Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛИВАН
Т. 40, С. 733-750 опубликовано: 29 июня 2020г.


ЛИВАН

[Ливанская Республика; араб.   ], гос-во на вост. побережье Средиземного м. Площадь - 10 452 кв. км. Граничит на севере и востоке с Сирией (протяженность границы 375 км), на юге - с Израилем (79 км), с запада омывается Средиземным м. (береговая линия 225 км). Столица - Бейрут (ок. 1,9 млн чел., по оценочным данным на 2015). Крупнейшие города (2015): Триполи (ок. 400 тыс. чел.), Захле (ок. 150 тыс. чел.), Сайда (Сидон; ок. 100 тыс. чел.). Офиц. язык - арабский. Административно-территориальное деление: 6 провинций (мухафаз) - Бейрут, Горный Ливан, Сев. Ливан, Бекаа, Набатия и Юж. Ливан, к-рые делятся на 25 районов (када). Л.- член ООН (1945), ЛАГ (1945), МВФ (1947), МБРР (1947), Орг-ции исламского сотрудничества (1969; до 2011 - Исламская конференция) и др. География. В средние века и Новое время Л. воспринимался не как особая культурно-политическая общность, а как часть Б. Сирии (араб. Билад-эш-Шам), области, охватывавшей всю зап. половину Благодатного Полумесяца. Наименование Ливан относилось только к горному хребту, протянувшемуся параллельно побережью Средиземного м. Лишь после того, как в 1920 г., при франц. мандате, было создано гос-во Л. в современных границах, одноименный топоним стал обозначать всю его территорию. Л. простирается с севера на юг на 210 км, протяженность его с запада на восток колеблется от 40 до 75 км. Страна делится на 4 природные зоны, вытянутые узкими лентами в меридиональном направлении. Прибрежная равнина шириной от 2 до 10 км сменяется хребтом Ливан с высотами до 3 тыс. м (гора Саннин). На побережье находятся мн. крупные города Л.: Триполи, Джубайль (Библ; см. Гевал), Бейрут (Берит), Сайда, Сур (Тир). К северу от Бейрута, у р. Эль-Кальб, горы вплотную подступают к берегу моря. Ширина горного массива составляет 30-40 км, с севера на юг он тянется на 160 км. На севере горный хребет обрывается в долину р. Эль-Кабир, по к-рой проходит совр. граница Л. Горы рассечены узкими долинами, спускающимися к Средиземному м. Расчлененный рельеф Сев. Ливана породил многообразие природно-исторических областей, в значительной степени изолированных друг от друга. Плато Аккар, занимающее самый север Л., сменяется долиной Кадиша. Ее верхняя часть образует р-н Бшарри, приморская зона - плато Эль-Кура. Далее на юг сменяют друг друга районы Джубайль, Эль-Батрун и Кесруан, доходящий до р. Бейрут. Горный район непосредственно к востоку от Бейрута носит название Матн, далее на юг расположены районы Эль-Гарб и Эш-Шуф. Расходящиеся веером долины притоков р. Эд-Дамур делят Эш-Шуф на неск. частей, однако они не столь изолированы друг от друга, как долины Сев. Ливана. Юж. границей хребта Ливан является долина р. Эль-Литани, далее на юг тянется хребет Амиль, относящийся к Сев. Галилее. К востоку от хребта Ливан лежит впадина долины Бекаа шириной от 6 до 14 км, где берут начало р. Эль-Аси (Оронт), текущая на север, в сторону континентальной Сирии, и р. Эль-Литани, огибающая Ливанский хребет с юга. Основные города долины - Баальбек на севере, Захле на юге. С востока долина Бекаа ограничена хребтами Антиливан и Эш-Шейх (Хермон; высоты до 2500 м), по к-рым идет граница между Л. и Сирией. Юж. часть горного массива Эш-Шейх рассечена впадиной Вади-эт-Тайм; протекающая там р. Эль-Хасбани является одним из притоков, образующих Иордан.

Климат Л. резко меняется с запада на восток, переходя от морского к континентальному. В зимний сезон (нояб.-март) господствуют ветра с моря, несущие проливные дожди. На смену им приходит жаркое, засушливое лето. Побережье и зап. склон Ливанского хребта получают значительный объем осадков (900 мм в Бейруте, 1500 мм в горах). В древности горы были покрыты хвойными лесами, в т. ч. знаменитыми ливанскими кедрами (сохр. только несколько рощ). Климат прибрежной зоны смягчается морем и горами, ограждающими ее от континентальных ветров. Температура колеблется от +12/14°С градусов зимой до +24/26°С летом. В высокогорье гораздо прохладнее, вершины гор полгода покрыты снегом. Вост. склон Ливанского хребта получает значительно меньше осадков и безлесен. В плодородной долине Бекаа господствует сухой, жаркий климат, и земледелие там возможно лишь при искусственном орошении. Хребет Антиливан сложен из карстовых пород, не задерживающих воду, и поэтому почти лишен растительности.

Население

Поскольку последняя офиц. перепись населения проводилась в 1932 г., статистические данные на наст. время носят оценочный характер. Численность населения Л. по состоянию на 2010 г. ок. 4 млн чел. В связи с наплывом беженцев, спасающихся от гражданской войны в Сирии, в 2015 г. население страны оценивается по-разному: 5851 тыс. чел. (по данным ООН) или 6185 тыс. чел. (по данным The World Factbook CIA). От 8,6 до 14 млн ливанцев и их потомков (80% из них христиане) рассеяны в диаспоре, гл. обр. в странах Сев. и Юж. Америки (в т. ч. 6-7 млн в Бразилии). Арабы составляют большинство населения Л. (90%); кроме того, в стране живут армяне (6%; гл. обр. потомки бежавших сюда от массовых репрессий в 1915-1920), греки, турки, курды и др. В последние годы растет число трудовых мигрантов из стран Юж. и Юго-Вост. Азии.

Согласно данным на 2015 г., среднегодовой прирост населения составил 0,86%, рождаемость - 14,59 чел. на 1 тыс. жителей, смертность - 4,88 чел. на 1 тыс. жителей; показатель фертильности - 1,73 ребенка на 1 женщину; средняя ожидаемая продолжительность жизни - 77,4 года (мужчины - 76,18; женщины - 78,69); средний возраст - 29,4 года (мужчины - 28,8; женщины - 30); в возрастной структуре: 25,08% - дети до 14 лет; 68,34% - лица от 15 до 64 лет; 6,58% - лица 65 лет и старше; степень урбанизации - 87,8% от общего населения.

Государственное устройство

Согласно Конституции Л. от 23 мая 1926 г., действующей в настоящее время с многочисленными поправками, Л.- унитарное гос-во, по форме правления - парламентская республика. Сложная этноконфессиональная структура населения страны предопределила формирование уникальной политической системы, опирающейся на конфессионально-пропорциональное представительство во власти (т. н. конфессионализм), закрепленное 95-й ст. Конституции Л., т. н. Национальным пактом 1943 г. и Таифскими соглашениями 1989 г. По принципу конфессионализма гос. посты разделены между христианами и мусульманами в пропорции 50:50, за каждой общиной закреплены определенные политические позиции и квота мест в парламенте.

Парламент насчитывает 128 депутатов, избираемых прямым голосованием на 5-летний срок. 64 депутата - мусульмане (27 суннитов, 27 шиитов, 8 друзов, 2 алавита), 64 - христиане (32 маронита, 20 представителей Армянской Апостольской Церкви, 7 православных, 2 армяно-католика, мелькит-католик, протестант, 1 по усмотрению). Президент - христианин-маронит - избирается парламентом на 6 лет. По представлению парламента президент назначает премьер-министра (суннита), к-рый формирует правительство по конфессионально-пропорциональному принципу. Спикером парламента является шиит. Остальные высшие гос. посты также замещаются в соответствии с принципом конфессионализма.

Религия

Из всех араб. стран Л. имеет наиболее пеструю этноконфессиональную структуру населения, что предопределило исключительный драматизм его новой и новейшей истории. Каждая община имеет свою ярко выраженную идентичность. Несмотря на вековые усилия политиков и идеологов консолидировать ливан. общество, говорить о единой ливан. нации не представляется возможным. Во избежание потрясений политической системы в стране с 1932 г. не проводилась перепись населения, и все оценки численности ливанских общин носят неофициальный и приблизительный характер.

По последним офиц. данным на 1932 г., 53,7% населения были христианами (29% - марониты, 10 - православные, 6,3 - мелькиты, 6,2 - армяне, 2,2% - представители др. христ. конфессий), 45,3% - мусульманами (20,8% - сунниты, 18,2 - шииты, 6,3% - друзы), 1% - адептами др. религий, включая иудаизм.

По оценочным данным на 2015 г., мусульмане составляют ок. 59,5% населения (27% - сунниты, 27 - шииты, 5,5% - друзы), христиане - ок. 40,5% (21% - марониты, 8 - православные, 5 - мелькиты, 6,5% - представители др. христ. конфессий), незначительно число адептов иудаизма, Бахаи религии, буддизма, индуизма.

Православие

Антиохийскую Православную Церковь представляют 6 епархий (архидиоцезов): Трипольская и Эль-Кура, Илиопольская и Селевкийская (Захлейская и Баальбекская), Гор Ливанских (Библская и Ботрисская, Джубайльская и Эль-Батрунская; центр - Бруммана), Бейрутская, Аркадийская (Аккарская; центр - Шайх-Таба), Тиро-Сидонская (Сурско-Сайдская; центр - Марджъуюн). Члены Антиохийской Православной Церкви проживают в основном в городских центрах. Единственный район с преобладанием сельского православного населения - плато Эль-Кура к югу от Триполи (центр - г. Амьюн). Большинство верующих - арабы, литургию служат на араб. языке.

В Бсалиме (пригороде Бейрута) действует подворье Русской Православной Церкви. Богослужения совершаются в храме св. Иоанна Предтечи (в юрисдикции Антиохийской Православной Церкви), расположенном в центре столицы близ Посольства России в Л. Приход состоит гл. обр. из сотрудников дипломатических служб и их семей, жен ливанцев, живших и учившихся в СССР и постсоветских странах, их детей, а также потомков эмигрантов 1-й волны, приехавших сюда в период пребывания Л. под франц. мандатом. На воскресной службе в Бейруте собирается от 30 до 50 чел. В связи с боевыми действиями в Сирии представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохийском и всего Востока в наст. время находится в Бсалиме, являясь одновременно настоятелем подворья РПЦ.

Нехалкидонские Церкви

(Данные на нач. XXI в.). В Антильясе близ Бейрута расположен престол Киликийского католикосата Армянской Апостольской Церкви (ок. 175 тыс. чел.); в юрисдикции этой Церкви в пределах страны находится Ливанская епархия (центр - Бейрут).

На территории Л. учреждены 3 епархии Сирийской яковитской Церкви: Бейрута, Гор Ливанских (центр - Баушария), Захле и Бекаа (всего ок. 8 тыс. чел.) - и епархия Ассирийской Церкви Востока с центром в Бейруте (ок. 4 тыс. чел.). В Бейруте также есть немногочисленная община Коптской Церкви (ок. 500 чел.).

Католицизм

Мелькитский собор ап. Павла на Хариссе. 1962 г.
Мелькитский собор ап. Павла на Хариссе. 1962 г.

Мелькитский собор ап. Павла на Хариссе. 1962 г.
(Статистика за 2013) в Л. представлен гл. обр. Восточными католическими Церквами. Традиционно в стране доминировала христ. община маронитов, в наст. время составляющая Маронитскую католическую Церковь. Резиденция ее архиерея - Антиохийского маронитского патриарха - находится в Бкерке. В Л. действуют 4 патриарших еп-ства (подчиняются непосредственно патриарху): Джубба (Хадат-эль-Джубба), Згарта-Ихдин, Сарба и Джуния (всего ок. 150 приходов, ок. 410 тыс. чел.); 4 архиеп-ства: Антильяс (93 прихода, 250 тыс. чел.), Бейрут (127 приходов, 232 тыс. чел.), Триполи (125 приходов, 144 тыс. чел.), Сур (22 прихода, 42 тыс. чел.); 5 епископств: Эль-Батрун (66 приходов, 70 тыс. чел.), Баальбек-Дайр-эль-Ахмар (34 прихода, 45 тыс. чел.), Джубайль (86 приходов, 185 тыс. чел.), Сайда (104 прихода, 155 тыс. чел.), Захле (33 прихода, 49 тыс. чел.). Марониты сосредоточены в Вост. Бейруте, а также в секторе от Бейрута до Триполи (районы Кесруан, Джубайль, Эль-Батрун, Бшарри).

Мелькитская католическая Церковь представлена митрополией Бейрут и Джубайль (121 приход, 200 тыс. чел.), митрополией Сур (11 приходов, 3 тыс. чел.), в подчинении к-рой находятся архиепископства-суффраганы: Банияс (др. названия - Панеада, Кесария Филиппова; 11 приходов, 2,5 тыс. чел.; центр - Марджъуюн), Сайда (53 прихода, 32 тыс. чел.), Триполи (15 приходов, 10 тыс. чел.), а также 2 архиеп-ствами: Баальбек (7 приходов, 20 тыс. чел.), Захле и Эль-Фурзуль (39 приходов, 150 тыс. чел.; в подчинении патриаршей епархии-митрополии в г. Дамаск (Сирия)).

В Бейруте находятся престолы патриарха армян в Киликии (см. Армянская католическая Церковь; 7 приходов, ок. 12 тыс. чел.) и Сирийского патриарха Антиохии и всего Востока (см. Сирийская католическая Церковь; 5 приходов, в 2010 - ок. 14,5 тыс. чел., в 2013 - ок. 100 тыс. чел.).

