Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МЕЛИССИНО
Т. 44, С. 599-604 опубликовано: 9 июня 2021г. 


МЕЛИССИНО

И. И. Мелиссино. Портрет. 1795 г. Неизвестный художник
И. И. Мелиссино. Портрет. 1795 г. Неизвестный художник

И. И. Мелиссино. Портрет. 1795 г. Неизвестный художник

Иван Иванович (1718, Рига - 23.03.1795, Москва), обер-прокурор Синода, гос. и лит. деятель. Происходил из старинного греч. рода из Византии, представители к-рого в XII в. переселились на о-в Крит и жили в пределах Венецианской республики. Его отец, врач Иван Афанасьевич († 1758), прибыл в Россию при имп. Петре I, служил в Курляндии, являлся вице-президентом Коммерц-коллегии (1740-1745) и Мануфактур-коллегии (1745-1752). Брат, генерал от артиллерии П. И. Мелиссино (1726-1797/98), был инспектором артиллерии, директором Имп. сухопутного шляхетного кадетского корпуса (1783-1797).

17 февр. 1732 г. М. поступил в Сухопутный шляхетский корпус, учился вместе с А. П. Сумароковым. 20 апр. 1740 г. выпущен в чине прапорщика, поступил на статскую службу в Юстиц-коллегию (1740-1745). В 1745 г. был членом комиссии, ревизовавшей Кунсткамеру и б-ку Академии наук. С 1746 г. служил в Ревельской генерал-губернаторской канцелярии в чине надворного советника при губернаторах герц. П. А. Ф. Гольштейн-Бекском и кн. В. П. Долгорукове. По инициативе гр. И. И. Шувалова, куратора Московского ун-та, указом Сената от 24 апр. 1757 г. определен директором ун-та с чином канцелярии советника. 11 мая прибыл в Москву. Активно занимался подготовкой материалов, необходимых для приобретения ун-том автономного статуса, и организацией учебного дела. Присутствовал на экзаменах; уделял внимание религиозному воспитанию, составлению учебных программ, наблюдению за домашним образованием и аттестацией иностранных учителей; заботился о состоянии здоровья и быте учащихся; организовывал получение воспитанниками бесплатных учебников и качественного питания. Летом 1757 и зимой 1759/60 г. в С.-Петербурге представлял Шувалову лучших учеников (в 1-м представлении участвовала имп. Елизавета Петровна, 2-е описано Д. И. Фонвизиным, принимавшим в нем участие).

В нояб. 1757 г. М. пытался организовать постоянные заседания лит. об-ва при ун-те. В 1756 г. по инициативе М. началось издание «Московских ведомостей», где он нередко публиковался. В университетской типографии издавался 1-й московский лит. ж. «Полезное увеселение» (1760, под рук. М. М. Хераскова). М. занимался подготовкой 2-го изд. «Собрания разных сочинений…» М. В. Ломоносова (1757-1759. Т. 1-2), инициировал введение должности цензора при университетской типографии (в 1762 на нее был назначен Херасков). Особое попечение М. имел об устройстве университетской церкви. В июне 1757 г. просил Московскую синодальную контору временно отдать ун-ту здания 2 близлежащих храмов, находившихся в бедственном состоянии, в т. ч. ц. во имя св. Параскевы в Охотном ряду (не сохр.), и предоставить «нужнейшие храмовые вещи», приложив их реестр. В повторном обращении, направленном в июле, М. подчеркивал, что «в церквах университету крайняя... надобность», и гарантировал жалованье священникам от ун-та.

10 июня 1763 г. М. был переведен на должность обер-прокурора Синода вместо кн. А. С. Козловского, не отличавшегося ни рачительностью, ни инициативностью. Имп. Екатерина II Алексеевна видела в М. европейски образованного человека, разделявшего идеалы эпохи Просвещения. 14 июня он вступил в должность; был пожалован чином действительного статского советника и повышенным годовым окладом (2 тыс. р.). При этом чиновником за обер-прокурорским столом именным указом императрицы от 19 авг. 1763 г. был назначен камер-юнкер Г. А. Потёмкин. На него налагались обязанности следить за синодским делопроизводством и во время отсутствия или болезни обер-прокурора представлять доклады государыне. При содействии имп. Екатерины II М. стремился усилить обер-прокурорскую власть в церковном управлении и следовать ее принципу: «...уважать веру, но не давать ей влиять на государственные дела».

