Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МЛЕКОПИТАТЕЛЬНИЦА
Т. 46, С. 128-139 опубликовано: 21 октября 2021г.


МЛЕКОПИТАТЕЛЬНИЦА

[Греч. Γαλακτοτροφούσα; лат. Lactans], извод икон Божией Матери в христианской иконографии, включающий изображение Богородицы, кормящей грудью Младенца Христа.

Формирование иконографии и ранние изображения

Пресв. Богородица с Младенцем. Роспись часовни в мон-ре Сирийцев (Дейр-эс-Суриан). VII в.
Пресв. Богородица с Младенцем. Роспись часовни в мон-ре Сирийцев (Дейр-эс-Суриан). VII в.

Пресв. Богородица с Младенцем. Роспись часовни в мон-ре Сирийцев (Дейр-эс-Суриан). VII в.
В античных культурах был широко распространен образ матери, кормящей младенца, или богини, кормящей своим молоком смертного; он встречается в искусстве монументальных и малых форм - на храмовых рельефах, в росписях гробниц, в вотивных статуэтках. Особую разновидность этих изображений представляет образ егип. богини Исиды, сидящей на престоле и кормящей сына Гора. Множество таких статуэток, выполненных в различных материалах, находится в крупнейших собраниях мира (Египетский музей, Каир; ГЭ; Лувр, Париж; Музей Уолтерс, Балтимор); примечательно, что они могли храниться в христ. церковных ризницах, возможно из-за сходства с образом Божией Матери «М.» (напр., фаянсовая фигурка IV-I вв. до Р. Х., Музей кафедрального собора в Вюрцбурге). В римскую эпоху, в частности в период правления императоров Траяна и Диоклетиана, образ воспроизводился на монетах. Т. о., извод «М.», соединивший в облике Богородицы образы царицы и матери как источника жизни, мог сохранить некоторые особенности изображения дохрист. божеств.

Образы, близкие к «М.», происходящие со Св. земли и из античных провинций Римской империи, могут носить иной характер - вотивный или мемориальный, как, напр., изображение жены с младенцем на коленях в римских катакомбах (II - нач. IV в.) или глиняная фигурка женщины с египетской прической, кормящей грудью младенца, из Бейт-Шеана (V в., Музей Израиля, Иерусалим), надгробная плита из Файюма с контррельефным изображением жены на высоком престоле с младенцем у правой груди, которую она поддерживает рукой у его губ (IV-V вв., Музей позднеантичного и визант. искусства в Музее Боде, Берлин; Wessel. 1963. Taf. 5; Effenberger. 1977; Mother of God. 2000. P. 238. Ill. 185), или иносказательный - фрагмент мозаичного пола из синагоги (?) в Беэр-Шеме, Зап. Негев (V в.), с круглым медальоном, внутри которого представлена сидящая женщина в головной повязке, держащая между коленями младенца у правой груди (Cradle of Christianity / Ed. by Y. Israeli, D. Mevorah. Jerus., 2000. P. 114, 150-153, 223).

Наиболее ранние изображения Божией Матери в изводе «М.», восседающей на престоле, датируются VII в. и сохранились в апсидах егип. монастырских храмов и часовен. Образ «М.» может быть небольшим по размеру, вписанным в маленькую нишу, как в монастыре св. Иеремии в Саккаре: в келье 1725 и капелле А (Коптский музей, Каир); в мон-ре аввы Аполло, в нише кельи 30. Образ может быть монументальным: Божия Матерь окружена фигурами ангелов и святых, стоящих в архитектурных декорациях, арках, увешанных светильниками,- как, напр., в сев. нише церкви в Красном мон-ре близ Сохага; в мон-ре Сирийцев (Дейр-эс-Суриан) в Вади-эн-Натрун в росписи одной из колонн часовни. По мнению Т. Ф. Мэтьюса и Н. Мюллера, появление образа «М.» в нишах егип. келий и монастырских храмов демонстрирует связь с личным почитанием образов Божией Матери и отчасти указывает на продолжение местных традиций. Образ «М.», сидящей на престоле в окружении ангелов, или в нише, рядом с к-рой стоит апостол (Ее образ подписан по-гречески: «Святая Мария»), сохранили миниатюры арабо-копт. иллюминированных кодексов IX-X вв. (NY Morgan. 612. Fol. 1v, 892-893 гг.; 574. Fol. 1v, 887-898 гг.; Lond. Brit. Mus. Orient. 6782. Fol. 1v, 989-990 гг.).

Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, со святыми и ангелами. Роспись церкви в Красном мон-ре. VII в.
Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, со святыми и ангелами. Роспись церкви в Красном мон-ре. VII в.

Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, со святыми и ангелами. Роспись церкви в Красном мон-ре. VII в.
Некоторые исследователи визант. иконографии, напр. Н. П. Кондаков, считали, что иконография «М.», появившаяся в Египте, была неизвестна в Византии, но популярна на Западе и вошла в круг правосл. сюжетов лишь в позднее время благодаря итало-критским влияниям и через заимствования из западноевроп. живописи (Кондаков. 1914). Однако уже В. Н. Лазарев показал, что, хотя памятников с изображением Божией Матери в изводе «М.» могло не существовать в столичном искусстве, они получили достаточное распространение на византийской периферии (Лазарев. 1971). Э. Катлер, отметив факт упоминания извода «М.» в византийских сочинениях, пришел к выводу, что иконография «М.» была хорошо известна в К-поле (Cutler. 2000. P. 168). Свидетельство того, что образ «М.» имел хождение в доиконоборческий период, содержится в 1-м послании в защиту иконопочитания (кон. 20-х гг. VIII в.) Григория II, папы Римского, к византийскому имп. Льву III Исавру. Среди образов, присутствующих в церкви и вызывающих «сердечное сокрушение» молящегося, автор упоминает «изображения чудес Господа Иисуса Христа, а также изображения святой Его Матери, имеющей на руках питающегося млеком Господа и Бога нашего» (ДВС. Т. 7. С. 18). Извод «М.» в тексте ставится в один ряд с такими распространенными в храмах изображениями, как циклы чудес и Страстей Господних, образы ангелов, ветхозаветные сюжеты.

За пределами Египта самое раннее сохранившееся изображение Божией Матери в изводе «М.» находится среди росписей кон. VII-IX в. в т. н. гроте Христа Пантократора на горе Латрос (совр. Турция), возможно выполненных выходцами из Египта (Ruggieri V., Zäh A. Visiting the Byzantine Wall Paintings in Turkey. R., 2016. P. 69).

Развитие иконографии в Византии

Как считают Д. Мурики и вслед за ней А. Вейл Карр, характерные для извода «М.» детали в жестах Христа и Богоматери, в Их одеждах и атрибутах могли сформироваться в Византии в кон. XI - нач. XII в. под влиянием евхаристических споров. Обсуждение разных аспектов догматических вопросов, касающихся того, Кем является в литургической жертве Спаситель, могло повлиять на введение в иконные композиции тех или иных элементов, указывающих на степень человечности или Божественности Христа, на роль Божией Матери в Боговоплощении и Жертве. Так, образ «М.», сидящей с Младенцем на осле, которого ведет прав. Иосиф, как деталь композиции «Бегство в Египет» встречается на иконе «Рождество Христово» из Синайского мон-ря (XI в.), где соединены различные эпизоды НЗ, сопровождавшие рождение Спасителя; в росписи ц. Оморфи-Экклисия на о-ве Эгина (1286) в сцене «Рождество Христово» в центре размещена не лежащая фигура Божией Матери, а сидящая и кормящая грудью туго спеленутого Еммануила; как и в росписях египетских монастырей, Она придерживает грудь рукой. Образ «М.» встречается на печатях Романа, митр. Кизика (2-я пол. XI в., экземпляры в ГЭ и других собраниях; Cotsonis J. The Image of the Virgin Nursing (Galaktotrophousa) and a Unique Inscription on the Seals of Romanos, Metropolitan of Kyzikos // DOP. 2011/2012. Vol. 65/66. P. 193-207).

