Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЕОНТИЙ
Т. 40, С. 488-502 опубликовано: 1 июня 2020г.


ЛЕОНТИЙ

Cвт. (пам. 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых), еп. Ростовский (с 1073/75 по 1076/77?). Данные источников о Л. противоречивы. Согласно древнейшей, проложной редакции Жития Л. (см. ниже), он стал 3-м епископом Ростова после Феодора и Илариона. Как и оба его предшественника, Л. был по происхождению греком, род. и воспитывался в К-поле, после чего «за многую добродетель» был поставлен на Ростовскую кафедру. В другом изводе этой редакции мотив поставления развернут: «...русьскый же и мирьскый (мерский, мерянский: первоначальным населением Ростовской земли было поволжско-фин. племя мери.- А. Н.) языкъ добре умеяше, книгам русьским и гречьским велми хитръсловесен сказатель; от уности оставль мира и бысть черноризець чюден». Перед Л. стояла непростая задача, ибо и Феодор и Иларион «избегоша, не терпяще досаженья людий»; действительно, о диких полуязыческих нравах обитателей Ростовского края в XI в. свидетельствуют и ранние летописные данные.

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Икона. Сер. XVI в. (Ризница мон-ря Хиландар, Афон)
Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Икона. Сер. XVI в. (Ризница мон-ря Хиландар, Афон)

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Икона. Сер. XVI в. (Ризница мон-ря Хиландар, Афон)
Подробностей деятельности Л. в Ростове Житие не сообщает, кроме чуда, сопровождавшего проповедь святителя детям. Епископ сознательно «оставль старца младенца учаше», «яко сама истина Христос рече, яко вино ново в новы мехи вливати». Разгневанные язычники ополчились на проповедника, но тот, ободряя бывших с ним пресвитеров и диаконов, облачился с ними в священные ризы и с крестами вышел навстречу толпе. При виде Л. язычники пали словно замертво, но «святый молитвою вся сдравы створи и научи веровати Христови и крести я в Святую Троицю». Л. скончался в мире и был погребен в Успенском соборе Ростова, который построил «преже бывший епископ».

Иную информацию приводит в 1-й четв. XIII в. Владимиро-Суздальский еп. св. Симон в послании к киево-печерскому мон. Поликарпу, к-рое вошло в состав Киево-Печерского патерика. Перечисляя епископов, поставленных из печерской братии, Симон начинает именно с Л.: «Первый - ростовскый Леонтий, священномученик, его же Бог прослави нетлением, и се бысть первопрестолник, его же невернии много мучивше убиша, и се третий гражанинъ небесный бысть Рускаго мира, со онема варягома венчався от Христа, его же ради убьен бысть». Следующим после Л. печерянином-архиереем Симон называет митр. Илариона (Древнерус. патерики. 1999. С. 21). Это сообщение следует, по всей видимости, печерской традиции, принципиально отличной от житийной, поскольку, по Симону, Л. был избран на епископство из печерских монахов и принял мученическую смерть. Определение «первопрестольник» в древнерус. текстах обычно соответствовало греч. πρόεδρος - термину весьма неопределенного содержания, обозначавшему светского начальника или архиерея. В науке его часто понимают как «первый престольник», т. е. 1-й епископ из числа Ростовских; в таком случае налицо было бы еще одно противоречие с житийной версией. Симон считает Л. 3-м рус. мучеником после мучеников-варягов св. Феодора и Иоанна, пострадавших еще в 80-х гг. X в., в языческий период правления св. равноап. кн. Владимира (Василия) Святославича. Согласно букв. смыслу этих слов, гибель Л. следовало бы отнести ко времени до гибели в 1015 г. св. мучеников Бориса и Глеба. Однако такая датировка находится в резком противоречии со временем возникновения Киево-Печерского Успенского мон-ря (сер. XI в.; см. Киево-Печерская лавра).

Вполне примирить оба предания невозможно. Одни исследователи шли путем контаминации: Л. был печерянином (по Симону), святительствовал после Феодора и Илариона (по Житию) и «хотя скончался в мире... тем не менее заслужил венец мученический» (Макарий. История РЦ. Кн. 2. С. 138). Другие склонялись в основном к Житию, допуская разве что печерское происхождение Л. (Голубинский. История РЦ. Т. 1. 1-я пол. С. 200-202). Третьи, напротив, отдавали предпочтение данным Симона (Ключевский. Древнерусские жития. С. 16, 20), несмотря на их явную хронологическую несообразность. В дальнейшем в науке благодаря трудам М. Д. Присёлкова и Н. Н. Воронина получила развитие последняя т. зр., объяснявшая альтернативные сведения Жития тенденциозным вымыслом 2-й пол. XII в. с целью облегчить церковное прославление Л. (митрополит и патриарх будто бы противились канонизации святых, русских по происхождению) и придать Ростовской епископии более древний статус, приписав ей изначальные особые связи с К-полем (это было важно ввиду планов св. блгв. кн. Андрея Юрьевича Боголюбского учредить во Владимире отдельную от Киева митрополию). Однако для канонизации Л. не было нужды в санкции митрополии или тем более Патриархии, т. к. она находилась в компетенции епархиального архиерея. В кон. XII - нач. XIII в. Л. был причислен к лику святых распоряжением Ростовского еп. Иоанна, о чем и сообщается в распространенной, Троицкой редакции древнейшего Жития (Семенченко. 1989. С. 253). Представление о том, что Л. поставил на кафедру непосредственно К-польский патриарх, появляется только в поздних редакциях Жития; предположение, будто оно присутствовало и в древнейшей редакции, но впосл. было опущено, основано на необоснованном доверии к совершенно неправдоподобному рассказу поздней (1-й пол. XVI в.) Никоновской летописи, согласно которому так, прямо от патриарха, был поставлен на Ростовскую кафедру Феодор (Феодорец), кандидат кн. Андрея во Владимирского митрополита (ПСРЛ. Т. 9. С. 239).

Ключевой для вопроса о времени деятельности Л. является дата учреждения Ростовской епископии. В явном виде - 6500 (992/3) г.- она фиксируется в летописных сводах XVI в. (в Никоновской летописи, Тверском сборнике и др.) и объясняется желанием летописцев Сев.-Вост. Руси ввести Ростов в число древнейших кафедр, основанных в первые годы после Крещения Руси. Эту т. зр. усвоила историография XIX в., что приводило к хронологическим сложностям ввиду известной даты поставления преемника Л., еп. Исаии, сообщаемой в Житии последнего,- 1077/78 г. (хотя происхождение ее неизв., она обладает признаками достоверности). Т. о., либо Л. занимал кафедру невероятно долго, либо между кратким периодом деятельности Феодора и Илариона, с одной стороны, и святительством Л.- с другой (а может быть, также между Л. и Исаией), имелся большой перерыв. Митр. Макарий (Булгаков) и Е. Е. Голубинский считали, что деятельность Л. в Ростове продолжалась неск. десятилетий до 1077 г. Присёлков попытался избежать хронологических трудностей, сузив святительство Л. до 1067/68-1072/73 гг. и признав его 1-м Ростовским епископом. Воронин связал мученичество Л. с теми языческими волнениями на Ростово-Суздальской земле, о к-рых сообщает ПВЛ под 1071 г.; т. о., основание епископии в Ростове и проповедь Л. как ее 1-го предстоятеля исследователь отнес к 60-м гг. XI в., не учтя, однако, что статья 1071 г. носит хронологически сводный характер.

Между тем во 2-й пол. XI в. на Руси наряду с Киевской временно существовали Черниговская и Переяславская митрополии, бывшие титулярными, т. е. они не могли иметь подчиненных епархий. Это позволило А. Поппе связать открытие Ростовской епископии, сопровождавшееся поставлением Л., с твердо установленным переходом Ростовской волости из-под власти переяславского кн. Всеволода (Андрея) Ярославича под власть Киевского кн. Святослава (Николая) Ярославича (и соответственно в юрисдикцию Киевского митрополита) между 1073 и 1076 гг. Возможно, это церковно-адм. преобразование имело место одновременно с назначением новых митрополитов - Киевского Иоанна II и Переяславского Ефрема; если Л. принадлежал к кругу митр. Ефрема, это могло бы разъяснить противоречивость сведений о происхождении Л.: как и Ефрем, Л., с одной стороны, был бы выходцем из Печерского мон-ря, а с другой - долгое время прожил в К-поле (А. В. Назаренко). Особняком стоит т. зр. Я. Н. Щапова, считавшего возможным продление святительства Л. до 80-х гг. XI в. Вопрос о том, был ли Л. 1-м епископом в Ростове, остается открытым. Новая датировка учреждения Ростовской епископии временем правления св. блгв. кн. Ярослава (Георгия) Владимировича Мудрого (вероятнее всего, 2-й пол. 40-х гг. XI в.), согласно списку рус. епархий в К-польском перечне митрополий кон. 70-х гг. XII в. (Darrouzès. Notitiae. P. 367) (Назаренко), позволяет верифицировать данные Жития Л. о его предшественниках Феодоре и Иларионе, но хронологический разрыв между периодом деятельности первых Ростовских епископов и поставлением Л. остается по-прежнему необъяснимым. Не исключено, что святительство Л. имело место уже в 50-60-х гг. XI в.

Почитание

Начало церковного почитания Л. прослеживается сразу же после обретения его мощей. Согласно Житию, «многим летом минувшим» после кончины Л. во время большого пожара Успенский собор, где был погребен Л., сгорел и Владимиро-Суздальский св. блгв. кн. Андрей Юрьевич Боголюбский повелел заложить новую, каменную церковь. Во время подготовки рвов для фундамента были обретены мощи сначала Ростовского свт. Исаии, преемника Л., а затем (23 мая) и самого Л., причем чудесным образом «не изменися божественное тело его и ризы его не исътлеша, паче же и гроб». Кн. Андрей, возблагодарив Бога, послал в Ростов «гроб камен», в к-ром и были положены мощи в новом соборе (Лосева. 2009. С. 405-411), «в раце и на стене» (Семенченко. 1989. С. 253). Последнее указание Жития Троицкой редакции подтверждено археологически после вскрытия аркосолия в юж. стене собора, где находилась белокаменная рака Л. Неясно, можно ли вполне полагаться на датировки этих событий в Тверском сборнике 1161 и 1162 гг. (ПСРЛ. Т. 15. Стб. 233-235); они могут отталкиваться от известной даты пожара деревянного ростовского собора (1160). В то же время нечем подтвердить и датировки в поздних (3-й и 4-й, по В. О. Ключевскому) редакциях Жития - 1164 и 1170 гг. (Титов. 1892. С. 7, 9).

Весьма вероятно, что в 60-х гг. XII в. была создана в своей основе и древнейшая (Ростовская, по Г. Ю. Филипповскому; Синодальная, по Г. В. Семенченко) редакция Жития Л., вошедшая в Пролог (наиболее ранние списки: ГИМ. Син. № 245. Л. 57а - 58б; № 246. Л. 102-103, оба - 2-й пол. XIV в.). При Ростовском еп. Иоанне (1190-1214), но прежде 1204 г. (когда собор времен кн. Андрея разрушился) произошло формальное прославление Л. во святых с назначением дня памяти 23 мая; в 3-й и 4-й редакциях оно приурочено к 1194 г. В связи с этим к древнейшему Житию были добавлены соответствующее сообщение и рассказ о случившемся позже чуде: о видении пономарю восставшего из гроба Л., служившего ночью в храме, и о расслаблении некоего клирика, хотевшего поутру загасить свечи, возгоревшиеся во время чудесного богослужения. Заключительная похвала Л. выдает ее текстуальную зависимость от «Слова о законе и благодати» свт. Илариона, митр. Киевского. Самые ранние списки распространенной Троицкой редакции древнейшего Жития относятся к 20-м гг. XV в. (РГБ. Троиц. № 715. Л. 280-283 об.; № 745. Л. 94-98 об.). Время ее создания спорно: до 1204 г. (Ключевский) или после 1231 г. (Семенченко), когда 25 февр. мощи Л. были возвращены в восстановленный кафедральный собор (начиная с 1204 они почивали в ц. св. Иоанна Предтечи). На еп. Иоанна рукописная традиция праздничных и служебных Миней начиная с XV в. указывает как на создателя канона Л., помещенного в Минее, но встречающегося и отдельно (напр., в сб. РНБ. Тит. № 241 (1962). Л. 90): «творение Иоанна епископа». Однако в старших, пергаменных списках служебных Миней, связанных с Ростовской епархией (РГАДА. Ф. 381. № 115), ок. 1415 г. (ЯМЗ. Инв. № 15462, нач. XV в.) помещен канон гласа 6 без надписания имени (каковое в большинстве случаев является приметой датировки не ранее XV ст.). В Лаврентьевской летописи в связи с рассказом об интронизации Ростовского еп. Кирилла II Л. дважды поименован в отличие от Ростовских епископов свт. Исаии и Нестора «святым и священным епископом» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 457-458).