Одним из важнейших вопросов, к-рым пришлось заниматься М., стала проблема веротерпимости и отношения к старообрядцам. Именной указ имп. Петра III Феодоровича о равенстве вероисповеданий от 29 янв. 1762 г. содействовал резкому ослаблению гонений на них. Имп. Екатерина II продолжила курс на либерализацию гос. политики в отношении старообрядчества. Этому содействовала записка М. «Propositions touchant les Roscolniks par Jean de Melissino» (Предложения относительно раскольников, написанные Иваном Мелиссино), датируемая, вероятно, летом 1763 г. (автограф на франц. яз.: РГАДА. Ф. 163. Oп. 1. Д. 19. Л. 1-8 об.) и опубликованная диак. И. А. Ивановым. Причины возникновения раскола М. видел в невежестве народа, к-рый ассоциировал с вероисповеданием в целом изменения в обрядах и в меньшей степени - исправление неточностей и искажений в церковных и богослужебных книгах, неизбежных при переводе и переписывании. Результатом стала «широкая волна протеста, раздоров и разобщения». «Удивительно, что такие незначительные причины смогли привести к столь пагубным последствиям, ощутимым и по сей день. Но есть ли разум у народа? - писал М.- Преисполненное гордости, потонувшее в невежестве духовенство, при этом пользующееся огромным влиянием в обществе, вместо того, чтобы проповедовать, просвещать народ, вести его к истине христианскими путями, вооружилось гневом и ненавистью… Оно вело борьбу с народом, который, не видя света, блуждал в потемках». В свою очередь противостояние заблудших привело их к еще большим заблуждениям и разделениям, отказу нек-рых из них от священства. Привести к «истинному исповеданию веры» М. предлагал в первую очередь тех, к-рые «хотят» священников и наставников. Ссылаясь на многочисленные встречи с поповцами, М. фактически выступил в роли 1-го идеолога буд. единоверия. «Для общественного спокойствия и для истинного блага империи» он предлагал согласиться с позицией старообрядцев, к-рые считали себя православными по догматам. Синоду следовало издать основные догматы вероучения, затем взять подписку с каждого «раскольника» в следовании им и гражданским законам и, рассмотрев, разрешить те старые обряды и книги, к-рые не противоречат Православию. Старообрядцы получили бы возможность строить церкви, им присылались бы священники для службы по заранее условленному обряду при ежемесячном контроле. М. предлагал не называть их раскольниками и снять с них анафему. По его мнению, со временем «раскольники второй категории присоединятся к первым» и все вместе они воссоединятся с Православной Церковью, и тогда «вместо враждебности тихое спокойствие воцарится повсюду». За отказавшимися от подписи «схизматиками» требовался особый надзор, прежде всего в отношении недопущения их собраний.

15 дек. 1763 г. имп. Екатерина II упразднила Раскольническую контору, учрежденную в 1725 г. для сбора двойной подушной подати и налога с бород. На основе записки М. от 12 нояб. 1764 г. был издан имп. указ, которым старообрядцам-поповцам предлагалось присоединиться к офиц. Русской Церкви, а для непримиримых предусматривалось возвращение двойной подушной подати. По предложению М. 17 дек. 1764 г. Синод предписал епархиальным архиереям освободить всех «раскольников», к-рых удерживали в мон-рях для обращения в Православие. 11 мая 1765 г. М. в предложении Синоду повторил тезисы по раскольническому вопросу, ранее направленные императрице. 23 окт. 1765 г. Н. И. Панин объявил М. решение имп. Екатерины напечатать «увещание раскольникам» и предложил это сделать в типографиях Москвы и С.-Петербурга. Редактором публикации был назначен иером. Платон (Левшин). Согласно рапортам архиереев, стали происходить обращения «раскольников», хотя и единичные. Однако позиция М. в отношении старообрядцев встретила протест митр. С.-Петербургского и Новгородского Гавриила (Петрова), архиеп. Амвросия (Зертис-Каменского) и еп. Афанасия (Волховского).

При М. произошла одна из важнейших реформ в истории РПЦ - секуляризация церковных имений, которая разрабатывалась с 1762 г. В 1763 г. в соответствии с докладом «о духовных имениях» в ведении Сената была воссоздана Коллегия экономии. Она должна была управлять бывш. духовными имениями вместе с крестьянами, вести хозяйственный учет и финансирование по штатам. 26 февр. 1764 г. был издан Манифест о секуляризации имений Синода, архиерейских домов и мон-рей и введении штатов в великорусских губерниях Российской империи. С открытым протестом 6 марта 1763 г. обратился в Синод только митр. Ростовский сщмч. Арсений (Мацеевич). 25 авг. 1766 г. М. предложил Синоду распространить секуляризацию вотчин мон-рей и архиерейских домов и на Малороссию по примеру великорусских губерний якобы в связи с беспорядками в управлении имениями. 15 сент. 1766 г. Синод вынужден был принять указ о секуляризации церковных земель Левобережной Украины (осуществлен после получения данных о церковном имуществе в 1786). М. предлагал передать доходы мон-рей на нужды белого духовенства и из его представителей избирать кандидатов на епископские кафедры.

