Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

НЕРОНОВ
Т. 49, С. 46-50 опубликовано: 6 июля 2022г.


НЕРОНОВ

Протопоп Иоанн Неронов. Икона. 10-е гг. XXI в. Худож. Ф. А. Пирвиц
Протопоп Иоанн Неронов. Икона. 10-е гг. XXI в. Худож. Ф. А. Пирвиц

Протопоп Иоанн Неронов. Икона. 10-е гг. XXI в. Худож. Ф. А. Пирвиц
Иоанн (в крещении Гавриил, в монашестве Григорий; 1591, поселение при Ломской пуст. на р. Сарке (Саре) близ Вологды (ныне с. Спас-Лом Череповецкого р-на Вологодской обл.) - 2.01.1670, Данилов мон-рь в Переславле-Залесском), протопоп, в конце жизни архимандрит переславль-залесского Данилова во имя Святой Троицы монастыря, один из вождей движения ревнителей благочестия (см. Ревнителей благочестия кружок) и раннего старообрядчества. Основные сведения о жизни и деятельности Н. изложены в 2 биографических сочинениях о нем («Житие Григория Неронова, составленное после его смерти» и «Записка о жизни протопопа Ивана Неронова», составленная игум. Феоктистом), содержатся в его многочисленных посланиях и челобитных, в допросных листах, изветах, деяниях Соборов и др. документах эпохи раскола. Основной комплекс материалов о Н. был опубликован Н. И. Субботиным.

Н. происходил из простой семьи, имя отца - Мирон. Крещен с именем Гавриил, однако родители звали его Иваном. Деревня, где родился Н., возникла при Ломской пуст. в честь Перенесения из Эдессы Нерукотворного образа Господа Иисуса Христа, основанной прп. Игнатием Ломским († кон. XVI в.). В Смутное время, когда вологодские земли подверглись разорению, был разграблен и сожжен родной дом Н. Юноша отправился в Вологду, где был избит людьми архиерея за то, что осудил их участие в святочных гуляньях («бесовских игралищах»). Н. со спутником нашли приют в Устюге у некоего Тита, здесь буд. учитель старообрядчества прошел первое обучение (по Псалтири, букварю, Часослову). Следующим пунктом странствий стало с. Соболево (Никольское) недалеко от Юрьева-Повольского (ныне Юрьевец), где Н. поселился у местного священника и женился на его дочери Евдокии. Н. обличал местных иереев за пьянство и бесчинство, из-за чего они (включая тестя Н.) пожаловались на него патриарху Филарету. Н. нашел пристанище в Троице-Сергиевом мон-ре (см. Троице-Сергиева лавра) в качестве келейника архим. прп. Дионисия (Зобниновского), к-рый ходатайствовал перед патриархом о прощении Н. и о рукоположении его во диакона. В сане диакона и с письмом патриарха в свою поддержку Н. вернулся в Соболево к тестю и жаловавшимся на него иереям. Теперь он мог не допускать в храмы пьяных священников и причетников, поэтому часто «един пояше в церкве и поучаше народ». Через год патриарх Филарет в Москве рукоположил Н. во иерея.

С 1-й пол. 20-х гг. XVII в. Н. жил в с. Лыскове (ныне город Нижегородской обл.) у свящ. Анании, дом к-рого был одним из центров формировавшегося движения боголюбцев (ревнителей благочестия). Сын Анании свт. Иларион впосл. стал Суздальским митрополитом, шурин Илариона Павел был рукоположен во епископа Коломенского. Близ Лыскова располагался Макариев Желтоводский во имя Святой Троицы монастырь, восстановленный в 20-х гг. XVII в. при поддержке царской семьи, к-рая особо почитала прп. Макария Желтоводского (по молитвам к преподобному был освобожден из польск. плена патриарх Филарет). Жители Лыскова всячески содействовали возрождению обители, Н. был деятельным участником этого процесса: род Н. записан в помяннике обители. Мн. ревнители благочестия были связаны с Желтоводским мон-рем. В 1-й пол. 20-х гг. XVII в. послушником там был буд. патриарх Московский и всея Руси Никон (Минов), приходивший к свящ. Анании для духовных бесед. В доме Анании буд. патриарх мог познакомиться с Н. В Желтоводской обители подвизался Иларион, впосл. митр. рязанский и Муромский, его там навещал буд. учитель старообрядчества Аввакум Петров, бывавший также и в Лыскове. В синодик Желтоводского мон-ря был вписан род протопопа московского Благовещенского собора Стефана Вонифатьева. (По предположению Н. В. Понырко, в лысковском кружке свящ. Анании произошло знакомство Стефана Вонифатьева с Н.)

