Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОНТЕ-КАССИНО
Т. 46, С. 702-742 опубликовано: 30 декабря 2021г.


МОНТЕ-КАССИНО

Аббатство Монте-Кассино. Фотография. 2015 г.
Аббатство Монте-Кассино. Фотография. 2015 г.

Аббатство Монте-Кассино. Фотография. 2015 г.
Самнитские укрепления в Монте-Кассино. IV–III до Р. Х.
Самнитские укрепления в Монте-Кассино. IV–III до Р. Х.

Самнитские укрепления в Монте-Кассино. IV–III до Р. Х.
[Монтекассино; итал. Montecassino], католич. бенедиктинское аббатство близ г. Кассино в обл. Лацио, примерно в 130 км к юго-востоку от Рима. Мон-рь подчинен непосредственно Папскому престолу и имеет статус территориального аббатства, соответствующий статусу диоцеза. Основатель монастыря, св. Бенедикт (см. Венедикт Нурсийский), почитается не только как основоположник ордена бенедиктинцев, но и как отец зап. общежительного монашества. Хотя бенедиктинский орден не имел централизованной структуры и М.-К. никогда не было его адм. центром, аббатство пользовалось особым авторитетом как место подвигов св. Бенедикта и как 1-й монастырь, организованный в соответствии с бенедиктинским уставом. В средние века М.-К. было одним из самых значимых духовных и культурных центров Италии и всей Зап. Европы.

Мон-рь находится на вершине отрога горы Кайро, господствующего над долинами рек Лири и Рапидо. Там пролегала Латинская дорога (Via Latina), к-рая вместе с Аппиевой дорогой составляла основной путь из Рима в Юж. Италию. Крепость на месте аббатства была построена осками или вольсками и в IV в. до Р. Х. перешла под контроль самнитов. После победы римлян над самнитами она была включена в состав Римского государства (2-я пол. III в. до Р. Х.). У подножия горы возник г. Кассин (Казин, ныне Кассино), получивший статус рим. муниципия, а примерно в сер. I в. до Р. Х.- статус колонии. К эпохе расцвета города (I-II вв. по Р. Х.) относятся амфитеатр, театр, мавзолей Уммидиев, остатки богатой городской усадьбы («нимфей Понари») и акведука. В V в. в Кассине существовала епископская кафедра (Lanzoni. Diocesi. P. 173).

VI-VII вв.

Св. Бенедикт и основание монастыря

Сведения о св. Бенедикте и ранней истории мон-ря содержатся в «Диалогах», составленных в 593-594 гг. папой Римским свт. Григорием I Великим (CPL, N 1713). Согласно 2-й кн. «Диалогов», озаглавленной «Жизнь и чудеса достопочтенного аббата Бенедикта», святой происходил «из области Нурсии» (ныне Норча, пров. Перуджа) и учился в Риме. Уже в юные годы он оставил мир, чтобы служить Богу и вести монашескую жизнь (sanctae conuersationis habitum quaesiuit). Сначала за подвижником ухаживала верная кормилица, затем он стал отшельником и поселился в пещере в полном уединении. Через 3 года св. Бенедикта выбрали настоятелем соседнего мон-ря, но после неудачного опыта руководства он вернулся к отшельничеству. Тогда вокруг него собрались ученики, для которых он основал 12 обителей; в каждой из них жили 12 монахов во главе с настоятелем (pater). Среди учеников Бенедикта были юные сыновья римских аристократов, святые Мавр и Плацид. Согласно Григорию Великому, Бенедикт покинул 1-й основанный им мон-рь (см. Субиако) из-за конфликта с пресв. Флоренцием, к-рый завидовал его духовному авторитету.

Порфировая база из языческой священной рощи. III в. по Р. Х. (Музей аббатства Монте-Кассино)
Порфировая база из языческой священной рощи. III в. по Р. Х. (Музей аббатства Монте-Кассино)

Порфировая база из языческой священной рощи. III в. по Р. Х. (Музей аббатства Монте-Кассино)
Для нового мон-ря Бенедикт выбрал «крепость, что именуется Кассин», расположенную на вершине горы «высотой 3 мили» (в действительности 520 м; об основании и о строительстве обители см.: Greg. Magn. Dial. II 8. 10 - 11. 2). Считается, что мон-рь был основан в 529 г., но эта датировка в значительной степени условна. Город Кассин находился у подножия горы, тогда как Бенедикт поселился на вершине, в укреплениях старого акрополя (Pantoni. 1980). Там стояло древнее святилище Аполлона, вокруг которого располагалась священная роща, где приносили жертвы языческим богам. Бенедикт уничтожил идола и вырубил рощу. В бывш. храме Аполлона он устроил ораторий св. Мартина, а на вершине горы, где находился языческий алтарь,- ораторий св. Иоанна (Greg. Magn. Dial. II 8. 11; 30. 1). Монахи построили кельи и рефекторий (трапезную). Св. Бенедикт жил в особой келье на 2-м этаже башни, вероятно оставшейся от древней крепости (Ibid. 11. 2; 31. 2); перед ней находилось здание, к-рое, возможно, служило общим дормиторием монахов (largius habitaculum - Ibid. 35. 2). Насельники должны были оказывать аббату безоговорочное послушание (oboedientia), считавшееся одной из важнейших монашеских добродетелей (Ibid. 28-29). В обители были и др. должностные лица, напр. келарь, к-рый заведовал монастырской кладовой (Ibid. 28; cp.: Ibid. 27. 2). Среди монахов были мальчики, отданные в монастырь родителями (Ibid. 11; 24); упоминается также о монахе - сыне важного гос. чиновника (defensor - Ibid. 20). Монахам было запрещено вкушать пищу вне мон-ря (Ibid. 12) и проводить ночь за стенами обители (Ibid. 33. 2); для женщин доступ в мон-рь был закрыт (Ibid. 33). Самовольный уход из обители считался тяжким грехом (Ibid. 24-25). Cв. Бенедикт не одобрял крайние формы аскетического подвига: услышав о монахе, к-рый приковал себя цепью к скале, святой передал ему совет отказаться от такого способа умерщвления плоти (Ibid. III 16. 9).

Памятник св. Бенедикту в аббатстве Монте-Кассино. 1735 г. Скульптор К. ди Каррара
Памятник св. Бенедикту в аббатстве Монте-Кассино. 1735 г. Скульптор К. ди Каррара

Памятник св. Бенедикту в аббатстве Монте-Кассино. 1735 г. Скульптор К. ди Каррара
Свт. Григорий Великий почти ничего не сообщает о занятиях монахов. В одном из эпизодов упоминается, что насельники мон-ря во главе со св. Бенедиктом работали в поле (Ibid. II 32. 1). Святой обычно молился в келье (Ibid. 11. 2) и в часы досуга читал, сидя у порога (Ibid. 31. 2). Кроме основного Кассинского монастыря св. Бенедикт руководил неск. монашескими обителями, в т. ч. женскими. В один из жен. мон-рей, расположенный неподалеку от Кассинской обители, он посылал монахов для духовного наставления (Ibid. 19). В др. эпизоде Григорий Великий упоминает о 2 монахинях знатного происхождения, живших близ Кассинского мон-ря, к-рым прислуживал благочестивый мирянин. Он пожаловался св. Бенедикту на высокомерное отношение монахинь, и святой пригрозил им отлучением от Церкви (Ibid. 23. 2-5). Сестра святого, Схоластика, в юные годы также стала монахиней и жила в некой обители (cella); ежегодно она встречалась со св. Бенедиктом в одном из владений Кассинского монастыря (non longe extra ianuam in possessione monasterii - Ibid. 33. 2). Не названный по имени аристократ попросил св. Бенедикта послать монахов в его владения, находившиеся близ Таррацины (ныне Террачина, пров. Латина), чтобы основать монастырь. Святой назначил настоятеля (pater) и его помощника (quis eis secundus esset), указал место для оратория, рефектория, дома для гостей и др. зданий (Ibid. 22; об описании монашеской жизни во 2-й кн. «Диалогов» подробнее см.: Vogüé. 1991-2008. T. 10. P. 148-172).

Свт. Григорий Великий писал о том, что кассинские монахи поддерживали постоянные отношения с мирянами, среди которых были как аристократы, так и простые крестьяне. Особым доверием св. Бенедикта пользовался аристократ Теопроп, живший в Кассине (Greg. Magn. Dial. II 17; 35. 4); упоминается также благочестивый мирянин, брат мон. Валентиниана, часто посещавший мон-рь (Ibid. 13). Вероятно, знатные покровители обеспечивали монахов продовольствием, хотя в «Диалогах» об этом не сообщается (упом. о подаренном вине (Ibid. 18) и о мешках с мукой, к-рые чудесным образом появились в мон-ре во время голода (Ibid. 21)). Диак. Серванд, аббат некоего мон-ря в Кампании, часто посещал святого вместе со своими монахами (Ibid. 35. 1). Об отношениях св. Бенедикта с местными церковными властями, прежде всего с епископом Кассина, сведений нет. В «Диалогах» упоминается лишь о помощи святого голодавшему субдиак. Агапиту (Ibid. 28) и о наказании невоздержанного клирика из Аквина (ныне Акуино), к-рый нарушил обещание не вкушать мясную пищу (Ibid. 16. 1-2). Кассинский мон-рь посещал св. Сабин, еп. Канузия (ныне Каноса-ди-Пулья), друг Бенедикта (Ibid. 15. 3); по-видимому, основатель монастыря был знаком и со св. Германом, еп. Капуи (Ibid. 35. 3-4).

Алтарь святых Бенедикта и Схоластики в крипте базилики аббатства Монте-Кассино. Нач. XX в.
Алтарь святых Бенедикта и Схоластики в крипте базилики аббатства Монте-Кассино. Нач. XX в.

Алтарь святых Бенедикта и Схоластики в крипте базилики аббатства Монте-Кассино. Нач. XX в.
Свт. Григорий Великий полагал, что в окрестностях Кассинского монастыря жили язычники, к-рые обратились в христианство благодаря проповедям св. Бенедикта (Greg. Magn. Dial. 8. 11; 19). Хотя христианизация сельского населения еще не была завершена, эти свидетельства папы Григория Великого, возможно, являются преувеличениями. Нек-рые исследователи, опираясь на «Диалоги», считали, что на землях вокруг мон-ря царили упадок и запустение (напр.: Salvatorelli. 1929. P. 92-93; Leclercq. 1934. Col. 2452), но эта т. зр. вряд ли обоснованна. Свт. Григорий Великий сообщает об окрестных жителях, к-рые верили в способность св. Бенедикта исцелять больных и даже воскрешать мертвых (Greg. Magn. Dial. II 26 - 27. 3). Однажды крестьянин принес в обитель мертвое тело сына, надеясь, что святой вернет его к жизни (Ibid. 32). Св. Бенедикт помогал нуждавшимся (Ibid. 27), в т. ч. в голодные годы, когда у монахов почти заканчивалось продовольствие (Ibid. 21, 28). Судя по всему, сельские жители передавали монастырю свои земли в обмен на покровительство. Так, крестьянин, которого притеснял жестокий гот Залла, заявил, что отдал все имущество св. Бенедикту (res suas... commendasse). Гот явился в мон-рь и потребовал вернуть имущество крестьянину, но устрашился святого и отказался от своего намерения (Ibid. 31).

Св. Бенедикт представлен в «Диалогах» политически беспристрастным, хотя в Италии шла война между византийцами и готами (535-552/3). Святой упрекал готов за жестокое отношение к мирным жителям, призывал к милосердию арианина Заллу, ненавидевшего католиков (Ibid. 31), и гот. кор. Тотилу (541-552). Вероятно, во время похода на Неаполь король услышал о пророческом даре Бенедикта и решил посетить его. Желая испытать святого, Тотила отправил к нему своего приближенного Риггона в королевском одеянии и в сопровождении придворных. Увидев Риггона, св. Бенедикт велел ему снять чужую одежду. Пораженный Тотила приблизился к святому и пал перед ним ниц, но Бенедикт поднял короля и, упрекнув его за жестокость, предсказал, что он захватит Рим и будет править еще 9 лет. С того времени, как считал свт. Григорий Великий, король был менее жесток (Ibid. 14-15). Когда св. Бенедикт обсуждал с еп. Сабином взятие Рима готами (17 дек. 546), он заявил, что город будет разрушен не войной, а стихийными бедствиями (Ibid. 15. 3). Тот факт, что св. Бенедикту было известно о взятии Рима готами, позволяет датировать кончину святого не ранее 547 г. В «Диалогах» сообщается, что святой скончался в монастырском оратории, окруженный учениками, и был похоронен в оратории св. Иоанна, где заранее приготовил для себя могилу (Ibid. 37. 2-4; cp.: Ibid. 34. 2; см.: Salvatorelli. 1929; Lentini A. Benedetto di Norcia // BiblSS. Vol. 2. Col. 1104-1171; Salvatorelli L., Simonetti S. Benedetto // DBI. 1966. Vol. 8. P. 279-294).

Считается, что жизнь Кассинского мон-ря была организована в соответствии с монашеским уставом, к-рый составил св. Бенедикт (Regula Benedicti - CPL, N 1852). Папа Григорий Великий упоминает, что святой «написал устав для монахов», из к-рого можно понять, каким мудрым и добродетельным человеком он был (Greg. Magn. Dial. II 36). Однако в «Диалогах» недостаточно сведений об укладе жизни монахов, о богослужении и дисциплине, к-рые можно было бы сопоставить с бенедиктинским уставом. Существуют различные мнения о происхождении устава, автором к-рого считается св. Бенедикт. Долгое время исследователи спорили о его соотношении с Уставом Учителя (Regula Magistri - CPL, N 1858). Это произведение существенно превосходит Устав св. Бенедикта по объему, но в обоих текстах много совпадений. Ранее считалось, что Устав Учителя был создан на основе Устава св. Бенедикта, но в XX в. возобладало мнение о том, что Устав св. Бенедикта - сокращенная и переработанная версия Устава Учителя, составленная, вероятно, в 1-й четв. VI в. в Центр. Италии. Высказывалось предположение о едином авторстве обоих уставов: оба текста могли быть написаны св. Бенедиктом и, возможно, отражают эволюцию его представлений об устройстве общежительного мон-ря. Однако большинство исследователей полагают, что св. Бенедикт мог быть автором только того устава, к-рый известен под его именем (подробнее см.: Jaspert B. Die Regula Benedicti - Regula Magistri-Kontroverse. Hildesheim, 19772; Broekaert J.-D. Bibliographie de la Règle de S. Benoît. R., 1980; Vogüé A., de. Études sur la Règle de S. Benoît: Nouveau recueil. Bellefontaine, 1996; Idem. Regards sur le monachisme des premiers siècles. R., 2000. P. 258-295; Leyser C. Authority and Asceticism from Augustine to Gregory the Great. Oxf.; N. Y., 2000. P. 101-128).

Приведенные в «Диалогах» сведения не дают полного представления о жизни в Кассинском мон-ре. Папа Григорий Великий отметил, что не смог собрать достаточно сведений о деяниях св. Бенедикта (huius ego omnia gesta non didici), хотя и опрашивал его учеников: аббата Константина, преемника св. Бенедикта в Кассинском мон-ре; Валентиниана, настоятеля Латеранского мон-ря в Риме; Симплиция, 3-го аббата Кассинского мон-ря; Гонората, который ко времени написания «Диалогов» управлял мон-рем на месте первоначальных подвигов святого (Субиако). Свт. Григорий Великий ссылался также на рассказы «светлейшего мужа» Аптония (Ibid. 26) и мон. Перегрина, ученика святого (Ibid. 27. 1). Неясно, когда и при каких обстоятельствах папа Григорий Великий общался с насельниками Кассинского мон-ря; ко времени составления «Диалогов» монастырь был уже разрушен. Кроме того, приведенные в «Диалогах» сведения трудно проверить, поэтому высказывались сомнения в их достоверности. Папа Григорий Великий уделил внимание гл. обр. аскетическим подвигам и чудесам св. Бенедикта, к-рый, по словам святителя, объединил в себе все виды добродетелей, к-рыми обладали праведники ВЗ и НЗ (uir iste spiritu iustorum omnium plenus fuit - Greg. Magn. Dial. II 8. 8). На этом основании некоторые исследователи полагали, что Григорий Великий пытался создать идеализированный образ подвижника, о котором он почти ничего не знал (напр.: Cusack P. An Interpretation of the Second Dialogue of Gregory the Great: Hagiography and St. Benedict. N. Y., 1993). Высказывались также сомнения в авторстве «Диалогов», составленных якобы в 70-80-х гг. VII в. (Clark. 1987; Idem. 2003), но такие предположения были отвергнуты большинством исследователей.

К сер. 90-х гг. VI в. Кассинский мон-рь прекратил свое существование. По свидетельству свт. Григория Великого, св. Бенедикт предсказал, что мон-рь будет разрушен варварами, но никто из монахов не погибнет. Это предсказание исполнилось во время вторжения лангобардов, которые ночью напали на мон-рь и разграбили все имущество, но благодаря покровительству св. Бенедикта все монахи остались живы (Greg. Magn. Dial. II 17). Согласно Павлу Диакону, после кончины св. Бенедикта мон-рем управляли аббаты Константин, Симплиций и Виталий; при 5-м аббате, Боните, обитель была разорена лангобардами. Монахи бежали в Рим, взяв с собой только дневную меру хлеба и вина, а также книги, среди к-рых была рукопись Устава св. Бенедикта (Paul. Diac. Hist. Langobard. IV 17). Большинство исследователей считают, что ок. 577 г. Кассинский мон-рь был разорен лангобардами, к-рые продвинулись в Юж. Италию и основали там лангобардское герц-ство с центром в Беневенто (Brechter. 1938; Dell'Omo. 1999. P. 15-16).

Монастырь в годы запустения

Инициал «Н»; Иисус Христос и свт. Григорий Великий. Страница рукописи «Моралий» свт. Григория Великого. X–XI вв. (Cassin. 82. P. 236)
Инициал «Н»; Иисус Христос и свт. Григорий Великий. Страница рукописи «Моралий» свт. Григория Великого. X–XI вв. (Cassin. 82. P. 236)

Инициал «Н»; Иисус Христос и свт. Григорий Великий. Страница рукописи «Моралий» свт. Григория Великого. X–XI вв. (Cassin. 82. P. 236)
Среди учеников св. Бенедикта, которые рассказали о нем свт. Григорию Великому, был Валентиниан, «многие годы руководивший Латеранским монастырем» (Greg. Magn. Dial. II Prol. 2). Средневек. авторы полагали, что папа Римский Пелагий II (579-590) или его преемник Григорий Великий поселил кассинских монахов в обители, находившейся близ папского дворца в Латеране. Там монашеская община продолжала существовать до восстановления М.-К. в VIII в. (напр.: Chronica monasterii Casinensis. I 2; Petrus Diaconus. Liber de ortu et obitu iustorum coenobii Casinensis. 14 // PL. 173. Col. 1071). По мнению историков бенедиктинского ордена, в этой обители сохранялась преемственность кассинской монашеской традиции (см., напр.: Mabillon J. Annales Ordinis S. Benedicti. P., 1703. T. 1. P. 176-177; 1704. T. 2. P. 56). Большинство исследователей считают это мнение необоснованным (напр.: Leclercq. 1934. Col. 2459, 2463-2464; Brechter. 1938; Ferrari G. Early Roman Monasteries: Notes for the History of the Monasteries and Convents at Rome from the V through the X Cent. Vat., 1957. P. 242-253), хотя нек-рые историки допускают, что такой мон-рь мог существовать при латеранском оратории св. Панкратия (Dell'Omo M. A proposito dell'esilio romano dei monaci cassinesi dopo la distruzione longobarda di Montecassino // Montecassino. 1987. P. 485-512). В жизнеописании папы Римского Григория III (731-741) упоминается, что понтифик восстановил монастырь святых Иоанна евангелиста, Иоанна Крестителя и Панкратия, «некогда основанный при базилике Спасителя» и впосл. пришедший в упадок (LP. T. 1. P. 419; см. также: Huelsen C. C. F. Le Chiese di Roma nel Medio Evo. Firenze, 1927. P. 409-410).

Неясно, был ли Кассинский монастырь полностью заброшен после разорения лангобардами. Об этом сохранились лишь скудные и противоречивые свидетельства. Так, Павел Диакон отрицал существование к.-л. поселения на месте мон-ря (locus ille habitatione hominum destitutus erat) и в то же время утверждал, что в нач. VIII в. там жили некие «простые люди» - отшельники (aliqui simplices uiri) (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 40; см.: ActaSS. Sept. T. 1. P. 733; Leclercq. 1934. Col. 2461-2462; Grégoire. 1978). По словам Павла Диакона, папа Римский Григорий II (715-731) посоветовал паломнику Петронаксу восстановить монастырь у «священного тела блаженного отца Бенедикта» (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 40). Т. о., память о мон-ре и о гробнице св. Бенедикта сохранялась даже в годы запустения. Однако в сказаниях о перенесении мощей св. Бенедикта говорится, что франки с трудом нашли место, где некогда находился монастырь (см.: Leclercq H. Fleury-sur-Loire // DACL. T. 5. Pt. 2. Col. 1713-1715). Свидетельство Петра Диакона о том, что аббат Бонит, покидая Кассинский мон-рь, оставил 4 или 5 монахов для ухода за могилой св. Бенедикта, скорее всего является вымыслом (Petrus Diaconus. Liber de ortu et obitu iustorum coenobii Casinensis. 14 // PL. 173. Col. 1071). В др. сочинении Петр Диакон упоминал о 12 монахах, сменявшихся каждый год, к-рых якобы посылали из Латеранского мон-ря, чтобы охранять могилу св. Бенедикта (Epitome Chronicorum Casinensium // Muratori L. A. Rerum Italicarum Scriptores. Mediolani, 1723. T. 2. P. 354).

В период запустения Кассинского мон-ря бенедиктинская монашеская традиция и почитание св. Бенедикта получили широкое распространение в Зап. Европе. Это сказалось на последующей истории М.-К.: хотя мон-рь пользовался известностью и авторитетом как место подвигов св. Бенедикта, он так и не смог стать общепризнанным центром бенедиктинского монашества. Развитие монашеской традиции происходило гл. обр. к северу от Альп, где зарождались реформаторские движения, напр. каролингская монастырская реформа (см. разд. «Монастырская реформа» в ст. Каролинги) и клюнийская реформа. Основным местом почитания св. Бенедикта наряду с М.-К. стало франц. аббатство Флёри, где с VII в. хранились мощи святого.

По мнению большинства исследователей, папа Григорий Великий не стремился соблюдать Устав св. Бенедикта и не способствовал его распространению. Возможно, он не был знаком с текстом устава и знал о нем только по рассказам (Hallinger. 1957). Самое раннее упоминание об уставе «римского аббата Бенедикта» содержится в письме некоего Венеранда Констанцию, еп. Альбиги (ныне Альби, Франция), которое предположительно относится к 20-м гг. VII в. (Traube L. Textgeschichte der Regula S. Benedicti. Münch., 19102. S. 87-88; см.: Prinz. 1965. S. 267-268). В меровингской Галлии Устав св. Бенедикта рассматривали как один из авторитетных монашеских уставов, на основе которых формировались «смешанные» правила различных обителей. Обычно его комбинировали с правилами св. Колумбана, в жен. мон-рях - также с «Установлениями для святых дев» Кесария Арелатского (напр., в Уставе св. Доната, еп. Везонционского (Безансонского) - CPL, N 1860). Принять Устав св. Бенедикта призывали участники Собора, состоявшегося в Августодуне (ныне Отён) скорее всего при еп. Леодегарии (Concilia Galliae A. 511 - A. 695 / Ed. C. de Clercq. Turnhout, 1963. P. 319. (CCSL; 148A)). В англосакс. Британии распространением Устава св. Бенедикта занимался св. Вильфрид († 709/10) (Vita Wilfridi. 14, 47 // The Life of Bishop Wilfrid by Eddius Stephanus / Ed. B. Colgrave. Camb., 1927. P. 30, 98). Во франк. Галлии при поддержке как церковных, так и светских властей бенедиктинский устав постепенно вытеснял др. монашеские правила. Впервые он был провозглашен обязательным для франк. монахов в канонах Германского Собора (742/3), затем в ряде соборных постановлений и королевских капитуляриев (напр.: MGH. Capit. T. 1. P. 26, 28, 67, 75-76; MGH. Conc. T. 2. Pars 1. P. 4, 7, 60, 168). На Ахенских Соборах 816 и 817 гг. под влиянием св. Бенедикта Анианского монахи, обязанные соблюдать бенедиктинский устав, были четко отделены от каноников; монахи должны были придерживаться не только единого устава, но и единых обычаев (consuetudo), к-рые детально регламентировали жизнь в мон-ре. Т. о., Устав св. Бенедикта был принят почти во всей Зап. Европе. В то же время о св. Бенедикте стало широко известно благодаря распространению «Диалогов» свт. Григория Великого, к-рые были доступны в Испании и в Галлии начиная с 30-х гг. VII в.

Перенесение мощей св. Бенедикта в Галлию между сер. VII и нач. VIII в. оказало существенное влияние на последующую историю М.-К. Это событие по-разному описывается в источниках, степень достоверности к-рых трудно определить. Вероятно, самое раннее упоминание о нем сохранилось в послании папы Римского Захарии (741-752) франк. епископам и всему духовенству с требованием вернуть похищенное франками «тело блаженного Бенедикта» (750 или 751 - MGH. Epp. T. 3. P. 467-468; см.: Hoffmann. 1967. S. 338-346; Hourlier J. La lettre de Zacharie // Le culte et les reliques. 1980. P. 241-252).

Павел Диакон, повествуя о событиях 2-й пол. VII - нач. VIII в., сообщает о неких франках «из краев ценоманских и аврелианских» (т. е. из Ле-Мана и Орлеана), к-рые пришли на место заброшенного мон-ря и притворились, что желают провести ночь в молитве у мощей святого (следов., его гробница не была покинута людьми). Похитив останки св. Бенедикта и его сестры св. Схоластики, франки увезли их в Галлию, где построили мон-ри во имя обоих святых (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 2). О перенесении мощей сообщается также в неск. франк. сказаниях. Самое раннее анонимное сказание было составлено предположительно в VIII в.; рукописи, в которых сохранился текст, указывают на его баварское происхождение (BHL, N 1116; CPL, N 1853; изд.: Weber. 1952; PLS. Vol. 3. Col. 1438-1440). В сказании говорится об ученом франк. пресвитере, к-рый вместе с товарищами отправился в Италию на поиски могилы св. Бенедикта, находившейся «в небрежении» (inculta ab hominibus). В «пустыне», в 70 или 80 милях от Рима, некий свинопас показал им место, где некогда стоял Кассинский мон-рь. Ночью пресвитеру было видение, благодаря чему он нашел останки святых под мраморной плитой. Скрываясь от римлян, к-рые могли остановить их, франки беспрепятственно вернулись в Галлию и доставили реликвии в мон-рь Флориак (см. Флёри).

Более подробные сведения приведены в пространном «Сказании о перенесении св. Бенедикта», автором к-рого был мон. Адревальд из Флёри († ок. 879) (BHL, N 1117; изд.: Les Miracles de S. Benoît / Éd. E. de Certain. P., 1858. P. 1-14; MGH. SS. T. 15. Pars 1. P. 480-482; см.: CSLMA.AG. T. 1. P. 39-41). Адревальд приписывает инициативу перенесения мощей Муммолу, аббату Флориака, прочитавшему в «Диалогах» свт. Григория Великого о разорении и запустении Кассинского мон-ря. Муммол послал в Италию мон. Айгульфа (о нем см. в ст. Лерен), к к-рому присоединились неск. жителей Ценоман (ныне Ле-Ман). Франки остановились в Риме, откуда Айгульф направился на поиски разрушенного монастыря. По совету одного старика он нашел гробницу святых Бенедикта и Схоластики благодаря чудесному свету, к-рый озарял ее по ночам. Когда франки отправились в обратный путь, папе Римскому было открыто, что они забрали мощи; понтифик послал в погоню римлян и лангобардов, но с Божией помощью франки ускользнули от преследователей и благополучно вернулись в Галлию. Айгульф отдал мощи св. Схоластики жителям Ценоман, а мощи св. Бенедикта доставили во Флориак.

О мощах св. Схоластики, хранившихся в Ценоманах, повествуется в сказании, созданном предположительно в нач. IX в. (BHL, N 7525; изд.: Goffart. 1967. P. 134-141), и в более поздних «Деяниях епископов Ле-Мана» (Actus pontificum Cenomannis in urbe degentium / Éd. G. Busson, A. Ledru. Le Mans, 1901. P. 167-179). В этих сочинениях инициатива перенесения мощей приписывается не только аббату Муммолу, но и Ценоманскому еп. Берахарию (ок. 660). Память перенесения мощей св. Бенедикта указана под 11 июля среди добавлений в нек-рых рукописях Иеронимова мартиролога, восходящих к VIII в. (MartHieron. P. 90; MartHieron. Comment. P. 368; см.: Quentin H. Le Martyrologe hiéronymien et les fêtes de S. Benoît // RBen. 1903. Vol. 20. P. 369-374), а также в более поздних франк. мартирологах. О мощах св. Бенедикта, почивавших в аббатстве Флёри, упоминается в грамотах имп. Людовика Благочестивого от 27 июля 818 г., к-рые содержат ссылки на несохранившиеся привилегии Пипина Короткого и Карла Великого (Recueil des chartes de l'abbaye de Saint-Benoît-sur-Loire / Éd. M. Prou, A. Vidier. P.; Orléans, 1900. T. 1. P. 31-36) (обзор источников см.: Leclercq H. Fleury-sur-Loire // DACL. T. 5. Pt. 2. Col. 1713-1743).

Нек-рые исследователи полагают, что самый ранний источник, где говорится о перенесении мощей,- послания папы Римского Виталиана (657-672) монахам Флориака, франк. кор. Хлотарю III и епископам Галлии и Испании (изд.: Muratori L. A. Rerum Italicarum Scriptores. Mediolani, 1723. T. 2. P. 355-356; PL. 87. Col. 1006-1008; см.: Mews. 2011. P. 131-132). Однако эти послания сохранились только в «Эпитоме кассинских хроник», составленной якобы Анастасием Библиотекарем, но в действительности - Петром Диаконом, автором мн. подложных и псевдоэпиграфических текстов, направленных на возвеличение М.-К. (Caspar. 1909. S. 111-121). На подложность посланий указывают полемический тон и уничижительные выражения: «еретик» и «лжеаббат», Муммол назван псеглавцем и «струмболом» (возможно, от греч. στρομβέω - ходить вокруг, кружиться, отвлекать, будоражить), Айгульф - бродячим монахом (гировагом) и «сыном сатаны», совершившим святотатственную кражу со «своими подельниками». Насельники Флориака именуются «некогда монахами, теперь же сарабаитами, гировагами и первородными [детьми] сатаны, последовавшими плоти и принявшими учение Валаама, сына Веорова». В этих посланиях папа проклинает франк. монахов «со всеми их приспешниками» и отлучает их от Церкви, пока они не вернут мощи святых Бенедикта и Схоластики.

Время и обстоятельства перенесения мощей св. Бенедикта трудно установить. Неясно, насколько можно доверять свидетельству Адревальда, к-рому принадлежит самый подробный рассказ об этом событии. Часть исследователей связывала перенесение мощей с деятельностью королевы-регентши св. Бальтхильды (см. Батхильда; † 680), покровительствовавшей франк. монашеству (Laporte J. Vues sur l'histoire de l'abbaye de Fleury au VIIe et VIIIe siècles // Le culte et les reliques. 1980. P. 109-142; см. также: Prinz. 1965). По мнению Ж. Лапорта, инициатором перенесения мощей мог быть аббат Леодебод, основатель мон-ря св. Петра во Флориаке. Однако литургические книги свидетельствуют о распространении почитания св. Бенедикта на франк. землях лишь в 1-й пол. VIII в. (Deshusses J., Hourlier J. Saint Benoît dans les livres liturgiques // Le culte et les reliques. 1980. P. 143-204). На связи аббатства Флориак с Италией указывают рукописи италийского происхождения, привезенные во Флориак, вероятно, в VII в. (Gremont D.-B., Hourlier J. La plus ancienne bibliothèque de Fleury // Ibid. P. 253-264). В источниках перенесение мощей датируется по-разному: от сер. VII до нач. VIII в. По мнению А. Леклерка, это событие произошло между 690 и 707 гг. (Leclercq H. Fleury-sur-Loire // DACL. T. 5. Pt. 2. Col. 1725-1726; Geary P. J. Furta Sacra: Thefts of Relics in the Central Middle Ages. Princeton (N. J.), 1978. P. 145-149), но Ж. Урлье датировал его 3-й четв. VII в., вероятно ок. 660 г. (Hourlier J. La translation d'après les sources narratives // Le culte et les reliques. 1980. P. 213-239; см. также: Head T. Hagiography and the Cult of Saints: The Diocese of Orléans, 800-1200. Camb.; N. Y., 1990. P. 22-24).

Расцвет аббатства Флёри в эпоху Каролингов во многом был связан с почитанием мощей св. Бенедикта. Об истории святыни и о происходивших от нее чудесах повествуется в соч. «Чудеса св. Бенедикта» в 9 книгах (2-я пол. IX - 1-я четв. XII в.; BHL, N 1123-1135; изд.: Les Miracles de S. Benoît / Éd. E. de Certain. P., 1858). Однако уже в IX в. насельники М.-К. считали, что мощи св. Бенедикта по-прежнему покоились в их мон-ре; нек-рые авторы утверждали, что в Галлию увезли лишь часть мощей, другие писали о возвращении реликвий франками по требованию папы Римского. Противоречивые сведения о мощах св. Бенедикта привели к полемике между монахами Флёри и М.-К., к-рая достигла кульминации в XI-XII вв. (подробнее см.: Galdi. 2014). Впосл. франц. бенедиктинцы, напр. Ж. Мабильон, Ф. Шамар и Леклерк, отстаивали версию о перенесении мощей в Галлию, тогда как итал. церковные исследователи, напротив, считали эти сведения неполными или недостоверными (см.: Leclercq H. Fleury-sur-Loire // DACL. T. 5. Pt. 2. Col. 1718-1722, 1743). Так, мон. Луиджи Тости в «Истории аббатства Монтекассино» почти не уделил внимания франк. традиции, к-рую считал вымышленной (Tosti. 1888-1890. Vol. 3. P. 161-163). Вопрос о мощах святых Бенедикта и Схоластики вновь привлек внимание исследователей после возрождения монашеской жизни в аббатстве Флёри (1944). В 50-х гг. XX в. было проведено исследование мощей из Флёри, среди к-рых выделили останки 2 чел.: мужчины крепкого телосложения, рост ок. 1,6 м, прожившего не менее 75 лет, и престарелой женщины, рост ок. 1,5 м. Были исследованы также мощи св. Схоластики из мон-ря Жювиньи в Лотарингии (они были перенесены туда в 873 из Ле-Мана); анализ подтвердил их идентичность жен. останкам из аббатства Флёри. Полученные данные не противоречили сведениям о св. Бенедикте и его сестре и о перенесении их мощей в Галлию, во время которого останки обоих святых были перемешаны (Beau A. Rapport anatomique // Le culte et les reliques. 1980. P. 37-108). В 1950-1951 гг. были изучены мощи святых Бенедикта и Схоластики, хранившиеся в М.-К.; результаты их исследования также не противоречили историческим сведениям о св. подвижниках (см.: Il sepolcro. 1951, 1982).