Церковная политика имп. Екатерины II предусматривала реформирование системы духовного образования с целью повышения уровня подготовки духовенства. М. и секретарь императрицы Г. Н. Теплов были назначены членами комиссии, к-рая должна была разработать план для решения данного вопроса. М. занимался составлением «семинарского регламента». В именном указе от 6 июня 1763 г. Церкви предписывалось устройство больших епархиальных уч-щ с б-ками и малых монастырских уч-щ, Синоду - содержание церковной типографии и издание новых книг. «Православное учение веры» (1765) архим. Платона (Левшина) было переведено на англ. язык, поощрялись публикации его и архиеп. Гавриила (Петрова). По предложению М., в 1765-1766 гг. 12 семинаристов с инспекторами были отправлены в Оксфордский, Гёттингенский и Лейденский ун-ты для изучения философии, истории, географии, математики, богословия и языков. Дважды в год им предписывалось ездить в лондонскую церковь для исповеди и причастия. В дальнейшем предполагалась их служба, прежде всего гражданская, в коллегии иностранных дел. Студенты вернулись в 1773 г. и успешно сдали языковой экзамен.

М. инициировал отмену телесных наказаний для священно- и церковнослужителей за неправедное поведение и соблазн паствы (указы 1767 г. относительно священников и 1771 г.- низших клириков). 2 мая 1771 г. вышел указ имп. Екатерины II об отмене телесных и применении лишь духовных и экономических наказаний для всех священнослужителей. За непорядочное поведение они исключались из причта. 2 сент. 1765 г. по предложению М. была упорядочена выплата жалованья служащим Синода.

В связи с составлением проекта нового Уложения М. в июне 1767 г. подготовил для рассмотрения на заседании Синода «Пункты» (предложения) о желательных преобразованиях в греко-российской Церкви (РГАДА. Ф. 18. Oп. 1. Д. 225). Они предназначались единственному представителю духовенства в Комиссии по составлению нового Уложения - депутату от Синода митр. Новгородскому и Великолукскому Димитрию (Сеченову) и были сформулированы в виде вопросов, которые он должен был внести в Наказ. В сент. 1767 г. М. вместе с представителями иерархов присутствовал на заседании Дирекционной подкомиссии и подкомиссии по церковным вопросам. М. задал следующие вопросы: должны ли иностранцы иметь совершенную свободу в «содержании их закона», или их следует каким-то образом ограничивать, не нужно ли дозволить раскольникам «для пресечения большего зла и дабы они еще худшие секты вновь не заводили» иметь публичные церкви, как относиться к появлению в их церквах «попов», к присутствию в таких храмах детей и др. В области брачного права М. предлагал упростить запреты на совершение брака по степени родства (напр., разрешить брак между двоюродными братьями и сестрами), расширить списки поводов для разводов (в частности, «непримиримые ссоры между супругами»), разрешить браки с «иноверными», особенно в связи с присоединением прибалтийских, лютеранских по населению, провинций; позволить крестить мальчиков по вере отца и девочек по вере матери; «во избежание развратной жизни» позволить вдовым, не достигшим 50 лет, венчаться в 3-й раз.

М. предлагал подготовить к изданию исправленный вариант Кормчей книги и церковных правил, учредить комиссию из «неослепленных предрассудками особ духовных и светских» для искоренения «вымышленных чудес и суеверий» от мощей, колодцев, источников и т. д. в согласии с «Духовным регламентом», запретить ношение образов по домам с той же целью, а духовенству «дозволить носить одежду (кроме до священнослужения касающейся)» «пристойнее нынешней» (?). Вместо содержания монашествующих, к-рых, как он писал, не было в Церкви первых 3 веков, М. предлагал «сей расход употребить на полезнейшее содержание искусных и ученых священников и проповедников, из которых можно было избирать, по примеру первенствующей Церкви, епископов и других знатных церковных пастырей», заодно рассмотрев вопрос о том, чтобы на основании Тим 3. 2 «епископам с законными женами сожитие иметь».

Церковь во имя Св. Троицы с родовой усыпальницей Мелиссино в Константинове. 1797 г. Фотография. 2007 г.
Церковь во имя Св. Троицы с родовой усыпальницей Мелиссино в Константинове. 1797 г. Фотография. 2007 г.

Церковь во имя Св. Троицы с родовой усыпальницей Мелиссино в Константинове. 1797 г. Фотография. 2007 г.

