Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МАКЕДОНИЯ
Т. 42, С. 615-649 опубликовано: 21 декабря 2020г.


Содержание

МАКЕДОНИЯ

[Греч. Μακεδονία; македон. и серб. Македониjа; тур. Makedonya], историческая область на Балканском п-ове, охватывающая сев.-зап. часть совр. Греции (Эгейская М.), Республику Македония (Вардарская М.), юго-зап. часть Болгарии (Пиринская М.), побережья Охридского оз. и оз. Преспа на территории Албании. По своему рельефу и природным условиям М. делится на внутреннюю горную область (Верхняя М.) и приморскую равнину (Нижняя М.).

Македония в доисторический период

Наиболее ранние свидетельства пребывания человека на территории М. относятся к эпохе палеолита. Окаменелый человеческий череп, обнаруженный в 1960 г. в пещере Кокинес-Петрес близ Петралоны на п-ове Халкидики (Греция), имеет возраст ок. 150-250 тыс. лет и соответствует переходному типу от homo erectus к homo sapiens. К палеолиту археологи относят орудия труда, найденные в пещерах Голема-Пешт, Макаровец и в Осоговских горах (Республика Македония) (Mitrevski. 2003. P. 15-16; Shalamanov-Korobar L. First Palaelithic Researches in R. Macedonia (FYROM): The Cave Golema Pesht Near the Village Zdunje: Prelim. Results // The Palaeolithic of the Balkans / Ed. A. Darlas, D. Mihailoviќ. Oxf., 2008. P. 85-92).

Многочисленные археологические комплексы на территории М. хронологически охватывают весь доисторический период, за исключением эпохи мезолита. Древнейшее ранненеолитическое поселение земледельцев в этом регионе находится в Неа-Никомидии близ Верии (VII тыс. до Р. Х.). На территории Республики Македония выявлено почти 180 неолитических стоянок (Mitrevski. 2003. P. 18), а в Юго-Зап. Болгарии - 53, гл. обр. в долине р. Струма (Стримонас) (Grebska-Kulowa M., Kulow I. Prehistorical Sites in the Middle Struma River Valley Between the End of the 7th mill. B. C. and the Beginning of the 1st mill. B. C. // The Struma/Strymon. 2007. Р. 279). Концентрация поселений значительно возросла в кон. VI - нач. V тыс., они распространились по всему региону. На всей территории М. наблюдается унификация керамики (Kotsakis. 2007. P. 9). В кон. V - нач. IV тыс. следы неолитических поселений в М. почти полностью исчезают. Мн. поздненеолитические стоянки не были снова заселены, в других запустение длилось неск. веков (Мандало у подножия горного массива Пайко, Ситагри близ Драмы).

Несмотря на мнение ученых о переселении племен с севера на юг в конце бронзового века, археологические данные указывают на континуитет поселений бронзового века в течение еще нескольких веков. В регионах за пределами долины Вардара (Аксьоса) - Пелагонийском и Охридско-Преспанском - многие элементы культуры бронзового века продолжали развиваться на протяжении переходного периода к железному веку, но к кон. XI в. туда проникает влияние гальштатской культуры железного века (Mitrevski D. The Beginning of the Iron Age in Macedonia // The Struma/Strymon. 2007. P. 449), носителями к-рой были фригийские племена. В железном веке концентрация поселений была даже больше, чем в османский период. Появились курганные погребения аристократии, распространялись т. н. македон. ритуальная бронза и золотые погребальные украшения (в т. ч. маски): найдены в Требениште близ Охрида (VII-VI вв.), в некрополе в крепости Охрида, в Беранци близ Битолы, в Радолиште и в окрестностях Гевгелии. Погребения знати с золотыми погребальными масками, перчатками и сандалиями соответствуют некрополю в Синдосе близ Фессалоники (кон. VI в.). Македонский археолог Н. Проева высказала мнение, что в окрестностях Охрида проживали энхелеи (или энгеланы) (Strabo. Geogr. VII 7 8), которые относились не к иллирийским, а к македонским племенам, а позднее - дассареты (Proeva N. The Engelanes/Encheleis and the Golden Masks from Trebenishte Culture // Homage to Milutin Garašanin. Belgrade, 2006. P. 561-570).

Образование Македонского государства

Первоначально название Македония обозначало область между реками Лудьяс и Аксьос. Постепенно ее границы расширились до рек Стримонас и Альякмонас. Опираясь на лит. источники (Фукидид, Геродот, Страбон), можно утверждать, что эту территорию в разное время заселяли фригийские, фракийские, иллирийские и македон. племена. Происхождение языка македонян до сих пор вызывает острые дискуссии. Высказывались гипотезы, о том что он являлся самостоятельным индоевроп. языком, родственным греческому и фригийскому, или что он представлял собой смесь греческого, иллирийского и фракийского языков, или возник на основе иллирийского. Открытие археологами в последние десятилетия массового эпиграфического материала в М. позволяет утверждать, что язык македонян относился к числу греч. диалектов. Но исследователи не пришли к единому мнению, принадлежало ли наречие македонян к эолийскому или к дорическому диалекту, или содержало черты их обоих. Есть теория о существовании 2 диалектов у македонян: одного - родственного эолийскому, другого - дорическому. Согласно другой теории, на дорическом диалекте говорила только элита (Παναγιώτου Α. Η θέση της Μακεδονικής // Ιστορία της ελληνικής γλώσσας: Από τις αρχές έως την ύστερη αρχαιότητα / Επιμ. Α.-Θ. Χριστίδης. Θεσ., 2000. Σ. 319-325). В наст. время преобладает т. зр., что македоняне говорили на сев.-зап. разновидности дорического диалекта (Crespo. 2012; Mendez Dosuna. 2012).

Правившая в М. династия Теменидов вела свое происхождение из Аргоса на Пелопоннесе (или, возможно, из Аргос-Орестико в Орестиде), поэтому также называлась династией Аргеадов. В нач. VII в. до Р. Х. племя македонян, проживавшее в Эматии (ныне Иматия), стало расширять свою территорию, вытесняя местные племена, и заселило Эордею, Боттиею, Пиерию и Алмопию. До VI в. до Р. Х. в силу географического расположения М. была изолирована от Юж. Греции; социальная структура и политическая организация носили архаический уклад. Наивысшего расцвета столица М. Эги достигла в VI-V вв. до Р. Х., что подтверждают предметы роскоши, найденные в некрополе. В V в. до Р. Х. переселенцы из Юж. Греции основали Метону, Сану, Скиону, Потидею, Акант и другие города на побережье Пиерии и п-ова Халкидики. Корабельный лес, росший в горах М., вывозился для строительства флота во мн. полисы Юж. Греции, в т. ч. в Афины.

Пелла, столица Македонского государства
Пелла, столица Македонского государства

Пелла, столица Македонского государства
Во время персидского вторжения царь Александр I (498 или 495 - 454 или 452 гг. до Р. Х.), не имея достаточных сил для сопротивления, был вынужден признать власть Дария I и Ксеркса. После поражения персов Александр I проводил политику сближения с греческими полисами и способствовал распространению греч. культуры в М., за что получил прозвище Филэллин. При нем границы М. расширились на севере за счет обл. Алмопия, на западе - Эордеи, а на востоке - Крестонии, Мигдонии, Бисалтии и достигли Стримонаса. Сюзеренитет Александра I признали Элимея, Орестида и Линкестида.

Политику Александра I по экономическому укреплению и централизации гос-ва продолжили его преемники, особенно царь Архелай (419 или 413-399 гг. до Р. Х.). К царскому двору были приглашены известнейшие мастера того времени, среди них живописец Зевксис, поэты Хирил и Агафон, музыкант Тимофей, а также Еврипид, последние трагедии которого были написаны и поставлены здесь же. В кон. V в. до Р. Х. Архелай перенес столицу ближе к морю, в г. Пелла, который в то время имел выгодное стратегическое положение как порт и важнейший транспортный узел по пути из Юж. Греции в Иллирию и во Фракию. Эги сохранили за собой статус религ. центра, где проводились важнейшие церемонии и праздники, там же находился царский некрополь. Др. религ. центром был Дион у подножья Олимпа, в к-ром проводились атлетические состязания и театральные представления в честь Зевса и муз.

В 393/2 г. до Р. Х. царь дарданов Бардил, объединивший под своей властью ряд племен Юж. Иллирии, разграбил всю М. Он даже временно изгнал царя Аминту III (394/3-370), который был вынужден просить помощи у фессалийцев. В 383/2 г. до Р. Х., вероятно, последовало 2-е, менее удачное вторжение дарданов. В 360-359 гг. на М. совершили набег юж. пеонийские племена. В 359 г. Пердикка III (365-360) выступил в поход на Бардила, но его войско было разбито, и он погиб в бою. Его малолетнего сына Аминту IV отстранил от власти брат Пердикки Филипп II.

Правление Филиппа II (359-336 гг. до Р. Х.)

В начальный период правления перед Филиппом II стояли задачи защиты сев. границ от вторжений иллирийцев и фракийцев и распространения македон. влияния в греческих городах п-ова Халкидики. Он одержал победу над Бардилом, заключив мир, по которому иллирийцы ушли из Верхней М. и отказались от части территорий в районе Охридского оз. В 359 г. Филипп II основал Гераклею Линкестидскую, в 357 г. захватил Пидну, в 355-354 гг. завоевал Пеонию. В сер. 50-х гг. IV в. до Р. Х. он стал продвигаться на восток вдоль фракийского побережья Эгейского м., захватил Амфиполь и район богатых золотых и серебряных Пангейских рудников, основал города Филиппы (356) и Филиппополь (342/1, ныне Пловдив). В 353 г. Филипп разрушил Метону, а в 348 г.- Олинф, главный город Халкидского союза. Т. о., при Филиппе территория М. расширилась и включала п-ов Халкидики, все греческие города-полисы на фракийском побережье Эгейского м., земли фракийцев на востоке, иллирийцев - на западе и пеонов - на севере.

В результате реформ Филиппа II М. превратилась в одно из сильнейших гос-в того времени, что привело к установлению в 338-337 гг. до Р. Х. македон. гегемонии в Греции. Филипп основывал города в М. и переселял в них жителей из племенных поселков. Особое внимание он уделял разработке рудных и золотых месторождений. Филипп осуществил масштабное строительство в Эгах (дворец, укрепления акрополя, театр и др.). В этом городе он был убит в театре во время празднования своего триумфа. Важнейшим результатом раскопок в Эгах стало открытие в 1977 г. археологом М. Андроникосом гробницы Филиппа II. Македон. гробницы - особый тип захоронений с т. зр. конструкции, украшения и богатых погребальных даров. Обнаружено ок. 100 таких памятников, большинство расположены в центр. М. Они представляют собой подземные прямоугольные одно- или 2-камерные помещения с полуциркульным сводом, сложенные из блоков туфа. Мрамором декорированы лишь отдельные детали. Фасад был оформлен фронтоном или архитравом, иногда пилястрами. Над погребением насыпался курган. Ряд памятников снаружи и изнутри был украшен росписями с богатой цветовой гаммой. Гробницы македон. типа найдены также на территории Республики Македония (напр., гробница IV в. в Старо-Бонче, к-рая, по мнению местных археологов, принадлежала местной пелагонийской династии (Кеп[ески] К. Старо Бонче // Македонска енциклопедиjа. Скопjе, 2009. Т. 2. C. 1420)) и Албании (гробница в дер. Сельца-э-Поштме близ Поградца).

Эллинистический период

Амфипольский лев. Погребальный монумент посл. четв. IV в. до Р. Х.
Амфипольский лев. Погребальный монумент посл. четв. IV в. до Р. Х.

Амфипольский лев. Погребальный монумент посл. четв. IV в. до Р. Х.
Походам Александра Великого (336-323 до Р. Х.) в Азию предшествовала война с восставшими сев. племенами (335-334 до Р. Х.). Молодой македон. царь разбил фракийцев у горы Эмон (ныне Шипка), племена трибаллов и гетов на Дунае и иллирийцев, возглавляемых сыном Бардила Клитом, в битве при Пелионе. После стабилизации ситуации в стране Александр начал военную кампанию против Персии. Восточные походы Александра значительно повлияли на развитие М. Она оказалась в центре мировых событий и стала ядром огромной державы. Впечатление от успехов Александра среди современников было столь велико, что царь и его страна появились в поздних книгах ВЗ. В Книге прор. Даниила империя Александра упоминается как «царство медное» в описании сна Навуходоносора (Дан 2. 39), а также, вероятно, в образе барса в видении Даниила (Дан 7. 6). Сам Александр упоминается как могущественный царь (Дан 11. 3), а также как козел, шедший с запада по всей земле. Когда сломался его большой рог, то на его месте появились 4 новых (Дан 8. 5-8). Краткое описание правления Александра дано в 1 Макк 1. 1-7. Некоторое время М. жила за счет награбленных на Востоке богатств и увеличения количества рабов. Александр посылал из завоеванных стран на родину разнообразные ценные предметы, отправлял невольников, пригонял скот. Богатые трофеи были привезены в М. военачальниками, офицерами и частично солдатами, возвращавшимися домой после службы в армии Александра и его преемников. Однако в результате этих походов М. потеряла значительную часть своего населения. Мн. воины погибли, нек-рые становились колонистами в вост. городах. Сокращение населения негативно отразилось на внутренней жизни и экономике М., к-рая несколько укрепилась лишь в 1-й пол. III в. до Р. Х., когда страна понемногу оправилась от нашествия галатов.

Во время вост. походов Александр передал управление М. военачальнику Антипатру (335/4-319 гг. до Р. Х.), к-рый успешно справился с выступлениями антимакедон. сил на Балканах, стремившихся свергнуть гегемонию М. Антипатр назначил своим преемником не сына Кассандра, а полководца Полиперхона, что положило начало междоусобицам. После гибели последних представителей царской династии, в кон. IV и нач. III в. до Р. Х., на неск. десятилетий М. стала ареной борьбы между диадохами. Незначительной передышкой было время правления Кассандра (309-297 гг. до Р. Х.), который упрочил свою власть, женившись на сестре Александра Великого Фессалонике.

Несмотря на политическую нестабильность, при диадохах довольно интенсивно развивалось градостроительство. Расширялись старые города и строились новые (в т. ч. поселения военных колонистов) на границах гос-ва, на важнейших стратегических путях и вблизи разработок природных богатств. Города создавались посредством синойкизма - переселения в новое место жителей нескольких деревень. Крупнейшими из них были основанные Кассандром Фессалоника и Кассандрия. Им также была создана Гераклея Синтика (близ Петрича, Болгария). При Кассандре важнейшим центром ремесла и торговли оставалась перестроенная и расширенная Пелла. К этому времени относится постройка огромной агоры и богатых домов с мозаичными полами (виллы «Похищения Елены» и «Диониса»). Однако постепенно из-за наноса песка в руслах рек Аксьоса, Альякмонаса и Лудьяса залив, на берегу которого находилась Пелла, превращался в озеро, и в римский период город пришел в упадок. Сухопутный торговый путь шел из Дельф к Понту, через Эдессу, Пеллу и Кассандрию. В кон. III в. до Р. Х. список македонских городов, дававших приют дельфийским послам, включал 31 наименование (Plassart A. Inscriptions de Delphes: La liste des Théorodoques // BCHell. 1921. T. 45. P. 1-87). В эллинистический период процветали Миеза (Лефкадия), Кирр, Бероя (визант. Веррия, совр. Верия). В III в. до Р. Х. М. была полностью эллинизирована, македонский диалект был окончательно вытеснен аттическим.

В 279-277 гг. до Р. Х. М. была опустошена кельтским племенем галатов. Македон. царь Птолемей Керавн (280-278 гг. до Р. Х.) погиб в бою. Борьбу против галатов возглавил Антигон II Гонат, сын Деметрия I Полиоркета, сумевший объединить значительную часть македон. сил. Победа над галатами помогла ему утвердиться в М. Долгое правление Антигона II Гоната (277-239 гг. до Р. Х.) стало временем внутреннего и внешнего укрепления М. При Антигонидах М., сильная эллинистическая держава, постоянно вмешивалась в дела Греции и претендовала на роль гегемона среди греческих гос-в. Сначала Антигону пришлось вести тяжелые оборонительные войны с Эпиром и галатами. Часто происходили столкновения с фракийцами и иллирийцами. Антигон подчинил Фессалию и Пеонию, где основал г. Антигония (близ Неготино, Республика Македония).

Фракийцы и иллирийцы нападали на М. в правление Деметрия II (239-229 гг. до Р. Х.) и Антигона III Досона (229-221 гг. до Р. Х.). Последний восстановил македонский контроль над районами Фессалии, к-рые были захвачены этолийцами, и успешно отразил нападение дарданов, утвердив влияние М. в Юж. Греции. В 224 г. был образован Эллинский союз, а Антигон III был избран его стратигом-автократором с неограниченными полномочиями. После захвата Спарты он получил известие о новом вторжении дарданов в М. и, вернувшись на север, разгромил иллирийцев в кровопролитном сражении, но спустя несколько недель скончался. Иллирийцы продолжали свои набеги на М. и при Филиппе V (221-179 гг. до Р. Х.). Он был вынужден строить укрепления на сев. и зап. границах. В 217 г. до Р. Х. Филипп V начал войну с иллирийским царем Скердиледом, который был рим. союзником и опустошал македон. земли. Филипп V завоевал Дассаретию и отделившиеся от М. районы Пеонии, были захвачены Стобы (известные с архаического периода) и Билазора (близ с. Кнежье, возникла в раннюю классическую эпоху), после чего главным городом пеонов стал Астиб (ныне Штип). Утверждение римлян в Иллирии представляло угрозу для М. и привело к началу 1-й Македонской войны (215-205 гг. до Р. Х.). М. оказалась в тяжелом положении в результате 2-й Македонской войны (200-197 гг. до Р. Х.). Согласно мирному договору, заключенному в 197 г. до Р. Х. после поражения в битве при Киноскефалах, Филипп V отказался от всех владений вне М., уплатил контрибуцию, сдал Риму весь флот, кроме 6 кораблей, обязался сократить армию до 5 тыс. чел. и не воевать с союзниками Рима. После поражения в войне Филипп V предпринял ряд экономических мер: увеличил налоги, начал вести разработки неиспользованных рудников, для восполнения численности населения переселил большое количество фракийцев в М. Он совершил успешные походы против фракийских племен (одрисов, бессов, дентелитов, медов). Во время подготовки похода против дарданов в 179 г. до Р. Х. Филипп V умер. Его сын, царь Персей, во время 3-й Македонской войны (171-168 гг. до Р. Х.) был разбит римлянами в битве при Пидне (168 г. до Р. Х.). Гос-во Антигонидов утратило независимость и было разделено римлянами на 4 округа. Первый из них находился между реками Нестос (Места) и Стримонас (столица - Амфиполь); 2-й - между Стримонасом и Аксьосом (столица - Фессалоника); границами 3-го округа на востоке служили Аксьос и залив Термаикос, на юге - р. Пиньос, а на западе - горный массив Вермион (столица - Пелла); 4-й округ включал Верхнюю М. (столица - Гераклея Линкестидская). Возможно, в 168 г. до Р. Х. македон. владения включали Скупи (Hammond, Griffith. 1995. Σ. 105; с этим не согласна Ф. Папазоглу - Papazoglou. 1988. P. 71), где римляне устроили военный лагерь, но не смогли надолго удержаться под напором сев. племен (Wiseman J. Scupi // The Princeton Encyclopaedia of Classical Sites. Princeton, 1979. P. 815 до Р. Х.). Округа не имели собственных армий и выплачивали половину прежних податей Риму. Их жители не могли вести торговлю друг с другом, вывозить строевой лес, разрабатывать серебряные и золотые рудники. Все македон. чиновники были переселены с семьями в Италию, а округами управляли олигархические советы. После восстания Андриска (149-148 гг. до Р. Х.), выдававшего себя за сына Персея, М. окончательно лишилась независимости и стала рим. провинцией.

Лит.: Шофман А. С. История античной Македонии. Каз., 1960. Ч. 1; Cloché P. Histoire de la Macédoine jusqu'а d'Alexandre le Grand (336 avant J.-C). P., 1960; Hammond N. G. L. A History of Macedonia. Oxf., 1972-1988. 3 t.; Σιαμπανοπούλου Κ. ᾿Αιανή: ῾Ιστορία, τοπογραφία, ἀρχαιολογία // Μακεδονικά. Θεσ., 1974. τ. 14. Σ. 441-443; Дремсизова-Нелчинова Ц. Археологически паметници в Благоевградски окръг. София, 1987; Ανδρόνικος Μ. Βεργίνα: οι Βασιλικοί τάφοι και οι άλλες αρχαιότητες. Αθήνα, 1988; Тодорова Х., Вайсов И. Новокаменната епоха в България. София, 1994;Hammond N. G. L., Griffith G. T. Ιστορία της Μακεδονίας. Thessal., 1995. T. 1; Τουλούμης Κ. Παλαιολιθική Μακεδονία // Corpus. 2001. Т. 23. Ιαν. Σ. 34-39; Mitrevski D. Prehistory in Republic of Macedonia - F. Y. R. O. M // Recent Research in the Prehistory of the Balkans / Ed. D. V. Grammenos. Thessal., 2003. P. 13-72; Akamatis I. e. a. Pella and its Environs. Athens, 2004; Τουλουμάκος Ι. Ιστορίκα των τάφων της Βεργίνας. Θεσ., 2006; Kotsakis K. Prehistoric Macedonia // The History of Macedonia / Ed. I. Koliopoulos. Thessal., 2007. P. 1-21; Sverkos I. K. Macedonia in the Classical and Hellenistic Periods // Ibid. P. 23-49; The Struma/Strymon River Valley in Prehistory. Sofia; Düss., 2007. Vol. 2; Παπαευθυμίου-Παπανθίμου Α. Εισαγωγή στους πολιτισμούς της προϊστορίας. Θεσ., 2007; Λιλιμπάκη-Ακαμάτη Μ. e. a. Το αρχαιολογικό Μουσείο Πέλλας. Αθήνα, 2011; Crespo E. Γλώσσες και διάλεκτοι στην αρχαία Μακεδονία // αρχαία Μακεδονία. Γλώσσες, ιστορία, πολιτισμός. Θεσ., 2012. Σ. 53-64; Mendez Dosuna J. Η αρχαία Μακεδονική ως Ελληνηκή διάλεκτος: Κριτική επισκόπηση της πρόσφατης έρευνας // Ibid. Σ. 65-78; αιγές: Η Βασιλική μητρόπολη των Μακεδόνων. Αθήνα, 2013.
З. М. Розинская

Римская эпоха

Рим. пров. Македония с центром в Фессалонике занимала значительно бо́льшую территорию, чем бывш. Македонское царство. В нее были включены Юж. Иллирия с греч. городами Аполлония и Эпидамн (Диррахий) на адриатическом побережье и вся балканская Греция за исключением Афин и Спарты. Вост. границей служила р. Нестос. Сев. граница, по меткому выражению Цицерона, проходила там, где чувствовалась сила рим. оружия (Marcus Tullius Cicero. Works / Transl. N. H. Watts. L., 1964. Vol. 14. P. 248). Сев. часть Республики Македония была завоевана римлянами позднее и вошла в пров. Мёзия. Для обеспечения коммуникаций римляне между 146 и 120 гг. до Р. Х. проложили Эгнатиеву дорогу (via Egnatia), которая соединила Диррахий с Византием и проходила через Лихнид, Никею (близ совр. с. Доленци), Гераклею Линкестидскую (близ Битолы), Эдессу, Кирр, Пеллу, Фессалонику, Аполлонию, Аретусу, Амфиполь, Филиппы, Неаполь и Акутисму. От нее ответвлялись 2 др. важные дороги - из Стоб через Скупи (ныне Скопье) в Сингидун (ныне Белград), а также из Стоб через Астиб (ныне Штип) и Павталию (ныне Кюстендил) в Сердику (ныне София). Новая провинция сразу же заняла исключительное положение в системе рим. провинций благодаря богатству ресурсов и своему важному стратегическому положению. В провинции размещалась регулярная римская армия, гражданскую и военную власть осуществлял назначаемый сенатом претор. До образования пров. Мёзия М. являлась пограничной областью, защищавшей от нападений варваров Центр. Грецию. Значительную внешнюю опасность до 80-х гг. до Р. Х. представляли кельтское племя скордисков и фракийские племена, а в 87-85 гг. М. была занята войсками понтийского царя Митридата VI Евпатора. В 48 г. до Р. Х. М. стала ареной гражданской войны между Цезарем и Помпеем. Осенью 42 г. в битве при Филиппах армия Марка Антония и Октавиана Августа разбила войска Брута и Кассия.

Население М. в рим. период оставалось неоднородным: вместе с греками и римлянами здесь проживали иллирийцы, галаты и фракийцы (влияние к-рых было особо ощутимо в вост. части М.). Во II-I вв. до Р. Х. в македон. городах возникли евр. общины. Рим. присутствие усилилось со 2-й пол. I в. до Р. Х., когда были основаны рим. колонии - поселения рим. ветеранов в Филиппах, Дионе, Кассандрии и в неск. километрах к западу от разрушенной землетрясением 90/80 г. до Р. Х. Пеллы, а также автономный муниципиум в Стобах (Nigdelis. 2007. P. 61). Возникший в 168 г. до Р. Х. на месте дарданского поселения рим. военный лагерь Скупи был отстроен в кон. I в. до Р. Х. и в 84/5 г. по Р. Х. преобразован в рим. колонию.

В 27 г. до Р. Х. пров. Македония была преобразована в сенатскую, а ее территория значительно уменьшена: теперь она включала Юж. Иллирию и историческую М., граничившую с запада с Эпиром, а с юга - с Фессалией. К 10 г. до Р. Х. пров. Македония стала играть роль военной базы, размещенные на ее территории легионы были выведены из подчинения проконсула и переданы под командование имп. легата Мёзии. В 15 г. по Р. Х. имп. Тиберий объединил Македонию и Ахайю в одну имп. провинцию под упр. имп. легата Мёзии. В 44 г. имп. Клавдий восстановил статус М. как сенаторской провинции в границах 27 г. до Р. Х. В правление имп. Клавдия снова появились сведения о «Союзе македонян» (κοινὸν τῶν Μακεδόνων), возникшем при последних Антигонидах. Он представлял собой общественный орган управления с центром в г. Бероя и служил посредником между местной аристократией и рим. администрацией. «Союз македонян» действовал в основном не в политической, а в социальной и религ. сферах. Однако в его составе отсутствовали представители иллирийской части провинции и рим. колоний. Это связано с меньшей урбанизацией Верхней М., где большую роль играли местные ассамблеи (напр., «полития» с центром в г. Лика на о-ве Айос-Ахилиос на оз. Микри-Преспа и «койнон» орестов с центром в Аргос-Орестикон). Страбон отмечает, что если в период Македонского царства в Верхней М. было много городов и она была «густо населена», то в ранний римский период ее «большая часть пустынна и обитаемые области представляют лишь селения и развалины» (Strabo. Geogr. VII 327).

