Москвы: Очерки геологии, истории и археологии Москвы. М.; Л., 1935, 19382; По трассе 1-й очереди Моск. метрополитена им. Л. М. Кагановича: Архивно-ист. и археол. работы академии в 1934 г. М.; Л., 1936; Из истории Москвы: (Опись г. Москвы после пожара 10 апр. 1629 г.) // Красный архив. М., 1940. Т. 4(101). С. 197-227; Бадер О. Н. Мат-лы к археол. карте Москвы и ее окрестностей // МИА. 1947. Вып. 7. С. 88-167; Богоявленский С. К. Мат-лы к археол. карте Моск. края // Там же. С. 168-178; Горюнова Е. И. Итоги работ археол. надзора на строительстве 2 очереди Моск. метрополитена им. Л. М. Кагановича // Там же. С. 44-54; Мец Н. Д. Датировка черной лощеной керамики по собранию кладов нумизматического сектора ГИМ // КСИИМК. 1949. Вып. 24. С. 108-115; Фехнер М. В. Москва и ее ближайшие окрестности в ХV и нач. ХVI вв. // МИА. 1949. Вып. 12. С. 106-124; Сытин П. В. История планировки и застройки Москвы: Мат-лы и исслед. М., 1950. [Т. 1]: 1147-1762; Качанова В. И. Топография кладов Москвы и ее окрестностей // Археол. памятники Москвы и Подмосковья. М., 1954. С. 131-152; Гиршберг В. Б. Мат-лы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Подмосковья: Нумизматика и эпиграфика. М., 1960. Т. 1. С. 3-77; 1962. Т. 3. С. 212-287; Воронин Н. Н., Рабинович М. Г. Археол. работы в Моск. Кремле // Сов. Арх. 1963. № 1. С. 253-272; Рабинович М. Г. О древней Москве: Очерки материальной культуры и быта горожан в XI-XVI вв. М., 1964; он же. Культурный слой центральных районов Москвы // Древности Моск. Кремля. М., 1971. С. 9-116; Розенфельдт Р. Л. Московское керамическое производство XII-ХVIII вв. М., 1968; Беленькая Д. А. История заселения Китай-города (Москва), кон. XII - нач. XVII в.: АКД. М., 1972; Шеляпина Н. С. Археол. изучение Моск. Кремля: (Древняя топография и стратиграфия): АКД. М., 1974; Выголов В. П. Архитектура Моск. Руси сер. XV в. М., 1988; Иностранцы о др. Москве / Сост.: М. М. Сухман. М., 1991; Московская керамика: Новые данные по хронологии / Ред.: С. З. Чернов, М. Д. Полубояринова. М., 1991; Beljaev L. A. Der Grabstein Caspars von Elverfeld und der älteste Ausländerfriedhof in Moskau // Jb. für Geschichte Osteuropas. Stuttg., 1991. Bd. 39. Н. 4. S. 481-494; он же (Беляев Л. А.) Древние монастыри (кон. XII - нач. XV вв.) Москвы по данным археологии. М., 1994; он же. Рус. средневек. надгробие: Белокаменные плиты Москвы и Сев.-Вост. Руси XIII-XVII вв. М., 1996; idem (Beliaev L. A.). Mystery Monasteries // Archaeology. N. Y., 1997. Vol. 50. N 4. P. 36-38; он же. Архитектурная археология Москвы XVII в. // Культура средневек. Москвы: XVII век. М., 1999. С. 7-39; он же, авт.-сост. Рус. средневек. надгробие XIII-XVII в.: Мат-лы к своду. М., 2006. Вып. 1; он же. Новое в археологии средневек. Москвы: Раскопки и культурно-ист. проблемы // Вестн. истории, литературы, искусства. М., 2008. Т. 5. С. 40-56; он же. Зачем Москве археология?: Исслед. средневек. города и проблемы истории культуры // Тр. Отд. ист.-филол. наук РАН, 2007. М., 2009. С. 433-446; он же. Образ, Храм и Город: Раскопки участка Казанского собора на Красной пл. в Москве // Археол. открытия 1991-2004 гг.: Европейская Россия / Ред.: Н. А. Макаров. М., 2009. С. 464-473; он же. Опыт изучения ист. некрополей и персональной идентификации методами археологии. М., 2011. (Методика полевых археол. исслед; 5); он же. Некрополь Данилова мон-ря в XVIII-XIX вв.: Ист.-археол. исслед. (1983-2008). М., 2012; он же. Развитие археол. мысли и археол. памятники Москвы // Москва: Наука и культура в зеркале веков. М., 2013. C. 29-71; он же. Новые плиты иноземцев XVII в. в Московии: Предварительная публикация // КСИА. 2015. Вып. 240. С. 223-233; он же. Заметки по истории антропоморфных саркофагов в Европе и России // Города и веси средневек. Руси: Археология, история, культура: К 60-летию Н. А. Макарова / Отв. ред.: П. Г. Гайдуков и др. М.; Вологда, 2015. С. 365-374; Чернов С. З., Бойцов И. А. Раскопки в Историческом проезде и изучение Великого посада Москвы XIII-XIV вв. // Сов. Арх. 1992. № 1. С. 211-230; Археол. карта России: Московская обл. М., 1994. Ч.1; 1995. Ч. 2; 1997. Ч. 4; Бойцов И. А., Гунова В. С., Кренке Н. А. Ландшафты средневек. Москвы: Археолого-палинологические исслед. // Изв. РАН. Сер. геогр. М., 1993. № 4. С. 60-76; Панова Т. Д. Клады Кремля. М., 1996; она же. Ист. и социальная топография Моск. Кремля в сер. XII - 1-й трети XVI в. М., 2013; Павлович Г. А. Храмы средневек. Москвы по записям Ладанных книг: (Опыт справ.-указателя) // Сакральная топография средневек. города / Ред.: А. Л. Баталов, Л. А. Беляев. М., 1998. С. 143-179; Москва и сложившиеся рус. города XVIII - 1-й пол. XIX вв. / Ред.: Н. Ф. Гуляницкий. М., 1998. С. 9-176; Векслер А. Г., Мельникова А. С. Российская история в моск. кладах. М., 1999; Кренке Н. А. Ближайшая сельская округа Москвы в XII-XIII вв. // Русь в XIII в.: Древности темного времени. М., 2003. С. 151-168; он же, авт.-сост. Археология Романова двора: Предыстория и история центра Москвы в XII-XIX вв. М., 2009. (Мат-лы охранных археол. исслед.; 12); он же. Дьяково городище: Культура населения бассейна Москвы-реки в I тыс. до н. э.- I тыс. н. э. М., 2011; Кренке Н. А., Чернов С. З., отв. ред. Культура средневек. Москвы: Ист. ландшафты. М., 2004. Т. 1; Беляев Л. А., Кренке Н. А. Деревянный дворец кон. XVII в. в Коломенском: Опыт археол. локализации // Рос. Арх. 2005. № 4. С. 176-188; Словарь архитекторов и мастеров строительного дела Москвы XV - сер. XVIII в. / Отв. ред.: И. А. Бондаренко. М., 2007; Формозов А. А. Исследователи древностей Москвы и Подмосковья. М., 20072; Векслер А. Г. Раскопки на Великом посаде: Теплые торговые ряды. М., 2009; он же. Манеж и Манежная пл. Москвы. М., 2012; он же. Москва: Раскопки на Великом посаде. Ул. Ильинка, Биржевая пл., Старый Гостиный двор: Мат-лы исслед. М., 2015; Ситдиков А. Г., Шакиров З. Г. Надписное надгробие XVII в. из раскопок Казанского кремля // Archeologia abrahamica: Исслед. в области археологии и худож. традиции иудаизма, христианства и ислама / Ред.: Л. А. Беляев. М., 2009. С. 385-394; Баталов А. Л., Беляев Л. А. Сакральное пространство средневек. Москвы. М., 2010; они же. Архитектура ранней Москвы и Твери // История рус. искусства. М., 2017. Т. 4. (в печ.); Русь и Восток в IX-XVI вв.: Новые археол. исслед. / Ред.: Н. А. Макаров, В. Ю. Коваль. М., 2010; Баранова С. И. Рус. изразец: Записки музейного хранителя. М., 2011; Топычканов А. В. Коломенский дворец царя Алексея Михайловича: Итоги и перспективы изучения // Коломенское: Мат-лы и исслед. М., 2011. Т. 13. С. 7-14; Археология и об-во: Археология ист. мон-рских некрополей: Методика, открытия, проблемы восстановления: Сб. тез. 2-й ежег. конф., ТСЛ, МДА, 1 окт. 2014. М., 2015; От Смуты к Империи: Новые открытия в области археологии и истории России XVI-XVIII вв.: Мат-лы науч. конф. / Ред.: Л. А. Беляев, А. В. Юрасов. М.; Вологда, 2016; Савельев Н. И., Беляев Л. А. «Возобновленные» надгробия в Высоко-Петровском мон-ре (г. Москва) и восприятие личности в XV-XVII вв. // Средневек. личность в письменных и археол. источниках. М., 2016. С. 188-192; Средневек. личность в письменных и археол. источниках: Моск. Русь, Российская Империя и их соседи: Мат-лы науч. конф. / Отв. ред.: Л. А. Беляев, Н. М. Рогожин. М., 2016.
Л. А. Беляев, А. Л. Баталов

Архитектурное наследие 1700-2017 гг.

