Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«НЕУВЯДАЕМЫЙ ЦВЕТ», ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ
Т. 49, С. 144-149 опубликовано: 19 июля 2022г. 


«НЕУВЯДАЕМЫЙ ЦВЕТ», ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет» с Древом Иессеевым. 1786 г. Иконописец свящ. Анатолий Сигалас (Византийский музей в Афинах)
Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет» с Древом Иессеевым. 1786 г. Иконописец свящ. Анатолий Сигалас (Византийский музей в Афинах)

Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет» с Древом Иессеевым. 1786 г. Иконописец свящ. Анатолий Сигалас (Византийский музей в Афинах)
(празд. 3/4 апр., 31 дек.), один из почитаемых образов Пресв. Богородицы, создание к-рого связано с иконографическим творчеством поствизант. мастеров. Возникновение икон с таким названием как поклонных приходится на кон. XVII в. и связано с исполнением Акафиста Богородице: несмотря на развитое литургическое употребление Акафиста Богородице (в частности, как минимум с 1-й пол. XV в. он читается на вседневных повечериях в греч. храмах), специальных икон для службы Акафиста не существовало (его чтение совершали перед иконами Божией Матери «Одигитрия», «Умиление», «Млекопитательница» и др.). Местом возникновения данного типа икон считается К-поль, откуда они распространились по правосл. ойкумене (Πάλλας. 1973. Σ. 225-238).

Основным лит. источником иконографии икон «Н. Ц.» послужил Канон благодарный прп. Иосифа Песнописца, входящий в состав Постной Триоди, Канонников, Правильников и Акафистников. Канон читается на 5-й седмице Великого поста на совершаемом один раз в году богослужении Субботы Акафиста (Похвала Пресв. Богородицы). Эпитет, ставший названием образа, в Каноне относится ко Христу, в то время как на иконах «Н. Ц.» он адресован Богородице. Появление данной иконографии отражает стремление к прославлению Пресв. Девы и осмыслению Ее роли в деле Божественного домостроительства.

В правосл. традиции возникновению развитой иконографии «Н. Ц.» предшествовали отдельные образы Божией Матери, на к-рых Младенец Христос или Дева Мария изображены с цветком (икона св. Анны с младенцем Марией - XV в., Музей Бенаки, Афины; см.: From Byzantium to el Greco: Greek Frescoes and Icons. Athens, 1987. P. 102; образ Богоматери с Младенцем - XVI в., ГИМ; см.: 1000-летие рус. худож. культуры: Кат. выст. М., 1988. Кат. 101). На белорус. иконе 1-й пол. XVII в. (НХМ; см.: Высоцкая Н. Ф. Темперная живопись Белоруссии кон. XV-XVIII вв. в собр. Гос. худож. музея БССР. Мн., 1986. Кат. 12) Богомладенец держит цветок; кроме того, на головах Богоматери и Христа изображены царские венцы. На появление нехарактерных для правосл. иконописи деталей, таких как цветы и венцы, повлияла зап. иконография, широко использующая различные атрибуты и символы (к древнейшим произведениям такого рода относится скульптурная группа «Богоматерь с Младенцем Христом» (ок. 1300), в к-рой Христос изображен сидящим на усыпанном розами кусте; см.: Bayerisches Nationalmuseum: 120 Meisterwerke. Münch., 1991. S. 22). Если в правосл. иконографии царский венец на голове Марии изображался только в отдельных сюжетах («Царь Царем», «Предста Царица», сформировались не ранее 2-й пол. XIV в.), то в зап. искусстве это распространенный атрибут уже с XIII в.

Важную роль в сложении данного сюжета сыграла появившаяся в кон. XIV в. иконография «Похвала Богоматери», в к-рой пророки, воздавая хвалу Пресв. Богородице, протягивают Ей свитки с текстами пророчеств, а рядом с каждым из них изображены прообразовательные символы Божией Матери: закрытые врата, скрижали завета, лествица, процветший жезл, руно, горящая купина, ковчег, клещи, звезда и гора. Нередко изображение «Похвала Богоматери» помещалось в среднике иконы и окружалось клеймами, иллюстрирующими Акафист (см.: «Пречистому образу Твоему поклоняемся...»: Образ Богоматери в произв. из собр. ГРМ. СПб., 1995. С. 58). В укр. изданиях Постной Триоди XVII в. служба Акафиста сопровождалась гравюрой «Похвала Богоматери», в которой вокруг образа Богоматери типа «Умиление» изображались пророки со свитками и с символами (Постная Триодь. Львов. 25.X.1689). В греч. иконописи XVIII в. известны образы Богоматери с Младенцем на престоле, в венцах: Она держит в руке процветший жезл или цветок, а вокруг - пророки с текстами пророчеств на свитках. Подобные изображения «Похвалы Богоматери» имеют отдельные черты, характерные уже для «Н. Ц.».