Халдейская католическая Церковь представлена Бейрутским еп-ством в юрисдикции Вавилонского патриархата (3 прихода, ок. 20 тыс. чел.).

Католики латинского обряда образуют апостолический викариат в Бейруте (8 приходов, ок. 10 тыс. чел.).

Протестантские церкви, деноминации и секты

Протестант. миссионеры из Европы и гл. обр. из США начали активную прозелитическую деятельность на территории совр. Л. в 20-х гг. XIX в. Первая евангелическая церковь была открыта в Бейруте в 1848 г., после офиц. признания протестантизма («евангелической веры») властями Османской империи.

В наст. время одной из наиболее многочисленных протестант. организаций в Л. является Национальный евангелический синод Сирии и Ливана (по разным оценкам, от 1,8 до 10 тыс. чел.), ведущий начало от миссий Американского совета уполномоченных зарубежных миссий в 1-й пол. XIX в. Синод был образован в 1920 г. в результате объединения неск. пресвитерианских орг-ций под эгидой Пресвитерианской церкви США, к-рая в 1959 г. передала Синоду автономию в делах духовных, административных, образовательных, медицинских и социальных.

Собор прор. Илии и св. Григория Просветителя Армянской католич. Церкви в Бейруте. 1940 г.
Собор прор. Илии и св. Григория Просветителя Армянской католич. Церкви в Бейруте. 1940 г.

Собор прор. Илии и св. Григория Просветителя Армянской католич. Церкви в Бейруте. 1940 г.
Национальный евангелический союз Ливана, объединяя протестант. церкви в 9 городах страны, организует их управление по пресвитерианскому типу: его адм. центром является Национальная евангелическая церковь Бейрута, церкви в др. городах выполняют функции пресвитерий столицы и ее окрестностей. Союз объединяет арабо- и англоговорящих верующих.

В 1918 г. на территорию совр. Л. от массовых репрессий бежали евангелизированные амер. миссионерами армяне, к-рые в наст. время принадлежат 2 арм. протестант. церквам: наиболее многочисленному Союзу армянских евангелических церквей на Ближ. Востоке (до 2,4 тыс. чел.) и небольшой общине Армянского евангелического духовного братства (до 1 тыс. чел.), основанного в 1920 г. в Халебе (Алеппо, Сирия).

Первая церковь баптистов была основана в Бейруте в 1895 г. Ныне действует связанная с Южной баптистской конвенцией США Ливийская баптистская конвенция, к-рая в 1995 г. насчитывала 3,6 тыс. верующих в 28 общинах (из них 13 арабоговорящих). В 1960 г. баптистами учреждена в Л. Арабская баптистская семинария (ныне в пригороде Бейрута).

Другие протестант. деноминации представлены Иеговы свидетелями (ок. 6 тыс. чел.; с 1930), Церковью Бога (Андерсон, шт. Индиана, США; ок. 2 тыс. чел.; см. ст. Движение святости), адвентистами седьмого дня (ок. 1 тыс. чел.), пятидесятнической орг-цией Ассамблеи Бога (ок. 300 чел.) и др. По некоторым данным, общее число протестантов в стране составляет менее 1% населения.

Ислам

Мусульмане-сунниты преобладают в приморских городах (Зап. Бейрут, Триполи, Сайда) и на севере (плато Аккар). Особую группу составляют палестинские беженцы (270 тыс., по данным на 2007), осевшие преимущественно в юж. районах гл. обр. после Шестидневной войны 1967 г. Наибольшими темпами растет абсолютная и относительная численность шиитов, доминирующих на юге страны, в юж. пригородах Бейрута и в долине Бекаа. Друзы (5-7%) компактно заселяют горный р-н Эш-Шуф к юго-востоку от Бейрута. Алавиты и исмаилиты составляют ок. 1% населения.

Религиозное законодательство

Руины центрального дворца и фрагмент коллонады храма Юпитера в Баальбеке. I–III вв.
Руины центрального дворца и фрагмент коллонады храма Юпитера в Баальбеке. I–III вв.

Руины центрального дворца и фрагмент коллонады храма Юпитера в Баальбеке. I–III вв.
Конституция Л. гласит, что свобода совести является абсолютной: «В отношении почитания Всевышнего Бога государство уважает все религии и вероисповедания и гарантирует свободное отправление религ. культов под своей защитой при условии соблюдения общественного порядка. Государство гарантирует также всем религиозным общинам уважение к их установлениям о личном статусе и к религиозным интересам» (ст. 9). Религ. общины считаются гос-вом юридическими лицами с особыми прерогативами: в частности, религ. суды вводят в действие законы относительно брака, развода и наследования. Религ. принадлежность каждого гражданина регистрируется гос-вом и отражается в офиц. документах, удостоверяющих личность. Ст. 10 Конституции Л. провозглашает свободу преподавания, «если оно не нарушает общественный порядок и добрые нравы и не затрагивает достоинства существующих в государстве религий и вероисповеданий. Не допускается нарушение права религиозных общин иметь свои школы при условии соблюдения ими общих положений, установленных государством в отношении народного образования». Все религиозные общины активно участвуют в образовательном процессе: в нач. XXI в. конфессиональных и частных школ в Л. было больше, чем государственных. Все общины получают государственные субсидии на социальную работу, поддержание судов и школ.

История

(До VII в. по Р. Х. см. в статьях Финикия, Византийская империя).

Раннеисламская эпоха (635-1099)

В ходе араб. завоеваний армии мусульман довольно легко покорили внутреннюю Сирию, но столкнулись с серьезными трудностями при овладении приморской зоной. После падения Дамаска арабы двинулись дальше на север через долину Бекаа. Баальбек сдался им после непродолжительной осады осенью 635 г. Отступив под натиском визант. армии, арабы разбили ее в битве при Ярмуке в авг. 636 г. и вторично овладели внутренней Сирией, в т. ч. Баальбеком (захвачен весной 637). Однако прибрежные крепости, получавшие помощь с моря и защищенные горными хребтами, долго держались в тылу у арабов. Акка и Тир были завоеваны наместником Сирии Муавией после упорной борьбы только ок. 640 г., Сидон, Берит и Библ - ок. 641 г. В 645-646 гг. ромеи отвоевали финик. города, но мусульмане отбили их и в 647 г. овладели Триполи, последним оплотом византийцев в Сирии.

Утвердившись на морском берегу, Муавия организовал в портовых городах строительство военного флота, и уже в 649 г. арабы атаковали Кипр. Матросами на кораблях служили жители сиро-егип. побережья. В 654/5 г. в Триполи двое братьев-греков, бывших на службе у мусульман, освободили из тюрьмы военнопленных, убили губернатора, сожгли араб. флот и отплыли в Византию. Тем не менее эскадры арабов успешно соперничали с византийцами за контроль над Вост. Средиземноморьем. Только массированное применение «греческого огня» в кон. 70-х гг. VII в. нанесло серьезный урон мусульм. флоту и позволило византийцам перейти в контрнаступление, отвоевать часть островов и высадить десант на ливан. побережье. В 685 г. были захвачены и разрушены Тир и Акка, главные базы араб. флота (Большаков О. Г. История халифата. М., 1993. Т. 2. С. 37-39, 161-166; 1998. Т. 3. С. 164, 235-236; O'Sullivan S. After the Yarmuk: The Last Stage in the Arab-Muslim Conquest of Syria // Byzantium in Early Islamic Syria. Beirut, 2011. P. 31-41).

Одновременно с борьбой за приморские города Византия попыталась вернуть под свой контроль горные хребты в глубине страны. Ромеи опирались на союз с народом мардаитов (в араб. источниках именуются джараджима), населявшим горный массив Аман (Эль-Луккам) к северу от Антиохии. При поддержке византийских войск мардаиты ок. 60-х гг. VII в. распространили свою власть на все прибрежные хребты от Оронта до Галилеи, в т. ч. на хребет Ливан. К ним примкнули местные крестьяне, беглые рабы и военнопленные из долин. Все вместе они представляли военную силу, с которой арабы, непривычные к высокогорным ландшафтам, не могли справиться. Сообщения о мардаитах у христианских (Феофан Исповедник, Михаил Сириец) и арабо-мусульм. (аль-Балазури) авторов почти не имеют точек соприкосновения, что осложняет определение времени и реконструкцию обстоятельств мардаитского присутствия в Ливанских горах. Арабский халифат, расколотый внутренними конфликтами, не имел возможности противостоять визант. натиску и заключил мир ценой уплаты большой дани (689). Одним из условий мирного договора был отвод с хребта Ливан мардаитов. В визант. обществе расценили согласие на это имп. Юстиниана II как серьезную военно-политическую ошибку. Часть мардаитов ушла на визант. территорию, остальные вернулись в горы Аман и долгое время сохраняли статус привилегированных союзников арабов. Маронитские историографы раннего Нового времени считали, что их народ происходит от мардаитов, однако эта концепция не выдерживает серьезной критики (Canard M. Djara djima // EI. 1991. Vol. 2. P. 456-458).

Уход мардаитов позволил арабам стабилизировать свою власть в регионе. Одним из символов этого стало строительство г. Анджар в юж. части долины Бекаа при халифе аль-Валиде I (705-715). Типологически схожий с омейядскими «дворцами пустыни», Анджар, однако, отличался большой территорией (15 га) и количеством населения (ок. 2 тыс. чел.). Наряду с дворцом правителя и мечетью в городе была построена церковь, размеры к-рой позволяют оценить численность христ. населения Анджара в неск. сот чел. После падения власти Омейядов (750) город постепенно пришел в упадок и со временем был заброшен; открытый археологами только в XX в., он стал одним из самых значимых памятников раннеараб. урбанизма.

Дворцовый комплекс в Анджаре. VIII в.
Дворцовый комплекс в Анджаре. VIII в.

Дворцовый комплекс в Анджаре. VIII в.
При поздних Омейядах и Аббасидах Л. не привлекал внимания хронистов. Политическая история региона известна мало, но общий ход этнокультурных процессов поддается реконструкции. Прибрежная зона с большими городами (Сур, Сайда, Триполи) была прочно интегрирована в состав арабо-мусульм. цивилизации. Сур был главным городом региона, основным портом Вост. Средиземноморья. Значительная часть греч. населения бежала из городов в ходе араб. завоевания. На их место Муавия переселял персов, к-рые сохраняли свою идентичность до кон. IX в. В целом население прибрежных городов было полиэтничным и многоконфессиональным.

В ходе т. н. визант. реконкисты X в. сев. часть ливан. побережья неоднократно оказывалась в зоне военных действий. Триполи был осажден войсками имп. Никифора II Фоки в 968 г. Масштабный поход Иоанна I Цимисхия в Сирию и Палестину (975) сопровождался разрушением Баальбека, взятием Бейрута, Сайды, Триполи, др. прибрежных городов и разорением их округи (Кучук-Иоаннесов Х. Письмо имп. Иоанна Цимисхия к армянскому царю Ашоту III // ВВ. 1903. Т. 10. С. 93-101). Однако визант. власть в регионе продержалась недолго: Л. перешел под контроль североафрикан. халифата Фатимидов. Сев. часть Ливанского хребта, вплоть до Триполи, подвергалась нападениям византийцев в 80-90-х гг. X в., пока имп. Василий II Болгаробойца в 1001 г. не установил прочный мир между империями.

Внутренние, особенно высокогорные, районы Л. слабо контролировались властями. Север Ливанского хребта компактно заселяли сироязычные христиане. Значительная их часть принадлежала к маронитской общине, придерживавшейся монофелитства. Изначальным духовным центром общины был мон-рь св. Марона на Оронте недалеко от Апамеи. Источники свидетельствуют о широком распространении монофелитов в Сирии в VII-VIII вв. и о конфликтах их с мелькитами (православными) после VI Вселенского Собора (681). Общепринятые в маронитской историографии утверждения о создании самостоятельной Маронитской Церкви легендарным «отцом нации» Иоанном Мароном в кон. VII в. являются поздним мифом. Собственная иерархия возникла у маронитов после восстановления православного Антиохийского Патриаршего престола в сер. VIII в. и попыток патриарха Феофилакта бар Канбары вернуть в Православие сторонников монофелитства. Предположительно в нач. IX в. во время смут в халифате, нанесших тяжелый удар по монашескому движению всех восточнохрист. исповеданий, мон-рь св. Марона был разрушен. Под давлением внешнего окружения марониты постепенно покинули большие города, плодородные равнины внутренней Сирии и сконцентрировались в труднодоступных Ливанских горах. За отсутствием источников датировки миграционных процессов размыты; нек-рые историки относят их к X-XI вв. Так или иначе, по состоянию на кон. XI в. маронитская община занимала достаточно ограниченный ареал Сев. Ливана и прилегающих районов долины Оронта с центром в Кафртабе около Апамеи (Suermann H. Contacts between Byzantium and Christians in the Arab State during the Monothelite Dispute // Byzantium in Early Islamic Syria. Beirut, 2011. P. 89-99; Naufal A. Les Maronites et le Monothélisme // Ibid. P. 59-87).