Изучение церковной архитектуры М. синодального периода велось в рамках истории архитектуры, а также в ходе многочисленных реставрационных работ и проектов. Итоги исследований подведены в публикациях, посвященных архитектурному наследию города в целом. Из них следует выделить серийные публикации Всероссийского НИИ теории архитектуры и градостроительства к 850-летию основания столицы, такие как «Архитектурные ансамбли Москвы XV - нач. XX вв.». Существует много словарей архитекторов, работавших в М. в разные периоды истории. Ученые предпринимают попытки анализа церковных построек, исследуя творчество отдельных архитекторов, а также различные темы в рамках истории архитектурных стилей (Ю. Р. Савельев, А. В. Слёзкин), исследования иконографии архитектурных форм, прежде всего в храмах эпохи классицизма (И. Е. Путятин).

I. Архитектура и церковное строительство в М. с 1700 по 1812 г. С переводом столицы в С.-Петербург, меняются некоторые тенденции в церковной жизни и архитектуре М., город сохраняет прежнюю структуру, сложившуюся в период позднего средневековья. Прежними остаются системы владений и ктиторства, единым территориальным делением стало деление на церковные приходы. Московское, или нарышкинское, барокко сформировалось и развивалось как органичный стиль еще в 80-90-х гг. XVII в., обусловленное увлечением образцами европ. происхождения, воспринятыми через Малороссию и носителей церковной культуры земель, пограничных с католич. миром. Тип храма, привычный для кон. XVII в. (восьмерик на четверике), сохранялся долгое время, при этом по мере знакомства с европейскими образцами менялось использование ордерных форм в фасадной декорации.

Церковь апостолов Петра и Павла в Лефортове. 1711 г. Фотография. 2009 г.
Церковь апостолов Петра и Павла в Лефортове. 1711 г. Фотография. 2009 г.

Церковь апостолов Петра и Павла в Лефортове. 1711 г. Фотография. 2009 г.
Обетное строительство царской семьи в М. в петровское время продолжалось, как и покровительство со стороны членов царствующего дома. Считается, что по рисунку царя Петра Алексеевича была построена ц. апостолов Петра и Павла в Лефортове (ныне на Солдатской ул.), освященная 1 июня 1711 г. в саду 1-го полковника Первого Московского полка Ф. Я. Лефорта, в усадьбе к-рого находился военный госпиталь (ныне им. Н. Н. Бурденко). По стилю здание церкви соответствует кон. XVII - нач. XVIII в. и чрезвычайно близко к ц. Преображения Господня (Спаса) на Песках на Арбате (между 1706 и 1711) в старинной стрелецкой слободе, что позволяет доверять преданию о времени возведения церкви в Немецкой слободе. Связь с правящей династией прослеживается не только благодаря близости Лефорта к царю. Для военного госпиталя в Лефортове был создан храм Воскресения словущего, до освящения к-рого причт Петропавловской ц. окормлял больных в госпитале. Петропавловский престол в этой местности имел свою историю и был знаком царской семье; этот храм, некогда посвященный свт. Николаю Чудотворцу, с приделами во имя Первоверховных апостолов и мц. Ирины, был впервые освящен еще в 1613 г. в присутствии 1-го царя династии Романовых Михаила Феодоровича. Та же легенда связывается и с ц. во имя св. Иоанна Воина в М. Лучниках на Якиманке; новое здание (1709-1711, освящено в 1717) для ее древнего престола было сооружено на более удобном месте в память Полтавской «виктории». На средства царевича Алексея Петровича строилась каменная ц. Вознесения Господня с приделом Девяти мучеников Кизических за Серпуховскими воротами Земляного города, участок своей земли для ее постройки еще в 1696 г. пожертвовал Данилов мон-рь. Вскоре был выстроен и освящен деревянный придел (главный престол освящен в 1700). 9 окт. 1714 г. был освящен нижний храм в честь Иерусалимской иконы Божией Матери с приделами Девяти мучеников Кизических и Алексия, человека Божия. После смерти царевича и прекращения руги (поступления средств) строительство было приостановлено, но к июлю 1762 г. церковь была готова и освящена.

Формирование в петровской М. нового культурного центра с дворцами и резиденциями знати - в районе Немецкой слободы и в Лефортове - сопровождалось строительством нескольких храмов с престолами во имя святых, тезоименитых царю. И. А. Работкевич указывает, что в то же время были построены еще 2 Петропавловские церкви: близ устья Яузы, в начале пути к петровской резиденции «на горке» (на Кулишках) у Яузских ворот, близ Солянки (престол теплой церкви, с основным в честь иконы Божией Матери «Знамение», 1700-1702, ныне подворье Сербской Православной Церкви), и на Нов. Басманной ул. (1700-1702, архит. Мичурин), ведущей в Немецкую слободу.

Церковь апостолов Петра и Павла на Нов. Басманной ул. 1700–1702 гг. Архит. И. Ф. Мичурин. Фотография. 2016 г.
Церковь апостолов Петра и Павла на Нов. Басманной ул. 1700–1702 гг. Архит. И. Ф. Мичурин. Фотография. 2016 г.

Церковь апостолов Петра и Павла на Нов. Басманной ул. 1700–1702 гг. Архит. И. Ф. Мичурин. Фотография. 2016 г.
Древний город на рубеже XVII и XVIII вв. утрачивал слободскую обособленность, преодолевая средневек. автономность, закрытость. Хотя целенаправленно не велось строительство никаких ансамблей, в ряде мон-рей были построены башни или колокольни, новые, более развитые формы глав церквей и др. Не только возводили храмы в новом стиле, но и соответственно переделывали построенные совсем недавно церкви, такие как свт. Николая Чудотворца в Подкопаях (1700), Преображения Господня (Спаса) в Пушкарях (1701, 1722). В архитектуре новых храмов прослеживаются 2 основных направления. Первое, представленное меньшим числом зданий, демонстрирует приверженность допетровской старине. Это, как правило, бесстолпный внутри одно- или 2-этажный храм с декоративным пятиглавием - ц. свт. Николая Чудотворца на Болвановке в Таганской слободе (1702, окончена в 1712 О. Д. Старцевым), ц. Похвалы Пресв. Богородицы в Башмакове (1694-1705).

При строительстве основной группы церквей петровской эпохи в М. придерживались 2-го направления, к-рое отличалось архитектурной новизной. Среди этих сооружений также можно выделить 2 типа зданий. При строительстве 1-го типа зданий продолжалось использование плана и объемной композиции, к-рые сложились еще во 2-й пол. XVII в.,- преимущественно восьмерик на четверике с оригинальным оформлением в виде нарышкинского барокко. Основу ордерной декорации составляют пилястры, более пластичны бывают обрамления проемов (фронтоны, наличники с полуколоннами, картушами, волютами, со скульптурным декором), к-рые могут использоваться скупо или избыточно, что приводит к вариации всех возможных барочных прототипов в «северном», или классическом, итал. варианте. Так выглядели церкви Нерукотворного образа Спасителя в Зачатьевском мон-ре (1696), Успения Пресв. Богородицы на Покровке (1696-1706), прор. Илии (Обыденного) (1702), святых Космы и Дамиана в Шубине (нач. XVIII в., 1703-1722), Св. Троицы в Троицкой слободе (1696-1708) и др.

К др. типу сооружений относятся те, в которых были предприняты попытки соединить сложившуюся, целесообразно и функционально оправданную структуру правосл. храма в рус. варианте с композиционными и декоративными формами, мотивами, приемами западноевроп. происхождения. Наиболее ярко эти черты отразились в ц. арх. Гавриила (Меншикова башня) (1704-1707, архит. И. П. Зарудный), в которой использован тип базиликального здания, с колокольней над входом, имевшей завершение в виде шпиля (не сохр.), ставшее одной из новых градостроительных доминант М. (к этому же типу будет принадлежать Петропавловский собор в крепости С.- Петербурга). Те же формы были использованы в архитектуре ц. Петра и Павла на Нов. Басманной ул. Лучшие черты петровской архитектуры соединил в себе Спасский собор Заиконоспасского мон-ря, который включил объем храма сер. XVII в. После перестройки в 1709 г. он отличается изяществом ярусного силуэта, легкостью пропорций и тонкостью прорисовки архитектурных деталей, чрезвычайно щедро воспроизводящих европ. элементы (арочные архивольты, лучковые фронтоны, люкарны, балюстрады и т. д.). Эти качества присущи и др. храмам, напр. ц. свт. Панкратия Тавроменийского (главный престол - Всемилостивого Спаса) в Сухаревой слободе (перестроена в 1700-1701; составляла ансамбль с самым выдающимся гражданским сооружением рубежа XVII и XVIII вв.- Сухаревой башней, не сохр.), ц. Св. Троицы на Капельках (1703-1712; не сохр.), надвратной ц. Тихвинской иконы Божией Матери в Донском монастыре (1711-1720) и др.

Устройство арочных субструкций, несущих здания церквей и создающих вокруг стен пространство наподобие открытой паперти, сближало церкви М. с итал. образцами. Архитектурная декорация в них сейчас практически утрачена, как в ц. апостолов Петра и Павла на Нов. Басманной ул., в ц. в честь Вознесения Господня в Варсонофьевском мон-ре (1709-1730), в ц. Успения Пресв. Богородицы на Покровке (1696-1706, не сохр.). В ц. св. Иоанна Воина на Якиманке (1709-1717) декорация многообразна и структурна: фасады четверика центрированы круглыми фронтонами, декоративными аттиками в виде портиков с треугольными фронтонами на пилястрах в обрамлении обращенных вниз волют. Присутствие столь развитых декоративных компонентов по 4 сторонам 8-лоткового свода подчеркивает крестообразность, не выраженную в плане храма.