В «Пунктах» М. речь шла о возможности смягчения строгости постов для больных и маломощных, сокращении «излишних праздничных дней» и продолжительности постов и богослужений: вместо отсутствующих, по его мнению, в древней Церкви «стихир, канонов и тропарей и проч. на всенощных пениях» возможно было бы оставить «краткие молитвы и прочитывать важнейшие места из Священного Писания», а также толковать Катехизис для наставления юношества и просвещения народа. Младенцев, полагал М., следовало причащать тогда, когда они получат «о Христе понятие», т. е. с 7- или 10-летнего возраста. Поминовение умерших «чрез введение от греческих духовных в народное мнение мытарств», по мнению М., подавало «попам… повод к вымогательствам для своего интереса», и он предлагал отменить его. Дабы закрыть кладбища при церквах, М. предлагал открыть в предместьях кладбища для знатных особ.

Наряду с образованностью и знанием М. нек-рых проблем рус. Православия в «Пунктах» прослеживается желание модернизировать Церковь в протестант. направлении, что могло привести к новому расколу. По поводу «Пунктов» М. вел длительную переписку с имп. Екатериной II. Синод уклонился от рассмотрения проекта и в окончательный вариант Наказа включил только предложение об организации кладбищ вне населенных мест и приходов церквей. Интерес духовно-гражданской комиссии вызвали также вопросы об искоренении суеверий, о сокращении праздников, о браках с иностранцами, о разводах и разрешении 3 браков.

Императрица не приняла предложение М. о разделении Синода на С.-Петербургское и Московское отделения. На основании жалобы сибирского губернатора Д. И. Чичерина на жестокое обращение с паствой Тобольского митр. свт. Павла (Конюскевича) М. настоял на создании комиссии по расследованию «злоупотреблений» архиерея. 22 марта 1768 г. Синод, исполняя пожелание имп. Екатерины II, высказанное М., постановил вызвать митр. Павла для рассмотрения дела. Архиерей был отправлен на покой, причиной чему могло стать и его недовольство секуляризацией церковных имений. Благодаря М. был реализован указ императрицы о продолжении службы в качестве живописца Синода А. П. Антропова (нояб. 1765) и утверждено последование в Неделю Православия (1766). В 1768 г. свт. Георгий (Конисский) просил М. передать императрице проект о мерах к обращению униатов в Православие.

24 окт. 1768 г. М. был уволен из Синода; в том же году стал опекуном Московского воспитательного дома при директоре И. И. Бецком, который ценил его способности вести переписку на многих языках (Пятковский А. П. Начало воспитательных домов в России // ВЕ. 1874. Т. 6. № 11. С. 283). М. считался знатоком как новых, так и древних языков. С 1771 г. до конца своих дней был куратором Московского ун-та (в чине тайного советника, который получил в 1768; в 1771-1778 вместе с Шуваловым и В. Е. Адодуровым; в 1778-1795 - с Шуваловым и Херасковым). 17 февр. 1771 г. на публичном собрании ун-та выступил с речью на лат. языке «Oratio, qua… in publico caes. Mosquensis Universitatis Conventu curatoris in eadem Universitatis Conventu curatoris in eadem Universitate…» («Речь, которую… говорил... Московского воспитательного дому опекун и Лейпцигского свободных наук общества член... при вступлении своем в кураторскую оного университета... должность...»; отдельное изд. на лат. и рус. языках в 1771). По указанию М. составлен «Способ учения» - правила для подготовки к поступлению в ун-т (опубл. на рус., лат., нем. и франц. языках в 1771).

Одним из важнейших начинаний М. было создание Вольного Российского собрания при ун-те. Его программными целями были: «исправление и обогащение» рус. языка, составление словаря рус. языка, введение в обиход рус. научных терминов, издание исторических источников. На его учредительном заседании в зале б-ки Московского ун-та 2 авг. 1771 г. М., ссылаясь на исторические примеры, призвал к делу просвещения через исправление и распространение русского языка во всех сферах науки. Как «побудитель к заведению» собрания, М. был избран его председателем, М. В. Приклонский - «наместником» (т. е. заместителем), А. А. Барсов - секретарем. Членами собрания стали кнг. Е. Р. Дашкова, Н. И. Новиков, позднее А. П. Сумароков, В. Г. Рубан, М. Н. Муравьёв, Фонвизин, А. М. Кутузов, П. Г. Демидов, А. А. Нартов, Потёмкин-Таврический, Н. П. Рычков, Херасков, М. М. Щербатов, др. литераторы, всего 51 чел. В «Опыте трудов Вольного Российского собрания» (1774-1783. Ч. 1-6) публиковались материалы по рус. истории XVII - нач. XVIII в., оригинальные и переводные статьи, стихи. Здесь были напечатаны речь М., произнесенная при открытии собрания (1774. Ч. 1), а также перевод М. из Вольтера - «Опыт перевода с французского. Вопросы человека, ничего не знающего» (1775. Ч. 2), речи Барсова, С. Г. Зыбелина. В 70-х гг. XVIII в. М. выполнил стихотворные переводы на нем. язык од поэта И. А. Верещагина: «Ода на торжество заключенного мира между Россиею и Оттоманскою Портою» (Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г.; Ode auf die Feier des zwishen dem Russischen Reiche und Ottomanischen Pforte abgeschlossenen Friedens; отд. изд.: 1775) и «Ода, которою… Московский университет изъявляет свою радость о благополучном возвращении из чужих краев первого своего учредителя и куратора… Ивана Ивановича Шувалова» (Ode mit welcher die kais. Universitat zu Moskau uber die gluckliche Zuruckkunft ihres ersten Stifters und Kurators… Iwan Iwanovitch Schuwalov… ihre unterhanige Freude bezeugt; отд. изд.: 1777). Собрание издало «Церковный словарь…» (1773-1779. Ч. 1-3), подготовленный прот. П. А. Алексеевым, печатало работы Муравьёва, Ф. Н. Голицына.