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины, Синай)
Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины, Синай)

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины, Синай)
Византийские иконы «М.», как правило, небольшого размера и предназначены для личного моления. Три византийские иконы «М.» сохранились на Синае, их самая ранняя датировка относится к сер. XIII в. На небольшого размера иконе 2-й пол. XIII в. Богоматерь, изображенная по пояс, облачена в вишневый мафорий (Byzantium: Faith and Power. N 215. Р. 356-357). Она приподнимает Сына, прижимая Его к груди. Акцент на буд. Страстях сделан благодаря одежде Младенца в виде прозрачных тканей-пелен. На иконах, написанных под итал. влиянием, напр. на иконе «М.» 2-й пол. XIII в. (Византийский музей, Афины; Mother of God. 2000. P. 143. Pl. 86), одежды Богоматери изменяются: расшитое золотом красного цвета платье струится складками, рыжие волосы покрыты прозрачной фатой, поверх которой надет черный мафорий с золотыми узорами. Матерь Божия поддерживает Младенца обеими руками, представляя Его молящимся, как, напр., на иконе, приписываемой итал. мастеру XIV в. (ЦАК МДА). Перекрещенные ножки Младенца, нагие или покрытые гиматием, указывали на страдальческую смерть Христа или Его положение во гроб.

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (Византийский музей, Афины)
Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (Византийский музей, Афины)

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (Византийский музей, Афины)
Вместе с тем в XII-XIII вв. в изводе «М.» могли изображать не только Богородицу, но и др. св. жен. Образ прав. Елисаветы, кормящей младенца Иоанна, встречается в рукописи Гомилий Иакова Коккиновафского 2-й четв. XII в. в цикле Жития св. Иоанна Крестителя (Vat. gr. 1162. Fol. 159) и является редким сохранившимся примером использования иконографии «М.» в к-польском искусстве. На Балканах в изводе «М.» могли изображать праведных Анну (росписи ц. вмч. Георгия в Курбинове, 1191) и Елисавету (росписи ц. 40 мучеников Севастийских в Велико-Тырнове, ок. 1230).

Нартекс ц. Пресв. Богородицы Одигитрии в Печской Патриархии (ок. 1337, Косово и Метохия) украшает композиция с сидящей на престоле Божией Матерью Млекопитательницей, Которой поклоняются 2 ангела, стоящие перед престолом и позади него. Младенец Христос, сидящий на правом колене Пречистой Девы, облачен в царские одежды, в золото и багряницу, в Его левой ручке - свиток, десницей Он поддерживает питающую Его грудь. Богоматерь правой рукой обнимает Сына. За спинкой престола, украшенного белой расшитой завесой, виден алтарный киворий с висящей лампадой. Данное изображение может трактоваться не только в контексте истинности Боговоплощения, но и как символ Причастия, приобщения к Божественной благодати и вечной жизни через Христа (Этингоф О. Е. Образ Богоматери: Очерки визант. иконографии XI-XIII вв. М., 2000. С. 63. Примеч. 48). В росписи 1356-1360 гг. ц. Рождества Пресв. Богородицы мон-ря Матейче близ Скопье (Республика Македония) образ Божией Матери, кормящей Младенца Христа, представлен среди сцен Акафиста: Богородица изображена в рост, стоящей в мандорле, Ей поклоняются ангелы и серафимы.

Икона «М.» с острова Родос кон. XIV - нач. XV в. представляет поясной образ Богоматери с Младенцем, сидящим на Ее левой руке. Правую руку Богоматерь держит перед Собой, что напоминает извод «Одигитрия». К классическим образцам к-польской живописи 2-й пол. XIV - 1-й пол. XV в. восходит икона «М.» работы А. Рицоса или мастеров его круга (собрание Р. Андреадиса, музей Бенаки, Афины), на которой Богородица обеими руками поддерживает Младенца, Оба смотрят на молящегося, Младенец держится ручками за грудь. Изображение сопровождается эпитетом «Всепетая», что указывает на влияние гимнографических текстов и соединяет извод «М.» этого времени с таким изводом, как «О, Всепетая Мати» (см. ст. Арапетская икона Божией Матери).

Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, с поклоняющимися ангелами. Роспись ц. Пресв. Богородицы Одигитрии в Печской Патриархии. Ок. 1337 г.
Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, с поклоняющимися ангелами. Роспись ц. Пресв. Богородицы Одигитрии в Печской Патриархии. Ок. 1337 г.

Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, с поклоняющимися ангелами. Роспись ц. Пресв. Богородицы Одигитрии в Печской Патриархии. Ок. 1337 г.
Как деталь композиции «Бегство в Египет» образ «М.» встречается в иконописи мастеров ВКЛ, напр. на иконе из собрания Церковно-археологического музея при Свято-Богородицком братстве из совр. г. Хелм, Польша (1-я пол. XVII в., НКПИКЗ). Под влиянием европ. живописи формируется композиция, в к-рой Богоматерь сидит на лунном полумесяце и облаках, кормит лежащего на Ее коленях спеленутого Младенца, ангелы венчают Ее короной, как на иконе Э. Дзафурнариса (кон. XVI - нач. XVII в., мон-рь св. Феодоров, о-в Керкира (Корфу)). Известны более поздние варианты этого извода с упрощенной композицией, где стукковый, раскрашенный золотистой краской рельеф на полумесяце и ризах Богоматери воспроизводит оклад, напр. на греч. иконе 1750 г. (частное собрание). Сохраняются и схемы, сложившиеся в поздневизант. искусстве, прежде всего это видно на иконах афонского письма, напр. на иконе «М.», где Богоматерь коронуют летящие ангелы (1728, иконописец мон. Макарий I, Византийский музей, Фессалоника).

Развитие иконографии в Зап. Европе

Было обусловлено, с одной стороны, символическими параллелями между молоком Богородицы и кровью Христовой в схоластическом богословии, с др. стороны, аспектами личного почитания Божией Матери, усилившегося с XIII в. (акцент на Ее человеческой природе, представление о Ней как об идеальной Матери не только Спасителя, но и всего человеческого рода; Schaefer. 2014. P. 12). В монументальной храмовой декорации образ «М.» известен в убранстве фасадов итал. церквей: на рельефе портала собора Сан-Руфино в Ассизи (центральный люнет, 1140-1253), на мозаике фасада римской базилики Санта-Мария-ин-Трастевере (кон. XIII в.).

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (ц. Сан-Франческо в Аверсе)
Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (ц. Сан-Франческо в Аверсе)

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. 2-я пол. XIII в. (ц. Сан-Франческо в Аверсе)
В Центр. и Юж. Италии извод «М.» получил большое распространение и был воплощен в различных вариантах иконографии и в разной стилистике. Он встречается уже с кон. XII в. на почитаемых иконах городов и мон-рей в областях Калабрия, Абруццо, Апулия - районах, издавна входивших в состав Вел. Греции, а в средневековье сохранявших тесные экономические и торговые связи с Восточно-Римской империей, позднее с Византией. Являясь святынями мон-рей и городских коммун, эти иконы, как правило, отличаются большими размерами (80 см - 2,5 м). Часть икон повторяла образ «М.», известный в памятниках Синая и близкий к культуре Кипра. Поясное изображение Богоматери в мафории с Младенцем в прозрачных одеяниях, перевязанных красной лентой, воспроизведено на иконе Божией Матери (Madonna del Pilerio) из собора в Козенце (2-я пол. XIII в., Национальная галерея в Козенце). Богоматерь на иконах «М.» может быть изображена сидящей на троне и облаченной в мафорий, с обнаженным Младенцем, как на иконе из ц. Сан-Франческо в Аверсе (2-я пол. XIII в.), или с Младенцем в хитоне золотистого цвета с алой перевязью, как на иконе Божией Матери (Madonna della Cantina) из епархиального музея Гаэты (70-е гг. XIII в.). Жесты Еммануила всякий раз могут различаться: Он может благословлять правой рукой и держать в левой свиток, может держать цветок лилии (на иконе из Аверсы), может обхватывать грудь Богоматери обеими руками (на иконе из Козенцы). Для этих икон характерно изображение неск. головных покровов Богоматери - красного или голубого цвета поверх мафория, в чем видится влияние кипрской святыни - Киккской иконы Божией Матери. Эта вариативность свидетельствует о подвижности, живом процессе формирования, развития извода «М.» в средние века. К этому же византинизирующему направлению близки иконы из ц. Санти-Косма-э-Дамиано в Пизе (письма́ тосканского мастера, 60-80-е гг. XIII в.; Mother of God. 2000. Cat. 70), из Мола-ди-Бари (поздний XIII в.).