Следующий этап литературной работы над Житием Л. (3-я редакция, по Ключевскому) относится предположительно уже ко 2-й пол. XV в., судя по добавленным описаниям чудес, к-рые относятся к периоду от архиепископства свт. Феодора (1389-1394) до правления кафедрой архиеп. Трифона (1462-1467). В начальной части составитель 3-й редакции в соответствии с анахроническим обыкновением своего времени приписывать просвещение Руси К-польскому патриарху свт. Фотию I сделал Л. современником и посланником знаменитого патриарха. Добавлены нек-рые, в т. ч. топографические, подробности об обстоятельствах, в которых проповедовал Л.: он живет в скиту, у ручья Брутовщина, близ города, питаясь кутьей собственного приготовления. Именно эта редакция помещена в ВМЧ св. митр. Московского Макария (см. Минеи-Четьи), хотя несколько избыточно предваряется еще и древнейшей редакцией. Еще более поздняя, 4-я редакция характеризуется обильными вставками из летописания и включением в текст эксплицитных дат, часто условных. Пятая редакция отличается только литературной обработкой материала, 6-я представляет собой проложное сокращение предшествующих.

Весьма обширная рукописная традиция Жития Л. (более 200 списков) в целом и особенно в своей позднейшей части остается изученной недостаточно, так что в отношении количества редакций налицо существенные расхождения: от 4 (митр. Макарий (Булгаков)) или 6 (Ключевский) до 12 (Филипповский).

А. В. Назаренко

В Житии Троицкой редакции Л. приравнивается к равноапостольным святым: «Хвалит бо Римскаа земля Петра и Павла, Греческаа земля - Костянтина царя, Киевскаа земля - Володимера князя, Ростовская земля тебе, великыи святитетелю Леонтие, ублажаеть, сътворшаго дело равно апостоломь» (Семенченко. 1989. С. 253).

Память Л. включена в древнейший ростовский месяцеслов - 1-й четв. XIII в. (Лосева О. В. Русские месяцесловы XI-XIV вв. М., 2001. С. 106; НБ МГУ. 2. Ag 80. Л. 227). Мощи Л. торжественно были перенесены при Ростовском еп. Кирилле II, 25 февр. 1231 г., из ц. св. Иоанна Предтечи в новый каменный Успенский собор (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 512).

Со времени обретения мощей Л. ростовский Успенский собор становится местом паломничества. Кн. Андрей Боголюбский, «приехав в Ростов, поклонися блаженному и святому телу великаго Леонтиа… И целова святое тело великаго Леонтиа и вси мужи его… И устрои свещи великы у гроба его» (Семенченко. 1989. С. 252-253). В 1259 г. св. блгв. кн. Владимирский Александр Ярославич Невский «бежа из Новагорода приеха в Ростов на средохрестье, крест честныи целова в святеи Богородици и гробу Леонтьеву челом удари» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 524).

Чудотворения, согласно древнейшему Житию, начались сразу же после обретения мощей Л. («и доныне лежит в церкви святыя Богородица, сдевая преславная чудеса и подавая исцеления с верою приходящим к Пречистеи Богородици и к святе(и) раце его» - Лосева. 2009. С. 407-408), что послужило установлению празднования святому в отличие от свт. Исаии, чьи мощи были обретены тогда же, но не отмечены чудотворением.

Чудеса у гроба Л., зафиксированные со времени правления Ростовской кафедрой свт. Феодора, были описаны в особой статье, присоединенной к 3-й редакции Жития (Титов. 1893). Три чуда связаны с юным ростовским кн. Иваном Александровичем. Хронологические указания памятника позволяют 1-е чудо «О князе Иоанне» отнести к 1389 - ноябрю 1394 г. Второе из них, согласно тексту Жития, произошло при Ростовском свт. Григории (1396-1416); к мощам Л. кн. Ивана привел отец, кн. Александр Константинович († 1404); 2-е чудо и 3-е чудо, т. о., датируются 1396-1404 гг.

1 окт. 1410 г., на праздник Покрова Пресв. Богородицы, свт. Ростовский Григорий освятил пострадавший в 1408 г. от пожара и заново восстановленный Успенский собор, после чего был зафиксирован ряд чудес у гроба Л. В 1-й месяц после освящения собора 40 «чюдоносных исцелении быша слепым, хромым, немым, сухорукым, недужным и разслабленным и кто кацем недугом одержим вси верни здравие получаху Материю Божию и Пречистыа его Матере и угодника их чюдотворца Леонтиа молением и чюдодеиством». Исцелялись у гроба Л. и князья, и вельможи, «мали и велици, мужеск пол и женскый вси течаху в церковь святыя Богородицы к гробу чюдотворца» (Там же. С. 23). К мощам Л. шли жители Ростова и его окрестностей, а также «изо иных из далних градов и стран людие слышаху таковое исцеление от гроба святого Леонтия якоже источник непрестанно текущии и прихожааху с верою и здравие приимаху» (Там же. С. 24). Автор описания чудес сообщает, что к мощам Л. «...толику же народу сшедшуся с болящими яко и в церковь не можааху вместитеся но вне церкви приношаху болящих и противу святого гроба полагааху и тако вси равно исцеление приимаху» (Там же). Последние чудеса, представленные в Житии, агиограф описывает как очевидец; они произошли, вероятно, не позднее времени правления Ростовской кафедрой архиеп. Вассиана I (Рыло; 1467-1481).

Почитание Л. наравне с Московскими святителями отражено в летописях и др. источниках XV в. Так, в договорной грамоте 1448 г. между вел. кн. Московским Василием II Васильевичем и кн. Иваном Андреевичем Можайским в свидетели призваны святитель Петр, Л., Сергий Радонежский и Кирилл Белозерский (ДДГ. № 51. С. 151, 153, 155). В том же году, во время похода вел. кн. Василия II Васильевича на Галич, кн. Дмитрий Георгиевич Шемяка целовал ему крест о соблюдении мира, призывая в свидетели святителей Петра и Алексия, прп. Сергия Радонежского и «Леонтиа епископа чюдотворца Ростовъского» (ПСРЛ. Т. 25. С. 269).

Между 1474 и 1480 гг., при архиеп. Вассиане, в Ростовской епархии, а затем в Москве и по всей Руси устанавливается церковное празднование 23 мая 3 Ростовским святителям - Л., Исаии († после 1089) и Игнатию (1262-1288), тогда же, очевидно, был составлен им канон (читается на память Л. 23 мая - Минея (МП). Май. Ч. 3. С. 38-44). В завершение «Послания на Угру» архиеп. Вассиана к Иоанну III Васильевичу 1480 г. говорится: «...с сими же всеми да будет милость великаго Бога Господа нашего Исус Христа, молитвами Пречистыя Его Матери и всех святых и великих чудотворець земли нашеа, пресвященных митрополит русскых Петра, Алексея и Ионы, и Леонтия, епископа Ростовскаго, чюдотворца Исаиа и Игнатиа...» (БЛДР. Т. 7. С. 398).

Со 2-й пол. XV в. в чине проскомидии наряду с первосвятителями Московскими стал упоминаться и Л. Эта традиция сохранилась до наст. времени: в святительском чине при вынимании частицы из 9-чинной просфоры в память св. иерархов наряду с Вселенскими и Московскими святителями упоминаются Никита Новгородский и Л. (см.: Служебник. М., 1984. С. 83-84).

Вел. князья не раз приезжали на богомолье в Ростов к Л., о чем свидетельствуют летописи и вклады князей на молитвенную память. Вел. кн. Василий III Иоаннович в 1514 г. пожертвовал к мощам Л. надгробный покров (ГМЗРК), выполненный в мастерской его жены вел. кнг. Соломонии. В 1563 г. царь Иоанн IV Васильевич писал митр. св. Макарию, что Полоцк был взят рус. войсками по молитвам в т. ч. 7 Ростовских святых, первым среди к-рых назван Л. (АИ. Т. 1. № 168. С. 320). В соборной грамоте 1564 г. о ношении рус. иерархами белого клобука утверждается, что Л. наряду с Ростовскими святителями-чудотворцами Исаией и Игнатием имел привилегию носить белый клобук (ПСРЛ. Т. 13. С. 379).

К сер. XVII в. почитание Л. сохранялось в Киево-Печерском мон-ре. В 9-й песни канона Киево-Печерским святым Мелетия Сирига (ок. 1643) среди «божественных иерархов» - выходцев из Киево-Печерской обители назван Леонтий, очевидно еп. Ростовский (Дива печер лаврських. К., 1997. С. 148).

Архидиак. Павел Алеппский, описывая путешествие Антиохийского патриарха Макария III в Россию в сер. XVII в., упомянул традицию русских архиереев дарить иконы в честь своей кафедральной церкви: Ростовский митрополит «также дал нам иконы в честь своей кафедры, что во имя св. Леонтия, митрополита Ростовского, который был родом грек» (Павел Алеппский. Путешествие // ЧОИДР. 1898. Кн. 3. С. 125).

В Описи Ростовского архиерейского дома 1763 г. говорилось: «А что тот дом архиерейской имеется издавна, о том значит нижеследующее показание в Псалтири печатной толковой о имевшемся в Ростове Преосвященном архиерее угоднике Божии святителе Леонтии Ростовском Чудотворце, прежде котораго и еще в Ростове были преосвященные архиереи, напечатано: Леонтий бе родом цареградец, послан в Россию от патриарха Фотия по прошению великаго князя Владимира в лето 6499-е (991), чему поныне учинит 772 года...» (Виденеева А. Е. Ростовский архиерейский дом и система епархиального управления в России XVIII в. М., 2004. Прил. С. 156).

В XIX в. в Успенском соборе Ростова хранились реликвии, по преданию принадлежавшие Л.: фелонь святителя (находилась в раме под стеклом в Леонтиевском приделе); белый клобук, крест, икона Нерукотворного образа Спасителя (Титов. 1911. С. 25; Кайдалов Н. А. Ростовский Успенский собор и его святыня. Ростов, 1877. С. 27, 51; Талицкий В. А. Ростовский Успенский собор. М., 1913. С. 40, 51).

«Леонтиева» фелонь (ГМЗРК) после реставрации датируется XV-XVII вв. (Черторижская А. Итоги реставрации фелони-полиставрия из собр. музея «Ростовский кремль» // Убрус. СПб., 2009. № 11. С. 51-52). Белый клобук Л. назван в самой ранней описи Успенского собора (1691): «...три клобука шелковых белых вязаных Леонтия, Исаии, Игнатия» (ГМЗРК. Р-1083. Л. 17 об.). В нач. XX в. клобуки находились в Успенском соборе (Титов. 1911. С. 46), в 1922 г. они поступили в Ростовский музей (ГМЗРК. А-930. Л. 8). По традиции мощи Л. неоднократно переоблачались в новые одежды; т. о., одна из фелоней прошлых веков стала называться «Леонтиевой». В 1412 г. из ростовского Успенского собора в Москву, в новопостроенную каменную Благовещенскую ц. при доме Ростовских владык в Дорогомилове, были перенесены ризы Л. (ПСРЛ. Т. 21. С. 602).

В гл. «О земли» из Жития 3-й редакции рассказывается о древней ростовской традиции, когда спор о земле решался не судами, не тяжбами, не пролитием крови, а «Леонтиевым» крестом: «...с кем будет спорно слово о земли, то священника с Леонтьиевым крестом на развод посылает» архиерей (Титов. 1893. С. 26). Межевой крест «Леонтиев» назван среди реликвий Л. в описании ростовского Успенского собора в XIX в.

Икона Нерукотворного образа Спасителя с греческими надписями, серебряная риза к-рой была украшена жемчугом, камнями и бриллиантами (Кайдалов. Ростовский Успенский собор. 1877. С. 27), в XIX в. находилась в соборе за правым клиросом (Титов. 1911. С. 25). В настоящее время судьба всех этих реликвий неизвестна.