VIII-IX вв.

Возрождение монастыря

Согласно Павлу Диакону, при папе Григории II в Рим прибыл Петронакс, житель Бриксии (ныне Брешиа). Понтифик предложил ему поселиться на месте, где находился Кассинский мон-рь и где был похоронен св. Бенедикт. Жившие там отшельники избрали Петронакса аббатом. Приняв «святой устав» и «установления блаженного Бенедикта», он приступил к восстановлению мон-ря (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 40; Chronica S. Benedicti Casinensis // MGH. Scr. Lang. P. 479). Согласно историческим произведениям XI-XII вв., папа направил в М.-К. латеранских монахов, к-рые якобы сохранили устав и традиции св. Бенедикта. Аббат Петронакс восстановил и расширил монастырскую ц. св. Мартина, в которой поместил реликвии мучеников, принесенные из Бриксии. Также в поздних текстах сообщается о помощи, к-рую оказали Петронаксу братья Пальдон, Тасон и Татон, незадолго до того основавшие мон-рь св. Винцентия (Сан-Винченцо-аль-Вольтурно, пров. Изерния) (Chronica monasterii Casinensis. I 4; ср.: Chronicon Vulturnense. 1925. Vol. 1. P. 150-152). Впосл., как сообщает Павел Диакон, монахи получили поддержку от папы Захарии, который прислал им необходимые вещи, в т. ч. книги, среди к-рых был автограф Устава св. Бенедикта (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 40). С т. зр. более поздних монастырских авторов, дар папы Захарии означал, что община М.-К. восстановила духовную связь со святым основателем и продолжила бенедиктинскую традицию общежительного монашества (о восстановлении М.-К. см.: Chapman. 1904; Hoffmann. 1967. S. 242-247; Bertolini P. I Longobardi di Benevento e Monte Cassino: La prima ricostruzione // Montecassino. 1987. P. 55-100).

Сведения о положении М.-К. при аббате Петронаксе сохранились в Житии св. Виллибальда († 787), составленном его племянницей Хугебургой. По возвращении из паломничества на Восток англосакс Виллибальд и его спутник Тидберхт поселились в М.-К., где в то время жили немногочисленные монахи во главе с Петронаксом. Виллибальд жил в М.-К. с 729/30 по 739 г.; он выполнял обязанности кубикулария церкви (ризничего), затем стал деканом (Reg. Ben. 21) и еще 8 лет занимал ответственную должность привратника (Ibid. 66) поочередно «в обоих монастырях» - верхнем, расположенном на вершине горы, и нижнем, «который стоит внизу, у реки Рапидо» (т. о., уже при Петронаксе аббатство включало 2 обители, которые, однако, считались единым монастырем). Виллибальд проявлял усердие в соблюдении бенедиктинского устава и подавал пример др. монахам. Через 10 лет аббат послал его по монастырским делам в Рим. Там Виллибальд познакомился с папой Григорием III, к-рый велел ему отправиться в Германию, чтобы помогать св. Бонифацию. Его товарищ Тидберхт остался в М.-К. (Vita Willibaldi episcopi Eichstetensis. 5 // MGH. SS. T. 15. Pars 1. P. 102-104).

Аббат Епифаний перед Распятием. Роспись ц. Санта-Мария-ин-Инсула в аббатстве Сан-Винченцо-аль-Вольтуно близ Изернии. 2-я четв. IX в.
Аббат Епифаний перед Распятием. Роспись ц. Санта-Мария-ин-Инсула в аббатстве Сан-Винченцо-аль-Вольтуно близ Изернии. 2-я четв. IX в.

Аббат Епифаний перед Распятием. Роспись ц. Санта-Мария-ин-Инсула в аббатстве Сан-Винченцо-аль-Вольтуно близ Изернии. 2-я четв. IX в.
Нек-рые исследователи полагали, что св. Виллибальд принес в мон-рь Устав св. Бенедикта и, т. о., определил развитие бенедиктинской монашеской традиции (Leclercq. 1934. Col. 2462-2463; Pohl. 2001. P. 357). По др. версии, Виллибальд, напротив, принес Устав св. Бенедикта из М.-К. в Германию и повлиял на решение св. Бонифация поддерживать бенедиктинское монашество (напр.: Dell'Omo. 2006). Св. Бонифаций ввел Устав св. Бенедикта в аббатстве Фульда, основанном в 744 г. (monachos constituimus sub regula sancti patris Benedicti uiuentes - Bonifatius. Ep. 86 // Die Briefe des heiligen Bonifatius und Lullus / Hrsg. M. Tangl. B., 1916. S. 193. (MGH. EpSel.; 1)). Вскоре св. Бонифаций послал Стурмия, 1-го аббата Фульды, с 2 монахами в «великие монастыри», чтобы они научились основам общежития и точному соблюдению бенедиктинского устава. Фульдские монахи отправились в Рим и в течение года посещали «все монастыри в той земле» (Vita Sturmi abbatis auctore Eigilo. 14 // Engelbert P. Die Vita Sturmi des Eigil von Fulda: Literarkrit.-hist. Untersuch. und Edition. Marburg, 1968. S. 145-146). Согласно более позднему Житию св. Леобы, Стурмий по указанию св. Бонифация поехал в Кассинский мон-рь, чтобы изучить монашескую дисциплину и обычаи в обители, к-рую основал сам св. Бенедикт (MGH. SS. T. 15. Pars 1. P. 125). Впосл. фульдские монахи вспоминали о том, что Стурмий «провел год в монастыре святого Бенедикта» и по возвращении ввел в своей обители кассинские правила, в т. ч. связанные с одеждой и питанием монахов (Supplex Libellus // CCM. T. 1. P. 324). Св. Бонифаций попросил кассинского аббата Оптата (ок. 750 - ок. 760) установить «среди нас» взаимное поминовение живых и усопших. Возможно, он имел в виду фульдских монахов, хотя в тексте об этом не сказано. Об ответе кассинского аббата нет сведений (Bonifatius. Ep. 106 // Die Briefe des heiligen Bonifatius und Lullus. B., 1916. S. 231-232).

Связи Кассинского мон-ря с франками упрочились в результате пребывания там франк. майордома Карломана. В 747 г. он отрекся от власти и отправился в Рим, а затем удалился в «монастырь блаженного Бенедикта, расположенный в пределах Аквинских» (LP. T. 1. P. 433). Тем не менее Карломан следил за событиями в королевстве франков: вместе с аббатом Оптатом он послал туда монахов, чтобы способствовать примирению брата, майордома Пипина Короткого, со своим сыном Грифоном, а также вернуть мощи св. Бенедикта (MGH. Epp. T. 3. P. 467-468). В то же время лангобардский кор. Ратхис (744-749) был низложен знатью, недовольной его уступками папе Захарии, и укрылся в Риме, а затем принес монашеские обеты в Кассинском мон-ре. Жена и дочь Ратхиса стали монахинями в жен. обители Пресв. Девы Марии (Санта-Мария-ди-Пьюмарола близ Кассино). После смерти кор. Айстульфа (749-756) Ратхис попытался возвратить себе престол, но был вновь изгнан и вернулся в мон-рь (см.: Bertolini O. Roma di fronte a Bisanzio e ai Longobardi. Bologna, 1941. P. 496-498, 574-576). При кор. Дезидерии (756-774) в Кассинском мон-ре жил опальный лангобардский аристократ Ансельм, основатель аббатства Нонантола (Pratesi A. Anselmo di Nonantola, santo // DBI. 1961. Vol. 3. P. 413-415; Schmid K. Anselm von Nonantola: Olim dux militum - nunc dux monachorum // QFIAB. 1967. Bd. 47. S. 21-24). По просьбе кор. Дезидерия 12 кассинских монахов отправились в мон-рь Лено близ Брешиа, основанный королем в 758 г. (подробнее см.: Sandmann M. Herrscherverzeichnisse als Geschichtsquellen: Studien zum langobardisch-italischen Überlieferung. Münch., 1984. S. 208-241; Azzara C. Il re e il monastero: Desiderio e la fondazione di Leno // L'abbazia di S. Benedetto di Leno: Mille anni nel cuore della pianura Padana / Ed. A. Baronio. Brescia, 2002. P. 21-32).

Оптат, аббат Кассинского мон-ря, и Атон, аббат монастыря св. Винцентия, участвовали в переговорах папы Римского Стефана II (III) (752-757) с правителями лангобардов и франков. В 752 г. понтифик послал настоятелей «достопочтенных монастырей святых Винцентия и Бенедикта» к кор. Айстульфу для переговоров о мире. Король отказался заключить мир с папой и отослал аббатов в их мон-ри (LP. T. 1. P. 441-442). Когда папа Стефан попросил помощи у франков, Айстульф заставил бывш. майордома Карломана, жившего в Кассинском мон-ре, отправиться к франкам и помешать их переговорам с понтификом. Карломан скончался вскоре после прибытия в Галлию. Майордом Пипин Короткий задержал сопровождавших его кассинских монахов; об их освобождении в 757 г. просил майордома папа Стефан II (III) (LP. T. 1. P. 448; MGH. Epp. T. 3. P. 507). При кор. Карле Великом в Кассинском мон-ре укрылся впавший в немилость св. Адальхард, впосл. аббат мон-ря Корби (MGH. SS. T. 2. P. 525).

Эпоха Каролингов

После падения королевства лангобардов (774) Кассинский мон-рь оказался в сложном положении. Обитель находилась на границе Папской области и лангобардского герц-ства Беневенто. Герц. Арихис II (758-787) принял титул князя (princeps) и провозгласил себя законным правителем всех лангобардов, пытаясь сохранить независимость от франков. Противостояние франков и лангобардов отразилось на жизни братии М.-К., где среди насельников были лангобарды, покинувшие Сев. Италию после победы франков (Pantoni. 1958). Одни кассинские монахи поддерживали франков, другие - беневентских лангобардов. Настоятелем мон-ря стал Теодомар (777/8-796/7), к-рый происходил скорее всего из Фризии и, следов., был близок к франкам; его преемник Гизульф (796-817) принадлежал к роду беневентских князей. Подобная ситуация сложилась и в др. крупных мон-рях на территории Италии. Так, в мон-ре Сан-Винченцо франк. аббат Амвросий Аутперт (777-778) был вынужден уступить должность лангобарду Потону, к-рого Карл Великий затем сместил за враждебное отношение к франкам (Houben H. Karl der Grosse und die Absetzung des Abtes Potho von San Vincenzo am Volturno // QFIAB. 1985. Bd. 65. S. 405-417; Idem. L'influsso carolingio sul monachesimo meridionale // Montecassino. 1987. P. 105-119).

В 787 г. Карл Великий совершил поход на Беневенто и заставил кн. Арихиса II признать верховную власть франков, хотя и не ликвидировал княжество. Тогда же король посетил М.-К. и даровал монахам грамоту с привилегиями: подтвердил права аббатства на принадлежавшие ему мон-ри, церкви и земельные владения, даровал судебный иммунитет и право свободного избрания аббата в соответствии с Уставом св. Бенедикта (28 марта 787 - MGH. Dipl. Kar. T. 1. P. 213-216; текст грамоты содержит интерполяции; см. также: Chronica monasterii Casinensis. I 12). Подобные привилегии Карл Великий тогда же даровал епископской кафедре Беневенто и мон-рю Сан-Винченцо. Впосл. монахи М.-К. стремились заручиться поддержкой каролингских императоров, однако те далеко не всегда имели возможность оказать действенную помощь мон-рю. Отношения аббатства с Папским престолом также были не очень тесными: М.-К. редко упоминается в Liber Pontificalis, до 882 г. аббатство не получало папских привилегий. В позднейших копиях сохранилась привилегия, якобы дарованная М.-К. в 748 г. папой Захарией, к-рый принял мон-рь в непосредственное подчинение Папского престола и изъял все его владения из юрисдикции местных епископов (Jaffé. RPR. N 2281; Italia Pontificia. 1935. P. 121-122; Chronica monasterii Casinensis. I 4). Хотя нек-рые исследователи отстаивают подлинность этой привилегии (напр.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 16; Pistilli. 2009), грамота скорее всего является подложной (Picasso G. La Sede Apostolica e la ripresa di Montecassino nei secoli VIII-IX // Montecassino. 1987. P. 205-209). Подобная привилегия приписывается папе Николаю I (858-867), но в ее подлинности также есть сомнения (Italia Pontificia. 1935. P. 125).

Неэффективность покровительства Каролингов обусловила непрочное положение М.-К., зависевшее от политической ситуации в Юж. Италии. Беневентские князья поддерживали аббатство и дарили ему земельные владения, но в то же время пытались распоряжаться монастырским имуществом. Кн. Сикард притеснял монахов и заключил в тюрьму аббата Деусдедита (828-834) (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 13 // MGH. Scr. Lang. P. 239). Вероятно, после этого аббат Аутперт (834/5 - 837) попросил имп. Лотаря I защитить монастырские владения от посягательств местной знати. Император подтвердил права М.-К. на «землю св. Бенедикта» и обозначил ее границы, указанные монахами (21 февр. 835 - MGH. Dipl. Kar. T. 3. P. 96-98). Однако при франк. аббате Бассации (837/8-856) гибель кн. Сикарда (839) привела к жестокой междоусобной борьбе. На власть в Беневенто претендовали Радельхис и Сиконульф, к-рые прибегали к помощи соседних правителей и собирали наемников. В 843-844 гг. Сиконульф неоднократно получал от монастыря крупные денежные суммы и ценности для оплаты наемников-мусульман. В надежде приобрести расположение кор. Людовика II Итальянского (844-875, император-соправитель с 850, единолично правил с 855) он отобрал у монахов золотую корону, пожертвованную его отцом кн. Сиконом (Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 473; Chronica monasterii Casinensis. I 26). Наемники-мусульмане, к-рых призывали князья, закрепились в Юж. Италии и разорили окрестности Рима, в т. ч. базилики св. апостолов Петра и Павла (846). На обратном пути наемники разграбили монастырские целлы (cellae) св. Андрея, св. Стефана и св. Георгия. Сарацинам не удалось приблизиться к М.-К. только благодаря дождям, из-за к-рых разлившиеся реки стали неудобными для переправы. Массар, вождь сарацин на службе у Радельхиса, разорил монастырь Санта-Мария-ин-Чингла (в совр. Айлано, пров. Казерта), принадлежавший М.-К., но не позволил своим воинам разграбить аббатство (Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 472-473; Chronica monasterii Casinensis. I 27-28). В 849 г. Радельхис и Сиконульф заключили мир, разделив Беневентское княжество на 2 части с центрами в Беневенто и в Салерно. По условиям договора был признан особый статус монастырей М.-К. и Сан-Винченцо, которые находились под защитой императора; они получили фискальный иммунитет от обоих правителей (Radelgisi et Siginulfi divisio ducatus Beneventani. 4 // MGH. Leges. T. 4. P. 222). Вскоре после этого Бассаций, аббат М.-К., и Иаков, аббат Сан-Винченцо, попросили Людовика II изгнать сарацин из Италии. В 852 г. император вступил в Беневенто и оттеснил мусульман в Апулию (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 20 // MGH. Scr. Lang. P. 242; Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 474).

Верным сторонником имп. Людовика II был аббат Бертарий (856-883), который надеялся на то, что императору удастся изгнать арабов и покончить с междоусобицами местных правителей. Бертарий уделял особое внимание обороне аббатства от сарацин: он построил монастырские укрепления и лично принял участие в сражении с мусульманами близ Гаэты (Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 474). Между 861 и 865 гг. Савдан, мусульманский эмир Бари, вторгся в Кампанию и осадил Неаполь; сарацины не смогли взять город, но нанесли поражение коалиции местных правителей и напали на мон-рь Сан-Винченцо, где находились монахи из М.-К. (у насельников обоих мон-рей был обычай обмениваться делегациями во время 40-дневного поста). Пока сарацины грабили обитель, монахи укрылись в ближайшей крепости (Ibid. P. 477; Chronica monasterii Casinensis. I 35). Имп. Людовик II выступил в поход против сарацин. В июне 866 г. он вместе с супругой Энгельбергой прибыл в М.-К.; аббат Бертарий устроил им торжественный прием, а затем сопроводил в Беневенто (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 32 // MGH. Scr. Lang. P. 246-247; Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 471). Последнее нападение сарацин из Бари на окрестности М.-К. произошло в февр. 867 г. В 871 г. император захватил Бари, но это не привело к прекращению междоусобиц и набегов мусульман с о-ва Сицилия. Аббат Бертарий стремился поддерживать хорошие отношения с южноитальянскими правителями, гл. обр. с графами Капуи, к-рые противостояли сарацинам. Самым прочным был союз с Ландульфом II, графом-еп. Капуи (863-879), также сторонником императора. При его помощи Бертарий укрепил позиции аббатства в г. Теано, где епископскую кафедру занимали выходцы из М.-К.; в 860 г. там был основан подчиненный М.-К. монастырь, а во время нападения эмира Савдана именно монахи заплатили выкуп сарацинам, осаждавшим город. Др. союзником Бертария был свт. Афанасий I, еп. Неаполя; аббат оказал ему помощь после изгнания из города. В 872 г. свт. Афанасий I был похоронен в М.-К.

Отношения аббата Бертария c Папским престолом осложнялись его критическим восприятием политики Римских пап Адриана II (867-872) и Иоанна VIII (872-882). В 869 г. в М.-К. состоялась встреча папы Адриана II с имп. Энгельбергой и кор. Лотарем II, к-рый пытался аннулировать брак с кор. Теутбергой. Папа Адриан II в отличие от своего предшественника Николая I благожелательно отнесся к просьбе Лотаря II, хотя, по-видимому, и не дал требуемого разрешения. Аббат Бертарий обвинил понтифика в потворстве греховным намерениям мирских правителей. Впосл. папа Иоанн VIII указал аббату, что тот не имеет права критиковать папские решения (MGH. Epp. T. 7. P. 273-274; Italia Pontificia. 1935. P. 125-126). В Капуе после кончины Ландульфа II, который одновременно был графом и епископом, вспыхнул конфликт между законно избранным еп. Ландульфом и его соперником Ланденульфом, ставленником нового капуанского графа. Бертарий высказался в поддержку законного епископа, но папа Иоанн VIII, не желая ссориться с графом, вынес компромиссное решение и разделил еп-ство между претендентами. Это вызвало негодование аббата (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 47 // MGH. Scr. Lang. P. 254-255; Chronica monasterii Casinensis. I 41; см.: Cilento N. Capua e Montecassino nel IX sec. // Montecassino. 1987. P. 357). В письме имп. Людовику II понтифик жаловался на вызывающее поведение аббата Бертария (MGH. Epp. T. 7. P. 287-288; Italia Pontificia. 1935. P. 126). Однако впосл. папа Иоанн VIII и Бертарий объединили усилия, чтобы организовать коалицию южноиталийских правителей для борьбы с сарацинами. Понтифик даровал М.-К. привилегию, включавшую полный иммунитет от епископской юрисдикции для аббатства, зависимых от него мон-рей и церквей, к-рые были приняты в непосредственное подчинение Папскому престолу, а также подтверждение неприкосновенности монастырских владений (22 мая 882 - Italia Pontificia. 1935. P. 126; Cuozzo, Martin. 1991. P. 169-172; ср.: Chronica monasterii Casinensis. I 33). Эта привилегия неоднократно подтверждалась преемниками Иоанна VIII между 899 и 1038 гг. (Italia Pontificia. 1935. P. 127-134).

После кончины имп. Людовика II (875) и папы Иоанна VIII (882) насельники М.-К. лишились влиятельных покровителей. Каролинги утратили контроль над Юж. Италией, где продолжались междоусобицы правителей при участии византийцев и арабов. В 881 г. сицилийские наемники-сарацины, к-рые служили Афанасию II, дуксу-еп. Неаполя, разорили мон-рь Сан-Винченцо; монахи покинули обитель и нашли убежище в Капуе. В 883 г. сарацины разграбили М.-К.: 4 сент. они захватили верхний мон-рь, 22 окт.- нижний мон-рь; аббат Бертарий и оставшиеся с ним монахи погибли (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 44 // MGH. Scr. Lang. P. 251-252; Chronica monasterii Casinensis. 44; см.: Citarella A. O. The Political Chaos in Southern Italy and the Arab Destruction of Monte Cassino in 883 // Montecassino. 1987. P. 163-180).

Формирование патримония аббатства М.-К.

В VIII-IX вв. М.-К. принадлежали крупные земельные владения. Основу монастырского патримония составили земли, подаренные Гизульфом II, герц. Беневентским (742-751) (грамота не сохр.; см.: Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 480; Chronica monasterii Casinensis. I 5; Codice diplomatico Longobardo. R., 2003. Vol. 4. Pt. 2: I diplomi dei duchi de Benevento / Ed. H. Zielinski. P. 193-195). Герцог передал аббату Петронаксу окрестности аббатства, «как горы, так и равнину», оставив в своем распоряжении только территорию, пограничную с Римской обл. (marchas). Из более поздних описаний можно предположить, что обитель получила земли общей площадью примерно 600 кв. км (см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 41-45). Мон-рю делали дарения и др. итал. правители. Так, в 782 г. герц. Хильдепранд подарил М.-К. владения в Сполетском герц-стве (Codice diplomatico Longobardo / Ed. C. Brühl. R., 1981. Vol. 4. Pt. 1. P. 105-109). Благосостояние мон-ря существенно укрепилось при аббате Гизульфе (796-817), который использовал свои родственные связи с князьями Беневенто, чтобы привлечь жертвователей (Chronica monasterii Casinensis. I 17-18; см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 2. Р. 206-216). Деятельность аббата Гизульфа по расширению монастырского патримония продолжил его преемник Аполлинарий (817-828). Состав земельных владений трудно восстановить из-за утраты большей части раннего архива М.-К. Так, в регистре Петра Диакона (XII в.), который включает много подложных и интерполированных текстов, есть всего 36 частноправовых актов, составленных ранее X в. Самая ранняя дарственная грамота, сохранившаяся в оригинале, датируется 877 г. (изд.: Cuozzo, Martin. 1991. P. 167-168).

Церковь Св. Софии в Беневенто. Ок. 760–770 г., XVII — нач. XVIII в.
Церковь Св. Софии в Беневенто. Ок. 760–770 г., XVII — нач. XVIII в.

Церковь Св. Софии в Беневенто. Ок. 760–770 г., XVII — нач. XVIII в.
За пределами основной территории вокруг М.-К. монастырские земли были рассредоточены по Юж. Италии (в Лацио, Кампании, Абруццо, Молизе и даже в Апулии); самые северные из них располагались в герц-стве Сполето. Основу патримония М.-К. составляла система усадеб (curtes), служивших центрами крупных самодостаточных владений (Toubert P. 1976. P. 691-693). На землях аббатства трудились как лично свободные крестьяне (либеллярии, массарии), так и сервы. Усадьбы, в которых находилась монастырская администрация, скорее всего совмещались с небольшими обителями - целлами (см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 141-156). Особое положение занимали более крупные обители, также зависимые от М.-К., но пользовавшиеся автономией (у них могли быть собственные целлы). Первые такие обители возникли еще при аббате Петронаксе, к-рый основал жен. мон-рь Санта-Мария-ин-Чингла (Codice diplomatico Longobardo. R., 2003. Vol. 4. Pt. 2. P. 93-96, 104-106, 190-191). Др. жен. мон-рь, Санта-Мария-ди-Пьюмарола, был основан в 40-х гг. VIII в. женой и дочерью лангобардского кор. Ратхиса (см.: Del Ferro, Zottis. 2012).

Самой крупной и богатой обителью, подчиненной М.-К., был жен. монастырь, основанный герц. Арихисом II при ц. Св. Софии в Беневенто (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 3 // MGH. Scr. Lang. P. 236; Chronica monasterii Casinensis. I 9). Монастырская и одновременно придворная ц. Св. Софии, построенная по указанию Арихиса II в виде купольной ротонды сложных очертаний, считается одним из важнейших памятников лангобардской архитектуры (Carella S. Sainte-Sophie de Bénévent et l'architecture religieuse longobarde en Italie méridionale // Hortus Artium Medievalium. Zagreb, 2003. Vol. 9. P. 331-356; о мон-ре см.: Lepore C. Monasticon Beneventanum: Insediamenti monastici di regola benedettina in Benevento // Studi Beneventani. 1995. Vol. 6. P. 137-158). Обители Св. Софии принадлежал беневентский мон-рь св. Бенедикта с приютом для паломников, к-рый существовал еще при герц. Ромуальде II (706-731) (sinodochium, ubi monasterium sancti Benedicti - Codice diplomatico Longobardo. R., 2003. Vol. 4. Pt. 2. P. 63-66; см.: Lepore C. Monasticon Beneventanum // Studi Beneventani. 1995. Vol. 6. P. 44-48, 184-185).

Зависимые от М.-К. мон-ри перечислены в грамоте Карла Великого (787): Санта-Мария-ди-Пьюмарола, Санта-Мария-ин-Чингла, Санта-София в Беневенто, Сант-Анджело-ди-Барреа (пров. Л'Акуила) и др. (MGH. Dipl. Kar. T. 1. P. 214). Среди владений аббатства названы мон-ри, целлы, усадьбы, виллы (in monasteria uel cellulas siue curtes aut uillas) и разнообразные угодья: виноградники, луга, леса, во́ды. В папской грамоте 882 г. среди 4 зависимых жен. мон-рей, на к-рые распространялся иммунитет М.-К., упомянута также обитель Пресв. Девы Марии в Козенце. Территориальная экспансия монастырского патримония продолжалась и в IX в., особенно при аббате Бассации. Ко времени аббата Бертария относится «Memoratorium», список владений зависимого от М.-К. мон-ря Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара) с принадлежавшими ему целлами (Chronica monasterii Casinensis. I 45; см.: Bloch. 1986. Vol. 2. P. 773-776, 901-906, 913-915).

Архитектура

Благодаря сведениям, сохранившимся в трудах средневековых монастырских историков, можно проследить формирование архитектурного ансамбля М.-К. Первоначально монастырь находился на вершине горы; там стояли главная ц. св. Мартина, восстановленная аббатом Петронаксом, и ц. св. Иоанна, где был похоронен св. Бенедикт. Однако уже при Петронаксе у подножия горы возникла 2-я обитель, которая упоминается в Житии св. Виллибальда. Поблизости находились руины рим. города, в т. ч. заброшенный языческий храм, к-рый Скауниперга, жена герц. Гизульфа II, перестроила в ц. св. Петра (Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 480; Chronica monasterii Casinensis. I 5; см.: Del Ferro. 2007). При аббате Потоне († 777/8) в нижней обители была сооружена небольшая ц. св. Бенедикта (Chronica monasterii Casinensis. I 10). На рубеже VIII и IX вв. по указанию аббата Гизульфа у подножия горы построили новый мон-рь, где с того времени жили аббат и большинство монахов; здесь находился адм. центр монастырских владений (curtis maior, praepositura maior). Основным зданием нижнего мон-ря была ц. Спасителя - 3-нефная базилика (36,4×19 м) с алтарями в честь св. Бенедикта и св. Мартина в боковых апсидах. Алтарная часть храма была ориентирована на запад, перед вост. фасадом находился атриум с кампанилой и ораторием св. Михаила (Ibid. I 17; церковь перестроена в кон. XVII в., разрушена в 1944). Широкий центральный неф, небольшие апсиды, аркады на колоннах, использование античных сполий придавали храму сходство с базиликами лангобардского типа, напр. с монастырской ц. Сан-Сальваторе (Санта-Джулия) в Брешиа (50-е гг. VIII в.). Одновременно с кассинской церковью велось строительство более крупной базилики в мон-ре Сан-Винченцо (63,5 х 28,3 м), к-рым руководил аббат Иисус (792-817). Рядом с ц. Спасителя находилась «пятибашенная» ц. Пресв. Девы Марии (Санта-Мария-делле-Чинкуэ-Торри), возведенная при кассинском аббате Теодомаре († 796/7). Это было квадратное в плане центрическое сооружение (длина стены примерно 17,5 м) с 3 небольшими апсидами, увенчанное 5 прямоугольными куполами; центральный купол покоился на 12 колоннах, к-рые образовывали квадратное пространство с обходом. Первоначально храм был украшен фресками и стихотворными надписями (Ibid. I 11; церковь разрушена в 1944; см.: Pistilli. 2000). В 50-х гг. IX в. аббат Бертарий превратил нижний мон-рь в крепость Эвлогименополь (город св. Бенедикта) (Chronica S. Benedicti Casinensis. P. 476; Chronica monasterii Casinensis. I 33). С 874 г. там хранилась часть мощей св. Германа, еп. Капуанского, подаренная имп. Людовиком II. Впосл. ц. Спасителя, а затем и все поселение стали именоваться в честь св. Германа (Сан-Джермано; с 1863 - Кассино).

При аббате Гизульфе был перестроен также нагорный монастырь, центром к-рого стала ц. св. Иоанна (Leclercq. 1934. Col. 2458). Согласно «Хронике Кассинского монастыря», Гизульф расширил и украсил «церковь, в которой было погребено тело блаженного аббата Бенедикта». На месте старого монастырского оратория (15,25×7,6 м) была возведена 3-нефная базилика с трансептом (длина 30-40 м, ширина ок. 17 м; см.: Pantoni. 1939; Idem. 1973. P. 148-150; Carbonara. 1979). Над алтарем св. Бенедикта был установлен серебряный киворий, а др. алтари украсили серебряными антепендиями или заалтарными образами (tabulis argenteis - Chronica monasterii Casinensis. I 18). Церковь св. Мартина, которая ранее была главным храмом верхнего мон-ря, вероятно, не перестраивалась (небольшая одноапсидная базилика известна по раскопкам XIX в.; см.: Morin. 1908. P. 279-303).

Нек-рые сведения о храмах аббатства сохранились в описаниях богослужебных обычаев М.-К. Аббат Теодомар упоминает «большой монастырь» Спасителя и верхний монастырь «у св. Бенедикта», где обычно хоронили монахов (CCM. T. 1. P. 135). Согласно «Хронике Кассинского монастыря», в портике ц. св. Мартина были погребены аббаты Петронакс, Оптат, Грациан и Теодомар; впосл. настоятелей хоронили у стен ц. св. Иоанна (св. Бенедикта). К VIII в. относятся самые ранние погребения в верхнем мон-ре, обнаруженные при раскопках (1951). В «Ordo Casinensis II», ранняя версия к-рого предположительно относится к посл. четв. VIII в., названы церкви Спасителя, св. Бенедикта и св. Петра; во 2-й редакции, составленной, вероятно, при аббате Бертарии, упоминаются также церкви св. Мартина и арх. Михаила (в атриуме базилики нижнего мон-ря). Среди важнейших праздников были дни освящения ц. св. Бенедикта в верхнем мон-ре и церквей Спасителя и Пресв. Девы Марии в нижней обители (Ibid. P. 113-123). Большинство монахов проводили 40-дневный пост в верхнем мон-ре и спускались с горы во вторник пасхальной недели. Богослужение этого праздника отличалось особой торжественностью, братия считала, что у них «едва ли бывают более радостные дни». Монахи с песнопениями спускались к подножию горы, где встречались с теми монахами, к-рые не покидали нижний мон-рь. Затем совершалась процессия с Евангелием, крестами и реликвиями святых в ц. св. Петра. Там к монахам присоединялись насельники «почти всех... целл», относившихся к М.-К. После мессы монахи направлялись на праздничную трапезу в нижний мон-рь (Ibid. P. 130-131; о строительстве в мон-ре в VIII-IX вв. подробнее см.: Pantoni A. Abati costruttori da Petronace a Bertario // Montecassino. 1987. P. 215-231; Marazzi F. Montecassino e S. Vincenzo al Volturno: Ragionamenti sui criteri progettuali dei «grandi monasteri» fra VIII e IX secolo // Sodalitas. 2016. T. 1. P. 619-645).

Сохранение бенедиктинской традиции

В VIII в. насельники М.-К. установили контакты с франками, стремившимися унифицировать монастырскую жизнь на основе Устава св. Бенедикта. Св. Бонифаций и др. церковные деятели рассматривали М.-К. как обитель, в которой сохранялось духовное наследие св. Бенедикта. Согласно Житию св. Адальхарда, мон-рь «считался источником и началом всей монашеской жизни» (totius fons religionis et origo - MGH. SS. T. 2. P. 525). В 80-х гг. VIII в. св. Лиудгер, проповедовавший христианство фризам и саксам, провел 2 года в М.-К., изучая бенедиктинский устав и обычаи мон-ря (Die Vitae Sancti Liudgeri / Hrsg. W. Diekamp. Münster, 1881. S. 25). Реформатор каролингского монашества Бенедикт Анианский также интересовался традициями М.-К. и расспрашивал о них паломников, которые посещали аббатство (MGH. SS. T. 15. 1. P. 217). Франки нередко воспринимали бенедиктинскую традицию как «римскую», освященную авторитетом Папского престола (Hallinger. 1957. S. 270). Так, уже в письме Венеранда св. Бенедикт назван «римским аббатом»; анонимный ирл. монах VIII в. считал, что богослужебные указания Бенедикта «почти ни в чем не расходятся» с рим. обычаями, поэтому их одобрил св. Григорий Великий (CCM. T. 1. P. 91). В «Ordo Romanus XVII» (кон. VIII в.) описывается монастырское богослужение «по образцу католической и апостольской Римской Церкви, в соответствии с Уставом св. Бенедикта» (Andrieu M. Les «Ordines Romani» du haut Moyen Âge. Louvain, 1951. T. 3. P. 175; подробнее см.: Engelbert P. Regeltext und Romverehrung: Zur Frage der Verbreitung der «Regula Benedicti» im Frühmittelalter // Montecassino. 1987. P. 133-162; Dell'Omo M. A proposito dell'esilio romano... // Ibid. P. 485-493).