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. Сер. XIII в. Худож. Гутьеро (Музей аббатства Монтеверджине, Меркольяно)
Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. Сер. XIII в. Худож. Гутьеро (Музей аббатства Монтеверджине, Меркольяно)

Пресв. Богородица с Младенцем. Икона. Сер. XIII в. Худож. Гутьеро (Музей аббатства Монтеверджине, Меркольяно)
Др. распространенным вариантом в Юж. Италии был извод Млекопитательницы-Царицы, напр. фреска из ц. святых Хрисанфа и Дарии в Филетто близ г. Л'Акуила (1-я пол. XIII в.), на которой Богоматерь сидит на престоле, а Младенец - на Ее левом колене, и икона из аббатства Монтеверджине близ Авеллино в обл. Кампания (сер. XIII в.; Mother of God. 2000. P. 429-430. Pl. 221), основанного паломником на Св. землю Гульельмо из Верчелли. По преданию, икона была написана худож. Гутьеро, к-рый повредил руку на строительстве укреплений г. Аверсы и был исцелен молитвами Гульельмо. Богоматерь изображена стоящей, правой рукой Она поддерживает Младенца, левой - грудь. Ее волосы убраны расшитой сеткой-покрывалом и увенчаны городчатой короной, пурпурные и синие одежды богато расшиты, как и пурпурный гиматий Еммануила поверх прозрачной рубашки с длинными рукавами. Видимо, эта икона послужила образцом при создании аналогичных образов. К числу наиболее почитаемых относится икона из ц. Санта-Мария-ин-Пантанис в Монтереале, обл. Абруццо (2-я пол. XIII в., Национальный музей Абруццо), на к-рой Младенец в том же положении; на иконе повторено изображение коронного убора Богоматери-Царицы, но изменены детали: Матерь Божия облачена не в традиц. мафорий, а в синий с богатым золотым шитьем далматик, наподобие императорского или папского верхнего одеяния, из-под к-рого внизу виден подол белого широкого платья. Деталями коронного убора отличается икона «М.» (Madonna de Ambro) из ц. Санта-Мария-а-Граяно в Фонтеккьо, обл. Абруццо: помимо расшитой жемчугом сетки на волосах корона дополнена длинными подвесками из жемчуга и кораллов (1-я пол. XIII в., Национальный музей Абруццо). По обеим сторонам Божией Матери расположены 2 ангела, что напоминает об изводах к-польских икон. Из ц. Санта-Мария-ад-Криптас в обл. Абруццо происходит и икона «М.», написанная мастером Джентиле да Рокка (1283, Национальный музей Абруццо), где Богородица представлена в обычном мафории сидящей на троне, с Младенцем на левом колене. На всех этих иконах Богоматерь сидит прямо и смотрит перед Собой. К тому же типу Богоматери-Царицы, смотрящей на молящихся, восходит образ «М.» на иконе Божией Матери (Madonna della Catene) в юж. приделе рим. ц. Сан-Сильвестро-аль-Квиринале (сер. XIII в.). «М.» в окружении святых на полях представлена в среднике образа из собора Сан-Марко в Венеции (XIII-XIV вв.). По традиции особое почитание иконам «М.» должны были оказывать молодожены, молодые женщины, ждущие материнства, и кормящие матери.

Пресв. Богородица с Младенцем. Миниатюра из Зайтенштеттенского Миссала. Ок. 1265 г. (N. Y. Morgan. M. 855. Fol. 110v)
Пресв. Богородица с Младенцем. Миниатюра из Зайтенштеттенского Миссала. Ок. 1265 г. (N. Y. Morgan. M. 855. Fol. 110v)

Пресв. Богородица с Младенцем. Миниатюра из Зайтенштеттенского Миссала. Ок. 1265 г. (N. Y. Morgan. M. 855. Fol. 110v)
В 1-й пол. XIV в. в итал. Сиене был создан образ «М.» как вариант Богоматери Смиренной (Madonna dell'Umiltá). В XIV-XV вв. он получил распространение в художественных школах Италии, а также Каталонии, Франции, Богемии и Далмации. Для этого извода, использовавшегося как самостоятельный образ или в составе створчатых алтарей, характерно то, что Божия Матерь кормит Младенца Христа сидя не на престоле, а прямо на земле, напр. фрагмент полиптиха мастера Н. Семитеколо (ок. 1350, ГМИИ), икона из собрания Н. П. Лихачёва (XV в., ГЭ). Земля вокруг Нее может быть покрыта цветами, в чем угадывается райский сад и просматривается связь с гимнографическими образами Божией Матери «как Вертограда заключенного». Образ «М.» часто использовался в небольших алтарных картинах мастеров эпохи Возрождения, предназначенных для личной молитвы. К числу наиболее совершенных художественных образцов той эпохи можно отнести «Мадонну Литта» (Мадонну со щеглом) кисти Леонардо да Винчи (кон. XV в., ГЭ).

Извод «М.», соединяющий темы Воплощения и Распятия, личной молитвы в ожидании Страшного Суда, был распространен и в странах к северу от Италии. В наиболее ранних памятниках чувствуется сильное влияние византийских или южноитальянских образцов. Сидящая на троне «М.», кормящая на коленях Младенца, воспроизведена на рельефе «Мадонна дома Руперта» - фрагменте алтарной преграды из деп. Мёз, Франция (1149-1158, ныне в музее Гран-Курциус, Льеж). Классическое по пластике изображение окружено надписью из ВЗ (Иез 44. 2), повествующей о вратах, затворенных до Второго пришествия Господня. «М.» изображена на миниатюре Зайтенштеттенского Миссала - рукописи из бенедиктинского аббатства в Зайтенштеттене (Австрия), написанной, возможно, в Зальцбурге (NY Morgan. M. 855. Fol. 110v, ок. 1265; Byzantium: Faith and Power. N 278. Р. 468-469). К сходным с византийскими приемам можно отнести пластичное лично́е письмо, классические пропорции фигур; о древнейших истоках извода «М.» как преддверия рая напоминают 2 дерева по бокам престола.