В мастерской кнг. Елены Верейской в 1470-1480 гг. был изготовлен надгробный покров Л. (ГМЗРК) (Силкин. 2009. С. 6-20).

В юж. части алтаря Успенского собора (диаконнике) находится Леонтиевский придел, основанный еще в 60-х гг. XII в., при строительстве 2-го здания храма. Пол придела находится на уровне пола храма XIII в.; в придельный храм во имя Л. спускаются каменная лестница из собора и такая же лестница - из алтаря.

Для гробницы с мощами Л. в юж. стене был сделан аркосолий глубиной 75 см, что связано с шириной белокаменной раки Л. (66 см) (Воронин. 1958. С. 8). С 60-х гг. XII в. у юж. стены в аркосолии стоял белокаменный гроб, присланный Андреем Боголюбским, где почивали мощи Л. До кон. XX в. рака Л. находилась в Успенском соборе в Леонтиевском приделе, она сохранилась фрагментарно (ГМЗРК). В нише напротив первоначально находились мощи свт. Исаии (позднее, очевидно после преставления свт. Игнатия, там была поставлена рака с его мощами, рака Исаии была размещена на солее собора).

В Смутное время, после взятия Ростова 14 окт. 1608 г. войсками Л. Сапеги, был разграблен Успенский собор, «золотая» (позолоченная?) рака Л. подверглась осквернению (Дневник Марины Мнишек. СПб., 1995. С. 127-128). Она была разделена на части: «Раку чюдотворцову Леонтьеву златую сняша и разсекоша по жребьем» (Толстой. 1847. С. 30. Примеч. 28, 29). На крышке раки было золотое рельефное изображение Л., доставшееся Сапеге и подаренное им Марине Мнишек. Вероятно, рака была сооружена вместе с др. раками наиболее почитаемым рус. святым при царе Феодоре Иоанновиче.

При восстановлении Успенского собора мощи Л. были сокрыты под спудом на месте, где прежде стояла рака святителя. Опись Успенского собора 1691 г. сообщает об оформлении захоронения Л.: «На правой стороне у стены рака Леонтия ростовского чюдотворца обложена медью, на ней круги лощатые медные ж золочены. На гробе покров образ Леонтия чюдотворца шит по отласу золотом и серебром, ветх. Круг ево шита подпис золотом же. Другой покров отлас золотной травчатой по червчатой земле. Покров лутчей на нем шит образ Леонтия чюдотворца о таусиной камке золотом и серебром с шолками, венец обнизан жемчюгом крупным, в венце два яхонта да лал. В гнездах около их низаны репьи. Кругом кайма шита словами золотом. Четвертый покров бархатной травной, червчатой по серебряной земле. На нем крест круживо золотное кованое. У раки ж ломпада болшая медная» (ГМЗРК. Р-1083. Опись Ростовского архиерейского дома 1691 г. Л. 20, 21). Новая серебряная рака была установлена в 1800 г.

В XIX в. пол Леонтиевского придела был на уровне с полом главного алтаря. В 1884 г. во время ремонта старого чугунного пола в приделе были обнаружены на стене следы фресок. Начались археологические раскопки, в результате к-рых был обнаружен и восстановлен древний Леонтиевский придел. Придел мог быть засыпан при митр. Ростовском и Ярославском Иоасафе (Лазаревиче), в 1691-1701 гг., или во время ремонта собора в 1735 г., после пожара (1730), при архиеп. Иоакиме (Воронин. 1958. С. 8. Примеч. 2). В процессе раскопок 1885 г. была обнаружена разбитая белокаменная рака Л. Крышка гробницы плоская с 2 пологими скатами, что характерно для гробниц XII в. (Там же. С. 9).

Леонтиевский придел был восстановлен по проекту председателя Московского архитектурного общества Н. В. Никитина. Иконостас и аркосолий из подольского камня изготовил мастер мраморного дела В. А. Москвин. Иконы в иконостасе, царские врата и настенные росписи на сюжет Жития Л. были выполнены Н. М. Сафроновым в 90-х гг. XIX в. Царские врата написаны с древних царских врат Введенской ц. Переславля-Залесского. Утварь для храма изготовлена по рисункам со старинных предметов, выставленных в Музее церковных древностей в Ростовском кремле (Шляков. 1897). Каменная гробница Л. была обложена дубовым деревом, поверх которого стояла серебряная рака с живописным изображением Л. «В возглавии сей раки находится надпись: «Построися гробница сия над святыми мощами Святителя Леонтия, при державе Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго Великаго Государя нашего Императора Павла Петровича всея России, по благословению Святейшаго Правительствующаго Синода Члена Преосвященнаго Арсения, Архиепископа Ярославскаго и Ростовскаго и разных орденов кавалера, лета Господня 1800-го». В ногах гробницы вычеканены стихи о Леонтии, сочиненные архиепископом Арсением Верещагиным» (Титов. 1911. С. 18-19). Освящен восстановленный придел Л. 29 сент. 1885 г. Ярославским и Ростовским архиеп. Ионафаном. Захоронение Л. в аркосолии выделено надгробной иконой Л.

Большим почитателем Л. в XIX в. был митр. Московский Леонтий (Лебединский), основавший ряд церквей и братств во имя Л. Как общецерковно чтимый святой Л. назван в составленном архиеп. Сергием (Спасским) «Верном месяцеслове всех русских святых, чтимых молебнами и торжественными литургиями общецерковно и местно» (М., 1903. С. 17).

В XIX - нач. XX в. по многовековой традиции прибывавшие к святыням Ростова паломники всегда начинали богомолье с посещения Успенского собора, с молитвенного обращения к Л. В это время только в Ярославской епархии насчитывалось 18 престолов во имя Л. (Краткие сведения. 1908). Празднование Собору Ростово-Ярославских святых было установлено в 1964 г. именно на день памяти обретения мощей Л.- 23 мая. 13 мая 1993 г. и 23 авг. 1997 г. у мощей Л. молился патриарх Московский и всея Руси Алексий II, 4 окт. 2009 г.- Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Имя Л. включено в Собор преподобных и преподобномучеников Зверинецких (УПЦ), празднование к-рому было установлено решением Синода УПЦ 14 апр. 2009 г.; местно почитается как 1-й игумен Киевского Зверинецкого во имя арх. Михаила мужского монастыря (по местному церковному преданию).

В. И. Вахрина

Распространение почитания Л. напрямую связано с превращением Великого княжества Московского в общерусское гос-во. В 1478-1479 гг. Житие Л. было включено в древнейший новгородский список Стишного Пролога, переписанный в Спасо-Хутынском мон-ре (РГИА. Ф. 838. Оп. 3. № 3935 - Никольский А. И. Описание документов и дел, хранящихся в Архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1910. Т. 2. Ч. 2. С. 750). В 1493 г. канон Л. пели в Новгороде. В 1494 г. служба Л., Житие святителя, сказание о перенесении его мощей в новую церковь и приписанное в данном случае ему поучение попам, «как подобает детей духовных учити» (обычно атрибутируемое Ростовскому еп. Кириллу), были включены в Минею новым чудотворцам (РНБ. Солов. 518/537), переписанную в Новгороде для Соловецкого мон-ря по заказу игум. Досифея ([Порфирьев И. Я., Вадковский А. В., Красносельцев Н. Ф.] Описание рукописей Соловецкого монастыря, находящихся в б-ке Казанской духовной академии. Каз., 1885. Ч. 2. С. 361-363). В Стишном Прологе особой редакции (Рим. Б-ка Папского восточного ин-та. Слав. 5 л.), вероятно, псковского происхождения (см.: Турилов А. А. К ранней истории общерусского почитания прп. Евфимия Суздальского (неизв. краткое Житие в Прологе нач. XVI в. из б-ки Папского Восточного ин-та в Риме) // Суздальский Спасо-Евфимиев мон-рь в истории и культуре России: К 650-летию основания монастыря): Мат-лы научно-практической конференции. Владимир; Суздаль, 2003. С. 21-25) 1-й четв. XVI в. под 23 мая помещено нечто среднее между памятью и кратким Житием Л. с фантастическими сведениями о его кончине 10 мая 1401 г. и об обретении мощей 23 мая 1392 г.

Из мон-рей, посвященных Л., известен жен. Леонтиев Глушицкий в Кадниковском у. Вологодской губ., основанный в 1-й пол. XV в. прп. Дионисием Глушицким и существовавший сравнительно недолгое время (Зверинский. Т. 3. № 1560). Храмы во имя Л. существуют либо существовали в ряде крупных рус. городов, в т. ч. за пределами Ростовской епархии. В Москве не позднее 1514 г. была известна ц. во имя Л. на Успенском вражке, «за Неглинною», построенная или перестроенная Алевизом Фрязином (ПСРЛ. Т. 13. С. 18), снесена в кон. XVIII в. В Новгороде, согласно описи 1617 г., церкви во имя Л. имелись в пригородных Кирилловом и Арсениевом (придел ц. Рождества Богородицы) мон-рях.

История почитания Л. в западнорусской Киевской митрополии остается практически неизученной. Память Л. содержится в месяцесловах пергаменных Лаврского (Киев. Ин-т рукописей ЦНБ Украины. 4П/1) и Мстижского (Вильнюс. БАН Литвы. Ф. 19. № 2) Евангелий-апракос кон. XIV в. (Лосева О. В. Рус. месяцесловы XI-XIV вв. М., 2001. С. 346; СКСРК XIV. Вып. 1. С. 314. № 177), издавна бытовавших на западнорусских землях, однако графико-орфографические особенности обоих кодексов не позволяют считать их написанными на той же территории. В Минеях служебных по Иерусалимскому уставу, получивших распространение на восточнославянских землях Речи Посполитой, служба Л. неизвестна. В редакции Стишного Пролога, бытовавшей на украинско-белорусских землях в кон. XV-XVII в. (старший список переписан в 1496 для Супрасльского монастыря - Вильнюс. БАН Литвы. Ф. 19. № 100), под 23 мая помещены Житие Л. со стихом в начале текста (особенность не зафиксирована др. редакциями) и Повесть о перенесении мощей Л. в новую церковь. В кон. XV в. был известен западнорусский (восходящий ко времени митр. Феодосия) сборник Житий святых и служб им типа «Минеи новым чудотворцам», содержащий Житие Л. и службу ему. Учитывая обилие Житий великорусских святых в составе Стишного Пролога 1496 г., нельзя исключить, что появление на западнорусских землях и Пролога и «Минеи новым чудотворцам» могли быть связаны с браком в 1494 г. дочери вел. кн. Московского Иоанна III Елены и вел. кн. Литовского Александра (хотя великорус. списки подобной версии Стишного Пролога не засвидетельствованы). В 1530 г. в Луцке по инициативе еп. Макария была переписана компилятивная редакция пролога, в которой вышеупомянутая версия Стишного Пролога была соединена с древнейшей нестишной (Вильнюс. БАН Литвы. Ф. 19. № 98). В 1604 г. кн. К. К. Острожский прислал в подарок патриарху Московскому свт. Иову драгоценный выносной или воздвизальный хрустальный крест, украшенный, в частности, серебряными позолоченными изображениями 3 Московских святителей и Л. (РИБ. СПб., 1876. Т. 3. Стб. 701).

До 2-й четв. XVII в. применительно к региону уместно говорить не о почитании Л. у южных славян и на Афоне, а о знакомстве с его культом. В б-ке мон-ря Крушедол, вероятно, с нач. XVI в. хранился рус. сборник Житий и служб (типа «Минеи новым чудотворцам») кон. XV в. (Белград. МСПЦ. № 63), содержащий среди прочего Житие Л., Слово на внесение мощей в новую церковь и службу ему (Петковић С. Опис рукописа манастира Крушедола. Сремски Карловци, 1914. С. 27. № 24). В ризнице серб. Хиландарского мон-ря на Афоне хранится икона-пядница раннего XVI в. с изображением Л., привезенная, вероятно, из Москвы одним из монастырских посольств. Появление памяти Л. в месяцесловах южнославянских (в первую очередь сербских) рукописей XVI-XVII вв. (напр., в серб. Псалтири с восследованием, переписанной в 1609 - Братислава. Б-ка ун-та. MS 1286) связано, очевидно, с копированием рус. оригиналов, но вопрос почти не разработан в литературе. Широкую известность в регионе святой получает только с распространением печатного Пролога (1-е полное издание - М., 1642-1643).