Ревнителей благочестия в 20-30-х гг. XVII в. объединяло стремление к обновлению и улучшению церковной и гражданской жизни в России после Смутного времени. Н. стал одним из лидеров движения при его возникновении. Боголюбцы ставили своей целью исправление жизни и нравственности народа через более глубокое его воцерковление. Для этого признавалось необходимым в первую очередь исправить и упорядочить церковную жизнь: ревнители восставали против порочного поведения духовенства, особенно против пьянства, выступали за насаждение публичной проповеди, «единогласия» в богослужении (отсутствие одновременного чтения или пения за богослужением неск. частей службы). В народной жизни ревнители осуждали грубые обычаи (особенно матерную брань), пьянство, суеверия, языческие увеселения.

Эту программу Н. воплощал в Н. Новгороде, куда он переселился из Лыскова, по-видимому, в кон. 20-х гг. XVII в. Н. служил в нижегородской ц. Воскресения Христова, много лет находившейся в запустении. Священник читал в храме проповеди и толковал Писание «ясно зело и просто слушателем простым»; объяснял Писание за трапезой, на к-рую к нему собиралось странников «по сту человек и вящши на всяк день». Н. проповедовал и в городе: «Хождаше по стогнам града и на торжищи... возвещая всем путь спасения. И мнози послушаху Божественного писания и сладкаго Иоаннова учения». Н. боролся со скоморохами в Н. Новгороде. Биограф приводит известие о конфликте, возникшем у священника из-за этого с нижегородским воеводой В. П. Шереметевым (1634-1637), приказавшим бить Н. «жезлием по обнаженныма ногама» и посадить в земляную тюрьму под кремлевской стеной, но и там мятежный иерей не перестал проповедовать (в «Житии Григория Неронова...» воевода ошибочно назван Федором). (У В. П. Шереметева произошел конфликт и с др. боголюбцем - Аввакумом. Будучи священником в Лопатищах, владении Шереметева, Аввакум боролся с народными гуляньями («бесовскими игрищами»), чем вызвал гнев владельца села. Из-за преследований со стороны Шереметева в 1647 Аввакум с семьей бежал в Москву, позднее вернулся в Лопатищи.)

В Н. Новгороде в 30-х гг. XVII в. из последователей Н. образовался небольшой кружок священников и светских лиц, ревновавших о церковном благочинии и народной нравственности. В 1636 г. во главе 9 нижегородских священников (среди к-рых был нижегородский поповский староста, настоятель Успенской ц. на Ильинской горе свящ. Симеон) Н. подал патриарху Иоасафу I челобитную с обличением пороков народа и с требованиями принять срочные меры к исправлению нравов и поднятию дисциплины среди духовенства и прихожан (непосредственной причиной челобитной был конфликт Н. с воеводой Шереметевым). Челобитная нижегородских священников легла в основу патриаршей «Памяти» тиуну И. В. Манойлову об исправлении церковной жизни, в 1636 г. разосланной из Москвы всем епархиальным архиереям. В этом общецерковном документе было сформулировано офиц. представление о Смутном времени как наказании рус. людей за «беззакония». Описание «беззаконий» в «Памяти» почти буквально повторяет челобитную нижегородских священников. Текст патриаршей «Памяти» был приведен в аналогичных документах епархиальных архиереев. Действия боголюбцев во главе с Н. получили поддержку высшей светской власти. Важной победой ревнителей благочестия было утверждение Собором в 1651 г. «единогласия».

Об усердии Н. стало известно в Москве, он побывал на трапезе в патриарших палатах. Н. неоднократно молил царя и патриарха об «умирении брани», т. е. о прекращении войн, которые вели Михаил Феодорович, затем Алексей Михайлович; Н. предсказывал поражение в войнах. За это, как сказано в «Житии Григория Неронова», в 1632 г. Н. был сослан в Корельский во имя святителя Николая Чудотворца монастырь «близ Океана», где провел 2 года. Однако документы из Центрального архива Горьковской обл. дают иную картину причины и времени ссылки Н. Летом 1641 г., приехав из Н. Новгорода в Кириково (приселок Лыскова), Н. с кириковцами и лысковчанами избил пристава Ивана Левонтьева, пытавшегося притеснять сыновей свящ. Анании - свящ. Петра и диак. Иоанна, служивших в Кирикове. После жалобы пристава властям на Н. как зачинщика и организатора нападения на государева человека было произведено следствие, в 1641 г. Н. был отправлен на «исправление» в Николо-Корельский мон-рь, по прошествии неск. лет был отпущен в Н. Новгород (см.: Филатов. 1993).