Пресв. Богородица с Младенцем. Миниатюра из Часослова Иоанны Кастильской. 1496–1506 гг. (Lond. Brit. Lib. Add. 18852. Fol. 287v)
Пресв. Богородица с Младенцем. Миниатюра из Часослова Иоанны Кастильской. 1496–1506 гг. (Lond. Brit. Lib. Add. 18852. Fol. 287v)

Пресв. Богородица с Младенцем. Миниатюра из Часослова Иоанны Кастильской. 1496–1506 гг. (Lond. Brit. Lib. Add. 18852. Fol. 287v)
Миниатюры с изображением «М.» получили распространение во франц. и в англо-нормандских рукописях, преимущественно Псалтирей и часословов, со 2-й пол. XII - XIII в. Напр., на миниатюре в Псалтири из Эймсбери (Oxon. All Souls College. lat. 6. Fol. 4v, сер. XIII в.) Богородица изображена кормящей Младенца Христа, сидящей на престоле и попирающей дракона; слева у Ее ног - коленопреклоненная фигура ктитора, в верхней части композиции - ангелы. Особую ветвь извода «М.» составляют изображения в миниатюрах франц. рукописей, иллюстрирующие чудо, описанное в «Зерцалах» Винсента из Бове. Это чудо связано с заболевшим клириком, который молился Богоматери, после чего Она явилась ему и исцелила его Своим молоком (Paris. fr. 316. Fol. 277v, 1333-1334 гг.). Богоматерь дважды показана как «М.»- с Младенцем на руках и у одра больного клирика. Из символики подобных образов проистекает выбор «М.» для изображения Божией Матери на миниатюрах и алтарных картинах, созданных Ж. Фуке по заказу Этьена Шевалье, казначея и придворного франц. кор. Карла VII, напр. на диптихе из Мулена (ок. 1450, Королевский музей искусств, Антверпен) и на миниатюре из Часослова (1452-1460, Музей Конде, Шантийи). Распространенным в католическом искусстве стало изображение явления Божией Матери с Младенцем Бернарду Клервоскому, или «Чудо лактации».

В Португалии в г. Назаре почитается статуя Богородицы (XIV в. (?)), кормящей Младенца Христа. Согласно местному преданию, в V в. мон. Кириак бежал из Назарета в Испанию, спасая образ от иконоборцев; в 711 г. статуя была перенесена из Испании в Португалию мон. Родриго и в 1182 г. обретена Фуашем Ропинью в ларце в гроте на морском берегу. В XVII-XVIII вв. благодаря этому образу Божией Матери Назаре стал одним из крупнейших паломнических центров Португалии (Penteado P. Peregrinos da memória: O Santuário de Nossa Senhora de Nazaré, 1600-1785. Lisboa, 1998).

Образ Божией Матери «М.» в контексте вифлеемских реликвий «млека Пречистой Богородицы»

Несмотря на то что сведения о чтимых образах «М.» имеют легендарный характер, их объединяет прочная связь со Св. землей. Не исключено, что изображения «М.» могли появиться в Вифлееме, где почиталось «млеко Пречистой Богородицы» - святыня, происходившая из 3 известняковых пещер. Белая земля из т. н. Пещеры (Вертепа) Рождества Христова почиталась как результат соприкосновения молока, брызнувшего из груди Богородицы после Рождения Христа, с почвой пещеры, которая обрела после этого белый цвет. Согласно припискам к Домострою (в тексте старшего списка 1-й редакции, в дополнении к гл. «О чину свадебном»; РГБ. Ф. 204. № 340), в «Вифлеемском вертепе… источися тогда млеко у Пречистыя от сосец ея на землю и в том месте вскипе земля млечная яко сыр и по вся лета день Рождества Христова кипи аки ключ, а над тем местом во святом алтари святая трапеза и в день Рождества Христова приходит ту иерусалимский патриарх и свещи ту во вертепе в храме том Рождества Христова божественную службу и емлют ту млечную землю со многим благоговением и творя округлоти е напечатае ону страну образ Пресв. Богородицы с Превечным Младенцем а з другую тои [надпись] «млеко Пречистые Богородицы» и взимают и посылают православным царем да князем и святителем и прочим правоверным людем на исцеление» (ЧОИДР. 1882. Кн. 1. Особые приписки. С. XV-XVI). И. Е. Забелин считал эту реликвию разновидностью обычной просфоры (Забелин. 2000. С. 17. Примеч. 2), однако правильнее сравнивать ее с евлогиями, глиняными штампами или ампулами, предназначенными для паломников, посещающих храмы, стоящие на местах евангельских событий.

Как «млеко Пречистой Богородицы» также почитались белые фракции пористого камня из Молочной пещеры (Грота), в к-рой Св. Семейство, по преданию, остановилось на пути своего бегства в Египет (теперь в черте Вифлеема; топоним «млечный вертеп» приводят составители описаний св. мест XIX в., указывая, что он находился в неск. шагах от «Вифлеемского монастыря» - базилики Рождества Христова). Третьим местом происхождения реликвий могла быть пещера Вифлеемских младенцев. Согласно Хождению Трифона Коробейникова в 1593 г., «Ирод царь избивал младенцы с матерми за Христа и от матерних сосец млеко течаше на землю; а земля та мягка и бела и старцы Еросалимские называют тое землю «млеко Пречистыя»» (Забелин. 1884. С. X; Моршакова. 2001. С. 152; Св. Земля в рус. искусстве: Кат. М., 2001. С. 130; Стерлигова. 2003. С. 123).

Реликвии «млека Пречистой Богородицы» имели широкое распространение и почитание во всем христианском мире. «Частица молока блаженной девы Марии» хранилась в имп. дворце в К-поле и в ряду др. святынь была передана во владение франц. кор. Людовику IX Святому в 1247 г. (Грамота Балдуина II о реликвиях Фаросской церкви / Пер. с лат.: Л. К. Масиель Санчес; предисл.: А. М. Лидов // Реликвии в Византии и Др. Руси: Письменные источники. М., 2006. С. 216). В палеологовскоеи поствизант. время как «млеко Пречистой Богородицы» почиталась святыня, хранящаяся в Вел. Лавре на Афоне, согласно Сказанию хиландарского старца Исаии (1489; по списку ТСЛ. № 793 - ПДПИ. 1882. Т. 30) и согласно Сказанию о Св. горе Афонской игумена Пантелеимонова монастыря Иоакима (1560-1562), написанному по благословению митр. Макария (ГИМ. Син. № 272. Л. 383-410, скоропись XVII в.; РНБ. Кир.-Бел. № 28 (842). Л. 72 об.- 113, кон. XVI в.; см. также: ЧОИДР. 1846. № 4. С. 332).

В Др. Руси наиболее ранние известные частицы «млека» хранились в мощевиках из Суздальско-Нижегородского княжества: это наперсные иконы-мощевики кнг. Марии, супруги кн. Даниила Борисовича (1409/10), и кн. Иоанна Данииловича (1413/14), с дополнениями кон. XVII - нач. XVIII в. (оба - в ГММК). Вероятно, уже в XV в. в связи с упадком Суздальско-Нижегородского княжества эти реликвии оказались в Москве и стали частью великокняжеской казны как предметы «личной святости». В XVI в. довольно много частиц «млека» хранилось в мощевиках и крестах, в т. ч. царской принадлежности: в панагии царя Иоанна Грозного с камеей на сардониксе (Москва, сер. XVI в.); в наперсном кресте-мощевике с литыми «Распятием» и медальонами (сер. XVI в.); в кресте, вложенном в Соловецкий мон-рь старцами Исааком Шаховым и Даниилом Жданьским (1560) наряду с ризами и поясом Богоматери; в складне С. Трусова (1561); в серебряном золоченом напрестольном кресте для Благовещенского собора, вкладе патриарха Филарета (1622, все - в ГММК). В Дворцовых разрядах упоминаются кресты, подаренные «на благословение» царской семье или, наоборот, из царской казны придворным: благословение инокини-царицы Марфы внуку Алексею, буд. царю Алексею Михайловичу; крест-благословение от патриарха Филарета внуку Алексею в честь его рождения (Забелин. 2000. С. 18, 19); крест, врученный царем Михаилом Феодоровичем боярину Измайлову в качестве свадебного подарка. В 7131 (1612/13) г. Дворцовые разряды, описывая приготовления к свадьбе царевича Михаила Кайбуловича с М. Г. Ляпуновой, указывают на «вскрыванье» подарка жениху от боярина Ф. И. Шереметева: крест с мощами и др. святынями, среди к-рых на 1-м месте - «млеко Богородицы»; крест был взят у стольника Б. И. Морозова, взамен государь приказал сделать такой же крест, «а мощи таковы ж» (Он же. 2003. С. 790). В Образной палате царского дворца, по Описи 1669 г., упоминается «крабица продолговата, невелика, оклеена сафьяном», в к-рой находилось среди др. святынь «млеко», и оставлена помета о том, что 22 сент. 1675 г. «сие млеко положено в животворящеи крест Господень… царевича… Петра Алексеевича»; запись сделана по приказу стольника И. Б. Троекурова; сведения об этом ковчеге сохранились и в записях строительных работ и выдачи материалов из казны в Оружейную палату (Там же. С. 719). В 1638 г. в придел во имя блж. Алексия, человека Божия, собора Алексеевского девичьего мон-ря царем Михаилом Феодоровичем и царицей Евдокией Лукьяновной был вложен серебряный позолоченный крест с «млеком Пречистой» (Токмаков И. Ф. Ист. и археол. описание моск. Алексеевского девичьего монастыря. М., 18962. С. 124). Панагия с «млеком святыя Богородицы» в виде креста, серебряная, золоченая, украшенная сканью, жемчугом, находилась в Тульской архиерейской ризнице, куда попала, очевидно, из Коломны при учреждении Тульской епархии (фотография Н. И. Троицкого опубликована: Памятники искусства Тульской губ.: Мат-лы. М., 1913. Вып. 1. С. 23. Примеч. С. 17).