15 дек. 1778 г. по инициативе Хераскова и М. при ун-те был основан Московский благородный пансион - закрытое учебное заведение для мальчиков из знатных дворянских семей. Секретарь М., воспитанник Московского ун-та А. А. Прокопович-Антонский, через своего начальника впоследствии ходатайствовал о передаче пансиону бывшего дома Межевой канцелярии, что и было осуществлено в 1790 г., и с 1791 г. он стал инспектором пансиона, бессменно занимая эту должность до 1826 г.

М. принадлежит план переустройства ун-та. Ранее у него уже был опыт планирования крупных общественных комплексов: в 1766-1768 гг. он принимал участие в составлении плана для учреждения Публичной б-ки в С.-Петербурге, а затем активно участвовал в строительстве Воспитательного дома под началом Бецкого. В 1775 г. выступил с рядом предложений к императрице, к-рые развил в записке Шувалову («Кратком начертании» от 8 февр. 1778 г.). Отметив тесноту старого университетского здания, М. предлагал создать новый университетский комплекс с церковью за пределами Москвы (на Воробьевых горах или в Лефортовском дворце), что позволило бы поселиться рядом преподавателям и учащимся, а также избежать городского шума. Наряду с 3 существовавшими факультетами (философским, юридическим и медицинским) он предлагал открыть богословский фак-т, устроить ботанический сад и астрономическую обсерваторию, а также «бумажную мельницу», лазарет и анатомический театр. Для составления проекта в 1773 г. М. заключил контракт с франц. архит. Н. Леграном. В кон. 70-х гг. XVIII в. Легран передал проектную документацию М. Ф. Казакову, но окончательный проект ун-та не был подготовлен, поскольку вопрос о его местоположении был решен имп. Екатериной II только к 1785 г. По инициативе М. был отремонтирован университетский корпус у Воскресенских ворот по проекту Леграна.

Процесс обучения, по М., включал 3 нераздельных компонента: нравственное, физическое воспитание и приобщение к искусству (музыка, театр), сочетал теорию с практикой. С 7-8-летнего возраста следовало начинать гимназическое обучение, включая языки. Успешно окончивших гимназию следовало переводить в ун-т: сначала на 2 года на философский фак-т, затем на 3-4-годичную специализацию. В число предметов он предлагал включить промышленно-экономические дисциплины, обучение вести на рус. языке. М. также предлагал систематически направлять лучших студентов на стажировку в западноевроп. ун-ты, увеличить число казеннокоштных студентов с 30 до 100-300, гимназистов - до 600-800; для улучшения материального положения увеличить ассигнования из казны и предоставить ун-ту право покупки земель. При определении на службу М. предлагал оказывать предпочтение выпускникам в зависимости от их успеваемости. Ун-т должен был стать судебно независимым автономным учреждением, обладающим правом производить преподавателей в ученые степени, соответствующие чинам гражданской службы.

В 1778-1782 гг. М. находился за границей, в т. ч. в Брюсселе, где в 1780 г. встретился с Дашковой. Его возвращение в Москву было торжественно отмечено в ун-те (Моск. вед. 1782. № 17, 26 февр.).