В 1647-1649 гг. Н. занимался строительством каменной ц. Воскресения Христова в Н. Новгороде. Он активно поддерживал введение в нижегородских храмах «единогласия», не боясь вступать в конфликты с недовольными священниками. В этот период ему приходилось ездить в Москву, где он общался с царским духовником Стефаном Вонифатьевым и с царским постельничим Ф. М. Ртищевым. Темами обсуждений Н., Стефана Вонифатьева и Ртищева были благочиние богослужения (они ратовали за «единогласие»), толкование Писания. К этому кругу примыкал и буд. патриарх Никон. По ходатайству Стефана Вонифатьева и Ртищева Н. в 1649 г. был поставлен протопопом в Казанский в честь Казанской иконы Божией Матери собор на Красной площади в Москве, куда царь Алексей Михайлович со своим двором приходил слушать проповеди Н. Протопоп не только произносил проповеди, но и писал (вывешивал?) их на стенах своей церкви. Он привечал нищих: в доме Н. жили в то время более 200 чел. В мае 1652 г. Н. способствовал назначению Аввакума протопопом в Юрьев-Повольский. По восшествии 25 июля 1652 г. на Патриарший престол Никона, опираясь на его поддержку, Н. осуществил обретение мощей прп. Игнатия Ломского, «воздвиг церковь камену и возгради монастырь». Н. служил и проповедовал в вологодских храмах, его с почетом принимал Вологодский архиеп. Маркелл. С торжеством вернулся Н. в те места, откуда в свое время он бежал, спасаясь от побоев.

21 февр. 1653 г. патриарх разослал по всем московским церквам «Память», в к-рой вводил 2 «новины» - троеперстие и сокращение числа земных поклонов при чтении великопостной молитвы прп. Ефрема Сирина. Это стало началом богослужебной реформы в Русской Церкви. Н. незамедлительно выступил против изменений в богослужении, которые он воспринял как приход «последнего времени» (см. об этом его «Послание ко всей братии» - МДИР. Т. 1. С. 119-123). В кон. февр. того же года Н. было видение в Москве, по-разному отраженное в источниках. Протопоп Аввакум излагал речение Бога к Н. так: «Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдати!»

Вокруг Н. сложилась группа единомышленников, собиравшихся в московском доме протопопа. Среди них были протопоп Аввакум - духовный сын Н., живший со своей семьей в его доме, протопоп Даниил, Коломенский еп. Павел. Эта оппозиционная реформе группа во главе с Н. написала и подала царю опровержение на «Память» Никона. С этого момента конфликт Н. с Никоном стал разгораться: последовали взаимные обвинения перед царем, жалобы и доносы. На основании 55-го правила св. апостолов («аще кто из клира досадит епископу, да будет извержен») Н. был публично лишен сана, жестоко бит, содержался в заключении в разных московских мон-рях, 13 авг. 1653 г. сослан в Спасо-Каменный в честь Преображения Господня монастырь на Кубенском оз., где провел 8 месяцев.

Протопопы Аввакум, Даниил и Логгин после ссылки Н. продолжали выражать протест против реформы. Аввакум проводил службу по старому обряду на сушиле в доме Н. Единомышленники пытались ходатайствовать за протопопа, но их прошения были переданы патриарху, в итоге они сами оказались в заточении, подверглись мучениям и ссылке. Вместе с лидерами протеста попали под репрессии ок. 40 чел. Н. пытался спасти своих соратников из неволи, неоднократно писал челобитные царю и царице, прося милости «заточенным, поруганным и изгнанным», отстаивал свою позицию в отношении реформ. Он пытался передать эти письма через Стефана Вонифатьева. Последний после безуспешных попыток защитить узника перед царем посоветовал Н. смириться и повиниться перед патриархом.