По описи 40-х гг. XVII в., «млеко Пречистой Богородицы» находилось среди святынь в Троице-Сергиевом мон-ре в виде неск. частиц (РГБ. Ф. 173. II. 225. Л. 93, 94 об.). В Новгороде в составе святынь, вложенных в золотой крест новгородской работы, заказанный митр. Варлаамом Новгородским и Великолукским для новгородского Софийского собора (кон. XVI - нач. XVII в., НГОМЗ) «млеко» находится на 1-м месте. В описи креста 1670/71 г. для новгородского Ростокина Иосифова Предтеченского мон-ря, вложенного его игум. Марфой Пановой, упоминается «часть млека»; «млеко с землею» присутствует среди богатейших вложений в крест, «построенный по обещанию» служащим Новгородского митрополита А. Б. Сназиным для придела Воздвижения Креста Господня ц. прп. Михаила Малеина на Михалицкой ул. (1690, НГОМЗ), и в кресте из Деревяницкого мон-ря (1698, НГОМЗ). В описи новгородского Софийского собора 1749 г. в числе 11 серебряных ковчегов 3-м по счету упоминается ковчег, содержащий «млеко... и часть ризы» (Описи новгородского Софийского собора. Новг., 1993. Вып. 2. С. 44). Этот ковчег упомянут в соборной описи 1833 г.: «В ковчежце маленьком млеко Пресвятыя Богородицы в сосуде стеклянном и часть риз» (Описи имущества Софийского собора 1833 г. / Опубл.: Э. А. Гордиенко, Г. К. Маркина // НИС. 2003. Вып. 9(19). С. 596); возможно, это была святыня, привезенная из Зап. Европы. Обилие жидкостных субстанций под именем «млека Пресвятыя Богородицы» из Италии вызывало раздражение среди части рус. духовенства, было отмечено в указе 1721 г. (Духовном регламенте) как «безделие».

В Зап. Европе наиболее ранние упоминания о реликвиях «млека Богородицы» относятся к XI в. (Clayton M. The Cult of the Virgin Mary in Anglo-Saxon England. Camb., 2002. P. 138). Всего в Зап. Европе известны ок. 69 мест, где находились реликвии. По крайней мере с кон. XI в. такая святыня хранилась в реликварии в соборе Овьедо, согласно картулярию «Liber testamentorum» (нач. XII в.). Гвиберт Ножанский (между 1116 и 1119) упоминал о частице «млека» среди реликвий Ланского собора (хранилась «in columba cristallina») (Guibertus de Novigento. De pignoribus Sanctorum. 3. 3. 4 // PL. 156. Col. 659-660). В англо-нормандском сборнике чудес Девы Марии, составленном Адгаром ок. 1165 г., сообщалось о драгоценном реликварии, сделанном св. Фульбертом, еп. Шартрским, к-рого исцелила Богоматерь с помощью Своего молока (Adgar's Marienlegenden / Hrsg. C. Neuhaus. Heilbronn, 1886. S. 132-135. N 21). Тема исцеления от проказы и др. болезней с помощью струи молока явившейся больному Девы Марии или от Ее статуй развивалась в XIII в. в собраниях Ее чудес, написанных на романских языках. Особым местом почитания реликвий в Италии была ц. Сан-Лоренцо в Монтеварки. Реликвия со св. «млеком» была передана Карлом Анжуйским гр. Гвидо Гверре, правителю Монтеварки, в благодарность за его поддержку в битве при Беневенто (1266). Для ее хранения на рубеже XV и XVI вв. в мастерской семьи делла Роббиа был создан терракотовый реликварий.

Вифлеемские пещеры оставались одним из главных мест паломничества в средневековье и Новое время. Среди изображений, заказанных паломниками и выполненных в технике энкаустической живописи на колоннах базилики Рождества Христова в Вифлееме, сохранился образ Божией Матери в изводе «М.» 30-х гг. XII в. Фрагменты местной глинистой и известняковой почвы, на к-рые ставились оттиски с изображениями Божией Матери с Младенцем, сцены Воскресения Христова и др., в большом количестве привозили из Вифлеема западноевропейские паломники в виде евлогий. Их употребляли как лекарственное средство: разводили в воде и давали пить потерявшим молоко кормящим матерям (MacGregor A. Medicinal «terra sigillata»: A Historical, Geographical and Typological Review // A History of Geology and Medicine / Ed.: C. J. Duffin, R. T. J. Moody, C. Gardner-Thorpe L., 2013. P. 123). Молоко, как правило, появлялось в т. ч. благодаря содержащимся в меловой почве химическим микроэлементам. Подобная практика сохранялась вплоть до нач. XX в., о чем свидетельствуют неск. реликвий из коллекции Уэлкома в Музее науки в Лондоне.

Иконы Божией Матери «М.» на Афоне

Икона Божией Матери «Млекопитательница» («Типикарница») (келия св. Саввы Сербского в Карее, Афон)
Икона Божией Матери «Млекопитательница» («Типикарница») (келия св. Саввы Сербского в Карее, Афон)

Икона Божией Матери «Млекопитательница» («Типикарница») (келия св. Саввы Сербского в Карее, Афон)
Наиболее почитаемый образ Божией Матери в изводе «М.» находится в Карее в келии Типикарница (там хранился типик, или устав, свт. Саввы Сербского), относящейся к мон-рю Хиландар на Афоне. Название «Типикарница» иногда переносят и на саму икону «М.» (Кондаков. 1902). Устное монастырское предание, которое было записано иеросхим. Сергием (Весниным) в 1847 г. и легло в основу Сказаний об иконе, связывает создание образа со Св. землей и, в частности, с именем прп. Саввы Освященного. Перед своей кончиной (532) преподобный оставил образ на попечение братии основанной им лавры близ Иерусалима с наказом в будущем передать его в качестве благословения некоему царственному паломнику из Сербии, соименному прп. Савве. Пророческое завещание исполнилось в 1-й пол. XIII в., когда в Палестину прибыл свт. Савва Сербский, которому братия лавры и вручила икону «М.» вместе с другой иконой Божией Матери - образом «Троеручица». На обратном пути в Сербию свт. Савва оставил образ «М.» в Хиландарском монастыре на Афоне, поместив его в церкви при карейской келии. В качестве особенности почитания иконы отмечалось ее расположение в иконостасе в местном ряду, справа от царских врат, на месте, более типичном для икон Св. Троицы или Спасителя; икона же Спасителя помещена слева от царских врат. Согласно повести о чудотворных иконах Хиландара XVI в., в то время, видимо, ее называли Иерусалимской: «...которыя ж святыя иконы принес из Ерусалима святыи Сава, архиепископ Сербьский» - и совершали с ней крестный ход на Благовещение (ГИМ. Хлуд. № 147 Д. Л. 94 об.; Турилов А. А. Рассказы о чудотворных иконах монастыря Хиландар в рус. записи XVI в. // Чудотворная икона в Византии и Др. Руси. М., 1996. С. 524). Празднование образу «М.» было установлено 12 янв.- в день памяти свт. Саввы Сербского.