А. А. Турилов

Ист.: ААЭ. Т. 4. С. 156; ПСРЛ. Т. 15. С. 233-235, 357; Титов А. А. Житие св. Леонтия, еп. Ростовского. Ярославль, 1892 [3-я ред. Жития Л.] (отд. отт.: Ярославские ГВ. 1892. № 23); он же. Житие св. Леонтия, еп. Ростовского // ЧОИДР. 1893. Кн. 4. Отд. 2. С. 1-36 [4-я ред. жития; с. 33-35 - служба без канона]; Семенченко Г. В. Древнейшие редакции жития Леонтия Ростовского // ТОДРЛ. 1989. Т. 42. С. 250-254 [Синодальная и Троицкая редакции]; Древнерус. патерики: Киево-печерский патерик, Волоколамский патерик / Изд. подгот.: Л. А. Ольшевская, С. Н. Травников. М., 1999. С. 21-22; Лосева О. В. Жития рус. святых в составе древнерус. Прологов XII - 1-й трети XV в. М., 2009. С. 403-413 [древнейшее Житие Л.].
Лит.: Толстой М. В. Древние святыни Ростова Великого. М., 1847; Ключевский. Древнерусские жития. С. 2-22; Иерархи Ростовско-Ярославской паствы в преемственном порядке: с 992 г. до наст. времени. Ярославль, 1864; Строев. Списки иерархов. Стб. 329; Описание о российских святых. С. 90-92; Леонид (Кавелин). Св. Русь. С. 158-161; Барсуков. Источники агиографии. С. 323-329; Титов А. А. Ростовская епархия: Мат-лы для истории Рус. Церкви. СПб., 1890. С. 8-12; он же. Ростов Великий в его церковно-археол. памятниках. М., 1911; Васильев В. П. История канонизации рус. святых. М., 1893. С. 70-73; Димитрий (Самбикин). Месяцеслов. Вып. 9. Ч. 2. С. 123-129; Шляков И. А. Очерк по восстановлению Ростовского кремля и пещерного Леонтьевского придела, 1882-1896. Ярославль, 1897. С. 11-15; Голубинский. История РЦ. Т. 1. 1-я пол. С. 199-202, 757-758; он же. Канонизация святых. С. 60-61; Краткие сведения о монастырях и церквах Ярославской епархии. Ярославль, 1908. С. 37-38, 99, 115, 116-117, 122, 123, 132, 143, 167, 179, 195, 197, 208, 213, 347-348, 443, 469; Спасский Ф. Г. Рус. литургическое творчество: По совр. минеям. П., 1951. С. 85-86; М., 20082 (по указ.); Воронин Н. Н. Археол. исследования архит. памятников Ростова // Мат-лы по изучению и реставрации памятников архитектуры Ярославской обл. Ярославль, 1958. [Вып. 1:] Древний Ростов. С. 4-17; он же. Зодчество Сев.-Вост. Руси XII-XV вв. М., 1961. Т. 1. С. 188-192; он же. «Житие Леонтия Ростовского» и визант.-рус. отношения 2-й пол. XII в. // ВВ. 1963. Т. 23(48). С. 23-46; Poppe A. Państwo i Kościół na Rusi w XI w. Warsz., 1968. S. 179-183; idem. L'organisation diocésaine de la Russie aux XIe-XIIe siècles // Byz. 1971. T. 40. P. 193-197 (Idem // idem. The Rise of Christian Russia. L., 1982. N 8); Филипповский Г. Ю. Художественно-документальные жанры владимирской лит-ры 60-х гг. XII в. // ВМУ: Филол. 1979. № 4. С. 37-41; он же. Житие Леонтия Ростовского // СККДР. 1987. Вып. 1. С. 159-161; он же. Столетие дерзаний: Владимирская Русь в лит-ре XII в. М., 1991. С. 69-82; Щапов Я. Н. Гос-во и Церковь Др. Руси, X-XIII вв. М., 1989. С. 46-47; Леонтьев А. Е. Археол. наблюдения в ростовском Успенском соборе // СРМ. 1993. Вып. 5. С. 162-163; Серегина Н. С. Песнопения рус. святым. СПб., 1994. С. 135-139; Ленхофф Г. Канонизация и княжеская власть в Северо-Восточной Руси: Культ Леонтия Ростовского // Ярославская старина. 1996. Вып. 3. С. 13-22; Макарий. История РЦ. Кн. 2. С. 137-138, 546-547; Подскальски Г. Христианство и богосл. лит-ра Киевской Руси. СПб., 1996. С. 225-230, 384-385 [Библиогр.]; Мельник А. Г. Гробница святого в пространстве рус. храма XVI - нач. XVII в. // Восточнохрист. реликвии / Ред.-сост.: А. М. Лидов. М., 2003. С. 533-552; он же. Святой Леонтий Ростовский: Равноапостольный или мученик? // СРМ. 2003. Вып. 14. С. 86-90; он же. История почитания ростовских святых в XII-XVII вв.: АКД. Ярославль, 2004; Присёлков М. Д. Очерки по церк.-полит. истории Киевской Руси X-XII вв. СПб., 20032. С. 79-82; Семенченко Г. В. Житие Леонтия, еп. Ростовского // Щапов. Памятники. 2003. С. 205-207; Филарет (Гумилевский). РСв. 2008. С. 294-297; Назаренко А. В. Др. Русь и славяне: Ист.-филол. исслед. М., 2009. С. 172-206; Силкин А. В. Древнейший покров на раку свт. Леонтия Ростовского // ИКРЗ, 2008. Ростов, 2009. С. 6-20.
А. В. Назаренко, В. И. Вахрина

Иконография

Изображения Л. широко распространены во мн. иконографических вариантах не только в Ростовской епархии, но и за ее пределами. Образы Л. встречаются в иконописи, в монументальных росписях храмов, в лицевом шитье, в произведениях резьбы по дереву и камню, в ростовской финифти (живописи по эмали).

В иконописных подлинниках XVII-XIX вв. под 23 мая описана сцена обретения мощей Л. и указаны особенности его облика: «Рус, брада невелика ретка, на главе клобук бел…» (ИРЛИ (ПД). Бобк. № 4. Л. 114); «брада Златоустова, клобук бел, риза празелень, испод лазорь…» (ИРЛИ (ПД). Оп. 23. № 294. Л. 165 об.); в сводной редакции XVIII в.- «...на нем клобук бел, рус, риза празелень с белилом, испод лазорь» (Большаков. Подлинник иконописный. С. 101; рис. на с. 154); «подобием рус, брада аки Козмина, на главе клобук белый, ризы святительския, с омофором…» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 352). В рукописном подлиннике 1850 г., составленном диак. Василием Поникаровским с образца 1658 г., написано: «Сей бе рус, власы до плеч, брада коротка, на главе клобук бел, в омофоре и фелони, в руках Евангелие» (ГМЗРК. Арх. Р-58. Л. 46). В нач. XX в. акад. В. Д. Фартусов в пособии для иконописцев рекомендовал изображать Л. «типа русского, со средней величины бородой, волосы просты; в фелони и омофоре»; в руке - хартия с изречением: «Чада, не бойтеся нахождения их, не могут бо нам что без Божия попущения сотворити» (Фартусов. Руководство к писанию икон. С. 292).

Наиболее ранние сохранившиеся изображения Л. датируются кон. XIV в. В графической манере выполнен поясной образ Л. на резной каменной иконе кон. XIV - нач. XV в. (собр. Т. А. Мавриной и Н. В. Кузьмина; Николаева. 1983. С. 128. Табл. 54-1; Пуцко. 1996. С. 55). Святой представлен в фелони, клобуке, с крещатым омофором на плечах, правая рука простерта перед грудью, левой он поддерживает Евангелие; на лике выделены широко раскрытые глаза; надпись с именем расположена вертикально по сторонам нимба. Изображение Л. шито на пелене «Покров Божией Матери с избранными святыми» кон. XIV - нач. XV в. (ГИМ; Стерлигова. 2005) - на полях каймы представлены святители, среди к-рых - Московские митрополиты Петр и Алексий; образ Л., поясной, прямоличный, размещен на правой кайме внизу; он в белом клобуке, перед грудью обеими покровенными руками держит Евангелие. На кресте XIV в. (серебро, чернь; СИХМ) Л. изображен вместе со святителями Николаем, Василием Великим, Иоанном Златоустом, Григорием Богословом и с архидиак. Стефаном.

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись Рождественского собора Ферапонтова мон-ря. 1502 г. Мастер Дионисий
Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись Рождественского собора Ферапонтова мон-ря. 1502 г. Мастер Дионисий

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись Рождественского собора Ферапонтова мон-ря. 1502 г. Мастер Дионисий
Образ Л. на иконах, в росписях и в произведениях лицевого шитья XV-XVI вв. имеет редкую иконографическую деталь: пряди волос, выбившиеся из-под белого клобука. Возможно, такая детальная разработка лика Л. связана с почитанием его мощей, к-рые со времени их обретения в 60-х гг. XII в. и до 1609 г. открыто почивали в Успенском соборе Ростова в белокаменной раке, присланной вел. кн. Андреем Боголюбским. В большинстве произведений волосы рыжие, что, очевидно, является портретной особенностью Л. На фронтальных образах святого вьющиеся волосы показаны по обе стороны лика. Пряди могут быть в виде тонких волнистых линий красно-коричневого и серого цветов (икона «Прп. Сергий Радонежский и Ростовские чудотворцы» сер. XVI в., ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. Кат. 55. Ил. на с. 199) или выполнены киноварью (икона «Свт. Леонтий Ростовский»; Там же. С. 175. Кат. 51). На иконе из деисусного чина 1-й трети XVI в. Покровской ц. с. Гуменец прядь волос святого изображена красновато-коричневыми линиями, заходящими на белый клобук и шею святого (ГМЗРК; Там же. С. 119. Кат. 28). Так же волосы Л. написаны на иконах из деисусного чина Преображенского собора ярославского Спасо-Преображенского мон-ря 1-й пол.- сер. XVI в. (ЯИАМЗ; Иконы Ярославля. 2009. Т. 1. С. 194) и Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря (1495), на иконе-таблетке «Святители Леонтий Ростовский, Петр и Алексий Московские» (сер. XV в., СПГИАХМЗ; Евсеева. 2013. Ил. 71). Л. с волнистыми волосами на фоне светлого клобука представлен на фресках Дионисия в Рождественском соборе Ферапонтова мон-ря (1502), на иконе сер. XVI в. из Хиландарского монастыря на Афоне. Эта иконографическая черта облика Л. исчезла в XVII в.: она отсутствует в настенной живописи (см. росписи храмов Ростовского архиерейского дома), на покрове 2-й пол. XVII в. (ГМЗРК); редко воспроизводится в иконописи. Очевидно, изменения в иконографии связаны с тем, что мощи святого с 1609 г. находились в ростовскомУспенском соборе под спудом (Вахрина В. И. Об одной редкой иконогр. особенности. 2016).

Особую иконографическую ценность представляют надгробные покровы Л., связанные с местом почитания мощей святого и т. о., возможно, передававшие нек-рые портретные черты его внешности. В ГМЗРК хранятся 4 покрова на раку Л., древнейший из них шит в кон. 70-х - нач. 80 гг. XV в. в мастерской кнг. Елены Верейской (Силкин. 2009). Изображение Л. выполнено по тафте фиолетово-сизого цвета в основном шелковыми нитями. Образ Л., с короткой бородой и «кудельками» на висках, легко узнаваем; правой рукой он благословляет, на левой, покрытой фелонью, держит на омофоре закрытое Евангелие. Фелонь расшита крестами темно-вишневого цвета. Выделяется высоким мастерством покров, созданный в мастерской вел. кнг. Соломонии Сабуровой,- вклад вел. кн. Василия III в Успенский собор Ростова в 1514 г. (Вахрина В. И. 2012. Ил. на с. 37). В надгробных покровах Л., созданных в XV-XVI вв., как и на иконах этого периода, на фоне светлого клобука по сторонам лика изображены волнистые пряди волос.