Помимо восточнохрист. истоков в сложении образа «Н. Ц.» важную роль сыграли заимствования из зап. аллегорических композиций, в к-рые включались прообразовательные символы. Это «Богоматерь с четками» (нем. Rosencranzmadonna; итал. Madonna del rosario) и «Непорочное зачатие» (Conceptio immaculata). Соединение зап. элементов с темой Акафиста породило новую иконографию, а множественность источников привела к многообразию вариантов.

В качестве наиболее раннего изображения «Н. Ц.» Д. И. Паллас указывает исполненную в зап. стиле гравюру из венецианского издания «Βιβλίον ὀνομαζόμενον Νέος Θησαυρός» (Βενετία, 1612) («Библия, называемая Новая Сокровищница»), на к-рой Богоматерь с Младенцем представлена стоящей на месяце, а из головы Богомладенца вырастают розы (Πάλλας. 1973. Σ. 230).

Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Центральная часть триптиха. XVIII в. (Византийский музей культурного центра им. архиеп. Макариоса, Никосия)
Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Центральная часть триптиха. XVIII в. (Византийский музей культурного центра им. архиеп. Макариоса, Никосия)

Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Центральная часть триптиха. XVIII в. (Византийский музей культурного центра им. архиеп. Макариоса, Никосия)

На иконах «Н. Ц.» есть обязательная деталь - помещенные в вазоны или сплетенные в гирлянды цветы, к-рые украшают жезлы или являются постаментом для образа Божией Матери с Младенцем. Чаще всего Богоматерь и Христос облачены в царские одежды; Пресв. Дева может быть окружена прообразовательными символами или изображена без них.

Сохранившиеся иконы представлены в 2 основных типах, каждый из к-рых имеет свои изводы. Наиболее распространенный тип иконографии «Н. Ц.» восходит к изображению «Одигитрия», в к-ром, как правило, присутствуют прообразовательные символы Богородицы. Примеры: икона 1703 г. (Филиал староболг. искусства при НХГ, София; см.: Паскалева К. Икони от България. София, 1981. Кат. 82; Болгарская живопись IX-XIX вв.: Кат. выст. М., 1976. Кат. 138); икона 1-й пол. XVIII в. (Византийский музей, Веррия; см.: Veria Byzantine Museum. Athens, 2003. P. 39); икона 1786 г. с Древом Иессеевым, написанная о. Антониосом Сигаласом (впосл. митр. Сергий) (Византийский музей, Афины; см.: Acheimastou-Potamianou M. Icons of The Byzantine Museum of Athens. Athens, 1998. P. 284-285). На нек-рых иконах этого типа (см.: Афонские древности. 1992. Кат. 48, 69; Болгарская живопись IX-XIX вв. М., 1976. Кат. 138) Богоматерь «поддерживается» облаком, к-рое, согласно новозаветной традиции, есть Сама Пресв. Дева («Тя облак легок древле зрит просвещаем Духом Пророк Исайя, на нем же седе славы Господь» - Слово на Рождество Богоматери прп. Андрея Критского). Встречающийся реже тип - изображение Богоматери на престоле со стоящим Младенцем (см.: Athos. 2006. P. 245-246).

В мон-рях Афона, в европейских и российских собраниях нередко встречаются небольшие складни с изображением в среднике «Н. Ц.» (разных изводов) и с образами различных святых и праздников на створках (напр., см.: Fleïscher J. Greek and Russian Icons: Cat. Cph., 1995. P. 88-89; Athos. 2006. P. 245-246). Предназначенные для личного моления, они указывают на широкое распространение образов «Н. Ц.» в правосл. среде. Нередко складни имеют араб. надписи, что говорит о популярности иконографии среди мелькитов (христиан-арабов) (нач. XIX в., ГИМ; см.: 1000 лет рус. паломничества: Кат. выст. М., 2009. С. 130. Кат. 311).