Градостроительной проблемой М. были пожары, уничтожавшие застройку и храмы, как, напр., большой пожар 1737 г. Городские районы развивались неравномерно. Сохранялось значение Немецкой слободы, служившей для молодого царя-реформатора Петра Алексеевича своего рода градостроительным полигоном - местом размещения новых военных частей, солдатских полков (Преображенский, Семёновский, Измайловский), резиденций европ. образца (Головинский дворец, дворец Лефорта). Подражающие европ. архитектуре общественные здания появились в др. частях города - напр., Сухарева башня (не сохр.), вместившая Навигацкую школу. В честь празднования военных побед на европ. манер, с подражанием классической культуре возводили триумфальные сооружения: проездные ворота, имевшие форму башен (Синодальные, Никольские не сохр., Воскресенские восстановлены в 1994-1995 вместе с Иверской часовней, архит. О. И. Журин). С 1712 г. в связи со строительством новой столицы и с Северной войной возведение каменных зданий было законодательно запрещено (отмена указа - в 1728).

Дворцовая архитектура петровского времени представляла собой симбиоз европ. палаццо и старинных палат с использованием европ. архитектурной типологии, ордера, декоративных элементов и мотивов, при этом сохраняющих пространственный и пропорциональный вид здания, близкий к постройкам допетровских резиденций знати: дворец Лефорта в Немецкой слободе (90-е гг. XVII в.; архит. Д. В. Аксамитов; после смерти 1-го хозяина в 1699 был передан А. Д. Меншикову и перестроен с участием Дж. М. Фонтана), дом кн. М. П. Гагарина на Тверской (1707-1708, не сохр.), Путевой дворец на Покровке (нач. XVIII в., не сохр.). Поскольку владельцы городских усадеб нового образца по-прежнему являлись прихожанами городских церквей, дворцы петровской эпохи вряд ли имели помещения, специально предназначенные для церковной службы.

Церковь вмц. Параскевы Пятницы на Пятницкой ул. 1739–1744 гг. Архит. И. Ф. Мичурин. Фотография. 1910 г.
Церковь вмц. Параскевы Пятницы на Пятницкой ул. 1739–1744 гг. Архит. И. Ф. Мичурин. Фотография. 1910 г.

Церковь вмц. Параскевы Пятницы на Пятницкой ул. 1739–1744 гг. Архит. И. Ф. Мичурин. Фотография. 1910 г.
Дворцовое строительство в М. оживилось в эпоху имп. Анны Иоанновны (1730-1740), избравшей ее как место пребывания. Возобновляется церковное строительство, для которого характерно дальнейшее развитие объемно-пространственных идей европейского барокко. Для работы в М. привлекаются архитекторы, строящие в С.-Петербурге: П. М. Еропкин, М. Г. Земцов, И. К. Коробов, Б. Ф. Растрелли. Наиболее интересные церковные здания М. 30-40-х гг. XVIII в. связаны с архитекторами - петровскими «пенсионерами», которые перестроили Покровскую ц. в Барашах на Покровке, позднее известную по посвящению придела в честь Воскресения словущего (1732-1734, архит. И. А. Мордвинов), возвели ц. Св. Троицы на Арбате (1739-1741, архит. Мичурин), ц. вмц. Параскевы Пятницы на Пятницкой ул. (1739-1744, архит. Мичурин), ц. в честь Толгской иконы Божией Матери в Высокопетровском мон-ре (1744-1750, приписывается архит. Мичурину). К сер. XVIII в. утвердился новый тип церковной постройки - одноглавый ярусный храм, варьирующий тип восьмерик на четверике, выполненный в ордерных формах и увенчанный луковичной главой, как правило, сложного очертания, с обилием криволинейных форм.

Архитектурные команды Мордвинова и Мичурина работали именно в старой столице, сформировав основу развития собственно московской школы зодчих XVIII-XIX вв. В М. по заказам знати работали иностранные архитекторы (Дж. и Ф. Фонтана), иногда использовались их проекты (Г. И. Шедель), а также трудились скульпторы и резчики (Ф. Л. Циглер). В команде Коробова начинали архитектурную деятельность Д. В. Ухтомский, А. П. Рославлев, А. Ф. Кокоринов. С 1745 г. архитектурную команду возглавлял Ухтомский, в обязанности к-рого входило поддержание в порядке ветхих сооружений, в т. ч. их обмеры и фиксация внешнего облика, реконструкция. По градостроительному проекту Ухтомского возводили ансамбль Воспитательного дома на Устьинской набережной (50-60-е гг. XVIII в. и позднее, архит. К. И. Бланк). Работа в команде Ухтомского стала школой для выдающихся московских архитекторов, таких как М. Ф. Казаков.

Каменщики и подрядчики осуществляли в петровское время строительство многих каменных церквей, оград, колоколен в М. Группа каменщиков-крестьян из с. Вознесенского Московского у., вотчины Воскресенского мон-ря, строила в нач. XVIII в. ц. Спасителя в Чигасах за Яузскими воротами, Никольскую ц. в Новой слободе за Тверскими воротами, ограду Златоустовского мон-ря, колокольню ц. Иоакима и Анны в Голутвиной слободе (ул. Якиманка), церковь на дворе А. С. Шеина в Китай-городе (вероятнее всего - Космодамианскую ц. в Ст. Панех). 6 сент. 1718 г. был заключен подряд между ген.-майором Ф. М. Кантакузином и каменщиками С. А. и Л. А. Анофриевыми на разборку старого храма Никольского Греческого мон-ря и строительство каменных холодной и теплой церквей. Московские храмы и колокольни служили образцами для строителей церквей в провинции: по договору 1721 г. каменщик Д. К. Посников должен был построить по образцу Борисоглебской (Воскресения Христова) ц. на Арбате Казанскую ц. с приделом во имя прп. Сергия Радонежского и колокольню в с. Богородском Подгородного стана Калужского у., а восьмерик этой церкви должен был воспроизводить восьмерик собора Варсонофьевского или Заиконоспасского мон-рей.

Планы застройки М. составлялись с учетом того, что она оставалась местом проведения коронаций и др. церемониалов, влиявших на градостроительную и архитектурную ситуацию города. В связи с пребыванием имп. Анны Иоанновны и ее двора в М. были приняты меры по дальнейшему развитию города. Именной указ «О сделании плана Москве» (14 марта 1731) запрещал любое деревянное строительство в период подготовки плана. Вначале над подробным планом М. (1731-1739) работали ученики архит. Д. А. Трезини, затем продолжением над его работой руководил Мордвинов и закончил Мичурин, под именем к-рого он вошел в историю как 1-е практическое и научное описание города для архитектурной команды, сформированной в М. к 1733 г. Этот план позволяет судить о церковных и монастырских постройках и ансамблях, т. е. о сакральной структуре М. уже в Новое время. В задачу архитектурных команд входило составление чертежей землевладений, к-рые в наст. время являются ценнейшим фондом для реконструкции церковноприходской структуры М. и списков ктиторов. Именно в плане 1739 г. были зафиксированы пределы города в виде новой таможенной границы, закрепленной валом, возведенным в 1732 г., отремонтированным в 1742 г. под началом Камер-коллегии и названным Камер-Коллежским. На Мичуринском плане отражено существование в М. в 1-й трети XVIII в. 2 самостоятельных городских центров - древнего Кремля с Китай-городом и новой правительственной резиденции - Лефортова с уже сложившимся ансамблем Головинского дворца, купленного еще Петром I, и намеченной резиденцией нового летнего Анненгофа (1731, 1736), московского Версаля, одного из первых дворцово-парковых творений архит. Растрелли.

Новые придворные храмы имели компактные планы, с небольшими выступами алтаря и притвора, как Воскресенская ц. рядом с зимним Анненгофом в Лефортове (с 1742 деревянная, с 1744 в камне; архит. Земцов). Низкий уровень строительной и архитектурной практической грамотности в петровское время заставил архитекторов М. заниматься также и образовательной деятельностью. Архит. А. П. Евлашев достраивал Никольскую ц. в дворцовом с. Домодедове (ныне городской окр. Домодедово Московской обл.) и Благовещенскую ц. на Житном дворе в Кремле (обе с 1723), в основе к-рых был проект Шеделя. Мичурин перестроил Троицкую ц. на Арбате (1739-1741); вероятно, он же возвел и ее новую колокольню. В проектах Мичурина приобрел значение тип надвратной церкви, осуществленный в церквах праведных Захарии и Елисаветы в Златоустовском мон-ре (1742), Толгской иконы Божией Матери в Высокопетровском мон-ре (1744-1750). Церковь свт. Николая Чудотворца (Преображения Господня) в Заяицком, возведенная или самим Мичуриным, или по его проекту (1741-1747), а завершенная в 1751-1759 гг. архит. Д. В. Ухтомским, представляет оригинальный вариант европейского барокко в тех формах, к-рые были типичны для московской архитектурной и строительной традиции: 8-лотковый свод, заменивший купол, дополнен арочными окнами-слухами, помещенными в самостоятельные тамбуры с портиками; использование спаренных пилястр вместо полуколонн создает ритмический рисунок, родственный стилю Растрелли, но без пластических форм, сохраняет преемственность с барочными вариантами средневекового зодчества.