После жесткого конфликта с архимандритом Спасо-Каменного мон-ря (Н. пытался регулировать монастырские богослужение и устав), а также из-за своих многочисленных посланий разным лицам и многолюдного паломничества к нему на Каменный о-в Н. был переведен в Кандалакшский в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастырь на Белом м. по указу патриарха Никона от 1 июля 1654 г. 10 авг. следующего года он бежал оттуда на лодке с 3 своими духовными чадами и с «работниками». Беглецы смогли достичь Соловецких о-вов. Соловецкий архим. Илия, сочувствуя взглядам Н. (при этом архимандрите был утвержден 1-й приговор о неприятии Соловецким в честь Преображения Господня монастырем новоисправленных книг), принял его у себя в келье и после беседы отправил со всей дружиной на материк со словами: «Страдальче, бием одолевай! Храбрый воине, подвизайся!» Н. добрался до Москвы, где нашел приют у Стефана Вонифатьева. 25 дек. 1655 г. Стефан с ведома царя, но втайне от патриарха организовал монашеский постриг Н. в переславль-залесском Троицком Даниловом мон-ре (жена Н. с его согласия была пострижена в монашество ранее). Новопостриженный инок Григорий был отдан «в наказание» к собственному ученику Феофану. Из Данилова мон-ря Григорий также бежал. Какое-то время ему удавалось скрываться, он тайно жил то в Москве у Стефана Вонифатьева, то в дер. Телёпшино в 10 верстах от Ломской пуст. Никон искал беглеца и сурово наказывал укрывавших его. В февр. 1656 г. состоялся Собор с участием Антиохийского патриарха Макария III, осудивший двоеперстие. Решение Собора было опубликовано на Московском Печатном дворе в сб. «Скрижаль». На том же Соборе Н. подвергся проклятию и осуждению, анафема была подтверждена на следующем Соборе в мае 1656 г.

Очевидно, эти события, а также смерть Стефана Вонифатьева в 1656 г. нанесли Н. серьезный удар. Он вернулся в Москву и 4 янв. 1657 г. предстал перед патриархом во время богослужения. Между Никоном и Н. состоялось внешнее примирение, Н. было позволено жить на Троицком подворье в Москве. Свою покорность патриарху Н. обосновал тем, что не считал возможным сомневаться в решении вселенского патриарха, опубликованном в «Скрижали». Никон принял Н. обратно в лоно Церкви, прочел над ним разрешительные молитвы и дал причастие; в дальнейшем они имели друг с другом беседы. Во время одной из них, оценивая дореформенный и послереформенный Служебники, Никон якобы произнес: «Обои-де добры, все-де равно, по коим хощешь, по тем и служи». Царь привечал Н. и беседовал с ним. Н. продолжал общаться с Ртищевым, в доме к-рого собирались уцелевшие сторонники старого обряда. Несмотря на готовность Никона к компромиссам, Н. не смог примириться ни с реформами, ни лично с патриархом. Уже 12 янв. 1657 г. Н. обличал Никона перед царем. Н. радовался уходу Никона с Патриаршества, известны 2 его челобитные царю с прошением о низложении опального патриарха (МДИР. Т. 1. С. 167-192).

С 1658 по янв. 1664 г. Н. постоянно жил в Ломской пуст., неоднократно появлялся в Москве, где вступал в конфликты с духовенством разного уровня и ратовал за ведение богослужения по старым книгам. 6 мая 1658 г. в пустыни ему было видение Христа, Который якобы приказал служить литургию по старым (дореформенным) Служебникам. Н. осуществлял обширную благотворительную деятельность во время голода в вологодских землях. Обильная раздача милостыни не позволила ему довести до конца начатое строительство каменной церкви в Ломской пуст. Не забывал Н. и прежних своих соратников: в 1664 г. он подал царю челобитную, к-рая способствовала смягчению участи протопопа Аввакума.

В 1665 г. в Вологде вспыхнул конфликт между Н. и новым Вологодским архиеп. Симоном из-за нежелания Н. служить по исправленным Служебникам. Мятежника отправили в оковах в Димитриев Прилуцкий в честь Всемилостивого Спаса, Происхождения честных древ Креста Господня монастырь, однако по царскому повелению освободили. Конфликт тем не менее продолжался и после многочисленных взаимных жалоб и изветов закончился тем, что в 1666 г. Н. был отлучен от причастия и сослан сначала в переславль-залесский Горицкий в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь, затем в Иосифов Волоколамский (Волоцкий) в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь. В царской грамоте о доставке Н. к месту заточения говорится: «Беречь накрепко великим бережением, чтобы он с монастыря отнюдь никуда не сходил и не ушел и ничего б над собою не учинил» (Там же. С. 211). Тем не менее в Иосифо-Волоколамском мон-ре Н. продолжал борьбу за церковное благочиние, как он его понимал: пытался установить свои порядки, сделать устав более строгим, вести службу по дореформенным Служебникам. Н. читал проповеди, совершал богослужение и благословлял мирян, пользуясь тем, что в Волоколамском мон-ре тогда было всего 2 пожилых священника. Монахи жаловались, что он «бранил всю братию и богоотметниками и бесами называл» (Там же. С. 216).