В 1782 г. по инициативе Хераскова, И. Г. Шварца и Новикова было основано Дружеское ученое об-во, в к-ром М. увидел конкурента Вольному Российскому собранию, хотя сам, вероятно, нек-рое время был его членом: ««Дружеское» или, как говорят, «мартинистское общество» много беды наделало нашему месту»,- жаловался он Шувалову в 1789 г. В 1786 г. об-во прекратило существование, но продолжило деятельность в рамках образованного еще в 1784 г. Типографического собрания. Определяющую роль в об-ве играли «вольные каменщики». Об отношении М. к масонству существуют противоречивые сведения, но скорее всего оно было негативным (Донесения куратора Московского университета тайного советника И. И. Мелиссино главнокомандующему в Москве князю А. А. Прозоровскому, с приложением переписки его с обер-камергером Шуваловым и другими лицами о слывшем Дружеском ученом обществе, известном ныне в просторечии под именем Мартинистов (масонов). 1790 г. 13 июня // РГАДА. Ф. 146. Oп. 1. Д. 23. Л. 1-3 об.). П. И. Бартенев называл его антагонистом масонов (РА. 1868. Кн. 2. № 9. Стб. 1331). У его брата П. И. Мелиссино была ложа в С.-Петербурге, закрытая в 1791 г. В 1787 г. в связи с открытием Академии Российской окончательно прекратило существование и Вольное Российское собрание.

В 1789 г. по инициативе М. было учреждено Общество любителей российской учености при Московском ун-те; М. написал устав, целью к-рого являлось «всевозможно споспешествовать распространению… на природном языке… наук в России и влиянию их на всеобщее народное просвещение» через переводы и новые издания. Предусматривалось привилегированное положение членов об-ва в существовавшем при ун-те студенческом литературно-просветительском объединении - «Собрании университетских питомцев», также основанном при участии М. В общество был приглашен митр. Платон (Левшин), вошел прот. П. А. Алексеев. Но общество не было одобрено имп. Екатериной II и вскоре прекратило свою деятельность.

При назначении директором ун-та П. И. Фонвизина в 1784 г. М. оказывал ему поддержку. Также М. высоко ценил Ломоносова. Отстаивая оригинальность ломоносовской системы стихосложения, он оспаривал мнение Г. Ф. Миллера о заимствованиях Ломоносова из стихотворений нем. поэта И. Х. Гюнтера. Когда в 1783 г. член Академии Российской литератор М. И. Верёвкин составлял биографию Ломоносова, М. передал ему ряд документов, относящихся к годам обучения Михаила Васильевича в Славяно-греко-латинской академии. Вскоре М. передал Российской академии материалы, подготовленные Вольным Российским собранием.

28 окт. 1783 г. М. был избран членом Академии Российской. Вместе с членами Академии, жившими в Москве, он принял активное участие в работе над «Словарем Академии Российской, по азбучному порядку расположенным» (1789-1794. Ч. 1-6) (выбор слов из Несторовой летописи). М. привлек к словарной работе преподавателей и студентов ун-та. Переписка М. с Дашковой и И. И. Лепёхиным (1784-1785) содержит сведения о работе М. над словарем.

В 1790-1795 гг. М. издавал в Москве «Политический журнал», а также перевод с нем. языка одноименного журнала, выходившего в Гамбурге (издавался до 1830).

М. интересовался театром и в 1772 г. подал записку в Сенат, желая создать в Москве новый театр и возглавить его. П. А. Сумароков, считавший М. некомпетентным в этой области, обратился 26 марта того же года с жалобой к императрице. Компаньонами М. в театральном проекте были братья С. А. и М. А. Пушкины, которые, однако, были осуждены в том же году за изготовление фальшивых ассигнаций. Жена М. А. Пушкина, урожденная кнж. Н. А. Волконская, была подругой жены М., кнж. Прасковьи Владимировны Долгоруковой (сестры ген. Ю. В. Долгорукова). Чета Мелиссино детей не имела и взяла на воспитание сына М. А. и Н. А. Пушкиных Алексея (31 мая 1771 - 25 мая 1825; двоюродный дядя А. С. Пушкина). М. привил воспитаннику любовь к театру, и тот стал актером-любителем и переводчиком драматических произведений (1-я пьеса была издана при помощи М., когда переводчику было 12 лет, и посвящена «Императорского Московского университета ученикам»).

Несмотря на значительное ухудшение здоровья, в кон. 80-х гг. XVIII в. М. довел до конца начатое им строительство нового здания ун-та и храма. В 1784 г. архиеп. Московский и Калужский Платон (Левшин) отказался благословить устройство храма до утверждения университетских штатов. В 1790 г. М. сообщил митр. Платону, что «конфирмованный» план университетских строений предполагает и наличие храма. Лишь 5 апр. 1791 г. университетская церковь была освящена на новом месте во имя мц. Татианы. Открытие ун-та состоялось 23 авг. 1793 г.