К иконографии «Н. Ц.» нередко относят иконы, на которых Богоматерь представлена в рост, в руках у Нее или у Богомладенца - цветы (см.: Лики рус. иконы: Древнерусская живопись XVI-XVIII вв. из собр. ЦМиАР. Кат. выст. М., 1995. С. 114). Иконография «Н. Ц.» хорошо известна в гравюре. История создания различных изводов прослежена в работе Д. Папастратос, которая, указав на возникновение гравюр с изображением «Н. Ц.» в XVIII в., описывает более 10 их вариантов, датируемых XIX в. (Papastratos. 1990. Vol. 1. N 122-133). Наиболее ранние листы (1819 и 1820 гг.) были выполнены в Венеции по заказу иеромонахов Стефана и Неофита, учеников монаха-энциклопедиста прп. Никодима Святогорца. К ним относятся: поясной образ Богоматери с Младенцем Христом в царских облачениях, «покоящейся» на гирлянде цветов, с поклоняющимися ангелами, с пророками по сторонам центрального изображения и с клеймами Акафиста вокруг (1819); образ венчаемой ангелами Богоматери на престоле, с Младенцем в царском облачении, стоящем на цветке, растущем из-под ног Пресв. Девы (1820). Первая гравюра была сделана неизвестным мастером по рисунку Стефана и Неофита, вторая - итал. гравером Дж. Дзулиани, связанным с греч. правосл. общиной в Венеции. Эти образцы легли в основу продукции, к-рую начали печатать на Афоне: самостоятельные изображения «Н. Ц.» и в сочетании с клеймами Акафиста. Широко расходясь благодаря паломникам, гравюра оказала большое влияние на распространение сюжета в иконописи правосл. стран. Немалую роль в популярности образа «Н. Ц.» в России в XIX в. сыграла гравюра, напечатанная в Москве в 1847 г. по афонскому образцу 1820 г. (РГБ. см.: Гравюра греч. мира в моск. собраниях: Кат. выст. М., 1997. С. 23. Кат. 35).

О популярности сюжета говорит его проникновение в декорирование оружия. Известна группа сабель (ГИМ; Оружейная палата) к-польского происхождения с надписями на славянском, греческом и латинском языках и изображением «Н. Ц.» с ангелами, венчающими Богоматерь (см.: Аствацатурян Э Г. Турецкое оружие. СПб., 2002. С. 95-101).

Необычная иконография интересовала краеведов и историков XIX - нач. XX в., к-рые делали попытки найти объяснения названию и происхождению икон. Венецианское происхождение гравюр-прототипов, видимо, отразилось в старообрядческой рукописи 1890 г. «Праздники явлений икон Богоматери на весь год», в к-рой автор сообщает, что этот образ прославился в Венеции в 1092 г. (Праздники явлений икон Богоматери на весь год // МГУ НБ. 1890. № 578/В-С).

В 1864 г. опубликовано Сказание, где сообщалось о чудесах Богоматери, совершившихся на Св. Горе Афон, в т. ч. о чуде исцеления от «богородичного» цветка (Мелетий, мон. Сказание о чудесах Божией Матери, совершившихся в недавние времена на Св. Горе Афонской. М., 1864. С. 63). Позднее свящ. Н. Романский связывал появление икон «Н. Ц.» с чудом от цветка Богоматери, называемого неувядаемым (Романский. 1905. С. 31).

В Россию иконы «Н. Ц.» были привезены с Балкан, иконы известны с кон. XVII в. Нек-рые из них прославились как чудотворные (см.: Снессорева. Земная жизнь Пресв. Богородицы. 1993. С. 132; Бухарев И. Иконы. С. 30; Поселянин Е. Богоматерь. С. 227-228).