Церковь свт. Николая Чудотворца (Преображения Господня) в Заяицком. 1741–1747 гг., 1751–1759 гг. Архитекторы И. Ф. Мичурин, Д. В. Ухтомский. Фотография. 1882 г.
Церковь свт. Николая Чудотворца (Преображения Господня) в Заяицком. 1741–1747 гг., 1751–1759 гг. Архитекторы И. Ф. Мичурин, Д. В. Ухтомский. Фотография. 1882 г.

Церковь свт. Николая Чудотворца (Преображения Господня) в Заяицком. 1741–1747 гг., 1751–1759 гг. Архитекторы И. Ф. Мичурин, Д. В. Ухтомский. Фотография. 1882 г.
Московскую линию развития рус. барокко в сер. XVIII в. демонстрируют храмы, дополнившие городской силуэт и уличные перспективы,- св. архидиак. Евпла на Мясницкой (1750), свт. Алексия, митр. Московского, в Рогожской слободе (1748-1751). В стиле елизаветинского барокко традиц. схемы и приемы кон. XVII - 1-й трети XVIII в. получают новое прочтение: в ц. в честь Преображения Господня (Спаса) на Болвановке (в бывш. Кузнецкой слободе, в камне с 1755) четверик наоса служит основанием для крупного восьмерика-барабана, над куполом к-рого возвышается изящная главка-фонарик. Высотными доминантами были дополнены ансамбли еще нескольких мон-рей: завершена колокольня Донского мон-ря, строившаяся с 30-х гг. XVIII в. по проекту П. А. Трезини, ее 2-й ярус заняла ц. праведных Захарии и Елисаветы (1750-1753, архит. Евлашев), начата колокольня Новоспасского мон-ря (1759-1785, архит. И. П. Жеребцов).

Церковь при Госпитальном (Инвалидном) доме. Проект архит. Д. В. Ухтомского. 1757–1759 гг.
Церковь при Госпитальном (Инвалидном) доме. Проект архит. Д. В. Ухтомского. 1757–1759 гг.

Церковь при Госпитальном (Инвалидном) доме. Проект архит. Д. В. Ухтомского. 1757–1759 гг.
Особую группу храмов в М. образуют те, участие в строительстве которых приписывают Ухтомскому: напр., работы по завершению строительства ц. свт. Николая Чудотворца в Заяицком были возобновлены после ее обрушения в 1743 г. Под рук. Ухтомского были возведены 8-гранный купол с мощными люкарнами и 4-ярусная колокольня. К градостроительным удачам этого архитектора принадлежит ц. вмч. Никиты на Ст. Басманной ул. (1751), зрелое произведение барокко с великолепным ярусным силуэтом, своим расположением в створе улицы формирующее ее перспективу. Формы и мотивы церковной архитектуры были использованы Ухтомским и мастерами его эпохи в М. с несвойственной петербургской архитектуре любовью к отечественному наследию. По проекту Ухтомского новые Воскресенские триумфальные ворота, ведущие на Красную пл. (1754-1755), напоминали многоярусную колокольню рус. мон-ря, напр. Троице-Сергиевой лавры. Центром неосуществленного проекта Госпитального и Инвалидного дома (1757-1759) на Москве-реке между Симоновым и Даниловым мон-рями, своеобразной версией парижского Дома инвалидов эпохи кор. Людовика XIV, был высокий храм на площади, сформированной 2-этажными корпусами с повышенными центральными частями. Вероятно, лишь отчасти богатство декорации и стройность возвышенных пропорций, присущих этому проекту храма, повторяются в завершении Климентовской ц. в Замоскворечье (1762-1770), демонстрируя своевременность подобного проекта в М. Насколько для С.-Петербурга в эпоху барокко характерны архитектурные образы Растрелли, настолько облик М. в это время определяют и делают неповторимыми сооружения Ухтомского.

Церковь свт. Климента, папы Римского, в Замоскворечье. 1762–1770 гг. Фотография. (2016 г.)
Церковь свт. Климента, папы Римского, в Замоскворечье. 1762–1770 гг. Фотография. (2016 г.)

Церковь свт. Климента, папы Римского, в Замоскворечье. 1762–1770 гг. Фотография. (2016 г.)
В 20-х гг. XVIII в. архитектурной проблемой стало поддержание царских и церковных построек в хорошем состоянии. Земцов, прибывший в М. в 1719 г. в качестве городского архитектора, составил план реконструкции дворца в Коломенском (в собр. ОРРК б-ки РАН). В 1726 г. вместе с И. Г. Устиновым он осматривал рухнувший шатер ротонды Воскресенского собора Новоиерусалимского мон-ря. С 1731 по 1747 г. Мичурин был занят на работах по восстановлению этого грандиозного купола. Он настоял на том, чтобы полностью не разбирать уцелевшие стены и фундаменты, стремился сохранить первоначальные формы, восстановил 2 яруса галереи (1732). В 1749 г. осмотр этого объекта проводили Евлашев и Ухтомский, составившие чертежи и смету для восстановительных работ. Позднее по проекту Растрелли собор реставрировали (1756-1761), за исполнением следил архит. Бланк. В 1741 г. приехавший в М. Коробов, родившийся в М. в знатной боярской семье, был назначен на должность архитектора губ. канцелярии и должен был следить за «строением городских стен Кремля, Китая и Белого города». В 1759 г., в царствование Елизаветы Петровны, был издан указ, по которому «исправление городовых стен», а также ворот, башен и Иоанновской колокольни надо было производить «без всякой отмены противу старой фасады» (Москва и сложившиеся рус. города. 1998. С. 53).

Во 2-й пол. XVIII в. древние дворцовые ансамбли в загородных царских резиденциях, монастырские комплексы в окрестностях и старых районах города стали привлекательны для молодого поколения архитекторов как символы старины, того «готического» средневековья, к-рое в эпоху Просвещения составляло антитезу стилю классицизма или являлось дополнением к нему и служило для образованных читателей символом национальной античной культуры. В. И. Баженов на церемонии, посвященной закладке нового Кремлевского дворца (1 июня 1773), охарактеризовал колокольню Новодевичьего монастыря как памятник московского барокко с использованием некоторых элементов европейской ордерной архитектуры. Архит. Н. А. Львов составил альбом «Опыт о русских древностях в Москве» (1797), рисунки для к-рого, в т. ч. с видом деревянного царского дворца в с. Коломенском, были выполнены Дж. Кваренги и в к-ром упоминается о разрушении построек Кремля ради дворцового строительства и сохранения баженовской модели.

В средневековом городе появились новые типы сооружений, развитые московскими архитекторами, напр. триумфальные ворота, возведенные по случаю военных побед и коронационных торжеств. В 1742 г. Земцов построил оставившие след в топонимике М. Красные ворота в конце Мясницкой ул., Коробов - Тверские триумфальные ворота (1742) к коронационным торжествам Елизаветы Петровны, Мичурин - деревянные Синодальные на Никольской ул. Судя по сохранившемуся чертежу, Коробов повторил детали надгробной сени, зарисованной им в годы ученичества в Голландии (ныне в РГАДА). Под рук. Мичурина был подготовлен Коронационный альбом (1744), в гравюрах к-рого сохранился архитектурный облик М. 1-й трети XVIII в. Ухтомским были перестроены Красные ворота в конце Мясницкой ул. (1753-1757, не сохр.). Триумфальные арки превратились в архитектурный мотив, используемый в церковном строительстве (2 яруса, в т. ч. нижний проходной, у колокольни ц. Благовещения на Тверской ул. (сер. XVIII в., не сохр.)).

При строительстве церквей в усадебных владениях и резиденциях знати архитекторы ориентировались на разные образцы. Елизаветинское барокко в его московском варианте сохранило основные признаки этого оригинального, синтетического европ. стиля: любовь к криволинейным формам как в плане, в объемном решении, так и в декоративном оформлении вплоть до самых небольших элементов (картушей, наличников, арабесок). Их использовали в соединении с гармоническими пропорциями ордерных членений, напоминающих ранние произведения франц. классицизма. Здание ц. свт. Николая Чудотворца в Звонарях на ул. Рождественке (проект Бланка, 1762) по типу и формам идентично церкви в подмосковной усадьбе гр. И. И. Воронцова Вороново, а барочный декор по элегантности и тонкости отделки уже близок к эпохе классицизма. Эти же принципы характерны для новых зданий старых престолов церквей Бориса и Глеба на Арбате, святых Кира и Иоанна на Солянке (1764-1768).