Ряд араб. родоплеменных групп (в частности, танухиды) был расселен властями халифата в горах Юж. Ливана для охраны дорог и обороны региона от угрозы с моря. Со временем арабы смешались с автохтонным арам. населением, к-рое восприняло ислам и оформилось в военизированное сообщество, подобное тому, что было создано ранее мардаитами. Этнокультурный синкретизм и преобладание высокогорных ландшафтов, затруднявших связи с городской цивилизацией равнин, способствовали распространению в регионе гетеродоксальных религ. течений. Долина Бекаа, хребет Амиль, многие районы Центр. и Сев. Ливана, включая Триполи, были заселены мусульманами-шиитами. При Омейядах и Аббасидах они подвергались преследованиям как еретики, в халифате же Фатимидов шиизм исмаилитского толка стал господствующим исповеданием. В 1017 г. фатимидский халиф аль-Хаким был объявлен воплощением Аллаха, однако это учение не нашло поддержки в Египте, и после таинственного исчезновения халифа в 1021 г. сторонники обожествления аль-Хакима подверглись гонениям со стороны властей. Они подняли ряд крестьянских восстаний в Сирии, которые были подавлены, и в итоге нашли убежище среди горцев Юж. Ливана, принявших их вероучение. К сер. XI в. приверженцы новой доктрины оформились в строго обособленную общину друзов.

В 70-х гг. XI в. власть Фатимидов во внутренних районах Сирии пала под натиском турок-сельджуков. В Суре и Триполи возникли самостоятельные гос-ва во главе с шиитскими кади. Правитель Сура Ибн Аби Акиль продержался до 1089 г., когда Фатимиды вернули под свой контроль побережье от Газы до Бейрута. Клан Бану Аммар удерживал Триполи и прилегающие города до прихода крестоносцев.

Крестовые походы (1099-1291)

Руины укреплений Сайды. 1-я треть XIII в.
Руины укреплений Сайды. 1-я треть XIII в.

Руины укреплений Сайды. 1-я треть XIII в.
Участники 1-го крестового похода двигались на Палестину, оставляя в стороне ливан. города; только Арку (близ Триполи) с февр. по май 1099 г. осаждали войска Раймунда Тулузского. После взятия Св. града (июль 1099) главными задачами Иерусалимского королевства стали создание коридора к морю и овладение максимально протяженным участком побережья. Это позволило бы обеспечить прочные связи с Европой и постоянный приток паломников, колонистов и военных контингентов. Борьба за прибрежные крепости, остававшиеся под контролем Фатимидов, долгие годы шла с переменным успехом. При поддержке флотов итал. городов кор. Балдуин I в 1110 г. овладел Бейрутом и Сайдой.

В 1102 г. в Сев. Ливане Раймунд Тулузский во главе небольшой армии провансальских рыцарей начал борьбу за создание собственного гос-ва. Он овладел Тортозой, Джубайлем и неск. лет осаждал Триполи. В кон. 1103 г. Раймунд основал свою резиденцию, замок Мон-Пелерен (Сен-Жиль), в неск. километрах к востоку от Триполи. Это позволило ему блокировать город с суши. Бану Аммар владели большим флотом, к-рый снабжал Триполи припасами, однако по мере того как генуэзские корабли усиливали блокаду с моря, в городе начался голод. Триполи не спасла даже добровольная сдача его Фатимидам (1108). Егип. флот не успел оказать должной помощи осажденным, и в июле 1109 г. город капитулировал. В Сев. Ливане было образовано графство Триполи, управлявшееся провансальскими наследниками Раймунда в союзе с генуэзцами и состоявшее в вассальной зависимости от Иерусалимского королевства. Совместными усилиями иерусалимских баронов, графа Триполи и венецианского флота был взят Сур (июль 1124), который полгода обороняло объединенное войско Фатимидов и атабека Дамаска (Runciman S. A History of the Crusades. Camb., 1968. Vol. 2. P. 57-70; Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002. С. 43, 54-56).

Иисус Христос и св. Иоанн Креститель. Фрагмент композиции «Деисус» в конхе апсиды церкви правосл. мон-ря Кафтун. XIII в.
Иисус Христос и св. Иоанн Креститель. Фрагмент композиции «Деисус» в конхе апсиды церкви правосл. мон-ря Кафтун. XIII в.

Иисус Христос и св. Иоанн Креститель. Фрагмент композиции «Деисус» в конхе апсиды церкви правосл. мон-ря Кафтун. XIII в.
Православная церковь св. Фоки в Амьюне. XII в.
Православная церковь св. Фоки в Амьюне. XII в.

Православная церковь св. Фоки в Амьюне. XII в.
Власть крестоносцев распространялась на северную часть Ливанского хребта, заселенную христианами. Крестьянское население попало в феодальную зависимость от франкских баронов; наряду с этим деревенская верхушка образовала привилегированное сословие раисов, подобное европейскому дворянству, но стоявшее на более низкой ступени социальной иерархии. С самого начала крестовых походов мн. марониты выступили на стороне европ. рыцарей и участвовали в военных операциях крестоносцев в составе вспомогательных отрядов. Позднейшие маронитские сказания сохранили память о христианских вождях-мукаддимах, правивших в горах Джубайля и Кесруана в качестве вассалов или союзников триполийских графов и крестоносных владетелей Джубайля. Католическая Церковь настойчиво стремилась обратить маронитов в свою веру. По свидетельству Вильгельма Тирского, в 1182 г. ок. 50 тыс. маронитов во главе с патриархом и неск. епископами отреклись от монофелитской ереси и изъявили готовность принять рим. вероучение. Но фактически марониты еще несколько веков продолжали сохранять традиционную догматику и обрядность, подчинение общины Римскому престолу оставалось чисто внешним. Мозаичность маронитского общества, представлявшего собой фактически конфедерацию племен, населявших изолированные долины и плато, предопределила разное отношение местных христиан к крестоносцам. Известны случаи мятежей ливан. горцев против владетелей Джубайля и Триполи (в Лехфеде в 30-х гг. XIII в., в сел. Хадат (ныне Хадат-эль-Джубба) в верховьях долины Кадиша в 1282). Нередко это сопровождалось отпадением местных иерархов от унии с католич. Церковью. Наиболее известен раскол 1282 г., когда патриарх Лука аль-Бнахрани и ряд монашеских лидеров вернулись к традиц. исповеданию и увлекли за собой население Бшарри.

Маронитский собор апостолов Иоанна и Марка в Джубайле. XIII в.
Маронитский собор апостолов Иоанна и Марка в Джубайле. XIII в.

Маронитский собор апостолов Иоанна и Марка в Джубайле. XIII в.
Правители мусульманской Сирии - атабеки Дамаска, а после них Зенгиды - переселяли в горы Юж. Ливана новые арабские племенные группы в качестве заслона от крестоносной угрозы. Вскоре после падения Бейрута в горном р-не Эль-Гарб, охватывающем Бейрут полукольцом с юга, утвердился клан Бухтуридов; южнее, в р-не Эш-Шуф,- род Маан (1120); в р-не Вади-эт-Тайм - род Шихаб (1174). Правители Дамаска предоставили главам племенных групп переселенцев титулы эмиров, они получили право сбора налогов с подвластных территорий и должны были защищать эти земли от крестоносцев. Ключевую роль в ливан. политике XII-XIV вв. играли Бухтуриды благодаря непосредственной близости к Бейруту. Правящие кланы восприняли друзскую религию местного населения, но, следуя шиитской практике сокрытия своих убеждений (такийя), не демонстрировали свою религ. принадлежность перед суннитскими сюзеренами. Пограничное положение друзских эмиров и отсутствие у них больших военных ресурсов вынудили Бухтуридов вести сложную политическую игру, балансируя между крестоносцами, Айюбидами Каира и Дамаска, позже - монголами и мамлюками. В 1170 г. главы клана Бухтуридов были вероломно убиты во время визита в Бейрут, р-н Эль-Гарб опустошили крестоносцы.

После разгрома армии крестоносцев в битве при Хаттине (июль 1187) айюбидский султан Салах-ад-Дин появился на побережье и быстро овладел Бейрутом и Сайдой. Однако Сур, где собрались гарнизоны крестоносцев, отступившие из оставленных крепостей, оказал упорное сопротивление и отразил осаду мусульман. Прибытие на Восток воинов 3-го крестового похода и последующих крестоносных контингентов изменило баланс сил на побережье. В 1197 г. крестоносцы вернули Бейрут (Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002. С. 172, 176-179, 197). Долина Бекаа оставалась во владении мусульман: в частности, в 1-й пол. XIII в. Баальбек был уделом одной из ветвей клана Айюбидов.

Графство Триполи играло заметную роль в политике крестоносных гос-в. В XIII в. триполийские графы претендовали на трон Антиохийского княжества и периодически распространяли на него свою власть. Угасание правящей династии в кон. 80-х гг. XIII в. привело к усилению в Триполи генуэзского влияния. Мамлюки наносили удар за ударом по крепостям графства. В 1266 и 1268 гг. армии султана Бейбарса опустошили р-н Бшарри. В 1283 г. войско туркмен, посланное султаном Калауном, сожгло Ихдин, Хадат и другие селения в верховьях долины Кадиша. Мн. жители были убиты, а маронитский патриарх Лука аль-Бнахрани, пытавшийся организовать сопротивление, попал в плен. В 1289 г. султан Калаун лично возглавил поход на Триполи, и в апр. город был взят и разграблен мамлюками. После падения столицы Иерусалимского королевства Акры (Акки) в мае 1291 г. оставшиеся крепости крестоносцев, в т. ч. Сур, Бейрут, Джубайль, сдались мамлюкам без сопротивления.

Эпоха мамлюков (1291-1516)

После захвата Акры в мусульманском мире ожидали новой высадки крестоносцев на сиро-палестинском побережье. Не имея достаточных военных сил для удержания этой территории, мамлюкские султаны предпочли тактику выжженной земли, целенаправленно уничтожая портовые сооружения и прибрежные города. Почти полному разрушению подвергся Тир, пострадали укрепления Бейрута, Триполи был обращен в развалины, а жители его переселены на несколько километров вглубь суши, на берег р. Кадиша, где был отстроен новый город, снабженный водой и защищенный от нападения с моря.

Особую угрозу мамлюки видели в племенах, населявших Ливанский хребет. Эти народы в большинстве своем принадлежали к еретическим толкам ислама, не признавали власть мамлюкских султанов, их подозревали в сотрудничестве с крестоносцами и в разбоях. Военная экспедиция мамлюков в Кесруан в 1292 г. закончилась неудачей. Вторжение монголов в Сирию в 1299-1300 гг. сопровождалось нападениями ливанских друзов на отступавшие отряды мамлюков. Отразив монг. угрозу, власти перешли к целенаправленному замирению Кесруана. Поход наместника Дамаска в 1300 г. принудил горцев к изъявлению покорности и выплате дани. Восстание 1305 г. в Кесруане вызвало новый военный поход, сопровождавшийся резней и этническими чистками. На покоренных территориях были расселены верные мамлюкам туркменские племена, в частности клан Бану Ассаф. На них были возложены контроль над местным населением и охрана стратегических коммуникаций, в т. ч. горного прохода у р. Эль-Кальб (Irwin R. The Middle East in the Middle Ages: The Early Mamluk Sultanate, 1250-1382. L., 1986. P. 74-75, 78-79, 101-102). Этноконфессиональная принадлежность гетеродоксальных общин, оказавшихся под ударом карательных экспедиций, остается спорной. Маронитская историография склонна считать жителей Кесруана христианами. Оборона от мамлюков р-на Джубайль в 1292 г. была воспета в квазиисторическом маронитском эпосе. Однако наиболее обосновано представление, что жертвами мамлюкских военных кампаний были прежде всего шииты-имамиты, а также, возможно, некоторые группы друзов и ансариев (алавитов). В научной литературе встречаются утверждения, что после этнической чистки Кесруан обезлюдел и позднее был заселен маронитами, но источники свидетельствуют о сохранении там компактного шиитского населения до XVII в.

Друзские эмиры Юж. Ливана покорились власти мамлюков и участвовали в их военных походах, в т. ч. в Кесруан; они сохранили свои владения и были инкорпорированы в мамлюкскую военно-феодальную систему в ранге командиров вспомогательных войск. Султаны понимали, что только местная традиц. элита способна возглавлять ополчения горцев, поэтому фактически признали ее власть в регионе. В ходе реформы 1313 г. по перераспределению условных земельных держаний мамлюкская администрация попыталась раздробить домен Бухтуридов на небольшие имения в разных местностях Л., однако эмиры сумели отстоять свою наследственную власть в р-не Эль-Гарб. Впервые Горный Ливан обрел особый политический статус.

Бейрутом, как правило, управляли наместники-мамлюки, хотя иногда функции правителя города осуществляли представители клана Бухтуридов. Главным соперником друзских эмиров в регионе выступали туркмен. владетели Кесруана. Таким же образом мамлюки интегрировали в свою политическую систему др. ливан. общины, в частности шиитские племена Горного Ливана и Бекаа, где выделился род Харфуш, правивший Баальбеком.