Ап. Павел в ходе 2-го миссионерского путешествия посетил М. в сопровождении апостолов Луки, Силы и Тимофея. Осенью 49 г. они прибыли на корабле в Неаполь (ныне Кавала), несколько дней проповедовали в Филиппах, где в результате возникла 1-я в М. христ. община. Из Деяний апостолов известно имя одной из принявших христианство жительниц Филипп - Лидия (Деян 16. 14). Расположенная слева от агоры т. н. темница ап. Павла, почитаемая христианами уже с V в., на самом деле представляет собой цистерну рим. периода (Γκουτζιούδης Μ. Καινοδιαθηκικές Μελέτες με την Συνδρομή της Αρχαιολογίας. Θεσ., 2012. Σ. 42). Через Амфиполь и Аполлонию ап. Павел со спутниками пришел в Фессалонику. Там он провел более продолжительное время, 3 субботы проповедуя в синагоге, и «некоторые из них (иудеев.- Авт.) уверовали и присоединились к Павлу и Силе, как из еллинов, чтущих Бога, великое множество, так и из знатных женщин немало» (Деян 17. 4). Но из-за противодействия иудеев его проповеди ап. Павел был вынужден ночью бежать в Берою (Деян 17. 10). Во время пребывания в Фессалонике апостолы жили в доме Иасона (см. в ст. Иасон и Сосипатр). По поздневизант. преданию, он находился на месте мон-ря Влатадон, где в память об этом ап. Павлу посвящен юж. придел монастырского собора. В Берое иудеи были «благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием» (Деян 17. 11), в результате «многие из них уверовали, и из Еллинских почетных женщин и из мужчин немало» (Деян 17. 12). Однако из-за происков фессалоникийских иудеев ап. Павел покинул Берою и отправился в Афины (Деян 17. 14). В дальнейших путешествиях среди спутников ап. Павла упоминаются Сосипатр Пирров из Берои (Деян 20. 4), фессалоникийцы Аристарх и Секунд (Деян 20. 4; 27. 2), македонянин Гаий (Деян 19. 29), который, по преданию, отраженному у Оригена, стал 1-м епископом Фессалоники (Orig. Comm. in Rom. X // PG. 14. Col. 1289). Согласно каталогу апостолов Псевдо-Дорофея (VII-VIII вв.), епископом Фессалоники был ап. Силуан (Vitae prophetarum. 1907. S. 136), а по Римскому Мартирологу - ап. Аристарх (MartRom. P. 321). В «Апостольских постановлениях» 1-м епископом Берои назван ап. Онисим (Const. Ap. VII, 46), а в каталогах апостолов - ап. Карп (Vitae prophetarum. 1907. S. 125, 142). В нач. 50-х гг. в Македонии проповедовали апостолы Тимофей и Ераст, посланные ап. Павлом (Деян 19. 22). Адон, архиеп. Вьеннский, считает Ераста епископом г. Филиппы (PL. 123. Col. 193). Но ряд исследователей (Θεοχαρἱδης. 1980. Σ. 37) предполагают, что христ. общину Филипп возглавил ап. Епафродит, названный Феодоритом Кирским апостолом Филиппийцев (Theodoret. In 1 Cor. 12. 28 // PG. 82. Col. 329). В 55 г. ап. Павел вторично посетил М. по пути из М. Азии в Коринф (Деян 20. 1-2). Его точный маршрут неизвестен, но, видимо, проповедь апостола охватила значительную территорию, т. к. в Послании к Римлянам ап. Павел сообщает, что «благовествование Христово распространено мною… до Иллирика» (Рим 15. 19). В следующем году, возвращаясь из Коринфа, ап. Павел отмечал Пасху в Филиппах (Деян 20. 6). Ок. 67 г. через М. прошел направлявшийся в Ахайю ап. Андрей Первозванный. Он проповедовал и совершал чудеса в Филиппах и в Фессалонике (Деяния апостола Андрея / Предисл., пер. и коммент.: А. Ю. Виноградов. М., 2004. С. 61-69), а также рукоположил во епископа М. ап. Урвана (Vitae prophetarum. 1907. S. 120, 137; SynCP. Col. 177). В нач. II в. через М. проходил путь сщмч. Игнатия Богоносца из Антиохии в Рим. Он останавливался в Филиппах. Из Послания сщмч. Поликарпа Смирнского к филиппийцам известно, что тот пересылал им послания Игнатия, а послания христианской общины Филипп - в Сирию (Polycarp. Ad Phil. 13). Сщмч. Поликарп также упоминает о пострадавших за Христа в Филиппах Зосиме и Руфе (Idem. 9). Эпиграфический материал свидетельствует, что во II в. христ. община существовала в Эдессе (Θεοχαρἱδης. 1980. Σ. 39).

В 86 г. пров. Мёзия была разделена на Нижнюю и Верхнюю с центром в Скупи. При имп. Антонине Пии (138-161) границы пров. Македония были расширены за счет Фессалии. На месте мигдонийского г. Аполлония при Антонинах существовала значительная рим. колония.

С 250 г. начались набеги готов на М., в 253, 262/3 и 268 гг. они осаждали Фессалонику. Впосл. поселение готов в пограничных областях в качестве федератов не смогло обеспечить устойчивый мир.

С разделением в 293 г. империи на 4 зоны (тетрархия) М. оказалась под упр. Галерия. Столица этой части империи находилась в Сирмии (ныне Сремска-Митровица), но Галерий перенес резиденцию в Фессалонику, где построил дворец, триумфальную арку, ипподром и мавзолей. В 298/9 г. там был устроен монетный двор.

В 297 г. в результате реформ имп. Диоклетиана М. превратилась в небольшую провинцию в границах исторической области М. (без Юж. Иллирии и Фессалии) в составе диоцеза Мёзия, одного из 12 диоцезов, на к-рые этот правитель разделил империю. Столицей новообразованной пров. Дардания стала Скупи. Имп. равноап. Константин I Великий продолжил реформу Диоклетиана, создав крупнейшие адм. единицы - префектуры, каждая из которых включала несколько диоцезов. В префектуру Италии, Иллирика и Африки вошел Иллирик, состоявший из диоцезов Мёзия и Паннония (впосл. Мёзия была разделена на 2 диоцеза - Македония и Дакия; по мнению одних исследователей, это произошло до 327, согласно другим - в 369 или 372). В 322-323 гг. во время приготовлений к войне с Лицинием Константин Великий устроил в Фессалонике большую искусственную гавань для своего флота. В 324 г. после поражения Лициний был отправлен в ссылку в Фессалонику.

Базилика вмч. Димитрия в Фессалонике. V–ХХ вв.
Базилика вмч. Димитрия в Фессалонике. V–ХХ вв.

Базилика вмч. Димитрия в Фессалонике. V–ХХ вв.
Во время гонений в нач. IV в. значительное число христиан пострадали в Фессалонике: мученицы Агапия, Хиония и Ирина, мч. Александр, сщмч. Александр Пиднский, мц. Анисия, вмч. Димитрий Солунский, мч. Домнин, мч. Лупп, мц. Матрона, мч. Нестор, мученики Феодул и Агафопод и др. Уроженцы М. претерпевали мучения за Христа и в др. городах: напр., мц. Васса из Эдессы - в Кизике, сщмч. Мокий из Амфиполя - в Византии. До утверждения христианства в качестве гос. религии пострадали мученики Авкт, Таврион и Фессалоникия в Амфиполе, мч. Флорентий - в Фессалонике. Ряд имен фессалоникийских мучеников, отсутствующих в греческих календарях, указан в лат. Мартирологах. Однако сведения в них дошли с большими искажениями и не всегда ясны. Напр., в качестве места страдания мучеников Авундия, Александра, Антигона и Фортуната Римских, Татиана, Макария, Севериана, Калана и Ианнуария (пам. зап. 27 февр.) в одних источниках указана Фессалоника, а в других - Рим. Ингениан, Сатурнин, Парфен, Дионисий, Панфер и Александр (пам. зап. 1 апр.) названы в италийской редакции Мартиролога блж. Иеронима (1-я пол. V в.) фессалоникийскими мучениками, но И. Делеэ считает, что указание «в Фессалонике» относится к мученицам Агапии, Хионии и Ирине, также отмеченным под этой датой. Сирийский Мартиролог 411 г. упоминает Фронтона и 3 др. христиан, принявших вместе с ним мученическую кончину в Фессалонике, по-видимому, в нач. IV в. В груз. календаре под 2 июля содержится память 36 егип. мучеников, пострадавших в Фессалонике в 305-311 гг. при Галерии. Из них по именам названы только Павел, Вил, Теон (Феон) и Герон (Ирон). В Житии этих мучеников упоминается пострадавший незадолго до них в Фессалонике старец Анфим (Θουντούλης ᾿Ι. ῎Αγνωστοι ῞Αγιοι τῆς Θεσσαλονίκης: Οἱ ῞Αγιοι καλλίνικοι μάρτυρες Παῦλος, Βήλον, Θέων, ῞Ηρων καὶ οἱ σὺν αὐτοῖς (2 ᾿Ιουλίου) // ΓΠ. 1993. Τ. 746. Σ. 15-27).

Македония в ранневизантийский период (IV - сер. VI в.)

Ротонда св. Георгия в Фессалонике. IV–V вв..
Ротонда св. Георгия в Фессалонике. IV–V вв..

Ротонда св. Георгия в Фессалонике. IV–V вв..
На I Вселенском Соборе (325) присутствовали епископы Фессалоникийский и Стобыйский, но это не значит, что не существовало других епископий, напр., были известны Амфипольская, Филиппийская, Эдесская и Пелльская (Θεοχαρἱδης. 1980. Σ. 39). При имп. Константине Великом существовала и кафедра в г. Аретуса на п-ове Халкидики (SynCP. Col. 565-567). Занимавший ее сщмч. Марк пострадал за Христа в правление имп. Юлиана Отступника (361-363). Значительно большее число македон. епископий было представлено на Сардикийском Соборе (343), известно об участии епископов Фессалоники, Филипп, Диоклетианополя (ныне Аргос-Орестико), Гераклеи Линкестидской, или Гераклеи Линкской близ оз. Микри-Преспа, Партикополя (ныне Сандански, Болгария), Диона, Берои, Паллены, или Пеллы, Лихнида (Mansi. T. 3. Col. 43-50). В числе участников Собора упоминается еп. Скупи Паригорий. В 16-м правиле Сардикийского Собора приведены слова еп. Аэтия Фессалоникийского о том, что его «Фессалоникийская митрополия велика, и ...часто приходят в оную из иных епархий пресвитеры и диаконы, и не довольствуясь кратковременным пребыванием остаются, и всегдашнее жительство тамо имеют, или едва после весьма долгого времени принуждены бывают возвратитися к своим церквам» (Idem. Col. 38). В агиографических источниках упоминается еп. Тивериопольский Тимофей, пострадавший вместе с 15 христианами при Юлиане Отступнике в 361 г. (PG. 126. Col. 176).

Согласно Бревиарию Руфа Феста (между 369 и 372), в диоцез Македония входили провинции Македония, Ст. и Нов. Эпир, Превалитана, Фессалия, Ахайя и Крит. Относившиеся к исторической области М. Орестида и Элимиотида с городами Диоклетианополем и Кесарией (ныне Эани) были переданы Фессалии. В 375 г., после смерти Валентиниана I, из префектуры Италии, Иллирика и Африки была выделена префектура Иллирик (столица - Сирмий). В 379 г. имп. Грациан для удобства ведения военных действий против готов передал вост. часть Иллирика (т. е. диоцезы Дакия и Македония) под упр. Феодосия I Великого. Во время кампаний против визиготов и остготов Феодосий I сделал Фессалонику своей штаб-квартирой (379/80). Там он принял крещение от Фессалоникийского еп. Асхолия, к-рый стал имп. советником во время подготовки ко II Вселенскому Собору в 381 г. По словам Созомена, в это время «иллирийцы вообще не разделяли Ариевых мыслей» и «до Македонии все Церкви единомышленны, что Бога-Слово и Святого Духа чтут они наравне с Отцом» (Sozom. Hist. eccl. VII 4). В 380 г. Феодосий I издал в Фессалонике эдикт, в к-ром никейское вероисповедание провозглашалось единственно верным. Видимо, при Феодосии I построенный Галерием мавзолей (Ротонда) был преобразован в церковь (см. Георгия Победоносца великомученика церковь в Фессалонике).

С формированием иерархической структуры церковных кафедр вся префектура Иллирик вошла в сферу церковной юрисдикции Рима. Епископ Фессалоники, как адм. центра, являлся главным среди епископов М. После того как в 379 г. часть Иллирика была выделена из состава Зап. Римской империи, Римские епископы старались создать на его территории Фессалоникийский викариат, подчиненный Риму. Относительно точного времени образования викариата существуют разногласия, исследователи связывали его учреждение с деятельностью Римского еп. Дамаса I, Сириция, и, что наиболее вероятно, Иннокентия I (см. подробнее в ст. Фессалоникийская митрополия).

В 379-380 гг. Феодосием I была образована пров. Македония Салютарис (Κωνσταντακοπούλου. 1984. Σ. 55-60, 74-79; ранее, согласно Папазоглу, ее создание датировалось ок. 386), к-рая охватывала сев.-зап. часть М. Эта провинция просуществовала всего неск. десятилетий. А. Констандокопулу предположила, что она была отменена вскоре после 395 г., в любом случае в 412 г. она уже не существовала.

В сент. 380 г. Грациан снова объединил Иллирик и управлял им от имени малолетнего Валентиниана II. После гибели Грациана в 383 г. Италия, Африка и Иллирик перешли под власть Феодосия I до признания летом 384 г. Валентиниана II совершеннолетним.

Феодосий I останавливался в Фессалонике в 387 г. перед походом на имп. Магна Максима. В 388 г., одержав победу, Феодосий I сосредоточил реальную власть в империи в своих руках. Варвары-наемники Магна Максима после гибели последнего укрылись в труднодоступном районе в устье Аксьоса и несколько лет занимались грабежами. В 390 г. фессалоникийцы подняли восстание и убили начальника готского гарнизона Бутериха. Находившийся в Медиолане Феодосий I дал приказ о массовом избиении горожан. Состоявшие на имп. службе готы убили на ипподроме 7 (или 17) тыс. чел. Свт. Амвросий Медиоланский обличил императора и отказывался служить в его присутствии. В результате Феодосий I принес публичное покаяние. В 391 г. префектура Италии, Иллирика и Африки была поделена между Валентинианом II (Италия) и Феодосием I (Иллирик, Африка). В 391 г., возвращаясь из Италии через Фессалонику, имп. Феодосий I уничтожил терроризировавшие М. отряды сторонников Магна Максима. После смерти в 392 г. Валентиниана II Феодосий I планировал в будущем разделение империи между своими сыновьями на Западную и Восточную. Префектура Иллирик должна была отойти к вост. части империи (закон от 28 июля 392). Однако необходимость согласованных военных действий против вождя вестготов Алариха, который после смерти Феодосия I вышел из подчинения имп. власти, привела к заключению в кон. 395 - нач. 396 г. соглашения между регентом Стилихоном и имп. Аркадием, в результате к-рого Иллирик был разделен: зап. части империи был передан диоцез Паннония, а вост. части - префектура Вост. Иллирик (диоцезы Дакия и М.) с главным городом Фессалоникой. Окончательно Запад отказался от притязаний на Вост. Иллирик только в 424 г.

В 421 г. по просьбе епископов Вост. Иллирика имп. Феодосий II издал рескрипт об их подчинении К-полю. Несмотря на протесты Римских епископов, титулование Фессалоникийского митрополита викарием стало формальностью.

В нач. V в. возникла Пиднская епископия, к сер. V в. епископские кафедры существовали в Кесарии (упом. в 431), Добере (ныне Стар-Дойран; упом. в 449), Кассандрии (упом. в 449), Серрах (упом. в 449), Баргале (упом. в 451; близ совр. с. Горен-Козяк, к юго-востоку от Штипа) и, видимо, несмотря на то, что в письменных источниках нет сведений, в Никее (упом. в 879).

Когда в 427 или 437 г. к Вост. Иллирику была присоединена Паннония, центр префектуры был перенесен в Сирмий и находился в нем до захвата этого города гуннами под предводительством Аттилы (441 или 442). Нападения гуннов и др. варваров на М. продолжались в 454, 493, 499 и 517 гг.

В 473 г. король остготов Теодемир в поисках лучших земель оставил Паннонию и двинулся в М. Он достиг Фессалоники и заключил выгодный договор с императором, по к-рому остготы получили право расселиться в Эвропе, Кирре, Пелле, Берое, Метоне, Пидне и Дионе. Столицей остготов стал Кирр. Сын Теодемира Теодорих Великий в 479 г. захватил и разорил Стобы, а затем направился к Фессалонике. После того как имп. Зинон откупился от Теодориха (200 ливров золота, провизия на год и выделение места для расселения готов в Павталии (ныне Кюстендил)), тот отступил и направился на запад: взял Гераклею Линкестидскую, не смог овладеть Лихнидом, но захватил Диррахий. Дальнейшие переговоры с Зиноном не имели успеха, и в 482 г. Теодорих разорил провинции М. и Фессалия. По соглашению с Зиноном (484) остготам были предоставлены земли в Мёзии и прибрежной Дакии. После нового конфликта с готами в 486 г. визант. дипломатия направила устремления Теодориха в сторону Италии.

Между 479 и 482 гг. для военно-стратегических целей в связи с нашествием готов Теодориха была образована пров. Македония Вторая (Papazoglou. 1988. P. 96; по мнению Констандакопулу, это произошло между 441 и 449 гг.- Κωνσταντακοπούλου. 1984. Σ. 77). Она включала 8 городов: Стобы, Аргос (ныне Водоврати к югу от Велеса), Астрайон (или Тивериополь, ныне Струмица), Гераклею Линкестидскую, Баргалу, Армонию (ныне Калата близ г. Македонска-Каменица), Келенидин (возможно, ныне Виница) и Запару (возможно, ныне Крупиште). Македонией Первой управлял консулярий, а Македонией Второй - презид. Ее территория была разделена, одна частично отошла Македонии Первой, другая - Внутренней Дакии между 535 и 545 гг. В 535 г. Македония Вторая упоминается в 11-й новелле Юстиниана I среди провинций, переданных из юрисдикции Фессалоникийского митрополита в ведение архиепископа Юстинианы Первой (Н. Дакия, Прибрежная Дакия, Мёзия Первая, Дардания, Превалитана, Македония Вторая и часть Паннонии Второй), а в 545 г. она уже не фигурирует в 31-й новелле, в которой дается новый список этих провинций. Согласно 31-й новелле, архиепископия Юстинианы Первой подчинялась папе Римскому. В кон. VI в. в результате нападений аваров и начавшейся славянской колонизации Балканского п-ова перенесенный в Юстиниану Первую центр префектуры Иллирик был возвращен в Фессалонику. Префектура окончательно исчезает в сер. VII в. в результате захвата большей части Иллирика славянами и изменения адм. устройства Византийской империи.

Ранневизантийские памятники М.

История Сосанны. Роспись восточного кладбища в Фессалонике. 2-я пол. IV в.
История Сосанны. Роспись восточного кладбища в Фессалонике. 2-я пол. IV в.

История Сосанны. Роспись восточного кладбища в Фессалонике. 2-я пол. IV в.
Октагон в Филиппах. IV в.
Октагон в Филиппах. IV в.

Октагон в Филиппах. IV в.
Число храмов IV-VI вв., сохранившихся на территории М., весьма значительно. В основном они сосредоточены в митрополии - в Фессалонике: 11 базилик, ротонда, 2 октагональных храма (один из них устроен в октагоне дворца Галерия), 2 крестово-купольных (собор монастыря Осиос Давид и постройка между улицами Айиас-Софиас, Эврипиду и Иасониду), триконх в пригороде Калитея, 10 отдельно стоящих мартириев и евктирий, построенный на месте римских терм (Καζαμία-Τσέρνου Μ. Ι. Μνημειακή Τοπογραφία της χριστιανικής Θεσσαλονίκης: Οι ναοί 4ος - 8ος αιώνας. Θεσ., 2009. Τ. 1). Христ. гробницы зап. и вост. некрополей Фессалоники украшены фресками не только с растительным орнаментом и изображениями крестов, но и со сценами из ВЗ и НЗ (напр., гробницы Евсторгия и Сосанны). Древнейшие из них датируются III в., но большинство относится к IV в. В крупных городских центрах Эгейской М. также обнаружено по неск. церковных строений: в Веррии - 5 базилик, в Амфиполе - 4 базилики V-VI вв. и гексагональный храм VI в., в Филиппах - 3 базилики V-VI вв. и октагон, посвященный ап. Павлу, IV в., в Эдессе, Дионе, Никити на п-ове Ситония - 3 базилики и т. д.

В Пиринской М. на территории Болгарии начиная с 90-х гг. ХХ в. ведутся интенсивные раскопки, в результате к-рых выявлен ряд важных раннехрист. памятников. Наиболее значительным церковным центром в этом регионе был Партикополь, где обнаружены 9 базилик (из них древнейшие - базилика I (сер. IV в., перестроена в V в.) и базилика IV (базилика Анфима) с баптистерием (2-я пол. IV в., атриум, V в.)), а также раннехристианский некрополь IV-VI вв. с гробницами, которые украшены изображениями крестов и растительным орнаментом, выполненными в технике фрески и сходными с росписями раннехрист. гробниц в Фессалонике и Сердике (Petrova S. On Early Christianity and Early Christian Basilicas of Parthicopolis // Studi sull'Oriente Christiano. R., 2012. T. 16. N 2. P. 100). Раннехристианские базилики находятся также в местности Долно-Градиште близ с. Микрево (3 строительные фазы IV-VI вв.), в Гераклее Синтике (близ Петрича), в Елешнице близ Разлога, в с. Ореша и др. Одноапсидная церковь VI в. обнаружена в с. Дебрен. Города Никополь-на-Несте (близ совр. с. Гырмена; 2 базилики IV в.) и Скаптопара (ныне Благоевград; базилика в квартале Струмско) административно входили в состав пров. Фракия, но географически относятся к Пиринской М.

На территории Республики Македония обнаружено более 300 храмов (Л[илчиќ] В. Базилики, ранохристиjански // Македонска енциклопедиjа. Скопjе, 2009. Т. 1. C. 116): в Стобах находятся 8 церквей (4 внутри города, 4 вне городских стен, древнейшая епископская базилика IV в.), в Охриде и его окрестностях - 5 (поликонх VI в. и 3-нефная базилика на Плаошнике, базилика под собором Св. Софии, 2 базилики вне городских стен - св. Еразма и Студенчишта), в Гераклее Линкестидской - 3, в Винице (возможно, древний Келенидин) - 4, в Баргале - 3; в окрестностях с. Доленцы (видимо, Никея) -3, в Скупи - 2; в Големо-Градиште близ с. Конюх (возможно, Транупара) - 2; в Крупиште (возможно, Запара) - 2; базилики в Тивериополе V в. (с гробницами Тивериопольских мучеников IV в., внутри которых изображения крестов), в Водоче V в., в Демир-Капия (видимо, античное название Стены), в Радолиште V-VI вв., в местности Бегов-Даб VI в., в Керамиднице VI в. и т. д. Большинство храмов представляют собой базилики, редко встречаются иные типы церковных зданий, напр. поликонх в Охриде или ротонды VI в. в Големо-Градиште и Крупиште (Snively C. S. Archaeological Investigations at Konjuh, Republic of Macedonia, in 2000 // DOP. 2002. Vol. 56. P. 297-306; Filipova S. The Influence of Eastern and Western Architectural Models on the Churches Built in the Province Macedonia in the 5th-6th Cent. // Academic J. of Interdisciplinary Studies. R., 2013. Vol. 2. N 3. Р. 425-429).

Лит.: Шофман А. С. История античной Македонии. Каз., 1960. Ч. 2; Θεοχαρίδης Γ. Ι. Ιστορία της Μακεδονίας κατά τους μέσους χρόνους (285-1354). Θεσ., 1980; Κωνσταντακοπούλου Α. Ιστορική γεωγραφία της Μακεδονίας (4ος - 6ος αιώνας): Diss. Ιωάννινα, 1984; Papazoglou F. Les villes de Macédoine à l'époque romaine. P., 1988; Girtzy M. Historical Topography of Ancient Macedonia. Thessal., 2001; Macedonia, Macedones // Brill's New Pauly Encyclopaedia of Ancient World. Leiden; Boston, 2006. Vol. 8. P. 57-79; Korres T. Byzantine Macedonia (324-1025) // The History of Macedonia / Ed. I. Koliopoulos. Thessal., 2007. P. 89-110; Nigdelis P. The Roman Macedonia (168 BC - AD 284) // Ibid. P. 51-87; Филипова С. Ранохристиjански културни центри во Республика Македониjа долж Via Egnatia // Patrimonium. Скопjе, 2010. T. 3. N 7/8. C. 127-148; Καραγιάννη Θ. Γ. Οι Βυζαντινοί οικισμοί στη Μακεδονία μέσα από τα αρχαιολογικά δεδομένα (4ος - 15ος αιώνας). Θεσ., 2010; From Roman to Early Christian Thessalonike: Studies in Religion and Archaeology. Boston, 2011; Δεσπότης Σ. Σ. Η ιεραποστολική περιοδεία του Παύλου στον Ελλαδικό χώρο: Μακεδονία, Ασία. Αθήναι, 2011.
О. В. Лосева

Средние века. Расселение славян; борьба между Византией и Болгарией за М. (VI-VIII вв.)

С уходом большей части остготов ситуация в М. на нек-рое время стабилизировалась. С нач. VI в. на Балканы неоднократно вторгались тюркские племена протоболгар (кутригуры и утигуры), однако их набеги часто не достигали М. При имп. Юстиниане I (527-565) важным проектом социально-экономического возрождения М. стало основание в 535 г. г. Юстиниана Первая на родине императора, к-рый до нач. VII в. оставался новым центром префектуры Иллирик и резиденцией архиепископа (ныне Царичин-Град, Юж. Сербия).

В 540 г. кутригуры напали на Балканы и дошли до М. Они захватили и разграбили Кассандрию на п-ове Халкидики, опустошили Нижнюю М., часть Эллады и окрестности К-поля до Длинной стены. К 548 г. относится 1-е значительное вторжение в М. славян, прошедших с грабежами от Дуная до Диррахия. В 549 г. отряд славян захватил крепость Топир в устье р. Нестос (Места) и получил богатую добычу и пленников. Летом 550 г. славяне с большим войском достигли Наисса (Ниша), но дальнейшее их продвижение на юг в М. остановило визант. войско стратига Германа, и они направились в Далмацию. М. сильно пострадала в 558-559 гг. от набега болгар-кутригуров и славян под предводительством хана Забергана. Прорвавшись через дунайскую границу, одно из соединений войска хана из Фракии направилось к М. и Греции, вновь разграбив ряд областей. Однако, после того как главные силы Забергана были разбиты Велизарием в сражении при Хеттах, а визант. флот на Дунае угрожал заблокировать переправы, они возвратились на север, вернув ромеям бо́льшую часть награбленного (Ioan. Malal. Chron. P. 489-490; Theoph. Chron. P. 233-234). Набеги протоболгар и славян ненадолго прекратились после разгрома их аварами, к-рые ок. 560 г. мигрировали из Азии в восточноевроп. степи.