После смерти М. были опубликованы «Стихи на кончину… Мелиссино» от Московского ун-та (М., 1795) и «Печальная песнь на кончину… Мелиссино от воспитанников Благородного при университете пенсиона» М. Л. Магницкого (М., 1795), первоначально напечатанные в «Московских ведомостях» в марте 1795 г. Отпевание в приходской ц. прп. Сергия Радонежского (не сохр.) на Б. Дмитровке, близ университета, возглавлял митр. Платон. С уважением и благодарностью М. вспоминали П. С. Кайсаров (К портретам господ кураторов университета... М., 1798), И. М. Долгоруков в посвящении к сб. «Бытие сердца моего» (М., 1818. Ч. 1). По свидетельству учившегося в ун-те литератора И. Ф. Тимковского, М. «был добр и любил науки», часто повторял лат. фразу: «Qui proficit in litteris et deficit in moribus, plus deficit quam profici» (Кто богатеет в науках и скудеет в нравственности, тот больше скудеет, чем богатеет) (Записки И. Ф. Тимковского // РА. 1874. Кн. 1. № 6. Стб. 1433), к-рая отвечала его воззрениям на науку и образование. Д. И. Фонвизин отмечал, что М. и его супруга «имели смотрение за нами, как за детьми своими» (Фонвизин. 1989. С. 303). Кнг. Дашкова характеризовала М. как «человека очень образованного, всегда любезного в обхождении, с чудесным характером» (Записки кнг. Е. Р. Дашковой. М., 1991. С. 140).

М. владел имением Константиново (Константиновское) Бронницкого у. Московской губ. (ныне Воскресенский р-н Московской обл.; сохранился только парк). В 1797 г. П. В. Мелиссино в память о муже построила в усадьбе на берегу р. Москвы ц. во имя Св. Троицы с приделами в честь Успения Пресв. Богородицы и Рождества св. Иоанна Предтечи, под алтарем которой и был погребен М., а затем и его вдова (Рус. провинциальный некрополь / Сост.: В. В. Шереметевский. М., 1914. Т. 1. С. 540). Имение перешло к А. М. Пушкину, в доме к-рого проживала вдова М. Пушкин дослужился до чина действительного статского советника и был похоронен у Троицкого храма (надгробие частично сохр.). Церковь была закрыта в 1934 г., возвращена приходу в 1990 г., к 2017 г. будет восстановлена.