На христ. севере, в высокогорном р-не Бшарри, ок. 1382 г. сложилось полуавтономное политическое образование во главе с маронитскими администраторами, получившими титул мукаддима или кашифа. Одновременно со светскими мусульм. титулами правители Бшарри носили церковный сан (ипо)диакона и выступали покровителями Церкви. В 1390 г. султан Баркук в благодарность за помощь в гражданской войне предоставил право поддержания порядка и сбора налогов в Бшарри Якубу ибн Айюбу († 1444), родоначальнику династии мукаддимов, просуществовавшей до 1613 г., а также даровал ряд привилегий мон-рю Каннубин в долине Кадиша, наиболее авторитетному среди маронитских обителей. Экономика зап. склона Ливанского хребта - земледелие и отгонное скотоводство с сезонными перекочевками - была ориентирована на Триполи. Несмотря на ежегодные столкновения из-за горных пастбищ с шиитскими скотоводами из долины Бекаа и периодические набеги на Бшарри шиитских владетелей из рода Харфуш, уровень безопасности и религ. свободы в горах был относительно высок, что стимулировало миграцию в регион христиан из Палестины, Антиливана и др. местностей. Маронитские патриархи, подвергавшиеся репрессиям мамлюкских властей в годы обострения отношений с лат. Западом (как в 1367, когда патриарх Джибраил Хжула был казнен после нападения кипрского короля на Александрию), перенесли свою резиденцию из мон-рей прибрежных районов Джубайль и Эль-Батрун в труднодоступный Каннубин, под защиту мукаддимов Бшарри (1440). Значительная часть христиан, мигрировавших в Горный Ливан, принадлежала к мелькитской и сиро-яковитской общинам. Около Ихдина даже возник эфиопский мон-рь Дайр-Мар-Якуб (Дайр-эль-Хбаш). Яковитские переселенцы обладали достаточными материальными средствами и имели относительно высокий образовательный уровень; они постепенно сблизились с мукаддимами Бшарри и вовлекли в орбиту своего культурно-религ. влияния часть маронитского населения. Это вызвало резкое противодействие Маронитской Церкви, и в 1488 г. в верховьях долины Кадиша началась междоусобная война. В ходе конфликта эфиоп. мон-рь был разрушен, а монофизитское духовенство изгнано из Бшарри. К рубежу XV и XVI вв. Маронитская Церковь окончательно утвердилась в своей ориентации на лат. Запад.

Раннеосманская эпоха (1516-1841)

Церковь святых Сергия и Вакха в р-не Эль-Кура. VI в. (?)
Церковь святых Сергия и Вакха в р-не Эль-Кура. VI в. (?)

Церковь святых Сергия и Вакха в р-не Эль-Кура. VI в. (?)
Во время османского вторжения в Сирию (1516) одни друзские эмиры сражались за мамлюков, другие перешли на сторону завоевателей. После вступления османского султана Селима в Дамаск ливан. владетели (шиитские семейства Харфуш из Бекаа и Хамада из Сев. Ливана, христ. мукаддимы Бшарри, друзские вожди) изъявили покорность османам и сохранили власть над своими соплеменниками.

В первое время османы опирались на туркмен. кланы - Ассафов (правителей Кесруана) и их младших партнеров Сайфов из Аккара, относительно недавно появившихся в Л., не имевших серьезной опоры среди местного населения и, следов., менее склонных к сепаратизму. Владения Мансура Ассафа (1523-1580), самого влиятельного представителя этой династии, простирались от Бейрута до Хомса и Хамы; в 70-х гг. XVI в. Высокая Порта передала под его управление христ. районы Сев. Ливана (Джубайль, Эль-Батрун, Бшарри, Эль-Кура). Мукаддимы Бшарри некоторое время сохраняли власть как вассалы туркмен. эмиров, хотя ее ослабляли кровавые междоусобицы представителей различных ветвей правящего рода (т. н. Дом Бшарри и Дом Айн-Хилья) и возникновение автономных образований во главе с христ. старейшинами - шейхами или диаконами (в маронитской общине влиятельных мирян традиционно возводили в сан диакона и они управляли хозяйственными делами Церкви).

Со временем Высокая Порта стала опасаться могущества Мансура Ассафа. Он создал сильную армию, оснащенную огнестрельным оружием, закупленным у венецианцев, и предположительно поддерживал политические контакты с католической Европой через посредство маронитского семейства Хубайш, состоявшего на его службе. Стремясь поставить Сев. Ливан под более жесткий контроль, османы в 1579 г. учредили новую административную единицу - эялет Триполи, во главе которого поставили не Мансура Ассафа, а его младшего союзника Юсуфа Сайфу. Это вызвало затяжное противостояние между 2 кланами, закончившееся гибелью последнего представителя рода Ассаф Мухаммада в 1591 г. Юсуф Сайфа стал новым гегемоном Сев. и Центр. Ливана.

Православный мон-рь Хаматура. Х в., XVII в.
Православный мон-рь Хаматура. Х в., XVII в.

Православный мон-рь Хаматура. Х в., XVII в.
Местные православные играли видную роль в администрации семейства Сайфа, что, возможно, стало одним из факторов культурного подъема правосл. арабов Триполийско-Аккарского региона в кон. XVI - нач. XVII в. Лит. оживление, ставшее 1-й фазой т. н. Мелькитского ренессанса, совпало с периодом доминирования выходцев из Сев. Ливана в высшей иерархии Антиохийской Православной Церкви. На средства христ. церковной и светской знати был основан или обновлен ряд мон-рей вокруг Триполи (Хаматура, Кафтун, Баламанд и др.).

В эпоху Контрреформации активизировалось католич. проникновение на Ближ. Восток и происходила дальнейшая интеграция Маронитской Церкви в лат. культурное пространство. В 1584 г. в Риме была открыта Маронитская коллегия для подготовки ближневост. духовенства. Л. посетил ряд папских миссий во главе с иезуитами Джованни Баттистой Элиано (1578-1579, 1580-1582) и Джироламо Дандини (1596). Под председательством папских легатов прошло неск. церковных Соборов, принявших решения об унификации догматики и обрядовой практики согласно римским образцам. Из монастырских б-к были изъяты и сожжены сомнительные с богословской т. зр. книги. Т. о. погибла большая часть маронитского культурного наследия. В 1598 г. Маронитская Церковь по настоянию Рима приняла григорианский календарь (в богослужебную практику внедрен в нач. XVII в.).

Контроль имперского центра над Горным Ливаном оставался весьма условным. Друзские племена не платили налогов, занимались разбоями, отряды дамасских пашей регулярно совершали походы вглубь Ливанских гор, добиваясь разоружения племен и выплаты недоимок. Так, в 1585 г. на плато Аккар горцы разгромили караван, везший в Стамбул дань из Египта. В ответ османы разорили множество деревень, захватили в плен и увезли в Стамбул мн. ливан. эмиров, к-рые, впрочем, получили прощение и были отпущены.

Завладев землями рода Ассаф, Юсуф Сайфа столкнулся с набиравшим силу друзским эмиром Фахр ад-Дином Мааном (1590-1635), владетелем Эш-Шуфа. Начиная с 1598 г. Сайфы и Мааны вели непрерывную борьбу, Кесруан и Бейрут неоднократно переходили из рук в руки. В 1606 г. Фахр ад-Дин заключил союз с мятежным курдским вождем Али Джанбуладом, захватившим Халеб (Алеппо). Совместными усилиями мятежники нанесли поражение Юсуфу Сайфе, овладели Триполи, Дамаском и большей частью Л. Приблизительно в это время одна из ветвей рода Джанбулад (Джумблат) осела в Л. и влилась в ряды друзской аристократии. На следующий год османы сумели разбить мятежников, однако Мааны сохранили свои позиции благодаря заступничеству влиятельных покровителей в столице.

Фахр ад-Дин Маан, с 1592/93 г. занимавший пост санджакбея Сайды, покровительствовал международной торговле, что превратило этот город в главный порт Вост. Средиземноморья, тогда как экономика Триполи пришла в упадок. Фахр ад-Дин поощрял развитие шелководства; шелк и хлопок стали главными экспортными товарами Л. Друзский эмир поддерживал тесные связи с маронитами, его ближайшими сподвижниками были члены маронитского рода Хазин, значительную долю в армии составляли христиане. При Фахр ад-Дине ускорилась маронитская колонизация Кесруана, за неск. поколений эта область стала почти полностью христианской. Управление Кесруаном было передано семействам Хазин и Хубейш, к-рые образовали маронитскую феодальную аристократию, подобную друзским правящим домам. Фахр ад-Дин вел самостоятельную внешнюю политику, покровительствовал европ. миссионерам, заключил союзный договор с герц-ством Тоскана. Османские власти, обеспокоенные растущим могуществом Маанов, вмешались в распри сир. владетелей и в 1613 г. организовали поход против Фахр ад-Дина силами армий 14 пашей. Эмир сумел бежать в Тоскану, его крепости сдались османам, давние враги Маанов Сайфы получили обратно многие из своих владений.

Однако возобновление войны с Ираном вынудило Высокую Порту вывести войска из Л. Это облегчило Маанам восстановление утраченных позиций. Фахр ад-Дин получил прощение и в 1618 г. вернулся в столицу Дайр-эль-Камар в Эш-Шуфе. Возобновилась война Маанов и Сайфов, военные действия вокруг Триполи и на плато Аккар шли с перерывами в 1618-1624 гг. Высокая Порта поддерживала то одного, то др. эмира в зависимости от размеров их подношений. Фахр ад-Дин установил контроль над Джубайлем, Эль-Батруном и Бшарри, часть эмиров из рода Сайфа перешла на его сторону. К 1621 г. власть мукаддимов Бшарри была упразднена; этим районом первоначально управляли приближенные Фахр ад-Дина из клана Хазинов, а после 1634 г.- шиитские вожди из рода Хамада. После смерти Юсуфа Сайфы (1625) его сыновья разделили владения отца без санкции Стамбула, и Фахр ад-Дин легко сумел разгромить их. В 1627 г. он получил пост бейлербея Триполи, увеличив т. о. свои владения, простиравшиеся до Галилеи и Заиорданья. Одновременно Фахр ад-Дин боролся с шиитскими вождями Сафеда и Баальбека, в 1623 г. разбил в долине Бекаа войска дамасского паши и клана Харфушей.

Добившись перелома в войне с Ираном в нач. 30-х гг. XVII в., османы вступили в борьбу с непокорными сир. и анатолийскими владетелями. Мааны вызывали наибольшие опасения, и в 1633 г. в Л. была осуществлена масштабная карательная экспедиция, в ходе к-рой Фахр ад-Дин и его сыновья были захвачены в плен и увезены в Стамбул в качестве заложников. В 1635 г. их казнили в ответ на мятеж в Эш-Шуфе Мульхима, племянника Фахр ад-Дина. В маронитской историографии, легшей в основу ливан. исторического мифа, Фахр ад-Дин Маан предстает эпическим героем, покровителем христиан, деятельность к-рого во многом способствовала зарождению ливан. государственности.

Хотя преемникам Фахр ад-Дина Мульхиму (1635-1659) и его сыну Ахмаду (1659-1697) периодически удавалось объединить под своим управлением значительную часть ливан. территорий, могущество Маанов никогда не достигало прежних размеров. Их позиции ослабляло соперничество группировок друзской аристократии «кайси» и «йемени», восходящее к легендарным генеалогическим разделениям араб. племен и приводившее к бесконечным междоусобным войнам. Османские паши умело натравливали друзских эмиров и шейхов друг на друга и на соседние шиитские племена. Для усиления контроля над районами Юж. Ливана Высокая Порта учредила в 1660 г. пашалык с центром в Сайде.

После пресечения в 1697 г. династии Маанов власть над Эш-Шуфом перешла к ее союзникам Шихабам, суннитским эмирам р-на Вади-эт-Тайм в Антиливане. В их правление продолжались кровопролитные войны между друзскими феодалами (наиболее крупным столкновением была битва при Айн-Даре в 1711 г., перекроившая всю политическую карту Горного Ливана), увеличивалось число локальных шейхов и пользовались традиционным покровительством христиане - марониты и мелькиты-католики.

Маронитский собор св. Стефана в Эль-Батруне. XVII в.
Маронитский собор св. Стефана в Эль-Батруне. XVII в.

Маронитский собор св. Стефана в Эль-Батруне. XVII в.
Эмиры поощряли переселение маронитских крестьян, опытных шелководов, в друзские районы Матн и Эш-Шуф. Тираническое правление шейхов семейства Хамада на маронитском севере стимулировало массовую миграцию христиан на юг. Франция, поддерживавшая тесные экономические связи с Л., позиционировала себя как защитницу местных католиков. Шейхи Хазины, правители Кесруана, в XVII-XVIII вв. на протяжении неск. поколений занимали пост франц. консулов в Бейруте. В XVII в. католич. ордены кармелитов, иезуитов и капуцинов при поддержке Хазинов основали свои миссии в прибрежных городах и в горах Л. Важнейшим событием в процессе сближения Маронитской Церкви с Римом стал Собор 1736 г. в Лувайзе, принявший множество догматических, обрядовых и канонических установлений, направленных на унификацию церковной практики по рим. образцам. Мелькитская католическая Церковь, отделившаяся от правосл. Антиохийского Патриархата в 1724 г., оформилась во 2-й четв. XVIII в. именно в Горном Ливане, не подчинявшемся напрямую османской администрации, к-рая традиционно преследовала католиков. Мон-ри Мар-Юханна в Эш-Шувайре и Дайр-эль-Мухаллис под Сайдой стали резиденциями униат. архиереев и центрами католич. пропаганды. С сер. XVIII в. отдельные представители рода Шихаб стали принимать католичество маронитского толка, впрочем не афишируя это перед османскими властями.

Православный мон-рь прор. Иоанна Крестителя в г. Дума. XVI в., XVIII в.
Православный мон-рь прор. Иоанна Крестителя в г. Дума. XVI в., XVIII в.

Православный мон-рь прор. Иоанна Крестителя в г. Дума. XVI в., XVIII в.
В 1759 г. христиане Сев. Ливана восстали против власти дома Хамада и изгнали его со своих земель. При содействии маронитского шейха Саада аль-Хури (1722-1786), который был воспитателем Юсуфа Шихаба, племянника эмира Мансура (правил в 1753-1770), районы Джубайль, Эль-Батрун и Бшарри в 1764 г. были включены в состав Ливанского эмирата и перешли под управление Юсуфа. В 1773 г. род Хамада потерпел окончательное поражение в борьбе за Сев. Ливан. Новым политическим и экономическим центром маронитской общины стал Кесруан, куда в 1766 г. был перенесен Патриарший престол маронитов. Покровительство Маронитской Церкви со стороны Хазинов не раз приводило к внутрицерковным конфликтам и расколам, когда соперничавшие ветви этого феодального рода продвигали на Патриаршество своих ставленников. После долгой борьбы Юсуфу удалось свергнуть эмира Мансура и встать во главе всех ливан. друзов и маронитов (1770-1790).