Нападения славян возобновились в кон. 70-х гг. VI в. По сообщению визант. историка Менандра, в 577 г. славяне грабили Балканы, в т. ч. М. С этого времени нападения возобновлялись почти ежегодно. С нач. 80-х гг. VI в. славяне действовали в союзе с аварами. В это же время в визант. источниках появляются сообщения о постоянных поселениях славян в регионе. Так, согласно историку Иоанну Эфесскому, «они [славяне] прошли стремительно всю Элладу, Солунскую область и всю Фракию и покорили много городов и крепостей. Они опустошали и сжигали, брали пленников и становились владельцами земли. Они оседали на ней, как на своей собственной, без страха. И это они делали там в продолжение 4 лет (581-584) и до сего дня из-за того, что император занят войной с персами и все свои войска направил на восток. По этой причине они распространились по земле, осели в ней и укрепились, так как Бог им позволял. Они совершали опустошения и пожары и брали пленных... И там до дня сегодняшнего они остаются, живут и спокойно пребывают в стране ромеев - люди, которые не смели [ранее] показываться из густых лесов и защищенных деревьями мест и не знали иного оружия, как два или три коротких копья» (Ioan. Ephes. Hist. eccl. VI 25). До кон. VI в. давление славян и авар на Балканы усиливалось. При этом византийцы твердо удерживали пограничные крепости вдоль Дуная и внутренние области Фракии, но Иллирик и М. контролировали уже слабо. Главные силы визант. армии во главе с лучшими полководцами Приском, Коменциолом и др. крайне редко доходили до М. Славяне свободно проникали в долины Аксьоса (Вардара) и Стримонаса (Струмы). Уже в сент. 586 (или 597) г. славяне впервые попытались штурмовать Фессалонику. Осада города продолжалась краткое время, но была неожиданной для населения и потому весьма опасной. Спасение Фессалоники современники приписали заступничеству вмч. Димитрия Солунского, у мощей которого горожане неустанно молились (Lemerle P. Les plus anciens recueils des Miracles de St. Démétrius et la pénétration des slaves dans les Balkans. P., 1979). Эта осада стала началом серии нападений на Фессалонику. Вероятно, к этому времени бо́льшая часть внутренних районов М., отдаленных от морских гаваней, уже не контролировалась византийцами. В 597 г. славяне разорили Скупи (Theoph. Chron. P. 274).

Расселение славян привело к коренным изменениям в этнокультурном облике М. С этого времени регион разделен на 2 зоны, культурно-историческое развитие которых не совпадает. Границы между зонами подвижны; временами то одна, то другая зона усиливается и стремится полностью поглотить другую. Северная, континентальная М. населена слав. племенами и с VIII в. развивается под влиянием не только Болгарского гос-ва, но и др. слав. стран. В XX в. здесь возникла независимая Республика Македония. В Южной приморской М. преобладают греч. население и культура. В средние века Южная М. была важной частью Византийской империи, в нач. XX в. она вошла в состав Греции.

Масштабные этнические перемены привели к упадку городов и древних церковных кафедр в М. После прихода славян многие города были полностью покинуты жителями: Стобы, Амфиполь, Партикополь, Пелла, античный город в Эордее близ Петры и др.; Филиппы превратились в деревню. Нижний город Эдессы был оставлен, жители переселились в верхний город, в крепость, получившую слав. название Воден. Из 180 населенных пунктов раннехрист. периода на территории Эгейской М. в средневизант. период выжил только 51 (καραγιννη. 2010. Σ. 80). Некоторые епископии исчезли вместе с городами; в VI-VIII вв. среди участников различных церковных Соборов все реже упоминаются епископы городов М. Так, епархия Партикополь последний раз упомянута в 451 г. Кафедра Скупи существовала до кон. V в., но затем ее предстоятели не отмечены в источниках до сер. XIV в. Епископы Стоб упоминаются в актах Соборов 451, 553, 681 и 691 гг., но затем исчезают окончательно. После 451 г. на долгое время пришли в упадок Серры. В VII-VIII вв. известна всего одна печать епископа Серр Георгия. Вновь эта кафедра регулярно появляется в источниках лишь с кон. X в. Епископы Кассандрии также исчезают из источников между 2-й пол. V и кон. IX в. Часть кафедр сохранили свои титулы, но местопребывания епископов переместились в новые города, построенные неподалеку от тех, к-рые были оставлены жителями. Так, кафедра Амфиполя перешла в Хрисополь (не позднее нач. IX в.), кафедра Гераклеи Линкестидской - в Битолу, кафедра Пидны - в крепость Китр. Сравнительно стабильным оставалось положение лишь нек-рых кафедр. Помимо Фессалоники, где церковная жизнь не прерывалась, в лучшем положении находились Филиппы, а также Веррия, где кафедра не замещалась между сер. VI и сер. IX в. На месте разрушенных раннехристианских базилик возводились простейшие архитектурные постройки без росписей - небольшие однонефные храмы, занимавшие лишь небольшую часть предшествующих сооружений (Филиппы (базилика В), Торони на п-ове Ситония, Кипия близ совр. г. Элефтеруполи, Просоцани близ Драмы, Сфикья близ совр. Верии, Колхида близ совр. г. Килкис, Врондисмени близ совр. г. Катерини, Палеохори на п-ове Халкидики, Подохори у юго-вост. склона горы Пангей, Потос на о-ве Тасос и др.).

С IX в. по мере развития слав. поселений, возникновения новых границ М. и изменения сети торговых и военных дорог в регионе открывались новые церковные кафедры. В IX в. это были Элефтерополь (или Анакторополь), Кесарополь (суффраганы Филипп), Лета, Драгувития (Другувития, Дрогувития; ее следует отличать от одноименной епископии в Родопах, южнее Филиппополя; в наст. время большинство исследователей считают, что ее кафедра находилась на месте совр. с. Эпископи близ Наусы), Струмица и Полистил, в X в.- Туркия (турками-вардариотами византийцы называли переселенных в Х в. в долину Вардара венгров; предполагают, что кафедра находилась в античном Добере), Сервия, Кастория, Ардамерий (Эркулы) и Иерисс, в XI в.- Великия, Девол, Зихна, Малешево (Моровизд), Моглена, Петра; в кон. XII в.- Кампания (Кастрий; кафедра, видимо, находилась в совр. с. Эпископи в 20 км к северо-востоку от Верии), в XIII в.- Христополь (Кавала), Рентина, Мелник, Сланица (равнина между Пеллой и Эдессой)), в нач. XIV в.- Драма, Эзева (Σταλίδης Κ. Γ. Το Βυζαντινό τοπωνύμιο Σλάνιτσα: Ιστορική, γεωγραφική και γλωσσική θεώρηση // Βυζαντιακά. 2007. Ν 26. Σ. 13-64; Χατζηαντωνίου Ε. Η Μητρόπολη Θεσσαλονίκης από τα μέσα του 8ου αι. έως το 1430. Ιεραρχική τάξη - Εκκλησιαστική περιφέρεια - Διοικητική οργάνωση. Θεσ., 2007. Σ. 134-138, 143-145, 154-159). Появление этих кафедр в основном не было напрямую связано с распространением христианства среди славян в М., эти кафедры возникали в связи с укреплением положения греков в регионе по возвращении Византией земель, утраченных в VII в.

В первые десятилетия VII в., после того, как визант. дунайская граница перестала существовать, расселение славян на большей части континентальной территории М. завершилось. Фессалоника и неск. др. приморских городов оставались своего рода греч. островами посреди слав. моря. В это время в собрании «Чудес св. Димитрия Солунского» появляются первые сообщения об отдельных племенных союзах славян - склавиниях, расположенных в регионе. Это драгувиты, занявшие земли юго-западнее Фессалоники, а также сагудаты - в районе совр. Битолы, Прилепа, Крушева и Велеса. Ок. 615 г. славяне и авары опустошили Наисс и Юстиниану Первую; эти города на долгое время были покинуты жителями. Нападения на Фессалонику возобновлялись неоднократно. Так, согласно «Чудесам св. Димитрия», в 615 г. славяне «окружили Фессалонику со всех сторон. Они приводили с собой свою челядь вместе с пожитками и считали, что, взяв город, они останутся там». После 4-дневного штурма нападающие были отброшены, их вождь Хацон пленен и позже убит. Еще одно нападение произошло 2 года спустя. В этот раз оно было тщательно подготовлено; во главе встал аварский каган.

С сер. VII в. военные кампании византийцев против славян были направлены уже не на вытеснение, а на подчинение их как федератов, обязанных платить дань, или как подданных. В 658 г. визант. имп. Констант II организовал поход против склавиний в долину Стримонаса. Племена стримонцев и ринхинов согласились выплачивать дань империи, часть славян была переселена в М. Азию (Theoph. Chron. P. 347). В 70-х гг. VII в. ринхины во главе с кн. Пребандом попытались взять Фессалонику. Согласно «Чудесам св. Димитрия», план стал известен грекам, которые пленили и убили князя. Тем не менее в продолжение 2 лет племена ринхинов, стримонцев и сагудатов нападали на окрестности Фессалоники и держали город в осаде, а жители голодали. 25-27 июля 677 г. они вновь пытались взять город штурмом, но были отбиты.

С 80-х гг. VII в. рядом со славянами на Балканах стало расселяться тюркское кочевое племя болгар. Ок. 685 г. их группа во главе с ханом Кубером, вероятно братом хана Аспаруха, подняла восстание против авар в Паннонии и вскоре оттуда мигрировала на юг в М., на т. н. Керамисийское поле. Это место пока точно не локализовано, но, вероятно, находилось близ совр. Битолы. Болгары под предводительством Кубера и его приближенного Мавра также вскоре попытались захватить Фессалонику, но вновь безуспешно. В 688 г. имп. Юстиниан II воевал с болгарами и славянами в М. Первоначально ему сопутствовал успех и он подчинил несколько склавиний, но на обратном пути его войско подверглось нападению в ущелье; бо́льшая часть воинов погибла, многие были ранены, а сам император едва успел спастись (Theoph. Chron. P. 364). Место этого боя также не локализовано. Гос-во болгар в М. находилось в стадии формирования. На найденной печати Мавра, сподвижника Кубера, указано, что он был «патрикием и архонтом сермесианских болгар» (т. е. пришедших из района Сирмия); возможно, Мавр в какой-то момент подчинился Византии и получил право управлять болгарами М. Болгары, подчиненные Куберу, упоминаются также в надписи на Мадарском рельефе нач. VIII в. (близ совр. с. Мадара, Сев.-Вост. Болгария) как союзники дунайской Болгарии хана Тервеля. Известно также, что в 719 г. имп. Анастасий II (Артемий), свергнутый и сосланный из К-поля в мон-рь под Фессалоникой, пытался вернуть себе престол и просил помощи хана Тервеля, а также болгар и славян, живших близ города. Заговор Анастасия был подавлен имп. Львом III Исавром, а прибывшие к нему на помощь болгары по требованию Льва вернулись домой (Theoph. Chron. P. 400-401).

В VIII в. визант. власть на побережье Эгейского м. постепенно укрепилась; империи удалось несколько продвинуть свои границы на север и запад от Фессалоники. В 758 г. имп. Константин V «пленил склавинии в Македонии, а остальные покорил» (Theoph. Chron. P. 430). Согласно хронике патриарха Никифора I К-польского (нач. IX в.), в 768 г. имп. Константин принудил слав. вождей освободить греч. население, прежде захваченное славянами и перевезенное в М. с островов Имброс, Тенедос и Самотраки (Niceph. Const. Brev. hist.). В 784 г. имп. Ирина отправила войско в М. во главе с логофетом Ставракием, и после этого похода местные славяне и болгары платили дань империи. Тем не менее области континентальной М. по-прежнему плохо контролировались византийцами. Так, напр., свт. Феодор Студит в одном из писем упоминал, что когда он в 795 г. был направлен в заточение в Фессалонику, ехал в эту область, опасаясь соседнего племени. В 798 г. вождь славян из Велзитии (Верзитии) Акамир участвовал в заговоре против имп. Ирины в К-поле. Заговор был раскрыт, и его участники были казнены (Theoph. Chron. P. 473-474).

Византийская фема Македония

(Военный округ) была создана на территории южнее гор Стара-Планина с центром в Адрианополе (ныне Эдирне, Турция) между 789 и 802 гг. Она охватывала долину р. Марицы (Эвроса) с Верхнефракийской низменностью и Родопами, низовья рек Стримонаса (Струмы) и Нестоса (Месты), побережья Эгейского и части Чёрного морей (Theoph. Chron. P. 475; Zonara. Epit. hist.). Т. о., к нач. IX в. византийцы употребляли географическое понятие Македония весьма широко, обозначая им значительную часть бывш. Фракии. По мнению П. Лемерля, в это время были объединены фемы Фракия и М., существовавшие ранее самостоятельно. Причины смещения названия Македония у византийцев, вероятно, связаны с тем, что после славянизации древней М. бо́льшая часть ее жителей поселилась во Фракии, к западу от К-поля. Визант. писатели IХ в. начали называть Адрианополь Орестией или Орестиадой, что может указывать на то, что у части населения фемы еше сохранялась память о связи с античной М. Так, при визант. дворе в X в. сложилась легенда о происхождении правившей в то время Македонской династии от древнего героя Ореста, сына Агамемнона. Визант. авторы хроник Продолжатель Феофана и Симеон Логофет отождествляли Адрианополь, из окрестностей к-рого происходил основатель династии имп. Василий I Македонянин, с древним Орестийским Аргосом и называли его Орестиадой (Theophanes Continuatus. Chronographia // ГИБИ. 1964. С. 127; Pseudo-Symeon. Chronographia // Там же. Т. 5. С. 175). Мн. позднейшие визант. авторы повторяли эту легенду. Случаи именования византийцами области Фракия или ее части Македонией весьма многочисленны: в «Клеторологии» Филофея (ок. 900), в 7-м письме К-польского патриарха Николая I Мистика царю Симеону Болгарскому от 913 г., в хрониках Продолжателя Феофана, Продолжателя Георгия Амартола, Генесия, Симеона Логофета (все сер. X в.), Иоанна Геометра (кон. Х в.), в Житии св. Афанасия Афонского (вскоре после 1003). В то же время к региону античной М. традиционное название применялось по-прежнему. Так, Иоанн Камениата (нач. X в.) называл свою родную Фессалонику «городом первым в Македонии» (Ioannes Caminiatae. De excidio Thessalonicensi // Там же. T. 5. C. 19). Имп. Константин VII Багрянородный (913-959) в трактате «О фемах» использовал позднеантичную номенклатуру географических терминов и упоминал о префектуре Иллирик и о Македонии Первой и Македонии Второй, а также М. отличал от Фракии.

Существовала также тенденция использования альтернативных названий для региона древней М. Так, напр., в кратком Житии свт. Климента Охридского, составленном Димитрием II Хоматианом (XIII в.), области именуются согласно античным представлениям. Однако одновременно употребляются названия Македонская страна и Солунская страна, что соответствует визант. фемам М. (вокруг Адрианополя), и Фессалоника (город и окрестные земли), впрочем, к тому времени уже исчезнувшим. Во 2-м слав. Житии св. Наума Охридского (XIII-XIV вв.) вместо М. употреблено название «страна Лихнидская». В грамоте болг. царя Константина I Асеня Тиха (2-я пол. ХIII в.), а также в слав. переводе хроники Константина Манасси (ХIV в.) говорится о «Нижней земле Охридской». В слав. традиции, преимущественно болгарской, в XIII-XVI вв. название Македония использовалось почти исключительно для обозначения фемы во Фракии. Так, патриарх Евфимий Тырновский в Житии свт. Илариона Могленского (посл. четв. XIV в.), описывая поход болг. царя Калояна против Византии, отметил, что царь «завоевал немалую часть от земель греков - Фракию, называемую и Македонией», и др. области (Kalužniacki Е. Werke des Patriarchen von Bulgarien Euthymius (1375-1393). W., 1901. S. 56; Стара българска литература. София, 1986. Т. 4: Житиеписни творби / Съст.: К. Иванова. С. 107). В т. н. Болгарской анонимной хронике ХV в. под названиями Романия и Македония понимается район Вост. Фракии: «Турки заняли град Галлиполи и окольные его села, взяли Македонию и так начали воевать, как им было угодно» (Иванов Й. Старобългарски разкази. София, 1935. С. 67). В договоре 1396 г. между серб. правящей семьей Неманичей и игуменом афонского мон-ря Пантелеимоном перечисляются с запада на восток области Византии: Солунь, М. и Анатолия (Законски споменици српских владара средњега века / Ред. С. Новаковић. Београд, 1912. Т. 5. С. 524). В т. н. Дечанском синодике провозглашена анафема еретикам «иже во Македонiи болгарскiи въ Филипополѣх и окрестъ», т. е. речь идет о сев. части бывш. визант. фемы (Мошин В. Сербская редакция Синодика в Неделю Православия // ВВ. 1960. Т. 17. С. 347-348).

М. в составе Болгарского государства (кон. VIII-IX в.)

Болг. влияние в М. стало укрепляться в посл. четв. VIII в. В окт. 774 г. войско болг. хана Телерига двинулось по р. Струма на слав. обл. Верзития (близ совр. Битолы и Велеса) (Theoph. Chron. P. 447). Нападение было отбито славянами, но политика болг. экспансии в М. продолжилась. В 789 г. болг. отряд уничтожил визант. лагерь стратига Филита в районе р. Струмы. В 809 г. хан Крум с большим войском двинулся на юг по долине Струмы, разбил византийцев, взял Сердику и районы Северной М. В 811 г. попытка визант. имп. Никифора I начать массовое переселение греков в долину Струмы, чтобы укрепить на этой территории свою власть, завершилась разгромом византийцев, гибелью императора и бегством греков из долины Струмы. Т. о. болгары установили контроль над частью македон. славян в верхнем и среднем течении Струмы и Месты. Вероятно, по мирному договору 814 г., заключенному болгарами и византийцами на 30 лет, часть завоеваний Крума была возвращена империи.

М. стала ареной активных событий в 837 г. Согласно Житию Григория Декаполита, славяне восстали против Византии возле Фессалоники, на его подавление болг. хан Пресиан направил войско кавхана Исбула. Сведения об этом походе содержит надпись из Филипп (Иванов Й. Български старини из Македония. София, 1970. С. 3-9). Имп. Феофил выделил против восставших малые военные силы во главе с кесарем Алексеем Муселе. Вероятно, близ Филипп, где поставлена надпись, Алексей был встречен болгарами. Ход событий из известных источников неясен, но, вероятно, византийцы даже не вступили в бой с болгарами, и поэтому М. и часть Эпира мирно перешли под власть болгар. Вскоре часть болг. войска была направлена для подкрепления Византии в войне против арабов. В 852 г., когда Борис взошел на болг. престол, вся М., кроме Фессалоники и окрестностей, оставалась под болг. властью. В последующие десятилетия византийцы восстановили сухопутное сообщение между Фессалоникой и К-полем, но продвинуться к северу от побережья не смогли. Завоеванные болгарами земли были разделены на адм. единицы - комитаты. Сев.-вост. районы М., вероятно, сформировали комитат Брегальница, западные - комитат Кутмичевица с центром в Деволе, позже в Охриде, а земли к северу от Фессалоники составили комитат с центром, вероятно, в Струмице (Димитров. 2001. С. 56).

Кутмичевица (Кутмичина, Кутмичиница, Кутминица) как название области встречается лишь в пространном Житии свт. Климента Охридского, написанном архиеп. Феофилактом Болгарским (рубеж ХI и ХII вв.): «А тот, кто воистину являлся Божиим архистратигом Михаилом, а в нашем рассказе именовался Борис... Бог же внушил ему мысль выделить Кутмичиницу из (состава) Котокия, а во главе нее поставил Домета, освободив от управления Утра… придал Домета Клименту… чтобы пользовался им как помощником в осуществлении своих замыслов. Ведь Климент был послан как учитель в Кутмичиницу…» (Флоря Б. Н., Турилов А. А., Иванов С. А. Судьбы кирилло-мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия. СПб., 2000. С. 195-196, 247-251). Согласно Н. Л. Туницкому, название Кутмичевица образовано от слав. слова «кут» (угол) или имеет албан. корни. Др. исследователи полагали, что оно болг. происхождения и переводится как «новополученная земля», «новоприсоединенная земля». Из-за отсутствия этого топонима в др. источниках относительно его локализации возникла острая дискуссия, но с уверенностью можно говорить лишь о том, что Кутмичевица с центром в Деволе располагалась в юго-зап. части Болгарского царства, в нее входили Охрид и Главиница (Коледаров П. Кутмичевица // КМЕ. 1995. Т. 2. С. 487-491; Флоря Б. Н., Турилов А. А., Иванов С. А. Судьбы кирилло-мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия. СПб., 2000. С. 247-248).

Согласно Феофилакту, свт. Климент Охридский в Кутмичевице обучил 3500 учеников, к-рых распределил по всем областям по 300 чел. в каждую. Т. о., очевидно, Кутмичевица делилась на мелкие территориальные единицы, но неясно, какие. Учительство Климента продолжалось 7 лет. Незадолго до интронизации болг. кн. Симеона (893) свт. Климент был рукоположен «первым епископом болгарского языка». Территория его епархии все еще надежно не локализована. В нек-рых памятниках говорится, что Климент надзирал за «третей частью Болгарского царства». Определена южная граница этой части - от Фессалоники до Иерисса («Список Охридских архиепископов» или «Каталог Дюканжа», ХI-ХII вв., см.: Иванов Й. Български старини из Македония. София, 1970. С. 565), что дает важную информацию об устройстве Болгарского гос-ва в этот период, особенно в его юго-зап. областях.

Церковь св. Архангелов в мон-ре равноап. Наума на Охридском оз. X в.
Церковь св. Архангелов в мон-ре равноап. Наума на Охридском оз. X в.

Церковь св. Архангелов в мон-ре равноап. Наума на Охридском оз. X в.
Храмы и мон-ри, созданные в эпоху равноап. Климента и его последователей, сохранились в перестроенном виде или в развалинах: ц. вмч. Пантелеимона в Охриде (893), ц. св. Архангелов в Наума равноапостольного монастыре (ок. 900); X в. датируются руины храмов в Горице и Злести. В это время возобновление церковного строительства зафиксировано и в Центр. М. (напр., ц. ап. Андрея в Перистере, 870-871) и особенно в зап. части М. в Кастории: ц. первомч. Стефана (IX или нач. X в.), ц. св. Таксиархов (IX или X в.), ц. Панагии Кумбелидики (сер. IX или X в.), ц. св. Бессребреников (2-я пол. X или 1-я пол. XI в.) и др. Храм Пресв. Богородицы Контариотиссы VIII в. близ совр. г. Катерини был реконструирован в X в. В этом же веке возник важнейший монашеский центр на Афоне (история афонских мон-рей не рассматривается в этой статье, хотя они и находятся на территории М.). Эпиграфический материал X в. свидетельствует о восстановлении и строительстве крепостей в греч. городах (καραγιννη. 2010. Σ. 83-84). Одновременно с крепостями строились и храмы (напр., 3-нефная базилика в Рендине, X в.).

Центр Западноболгарского царства в М. (70-е гг. X в.- 10-е гг. XI в.)

Кризис Первого Болгарского царства, начавшийся в конце правления царя Петра (927-969), отразился на М. После взятия болгарской столицы Преслава византийцами в 971 г. имп. Иоанн I Цимисхий низложил болгарского царя Бориса II. Византийцы претендовали на захват всего Болгарского царства, но овладели только восточной ее частью. Центр болгарских земель переместился на юго-запад, в М. Здесь болгарская центральная власть уже не действовала, но сохранились структуры провинциальной администрации, война болгар за независимость продолжалась.

Движение болгар возглавили комитопулы - братья Давид, Моисей, Аарон и Самуил, сыновья комита Николая. Движение комитопулов поставило целью возобновление полноценной государственности и Болгарской Церкви. Титулы комитопулов и, следовательно, их статус в болг. обществе в визант. источниках не раскрываются. Хронист Иоанн Скилица (сер. XI в.) лишь однажды называет Самуила монархом; по определению визант. писателя Кекавмена (кон. XI в.), он - «апостат» (предатель) и тиран. Историки Михаил Пселл (кон. XI в.) и Анна Комнина (сер. XII в.) называют Самуила василевсом. В «Хронике попа Дуклянина» сообщается, что Самуил провозгласил себя императором (Алексеев С. В. Летопись попа Дуклянина: Пер. с лат. и коммент. СПб., 2015. С. 64). Тем не менее Самуил и Аарон использовали царские титулы. Ведущую роль играл Самуил, к-рый в Битольской надписи назван самодержавным (Заимов Й., Тъпкова-Замова В. Битолски надпис на Иван Владислав, самодържец български: Старобългарски надпис от 1015-1016 г. София, 1970. С. 33-34, 110). Разделение царской власти продолжалось до смерти Аарона, когда Самуил стал монархом - единовластным царем болгар.

Комитопулы выступили после того, как Цимисхий одержал победу над Киевским кн. Святославом Игоревичем и покинул Болгарию. Но в период до 976 г. об их действиях известно лишь из рассказов немецких хроник о болгарском посольстве к герм. имп. Оттону I в 973 г. Наступление комитопулов на Византию началось после смерти имп. Иоанна Цимисхия в 976 г. Уже в начале войны Давид был убит между Костуром и Преспой некими кочевыми влахами, а Моисей погиб при осаде Серр. Основная власть в М. сосредоточилась в руках Самуила. Между 977 и 979 гг. он обошел с войском бо́льшую часть зап. Балкан, частично подчинил своей власти Фракию, Фессалию, Элладу и Пелопоннес. Один из его походов продолжался 3 года и завершился взятием г. Ларисса (ок. 986), переселением его жителей в М. и перенесением мощей свт. Ахиллия, еп. Ларисского, в Преспу (ныне Айос-Ахилиос на оз. Микри-Преспа). В иерархию обновленного царства вскоре вошел и оставшийся в живых брат болг. царя Бориса II Роман, высланный из К-поля и оказавшийся в М.: вероятно, он получил одну из областей М., видимо близ Скопье. В 1002 г. там же он был пленен визант. имп. Василием II. Самуил до конца жизни боролся за восстановление прежней мощи Болгарского царства. До сер. 80-х гг. X в. болгары наступали и нанесли ряд ударов Византии. В 986 г. повзрослевший визант. имп. Василий II совершил 1-й поход против болгар в М. Византийцы без успеха осаждали Триадицу (Софию), а на обратном пути на перевале Траяновы врата (в Ихтиманском ущелье) их войско было разгромлено Самуилом; Василий спасся бегством в Филиппополь. Византийцы попытались внести раздор в ряды болгар и привлечь на свою сторону Аарона, к-рому тайно обещали невесту из имп. рода. Узнав об этих контактах, Самуил приказал казнить брата и все его семейство (14 июля не ранее 987). В последующие годы болгары, продолжая укреплять свое положение, заняли византийские крепости Сервия и Веррия; болгары продвинулись далеко на восток от М. до Чёрного м., восстанавливая свои прежние владения. Имп. Василий II, занятый войнами на Ближ. Востоке, не мог препятствовать Самуилу и лишь ограничился укреплением Фессалоники, назначив туда дукой Григория Таронита. В 995 г. Самуил напал на Фессалонику и в сражении убил Таронита, пленил его сына Ашота и продвинулся в Фессалию и далее на юг. В 996 г. болгары пленили нового дуку Фессалоники Иоанна Халда и опустошили зап. часть п-ова Халкидики. На п-ове как часть фессалоникийской фемы византийцы создали турму болгар во главе с турмархом Василием Болгарином, куда вошли болгары (или греки болг. происхождения). В 997 г. Самуил потерпел поражение на р. Сперхей (Сперхиос) от визант. полководца Никифора Урана, был тяжело ранен и спасен своим сыном Гавриилом Радомиром (Романом). Дочь Самуила Мирослава влюбилась в пленного Ашота, вышла за него замуж, и оба были отправлены управлять во взятый ранее болгарами Диррахий (Драч). Следующий поход Самуила был на запад, к побережью Адриатического м. Им были сожжены Котор и Дубровник, пленен князь дуклянского княжества Зета Иоанн Владимир, за которого, как за своего вассала, Самуил выдал замуж 2-ю дочь Теодору Косару.