На иконе в карейской келии представлено поясное изображение Божией Матери с полулежащим на Ее правом локте Младенцем, Которого Она поддерживает обеими руками. Сын обеими ручками обхватывает правую грудь Матери. На голове Богородицы - царский венец, к-рый поддерживают 2 ангела. Иеросхим. Сергий (Веснин), впервые описавший икону, отмечал, что «очертание ликов Богоматери и Богомладенца выразительно, прекрасно в собственном церковном стиле, это лучший образец византийской школы, редкой здесь в настоящую пору» (Сергий (Веснин). 2006. С. 315). Напротив, по мнению Кондакова, отрицавшего существование извода «М.» в визант. искусстве, эта икона «могла быть сербскою копией итальянского оригинала, выполненной в XIV столетии» (Кондаков. 1910. С. 38). Лазарев высказал предположение о том, что под слоями записей на иконе из карейской Типикарницы может быть обнаружена живопись визант. письма. А. В. Рындина полагает, что икона или ее прототип могли быть созданы в Дубровнике, находившемся на пересечении культурных традиций Греции, Италии, готического искусства Европы. Б. Милькович связал возможное происхождение иконы с образом «М.» в росписи ц. Пресв. Богородицы Одигитрии Печской Патриархии. Известно, что икона извода «М.» в кон. XVII в. была заказана Максимом, монахом Печской Патриархии, позднее проживавшим при афонской карейской келии (Миљковић. 2011). В 2005-2006 гг. была проведена реставрация иконостаса Типикарницы, в т. ч. образа Божией Матери «М.» (Зековић, Гулан. 2010).

О почитании иконы на православном Востоке свидетельствуют серб. и греч. списки XVII-XVIII вв. (Пятницкий. 2014. С. 169-170; напр., список 1769 г. в собр. ГЭ, см.: Афонские древности: Кат. выст. из фондов Эрмитажа. СПб., 1992. Кат. 54). В XIX в. получили распространение гравированные оттиски с изображением «М.», печатавшиеся для паломников. Медная печатная доска с образом «М.», выполненная афонским иером. Гавриилом с о-ва Скопелос в 1871 г., сохранилась в США в собрании ун-та Дж. Мэдисон в Харрисонберге, шт. Виргиния (Brooks S. T. An Engraved Copper Plate of the Virgin Galaktotrophousa: Images from the Holy Mountain in the Modern Age of Reproduction // The J. of Modern Hellenism. 2009/2010. Vol. 27. P. 131-152).

Икона Божией Матери «Млекопитательница». Сер. XIX в. (Ильинский скит на Афоне)
Икона Божией Матери «Млекопитательница». Сер. XIX в. (Ильинский скит на Афоне)

Икона Божией Матери «Млекопитательница». Сер. XIX в. (Ильинский скит на Афоне)
Чтимый список иконы Божией Матери «М.» из карейской Типикарницы находится в др. афонской обители - Илии пророка мужском скиту близ Кареи. В 1842 г. монах Ильинского скита Игнатий (Кравченко) получил этот образ от мон. Онисима из мон-ря Ватопед в обмен на список Казанской иконы Божией Матери. Этой же иконой настоятель Ильинского скита иеросхим. Паисий благословил в 1848 г. мон. Игнатия на поездку в Россию для сбора пожертвований. Мон. Игнатий взял икону с собой, во время пребывания в России образ прославился чудесами в Харькове, Туле, Ельце и Москве (Феннелл, Троицкий, Талалай. 2011). Московский ктитор Ильинского скита Н. В. Лепёшкин пожертвовал для иконы серебряную позолоченную ризу с жемчугом, в С.-Петербурге к ней были добавлены драгоценные камни на полях; позднее к обороту иконы была прикреплена серебряная пластина с описанием чудес, происшедших от образа (Пятницкий. 2014. С. 171-173). Ныне икона помещена перед царскими вратами в Никольской ц. Ильинского скита. Особенностью образа и его списков являются изображения свт. Николая Чудотворца и св. Иоанна Предтечи в овальных медальонах на фоне по обеим сторонам от Божией Матери.

Чтимые списки икон «М.» находятся и в др. мон-рях Афона (напр., в Григория преподобного монастыре на Афоне) и за его пределами (чтимый образ Божией Матери «М.» написан на сев. стене нижней пещерной церкви в Герасима Иорданского монастыре близ р. Иордан, где, по преданию, останавливалось Св. Семейство по пути в Египет).

Иконы Божией Матери «М.» в России

Древнейшим памятником «М.» на Русской земле следует считать икону, прославленную как «Блаженное Чрево» (подробно см. в ст. «Блаженное Чрево» икона Божией Матери), или Барловская, к-рая была привезена в Москву в 1392 г. и хранилась в Благовещенском соборе Московского Кремля (не сохр.). Красное платье, золотое шитье на платье и подушке, золотые звезды, к-рыми расшит мафорий, и даже шитые узоры, повторяющие араб. вязь, роднят икону с произведениями итал. мастеров XIV-XV вв. С иконы в 40-50-х гг. XVI в. была написана копия, на которую был перенесен оклад оригинала XIII-XV вв.- древнейший образец раннемосковской эмали, скани в соединении с золотоордынской басмой и техникой зерни (некогда в Новодевичьем мон-ре Москвы, ныне в Оружейной палате, ГММК). Л. А. Щенникова, занимаясь историей почитания икон кремлевского Благовещенского собора, собрала все высказанные гипотезы о происхождении Барловской иконы, а также указала, что с нее была сделана икона-список в размер пядницы (наместница) (Щенникова. 1999).

По мнению Рындиной, «Богоматерь Барловская» была «обратным переводом Хиландарской Типикарницы св. Саввы Сербского» из карейской келии (Рындина. 2002. С. 118). Однако помимо зеркального отображения композиции между образами «М.», происходящими с Афона, и списками икон «Блаженное Чрево» существует ряд иконографических отличий. На Барловских иконах отсутствуют венец, ангелы, фигура Богородицы имеет бо́льшую высоту (изображение поколенное, а не поясное) и представлена в иной позе (Мать держит Сына на коленях, в то время как на афонских списках «М.» Младенец чаще полулежит в складках Ее мафория).

Судя по сохранившейся иконе-копии 1664 г. из суздальского Спасова Евфимиева мон-ря (ныне ГВСМЗ), эпитет «Барловская» при названии иконы является не топонимом, а искажением прилагательного «Хабаровская», которым икона обозначалась в инвентарях и описях дворцовых икон и разного имущества в кон. XVI-XVII в. (Стерлигова И. А. К истории иконы «Богоматерь Одигитрия Иоасафовская» // Иконографические новации и традиция в рус. искусстве XVI в.: Сб. ст. памяти В. М. Сорокатого / Ред.-сост.: О. А. Дьяченко, Л. М. Евсеева. М., 2008. С. 165-166; Маханько М. А. Иконы в царском дворце Московского Кремля сер.- 2-й пол. XVI в. по письменным данным // Московский Кремль XVI ст.: Древние святыни и ист. памятники: Сб. ст. М., 2014. Кн. 2. С. 229-231). Почитание иконы «М.» в кремлевском Благовещенском соборе Москвы привело к созданию прорисей и новых списков, стиль к-рых уже отличался от оригинала, мог быть в духе сев. писем XVII - нач. XVIII в. (прорись Сийского подлинника, иконы из ЦМиАР, из частных собраний) или живоподобного письма, повторяющего стиль мастеров кремлевской Оружейной палаты (икона 2-й пол. XVII в., мон-рь вмц. Екатерины на Синае, икона 2-й пол.- кон. XVIII в. из Вел. Устюга, частное собрание).