Образ Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Средник гравюры «Богоматерь Неувядаемый цвет с акафистом». 1847 г. (РГБ)
Образ Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Средник гравюры «Богоматерь Неувядаемый цвет с акафистом». 1847 г. (РГБ)

Образ Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Средник гравюры «Богоматерь Неувядаемый цвет с акафистом». 1847 г. (РГБ)

Чудотворной почиталась несохранившаяся икона «Н. Ц.» из московского Алексеевского девичьего мон-ря (празд. 3 апр.). Она впервые упоминается в 1757 г., но, очевидно, находилась в мон-ре и раньше (Романский. 1905. С. 27-31). Икона имела сложную иконографию: на переднем плане изображен престол с кувшином и цветочной ветвью; слева от Богоматери стоящий (на престоле) в рост босой Богомладенец, правой рукой Он опирается на Ее левое плечо, в левой руке держит скипетр; не покрытая мафорием, с венцом голова Богоматери склонена к Сыну, в Ее правой руке - ветвь, обвитая лентой с надписью: «Цвете Неувядаемый! Радуйся, едина прозябшая яблоко благовонно! Радуйся, благоухание сладчайшего Царя!» Справа от Богоматери - корзина с цветами. Внизу вирши: «Кто речет, яко плодов небо не имеет./ Се от небесной ветви яблоко Христос здесь есть./ Ко сей ветви, людие, скоро притецыте,/ Яблоко небесно по жизненно приимите» (сходные вирши есть на гравюре Богоматери с Младенцем 2-й пол. XVII в. работы В. Андреева; см.: Ровинский. Народные картинки. С. 447.) Иконе пелся Богородичный тропарь «Неувядаемый Цвет чистоты», имелась специальная молитва.

Судя по описанию, этот образ был близок к иконам из московских церквей свт. Николая в Голутвине (письма Тихона Филатьева?, 1691, ГТГ) и св. Иакова в Сыромятниках (нач. XVIII в., ГТГ). Но вместе с тем имелись следующие существенные различия: на иконе из Сыромятников волосы у Богоматери покрыты мафорием, а голова не склонена к Младенцу, на фоне помещены прообразовательные символы Богоматери с надписями-хайретизмами из Канона благодарного: «Радуйся, звездо, являющая солнце», «Радуйся, свешниче, златы», «Радуйся, доме словесный и небесный», «Радуйся, кадильнице всезлатая», «Радуйся, ключ царствия Христова», «Радуйся, книга одушевленная вь ней иже написа слово отчее зову...» (в описании иконы из Алексеевского мон-ря они не упоминаются, возможно, по причине их сокрытия под потемневшей олифой). На обвивающей жезл ленте также помещается рифмованный текст: «Радуйся, цвете неувядаемый,/ радуйся, едина прозябшая яблоко благовонное,/ раю словесный, доме небесный,/ красна, яко доброгласна струна,/ Дево Мария Пречистая». Икона из церкви в Голутвине также имеет иконографические отличия; надписи на верхнем поле и фоне повторяют в сокращенном варианте тексты на иконах из церкви в Сыромятниках и Алексеевского мон-ря (см.: Скворцов Н. А., свящ. Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Голутвине. М., 1903. С. 5; Чудотворный образ: Иконы Богоматери в ГТГ / Авт.-сост.: А. М. Лидов, Г. В. Сидоренко. М., 1999. Кат. 33. С. 70).

Все 3 иконы близки по времени создания, они бытовали в храмах одного города, но, несмотря на то что представляют разные изводы, относятся к одному типу изображения, в к-ром иконографическая программа образа «Н. Ц.» выражена наиболее отчетливо. Вокруг Девы Марии с Младенцем Христом представлены многочисленные прообразовательные символы. Они, как и отдельные детали композиции, имеют непосредственным источником Канон благодарный прп. Иосифа Песнописца: практически каждый символ канона находит точное соответствие на иконе. Божию Матерь с Младенцем окружают звезда, книга, луна, подсвечник, кадило, небесный сегмент с изображением рая. Младенец Христос представлен стоящим на престоле, в нек-рых случаях накрытом покровом с Голгофским крестом. Престол составляет единое композиционное целое, примыкая к коленям Божией Матери, что дает буквальную иллюстрацию к словам канона, именующим Богоматерь «престолом огненным Вседержителя», «одушевленной трапезой». Чертоги по сторонам Пресв. Богородицы и Христа - «палата всех Царя», «пространное селение Слова» - напоминают о традиц. понимании Божией Матери как Дома Премудрости Божией. Обильные цветы, стоящие в вазонах и прорастающие из увенчанного крестом жезла, иллюстрируют неск. хайретизмов канона, ставших основной темой этой иконографии: «Радуйся, сладкоуханный крине Владычице...» и «Цвете неувядаемый, радуйся, едина прозябшая яблоко благовонное...». Процветший жезл - это символ Девы Марии, от Которой «прозябе нам красный цвет Христос Бог». Иконописцы, создавая образ Божией Матери «Н. Ц.», обращались также к текстам Свящ. Писания и к творениям св. отцов Церкви. В Песне Песней в соответствии с толкованиями св. отцов к Пресв. Богородице относятся пророческие слова о «звезде, являющей солнце», «живом запечатанном источнике», «вертограде заключенном». Вазоны с цветами, процветший жезл - это знаки рая, «вертограда» («Вертоград заключенный» (Песнь 4. 12) - устойчивый символ Богородицы, который в русской иконописи нашел отражение в иконе Никиты Павловца «Богоматерь Вертоград заключенный» (ок. 1675, ГТГ). Полисемантический образ «вертограда», популярный в христ. лит-ре и поэзии, в данном случае выступает в своем устойчивом значении символа Богородицы, Которая «на земли была... вертоградом ради ненарушенного девства» (Антоний Радивиловский; Симеон Полоцкий и его книгоиздательская деятельность. М., 1982. С. 214). В «Слове на Рождество Богоматери» прп. Иоанна Дамаскина Богоматерь воспевается как «облеченная благолепием добродетелей, как златотканными одеждами» (Избранные слова святых отцев в честь и славу Пресв. Богородицы. СПб., 1868. С. 16-32).