На формирование иконографии Л. повлияло особое почитание, к-рым святой пользовался у вел. князей и царей. ростовская кафедра, называемая иногда «кафедрой Леонтия чудотворца» (Васильев В. П. История канонизации русских святых. М., 1893. С. 70-73), всегда поддерживала Москву, а Ростовские архиепископы не раз были духовниками вел. князей (Саликова Э. П. Настенные росписи ц. Ризоположения // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 1980. Вып. 3: Искусство Москвы периода формирования Рус. централизованного гос-ва. С. 147). В художественном убранстве соборов Московского Кремля большое внимание уделялось изображению Ростовских святых, в частности Л. Важная черта его иконографии - белый клобук. Обычай носить белый клобук отмечал царь Иоанн IV: «…прежние Русские первопрестольницы, митрополиты и чюдотворцы Петр и Алексий, и Иван, архиепископ Новгородский, и Леонтий, и Игнатий, Исаия, Ростовские чюдотворцы, носили белые клобуки…» («Летопись о временах Ивана Васильевича Грозного», цит. по: Клевцова. 2003. С. 51). В ризнице Успенского собора в Ростове хранились реликвии святителей: «...три клобука шелковых белых вязаных Леонтия, Исаии, Игнатия ростовских чудотворцев» (Опись ростовского архиерейского дома 1691 г. // ГМЗРК. Арх. Р-1083. Л. 17 об.; в музейной описи Успенского собора 1922 г. клобуки были датированы XVI-XVII вв.; см.: ГМЗРК. Арх. А-930. Л. 8).

Образ Л. был в настенных росписях 1-го Успенского собора Московского Кремля (1327) и в росписях 1513-1514 гг. следующего здания собора (Клевцова. 2003. С. 48). Ростовое изображение Л. в алтаре относится к 1642-1643 гг., когда роспись была возобновлена с сохранением прежних сюжетов. На сев. стене Успенского собора в надпортальном фризе представлены в центре Ростовские святители Л., Исаия и Игнатий, по сторонам - преподобные Сергий Радонежский, Димитрий Прилуцкий и Пафнутий Боровский. Также образ Л. помещен на юж. фасаде (в аркатурно-колончатом поясе) наряду с Московскими святителями Ионой, Петром, Алексием, Филиппом и Никитой Новгородскими. В молитвенном предстоянии Л. был изображен наряду с Московскими святителями в деисусном чине иконостаса Успенского собора, написанного Дионисием на средства Ростовского архиеп. Вассиана в 1481 г. (Попов Г. В. Иконостас Дионисия 1481 г.: Опыт исслед. комплекса по письменным источникам // Успенский собор Моск. Кремля. М., 1985. С. 137-138).

В росписи 1547-1551 гг. Благовещенского собора Московского Кремля, домового храма вел. князей и царей, в центральной апсиде в медальонах представлены поясные изображения Ростовских святителей; фигура Л. написана в центре. На сев. «златых вратах» этого же храма (нач. XVI - кон. XVII в.), рисунок которых выполнен в технике золотой наводки, Л. находится в левом вертикальном ряду умбонов. Изображение святого поясное, он показан вполоборота вправо, левой покровенной рукой поддерживает Евангелие, правая - в молении (Чернецов. 1992. С. 6, 70. Рис. 84).

Икона Л. входила в ростовой Деисус владимирского Успенского собора 1408 г., написанный прп. Андреем Рублёвым (Плугин В. А. Мировоззрение Андрея Рублева. М., 1974. С. 106). В XVI в. обычным становится включение в деисусные чины святителей Петра, Алексия, митрополитов Московских, и Л. Их изображения имеются в деисусных чинах ярославского Спасо-Преображенского собора 1-й пол.- сер. XVI в.; Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря 1495 г.; Преображенского собора Гуслицкого Спасо-Преображенского мон-ря кон. XV - нач. XVI в. (ГРМ; 1000-летие русской худож. культуры: Кат. выст. М., 1988. С. 336-337. Ил. 75); последний, возможно, происходит из кремлевской ц. во имя свт. Алексия, митр. Московского (см.: Малкин М. Г. Два живописных ансамбля круга Дионисия и его преемников // ДРИ. 1989. [Вып.:] Худож. Памятники рус. Севера. С. 123-131). Образы Л. со 2-й пол. XV в. встречаются в многочисленных деисусных чинах храмов Ростовской епархии: посл. четв. XV в. из Борисоглебского мон-ря, 1-й трети XVI в. из Покровской ц. с. Гуменец (Вахрина В. И. 2006. С. 64-71. Кат. 6; С. 100-119. Кат. 28), XVI в. из церкви с. Закедье, а также на иконах XVII в. из ростовских церквей Рождества Пресв. Богородицы, Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (Там же. С. 334-335. Кат. 100), Толгской иконы Божией Матери и Успенского собора (все в ГМЗРК). Л. изображен в деисусном ростовом чине иконы «Походная церковь» вместе со святителями Алексием Московским и Никитой Новгородским (сер. XVI в., ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 83. № 450).

Образ Л. помещен на иконе «Святители Николай Чудотворец, Исаия и Леонтий Ростовские, с 20 клеймами жития свт. Николая» (XV в., ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. С. 214-215. № 172). Н. В. Розанова датировала икону кон. XV - нач. XVI в. (Русские сокровища: Иконы и прикладное искусство XI - нач. XX в. из собр. ГТГ и музеев «Московского Кремля». Пуанхарью, 1996. Кат. 47).

Л. изображался среди праведников на иконах «Страшный Суд». К таким ранним памятникам относится икона кон. XIV - нач. XV в. из московского Успенского собора (ГММК; Иконы Успенского собора. 2007. С. 166-175. Кат. 17) - 2 архиерея в белых клобуках, митр. Петр и Л. (?), замыкают группу праведников. На иконе «Страшный Суд», вложенной в Благовещенский собор Сольвычегодска Н. Г. Строгановым (1580-1590, СИХМ), Л. возглавляет шествие праведников в рай (Искусство строгановских мастеров: Кат. выст. М., 1991. С. 32).

Были широко распространены единоличные изображения Л. в полный рост с разведенными в стороны руками; правой он благословляет, а на левой держит Евангелие. Подобная иконография характерна для святителей Николая Чудотворца, Иоанна Златоуста, Климента Римского, митрополитов Московских Петра и Алексия. На иконе сер. XVI в. (ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. Кат. 51. С. 174-175) Л. представлен в полном архиерейском облачении: на нем зеленый полиставрий (крещатая фелонь), белый омофор, розовый подризник с коричневыми источниками, епитрахиль и палица, украшенные разноцветными камнями и жемчугом, на голове белый клобук. В сер. XVII в. в том же иконографическом изводе образ Л. был написан в аркосолии юж. стены ростовского Успенского собора, над захоронением святителя. Слева от святого изображено преставление Л., справа - обретение его мощей (фреска снята со стены в 1966 и находится в ГМЗРК). Как покровитель одной из древнейших и самых значительных епископских кафедр на Руси Л. изображался на подносных иконах XV-XVI вв. (СГИАПМЗ; Николаева. 1977. С. 84. Кат. № 112; ГИМ, КБМЗ, монастырь Хиландар на Афоне). Также образ Л. сохранился на прориси с икон XV и XVII вв. (ГРМ; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 2. С. 302-305). Иконы Л. XVII-XVIII вв. такого извода хранятся в ГМЗРК. Подносная икона Л. XVII в. экспонируется в московском Успенском соборе на юж. стене. Именно в такой иконографии Л. представлен в среднике его житийных икон.

Известны 4 житийные иконы Л., созданные в XVI-XIX вв.; они хранятся в музеях Ярославля, Мурома и Углича, в частном собрании в Германии (Пуцко. 1995. С. 58; Трубачева. 1999; Мельник. 2006. С. 392-399; Вахрина В. И. 2009). На иконе «Свт. Леонтий, с житием», созданной ок. 1677 г. (МИХМ; Иконы Мурома. М., 2004. С. 256-261. Кат. 44), имеются 24 клейма, сопровождаемых надписями. Сюжеты клейм можно условно разделить на неск. тематических групп. Верхний ряд клейм (слева направо, с 1-го по 6-е) повествует о жизни Л. до встречи с патриархом Фотием: рождение Л.; крещение; научение грамоте; Л. идет в монастырь; пострижение; видение Л.во время молитвы с повелением идти к патриарху Фотию. В клеймах 7-12 расположены события до отъезда святого в Ростов: видение патриарху Фотию во время молитвы; патриарх Фотий приходит в мон-рь за Л.; встреча патриарха Фотия и Л.; беседа патриарха Фотия с Л.; поставление Л. во епископа; Л. на корабле отправляется в Ростов. В клеймах с 13-го по 18-е представлена просветительская деятельность Л. в Ростове вплоть до смерти святого: встреча Л. с язычниками; Л. совершает службу в ц. арх. Михаила; Л. просвещает детей; Л. совершает крещение детей; язычники идут убивать Л.; крещение ростовцев Л. С 19-е по 24-е клеймо (нижний ряд клейм, слева направо) - погребение Л. в Ростове и посмертные чудеса: исцеление кн. Ивана от глазной болезни у раки Л.; исцеление кн. Ивана от великой скорби; исцеление у раки Л.; исцеление бесноватого; исцеление жены, повредившейся умом. В клеймах 11-24 Л. одет в крещатую ризу и белый клобук - атрибуты епископского сана. Средник выделен вишневой полосой с текстом вязью тропаря Л. В левой покровенной руке Л. держит Евангелие, правой благословляет.

С XVII по нач. XX в. были распространены прямоличные ростовые изображения Л., благословляющего и держащего перед грудью Евангелие (XVII в., МИХМ; из ростовского Белогостицкого мон-ря, XVIII в., ГМЗРК; 1738, худож. Петр Воржский, ГМЗРК; нач. XX в., Иаковлевский храм ростовского Спасо-Иаковлевского Димитриева мон-ря). На прориси с иконы XVII в. строгановского письма Л. представлен в молении Божией Матери с Младенцем на облаках, у ног Л.- холмы с деревьями и кустами и город с многочисленными храмами (Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 306-307).

Во 2-й пол. XV в. при Ростовской кафедре с участием архиеп. Вассиана (Рыло) сложился особый извод с изображением Л. вместе с Ростовскими святителями Исаией и Игнатием (Вахрина В. И. 2006. С. 82-85. Кат. 10; Она же. 2001). В данном изводе святые изображены прямолично, Л.- в центре. Празднование 3 Ростовским святителям уподобляется празднованию 3 святителям Вселенским - Василию Великому, Иоанну Златоусту, Григорию Богослову и их иконографии: «Яко во вселеней трие велицыи святителие, бысте вы благочестием и добродетелию наставницы Ростову…» (Канон молебный трем святителям Ростовским Л., Исаии и Игнатию. Кондак, гл. 8). Иконы Л., Исаии и Игнатия были подносными, о чем сообщает Павел Алеппский в 1655 г. (Павел Алеппский. Путешествие. 1898. С. 125). Впосл. иконы с изображением 3 Ростовских святителей были широко распространены. Святые представлены на обороте иконы-таблетки 2-й пол. XVI в. (на лицевой стороне - «Уверение Фомы»; ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 57. № 405), на прориси нач. XIX в. с иконы XVI в. (ГРМ; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 438-439, 633). Согласно описи 1669 г., в Образной палате Московского Кремля хранилась 161 икона с изображением Л., 211 икон «Леонтий, Исаия и Игнатий» - (Клевцова. 2003. С. 50). В кон. XVII в. в ризнице Успенского собора в Ростове было 3 иконы святителей Л., Исаии и Игнатия (Опись ростовского архиерейского дома 1691 г. // ГМЗРК. Арх. Р-1083. Л. 18). В XVIII - нач. XX в. такой извод иконографии часто встречался на иконах (одна из них, ок. 1791?, ГИМ, дана в благословение Н. А. Хлебникову от архиеп. Ростовского Арсения (Верещагина), находилась в собр. Н. М. Постникова) и на многочисленных образках, выполненных в технике ростовской финифти.