Средневек. авторы пытались проследить преемственность ранней бенедиктинской традиции и пути распространения Устава св. Бенедикта. Отсутствие надежных сведений восполнялось необоснованными гипотезами, к-рые складывались в мифологизированную картину истории монашества. Считалось, что папа Григорий Великий ввел в своем монастыре бенедиктинский устав (напр.: Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. IV 80, 82). Распространение бенедиктинского устава в Галлии связывали с деятельностью св. Мавра, ученика и сподвижника св. Бенедикта. В подложном послании некоего аббата, адресованном Симплицию, преемнику Бенедикта, сообщается, что устав был введен почти во всех монастырях Италии; монахи М.-К. учили насельников др. обителей его правильному соблюдению (Brechter H. S. Versus Simplicii Casinensis abbatis: Ihre Stellung in der Textgeschichte der «Regula Benedicti» // RBen. 1938. T. 50. P. 89-135; PLS. Vol. 3. Col. 1440). Возможно, послание было составлено на рубеже VIII и IX вв. в аббатстве Райхенау (см.: Huyghebaert N. N. Simplicius, «propagateur» de la Règle bénédictine: Légende ou tradition? // RHE. 1978. T. 73. P. 45-54). Павел Диакон впервые упоминает автограф Устава св. Бенедикта, к-рый папа Захария вернул в М.-К. после восстановления мон-ря (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 40). Существование этой рукописи подтверждало непрерывность бенедиктинской традиции (см.: Meyvaert. Problems. 1959; Dell'Omo. 2006).

Сохранились описания богослужебных и дисциплинарных обычаев М.-К., сделанные с целью ввести эти обычаи во франк. монастырях. Самым ранним из них считается «Ordo Casinensis I», также известный как «Ordo regularis» (Уставной чин), составленный предположительно после сер. VIII в.; его автор стремился кратко изложить основные кассинские обычаи для герм. монахов, хотя в тексте нет упоминаний о М.-К. (изд.: CCM. T. 1. P. 93-104; см.: Grégoire R. Aspetti istituzionali dell'organizzazione monastica di Montecassino // Montecassino. 1987. P. 187-188). Больше подробностей содержится в «Ordo Casinensis II», или «Ordo officii» (Чин оффиция), к-рый несомненно происходит из М.-К. Произведение сохранилось в 2 редакциях: ранняя была составлена в посл. четв. VIII в., поздняя - при аббате Бертарии, к-рый упомянут в тексте, как и имп. Энгельберга. В «Ordo Casinensis II» приведены в основном богослужебные указания, связанные с праздниками и циклами литургического года (изд.: CCM. T. 1. P. 105-123; см.: Grégoire R. Aspetti... // Montecassino. 1987. P. 188-189). Правильному соблюдению бенедиктинского устава посвящены послания аббата Теодомара знатному франку Теодориху (CCM. T. 1. P. 125-136) и кор. Карлу Великому (Ibid. P. 137-175). В послании Теодориху говорится, что Устав св. Бенедикта определял далеко не все аспекты монастырской жизни; в М.-К. существовали дополнительные правила, основанные на «обычае» (per consuetudinem) и переданные «старцами» (maiores nostri). Описывая особенности богослужения, питание, одежду, поведение монахов, Теодомар подчеркивает близость нек-рых обычаев М.-К. к рим. практике. Подобные идеи содержатся в послании Карлу Великому, написанном от имени «всей паствы блаженного отца Бенедикта». Восхваляя государя за попечение о монахах, Теодомар посылает ему сделанный с автографа список Устава св. Бенедикта, тексты гимнов и монашеского обета, а также дневную меру пищи и питья. Пояснения, касающиеся отдельных аспектов жизни монахов, носят рекомендательный характер; аббат признает возможные различия между локальными традициями (напр., разную одежду италийских, галльских и греч. монахов), объясняет отличие бенедиктинской практики пения псалмов от принятой в рим. мон-рях и т. д. Исследователи указывали на противоречия между посланиями и сомневались в подлинности текстов. Так, в письме Карлу Великому усматривали протест против уставного ригоризма, характерного для ахенских постановлений 816-817 гг., что исключает авторство Теодомара (Winandy J. Un témoignage oublié sur les anciens usages cassiniens // RBen. 1938. T. 50. P. 254-292). Др. исследователи считали неподлинным письмо Теодориху, где упоминаются 2 обители в М.-К. и сервы, к-рые занимались физическим трудом вместо монахов (Hoffmann H. Zur Geschichte Montecassinos im 11. und 12. Jh. // Dormeier. 1979. S. 3). Однако эти аргументы не являются решающими (см.: Neufville J. L'authenticité de l'«Epistula ad regem Karolum de monasterio S. Benedicti directa et a Paulo dictata» // StMon. 1971. Vol. 13. P. 295-309; Houben H. L'influsso carolingio... // Montecassino. 1987. P. 123-125; Grégoire R. Aspetti... // Ibid. P. 190-193). Ссылка на обычаи М.-К. приведена в ходатайстве фульдских монахов с протестом против богослужебных и дисциплинарных нововведений, к-рое было подано в 812 г. Карлу Великому, а после Ахенского Собора 816 г.- Людовику Благочестивому (Supplex libellus // CCM. T. 1. P. 319-327; ср.: Vita Eigilis abbatis Fuldensis auctore Candido // MGH. SS. T. 15. Pars 1. P. 223; см.: Dell'Omo M. «Quod beatus pater Benedictus instituit...»: Montecassino e Fulda prima e negli anni di Rabano Mauro // Rabano Mauro. 1994. P. 65-72). В некоторые рукописные сборники включены как записи обычаев М.-К., так и постановления Ахенских Соборов. Так, в рукописи St. Gallen. Stiftsbibl. 914 (1-я пол. IX в.) к Уставу св. Бенедикта добавлены письмо Теодомара Карлу Великому, «Ordo Casinensis I», капитулярий Ахенского Собора 817 г. и др. тексты (см.: La Règle de S. Benoît / Éd. A. de Vogüé, J. Neufville. P., 1972. T. 3. P. 389-399. (SC; 183)).

В изложении обычаев М.-К. основное внимание уделялось богослужению, гл. обр. монашескому оффицию и церемониям литургического года. Самые ранние кассинские календари датируются посл. четв. VIII в.; среди праздников в них указаны дни освящения монастырских церквей и поминовения аббатов (Loew. 1908; Morin. 1908. P. 486-497). В «Ordo Casinensis II» и в посланиях Теодомара названы праздники в честь св. Бенедикта, св. Схоластики и свт. Григория Великого, а также в честь Пресв. Девы Марии, св. Мартина Турского, ап. Петра, которым были посвящены храмы М.-К., и в честь тех, чьи реликвии хранились в аббатстве (Герман Капуанский, ап. Матфий, мученики Фаустин и Иовита). Из числа паралитургических книг известен молитвослов (libellus precum), созданный, вероятно, в 70-х гг. IX в. (Cassin. 575; см.: Dell'Omo. 2003).

Несмотря на то что мощи св. Бенедикта были вывезены в Галлию, в М.-К. почитали место захоронения святого. По мнению Павла Диакона, в могиле св. Бенедикта остался его прах (Paul. Diac. Hist. Langobard. VI 2). Впосл. у монахов сложилось убеждение, что мощи святого или их часть по-прежнему почивали в М.-К. Так, в грамоте имп. Лотаря I (835) упоминается, что аббатство было освящено погребением св. Бенедикта (MGH. Dipl. Kar. T. 3. P. 97); в др. источниках говорится о гробнице (confessio) и даже о «теле» (corpus) святого, к-рое якобы находилось в монастыре. Согласно более позднему источнику, в 758 г. нек-рые реликвии св. Бенедикта были перенесены из М.-К. в аббатство Лено (MGH. Scr. Lang. P. 503). Упоминание о мощах святого в грамоте Карла Великого (787) скорее всего является поздней вставкой (MGH. Dipl. Kar. T. 1. P. 214). При аббате Бертарии насельники М.-К. стали отрицать, что мощи св. Бенедикта были вывезены в Галлию. В сочинениях аббата упоминается «золотая» гробница с мощами святых Бенедикта и Схоластики (aurea arca; una corporum arca) (Meyvaert. 1955. P. 4-16; см. также: Davril A. La tradition cassinienne // Le culte et les reliques. 1980. P. 377-408). Попытка совместить сведения о мощах св. Бенедикта, находившихся во Флёри и в М.-К., сделана в сказании, к-рое было составлено в М.-К. ок. 853 г. (Лапорт) или в XII в. (Урлье) (BHL, N 1121; изд.: Translatio sancti Benedicti abbatis ex cod. ms. Bibl. Nat. Neapol. // AnBoll. 1882. T. 1. P. 75-84). В сказании сообщается, что во время запустения мон-ря 2 франк. монаха по божественному повелению перенесли в Галлию часть мощей святых (non ex toto, sed partim; ex eorum membris... quaeque). Основная часть мощей осталась в М.-К., где, согласно сказанию, святые Бенедикт и Схоластика воскреснут в день Страшного Суда. Автор сказания признавал, что во Флёри и в др. местах есть «некоторые частицы их останков», но подчеркивал, что чудеса от мощей совершаются гл. обр. в М.-К. (в сказании описывается исцеление глухонемого англ. паломника).

Литературное творчество. Библиотека. Скрипторий

Страница с рисунками диких животных из сборника трактатов по медицине из мон-ря Монте-Кассино. 2-я пол. IX в. (Cassin. 97. P. 536)
Страница с рисунками диких животных из сборника трактатов по медицине из мон-ря Монте-Кассино. 2-я пол. IX в. (Cassin. 97. P. 536)

Страница с рисунками диких животных из сборника трактатов по медицине из мон-ря Монте-Кассино. 2-я пол. IX в. (Cassin. 97. P. 536)
Вероятно, одним из первых кассинских писателей был мон. Марк, автор стихотворного панегирика св. Бенедикту (BHL, N 1103; CPL, N 1854). В 33 двустишиях повествуется о том, как святой по повелению свыше пришел в Кассин в сопровождении 3 воронов, поднялся на гору и уничтожил памятники языческого культа. Затем он провел 40 дней в молитвенном уединении, очистил гору от скверны, сделал ее удобной для жизни и разбил на ней духовный сад - монашескую обитель. Марк в основном опирался на «Диалоги» Григория Великого, но добавил подробности, вероятно заимствованные из устной традиции. Стихотворение трудно датировать. Средневек. авторы считали Марка учеником св. Бенедикта или современником свт. Григория Великого (напр.: Petr. Damian. Serm. 8 // S. Petri Damiani Sermones / Ed. I. Lucchesi. Turnhout, 1983. P. 46. (CCCL; 57)), но совр. исследователи полагают, что поэт жил в VII-VIII вв., возможно в начале эпохи Каролингов (Rocca S. Versus in Benedicti laudem // Romanobarbarica. R., 1978. Vol. 3. P. 335-364; Parroni P. Sui «Versus in Benedicti laudem» // Filologia e forme letterarie: Studi offerti a F. della Corte. Urbino, 1987. Vol. 5. P. 279-289; Vogüé. 1991-2008. T. 12. P. 219-222). Стихотворение Марка цитировал самый известный кассинский автор, Павел Диакон, в рассказе об основании мон-ря (Paul. Diac. Hist. Langobard. I 26). Павел стал монахом в М.-К. в 60-70-х гг. VIII в. и возглавил монастырскую школу. Там он написал «Историю лангобардов» (90-е гг. VIII в.), куда включил пространный стихотворный панегирик св. Бенедикту и гимн с прославлением чудес святого (BHL, N 1105-1106; Paul. Diac. Hist. Langobard. I 26; MGH. Poet. T. 1. P. 36-42; см.: CSLMA.AI. P. 207-208). Сохранились упоминания о гимнографе Киприане; ему приписывается алфавитный гимн в праздник св. Бенедикта «Aureo solis radio perennis» (PL. 89. Col. 1049-1052; 147. Col. 1231-1233; см.: Chronica monasterii Casinensis. I 7; Petr. Diac. De vir. illustr. 7 // PL. 173. Col. 1015-1016). В сказании о перенесении мощей св. Бенедикта (BHL, N 1121) упоминается некий Арихис, современник беневентского кн. Сикона (817-832), к-рый собирал сведения о св. Бенедикте, отсутствовавшие в «Диалогах» Григория Великого. Возможно, к IX в. относится творчество диак. Теофания, описавшего в стихах основание Кассинского мон-ря, строительство нижнего мон-ря Спасителя и мон-ря Санта-Мария-ин-Пьюмарола (Petr. Diac. De vir. illustr. 10 // PL. 173. Col. 1019-1020).

Сборник трактатов по медицине из мон-ря Монте-Кассино. Ок. 850–900 гг. (Laurent. Plut. 73. 41)
Сборник трактатов по медицине из мон-ря Монте-Кассино. Ок. 850–900 гг. (Laurent. Plut. 73. 41)

Сборник трактатов по медицине из мон-ря Монте-Кассино. Ок. 850–900 гг. (Laurent. Plut. 73. 41)
Павел Диакон, преподававший свободные искусства, написал комментарий на лат. грамматику Доната; его ученик Хильдерик также известен как автор грамматического трактата (см.: Lentini A. L'«Ars Hilderici» del codice cassinese 299 // Benedictina. R., 1953. Vol. 7. P. 191-217). Трактат по грамматике и «два медицинских кодекса» составил аббат Бертарий; среди его произведений были проповеди, стихотворные панегирики святым и стихи, адресованные друзьям, в т. ч. имп. Энгельберге. Монастырские историки приписывали ему авторство трактата «Антикименон» (Chronica monasterii Casinensis. I 33; в действительности автором трактата был Иулиан Толедский). Из сочинений Бертария сохранились проповедь в день св. Схоластики (BHL, N 7516-7517) и поэма о св. Бенедикте (BHL, N 1107-1108). Проповедь содержит толкование на притчу о купце и жемчужине (Мф 13. 45-46) и пересказ неск. эпизодов из «Диалогов» свт. Григория Великого. Автор восхваляет св. Бенедикта как «учителя всех монахов... отца отцов, наставника наставников», а М.-К.- как «главу всех монастырей» (caput omnium monasteriorum; см.: Lentini A. Il sermone di S. Bertario su S. Scolastica // Benedictina. 1947. Vol. 1. P. 197-211). Поэма о чудесах св. Бенедикта - стихотворное переложение 2-й кн. «Диалогов» из 93 дистихов и 13 гекзаметров. Сохранилась также версия поэмы, переработанная в XI в.; в ней исправлены грамматические и стилистические погрешности (MGH. Poet. T. 3. P. 389-402; см.: CSLMA.AI. P. 67-70; Leonardi C. La cultura cassinese al tempo di Bertario // Montecassino. 1987. P. 318, 324-325).

В VIII в. в Кассинском мон-ре появился скрипторий. На это указывают сведения о большом количестве рукописей, вскоре после 774 г. вывезенных св. Ансельмом в аббатство Нонантола; они составили основу книжного собрания Нонантолы и впосл. служили образцами для местных переписчиков (см.: Pollard R. M. «Libri di scuola spirituale»: Manuscripts and Marginalia at the Monastery of Nonantola // Libri di scuola e pratiche didattiche dall'antichità al rinascimento. Cassino, 2010. P. 331-401). В скрипториях М.-К. и Беневенто сложился беневентский минускул - разновидность письма, которая доминировала в Юж. Италии до XIII в. В аббатстве были созданы самые ранние «протобеневентские» рукописи, к-рые датируются 2-й пол. VIII в. (Bamberg. Staatsbibl. Patr. 61; Cassin. 753; Cava de' Tirreni. Bibl. dell'Abbazia. 2 (XXIII) и Paris. lat. 7530).

Немногие сохранившиеся рукописи VIII-IX вв. свидетельствуют о разносторонних интересах монастырских книжников (см.: Bloch. 1972). В мон-ре составляли сборники учебных текстов по грамматике, метрике и риторике (Paris. lat. 7530, между 779 и 797; см.: Holtz. 1975; Cassin. 299 (грамматика Хильдерика) и Roma. Casanat. 1086, обе - IX в.). При аббате Бертарии были созданы сборники античных трактатов по медицине (Cassin. 69; Laurent. Plut. 73. 41) и трудов по астрономии и компутистике, приложенных к соч. «О вере в святую и нераздельную Троицу» Алкуина (Cassin. 3). Художественные произведения собраны в рукописи Laurent. Plut. 66. 40 («Повесть о разрушении Трои» Дарета Фригийского, «История Аполлония, царя Тирского» и др.). Из христ. авторов в кассинских рукописях представлены труды Кассиодора («Наставления» - Bamberg. Staatsbibl. Patr. 61), Исидора Севильского («Изречения» - Cassin. 753; «Этимологии» - Cava de' Tirreni. Bibl. dell'Abbazia. 2 (XXIII)), Иулиана Толедского («Антикименон» - Cassin. 187, 2-я пол. IX в.) и Пруденция (поэмы - Cassin. 374, IX в.). Оформление и состав рукописей демонстрируют слабое влияние Каролингского возрождения на М.-К.; несмотря на церковные и политические связи с франкской державой, аббатство находилось в состоянии культурной изоляции (Leonardi C. La cultura cassinese al tempo di Bertario // Montecassino. 1987. P. 321-323).

X - сер. XI в.

Монашеская община в изгнании

В 883 г., перед нападением сарацин на М.-К., аббат Бертарий отправил бóльшую часть монахов во главе с препозитом Ангеларием в Теано. Благодаря этому монашеская община уцелела; ценности, в т. ч. б-ка и архив аббатства, также были спасены (Chronica monasterii Casinensis. I 44; Chronicon Vulturnense. 1925. Vol. 1. P. 370-371). После гибели Бертария общину монахов возглавил аббат Ангеларий (883-889). Он попытался восстановить нижний мон-рь М.-К. и в авг. 886 г. направил туда монахов во главе с хронистом Эрхемпертом, однако по дороге их ограбили греки, служившие Афанасию II, дуксу-епископу Неаполя (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 61 // MGH. Scr. Lang. P. 259). Положение в Юж. Италии оставалось нестабильным: при поддержке правителей Неаполя и Гаэты сарацины обосновались в крепости на горе Гарильяно, между М.-К. и побережьем Тирренского м., поэтому монахи были вынуждены остаться под защитой крепостных стен Теано.

После разорения М.-К. монахам пришлось добиваться защиты и покровительства от правителей Капуи. Община была вовлечена в политическую борьбу, подробно описанную мон. Эрхемпертом в соч. «История беневентских лангобардов». С одной стороны, правители Капуи проявляли щедрость по отношению к монахам и оберегали их от врагов; с др. стороны, они стремились поставить общину под контроль, назначали аббатов и пользовались монастырскими владениями в своих интересах (Cilento N. Capua e Montecassino nel IX secolo // Montecassino. 1987. P. 349; Zeller. 2010). Такую политику проводил гр. Атенульф I (887-910), к-рый объединил Капую и Беневенто и провозгласил себя князем лангобардов. Он направил к папе Стефану V (VI) послов (среди них был кассинский мон. Дауферий), с заверениями в преданности и обещанием бороться с сарацинами (Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum. 65 // MGH. Scr. Lang. P. 260). Однако вскоре Атенульф отобрал у монахов владения в Капуе. Аббат Ангеларий послал Эрхемперта к папе Римскому, заставившему графа вернуть монастырское имущество (Ibid. 69 // Ibid. P. 261).

В 896 г. обитель в Теано сгорела, был утрачен почти весь монастырский архив, вывезенный из М.-К., сгорел и легендарный автограф Устава св. Бенедикта (Chronica monasterii Casinensis. I 48). Утрата документов ставила под вопрос имущественные права общины, поэтому монахи пытались восстановить некоторые акты по памяти и добивались подтверждения своих привилегий. В 899 г. папа Иоанн IX повторно даровал общине привилегии, указанные в папской грамоте 882 г. (Italia Pontificia. 1935. P. 127). В 902 г. капуанский кн. Атенульф I подтвердил права общины на земельные владения, а Гваймарий I, кн. Салерно, сделал щедрые пожертвования (Chronica monasterii Casinensis. I 51; Poupardin. 1907. P. 138-140). Монахи получали грамоты и от визант. наместников Апулии и Калабрии (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 6-7), хотя связи аббатства с Византией никогда не были прочными (Loud. 2000).

Попытка аббата Льва (899-914) восстановить М.-К. оказалась безуспешной. Сразу после его кончины капуанские князья Ландульф I и Атенульф II назначили аббатом своего родственника Иоанна (914-934), к-рый перенес мон-рь в Капую. Самое раннее упоминание об этом содержится в документе, датированном 2 нояб. 914 г. (Chronicon Vulturnense. 1925. Vol. 2. P. 32-35). Аббат Иоанн пользовался благоволением князей, предоставивших монахам новые привилегии (среди них - грамота от 25 апр. 928 с подробным описанием границ основной части монастырских владений в окрестностях М.-К.; см.: Pistilli. 2006. P. 81-83). В Капуе были возведены церковь и др. здания; обитель получила ценные подарки - серебряные богослужебные сосуды, книги и облачения. По указанию аббата была восстановлена ц. св. Бенедикта в М.-К., но вопрос о возвращении туда монахов не поднимался (Chronica monasterii Casinensis. I 53-54). Весной 915 г. аббат Иоанн отправился в К-поль, чтобы договориться с византийцами о совместных действиях против итал. сарацин. В том же году коалиция правителей, собранная папой Римским Иоанном X, нанесла мусульманам решающее поражение в битве при Гарильяно. Этим воспользовались монахи Сан-Винченцо, укрывшиеся от сарацин в Капуе; примерно в то же время они вернулись в свою прежнюю обитель. Однако монахи М.-К., подпавшие под влияние капуанских князей, остались в городе.

Возвращение монашеской общине определенной самостоятельности стало возможным благодаря деятельности св. Одона,=, аббата мон-ря Клюни, к-рого рим. правитель Альберик назначил архимандритом монастырей Рима (936). Вероятно, в янв. 943 г. общину М.-К. возглавил француз Балдуин, ученик св. Одона, который также руководил реформированными мон-рями Сан-Паоло-фуори-ле-Мура и Санта-Мария-суль-Авентино в Риме. По его просьбе итал. короли Гуго и Лотарь II приняли мон-рь под защиту, подтвердили его имущественные права и привилегии (15 мая 943 - I diplomi di Ugo e di Lotario, di Berengario II e di Adalberto / Ed. L. Schiaparelli. R., 1924. P. 196-202). Папа Марин II также подтвердил привилегии монастыря (21 янв. 944) и велел Сикону, еп. Капуанскому, вернуть монахам ц. Сант-Анджело-ин-Формис (Regesto. 1925. P. 39; Italia Pontificia. 1935. P. 128). По-видимому, уже в 944 г. Балдуин возвратился в Рим, хотя и сохранил титул аббата М.-К., к-рый упоминается в грамоте папы Агапита II от 16 окт. 955 г. о передаче аббатству мон-ря св. Стефана в Террачине (Italia Pontificia. 1935. P. 129-130; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 208-209). Вместо Балдуина обителью управлял аббат Майельпот (944-949); после его кончины монахов возглавил Алигерн, ученик Балдуина (Leccissotti. 1947; Bertolini M. G. Baldovino // DBI. 1963. Vol. 5. P. 525-529).

Возвращение монахов. Восстановление патримония аббатства М.-К.

Укрепление Рокка-Янула. XII в.
Укрепление Рокка-Янула. XII в.

Укрепление Рокка-Янула. XII в.
Аббат Алигерн (949-986), уроженец Неаполя, прибывший из Рима вместе с Балдуином, принял решение вернуть монахов в М.-К. Задача осложнялась не только запустением монастырских земель (Chronica monasterii Casinensis. II 1), но и тем, что мн. владения были захвачены окрестными правителями, прежде всего гастальдами Акуино, Алифе и Теано. В грамоте кн. Ландульфа II (март 948) упоминается о «множестве дурных людей, не боящихся Бога», к-рые присваивали монастырские земли (Poupardin. 1907. P. 147). В 952 г. аббат Алигерн добился от князя Капуи и гастальда Акуино признания прав мон-ря на нек-рые земельные владения. Стремление аббата восстановить монастырский патримоний привело к конфликту с гастальдом Аденульфом II. Согласно «Хронике Кассинского монастыря», тот взял Алигерна в плен и подверг издевательствам; аббат получил свободу только после того, как кн. Ландульф II захватил Акуино и принудил гастальда к повиновению (Chronica monasterii Casinensis. II 1-2). В более ранней «Салернской хронике» сообщается о мятеже Аденульфа II против князя, но не о пленении аббата (Chronicon Salernitanum / Ed. U. Westerbergh. Stockh., 1956. P. 168-170). Тем не менее столкновение Алигерна с гастальдом Аденульфом II имело место, хотя подробности скорее всего вымышлены. Монахи неоднократно судились с жителями Акуино. В судебном приговоре, к-рый кн. Ландульф II вынес в марте 960 г. по делу о принадлежности земель в долине р. Лири, приведена формула присяги свидетелей - самая ранняя сохранившаяся фраза на итал. языке. Схожие итал. формулы есть в 3 др. документах того же времени (I placiti. 1934). Лишь в 963 г. 35 жителей Акуино отказались от спорных земель в пользу мон-ря; вскоре гастальд Аденульф уступил монахам владения, на к-рые те претендовали (см.: Whitten. 2013). После этого имущественные споры стали причиной конфликта монахов с Бернардом, гр. Алифе (Poupardin. 1907. P. 157; Chronica monasterii Casinensis. II 6). В конфликтах с местными правителями аббат Алигерн стремился заручиться поддержкой не только капуанского князя, но и имп. Оттона I. По его просьбе в 964 г. император подтвердил владельческие права мон-ря и признал его судебный и налоговый иммунитет (Die Urkunden Konrad I., Heinrich I. und Otto I. Hannover, 1879-1884. S. 374-375. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 1)). Подобная грамота была издана в 968 г. (Ibid. S. 495-497); в 970 г. император передал аббатству монастырь Сант-Анджело-ди-Барреа (Ibid. S. 538-539; см.: Dell'Omo. 1999. P. 35-36). В 981 г. права и привилегии М.-К. подтвердил имп. Оттон II (Die Urkunden Ottos des II. Hannover, 1888. S. 288-295. N 254. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 2/1)). Аббат Алигерн добивался помощи и от визант. властей. Так, в 951 г. имп. Константин VII Багрянородный освободил аббатство от налогов и др. повинностей (см.: Kresten O. Zur Datierung des Kaiserlichen Sigillion Dölger, Reg. 555, für Monte Cassino: Konstantinos VII. (951) und nicht Leon VI. (891/911) // RHM. 1989. Bd. 31. S. 53-73). В 956 г. Мариан Аргир, стратег Калабрии и Лангобардии, разрешил Алигерну свободный проезд по визант. территории ради восстановления имущественных прав мон-ря (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 10).

Аббат Алигерн приглашал жителей из соседних областей заселять опустевшие монастырские владения. Он заключал с переселенцами договоры, гл. обр. либеллярные контракты, по условиям которых держатели земель отдавали монастырю определенную часть урожая (Chronica monasterii Casinensis. II 3). Сохранились контракты, заключенные Алигерном с держателями земельных владений в обл. Абруццо, сосредоточенных вокруг зависимых от М.-К. мон-рей Сан-Либераторе-а-Маелла и Сант-Анджело-ди-Барреа (Feller. 2004). Колонизация монастырских земель сопровождалась строительством «замков» (крупных укрепленных селений), к-рое нередко входило в условия контракта (сохр. договор о строительстве укрепления Сант-Анджело-ин-Теодиче в 4 км от мон-ря; см.: Idem. 2003). Переселенцы из Термоли (обл. Молизе) обязались построить «замок» Рипа-Орса на р. Триньо и отдавать монастырю 1/3 урожая (Chronica monasterii Casinensis. II 6). Со строительства укрепления Рокка-Янула, обеспечивавшего защиту М.-К., аббат Алигерн начал восстановление мон-ря. Была перестроена ц. св. Германа (бывш. храм Спасителя в нижнем мон-ре) (Ibid. II 1) и украшена ц. св. Бенедикта, к-рая вновь стала главным монастырским храмом (Ibid. II 3). В 967 г. князья Пандульф I и Ландульф III предоставили аббатству право строить и содержать крепости (ius munitionis; см.: Poupardin. 1907. P. 108-109). Такое же право было даровано мон-рю Сан-Винченцо. В X в. для Центр. Италии был характерен т. н. процесс инкастелламенто (букв.- «озамкование»): сельские жители собирались в укрепленных поселениях, вокруг к-рых располагались обрабатываемые земли и угодья (см.: Wickham C. Il problema dell'incastellamento nell'Italia centrale: L'esempio di San Vincenzo al Volturno // San Vincenzo al Volturno: Cultura, istituzioni, economia / Ed. F. Marazzi. Montecassino, 1996. P. 103-153). В условиях перманентно возникавших локальных конфликтов строительство укреплений обеспечивало защиту мирному населению и было эффективным способом сохранить контроль над земельными владениями.

В результате деятельности аббата Алигерна изменилась структура монастырского патримония: вместо крупных поместий, в к-рых трудились зависимые крестьяне, возникли общины-арендаторы, жившие в укрепленных селениях и державшие землю на условиях договоров с аббатством (Feller. 2004). Налоговый и судебный иммунитет М.-К. способствовал консолидации монастырского домена. В документе 982 г. основные земли М.-К. впервые названы «землей св. Бенедикта» (terra Sancti Benedicti); впосл. это наименование закрепилось за владениями аббатства. В последующей монастырской традиции Алигерн рассматривался как 3-й великий аббат после св. Бенедикта и Петронакса, восстановивший обитель после очередного упадка (Chronica monasterii Casinensis. II 3).

После возвращения в М.-К. Алигерн использовал титулы «аббат Божией милостью» (Domini gratia abbas) и «богоизбранный аббат» (dominus Aligernus Dei electus abbas), которые указывали на исключительное положение мон-ря, неподконтрольного церковным и светским властям (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 235, 535, 540). Деятельность Алигерна способствовала ослаблению влияния правителей Капуи на М.-К., хотя обитель по-прежнему получала от них дарения и привилегии. Аббатство поддерживало тесные отношения с капуанскими князьями; монахи рассматривали их как защитников от местных сеньоров, капуанский мон-рь св. Бенедикта был одним из важнейших приоратов М.-К. В 972 г. в Капуе был основан жен. мон-рь св. Иоанна Крестителя (Сан-Джованни-Баттиста-делле-Монаке), подчиненный М.-К. (Ibid. P. 495-552).

Литературное творчество. Скрипторий

Аббат Иоанн вручает книгу устава св. Бенедикту. Миниатюра из рукописи. Ок. 920 г. (Cassin. 175. P. 2)
Аббат Иоанн вручает книгу устава св. Бенедикту. Миниатюра из рукописи. Ок. 920 г. (Cassin. 175. P. 2)

Аббат Иоанн вручает книгу устава св. Бенедикту. Миниатюра из рукописи. Ок. 920 г. (Cassin. 175. P. 2)
В период изгнания монахи сохранили книжное собрание, продолжал действовать скрипторий, хотя мн. рукописи погибли в пожаре 896 г. В Теано работал мон. Эрхемперт († после 889), автор «Истории беневентских лангобардов» - продолжения исторического труда Павла Диакона, в к-ром описаны события с 787 по 889 г. (CSLMA.AI. P. 96-98). Известно 8 манускриптов, созданных кассинскими монахами в Капуе между 915 и 950 гг.: труды по «свободным искусствам», медицине, каноническому праву, иллюминированная рукопись «Моралий на Иова» папы Григория Великого, выполненная ок. 950 г. мон. Гиацинтом по указанию аббата Алигерна (Cassin. 269). В др. манускрипте, созданном ок. 920 г. по распоряжению аббата Иоанна, собраны аскетические и исторические сочинения (Cassin. 175). Рукопись открывается миниатюрой с изображением Иоанна, к-рый вручает книгу св. Бенедикту, восседающему на престоле рядом с ангелом. Основную часть манускрипта занимает Устав св. Бенедикта с комментарием Хильдемара из Корби (40-е гг. IX в.), приписанным Павлу Диакону (эта же редакция комментария сохр. в рукописях Cassin. 352 и 360 (сер.- кон. XI в.), вероятно, она происходит из Сев. Италии - см.: Zelzer K. Überlegungen zu einer Gesamtedition des frühnachkarolingischen Kommentars zur Regula S. Benedicti aus der Tradition des Hildemar von Corbie // RBen. 1981. T. 91. N 3/4. P. 373-382). Далее в рукописи содержатся т. н. Устав Бенедикта Анианского (CCM. T. 1. P. 515-536), письмо аббата Теодомара Карлу Великому, послание свт. Григория Великого о привилегиях мон-рей (Greg. Magn. Reg. epist. V 47, 49), а также лекционарные указания (Bibliotheca Casinensis. 1873-1894. T. 4. P. 26-32) и монастырские «обычаи» - «Ordo Casinensis II» и «Memoriale qualiter» (CCM. T. 1. P. 177-282; см.: [Inguanez.] 1915-1941. Vol. 1. Pars 2. P. 258-260). Наличие в рукописи уставных текстов, связанных с реформой Бенедикта Анианского, позволяет предположить, что в М.-К. были известны и действовали постановления Ахенских Соборов 816-817 гг. (Leccissotti. 1947. P. 275; Idem. 1956). Рукопись Cassin. 175 завершается исторической антологией, составленной из разнородных текстов. Ее основная часть известна как «Хроника св. Бенедикта» (Chronica S. Benedicti Casinensis). В ее состав входят относящиеся к М.-К. фрагменты «Истории лангобардов» Павла Диакона, подробное повествование о походе имп. Людовика II против сарацин (866-867) и о предшествовавших этому событиях в Юж. Италии (рассказ был составлен, вероятно, вскоре после посещения мон-ря имп. Людовиком II в 866), пересказ дарственной грамоты герц. Гизульфа II и его супруги Скауниперги, положившей начало монастырскому патримонию, хронологическая таблица герцогов и князей Беневенто и аббатов М.-К., а также перечни Римских понтификов, рим. императоров, королей лангобардов и герцогов Беневенто; в антологию включены краткие заметки об основании мон-ря Св. Софии в Беневенто, о кор. Ратхисе и о майордоме Карломане, к-рый отождествляется с Карлом Великим (эти сведения основаны на Liber Pontificalis). Далее в рукописи более поздним почерком добавлены исторические и агиографические тексты (эпитафии на смерть Павла Диакона и аббата Алигерна, договор о разделении княжества Беневенто и т. д.) (подробнее см.: Pratesi A. La «Chronica Sancti Benedicti Casinensis» // Montecassino. 1987. P. 331-345; Pohl. 2001; Berto. 2007). Большинство текстов сохранились только в рукописи Cassin. 175 и являются важными источниками сведений по истории Юж. Италии IX-X вв. К др. манускрипту, созданному в М.-К. в посл. четв. X в., восходит рукопись из Салерно с «Историей беневентских лангобардов» Эрхемперта и др. историческими сочинениями (Vat. lat. 5001, ок. 1300). Вероятно, из М.-К. происходит сборник законов лангобардских королей и каролингских капитуляриев, изданных для Италии; в нем также содержится соч. «Происхождение народа лангобардов» (Cava de' Tirreni. Archivio della Badia. 4, ок. 1005).