Со 2-й пол. XVIII в. Высокая Порта все более утрачивала контроль над удаленными провинциями, где возвысился ряд фактически независимых правителей. Одним из них стал шейх Дахир аль-Умар, установивший власть над Галилеей и шиитскими племенами Юж. Ливана. В годы русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Дахир в союзе с мятежным егип. правителем Али-беем отделился от Стамбула и на короткое время овладел всей Палестиной и Юж. Сирией. В 1771 г. Сайда была занята гарнизоном Дахира, в 1772 г. Бейрут подвергся совместной атаке мятежников и рус. флота. Ливан. эмир Юсуф Шихаб первоначально участвовал в этом противоборстве на стороне османов. Однако, после того как отряд дамасского паши занял Бейрут и отторг его от владений эмира, Юсуф присоединился к мятежникам и обратился к имп. Екатерине II с просьбой о принятии Л. в российское подданство. В 1773 г. отряды Дахира и Юсуфа при поддержке эскадры рус. флота 4 месяца осаждали Бейрут, к-рый обороняло османское войско во главе с мамлюком боснийского происхождения Ахмадом аль-Джаззаром. В итоге осажденные были вынуждены капитулировать и Бейрут занял русский гарнизон, остававшийся там до конца войны (Кобищанов Т. Ю. Крест над Бейрутом: Российская экспедиция в Вост. Средиземноморье 1769-1774 гг. в восприятии сирийских современников // ВМУ: Вост. 2009. № 1. С. 3-32; № 2. С. 3-20).

После заключения мира между Стамбулом и Россией османский капудан-паша во главе сильного флота сломил сопротивление Дахира и завоевал его удел. В 1775 г. галилейский шейх был убит. Шииты и эмир Юсуф покорились османам. Сайдский и Триполийский эялеты были переданы под управление Ахмада аль-Джаззара (1776-1804), который быстро превратился в могущественного и фактически самостоятельного правителя, демонстрировавшего, впрочем, абсолютную лояльность к Высокой Порте. Аль-Джаззар отличался крайней жесткостью при наведении порядка и сборе податей в своих владениях. В 1785 г. он разгромил ополчения шиитов Юж. Ливана и Галилеи и опустошил их земли. В 1786 г. дамасский паша одержал верх над шиитским родом Харфуш и завоевал долину Бекаа, к-рая перешла под прямое османское управление. Т. о., к кон. XVIII в. влияние ливанских шиитов как самостоятельной политической силы было сведено на нет. В Горном Ливане аль-Джаззар успешно использовал раздоры внутри рода Шихаб и трения между эмирами и друзской аристократией, чтобы провоцировать междоусобные конфликты (противоборство группировок «йезбеки» и «джумблати») и менять у власти соперничавших эмиров, добиваясь от каждого повышения выплат в казну сайдского паши. В 1788-1807 гг. север и юг Ливанских гор были разделены на 2 эмирата, управлявшихся различными ветвями династии Шихабов. Эмир Юсуф неоднократно терял власть из-за происков соперников - своих братьев или сыновей прежнего эмира Мансура. В 1790 г. Юсуф был казнен вместе с ближайшим советником Гандуром аль-Хури по настоянию своего племянника Бешира II (1767-1850, эмир в 1789-1840), которому паша незадолго до того передал власть над Горным Ливаном. Начальный период правления Бешира был столь же бурным: он неск. раз был низложен в результате восстаний горцев или политических комбинаций аль-Джаззара, продвигавшего к власти других представителей рода Шихаб. В ходе вторжения в Сирию войск Наполеона Бонапарта в 1799 г. и осады им Акки, где укрепился Ахмад аль-Джаззар, ливан. эмир сохранял нейтралитет, выжидая, кто окажется победителем.

Лидирующую роль в маронитской общине помимо церковных институтов и феодальной аристократии (семейства Хазин, Хубейш, Дахдах) играли христ. управляющие хозяйством эмиров (мудаббиры). Наиболее влиятельными из них были советники эмира Юсуфа Саад и Гандур аль-Хури, а впосл. племянник Саада Джирджис Без, выступавший фактически в роли регента при сыновьях Юсуфа. В 1800-1802 гг. Джирджис при поддержке шейхов Сев. Ливана и отрядов аль-Джаззара воевал с эмиром Беширом и друзскими феодалами; противостояние закончилось соглашением об очередном разделе Л. между Беширом и сыновьями Юсуфа. Джирджис стал мудаббиром Бешира в его столице Байт-эд-Дин в Эш-Шуфе, а брат Джирджиса управлял Джубайлем от имени сыновей Юсуфа. В 1807 г. в результате заговора друзской знати, поддержанного Беширом, братья Без были умерщвлены, а сыновья Юсуфа свергнуты и ослеплены. Институт мудаббиров после этих событий потерял прежнее значение.

После смерти аль-Джаззара в 1804 г. Высокая Порта передала Сайдский пашалык одному из его мамлюков, Сулейману (1804-1819). Политическая ситуация в Горном Ливане стабилизировалась, эмир Бешир сумел расширить владения Шихабов и укрепить свою власть, подавив оппозицию друзских феодальных родов во главе с кланом Джумблатов (1825). Эмир опирался на поддержку маронитов, к-рые с этого времени начали играть все более весомую политическую роль в Л. Сближение с маронитами было закреплено негласным обращением в христианство Бешира и большей части рода Шихаб, а также клана Абу Лама, правителей Матна. При этом маронитская Патриархия была подчинена интересам правящего дома и отчасти утратила роль политического лидера своего народа. Во время крестьянского восстания, вспыхнувшего в маронитских округах Л. в 1820 г. из-за насилий эмирской администрации, патриарх не поддержал восставших и не пытался выступить в их защиту при подавлении движения.

В 1831 г. сир. провинции Высокой Порты были завоеваны войсками егип. паши Мухаммада Али, вступившего в конфликт с султаном. Население Сирии, в т. ч. прибрежных городов Л., недовольное управлением османских пашей, не оказало сопротивления. Бешир Шихаб после нек-рых колебаний тоже принял сторону египтян. Сын Мухаммада Али Ибрагим-паша, наместник Сирии, установил на подвластных территориях режим жесткого централизованного управления, упорядочил налогообложение, подавлял местные феодальные элиты, проводил веротерпимую политику в отношении христиан. Так, на территории Л. наряду с католич. структурами свободно действовала амер. протестант. миссия, утвердившаяся в Бейруте еще в 1821 г. Непрочность егип. власти в Сирии ввиду неурегулированных отношений с Высокой Портой вынуждала Ибрагим-пашу сохранить Горный Ливан как автономный анклав, управляемый эмиром Беширом. Эмир укрепил свою власть, уничтожив или изгнав непокорных ему друзских феодалов. Адм. аппарат и войско Бешира состояли в значительной степени из маронитов, к-рые начали воспринимать эмират как христ. гос-во. Тем не менее налоговый гнет егип. власти и слухи о распространении на христиан рекрутских наборов подтолкнули ливан. горцев в мае-июне 1840 г. к восстанию, быстро подавленному егип. войсками. Конфликт Мухаммада Али со Стамбулом закончился вмешательством ряда европ. держав во главе с Великобританией, выступивших на стороне Османской империи. Осенью 1840 г. у берегов Л. появился англо-тур. флот. У египтян не хватало войск прикрыть все побережье, и в результате серии брит. бомбардировок и десантов в сент.-окт. портовые города пали один за другим. Ибрагим-паша со своим войском занял ущелья Ливанских гор над Бейрутом. Горные племена тяготились жесткой егип. властью и, получив от союзников десятки тысяч ружей, выступили на стороне султана. Армия Ибрагим-паши оказалась под угрозой окружения и поспешно отступила во внутреннюю Сирию. Бешир Шихаб, до последнего момента сохранявший верность егип. паше, в окт. 1840 г. сдался англичанам, был низложен и отправлен в ссылку на Мальту.

Эпоха Танзимата и автономный Л. (1841-1914)

С кон. 30-х гг. XIX в. Османское государство вступило в полосу реформ, начальный этап которых получил наименование Танзимат (упорядочение). Вводилось централизованное управление, подрывавшее феодальные привилегии региональных элит. Принимались меры по уравнению в правах христиан с мусульманами. В 1841 г. Стамбул предоставил маронитскому патриарху статус главы самостоятельной этноконфессиональной группы - миллета.

После восстановления османской власти в Сирии Ливанский эмират был передан двоюродному брату Бешира Беширу III аль-Касему. В страну возвратились опальные друзские шейхи, добивавшиеся получения своих имений и феодальных привилегий. Маронитское крестьянство, составлявшее большинство населения даже в традиционно друзских округах, выступило против возрождения старых порядков. Франц. агенты и представители Маронитской Церкви подталкивали христиан к вооруженной борьбе; друзы, к-рым негласно покровительствовали Великобритания и Высокая Порта, стремились восстановить свое доминирование в Л. В течение 6 недель в окт.-нояб. 1841 г. в юж. округах со смешанным населением происходили друзско-маронитские столкновения. Христ. ополчение было разбито, с обеих сторон погибло 1,5 тыс. чел., разрушено более 70 деревень. Эмир Бешир III, осажденный друзами в своей резиденции в Дайр-эль-Камаре, с трудом бежал в Бейрут под защиту османских войск. В янв. 1842 г. эмир был низложен, а в Горном Ливане введено прямое тур. правление. К кон. 1842 г. османские власти сумели привести к покорности друзов Эш-Шуфа, арестовав их шейхов и разгромив начавшееся после этого восстание.

Высокая Порта и дипломаты великих держав в 1842 г. разработали новый проект адм. устройства региона. Горный Ливан в составе Сайдского вилайета (столицей которого стал Бейрут) был разделен на 2 территориальные единицы, каймакамии: сев. области управлялись христ. каймакамом, южные - друзским. Главный недостаток новой системы заключался в том, что население юж. округов оставалось смешанным и местные марониты не желали подчиняться друзским шейхам. Маронитские крестьяне юга создали тайную орг-цию для подготовки нового восстания. Христ. знать не поддержала это выступление, понимая, что друзско-маронитская борьба носит в значительной степени социальный характер и христ. феодалы станут следующей целью повстанцев. Церковь, со своей стороны, стремилась использовать крестьянское движение для того, чтобы оттеснить феодальную знать и занять лидирующее положение в маронитской общине. С нач. 1845 г. в Юж. Ливане и Антиливане возобновились друзско-маронитские столкновения, к маю переросшие в массовые убийства и этнические чистки. После первоначальных успехов христиан друзы стали одерживать верх и теснить противников. Османские власти не торопились останавливать войну, сочувствуя друзам и рассчитывая на взаимное ослабление ливан. племен. Только к кон. мая лидерам противостоящих общин при посредничестве османского паши удалось достичь перемирия. Адм. система Л. была усовершенствована созданием при каждом каймакаме совета из представителей различных общин, выполнявших функции судей и податных инспекторов. Однако межконфессиональное напряжение сохранялось.

Наряду с этим в Сев. Ливане нарастал протест маронитских крестьян против феодальных порядков и привилегий христ. знати. В дек. 1858 г. началось восстание в Кесруане, в ходе к-рого шейхи Хазины были изгнаны, а их собственность разделена между повстанцами. Ок. 2 лет в Кесруане существовала крестьянская «республика» во главе с Таннусом Шахином. Спад антифеодального движения был вызван новым витком друзско-маронитских столкновений в Центр. и Юж. Ливане в мае 1860 г. Подпольную маронитскую орг-цию с центрами в Дайр-эль-Камаре и Захле возглавляли видные церковные иерархи, к-рые придали борьбе с друзами характер религ. войны. Друзы значительно уступали христианам в численности (в Л. насчитывалось ок. 44 тыс. друзов и свыше 200 тыс. маронитов), однако благодаря своей сплоченности вокруг традиц. элиты, хорошим боевым качествам и мотивации они при негласной поддержке османских властей и войск сумели нанести поражение маронитам. Ливан. христиане были географически разобщены, не имели общего руководства, христ. элита отнюдь не сочувствовала борьбе своих единоверцев с друзскими феодалами. Военные действия сопровождались резней христ. населения Дайр-эль-Камара, Захле, Хасбайи и Рашайи (в последних 2 городах большинство населения составляли православные). Погибло, по разным оценкам, от 5 до 20 тыс. христиан, десятки тысяч бежали в Бейрут и др. города побережья, было сожжено свыше 200 деревень, 560 церквей, 42 мон-ря (см. также Друзско-маронитский конфликт).