Будучи в заключении, Н. обратился с челобитной к вселенским патриархам о новом рассмотрении его дела и был доставлен в 1666 г. на Большой Московский Собор 1666-1667 гг. На Собор были привезены все находившиеся под арестом или в заключении наиболее видные деятели, выступавшие против богослужебной реформы. Большинство из них, в т. ч. Н., признали правильность реформ, принесли покаяние и были отправлены «под начал» по мон-рям. По указу от 31 авг. 1666 г. Н. вернулся в Иосифо-Волоколамский мон-рь, под строгий надзор, с отлучением от причастия. Спустя нек-рое время он был переведен в Данилов мон-рь в Переславле-Залесском. Оттуда он смог уехать в Троице-Сергиев мон-рь, где увиделся с царем, прибывшим на богомолье, и испросил для себя милость. Известно его послание к царю, написанное в 1667 г., в котором Н. приносит покаяние перед своими противниками - Вологодским архиеп. Симоном и Сарским митр. Павлом, обещает «о книгах исправленных новопечатных отныне и впредь ни словом, ни делом, ни помышлением» не прекословить, просит царя, чтобы тот выделил ему «на упокой старости... во обитание местечко» (Там же. С. 232-233). 2 окт. 1669 г. Н. был поставлен архимандритом переславль-залесского Данилова мон-ря, здесь он вскоре скончался и был похоронен.

Значение деятельности Н. очень велико в первую очередь для старообрядцев, среди к-рых авторитет Н. был всегда высок. Он был духовным отцом, учителем и другом для мн. деятелей раннего периода старообрядчества, большая часть которых принадлежала к движению боголюбцев. Аввакум, вождь раннего старообрядчества, считал Н. своим учителем и духовным отцом. После примирения Н. с патриархом Аввакум сокрушался о его «падении» и в письме к игум. Феоктисту, другу и ученику Н., зимой 1665 г. писал, имея в виду Н.: «Про всё пиши, а про старцово житье мне не пиши, не досажай мне им: не могут мои уши слышати о нем хульных глагол ни от ангела. Уж то грех ради моих в сложении перстов малодушьствует» (Памятники истории старообрядчества. СПб., 1927. Кн. 1. Вып. 1. Стб. 909-910).

Н. обладал талантом проповедника, его наставления не оставляли равнодушными ни простой народ, ни царский двор. Н. возродил жанр устной проповеди, ориентируясь на пример свт. Иоанна Златоуста, сборник речей которого («Маргарит») был постоянным его спутником. Дошли 17 сочинений Н., преимущественно эпистолярного жанра. Основной корпус сочинений Н., а также иные материалы, посвященные ему, входят в рукописный сборник нач. XVIII в. ГИМ. Увар. № 494(131), по к-рому выполнена публикация Субботина. Н. С. Демкова обнаружила еще один сборник с сочинениями Н.- РГБ. Ф. 247. № 667. Л 336-393. Содержание посланий Н. обусловлено борьбой за «старую веру»: они посвящены защите соратников, содержат обвинения против патриарха Никона и его сторонников, призывы к царю «уставить бурю, смущающую Церковь». В оценке Н. как писателя исследователи расходятся: от признания за его сочинениями среднего уровня (А. М. Панченко) до весьма высокой их оценки (М. А. Коротенко). Наследие Н. изучено недостаточно.