Освобождение от власти светских правителей

В условиях дезинтеграции княжества Капуя и ослабления центральной власти капуанские правители пытались сделать аббатство М.-К. оплотом своего влияния в регионе. Руководствуясь этими соображениями, князья защищали привилегии мон-ря и позволяли аббату Алигерну строить укрепления (см.: Loud. 2013. P. 44-45). После кончины Алигерна капуанская кнг. Алоара попыталась восстановить контроль над М.-К. и добилась избрания аббатом своего родственника Мансона (985/86-996). Мн. монахи были против его избрания; из аббатства ушли 8 авторитетных монахов, нек-рые отправились в паломничество в Иерусалим, другие удалились в Сев. Италию (Chronica monasterii Casinensis. II 12). В «Хронике Кассинского монастыря» Мансон осуждается за пристрастие к роскоши и мирским удовольствиям, за то, что он «с великим усердием посещал двор императора по ту сторону гор» (Ibid. II 16). В окт. 992 г. аббат присутствовал на торжествах в честь освящения собора в Хальберштадте (Böhmer. Reg. Imp. Bd. 2. Abt. 3. S. 550). Упреки в адрес Мансона содержатся и в др. источниках. При аббате Алигерне в Капую из Калабрии прибыл св. Нил Младший, к-рого сопровождали более 60 греч. монахов. Греков пригласили в М.-К., где аббат с почтением принял св. Нила и разрешил ему поселиться в приорате св. Ангела (Сант-Анджело-ин-Валлелуче, пров. Фрозиноне; см.: Bloch. 1986. Vol. 2. P. 721-723). Там греч. монахи жили 15 лет, пока М.-К. не возглавил аббат Мансон. Посетив нижний мон-рь М.-К., св. Нил обнаружил, что настоятель и старшие монахи пируют и услаждаются музыкой. Святой предсказал, что их постигнет Божий гнев, и покинул монастырские владения, опасаясь, что недостойное поведение лат. монахов повлияет на его учеников. Впосл. св. Нил отправился в Рим и незадолго до кончины основал аббатство Гроттаферрата (Vita S. Nili Junioris. 72-74, 84-86 // PG. 120. Col. 123-128, 141-144; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 10-12; Loud. 2000). Корыстолюбие монахов М.-К. осуждается в Житии св. Адальберта, еп. Пражского, к-рый ок. 990 г. посетил обитель, направляясь в Иерусалим. Аббат и старшие монахи убедили его остаться в мон-ре, но вскоре выяснилось, что они рассчитывали использовать св. Адальберта как «своего» епископа (на монастырские владения не распространялась юрисдикция епископов соседних городов, поэтому монахи могли приглашать любых церковных иерархов для священнодействий). Разочарованный таким отношением монахов к нему, св. Адальберт тайно покинул М.-К. и встретился со св. Нилом, к-рого считали мудрым духовным наставником. Св. Нил не позволил епископу остаться в приорате св. Ангела из-за возможной мести монахов М.-К. и посоветовал ему отправиться в Рим и вступить там в бенедиктинский мон-рь (Passio S. Adalberti. 14-15 // ZGAE. 1907. Bd. 16. S. 585-588; ср.: Chronica monasterii Casinensis. II 17).

Положение М.-К. осложнилось после того, как в Капуе были убиты кн. Ланденульф II и архиеп. Айон (993). Опасаясь междоусобной войны, архиеп. Изембард, аббат Мансон и Роффред, настоятель мон-ря Сан-Винченцо, тайно обратились к Гуго, маркграфу Тосканскому, с просьбой навести порядок в княжестве. Гуго захватил Капую и передал власть юному кн. Лайдульфу (Chronicon Vulturnense. 1925. Vol. 2. P. 325-326). В 996 г. жертвой заговора стал аббат Мансон. Альберик, еп. Марсики (Авеццано), желая возглавить М.-К., подкупил монахов и жителей Капуи, чтобы они ослепили аббата. Заманив настоятеля в капуанский приорат св. Бенедикта, заговорщики вырвали у него глаза и отправили их епископу, требуя обещанную награду, однако Альберик внезапно умер. Через некоторое время от увечий скончался и Мансон (Chronica monasterii Casinensis. II 16; Petr. Damian. Ep. 157 // Die Briefe des Petrus Damiani / Hrsg. K. Reindel. Münch., 1993. Tl. 4. S. 82-83. (MGH. Briefe; 4/4); Vita S. Nili Junioris. 85 // PG. 120. Col. 143-144). Узнав об этом, гастальд Акуино вторгся в монастырские владения и захватил один из замков.

Вскоре монастырь возглавил аббат Иоанн III, один из монахов, покинувших М.-К. после избрания Мансона; он совершил паломничество в Иерусалим и нек-рое время жил на Афоне. Согласно монастырской хронике, там ему явился св. Бенедикт и повелел вернуться в М.-К., чтобы возглавить обитель (Chronica monasterii Casinensis. II 22). В 998 г. аббат Иоанн получил от имп. Оттона III грамоту с подтверждением имущественных прав, иммунитета и др. привилегий М.-К. (Die Urkunden Ottos des III. Hannover, 1893. S. 715-717. N 291. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 2/2)). Монахи, недовольные строгостью нового аббата, попытались сместить его, когда он совершал объезд монастырских владений. Однако Иоанн одержал верх над противниками. Незадолго до кончины он назначил преемником своего племянника Иоанна, к-рый почти не имел опыта жизни в мон-ре. Монахи выступили против нарушения Устава св. Бенедикта и пригласили на должность аббата Атенульфа, сына Пандульфа II, кн. Беневенто и Капуи. В качестве компенсации бывш. аббат Иоанн получил от князя монастырь св. Модеста в Беневенто (Chronica monasterii Casinensis. II 28-29).

Аббат Атенульф (1011-1022), который в монастырской хронике назван «сколь благородным, столь и смиренным, и человечным» настоятелем, использовал любую возможность, чтобы упрочить благосостояние М.-К. Он получил множество дарений от брата, кн. Пандульфа IV, и от др. частных лиц; выиграл тяжбу с герцогом Гаэты и графом Минтурно по поводу земель, утраченных обителью еще в IX в. По указанию аббата были отремонтированы и украшены монастырские церкви, восстановлен «город у подножия горы, вокруг церкви Господа Спасителя... который некогда заложил аббат Бертарий и который ныне именуется в честь святого Германа» (Ibid. 32). В 1014 г. Атенульф присутствовал в Риме на имп. коронации Генриха II и получил от него грамоту с подтверждением прав и привилегий М.-К. (Die Urkunden Heinrichs II. und Arduins. Hannover, 1900-1903. S. 342-345. N 287. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 3)). Впосл. император подарил аббатству 2 замка (Ibid. S. 514-515. N 400). Когда кн. Пандульф IV заключил союз с византийцами, катепан Василий Воиоанн подтвердил имущественные права М.-К. в Апулии (1018; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 13). В то же время Атенульф принял норманнов, к-рые в окт. 1018 г. потерпели поражение от византийцев и укрылись в башне близ устья р. Гарильяно. Аббат спас норманнов от расправы и поручил им защищать монастырские земли от соседних правителей (Chronica monasterii Casinensis. II 38).

Успехи византийцев в борьбе с норманнами и их союз с лангобардскими правителями привлекли внимание имп. Генриха II, к-рый совершил поход в Юж. Италию. В М.-К. был направлен отряд с приказом схватить Атенульфа, но аббат бежал в визант. Апулию и вскоре погиб во время кораблекрушения, направляясь в К-поль (Amatus. Historia Normannorum. I 27; Chronica monasterii Casinensis. II 39). В июне 1022 г. имп. Генрих II прибыл в М.-К. и предложил монахам избрать нового аббата. Отклонив кандидатуру старца Иоанна, к-рый некогда возглавлял обитель и затем стал отшельником, император указал на Теобальда, препозита монастыря Сан-Либераторе, пользовавшегося его доверием. Мн. монахи были недовольны вмешательством императора в дела мон-ря, но папа Бенедикт VIII утвердил нового аббата (Chronica monasterii Casinensis. II 42). В ряде источников сообщается об исцелении имп. Генриха II в М.-К. от мучительного недуга. Император усомнился в том, что мощи св. Бенедикта хранились в М.-К.; ему явился святой и, упрекнув за неверие, объяснил, как вылечиться (Ibid. 43-44; Amatus. Historia Normannorum. I 29-31; Die Vita sancti Heinrici regis et confessoris / Hrsg. M. Stumpf. Hannover, 1999. S. 278-283. (MGH. Script. Rer. Germ.; 69)). В «Хронике Кассинского монастыря» перечислены дарения, которые император сделал М.-К., в частности замок Бантра (Рокка-д'Эвандро - Die Urkunden Heinrichs II. und Arduins. Hannover, 1900-1903. S. 603-604. N 474). Среди заслуг аббата Теобальда в монастырской хронике названо расширение скриптория (Chronica monasterii Casinensis. II 53). При Теобальде в М.-К. жил мон. Лаврентий († 1049/50), математик, знаток античной литературы, экзегет, агиограф и проповедник; в 1029 г. занял архиепископскую кафедру в Амальфи. Другом Лаврентия был св. Одилон, аббат Клюни, к-рый в 1027 г. совершил паломничество в М.-К. и потом прислал монахам мощи (руку) св. Мавра, ученика св. Бенедикта (Ibid. 54).

Аббат Теобальд вручает книгу устава св. Бенедикту. Миниатюра из рукописи. Между 1022 и 1032 гг. (Cassin. 73. P. 4)
Аббат Теобальд вручает книгу устава св. Бенедикту. Миниатюра из рукописи. Между 1022 и 1032 гг. (Cassin. 73. P. 4)

Аббат Теобальд вручает книгу устава св. Бенедикту. Миниатюра из рукописи. Между 1022 и 1032 гг. (Cassin. 73. P. 4)
После кончины имп. Генриха II в Капую при поддержке византийцев вернулся кн. Пандульф IV (1024). Сначала князь терпимо относился к аббату Теобальду, ставленнику императора, но в 1032 г. он велел аббату жить в приорате св. Бенедикта в Капуе, где он мог контролировать его действия. В монастырской хронике кн. Пандульф IV представлен как «тиран», к-рый жестоко притеснял М.-К. В условиях войны с князем Салерно, дуксом Неаполя и др. местными правителями князь стремился сделать крупные монастыри своей опорой (см.: Loud. 2013. P. 72-74). Он назначил монастырского служителя Теодина своим наместником во владениях М.-К. и велел привести жителей к присяге, нарушив т. о. привилегии аббатства. Во мн. укреплениях князь поселил норманнов, чтобы упрочить власть над монастырским патримонием (Chronica monasterii Casinensis. 57). Аббатством фактически управлял грек Василий из Калабрии, доверенное лицо Пандульфа IV; князь назначил его препозитом капуанского мон-ря св. Бенедикта и заставил аббата Теобальда выполнять его указания. Византийский катепан Пот Аргир выдал препозиту Василию грамоту с подтверждением монастырских привилегий. В ней говорилось, что М.-К. находится под властью визант. императора, поэтому монахи обязаны молиться за императора и его войско (Bloch. 1986. Vol. 1. P. 31). При помощи неаполитанцев, враждовавших с Пандульфом IV, аббат Теобальд бежал из Капуи и нашел убежище в мон-ре Сан-Либераторе, но вскоре скончался. После этого князь заставил монахов избрать Василия аббатом. Мн. насельники покинули М.-К., а монастырские ценности были разграблены (Desiderius. Dialogi de miraculis S. Benedicti. I 9, I 13 // MGH. SS. T. 30. Pars 2. P. 1123, 1125-1126; Amatus. Historia Normannorum. I 35-37; Chronica monasterii Casinensis. II 56-62).

В 1038 г. поход в Юж. Италию совершил имп. Конрад II, встревоженный укреплением позиций византийцев. Монахи М.-К. обратились к нему за помощью. Весной 1038 г. император прибыл в аббатство, из которого бежали сторонники капуанского князя, и пообещал, что монастырская братия больше не будет подвергаться притеснениям. Кн. Пандульф IV, изгнанный из Капуи и затем из Беневенто, вместе с аббатом Василием отправился в К-поль. Монахам было предложено выбрать аббата, но они уступили это право Конраду II. Император назначил немца Рихерия, ранее управлявшего мон-рем св. Бенедикта в Лено, близ Брешиа (Desiderius. Dialogi de miraculis S. Benedicti. I 9 // MGH. SS. T. 30. Pars 2. P. 1122-1124; Amatus. Historia Normannorum. II 5; Chronica monasterii Casinensis. II 63; о Рихерии см.: Wühr. 1948). Тогда же Конрад II сделал пожертвования в М.-К., подтвердил привилегии, дарованные его предшественниками, и составил перечень владений мон-ря (5 июня 1038 - Die Urkunden Konrads II. Hannover; Lpz., 1909. S. 372-376. N 270. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 4); Chronica monasterii Casinensis. II 65).

Политика аббата Рихерия (1038-1055) соответствовала имп. интересам в Юж. Италии. Аббат помогал салернскому кн. Гваймарию IV, союзнику императора, бороться с сепаратизмом лангобардских правителей (Chronica monasterii Casinensis. II 67). Когда сын капуанского князя Аденульф V, гр. Акуино, попал в плен к Гваймарию, его брат Ландон взял в заложники аббата Рихерия. По требованию монахов Гваймарий освободил Аденульфа V, свободу получил и аббат (Amatus. Historia Normannorum. II 41). Жители замка Сант-Анджело-ин-Теодиче подняли мятеж против Рихерия, но аббат созвал норманнов и захватил замок. «Старейшины» (primores) замка были заключены под стражу, а крепостная стена разрушена. Однако впосл. Рихерий приказал заново отстроить замок, чтобы защитить монастырские владения от норманнов (Chronica monasterii Casinensis. II 70, 73). Отряды норманнов занимали отдельные укрепления на землях М.-К. со времен аббата Атенульфа, который использовал их в противостоянии с соседними правителями. В условиях норманнской экспансии в Юж. Италии эти отряды, перестав повиноваться монастырским властям, представляли собой угрозу для М.-К. Несмотря на попытки кн. Гваймария IV сохранить мир, в 1045 г. в Сан-Джермано начались беспорядки: 15 норманнов были убиты, а их предводитель Родульф схвачен. Аббат Рихерий собрал ополчение и изгнал непокорных норманнов, более не осмеливавшихся оспаривать его власть. Решительные действия Рихерия обеспечили неприкосновенность владений М.-К., в то время как соседние лангобардские земли со временем перешли под контроль норманнов (Desiderius. Dialogi de miraculis S. Benedicti. II 22 // MGH. SS. T. 30. Pars 2. P. 1138-1139; Amatus. Historia Normannorum. II 42-43; Chronica monasterii Casinensis. II 70, 73, 89; см.: Loud. 2007. P. 65-67; idem. 2013. Р. 102-107). В 1054 г. аббат получил от кн. Пандульфа V замок Сарачиниско, на который претендовали графы Марсики и некие жители Акуино. Благодаря этому удалось обеспечить безопасность сев. границы монастырских владений (Chronica monasterii Casinensis. II 87; см. также: Hoffmann H. Zur Geschichte Montecassinos im 11. und 12. Jh. // Dormeier. 1979. S. 12-13). При аббате Рихерии М.-К. вновь стало опорным пунктом имп. власти в Юж. Италии. В февр. 1047 г. мон-рь посетил имп. Генрих III, к-рый подарил аббату драгоценное пурпурное облачение и золото, а также выдал грамоту с перечнем монастырских владений и подтверждением привилегий М.-К. (Die Urkunden Heinrichs III. B., 1931. S. 227-230. N 184. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 5); Chronica monasterii Casinensis. II 78). Однако редкие кратковременные посещения аббатства императорами не могли обеспечить мир и порядок в регионе.

Отношения М.-К. с Папским престолом упрочились в годы понтификата папы Льва IX (1049-1054). Как и аббат Рихерий, папа был обеспокоен экспансией норманнов, которые с 1041 г. успешно сражались с византийцами в Апулии и в то же время наступали на владения лангобардских правителей. В 1054 г. папа Лев IX отправил в К-поль легатов для разрешения конфликта, связанного с выступлением визант. патриарха против лат. церковных обычаев. По дороге папские легаты остановились в М.-К. и попросили монахов молиться об успешном завершении миссии. На обратном пути легаты вручили насельникам аббатства дары имп. Константина IX Мономаха, к-рый пообещал ежегодно присылать в М.-К. 2 либры золота (RegImp. N 915; Chronica monasterii Casinensis. II 85; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 37-38). Впосл. один из легатов, папский канцлер Фридрих Лотарингский, стал монахом в М.-К. Незадолго до посещения монастыря папской делегацией бывш. аббат М.-К. Василий (с 1038 возглавлял аббатство св. Бенедикта в Салерно, с 1056 - приорат Сант-Анджело-ин-Валлелуче) и Николай, архиеп. Бари, также отправились в К-поль, чтобы передать византийцам полемический «Диалог» кард. Гумберта (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 35; Бармин А. В. Полемика и схизма: История греко-лат. споров IX-XII вв. М., 2006. С. 148).

Аббат Дезидерий. Фрагмент росписи ц. Сант-Анджело-ин-Формис близ Капуи. Кон. XI в.
Аббат Дезидерий. Фрагмент росписи ц. Сант-Анджело-ин-Формис близ Капуи. Кон. XI в.

Аббат Дезидерий. Фрагмент росписи ц. Сант-Анджело-ин-Формис близ Капуи. Кон. XI в.
После кончины Рихерия его преемником был избран мон. Петр, но папа Римский Виктор II (1055-1057) отказался утвердить результаты выборов под предлогом того, что монахи не попросили разрешения на выдвижение кандидатуры Петра у него и у императора. Амат Монте-Кассинский называл др. причину отказа папы - неопытность благочестивого старца Петра в «мирских делах». Вмешательство папы Римского вызвало протест монахов, и понтифик направил в М.-К. кард. Гумберта, к-рый заставил Петра отказаться от должности аббата и настоял на избрании Фридриха Лотарингского (1057 - Italia Pontificia. 1935. P. 137-138; Amatus. Historia Normannorum. III 49; Chronica monasterii Casinensis. II 89-92; см.: Hoffmann. 1967. S. 317-319). Новый аббат сразу же был назначен кардиналом-пресвитером титула св. Хрисогона и получил от папы Римского Виктора II грамоту с новым подтверждением владений и привилегий мон-ря (PL. 143. Col. 831-834; Italia Pontificia. 1935. P. 138-139). В этом документе, составленном кард. Гумбертом, о М.-К. говорилось как о «главном училище монашеских правил» (monasticae normae principale gymnasium), к-рое всегда пользовалось покровительством Папского престола. Оговаривалось, что аббаты М.-К. были обязаны получать утверждение в должности от Римских понтификов. В более ранних папских грамотах говорилось только о поставлении, но не об утверждении аббата папой Римским (напр., в привилегии папы Льва IX (1049) - PL. 143. Col. 604-605). Вскоре папа Виктор II скончался, и менее чем через 3 месяца настоятельства Фридрих Лотарингский был избран на Папский престол с именем Стефан IX(X) (2 авг. 1057). Продолжив антинорманнскую политику папы Льва IX, он вывез монастырские ценности в Рим, чтобы потратить их на снаряжение войска для борьбы с норманнами (Amatus. Historia Normannorum. III 50; Chronica monasterii Casinensis. II 97). Однако впосл. ценности были возвращены, а понтифик щедро одарил обитель (Chronica monasterii Casinensis. II 100). По указанию папы Стефана IX (X) на должность аббата был избран Дезидерий, препозит мон-ря св. Бенедикта в Капуе. Вскоре понтифик направил его вместе с др. легатами в К-поль для заключения союза с византийцами против норманнов. Когда легаты находились в Бари, они узнали о кончине папы (29 марта 1058) и прервали свою миссию. При помощи норманнского вождя Робера (Роберта) Гвискара, к-рый предоставил коней и охрану, Дезидерий прибыл в М.-К., где его избрание было подтверждено на монашеском капитуле; кард. Гумберт совершил чин посвящения. В марте 1059 г. папа Николай II назначил Дезидерия кардиналом-пресвитером титула св. Цецилии и апостольским викарием мон-рей Юж. Италии и вручил ему грамоту с подтверждением прав и привилегий М.-К. (Italia Pontificia. 1935. P. 140-142; Amatus. Historia Normannorum. III 52; Chronica monasterii Casinensis. III 9, 12).

Сер. XI - нач. XII в.

Годы правления аббата Дезидерия (1058-1087) и его преемника Одеризия I (1087-1105) считаются «золотым веком» в истории М.-К. Это выражение использовал Петр Диакон, сокрушаясь о тяжелом положении аббатства в XII в. (Petrus Diaconus. Liber de ortu et obitu iustorum coenobii Casinensis. 15 // PL. 173. Col. 1072). По словам монастырского историка Льва Остийского, Дезидерий был 4-м великим аббатом М.-К. после св. Бенедикта, Петронакса и Алигерна. Он «восстановил и обновил» монастырь, к-рый достиг при нем наивысшей славы и величия, обещанных Богом св. Бенедикту (Chronica monasterii Casinensis. III Prol.). Восхваляя аббата Дезидерия, историки указывали на его труды по укреплению благосостояния М.-К., расширению монастырского патримония и строительству новых зданий обители (Amatus. Historia Normannorum. III 52; Chronica monasterii Casinensis. III 65). При нем аббатство пользовалось покровительством как Папского престола, так и норманнских правителей Юж. Италии. Особой заслугой Дезидерия считается превращение М.-К. в крупнейший центр науки, лит-ры и искусства, оказавший большое влияние на европ. культуру.

Григорианская реформа. Союз с норманнами

Дезидерий, принадлежавший к беневентскому княжескому семейству, стал монахом вопреки воле родителей. После присоединения Беневенто к папским владениям (1051) в аббатстве Св. Софии он познакомился с кард. Гумбертом и канцлером Фридрихом, впосл. был представлен папе Льву IX. В 1055 г. папа Виктор II разрешил Дезидерию перейти в М.-К., где его назначили препозитом крупного мон-ря св. Бенедикта в Капуе. Несмотря на участие в антинорманнском посольстве и на гибель отца в сражении с норманнами (Chronica monasterii Casinensis. III 2), Дезидерий, став аббатом М.-К., решил заключить союз с норманнами, полагая, что они могли обеспечить порядок и стабильность, необходимые для благополучия аббатства. Еще в 1057 г., когда Ришар, гр. Аверсы, осадил Капую, Дезидерий заключил с ним договор о дружбе (Chronica monasterii Casinensis. III 8). С этого времени монахи рассматривали Ришара как защитника и благодетеля М.-К. (Amatus. Historia Normannorum. VIII 36). Дружественные отношения с монахами были выгодны и норманнскому правителю. Поддержка самой крупной и влиятельной обители в Юж. Италии способствовала легитимации власти норманнов, к-рых в Риме считали разбойниками и грабителями. «Земля св. Бенедикта» стала «буферной зоной» между Папской областью и владениями норманнов.

После завоевания Капуи и принятия княжеского титула в нояб. 1058 г. Ришар посетил М.-К., где ему устроили торжественный прием. Князю «было вверено попечение о монастыре и его защита... он даровал мир Церкви и обещал сражаться с ее врагами». Ришар одарил мон-рь и подтвердил привилегии, дарованные обители лангобардскими правителями Капуи (Ibid. IV 13; Chronica monasterii Casinensis. III 15). При участии аббата Дезидерия норманны заключили договор с Папским престолом. Весной 1059 г. рим. архидиак. Хильдебранд (Гильдебранд; впосл. папа Римский Григорий VII) посетил Капую и убедил кн. Ришара поддержать папу Римского Николая II в конфликте с рим. знатью. Вскоре аббат Дезидерий организовал переговоры Николая II с норманнскими правителями, что привело к заключению Мельфийского договора (1059). Папа Римский принял от норманнов клятву верности и признал Ришара князем Капуи, Робера Гвискара - герцогом Апулии, Калабрии и Сицилии (Italia Pontificia. 1935. P. 11-12). Т. о., понтифик легитимировал власть норманнов над Юж. Италией и получил возможность обращаться к ним за помощью в борьбе с рим. аристократией, пытавшейся установить контроль над Папским престолом.

Норманнские воины помогли утвердиться в Риме папе Александру II (1061-1073). Кн. Ришар Капуанский вместе с аббатом Дезидерием присутствовал на папской интронизации и повторно принес клятву верности. Впосл. князь оказал понтифику помощь в борьбе с антипапой Гонорием II. Папа Римский Александр II поддерживал дружественные отношения с норманнами: в 1071 г. на освящении монастырской церкви в М.-К., к-рое возглавил понтифик, присутствовали кн. Ришар Капуанский с семьей и др. норманнские и лангобардские правители Юж. Италии. При папе Римском Григории VII (1073-1085) отношения папской курии с норманнами ухудшились. Понтифик принял клятву верности кн. Ришара Капуанского, но вступил в конфликт с Робером Гвискаром и отлучил его от Церкви (Italia Pontificia. 1935. P. 15-16; Amatus. Historia Normannorum. VII 9). В 1078 г. Григорий VII отлучил от Церкви всех норманнов, к-рые участвовали в нападениях на Беневенто и др. папские владения (Greg. VII, papa. Reg. ep. V 14a). Аббат Дезидерий, которому Григорий VII писал сразу после избрания на Папский престол, что «Римская Церковь нуждается в тебе и полагается на твое благоразумие» (Ibid. I 1), стремился восстановить мирные отношения между папой Римским и норманнами (Amatus. Historia Normannorum. VII 16). Летом 1076 г. герц. Робер Гвискар вместе с Ришаром Капуанским посетили М.-К. и сделали мон-рю исключительно щедрые дарения (Ibid. VIII 22-23; Chronica monasterii Casinensis. III 58). Монастырский историк утверждал, что «герцог очень любил аббата Дезидерия, почитал его как самого святого Бенедикта и никогда не желал разлучаться с ним» (Amatus. Historia Normannorum. VIII 36).

Когда папа Григорий VII из-за конфликта с имп. Генрихом IV решил наладить отношения с норманнами, он поручил Дезидерию снять отлучение с герц. Робера Гвискара. Во время переговоров в Чепрано близ М.-К. Робер Гвискар и Иордан Капуанский поклялись в верности понтифику и были восстановлены им в правах (29 июня 1080 - Italia Pontificia. 1935. P. 18-19). Спустя год Григорий VII повелел аббату привести на помощь норманнское войско (Greg. VII, papa. Reg. ep. VIII 15; IX 4, 11). Когда в 1082 г. имп. Генрих IV подступил к Риму, чтобы низложить Григория VII, аббат Дезидерий встретился с ним на Пасху в Альбано. Согласно монастырской хронике, Дезидерий напрасно уговаривал императора отступить (Chronica monasterii Casinensis. III 50). По мнению нек-рых исследователей, аббат мог заключить с ним соглашение (Loud. 1979. P. 320-321; ср. иное мнение: Cowdrey. 1983. P. 124-165). Папа Григорий VII заподозрил Дезидерия в сговоре с императором и отлучил его от Церкви; примирение с понтификом состоялось лишь в дек. 1083 г. Во время последнего похода императора на Рим аббат обеспечил папе Григорию VII поддержку герц. Робера Гвискара, который вывез понтифика из Рима и предоставил ему убежище в Салерно. В этот период Дезидерий окончательно помирился с понтификом и обеспечил его всем необходимым для жизни в изгнании (Chronica monasterii Casinensis. III 53; подробнее см.: Cowdrey. 1983. P. 122-176).

После кончины Григория VII папская курия попала в сложное положение из-за схизмы и конфликта с императором. В мае 1086 г. на Папский престол был избран аббат Дезидерий. Вероятно, кардиналы рассчитывали на то, что норманнские правители помогут ему преодолеть кризис в Церкви (Loud. 1979. P. 323). Однако Дезидерий отказался занять Папский престол и уехал в М.-К. Большинство сторонников григорианской реформы, в т. ч. маркгр. Матильда Тосканская, высказывались в пользу Дезидерия, хотя крайние реформаторы, прежде всего Гуго из Ди, архиеп. Лионский, считали его отступником, предавшим дело папы Григория VII. Весной 1087 г. на Соборе в Капуе Дезидерий неохотно согласился занять Папский престол и в сопровождении князей Иордана Капуанского и Гизульфа Салернского отправился в Рим, где его встретила маркгр. Матильда с войском. Несмотря на присутствие в городе антипапы Климента III, 9 мая 1087 г. в Риме состоялась интронизация Дезидерия, принявшего имя Виктор III. Вскоре понтифик вернулся в М.-К. и созвал Собор в Беневенто, на к-ром присутствовали епископы из норманнских владений в Юж. Италии. После Собора тяжелобольной Виктор III скончался в М.-К. (16 сент. 1087) (подробнее см.: Fliche A. La Reforme grégorienne. Louvain, 1937. T. 3. P. 195-214; Cowdrey. 1983. P. 177-213; Colotto C. Vittore III // Enciclopedia dei papi. R., 2000. Vol. 2. P. 217-222).

Незадолго до кончины папа Виктор III рекомендовал монахам избрать его преемником в М.-К. препозита Одеризия (Chronica monasterii Casinensis. III 73), сына графа Марсики, к-рый был отдан в М.-К. в качестве облата при аббате Рихерии и стал ближайшим помощником Дезидерия. В историографии аббат Одеризий I обычно рассматривается не как самостоятельный деятель, а как верный последователь Дезидерия, политику к-рого он продолжал. Вскоре Одеризий I, имевший к тому времени достоинство кардинала-диакона, способствовал избранию папы Римского Урбана II (март 1088), который возвел его в достоинство кардинала-пресвитера (вероятно, титула св. Цецилии). Аббат Одеризий I поддерживал Урбана II (Cowdrey. 1983. P. 214-217). Во время 1-го крестового похода (1096-1099) он состоял в переписке с византийским имп. Алексеем I Комнином и с вождями крестоносцев, пытаясь удержать их от взаимной вражды (Chronica monasterii Casinensis. IV 17; RegImp. N 1207-1208; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 110). При Одеризии I аббатство М.-К. по-прежнему пользовалось особым вниманием со стороны не только Папского престола, но и норманнских властителей, делавших щедрые пожертвования мон-рю.

Деятельность аббата Дезидерия как участника григорианской реформы по-разному оценивается исследователями. О. Флиш указывал на противоречия между интересами реформаторов, объединившихся вокруг папской курии, и интересами крупных мон-рей. По мнению исследователя, Дезидерий, ставивший на 1-е место политическую и экономическую выгоду М.-К., был близок не столько к церковным реформаторам, сколько к норманнским правителям, к-рые и обеспечили его избрание на Папский престол. Эстет и библиофил, заинтересованный только в престиже и благополучии своего мон-ря, Дезидерий не стал достойным преемником Григория VII (Fliche A. La Reforme grégorienne. Louvain, 1937. T. 3. P. 201-205). Считая своей задачей сохранить автономию М.-К. от Папского престола и использовать союз с норманнами для укрепления материального благосостояния обители, Дезидерий нерешительно поддерживал папу Григория VII и был склонен к компромиссам с его противниками (Loud. 1979). Однако в 1123 г. папа Каллист II заявил, что насельники М.-К. всегда были тесно связаны с Римской Церковью и при необходимости оказывали ей поддержку (Chronica monasterii Casinensis. IV 78). Признавая наличие расхождений между программой григорианской реформы и интересами крупных мон-рей, Дж. Каудри полагал, что аббат Дезидерий все же поддерживал реформаторов и оказал важные услуги Папскому престолу. Он проводил сдержанную и осторожную политику, пользовался поддержкой большинства сторонников церковной реформы, хотя радикалы относились к нему с неприязнью. Заняв Папский престол, Дезидерий был уже тяжело болен и неспособен к активной деятельности (Cowdrey. 1983. P. 207-213, 231-233).

Влияние М.-К. на ход григорианской реформы проявилось в том, что после сер. XI в. мн. монахи этого аббатства были возведены на епископские кафедры. В 1057 г. аббат Фридрих Лотарингский стал папой Стефаном IX(X), аббат Дезидерий - папой Виктором III, а мон. Иоанн из Гаэты - папой Геласием II. Из монашеской общины М.-К. вышли не менее 10 кардиналов, более 20 архиепископов и епископов (Robinson I. S. The Papacy, 1073-1198: Continuity and Innovation. Camb., 1990. P. 213-214). Большинство из них занимали кафедры в Юж. Италии; самым влиятельным считается Альфан I, архиеп. Салерно (1058-1085) (Kamp N. The Bishops of Southern Italy in the Norman and Staufen Periods // The Society of Norman Italy / Ed. G. A. Loud, A. Metcalfe. Leiden etc., 2002. P. 191-193).

Патримоний аббатства М.-К.