Друзско-маронитская война и последовавший за ней погром христиан в Дамаске (см. Дамасская резня) стали предлогом для направления в Л. франц. военно-морской экспедиции и высадки десанта, призванного помочь османским властям в наведении порядка (авг. 1860 - июнь 1861). Международная комиссия в Бейруте в составе представителей Великобритании, Франции, России, Австрии, Пруссии и османского правительства выработала «Органический статут Ливана» - план учреждения в Горном Ливане автономной провинции (мутасаррифии) в составе Османской империи с конфессионально-пропорциональным представительством во властных структурах (июнь 1861). Губернатором (мутасаррифом) должен был быть католик неливан. происхождения. При нем действовал адм. совет с совещательными функциями, в к-рый должны были войти представители верующих различных конфессий, имевшихся в Л. В районах Эль-Батрун, Кесруан, Матн и Джаззин администрацию возглавляли марониты, в Эль-Куре - православные, в Захле - мелькиты-католики, в Эш-Шуфе - друзы. Создавались полицейские формирования смешанного состава. Все политические, юридические и фискальные привилегии феодальной знати отменялись. Тем не менее аристократические семейства Джумблат, Арслан, Хазин, Хубейш, Дахдах, Шихаб, Абу Лама и др. успешно инкорпорировались в администрацию мутасаррифии. По состоянию на 1862 г. в автономном Л. насчитывалось 115 тыс. маронитов, 28 тыс. православных, 24,5 тыс. друзов, 17,5 тыс. мелькитов-католиков, свыше 8 тыс. шиитов, 6 тыс. суннитов, неск. сотен протестантов и армян.

Дева Мария Ливанская. Скульптура сантуария на горе Харисса. Кон. XIX в.— 1906 г.
Дева Мария Ливанская. Скульптура сантуария на горе Харисса. Кон. XIX в.— 1906 г.

Дева Мария Ливанская. Скульптура сантуария на горе Харисса. Кон. XIX в.— 1906 г.
Автономия находилась под коллективным протекторатом великих держав, к-рые, впрочем, мало вмешивались в ее дела. Собираемые налоги оставались в ведении местного правительства, в случае нехватки средств ливан. бюджет дотировался из имперской казны. В эпоху мутасаррифии Горный Ливан окончательно превратился в страну монокультуры шелка, ориентированную на текстильную промышленность Франции. До половины населения и такая же доля сельскохозяйственных земель были вовлечены в шелководство. При этом экономика Ливанской автономии во многом зависела как от функционирования бейрутского порта, так и от импорта продовольствия из долины Бекаа и внутренней Сирии. Распространение монокультуры шелка, а также сохранение крупного землевладения (до 1/3 обрабатываемых земель являлись церковными вакфами) в сочетании с всплеском рождаемости, происшедшим в послевоенные годы, привели к аграрному перенаселению и массовой эмиграции. За 1860-1914 гг. ок. 1/3 населения автономии, гл. обр. марониты, уехали из страны.

Прибрежные районы, остававшиеся под прямым османским правлением, динамично развивались благодаря инфраструктурным проектам правительства и вовлечению Сирии в мировую капиталистическую систему. Бейрут стал главным портом Вост. Средиземноморья, центром торгового обмена и культурного взаимодействия араб. мира и Европы. Население города выросло с 10 тыс. в 1830 г. до 40 тыс. в 1860 г. и 120 тыс. в 1914 г. Христиане составляли свыше 60% жителей. Телеграфная линия связала Бейрут с Европой (1858), шоссейная (1863) и железная (1895) дороги - с Дамаском. В 1887 г. была образована османская провинция с центром в Бейруте, охватывавшая почти все сиро-палестинское побережье. Наряду с этим Бейрут стал экономической и культурной столицей Горного Ливана. Администрация мутасаррифии переместилась из Байт-эд-Дина в предместье Бейрута Баабду. В Бейруте открывались иностранные консульства, религиозные миссии, судоходные и страховые компании, банки. Быстро росло благосостояние христ. буржуазии, вовлеченной в шелководство и международную торговлю.

Еще с кон. XVIII в. в Горном Ливане стали возникать арабо-христ. учебные заведения, к которым в 1-й пол. XIX в. добавилась сеть протестант. и иезуитских школ. С 60-х гг. XIX в. центром образовательной инфраструктуры региона стал Бейрут. В 1866 г. там был открыт Протестантский колледж (ныне Американский ун-т в Бейруте), в 1875 г.- католич. ун-т св. Иосифа. Традиции книгопечатания ливан. христиан восходят к XVII-XVIII вв. В сер. XIX в. в Л. стали открывать новые типографии, появилась пресса. На 1914 г. только в Бейруте печатались 168 периодических изданий. Выходцы из Л. играли лидирующую роль в араб. журналистике Османской империи. На 2-ю пол. XIX - нач. XX в. приходится общеараб. культурный подъем (т. н. Нахда - возрождение), инициаторами и наиболее яркими деятелями к-рого были христиане - уроженцы Горного Ливана, переселившиеся в Бейрут: Насиф аль-Язиджи (1800-1871), Ибрахим аль-Язиджи (1847-1906), Фарис аш-Шидьяк (1805-1887), Бутрус аль-Бустани (1819-1883). В среде маронитов начало складываться представление об особой ливанской идентичности (впосл. оформившееся в идеологию т. н. финикиизма) и разрабатывались политические проекты создания собственной христ. государственности.

Первая мировая война и французский мандат (1914-1943)

Через неск. месяцев после вступления Османской империи в первую мировую войну осенью 1914 г. автономия Горного Ливана была упразднена. Население подвергалось мобилизации в армию, реквизировалось продовольствие. Экономика рухнула, не выдержав военных перегрузок. Ливанское шелководство потеряло рынки сбыта, прекратился подвоз хлеба из долины Бекаа. Голод и эпидемии погубили 100 тыс. из 450 тыс. жителей Л.

В годы войны страны Антанты стремились использовать араб. национальное движение для борьбы с Османской империей. Однако подпольная сеть араб. националистов в Сирии и Л. была раскрыта младотур. властями, последовали военно-полевые суды и массовые казни. Всего в 1915-1916 гг. в Бейруте и Дамаске были повешены свыше 800 чел., мн. тысячи были отправлены в концлагеря. Великобритания тем не менее смогла подтолкнуть к выступлению против османов шерифа (впосл. короля) Мекки Хусейна из династии Хашимитов (Хиджазское восстание 1916 г.), пообещав хиджазским союзникам создание после войны независимого гос-ва на всей территории араб. провинций Османской империи. В то же время по итогам соглашения Сайкса-Пико 1916 г. страны Антанты договорились о послевоенном разделе Ближ. Востока: сиро-ливан. побережье передавалось под прямое управление Франции, а внутренняя Сирия попадала во франц. сферу влияния.

В ходе наступления в окт. 1918 г. войска Антанты заняли прибрежные районы Л. и Сирии, которые были переданы под франц. управление. Внутренняя часть Сирии оказалась под властью эмира Фейсала, сына кор. Хусейна. В 1919 г. на Версальской конференции Франция настаивала на передаче ей под мандатное управление Л. и Сирии, с самого начала подразумевая разную идентичность этих территорий. Париж рассчитывал сделать Л. с его преимущественно христ. населением своей главной опорой в регионе. С подачи Франции маронитские националисты во главе с патриархом Ильясом аль-Хувайиком выступали в Лиге Наций с заявлениями о том, что ливанцы представляют собой особую нацию, связанную не с араб. миром, а с европ. Средиземноморьем, и имеют право на создание собственной государственности. Для того, чтобы сделать новое гос-во геополитически и экономически самодостаточным, предполагалось присоединить к прежней ливан. мутасаррифии прибрежные районы с городами Триполи, Бейрут и Сайда, а также плодородную долину Бекаа внутри страны. Этот политический проект носил название Великий Ливан (Лубнан эль-Кабир). В 1919 г. франц. генеральным комиссаром в Бейруте стал амбициозный генерал А. Гуро, сторонник создания христ. государственности в регионе. В нояб. 1919 г. франц. войска оккупировали долину Бекаа, по к-рой проходила стратегическая железная дорога Дамаск - Халеб. На конференции высшего совета Антанты в Сан-Ремо в апр. 1920 г. Франция получила мандаты на управление Л. и Сирией, а в июле армия Гуро сломила сопротивление сторонников Фейсала и овладела Дамаском.

Одним из первых шагов франц. администрации было выделение 1 сент. 1920 г. из состава подмандатных территорий гос-ва Л. в его совр. границах (до 1926 оно называлось Великий Ливан). Территория прежней Ливанской автономии увеличилась вдвое, в состав гос-ва вошли новые значительные группы населения: сунниты (плато Аккар, прибрежные города) и шииты (долина Бекаа и юж. районы страны). Если политический статус шиитов повысился (под османской властью они подвергались дискриминации как еретики), то сунниты, напротив, долгие годы не воспринимали саму идею ливан. государственности и выступали за воссоединение с остальной Сирией.

На подмандатных территориях французы установили систему прямого управления с громоздким бюрократическим аппаратом, во главе к-рого стоял генеральный консул, имевший штаб-квартиру в Бейруте. Восстание в Сирии под лозунгами национального освобождения в 1925-1927 гг. подтолкнуло франц. администрацию к поиску более гибких механизмов управления. Уже в 1926 г. Л. получил конституцию, согласно которой властные полномочия были разделены между всеми конфессиями. Чтобы отвести от Франции обвинения в чрезмерном покровительстве маронитам и др. католикам, на должность 1-го Президента Л. был выдвинут православный Шарль Даббас (1926-1934). Пост премьер-министра был оставлен в руках маронитов, спикером парламента стал Мухаммад аль-Джиср, один из немногих суннитских политиков, согласных принять ливан. политические реалии. Аль-Джиср претендовал на пост президента и в 1932 г. организовал перепись населения, рассчитывая доказать преобладание мусульман в стране и соответственно обосновать свои претензии на высшую гос. должность. Однако перепись зафиксировала незначительное превышение численности христиан над мусульманами: 51,2% (в т. ч. 28,8% маронитов и 9,8% православных) против 48,8% (22,4% суннитов, 19,6 шиитов, 6,8% друзов). Общая численность населения достигала 786 тыс. чел.

В 30-х гг. XX в. президентский пост оспаривали 2 ведущих маронитских политика: профранц. христ. националист Эмиль Эдде и Бишара аль-Хури, выступавший за христианско-мусульм. сотрудничество. С 1937 г. установилась традиция, по которой президентом страны должен быть маронит, а премьер-министром - суннит. Одной из ведущих политических сил маронитской общины стала военизированная партия «Ливанские фаланги» (аль-Катаиб аль-лубнанийя), основанная в 1936 г. Пьером Жмайелем (1905-1984). Она отстаивала идею особой ливанской идентичности (т. н. финикиизм) в противовес конфессиональной разобщенности и набиравшему силы на Ближ. Востоке панарабизму. Др. вариант националистической идеологии - концепцию общесир. единства - продвигала Сирийская национал-социальная партия (СНСП), основанная в нач. 30-х гг. православным Антуном Сааде и популярная прежде всего в правосл. кругах. В 1949 г., после неудачного мятежа под лозунгом воссоединения с Сирией, Сааде был казнен.

В 1936 г. правительство Народного фронта во Франции согласилось предоставить Л. и Сирии независимость при условии сохранения франц. позиций в политике и экономике страны. Был подписан соответствующий франко-ливан. союзный договор. Однако он так и не был ратифицирован Францией, где к власти опять пришли консервативные силы, а с началом второй мировой войны действие ливан. конституции было приостановлено.

После поражения Франции в 1940 г. сиро-ливан. территории остались под контролем правительства Виши. Чтобы предотвратить превращение их в базу для фашистских операций в Вост. Средиземноморье, брит. войска при поддержке сторонников Ш. де Голля в июне 1941 г. вторглись в Сирию и Л. с территории Палестины и Ирака. Вишистские войска оказали упорное сопротивление, но к июлю были вынуждены капитулировать и эвакуироваться из региона. В ходе военных действий союзники обещали предоставить подмандатным странам независимость. Великобритания, не желавшая выступлений арабов у себя в тылу, настояла, чтобы франц. администрация восстановила деятельность конституций Сирии и Л. и летом 1943 г. провела парламентские выборы в обеих странах. Новый Президент Л. Бишара аль-Хури начал переговоры с франц. властями о предоставлении независимости. Столкнувшись с неприемлемыми условиями, выдвинутыми французами, 9 нояб. 1943 г. он провозгласил независимость в одностороннем порядке. В ответ французы арестовали ливан. президента и большинство членов правительства, но начавшиеся в стране массовые выступления вынудили де Голля освободить арестованных и согласиться на предоставление независимости Л. и Сирии. По окончании второй мировой войны с территории этих стран были выведены англ. и франц. войска, и независимость стала реальной.

Годы процветания (1943-1975)

Политическое устройство Л. определялось Национальным пактом, неформальным соглашением этноконфессиональных элит, по к-рому Л. позиционировался как полностью независимое гос-во; христиане не должны были искать иностранного покровительства, а мусульмане - пытаться объединиться с Сирией. Гос-во представляло собой федерацию религ. общин. Закреплялась система конфессионально-пропорционального представительства во власти: президентом страны должен был быть маронит, премьер-министром - суннит, спикером парламента - шиит. Проч. высшие посты тоже были зарезервированы за теми или иными общинами. Пропорция христиан и мусульман на руководящих постах и в парламенте составляла 6:5. В политической системе доминировал маронитско-суннитский тандем при явном преимуществе маронитов, контролировавших основные рычаги исполнительной власти и силовые структуры. Политическая жизнь Л., внешне копировавшая самые либеральные европ. модели, на деле определялась традиц. родоплеменными связями и возглавлялась группой влиятельных кланов, многие из к-рых доминировали в своих общинах со времен средневековья.

Первая четверть века в истории независимого Л. была временем динамичного развития и процветания. Притом что собственное производство в стране, в частности шелководство, находилось в упадке, Бейрут в нач. 50-х гг. XX в. был торгово-финансовой столицей всего Ближ. Востока, крупнейшим портом и аэропортом Вост. Средиземноморья. Л. выступал посредником между зап. монополиями и арабским рынком. 70% национального дохода давали транзитная торговля, посредничество, банковские операции. Политическая свобода способствовала бурному культурному и идеологическому брожению.