В нач. XI в. успешные военные действия вел имп. Василий II. В 1000 г. его армия захватила Преслав, Преславец и Плиску, тем самым отбив у македон. болгар центры прежнего Болгарского царства. Самуил недостаточно активно действовал в вост. направлении, и в 1001 г. имп. Василий захватил Веррию, Сервию и Воден, восстановил визант. крепости в Фессалии. В 1003 г. он подошел к Скопье и на противоположном берегу реки встретил войско Самуила; перейдя брод, разбил болгар, взял Скопье и пленил сына Самуила Петра. В 1005 г. из-за предательства Ашота Таронита и дочери Самуила Мирославы к византийцам перешел Диррахий. Новый поход Василий предпринял в 1014 г. и одержал победу над болгарами в ущелье Кимвалонг (возле совр. с. Ключ, близ Петрича, Болгария). Самуил бежал в Прилеп. Василий приказал ослепить 15 тыс. болг. воинов, оставив на каждые 100 по одному проводнику с одним глазом. Увидев ослепленных солдат, Самуил умер от сердечного удара 6 окт. 1014 г.

Базилика св. Ахиллия на оз. Микри-Преспа. Кон. X — нач. XI в.
Базилика св. Ахиллия на оз. Микри-Преспа. Кон. X — нач. XI в.

Базилика св. Ахиллия на оз. Микри-Преспа. Кон. X — нач. XI в.
Победа Василия II над болгарами. Смерть царя Самуила. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. XIV в. (Vat. slav. II.)
Победа Василия II над болгарами. Смерть царя Самуила. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. XIV в. (Vat. slav. II.)

Победа Василия II над болгарами. Смерть царя Самуила. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. XIV в. (Vat. slav. II.)
После его смерти власть в Болгарском царстве перешла к его сыну Гавриилу Радомиру. Несмотря на поражение, болгары продолжали борьбу и вскоре убили дуку Фессалоники Феофилакта Вотаниата. Узнав о смерти Самуила, Василий овладел Прилепом и Штипом, дошел до Водена и Битолы, сжег дворцы Гавриила Радомира. В 1015 г. в Фессалонике Василий получил письмо Гавриила Радомира с обещанием покориться. Василий не стал вступать в переговоры и вскоре захватил Моглену; все болгары из крепости, способные носить оружие, были отправлены в визант. фему Васпуракан в Армении. В то же время Иоанн Владислав, сын Аарона, убил Гавриила Радомира, взошел на болг. престол и выразил готовность подчиниться Византии. Василий издал хрисовул, официально объявив о подчинении болгар, но продолжил наступление, опустошил район Острова и Соска Могленского и вскоре захватил Охрид. В то же время на Битольском поле болг. военачальник Ивац разбил одно из соединений визант. армии стратига Георгия Гонициата и протоспафария Ореста. Император преследовал Иваца со своими главными силами, а на зиму отвел армию в Мосинополь. В 1017 г. император взял крепость Лонгон близ Костура, а визант. соединение Давида Арианита и Константина Диогена опустошило Битольское поле. Тогда же были захвачены Вышеград, Веррия, Остров, Молиск и Сетина. В 1018 г. последний болг. царь Иоанн Владислав попал в засаду близ Диррахия и был убит. В начале следующего похода имп. Василия в Адрианополе к нему явился посланник болг. болярина Кракры Пернишки и передал ему Перник и 35 др. крепостей; все Болгарское царство сдалось Византии. Имп. Василий II торжественно был встречен в Охриде и принял во владение казну болг. правителей.

Византийское правление в М. (XI-XII вв.)

Церковь Св. Софии в Охриде. 40-е гг. XI в.
Церковь Св. Софии в Охриде. 40-е гг. XI в.

Церковь Св. Софии в Охриде. 40-е гг. XI в.
В 1002 г., после взятия византийцами Скопье, его новым правителем стал стратиг-автократор Давид Арианит. В 1018 г. на землях античной М. была создана византийская фема Болгария, охватывавшая земли с юга на север от Костура до Белграда и с востока на запад от Сердики до Диррахия. Ок. 1026 г. вместо Арианита был назначен Константин Диоген, к-рый стал дукой и катепаном уже всей большой фемы Болгария. Известны имена неск. последующих правителей фемы: Василий Монах, Никифор Протевон, Роман Диоген, Андроник Филокал, Михаил Саронит, Никифор Вриений, Никита, Александр Кавасила, Иоанн Дука, Никита Карики, Иоанн Таронит, Константин Комнин, Михаил Дука, Лев Дримис. Печати дук показывают, что в сер. ХI в. она была частью большого военно-адм. округа, в который вошли Фессалоника и, вероятно, фема Сервия. Во 2-й пол. ХI в. границы фемы были расширены до Дуная. Весь период центром фемы был Скопье, кроме периода 1-го крестового похода в 90-х гг. XI в., когда центрами на краткое время служили Белград или Ниш. В ХII в. фема была разделена на неск. меньших - Охрид, Струмица, Моглена, Прилеп, Веррия. Части Южной М. вошли в фему Фессалоника, Юго-Западная М. и Юж. Албания - в фему Навпакт. Фема Македония продолжала существовать на юге от Стара-Планины с центром в Адрианополе.

Важнейшим элементом визант. системы правления на Балканах была Церковь. Болгарская Церковь в 1019 г. была преобразована в Охридскую архиепископию, к-рая охватывала всю прежнюю территорию Болгарской Церкви (приблизительно равную владениям Болгарского царства) и сохраняла нек-рую автономию по отношению к К-польскому Патриархату. Первым архиепископом Охрида стал Иоанн I Дебрский, славянин (болгарин) по происхождению († ок. 1037). После него Охридский престол занимали исключительно греки; наиболее знаменитыми среди них были свт. Феофилакт Охридский (Болгарский; ок. 1090 - ок. 1125), Иоанн (Адриан) Комнин, племянник визант. имп. Алексея I Комнина (ок. 30-40-х гг. XII в.).

Согласно сигиллию имп. Василия II (ок. 1020), архиепископия включала епархии Охрид, Костур (ныне Кастория), Главиница (ныне Балши, Албания), Моглена, Вутелий (ныне Битола), Струмица, Морозвизд, Вельбужд (ныне Кюстендил), Триадица (ныне София), Ниш, Браница (ныне Браничево), Белград, Срем, Скопье, Призрен, Липлян, Сервия, Доростол (ныне Дрыстыр), Видин, Раса, Орея, Черник, Химара, Адрианополь (ныне Дринополь), Вела, Ботрот, Янина, Козел, Петра, Ригон (ныне Роги), Стаги, Веррия (ныне Бер) (Gelzer H. Ungedruckte und wenig bekannte Bistümerverzeichnisse der orientalischen Kirche // BZ. 1893. Bd. 2. S 42-46).

В кон. XI-XII в. византийцы начали поиски исторических связей между Охридской архиепископией и церковной митрополией Юстинианы Первой VI в., стремясь тем самым укрепить положение Охрида как правопреемника древних церковных структур. Следы этой работы находятся в хронике Продолжателя Скилицы, Михаила Девольского, и в анонимной записи в рукописи Scorial. gr. Х-II-10, где основание Охридской архиепископии Василием II связывается с основанием Юстинианы Первой имп. Юстинианом. В XII в. эта идея преемства Охрида как с эпохой Юстиниана, так и с Болгарской Церковью получила развитие и в титулах архиепископов: «Смиренный монах Иоанн и по милости Божией архиепископ Первой Юстинианы и всей Болгарии» (PG. 140. Col. 197; RegPatr. N 1045) или «Константин, по милости Божией архиепископ всей Болгарии и Первой Юстинианы» (Zacos G. Byzantine Lead Seals. Berne, 1984. P. 229; Jordanov I. Corpus of Byzantine Seals from Bulgaria. Sofia, 2006. Vol. 2. P. 561-562). После разгрома византийцами болг. державы Самуила прослеживается всплеск церковного строительства: напр., кафедральный собор в крепости Китр (ок. 1015), ц. Панагии Халкеон в Фессалонике (1028), ц. св. Леонтия в монастыре Водоча (ок. 20-х гг. XI в.), Софии Святой собор в Oxриде (1037-1056), Старая Митрополия в Веррии (1070-1080), Старая Митрополия в Серрах (XI в.).

Собор вмч. Пантелеимона мон-ря Нерези. 1164 г.
Собор вмч. Пантелеимона мон-ря Нерези. 1164 г.

Собор вмч. Пантелеимона мон-ря Нерези. 1164 г.
Памятники архитектуры и живописи комниновского периода, относящиеся к разным художественным направлениям, находятся на всей территории М. (собор мон-ря Велюса, ц. Панагии Мавриотиссы близ Кастории, ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса в Кастории, собор мон-ря Осиос Давид в Фессалонике, ц. Преображения Господня на горе Хортиатис близ Фессалоники и др. Высокое качество архитектуры и фресок связано с социальным статусом заказчиков: напр., ктитором ц. вмч. Пантелеимона в Нерези (1164) выступал член имп. семьи. Одни и те же артели работали на территории как Эгейской, так и Вардарской М. Напр., росписи ц. вмч. Георгия Победоносца в Курбинове (1191) стилистически близки к фрескам, выполненным мастером «А» в ц. св. Бессребреников в Кастории.

Борьба между Балканскими странами после распада Византийской империи (кон. XII - сер. XIII в.)

Кризис и распад Византийской империи на рубеже XII и XIII вв. привели к возрождению неск. национальных движений, а также к активизации колониальной политики западноевропейцев на Балканах. М. в это время была потеряна византийцами и стала объектом столкновения интересов ряда вновь образовавшихся гос-в: Болгарии, Сербии, Латинской Романии, Никейской империи. С 80-х гг. XII в. по мере ослабления Византии начались захваты имперских владений соседями, а также антивизант. восстание болгар во главе с членами боярского рода Асеней. В 1191 г. в М. пришел великий жупан Сербии Стефан Неманя (см. Симеон Мироточивый) и разорил Скопье, но вскоре и сам был разгромлен византийцами у р. Морава. В 1195 г. лидер болг. восстания Асень занял Сердику (Софию), Мелник, Струмицу и достиг Серр, а на следующий год - Амфиполя (Неохориона).

В 1204 г., после захвата К-поля участниками 4-го крестового похода, Византийская империя подверглась разделу, по к-рому Южная и Юго-Восточная М. с центром в Фессалонике стала владением маркиза Бонифация Монферратского. Образовалось Фессалоникийское королевство, в состав которого первоначально вошли Серры, Веррия и Фессалия. В центре М. утвердились болгары. Уже в 1205 г., после победы над крестоносцами при Адрианополе, болг. царь Калоян захватил Серры. В то же время болг. военачальник Чезмен ненадолго вошел в Фессалонику, где его поддержала бо́льшая часть населения. Кор. Бонифаций вернулся в свою столицу, но в сражении при Серрах был разбит и не сумел отбить город. Калоян вскоре овладел Веррией, и т. о. почти вся М., кроме Фессалоники и ее окрестностей, была присоединена к Болгарскому гос-ву. Осенью 1207 г., после гибели кор. Бонифация, Калоян осадил Фессалонику, но накануне штурма погиб. В Болгарии началась междоусобица.

Несмотря на напряженную борьбу в М. между несколькими державами, с кон. XII в. здесь стали формироваться некоторые автономные гос. образования. Так, согласно визант. историку Никите Хониату, в 90-х гг. XII в. болг. болярин Добромир Хриз, владевший землями в области между Вардаром и Струмой и крепостью Просек, пытался вести самостоятельную политику. Первоначально поддержав болгарское восстание, он не дал Асеням своих солдат. В 1198 г. визант. имп. Алексей III Ангел предпринял поход, но не смог захватить Просек и был вынужден признать владение Хризом рядом областей. Договор был закреплен браком Хриза и дочери протостратора Мануила Камицы, родственника императора. Но вскоре византийцы разорвали договор, и Хриз был вынужден искать союза с Калояном. В 1201 г. Калоян и Хриз прошли от междуречья Вардара и Струмы, захватили Битолу и Прилеп и расширили владения Хриза почти вдвое. После этого похода Мануил Камица, выступивший уже на стороне болгар, обосновался в Фессалии, а Хриз, вероятно, вернулся в Просек. Но вскоре Хриз вновь перешел на сторону К-поля, и его отношения с тестем ухудшились; Камица был убит византийцами. Между Хризом и Алексеем III Ангелом был заключен договор, по которому Хриз женился на внучке Алексея Феодоре, а византийцы получили Битолу и Прилеп, но вскоре неожиданно напали на Струмицу. Поняв, что его обманули, Хриз укрылся в Просеке и сумел отбиться. В 1202 г. он вновь признал себя вассалом Калояна, но дальнейшая его судьба неизвестна. В 1205 г. болгарским наместником Просека был уже Чезмен.

За неск. лет до 1208 г. правителем обл. Ахрида в Родопах стал Алексей Слав (Esclas в лат. источниках), вероятно близкий родственник Асеней, назначенный туда царем Калояном (правил до 1230). Он приходился двоюродным братом болг. царю Борилу и претендовал на царство, но после воцарения Борила был вынужден скрываться в крепости Цепина в Родопах. Алексей отстоял свои владения, присоединил к ним Мелник и стал фактически независимым феодалом. В 1208 г. он посетил военный лагерь имп. Генриха, затем К-поль, где женился на побочной дочери императора. Как зять имп. Генриха, он получил титул деспота, что означало признание его автономным вассалом Латинской империи. Признано было его владение землями от Пловдива на запад до Кричима и всеми Родопами. Алексей Слав также получил заверения Генриха в поддержке борьбы за болг. престол и поэтому оставался верен латинянам долгое время. В 1211 г. Генрих и Алексей совместными силами разбили Борила. По латинско-болгарскому мирному договору 1213 г. статус Алексея как автономного правителя был признан Болгарским царством. В 1211 г. Алексей перенес резиденцию из Цетине в Мелник, создал настоящий двор правителя, вел активное строительство, одаривал храмы и мон-ри. Сохранился его сигиллий (дарственная грамота) о передаче села вместе с жителями во владение мон-рю Пресв. Богородицы Спилеотиссы. В последующие годы союз с имп. Генрихом потерял для Алексея актуальность: овдовев, он лишился родства с лат. имп. домом и стал искать новых союзников. Ок. 1215 г. он заключил договор с эпирским деспотом Феодором Ангелом и женился на дочери Иоанна Петралифы, шурина Феодора. После смерти имп. Генриха в 1216 г. латиняне в К-поле уже рассматривали Алексея как врага.

В 1208 г. в М. также появился севастократор Стрез, племянник Асеня, Петра и Калояна и брат Борила. По сведениям автора Жития свт. Саввы Сербского агиографа Феодосия Хиландарца, Стрез был известен своей храбростью. Получив титул севастократора, вероятно, от Калояна, после смерти последнего Стрез выступил противником Борила. Он искал спасения в Сербии, где был принят при дворе великого жупана Стефана Немани, который побратался с ним. При его помощи Стрез вступал в контакты с болг. правителями крепостей вокруг Фессалоники и Охрида и смог привлечь их на свою сторону. При помощи Стефана Немани летом 1208 г. он взял Просек и подчинил себе ряд др. крепостей в М. Имп. Генрих отнял часть земель у Стреза, но не смог уничтожить его владение целиком. В 1211 г. Стрез объявил себя независимым от Стефана Немани. Чтобы противостоять соседям, он неожиданно нашел союзника в лице царя Борила, который признал его независимым правителем. Стрез потом совершил нападение на Фессалонику, но успеха не добился, а объединенные войска латинян и эпирского деспота нанесли ему поражение в Пелагонии, вскоре он внезапно умер, вероятно его отравили. Т. о., эфемерное владение Стреза было разрушено, хотя простиралось на значительную часть М. В Житии св. Саввы есть сведения, что Стрез имел власть над крепостями вокруг Фессалоники и Охрида; в его владения могли входить Охрид, Прилеп, Битола, Веррия и Велес. На востоке его владения, возможно, простирались до Струмы, на юго-западе граничили с землями Эпирского деспотата, а на северо-западе включали обл. Полог и, видимо, Скопье, севернее к-рых проходила граница с землями Стефана Немани.

Образование в нач. XII в. гос-в крестоносцев негативно сказалось на церковном строительстве, однако не остановило его полностью (напр., митрополичий собор свт. Николая Чудотворца в Мелнике, построенный деспотом Алексеем Славом (10-е гг. XIII в.)).

Церковь св. Иоанна Богослова в Канео (Охрид). XIII в.
Церковь св. Иоанна Богослова в Канео (Охрид). XIII в.

Церковь св. Иоанна Богослова в Канео (Охрид). XIII в.
На 10-20-е гг. XIII в. приходится период активной экспансии в регионе М. Эпирского деспотата, правителем к-рого был Феодор I Ангел. В 1216 г. он подчинил Фессалию, Охрид, Прилеп, Албан и Диррахий. Вероятно, еще ок. 1211 г., после смерти Стреза, Феодор занял Скопье. Ок. 1215 г. он заключил союз с Алексеем Славом против латинян и к исходу 1216 г. овладел всей М., за исключением ее восточных и юго-вост. районов, остававшихся под властью Алексея Слава и Фессалоникийского королевства. В 1222 г. Феодор отнял у латинян Серры, чем отрезал сухопутное сообщение Фессалоники с К-полем. В 1224 г. он взял Фессалонику, объявил себя императором и был коронован архиеп. Димитрием II Хоматианом в Охриде. Вся М. вошла в состав Эпирского гос-ва, за исключением Мелникской обл., остававшейся у Алексея Слава. Однако 9 марта 1230 г. в битве при Клокотнице имп. Феодор был разбит болг. царем Иоанном Асенем II и захвачен в плен. Его империя рухнула, бо́льшая часть владений в М. перешла к Болгарскому царству; только в Фессалонике оставался правителем Мануил, брат Феодора. В этих областях были поставлены болг. митрополиты и епископы, как свидетельствует пространное Житие прп. Петки Тырновской, написанное патриархом Евфимием (Иванов Й. Български старини из Македония. София, 1970. С. 432). Под болг. власть попала и Св. Гора Афон, которую царь Иоанн Асень II вскоре посетил и одарил. Спустя нек-рое время Иоанн Асень перестал воспринимать эпирского деспота как врага и поддержал Феодора и его семью как своих вассалов. В 1237 г. Иоанн Асень женился на дочери Феодора Ирине и помог тестю вернуть власть над Фессалоникой, сохранив за ним статус вассала.

М. в поздневизантийский период

После смерти Иоанна Асеня II в 1241 г. в Болгарии был политический кризис, к-рым воспользовалась усилившаяся Никейская империя. Вероятно, в 1242 г. никейский имп. Иоанн III Дука Ватац предпринял поход на Фессалонику, которой управлял Иоанн, сын Феодора Ангела. Осада была безуспешной, после нее было заключено соглашение о том, что Никейская империя становится сюзереном Иоанна, признаёт его титул деспота и при этом присоединяет к своим владениям эгейское побережье, Вост. Родопы и часть Восточной М. В 1246 г., после смерти малолетнего болг. царя Коломана I, Иоанн III Дука Ватац взял Серры, Мелник, крепости Стубион (Стобы) и Хотово, Вельбужд (Кюстендил), Скопье, Велес, Прилеп, Невстапол (Овче-Поле) и Просек, а никейцы захватили Фессалонику и Веррию. М. была разделена между никейцами и эпирцами. Битола, Охрид и Прилеп были переданы никейцами деспоту Михаилу; Воден, Старидол, Остров - Феодору Ангелу, дяде Михаила. Правителем Восточной М., уже вошедшей в состав Никейской империи, стал Михаил Палеолог (визант. имп. Михаил VIII Палеолог с 1261). В 1254 г. бо́льшая часть эпирских владений, в т. ч. Охрид, Велес, Прилеп, Воден, Костур (Кастория) и М. Девол, была завоевана никейцами. В 1255 г. болгары попытались отбить М., гарнизон Мелника восстал против никейцев, но восстание и болг. поход были безуспешны. После смерти царя Михаила II Асеня его мать Ирина переехала в Костур, где покровительствовала ц. арх. Михаила. В 1257 г. болг. царем был избран болярин Константин Тих из Скопье (1257-1277).

В 1257 г. сербы впервые за несколько десятилетий совершили поход в М. Будучи союзниками эпирского деспота Михаила II Ангела, они осадили Прилеп, но получили отпор со стороны Михаила Палеолога. В 1259 г., когда Михаил Палеолог стал никейским императором, новый поход в М. возглавил его брат Иоанн. Иоанн высадился на адриатическом побережье, занял Белград (Берат), Полог, Колонию (Колуню), Костур, Битолу, Диррахий, Черник, Девол, Прилеп, Воден, Остров, Петру, Преспу, Старидол и Охрид. На Бориловом лугу близ Битолы состоялась решающая битва, в которой никейцы одержали победу над эпирским деспотом Михаилом II и его союзниками-латинянами (правитель Мореи Гийом де Виллардуэн, кор. Манфред Сицилийский). В 1261 г. имп. Михаил VIII Палеолог вошел в К-поль, восстановив Византийскую империю. В 1262-1263 гг. севастократор Иоанн, брат Михаила, одержал ряд новых побед над эпирцами. Византийцы овладели почти всей М. и на некоторое время стали доминирующей силой на Балканах. Но, учитывая последующие поражения византийцев от франков и венецианцев, присутствие в регионе враждебного им населения, нельзя утверждать, что их власть в М. была стабильна.

Серб. экспансия в М. активизировалась с разделом Сербского королевства и началом правления серб. кор. Стефана Уроша II Милутина (1282-1321). Он возглавил поход, взял Скопье и окрестные области Полог, Овче-Поле, Злетово и Пиянец до берегов р. Брегалница. Ответный поход византийцев во главе с имп. Андроником II Палеологом не принес успеха. Осенью 1283 г. Милутин разорил Струмицкую и Серрскую области, достиг Афона и Кавалы. С 1284 г. между Византией и Сербией установилась новая граница по линии Струмица-Просек-Прилеп-Охрид-Кроя, к-рая оставалась неизменной до 20-х гг. XIV в. В 1296 г. Милутин двинулся в зап. районы М. и, чтобы попытаться овладеть адриатическим побережьем, захватил Диррахий. Ответный поход византийцев был безуспешен, поэтому, не рассчитывая победить сербов силой, византийцы начали мирные переговоры и в 1299 г. заключили мир, узаконивший серб. завоевания в М. и скрепленный 4-м браком Милутина и 6-летней визант. царевны Симониды.

Башня мон-ря св. Иоанна Предтечи близ Серр. 1304 г.
Башня мон-ря св. Иоанна Предтечи близ Серр. 1304 г.

Башня мон-ря св. Иоанна Предтечи близ Серр. 1304 г.
М. стала главным театром военных действий в 20-х гг. XIV в., во время междоусобной войны визант. имп. Андроника II и его внука Андроника III, поскольку старший из императоров рассчитывал на помощь серб. короля. В 1327 г. серб. войско во главе со Стефаном Драговолом Хрельо, приглашенное сторонниками Андроника II, продвинулось через Серры в сторону Фессалоники. Однако сербы и византийцы не смогли взять Фессалонику. В город тайно прибыл имп. Андроник III и вскоре возобновил войну с сербами и овладел Воденом, Костуром и Охридом. Приверженцы Андроника II вместе с сербами укрепились в Серрах, Прилепе, Просеке и Мелнике, но их положение было тяжелым. После окончательной победы Андроника III в 1328 г. нек-рые из этих крепостей перешли под власть византийцев.

Церковь вмч. Георгия в Старо-Нагоричино. 1317–1318 гг.
Церковь вмч. Георгия в Старо-Нагоричино. 1317–1318 гг.

Церковь вмч. Георгия в Старо-Нагоричино. 1317–1318 гг.
Ситуация вновь резко изменилась после битвы при Вельбужде в 1330 г., в к-рой Стефан Дечанский одержал победу над болг. царем Михаилом III Шишманом. В связи с гибелью Михаила III византийский имп. Андроник III Палеолог остался без своего главного союзника, и вскоре сербы вновь начали завоевывать земли М. При Стефане IV Душане (1331-1355) Сербия превратилась в самое мощное гос-во на Балканах; его основные усилия были направлены на завоевание М. После побед над болгарами Стефан в 1332 г. заключил союз с болг. царем Иоанном Александром, женившись на его сестре Елене. В 1-й поход сербы грабили поселения по долине Струмы. При помощи визант. предателя в 1334 г. они взяли Прилеп, Охрид и Костур. Визант. имп. Андроник III в том же году был вынужден заключить со Стефаном договор, признавший новые серб. приобретения, кроме Костура, возвращенного византийцам. Мирный период в отношениях продолжался до смерти имп. Андроника III в том же году. Получив известие о его кончине, Стефан Душан напал на окрестности Фессалоники, но без существенных результатов. В последующие годы, однако, в Византии вновь разгорелась междоусобная война между группировками знати, выступавшими за малолетнего имп. Иоанна V Палеолога и претендента на престол Иоанна Кантакузина. Последний обратился за помощью к Стефану Душану и летом 1342 г. в Приштине заключил с ним соглашение, предусматривавшее в т. ч. решение т. н. случая Хрельо в пользу серб. короля.

Серб. болярин протосеваст Стефан Драговол Хрельо впервые появился в М. в 1327 г. как глава серб. отряда, поддерживавшего имп. Андроника II. Впоследствии Хрельо отверг власть Стефана Душана и подчинился Андронику III, к-рый его поставил великим доместиком и правителем земель между Вардаром и Мелником. Весной 1342 г. Хрельо принял сторону Иоанна Кантакузина и помог ему захватить Фессалонику, но позже отвернулся и от него, после чего получил титул кесаря от визант. имп. Анны Савойской, регентши при Иоанне V. В кон. лета 1342 г. Хрельо вновь признал власть серб. короля, и когда 27 дек. того же года он умер, вероятно насильственной смертью, его владения отошли к Сербии.

Согласно Приштинскому договору, одной из главных целей Стефана Душана и Иоанна Кантакузина было завоевание Серр. После 2 безуспешных попыток взять Фессалонику (1342 и 1343) Стефан Душан обратил внимание на адриатическое побережье. Он постепенно вытеснял оттуда визант. властителей, и только Диррахий оставался владением неаполитанских Анжуйцев. После этого он начал завоевание Южной М. и присоединил Воден, Костур и Лерин (Флорину). Летом 1343 г. союз между Стефаном и Иоанном Кантакузином был разорван, т. к. последний овладел Веррией, Сервией и Платамоном. Кантакузин заключил союз с тюрк. эмиром Айдына Умур-беем из М. Азии, чтобы овладеть Фессалоникой. Стефан Душан попытался продвинуться на юг в М. самостоятельно, но в 1344 г. был разбит близ Стефанианы Умур-беем. Тем не менее в 1344 г. сербы овладели Зихной и Веррией. Когда в 1345 г. Кантакузин и Умур-бей бросили основные силы на овладение К-полем, Стефан Душан захватил бо́льшую часть Восточной М.- от Серр до Кавалы. В состав его владений вошел и Афон, привилегии к-рого Стефан подтвердил специальным хрисовулом. После этих побед Стефана Душана начали титуловать «во Христе Боге верный король всех сербских, и поморских земель, и греческих, и Болгарских пределов» (грамота 1345 г. монастырю Дечаны) либо «Божьей милостью Стефан, король Сербии, Диоклеи, Захумья, Зеты, Албании и Поморья, и правитель немалой части от царства Болгарии, и господин всей Романии» (письмо от 1345 г. венецианскому дожу Андреа Дандоло). В 1346 г. он был коронован в Скопье при участии Тырновского патриарха Симеона. Вскоре М. была разделена между серб. феодалами. Войхна с титулом кесаря управлял Драмой; Иоанн Оливер стал деспотом региона Овче-Поле-Злетово; Бранко Младенович - севастократором в Вельбужде, Куманове и Охриде.