Деятельность аббатов Дезидерия и Одеризия I способствовала успеху территориальной экспансии М.-К. В привилегии папы Николая II (1059) перечислены 107 владений аббатства (мон-рей, церквей, замков и др.), в грамоте папы Урбана II (1097) названы уже 181 владение (см.: Bloch. 1986. Vol. 2. P. 633-670). Расширение монастырского патримония стало возможным благодаря постоянному притоку дарений и пожертвований. Гораздо чаще, чем раньше, М.-К. получало папские грамоты с привилегиями. Папа Римский Николай II поручил аббату Дезидерию надзор над всеми мон-рями в Юж. Италии (vicarius ad correctionem omnium monasteriorum et monachorum sive monacharum - Italia Pontificia. 1935. P. 141). Аббатство пользовалось церковным иммунитетом, его владения были изъяты из епископской юрисдикции (см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 358-363). Попытка архиепископа Капуанского добиться отмены этих привилегий была пресечена папой Александром II (1068) (см.: Italia Pontificia. 1935. P. 144; Chronica monasterii Casinensis. III 24). Владения М.-К. обладали также судебным и налоговым иммунитетом (см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 2. P. 9-45). Однако положение М.-К. мало отличалось от положения др. крупных бенедиктинских мон-рей Италии; размеры его владений были сопоставимы с размерами владений Субиако и Фарфы, однако в отличие от М.-К. эти аббатства не стали центрами культуры и искусства (Toubert. 1976. P. 701).

Отношения М.-К. с правителями Свящ. Римской империи ухудшились из-за поддержки аббатами Дезидерием и Одеризием I григорианской реформы. Однако осенью 1072 - весной 1073 г. в мон-ре жила вдовствующая имп. Агнесса из Пуату, мать имп. Генриха IV. «Словно вторая царица Савская», она щедро одарила обитель (Chronica monasterii Casinensis. III 31). В 1076 г. визант. имп. Михаил VII Дука попросил монахов молиться за него и прислал хрисовул с обещанием ежегодно жертвовать мон-рю 24 либры золота и 4 шелковых одеяния (Ibid. 39; RegImp. N 1006). Самые большие пожертвования поступали от норманнских властителей, прежде всего от кн. Ришара Капуанского (Chronica monasterii Casinensis. III 15) и его преемника Иордана, от герц. Робера Гвискара и его супруги Сихельгайты, дочери кн. Гваймария Салернского (Amatus. Historia Normannorum. VIII 36). После знакомства с аббатом Дезидерием в 1059 г. Робер Гвискар регулярно посылал мон-рю деньги и др. ценности, отмечая дарами каждый свой военный и политический успех. Так, после изгнания византийцев из Бари в 1071 г. герцог подарил обители 12 либр золота (Chronica monasterii Casinensis. III 57-58). Аббатство получало дарения и от менее значимых норманнских правителей и сеньоров, напр. от герцогов Гаэты (см.: Loud. 2007. P. 93-97).

Лангобардские аристократы, влияние к-рых было подорвано экспансией норманнов, также делали пожертвования М.-К., несмотря на пограничные конфликты между мон-рем и графами Акуино, Венафро и Теано. Наибольшую щедрость проявляли графы Марсики в обл. Абруццо. Нередко мелкие лангобардские владетели отдавали М.-К. свое имущество, чтобы оно не досталось норманнам (см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 2. P. 327-333; Cowdrey. 1983. P. 9). Монастырь также выкупал у лангобардских наследников те владения, которые норманны ранее отняли у них и подарили обители. Чаще всего М.-К. дарили частные церкви: между 1058 и 1105 гг. аббатство получило не менее 134 церквей и доли в распоряжении более чем 30 церквами; зависимые от М.-К. приораты получили 28 церквей (см.: Dormeier. 1979. S. 28-58). Во мн. случаях речь шла об условной или о частичной уступке прав (с сохранением права назначать клириков, пожизненного узуфрукта для дарителя, с запретом отчуждать имущество и т. д.). Иногда мон-рь полностью или частично компенсировал дарение, т. е. фактически выкупал имущество (см.: Loud. 2007. P. 110-114).

Увеличение монастырского домена, «земли св. Бенедикта», происходило гл. обр. благодаря пожертвованиям князей Капуи. Так, в 60-х гг. XI в. кн. Ришар подарил М.-К. замки Кокуруццо, Мортола, Терамо и Фратте, к-рые имели важное значение для защиты домена (Chronica monasterii Casinensis. III 16). Получив в 1066 г. замок Торре-а-Маре в устье р. Гарильяно, аббатство приобрело выход к морю, что способствовало расширению торговых связей. Кн. Иордан обеспечил мон-рю безопасность этого района, передав М.-К. замок Суйо (1078). При аббате Одеризии I к монастырским укреплениям добавились Аккуафондата, Витикузо и Понтекорво. Противостояние с норманнами способствовало улучшению отношений мон-ря с соседними графами Акуино, Венафро и Теано, которые в основном удовлетворили земельные притязания монахов.

Нашествие норманнов вызвало новый этап строительства укрепленных поселений (т. н. инкастелламенто). Кроме арендаторов-крестьян, плативших натуральную подать (terraticum) и отбывавших трудовую повинность, на полученных М.-К. землях жили привилегированные держатели, к-рые несли военную службу и были освобождены сеньором от др. повинностей (milites, fideles). Нередко они переходили на службу М.-К., передавая мон-рю земельные наделы. Вероятно, уже при аббате Дезидерии они составляли монастырское ополчение (militia abbatiae), которое использовалось для защиты «земли св. Бенедикта», а в XII в.- для подавления мятежей (Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 421-424; Toubert. 1976. P. 699-700; Loud. 2007. P. 114, 342). Обитатели замков получали от аббатов привилегии, к-рые гарантировали наследственный характер держания, личную свободу и неприкосновенность, участие в судопроизводстве. Желающие могли служить мон-рю «на конях и с оружием» за особое вознаграждение (см. грамоты аббата Дезидерия жителям Траэтто (Минтурно) (1061) и Суйо (1079): Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 421-424; Codex diplomaticus Cajetanus. Montis Casini, 1891. T. 2. P. 124-126. N 253).

Мон-рь Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара). IX–XII вв.
Мон-рь Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара). IX–XII вв.

Мон-рь Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара). IX–XII вв.
Существенно расширились владения М.-К. за пределами «земли св. Бенедикта». Хотя герц. Робер Гвискар охотнее жаловал мон-рю деньги и др. ценности, чем земельные владения (Loud. 2013. P. 274-275), аббатство получило от него и от Сихельгайты церкви, монастыри и земельные участки в Таранто, Трое и Амальфи; кн. Иордан подарил М.-К. ц. св. Агаты в Аверсе; в 1100 г. Генрих, гр. Гаргано, передал М.-К. приют для паломников в Монте-Сант-Анджело (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 288-289). Основу владений составляли зависимые мон-ри, куда назначались препозиты из М.-К.; нек-рые обители, особенно женские, обладали автономией. Согласно завещанию папы Римского Виктора III, мон-ри должны были ежегодно присылать в М.-К. натуральный налог (prandium - Chronica monasterii Casinensis. III 73). Подчинение М.-К. крупных мон-рей нередко сопровождалось конфликтами. Так, в 1059 г. кн. Гизульф II подарил М.-К. аббатство св. Бенедикта в Салерно, но горожане заставили его отменить сделку; вместо этого князь подчинил М.-К. менее значительный мон-рь св. Лаврентия (Ibid. 13). Аббат Дезидерий пытался установить контроль над аббатством Санта-Мария-ин-Тремити (Санта-Мария-а-Маре, пров. Фоджа), к-рое, по его мнению, некогда было подчинено М.-К. Однако в 1081 г. в присутствии церковных иерархов и светских сеньоров аббат признал свою неправоту и отказался от притязаний на обитель, хотя впосл. мон-рь значился в списках владений М.-К. (Bloch. 1986. Vol. 2. P. 689-694). При аббате Одеризии I настоятельница монастыря Санта-Мария-ин-Чингла попыталась освободить свою обитель от подчинения М.-К., но дважды получила отказ от папы Римского (Italia Pontificia. 1935. P. 155, 157). Среди важнейших приоратов М.-К. был монастырь Сант-Анджело-ин-Формис близ Капуи, к-рый аббат Дезидерий получил в 1072 г. от кн. Ришара. Он заново отстроил монастырские здания и поселил там более 40 монахов (Regesto. 1925. P. 43-45; Chronica monasterii Casinensis. III 37). Приорат Сант-Анджело-ин-Формис активно приобретал церкви и др. владения, что привело к конфликту с архиепископом Капуи (см.: Loud. 2007. P. 433).

Одно из самых ценных дарений сделал папа Римский Лев IX, к-рый в 1049 г. передал аббату Рихерию рим. мон-рь Св. Креста (Санта-Кроче-ин-Джерузалемме) (Italia Pontificia. 1935. P. 135; Chronica monasterii Casinensis. II 79). Впосл. папа Римский Александр II обменял эту обитель на мон-рь Санта-Мария-ин-Паллара на Палатине (Italia Pontificia. 1935. P. 145-146; Chronica monasterii Casinensis. III 36; см.: Klewitz. 1937/1938; Bloch. 1986. Vol. 1. P. 319-323; Vol. 2. P. 673). В 1056 г. М.-К. получило ц. св. Георгия в Лукке; в 1064 г. там был основан приорат (см.: Schwarzmaier. 1969; Bloch. 1986. Vol. 1. P. 428-436). По просьбе венг. кор. Стефана I (1000-1038) аббат Рихерий посылал монахов из М.-К. в Венгрию (Chronica monasterii Casinensis. II 65). В 1065-1066 гг. с такой же просьбой к аббату Дезидерию обращались сардинские правители-«судьи» - Баризон I из Логудоро и Торкиторий I из Кальяри. Преодолев при помощи папы Римского Александра II и Готфрида III, герц. Н. Лотарингии и маркгр. Тосканы, сопротивление пизанцев, которые претендовали на Сардинию, монахи из М.-К. поселились на острове. Тогда же М.-К. получило там 6 церквей (Ibid. III 21-22; см.: Saba. 1927; Bloch. 1986. Vol. 1. P. 462-464).

Расширение владений М.-К. способствовало вовлечению аббатства в торговые отношения. В 1053 г. папа Лев IX разрешил монахам из М.-К. беспошлинно торговать в Риме с 1 корабля (Italia Pontificia. 1935. P. 136; Chronica monasterii Casinensis. II 84). Ок. 1080 г. маркграфиня Матильда Тосканская освободила монахов М.-К. от уплаты торговых пошлин в Пизе, в Лукке и во всех своих владениях (Chronica monasterii Casinensis. III 61). Аббат Дезидерий сотрудничал с богатым амальфитанским купцом Мавром и его сыном Панталеоном (Ibid. 55; Amatus. Historia Normannorum. VIII 3). Среди даров герц. Робера Гвискара был склад для товаров в Амальфи; в 1086 г. Сихельгайта подарила мон-рю гавань Четраро в Калабрии (Loud. 2013. P. 274). В монастырской хронике отмечается помощь, к-рую Дезидерий оказал голодающим в 1085 г. (Аnnales Casinenses // MGH. SS. T. 19. P. 307; Chronica monasterii Casinensis. III 64).

Миряне, делавшие пожертвования М.-К., стремились заручиться молитвенной помощью монахов. Так, венг. кор. Владислав I обращался к аббату Одеризию I с просьбой о молитвах (Dormeier. 1979. S. 180-181). Ранние монастырские обитуарии и некрологи плохо сохранились (см.: Cowdrey. 1983. P. 28-29). Большой некролог был составлен в 60-х гг. XII в. и дополнялся до кон. XV в.; в нем содержится ок. 6,5 тыс. имен (ркп. Cassin. 47; изд.: I Necrologi. 1941). Из 3,5 тыс. имен в ранней части некролога (XII в.) всего 117 принадлежит мирянам. В личный календарь Льва Остийского (ок. 1098/99) внесено примерно 508 имен, почти все - монашеские (Hoffmann. 1965). От поминальной книги XI в., в к-рой содержались имена живых, сохранились всего 4 листа, на к-рых записано 1,8 тыс. имен (ркп. Cassin. 426; см.: Dormeier. 1979. S. 135-139, 165, 178). Насельники М.-К. заключали договоры о взаимном поминовении с др. монашескими общинами (в 1083 с Клюни) и с нек-рыми церковными деятелями (в аббатстве поминали св. Петра Дамиани, аббата Сугерия). Среди мирян, за к-рых молились в М.-К., были прежде всего германские (Генрих II, Генрих III) и византийские императоры (Михаил VII Дука, Алексей I Комнин), имп. Агнесса из Пуату, венг. кор. Владислав I, норманнские правители, сардинские правители-«судьи». Хоронили мирян в М.-К. лишь в исключительных случаях, напр. Сихельгайту и Иордана, князя Капуи. До сер. XII в. формы поминовения усопших в М.-К. не отличались особой торжественностью, как, напр., в Клюни. За каждого усопшего, поминавшегося в аббатстве, монахи-священники служили 12 месс, а простые монахи читали по 2 псалма на комплетории. Каждую пятницу совершалась процессия на монастырское кладбище. В день поминовения усопшего все священники совершали заупокойную мессу, монахи пели псалмы (plenarium officium); раз в месяц устраивались трапеза для монахов и раздача еды беднякам.

Архитектура

Ансамбль зданий верхнего мон-ря, сложившийся в IX в., частично перестраивался в 1-й пол. XI в., при аббатах Атенульфе, Теобальде и Рихерии. Аббат Дезидерий полностью реконструировал монастырские здания, которые он считал ветхими, тесными и уродливыми (Chronica monasterii Casinensis. III 10). Сначала были проведены работы по завершению «дворца», наполовину возведенного при аббате Рихерии, а затем построены покои аббата, монашеский дормиторий и зал капитула с лепными украшениями, витражами, росписями и полихромным мраморным полом. В марте 1066 г. началось сооружение новой монастырской базилики (известна по детальному описанию в «Хронике Кассинского монастыря» (Ibid. 26-28), по составленному ок. 1510 плану братьев Сангалло и по остаткам здания, обнаруженным во время восстановления М.-К. в 1945-1964 (Pantoni. 1973)). Хотя Дезидерий велел снести вершину горы, чтобы освободить место для более просторного храма, чем церковь эпохи Каролингов, размеры новой базилики были относительно скромными (46,6×19 м). Это была 3-нефная 3-апсидная базилика с трансептом; нефы разделялись 10 парами колонн, пресвитерий был поднят над полом храма на 8 ступеней. С сев. стороны храма находились сакристия и небольшие оратории свт. Николая и св. Варфоломея. Перед зап. фасадом базилики находился атриум, окруженный галереей с аркадой, над его сев.-вост. углом возвышалась колокольня. Зап. фасад атриума, также оформленный аркадой, фланкировали невысокие башни с ораториями св. Михаила и св. Петра; снаружи к нему вела лестница из 24 ступеней. Мн. исследователи, соглашаясь с Р. Краутхаймером, полагали, что «архаичные» архитектурные формы базилики Дезидерия, выдержанные в духе григорианского «обновления» (renovatio), напоминали рим. базилики IV в. (см., напр.: Kitzinger E. The Gregorian Reform and the Visual Arts: A Problem of Method // TRHS. Ser. 5. 1972. Vol. 22. P. 87-103). Среди вероятных образцов называли базилику св. Павла (D'Onofrio M. La basilica di Desiderio a Montecassino e la Cattedrale di Alfano a Salerno: Nuovi spunti di riflessione // Desiderio. 1997. P. 231-246). Однако др. исследователи указывали на возможное влияние оттоновского зодчества и южноитал. архитектурной традиции (ср.: Carbonara. 1979. P. 68-76).

Аббатство Монте-Кассино. Ок. 1100 г. Реконструкция Г. М. Уилларда, К. Дж. Конанта. 1935 г
Аббатство Монте-Кассино. Ок. 1100 г. Реконструкция Г. М. Уилларда, К. Дж. Конанта. 1935 г

Аббатство Монте-Кассино. Ок. 1100 г. Реконструкция Г. М. Уилларда, К. Дж. Конанта. 1935 г
Убранство базилики отличалось необычайной пышностью. Колонны и мраморные детали были закуплены в Риме и доставлены в М.-К. по морю. Инкрустированный пол храма выполнен из полихромного мрамора, стены украшены фресками. В описаниях базилики отмечаются мозаики в апсиде, на триумфальной арке и в нартексе, выполненные мастерами из К-поля (Chronica monasterii Casinensis. III 27, 32) и из Александрии (Amatus. Historia Normannorum. III 52). Атриум также был вымощен мрамором, галереи расписаны фресками на сюжеты ВЗ и НЗ. Росписи базилики включали стихотворные надписи, заимствованные из поэмы Марка о св. Бенедикте или составленные Альфаном I, архиеп. Салерно (Acocella. 1966). В центре пресвитерия, над могилой св. Бенедикта, был установлен золотой алтарь, изготовленный по заказу аббата Дезидерия в К-поле и украшенный сценами чудес Христа и св. Бенедикта. В центральной апсиде находился алтарь св. Иоанна Крестителя, в боковых - алтари Пресв. Девы Марии и свт. Григория Великого. Дезидерий собрал частицы мощей мн. святых и др. реликвии (Chronica monasterii Casinensis. III 29), украсил храм серебряными крестами, иконами, светильниками и т. д. (Ibid. 32). В 1066 г. аббат заказал в К-поле бронзовые врата, подобные тем, которые он видел в Амальфи. В наст. время от этих врат сохранилось 9 панелей с инкрустированными серебром изображениями патриархов и апостолов (Ibid. 18; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 139-163, 487-494). Освящение базилики 1 окт. 1071 г. возглавил папа Римский Александр II в сослужении 10 архиепископов и 44 епископов (Chronica monasterii Casinensis. III 29; в др. источнике названы 7 архиепископов, 49 епископов и 5 кардиналов-пресвитеров - PL. 173. Col. 998-1000); на церемонии присутствовали князья Ришар Капуанский, Гизульф Салернский и Ландульф Беневентский, дуксы Сергий Неаполитанский и Сергий Соррентский, графы Марсики и Вальвы и множество знатных лангобардов и норманнов (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 118-121).

После освящения храма перестроили или возвели заново рефекторий, дормиторий, зал капитула, больницу, помещение для новициев и др. монастырские здания. Эти сооружения располагались вокруг обширного клуатра, примыкавшего к юж. стене базилики. В зап. части мон-ря была построена гостиница. Незадолго до кончины Дезидерий приступил к перестройке ц. св. Мартина, освящение к-рой состоялось в 1090 г. (Chronica monasterii Casinensis. III 33-34). Строительные работы, которые не успел завершить Дезидерий, окончил его преемник Одеризий I. Вероятно, последним храмом, возведенным в М.-К., была ц. св. Стефана у монастырских ворот, освященная в 1103 г. (Ibid. IV 23).

Аббат Дезидерий занимался также приобретением ценных вещей для монастырской ризницы. Значительная часть сокровищ М.-К., упоминавшихся в источниках IX-X вв., была утрачена из-за конфискаций, грабежей и пожаров (Citarella, Willard. 1983). Чтобы восполнить недостаток богослужебных предметов и книг, Дезидерий выкупил драгоценные облачения папы Римского Виктора II и велел изготовить необходимые для богослужений книги (Chronica monasterii Casinensis. III 18). В мон-ре трудились мастера из разных стран, напр. ювелир из Англии (Ibid. 20). Ценности, собранные Дезидерием, не сохранились. Среди немногих известных предметов - серебряный реликварий с мощами ап. Матфея, обнаруженный в римской ц. святых Космы и Дамиана (Bloch. 1986. Vol. 1. P. 82-88).

Фрагменты живописного слоя XI в. из базилики аббатства Монте-Кассино
Фрагменты живописного слоя XI в. из базилики аббатства Монте-Кассино

Фрагменты живописного слоя XI в. из базилики аббатства Монте-Кассино
Большинство исследователей полагают, что постройки аббата Дезидерия оказали существенное влияние на архитектуру Рима и Юж. Италии, хотя конкретные проявления этого влияния остаются предметом дискуссий. Вероятно, самое близкое к базилике М.-К. здание - кафедральный собор в Салерно, построенный при архиеп. Альфане, друге Дезидерия. Вслед за аббатом М.-К. епископы и настоятели крупных монастырей стали заказывать скульптурные бронзовые врата, которые сначала изготавливали византийцы, позднее - итальянские мастера. Спорным остается вопрос о влиянии М.-К. на архитектурные формы и декор рим. церквей, гл. обр. фрески ц. Сан-Кризогоно и мозаики церквей Сан-Клементе и Санта-Мария-ин-Трастевере. Краутхаймер и его последователи считали, что влияние было очень сильным (напр.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 88-93), но высказывались и др. мнения (см.: McCurrach C. C. «Renovatio» Reconsidered: R. Krautheimer and the Iconography of Architecture // Gesta. N. Y., 2011. Vol. 50. P. 41-69). Проблема остается нерешенной во многом из-за того, что от зданий М.-К. эпохи Дезидерия остались лишь детали архитектурного декора, фрагменты мраморных полов и остатки фресковой росписи. Однако церкви, возведенные по указанию аббатов Дезидерия и Одеризия I, сохранились в др. местах, напр. ц. Сан-Бенедетто в Капуе, освященная в 1108 г. (перестроена в XVII-XVIII вв.; сохр. фрагменты фресковых изображений аббатов М.-К.; см.: Speciale L., Torriero Nardone G. «Sicut nunc cernitur satis pulcherrimam construxit»: La basilica e gli affreschi desideriani di S. Benedetto a Capua // Arte Medievale. Ser. 2. R., 1995. Vol. 9. P. 87-104). Вероятно, в XII в. была построена 3-нефная 3-апсидная ц. Сан-Бенедетто в Теано. Наилучшей сохранностью отличается монастырская ц. Сант-Анджело-ин-Формис близ Капуи, построенная при аббате Дезидерии. Фрески храма, возможно, отчасти повторяют утраченные росписи базилики М.-К.: сцены из ВЗ и НЗ, фигуры пророков и мучеников, на зап. стене - Страшный Суд; в центральной апсиде изображен Христос Вседержитель с символами евангелистов, архангелами, св. Бенедиктом и аббатом Дезидерием (Wettstein. 1960).

Литературное творчество. Библиотека. Скрипторий

Аббат Дезидерий преподносит св. Бенедикту кодексы. Миниатюра из Лекционария. 1058–1087 гг. (Vat. lat. 1202. Fol. IIr)
Аббат Дезидерий преподносит св. Бенедикту кодексы. Миниатюра из Лекционария. 1058–1087 гг. (Vat. lat. 1202. Fol. IIr)

Аббат Дезидерий преподносит св. Бенедикту кодексы. Миниатюра из Лекционария. 1058–1087 гг. (Vat. lat. 1202. Fol. IIr)
При аббатах Дезидерии и Одеризии I скрипторий М.-К. был одним из крупнейших в Зап. Европе. Весьма продуктивной была деятельность монастырских переписчиков в 20-х гг. XI в., при герм. аббате Теобальде. Среди рукописей, созданных в это время,- богато иллюстрированный манускрипт энциклопедического труда Рабана Мавра «О природе вещей» (Cassin. 132; см.: Rabano Mauro. 1994). С т. зр. палеографии лучшим образцом письма 1-й четв. XI в. считается рукопись «Моралий» свт. Григория Великого (Cassin. 73) (Newton. 1999. P. 32-34). В миниатюрах этого манускрипта заметно влияние визант. искусства; на них представлены аббат Теобальд, преподносящий кодекс св. Бенедикту, и папа Григорий, беседующий с диак. Петром (см.: Belting. 1962). На художников, работавших в М.-К., повлияло и герм. искусство; среди его образцов было Евангелие, подаренное мон-рю имп. Генрихом II в 1022 г. (Vat. Ottob. lat. 74). Аббат Дезидерий заботился о пополнении монастырского книжного собрания. В «Хронике Кассинского монастыря» перечислено более 70 кодексов, изготовленных по указанию настоятеля (Chronica monasterii Casinensis. III 63; см.: Newton. 1976). На одной из миниатюр изображен Дезидерий, преподносящий кодексы св. Бенедикту на фоне построенных им монастырских зданий; ниже представлены церкви, замки и угодья, принадлежавшие М.-К. (Vat. lat. 1202. Fol. IIr). Аббатство стало важнейшим центром т. н. беневентского каллиграфического письма. Как полагает Ф. Ньютон, в мон-рь был приглашен опытный каллиграф и худож. Гримоальд, получивший подготовку в одном из южноитал. скрипториев. Его стиль письма оказал существенное влияние на работу др. переписчиков (Newton. 1999. P. 34-51). Беневентский минускул стал более аккуратным: писцы стремились четко очерчивать буквы, следили за длиной и формой выносных линий, шириной интервалов, соблюдали регулярное словоделение. Позднее, в период настоятельства Одеризия I, размер букв заметно уменьшается, беневентский минускул превращается в миниатюрное каллиграфическое письмо (Ibid. P. 70-73). Датированных рукописей почти нет; среди редких исключений - богато иллюстрированный гомилиарий 1072 г. (Cassin. 99). Мн. рукописи роскошно оформлены, в т. ч. лекционарий для праздников святых Бенедикта, Схоластики и Мавра (Vat. lat. 1202, ок. 1072-1075; изд.: The Codex Benedictus. 1982). В лекционарии тексты «Диалогов» Григория Великого и др. агиографических сказаний сопровождаются большим количеством иллюстраций и яркими, сложными по рисунку инициалами.

В разное время мн. рукописи, созданные в М.-К., были вывезены в др. места, в аббатстве сохранилось ок. 200 манускриптов XI в. и ок. 100 - XII в. (Newton. 1999. P. 7). Монастырские писцы работали с самыми разнообразными текстами - сочинениями классиков античной лит-ры, отцов Церкви и средневек. христ. писателей, богослужебными сборниками и научными трудами, поэтическими произведениями, аскетическими и правовыми трактатами. Сочинения нек-рых античных авторов (Варрон, Апулей) и христ. произведения («Паломничество» Эгерии, трактат «О таинствах» и гимны св. Илария Пиктавийского) сохранились только в рукописях из М.-К. Впосл. монастырское книжное собрание привлекло внимание гуманистов, к-рые вывезли отдельные манускрипты во Флоренцию; среди них - уникальные рукописи «Истории» и «Анналов» Тацита и «Золотого осла» Апулея (Laur. 68.1, 68.2; см.: Newton. 1999. P. 96-107; о вывозе рукописей см.: Gaisser J. H. The Fortunes of Apuleius and the «Golden Ass»: A Study in Transmission and Reception. Princeton; Oxf., 2008. P. 93-99; о трудах античных авторов в М.-К. также см.: Brunhölzl. 1971).

Инициал «В» из «Моралий» свт. Григория Великого. X в. (Cassin. 77. P. 109)
Инициал «В» из «Моралий» свт. Григория Великого. X в. (Cassin. 77. P. 109)

Инициал «В» из «Моралий» свт. Григория Великого. X в. (Cassin. 77. P. 109)
Аббат Дезидерий собрал в М.-К. агиографов, историков, поэтов и ученых, прославивших мон-рь как важнейший центр средневек. культуры. Но и сам Дезидерий, по свидетельству Амата Монте-Кассинского, был очень одаренным человеком: он не получил систематического образования, но в 40-летнем возрасте «всецело усвоил грамматику и риторику, превзойдя всех тех, кто изучал их с юности» (Amatus. Historia Normannorum. III 52). Из сочинений Дезидерия сохранились «Диалоги о чудесах св. Бенедикта», написанные в подражание «Диалогам» свт. Григория Великого, в форме беседы с неким Теофилом. В 2 книгах описываются исцеления от гробницы св. Бенедикта и др. чудесные события, связанные с насельниками М.-К., приводятся примеры защиты аббатства и покровительства святого основанному им мон-рю; в 3-й кн. повествуется о праведниках, живших в др. местах, напр. о папе Римском Льве IX. Отсутствие 4-й книги может свидетельствовать о том, что «Диалоги» не были завершены (BHL, N 1141; изд.: MGH. SS. T. 30. Pars 2. P. 1111-1151; см.: Grégoire R. I Dialoghi di Desiderio abate di Montecassino († 1087) // L'età dell'abate Desiderio. 1992. Vol. 3. P. 215-234). Возможно, по просьбе Дезидерия св. Петр Дамиани написал для кассинских монахов проповедь для вигилии праздника св. Бенедикта (BHL, N 1140; изд.: Petr. Damian. Serm. 8 // S. Petri Damiani Sermones. 1983. P. 46. (CCCM; 57); см.: Dell'Omo. 2007).

Близкий друг аббата Дезидерия, мон. Альфан († 1085), вместе с ним переселился из Беневенто в М.-К. и через неск. лет был возведен на архиепископскую кафедру в Салерно. Альфан считается одним из лучших средневек. поэтов, работавших в духе классической античной литературы (I carmi. 1974), но он известен гл. обр. переводами греч. сочинений по медицине, в т. ч. трактата Немесия Эмесского «О природе человека». Архиеп. Альфан заложил основы школы в Салерно, ставшей важнейшим средневек. центром изучения медицины. Помощником Альфана был Константин Африканский, к-рый впосл. стал монахом в М.-К.; у него учились Азон (Аттон), бывш. капеллан имп. Агнессы, и крещеный сарацин Иоанн Аффлаций, к-рый занимался в т. ч. переводом греч. и араб. трудов по медицине (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 93-110, 127-134).

Мон. Альберик Старший († ок. 1105), эксперт по лат. риторике, преподававший «свободные искусства» в М.-К., считается основоположником средневек. эпистолографии (ars dictandi; см.: Murphy J. J. Rhetoric in the Middle Ages: A History of Rhetorical Theory from Saint Augustine to the Renaissance. Berkeley etc., 1974. P. 202-211). Среди его учеников был Иоанн из Гаэты, к-рый в 1088 г. стал папским канцлером и в 1118-1119 гг. занимал Папский престол (см. Геласий II). Альберик Старший обладал познаниями в богословии, поэзии и музыке. На Римском Соборе 1079 г. он вступил в полемику с Беренгарием (см. ст. Беренгар Турский) и составил трактат «О Теле Господнем» (не сохр.). Утрачено также полемическое соч. «Об избрании Римского понтифика против императора Генриха». Из др. произведений Альберика сохранились Жития св. Схоластики, св. Аспрена Неаполитанского, католич. св. Доминика из Соры († 1031), Страсти мч. Модеста, гимны (см.: Manitius M. Geschichte der lateinischen Literatur des Mittelalters. Münch., 1931. Bd. 3. S. 301-305; Lentini A. Alberico di Montecassino nel quadro della riforma gregoriana // StGregEccl. 1952. Vol. 4. P. 55-109). Агиографией занимался также поэт и проповедник Гвайферий († между 1078 и 1086), уроженец Салерно; его труды отличает стремление к стилистическому изяществу в подражание античным классикам (Гвайферий использовал «Диалоги» Сенеки, «Флориды» Апулея и трактат Цицерона «Об ораторе») (см.: Limone O. L'opera agiografica di Guaiferio di Montecassino // Monastica. 1981-1984. Vol. 3. P. 77-130; Dell'Omo M. Guaiferio // DBI. 2003. Vol. 60. P. 95-99).

Миниатюра из рукописи «О природе вещей» Рабана Мавра. Нач. XI в. (Cassin. 132. P. 189)
Миниатюра из рукописи «О природе вещей» Рабана Мавра. Нач. XI в. (Cassin. 132. P. 189)

Миниатюра из рукописи «О природе вещей» Рабана Мавра. Нач. XI в. (Cassin. 132. P. 189)
Важнейшее произведение Амата Монте-Кассинского († до 1105), который предположительно был епископом в Пестуме и удалился в монастырь в кон. 50-х гг. XI в.,- «История норманнов», посвященная аббату Дезидерию. Историк описывает события, происходившие в Юж. Италии с 1016 по 1078 г.; его труд был завершен скорее всего в 1080 г. (не позднее 1086). Он восхваляет норманнских правителей, особенно Робера Гвискара, к-рые установили мир в стране и обеспечили безопасность Церкви, гл. обр. аббатства М.-К. Благодаря божественному благоволению они объединили страну и освободили Сицилию от мусульм. господства. Старофранцузский перевод (частично парафраз) «Истории норманнов» был выполнен в XIV в., вероятно, для анжуйского королевского двора в Неаполе. Амат составил также стихотворную «Книгу во славу блаженного апостола Петра», посвященную папе Григорию VII; в ней пересказываются гл. обр. легендарные сведения об апостоле, заимствованные из Псевдо-Клементин и др. источников (ок. 1078; изд.: Il poema di Amato su S. Pietro Apostolo / Ed. A. Lentini. Montecassino, 1958-1959. 2 vol.). Петр Диакон приписывал Амату стихотворный панегирик папе Григорию VII и соч. «О 12 камнях и Небесном Иерусалиме» (толкование на Откр 21. 10-20; не сохр.) (см.: Manitius M. Geschichte... Münch., 1931. Bd. 3. S. 449-453).

При аббате Дезидерии монастырским библиотекарем и руководителем скриптория стал Лев из Марсики, впосл. известный как Лев Остийский († 1115). Среди рукописей, созданных под его руководством,- гомилиарий 1072 г. (Cassin. 99) и сборник трудов Альфана и Гвайферия (Cassin. 280). Ранние сочинения Льва (циклы рождественских и пасхальных проповедей, описание 1-го крестового похода) скорее всего утрачены; сохранилось сказание об освящении базилики М.-К. (PL. 173. Col. 997-1002). При аббате Одеризии I по просьбе Роберта, гр. Алифе и Каяццо, Лев написал Житие св. Мины и сказание о перенесении его мощей (BHL, N 5926-5928). Основной труд Льва - «Хроника Кассинского монастыря», составленная по указанию аббата Одеризия I (ок. 1099). «Хроника...» является важнейшим источником сведений по истории М.-К. от основания обители св. Бенедиктом до 1075 г. (повествование прерывается на 33-й гл. 3-й кн.). Описывая деяния аббатов и выдающихся насельников М.-К., хронист уделял особое внимание событиям, повлиявшим на автономию и материальное благополучие монастыря. В «Хронике...» подробно рассказывается о получении привилегий и дарений, о приобретении монастырей, церквей, замков, земель и т. д. Самая ранняя рукопись, в которой содержится основная часть «Хроники...», была создана под рук. Льва и содержит множество авторских исправлений (Monac. Clm 4623). Чистовая рукопись в окончательной, 3-й редакции была вывезена из М.-К. в 1137 г. и сохранилась во фрагментах, однако текст этой редакции «Хроники...» представлен также в совр. копии (Cassin. 202). В XII в. «Хроника...» была продолжена и дополнена монастырскими авторами (подробнее см.: Hoffmann. 1973; Bloch. 1986. Vol. 1. P. 113-117). При аббатах Дезидерии и Одеризии I Лев представлял М.-К. в переговорах с Римскими папами, один из к-рых, Пасхалий II, возвел его в достоинство кардинала-епископа Остии (между 1102 и 1107). После этого Лев покинул М.-К. и провел оставшуюся жизнь при папском дворе в Риме.