Под влиянием западноевроп. и поствизант. образцов к нач. XVIII в. сложился извод «М.», в к-ром Богоматерь показана кормящей Младенца сидя на серпе луны и облаках, в окружении ангелов и в лучах света. На серебряной тарели московской работы из Соловецкого монастыря подобный образ сопровождается текстом: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою» (1701-1710, ГММК; Костина И. Д. Произведения моск. серебряников 1-й пол. XVIII в.: Кат. М., 2003. С. 139. Кат. 110). Извод «М.» в таком варианте приобретал родство с изводами «Благодатное Небо», Остробрамской (Виленской) иконы Божией Матери, нек-рыми вариантами икон Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Крестогорская икона Божией Матери

К числу прославленных икон «М.» в России относится образ, обретенный в 1650 г. в урочище Крестогорск близ совр. дер. Раубичи Минского р-на и обл. Один из местных жителей обнаружил икону на высокой сосне, с ее явлением связали окончание войны со шведами. Во 2-й пол. XVII в. на месте явления был построен деревянный храм, а икона помещена над его царскими вратами. В сер. XVIII в. образ был похищен, но возвращен на место в 70-х гг. XIX в. В 1862 г. на месте деревянной церкви был построен каменный костел, в 1866 г. освященный в правосл. Успенскую ц., к-рая действовала до нач. 30-х гг. XX в. Опись имущества церкви 1866 г. упоминала некую икону Божией Матери, написанную на медной доске «размером 5´ 4 вершка» (Кукуня О. Г. Костел, стоящий в облаках: [О памятнике архитектуры - Крестогорском костеле в дер. Раубичи Минского р-на] // Архитектура и строительство. Минск, 2009. № 1/2(200). С. 76-80). В революционное время икона была утрачена.

Чердацкая (Чердатская) икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Блаженное Чрево». 2-я пол. XVII в. (частное собрание)
Икона Божией Матери «Блаженное Чрево». 2-я пол. XVII в. (частное собрание)

Икона Божией Матери «Блаженное Чрево». 2-я пол. XVII в. (частное собрание)
Известно, что митр. Иоанн (Максимович), возглавлявший в 1711-1715 гг. сибирскую кафедру, привез с собой из Чернигова 2 иконы, одна из которых была списком Ильинской Черниговской иконы Божией Матери, другая - образом Божией Матери «М.». В 1714 г. митр. Иоанн передал икону «М.» князьям ясашных татар, крещенных его предшественником митр. Филофеем (Лещинским), с благословением на постройку ц. в честь Казанской иконы Божией Матери в татар. селище Чердатском на р. Чулым, в 150 верстах от Томска. Икона была написана на полотне, наклеенном на доску в ширину и высоту 11/2 аршина, на оборотной стороне имелась надпись митр. Иоанна: «Благословляю сию икону в Церковь чердацких татар, недавно приявших святое крещение». Согласно описанию, «Святейшая Матерь изображена на ней чудными и ясными красками, достойными небесной красоты, сидящею в саду под масличными деревьями, окруженными решеткой. В шуйце Своей держит и питает Своим млеком предвечного Младенца Сына Своего» (Лавров. 1881. № 19. С. 286-287). Упоминание об изображении сада на фоне иконы может свидетельствовать о ее иконографической близости к поздним (XVIII в.) спискам икон «Блаженное Чрево» (ЦМиАР, ЦАК МДА). Спустя некоторое время после постройки церкви из-за изменения русла реки татар. селище перекочевало, а храм, где находилась икона, остался почти заброшенным на острове посреди реки. Однако в нач. 30-х гг. XIX в. икона прославилась, избавив жителей соседнего с. Зырянского от падежа скота. В 1835 г. Агапит (Вознесенский), еп. Томский, благословил ежегодный крестный ход с иконой из чердатской церкви в с. Зырянское. В то же время прихожане по инициативе церковного старосты А. Басаргаева закрепили полотно с образом на кедровую доску и собрали пожертвования на изготовление медной посеребренной ризы. В 1871 г. церковь дотла сгорела при пожаре, в котором икона, вероятно, погибла. Среди сохранившихся в Сибири списков «М.» известны 2 иконы: в Иркутском художественном музее и в Воскресенском соборе г. Семей (бывш. Семипалатинск), Казахстан. Икона из Иркутского музея восходит по иконографии к образу «Блаженное Чрево», в то время как икона из Семея близка к афонским спискам «М.» (Прохорова. 2011).

Списки афонских икон «М.» в России

Икона Божией Матери «Млекопитательница». 1894 г. (Богоявленский собор в Елохове, Москва)
Икона Божией Матери «Млекопитательница». 1894 г. (Богоявленский собор в Елохове, Москва)

Икона Божией Матери «Млекопитательница». 1894 г. (Богоявленский собор в Елохове, Москва)
П. И. Севастьяновым были привезены цветные кальки с афонских икон, в т. ч. с «М.» (Шевырев. 1850. С. 3). Еще один список этой же иконы был послан в 1860 г. в Курскую губ. Наряду с иконой «М.» в московском Алексеевском мон-ре почиталась икона Божией Матери «Целительница», с которой было связано древнее чудо исцеления больного ребенка, вскормленного каплей «млека Богородицы» (Сон Богородицы; Цветник; Глинка Ф. Н. Таинственная Капля. Берлин, 1861. Т. 1. С. III-IV).

Неск. чтимых списков «М.» связаны с пребыванием прп. Гавриила Афонского в Москве и Одессе. В Одессе привезенный прп. Гавриилом список «М.» хранится в Успенском соборе одесского в честь Успения Пресвятой Богородицы мужского монастыря, на раме иконы помещены частицы риз Спасителя и Пресв. Богородицы (Чудотворные и местночтимые иконы Св. Руси, на земле Украинской просиявшие / Авт.-сост.: игум. Алипий (Светличный). К., 2004. Ч. 1. С. 178-179). Два списка находятся в одесском во имя святого Илии пророка мужском монастыре, возведенном как подворье афонского Ильинского скита, в 3-престольном храме во имя прор. Илии (после постройки храма в 1894-1896 главный престол был освящен в честь иконы Божией Матери «М.», ныне в честь этой иконы освящен правый придел церкви). Один из списков - аналойная икона с надписью на обороте, сделанной самим прп. Гавриилом: «Варваре Ивановне Туробовой в память закладки храма Пр. Илии от настоятеля Афонского Ильинского скита Архимандрита Гавриила 10 ноября 1894 г.».

В Москве список «М.» 1894 г. как благословение настоятеля Ильинского афонского скита прп. Гавриила хранится в Богоявления соборе в Елохове. Икона находится у правого клироса перед главным иконостасом, она выполнена в характерной для афонской иконописной школы того времени академической манере. На ней Богоматерь держит у груди Младенца, Он лежит на Ее руках в складках красного плата и мафория. Богородицу венчают ангелы в диаконских коротких стихарях, в нижних углах помещены медальоны с образами свт. Николая Чудотворца и св. Иоанна Предтечи (Любартович В. А., Юхименко Е. М. Собор Богоявления в Елохове: История храма и прихода. М., 2004. С. 121). Благодаря прекрасному качеству живописи иконописцу удалось передать тесную связь Матери с Младенцем; лику Богоматери придано скорбное выражение, реалистически написана обнаженная грудь, которую обнимает Младенец. Этим икона отличается от копий, на которых св. плоть почти прикрыта, а Божия Матерь показана улыбающейся («Благословение Св. Афонской горы»: К 1000-летию рус. монашества на Афоне: Иконы, рукописи и графика из музейных, библиотечных и частных собр. / Ред.: М. А. Бересенева, Я. Э. Зеленина. М., 2016. С. 69). Подобные иконы могли заключать в себе мощи, как икона ок. 1898 г. из ГЭ (Пятницкий. 2014). Извод «М.» указывается в каталогах печатных икон, к-рые в нач. XX в. можно было приобрести через подворья афонского Ильинского скита в России. Копия XIX в. афонской иконы «М.» из Богоявленского собора является храмовым образом в Богородичном Пантелеимоновом Щегловском тульском мон-ре в честь иконы «М.» Почитание афонских списков «М.» могло вызвать новый интерес к изводу, что привело к появлению икон «М.» на рубеже XIX и XX вв., напр. иконы в окладе ок. 1908 г. (частное собр., С.-Петербург).