Арх.: Письмо к Я. Я. Штелину, 1775 г. 26 янв. // РНБ. Ф. 588. Ед. хр. 55. Л. 1-2.
Соч.: Два письма к И. И. Шувалову [от 27 апр. 1786 г. и 2 янв. 1794 г.] // ЧОИДР. 1867. Кн. 3. Смесь. С. 109-111; Свят. Правительствующему Синоду предложение: Пункты, сочиненные вопросами, к рассуждению для сочинения, выбранному от Св. Синода, к проекту Нового Уложения депутату наказа / Публ.: О. М. Бодянский // Там же. 1871. Кн. 3. Смесь. С. 114-121; Краткое начертание для приведения Имп. Моск. ун-та в совершенно цветущее состояние / Публ.: Е. Н. Рубинштейн // ВМУ: Ист. 1986. № 2. С. 69-79; «…Не называть их больше раскольниками, а употреблять другое название…»: Предложения обер-прокурора Свят. Синода И. И. Мелиссино Екатерине II о необходимости изменения законодательства о раскольниках 1763 г. / Публ.: И. А. Иванов // Отеч. арх. 2007. № 4. С. 118-127.
Ист.: Рескрипты Екатерины II И. И. Мелиссино // РА. 1870. Кн. 1. № 4/5. Стб. 745-766; ПСПиР. Т. 1; Письма П. И. Фонвизина И. И. Мелиссино // Письма рус. писателей XVIII в. Л., 1980. С. 378-383; Взаимоотношения Церкви и гос-ва во 2-й пол. XVIII в.: (Деятельность обер-прокуроров Свят. Синода 1763-1796 гг.): Сб. док-тов. М., 2010.
Лит.: Стоюнин В. Я. Труды Вольного Рос. собрания, бывшего при Моск. ун-те // ЖМНП. 1854. Ч. 84. Отд. 5. № 10. С. 1-18; № 11. С. 19-42; Сушков Н. В. Моск. университетский благородный пансион и воспитанники Моск. ун-та, гимназий его, Университетского Благородного пансиона и Дружеского общества. М., 1858; Прилежаев Е. М. Наказ и пункты депутату от Свят. Синода в Екатерининскую комиссию о сочинении проекта нового Уложения // ХЧ. 1876. № 9/10. С. 223-265; Надежин А. Митр. Московский Платон (Левшин) как проповедник. Каз., 1882. С. 44-45; Сухомлинов М. И. История Рос. Академии. СПб., 1885. Вып. 7. С. 126-133; Барсов Т. В. Свят. Синод в его прошлом. СПб., 1896; Благовидов Ф. В. Обер-прокуроры Свят. Синода в ХVIII и в 1-й пол. XIX ст. Каз., 19002; Титлинов Б. В. Гавриил Петров, митр. Новгородский и С.-Петербургский: (1730-1801). Пг., 1916; Филиппов А. Н. Кат. членов и обер-прокуроров Свят. Правительствующего Синода за XVIII в. М., 1916; Светлов Л. Б. «Общество любителей российской учености» при Моск. ун-те // ИА. 1950. Т. 5. С. 300-322; Мельникова Н. Н. Издания, напечатанные в типографии Моск. ун-та, XVIII в. М., 1966; Рубинштейн Е. Н. Новый источник по истории Моск. ун-та 70-х гг. XVIII в. // ВМУ: Ист. 1986. № 2. С. 65-69; Омельченко О. А. Церковь в правосл. политике «просвещенного абсолютизма» в России // Ист.-правовые вопросы взаимоотношений гос-ва и Церкви в истории России. М., 1988. С. 24-92; Фонвизин Д. И. Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях // Он же. Драматургия, поэзия, проза. М., 1989. С. 282-305; Фруменкова Т. Г. Обер-прокуроры Свят. Синода: (1722-1917) // Из глубины времен. СПб., 1994. Вып. 3. C. 20-29; Шевырев С. П. История имп. Моск. ун-та, написанная к 100-летнему его юбилею, 1755-1855. М., 1998; Кочеткова Н. Д., Моисеева Г. Н. Мелиссино И. И. // Словарь рус. писателей XVIII в. СПб., 1999. Вып. 2. С. 280-282; Вопреки веку Просвещения: Высокопреосв. Гавриил (Петров), митр. Новгородский и С.-Петербургский: Жизнь, творчество, кончина. М., 2000. С. 31-41, 502-505; Лонгинов М. Н. Новиков и московские мартинисты. СПб., 2000; Топоров В. Н. Из истории рус. лит-ры. М., 2001-2007. Т. 2: Рус. лит-ра 2-й пол. XVIII в. 3 кн.; Клименко Ю. Г. Архит. программа И. И. Мелиссино - куратора Моск. имп. ун-та: (К истории реконструкции первого университетского здания архит. Н. Леграном) // Архит. наследство. М., 2003. Вып. 45. С. 131-142; Степанов В. П. Рус. служилое дворянство 2-й пол. XVIII в. СПб., 2003; Иванов И. А., диак. Деятельность обер-прокуроров Св. Синода в эпоху Екатерины II // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2: История. История РПЦ. 2004. № 3. С. 160-176; он же. Государственно-церк. отношения в политике «просвещенного абсолютизма» Екатерины II // История гос-ва и права. М., 2008. № 4. С. 20-23; он же. Деятельность И. И. Мелиссино на посту обер-прокурора Свят. Синода: (По архивным мат-лам) // Христианство в регионах мира. СПб., 2008. Вып. 2. С. 103-119; он же. «Око государево и стряпчий о делах государственных» в системе гос. церковности екатерининской эпохи» // Он же. Взаимоотношения Церкви и гос-ва во 2-й пол. XVIII в. М., 2010. С. 3-32; Диссон Ю. А. Моск. университетский Благородный пансион в системе народ. просвещения России кон. XVIII - 1-й трети XIX в. // ЕжБК. 2005. Т. 2. С. 199-210; Екатерина II: Pro et contra. СПб., 2006; Змеев В. А. Вольное рос. собрание при Имп. Моск. ун-те // Ломоносовские чт.- 2008: Рос. государственность в XXI в. и глобальные проблемы мирового развития. М., 2009. С. 524-530; Левашова А. В. Законодательная политика Екатерины II в отношении старообрядцев // Пробелы в рос. законодательстве. М., 2009. № 1. С. 289-291; Вяткин В. В. Синодальные обер-прокуроры при Екатерине II // Вестн. Челябинского гос. ун-та. Сер.: История. 2011. Вып. 43. № 1(216). С. 107-113; он же. Интеллигент на службе православию // Независимая газ. 2012. № 138(5624), 18 июля; Глазева А. С. Московский митр. Платон (Левшин) (1737-1812) и его церковно-гос. деятельность: Дис. Воронеж, 2014. С. 124-125.
Прот. Александр Берташ
Ключевые слова:
Обер-прокуроры Святейшего Синода Мелиссино Иван Иванович (1718 - 1795), обер-прокурор Синода, государственный и литературный деятель
См.также:
АКЧУРИН Сергей Васильевич (1722-1790), обер-прокурор Святейшего Синода
АХМАТОВ Алексей Петрович (1817-1870), обер-прокур Святейшего Синода
ВОЛЖИН Александр Николаевич (1860 - 1933), обер-прокурор Святейшего Синода (30 сент. 1915 - 7 авг. 1916)
ГОЛИЦЫН Александр Николаевич (1773 - 1844), кн., обер-прокурор Святейшего Синода (1803 - 1817), министр духовных дел и народного просвещения (1817 - 1824)