Иоанн Кантакузин, в 1347 г. восшедший на к-польский престол, стремился сохранить Восточную М. и выделил земли эгейского побережья от Кавалы до Дидимотиха в отдельное владение, которое доверил сыну Матфею. В 1350 г. Кантакузин попытался вернуть М. при помощи тур. отрядов, разорявших страну, напал на сербов и ненадолго вернул Женско (Гинекокастрон), Веррию и Воден (Эдессу). Но с уходом византийцев из М. власть Стефана была вскоре восстановлена почти без боя.

При Стефане Душане начался приток в М. серб. населения. Наиболее плотно сербы селились в Скопье и в Веррии, а также в окрестностях этих городов и в юж. части Восточной М. (Βακαλόπουλος Κ. Α. Ιστορία της Μείζονος Μακεδονίας (1350-1950). Θεσ., 2005. Σ. 15). Греч. анклавы в сельской местности в то время сохранялись в сев. части М., близ Струмицы и Мелника (Ibid. Σ. 15-16).

Со смертью Стефана Душана (1355) Сербская держава начала постепенно распадаться. К этому времени Иоанн VI Кантакузин отрекся от престола (1355), а крепости на побережье Эгейского м. и Пропонтиды с 1352 г. начали захватывать турки. Весной 1356 г. Иоанн V и Алексей Палеологи восстановили визант. власть в части Южной М., в городах Хрисополь, Анакторополь и Кавала. Попытка Матфея Кантакузина вытеснить сербов из Серр при помощи турецких наемников не была успешной. В то же время Симеон Неманя Палеолог (Синиша) (1326-1371), правивший в Фессалии (с 1359), взял Костур и пытался расширить свои владения на север. Но другие серб. феодалы остались верны серб. кн. Стефану Урошу V и поддержали его на Соборе в Скопье в 1357 г. Симеон Неманя смог удержать Костур, а в 1359 г., после смерти эпирского деспота Никифора II, завладел его землями в Эпире и Фессалии, где сформировал свое царство. В Южной М. в это же время образовалось автономное владение Радослава Хлапена, бывш. наместника Стефана Душана в Веррии и Водене, к-рый ок. 1360 г. получил от Симеона Немани и Костур. В 1360 г. Радослав признал себя вассалом царя Стефана Уроша и не претендовал на самостоятельность. После 1360 г. выделилась и Серрская обл. под властью царицы-матери Елены (в монашестве Елисавета), которая создала в Серрах органы местной власти - городской сенат, судебную и исполнительную власть во главе с родственниками.

В это время на землях М. большое значение имели владения братьев Мрнявчевичей, карьера к-рых началась при Стефане Душане. Старший из них, Вукашин, был жупаном и царским наместником в Прилепе. Углеша служил первоначально в Дубровнике, но, женившись на дочери кесаря Войхны, вошел в свиту царицы Елены, в 1358 г. был поставлен главным воеводой обл. Прунея, южнее горного массива Кушница (Пангей), а в 1365 г. получил в управление Серрскую обл. с титулом деспота. В то же время Стефан Урош объявил Вукашина королем, передав ему во владение зап. области М. Устроив выгодные браки с семьями неск. влиятельных болг. феодалов, Вукашин заложил основу для самостоятельности своего гос-ва: его сестра Елена вышла замуж за одного из сыновей Охридского севастократора Бранко Младеновича, что позволило Вукашину получить владения Бранко Младеновича в Охриде и др. земли. Со временем он стал собственником части Косова, Призрена и Скопье.

Владения Углеши простирались на восток до Ксанти, а также охватывали п-ов Халкидики с Афоном, но он не смог взять под контроль визант. крепости на эгейском побережье. Его владения стали одной из первых жертв османской экспансии. Углеша призывал балканских правителей к союзу против турок, но его поддержал только Вукашин. 26 сент. 1371 г. братья проиграли битву при Черномене и были убиты. Серрское княжество Углеша перестало существовать; его земли осенью 1371 г. присоединил к себе визант. деспот Фессалоники Мануил Палеолог (имп. Мануил II в 1391-1425). После этого византийцы усилили давление на владения Радослава Хлапена и к 1375 г. захватили его главные крепости - Веррию и, вероятно, Воден.

Король Марко. Роспись ц. вмч. Димитрия Маркова мон-ря, близ Скопье. 1366–1371 гг.
Король Марко. Роспись ц. вмч. Димитрия Маркова мон-ря, близ Скопье. 1366–1371 гг.

Король Марко. Роспись ц. вмч. Димитрия Маркова мон-ря, близ Скопье. 1366–1371 гг.
Королевство Вукашина после его гибели унаследовал сын Марко (известен как «король Марко» в балканском фольклоре). После смерти Стефана Уроша в дек. 1371 г. Марко имел формальные основания считаться его наследником. Он вскоре включился в междоусобную войну в Византии между имп. Иоанном V Палеологом и его сыном Андроником IV, поддержав последнего. Поражение Андроника предопределило и неудачи Марко: он не только не смог вернуть Серры, но и к 1377 г. потерял Скопье, занятое косовским господарем Вуком Бранковичем (см. ст. Бранковичи). Охрид в 1378 г. был взят великим жупаном Андреем Гропой, а позже др. албан. аристократом, Карлом Топией. На нек-рое время владения Радослава Хлапена стали собственностью Марко, но вскоре там установилась власть др. албан. семьи, Музаки. Так, к кон. 70-х гг. XIV в. владения Марко ограничились только Западной М. Вопреки своему титулу он превратился в мелкого правителя, к-рому, чтобы уцелеть, потребовалось стать тур. вассалом.

В это время в Восточной М. началось формирование государства братьев Драгашей (Деяновичей), которые воспользовались османским нашествием. Старший из братьев, Иоанн Драгаш, получил титул деспота от серб. царя, но когда весной 1372 г. османские отряды проникли по р. Струме на его земли, признал себя тур. вассалом. В результате этого союза его владения начали увеличиваться. После 1374 г. он управлял уже вместе с братом Константином Струмицей, Овче-Полем, Штипом, Радовишем, Тиквешем, землями по р. Черна (Црна), Петричем, Мелником, Вельбуждом и Вране. Ок. 1379-1381 гг. Иоанн Драгаш умер или принял монашество, а Константин начал управлять самостоятельно. В период его правления княжество достигло наибольшего расширения. До кон. 80-х гг. ХIV в. Константин Драгаш стал господарем всей Восточной М. В 1386 г. он женился на Евдокии Комнине, дочери трапезундского имп. Алексия III Ангела Комнина, а в 1396 г. его дочь Елена вышла замуж за к-польского имп. Мануила II Палеолога.

Палеологовское искусство самым широким образом представлено на территории М. Известны имена некоторых мастеров т. н. македонской школы живописи: Мануил Панселин, Каллиерг Георгий, Михаил Астрапас и Евтихий, к-рые работали только в Вардарской М. (церкви Пресв. Богородицы Перивлепты в Охриде (1294-1295), вмч. Георгия Победоносца в Старо-Нагоричино (1312-1313), вмч. Никиты в Чучере (до 1308? или 1320)) и Сербии. Крупнейшими художественными центрами в поздневизант. период оставались Фессалоника, Охрид, Кастория, Веррия, а также Серры, Эдесса, Прилеп. Важные памятники сосредоточены в окрестностях Скопье (напр., Марков монастырь (ок. 1345, фрески 1376-1381 гг.), Матейче (1355-1360), Андрея апостола церковь на Треске (1388-1389), несколько дальше Лесново (1347/48)) и Прилепа (Манастир (1095, фрески 1271 г.), Трескавец (кон. XIII - нач. XIV в., фрески до 1360 г.), Зрзе (сер. XIV в., фрески 1368/69 г.)). Нек-рые памятники, расписанные одними и теми же мастерами, в наст. время оказались на территории разных гос-в: напр., церкви свт. Афанасия Великого «ту Музаки» в Кастории, Рождества Пресв. Богородицы на о-ве Малиград в албан. части оз. Преспа и Пресв. Богородицы «Живоносный Источник» в с. Мборья.

Лит.: Tafrali O. Thessalonique des origins au XIV siècle. P., 1912; Иванов Й. Българите в Македония. София, 19172, 1986r; он же. Български старини из Македония. София, 19312; Снегаров И.История на Охридската архиепископия. София, 1924. Т. 1: От основаването и до завладяването на Балканския полуостров от турците; Мутафчиев П. Сръбското разширение в Македония през средните векове // Македонски преглед. София, 1925. Год. 1. Кн. 4. С. 1-26; Анастасиjевић Д. Хипотеза о «Западноj Бугарскоj» // ГСНД. 1927. Кн. 3. С. 10-20; Lemerle P. Invasions et migrations dans les Balkans depuis le fin de l'époque romaine jusqu'au VIII siècle // RH. 1954. Vol. 211. P. 265-308; idem. Les plus anciens recueils des miracles de S. Démétrius. P., 1979-1981. 2 t.; Наследова Р. А. Македонские славяне кон. IХ - нач. Х в. по данным Иоанна Камениаты // ВВ. 1956. Т. 11. С. 82-96; Charanis P. Ethnic Changes in the Byzantine Empire in the VIIth Cent. // DOP. 1959. Vol. 13. P. 23-44; Литаврин Г. Г. Болгария и Византия в ХI-ХII в. М., 1960; он же. Славинии VII-IХ вв.- социально-политические организации славян // Этногенез народов Балкан и Сев. Причерноморья. М., 1984. С. 193-203; он же. Христианство в Болгарии в 927-1018 гг. // Христианство в странах Вост., Юго-Вост. и Центр. Европы на пороге 2-го тысячелетия. М., 2002. С. 133-189; Иваноски О. Македонските словени од VI до IХ в. Скопje, 1961; Мошин В. Битољска плоча из 1017 године // Македонски jaзик. Скопje, 1966. Т. 17. С. 51-61; Тъпкова-Заимова В. Нашествия и етнически промени на Балканите през VI-VII в. София, 1966; она же (Тыпкова-Заимова В.). Структура Болгарского гос-ва (кон. IX - нач. XI в.) и проблема гегемонии на Балканах // Раннефеодальные гос-ва и народности: южные и зап. славяне, VI-XII вв. М., 1991. С. 137-150; она же. Южные славяне, протоболгары и Византия: Пробл. гос. и этнического развития Болгарии в VII-IX вв. // Там же. С. 37-51; она же. «Българи родом»: Комитопулите, цар Самуил и неговите потомци според историческите извори и историографската традиция. София, 20142; Ferluga J. Le soulèvement des Comitopoules // ЗРВИ. 1966. Т. 9. С. 75-84; Антолjак С. Самуиловата држава. Скопjе, 1969; он же. Средновековна Македониjа. Скопje, 1985. Т. 1; Заимов Й. Битолски надпис на Иван Владислав, самодържец Български: Старобългарски паметник от 1015-1016 г. София, 1970; Острогорски Г. Серска област после Душанове смрти // Он же. Сабрана дела. Београд, 1970. Кн. 4: Византиjа и Словени. Београд, 1970. С. 423-631; Ташковски Д. Самуиловото царство. Скопje, 1970; Божилов И. Битолският надпис на цар Иван-Владислав и някои въпроси на средновековната Българска история // ИП. 1971. Кн. 1. С. 84-100; он же. Българите във Византийската империя. София, 1995; он же. Българската архиепископия ХI-ХII в.: Списъкът на българските архиепископи. София, 2011; Горина Л. В. Социально-экономические отношения во Втором Болгарском царстве. М., 1972; Avenarius A. Die Awaren und die Slaven in den Miracula S. Demetrii // Βυζαντινά. Θεσ., 1973. Τ. 5. Σ. 19-27; Mavromatis L. La prise de Skopje par les Serbes: date et signification // TM. 1973. Т. 5. P. 329-334; idem. La fondation de l'Empire serbe: le kralj Milutin. Thessal., 1978; Charanis P. The Slavs, Byzantium, and the Historical Significance of the First Bulgarian Kingdom // BalkSt. 1976. Vol. 17. P. 5-24; Охрид и Охридско низ историjата. Охрид; Скопje, 1978-1985. 2 кн.; Prinzing G. Entstehung und Rezeption der Justiana Prima-Theorie im Mittelalter // Bbl. 1978. Vol. 5. P. 269-287; Коледаров П. Политическа география на средновековната Българска държава. София, 1979-1989. 2 ч.; он же. Името Македония в историческата география. София, 1985; Стоjчевска-Антиќ В. Битолската плоча, важен епиграфски споменик от почетокот на ХI в. // Развиток. Битола, 1979. Г. 15. N 6. С. 398-602; Popović V. Aux origines de la slavisation des Balkans: La constitution des premières sklavinies macédoniennes vers la fin du VIe siècle // CRAI. 1980. N 1. P. 230-257; Θεοχαρἱδης Γ. Ι. Ιστορία της Μακεδονίας κατά τους μέσους χρόνους 285-1354. Θεσ., 1980; Войнов М., Тъпкова-Заимова В. България на Аспарух и България на Кубер // Военно-исторически сборник. 1982. Кн. 5. С. 47-56; Ћурић И. Сумрак Византиje: Време Jована VIII Палеолога (1392-1448). Београд, 1984; Панов Б. Средновековна Македониjа. Скопje, 1985. Т. 2-3; Матанов Х. Югозападните Болгарски земи през ХIV в. София, 1986; он же. Княжеството на Драгаши: Към историята на Североизточна Македония в предосманската епоха. София, 1997; Радић Р. Обласни господари у Византиjи краjем ХII и у првим децениjама ХIII века // ЗРВИ. 1986. Т. 24/25. С. 151-289; он же. Време Jована V Палеолога (1332-1391). Београд, 1993; он же. Свети Сава и смрт обласног господара Стреза // Свети Сава у српскоj историjи и традициjи: Међунар. научни скуп / Уред. С. Ћирковић. Београд, 1998. С. 51-61; Краткая история Болгарии: С древнейших времен до наших дней. М., 1987; Събев Т. Самостойна народностна Църква в Средновековна България. София, 1987; Алексова Б. Епископиjи на Брегалница: Први словенски црковени културно-просветен центар во Македониja. Прилеп, 1989; eadem (Aleksova B.). Loca sanctorum Macedoniae: The Сult of Мartyrs in Macedonia from the 4th to the 9th Сent. Prilep; Skopje, 1997; она же. Старохристиjански црковни центр во Македониjа // Старохристиjанската археологиjа во Македониjа. Скопje, 2003. С. 7-40; Kravari V. Villes et villages de Macédoine occidentale. P., 1989; Beševliev V. Protobulgaren an der Bregalnica (Makedonien) // JÖB. 1992. Bd. 42. S. 240-245; Ангелов П. Българите в Македония през средните векове (VII-XIV в.) // Македонски преглед. 1994. Год. 17. Кн. 1. С. 27-50; Аџиевски К. Пелагониja во средниот век: Од доaѓчането на Словените до паѓането под турска власт. Скопje, 1994; он же. Велешката област во ХIII век // Гласник / Ин-т за национална историjа. Скопje, 2001. Т. 45. Бр. 2. С. 81-94; Македония: История и политическа съдьба / Под ред. П. Петров. Стара Загора, 1994. Т. 1: От Античността до 1912 г.; Бабиќ Б. Денешните територии на Република Македониа и Република Албаниjа во VII и VIII в. // Цивилизации на почвата на Македониjа. Скопje, 1995. С. 153-182; Soustal P. Makedonien: Geschichte // RBK. 1995. Bd. 5. Sp. 982-1007; Микулчиќ И. Средновековни градови и тврдини во Македониjа. Скопje, 1996; он же. Хераклеjа Линкестис: Антички град во Македониjа. Скопje, 2007; Белчовски J. Охридска архиепископиjа од основањето до пагањето на Македониjа под турска власт. Скопje, 1997; Бошковски М. Македониjа во ХI-ХII век: Надворешни упади на териториjaта на Македониja. Скопje, 1997; Николова Б. Устройство и управление на Българската православна църква (IX-XIV вв.). София, 1997; Пириватрић С. Самуилова држава: Обим и характер. Београд, 1997; Оболенский Д. Византийское содружество наций. М., 1998; Македония - проблемы истории и культуры: Сб. М., 1999; Томоски Т. Македониjа низ вековите: Градови, тврдини, комуникации. Скопje, 1999; Полывянный Д. И. Культурное своеобразие средневек. Болгарии в контексте визант.-слав. общности IX-XV вв. Иваново, 2000; Димитров Х. История на Македония през Средновековието. София, 2001; Ристовска-Jосифовска Б. «Кралството на словените» од Мавро Орбини како извор за Македонската средновек. историjа. Прилеп; Скопje, 2001; Кораќевиќ Д. Скупи: Градска териториja. Скопje, 2002; Stephenson P. The Legend of Basil the Bulgar-Slayer. Camb., 2003; Чешмеджиев Д. «Кнжение емоy дасть дрьжати словѣньско» от Пространното житие на Методий и Българо-византийските отношения от първата пол. на IХ в. // Palaeobulgarica. 2004. Кн. 2. С. 3-19; Snively K. Dacia Mediterrana and Macedonia Secunda in the VIth Cent.: A Question of Influence on Church Architecture // Ниш и Византиjа. 2005. Т. 3. С. 213-224; Болгария и Сърбия в контекста на византийската цивилизация: Сб. ст. от бълг.-сръб. симп., 2003. София, 2005; Николов Г. Н. Централизъм и регионализъм в ранносредновековна България. София, 2005; он же. Самостоятелни и полусамостоятелни владения във възобновеното Българско царство: края на ХII - средата на ХIII в. София, 2011; Божилов И., Гюзелев В. История на Средновековна България VI-ХIV в. София, 2006; Ѓорѓиевска А. Патот низ времето на Хераклеа Линкестис. Битола, 2007; Муцопулос Н. Базиликата «св. Ахилий» в Преспа: Един ист. паметник-светиня. Пловдив, 2007; Korres T. Byzantine Makedonia (324-1025) // The History of Makedonia / Ed. I. Koliopoulos. Thessal., 2007. P. 89-110; Stavridou-Zafraka A. Makedonia from 1025 to 1430 // Ibid. P. 111-128; Съботинов А. България при цар Самуил и неговите наследници (976-1018). София, 2008. Т. 1: Извори и литература: опит за обобщение; Гавровски Д. Тетовски древности: Полог од праисториjата до VII век н. е. со посебен осврт на Тетовскиот краj. Тетово, 2009; Рансимэн С. История Первого Болгарского царства: Пер. с англ. М., 2009; Καραγιάννη Θ. Γ. Οι Βυζαντινοί οικισμοί στη Μακεδονία μέσα από τα αρχαιολογικά δεδομένα (4ος-15ος αιώνας). Θεσ., 2010; Илиев И. Св. Климент Охридски: Живот и дело. Пловдив, 2010; он же. Охридският архиепископ Димитър Хоматиан и Българите. София, 2010; Стефоска И. Струмица и Струмичко во средновековието, IV-XIV век. Скопje, 2011; Δεληκάρη Α. Η Αρχιεπισκοπή Αρχιδών κατά τον Μεσαίωνα. Θεσ., 2012; eadem. Η εικόνα της Μακεδονίας καὶ η έννοια της «Μακεδονικότητας» στους σλαβικούς λαούς της Βαλκανικής κατά τη Βυζαντινή περίοδο // Μακεδονικές ταυτότηρες στο χρόνο. Θεσ., 2014. Σ. 134-184; Европейският Югоизток през втората пол. на Х - нач. на XI век: История и култура: Сб. с докл. от Междунар. конф., София, 6-8 окт. 2014 / Съст. В. Гюзелев, Г. Николов. София, 2015; Хиляда години от битката при Беласица и от смъртта на цар Самуил (1014-2014): Сб. с докл. от Междунар. науч. конф., проведена в г. Петрич на 9 окт. 2014 г. / Под ред. на В. Гюзелев и Г. Николов. София, 2015.
Д. Чешмеджиев

М. в период османского господства. М. в раннеосманский период (1371 - сер. XVIII в.)

С расширением османских владений в М. Азии поток греков-беженцев хлынул во Фракию, а затем и в М., увеличив количество греков в этом регионе. После поражения сербов в 1371 г. в битве при Черномене жители М. стали подданными турок и были обязаны принимать участие в военных походах. Правитель Фессалоники Мануил Палеолог (впосл. визант. имп. Мануил II) отчаянно пытался защитить город. Он укрепил оборону, конфисковал часть монастырских (в т. ч. святогорских) владений, которые разделил между воинами. Временные успехи Мануила заставили турок направить в Южную М. большую группу войск. Важную роль в военной кампании 1383-1387 гг. сыграл военачальник Эвренос-бей. Были взяты Битола (1383), Серры, Драма, Зихна (1384), Штип, Велес, Прилеп (1385), Кастория (1385 или чуть позже), Веррия (1385-1386 или ок. 1387), Христополь (ныне Кавала) (1387). Фессалоника в 1383-1387 гг. выдерживала осаду, но в апр. 1387 г. ее жители сдались Хайреддину-паше. Вскоре византийцам удалось восстановить контроль над городом. Завоевательную политику Мурада I продолжил его сын Баязид I. После битвы на Косовом поле (1389) он направил тур. силы в М. В 1389 г. после 8-месячной осады пала Эдесса, были захвачены Китр и крепость Платамон. В 1394 г. Баязид I взял штурмом Фессалонику. В кон. 1391 - нач. 1392 г. туркам удалось завладеть Скопье, ок. 1393 г.- крепостью Сервия, к-рая оказала сильное сопротивление, в 1394 г.- Охридом.

Башня крепости кор. Марко в Прилепе
Башня крепости кор. Марко в Прилепе

Башня крепости кор. Марко в Прилепе
В нач. 90-х гг. XIV в. Баязид I изменил политику по отношению к христианским правителям-вассалам: они стали рассматриваться скорее как препятствие, чем как помощь в завоевании. Поэтому в некоторых местах были размещены тур. гарнизоны. Зимой 1393/94 г. была организована встреча османских вассалов в Серрах, где на них были возложены тяжелые обязательства. Не случайно братья кор. Марко - Андрияш и Дмитар оставили свои владения и уехали в Дубровник и Венгрию. Но бо́льшая часть вассалов сохранила лояльность к туркам. В 1395 г. кор. Марко и Константин Драгаш приняли участие в османском походе против валашского господаря Мирчи I Старого и венг. кор. Сигизмунда I и погибли в битве при Ровине. Их владения перешли под прямое управление султана.

После поражения, нанесенного туркам в 1402 г. войсками Тимура, Палеологи отвоевали Фессалонику с окрестностями, п-ов Халкидики и побережье от устья Пиньоса до течения Стримонаса. Но в 1423 г., чтобы избежать захвата Фессалоники турками, Андроник Палеолог (сын Мануила II) вынужден был сдать город венецианцам. В 1430 г. Мурад II окончательно завоевал Фессалонику.

Вид на Яницу. Гравюра. XIX в.
Вид на Яницу. Гравюра. XIX в.

Вид на Яницу. Гравюра. XIX в.
Все покоренные турками европ. территории вошли в бейлербейство Румелия, к-рое делилось на санджаки. Македонские земли были разделены между 3 санджаками - Паша (с центром в Эдирне (Адрианополе), а с нач. XVI в.- в Софии), Кюстендил и Охрид. Санджак Паша, наибольший из них, включал окрестности совр. городов Эдирне, Елхово, горный массив Родопы, побережье Эгейского м., низовья Струмы (южнее гор Беласица) и Вардара, а также течение Альякмонаса до гор Грамос и Олимп. Санджак Кюстендил охватывал территории вокруг Кюстендила, течения верхней и средней Струмы, а также часть Северо-Восточной М. В санджак Охрид входили окрестности Охрида и юж. часть совр. Албании. В сер. XVI в. из санджака Паша были выделены 2 санджака с центрами в Фессалонике (Селанике) и Скопье (Ускюбе).

В период османского владычества в М. произошли демографические изменения, хотя и не столь значительные, как, напр., в Болгарии. Первоначально они были связаны с продажей в рабство части населения. Согласно поздневизант. историку Лаонику Халкокондилу, после битвы при Черномене 1371 г. султан Баязид I вторгся в М. и «поработил жителей всех городов, которые занял» (Chalcocond. Hist. 1843. P. 415). Бо́льшая часть их была переселена или продана в рабство на рынках Средиземноморья - от Крита до Испании. О выселении славян свидетельствуют летописные записи 1467 г.: 1-я относится к охридчанам, 2-я - к жителям Скопье, к-рых переселили в крепость Конюх (близ Эльбасана), построенную султаном Мехмедом II (Стоjановић. Записи. Т. 1. С. 102).

По мере продвижения османского завоевания основывались тур. военные центры. Эвренос-бей построил на пути из Фессалоники в Эдессу город, названный Энидже-и-Вардар (ныне Яница), где остались жить его воины. Поселившиеся в Велесе турки стали называть город Кёпрюлю. Рядом с Прилепом было основано военное поселение, куда впосл. переместился центр города. В долине р. Места, близ разрушенного Никополя, был построен г. Неврокоп (ныне Гоце-Делчев). Около Жеглигово был создан г. Куманово с целью обеспечить переход от р. Вардар к р. Юж. Морава. Параллельно осуществлялось заселение М. различными тюркскими группами из М. Азии. В кон. XIV в. была заселена территория от Серр до оз. Волви и Драмы, а также окрестности Козани. Основную часть поселенцев составляли юрюки, кочевники-скотоводы, называемые также «коняры», т. к. они происходили в основном из района г. Иконий (Конья) в М. Азии. Юрюки заняли речные долины и низменности в Южной М. и чуть позже в Центральной М., в т. ч. стратегически важные окрестности Струмицы и Дойранского оз., Овче-Поле, Штип и др. Меньшие группы проживали близ Гевгелии, Валандова, Гостивара, Дебара, Крива-Паланки, Куманова.

В нек-рых областях М. имела место массовая исламизация христ. населения, напр. в Караджаове (греч. Моглена, слав. Меглен) и в Западной М., по течению Альякмонаса. Но главными центрами исламизации являлись города (Sokoloski. 1974. P. 88; Todorov N. The Balkan City, 1400-1900. Seattle etc., 1983. P. 78-100). Для сохранения социального статуса ислам приняли мн. землевладельцы и знатные греки, славяне и албанцы Северной и Северо-Западной М. При Мураде II в Кастории, Неврокопе, Серрах, Велесе упоминаются тимариоты (держатели земельных наделов - тимаров, из к-рых тур. власти собирали нерегулярное кавалерийское ополчение) греч. и слав. происхождения. Часть греч. населения ушла в труднодоступные горные местности (Пинд, Грамос, Вермио, Олимп, Хасия), на еще не завоеванные греч. территории, а также в Италию, в результате чего в городах уменьшилось соотношение греков и жителей др. национальностей. В первые десятилетия XV в. тур. население стало преобладающим в Скопье (630 мусульм. и 200 христ. семейств), в Фессалонике (1229 мусульм. и 989 христ. семейств) и в Серрах (671 мусульм. и 357 христ. семейств) (Βακαλόπουλος Κ. Α. 2005. Σ. 27-28).