Однако слаборазвитая патриархальная глубинка - горные районы, шиитский юг, долина Бекаа - немного получала от процветания столицы. Нарастали противоречия между маронитским руководством в лице Президента Камиля Шамуна (1952-1958), к-рый ориентировался на Запад, и панарабскими и левыми силами, вдохновлявшимися политикой Г. А. Насера. В мае 1958 г. политическое противоборство привело к скоротечной гражданской войне. Осенью 1958 г. президент Фуад Шихаб (1958-1964) сумел примирить воюющие стороны и консолидировать вокруг себя политические элиты. Шихаб стремился нормализовать отношения с араб. соседями, сгладить диспропорции развития Бейрута и глубинных районов, заменить конфессиональную идентификацию ливанцев общеливан. патриотизмом. Политику президента поддерживали мощные и во многом антагонистичные партии - маронитские «Ливанские фаланги» П. Жмайеля и Прогрессивная социалистическая партия (ПСП) друзского лидера Камаля Джумблата (1917-1977), стоявшая на левых и панараб. позициях. При всех достижениях Шихаба и его преемников им не удалось решить главные проблемы, связанные с социальными антагонизмами внутри страны и отсутствием общеливан. идентичности.

Политические изменения, происшедшие на Ближ. Востоке после Шестидневной войны 1967 г., повергли Л. в глубокий кризис. Наплыв в страну палестинских беженцев, составивших четверть миллиона человек (10% населения), и активность в юж. районах Л. палестинских вооруженных формирований, к-рые вели борьбу с Израилем с ливан. территории, вызвали диаметрально противоположное отношение ливан. политических сил: марониты выступали за нейтралитет Л. в арабо-израильском конфликте; друзы, православные и ряд др. общин поддерживали палестинцев; суннитская элита затруднялась определить свою позицию. Джумблат, выходец из старинного рода друзской аристократии и глава ПСП, стал главным союзником палестинцев и был поддержан молодыми радикальными пропалестинскими суннитскими и шиитскими лидерами. В 1969 г. Джумблат объединил эти группировки вокруг себя в Ливанское национальное движение (ЛНД). Он стремился к секуляризации ливан. политической системы, т. к. при действующем Национальном пакте не мог стать президентом. После того как рядом соглашений ливан. руководства и Орг-ции освобождения Палестины (ООП) было легализовано палестинское военное присутствие в Л. (1969, 1973), от шихабистского правительства отошла партия «Ливанские фаланги», обвинившая власти в пропалестинской позиции. Началась консолидация христ. лидеров (Жмайель, Шамун, Раймон Эдде). Маронитские партии приступили к формированию боевых отрядов.

Гражданская война (1975-1990)

Нараставшее политическое напряжение в апр. 1975 г. переросло в открытые вооруженные столкновения маронитских боевиков с леворадикальными палестинскими силами и их ливанскими союзниками. В шиитских и маронитских пригородах Бейрута и по всей стране развернулись бои с применением тяжелой артиллерии. На контролируемых теми или иными силами территориях проводились этнические чистки. Ливан. левые силы и отряды палестинских радикалов вытеснили маронитов из приморских фешенебельных районов столицы в Вост. Бейрут. Город разделила надвое «Зеленая линия» - полоса брошенных и сожженных домов, ставших позициями снайперов. Зимой 1975/76 г. начались кровавые осады маронитскими боевиками палестинских лагерей под Бейрутом. Самым драматичным было сражение за лагерь Телль-эз-Заатар; борьба продолжалась 7 месяцев, тысячи жителей погибли в боях, умерли от жажды или были казнены победителями. Под воздействием этих событий отряды ФАТХ Я. Арафата, до того воздерживавшиеся от участия в столкновениях, были втянуты в войну. Армия Л. раскололась по конфессиональному признаку. Семь непримиримых маронитских лидеров основали военно-политический союз «Ливанский фронт». Главнокомандующим объединенной маронитской армией «Ливанские силы» стал харизматичный полевой командир младший сын П. Жмайеля Бешир (1947-1982).

В военное противостояние была вовлечена соседняя Сирия. Сир. лидер Х. Асад готов был пожертвовать Джумблатом, чтобы привязать к себе слабого ливан. президента и маронитов, к-рые в противном случае могли пойти на сближение с Израилем. 1 июня 1976 г. Сирия ввела свои войска в Л. и вступила в войну на стороне ливан. властей. В последующих боях отряды ЛНД и ФАТХ были окружены сирийцами и маронитами и зажаты в неск. анклавах. В сер. окт. араб. лидеры смогли договориться о прекращении огня. В Л. были введены межараб. силы по поддержанию мира. Ядро их составил 30-тысячный сир. контингент, оккупировавший вост. и сев. районы страны. Одновременно юж. приграничные районы оказались в сфере влияния Израиля, поддерживавшего марионеточную «Армию Южного Ливана», состоявшую гл. обр. из маронитов.

В 1-й фазе гражданской войны погибло 30 тыс. ливанцев, еще 600 тыс. было изгнано из мест проживания. Однако политическая система продолжала функционировать, и экономика еще держалась на плаву благодаря сфере услуг и денежным поступлениям от ливанцев, работавших за границей.

Маронитские и др. полевые командиры создали на контролируемых ими территориях мини-государства с незаконными портами, центрами контрабандной торговли, собственными радиостанциями, телестудиями и транспортной инфраструктурой. Бизнес был обложен тяжелой данью. Квазигосударства, не имевшие выхода к морю, компенсировали нехватку средств от контрабанды доходами от выращивания анаши.

Одним из итогов войны стало усиление радикального крыла маронитов в лице Б. Жмайеля, возглавлявшего «Ливанские силы». Отвергая попытки политиков старшего поколения найти межконфессиональный компромисс, Жмайель выступал за «Маронистан» - христ. Л., управляемый маронитами, и был готов даже на отделение мусульм. районов, присоединенных в 1920 г.

Левый лагерь ливан. политического спектра был дезорганизован убийством в марте 1977 г. К. Джумблата (считалось, что за этим стояли сир. спецслужбы). Авторитет нового лидера друзов Валида Джумблата, сына убитого, не выходил за рамки его общины.

В среде шиитов ливанского юга также началось политическое возрождение, пробуждение конфессиональной идентичности. В центре этих процессов стоял харизматичный духовный лидер Муса ас-Садр (1928-1978), иранец, близкий к Рухолле Хомейни. Ас-Садр заложил основу движения «Амаль» - 1-й шиитской политической партии Л.

Юж. Ливан фактически контролировали палестинские боевики. В ответ на военные операции палестинцев в приграничной зоне Израиля израильская армия предприняла массированное вторжение в Л. в марте 1978 г. Израильтяне дошли до р. Эль-Литани, в ходе операции погибло 24 израильских солдата, неск. сот палестинских и ливан. боевиков и ок. 2 тыс. мирных жителей. Сотни тысяч бежали на север. В Л. были введены войска ООН, занявшие часть территории, оставленной израильтянами. После заключения сепаратного мира с Египтом в 1979 г. Израиль считал себя победителем в противостоянии с арабами. Израильское руководство полагало, что для окончательного решения палестинского вопроса оставалось разгромить военные структуры ООП в Юж. Ливане.

6 июня 1982 г. израильская армия силами 78 тыс. солдат и 1250 танков начала вторжение в Л. Им противостояло ок. 15 тыс. палестинских и ливан. боевиков, способных вести только партизанские боевые действия. Сирия, не готовая к крупномасштабной войне, предпочла закрепиться в своей зоне контроля в долине Бекаа и не вмешиваться в борьбу за Бейрут. К 13 июня израильские войска вышли на подступы к столице и заблокировали ее зап. часть, куда отступили формирования палестинцев и их ливан. союзников. Ок. 2 месяцев продолжалась осада Зап. Бейрута, где оставалось до 600 тыс. жителей. Город был отрезан от водо- и электроснабжения, подвергался постоянным обстрелам и бомбардировкам. «Ливанские силы» маронитов сохраняли нейтралитет, Б. Жмайель не хотел выглядеть израильской марионеткой.

18 авг. было достигнуто соглашение об эвакуации палестинских отрядов из Бейрута под прикрытием контингента межнациональных сил (гл. обр. американских). 1 сент. эвакуация была закончена. 23 авг. на заседании ливанского парламента прошли выборы нового президента, которым стал Б. Жмайель. Однако 14 сент. он погиб в результате покушения. Вслед за этим израильтяне ввели свои войска в Зап. Бейрут. Они пропустили отряды «Ливанских сил» в лагеря палестинских беженцев Сабра и Шатила в юж. пригородах столицы, где маронитские боевики устроили резню, получившую широкий международный резонанс. Президентом Л. был избран Амин Жмайель, старший брат Бешира, более умеренный политик. В страну вошли войска зап. гос-в, к-рые должны были составить опору президенту в условиях слабости ливан. армии.

17 мая 1983 г. было подписано мирное соглашение между Л. и Израилем, предполагавшее отвод израильских войск из страны, за исключением специальной «зоны безопасности» в юж. приграничных районах. В сент. израильтяне ушли из р-на Эш-Шуф. Началась борьба за контроль над ним между отрядами друзов, объединившихся вокруг В. Джумблата, и маронитскими формированиями, поддержанными армией. Христ. силы в Эш-Шуфе были разгромлены, маронитское население изгнано из мн. деревень. Вскоре друзы вели бои с ливан. армией уже на подступах к столице. Синхронно отряды шиитского движения «Амаль» вытеснили ливанскую армию из юж. пригородов Бейрута. Атака шиитских боевиков-смертников на амер. и франц. казармы в Бейруте в окт. 1983 г., повлекшая гибель сотен военнослужащих, заставила США отказаться от активной военной поддержки А. Жмайеля и отвести войска на корабли.

В сложившейся ситуации А. Жмайель стал искать покровительства Сирии. По требованию Дамаска ливан. президент аннулировал договор с Израилем. Израильтяне продолжали отход до «зоны безопасности». В течение долгого времени юг Л. оставался ареной партизанской войны, которую вела против израильтян и их союзников из «Армии Южного Ливана» шиитская партия «Хизбалла», сформировавшаяся в кон. 1982 г. в Баальбеке при поддержке Ирана. В отличие от более умеренной партии «Амаль» она стояла на консервативных фундаменталистских позициях и постепенно начала доминировать в шиитской среде Л.

2-я пол. 80-х гг. стала пиком гражданской войны. Новые расколы прошли внутри каждой из этноконфессиональных групп. Отряды радикального палестинского лидера Абу Мусы при поддержке сирийцев к кон. 1983 г. выбили из Бекаа и Триполи сторонников Арафата. Партия «Амаль» сражалась за контроль над юж. пригородами Бейрута сначала с палестинцами (1985-1986), потом с «Хизбаллой» (1988-1989). В христианском лагере после смерти П. Жмайеля (1984) центр силы переместился от политического руководства «Ливанских фаланг» к полевым командирам «Ливанских сил». Эта группировка в свою очередь раскололась на умеренных (А. Жмайель, Элиас Хубейка), готовых поступиться доминированием христиан в системе власти и согласиться на сир. протекторат, и непримиримых (Самир Джаджа), считавших подобные компромиссы предательством. Клановая разобщенность маронитов и их неспособность к консолидации стали главными причинами поражения христиан в войне.

Летом 1988 г., накануне президентских выборов, в стране началось обострение политической обстановки. В маронитском лагере возвысился главнокомандующий армией ген. Мишель Аун. Он стремился отстранить от власти традиц. лидеров и полевых командиров, присвоивших гос. функции, и вывести страну из кризиса, опираясь на армию. Президентские выборы сорвались из-за отсутствия кворума. В ночь на 23 сент. 1988 г., накануне окончания своего президентского срока, А. Жмайель назначил Ауна премьером переходного правительства. Это означало нарушение традиции, согласно к-рой премьером должен быть суннит. Действующий премьер Салим аль-Хосс не признал полномочий Ауна. В Л. появилось 2 соперничавших правительства; аль-Хосса поддерживала Сирия, а Ауна - Ирак, ее главный геополитический конкурент в регионе.

Маронитский собор Девы Марии Ливанской на Хариссе. 1970 г.
Маронитский собор Девы Марии Ливанской на Хариссе. 1970 г.

Маронитский собор Девы Марии Ливанской на Хариссе. 1970 г.
Аун контролировал только Вост. Бейрут и окрестности, но имел сравнительно большие воинские формирования и запасы оружия. Пытаясь поставить под свое командование «Ливанские силы», генерал вошел с ними в конфликт, и партия перешла в оппозицию. В марте 1989 г. Аун объявил «освободительную войну» против Сирии. До осени шли кровопролитные бои маронитских частей армии и сирийцев. Постепенно военные успехи стали сопутствовать мусульм. правительству, на его сторону склонялось и международное признание. Араб. страны, Франция, ООН прилагали посреднические усилия к прекращению войны. В сент. 1989 г. Сирия приняла план прекращения огня и национального примирения, не требовавший вывода ее войск.