Монашеская община. Богослужение

Инициал «Н» из Октатевха. Нач. XI в. (Cassin. 759. P. 129)
Инициал «Н» из Октатевха. Нач. XI в. (Cassin. 759. P. 129)

Инициал «Н» из Октатевха. Нач. XI в. (Cassin. 759. P. 129)
О внутренней жизни аббатства при Дезидерии и Одеризии I сохранилось немного сведений. По свидетельству Льва Остийского, в М.-К. подвизалось ок. 200 монахов (Chronica monasterii Casinensis. III 30; см.: Dormeier. 1979. S. 160). Большинство насельников были «лангобардами», т. е. уроженцами Юж. Италии. Аббат Дезидерий принадлежал к роду князей Беневенто; его друг Альфан род. в княжеском семействе Салерно; отцом аббата Одеризия I был «лангобардский» граф Марсики. Среди монахов почти не было норманнов, но упоминаются немцы, испанцы, уроженцы Милана (Cowdrey. 1983. P. 33). О занятиях и об образе жизни монахов почти нет сведений из-за отсутствия описаний «обычаев» (consuetudines), подобных тем, к-рые создавались в клюнийских мон-рях. Исходя из косвенных данных, можно предположить, что насельники М.-К. были заняты в основном богослужением, чтением и переписыванием книг; работа в скриптории, а также адм. обязанности рассматривались как физический труд, предписанный Уставом св. Бенедикта (labor manuum - Reg. Ben. 48) (см.: Loud. 2007. P. 483-484). Консервативная позиция Дезидерия получила отражение в его ответе аббату Херсфельда, к-рый попросил прислать описание «обычаев» М.-К.: Дезидерий заявил, что его монахи соблюдают только Устав св. Бенедикта и не принимают «чуждые и непривычные обычаи». Аббат осуждал «изобретателей нововведений... множества разнообразных обычаев, несогласных с уставом», негативно оценивал клюнийские правила, которые «нам не нравятся, да и не могут понравиться никому, кто захочет жить в соответствии с уставом». Детальным инструкциям, дополнявшим Устав св. Бенедикта, Дезидерий противопоставлял практику монашеской жизни, неодинаковую в различных мон-рях; такие обычаи не записывались, и усвоить их можно было только благодаря личному опыту пребывания в обители (Die ältere Wormser Briefsammlung / Hrsg. W. Bulst. Weimar, 1949. S. 13-16. (MGH. Briefe; 3)). Несмотря на критическое отношение к клюнийской реформе, в 1083 г. Дезидерий с почестями принял в М.-К. св. Гуго, аббата Клюни, к-рый прибыл в мон-рь, чтобы поклониться святыням. Аббаты обоих мон-рей заключили договор о взаимном поминовении живых и усопших монахов (Chronica monasterii Casinensis. III 51).

В источниках неоднократно упоминается о безукоризненной репутации М.-К. как образцового бенедиктинского мон-ря. Авторы, связанные с М.-К., восхваляли достоинства аббата Дезидерия и отмечали высокую дисциплину среди монахов (I carmi di Alfano I. 1974. N 14, 39, 54; Amatus. Historia Normannorum. III 52; Chronica monasterii Casinensis. III Prol.). В 1069 г. папа Римский Александр II поручил Дезидерию вместе с рим. архидиак. Хильдебрандом восстановить дисциплину в аббатстве Субиако (Chronicon Sublacense (593-1369) / Ed. R. Morghen. Bologna, 1927. P. 11). В 1076 г. визант. имп. Михаил VII Дука хвалил монахов М.-К. за чинную жизнь и восхищался великолепием монастырских зданий (RegImp. N 1006). Герм. хронист Фрутольф Михельсбергский называл Дезидерия «истинным служителем Христа» (MGH. SS. T. 6. P. 206). В привилегиях папы Римского Пасхалия II М.-К. именуется главным мон-рем Запада (PL. 163. Col. 145, 295). Кард. Пандульф в жизнеописании папы Римского Геласия II назвал аббатство «главой и началом всех монастырей» (monasteriorum omnium caput et principium - LP. T. 2. P. 311; T. 3. P. 157) (см.: Cowdrey. 1983. P. 28-34).

Инициал «Д» из Лекционария. XI в. (Vat. Lat. 1202. Fol. 175v)
Инициал «Д» из Лекционария. XI в. (Vat. Lat. 1202. Fol. 175v)

Инициал «Д» из Лекционария. XI в. (Vat. Lat. 1202. Fol. 175v)
Об особенностях монашеской жизни М.-К. упоминал католич. св. Петр Дамиани, известный строгим отношением к церковной и монашеской дисциплине. Сначала он давал аббатству только положительные характеристики: именовал его «превосходнейшим монастырем» и «небесной школой», уподоблял обитель Ноеву ковчегу, остановившемуся на вершине горы, и называл Дезидерия «архангелом монахов». Начиная с 1064 г. кардинал неоднократно посещал М.-К. и стал критически относиться к монастырским порядкам, хотя и сохранял благожелательный тон. Так, Петр Дамиани предостерегал Дезидерия от увлечения мирскими заботами, от участия в политике и от постоянного общения с церковными иерархами и со светскими правителями. Кардинал призывал аббата к усердию в аскетических подвигах, советовал ему регулярно совершать Евхаристию и более строго обращаться с монахами (см.: Cowdrey. 1983. P. 34-38). Петр Дамиани, по-видимому, имел основания для беспокойства: нек-рое время положение в М.-К. оставалось стабильным, но вскоре после кончины аббата Одеризия I начались сложности с дисциплиной.

Инициал «С» из бревиария. 1153 г. (Музей Гетти, Лос-Анджелес. MS Ludwig IX. 1. Fol. 259v)
Инициал «С» из бревиария. 1153 г. (Музей Гетти, Лос-Анджелес. MS Ludwig IX. 1. Fol. 259v)

Инициал «С» из бревиария. 1153 г. (Музей Гетти, Лос-Анджелес. MS Ludwig IX. 1. Fol. 259v)
Благодаря рукописям, созданным в монастырском скриптории, сведений о богослужении в аббатстве сохранилось больше. Среди книг, переписанных по указанию аббата Дезидерия, были сакраментарии, антифонарии для дневных и ночных служб суточного круга, 4-томный гомилиарий, понтификал и др. (Chronica monasterii Casinensis. III 63). Мн. литургические манускрипты из М.-К. отличаются роскошным оформлением, напр. праздничный лекционарий Vat. lat. 1202, а также «бревиарий аббата Одеризия» (Paris. Mazarin. 364; см.: Toubert. 1971), «бревиарий-диурнал» (Vat. Urb. lat. 585) и 2-томный гомилиарий для темпорала и санкторала, созданием к-рого руководил Лев Остийский (см.: Casavecchia. 2012). В числе иллюминированных рукописей, изготовленных в мон-ре на заказ, были свитки для «экзультета» с нотированным текстом диаконского гимна на благословение пасхальной свечи. Известны 6 свитков, созданных в М.-К. (см.: Kelly T. F. The Exultet in Southern Italy. N. Y., 1996. P. 186-188; Maniaci M., Orofino G. Les «rouleaux d'Exultet» du Mont Cassin (Techniques de fabrication, caractéristiques matérielles, décoration, rapports avec les rouleaux grecs) // Les Cahiers de Saint-Michel-de-Cuxa. Codalet, 2012. Vol. 43. P. 71-82). Особое внимание уделялось богослужениям суточного круга; их тексты нередко объединяли в сборники, основу которых чаще всего составляла Псалтирь. Такие сборники для оффиция получили распространение в XI в. и использовались до XIII в., когда в Юж. Италии их заменил бревиарий. В них обычно содержались календарь, пасхалия, Псалтирь с библейскими песнями, гимны, чтения и коллекты (напр.: Neap. VI F. 2, 90-е гг. XI в.). В некоторых сборниках в качестве «ключа» присутствует важный для реконструкции монастырского богослужения ординал, именовавшийся также «бревиарий» и «чин оффиция» (ordo officiorum). Ординал содержит литургические указания о порядке и содержании суточных богослужений годового круга. Согласно Т. Ф. Келли, в его основу был положен сборник инципитов антифонов и респонсориев, к к-рым добавляли др. изменяемые элементы оффиция (антифоны, респонсории, молитвы, чтения) (Kelly. 2008. P. 49-50, 60). Первоначальная версия ординала, составленная в кон. XI в., при аббате Одеризии I, неоднократно редактировалась и дополнялась; сохранилось 8 рукописных версий кон. XI-XIII в. (5 рукописей происходит из М.-К., 3 - из аббатства Св. Софии в Беневенто).

Среди церемоний, описанных в ординале,- капитул, на который монахи собирались ежедневно после утренней мессы. Чин проведения капитула включал молитвы и песнопения, «увещевание» аббата монахам, покаяние и отпущение грехов, чтение из мартиролога, а также из гомилиария или Устава св. Бенедикта. Согласно более полному описанию из беневентской рукописи, на капитуле произносились молитвы об усопших; аббат давал распоряжения монахам и решал вопросы, связанные с дисциплиной (Ibid. P. 142-143, 359-360, 373-374, 574-575; ср. описание капитула в каролингском «Memoriale qualiter», к-рый был известен в М.-К. в X в.: CCM. T. 1. P. 234-238). Для использования на капитуле были предназначены рукописи «исторических» мартирологов, созданные при Дезидерии (Vat. lat. 4958 (мартиролог Адона Вьеннского); Neap. VIII C. 4).

Инициал «О» из гомилиария. 1-я пол. XI в. (Cassin. 109. P. 295)
Инициал «О» из гомилиария. 1-я пол. XI в. (Cassin. 109. P. 295)

Инициал «О» из гомилиария. 1-я пол. XI в. (Cassin. 109. P. 295)
Сопоставление чинопоследований 2-й пол. XI в. с более ранней практикой М.-К., о к-рой сохранились фрагментарные сведения, показывает, что при Дезидерии в аббатстве были проведены литургические преобразования. В это время монастырское богослужение отличалось не только от обычаев, зафиксированных в рукописи Cassin. 175, но и от чинопоследований общих оффициев чинам святых, которые содержатся в рукописи Гримоальда (Cassin. 230. P. 157-168, ок. 1060) (см.: Kelly. 2008. P. 50-52, 56). В 1058 г. папа Стефан IX(X) запретил использовать «амвросианское» (беневентское) пение в М.-К. (Chronica monasterii Casinensis. II 94; подробнее см.: Kelly T. F. The Beneventan Chant. Camb., 1989. P. 30-40). В обители было введено григорианское пение; вероятно, при Дезидерии для обучения певчих был приобретен сборник музыкально-теоретических трактатов (Cassin. 318, 2-я пол. XI в.; см.: Rusconi A. Per un'edizione di Montecassino 318 // Musica e liturgia. 2012. P. 45-50).

XII в.

Считается, что с кончиной аббата Одеризия I (1105) завершилась эпоха расцвета М.-К. На фоне ухудшившихся отношений с Папским престолом, усиления норманнского влияния и заметного сокращения числа дарений усугубились кризисные явления в жизни монашеской общины, на которые указывал Петр Дамиани. Попытка аббата Оттона (1105-1107) укрепить дисциплину вызвала сопротивление монахов, заявивших, что настоятель нарушает традиции аббата Одеризия I. Оттон изгнал недовольных, к-рые подали жалобу папе Римскому Пасхалию II (Chronica monasterii Casinensis. IV 26, 29). По рекомендации понтифика аббатом был избран Бруно Астийский, еп. Сеньи, к-рый незадолго до того удалился в М.-К. Однако в 1111 г. Пасхалий II велел монахам сместить Бруно: формально - за совмещение епископской кафедры и должности аббата, в действительности - за критику договора понтифика с имп. Генрихом V о допустимости светской инвеституры (Ibid. 42; ActaSS. Iul. T. 4. P. 483; см.: Cowdrey. 1983. P. 219-221). После отречения еп. Бруно монахи единогласно избрали аббата Герарда (1111-1123), происходившего из рода графов Марсики; он поддерживал хорошие отношения с Папским престолом: в 1115 и 1117 гг. мон-рь посетил папа Пасхалий II, в 1120 г.- папа Каллист II.

Кризис, проявившийся в М.-К. в 20-х гг. XII в., во многом был связан с изменившейся политической ситуацией. После заключения Вормсского конкордата (1122) Папский престол более не нуждался в помощи норманнов и проявлял меньше интереса к событиям в Юж. Италии. Аббаты М.-К. перестали принимать участие в деятельности Римской курии. В то же время норманны объединились под властью Рожера II Сицилийского, который прекратил междоусобицы и в 1128 г. получил от папы Гонория II инвеституру как герцог Апулии. Лишившись поддержки Папского престола, мон-рь постепенно утратил автономию и перешел под контроль норманнов (см.: Hoffmann. Petrus Diaconus. 1971. S. 74-104; Cowdrey. 1983. P. 221-224). Рожер II и его преемники стремились распространить власть на М.-К. и на «землю св. Бенедикта», рассматривая их как оплот Сицилийского королевства на границе с Папской областью.

Негативное отношение церковных иерархов к привилегиям крупных мон-рей проявилось на Латеранском I Соборе (1123), когда папа Римский Каллист II вопреки возражениям епископов подтвердил иммунитет М.-К. (Italia Pontificia. 1935. P. 170; Chronica monasterii Casinensis. IV 78). Его преемник папа Римский Гонорий II ужесточил контроль над аббатствами, подчиненными непосредственно Папскому престолу (Robinson I. S. The Papacy 1073-1198: Continuity and Innovation. Camb., 1990. P. 229-231; ср.: Loud G. A. The Papacy and the Rulers of Southern Italy, 1058-1198 // The Society of Norman Italy / Ed. G. A. Loud, A. Metcalfe. Leiden etc., 2002. P. 164-165). Аббат Одеризий II (1123-1126) вступил в конфликт с понтификом из-за спорных земельных владений; папа назвал настоятеля М.-К. «воином, а не аббатом» (Chronica monasterii Casinensis. IV 86). Одеризий II был вызван в Рим для решения имущественного спора, но отказался покинуть мон-рь. Тогда папа Гонорий II велел монахам сместить его (Ibid. 88; Italia Pontificia. 1935. P. 172). Избрание нового аббата вновь привело к столкновению с папой Римским. Старшие монахи (priores) пожаловались Гонорию II на нарушения, допущенные при избрании аббата Николая из Тускула (1126-1127). Понтифик направил в М.-К. кард. Григория (впосл. антипапа Виктор IV), но монахи настаивали на отсутствии у него права вмешиваться в дела обители. Указав на исключительные прерогативы Папского престола, который всегда оказывал покровительство монастырю, кардинал заявил: «Римская Церковь - мать и госпожа, Церковь же Кассинская по праву является ее особенной дочерью» (Chronica monasterii Casinensis. IV 89). Тем временем бывш. аббат Одеризий II собрал воинов и стал грабить поселения, жители к-рых признали власть нового аббата Николая, а выступивший на стороне Одеризия II Готфрид, гр. Сессы, захватил укрепление Суйо. Аббат Николай призвал на помощь Роберта II, сына князя Капуи, и в то же время вывез из мон-ря самые ценные сокровища, в т. ч. золотой алтарь св. Бенедикта и Евангелие имп. Генриха II (Vat. Ottob. lat. 74), тем самым возбудив против себя «глубочайшую ненависть монахов» (Chronica monasterii Casinensis. IV 90). Узнав об отлучении аббата Николая и его сторонников от Церкви, монахи закрыли перед ним ворота обители и по указанию папы Римского избрали аббатом Сениоректа (1127-1137), препозита мон-ря св. Бенедикта в Капуе, но ответили отказом на требование понтифика принести клятву верности папе (Ibid. 93-95; Italia Pontificia. 1935. P. 172-174). По просьбе аббата Сениоректа кн. Иордан II Капуанский изгнал из монастырских владений гр. Готфрида, к-рый напал на «землю св. Бенедикта» под предлогом помощи бывш. аббату Николаю.

Положение М.-К. ухудшилось в результате схизмы 1130 г., к-рая совпала с покорением Капуанского княжества войсками Рожера II Сицилийского. Антипапа Анаклет II, пользовавшийся поддержкой гр. Рожера II, признал его королем Сицилии. Аббат Сениорект и монахи М.-К. заняли сторону Анаклета II. В окт. 1133 г. антипапа посетил М.-К. и подтвердил привилегии аббатства (Italia Pontificia. 1935. P. 174). После кончины Сениоректа в монастыре произошли беспорядки; сицилийский наместник Капуи велел монахам избрать аббатом Райнальда Тосканского, поддержавшего антипапу Анаклета II и давшего клятву верности королю Сицилии (Chronica monasterii Casinensis. IV 103-104). Вскоре по призыву папы Римского Иннокентия II и визант. имп. Иоанна II Комнина, обеспокоенных усилением власти короля Сицилии, в Италию прибыл имп. Лотарь II. Баварский герц. Генрих X Гордый с войском расположился в окрестностях М.-К. и потребовал, чтобы монахи подчинились законному понтифику. После недолгого сопротивления аббат Райнальд признал власть императора. В сент. 1137 г. имп. Лотарь II и папа Иннокентий II прибыли в Сан-Джермано и сместили Райнальда за поддержку, оказанную антипапе и королю Сицилии; при этом присутствовал католич. св. Бернард Клервоский, верный сторонник папы Иннокентия II. По указанию императора аббатом был избран его советник Вибальд, аббат Ставло и Мальмеди († 1158). Эти события сопровождались спорами о привилегиях М.-К. и о полномочиях папы Римского и императора (Chronica monasterii Casinensis. IV 105-124). После избрания Вибальда имп. Лотарь II подтвердил права и привилегии М.-К., но в качестве имп. аббатства (Die Urkunden Lothars III. und der Kaiserin Richenza. B., 1927. S. 194-209. N 120-122. (MGH. Dipl. Reg. Imp.; 8)). Папа Иннокентий II был против избрания аббатом Вибальда, однако по настоянию императора признал его (Italia Pontificia. 1935. P. 178). Передав Капуанское княжество и Апулию противникам короля Сицилии, имп. Лотарь II покинул Италию, тогда как кор. Рожер II немедленно приступил к отвоеванию своих земель. Узнав о приближении его армии, бывш. аббат Райнальд собрал «войско из родственников и друзей» и вторгся во владения М.-К., но был изгнан монастырскими вассалами. У аббата Вибальда не было достаточно сил для войны с Рожером II, поэтому он начал переговоры с ним: король заявил, что не потерпит в М.-К. «аббата, назначенного императором». Разрешив монахам избрать его преемника, Вибальд покинул аббатство (2 нояб. 1137) и вернулся в Германию (Chronica monasterii Casinensis. IV 127; см.: Cowdrey. 1983. P. 224-228).

Новому аббату Райнальду II из Коллименто (1137-1166) пришлось уступить кор. Рожеру II некоторые монастырские укрепления для защиты сев. границы королевства. На Латеранском II Соборе папа Иннокентий II отлучил кор. Рожера II от Церкви, но вскоре был захвачен в плен его сторонниками. В июле 1139 г. в Миньяно близ М.-К. Римский понтифик был вынужден даровать инвеституру Рожеру II как королю Сицилии, а его сыновьям - как герцогу Апулии и князю Капуи (Italia Pontificia. 1935. P. 42). После захвата Бари кор. Рожер II стал полновластным правителем Юж. Италии, приступив к централизации гос-ва. В законах Рожера II служение монарха уподоблялось служению священника. Король обязывался защищать привилегии и имущество церквей (Le Assise di Ariano / Ed. O. Zecchino. Cava dei Tirreni, 1984. P. 22, 26, 32, 70), но стремился поставить епископские кафедры и монастыри под контроль гос-ва. Отношения кор. Рожера II с папой Римским оставались напряженными. В 1142 г. папа Иннокентий II потребовал, чтобы король перестал вмешиваться в избрание епископов. В 1150 г. король пообещал новому папе Римскому Евгению III обеспечить свободу избрания церковных иерархов, но не выполнил обещание. При кор. Рожере II аббат М.-К. должен был получать утверждение от короля. В 1137 г. королевский наместник запретил монахам приступать к избранию аббата без разрешения монарха; когда аббат был избран, ему пришлось принести клятву верности королю (Chronica monasterii Casinensis. IV 104). После кончины аббата Доминика (1171-1174) сицилийский кор. Вильгельм II Добрый велел монахам тайно выбрать преемника; формальные выборы проводились только после того, как король изъявлял согласие (см.: Loud. 2007. P. 259-263). Согласно Беневентскому договору 1156 г., Папский престол мог посылать легатов и принимать апелляции из королевства, но монарх имел право контролировать избрание епископов и аббатов (MGH. Const. T. 1. P. 588-590). Т. о., аббата М.-К. утверждал не только король, но и папа Римский. Однако ни король, ни папа Римский не назначали в обитель посторонних лиц; в XII в. настоятелей выбирали только из монахов М.-К. (Loud. 2007. P. 459-461).

Короли Сицилии рассматривали М.-К. как пограничную крепость, преграждавшую путь в их владения. Ок. 1140 г. папа Римский Иннокентий II назначил аббата Райнальда II кардиналом и подтвердил привилегии мон-ря (Italia Pontificia. 1935. P. 178-179). Вероятно, в связи с этим кор. Рожер II неоднократно приезжал в М.-К. (в 1140, 1142, 1143 и 1144). В 1140 г. он конфисковал Понтекорво и нек-рые др. монастырские укрепления, в 1143 г. забрал из аббатства почти все ценности (Annales Casinenses // MGH. SS. T. 19. P. 309-310; см.: Loud. 2007. P. 157-158). Во время мятежей и визант. вторжения, последовавших за кончиной кор. Рожера II, его преемник Вильгельм I Злой заподозрил аббата Райнальда в измене и изгнал почти всех монахов из М.-К. (1155 - MGH. SS. T. 19. P. 311). Вскоре после возвращения монахов Андрей, гр. Рависканины, вторгся на «землю св. Бенедикта» и в 1158 г. осадил аббатство, но безуспешно. В 1162 г. в М.-К. был размещен королевский гарнизон.

Положение в Сицилийском королевстве обострилось после кончины кор. Вильгельма II (1189), не оставившего прямых наследников. Власть перешла к его родственнику Танкреду, но знать поддержала имп. Констанцию, дочь Рожера II, и ее супруга имп. Генриха VI, к-рые вступили в борьбу с Танкредом. В войне за сицилийский престол принял активное участие аббат Роффред из Изола-дель-Лири (1188-1210). Он пользовался благоволением папы Римского Климента III, к-рый назначил его кардиналом и подтвердил привилегии мон-ря (Italia Pontificia. 1935. P. 190-191). Аббат договорился с соседними графами и баронами поддержать Танкреда и поклялся ему в верности. Однако в 1191 г. к М.-К. подошел с войском имп. Генрих VI. Монахи открыли перед ним ворота. Согласно монастырским анналам, это сделали декан и старшие монахи (MGH. SS. T. 19. P. 314-315), но в Хронике Рикарда инициатива приписывается жителям Сан-Джермано, пытавшимся избежать столкновения (Ryccardi... Chronica. 1937. P. 12). Император принял у монахов клятву верности, взял заложников и подтвердил привилегии, полученные мон-рем от имп. Лотаря II и от норманнских королей Сицилии (Böhmer. Reg. Imp. Bd. 4. Abt. 3. S. 64-66. N 152-153). Возвращаясь в Германию, имп. Генрих VI забрал с собой аббата Роффреда, в верности к-рого он сомневался, и поручил управление мон-рем своему стороннику, декану Атенульфу из Казерты. После ухода имп. войска Ришар, гр. Ачерры, занял Сан-Джермано и потребовал, чтобы декан и монахи перешли на сторону кор. Танкреда. Получив отказ, он оставил в Сан-Джермано гарнизон и отступил от аббатства. За это папа Целестин III, оказывавший поддержку Танкреду, отлучил Атенульфа от Церкви и наложил на аббатство М.-К. интердикт, к-рый, однако, вскоре был отменен (Italia Pontificia. 1935. P. 192). При помощи Дипольда, наместника замка Рокка-д'Арче, декан изгнал сторонников кор. Танкреда из Сан-Джермано и захватил замки Пьюмарола и Пиньятаро. Во владения М.-К. вторглись бароны, воевавшие на стороне Танкреда; декан, осажденный в укреплении Сант-Анджело-ин-Теодиче, «проявил в сражении поистине воинский дух» и отразил нападение. Враги, «преисполнившись ярости, захватили и разорили горные укрепления св. Бенедикта» (MGH. SS. T. 19. P. 316).

В 1192 г. аббат Роффред вернулся в Италию и проявил себя верным сторонником императора. Из-за военных действий «земля св. Бенедикта» была разорена, начался голод, но монастырским властям удалось изгнать из своих владений королевских вассалов. После смерти Танкреда (1194) имп. Генрих VI прибыл в Италию и на Рождество принял сицилийскую корону в Палермо. В качестве благодарности он даровал Роффреду право миловать сдавшихся баронов; декан Атенульф получил аббатство Веноза в Апулии. Сразу после коронации Генрих VI подтвердил привилегии мон-ря, к-рый «занимает исключительное место среди наших владений и пользуется нашим особенным благоволением»; император передал М.-К. аббатство св. Бенедикта в Салерно и крепости Мальвито, Атина и Рокка-Альбани (Böhmer. Reg. Imp. Bd. 4. Abt. 3. S. 159-160. N 389-391). В 1196 г. по приказу Генриха VI аббат Роффред вместе с Конрадом, еп. Хильдесхайма, руководил разрушением крепостных стен Неаполя и Капуи.

После кончины имп. Генриха VI (1197) аббат Роффред поклялся в верности папе Римскому Иннокентию III как регенту Сицилийского королевства и опекуну малолетнего наследника Фридриха (впосл. имп. Фридрих II Штауфен). В условиях феодальной анархии регентом королевства провозгласил себя маркграф Марквард из Анвайлера. Он потребовал, чтобы аббат признал его власть. Получив отказ, в 1199 г. Марквард разорил «землю св. Бенедикта», захватил Сан-Джермано и разрушил городские стены. В М.-К. собралось так много беженцев, что аббат Роффред был вынужден заплатить Маркварду выкуп за снятие осады с монастыря. В 1201 г., объединившись с Готье III де Бриенном, к-рому папа Иннокентий III поручил устранить Маркварда, аббат изгнал захватчиков из монастырских владений и нанес сторонникам Маркварда поражение. В 1202 г. Роффред в качестве папского легата отправился на Сицилию и освободил юного Фридриха II, к-рого Марквард держал под стражей. Когда сопротивление Маркварда и др. герм. баронов было подавлено, в июне 1208 г. папа Иннокентий III прибыл в Сан-Джермано и созвал «комитов и магнатов» на совещание, где назначил наместников и сделал др. распоряжения об управлении королевством. Затем понтифик поднялся в М.-К. и оставался в обители до 26 июля; за это время он подтвердил привилегии аббатства, принял его под защиту Папского престола и издал неск. грамот о возвращении владений, утраченных во время войны (Potthast. RPR. N 3446, 3470-3471, 3588).

Патримоний аббатства М.-К.

В XII в. благосостояние М.-К. ухудшилось из-за конфискации владений и сокровищ кор. Рожером II, уменьшения числа дарений, а также из-за разорительных войн, в которых участвовали аббаты вместе с монастырскими вассалами и наемниками. В сер. XII в. во время «большого похода» аббат М.-К. был обязан выставить самое крупное ополчение среди церковных сеньоров Сицилийского королевства - 60 рыцарей (milites) и 200 воинов (servientes) (Catalogus Baronum / Ed. E. Jamison. R., 1972. P. 150; см.: Loud. 2007. P. 348-349, 351). Монахи М.-К. стали проявлять больше внимания к закреплению своих прав и привилегий. При аббате Одеризии II на бронзовых вратах базилики М.-К. поместили перечень 186 владений аббатства (подробнее см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 167-494). Между 1131 и 1133 гг. монастырский библиотекарь Петр Диакон составил картулярий М.-К., в который вошли ок. 600 документов; среди них - много подложных и интерполированных актов, притом что в картулярий были включены не все документы, доступные составителю (изд.: Il Registrum. 2000). В грамоте имп. Лотаря III (1137) приведен самый полный список владений М.-К., также составленный Петром Диаконом: 527 церквей и мон-рей и 123 укрепленных поселения (Bloch. 1986. Vol. 2. P. 758-900). Для управления владениями были учреждены новые монастырские должности. Так, с 70-х гг. XII в. упоминается камерарий, к-рый контролировал сбор податей и исполнение повинностей.

Римские папы и герм. императоры поддерживали независимость М.-К., на которую посягали короли Сицилии, стремившиеся к централизации судебной и налоговой системы королевства. В 1194 г. имп. Генрих VI даровал аббату полный судебный иммунитет, включавший право выносить смертные приговоры (ius sanguinis). Основную часть доходов аббатства составляла десятина, взимавшаяся с церковных и светских сеньоров на «земле св. Бенедикта». Обязанности большинства держателей земель заключались в выплате натуральных (terraticum) и денежных (census) податей, исполнении трудовой повинности (обычно 3 дня в году). К кон. XII в. натуральная подать составляла 1/10 урожая зерновых и 1/3 урожая винограда, не считая сезонных подношений (exenia) (см.: Fabiani. 1968-1980. Vol. 2. Р. 219-220; Loud. 2007. P. 448-450).

Самым крупным поселением на землях М.-К. был г. Сан-Джермано, возникший в XI в. на месте нижнего мон-ря эпохи Каролингов. Там находился адм. центр «земли св. Бенедикта», заседал верховный суд (curia maior). В сер. XI в., при аббате Рихерии, «хранители» ц. св. Германа во главе с архипресвитером получали дарения от мон-ря (Caravita. 1869-1870. Vol. 2. P. 98-101). Аббат Герард (1111-1123) передал архипресвитеру юрисдикцию над клириками на «земле св. Бенедикта». При церкви возник капитул, к-рый в 1168 г. был принят под защиту Папского престола (Italia Pontificia. 1935. P. 194). К тому времени в Сан-Джермано находилась резиденция тамплиеров (Ibid. P. 194-195). Под давлением горожан и жителей укрепленных селений монастырские власти даровали им льготы и привилегии, особенно начиная с 80-х гг. XII в. (Fabiani. 1968-1980. Vol. 1. P. 421-434). Однако между М.-К. и жителями «земли св. Бенедикта» стали возникать конфликты. Так, в 1115 г. аббат Герард, опасаясь мятежа в Сан-Джермано, укрепил замок Рокка-Янула, но в 1126 г. горожане захватили крепость (Chronica monasterii Casinensis. IV 56, 88). В 1160 г. жители Сан-Джермано попросили у кор. Вильгельма II «привилегию против монастыря», но получили отказ (MGH. SS. T. 19. P. 312). Чаще всего упоминается о столкновениях аббатства с жителями укрепления Сант-Анджело-ин-Теодиче, к-рых Петр Диакон называл смутьянами и мятежниками. В 1123 г. они потребовали от аббата снизить подати и предоставить им самоуправление (Chronica monasterii Casinensis. IV 79). При аббате Роффреде конфликт с жителями Сант-Анджело-ин-Теодиче, грабившими монастырские владения, обострился (MGH. SS. T. 19. P. 316; Ryccardi... Chronica. 1937. P. 18). Аббаты М.-К. были вынуждены прибегать к вооруженной силе. Так, аббат Герард воевал с графами Сесса-Аурунки и Презенцано (Chronica monasterii Casinensis. IV 54, 57). Особой воинственностью отличался аббат Одеризий II, к-рый подавил мятеж в Сант-Анджело-ин-Теодиче и воевал с графом Каринолы (Ibid. 79, 82; см.: Loud. 2007. P. 79-80). В XII в. окончательно сформировалось войско, состоявшее из монастырских вассалов; в 1175 г. впервые упоминается его командующий - коннетабль (Loud. 2007. P. 341-343).

Самыми устойчивыми элементами патримония М.-К. были зависимые мон-ри, большинством из к-рых управляли назначенные аббатом препозиты. Однако мн. приораты стремились к автономии и нередко к полной независимости от М.-К. Так, в 1150 г. монахи приората Сан-Николо-а-Тордино в Абруццо получили право избирать аббата и потребовали дополнительные привилегии; по решению папской курии, в 1184 г. аббатом мон-ря мог стать только насельник одной из обителей, зависимых от М.-К.; он получал утверждение от аббата М.-К. и приносил ему клятву верности (см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 292-293). Насельники монастыря Сан-Маттео-ди-Кастелло близ Сан-Джермано добились права самостоятельно избирать препозита, затем аббата и в конце концов получили независимость от М.-К. (Loud. 2007. P. 454). Нек-рые мон-ри пришли в упадок; среди них было жен. аббатство Санта-Мария-ин-Чингла, закрытое в 1178 г. (Bloch. 1986. Vol. 1. P. 263). Благодаря фальшивым документам, изготовленным Петром Диаконом, зависимость от М.-К. признало аббатство Гланфёй (Сен-Мор-сюр-Луар, Франция; см. в ст. Мавр). В 1133 г. права М.-К. на Гланфёй были утверждены антипапой Анаклетом II (Italia Pontificia. 1935. P. 174; подробнее см.: Bloch. 1986. Vol. 2. P. 941-1049).

Литературное творчество. Скрипторий

В XII в. деятельность скриптория М.-К. сокращается, становится меньше иллюминированных рукописей. Самые значительные манускрипты - картулярий приората Сант-Анджело-ин-Формис с многочисленными миниатюрами (Cassin. Reg. 4, не позднее 1120), сборник текстов для оффиция (Los Ang. J. P. Getty Museum. 83.ML.97, 1153, мастер Сигенульф) и Псалтирь с библейскими песнями (Lond. Brit. Lib. Add. 18859, 2-я пол. XII в.). В письме и оформлении манускриптов нет значимых отличий от искусства эпохи Дезидерия и Одеризия I. Некоторые писцы, прежде всего Петр Диакон, интересовавшийся античностью, переписывали сочинения классических авторов (Варрон, Вегеций, Фронтин). В рукописи 2-й пол. XII в. частично сохранилась лат. мистерия о Страстях Христовых с фрагментом на народном итал. языке (плач у гроба Христа; см.: Edwards R. The Montecassino Passion and the Poetics of Medieval Drama. Berkeley; Los Ang., 1977; Zimei F. «Da Montecassino a Umbria»: Nuova luce sul Planctus della Compactio XVIII // Musica e liturgia. 2012. P. 189-198).