Лит.: Шевырев С. П. Афонские иконы визант. стиля в живописных снимках, привезенных в С.-Петербург П. И. Севастьяновым. М., 1850; Собр. гравированных изображений икон Божией Матери и сказания о них. СПб., 1878. С. 26-28. (ОЛДП; 2); Лавров А., прот. Описание иконы Чердацкой Божией Матери и летопись церкви Чердацкой // Томские ЕВ. 1881. Ч. неофиц. № 19. С. 286-291; № 20. С. 316-319; Забелин И. Е., предисл. Послание царя Ивана Васильевича к Александрийскому патр. Иоакиму с купцом Василием Позняковым и Хождение купца Познякова в Иерусалим и по иным св. местам 1558 г. // ЧОИДР. 1884. Кн. 1. С. I-XII, 1-32 (отд. паг.); он же. Домашний быт рус. народа в XVI и XVII ст. М., 2000. Т. 1. Ч. 2. С. 17; 2003. Т. 3: Мат-лы; Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. СПб., 1902. М., 2004р. С. 172-173; он же. Иконография Богоматери: Связи греч. и рус. иконописи с итал. живописью раннего Возрождения. СПб., 1910. С. 35-39. Рис. 26, 27; он же. Иконография Богоматери. СПб., 1914. Т. 1. С. 255-258; Каталог хромолитогр. св. изображений и именных икон, а также живописных икон на кипарисовых досках, книг, брошюр, листков, афонских масл и пр. / Изд. Рус. Ильинского скита на Св. Горе Афон. Од., 19044. С. 8, 18, 19; Сказания о чудотворных иконах Божией Матери, именуемых «Млекопитательница». К., 1908; Лихачев Н. П. Ист. значение итало-греч. иконописи, изображения Богоматери в произведениях итало-греч. иконописи и их влияние на композиции нек-рых православных рус. икон / Изд. Имп. Рус. археол. об-ва. СПб., 1911. С. 34, 208-209; Миљковић-Пепеќ П. Умилителните мотиви во бизантиjската уметност по Балканот и проблемот на Богородица Пелагонитиса // Зборник на Археолошкиот музей. Скопье, 1958. Сб. 2. С. 1-27; Wessel K. Koptische Kunst: Die Spätantike in Ägypten. Recklinghausen, 1963; Ђуриђ В. J. Дубровачка сликарска школа. Београд, 1963; Лазарев В. Н. Этюды по иконографии Богоматери // Он же. Визант. живопись. М., 1971. С. 275-329; Сычев Н. П. Икона Божией Матери Млекопитательница // он же. Избр. тр. М., 1977. С. 43-61; Effenberger A. Die Grabstelle aus Medinet-el-Fajum: Zum Bild der stillenden Gottesmutter in der koptischen Kunst // Forschungen und Berichte Staatliche Museen zu Berlin. 1977. Bd. 18. S. 158-168; Bonani G. P., Bonani S. B. Maria lactans. R., 1995; Langener L. Isis lactans - Maria lactans: Untersuchungen zur coptischen Ikonographie. Altenberge, 1996; Williamson B. A. The Virgin Lactans and Madonna of Humility: Image and Devotion in Italy: Metz and Avignon in the XIII and XIV cent. L., 1996; Щенникова Л. А. Иконы-пядницы и иконы-таблетки придворной церкви // Благовещенский собор Московского Кремля: Мат-лы и исслед. М., 1999. С. 122-153; Христианские реликвии в Московском Кремле: Кат. выст. М., 2000; Cutler A. The Cult of the Galaktotrophousa in Byzantium and Italy // Idem. Byzantium, Italy and the North: Papers on Cultural Relations. L., 2000. P. 164-189; Mother of God: Representation of the Virgin in Byzantine Art / Ed. M. Vassilaki. Mil., 2000; Моршакова Е. А. Крест воздвизальный // Сохраненные святыни Соловецкого мон-ря: Кат. выст. М., 2001. Кат. 40. С. 150-153; она же. Древнерус. мелкая пластика: Наперсные кресты, иконы и панагии XII-XV вв.: Кат. М., 2013. Кат. 41, 42. С. 200-207; Рындина А. В. Барийские мотивы в интерпретации образа Николы Чудотворца в России // Искусствознание. М., 2002. Вып. 2/02. С. 117-119; Стерлигова И. А. Священные вложения в новгородских напрестольных крестах XVI-XVII вв. // Ставрографический сб. М., 2003. Кн. 2. С. 118-119, 120-121, 123, 124, 126; Skalova Z. The Icon of the Virgin Galaktotrophousa in the Coptic Monastery of St. Antony the Great at the Red Sea, Egypt: A Preliminary Note // East and West in the Crusader States: Context, Contacts, Confrontations / Ed. K. Ciggaar, H. Teule. Leuven, 2003. Vol. 3. P. 235-264; Zibawi M. L'arte copta: l`Egitto cristiano dale origini al XVIII sec. Mil., 2003. P. 89-90. Ill. 100-102, 144, 145; Mathews Th. M., Muller N. Isis and Mary in Early Icons // Images of the Mother of God: Perceptions of the Theotokos in Byzantium / Ed. M. Vassilaki. Aldershot, 2004. P. 3-12; Сергий (Веснин), иеросхим. Сочинения и письма Святогорца. М., 2006. Т. 1. С. 314-315; Byzantium: Faith and Power (1261-1557). N. Y.; etc., 2006; Православная икона России, Украины, Беларуси: Кат. выст. М., 2008. С. 82-83; Зековић С., Гулан J. Иконостас испоснице Св. Саве освећеног у Кареjи: Конзерваторско рестаураторски радови // Гласник Друштва конзерватора Србиjе. Београд, 2010. Бр. 34. С. 147-149; Прохорова Т. В. Сибирские иконы Богоматери Млекопитательницы // Мир науки, культуры, образования. Горно-Алтайск, 2011. № 2(27). С. 17-22; Феннелл Н., Троицкий П., Талалай М. Ильинский скит на Афоне. М., 2011. С. 41, 55, 157-159; Миљковић Б. Икона Богородице Галактотрофусе из испоснице Св. Саве у Кареjи // На траговима В. J. Ђурића / Уред. Д. Медаковић, Ц. Грозданов. Београд, 2011. С. 177-184; Ene D-Vasilescu E. A Case of Power and Subversion?: The Fresco of St. Anna Nursing the Child Mary from the Monastery of Zaum // Bsl. 2012. Vol. 70. N 1/2. P. 241-271; Пятницкий Ю. А. Список иконы «Богоматерь Млекопитательница» из скита св. Ильи на Св. Афоне в коллекции ГЭ // ВИД. 2014. Т. 34. С. 165-192; Schaefer L. The Iconography of the Madonna Lactans in The XIIIth and XVIth Centuries Italian Art: Lithurgy and Devotion: Diss. L., 2014.
А. А. Климкова, М. А. Маханько