Церковь свт. Николая Чудотворца в Звонарях. 1762 г. Архит. К. И. Бланк
Церковь свт. Николая Чудотворца в Звонарях. 1762 г. Архит. К. И. Бланк

Церковь свт. Николая Чудотворца в Звонарях. 1762 г. Архит. К. И. Бланк
Активное церковное строительство в М. разворачивается в сер.- 2-й пол. XVIII в. После воцарения Екатерины II возводятся храмы, престолы к-рых посвящались небесному покровителю государыни или были связаны с памятями тех святых, дни празднования к-рых должны были напоминать о ее воцарении. В этом можно видеть возвращение к традициям обетного строительства в средневек. городе. Отчасти это было связано с возвращением Церкви ее недвижимости, взятой в казну после указа 1764 г. о секуляризации церковных земельных владений. Во имя вмц. Екатерины освящаются храмы на Б. Ордынке (1766-1775, архит. Бланк), временная церковь в помещении Воспитательного дома, для к-рой в 1768 г. была куплена у Ингерманландского полка походная церковь (ансамбль икон на досках или полотне); храм был освящен в 1788 г. и занял 4-й и 5-й этажи зап. крыла главного корпуса, по традиции барочного дворцового строительства его помещение снаружи было выделено главой над корпусом (снесена к 1928, как и глава над симметричным объемом, где так и не был устроен придел во имя св. Иоанна Воина). В архитектурном воплощении церквей отражается господство разных типологий. Церковь вмц. Екатерины на Всполье (на Б. Ордынке), триконх с удлиненным зап. рукавом в плане,- 2-светный храм с лотковым куполом-сводом, со скругленными углами, с группами полуколонн, волютами и разнообразной декорацией наличников, к-рый напоминает дворцовый павильон в стиле барокко. Перестроенная ц. во имя свт. Климента, папы Римского (главный престол в честь Преображения Господня),- крупнейший храм в Замоскворечье, в композиции и деталях, особенно равновеликом пятиглавии, близка к грандиозным ансамблям дворцов и мон-рей, возведенных Растрелли; удачно найдены пропорции и постановка 5 глав, сохраняющие единство венчающей композиции. Одним из лучших воплощений барочного стиля считается колокольня ц. свт. Николая Чудотворца с приделом в честь Сошествия Св. Духа в Мясниках (1711-1737, не сохр.), а единственным дворцом этого времени - городская усадьба Апраксиных-Трубецких, «дом-комод» на Покровке (кон. 60-х - нач. 70-х гг. XVIII в.).

Во 2-й пол. XVIII в. характерными московскими церквами были здания, возведенные архит. М. Казаковым в классическом стиле. Так, ц. вмц. Варвары, престол к-рой известен с нач. XVI в., была перестроена в виде крестообразного, увенчанного низкой ротондой сооружения с коринфским портиком на фасаде (1776-1804, архит. Р. Р. Казаков). Стиль барокко влияет на классицистические формы архитектуры: в ц. св. Симеона Столпника за Яузой (1792-1798, освящена в 1813) над барабаном в виде ротонды отделка купола имеет вид слухов-люкарн с крупными тамбурами, плоские пилястры, использованные в декоре стен и барабана, соседствуют с пластичными крупными колоннами в боковых портиках и в неск. ярусах колокольни.

Одним из инициаторов заказа на построение церквей, колоколен, монастырских и приходских ансамблей остается митрополит Московский и Коломенский, возрастает роль не столько заказчиков-дворян, строителей городских усадеб, сколько купечества. Большой объем работ пришелся на перестройку старых церковных зданий; увеличилось число построек в камне: колоколен, часовен, надвратных храмов, богаделен и т. д., а также в мон-рях (корпуса, подворья).

Церковь во имя свт. Филиппа, митр. Московского. 1777 г. Архит. М. Ф. Казаков. Фотография. 2015 г.
Церковь во имя свт. Филиппа, митр. Московского. 1777 г. Архит. М. Ф. Казаков. Фотография. 2015 г.

Церковь во имя свт. Филиппа, митр. Московского. 1777 г. Архит. М. Ф. Казаков. Фотография. 2015 г.
Среди Московских владык той эпохи много строительных инициатив пришлось на долю митр. Платона (Левшина). По его заказу в камне был возведен дом на Троицком (Троице-Сергиевском) подворье на Самотёке, строительство которого было начато еще митр. Гедеоном (Криновским) в 1759-1760 гг. На пожертвования имп. Екатерины II после Чумного бунта 1771 г. был обновлен архиерейский дом (позднее обращен в Николаевский дворец в Кремле), проект иконостаса в его домовой церкви был составлен М. Казаковым. Митр. Платон ок. 1775 г. также обновил и украсил дом, построенный митр. Тимофеем (Щербацким) в с. Черкизове близ М. (Путятин. 2009. С. 54, 271). В 1777 г. со строительства нового здания ц. во имя свт. Филиппа, митр. Московского (архит. М. Казаков), началось обустройство нового архиерейского подворья в районе Мещанских улиц. В классицистических формах этого храма, как и других храмов 2-й пол. XVIII в., И. Е. Путятин видит подражание представлениям европ. архитекторов об идеальном христ. храме в античную эпоху. По мнению исследователя, ордерный облик архитектуры эпохи Просвещения не столько воспроизводил триумфальные строения или языческие мемориалы из области античной архитектуры, сколько следовал образу идеального христ. храма (храму царя Соломона, раннехрист. храмам Рима и Иерусалима, ротонде Гроба Господня, к-польской ц. Св. Софии Премудрости Божией) - объекту исследований и дискуссий архитекторов в Зап. Европе, прежде всего во Франции 1-й пол.- сер. XVIII в. Влиянием этих архитектурных дискуссий и трактатов Путятин объясняет распространение, в частности, типа храма с колоннами в интерьере, напр. строительство ц. во имя царевича Димитрия при Голицынской больнице (1796-1801, архит. М. Казаков; Там же. С. 101).

В памятниках московского церковного и дворцового зодчества нашла отражение своеобразная версия классицизма эпохи европ. Просвещения - рус. «готика», возникшая на рубеже 60-х и 70-х гг. XVIII в. и связанная в основном с трудами архит. Баженова. Помимо плана перестройки и модели Большого Кремлевского дворца ему принадлежат проекты сеней над гробницами Московских чудотворцев Петра, Ионы и Филиппа в Успенском соборе, выполненные по заказу еп. Самуила Крутицкого (1773) и воспринятые как органичное дополнение к «простой древности». К «готическим» проектам относятся дворцовые ансамбли в Царицыне (работы Баженова проводились в 1775-1785) и Петровский путевой дворец (1775-1779) М. Казакова. Сочетание элементов древней архитектуры (цветовые контрасты, стрельчатые формы перекрытий и проемов, подражание фортификационным сооружениям) призвано было увековечить триумф над старинным врагом - Турцией. Однако впосл. предпочтение было отдано др. архитектурно-символической теме - визант. наследию, и центральными образцами стали первые имп. храмы Иерусалима, Рима и К-поля.

Подражание образу ватиканского собора ап. Петра (план и купол работы Микеланджело), который воспринимался как имп. раннехрист. храм, стало одним из характерных приемов в русском зодчестве эпохи классицизма 2-й пол. XVIII в. В М. примером такого здания является ц. св. Мартина Исповедника, папы Римского (Вознесения Господня), в новой Алексеевской слободе до переделки барабана купола (1792-1801, архит. Р. Казаков,). Поздняя традиция соотносила редкое посвящение этой церкви с днем возведения на великое княжение Василия III в 1506 г. Гораздо вероятнее, что на выбор святого повлияли др. исторические события. Первый камень храма был заложен митр. Платоном (Левшиным) в 1782 г. Исследователи связывают замысел подобного посвящения храма с визитом в Россию имп. Свящ. Римской империи Иосифа II в 1780 г. (Архит. ансамбли Москвы. 1997. С. 232). Этот визит не был официальным: император путешествовал инкогнито - под именем гр. Фалькенштайна (чуть раньше под именем графа Готландского прибыл в Россию швед. кор. Густав III, в 1781 под именем графа Северного (дю Нор) поехал в Европу цесаревич Павел Петрович). Высокий гость посетил М. прежде С.-Петербурга, и Московский архиерей сопровождал его (Имп. Иосиф II в России: Донесения швед. посланника Нолькена / Публ. и коммент. Я. К. Грота // РС. 1883. Год 14. Т. 40. № 11. С. 324).

К раннехрист. образцам восходил облик низких иконостасов, появившихся в московских храмах. Лучшим образцом подобных иконостасов был спроектированный М. Казаковым иконостас для домовой церкви Пречистенского дворца (1774; рисунок в собр. ГНИМА), возведенного для приема имп. Екатерины II в М. по случаю празднования Кючюк-Кайнарджийского мира с Турцией. Его центральная часть воспроизводила ротонду Гроба Господня по описанию еп. Евсевия Кесарийского храма Воскресения Христова в Иерусалиме - 12 колонн вокруг престола (в осуществленном варианте - 8). Потом иконостас этой церкви был перенесен в архиерейский дом в Московском Кремле (рядом с древним местопребыванием Московских архиереев - Чудовым монастырем, к-рый позднее обращен в Малый Николаевский дворец) (Путятин. 2009. С. 153-156). Сходный иконостас был в ц. св. Мартина Исповедника, папы Римского, в новой Алексеевской слободе, в ц. Св. Троицы Странноприимного дома. К числу иконостасов, созданных по раннехрист. образцам, принадлежит иконостас с ионическими колоннами в ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке (возобновлен в 1831-1836 архит. О. И. Бове).

Церковь святых Космы и Дамиана на Маросейке. Архит. М. Ф. Казаков. 1796 г. Фотография. 1883 г.
Церковь святых Космы и Дамиана на Маросейке. Архит. М. Ф. Казаков. 1796 г. Фотография. 1883 г.