Соч.: МДИР. 1875. Т. 1. С. 34-108, 119-123, 167-192, 198-201, 222-240; Лавров А. С. Письмо и челобитная Ивана Неронова // ДРВМ. 2009. № 1(35). С. 101-106.
Ист.: [Феоктист, игум.]. Записка о жизни Ивана Неронова // МДИР. Т. 1. С. 134-166 (переизд.: ПЛДР. XVII в. Кн. 2. М., 1989. С. 337-350); Протопоп Иван Неронов: Собр. док-тов эпохи. СПб., 2012. С. 41-55; БЛДР. 2013. Т. 17: XVII в. С. 50-63; Житие Григория Неронова, составленное после его смерти // МДИР. Т. 1. С. 243-305 (переизд.: Протопоп Иван Неронов: Собр. док-тов эпохи. С. 11-40); Рождественский Н. В. К истории борьбы с церковными беспорядками, отголосками язычества и пороками в рус. быту XVII в.: (Челобитная нижегородских священников 1636 г. в связи с первонач. деятельностью Ивана Неронова) // ЧОИДР. 1902. Кн. 2. Смесь. С. 1-31.
Лит.: Знаменский П. Григорий Неронов // ПС. 1869. Ч. 1. С. 236-282; Клипуновский Ф. Григорий Неронов // Унив. изв. К., 1886. Кн. 7. Ч. 2. С. 1-40; Свирелин А. И. Сведения о жизни архимандрита Переславского Данилова мон-ря Григория Неронова // Тр. Владимирской УАК. Владимир, 1904. Кн. 6. С. 1-47; Корсакова В. Неронов // РБС. 1914. Т. «Нааке-Накенский - Николай Николаевич Старший». С. 238-243; Елеонская А. С. У истоков старообрядческой публицистики XVII в. // УЗ МГПИ им. В. И. Ленина. 1970. Т. 389: Вопросы рус. лит-ры. С. 301-311; Понырко Н. В. Обновление Макарьева Желтоводского мон-ря и новые люди XVII в.- ревнители благочестия // ТОДРЛ. 1990. Т. 43. С. 58-69; Панченко А. М. Иоанн (Григорий) Неронов // СККДР. Вып. 3. Ч. 2. С. 72-76; Филатов Н. Ф. Иван Неронов: Пора становления // ТОДРЛ. 1993. Т. 48. С. 319-322; Михельс Г. О деятельности Ивана Неронова в первые годы никоновской реформы // Русское общество и литература позднего феодализма. Новосиб., 1996. С. 23-36; idem (Michels G. B.). At War with the Church: Religious Dissent in Seventeenth-Century Russia. Stanford, 1999; Шулежкова С. Г. Бием одолевай!: (Штрихи к портрету Ивана Неронова) // Проблемы истории, филологии, культуры. М.; Магнитогорск, 1998. Вып. 5. С. 183-192; Сироткин С. В. К биографии протопопа Аввакума // Старообрядчество в России (XVII-XX вв.): Сб. науч. тр. М., 1999. С. 243-246; Опарина Т. А. Грамота 1656 г. Монастырского приказа о «сыске и поимке» Ивана Неронова // Старообрядчество в России (XVII-XX вв.). М., 2004. Вып. 3. С. 75-80; она же. Поиски церковного идеала Ивана Неронова // Человек верующий в культуре Древней Руси. СПб., 2005. С. 72-82; Коротенко М. А. Устойчивые словесные комплексы как материал для воссоздания языкового портрета Ивана Неронова, одного из лидеров раскола Рус. Церкви XVII столетия: АКД. Волгоград, 2006; Морохин А. В. К истории ранней деятельности ревнителей древнего благочестия // Рос. история. 2010. № 6. С. 115-120; он же. Новые данные об одном из авторов челобитной нижегородских священников 1636 г. // ВЦИ. 2010. № 3/4 (19/20). С. 337-340; он же. Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь и начальная деятельность «ревнителей древнего благочестия» // ОФР. 2012. Вып. 15. С. 300-309; Кравец Е. В. Почитание прп. Макария Унженского и Желтоводского как один из источников движения обновления в России в 1-й пол. XVII в. // Тр. Нижегородской ДС. Н. Новг., 2011. Вып. 9. С. 227-238; Паскаль П. Протопоп Аввакум и начало раскола. М., 2011 (по указ.).
И. М. Грицевская
Ключевые слова:
Архимандриты Русской Православной Церкви Неронов Иоанн (в крещении Гавриил, в монашестве Григорий; 1591 - 1670), протопоп, в конце жизни архимандрит переславль-залесского Данилова во имя Святой Троицы монастыря
См.также:
ААРОН (Казанский Александр; 1818? -1890), архим., регент в ТСЛ
АВВАКУМ (Честной Дмитрий Семенович; 1801-1866), архим., синолог
АВГУСТИН (Никитин Дмитрий Евгеньевич; род. в 1946), архим., доц. СПбДА
АВГУСТИН (Пятницкий; 1884 - 1918), архим., последний настоятель Оранской муж. пуст. Владимирской иконы Пресв. Богородицы Нижегородской епархии