Самый известный автор, живший в М.-К. в XII в.,- Петр Диакон (1107/10 - после 1159), к-рый при аббате Сениоректе стал библиотекарем и главой монастырского архива. Петр был прекрасно образованным человеком с разносторонними интересами, но, желая любыми способами возвеличить М.-К. и прославить свое имя, он систематически прибегал к вымыслу и подлогам. В особенности это относится к циклу произведений о св. Плациде, которого св. Бенедикт якобы послал на Сицилию, где Плацид и его сподвижники были убиты, став первыми мучениками-бенедиктинцами (BHL, N 6860-6863). Хотя св. Плацид упоминается в «Диалогах» свт. Григория Великого, история его жизни и гибели была вымышлена Петром Диаконом. Автор использовал ее, чтобы возвести происхождение монастырского патримония к эпохе св. Бенедикта: св. Плацид якобы получил множество земельных владений, в т. ч. города, к-рые никогда не принадлежали М.-К. (Акуино, Венафро, Гаэта и др.). В т. н. Регистре св. Плацида Петр Диакон собрал подложные документы, якобы полученные аббатством от имп. Юстиниана I, представленного как дядя Плацида, и от др. исторических деятелей (Cassin. 518; см.: Caspar. 1909. S. 46-72; Bloch. 1988). Нек-рые сочинения Петра Диакона исследователи характеризуют как плагиат; среди них - комментарий на Устав св. Бенедикта, в основном повторяющий каролингский комментарий Смарагда из Сен-Мийеля (изд.: Bibliotheca Casinensis. 1873-1894. T. 5. P. 82-174), и «Схолии на Ветхий Завет», составленные из сочинений Илария Пиктавийского и Максима Исповедника (Ibid. P. 175-191).

Петр Диакон завершил «Хронику Кассинского монастыря» Льва Остийского, над продолжением к-рой в 20-х гг. XII в. работал его учитель Гвидо. В 40-х гг. XII в. Петр Диакон довел изложение истории М.-К. до 1138 г., существенно переработал и дополнил части, написанные его предшественниками (подробнее см.: Hoffmann. 1973; Bloch. 1986. Vol. 1. P. 113-117). Истории М.-К. посвящены его биографические сочинения «Происхождение и жизнь праведников Кассинского монастыря» (1136) (Petrus Diaconus. 1972) и «О знаменитых мужах Кассинского монастыря» (PL. 183. Col. 1009-1050); в последнем собраны сведения о писателях и ученых.

Особое внимание Петр Диакон уделил спорному вопросу о местонахождении мощей св. Бенедикта (см.: Meyvaert. 1955). Он подробно описал упомянутое Львом Остийским обретение гробницы святого во время строительства базилики при аббате Дезидерии (Chronica monasterii Casinensis. III 26). В связи с этим полемика о местонахождении мощей св. Бенедикта между монахами М.-К. и Флёри получила продолжение. Аббат Одеризий I (или Одеризий II) направил во Флёри примирительное письмо, предложив не спорить о мощах и установить взаимное поминовение (Recueil des chartes de l'abbaye de Saint-Benoît-sur-Loire / Éd. M. Prou, A. Vidier. P.; Orléans, 1900. T. 1. Fasc. 1. P. 243-245). Однако монахи М.-К. по-прежнему утверждали, что мощи св. Бенедикта хранились в их мон-ре, ссылаясь на явление святого имп. Генриху II в 1022 г., а также на подложную грамоту папы Римского Урбана II (Italia Pontificia. 1935. P. 152; см.: Caspar. 1909. S. 109) и на заявление папы Римского Пасхалия II, к-рый якобы обвинил монахов Флёри во лжи (Chronica monasterii Casinensis. IV 29). Наполовину вымышленная история мощей св. Бенедикта изложена Петром Диаконом в «Эпитоме кассинских хроник» (BHL, N 1121); там сообщается, что мощи были вывезены в Галлию, но кор. Пипин Короткий передал святыню папе Римскому Стефану II(III), к-рый вернул ее в М.-К. (см.: Caspar. 1909. S. 111).

XIII-XV вв.

Сместив аббата Атенульфа (1211-1215) по обвинению в злоупотреблении властью, папа Римский Иннокентий III призвал нового аббата Стефана I (1215-1227) поддерживать строгую дисциплину в соответствии с Уставом св. Бенедикта и дал ему подробные распоряжения (Tosti. 1888-1890. Vol. 2. P. 165-174). Аббатство оказалось в критическом положении из-за конфликта между папой Римским и имп. Фридрихом II, к-рый в 1220 г. прибыл в Италию. В начале правления император благосклонно относился к М.-К. В 1221 г. он велел прелатам, графам и баронам Сицилийского королевства вернуть захваченные у аббатства владения, подтвердил юрисдикцию монастырских судей и т. д. (Böhmer. Reg. Imp. Bd. 5. Tl. 1. Abt. 1. N 1269-1271). Но потом Фридрих II вознамерился использовать ресурсы М.-К. для нужд гос-ва: он неоднократно взимал налог с владений аббатства, в 1224 г. велел составить перепись монастырских вассалов, доходов обители и др. По его указанию начали разрушать крепостные стены Сан-Джермано, что, однако, не было завершено (Ryccardi... Chronica. 1937. P. 111-113, 116-117, 119). В Сан-Джермано проходили переговоры императора с представителями папы Римского. В 1225 г. в ц. св. Германа Фридрих II дал обет выступить в крестовый поход не позднее чем через 2 года (для этого аббатство должно было выставить 100 воинов). В 1229 г. папское войско вторглось во владения императора; аббат Ландульф (1227-1236) восстановил стены Сан-Джермано и приготовился к обороне, но сдался, когда имп. отряды потерпели поражение. Впосл. император обвинил аббата в измене (Abulafia D. Frederick II: A Medieval Emperor. L., 1988. P. 197-198). После возвращения из похода имп. Фридрих II изгнал папское войско из своих владений и разместил в монастырских укреплениях гарнизоны. Вскоре он даровал аббату прощение и восстановил его в правах, но в 1230 г. велел поставить гарнизон в мон-ре. Летом 1230 г. после переговоров в Сан-Джермано между императором и папой был заключен мир; с Фридриха II было снято отлучение (Ryccardi... Chronica. 1937. P. 167-171).

В отличие от сицилийских монархов XII в. имп. Фридрих II стремился прямо контролировать владения М.-К. Он фактически отменил привилегии аббатства, подчинил «землю св. Бенедикта» королевской администрации и неоднократно посылал в М.-К. воинские отряды. Эти меры соответствовали политике императора, направленной на создание централизованной монархии и включавшей отмену церковной юрисдикции, отзыв налоговых и судебных привилегий, ограничение церковного землевладения (Мельфийские конституции, 1231). Королевские наместники проводили ревизии во владениях М.-К. и облагали их налогами. Как только Фридрих II узнал о своем повторном отлучении от Церкви (1239), он разместил в М.-К. гарнизон и вскоре велел монахам во главе с аббатом Стефаном II (1238-1248) покинуть аббатство. В нояб. 1239 г. из М.-К. были изгнаны почти все оставшиеся монахи; они нашли приют в монастырских приоратах или поселились у родственников (Ibid. P. 201; ср.: Böhmer. Reg. Imp. Bd. 5. Tl. 1. Abt. 1. N 1768, 1784). В 1241 г. в аббатстве насчитывалось всего 35 монахов. Вскоре император, нуждавшийся в средствах на ведение войны, велел конфисковать церковные ценности: из М.-К. были вывезены предметы из золота и серебра, шелковые ткани (Ryccardi... Chronica. 1937. P. 210-212).

Иисус Христос на троне с апостолами Петром и Павлом, святыми Бенедиктом и Мавром и св. Схоластикой. Роспись базилики аббатства Монте-Кассино. Нач. XIII в.
Иисус Христос на троне с апостолами Петром и Павлом, святыми Бенедиктом и Мавром и св. Схоластикой. Роспись базилики аббатства Монте-Кассино. Нач. XIII в.

Иисус Христос на троне с апостолами Петром и Павлом, святыми Бенедиктом и Мавром и св. Схоластикой. Роспись базилики аббатства Монте-Кассино. Нач. XIII в.
Критическое положение М.-К. в XIII в. было связано не только с политикой имп. Фридриха II, но и с общим упадком бенедиктинского монашества. Хотя мн. аббатства сохранили свои владения и привилегии, они почти перестали оказывать духовное и культурное влияние на общество. Распоряжения папы Иннокентия III, пытавшегося возродить духовную жизнь в М.-К., повторялись в монастырских статутах XIII в., но число монахов постоянно уменьшалось, дисциплина падала. Аббаты М.-К. признавали возросшее значение нищенствующих орденов; об этом свидетельствует основание ими в Сан-Джермано францисканского мон-ря (1231 - Tosti. 1888-1890. Vol. 2. P. 201-202), а позднее и монастыря доминиканцев. Образованные люди собирались уже не в М.-К., а при дворе имп. Фридриха II и в основанном в 1224 г. ун-те в Неаполе. Так, в 30-х гг. XIII в. в М.-К. начал учиться Фома Аквинский, но затем родители отправили его продолжать обучение в Неаполе. Исключительным случаем было приглашение мон. Эразма из М.-К., магистра богословия Парижского ун-та, занять кафедру теологии в Неаполе (1241; см.: Bartola A. Erasmo di Montecassino // DBI. 1993. Vol. 43. P. 43-46).

В монастырском скриптории беневентский минускул был вытеснен готическим письмом. Писцы восстанавливали поблекшие рукописи, созданные в XI в. (Newton. 1999. P. 8-9); самые опытные из них работали в Неаполе (напр., миниатюрист Иоанн из М.-К.; ркп.: Paris. lat. 6912; Vat. lat. 2398-2399). Изложение в монастырских анналах прерывается на 1212 г. Более поздние события истории М.-К. (до 1243) известны гл. обр. благодаря хронике монастырского нотария Рикарда из Сан-Джермано (ок. 1165-1244), впосл. перешедшего на королевскую службу.

Папа Римский Урбан IV, желая восстановить М.-К., просил гр. Карла Анжуйского направить туда Бернарда (Бернара д'Эглие), аббата монастыря Лерен, известного как способный администратор. При аббате Бернарде I (1263-1282) положение М.-К. стабилизировалось гл. обр. благодаря свержению династии Штауфенов и приходу к власти кор. Карла I Анжуйского (1266). По словам монахов, имп. Фридрих II и его наследники «превратили храм Господень в логово разбойников» (Regesti Bernardi I... 1890. P. 145). Аббатство было разграблено, его владения отторгнуты. Карл Анжуйский вернул М.-К. имущественные права и судебные привилегии, освободил мон-рь от налогов и податей. Аббат Бернард I возродил нек-рые пришедшие в упадок обители, подчиненные М.-К., напр. мон-рь Санта-Мария-ди-Пьюмарола (1278; см.: Bloch. 1986. Vol. 1. P. 173). В Сан-Джермано разместилась постоянная монастырская администрация во главе с 7 старшими монахами; в источниках впервые упоминается протонотарий - глава канцелярии М.-К. При восстановлении патримония аббатства от жителей были собраны сведения о границах домена, земельных держаниях и общинных владениях, определены категории населения, их права и обязанности. На основании полученных данных составили регистры с подробным описанием владений М.-К. Общины «земли св. Бенедикта» направляли в «главную курию» в Сан-Джермано выборных представителей, которые обязывались соблюдать установленные правила. Держатели монастырских земель сопротивлялись попыткам монастырских властей ограничить их права, но эти выступления были разрозненными и плохо организованными. Так, жители укрепления Сант-Элия (ныне Сант-Элия-Фьюмерапидо, пров. Фрозиноне) не согласились с итогами переписи, отказались подчиняться аббату и убили монастырского наместника. В 1273 г. аббат силой подавил мятеж. Повторная перепись имущества и прав М.-К. была проведена аббатом Фомой I (1285-1288) после арагонского вторжения в Италию (т. н. война Сицилийской вечерни). Политика монастырских властей ужесточилась: в отсутствие документальных подтверждений аннулировались привилегии общин и частных лиц, прежде всего статус «свободного» человека (francus). Еще в 1267 г. аббат Бернард I выдал привилегию общине (universitas civium) Сан-Джермано, в которой гарантировал личные и имущественные права жителей (Regesti Bernardi I... 1890. P. 13-17). При аббате Фоме I для урегулирования отношений между М.-К. и городскими общинами были изданы муниципальные статуты Сан-Джермано и Понтекорво, а также церковные статуты капитула ц. св. Германа.

Донаторская композиция с аббатом Бернардом I. Роспись апсиды в ц. Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара). 2-я пол. XIII в.
Донаторская композиция с аббатом Бернардом I. Роспись апсиды в ц. Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара). 2-я пол. XIII в.

Донаторская композиция с аббатом Бернардом I. Роспись апсиды в ц. Сан-Либераторе-а-Маелла (пров. Пескара). 2-я пол. XIII в.
Для возрождения монашеской жизни в М.-К. аббат Бернард I составил комментарий на Устав св. Бенедикта (Bernardi I... In regulam S. Benedicti expositio. 1894), получивший распространение среди бенедиктинских монахов и в 1340 г. переведенный на франц. язык (Paris. fr. 17250). По просьбе монахов М.-К. он написал также «Монашеское зерцало», где объяснялись значения обетов неизменности места монашеского подвига (stabilitas), верности призванию (conversio) и послушания (oboedientia), к-рые Бернард I считал основой бенедиктинской духовной традиции. Stabilitas, как первостепенное качество монаха и необходимое условие аскетического подвига, понималась как духовное постоянство (mentis perseverantis constantia) и как неотлучное пребывание в монастыре. Указывая на важность общежития, аббат уподоблял мон-рь не только райскому саду, где цветут добродетели, но и саду Гефсиманскому, где люди вслед за Христом отрекаются от мира и вступают в борьбу со страстями. С т. зр. Бернарда I, для монахов, соблюдающих обеты, в монастыре открываются врата спасения. Аббат М.-К. пытался обосновать духовную ценность бенедиктинской традиции в условиях кризиса «старого» монашества; при этом он черпал вдохновение из сочинений цистерцианца католич. св. Бернарда Клервоского и из доминиканской лит-ры (Bernardi I Speculum monachorum. 1901) (подробнее см.: Tosti. 1888-1890. Vol. 3. P. 4-33; Saba. 1931; Mosher. 1973; Landry. 1982). Об изучении Устава св. Бенедикта в М.-К. свидетельствуют канонические комментарии монахов Николы да Фраттуры и Риккардо ди Сант-Анджело, составленные в нач. XIV в. (Cassin. 441, 445), и сделанный в XIV в. перевод устава на итал. язык (Cassin. 629).

Учитывая историческое значение М.-К., «колыбели» бенедиктинского монашества, папская курия пыталась «реформировать» мон-рь. В 1294 г. папа Целестин V передал аббатство основанному им ордену целестинцев, но после отречения понтифика это распоряжение было отменено (см.: Herde. 1977). Папа Иоанн XXII даровал М.-К. статус епископской кафедры: община монахов получила права капитула, в юрисдикцию аббата-епископа вошли монастырские владения (булла «Supernus Opifex» от 2 мая 1322). С этого времени монастырь возглавляли назначавшиеся понтификом аббаты-епископы, которые мало интересовались делами мон-ря и поручали управление викариям. Среди них преобладали выходцы из Юж. Франции, близкие к папскому двору в Авиньоне; 1-м администратором кафедры был доминиканец Оддоне делла Сала, лат. патриарх Александрийский († 1326), его преемником стал Раймон де Грама (1326-1340), бывш. приор клюнийского мон-ря Паре-ле-Моньяль. В 1340 г. монахи самостоятельно избрали аббата, но папа Бенедикт XII не признал результаты выборов. Аббатство и его владения были разорены во время вторжения венг. кор. Людовика (Лайоша) I в Италию (с 1347). Вассалы перестали повиноваться монастырским властям; один из них, Джакомо ди Пиньятаро, грабил земли М.-К., в 1352 г. был схвачен и казнен папскими чиновниками (Tosti. 1888-1890. Vol. 3. P. 49-53). Тяжелое положение М.-К. усугубилось из-за землетрясения (9 сент. 1349), сильно повредившего здания аббатства.

Разоренную и разрушенную обитель посетил Гийом Гримоар, аббат мон-ря Сен-Виктор в Марселе, который пообещал монахам помощь. Когда Гримоар был избран папой Римским (см. Урбан V), он упразднил епископскую кафедру (булла «Romanus Pontifex» от 31 марта 1367), принял должность аббата и послал в М.-К. викария с поручением вернуть мон-рю владения, утраченные в годы войны. Понтифик велел епископам Акуино, Вероли и Соры отлучить грабителей от Церкви. В 1369 г. все бенедиктинские мон-ри были обложены податью в 1/60 доходов, которая была предназначена для восстановления зданий М.-К. Согласно отчету Неаполитанского архиеп. Пьера Амьеля де Бренака (1365), не только здания и владения аббатства оказались в критическом состоянии, но резко снизилась монашеская дисциплина (см.: Documenti vaticani per la storia di Montecassino: Pontificato di Urbano V / Ed. T. Leccisotti. Montecassino, 1952. P. 59). По указанию Урбана V в 1370 г. в М.-К. прибыли монахи из Фарфы и из бенедиктинских мон-рей в Катании и Палермо. Для восстановления дисциплины в М.-К. был направлен Бартоломео да Сьена, аббат Субиако, но он скончался до прибытия в мон-рь. Понтифик поручил «реформировать» мон-рь камальдулу Андреа да Фаэнца (аббат М.-К. в 1369-1373), к-рый провел перепись владений М.-К. и в 1372 г. издал монастырские статуты. Статуты требовали от должностных лиц добросовестного выполнения обязанностей, а от монахов - скромного образа жизни, практики безмолвия и нестяжания; насельникам запрещалось покидать монастырь без разрешения. Этого, по мнению аббата, было достаточно для того, чтобы возродить М.-К. как «признанную главу всего черного ордена» (бенедиктинцев), откуда дисциплина должна была распространиться по др. мон-рям, как лекарство распространяется по человеческому телу (Caravita. 1869-1870. Vol. 2. P. 131-141; CCM. T. 6. P. 253-258; см.: Dell'Omo. 2004).

Карта аббатства Монте-Кассино и окрестностей. Гравюра из кн.: Gattola E. Ad. historiam abbatiae Casinensis accessiones. Venetiis, 1734. Pars 2
Карта аббатства Монте-Кассино и окрестностей. Гравюра из кн.: Gattola E. Ad. historiam abbatiae Casinensis accessiones. Venetiis, 1734. Pars 2

Карта аббатства Монте-Кассино и окрестностей. Гравюра из кн.: Gattola E. Ad. historiam abbatiae Casinensis accessiones. Venetiis, 1734. Pars 2
Папа Римский Григорий XI назначил аббатом М.-К. бенедиктинца-оливетанца Пьетро де Тартариса (1374-1395), к-рый завершил восстановление аббатства. Здания, возведенные при аббате Дезидерии, были полностью перестроены в стиле готической архитектуры. Однако положение М.-К. ухудшилось в связи с борьбой за власть в Неаполитанском королевстве и схизмой в католической Церкви, начавшейся в 1378 г. Признав законным папой Урбана VI, монахи вступили в конфликт с кор. Джованной I, к-рая поддерживала антипапу Климента VII. Монастырские вассалы подняли мятеж против аббата и стали грабить владения М.-К., подвергавшиеся тогда же и нападениям соседних баронов. В этих условиях аббат выступил на стороне Карла Дураццо, к-рый занял престол Неаполитанского королевства под именем Карла III, а затем - на стороне его наследника Владислава. В 1382 г. Карл III назначил аббата гос. канцлером и поддержал его в борьбе с баронами. После кончины Пьетро де Тартариса аббатом стал Энрико Томачелли (1396-1413/14), родственник папы Бонифация IX, а затем - Пирро Томачелли (1414/1415-1437).

Во время военных действий против Папской области кор. Владислав оккупировал разоренные монастырские владения; аббатство утратило нек-рые укрепления, мн. монахи бежали из обители (к 1424 в М.-К. оставалось 13 монахов). Аббат Пирро Томачелли восстановил крепостные стены Сан-Джермано, реорганизовал капитул св. Германа и основал в городе жен. мон-рь (существовал до 1578). Однако выступление аббата на стороне Альфонса Арагонского (впосл. кор. Альфонсо V Великодушный) привело его к конфликту с папой Мартином V. М.-К. было захвачено и разграблено, аббат бежал из мон-ря и вскоре попал в плен. Понтифик направил в М.-К. администраторов, основными задачами к-рых были возвращение монастырских владений и борьба с бандитизмом. Впосл. Пирро Томачелли получил прощение и стал папским наместником в Сполето, но в 1437 г. поднял восстание и был низложен папой Римским Евгением IV. В ответ кор. Альфонсо V оккупировал Сан-Джермано и др. крепости на землях М.-К. В этот период монашеская община фактически жила независимо как от аббатов, занимавшихся в основном военными действиями, так и от папских администраторов. Общину возглавлял приор Эразмо да Нарни († 1440), его преемниками были немец Генрих и француз Бенедикт; они пытались наладить монашескую жизнь доступными им средствами. В 1440 г. монахи попросили папу Римского Евгения IV разрешить им избрать аббата, указывая на тяжелое положение обители, к-рую долгое время возглавляли некомпетентные настоятели. Тогда в М.-К. жили 12 монахов и 3 конверса во главе с приором. Понтифик не дал им разрешения, но обратился к кор. Альфонсо V с просьбой содействовать возвращению монастырских владений и направил в М.-К. духовного и светского администраторов. Стремление Евгения IV сохранить контроль над аббатством было связано с военным значением мон-ря как крепости на границе Папской области с Неаполитанским королевством. Кроме того, папская курия использовала монастырские владения по своему усмотрению, раздавая их в качестве бенефициев; в состав папских владений была включена крепость Понтекорво, ранее принадлежавшая монастырю. В 1443 г. папа Римский Евгений IV передал аббатство на условиях комменды влиятельному кард. Лудовико Тревизану, но после примирения понтифика с кор. Альфонсо V согласился с назначением аббата Антонио Карафы (1446-1454), происходившего из влиятельного неаполитанского рода. Король вернул ему отобранные у мон-ря владения. В 1443 г. по просьбе монарха приор Генрих отправил неск. монахов во главе с Антонием из Авиньона в аббатство Монсеррат (Каталония), чтобы восстановить там бенедиктинскую дисциплину (см.: Leccisotti T. Aspetti della crisi dell'età moderna a Montecassino // Montecassino. 1992. P. 15-114). После кончины Карафы в аббатстве была введена комменда.

Установление режима комменды в М.-К. было вызвано политическими причинами. Аббатство рассматривалось как важная крепость, прикрывавшая юж. границу Папской области, тогда как «земля св. Бенедикта» входила в состав Неаполитанского королевства. Чтобы предотвратить переход М.-К. под власть неаполитанцев, папская курия передала монастырь в комменду кард. Л. Тревизану (аббат в 1454-1465). Хотя аббаты-коммендатарии редко вмешивались в дела монашеской общины, на положении М.-К. негативно сказывалось соперничество Папского престола с неаполитанскими королями. Кор. Фердинанд I стремился присоединить к своим владениям папские анклавы, такие как М.-К., Беневенто и Понтекорво. Поэтому папа Римский Павел II отклонил ходатайство монахов, просивших разрешения избрать аббата, и лично возглавил мон-рь (аббат в 1465-1468). Фактически монастырем и его владениями управлял папский наместник Николо Сандоннини, еп. Модены. По наущению кор. Фердинанда, державшего гарнизон в Сан-Джермано, горожане подняли мятеж против наместника. В 1467 г. были изданы муниципальные статуты, незначительно расширившие права горожан. Власть в городе была разделена между ректором, к-рого назначал аббат (ректор следил за порядком и вершил суд), и 4 выборными катепанами (им был передан контроль над торговлей и др. занятиями горожан) (см.: Dell'Omo. 1991). Неаполитанское влияние усилилось в годы правления юного кард. Джованни Арагонского (аббат М.-К. в 1468-1485). Его отец, кор. Фердинанд I, назначал в М.-К. наместников и самовластно распоряжался монастырскими владениями. Когда папа Римский Иннокентий VIII поддержал мятежных баронов (1485), король изгнал из аббатства монахов и разместил там гарнизон. К этому времени в М.-К. жили приор и 10 монахов. После скоропостижной кончины кард. Джованни Арагонского понтифик передал аббатство 11-летнему Джованни Медичи (аббат М.-К. в 1487-1504; папа Римский Лев X в 1513-1521), сыну герц. Лоренцо Великолепного. Королю пришлось согласиться с его назначением, чтобы не вступать в конфликт с герцогом Флоренции. Кроме М.-К. Джованни Медичи имел ряд др. бенефициев; он не принимал участия в жизни мон-ря.

Эпоха комменды считается временем наибольшего упадка М.-К.: обитель утратила автономию, номинальные аббаты мало интересовались жизнью немногочисленных монахов, монастырские владения находились под контролем папских и королевских наместников (см.: Picozzi. 1946). Однако при кард. Л. Тревизане начался ремонт зданий М.-К.; папа Римский Павел II предоставил средства на перестройку колокольни и восстановление стен. Кард. Джованни Арагонский велел отремонтировать алтарную часть монастырской церкви. Во время разборки алтаря были открыты мощи святых Бенедикта и Схоластики, а также аббатов Константина и Симплиция и майордома Карломана, хранившиеся там со времени аббата Дезидерия (18 нояб. 1484). Вскоре из-за военных действий монахи были выселены из М.-К.; лишь через 2 года неаполитанский военный губернатор Дж. А. Карафа, управлявший монастырскими владениями, вернул мощи на прежнее место и восстановил алтарь (см.: Meyvaert. L'invention. 1959).

Благосостояние М.-К., упрочившееся в XIII в. благодаря аббату Бернарду I, впосл. было подорвано военными столкновениями и действиями некомпетентных настоятелей. Тем не менее аббатство считалось богатейшим в Неаполитанском королевстве: в нач. XIV в. настоятель М.-К. при назначении на должность выплачивал в папскую казну 2 тыс. унций - значительно больше, чем аббаты др. мон-рей (Loud. 2007. P. 531-532). Впосл. папская курия установила размер выплаты в 2,4 тыс. флоринов, что позволяет оценить доходы аббатства примерно в 7,2 тыс. флоринов (обычно выплата составляла 1/3 доходов монастыря). Реальные доходы аббатства скорее всего были ниже, т. к. монастырские земли регулярно подвергались грабежам; мн. аббаты тратили средства обители на военные действия и политическую борьбу. Существенно уменьшилось число зависимых мон-рей (к кон. XIV в.- 58 препозитур), их владения также сократились. Монастырь Санта-Мария-ди-Пьюмарола, восстановленный аббатом Бернардом, во 2-й пол. XIV в. пришел в запустение (Bloch. 1986. Vol. 1. P. 174). Не ранее кон. XV в. монахи покинули др. древний мон-рь - Сант-Анджело-ди-Барреа (Ibid. P. 376). До 1447 г. крупный приорат св. Бенедикта в Капуе пользовался лишь ограниченной автономией (аббат М.-К. назначал туда препозита, который, однако, самостоятельно распоряжался монастырским имуществом при условии ежегодной выплаты). Затем в мон-ре, изъятом из подчинения М.-К., была введена комменда; мон-рь был преобразован в коллегиальную церковь (Ibid. P. 237). В 1447 г. приорат св. Петра в Таранто был передан в управление секулярному канонику и впосл. уступлен доминиканцам при условии ежегодной выплаты (Ibid. P. 355). Такая практика существовала и в XVI в.: небольшой приорат Санта-Мария-ин-Челлис (в совр. Карсоли, пров. Л'Акуила) был передан секулярным священникам за 12 дукатов в год и впосл. пришел в запустение (Ibid. P. 326).

XVI-XVIII вв.

Перед введением комменды папа Римский Евгений IV предложил включить М.-К. в бенедиктинскую конгрегацию Санта-Джустина, к-рая была утверждена Папским престолом в 1419 г. (центр конгрегации находился в аббатстве св. Иустины в Падуе). Генеральный капитул конгрегации отказался принять ответственность за большой и богатый монастырь, находившийся в сложной политической ситуации. Впосл. кард. Л. Тревизан выразил желание передать аббатство под контроль конгрегации и также получил отказ. Только после смерти кард. Джованни Арагонского монахи рим. аббатства Сан-Паоло-фуори-ле-Мура, входившего в конгрегацию Санта-Джустина, проявили интерес к М.-К. (Leccisotti T. Aspetti della crisi... // Montecassino. 1992. P. 43, 45-46). Неаполитанский кор. Альфонс II попытался передать аббатство Оливетанской конгрегации, но этому воспротивился аббат Дж. Медичи.

Падение Неаполитанского королевства, завоеванного Арагонской короной в 1504 г., заставило Дж. Медичи отказаться от должности аббата М.-К. при условии выплаты ему пожизненной пенсии в 4 тыс. дукатов. По соглашению между папой Римским Юлием II (1503-1513) и арагонским главнокомандующим Г. Ф. де Кордовой комменда была отменена. Понтифик включил М.-К. в конгрегацию Санта-Джустина (15 нояб. 1504), к-рая с того времени именовалась Кассинской конгрегацией. Особенностями конгрегации было строгое единообразие норм монашеской жизни, коллегиальность руководства и подотчетность аббатов визитаторам, к-рые регулярно инспектировали мон-ри. Полномочия выборных аббатов были ограничены определенными сроком (обычно 1-3 года; подробнее см.: Leccisotti T. La Congregazione «De Unitate» a Montecassino // Casinensia. 1929. Vol. 2. P. 561-584). Поскольку в М.-К. осталось мало насельников, генеральный капитул направил туда 29 монахов из др. мон-рей. 11 янв. 1505 г. в коллегиальной ц. св. Германа состоялись торжественное богослужение и выборы аббата, которым стал Эузебио Фонтана из Венеции (1505-1506). В следующее воскресенье в той же церкви представители испанского наместника и последнего аббата-коммендатария официально передали мон-рь новому аббату (Tosti. 1888-1890. Vol. 3. P. 189-193). После этого мон-рь, находившийся под совместным покровительством папы Римского и короля Испании, утратил военное и политическое значение. Регулярно сменявшиеся аббаты поддерживали порядок и дисциплину, хотя состав общины не был стабильным: власти Кассинской конгрегации часто перемещали монахов, особенно должностных лиц, между обителями (к сер. XVII в. в конгрегации насчитывалось 62 мон-ря с более 2 тыс. монахов).

Надгробие П. Медичи в базилике аббатства Монте-Кассино. Скульпторы А. и Ф. да Сангалло, А. Куаранта, М. да Сеттиньяно. 1559 г.
Надгробие П. Медичи в базилике аббатства Монте-Кассино. Скульпторы А. и Ф. да Сангалло, А. Куаранта, М. да Сеттиньяно. 1559 г.

Надгробие П. Медичи в базилике аббатства Монте-Кассино. Скульпторы А. и Ф. да Сангалло, А. Куаранта, М. да Сеттиньяно. 1559 г.
Аббатство вновь стало местом паломничества: сюда приходили поклониться мощам св. Бенедикта и посетить памятные места, связанные с жизнью и чудесами святого. В 1538 г. в М.-К. провел 40 дней католич. св. Игнатий Лойола; в юбилейном 1600 г. паломничество в М.-К. возглавил папа Римский Климент VIII. Незадолго до отмены комменды некий нем. монах, посетивший М.-К. и Субиако, составил сказание о св. Бенедикте с описанием святынь и древностей мон-ря. По его словам, в монастырской б-ке насчитывалось 1987 книг; среди них был лист, уцелевший от автографа Устава св. Бенедикта (см.: Meyvaert. Problems. 1959. P. 15-21; Idem. L'invention. 1959. P. 326-336). Подробное описание М.-К. подготовил монах-флорентиец, прибывший в аббатство в 1508 г. Еще в XV в. приор Игнатий из Праги записал сказание о мученичестве св. Бертария, убитого сарацинами (BHL, N 1271). Лит. творчеством занимались и монахи Кассинской конгрегации, среди которых были оригинальные богословы, испытавшие влияние как гуманизма, так и греч. патристики (Collett. 1985). В 1520 г. мон. Леонардо дельи Одди составил пространный стихотворный панегирик М.-К. (изд.: Miscellanea Cassinese. 1897. Vol. 1. P. 1-47). Христианский гуманист Анджело Фаджи (1500-1593), неоднократно занимавший должность аббата М.-К., написал стихотворное Житие св. Бенедикта, основанное на «Диалогах» свт. Григория Великого (Sangrinus A. Speculum, & Exemplar Christicolarum: Vita beatissimi patris Benedicti, monachorum patriarchae sanctissimi. R., 1587). Среди произведений его ученика Феличе Пассеро (1556-1626) было «Жизнь и мученичество св. Плацида». В М.-К. жили и др. поэты, напр. Онорато Фашителли (1502-1564) и Бенедетто дель Ува (1540-1582). Изучением истории аббатства занимались монастырские архивисты Плачидо Петруччи («Хроника Кассинского монастыря», между 1570 и 1589; ркп. Casin. 756-757) и Онорато де Медичи («Кассинские анналы»; ркп. Casin. 681-682), а также Эразмо Гаттула (Гаттола) († 1734), автор самой подробной истории М.-К. (Gattola. 1733; Idem. 1734). Марко Антонио Шипиони составил жизнеописания аббатов монастыря (Scipione. 1643). Богослов Анджело делла Ноче (1604-1691), дважды занимавший должность аббата, подготовил комментированное издание средневек. «Хроники Кассинского монастыря»; он принимал в мон-ре болландистов Г. Хенсхена и Д. Папеброха, в последние годы жизни познакомился с Мабильоном и спорил с ним о местонахождении мощей св. Бенедикта.

Отношения монахов с населением тех земель, которые принадлежали М.-К., оставались напряженными. После кончины папы Льва X (1521) жители Сан-Джермано подняли мятеж, вскоре подавленный испанскими властями (Tosti. 1888-1890. Vol. 3. P. 211-215). Горожане требовали освободить Сан-Джермано от власти монастыря; каноники ц. св. Германа стремились упразднить церковную юрисдикцию аббата и основать в городе епископскую кафедру. После длительных конфликтов папа Римский Иннокентий XI запретил обсуждение этих вопросов (булла «Alias in causa» от 22 марта 1686), а папа Римский Бенедикт XIII подтвердил владельческие права и юрисдикцию мон-ря (булла «Quod inscrutabilis» от 4 авг. 1725).