Часть исламизированных греков в Центральной и Юго-Западной М. тайно сохраняла правосл. веру (т. н. криптохристиане), одна их группа из окрестностей Гревены и Козани получила название «валлаады» и практиковала скорее синкретическое двоеверие.

В кон. ХV в. началась волна переселения в Османскую империю испан. и португ. евреев, бежавших от инквизиции католич. Церкви. Крупнейшая евр. колония возникла в Фессалонике (3143 семьи в 1519 - Ibid. Σ. 33), затем евр. общины появились в ряде др. городов М.- Скопье, Манастыре (ныне Битола), Веррии, Кастории, Серрах, Драме, Штипе, Кратове и Струмице.

В османский период на территории М. разбой принял широчайший размах. В кон. XV в. в М. появляются арматолыки - округа, контролируемые вооруженными с санкции тур. властей отрядами арматолов, к-рые боролись с разбойниками (клефтами) и гайдуками. Арматолами являлись представители местного христ. населения (преимущественно греки). Первый отряд арматолов в М. во главе с капитаном Кара-Михаилом был образован в горном массиве Олимп. В 1537 г. материковая Греция была разделена на 15 арматолыков, из них 5 находились на территории М.

Исследователи отмечали, что в раннеосманский период в М. не происходило антитур. восстаний, а попытки отдельных лиц установить контакты с Зап. Европой с целью свержения османского ига оканчивались безрезультатно. Так, в 1534 г. знатные фессалоникийцы Алексакис и Дука Палеологи с согласия митрополита пытались обратиться за помощью к имп. Карлу V Габсбургу. Поражение турок при Лепанто (1571) вызвало брожение на покоренных территориях. Фессалоникийского митр. Иоасафа I обвинили в тайных связях с европейскими державами, но благодаря помощи паши Шайтан-оглу (Михаила Кантакузина) он смог откупиться за большую сумму. В 1572 г. Гревенский еп. Тимофей предлагал папе Римскому Пию V план освобождения К-поля. В том же году Матфей Папаяннис и Панос Кестоликос, «греки-представители порабощенной Греции и Албании», прибыли для переговоров к дону Хуану Австрийскому на Керкиру во время 2-й кампании Свящ. Лиги против турок, а в 1576 г. Охридский архиеп. Иоанн с епископами Фотием Велесским, Нектарием Белиградским (Бератским) и Софронием Касторийским отправили к дону Хуану просьбу выступить против турок в Северо-Западной М. В связи с подготовкой антитурецкого восстания в 1598 г. в Велесе был казнен Охридский архиеп. Варлаам. В поисках союзников для борьбы с турками Охридский архиеп. Афанасий I Ризеа в 1596-1615 гг. посетил страны Европы и Россию. Он предложил Габсбургам детально разработанный план освобождения европ. Турции. Архиеп. Афанасия поддерживали Прилепский и Пелагонийский митр. Иеремия, Касторийский митр. Митрофан и Преспанский еп. Захария.

В XVI-XVII вв. греч. население постепенно возвращалось в города. При отсутствии офиц. статистики, согласно сведениям разных путешественников, во многих городах сохранялось преимущественно тур. население, в т. ч. в XVII в. в Штипе, Кратове, Кастории, Манастыре, Крива-Паланке, которые были полностью турецкими. Но в целом мусульм. население никогда не преобладало по численности над христианским.

Процесс уменьшения тур. населения начался в кон. ХVII в., после австро-тур. войн. Одним из факторов была эпидемия чумы, охватившая нек-рые равнинные районы, как, напр., юрюкские села по р. Крива-Лакавица. В это время весь тур. квартал в Серрах опустел и там поселились болгары-христиане. Исчез и тур. квартал в Крушеве, где осталось только 8 тур. домов. Главной причиной уменьшения тур. населения были войны, к-рые Османская империя вела в Европе. В них погибла бо́льшая часть молодых мусульман, и эти потери некому было восстановить. Примеры подобного значительного уменьшения тур. населения были в окрестностях Куманова, где неск. тур. сел стали болгарскими, а также в прилепских селах.

После подавления восстания Карпоша (1689) мн. сербы бежали из Косова и Скопье на север за отступающими австр. войсками, а болгары - преимущественно на восток. Опустевшие территории начали заселяться албанцами-мусульманами.

После Карловицкого и Пожаревацкого мирных договоров (1699, 1718), с одной стороны, стали очевидны амбициозные планы Габсбургов в отношении Балкан, а с другой - наладилась австро-османская торговля. Были установлены торговые связи городских центров М. с Зап. и Центр. Европой, что способствовало их экономическому расцвету, прежде всего Фессалоники, Мосхополя (ныне Воскопоя), Корицы (ныне Корча), Охрида, Сьятисты, Козани, Кастории и Кавалы.

В XVIII в. административно-территориальное деление в этом регионе претерпело ряд изменений: Западная М. входила в санджаки Охрид и Манастыр, Центральная М.- в санджак Селаник, Восточная М.- в санджак Кавала, а северная часть македонских земель - в санджак Кюстендил. Крупнейшим городом оставалась Фессалоника, в XVIII в. ее население достигло 40 тыс. чел. (10 тыс. турок, 8-9 тыс. греков, включая немногочисленных болгар, и 18-20 тыс. евреев - Ibid. Σ. 60).

В XVIII в. в городах начинают появляться греч. школы, к-рые заложили основы национального возрождения: в 1705 г.- в Кастории, в 1710 г.- в Сьятисте, в 1735 г.- в Серрах, в сер. XVIII в.- в Козани, в 1761 г.- во Влаци (ныне Власти), в 1773 г. (по др. сведениям, не позднее 1765) - в Эдессе и Наусе, в 1775 г.- в Клисуре. В 1748-1749 гг. на Афоне была основана академия Афониада. В 1721 г. в Фессалонике действовала школа Иоанна Фессалоникийца, в сер. XVIII в.- школа Космы Баланоса из Янины, с 1767-1770 гг.- Эллиномусион. Значительное число школ было создано равноап. Космой Этолийским во время миссионерских путешествий (1760-1773, 1775-1779).

Албанская колонизация, сопровождавшаяся грабежами и насилием, особенно усилилась в ХVIII и ХIХ вв. в связи с демографическим бумом среди албанцев; царящей анархией в Османской империи, связанной с развалом сипахийской системы и разбойничеством т. н. кырджалиев; появлением сильных местных правителей албанского происхождения; обычаем кровной мести у албанцев и вызванной им миграции. В 1769 г. албанцы разорили Мосхополь, христ. население бежало в М., Эпир и владения Габсбургов. В нач. XIX в. владения Али-паши Янинского в М. простирались от Охрида и Кастории на севере до окрестностей совр. Яницы на востоке и подножия Олимпа на юге, что вызвало отток христ. жителей в Восточную М. и Фессалонику (Ibid. Σ. 87).

Церковная жизнь в 1371-1767 гг

После османского завоевания земли в Румелии оказались разделены в церковном отношении на 2 части. Вост. земли после ликвидации Тырновской Патриархии (не позднее 2-го десятилетия ХV в.) были переданы в юрисдикцию К-польского Патриархата, а западные, включая М., остались под властью Охридской архиепископии, которая сохранила самостоятельность и даже была расширена. В нач. ХV в. Охридский архиеп. Матфей получил Софийскую и Видинскую митрополии и делал попытки присоединить др. епархии, принадлежавшие прежде Тырновскому Патриархату. После битвы при Космидии между претендентами на османский престол Сулейманом и Мусой Челеби (15 июня 1410) архиеп. Матфей прибыл в К-поль и предъявил имп. Мануилу II грамоту, дававшую ему право управлять не только Софийской и Видинской епархиями, но и другими, на которые имелись хрисовулы имп. Василия II Болгаробойцы. Согласно письму его преемника на Охридской кафедре К-польскому патриарху, император едва не постановил расширить границы Охридского диоцеза до Адрианопольской и Фессалоникийской митрополий. Против претензий Охридских архиепископов выступали К-польские патриархи, и особенно Евфимий III (II) (1410-1416). Из-за отказа Охрида признать Флорентийскую унию 1439 г. отношения между этими Церквами еще более осложнились.

Карта Македонии. 1654 г. Худож. Г. Горниус
Карта Македонии. 1654 г. Худож. Г. Горниус

Карта Македонии. 1654 г. Худож. Г. Горниус
В ХV в. Охридские архиепископы пытались распространить свое влияние за Дунаем, в Валахии и Молдавии на основании отождествления этих земель с Дакией Прибрежной и Дакией Внутренней, отмеченных как части диоцеза Юстиниана Первая в ХI новелле имп. Юстиниана I и в Синтагме Матфея Властаря. С кон. 1466 г. зависимость Молдавской митрополии от Охридской архиепископии стала номинальной: Охридский архиепископ позволил местным иерархам самим выбирать митрополита. В кон. ХVI в. Унгро-Влахийская митрополия уже находилась под властью К-поля. Между 1453 и 1466 гг. Охридская архиепископия с согласия османских властей присоединила епархии Печской Патриархии. Во 2-й пол. ХV в. в юрисдикцию Охрида входили Касторийская, Иллирийская, Пелагонийская, Скопская, Малешевская, Струмицкая, Могленская, Гревенская, Дебарская, Девольская, Сланицкая, Софийская, Видинская, Молдавская, Новобрдоская, Рашская, Печская и Зетская епархии. В географическом отношении ее границы охватывали большое пространство. Вост. граница проходила от истоков Месты и Разлогской котловины, по Риле и Софийской котловине и течению р. Искыр достигала Нижнедунайской низменности, на к-рой возле устья р. Огоста пересекала Дунай и шла по левому берегу до Килийского гирла, охватывая Бессарабию до Сев. Буковины. Зап. граница начиналась от Шар-Планины и в окрестностях Куманова и верхнего течения р. Пчиня достигала Вране, где поворачивала на северо-запад, охватывая бывш. деспотат Вука Бранковича до Ниша и Пирота. Сев. граница продолжалась к северу от Дуная и соединялась с вост. границей при Буковине.

В кон. XV - нач. XVI в. Охридская архиепископия включала 32 епископии, из них 12 находились на территории М.: Гревенская, Касторийская, Струмицкая, Могленская, Битольская, Кичевская, Дебарская, Полошская, Скопская, Кратовская, Кюстендилская, Преспанская (Снегаров. 1932. С. 156-166). Грекоязычная паства преобладала на территории современной Албании, в окрестностях Гревены и Сисани, славянская - в Северной М., Зап. Болгарии и в серб. епархиях, остальные территории имели смешанное население; в городах, как правило, преобладали греки, в сельской местности - славяне. В 1557 г. число епархий Охридской архиепископии сократилось до 17.

Во 2-й пол. ХVI в., после того как великий везир Мехмед Соколлу (Соколович) (по происхождению серб) восстановил Печскую Патриархию, церковная организация на Балканах изменилась: от Охрида отпали сербские епархии. В Печскую Патриархию помимо сербско-болгарских митрополий Ниша и Скопье вошли и чисто болгарские Кюстендилская и Самоковская епархии. К-польскому Патриархату в 1645 г. на территории М. принадлежало 9 митрополий: Фессалоникийская, Веррийская, Серрская, Филиппийская, Христопольская (Кавальская), Мелникская, Зихнийская, Драмская, Неврокопская (Никопольская). Фессалоникийской митрополии подчинялись 10 епископий: Китрская, Кассандрийская, Сервийская, Камбанийская, Петрская, Эркульская (Ардамерийская), Иерисская, или Святогорская, Литийская и Рентинская, Полеэнинская и Вардиоритская (впоследствии Полианийская и Вардариотская), Платамонская и Ликостомийская (Papadopoullos Th. Studies and Documents Relating to the History of the Greek Church and People under Turkish Domination. Aldershot, 19902. P. 106-120; Ιστορία της Ορθοδοξίας. Αθήνα, 2008. Τ. 5: περίοδος αγώνων και μεγαλείου (15ος-19ος αι.). Σ. 104-108). Но уже в 1715 г. Филиппийская, Кавальская и Драмская митрополии были объединены из-за малочисленности паствы, а Зихнийская митрополия присоединена к Неврокопской. Кассандрийская епископия получила статус архиепископии.

В кон. XVI - нач. XVII в. экономическое положение Охридской архиепископии ухудшилось, она была обременена большими долгами, закладывались церковные владения и утварь.

К сер. XVIII в. противоборство «автохтонистской», выступавшей за сохранение церковной автокефалии Охрида, и «фанариотской» партий, а также усугублявшиеся финансовые проблемы привели к существенному адм. ослаблению Охридской архиепископии, не имевшей политической поддержки османского правительства, и к усилению позиций К-польского Патриархата, который на протяжении длительного времени проводил политику церковной централизации, в т. ч. путем подчинения себе слав. епархий. В янв. 1767 г. 6 митрополитов Охридской архиепископии подписали в К-поле акт, в котором признали юрисдикцию К-польского патриарха. После этого 16 янв. 1767 г. Охридский архиеп. Арсений II был вынужден отречься от кафедры. К-польский патриарх Самуил добился издания султаном Мустафой III указа об упразднении Охридской архиепископии и включении ее епархий в состав К-польского Патриархата, который активизировал усилия по эллинизации церковной жизни на присоединенной территории. Во всех епархиях вместо богослужения на церковнославянском вводилось богослужение на греческом языке, который постепенно насаждался и как средство общения христианского населения М. Из Охрида была удалена архиерейская кафедра, а название было заменено на античное - Лихнид. Одновременно был повышен статус митрополитов соседних с Охридом епархий - в ранг экзархов были возведены архиереи Касторийский, Сисанийский, Струмицкий и Битольский. В окт. 1776 г. Лихнид был включен в состав Преспанской митрополии.

Лит.:Кънчов В. Македония: Етнография и статистика. София, 1900; Снегаров И. История ня Охридската архиепископия-патриаршия. София, 1932. Т. 2: От падането и под турците до нейното унищожение, 1394-1767; Μέρτζιος Κ. Μνημεῖα Μακεδονικῆς ῾Ιστορίας. Θεσ., 1947; Турски извори за българската история. София, 1960-1972. Т. 2-3; Матковски А. Турски извори за аjдутството и арамиството во Македониjа. Скопjе, 1961-1980. 5 т.; он же. Кануни и фермани за Македониjа. Скопje, 1990; он же. Карпошовото востание во 1689 г. Скопjе, 1990; Турски документи за историjата на македонскиот народ. Скопjе, 1963-1970. Т. 1-4; Цветкова Б. Хайдутството в българските земи през ХV-ХVIII в. София, 1971. Т. 1; Sokoloski M. Apercu sur l' evolution de certaines villes plus importantes de la partie meridionale des Balkans au XVe et au XVIe s. // Bull. de l'Association Intern. d'Etudes du Sud - Est Europeen. Bucur., 1974. T. 12. N 1. P. 81-89; Χιονίδης Γ. ῎Εγγραφα τῆς ιστορίας τῆς Μακεδονίας κατὰ τὴν τουρκοκρατίαν // Μακεδονικά. Θεσ., 1974. Τ. 14. Σ. 85-122; McGowan B. Economic Life in Ottoman Europe: Taxation, Trade and the Struggle for Land, 1600-1800. Camb., 1981; Стоjановски A. Градовите на Македониjа: Од краjот на XIV до XVII в. Скопje, 1981; он же. Македониjа во турското средновековие (од краjот на ХIV - почетокот на ХVIII в.). Скопje, 1989; Svoronos N. Administrative, Social and Economic Developments // Macedonia: 4000 Years of Greek History and Civilisation / Ed. M. V. Sakellariou. Athens, 1983. P. 354-385; Vryonis S. The Ottoman Conquest of Thessaloniki in 1430 // Continuity and Change in Late Byzantine and Early Ottoman Society / Ed. A. Bryer, H. Lowry. Birmingham; Wash., 1984. P. 281-321; Βακαλόπουλος Α. Πηγές της ιστορίας της Μακεδονίας. 1354-1833. Θεσ., 1989; idem. Ιστορία της Μακεδονίας, 1354-1833. Θεσ., [1992]; Hassiotis I. K. Anti-Turkish Movements in Macedonia before the 1821 Greek Revolution // Modern and Contemporary Macedonia / Ed. I. Koliopoulos, I. K. Hassiotis. Thessal., 1992. Vol. 1. P. 436-457; Ψαράς Ι. Η Οθωμανική κατάκτηση της Μακεδονίας // Η νεότερη και σύγχρονη Μακεδονία: Οικονομία, Κοινωνία, Πολιτισμός. Θεσ., 1992. Τ. 1. Σ. 34-43; Боjанић Д. Нови видувања за Карпошевото востание // Австро-турската воjна 1683-1699 гг. со посебен осврт на Карпошевото востание во Македониjа. Скопjе, 1997. С. 15-16; Τερζής Η. Π., Ζιώγου Σ. Η εκπαίδευση στη Μακεδονία κατά την Τουρκοκρατία: Πρώτη προσέγγιση και απογραφή. Θεσ., 1997; Тодоровски Г. Демографски процеси и промени во Македониja од краjот на ХIV в. до Балканските воjни: Со посебен осврт на турското колонизирање, исламизиранњето, потурчвањето, албанизациjaта и миграциите во Македониjа. Скопje, 2000; Βακαλόπουλος Κ. Α. Ιστορία της μείζονος Μακεδονίας: 1350-1950. Θεσ., 2005; Η νεότερη και σύγχρονη Μακεδονία: Η Μακεδονία κατά την Τουρκοκρατία / Επ. Ι. Σ. Κολιόπουλος, Ι. Κ. Χασιώτης. Θεσ., 2005; Kotzageorgis Ph. Ottoman Macedonia (Late 14th - Late 17th Cent.) // The History of Macedonia / Ed. I. Koliopoulos. Thessal., 2007. P. 129-147; Сафонов А. А. Внутренняя Македония в составе Османской империи: Социальная история локальных групп (кон. XIV - нач. XVII в.): Дис. М., 2011.
Д. Чешмеджиев, К. А. Берсенев

М. в период национального возрождения сер. XVIII - кон. XIX в.

Существовавшая в Османской империи система этноконфессиональных общин (миллетов) тормозила формирование национального самосознания христианского населения. В Ромейский миллет, возглавляемый К-польским патриархом, входили греки, болгары, сербы, правосл. албанцы, влахи (аромуны). Хотя М. была одной из самых пестрых в этническом отношении областей Балканского п-ова, в османское время национальная самоидентификация ее населения была вторичной по отношению к конфессиональной, а во мн. случаях и вовсе отсутствовала. Славяне, составлявшие бо́льшую часть населения М., долго не осознавали себя как отдельную нацию, именуясь просто христианами. «Греками» часто считали всех христиан правосл. вероисповедания, а слова, которые в наст. время воспринимаются как этнонимы, тогда могли использоваться для обозначения географической локализации, а не национальной принадлежности. Так, напр., один из полководцев Греческой национально-освободительной революции 1821-1829 гг. И. Макрияннис писал о некоем «сербском революционере, греке» (Μακρυιάννης ᾿Ι. ᾿Απομνημονεύματα. ᾿Αθῆναι, 1909. Σ. 379): «сербский» в данном случае указывает на происхождение (скорее географическое, чем этническое), «грек» - на вероисповедание. Кроме того, в эпоху османского владычества на Балканах пересекались этническая и социальная характеристики. Так, слова «серб» и «болгарин» были синонимичны понятию «крестьянин», но если эти крестьяне переселялись в город и со временем пополняли ряды среднего класса, то называли себя греками (Roudometof V. From Rum Millet to Greek Nation: Enlightenment, Secularization and National Identity in Ottoman Balkan Society, 1453-1821 // JMGS. 1998. Vol. 16. N 1. P. 13, 19). Это означало не только смену самоназвания: греч. язык был языком образования и богослужения, владение им повышало социальный статус. Так, в Белграде социальная верхушка говорила по-гречески вплоть до 1840 г. (Stoianovich T. The Balkan Worlds: The First and the Last Europe. N. Y., 1994. P. 294). Слав. историография, напротив, подчеркивает, что этнические общности внутри миллета сохраняли свою культурно-историческую традицию, а болг. историки утверждают, что в османский период болгары жили под двойным игом - турецким и греческим.

Вид Фессалоники. Гравюра. XIX в.
Вид Фессалоники. Гравюра. XIX в.

Вид Фессалоники. Гравюра. XIX в.
Однако уже в XVIII в. положение постепенно стало меняться: у балканских народов начало формироваться национальное самосознание. Связанные с его развитием процессы, получившие название национального возрождения, проходили у балканских народов в разное время: у греков они заметны уже с сер. XVIII в., у болгар и сербов - со 2-й пол. XVIII в., у албанцев - после 1878 г. Со 2-й пол. XIX в. часть слав. жителей М. стала выделять себя в особую этническую группу - македонцев. Национальное возрождение, вначале имевшее культурно-просветительский характер (открывались национальные школы, создавалась историческая и художественная лит-ра на национальных языках и т. п.), впосл. вступило в фазу вооруженной борьбы за обретение национальной независимости.

Греч. просветителей отличала глубокая неприязнь ко всему византийскому, они апеллировали к античному прошлому, к-рое давало основания утверждать об исторической и о культурной исключительности греков. Для самоназвания греч. народа вместо термина «ромеи» просветители стали использовать «эллины». А. Кораис и Г. Козакис-Типальдос считали древних македонян варварами; по их мнению, со времени Филиппа II до революции 1821-1829 гг. греки находились под иноземным игом. Но новогреч. романтическая историография (напр., К. Папарригопулос) пересмотрела отношение к македонянам и признала их греками, что стало обоснованием территориальных притязаний Греческого королевства на М.

Первым признаком болг. национального возрождения считается создание прп. Паисием Хиландарским патриотической «Истории славяно-болгарской о народах, и о царях, и о святых болгарских» (1762). Паисий считал, что для пробуждения народного самосознания необходимо знание истории своей страны и национального языка. Он осуждал тех болгар, которые, желая казаться образованными и культурными, объявляли себя греками. Паисий Хиландарский и мн. др. деятели болг. национального возрождения происходили из М.: иером. Иоаким Кырчовский (1750-1820), иером. Кирилл (Пейчинович; ок. 1771-1845), архим. Феодосий Синайский (2-я пол. XVIII в.- 1843), иером. Рильский Неофит (1793 или 1790-1881), братья Д. Миладинов (1810-1862) и К. Миладинов (1830-1862), Йордан Хаджиконстантинов (Константинов; 1818-1882), Нафанаил (Бойкикев; 1820-1906), митр. Охридский, Г. Пырличев (1830-1893), Райко Жинзифов (1839-1877) и др. Пробуждению национального самосознания у болгар способствовала деятельность рус. славянофилов, большую роль сыграло издание книги Ю. И. Венелина «Древние и нынешние болгары» (1829). Среди молодежи, приезжавшей для получения образования в рус. учебные заведения, были и уроженцы М. (но массовый приток учащихся начался после Крымской войны, когда правительство Александра II взяло курс на поддержку славян). Процесс национального возрождения болгар был связан с обретением не только политической независимости от турок, но и церковной независимости от греков. Уже во 2-й четв. XIX в. они стали выдвигать требование о назначении епископами в епархии с преимущественно болг. населением этнических болгар.

В период Греческой национально-освободительной революции 1821-1829 гг. македон. греки принимали активное участие в боевых действиях. Купец Э. Папас из г. Сере (Серры) вложил состояние в организацию восстания на п-ове Халкидики. В восстании приняли участие также жители п-ова Касандра и афонские монахи. Повстанческие отряды почти дошли до Фессалоники, но туркам удалось подавить восстание. Ответные репрессии опустошили города Центр. М., в особенности Фессалонику. В 1821-1822 гг. повстанческие движения охватили также города Западной М. (Науса, Эдеса) и горный массив Олимп. Оставшиеся в живых повстанцы участвовали в боевых действиях против турок в Центр. Греции и на Пелопоннесе. Но и в это время конфессиональная самоидентификация на Балканах еще оставалась сильнее национальной: главных своих врагов греч. повстанцы видели в мусульманах, а на стороне греков против турок сражались болгары и сербы, напр. отряд болг. серба Кристе Даговича (Хаджихристоса Вулгариса), ставшего впосл. греч. генералом. Нек-рые из македон. славян, участвовавших в восстании, получили высокие военные чины (напр., Анастас из Пиянца и Мицо, сын Ангела Гацо). Дагович и Кочо Йован внесли большой вклад в создание кавалерии греч. повстанцев.

К 40-м гг. XIX в. относится формирование греч. национальной «великой идеи», основным постулатом к-рой стала необходимость объединения греков в границах единого государства. В дальнейшем «великая идея» заняла место не только национальной идеологии, но и внешнеполитической доктрины Греческого королевства. Следующее крупное восстание в М. в 1854 г., в основном подготовленное в Греции, пришлось на время Крымской войны. В нем участвовало греч. население Южной М. (горный массив Олимп) и Западной М. (Сев. Пинд). Повстанцы действовали в тесном контакте с Греческим королевством, получали от него оружие и боеприпасы, часть отрядов возглавляли отставные офицеры греч. армии. На п-ове Халкидики предпринял попытку поднять восстание адъютант греч. кор. Амалии Ц. Каратасос со своим отрядом, но оно пошло на спад после того, как Греция под давлением Великобритании и Франции перестала оказывать ему помощь. В самой Греции восстание в пограничных провинциях Османской империи рассматривалось как подготовительный этап к их присоединению.

В 60-х гг. XIX в. было впервые заявлено о самобытности македон. славян, об их происхождении от античных македонян и превосходстве над вост. болгарами. Македон. славяне именовали их шопами (простаками), а себя считали истинными болгарами (Лабаури. 2007. С. 146-147). Поскольку старания деятелей болг. возрождения из М. вмешаться в процесс становления болг. лит. языка, к-рый складывался на основе восточноболг. диалекта без учета македонских говоров (ср. лозунг македон. переводчика и писателя Жинзифова: «Два литературных наречия - одна нация»), окончились неудачей, издаваемые в Болгарии учебники с трудом понимали в М. В кон. 60-х - нач. 70-х гг. XIX в. Д. Македонский, Д. Узунов и К. Шапкарев издали серию учебников на македон. диалекте, В. Мачуковский в 1872 г. поставил вопрос о необходимости издания «Болгарской грамматики на македонском наречии». Слав. общины в М. попытались оказать сопротивление стремлению Болгарского Экзархата подчинить своему контролю их деятельность в школьном вопросе, унифицировать школьную программу и навязать единый языковой стандарт. Подобные настроения македон. славян использовали в своих целях Сербия и Греция. Проникновение Сербии в М. началось с кон. 60-х гг. XIX в. в форме серб. национально-культурного просвещения. В 1868 г. серб. власти создали комитет для распространения серб. просвещения в М. и Косове. Свои интересы в М. Сербия обосновывала значительным серб. этническим присутствием в этом регионе. Так, серб. политик 2-й пол. XIX в. Й. Ристич, относящий Вардарскую М. к Старой Сербии, указывал, что «сербы рассеяны по всем краям Старой Сербии: на юге до Охридского озера, до Крушева и Прилепа; а на востоке до Вране, Скопье, Куманова, Кратова и далее». По его словам, серб. национальное самосознание у них настолько ослабло, что они «едва ли знали, к какой народности принадлежат, и довольствовались общим с болгарами названием христиане». Ристич призывал возродить у «христиан Старой Сербии» серб. самосознание через просвещение (Ристић J. Спољашњи одношаjи Србиjе Новиjега времена. Београд, 1901. С. 278-279).