Образ 3 Ростовских святителей повлиял на создание др. иконографий. Так, в XVII - нач. XX в. были широко распространены иконы Божией Матери с Младенцем в предстоянии Ростовских чудотворцев. Здесь проявилось творческое осмысление иконографии Ростовских святых, созданной во 2-й пол. XV в., где Л., Исаия и Игнатий изображены как «наставницы и просветители граду нашему и учители преславнии», молитвенники и заступники. На подобных иконах Божия Матерь стоит слева, близко к святым, склонив к ним голову, лик Младенца и Его благословляющая десница также обращены к предстоящим (переводы с икон XVII в. см.: Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 440-443; Переводы с древних икон, созданные и исполненные иконописцем и реставратором В. П. Гурьяновым. М., 1902. С. 116. Ил. 90). Во 2-й пол. XVII в. в Ростовском архиерейском доме такие иконы находились в Казенных палатах, 2 иконы - в ц. свт. Григория Богослова (Опись ростовского архиерейского дома 1691 г. // ГМЗРК. Арх. Р-1083. Л. 48 об., 84). Согласно описям ростовских церквей 1919 г., такие иконы были почти в каждом храме. Большинство известных икон-пядниц и прорисей этого типа датируются в пределах XVII-XVIII вв.- в собраниях ЦМиАР, ГИМ, ГММК (икона экспонируется в Успенском соборе Московского Кремля), ГМЗРК, ГРМ (1628, икона принадлежала И. М. Строганову), АОКМ (из ризницы Соловецкого мон-ря), частного музея «Дом Иконы на Спиридоновке», а также в греч. мон-ре Дусику в Фессалии. В кон. XIX - нач. XX в. подобные иконы экспонировались в музеях С.-Петербурга и Твери (Покровский Н. В. Церковно-археол. музей СПбДА, 1879-1909. СПб., 1909. Табл. 29; Жизневский А. К. Описание Тверского музея: Археол. отд. М., 1888. С. 42-43). Опись Кириллова Белозерского мон-ря 1601 г. сообщает о наличии в мон-ре иконы «Пречистыя Богородицы с Ростовскими чудотворцами» - вклада Ростовского митр. Варлаама (Рогова), что указывает на существование похожей иконографии в XVI в. (Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г. СПб., 1998. С. 64). Очевидно, иконография была создана в иконописной мастерской при Ростовском архиерейском доме в кон. XVI в. и в течение последующих веков использовалась для письма подносных икон в Ростове. В XVII в. в кладовых Ростовского архиерейского дома хранилось 25 образов (Опись ростовского архиерейского дома 1691 г. // ГМЗРК. Арх. Р-1083. Л. 124). Известно, что с подобной иконой жители Ростова встречали в 1613 г. избранного на царство Михаила Феодоровича Романова, к-рый возвращался из Костромы в Москву. Аналогичный образ получил в благословение из рук свт. Тихона (Беллавина; впосл. патриарх Московский и всея России) мч. имп. Николай II, посетивший Ростов во время поездки по городам и вотчинным землям бояр Романовых 15-27 мая 1913 г. (Вахрина В. И. 2012).

Существовали варианты этой иконографии с расширенной группой святых (стоящих или припадающих), по-разному изображалась Пресв. Богородица: Молебная («Моление о народе») икона Божией Матери с Ростовскими святыми (кон. XVI - нач. XVII в., из собрания С. Г. Строганова, ГРМ); Молебная икона Божией Матери в молении Ростовских чудотворцев (XVII в., ГМИР; Коробко. 2006. С. 216, 409. Ил. 7); Молебная икона Божией Матери, с Ростовскими и избранными чудотворцами, Л.- припадающий на колени (кон. XVII в., ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. С. 356-357. Кат. 108; С. 352-353. Кат. 106); икона Божией Матери с Младенцем с предстоящими Ростовскими святителями и со свт. Афанасием Александрийским (2-я пол. XVIII в., ГМЗРК; в надписи именована Ростовской; Вахрина В. И. 2006. С. 400-401. Кат. 118) и др. Редкий иконографический вариант извода представлен на обороте выносной Владимирской иконы Божией Матери (XIX в., ГМЗРК): Л., Исаия, Игнатий изображены в повороте вправо, в молитвенном обращении к Спасителю в облаках.

Образы Ростовских святителей Л., Исаии и Игнатия, к-рые традиционно написаны в фелонях, омофорах и белых клобуках, стали центральными в композиции избранных Ростовских святых. К числу ранних памятников относятся иконы: «Прп. Сергий Радонежский и Ростовские чудотворцы» (сер. XVI в., ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. С. 196-201. Кат. 55); «Воздвижение Креста. Покров Богородицы. Избранные святые» работы Д. И. Усова (1565, ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 52-53. № 399. Ил. 14). На иконе «Ростовские чудотворцы» 1686 г. из ц. Толгской иконы Божией Матери в Ростове святые расположены в 2 ряда, Л.- в 1-м ряду в центре. На Боголюбской иконе Божией Матери с избранными святыми, приписываемой кисти Семена Бороздина (кон. XVI - нач. XVII в., ГРМ; «Пречистому образу Твоему поклоняемся…». 1995. С. 177. Кат. 103), в молении предстоят Ростовские чудотворцы - свт. Иаков, прп. Петр, царевич Ордынский, блж. Исидор Твердислов, прп. Авраамий. Святители Л., Исаия и Игнатий изображены коленопреклоненными, в светлых крещатых фелонях и белых клобуках. На прориси с иконы XVII в. «Ростовские чудотворцы», где представлены в молении 10 Ростовских святых, на первом плане - коленопреклоненные Л. (впереди), Исаия и Игнатий (ГРМ; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 446-447). В XVII в. появились иконы «Избранные святые в молении перед ростовской чудотворной Владимирской иконой Божией Матери» (чудотворный образ со 2-й пол. XV в. находился в Успенском соборе Ростова), как, напр., образ 2-й пол. XVII в. из собр. А. А. Титова (ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. С. 354-355. Кат. 107).

На иконе «Ростовские чудотворцы со свт. Николаем» 2-й пол. XVIII в. (ГРМ; «Пречистому образу Твоему поклоняемся…». 1995. С. 230. Кат. 145) Л.- в 1-м ряду, слева от центрального образа свт. Николая Чудотворца, вполоборота вправо, с небольшой русой бородой, левая рука протянута к свт. Николаю, правая раскрыта ладонью. Подобные изводы иконографии известны и в гравюре: напр., на листе 1809 г. из собрания Д. А. Ровинского (Ровинский. Народные картинки. Кн. 4. С. 769. № 1616А) фигуры Л. и свт. Исаии занимают центральное место в композиции. На иконе избранных святых перед Владимирской иконой Божией Матери (1-я четв. XIX в., ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. С. 416-417. Кат. 124) у Л. короткая русая борода, руки перед грудью: правая в благословляющем жесте, левая поддерживает Евангелие.

Большая икона (105×100 см) «Собор Ростовских святых» из часовни в честь Обретения главы св. Иоанна Предтечи в рус. Вознесенском мон-ре на Елеоне в Иерусалиме, согласно надписи на обороте, пожертвована 24 июня 1909 г. «потомственной почетной гражданкой» А. Ф. Мальгиной из г. Ростова. Среди Ростовских чудотворцев представлены блгв. кн. Всеволод и мц. Александра - небесные покровители заказчицы Александры Федоровны и ее мужа Всеволода Александровича. Л.- 3-й справа в 1-м ряду, у него средней длины седая борода, белый клобук, обеими руками держит крест (Вахрина В. И. Икона «Собор Ростовских святых». 2016).

Многочисленны изображения Л. среди избранных святых. На 3-створчатом складне 1491 г. (ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. С. 328-329. № 273) в центре - Ярославская икона Божией Матери, на боковых створках в молении представлены святые, среди которых на правой створке за святителями Николаем Чудотворцем, Иоанном Милостивым, Алексием, митр. Московским, помещен Л. В центральной части складня 2-й пол. XVI в. образу Софии Премудрости Божией предстоят в молении святые, изображенные в 3 ряда на створках (ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 100-101. № 482; София Премудрость Божия: Кат. выст. М., 2000. С. 274-277. № 98. Ил. на с. 276). Среди них представлены ростовские молитвенники Л., Исаия, Игнатий. Л. изображен на левой створке в небольшом повороте вправо, левой покровенной рукой поддерживает Евангелие с красным обрезом, правая рука в молении; фелонь светло-зеленая, клобук и омофор белые, борода небольшая, русая. Икона «Избранные святые» 2-й пол. XVI в. (ЦАК МДА; «Угодно в очах Божиих дело сие…». 2004. С. 86-89) включает ростовые образы равноап. кн. Владимира, блгв. князей-страстотерпцев Бориса и Глеба (в центре), святителей Петра и Алексия Московских (слева), блгв. князей Феодора, Давида и Константина Ярославских, Л. (2-й справа) и свт. Исаии Ростовского. В 30-х гг. XIX в. романово-борисоглебским иконописцем М. Ф. Архиповским была выполнена икона «Арх. Михаил, Леонтий и прп. Иоанн Кущник» (Иконы «романовских писем»: Тайны и открытия забытой традиции Ярославской земли. М.; Рыбинск, 2011. С. 220. Кат. 4). На иконе «Избранные святые» 2-й пол. XVII в. из церкви с. Демьяны Ростовского р-на Ярославской обл. (СПГИАХМЗ; Иконы Сергиево-Посадского музея-заповедника: Новые поступления и открытия реставрации: Альбом-кат. / Авт.-сост.: Л. М. Воронцова. Серг. П., 1996. Кат. 21) в 1-м ряду слева от свт. Николая Чудотворца изображены Ростовские святители Л., Исаия, Игнатий, справа - Московские святители, во 2-м ряду - др. Ростовские и Московские чудотворцы. Известна прорись с иконы XVII в. «Богоматерь с предстоящими Леонтием, Андреем Боголюбским (?) и неизвестной преподобной» (ГРМ; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 308). Л. представлен на иконе «Святители Петр, Алексий, Иона, Филипп, митрополиты Московские, Леонтий и Стефан Сурожский в молении иконе Божией Матери «Знамение»» 2-й пол. XVII в. из ц. прор. Илии в Ярославле (ЯИАМЗ; Бусева-Давыдова, Рутман. 2002. С. 84. Ил. 70). Икона «Спас Нерукотворный с предстоящими святыми» (1645, с дополнениями XVIII и XIX вв., ГМЗРК; Вахрина В. И. 2006. С. 250-253. Кат. 70), согласно подписи на нижнем поле, была создана при Ростовском митр. Варлааме и по его благословению поставлена «над вратами града» (очевидно, в башне над воротами Петровского въезда земляной крепости), а в 1743 г. по благословению митр. сщмч. Арсения (Мацеевича) перенесена в ростовскую ц. Всех святых; вероятно, тогда на иконе были дописаны во 2-м ряду Ростовские чудотворцы. Образ Л. расположен во 2-м ряду слева, правой рукой святитель поддерживает Евангелие, левая, с раскрытой ладонью, обращена к иконе Спасителя. В верхней части иконы «Воскресение Христово - Сошествие во ад» (1729, ГМЗРК; Вахрина В. И. 1998. С. 100) в молитвенном обращении к Св. Троице (новозаветной) написаны избранные святые; среди Ростовских чудотворцев (в центре верхнего левого ряда) представлен Л.

Образ Л. широко распространен на аналойных иконах-таблетках. Сер. XV в. датируется образ святого, находящийся рядом со святителями Петром и Алексием на обороте тверской иконы «Святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов». Написание рус. святых на обороте таблетки с изображением Вселенских святителей соответствует иконографической программе, характерной для времени правления митр. Ионы Московского (СПГИАХМЗ; Евсеева. 2013. С. 135-138. Кат. 11б. С. 475-477. Табл. 71). На обороте иконы «Вход Господень в Иерусалим» 1495 г. представлены свт. Петр, Л. и прп. Феодосий Печерский (ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. С. 164. № 115; Евсеева. 2013. С. 487. Кат. 23б. Табл. 103), на обороте иконы «Усекновение главы Иоанна Предтечи» 1520-1530 гг.- прп. Кирилл Белозерский, Л., преподобные Онуфрий Великий и Петр Афонский (ИркОХМ; Евсеева. 2013. С. 386-388. Табл. 145), а на обороте иконы «Вход Господень в Иерусалим» 2-й пол. XVI в. из собора Рождества Богородицы в Суздале (?) - свт. Петр, Л., прп. Феодосий Печерский (ГВСМЗ; Иконы Владимира и Суздаля. 2006. С. 275. Кат. 61).