Радость, торжество, звучащие в каждой строке канона и в др. источниках, передаются на иконах с помощью пламенеющей киновари и мерцаюшего золота, тончайшей орнаментики, пышных цветов, расшитых золотом драпировок, богато украшенных палат. Это наиболее ярко проявилось в одной из самых драгоценных по живописи икон - образе из Голутвинской церкви. Однако этот вариант иконографии со временем практически вышел из употребления, на смену ему пришли иконы упрощенной иконографии, хотя в целом и повторяющие чудотворный образ из Алексеевского мон-ря, напр. икона XIX в. (ЦМиАР; см.: О Тебе радуется. 1995. С. 65. Кат. 54).

Из московской церкви Успения Пресвятой Богородицы на Могильцах

Из московской церкви Успения Пресвятой Богородицы на Могильцах происходит несохранившаяся чудотворная икона «Н. Ц.» (празд. 31 дек.). По преданию, она принесена с Афона болящему прихожанину этого храма надворному советнику А. В. Малевскому-Малевичу в 1865 г. Вскоре он почувствовал облегчение. После этого слава иконы как чудотворной стала распространяться. С этой иконы для Успенской ц. на Могильцах был сделан список (8×63/4 вершка), к-рый поместили в Никольский придел (Ловцов. 1899. С. 33-35). Иконография этого образа существенно отличалась от чудотворной иконы Алексеевского монастыря. По описанию Ф. М. Ловцова, Богородица была изображена восседающей на престоле, правой рукой Она поддерживала Младенца, стоящего на цветке, к-рый вырастал из-под ног Богоматери. Христос был представлен в венце, над Богоматерью венец держали ангелы. У Младенца в правой руке была держава, у Богородицы - жезл с цветами лилии. Точное повторение этого чудотворного образа представляет собой икона сер. XIX в. (ЦМиАР; см.: О Тебе радуется. 1995. С. 64. Кат. 53). Образцом для икон этого типа послужили иконы, восходящие к афонским гравюрам, или сами вышеуказанные гравюры (Papastratos. 1990. Vol. 1. P. 134, 135, 138).

В кадомском Милостиво-Богородицком монастыре

В кадомском Милостиво-Богородицком монастыре находилась почитаемая икона «Н. Ц.» особого извода (не сохр.). Согласно преданию, икона была привезена из Грузии семьей Богдановых и подарена монастырю. Она стала одной из самых почитаемых святынь города. Икона находилась в соборе мон-ря, в 1870 г. для нее был заказан серебряный оклад, в 1872 г. над ней был устроен особый балдахин. Образ (11/2 аршина × 11/4 аршина) был написан на полотне, наклеенном на доску. Изображение Богоматери было поясное, в руках Она держала скипетр и «шар» (державу?). Богоматерь и Христос были в венцах. Главной иконографической особенностью являлось изображение св. Иоанна Предтечи над головой Богомладенца. Икона пользовалась особым почитанием прп. Серафима Саровского (Кобяков И., свящ. Ист.-стат. описание Кадомского жен. Милостиво-Богородицкого мон-ря. Тамбов, 1875. С. 20-21).