С 30 сент. по 22 окт. в саудовском г. Эт-Таиф прошла сессия ливан. парламента, который принял «Документ национального взаимопонимания», определявший новые параметры устройства гос-ва. Л. провозглашался «исконной родиной всех его сынов», страной, имеющей араб. идентичность. Взаимное соглашение ливан. общин о совместном проживании объявлялось источником легитимности власти. Перестраивалась политическая система страны. Исполнительная власть передавалась от президента к премьеру и в меньшей степени - к спикеру парламента. Т. о. марониты утрачивали мн. рычаги политического влияния. Устанавливалась равная пропорция христиан и мусульман во власти. На средних и низших постах пропорции упразднялись. Армия и органы госбезопасности были подчинены парламенту, к-рый мог объявлять чрезвычайное положение, войну и заключать мир. Все партийные вооруженные формирования, ливанские и палестинские, распускались. Декларировались особые отношения с Сирией: Л. не разрешалось быть «источником угрозы сирийской безопасности», плацдармом для любой силы, враждебной Сирии.

Аун объявил Таифские соглашения предательством национального суверенитета. Однако нек-рые маронитские лидеры, в т. ч. руководство «Ливанских фаланг», признали новую политическую систему. Правительство аль-Хосса объявило о смещении Ауна с поста главкома. Центральный банк перестал финансировать его структуры. В обмен на вступление Сирии в антиирак. коалицию осенью 1990 г. Х. Асад получил от США свободу действий в Л. 13 окт. сир. войска и мусульм. части ливан. армии взяли штурмом христ. анклав и разбили войска Ауна, оказавшие незначительное сопротивление. Аун укрылся во франц. посольстве, а потом уехал во Францию, где стал лидером антисир. оппозиции ливан. эмигрантов.

Послевоенный Л.

Следующие 15 лет Л. существовал фактически как протекторат Сирии, в стране оставался значительный контингент сир. войск. В дек. 1990 г. было сформировано правительство национального примирения, включавшее лидеров большинства группировок. С сир. помощью ливан. армия стала самой мощной силой в стране и поставила под свой контроль все зоны влияния милиций, включая кантон друзов и палестинские лагеря. В 1994 г. было сломлено сопротивление «Ливанских сил» и арестован их лидер Джаджа. Единственной партией, сохранившей военные структуры, осталась «Хизбалла», которой покровительствовала Сирия. Боевики «Хизбаллы» (с 1992 лидер - Хасан Насралла) продолжали партизанскую борьбу против израильских войск в «зоне безопасности» вплоть до окончательного ухода израильтян в мае 2000 г.

После 1990 г. началась постепенная нормализация политической жизни. При этом избирательный закон был невыгоден для христиан. Мн. маронитские орг-ции бойкотировали парламентские выборы. Р. Эдде, А. Жмайель и Аун оставались в эмиграции. На выборах побеждали просир. кандидаты. Президентом Л. в 1998-2007 гг. был Эмиль Лахуд, прежний главнокомандующий армией, тесно связанный с Сирией и «Хизбаллой». В 90-х гг. XX в. в политике доминировал тандем Набиха Берри (лидер «Амаль», спикер парламента с 1992) и Рафика аль-Харири, занимавшего пост премьера в 1992-1998 и 2000-2004 гг. Аль-Харири, выходец из бедной крестьянской семьи, составил огромное состояние на строительном бизнесе в Саудовской Аравии и инвестировал свои деньги в политику. В бытность премьером он добился получения международной экономической помощи, значительных кредитов, развернул масштабную программу восстановления страны.

14 февр. 2005 г. аль-Харири, пребывавший в умеренной оппозиции по отношению к Сирии и сир. военному присутствию, был убит. Лидеры оппозиции обвинили в убийстве Сирию. В Л. начались массовые выступления против сир. оккупации (т. н. Революция кедров). При содействии США оформилась коалиция антисир. сил во главе с сыном покойного премьера Саадом Харири, к-рого поддерживали маронитские партии и друзы В. Джумблата. На стороне Сирии выступили шиитские партии «Хизбалла» и «Амаль». Под жестким давлением США Сирия в марте 2005 г. согласилась на вывод своих войск из Л.

Уход Сирии привел к переформатированию ливанской политической системы. Возродился маронитский политический лагерь. Возвратились в политику вышедший из заключения Джаджа («Ливанские силы») и вернувшийся из эмиграции Аун («Свободное патриотическое движение»). После гражданской войны, в к-рой маронитская идеология ливан. национализма потерпела поражение, христианский лагерь стал источником реваншистских настроений, сдерживавшихся ранее сир. присутствием. Однако на совр. этапе ливанские христиане из-за своей малочисленности неспособны занять лидирующее положение в политической системе Л. и вообще стать самостоятельной силой. Судьбы страны определяются отношениями между суннитскими и шиитскими политическими группировками. Так, партия «Хизбалла» остается «государством в государстве», фактически неподконтрольным правительству. Летом 2006 г. Израиль предпринял масштабную военную операцию в Л., имевшую целью разрушить именно военные структуры «Хизбаллы».

Гражданская война в соседней Сирии, начавшаяся в 2011 г., осложнила социально-политическую ситуацию в Л. В страну хлынул поток сир. беженцев (по нек-рым данным, 37% населения Л.), ставших непосильным бременем для экономики. «Хизбалла» открыто участвует в сир. противостоянии на стороне Б. Асада. Даже маронитская церковная иерархия, традиционно антисирийски настроенная, стала опасаться роста радикального исламизма и выступила с заявлениями, что падение режима Асада не соответствует интересам христиан региона. В Л. появились очаги террористической активности: в частности, в Триполи происходят столкновения местных суннитов и алавитов, а отдельные приграничные районы стали тыловой базой сир. повстанцев.

Лит.:Петкович К. Д. Ливан и ливанцы: Очерки нынешнего состояния автономного Ливанского генерал-губернаторства в геогр., этногр.,экон., полит. и религ. отношениях: Зап. ген.консула в Бейруте. СПб., 1885; Марониты // СИППО. 1893. Т. 4. Авг. С. 462–523; Hitti Ph. Lebanon in History. L., 1957; Salibi K. The Maronites of Lebanon under Frankish and Mamluk Rule (1099–1516) // Arabica. Leiden, 1957. Vol. 4. P. 288–303; idem. Петкович К. Д. Ливан и ливанцы: Очерки нынешнего состояния автономного Ливанского генерал-губернаторства в геогр., этногр.,экон., полит. и религ. отношениях: Зап. ген.консула в Бейруте. СПб., 1885; Марониты // СИППО. 1893. Т. 4. Авг. С. 462–523; Hitti Ph. Lebanon in History. L., 1957; Salibi K. The Maronites of Lebanon under Frankish and Mamluk Rule (1099–1516) // Arabica. Leiden, 1957. Vol. 4. P. 288–303; idem. The Buḥturids of the Garb: Medieval Lords of Beirut and of Southern Lebanon // Ibid. 1961. Vol. 8. P. 74–97; idem. The «Muqaddams» of Bšarrī: Maronite Chieftains of the Northern Lebanon, 1382–1621 // Ibid. 1968. Vol. 15. P. 63–86; он же (Салиби К.). Очерки по истории Ливана: Пер. с англ. М., 1969; idem. The Lebanese Identity // Religion and Politics in the Middle East. Boulder (Colorado), 1981. P. 217–225; idem. A House of Many Mansions: The History of Lebanon Reconsidered. L., 1988; Le Strange G. Palestine under Moslems: A Description of Syria and the Holy Land from A.D. 650 to 1500. Beirut, 1965; Крымский А. Е. История новой арабской литературы, XIX — нач. XX в. М., 1971; он же. Письма из Ливана, 1896–1898. М., 1975; Longrigg S. Syria and Lebanon under the French Mandate. N. Y., 1972; Abdul-Rahim Abu-Husayn. Provincial Leaderships in Syria, 1575–1650. Beirut, 1985; Cobban H. The Making of Modern Lebanon. L., 1985; Moosa M. The Maronites in History. Syracuse (N. Y.), 1986; Mackey S. Lebanon: Death of a Nation. N. Y., 1989; Hodgson M. G. S. et al. Durūz // EI. 1991. Vol. 2. P. 631–637; Yapp M. E. The Near East since the First World War: A History to 1995. L.; N. Y., 1996. P. 104–115, 265–279, 464–467; Lebanon // Political Encyclopedia of the Middle East. N. Y., 1999; Кобищанов Т. Ю. Христианские общины в арабо-османском мире (XVII — 1-я треть XIX в.). М., 2003; Базили К. М. Сирия и Палестина под турецким правительством в ист. и полит. отношениях. М.; Иерус., 2007; Traboulsi F. A. History of Modern Lebanon. L., 2007; Verdeil E., Faour Gh., Velut S. Atlas du Liban: Territoires et société. Beyrouth; P., 2007; Winter S. The Shiites of Lebanon under Ottoman Rule (1516–1788). Camb., 2010; Harris W. Lebanon: A History, 600–2011. Oxf., 2012; Родионов М. А., Сарабьев А. В. Марониты: традиции, история, политика. М., 2013. The Buḥturids of the Garb: Medieval Lords of Beirut and of Southern Lebanon // Ibid. 1961. Vol. 8. P. 74–97; idem. The «Muqaddams» of Bšarrī: Maronite Chieftains of the Northern Lebanon, 1382–1621 // Ibid. 1968. Vol. 15. P. 63–86; он же (Салиби К.). Очерки по истории Ливана: Пер. с англ. М., 1969; idem. The Lebanese Identity // Religion and Politics in the Middle East. Boulder (Colorado), 1981. P. 217–225; idem. A House of Many Mansions: The History of Lebanon Reconsidered. L., 1988; Le Strange G. Palestine under Moslems: A Description of Syria and the Holy Land from A.D. 650 to 1500. Beirut, 1965; Крымский А. Е. История новой арабской литературы, XIX — нач. XX в. М., 1971; он же. Письма из Ливана, 1896–1898. М., 1975; Longrigg S. Syria and Lebanon under the French Mandate. N. Y., 1972; Abdul-Rahim Abu-Husayn. Provincial Leaderships in Syria, 1575–1650. Beirut, 1985; Cobban H. The Making of Modern Lebanon. L., 1985; Moosa M. The Maronites in History. Syracuse (N. Y.), 1986; Mackey S. Lebanon: Death of a Nation. N. Y., 1989; Hodgson M. G. S. et al. Durūz // EI. 1991. Vol. 2. P. 631–637; Yapp M. E. The Near East since the First World War: A History to 1995. L.; N. Y., 1996. P. 104–115, 265–279, 464–467; Lebanon // Political Encyclopedia of the Middle East. N. Y., 1999; Кобищанов Т. Ю. Христианские общины в арабо-османском мире (XVII — 1-я треть XIX в.). М., 2003; Базили К. М. Сирия и Палестина под турецким правительством в ист. и полит. отношениях. М.; Иерус., 2007; Traboulsi F. A. History of Modern Lebanon. L., 2007; Verdeil E., Faour Gh., Velut S. Atlas du Liban: Territoires et société. Beyrouth; P., 2007; Winter S. The Shiites of Lebanon under Ottoman Rule (1516–1788). Camb., 2010; Harris W. Lebanon: A History, 600–2011. Oxf., 2012; Родионов М. А., Сарабьев А. В. Марониты: традиции, история, политика. М., 2013.
К. А. Панченко
Ключевые слова:
Крестовые походы, в средние века военные экспедиции, санкционированные Папским престолом и проходившие под лозунгом защиты христианских святынь и освобождения земель от «неверных» Ливан [Ливанская Республика], государство на восточном побережье Средиземного моря География. Ливан Страноведение. Ливан Религиозная ситуация на территории разных стран. Ливан Религиозное законодательство. Ливан История. Ливан Христианство на территории разных стран. Ливан
См.также:
АБСАЛОН (ок. 1130 - 1201), архиепископ Лундский, церковный и политический деятель
АЙЮБИДЫ мусульм. династия курдского происхождения, различные ветви к-рой правили в Египте, Сирии, В. Месопотамии и Йемене в кон. XII - 1-й пол. ХIII в.
АНТИОХИЙСКОЕ КНЯЖЕСТВО гос-во крестоносцев на Ближ. Востоке (1098-1268 гг.), осн. участ. 1-го крестового похода
БАЛДУИН († 1190), архиеп. Кентерберийский
БАЛДУИН I (1171 - 1205), 1-й имп. Латинской империи
БАЛДУИН I (1058 - 1118), кор. Иерусалимский
БАЛДУИН II (1217-1273), император Латинской империи
БАЛДУИН II Бурский († 1131), кор. Иерусалимский
БОНИФАЦИЙ МОНФЕРРАТСКИЙ кор. Фессалоникийский (с авг. 1204), один из предводителей 4-го крестового похода
БОЭМУНД ТАРЕНТСКИЙ норманнский гр. Тарента (совр. Таранто) в Юж. Италии, кн. Антиохии (с 1098), один из предводителей 1-го крестового похода
БРУНО АСТИЙСКИЙ (между 1045-1049 - 1123),, еп. Сеньи, экзегет, св. католич. Церкви (пам. 18 июля)
ГЕНРИХ I (ок. 1174 - 1216), имп. Латинской империи (с 1206), младший брат Балдуина I Фландрского
ГОТФРИД БУЛЬОНСКИЙ (ок. 1060/61 — 1100), герц. Н. Лотарингии, один из предводителей 1-го крестового похода и основателей Иерусалимского королевства крестоносцев
ДАИБЕРТ († июнь 1106), участник 1-го крестового похода, 1-й лат. патриарх Иерусалимский (1099 - 1102, 1105 - 1106)
ЕВГЕНИЙ III († 1153), папа Римский (с 1145), цистерцианец, блж. католич. Церкви (пам. 8 июля)
КЛЕРМОНСКИЙ СОБОР (1095), собор католич. Церкви, созванный папой Римским Урбаном II (1088-1099) в г. Клермон (ныне Клермон-Ферран, Франция)