Ростовских святителей, в т. ч. Л., нередко писали в качестве избранных святых на полях икон. Прямоличное поясное изображение благословляющего Л. в белом клобуке, с Евангелием перед грудью расположено на правом поле иконы Божией Матери «Одигитрия», с избранными святыми, кон. XV в. (ЯИАМЗ; Иконы Ярославля. 2009. Т. 1. С. 142-147). Вместе со свт. Николаем Чудотворцем Л. также изображен на полях средника 3-створчатого складня «О Тебе радуется. Суббота всех святых. Шестоднев. Избранные святые» нач. XVII в. (Там же. С. 352. № 836); на Ярославской иконе Божией Матери, с избранными святыми (Там же. С. 328. № 273). Поясное изображение Л. написано в круглом клейме на поле иконы «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием и избранными святыми» 1-й пол. XVII в. (ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 273. № 717). Икона Божией Матери, с избранными святыми на полях (1855, ГМЗРК; Вахрина В. И. 1998. С. 105-106), была выполнена ростовским иконописцем А. Ф. Крыловым по заказу Ростовского градского об-ва для 128-й Ростовской дружины Ярославского ополчения, участвовавшей в Крымской войне; впосл. образ был поставлен в Успенском соборе Ростова. На полях иконы в овальных медальонах представлены поясные изображения рус. святых, преимущественно Ростовских; Л.- 2-й сверху на левом поле. На прориси с иконы XVII в., с образами Московских чудотворцев Петра, Алексия, Ионы на полях, расположены изображения митр. Филиппа и Л. (ГРМ; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 358-359). Л. изображали на полях в палехском изводе «Шестоднев» («Неделя всех святых»), как на иконах 1-й пол. XIX в. (ГРМ, ЦМиАР). Образ Л. находится в одном из клейм на большом кресте-мощевике кон. XVIII в. из Богородицко-Игрицкого мон-ря (Богоявленский собор Анастасиина мон-ря в Костроме).

Образ Л. входит в программу росписи уникальных царских врат из Богоявленского собора ростовского Авраамиева мон-ря, созданных иноком Исаией в 1562 г. (Вахрина В. И. 2006. С. 184-195). Святитель представлен вверху на внутренней стороне левого столбика, в рост, прямолично, благословляющим, с Евангелием. По обе стороны лика - вьющиеся волосы. Л. изображен также в верхней части правого столбика царских врат сер. XVII в. из придела прп. Варлаама Хутынского ц. прор. Илии в Ярославле (Иконы Ярославля. 2009. Т. 2. С. 202-213. Кат. 144. Ил.).

На Владимирской иконе Божией Матери с клеймами сказания (сер. XVII в.; Там же. С. 320-335. Кат. 179) образ Л. расположен в 2 клеймах с изображением чудес. В 15-м клейме («Видение Богоматери во сне Темир-Аксаку») святитель помещен над шатром хана стоящим впереди Ростовских святителей Исаии, Игнатия и 3 преподобных. В 18-м клейме («Видение Василия Блаженного во время нашествия хана Мехмет-Гирея в 1521 г.») Л. представлен с Московскими святителями, несущими Владимирскую икону Божией Матери; в его руках чаша.

В Димитриевском храме ростовского Спасо-Иаковлевского мон-ря важное место занимают 4 большие иконы рубежа XVIII и XIX вв. с образами Ростовских святителей Димитрия, Иакова, Л. и свт. Николая Чудотворца, написанные маслом на холсте и помещенные на скосах пилонов (Буцких. 1991). Л. представлен на сев.-зап. пилоне стоящим на амвоне на орлеце, с архиерейским жезлом в правой руке, левой он указывает на изображенную у его ног сцену: на фоне узнаваемой архитектуры Ростовского архиерейского дома (Успенский собор, звонница, Часобитная башня, церкви Воскресения Господня и ап. Иоанна Богослова, стены и башни) неск. человек с палками набрасываются на вышедшего из ворот Л. (показан благословляющим, с раскрытым Евангелием в левой руке, в архиерейских одеждах и белом клобуке).

Л. изображают во всех иконных композициях Собора Ростовских чудотворцев, напр. на иконах XIX в. (ГМИР; Коробко. 2006. С. 217, 409. Ил. 8), нач. XX в. (Минея (МП). Янв. Прил.). Чаще всего образ расположен в центре, как на иконе «Ростовские чудотворцы» иконописца В. П. Гурьянова (1902, ГМЗРК; Вахрина В. И. 1998. С. 110),- в белом клобуке, правой рукой держит перед грудью 8-конечный крест. В XVIII - нач. XX в. существовал интерес к созданию икон «Собор Ростовских святых», где кроме общецерковно прославленных святых были представлены и местночтимые; 2 таких образа хранятся в ростовской ц. Толгской иконы Божией Матери. На иконе 1838 г. Л. изображен крайним слева в 1-м ряду поддерживающим обеими руками Евангелие (Вахрина В. И. 2014. Ил. на с. 7); на иконе кон. XIX - нач. XX в.- 2-м слева в 1-м ряду, правой рукой благословляет, в левой держит Евангелие (Она же. 2003).

В композиции «Собор русских святых», разработанной мастерами Выговской пуст., Л. входит в состав группы святителей на иконе кон. XVIII - нач. XIX в. (МИИРК), на иконе 1814 г. письма П. Тимофеева из собрания ЦАМ СПбДА (ГРМ; см.: Образы и символы старой веры. 2008. С. 82-85. Кат. 70; прорись см.: Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 460-461), на образе 1-й пол. XIX в. из дер. Чаженьга Каргопольского р-на Архангельской обл. (ГТГ - Icones russes: Les saints / Fondation P. Gianadda. Martigny (Suisse); Lausanne, 2000. P. 142-143. Cat. 52). Он написан также на иконах российских чудотворцев нач. XIX в. из Черновицкой обл. (НКПИКЗ) и сер.- 2-й пол. XIX в. (ГТГ; Ibid. P. 144-147. Cat. 53).

На иконах Собора Ростово-Ярославских святых, празднование к-рому установлено решением патриарха Алексия I и Синода РПЦ в 1964 г., святые представлены в неск. рядов. В центре, где в ранних памятниках подобной иконографии изображался Л., здесь помещен свт. Димитрий, митр. Ростовский, по правую руку от него - святители Л. и Исаия, по левую - святители Игнатий и Иаков. Изображение свт. Димитрия в центре композиции в соответствии с его широким почитанием как новоявленного святого характерно для нек-рых икон XIX в., Л. в таких случаях стоит по правую руку от него.

К изображениям Л. в монументальной живописи относится его образ в росписи 1563-1564 гг. Преображенского собора Спасского мон-ря в Ярославле, к-рую выполнили «мастеры московские Ларион Леонтьев сын, да Третьяк, да Федор Никитины дети, ярославцы Афонасий и Дементей Сидоровы дети» (Анкудинова, Мельник. 2002). Л. представлен вверху на вост. грани юго-вост. столба в рост, с разведенными руками (правой рукой благословляет, в левой - держит Евангелие), у него короткая борода, на голове - белый клобук. В росписи 1641 г. Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря образ Л. помещен в алтаре. В главной апсиде алтаря ярославской ц. прор. Илии, расписанной в 1680 г. артелью костромских и ярославских мастеров во главе с Гурием Никитиным, Л. изображен в ряду с Московскими и Ростовскими святителями (Бусева-Давыдова, Рутман. 2002).

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись ц. Спаса на Сенях в Ростове. 1675 г.
Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись ц. Спаса на Сенях в Ростове. 1675 г.

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись ц. Спаса на Сенях в Ростове. 1675 г.
Образ Л. включали в программу росписей храмов Ростовского архиерейского дома (Ростовского кремля). Так, в ц. Спаса на Сенях Л. представлен в рост в синей фелони с растительным орнаментом на вост. стороне аркады солеи (1675; Никитина. 2002). В стенописи ц. Воскресения поясное изображение Л. имеется на откосе оконного проема северной стены и ростовое - в оконном проеме нижнего яруса в пространстве солеи (ок. 1670; Она же. Церковь Воскресения в Ростове Великом. М., 2002. С. 71, 74. Табл. 8). В ц. ап. Иоанна Богослова Л. написан на откосе окна верхнего яруса (1683; Она же. Церковь Иоанна Богослова в Ростове Великом. М., 2002. С. 67, 70. Табл. 8). В соборе ростовского Борисоглебского мон-ря Л. изображен на сев. стене в аркосолии, над захоронениями основателей обители преподобных Феодора и Павла (сер. XVI в.). В Успенском соборе Ростова от росписи 2-й пол. XVII в. сохранилась сцена «Преставление и обретение мощей свт. Леонтия» над захоронением Л. в аркосолии Леонтиевского придела (ГМЗРК, фреска снята в 1966).

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись ц. Боголюбской иконы Божией Матери в с. Филимонове. Нач. ХХ в.
Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись ц. Боголюбской иконы Божией Матери в с. Филимонове. Нач. ХХ в.

Свт. Леонтий, еп. Ростовский. Роспись ц. Боголюбской иконы Божией Матери в с. Филимонове. Нач. ХХ в.
В росписях церквей XVIII - нач. XX в. Ростова и Ростовского у. часто встречаются образы Л., исполненные, как правило, в живописной манере. В 1777-1779 гг. московский худож. И. Д. Лигоцкий расписал масляными красками стены Успенского собора. В 90-х гг. XIX в. в пещерном Леонтиевском приделе Успенского собора худож. Н. Д. Сафонов поновил стенопись, посвященную житийному циклу Л.: рождение; крещение; научение грамоте; монашеский постриг; пришествие в Ростов; изгнание из города; учение детей; крещение народа (Алитова, Никитина. 2008. С. 22). В ц. свт. Григория Богослова Ростовского кремля в центральной апсиде написана «Тайная вечеря», по сторонам композиции - Л. и свт. Исаия (клеевая живопись датируется 1884). В росписи Богоявленского собора Авраамиева мон-ря (после 1730) образ Л. помещен в святительском ряду главной апсиды вместе с изображениями святителей Исаии и Игнатия. В соборе ростовского мон-ря Рождества Богородицы образ Л. представлен в алтаре (1715). Л. изображен в рост на сев. грани юж. столба в ц. Спаса на Песках Спасо-Иаковлевского мон-ря (1890; мастер К. Я. Леонов по заказу еп. Угличского Амфилохия (Сергиевского-Казанцева)). В ростовской ц. Вознесения Господня образы Ростовских чудотворцев - в сев. апсиде на откосах дверного проема (живопись 20-х гг. XVIII в., неоднократно поновлялась). В ц. Толгской иконы Божией Матери Л. написан на юж. стене вместе со святителями Николаем Чудотворцем и Иаковом Ростовским (1776; худож. Харков). Л. представлен в стенописи ц. свт. Николая на Всполье в Ростове (1816; архиерейский худож. И. М. Гладков); на откосе окна юж. стены Троицкой ц. с. Вощажникова Борисоглебского р-на (кон. XVIII в.; Л.- в рост, одна рука с открытой ладонью перед грудью, в другой держит Евангелие); на северной стене ц. св. Георгия с. Георгиевского на р. Лехте (1859; мастер Алексей Глебов). В ц. свт. Иоанна Златоуста в с. Годенове Л. написан с архиерейским посохом в левой руке на откосе проема царских врат вместе со святителями Игнатием и Исаией (роспись - 1859, Глебов, поновление - 1900-1903, В. Кузнецов и Н. Морокуев; Там же. С. 184). Святитель изображен в ц. прп. Сергия Радонежского с. Деболовского (сер. XIX в.; на сев. стене); в ц. ап. Иоанна Богослова дер. Подлесново (1-я пол. XIX в.; в алтаре придела ц. Казанской иконы Божией Матери); в ц. апостолов Петра и Павла пос. Поречье-Рыбное (1782-1785); в ц. Рождества Богородицы с. Савинского (1-я пол. XIX в.; на юж. стене); в Преображенской ц. с. Спас-Смердина (1885; на сев. стене среди Ростовских святителей). В ц. Богоявления с. Уславцева Л. написан в откосе окна зап. стены (нач. XIX в.). Ростовой образ Л., исполненный в духе живописи В. М. Васнецова, помещен в росписи нач. XX в. ц. Боголюбской иконы Божией Матери в с. Филимонове Ростовского р-на.