Рост национального самосознания болгар и в т. ч. македон. славян привел к борьбе за церковное обособление. В М. стали создаваться собственные слав. церковные, а затем церковно-школьные общины, к-рые имели большое значение для просвещения слав. населения. В сер. XIX в. участились требования этих общин к К-польскому Патриархату о назначении архиереев-славян и замене греческого языка в богослужении церковнославянским. В 60-х гг. XIX в. противостояние церковных общин македон. славян с К-полем усилилось. Иногда назначаемых К-полем архиереев-греков изгоняли из городов, народ требовал епископов-славян. В окт. 1867 г. церковные общины Охрида направили в К-поль петицию, в к-рой подробно изложили историю Охридской архиепископии и потребовали ее восстановления. В 1869 г. церковные общины Прилепа, Охрида, Велеса, Скопье и др. заявили о выходе из церковной юрисдикции К-польского Патриархата.

Одной из форм протеста церковных общин македон. славян, желавших возрождения Охридской архиепископии, было обращение за покровительством к др. церковным юрисдикциям, в т. ч. к инославным. Эту тенденцию поддержали Римская Церковь, проводившая в М. активную прозелитическую деятельность, а также ряд западных государств, прежде всего Франция и Австро-Венгрия. Не имея поддержки от России, македонские автономисты рассчитывали посредством принятия унии с Римом добиться церковной независимости от К-поля. Одним из центров униат. движения стал г. Кукуш (ныне Килкис, Греция). 12 июля 1859 г. предводители церковно-школьной общины этого города во главе с Н. Станишевым подписали т. н. Кукушскую декларацию, содержавшую прошение на имя папы Римского Пия IX о принятии их в унию. 18 дек. 1860 г. в К-поле с аналогичным обращением выступила еще одна группа македонских славян, возглавляемая архим. Иосифом (Сокольским). 2 апр. 1861 г. в Риме он был рукоположен Пием IX во архиепископа болгар. униатов. Вследствие предпринятых Россией и К-польским Патриархатом действий униат. движение было временно приостановлено, многие из принявших унию вернулись в Православие.

Свои церковные интересы в М. преследовала и Сербия, правительство к-рой в 1869 г. выразило желание, чтобы в состав Болгарского Экзархата вошли только те епархии, которые ранее находились в юрисдикции Тырновской архиепископии, а епархии бывших Печской и Охридской архиепископий были подчинены Белградско-Карловацкой митрополии. Белград выражал согласие на сохранение епархий Вардарской М. под юрисдикцией К-поля при условии назначения на эти кафедры этнических сербов. Всего в это время К-польскому Патриархату в М. принадлежало 8 митрополий: Фессалоникийская, Драмская, Пелагонийская, Веррийская и Наусская, Серрская, Сисанийская-Сьятистская, Элассонская, Кассандрийская. Фессалонике подчинялось 8 епископий, а Драме - 1.

В 1870 г. султан издал фирман о создании Болгарского Экзархата (см. подробнее в ст. Болгарская Православная Церковь). Из македонских епархий Экзархату была подчинена только Велесская, в то время как остальным епархиям, согласно 10-й ст. фирмана, предоставлялась возможность присоединиться к нему на основании волеизъявления не менее 2/3 жителей. По итогам проведенных в 1872-1873 гг. плебисцитов Скопская и Охридская епархии высказались за присоединение к Болгарскому Экзархату, однако К-польская Патриархия при поддержке Высокой Порты, опасавшейся усиления Болгарской Церкви и через нее российского влияния, не признала этого решения и добилась временного запрета на проведение плебисцитов в др. епархиях. В результате на Охридской и Скопской кафедрах остались архиереи-фанариоты, власть которых не признавали церковные общины и большинство паствы. Назначенные Болгарским Экзархатом Охридский и Скопский митрополиты длительное время не могли получить бераты и занять кафедры. Только в 1874 г. Высокая Порта по ходатайству российского посла Н. П. Игнатьева согласилась выдать бераты экзаршим митрополитам Нафанаилу Охридскому и Дорофею Скопскому.

В 70-х гг. XIX в. униат. идея в М., подогреваемая миссионерской деятельностью католической Церкви и зап. державами, приобрела новых приверженцев. Этому во многом способствовало разочарование политикой Болгарского Экзархата, постигшее многих сторонников возрождения Охридской архиепископии. Так, в 1873 г. на фоне слухов о якобы готовящемся разделе македонских епархий между К-польским Патриархатом и Болгарским Экзархатом 6 церковных общин македон. славян в Фессалонике, Кукуше, Дойране, Струмице, Малешеве и Энидже-и-Вардар во главе с еп. Нилом (Изворовым), викарием Болгарского экзарха, обратились к униат. Адрианопольскому еп. Рафаилу (Попову) с прошением о принятии в унию. По настоянию российского посла Болгарский экзарх Анфим I, а затем и турецкие власти предписали еп. Нилу покинуть Фессалонику и прибыть в К-поль. Там он укрылся в резиденции еп. Рафаила (Попова), где вел переговоры с папским легатом о заключении унии. В апр. 1874 г. Нил (Изворов) принял унию и в сент. 1876 г. был назначен униат. епископом с кафедрой в Адрианополе (с 1880 - в Кукуше). Административно его епископия в М. была включена в состав Болгарского диоцеза европ. Турции.

В 1875 г. в Боснии и Герцеговине началось восстание, перекинувшееся на Болгарию и М. В последовавших войнах Сербии, Черногории и России против Османской империи в период Восточного кризиса 1875-1878 гг. М. не была ареной боевых действий. С началом русско-турецкой войны 1877-1878 гг. из-за обострения отношений с османским правительством Болгарский экзарх Иосиф I (Йовчев; 1877-1915) был вынужден отозвать архиереев с Охридской и Скопской кафедр. Заключенное в Сан-Стефано 19 февр. 1878 г. перемирие, завершившее русско-тур. войну 1877-1878 гг., предусматривало включение М., кроме Фессалоники и п-ова Халкидики, в состав автономного княжества Болгария. Во время войны активную подготовку к восстанию в М. вели греки под руководством консулов в Фессалонике и Манастыре, а также созданного с этой целью Македонского комитета. Однако только в февр. 1878 г. начались восстания греков, к-рые приняли характер протеста против положений Сан-Стефанского договора. На волне недовольства положениями договора со стороны албан. населения летом 1878 г. была создана Призренская лига, составившая карту Великой Албании. Ею был организован ряд восстаний в районах с преимущественно албан. населением, на подавление которых у Высокой Порты ушло неск. лет. Пересмотр положений Сан-Стефанского договора на Берлинском конгрессе и возвращение М. под полную власть султана вызвали недовольство слав. населения и спровоцировали начало Кресненского восстания 1878-1879 гг. в Пиринской М. Эти события привлекли к М. внимание соседних балканских гос-в и европ. держав и породили т. н. македон. вопрос.

В историографии было высказано мнение, что политическое разделение в 1878 г. болг. этноязыковой общности углубило этнокультурные дезинтеграционные процессы, приведшие в итоге к созданию македон. нации (Струкова. 2004. С. 201). После Берлинского конгресса развитие болгарских и македон. земель шло в различных политических и экономических условиях, что создало предпосылки для постепенного обособления слав. населения М. в самостоятельную нацию (История Югославии. М., 1963. Т. 1. С. 625). Другая т. зр. заключается в том, что в посл. трети XIX в. процесс эволюции македонских славян в сторону становления у них болгарского национального самосознания усилился, а поворотным моментом стало вхождение в 1913 г. Вардарской М. в Королевство Сербия (Лабаури. 2007. С. 141, 151).

После Берлинского конгресса 1878 г., не оправдавшего чаяния македонских славян на обособление от Османской империи по примеру Болгарии или Вост. Румелии, новый импульс получило униат. движение. Австро-венг. дипломатические агенты продвигали идею массового перехода македон. населения в унию, что, по их заверениям, позволило бы Австро-Венгрии, пользовавшейся статусом покровителя католич. населения европ. Турции, вмешаться в македон. дела. В случае австро-венг. оккупации М. Вена обещала предоставить ей политическую автономию. Исходя из этих соображений представители Охридской, Пелагонийской, Велесской, Струмицкой, Веррийской, Мелникской, Касторийской и Неврокопской епархий направили в Фессалонику делегацию для переговоров с католич. миссией ордена лазаристов, при посредничестве к-рой они рассчитывали договориться о восстановлении Охридской архиепископии путем заключения унии с Римом. В 1883 г. для македонских греко-католиков в Фессалонике было учреждено викариатство в составе 27 приходов (ок. 10 тыс. верующих). После Балканских войн и первой мировой войны бо́льшая часть приходов опустела, верующие переселились гл. обр. в Болгарию.

Смешанный характер населения М. давал повод претендовать на ее территории болгарам, грекам, сербам и не имевшим пока собственной государственности албанцам. Но ни одно из балканских гос-в не имело в 1878 г. ни военной, ни дипломатической возможности добиться присоединения хотя бы части М. Поэтому следующую четверть века шла идеологическая борьба за М., а основным ее инструментом была пропаганда, которая велась через школьное образование и религ. институты. Ей активно содействовали консульства и национальные культурно-просветительские об-ва. В этой борьбе греки имели конкурентные преимущества, важнейшим из к-рых была опора на К-польскую Патриархию. Она представлялась единственной легитимной церковной организацией, Болгарский Экзархат - неканоническим схизматическим учреждением. Сохраняя верность Патриархии, консервативно настроенные крестьяне славянских сел становились грекоманами. Кроме того, греч. национальное движение в М. было единым, а славянское разделилось на болгарское, сербское и македонское. Слав. национальные движения вели борьбу не только против греков, но и между собой, что мешало населению их идентифицировать и ослабляло их. Так, к нач. ХХ в. общее число слав. школ и численность учеников в регионе сравнялись с греческими, но это не привело к ослаблению позиций греков. Этот период получил название эпохи «культурной пропаганды», или «национального пробуждения» М.

Греч. национальное движение в М. развивали дипломатические представители Греции, просветительские, а затем подпольные вооруженные организации, духовенство. Греческий епископат активно участвовал в этом процессе как в период «культурной пропаганды», так и во время вооруженной борьбы. Хотя их деятельность выглядела как борьба против Болгарского Экзархата, на практике она была нацелена на эллинизацию М. Большой вклад в нее внесли Фессалоникийские митрополиты Иоаким (Деведзис; 1874-1878; впосл. патриарх К-польский Иоаким III), Афанасий (Мегаклис; 1893-1903), Александр (Ригопулос; 1903-1910), Пелагонийские митрополиты Матфей (Петридис; 1866), Косма (Эвморфопулос; 1872), Василий (Георгиадис; 1909-1910; впосл. патриарх К-польский Василий III), Серрский митр. Григорий (Зервудакис; 1892-1909; впосл. К-польский патриарх Григорий VII), Касторийский митр. Герман (Каравангелис; 1900-1908), Драмский митр. сщмч. Хризостом (Калафатис; 1902-1912). Позиции греков были наиболее прочны в Эгейской М.

Лидером болгарского национального движения был Болгарский Экзархат во главе с экзархом Иосифом I. В отличие от греческого духовенства Иосиф I был приверженцем мирной политики, в нач. ХХ в. эта позиция привела его к конфликту со сторонниками вооруженной борьбы. Основные усилия Экзархата были направлены на поддержку прозябавшего в нищете сельского духовенства и организацию школьного дела. В М. наибольшее влияние болгары имели в вост. и центральных районах. Однако им не удалось сформировать слой национальной интеллигенции: образованные македон. славяне эмигрировали, поскольку все общественно значимые позиции в регионе были заняты греками, евреями и отчасти влахами. Не имея возможности принести пользу на родине, македон. славяне развернули мощную кампанию в Европе, настраивая общественное мнение в пользу угнетенных соплеменников.

Присоединение в 1885 г. Вост. Румелии к Болгарии привело к сербо-болг. войне, закончившейся поражением Сербии. Белград и Афины, опасаясь роста влияния Болгарии в М., к-рая могла повторить судьбу Вост. Румелии, были вынуждены активизировать свою политику в этом регионе. В результате Сербия выработала т. н. идеологию македонизма, предусматривавшую проведение комплекса мероприятий по утверждению и поддержке македон. национальной самостоятельности и распространению македонского национального самосознания. Появление во внешнеполитическом курсе Сербии концепции македонизма было связано с видным сербским историком, филологом и гос. деятелем С. Новаковичем. Он пришел к выводу, что продолжение Белградом прежней прямолинейной политики, связанной с формулой «македонцы - это сербы», приведет к потере М. для Сербии. Новакович исходил из того, что предотвратить объединение славянского населения М. с Болгарией может только идея македон. национальной самостоятельности. Оторванных от болгар в национальном и политическом плане македонцев предполагалось «сербизировать». Большое значение Новакович придавал созданию македон. лит. языка, используя диалектные различия болг. языка в М. и в Вост. Болгарии. Его попытка в 1887 г. начать издание на территории Османской империи лит. газеты на македон. диалекте вызвала протесты болг. правительства и Экзархата. Сербии отводилась роль защитницы македон. самостоятельности от великоболг. претензий. В церковном отношении сербы сотрудничали с К-польской Патриархией; издававшийся в К-поле печатный орган координируемого Новаковичем об-ва «Сербо-македонцы» призывал македон. славян отказаться от Болгарского Экзархата в пользу создания собственного автономного Охридского архиепископства, изгнать из М. болгарское духовенство и преподавателей, поставить на их места «священников и учителей родом из Македонии и воспитанных в сербском духе» (Цамбазовски К. Културно-општествените врски на Македонците со Србиjа во текот на XIX в. Скопjе, 1960. С. 163-164). Происшедший в 1888 г. в Фессалонике конфликт между руководством болг. гимназии и учениками из М., к-рые потребовали, чтобы занятия в гимназии вели на македон. диалекте, в дальнейшем оказал значительное влияние на судьбу М. Новакович отправил учеников в Белград в учебные заведения Общества св. Саввы, созданного в 1886 г. для обучения слав. молодежи, приехавшей из М., и подготовки учителей для ведения в этом районе серб. пропаганды. Но в Белграде сербские националисты из Общества св. Саввы внушали обучаемым, что те являются чистыми сербами, в результате эта группа македонцев отправилась в Софию. Но там среди них произошел раскол: промакедонистски настроенное меньшинство, убедившись, что в Болгарии и речи никакой не может идти о самостоятельном македонском народе, возвратилось в Белград, а подавляющее большинство, выступавшее за сохранение общеболгарского единства, осталось. Об идеологии этих групп можно судить по программам и деятельности тех общественных объединений, которые были ими впоследствии созданы: оставшиеся в Болгарии основали в 1892 г. «Молодое македонское литературное объединение» с печатным органом «Лоза», а вернувшиеся в Сербию во главе с Крсте Мисирковым - в 1893-1894 гг. объединение «Вардар». Целью деятельности «лозарей», среди которых были будущие активисты Внутренней Македонско-Одринской революционной организации (ВМОРО) и Верховного Македонского комитета (ВМК), являлось формирование болгарского лит. языка с учетом македон. диалекта. Их национальное самосознание было четко выражено в ст. «Несколько слов по вопросу о национальности», где утверждалось, что «национальность македонцев не может быть никакой другой, кроме болгарской» (Пандев К. Националноосвободителното движение в Македония и Одринско (1878-1903). София, 2000. С. 69-70). Вернувшиеся в Белград молодые македонцы стали идеологами «автохтонного» македонизма, сотрудничавшего с серб. властями. Ставший в 1893 г. министром иностранных дел Новакович взял их под свою опеку. Но по мере сотрудничества серб. правительства с македон. интеллектуалами все более проявлялось стремление последних к независимости. Они не хотели ограничивать свою деятельность изучением М. в историческом, этнографическом, филологическом и географическом отношениях, а планировали тайно приступить к политической деятельности, целью которой была самостоятельность М. Недоверие со стороны сербских властей привело к роспуску «Вардара». За посл. четв. XIX в. сербам удалось упрочить свои позиции на севере и западе М.

Ощутимые результаты принесла и просветительская деятельность Болгарского Экзархата в М. В 80-90-х гг. XIX в. уже уходило в прошлое прежнее презрительное отношение македон. славян ко всему «шопскому». Молодое Болгарское княжество начинало восприниматься ими как национальный очаг, к-рый должен был стать центром объединения остальных болг. земель.

В 1890 г. османское правительство издало бераты, подтверждавшие назначение экзарших митрополитов Синесия (Димитрова) в Охрид и Феодосия (Гологанова) в Скопье. В сер. 1891 г. великий везир разрешил в вилайетах Селаник и Манастыр не препятствовать болгарам, вышедшим из-под юрисдикции К-польской Патриархии, самостоятельно (через представителей духовных общин) улаживать свои церковные дела и следить за работой школ; в результате за неск. месяцев более 150 сел и городов заявили об отказе от духовного подчинения К-полю и переходе под юрисдикцию Экзархата. Этот переход продолжился и после Указа 1891 г. об ограничении выхода болг. общин из ведения К-польской Патриархии.

Скопский митр. Феодосий стремился к обособлению епархии от иностранных юрисдикций, в связи с чем уже в 1891 г. у него возник конфликт с Экзархатом. В дек. 1891 г. в послании к экзарху митр. Феодосий подтвердил свою цель создать независимую Македонскую Церковь; он подчеркивал, что данная идея не нова и хорошо известна болг. священноначалию. Взаимодействуя с другими македонскими епархиями, митр. Феодосий пытался консолидировать сторонников восстановления Охридской архиепископии. Вместе с тем после отклонения его просьбы о принятии епархии под юрисдикцию К-польского Патриархата на правах автономии митр. Феодосию было предписано покинуть Скопье и прибыть в К-поль, где находилась резиденция Болгарского экзарха. Не подчинившись этому распоряжению, митр. Феодосий при посредничестве апостолического нунция А. Бонетти попросил покровительства папы Римского и выразил готовность вступить в унию с Римской Церковью, если та признает его в качестве главы Охридской архиепископии. Но, не дождавшись ответа из Рима, Феодосий был под конвоем доставлен в К-поль, где был предан экзаршему суду и 11 марта 1892 г. извергнут из сана и сослан в мон-рь.

Итоги русско-тур. войны 1877-1878 гг. стали катализатором албанского национального возрождения. Его позднее развитие связано с отсутствием этнического (наличие 2 различных по языку и обычаям групп - гегов и тосков) и конфессионального (мусульмане, православные, католики) единства среди албанцев. Первые орг-ции албанцев - Албанский Янинский комитет, Призренская лига, Центральный комитет в защиту прав албан. народа - были созданы в 1877-1878 гг. при поддержке Высокой Порты, стремившейся использовать албанцев для сдерживания слав. и греч. экспансии М. Но вскоре албан. организации вышли из-под османского контроля и сосредоточились на собственных целях - обретении автономии, а затем и независимости в тех районах империи, где проживало, хотя и вместе с др. этносами, албан. население (вилайеты Косово, Шкодра, Янина и Манастыр). Претензии Печской лиги (1899-1900) простирались и на вилайет Селаник. В 80-х гг. XIX в.- 80-х гг. XX в. албан. национальное движение носило преимущественно мирный характер и боролось за создание единого языка и развитие образования.

Особые цели в М. преследовала активизировавшаяся в нач. ХХ в. румын. пропаганда. В то время как традиционно проживавшее в юж. районах влашское население по примеру славян добивалось создания национальной Церкви и совершения богослужений на родном языке, румын. правительство, поощряя это национальное движение, планировало не присоединение населенных влахами земель, а передачу их болгарам взамен Юж. Добруджи, которую оно намеревалось выторговать у Болгарии в случае ее расширения за счет М. В 1905 г. румын. правительству удалось добиться от султана офиц. признания прав влахов в империи, что давало Румынии возможность оказывать им покровительство. Поскольку македон. влахи не были заинтересованы в скором распаде империи, Высокая Порта отнеслась к их движению сочувственно.

К кон. XIX в. на смену мирным просветительским орг-циям пришли тайные об-ва, ставившие целью вооруженную борьбу за М.

Лит.: Григорович В. И. Очерк путешествия по Европ. Турции. М., 18772; Шопов А. Из живота и положението на българите във вилаетите. Пловдив, 1893; Weigand G. Die Nationalen Bestrebungen der Balkanvölker. Lpz., 1898; Державин Н. С. Болгарско-серб. взаимоотношения и македон. вопрос. СПб., 1914; Рачев К. Западна Македония. София, 1925; Снегаров И. Солун в българската духовна култура: Ист. очерк и документи. София, 1937; Кирил (Константинов), патр. Натанаил, митр. Охридски и Пловдивски (1820-1906). София, 1952; он же. Съпротивата срещу Берлинския договор: Кресненското въстание. София, 1955; он же. Принос към българския църковен въпрос: Док-ти от австрийското консулство в Солун. София, 1961; он же. Българската екзархия в Одринско и Македония след Освободителната война (1877-1878). София, 1969. Т. 1; 1970. Т. 2; Βακαλόπουλος ᾿Α. ᾿Εθνικὰ αἰσθήματα καὶ δράση τῶν ῾Ελλήνων τῆς Μακεδονίας ἐπὶ Τουρκοκρατίας: 1430-1821. Θεσ., 1954; idem. Ιστορία της Μακεδονίας: 1354-1833. Θεσ., 1992; Паскалева В. Към историята на търговските връзки на Македония със Средна Европа в ХIХ в. // ИИИ. 1962. Кн. 11. С. 51-82; Христов Х. Аграрните отношения в Македония през ХIХ и нач. на ХХ в. София, 1964; Апостолов А. Колонизациjа на Македониjа во Стара Югославиjа. Скопjе, 1966; Документи за Бълг. възраждане от архива на Стефан И. Веркович. София, 1969; Ников П. Възраждане на бълг. народ: Църковно-национални борби и постижения. София, 1971; Маркова З. Българското църковно-национално движение до Кримската война. София, 1976; Райкова А. Стефан Веркович и българите. София, 1978; Трайков В. Идеологически течения и програми в нац.-освободителните движения на Балканите до 1878 г. София, 1978; Macedonia: Documents and Material. Sofia, 1978; Дойнов Д. Кресненско-Разложкото въстание, 1878-1879. София, 1979; Божинов В. Българската просвета в Македония и Одринска Тракия, 1878-1913. София, 1982; Борбите в Македония и Одринско, 1878-1912 г. София, 1982; История на България: В 14 т. София, 1983. Т. 4; Матковски А. Отпорот во Македониjа во времето на турското владење. Скопjе, 1983. 4 т.; Βακαλόπουλος Κ. Α. Ο Βόρειος Ελληνισμός κατά την πρώιμη φάση του Μακεδονικού αγώνα (1878-1894). Θεσ., 1983; idem. Η Μακεδονία στις παραμονές του Μακεδονικού αγώνα (1894-1904). Θεσ., 1986; idem. Εθνοτική διάπαλη στη Μακεδονία (1894-1904): Η Μακεδονία στις παραμονές του Μακεδονικού αγώνα. Θεσ., 1999; idem. Ιστορία της μείζονος Μακεδονίας: 1350-1950. Θεσ., 2005; Шапкарев К. За възраждане на българщината в Македония. София, 1984; Българската възрожденска интелигенция: Енцикл. / Сoст.: Н. Генчев, К. Даскалова. София, 1988; Църнушанов К. Македонизмът и съпротивата на Македония срещу него. София, 1992; Изследвания по македонския въпрос. София, 1993. Кн. 1; Македония през погледа на австрийски консули, 1851-1977/78 / Подбор и ред.: В. Паскалева. София, 1994. Т. 1: 1851-1865; Македония: История и политическа съдба. София, 1994-1998. 3 т.; Καρδαράς Χ. Το Οικουμενικό Πατριαρχείο και ο αλύτρωτος Ελληνισμός της Μακεδονίας, Θράκης, Ηπείρου μετά το Συνέδριο του Βερολίνου (1878). Αθήνα, 1996; Митрески П. Историски прилози за Македониjа: (ХIХ-ХХ в.). Струга, 2000; Кантарџиев Р. Историja на образованието и просветата во Македониjа. Скопje, 2002; Струкова К. Л. Общественно-политическое развитие Македонии в 50-70-е гг. XIX в. М., 2004; Лабаури Д. О. Идеология македонизма в 1886-1903 гг. // Славяноведение. 2005. № 3. С. 22-37; он же. Берлинский приговор 1878 г. и проблема македонского этноязыкового своеобразия // Изв. Уральского гос. ун-та. Сер. 2: Гуманит. науки. Екат., 2007. № 49. Вып. 13. С. 138-153; Българският народ, Македония, Европа. София, 2009; Петрунина О. Е. Греческая нация и гос-во в XVIII-XX вв. М., 2010; Сквозников А. Н. Македония в кон. XIX - нач. ХХ в.: Яблоко раздора на Балканах. Самара, 2010; Радев С. Македония и Българското възраждане. София, 2013; Константинова Ю. Българи и гърци в борба за османското наследство. Вел. Търново, 2014.
О. Е. Петрунина, К. А. Берсенев

Вооруженная борьба за М. и последствия ее разделения

Первой организацией, которая начала борьбу за автономию М. вооруженным путем, стала созданная в 1893 г. славяно-македон. активистами в Фессалонике ВМОРО (в 1896 или 1897 переименована в Болгарские Македонско-Одринские революционные комитеты, в 1902 - в Тайную Македонско-Одринскую революционную орг-цию (ТМОРО), в 1905 ей было возвращено первоначальное название), имевшая четкую структуру: территория М. была поделена на 6 революционных округов, которые делились на районы. В каждом районе был создан как минимум один вооруженный отряд. Параллельно в 1894-1895 гг. в Софии возник ВМК (в 1900 переименованный в Верховный Македонско-Одринский комитет - ВМОК). Он доставлял в М. набранные и обученные в Болгарии партизанские отряды (четы). Члены этих орг-ций не имели единой позиции по вопросу о будущем М., среди них были сторонники создания Балканской федерации, где все народы должны были получить гарантии своих прав борцы за присоединение М. к Болгарии и сторонники доктрины македонизма. Соперничество ВМОРО и ВМК иногда доходило до вооруженных конфликтов.

В 1894 г. в Греции было основано тайное Национальное об-во, стремившееся к развитию греч. самосознания у христ. населения Османской империи и подготовке присоединения М. и других областей к Греции. С 1896 г. об-во занималось формированием греч. партизанских (андартских) отрядов в М. Осенью 1896 г. оно организовало масштабную всегреч. панихиду по грекам, павшим во всех прежних восстаниях в М. и Эпире. Об-во во многом способствовало началу неудачной для греков войны с турками в 1897 г. Поражение в этой войне привело к ликвидации об-ва в 1899 г. и временному снижению греческой активности в М.

В 90-х гг. XIX в. курс османского правительства в отношении Болгарского Экзархата изменился, в 1894 г. Высокая Порта даровала бераты болг. владыкам Велесской и Неврокопской епархий, а в 1897 г.- Битольской, Дебарской и Струмицкой епархий. Охридскую епархию возглавлял епископ Болгарского Экзархата, не имевший султанского берата. Для остальных епархий с болгарским и со смешанным населением - Костурской (Касторийской), Леринской (Могленской), Воденской, Солунской (Фессалоникийской), Кукушской (Поленинской и Вардарской), Сярской (Серрской), Мелникской и Драмской - экзарх Иосиф I сумел добиться признания председателей церковных общин наместниками Экзархата с правом урегулирования всех вопросов церковной жизни и народного просвещения.