Церковь святых Космы и Дамиана на Маросейке. Архит. М. Ф. Казаков. 1796 г. Фотография. 1883 г.
В стиле позднего классицизма, с игрой чистых, почти лишенных декора стереометрических форм, был перестроен старинный ансамбль домовой Казанской ц. семей князей Куракиных и Черкасских, некогда бывшей приделом не менее древней приходской ц. Космы и Дамиана на Маросейке (1796; по проекту архит. М. Казакова). Как показало изучение планировки участка, строительной, архитектурной истории 2 престолов, перестройка была сделана по инициативе уже бывш. ктиторов на средства прихода. Изменения архитектурных форм мн. московских церквей в ту эпоху не лишили их прежнего значения композиционных и высотных ориентиров в пределах улицы, переулка, квартала или слободы, храмы сохранили камерность и связь молящихся с приходским центром.

Как представляется исследователям, для имп. Павла I значение М. возрастает и находит отражение в градостроительных и архитектурных замыслах, возможно имевших целью подготовку к коронации 1796 г. К проекту новых перестроек в Кремле был вновь привлечен М. Казаков: ему, а также Львову принадлежат разработки обновления для обветшавшего Кремлевского дворца. Облик древней столицы осознаётся как драгоценная страница, заслуживающая внимательной и высокохудожественной фиксации: в 1800 г. по указу императора в М. отправляется худож. Ф. Я. Алексеев с учениками из ИАХ «для снятия видов». После европ. путешествия цесаревича Павла Петровича можно предположить, что заказ на цикл монументальных полотен с видами старинных крепостей М., городских панорам имел целью ввести облик старой столицы России в круг европ. архитектурной живописи, ориентированной на итал. образцы сер.- 2-й пол. XVIII в. (творчество Дж. А. Каналетто, Б. Ф. Белотто, Ф. Л. Гварди, Дж. Б. Пиранези).

Церковь вмц. Варвары на ул. Варварке. 1796–1804 гг. Архит. Р. Р. Казаков. Фотография. 2016 г.
Церковь вмц. Варвары на ул. Варварке. 1796–1804 гг. Архит. Р. Р. Казаков. Фотография. 2016 г.

Церковь вмц. Варвары на ул. Варварке. 1796–1804 гг. Архит. Р. Р. Казаков. Фотография. 2016 г.
К нач. XIX в. были разобраны старые постройки на набережной Москвы-реки у юж. стены Кремля и Китай-города, Кремль и Китай-город предстали безусловными центрами городской застройки. Визуально с южной и западной сторон благодаря низкоэтажной застройке сохранялась связь Кремля с мон-рями Замоскворечья и округи. В сев. и вост. частях города из-за активного строительства домов знати и богатого купечества монастырские ансамбли приобретали более обособленный характер, сохраняя роль духовных и композиционных центров городских районов,- Страстной мон-рь для Тверской ул., Высокопетровский для ул. Петровки. Купеческие заказы позволяли возводить грандиозные колокольни и храмы в новых архитектурных формах. На средства купцов Алексеевской слободы возводится надвратная колокольня Андроникова Спасского монастыря (80-е гг. XVIII в., не сохр.), перестраивается ц. вмц. Варвары на Солянке (между 1796 и 1804, архит. Р. Р. Казаков). Не окруженные застройкой пригородные обители М., такие как Андроников, сохраняли функции композиционной доминанты. В стиле классицизма сооружаются новые здания трапезных при мн. храмах М., напр. при ц. Николы Стрелецкого у Боровицких ворот (1807-1810; не сохр.).

Церковь вмц. Параскевы в Охотном ряду. 1815 г. Фотография. 1882 г.
Церковь вмц. Параскевы в Охотном ряду. 1815 г. Фотография. 1882 г.

Церковь вмц. Параскевы в Охотном ряду. 1815 г. Фотография. 1882 г.
II. 1812-2017 гг. Пожар 1812 г. уничтожил более 70% застройки в М., гл. обр. в центре и в Немецкой слободе, где здания были преимущественно каменными. По масштабу работ, темпам и объемам строительства восстановление М. сопоставимо с основанием С.-Петербурга. В февр. 1813 г. по воле имп. Александра I была создана «Комиссия для строений в Москве», в июле был готов проект Генерального плана (архит. У. Гесте). С учетом поправок, выдвинутых др. членами комиссии, был разработан план, Высочайше утвержденный в 1817 г. (в 1818 напечатан). Предполагалось все обветшавшие земляные строения - Петровские бастионы и др. валы вокруг Китай-города превратить в площади и бульвары. При этом устройство каждой площади или отказ от нее оговаривались специально и учитывались городские традиции, напр. наличие сложившегося некрополя и окружающих домов, население которых составляло церковный приход. Как первоочередные задачи реконструкции были намечены: освобождение от застройки Красной пл. у ц. Покрова на Рву (Василия Блаженного), строительство Петровского (Большого) театра и создание площади перед ним, закрытие кирпичным сводом канала и бассейнов р. Неглинной, устройство бульвара у Кремлевской стены, каменных набережных с чугунной решеткой на обоих берегах Москвы-реки, Яузы и Водоотводного канала, реконструкция и строительство мостов. Увеличение высоты зданий Кремля привело к возведению в городе новых сооружений, более крупных и объемных. От допожарного города был унаследован план, расположение основных высотных доминант (прежде всего в Кремле), смысловые и функциональные характеристики зданий, усадебный принцип застройки. Новым качеством стало использование для церковного и гражданского строительства единого стиля. С подъемом национального самосознания после победы в Отечественной войне 1812 г., а также с развитием романтизма связано изменение в отношении к М., за которой закрепляется образ древней столицы. В культуре формируется восприятие именно М. как иного мира, своего рода заповедника отечественной старины, картины нравов и быта к-рого заслуживают почтения.

Одним из важнейших аспектов воссоздания М. стало восстановление ее храмов. Церковные здания очень пострадали от пожара, некоторые после 1812 г. не были возобновлены, напр. в Крестовоздвиженском и Воскресенском монастырях. Мн. приходские церкви нуждались в капитальном ремонте и пустовали. Чтобы не прекращалось богослужение на привычных местах, к пострадавшим храмам пристраивали трапезные, в которых во время ремонта или обновления основного здания проводили службы и обряды. Восстановление кремлевских сооружений началось уже в 1813-1815 гг., др. городских храмов - с 1816-1817 гг. Храмы возобновлялись в разных районах города почти одновременно.

Церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке. 30-е гг. XIX в. Архит. О. И. Бове
Церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке. 30-е гг. XIX в. Архит. О. И. Бове

Церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке. 30-е гг. XIX в. Архит. О. И. Бове
Поздний вариант классицизма (ампир) становится главным для внешнего облика столицы и ее храмов. В 1-й пол. XIX в. в ряде мест, на пересечении наиболее важных градостроительных магистралей и на площадях, возводили крупные храмы - новое здание древней ц. ап. Иоанна Богослова под Вязом (1825-1827), новые здания ц. Большое Вознесение в Сторожах у Никитских ворот (1827-1848, архит. Ф. М. Шестаков), Богоявления собор на Елоховской пл. (1837-1845). Крупные барабаны-ротонды в завершениях этих храмов создавали подобие ватиканского собора св. Петра, а также формировали вокруг городское пространство. Елоховский собор и его площадь связывали неск. магистралей - Покровку, Ст. Басманную, объединяя старые и новые пути между центром города и быстро развивавшимися районами старой Немецкой слободы и с. Красным. Купол был прекрасно виден не только в створе Ст. Басманной ул., но и из множества мест окружающих улиц, аналогично куполу Исаакиевского собора в С.-Петербурге. Церковь ап. Иоанна Богослова под Вязом составила вертикальную доминанту между Владимирскими и Ильинскими воротами Китай-города. Героический стиль «поздней империи», как и тип храма со шпилем над арочным ярусом колокольни и барабаном-ротондой, использовался для небольших храмов - напр., для ц. свт. Николая Чудотворца в Котельниках (1824). Колокольни, выходившие на линию улицы, становились новыми доминантами, ориентирами в городской среде; их декор представлял все разнообразие ордерных форм в сочетании с геометрией объемов, напр. прямоугольных, а не традиционно круглых ярусов колокольни ц. Св. Троицы в Вишняках (1826, архитекторы Шестаков, Н. И. Козловский). Сохранность церковных сооружений в районе между Китай-городом и Яузой обусловила ориентацию улиц и сооружений на их вертикали и объемы. В застройке ул. Варварки сохранили перспективу с видом на ц. Всех святых на Кулишках, позади к-рой возвышался Воспитательный дом. Начало ул. Солянки у Соляного двора было отмечено новым зданием ц. Кира и Иоанна, а на пересечении улицы с «Устьинским проломом» (у вост. стороны территории Воспитательного дома) стояла ц. Николы в Кошелях (1692-1706). Короткий участок ул. Солянки перед фасадом бывш. Соляного двора замыкала ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы на Стрелке (1773, колокольня - 1800-1802, 1821), «перекликающаяся» с вертикалью Никольской ц. на Болвановке. Перспектива Б. Никитской ул. в Белом городе делилась на участки благодаря вертикалям ц. «Малое Вознесение» и храма Никитского мон-ря. Здание ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Б. Ордынке с купольной ротондой, включающей алтарную часть (30-е гг. XIX в., архит. Бове), подчеркнуло линию улицы. В эти годы сформировался ансамбль соседней Пятницкой ул.- ц. Св. Троицы в Вишняках (1815-1824) с вынесенной на линию улицы колокольней. В классицистическом стиле была возведена Троицкая ц. в Даниловом монастыре (1833-1838, проект архит. Бове).