В Благовещенском соборе г. Кунгура Пермской губ.

В Благовещенском соборе г. Кунгура Пермской губ. почиталась одна из древнейших святынь города - чудотворная икона «Н. Ц.» (празд. 16 апр.; не сохр.). На этой иконе полуфигурное изображение Богоматери «покоилось» на гирлянде цветов (Рус. паломник. 1895. № 16). Младенец Христос был представлен сидящим на руках Богоматери прямолично, с державой в левой руке и благословляющей десницей, Пресв. Дева придерживала ноги Сына, в Ее правой руке была ветвь с цветами.

Близкая икона, поновленная, как следует из надписи на ней, мстёрским иконописцем и реставратором Я. В. Тюлиным в 1891 г., хранится в собрании ГТГ. Изображение сходной иконографии есть на двусторонней иконе XIX в. (ГИМ). Прототипом данного, более позднего по сложению варианта извода «Н. Ц.», на который оказала влияние зап. иконография Rosenkranzmadonna, также являются гравюры с изображением Богоматери «с розой» (напр., ряд гравюр, отпечатанных в Венеции и на Св. Горе Афон с 1819 по 1868 - см.: Papastratos. 1990. P. 133, 136, 137).

В Рождество-Богородицкой церкви Воронежа

В Рождество-Богородицкой церкви Воронежа в XIX в. почиталась икона Богоматери «Благоуханный Цвет» (см.: Снессорева. Земная жизнь Пресв. Богородицы. 1993. С. 371; Бухарев И. Иконы. С. 197; Поселянин. Богоматерь. С. 717). Судя по описанию, этот образ был аналогичен одному из изводов «Н. Ц.»: тип «Одигитрия», Младенец представлен на левой руке Богоматери, в Ее правой руке - цветок. День празднования, согласно С. Снессоревой, приходился на 15/28 нояб. Возможно, икона была близка к образу «Н. Ц.» 1878 г из с.-петербургского Воскресенского Новодевичьего мон-ря (см.: Религиозный Петербург. СПб., 2004. С. 230).

В наши дни почитание образа Богоматери «Н. Ц.» растет. Перед иконой молятся о счастливом замужестве, семейном счастье, даровании исцеления, в т. ч. от онкологических заболеваний.

Лит.: Ловцов Ф. М. Ист. сведения о ц. Успения Пресв. Богородицы, что на Могильцах. М., 1899; Романский Н. А., свящ. Святыня Моск. Алексеевского девичьего мон-ря. М., 1905; Πάλλας Δ. ᾿Ι. ῾Η Θεοτόκος ῾Ρόδον τὸ ᾿Αμάραντον: Εἰκονογραφικὴ ἀνάλυση κα κατογωγὴ τοῦ τύπου // ᾿Αρχαιολογικὸν δελτίον. ᾿Αθῆναι, 1973. Τ. 26. Σ. 225-238; Papastratos D. Paper Icons: Greek Orthodox Religious Engravings, 1665-1899. Athens, 1990. 2 vol.; Афонские древности: Кат. выст. из фондов ГЭ. СПб., 1992; О Тебе радуется: Рус. иконы Богоматери XVI - нач. XX вв.: Кат. выст. / ЦМиАР. М., 1995; Athos: Monastic Life on the Holy Mountain. Helsinki, 2006.
Л. П. Тарасенко
Ключевые слова:
Иконы Божией Матери Иконография Божией Матери (Иконопись) «Неувядаемый Цвет», икона Божией Матери (празд. 3/4 апр., 31 дек.), один из почитаемых образов Пресвятой Богородицы
См.также:
АБАЛАКСКАЯ "ЗНАМЕНИЕ" ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (Абалацкая, Абалацкая-Знаменская)
АЗОВСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (празд. 28 авг.)
АЗУРОВСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (Миасинская), (празд. 1 сент.)
АКАФИСТНАЯ ХИЛАНДАРСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (праздн. 12 янв.)
АКСАЙСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (празд. 28 июля), местночтимая чудотворная икона в Донской (Ростовской и Новочеркасской) епархии
АЛБАЗИНСКАЯ «СЛОВО ПЛОТЬ БЫСТЬ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ» (празд. 9 марта), чтимый образ, прославившийся в Амурском крае в XVII в.