В XVI-XVII вв. в М.-К. велось строительство новых монастырских зданий. От средневек. архитектурного ансамбля, возведенного при аббате Дезидерии и перестроенного после землетрясения 1349 г., сохранилась только общая планировка. Работы начались при аббате Иньяцио Скварчалупи (между 1510 и 1526), когда перед фасадом монастырской церкви был сооружен ренессансный «клуатр благодетелей» (Chiostro dei Benefattori; автором проекта считается А. да Сангалло Младший). Название клуатра связано с 24 статуями благодетелей монастыря - Римских понтификов, императоров и королей (установлены в XVII в.). Между 1531 и 1575 гг. были возведены 3- и 4-этажные корпуса с несколькими клуатрами, была перестроена базилика. При аббате Джироламо Брудже (1590-1595) по проекту Д. Браманте построили большой клуатр; с его вост. стороны находилась широкая лестница, поднимавшаяся к «клуатру благодетелей» и ко входу в базилику; зап. галерея была оформлена в виде лоджии, с к-рой открывался вид на окрестности мон-ря (см.: Giovannoni G. Rilievi ed opere architettoniche del Cinquecento a Montecassino // Casinensia. 1929. Vol. 2. P. 305-335). В 20-х гг. XVII в. под рук. неаполитанского архит. К. Фандзаго начались работы по перестройке алтарной части монастырской церкви; в 1649 г. приступили к возведению новой базилики Вознесения Пресв. Девы Марии и св. Бенедикта, к-рая была освящена в 1727 г. папой Бенедиктом XIII. В планировке храма выделялись 3-нефная основная часть с рядами капелл, трансепт и глубокий прямоугольный пресвитерий; над средокрестием возвышался световой купол, под к-рым находился главный алтарь, установленный над гробницей св. Бенедикта. Оформление интерьера, выдержанное в стиле барокко, отличалось исключительной пышностью: пол и стены храма были выложены узорами из цветного мрамора, своды украшены росписями (мастера Л. Джордано, Ф. Солимена, Ф. де Мура, С. Конка, П. де Маттеис, Дж. Чезари) и позолоченной лепниной. В глубине пресвитерия, где находились резные деревянные седилии для монахов, был установлен монументальный орган, изготовленный в 1696 г. мон. Чезаре Катариноцци.

XIX - нач. XXI в.

Клуатр аббатства Монте-Кассино. Гравюра А. Ренара. XVIII в.
Клуатр аббатства Монте-Кассино. Гравюра А. Ренара. XVIII в.

Клуатр аббатства Монте-Кассино. Гравюра А. Ренара. XVIII в.
Кассинская конгрегация прекратила существование в эпоху наполеоновских войн, когда были закрыты итал. монастыри. В 1799 г. М.-К. разграбили франц. солдаты. В 1806 г. кор. Жозеф Бонапарт упразднил сеньориальные права в Неаполитанском королевстве; аббатство лишилось земельных владений. По закону от 13 февр. 1807 г. были упразднены религ. ордены, их имущество конфисковано. В 1810 г. аббата Аурелио Висконти лишили церковной юрисдикции, к-рую передали епископам соседних диоцезов, хотя согласие Папского престола не было получено. Тем не менее «двойной» статус М.-К. как мон-ря и центра еп-ства позволил сохранить монашескую общину. В годы франц. правления положение обители оставалось неопределенным; в М.-К. размещался гарнизон, в окрестностях мон-ря орудовали банды разбойников. Когда в 1815 г. к власти вернулся кор. Фердинанд IV Бурбон, в М.-К. восстановили церковную юрисдикцию аббата, но его светская юрисдикция и сеньориальные права были окончательно упразднены (эти меры утверждены конкордатом между Королевством обеих Сицилий и Папским престолом, 1818). Возобновилась деятельность Кассинской конгрегации, в которую объединились восстановленные бенедиктинские монастыри на территории Италии.

Клуатр по проекту Д. Браманте (кон. XVI в.) и фасад базилики в аббатстве Монте-Кассино
Клуатр по проекту Д. Браманте (кон. XVI в.) и фасад базилики в аббатстве Монте-Кассино

Клуатр по проекту Д. Браманте (кон. XVI в.) и фасад базилики в аббатстве Монте-Кассино
Историк мон. Луиджи Тости (1811-1897), сторонник неогвельфизма, выступал за объединение Италии под эгидой Папского престола. Деятельность руководства М.-К. с целью пропаганды национального возрождения навлекла на монахов репрессии: в мон-ре прошли обыски, была конфискована типография. После захвата Папской области (1870) и объединения Италии Тости делал попытки примирить папу Римского Пия IX с итал. правительством. Когда Королевство обеих Сицилий было присоединено к Сардинии (1861), аббатство столкнулось с антиклерикальной политикой новых властей. В 1866 г. был подписан закон о ликвидации религ. орденов и корпораций; в 1868 г. аббат стал ординарием диоцеза М.-К. (хотя и не имел епископского сана), монашеская община была формально преобразована в кафедральный капитул, но фактически продолжала жить по бенедиктинскому уставу. В М.-К. расположились диоцезальная курия, духовная и светская семинарии. Аббатство получило статус национального памятника, здания и имущество монастыря стали собственностью гос-ва, но забота о них была возложена на монахов. План вывоза монастырской б-ки в Неаполь был отменен по просьбе У. Гладстона, близкого знакомого Тости, посетившего аббатство в 1866 г.

Хоры базилики аббатства Монте-Кассино. Фотография. Нач. XX в.
Хоры базилики аббатства Монте-Кассино. Фотография. Нач. XX в.

Хоры базилики аббатства Монте-Кассино. Фотография. Нач. XX в.
В 1880 г. в М.-К. состоялось празднование 1400-летия рождения св. Бенедикта, призванное стать символом возрождения бенедиктинского монашества (см.: Leccisotti T. Cento anni fa // Monastica. 1981-1984. Vol. 1. P. 11-117). Во время подготовки к торжествам в мон-ре впервые проводились археологические раскопки с целью найти следы построек эпохи св. Бенедикта. Под юго-зап. корпусом, известным как «Торретта» (итал.- «башенка»), были обнаружены остатки средневек. ц. св. Мартина и др. зданий (см.: Morin. 1908. P. 278-303). Тогда же в корпусе устроили памятные капеллы и символическую келью св. Бенедикта. При аббате Бонифации Марии Круге (1897-1909) художники, мозаичисты и скульпторы из мон-ря Бойрон выполнили оформление крипты под базиликой (освящена в 1913).

Кассино после бомбежки. Фотография. 1944 г.
Кассино после бомбежки. Фотография. 1944 г.

Кассино после бомбежки. Фотография. 1944 г.
Центральный неф базилики аббатства Монте-Кассино
Центральный неф базилики аббатства Монте-Кассино

Центральный неф базилики аббатства Монте-Кассино
Ко времени избрания аббата Грегорио Диамаре (1909-1945) в М.-К. подвизались 37 монахов и 30 братьев-мирян. В 1929 г. состоялись торжества в честь 1400-летия основания мон-ря. Во время второй мировой войны немецкие войска под командованием А. Кессельринга укрепили горную местность вокруг М.-К., включив ее в оборонительную «линию Густава». Кессельринг запретил использовать монастырь в качестве опорного пункта и оказал монахам помощь в эвакуации б-ки, архива и ценностей. Войска союзников под рук. генералов Х. Александера и М. У. Кларка подошли к мон-рю в янв. 1944 г. и в тяжелом сражении были остановлены. Союзное командование пришло к ошибочному выводу, что немцы разместили в монастыре сильную огневую позицию. В результате бомбежки 15 февр. 1944 г. здания аббатства были почти полностью уничтожены, погибли неск. сотен укрывшихся там беженцев; нем. позиции не пострадали. Когда оставшиеся монахи покинули руины мон-ря, немцы устроили в них опорный пункт обороны. Не добившись успеха, через месяц союзники подвергли бомбежке и обстрелу г. Кассино, где также начались ожесточенные бои. Лишь в мае 1944 г. ценой огромных потерь 2-й Польский корпус захватил немецкую укрепленную позицию в М.-К. (см.: La distruzione. 1950). Целесообразность действий союзного командования, которые привели к гибели большого количества культурных ценностей, до наст. времени остается предметом полемики (см., напр.: Bloch. 1976). В 1945 г. началась реконструкция архитектурного ансамбля М.-К. на средства итальянского правительства и на пожертвования, собранные по призыву папы Римского Пия XII (энциклика «Fulgens radiatur» от 21 марта 1947). Работы проводились под рук. мон. Анджело Пантони, который с 1934 г. изучал архитектуру и археологию мон-ря. Восстановление М.-К. было завершено в 1964 г., когда папа Павел VI провозгласил св. Бенедикта покровителем Европы (24 окт.) и освятил монастырскую базилику (25 окт.) (подробнее см.: Breccia Fratadocchi. 2014).

В 1980 г. папа Иоанн Павел II возглавил празднование 1500-летия рождения св. Бенедикта в М.-К.; в 2009 г. аббатство посетил папа Бенедикт XVI (Йозеф Ратцингер). После смещения аббата Пьетро Витторелли (2007-2013), к-рого обвинили в финансовых злоупотреблениях и немонашеском образе жизни, были проведены адм. преобразования. В 2013 г. на основе итал. Кассинской конгрегации, в которую входило аббатство, и более крупной Субиакской конгрегации была образована Субиакско-Кассинская конгрегация (80 мужских и 45 жен. мон-рей). Аббат М.-К. был лишен юрисдикции над 53 приходами, составлявшими монастырский диоцез; его территория была включена в еп-ство Соры, Кассино, Акуино и Понтекорво (апостольская конституция папы Римского Франциска «Contemplationi faventes» от 23 окт. 2014). С этого времени юрисдикция аббата М.-К. распространяется только на «монастырь и соборную церковь с непосредственно относящимися к ним территорией и зданиями». С 2014 г. монастырь возглавляет аббат Донато Ольяри. В аббатстве действуют музей (с 1980) и б-ка, известная благодаря коллекции рукописей (более 1,5 тыс.).

Ист.: Scipione M. A. Elogia abbatum sacri monasterii Casinensis. Neapoli, 1643; Chronica Sacri Monasterii Casinensis / Ed. A. de Nuce. P., 1668; Annales Casinenses // MGH. SS. T. 19. P. 303-320; Bibliotheca Casinensis. Monte Cassino, 1873-1894. 5 t.; Erchempertus. Historia Langobardorum Beneventanorum // MGH. Scr. Lang. P. 231-264; Chronica S. Benedicti Casinensis // Ibid. P. 467-489; Spicilegium Casinense. Monte Cassino, 1888. T. 1; Regesti Bernardi I abbatis Casinensis fragmenta / Ed. A. M. Caplet. R., 1890; Bernardi I abbatis Casinensis In regulam S. Benedicti expositio / Ed. A. M. Caplet. Montecassino, 1894; Bernardi I Speculum monachorum seu Quaestio / Ed. H. Walter. Friburgi Brisgoviae, 1901; Loew E. A. Die ältesten Kalendarien aus Monte Cassino. Münch., 1908; [Inguanez M.] Codicum Casinensium manuscriptorum catalogus. Montis Casini, 1915-1941. 3 vol. in 6; Chronicon Vulturnense del monaco Giovanni / Ed. V. Federici. R., 1925. Vol. 1-2; Regesto di S. Angelo in Formis / Ed. M. Inguanez. Montecassino, 1925; Mirra A. La Poesia di Montecassino. Napoli, 1929; I placiti cassinesi del sec. X con periodi in volgare / Ed. M. Inguanez. Montecassino, 19343; Amatus. Historia Normannorum = Amato di Montecassino. Storia de' Normanni / Ed. V. de Bartholomeis. R., 1935; Italia Pontificia / Ed. P. F. Kehr. B., 1935. Vol. 8. P. 109-198; Ryccardi de Sancto Germano notarii Chronica / Ed. C. A. Garufi. Bologna, 1937; I Necrologi Cassinesi. R., 1941. Vol. 1: Il Necrologio del cod. Cassinese 47 / Ed. M. Inguanez; Abbazia di Montecassino: I Regesti dell'Archivio / Ed. T. Leccisotti, F. Avagliano. R., 1964-1977. 11 vol.; Petrus Diaconus. Ortus et vita iustorum Casinensis cenobii / Ed. R. H. Rodgers. Berkeley, 1972; I carmi di Alfano I, arcivescovo di Salerno / Ed. A. Lentini, F. Avagliano. Montecassino, 1974; Chronica monasterii Casinensis = Die Chronik von Montecassino / Hrsg. H. Hoffmann. Hannover, 1980. (MGH. SS; 34); The Codex Benedictus: An 11th-Cent. Lectionary from Monte Cassino / Ed. P. Meyvaert. N. Y.; Zürich, 1982; Il Registrum di Pietro Diacono: (Montecassino, Archivio dell'Abbazia, Reg. 3) / Ed. M. Dell'Omo. 2000. 2 vol.; Le carte di S. Liberatore alla Maiella conservate nell'archivio di Montecassino / Ed. M. Dell'Omo. Montecassino, 2003-2006. 2 t.; Kelly T. F. The Ordinal of Montecassino and Benevento: «Breviarium sive ordo officiorum», 11th Cent. Fribourg, 2008.
Лит.: Gattola E. Historia abbatiae Cassinensis. Venetiae, 1733. 2 vol.; idem. Ad historiam abbatiae Cassinensis accessiones. Venetiae, 1734. 2 vol.; Hirsch F. Desiderius von Monte Cassino als Papst Victor III // FzDG. 1867. Bd. 7. S. 1-112; Caravita A. I codici e le arti a Monte Cassino. Monte Cassino, 1869-1870. 3 vol.; Tosti L. La biblioteca dei codici manoscritti di Monte Cassino. Napoli, 1874; idem. Storia della Badia di Montecassino. R., 1888-1890. 4 vol.; Chapman J. La restauration du Mont-Cassin par l'abbé Pétronax // RBen. 1904. T. 21. P. 74-80; Poupardin R. Étude sur les institutions politiques et administratives des principautés lombardes de l'Italie méridionale (IXe - XIe siècles). P., 1907; Morin G. Pour la topographie ancienne du Mont-Cassin // RBen. 1908. T. 25. P. 277-303, 468-497; Caspar E. Petrus Diaconus und die Monte Cassiner Fälschungen: Ein Beitrag zur Geschichte des italienischen Geisteslebens im Mittelalter. B., 1909; Palmarocchi R. L'abbazia di Montecassino e la conquista normanna. R., 1913; Minozzi G. Montecassino nella storia di Rinascimento. R., 1925; Saba A. Montecassino e la Sardegna medioevale. Montecassino, 1927; idem. Bernardo I Ayglerio, abate di Montecassino. Montecassino, 1931; Casinensia: Miscellanea di studi cassinesi pubblicati in occasione del XIV centenario della fondazione della Badia di Montecassino. Sora, 1929. 2 vol.; Salvatorelli L. S. Benedetto e l'Italia del suo tempo. Bari, 1929; Leclercq H. Mont-Cassin // DACL. 1934. T. 11. Pt. 2. Col. 2451-2484; Klewitz H.-W. Petrus Diaconus und die Montecassineser Klosterchronik des Leo von Ostia // Archiv f. Urkundenforschung. Lpz.; B., 1936. Bd. 14. S. 414-453; idem. Montecassino in Rom // QFIAB. 1937/1938. Bd. 28. S. 36-47; Gallo A. I diplomi dei principi longobardi di Benevento, di Capua e di Salerno nella tradizione cassinese // BISI. 1937. T. 52. P. 1-79; Brechter H. S. Monte Cassinos erste Zerstörung // Studien u. Mitteilungen zur Geschichte des Benediktiner-Ordens u. seiner Zweige. Münch., 1938. Bd. 56. S. 109-150; idem. Marcus Poeta von Monte Cassino // Benedictus, der Vater des Abendlandes, 547-1947: Weihegabe der Erzabtei St. Ottilien zum 1400. Todesjahr / Hrsg. H. S. Brechter. Münch., 1947. S. 341-359; idem. Die Frühgeschichte von Montecassino nach der Chronik Leos von Ostia im Codex lat. Monacensis 4623 // Liber floridus: Mittellateinische Studien: P. Lehmann zum 65. Geburtstag / Hrsg. B. Bischoff, S. Brechter. St. Ottilien, 1950. S. 271-286; Pantoni A. Problemi archeologici cassinesi: La basilica pre-desideriana // RACr. 1939. T. 16. P. 271-288; idem. Documenti epigrafici sulla presenza di settentrionali a Montecassino nell'Alto Medioevo // Benedictina. R., 1958. Vol. 12. P. 205-232; idem. Le vicende della basilica di Montecassino attraverso la documentazione archeologica. Montecassino, 1973; idem. L'acropoli di Montecassino e il primitivo monastero di S. Benedetto. Montecassino, 1980; Inguanez M. Catalogi Codicum Casinensium Antiqui. Montis Casini, 1941; Schmitz Ph. Histoire de l'ordre de saint Benoît. Maredsous, 1942-1956. 7 vol.; Picozzi N. Gli abati commendatari di Montecassino (1454-1504). R., 1946; Leccisotti T. Una lacuna nella storia di Montecassino al sec. X // StAnselm. 1947. Vol. 18/19. P. 273-281; idem. Ancora sul sepolcro di S. Benedetto // Benedictina. 1953. Vol. 7. P. 296-346; idem. A proposito di antiche consuetudini Cassinesi // Ibid. 1956. Vol. 10. P. 329-338; idem. Montecassino. Montecassino, 198310; Wühr W. Die Wiedergeburt Montecassinos unter seinem ersten Reformabt Richer von Niederaltaich († 1055) // StGrEccl. 1948. Vol. 3. P. 369-451; La distruzione di Montecassino: Documenti e testimonianze. Montecassino, 1950; Il sepolcro di S. Benedetto. Montecassino, 1951. Vol. 1; 1982. Vol. 2; Bloch H. The Schism of Anacletus II and the Glanfeuil Forgeries of Peter the Deacon of Monte Cassino // Traditio. N. Y., 1952. Vol. 8. P. 159-264; idem. Monte Cassino's Teachers and Library in the High Middle Ages // La scuola nell'Occidente latino dell'Alto Medioevo. Spoleto, 1972. Vol. 2. P. 563-605; idem. The Bombardment of Monte Cassino (February 14-16, 1944): A New Appraisal. Montecassino, 1976; idem. Monte Cassino in the Middle Ages. Camb. (Mass.), 1986. 3 vol.; idem. Tertullus' Sicilian Donation and a Newly Discovered Treatise in Peter the Deacon's Placidus Forgeries // Fälschungen im Mittelalter. Hannover, 1988. Bd. 4. S. 97-128; idem. The Atina Dossier of Peter the Deacon of Monte Cassino: A Hagiographical Romance of the 12th Cent. Vat., 1998; Weber R. Un nouveau manuscrit du plus ancien récit de la translation des reliques de saint Benoît // RBen. 1952. T. 62. P. 140-142; Meyvaert P. Peter the Deacon and the Tomb of St. Benedict // RBen. 1955. T. 65. P. 3-70; idem. Problems Concerning the «Autograph» Manuscript of St. Benedict's Rule // Ibid. 1959. T. 69. N 1/2. P. 3-21; idem. L'invention des reliques cassiniennes de S. Benoît en 1484 // Ibid. N 3/4. P. 287-336; Hallinger K. Papst Gregor der Grosse und der hl. Benedikt // StAnselm. 1957. Vol. 42. P. 231-319; Wettstein J. Sant'Angelo in Formis et la peinture médiévale en Campanie. Gen., 1960; Belting H. Der Codex 73 in Monte Cassino und die Cassinesische Kunst vor Desiderius // ZfK. 1962. Bd. 25. N 3/4. S. 193-212; Hoffmann H. Die Kalender des Leo Marsicanus // DA. 1965. Bd. 21. S. 82-149; idem. Die älteren Abtslisten von Montecassino // QFIAB. 1967. Bd. 47. S. 224-354; idem. Chronik und Urkunde in Montecassino // Ibid. 1971. Bd. 51. S. 93-206; idem. Petrus Diaconus, die Herren von Tusculum und der Sturz Oderisius' II. von Montecassino // DA. 1971. Bd. 27. S. 1-109; idem. Studien zur Chronik von Montecassino // Ibid. 1973. Bd. 29. S. 59-162; Prinz F. Frühes Mönchtum im Frankenreich: Kultur und Gesellschaft in Gallien, den Rheinlanden und Bayern am Beispiel der monastischen Entwicklung (4. bis 8. Jh.). Münch., 1965; Acocella N. La decorazione pittorica di Montecassino dalle didascalie di Alfano I (sec. XI). Salerno, 1966; Goffart W. Le Mans, St. Scholastica, and the Literary Tradition of the Translation of St. Benedict // RBen. 1967. T. 77. N 1/2. P. 107-141; Fabiani L. La Terra di S. Benedetto: Studio storico-giuridico sull'abbazia di Montecassino dall'VIII al XIII sec. Montecassino, 1968-1980. 3 vol.; Schwarzmaier H.-M. Das Kloster St. Georg in Lucca und der Ausgriff Montecassinos in die Toscana // QFIAB. 1969. Bd. 49. S. 145-185; Brunhölzl F. Zum Problem der Casinenser Klassikerüberlieferung // Abhandlungen der Marburger Gelehrten Gesellschaft. Münch., 1971. Bd. 3. S. 111-143; Toubert H. Le bréviaire d'Oderisius (Paris. Mazar. 364) et les influences byzantines au Mont-Cassin // MEFR.MA. 1971. T. 83. N 2. P. 187-261; Mosher P. H. Abbot Bernard I of Montecassino and the Fate of Benedictine Monasticism in the 13th Cent. // Benedictina. 1973. Vol. 20. P. 109-120; Holtz L. Le Parisinus Latinus 7530: Synthèse cassinienne des arts libéraux // Studi Medievali. Ser. 3. Torino, 1975. Vol. 16. P. 97-152; Newton F. L. Some Monte Cassino Scribes in the 11th Cent. // Medieval and Renaissance Studies. Durham, 1975. Vol. 7. P. 3-19; idem. The Desiderian Scriptorium in Monte Cassino: The «Chronicle» and Some Surviving Manuscripts // DOP. 1976. Vol. 30. P. 35-54; idem. Leo Marsicanus and the Dedicatory Text and Drawing in Monte Cassino 99 // Scriptorium. Brux., 1979. Vol. 33. N 2. P. 181-205; idem. The Scriptorium and Library of Monte Cassino, 1058-1105. Camb., 1999; Urban G. Die Klosterakademie von Montecassino und der Neubau der Abteikirche im 11. Jh. // Römisches Jb. f. Kunstgeschichte. Tüb., 1975. Bd. 15. S. 11-24; Toubert P. Pour une histoire de l'environnement économique et social du Mont-Cassin (IXe-XIIe siècles) // CRAI. 1976. Vol. 120. N 4. P. 689-702; Herde P. Papst Cölestin V. und die Abtei Montecassino // Bibliothek-Buch-Geschichte: K. Köster zum 65. Geburtstag / Hrsg. G. Pflug u. a. Fr./M., 1977. S. 387-403; Grégoire R. Montecassino ospitava alcuni eremiti nel 717? // Benedictina. 1978. Vol. 25. P. 413-416; idem. Storia e agiografia a Montecassino. Montecassino, 2007; Carbonara G. «Iussu Desiderii»: Montecassino e l'architettura campano-abruzzese nell'XI sec. R., 1979; Dormeier H. Montecassino und die Laien im 11. und 12. Jh. Stuttg., 1979; Loud G. A. Abbot Desiderius of Montecassino and the Gregorian Papacy // JEcclH. 1979. Vol. 30. N 3. P. 305-326; idem. Montecassino and Byzantium in the 10th and 11th Centuries // Idem. Montecassino and Benevento in the Middle Ages: Essays in South Italian Church History. Aldershot, 2000. P. 30-58; idem. The Latin Church in Norman Italy. Camb.; N. Y., 2007; idem. The Age of Robert Guiscard: Southern Italy and the Norman Conquest. N. Y., 20132; Le culte et les reliques de saint Benoît et de sainte Scholastique / Éd. A. Beau e. a. Montserrat, 1980; Monastica. Montecassino, 1981-1984. Vol. 1, 3, 4: Scritti raccolti in memoria del XV centenario della nascita di S. Benedetto (480-1980); L'abbazia di Montecassino: Storia, religione, arte / Ed. G. Spinelli. R., 1982; Landry B. La vie au Mont-Cassin à la fin du XIIIe siècle d'après les écrits de l'abbé Bernard Ier // Lettre de Ligugé. 1982. N 215. P. 9-33; San Benedetto e il suo tempo: Atti del VII Congresso intern. del Centro italiano di studi sull'alto medioevo (Norcia-Subiaco-Cassino-Montecassino, 29 sett.- 5 ott. 1980). Spoleto, 1982; Citarella A. O., Willard H. M. The 9th-Cent. Treasure of Monte Cassino in the Context of Political and Economic Developments in South Italy. Montecassino, 1983; Cowdrey H. E. J. The Age of Abbot Desiderius: Montecassino, the Papacy, and the Normans in the 11th and Early 12th Cent. Oxf., 1983; Collett B. Italian Benedictine Scholars and the Reformation: The Congregation of Santa Giustina of Padua. Oxf., 1985; Clark F. The Pseudo-Gregorian Dialogues. Leiden, 1987. 2 vol.; idem. The «Gregorian» Dialogues and the Origins of Benedictine Monasticism. Leiden; Boston, 2003; Montecassino dalla prima alla seconda distruzione: Momenti e aspetti di storia cassinese (sec. VI-IX) / Ed. F. Avagliano. Montecassino, 1987; Houben H. Malfattori e benefattori, protettori e sfruttatori: I Normanni e Montecassino // Benedictina. 1988. Vol. 35. P. 343-371; Lentini A. Medioevo letterario cassinese: Scritti vari / Ed. F. Avagliano. Montecassino, 1988; L'età dell'abate Desiderio. Montecassino, 1989-1992. 3 vol.; Cuozzo E., Martin J. M. Documents inédits ou peu connus des archives du Mont-Cassin (VIIIe-Xe siècles) // MEFR.MA. 1991. T. 103. N 1. P. 115-210; Dell'Omo M. Paolo II abate commendatario di Montecassino: Note e documenti sull'abbazia cassinese e la «Terra S. Benedicti» fra il 1465 e il 1471 // AHPont. 1991. Vol. 29. P. 63-112; idem. Montecassino: Un'abbazia nella storia. Montecassino, 1999; idem. Il più antico «Libellus precum» in scrittura beneventana (Cod. Casin. 575, giа Misc. T. XLV) // RBen. 2003. Vol. 113. N 2. P. 235-284; idem. Montecassino nel Trecento tra crisi e continuità // Il monachesimo italiano nel secolo della grande crisi / Ed. G. Picasso, M. Tagliabue. Cesena, 2004. P. 291-325; idem. Montecassino altomedievale: I sec. VIII e IX: Genesi di un simbolo, storia di una realtà // Il monachesimo italiano dall'età longobarda all'età ottoniana (sec. VIII-X) / Ed. G. Spinelli. Cesena, 2006. P. 165-192; idem. I più antichi testimoni liturgici del «Sermo in vigiliis sancti Benedicti» di Pier Damiani // Benedictina. 2007. Vol. 54. P. 233-252; idem. Montecassino medievale: Genesi di un simbolo, storia di una realtà: Saggi sull'identità cassinese tra persone, istituzione, consuetudine e cultura. Montecassino, 2008; idem. «Aureum patris Desiderii saeculum»: Cultura e letteratura a Montecassino nel sec. XI // Il mondo delle scuole monastiche: XII sec. / Ed. I. Biffi, C. Marabelli. R., 2010. P. 29-78; Vogüé A., de. Histoire littéraire du mouvement monastique dans l'Antiquité. P., 1991-2008. 12 t.; Montecassino nel Quattrocento: Studi e documenti sull'abbazia cassinese e la «Terra S. Benedicti» nella crisi del passaggio all'età moderna / Ed. M. Dell'Omo. Montecassino, 1992; Orofino G. I codici decorati dell'Archivio di Montecassino. R., 1994-2006. 3 vol.; Rabano Mauro. De Rerum naturis: Cod. Casin. 132 / Ed. G. Cavallo. Pavone Canavese, 1994; Sansterre J.-M. Recherches sur les ermites du Mont-Cassin et l'érémitisme dans l'hagiographie cassinienne // Hagiographica. 1995. Vol. 2. P. 57-92; Desiderio di Montecassino e l'arte della Riforma Gregoriana / Ed. F. Avagliano. Montecassino, 1997; McCready W. D. The Incomplete «Dialogues» of Desiderius of Montecassino // AnBoll. 1998. T. 116. N 1/2. P. 115-146; idem. Abbot Desiderius, Alberic of Montecassino, and the Writing of the «Dialogi de miraculis Sancti Benedicti» // J. of Medieval Latin. Turnhout, 1999. Vol. 9. P. 102-120; I fiori e frutti santi: S. Benedetto, la Regola, la santità nelle testimonianze dei manoscritti cassinesi / Ed. M. Dell'Omo. Mil., 1998; Guiraud J.-F. Économie et société autour du Mont-Cassin au XIIIe siècle. Montecassino, 1999; Padberg L. E., von. Missionare und Mönche auf dem Weg nach Rom und Monte Cassino im 8. Jh. // ZKG. 2000. Bd. 111. S. 145-168; Pistilli E. «Il Riparo»: La chiesa di S. Maria delle Cinque Torri di Cassino. Cassino, 2000; idem. I confini della Terra di San Benedetto dalla donazione di Gisulfo al sec. XI. Cassino, 2006; idem. Il privilegio di papa Zaccaria del 748: Alle origini della signoria cassinese. Cassino, 2009; Pohl W. History in Fragments: Montecassino's Politics of Memory // Early Medieval Europe. Oxf., 2001. Vol. 10. P. 343-374; Feller L. La charte d'incastellamento de Sant'Angelo in Theodice (entre 949 et 967): Éd. et comment. // Liber Largitorius: Études d'histoire médiévale offertes à P. Toubert par ses élèves. Gen., 2003. P. 87-110; idem. Les premiers contrats agraires du Mont-Cassin: Les livelli de l'abbé Aligerne dans les Abruzzes (948-985) // Historie et Sociétés Rurales. Caen, 2004. Vol. 21. P. 133-185; Cigola M. L'abbazia benedettina di Montecassino: La storia attraverso le testimonianze grafiche di rilievo e di progetto. Cassino, 2005; Gregorio Diamare abate di Montecassino (1909-1945): Contributo alla conoscenza della Chiesa e della società del Cassinate nella prima metà del Novecento / Ed. F. Avagliano. Montecassino, 2005; Berto L. A. Oblivion, Memory, and Irony in Medieval Montecassino: Narrative Strategies of the «Chronicles of St. Benedict of Cassino» // Viator. Turnhout, 2007. Vol. 38. N 1. P. 45-61; Del Ferro S. Un contributo per lo studio dell'abitato di «Casinum» nell'Alto Medioevo: La chiesa di S. Pietro in Monastero // Temporis signa: Archeologia della tarda antichità e del medioevo. Spoleto, 2007. Vol. 2. P. 279-287; Fonseca C. D. Montecassino e la civiltà monastica nel Mezzogiorno medievale / Ed. F. Avagliano. Montecassino, 2008; Chastang P. e. a. Autour de l'édition du Registrum Petri Diaconi: Problèmes de documentation cassinésienne // MEFR.MA. 2009. T. 121. N 2. P. 99-135; Zeller B. Montecassino in Teano: Klösterliche Politik und lokale Eliten im Spiegel Montecassineser Privaturkunden des 10. Jh. // RHM. 2010. Bd. 52. S. 121-146; Mews C. J. Gregory the Great, the Rule of Benedict and Roman Liturgy: The Evolution of a Legend // JMedH. 2011. Vol. 37. N 2. P. 125-144; Casavecchia R. I codici Casin. 98 e 99: La tradizione omiletica a Montecassino all'epoca dell'abate Desiderio // Scrineum. Pavia, 2012. Vol. 9. P. 159-211; Del Ferro S., Zottis S. Santa Maria di Piumarola in «Terra Sancti Benedicti» // Le valli dei monaci: Atti del Convegno intern. di studio (Roma-Subiaco, 17-19 maggio 2010). Spoleto, 2012. T. 2. P. 823-852; Musica e liturgia a Montecassino nel medioevo / Ed. N. Tangari. R., 2012; Whitten S. «Quasi ex uno ore»: Legal Performance, Monastic Return, and Community in Medieval Southern Italy // Viator. 2013. Vol. 44. N 1. P. 49-63; Breccia Fratadocchi T. La ricostruzione dell'abbazia di Montecassino. R., 2014; Galdi A. S. Benedetto tra Montecassino e Fleury (VII-XII sec.) // MEFR.MA. 2014. T. 126. N 2. P. 557-574; Sodalitas: Studi in memoria di don F. Avagliano / Ed. M. Dell'Omo e. a. Montecassino, 2016. 2 t.
А. А. Королёв
Ключевые слова:
Монастыри Римско-католической Церкви Аббатства (монастыри) бенедиктинские Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Италия) Монте-Кассино, католическое бенедиктинское аббатство Южной Италии Святыни зарубежных монастырей
См.также:
БЕРИ-СЕНТ-ЭДМУНДС город и бенедиктинское аббатство в Вост. Англии
БРЖЕВНОВ одно из ранних бенедиктинских аббатств в Чехии
БАНГОР ирландский мон-рь VI в.
БАТАЛЬЯ город и мон-рь в Португалии, усыпальница королей Авишской династии
БОББИО аббатство, город, с XI в. еп-ство в Сев. Италии
БРАТЬЯ ОБЩЕЙ ЖИЗНИ полумонашеские общины, объединявшиеся для ведения совместной благочестивой жизни
БУРСФЕЛЬДСКАЯ КОНГРЕГАЦИЯ объединение бенедиктинских мон-рей Сев. Германии
ВАТИКАН [Государство-Город Ватикан], гос-во в пределах Рима, адм. центр католич. Церкви, резиденция папы Римского и местоположение органов церковного управления (Римской курии)
ВЕНЕДИКТ НУРСИЙСКИЙ [Бенедикт] Нурсийский (ок. 480 - 547), прп. (пам. 14 мар.; пам. зап. 21 мар., 11 июля)
ГОРЦЕ бенедиктинское аббатство близ г. Мец (совр. деп. Мозель, Франция)