Церковь во имя святых Веры, Надежды, Любови и Софии в Миуссах. 1823–1824 гг. Фотография. 2014 г.
Церковь во имя святых Веры, Надежды, Любови и Софии в Миуссах. 1823–1824 гг. Фотография. 2014 г.

Церковь во имя святых Веры, Надежды, Любови и Софии в Миуссах. 1823–1824 гг. Фотография. 2014 г.
Новая стилистика функциональных сооружений, напр. Гостиного двора (восстановлен и достроен архит. Бове в 1825-1830), организовывала и связывала окружающие пространства с вертикальными доминантами Варварки - собором Знаменского мон-ря и ц. вмц. Варвары. Ордерная тема в застройке Лубянской пл. сочеталась со свободной живописной архитектурой древних слобод и сохранившихся церквей, прежде всего с ц. Гребневской иконы Божией Матери (40-50-е гг. XVI в.) в начале Мясницкой ул. Ее вертикаль соотносилась со стоявшей на другом конце площади крепостной Владимирской башней Китай-города. Новые здания в античной стилистике, бульвары и площади на месте сгоревших и разнообразных ветхих укреплений позволили архитекторам, прежде всего Бове, по-новому выявить основные улицы Китай-города - Ильинку, Никольскую и Варварку.

На старых местах и даже на фундаментах зданий были построены монументальные храмы: во имя Отцов VII Вселенского Cобора у Новодевичьего мон-ря с приделом в честь Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (на Б. Царицынской, позднее Б. Пироговской ул.; 1818-1824, разрушен к 1935), в память об 11 окт. 1812 г., дне ухода войск Наполеона из М., и в воспоминание взорванной французами древней, эпохи вел. кн. Василия III церкви с тем же посвящением; во имя свт. Николая Чудотворца Москворецкого (с главным престолом в честь Благовещения Пресв. Богородицы, близ Б. Москворецкого моста, 1829, разрушен в 1930).

Храмы открывались при богадельнях и больницах, в которых лечили инвалидов Отечественной войны 1812 г., а также на кладбищах, где возникли первые воинские мемориалы: ц. во имя святых Веры, Надежды, Любови и Софии в Миуссах (1823-1824), в камне, на месте обетной деревянной церкви с тем же посвящением престола, в память коронации имп. Екатерины II; ц. Воскресения словущего в Ваганькове (1824, архит. А. Г. Григорьев) представляла собой центр ансамбля, включавшего не только колокольню, но и 2 корпуса, где размещались богадельня и гостиница. Примером ансамблевого решения является также Пятницкое кладбище с Троицкой ц. и со въездными корпусами (1830-1835, архит. Григорьев).

Для церковной архитектуры М. в эпоху стиля ампир сохраняли ценность особенности местной архитектуры. Архитекторы, прекрасно владевшие ордерной традицией, причудливо, но органично могли сочетать ее с приемами средневекового зодчества, такими как пятиглавие, напр., в ц. Покрова Пресв. Богородицы на Ольховце в Красном селе (перестроена к 1838). Новое завершение в виде традиц. пятиглавия искусно сочетало 8-лотковый свод над бесстолпным наосом и скрывавшую его ампирную декорацию барабана с глухими главами. Храмы с антикизирующими формами и декором сохраняли камерный характер архитектуры прежних церковных зданий на этом месте.

Церковь «Большое Вознесение» у Никитских ворот. 1827–1848 гг. Архитекторы Ф. М. Шестаков, А. Г. Григорьев, О. И. Бове. Фотография. 2008 г.
Церковь «Большое Вознесение» у Никитских ворот. 1827–1848 гг. Архитекторы Ф. М. Шестаков, А. Г. Григорьев, О. И. Бове. Фотография. 2008 г.

Церковь «Большое Вознесение» у Никитских ворот. 1827–1848 гг. Архитекторы Ф. М. Шестаков, А. Г. Григорьев, О. И. Бове. Фотография. 2008 г.
Учитывались смысловые и градостроительные особенности церковного сооружения. Церковь «Большое Вознесение» у Никитских ворот строилась на дворе Г. А. Потёмкина-Таврического как полковой храм Преображенского полка. В 1827 г., после начала работ по проекту Шестакова, архит. Бове дополнил фасады мощными 4-колонными портиками по образцу Спасского собора Преображенского полка в С.-Петербурге. Уподобление античному Риму касалось не только символических или стилистических особенностей градостроительных комплексов и отдельных сооружений. В 1828-1835 гг. был реконструирован Мытищинский водопровод, сооруженный в 1804 г. Гигантская инженерная система из мн. над- и подземных сооружений соединяла источник в Мытищах с резервуаром внутри Сухаревой башни, а через нее - со множеством распределительных фонтанов. Ответвления воды были проведены в Кремль, Торговые ряды Китай-города, Большой и Малый театры, Воспитательный дом, городские бани и тюрьму. Фонтаны на площадях внесли новые черты в архитектурную картину М.

Большое количество разнообразных храмов, определившее архитектурную структуру М. к рубежу XVIII и XIX вв., повлияло на некоторые, со временем утраченные стороны быта, напр. включение в почтовые адреса 1-й четв. XIX в. упоминания о том, в приходе какого храма проживает адресат (в романе «Евгений Онегин» А. С. Пушкина герои живут «у Харитонья в переулке» или «у Симеона»; см.: Шмидт. 2008).

Т. н. готический стиль русского классицизма (со времени архит. Баженова) и романтического направления в архитектуре Зап. Европы (Великобритания, Германия) ассоциировался с образом национальной древности. Единственный в М. ансамбль сооружений в стиле русской «готики», построенный единовременно по общему плану не на основе исторической застройки,- комплекс Преображенского кладбища общины старообрядцев-беспоповцев. Одним из красивейших храмов этого стилистического варианта стал трапезный храм во имя вмц. Екатерины кремлевского Вознесенского мон-ря (строительство начато в 1808, освящен в 1817, архитекторы К. И. Росси, А. Н. Бакарев). Готические и средневек. европ. мотивы были использованы для оформления классицистических по архитектуре фасадов, напр. здания Синодальной типографии на Никольской ул. (1811-1815, архит. И. Л. Мироновский совм. с Бакаревым). Отечественное средневековье обретает для рус. культуры после 1812 г. особую притягательность. В любви к «родной старине» архитекторы и современники объясняются на классическом наречии: сооруженный в основании Средней Арсенальной башни Московского Кремля грот, выходящий в Александровский сад (1822, архит. Бове), следует рассматривать не только как архитектурный объект (беседку или уединенный павильон) в духе романтических затей и указание на Кремль, как на старинный замок (Архит. ансамбли Москвы. 1997. С. 298), но и как архитектурное обозначение древности города, его Кремля-акрополя и триумфа страны-победительницы.

Благовещенская ц. в Петровском парке. 1844–1847 гг. Архит. Ф. Ф. Рихтер. Перестроена в 1904 г. Фотография. 2017 г.
Благовещенская ц. в Петровском парке. 1844–1847 гг. Архит. Ф. Ф. Рихтер. Перестроена в 1904 г. Фотография. 2017 г.

Благовещенская ц. в Петровском парке. 1844–1847 гг. Архит. Ф. Ф. Рихтер. Перестроена в 1904 г. Фотография. 2017 г.
Правление имп. Николая I (1825-1855) стало для М. временем духовного и экономического расцвета. Церковное строительство этого времени в русско-визант. стиле получило Высочайшее одобрение и связано в первую очередь с именем и творчеством архит. К. А. Тона. Его произведения стали символами М. и николаевской эпохи, длительного, противоречивого поиска собственного пути и осмысления исторических судеб народа и гос-ва. В этот период были построены храм Христа Спасителя на месте древнего Алексеевского монастыря и Б. Кремлевский дворец, объединивший уцелевшие остатки разновременных построек великокняжеского и царского двора. Строительство или перестройка в историческом стиле затронули монастырские ансамбли и отдельные церковные здания в центральной части города - ц. свт. Николая Чудотворца (Явленного) на Арбате рядом с колокольней 1689 г. (храм - 1846, трапезная - 1836) - и на его окраинах - Благовещенскую ц. в Петровском парке за Тверской заставой (1844-1847, архит. Ф. Ф. Рихтер). Своеобразным вариантом в рамках исторического направления, учитывающим формы европ. средневек. зодчества, стало творчество архит. М. Д. Быковского, строителя церквей в Зачатиевском мон-ре (1846), церквей во имя св. Алексия, человека Божия, в Новоалексеевском мон-ре (1853), во имя вмч. Никиты в Ст. Толмачах (1857, не сохр.), Воскресенской в Покровском мон-ре, Троицкой на Грязех (1856), собора в Иоанновском мон-ре (1859-1879), колоколен Страстного (1849) и Никитского (1860) мон-рей (не сохр.). Стиль, близкий к готическому направлению позднего классицизма, характерен для творчества архит. Козловского. Им были перестроены церкви, известные своим звоном, напр. Никола «Красный звон» в Никольском пер. (1858), возведены колокольня (не сохр.) и трапезная Преображенской ц. на Болвановке (1839), колокольни Рождественского мон-ря (1838), Софийской ц. на набережной Москвы-реки (1862-1868), Троицкой ц. в Вишняках (1824-1826, совм. с Шестаковым), перестроены церкви во имя свт. Григория Неокесарийского (1831-1834, совм. с Шестаковым и В. А. Балашовым), свт. Василия Кесарийского (1842, совм. с А. К. Александровым; не сохр.), Никольская в Подкопаях (1855-1858), Воскресенская в Гончарах (1862-1864, совм. с И. Н. Дьячковым, не сохр.).