Усилия Белграда, направленные на продвижение на македон. кафедры кандидатов-сербов, увенчались успехом в 1897 г., когда временно управляющим Скопской епархией был назначен архим. Фирмилиан (Дражич). В 1902 г. российские дипломаты добились согласия от К-польской Патриархии и Высокой Порты на поставление его Скопским митрополитом с целью удержать слав. население от массового перехода в Экзархат. Причина, по к-рой российские дипломаты, поначалу деятельно поддерживавшие болгар, стали сотрудничать с сербами, была следствием ухудшения, а затем и разрыва политических отношений с Болгарским княжеством. «Природные сербы» занимали Скопскую кафедру до 1915 г., когда в ходе первой мировой войны болгарами был убит митр. Викентий (Крджич).

В 1902 г. группа выходцев из М., во главе которых были основатели «Вардара», приступила к изданию в Белграде «Балканского гласника», на страницах которого делались попытки выработать 1-ю в истории македонскую национально-политическую программу. Эти действия вызвали протесты со стороны серб. общественности, отказывавшейся принимать гибкий лозунг Новаковича «Македония - македонцам». Так, в 1902 г. идеологи серб. национальной пропаганды утверждали, что слав. население М. представляет собой аморфную массу без национального самосознания, к-рая близка как к болгарам, так и к сербам и которая может быть не субъектом, а только объектом политики. Одним из первых эту идею выразил глава отд-ния пропаганды при МИД Сербии С. Симич. Тем временем в С.-Петербурге возник новый центр македонистской пропаганды - Македонское научно-лит. общество им. св. Климента (впосл. Славяно-Македонское об-во им. святых Кирилла и Мефодия) во главе с К. Мисирковым.

В 1902-1903 гг. оформилась Сербская четническая орг-ция. В 1903 г. был основан греч. Македонский комитет. К этому времени по всей территории М. уже действовали партизанские отряды, сформированные по этническому принципу: на севере - преимущественно сербские и болгарские, в Центр. М.- болгарские и греческие, на юге - греческие, болгарские и влашские, на западе - греческие, болгарские и албанские. В то время численность населения М., по разным данным, составляла от 1,7 до 2,2 млн чел., а ее этнический состав каждая из заинтересованных сторон определяла в свою пользу. Наиболее организованным и масштабным было болг. движение, готовое к началу восстания.

Осенью 1902 г. ВМОК поднял восстание в Пиринской М. с центром в г. Горна-Джумая (ныне Благоевград). Оно было подавлено, но дало повод державам потребовать от Высокой Порты проведения реформ в интересах христиан. Предложенные Высокой Портой меры не удовлетворили Россию и Австро-Венгрию, и они в нач. 1903 г. разработали Венскую программу, к-рая не давала М. полной автономии, но предполагала серьезные преобразования в адм., судебной, финансовой сферах, амнистию, реформу жандармерии. Но этот компромиссный вариант не устраивал болг. активистов. В апр. 1903 г. члены болг. молодежной радикально-анархической группы организовали ряд терактов в Фессалонике: взорвали франц. пароход «Гвадалкивир», газовый завод, почту, ряд др. объектов. Османские власти провели масштабную карательную операцию и христианские погромы, ответом на которые стало Илинденское восстание. Оно началось 20 июля (2 авг.) 1903 г., в день прор. Илии, и охватило гл. обр. вилайет Манастыр, затронув также соседние вилайеты Селаник и Ускюб. Восстание, в к-ром участвовало ок. 20 тыс. болг. партизан, было подавлено в течение 2,5 месяцев тур. войсками при участии греч. партизан. Оно показало утопичность Венской программы и вынудило Россию и Австро-Венгрию провести новые переговоры в Мюрцштеге, в ходе которых в окт. 1903 г. была разработана новая программа реформ. Она предполагала расширение участия представителей европ. держав в управлении М., выделение османским правительством средств на воссоздание пострадавших во время восстаний христ. сел. В 1905 г. Мюрцштегская программа была дополнена финансовыми реформами.

Но эта программа не могла быть реализована, т. к. османское правительство уже плохо контролировало ситуацию в М. С 1904 г. там началась настоящая война между партизанскими отрядами разной этнической принадлежности. Она поддерживалась консульскими агентами соответствующих стран, обеспечивавших лечение раненых и поставки продовольствия, оружия, живой силы своим сторонникам. Уже в это время в планы болгарского, сербского и греческого правительств входила не борьба за автономию М., а подготовка ее присоединения к своему гос-ву. Наибольший размах приняло противостояние между греками и болгарами. В противовес структурам ВМОРО и ВМОК греч. консул в Фессалонике Л. Коромилас (1904-1907) создал тайную Фессалоникийскую орг-цию, к-рая не только напрямую поддерживала греческих партизан, но и вела экономическую войну против славян: их хозяйственная деятельность тормозилась, магазины бойкотировались, собственность скупалась греками, получавшими на эти цели субсидии от греч. правительства. В М. по консульским каналам проникали греч. офицеры и добровольцы с о-ва Крит. С греческой стороны в вооруженной борьбе принимало активное участие духовенство. Большую роль в организации греч. боевых отрядов сыграл Касторийский митр. Герман (Каравангелис). Он умело воспользовался разногласиями среди славян и привлек на свою сторону неск. лидеров слав. партизан, к-рые позже вошли в историю как борцы за греч. интересы (Коттас Христу из Рули, Вангелис из Стребено и др.).

Болг. экзарх Иосиф I был против вооруженной партизанской борьбы, т. к. считал ее не только бесполезной, но и вредной - она подвергала мирное население репрессиям тур. правительства и провоцировала греков на ответные действия. Он считал, что нужно действовать медленно и поступательно, через обучение в школах и культурно-просветительскую работу, объясняя македон. славянам, что они болгары, и одновременно добиваться выдачи бератов экзаршим епископам М. За это болг. четники обвиняли Иосифа I в пассивности, но экзарх отнюдь не был бездеятельным: он признавал полезной только действия в рамках османской законности. К 1913 г. ему удалось добиться выдачи бератов для большей части македон. епархий. Для осуществления своей церковно-политической программы Иосиф I постоянно прибегал к помощи послов великих держав, пытаясь использовать в своих целях их соперничество между собой. Церковное отделение македон. епархий, по его мнению, должно было подготовить почву для буд. разграничения территории между гос-вами.

Партизанская война велась не только против боевых отрядов противника, но и против мирного населения: все участники конфликта жгли этнически враждебные села, убивали жителей, уничтожали урожай, совершали политические убийства в городах. Запуганное христ. население было вынуждено заявлять о своей этнической принадлежности в зависимости от того, под чей контроль переходил данный район. Зафиксированы случаи обращений македон. христиан в консульские представительства России с просьбой признать их русскими.

Османское правительство видело главную опасность в болг. движении, поэтому своевременно не заметило усиления позиций греков. Только в 1907 г. Высокая Порта и европ. державы потребовали от Греции отозвать Коромиласа - главного виновника провала Мюрцштегской программы, а от К-польского патриарха - скомпрометировавших себя архиереев. Однако созданные ими структуры продолжали успешно функционировать и далее. К этому времени в борьбе за влияние в М. наступил перелом в пользу греков.

В борьбе с болгарами союзниками греков выступили сербы. Между Грецией и Сербией даже велись переговоры о разделе сфер влияния в Вардарской М., но стороны так и не смогли договориться. При содействии сербов и турок греки сумели локализовать действия ВМОРО и нанести болгарам в М. непоправимый ущерб.

Этап активного вооруженного противостояния, получивший название борьбы за М., завершился в 1908 г. в связи с младотурецкой революцией в Османской империи. Младотурецкое движение, базировавшееся также и в М., поддерживало тесные контакты с другими национальными движениями, к-рые воспринимались как союзники в борьбе против общего врага - султанского абсолютизма. Приход младотурок к власти приветствовали члены национальных движений в М., межэтническая война на время прекратилась. Младотурецкое правительство восстановило Конституцию 1876 г., объявило амнистию, легализовало национальные общественные и политические организации. Однако в 1909 г. к власти пришло радикальное крыло младотурок, стремившееся сохранить целостность империи любой ценой и османизировать нетурецкое население. В 1910 г. свобода политических союзов была отменена, ожидаемые реформы в пользу нетурецких меньшинств не были реализованы. В результате вооруженное противостояние в М. возобновилось, несмотря на жесткие меры со стороны правительства.

Такое развитие событий способствовало сближению балканских гос-в в борьбе против общего врага - Османской империи, а также активизации политики европ. держав на Балканах. После младотурецкой революции Болгария объявила о своей независимости, а Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, чем спровоцировала общеевроп. кризис (Боснийский кризис 1908-1909 гг.), в к-ром Россия потерпела дипломатическое поражение. Поэтому одной из целей российской политики на Балканах стало создание блока, который мог бы противостоять Германии и Австро-Венгрии. Россия способствовала сближению Болгарии, Сербии, Румынии и Греции. Замысел включить в этот блок Османскую империю реализовать не удалось - названные страны объединились в союз без нее и против нее. Создание антитурецкого военного союза было ускорено поражением Османской империи в войне с Италией (1911).

Окончательно антитур. военный блок, состоявший из Болгарии, Сербии, Черногории и Греции, оформился в сент. 1912 г. В окт. 1912 г. началась 1-я Балканская война. Опередив болгар на считаные часы, греки первыми вошли в Фессалонику и приняли от тур. паши капитуляцию города. В ходе боевых действий, к-рые фактически завершились уже к дек., Османская империя потеряла почти все свои европ. провинции, что было зафиксировано Лондонским мирным договором, подписанным 30 мая 1913 г. На территории М. находились греческие, болгарские и сербские войска. Согласно предварительным договоренностям, Греции отходила бо́льшая часть Эгейской М. с портом Фессалоника, Болгарии - Пиринская, часть Вардарской и часть Эгейской М. с портом Кавала, Сербии - часть Вардарской М. Новообразованному Албанскому гос-ву досталась часть вилайета Манастыр.

Противоречия между союзниками вскоре привели ко 2-й Балканской войне. В течение июня-июля 1913 г. Греция, Сербия, Черногория и присоединившиеся к ним Румыния и Османская империя вели боевые действия против Болгарии. В соответствии с заключенным в авг. 1913 г. в Бухаресте мирным договором Болгария уступила часть своих приобретений в М. Сербии и Греции. Эгейская М. теперь полностью вошла в состав Греции, а Вардарская - Сербии. В результате первой мировой войны граница в М. вновь была скорректирована: оказавшаяся в стане проигравших Болгария по договору в Нёйи-сюр-Сен (1919) уступила г. Струмицу и ряд приграничных районов Королевству сербов, хорватов и словенцев.

Борьба за М. и ее раздел сопровождались массовыми миграциями населения. Если в период «культурной пропаганды» из М. эмигрировала преимущественно интеллигенция, то во время вооруженной борьбы переселение приняло массовый характер. Точное число эмигрантов достоверно неизвестно. Начавшаяся после Илинденского восстания эмиграция славян в соседние страны и даже в США исчислялась десятками тысяч человек. Новые перемещения населения произошли в связи с разделом М. в ходе Балканских войн: Бухарестский и Нёйиский договоры давали возможность всем желающим переселиться на территорию «своего» гос-ва. Но это не привело к формированию четких межэтнических границ, поскольку часть жителей предпочли остаться в родных местах. Этническая карта Эгейской М. сильно изменилась после того, как туда в 1-й пол. 20-х гг. ХХ в. прибыли греч. беженцы и переселенцы из М. Азии. После офиц. обмена населением между Грецией и Турцией в 1923 г. они составили почти половину населения этого региона.

Но и по завершении этих процессов балканские гос-ва не смогли полностью освободиться от меньшинств, значительная часть к-рых проживала в М. Так, по официальным данным 1928 г., численность македон. славян в Греции составляла свыше 80 тыс. чел. Национальное меньшинство, в т. ч. турецкое, оставалось и в других странах. В дальнейшем гос. политика балканских гос-в была направлена на скорейшую интеграцию меньшинств путем их ассимиляции титульной нацией. Однако, несмотря на усилия в этом направлении, полностью ассимилировать меньшинства так и не удалось.

После вхождения в состав Греческого королевства некоторых территорий М., а также Фракии, Эпира и островов сев.-вост. части Эгейского м. встал вопрос о статусе расположенных там епархий К-польского Патриархата (т. н. митрополии новых земель). В 1914 г. греч. правительство выразило желание переподчинить эти епархии Элладской Православной Церкви, как уже ранее происходило с епархиями К-польского Патриархата после присоединения к Греции Ионических о-вов (1864) и Фессалии (1881). К-польский патриарх Герман V сначала был готов положительно решить этот вопрос, в 1915 г. он отдал распоряжение об образовании комиссии для составления соответствующего патриаршего и синодального томоса. Однако изменение статуса митрополий «новых земель» в тот момент было невозможным из-за того, что спорным оставалось международное признание Афона, Сев. Эпира и ряда островов Эгейского м. как греческих территорий. События первой мировой войны, национальный раскол в Греции после провозглашения в Фессалонике правительства Национальной обороны во главе с Э. Венизелосом и вдовство К-польской Церкви (1918-1921) затормозили решение этого вопроса.

27 февр. 1917 г. из-за невозможности поддерживать связь с К-польской Патриархией Фессалоникийский митр. Геннадий (Алексиадис; 1912-1951) с одобрения премьер-министра Венизелоса созвал под своим председательством Синод епископов, подчиненных Фессалоникийской митрополии (Парфений Китрский, Диодор Камбанийский, Фотий Полианийский, Иоаким Ардамерийский, Сократ Иерисский и Святогорский), на к-ром был поставлен вопрос о проведении в Фессалонике собрания всех иерархов «новых земель». Этот Синод (28 апр.- 10 мая 1917) принял решения по вопросам адм. управления и по ряду насущных проблем церковной жизни этих епархий. 24 мая 1917 г. в Фессалонике был образован Церковный архиерейский совет, который должен был действовать как орган церковного управления до восстановления связей с К-польской Патриархией. В его составе было 5 членов, избранных из архиереев «новых земель» и утвержденных правительством Венизелоса (1-й состав: Геннадий Фессалоникийский, Каллиник Веррийский, Кирилл Митилинский, Ириней Кассандрийский, Тит Петрский). Церковный архиерейский совет действовал до 30 сент. 1920 г.

В кон. 1921 г. из-за непризнания избрания на К-польский престол Мелетия IV (Метаксакиса) Элладской Православной Церковью и лояльными Афинам митрополитами «новых территорий» на нек-рое время прервалось их общение с К-польским Патриархатом. Одним из первых решений патриарха Мелетия IV было издание 19 февр. 1922 г. томоса о признании образованной в мае-июне 1920 г. автокефальной объединенной Сербской Православной Церкви Королевства сербов, хорватов и словенцев и о передаче под ее юрисдикцию епархий К-польского Патриархата, оказавшихся в границах новообразованного гос-ва. Каноническое общение К-польской Православной Церкви с Элладской Православной Церковью было восстановлено в окт. 1922 г., с митрополитами «новых земель» - в нояб. 1922 г.

Греко-турецкий обмен населением (1923), последовавший за поражением греч. армии в М. Азии, коренным образом изменил ситуацию: теперь в случае уступки епархий «новых земель» Элладской Православной Церкви К-польский Патриархат практически остался бы без паствы.

6 нояб. 1924 г. по просьбе греческого правительства Синод К-польской Православной Церкви принял постановление о приведении границ епархий «новых земель» в соответствие с гражданским административно-территориальным делением Греции. Тогда же К-польской Патриархией был создан ряд новых епархий для изгнанных из Турции архиереев. Были образованы Еницкая (с 1926 Яницкая) и Гуменисская, Нигритская, Зихнийская, Фасосская, Лангадасская, Кавальская, Неа-Пелагонийская митрополии. Китрская, Полианийская, Камбанийская, Ардамерийская, Иерисская и Святогорская епископии были возведены в ранг митрополий.

В ходе переговоров 1927-1928 гг. греческое правительство предложило К-польскому Патриархату учредить в Фессалонике Синод всех иерархов митрополий «новых земель», к-рые бы получили церковную автономию, сохранив духовное подчинение К-польской Православной Церкви. В свою очередь К-польский Патриархат предложил образовать 5 епархиальных Синодов (Фракии, М., Эпира, Крита и островов Эгейского м.) и ввести в них самоуправление на основании патриаршей конституции при сохранении верховной юрисдикции К-польской Православной Церкви. Оба варианта были отвергнуты. В итоге текущее управление епархиями «новых земель» было передано Элладской Православной Церкви с сохранением К-польским Патриархатом верховной юрисдикции над ними.

Со времени раздела М. между балканскими гос-вами она прекратила свое существование как единый регион, а ее дальнейшая история стала частью истории тех стран, в к-рые вошла ее территория.

Лит.: Brancoff D. M., pseud. (Mishev). La Macédoine et sa population Chrétienne. P., 1905; Report of the International Commission to Inquire into the Causes and Conduct of the Balkan Wars. Wash., 1914; Державин Н. С. Болгарско-серб. взаимоотношения и македон. вопрос. СПб., 1914; Пърличев К. Сръбският режим и революционната борба в Македония (1912-1915 г.). София, 1917; Дървингов П. История на Македоно-одринското опълчение. София, 1919-1925. 2 т.; Силянов Х. Македонската емиграция и българский национален въпрос. София, 1919; он же. Освободителните борби на Македония. София, 1933-1943. 2 т.; Соларов К. България и македонският въпрос: Причините за Балканските войни. София, 1925; он же. Балканският съюз и освободителните войни през 1912 и 1913 г. София, 1926; Войната между България и Турция 1912-1913 г. София, 1928-1937. 7 т.; Милетич Л. Документи за противобългарскте действия на сръбските и гръцките власти през Македония в 1912-1913 г. София, 1929; Тошев А. Балканските войни. София, 1929-1931. 2 т.; Ламуш Л. Петнадесет години балканска история: (1904-1918). София, 1930; Ladas S. P. The Exchange of Minorities: Bulgaria, Greece and Turkey. N. Y., 1932; Войната между България и другите балкански държави през 1913 г. София, 1941; Лапе Л. Извештаи од 1903 г. на српските консули, митрополити и училишни инспектори во Македониjа. Скопjе, 1954; Goodman D. B. The Emergence of the Macedonian Problem and Relations Between the Balkan States and the Great Powers, 1897 to 1903. L., 1955; Галкин И. С. Дипломатия европ. держав в связи с освободительным движением народов в Европ. Турции в 1905-1912 гг. М., 1960; Laourdas B. La lotta per la Macedonia dal 1903 al 1908. Thessal., 1962; idem. (Λαούρδας Β.). Ο Μακεδονικός Αγών. Θεσ., 1962; Димевски С. Македонското национално ослободително движење и Егзархиjата: 1893-1912. Скопjе, 1963; Kofos E. Nationalism and Communism in Macedonia. Thessal., 1964; idem. The Macedonian Question. Thessal., 1987; ανεστόπουλος Α. Κ. Ο Μακεδονικός Αγών: 1903-1908. Θεσ., 1965-1969. 2 τ.; Andriotis N. The Federative Republic of Skopje and Its Language. Athens, 1966; Dakin D. The Greek Struggle in Macedonia: 1897-1913. Thessal., 1966; Skendi S. The Albanian National Awakening, 1878-1912. Princeton (N. J.), 1967; Μόδης Γ. Μακεδονικός Αγών και η νεώτερη μακεδονική ιστορία. Θεσ., 1967; Поплазаров Р. Грчката политика спрема Македониjа во 2-я пол. на XIX и почетокот на ХХ в. Скопjе, 1973; Битоски К. Македониjа и кнежевство Бугариjа (1893-1903). Скопjе, 1977; Македония: Сборник от док-ти и мат-ли. София, 1978 (пер. на англ. яз.: Macedonia: Documents and Materials. Sofia, 1979); Гоцев Д. Националноосвободителната борба в Македония, 1912-1915. София, 1981; он же. Идеята за автономия като тактика в програмите на националноосвободителното движение в Македония и Одринско, 1893-1941. София, 1983; Божинов В. Българската просвета в Македония и Одринска Тракия, 1878-1913. София, 1982; Борбите в Македония и Одринско, 1878-1912 г. София, 19822; Траjановски А. Бугарската егзархиjа и македонското националноосвободително движење (1893-1908). Скопjе, 1982; Палешутски К. Македонският въпрос в буржоазна Югославия: 1918-1941 гг. София, 1983; Martis N. The Falsification of Macedonian History. Athens, 1984; Писарев Ю. А. Великие державы и Балканы накануне первой мировой войны. М., 1985; Παπακωνσταντίνου Ν. Η Μακεδονία ματά τον Μακεδονικό Αγώνα. Αθῆνα, 1985; Воjводић М. Србиjа у међународним односима краjем XIX и почетком XX в. Београд, 1988; Perry D. M. The Politics of Terror: The Macedonian Liberation Movements, 1893-1903. L., 1988; Марков Г. България и Балканския съюз срещу Османската империя, 1912-1913 г. София, 1989; он же. Българското крушение 1913 г. София, 1991; Sowards S. W. Austria's Policy of Macedonian Reform. Boulders (Col.); N. Y., 1989; Илчев И. България и Антантата през Първата световна война. София, 1990; Петров Т. Въоръжената борба на ВМОРО в Македония и Одринско: 1904-1912. София, 1991; Радев С. Конференцията в Букурещ и Букурещкият мир от 1913 г. София, 1992; Терзић С. Србиjа и Грчка: 1856-1903: Борба за Балкан. Београд, 1992; Шатилова Л. В. Македонский вопрос в период Балканских войн 1912-1913 гг. и политика России // Балканские исслед. М., 1992. Вып. 15: Россия и славяне: Политика и дипломатия. С. 188-200; Църнушанов К. Македонизмът и съпротивата на Македония срещу него. София, 1992; Βούρη Σ. Εκπαίδευση και εθνικισμός στα Βαλκάνια: Η περίπτωση Βορειοδυτικής Μακεδονίας (1870-1904). Αθῆνα, 1992; Елдъров С. Сръбската въоръжена пропаганда в Македония: 1901-1912. София, 1993; Изследвания по македонския въпрос. София, 1993. Кн. 1; The Events of 1903 in Macedonia as Presented in European Diplomatic Correspondence. Thessal., 1993; Македония: История и политическа съдба. София, 1994-1998. 3 т.; Бурбыга В. А. Македонский вопрос в российской дипломатической переписке 1893-1899 гг.: По мат-лам консульств в Салониках и Битоли // Македонски преглед. 1996. Год 19. № 1. С. 63-80; Даскалов Г. Българите в Егейска Македония - мит или реалност: Ист.-демографско изследване (1900-1990). София, 1996; Bojadjiev S. 90 Years Greek Ethnic Cleansing of Bulgarians in Aegean Macedonia. Sofia, 1996; Gounaris B. Reassessing 90 Years of Greek Historiography on the «Struggle for Macedonia» (1904-1908) // JMGS. 1996. Vol. 14. N 2. P. 237-251; Roudometof V. Nationalism and Identity Politics in the Balkans: Greece and the Macedonian Question // Ibid. P. 253-301; Μπονίδης Κ. Οι ελληνικοί φιλεκπαιδευτικοί σύλλογοι ως φορέας εθνικής παιδίας και πολιτισμού στη διαφιλονικούμενη Μακεδονία (1869-1914). Θεσ., 1996; Karakasidou A. Fields of Wheat, Hills of Blood: Passages to Nationhood in Greek Makedonia, 1870-1990. Chicago; L., 1997; Македония: Проблемы истории и культуры. М., 1999; Χολέβας Ι. Οι ´Ελληνες σλαβόφωνοι της Μακεδονίας. Αθῆνα, 1999; Митрески П. Историски прилози за Македониjа (ХIХ-ХХ в.). Струга, 2000; Исаева О. Н. Национальное самосознание слав. населения Македонии в нач. XX в. (по свидетельствам рос. консулов) // Славяноведение. 2002. № 3. С. 50-56; она же. «Македонская смута»: Взгляд рус. консулов // Славянский сб. Саратов, 2003. Вып. 6. С. 101-118; Кантарџиев Р. Историja на образованието и просветата во Македониjа. Скопje, 2002; Arslan A. Greek-Vlach Conflict in Macedonia // Études Balkaniques. Sofia, 2003. N 2. Р. 78-102; Μιχαηλίδης Ι. Μετακινήσεις σλαβόφώνων πληθυσμών (1912-1930): Ο πόλεμος των στατιστικών. Αθῆνα, 2003; Τσόντος-Βάρδας Γ. Ο Μακεδονικός αγών: Ημερολόγιο, 1904-1907. Αθῆνα, 2003. 2 τ.; Αγγελοπούλου Α. Ο Κ. Π. Μισίρκοφ (1874-1926) και η κίνηση των «Μακεδονιστών». Θεσ., 2004; Ямбаев М. Л. Серб. политика в Македонии на рубеже XIX-XX вв. глазами рус. консулов // Двести лет новой серб. государственности: К юбилею начала Первого серб. восстания 1804-1813 гг. СПб., 2005. С. 214-222; Μακεδονία: A Greek Term in Modern Usage. Thessal., 2005; Кайчев Н. Македонийо, възжелана…: Армията, училището и градежът на нацията в Сърбия и България (1878-1912). София, 20062; Македоно-одринското опълчение 1912-1913 г.: Личен състав. София, 2006; Psilos Ch. Albanian Nationalism and Unionist Ottomanization, 1908 to 1912 // Mediterranean Quarterly. Durham, 2006. Vol. 17. N 3. P. 26-42; Λιθοξόος Δ. Ελληνικός αντιμακεδονικός αγώνας: Από το ´Ιλινδεν στη Ζαγορίτσανη (1903-1905). Θεσ., 2006; Agnew J. No Borders, No Nations: Making Greece in Macedonia // Annals of the Association of American Geographers. Wash., 2007. T. 97. N 2. P. 398-422; Константинова Ю. Балканската политика на Гърция в края на XIX и нач. на ХХ в. Вел. Търново, 2008; она же. Българи и гърци в борба за османского наследство. Вел. Търново, 2014; Лабаури Д. О. Болг. национальное движение в Македонии и Фракии в 1894-1908 гг.: Идеология, программа, практика полит. борьбы. София, 2008; Марков М. Г. Българският народ, Македония, Европа. София, 2009; Сквозников А. Н. Македония в кон. XIX - нач. ХХ в.: Яблоко раздора на Балканах. Самара, 2010; Iordan C. Venizelos şi Romăni. Bucur., 2010; Καράβας Σ. «Μακάριοι οι κατέχοντες την γην»: Γαιοκτητικοί σχεδιαμοί προς απαλλοτρίων στη Μακεδονία (1880-1909). Αθῆνα, 2010; Димитров А. Раждането на една нова държава: Република Македония между югославизма и национализма. София, 2011; Dragostinova T. Between Two Motherlands: Nationality and Emigration among the Greeks of Bulgaria, 1900-1949. Ithaca, 2011; Илиева И. Албанският въпрос (1908-1912): През погледа на българските дипломати. София, 2013.
О. Е. Петрунина
Ключевые слова:
Всемирная история Македония, историческая область историческая область на Балканском полуострове История. Македония (историческая область)
См.также:
АБИССИНИЯ старое название Эфиопии как страны - общей родины христиан, мусульман и язычников
БЕЛГРАД столица Сербии
БЕЛИЗ гос-во в Центр. Америке на п-ве Юкатан
БЕЛЬГИЯ гос-во в Зап. Европе
БЕНЕДИКТ XV (1854-1922), папа Римский (1914–1922)
БЕРАТ жалованная грамота, выдававшаяся тур. султанами и персид. шахами Патриархам Вост. Церквей