Вид Рождественского и Петровского бульваров. Литография О. Кадоля (?). 30-е гг. XIX в.
Вид Рождественского и Петровского бульваров. Литография О. Кадоля (?). 30-е гг. XIX в.

Вид Рождественского и Петровского бульваров. Литография О. Кадоля (?). 30-е гг. XIX в.
Помимо возобновления древних церквей по Высочайшему повелению вели работу по реставрации древних дворцов. Наряду с Б. Кремлевским дворцом предполагалось возобновление в формах нового «русского стиля» государева дворца в с. Коломенском по проекту архит. А. И. Штакеншнейдера (1836; проекты в фондах ГИМ). Архитектор был хорошо знаком с чертежами и археологическими данными, полученными при исследовании Теремного дворца в Московском Кремле. Старинная ц. в честь Вознесения Господня должна была стать частью нового дворца, симметрично ей в правом крыле предполагалось возведение точной ее копии - «павильона под гербом». Декорация дворца должна была состоять из мотивов, повторявших декор наличников церквей и др. сооружений XVI-XVII вв., входивших в ансамбль Коломенского, а окружавший дворец парк было решено устроить по подобию террасных дворцовых парков Италии и Франции эпохи барокко. В 1859 г. был объявлен конкурс на составление проекта дворца в старинной государевой усадьбе. Более бережно архитекторы работали в Кремле, отреставрировали и достроили дом Романовых в Зарядье на ул. Варварке (1858-1859, архит. Рихтер).

На месте древних крепостных сооружений Земляного города и Белого города в 30-х гг. XIX в. появляются бульвары - Трубный, Цветной, Зубовский, Смоленский. Были разбиты аллеи вокруг Патриарших прудов. В духе средневек. архитектуры центром всех функциональных ансамблей (дворцов, больниц, богаделен) становятся церкви.

Обетные церкви в русско-визант. стиле возводятся не только в память исторических событий, решивших судьбу всего гос-ва и народа, но и по семейным событиям. Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы в Петровском парке была построена на средства и по инициативе А. Д. Нарышкиной на месте дачи владелицы после смерти ее дочери и внучки.

III. Храмы-памятники XIX в. На протяжении столетия после 1812 г. в М. реализовали наиболее значительные проекты храмов-мемориалов, как это было в русской архитектуре средних веков. Параллельно с восстановлением М. после долгого процесса по выбору места и определению архитектурного стиля началась разработка проекта храма-памятника, посвященного победе в войне 1812 г. Затянувшееся строительство и украшение превратили сооружение храма Христа Спасителя в особую архитектурно-идеологическую эпопею, а сам храм - в одно из крупнейших сооружений эпохи, ставшее архитектурным символом не только М., но и всей Российской империи.

В М. появляются посвящения престолов, связанные с обетной темой победы в войне 1812 г. (такие престолы, как во имя св. кн. Александра Невского, св. покровителя имп. Александра I и всех последующих государей, носивших это имя). Князь-победитель, чьи мощи были перенесены в 1724 г. из Владимира в С.-Петербург, стал в синодальную эпоху связующим звеном 2 столиц Российской империи. Во имя св. кн. Александра Невского и вмц. Екатерины основываются престолы в восстановленной ц. прп. Параскевы в Охотном ряду (в верхней церкви; 1815). Основой декорации этих приделов стали 14 икон, посвященных святым, праздники к-рых приходились на памятные даты крупнейших сражений 1812-1814 гг.- битв при Бородине, под Тарутином, освобождения М. и Смоленска, переправы через Березину, сражений под Кульмом и Лейпцигом, вступления в Париж, заключения мира и др. (Розанов Н. П. Древние и др. особо замечательные предметы в приходских церквах Москвы // Древности: Тр. МАО. М., 1874. Т. 4. С. 131; Нащокина М. В. Архит. ансамбли Москвы в XIX - нач. XX вв. // Архит. ансамбли Москвы. 1997. С. 283). Если для академического искусства темы побед рус. оружия стали привычными в связи с созданием медалей и рельефов работы Ф. П. Толстого, посвященных этим победам, то для церковного искусства сер.- 2-й пол. XIX в. в качестве образца послужили иконы из этой церкви-мемориала. Разработкой в плане символики и семантики сходных композиций стали проекты скульптурной декорации храма Христа Спасителя, сюжеты для к-рых, посвященные тем же военным событиям, были выбраны в 1844 г. митр. Московским Филаретом (Дроздовым) (Мостовский М. С. История храма Христа Спасителя в Москве. М., 1884. С. 213).

Собор во имя св. кн. Александра Невского на Миусской пл. Проект архит. А. Н. Померанцева. 1911 г.
Собор во имя св. кн. Александра Невского на Миусской пл. Проект архит. А. Н. Померанцева. 1911 г.

Собор во имя св. кн. Александра Невского на Миусской пл. Проект архит. А. Н. Померанцева. 1911 г.
В память манифеста 19 февр. 1861 г., даровавшего отмену крепостного права и личную свободу сословию крестьян, предполагалось возвести собор в М. В память этого события уже возводили приделы в М.: во имя прп. Сергия Радонежского при Богоявленской ц. в Дорогомилове наряду с приделом в той же церкви во имя свт. Тихона, еп. Задонского, прославленного в 1861 г. Грандиозный храм строился в М. в течение неск. десятилетий. Синодальный указ об изыскании места для его строительства был издан 20 мая 1861 г., тогда же был учрежден при Чудовом мон-ре Комитет для принятия и хранения приношений на сооружение в Москве храма св. Александра Невского. С 1861 по 1894 г. были собраны значительные средства, первоначальное место для храма рассматривалось на площади Ст. Триумфальных Ворот или у Ильинских ворот (бывш. Белого города). В результате работы специально созданной комиссии в 1895 г. было предложено место в центре нового, быстро развивавшегося района в сев.-зап. части города - на Миусской пл., сеть улиц вокруг к-рой связывала ее с дорогой на С.-Петербург. В заключении комиссии было указано, что собор не может быть рядовым произведением ни по размеру, ни по облику, а должен быть воспроизведением «Софийского храма в Константинополе» (ЦГИА Москвы. Ф. 179. Оп. 21. Д. 1350. Л. 31; Архит. ансамбли Москвы. 1997. С. 377). Для современников этот храм был аналогом храма Христа Спасителя. Одним из первых был предложен проект епархиального архит. А. А. Латкова, но был отклонен из-за использования в плане окружности, а не крестообразной формы. Выбор был сделан в пользу проекта проф. А. Н. Померанцева, вдохновленного рисунком худож. В. М. Васнецова. Строительство собора было начато в 1904 г., чин освящения земли совершил свт. Владимир (Богоявленский), митр. Московский. Отделку предполагалось завершить к 50-летней годовщине отмены крепостного права в России имп. Александром II - в 1911 г. Храм был заложен 22 сент. 1913 г. в присутствии вел. кнг. Елисаветы Феодоровны свт. Макарием (Невским), митр. Московским. До 1917 г. храм был возведен вместе с куполами, но отделка не была завершена. Он стал крупнейшим из ряда соборов, посвященных св. кн. Александру Невскому, построенных на территории Российской империи, и 2-м по величине храмом в М. после храма Христа Спасителя: в плане имел форму квадрата, высота с куполами достигала 45 м. В его облике, судя по эскизу 1911 г. и фотографиям 20-30-х гг. XX в., соединялись лучшие черты и приемы планировки, внутреннего устройства, построения объемной композиции и украшения фасадов различных эпох визант. и рус. средневековья, это была настоящая энциклопедия архитектуры русского стиля. Многоглавием с завершением в виде луковичных глав он повторял домовый царский храм в Московском Кремле, Благовещенский собор, и одновременно древние Софийские соборы Киева и Новгорода, мощный постамент с выделенными 3 порталами на юж. фасаде напоминал древнейшие соборы Зап. Европы эпохи средневековья и особенно венецианский собор Сан-Марко. Мотив полуциркульной арки был использован в очертаниях завершений порталов, закомар, в широких нишах в нижнем ярусе стен. Аркатурно-колончатый ряд, размещавшийся под линией зенита портальных арок, вызывал в памяти фасады московского Успенского собора. Бесстолпное внутреннее пространство было не только продолжением архитектурной традиции Нового времени, но и демонстрацией технического совершенства конструкции, которая позволяла вместить большое число молящихся. Хоры внутри собора, опиравшиеся на галереи 1-го яруса, были обращены в центральное подкупольное пространство, как и в византийских храмах VI в., с помощью аркад; низкая алтарная преграда, оставлявшая открытыми апсиды, напоминала раннехрист. храмовые сооружения Византии. Храм должен был стать духовным центром плотно заселенного района. На той же площади по сторонам собора возвели здания образовательного и просветительского характера, объекты здравоохранения - Промышленное уч-ще (ныне Московский химико-технологический ин-т им. Д. И. Менделеева), Московский Городской ун-т им. А. Л. Шанявского, Археологический ин-т (завершено строительство бокового корпуса), 2-е Миусское начальное Николаевское уч-ще (с б-кой и со столовой), 6-е Миусское жен. начальное Ольгинское училище, Городской родильный дом им. А. А. Абрикосовой.