Образ Л. широко распространен в произведениях лицевого шитья. На воздухе 1466 г. Елены Верейской святитель представлен в молении перед образом Пресв. Богородицы, на нем белые фелонь и клобук (Маясова. 2002). В среднике пелены (сударя) «Богоматерь Неопалимая Купина и избранные святые» из Кириллова Белозерского мон-ря кон. XV - нач. XVI в. Л.- среди преподобных, особо почитаемых в XV-XVI вв.: Сергия Радонежского, Кирилла Белозерского и Варлаама Хутынского (ГРМ; «Пречистому образу Твоему поклоняемся…». 1995. С. 251. Кат. 155). Л. изображен в среднике пелены «Успение Божией Матери» кон. XV в. (ГЭ; Косцова А. С., Моисеенко Е. Ю. Две шитые иконы XV в. // Сообщ. ГЭ. Л., 1977. Вып. 42. С. 18-21), на кайме пелены «Явление Богоматери прп. Сергию, праздники и избранные святые» 1525 г. (СПГИАХМЗ; Маясова. 1971). На епитрахили «Святители», выполненной в мастерской Ирины Феодоровны (?) в сер.- 2-й пол. XVI в. (ГММК; Маясова. 2004), изображены святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и Николай Чудотворец, рус. святители митр. Петр, митр. Алексий, Новгородский архиеп. Никита и Л. (фронтально в рост, с разведенными в стороны руками: правая в двуперстном благословении, в левой - Евангелие). На подольнике передника саккоса «Союзом любви связуеми апостоли» 1655 г. мастерской царицы М. И. Милославской, пожалованного царем Алексеем Михайловичем патриарху Никону (Минову), Л. изображен среди Вселенских и русских святителей, поколенно и прямолично (ГММК; Маясова. 2004. С. 318-321. Кат. 108). Плащаница «Положение во гроб», выполненная в Византии в 1-й трети XV в., была украшена в России широкой каймой во 2-й пол. XV - нач. XVI в., где шиты 18 поясных изображений греч. и рус. святых, среди них - Л. (ГИМ; Средневек. лицевое шитье: Византия, Балканы, Русь: Кат. выст. М., 1991. С. 34-35). Поясной образ Л. в медальоне помещен на кайме плащаницы 1600 г., созданной в мастерской Д. И. Годунова (ГМЗРК); святой - 1-й в верхнем ряду с правой стороны, у Л. небольшая темная борода, правая рука перед грудью в двуперстном благословении, Евангелие - на покровенной левой руке.

Изображения Л. встречаются в произведениях лицевого шитья, исполненных в строгановских мастерских во 2-й пол. XVII в.: на саккосе митр. Ростовского Ионы (Сысоевича) (ЯИАМЗ); на правом вскрылье его клобука (1665, ГМЗРК; Л. с короткой бородой, в молении, перед свт. Исаией). На палице сер. XVII в. размещен сюжет «Богоматерь с Младенцем в молении святителей Леонтия, Исаии, Игнатия Ростовских» (ЯИАМЗ). В сер. XVII в. архидиак. Павел Алеппский видел образ Л. со святителями Исаией и Игнатием на саккосе, омофоре, палице и епитрахили Ростовского митр. Ионы (Павел Алеппский. Путешествие. С. 125). В Преображенский собор Н. Новгорода Г. Д. Строганов вложил пелену «Ростовские святители Леонтий, Исаия, Игнатий, Иаков и свт. Стефан Великопермский», на к-рой святители представлены фронтально в рост в архиерейском облачении, каждый с Евангелием в руке (кон. 50-х - 60-е гг. XVII в., НИАМЗ). На саккосе митр. Казанского и Свияжского Лаврентия, выполненном в 60-х гг. XVII в. в мастерской А. И. Строгановой (ГОМРТ), Л. помещен среди избранных святых на вставной полосе, пришитой к подольнику в XVIII в. Конец подвеса с изображением Л. (XVIII в., ГМЗРК) был сделан в ростовском Рождественском мон-ре.

Ростов был центром резьбы по дереву, о чем свидетельствуют сохранившиеся произведения XV-XVI вв., близкие по иконографии, стилю и приемам резьбы. На резной иконе «Ростовские святые со свт. Николаем Чудотворцем и Спасом Еммануилом» кон. XVI в. (ГММК; Соколова И. М. Рус. деревянная скульптура XV-XVIII вв.: Кат. М., 2003. С. 101-103. Ил. 11) помещена прямоличная фигура Л. с двуперстно благословляющей правой рукой, в левой покровенной руке - Евангелие. На 2 деревянных крестах (сер. XVI в., ГМЗРК) ростовые изображения Л. и свт. Николая Чудотворца представлены на оборотах, на средней перекладине в круглых медальонах - полуфигуры Ростовских святителей (Бобринский А. А. Народные русские деревянные изделия. М., 1914. Вып. 12. Табл. 195. № 1-3; Табл. 196. № 2, 3, 5). На иконе «Ростовские святители и свт. Петр Московский» (сер. XVI в., СГИАХМЗ; Николаева Т. В. Мелкая пластика, скульптура, декоративная резьба // Очерки рус. культуры XVI в. М., 1977. Ч. 2. С. 364) вырезаны образы святителей Иакова, Л., Исаии и Игнатия, на раме - полуфигура свт. Петра, митр. Московского. Деревянный резной наперсный 2-сторонний крест XV-XVI вв., выполненный в Москве, имеет сложную иконографическую программу: на лицевой стороне под центральным образом Богоматери «Знамение» изображены святители Петр, Николай и Л. (ГРМ; Древлехранилище памятников иконописи и церк. старины в ГРМ. СПб., 2014. С. 90. Кат. 106. (Альманах; Вып. 433)). Л. изображен среди избранных святых: свт. Николая, свт. Климента, прор. Илии, прп. Ефрема, еп. Никиты Новгородского (дерево, резьба, скань; ВУИАХМЗ).

Изображения Л. встречаются в художественном металле. Икона Божией Матери «Одигитрия» (кон. XIV - нач. XV в., Византия (?), ГРМ; «Пречистому образу Твоему поклоняемся...». 1995. С. 151. Кат. 84) украшена серебряным окладом XVI в., на полях - парные изображения с полуфигурами святых; Л. представлен на левом поле. В ростовский Успенский собор в 1623 г. царь Михаил Феодорович и патриарх Филарет вложили напрестольный крест, в центре его нижней перекладины помещено чеканное поясное изображение Л. (ГМЗРК, Царская Серебряная палата, мастер Архип Тимофеев; Игошев В. В. Серебряные и золотые напрестольные кресты «московского» типа XVI-XVII вв. // ИХМ. 2009. Вып. 11. С. 491). На серебряном с позолотой окладе нижней крышки Евангелия 1776 г. (мастер Я. Г. Фролов, ГМЗРК, происходит из ц. Толгской иконы Божией Матери в Ростове) в центре верхнего ряда помещена дробница с поясным образом Л. (Рус. серебро XVIII в. в собр. ГМЗРК / Авт.-сост.: В. М. Уткина. М., 2009. С. 104-106. Кат. 74). В дробнице на сборном окладе Евангелия (кон. XVII в., ГМЗРК) - поясное изображение Л. в крещатой фелони, с Евангелием; фон, нимб богато декорированы растительным орнаментом. Святители Л., Исаия, Игнатий и Иаков были изображены на панагии митр. Ионы 2-й пол. XVII в. (ГМЗРК. Арх. Инв. № Р-1083. Л. 51, 51 об.). Образ Л. встречается в произведениях выговского литья XVIII в. (ГРМ; Образы и символы старой веры. 2008. С. 44-45. Кат. 30; С. 46. Кат. 32; С. 146. Кат. 128).

В XIX в. широкое распространение имели гравюры с изображениями святынь древнего Ростова. На гравюре А. Г. Афанасьева «Вид с юго-восточной стороны города Ростова» 1856 г. (ГМЗРК) Ростовские чудотворцы представлены над храмами и мон-рями Ростова в молитвенном обращении к Владимирской иконе Божией Матери, поддерживаемой ангелами. 12 Ростовских чудотворцев изображены коленопреклоненными по 3 святых на облаке, Л.- вместе со святителями Исаией и Игнатием, у него белый клобук, короткая борода. На гравюре А. А. Осипова по рис. В. Г. Юрова «Вид с северо-западной стороны Ростовского Успенского собора» 1825 г. (ГМЗРК) над Успенским собором и Ростовским архиерейским домом (кремлем) в облаках ангелы поддерживают Владимирскую икону Божией Матери. Святые Л., Исаия, Игнатий изображены стоящими каждый на отдельном облаке в молитвенном обращении к иконе. Л. представлен слева, ближе к куполам Успенского храма, над своим захоронением в Леонтиевском приделе собора (надпись с именем святого располагается по окружности нимба).

В многочисленных произведениях ростовской финифти XVIII - нач. XX в. образ Л. писали в традиц. иконографии. К самым ранним изображениям Л. в этой технике относится дробница митры кон. XVII в. из угличского Покровского монастыря, выполненная московскими мастерами (УИХМ; Федорова. 2004). В ростовской финифти были распространены иконы с изображением святителей Л., Исаии, Игнатия, а также поясные и ростовые единоличные изображения Л. Образ святого всегда был центральным в композициях «Собор Ростовских чудотворцев», «Моление Ростовских святителей Владимирской иконе Божией Матери», «Вид Ростовского кремля», «Вид Спасо-Иаковлевского Димитриева монастыря» и др. (в собраниях ГМЗРК, ГИМ, ЦМиАР; см., напр.: Рус. эмаль XVII - нач. XX в.: Из собр. ЦМиАР. М., 1994. С. 147, 150-151. Кат. 190, 193). Такие образки паломники развозили по всей России. В Минее на май (1864, ГМЗРК) под 23 мая (день памяти обретения мощей Л.) святой изображен лежащим во гробе, за к-рым находятся присутствующие при обретении мощей. В 1896 г. мещане г. Ростова преподнесли в подарок имп. Николаю II и Александре Феодоровне в память коронации 14 мая 1896 г. икону с финифтяными дробницами, где были изображены виды Ростовского кремля и ростовских мон-рей. В центре иконы - дробница с образами свт. Николая Чудотворца, мц. Татианы и Ростовских святых. Л. представлен справа от свт. Николая.

В XX в. образ Л. встречается в группе Ростовских чудотворцев на иконах мон. Иулиании (Соколовой): «Собор святителей, в земле Российской просиявших» сер. XX в. (митрополичьи палаты ТСЛ) и «Все святые, в земле Русской просиявшие» 1934 г. (келейный образ свт. Афанасия (Сахарова), ТСЛ), нач. 50-х гг., кон. 50-х гг. XX в. (ТСЛ, СДМ). Рисунок Л. выполнен для Миней МП иконописцами прот. Вячеславом Савиных и Н. Д. Шелягиной (Изображения Божией Матери и святых Правосл. Церкви. М., 2001. С. 237).

В совр. иконописи Л. представлен в ростовом деисусном чине иконостаса ц. свт. Иакова Ростовского Спасо-Иаковлевского Димитриева мон-ря (2008, худож. А. В. Федотов). В той же церкви находится икона «Собор Ростовских святых», где на фоне Димитриевского храма изображены прямолично в рост Ростовские и Борисоглебские святые, в 1-м ряду помещены святители Исаия, Л., Иаков, Димитрий, Феодор, Игнатий (90-е гг. XX в., худож. З. И. Боровских). С ориентацией на икону сер. XVI в. из ГМЗРК «Ростовские святые и прп. Сергий Радонежский» написана аналойная икона, где представлены избранные святые: Игнатий, Л., Исаия, Иаков (2005, худож. Т. Дуда). Л. в белом клобуке, из-под к-рого выбились характерные волнистые пряди волос. В 2009 г. написана надгробная икона Л. (иконописец Гурьянов), расположенная на его захоронении в Леонтиевском приделе ростовского Успенского собора. Л. изображен на совр. иконах «Собор Зверинецких святых», т. к. святитель иногда отождествляется с 1-м игуменом киевского Зверинецкого мон-ря. В совр. иконописи и финифти воспроизводятся традиц. изводы иконографии Л.

Лит.: Титов А. А. Ростов Великий в его церк.-археол. памятниках. М., 1911. С. 42, 67-68; Маясова Н. А. Древнерус. шитье. М., 1971. Табл. 38; она же. Одна из последних древнерус. светлиц // ПКНО, 1994. М., 1996. С. 393; она же. Произведения лицевого шитья из Архангельского собора // Архангельский собор Моск. Кремля. М., 2002. С. 335-338; она же. Древнерус. лицевое шитье: Кат. М., 2004. С. 224-227. Кат. 66; Николаева Т. В. Древнерус. живопись Загорского музея. М., 1977. С. 34, 84-85. № 112; она же. Древнерус. мелкая пластика из камня, XI-XV вв. М., 1983. С. 128. Табл. 54-1; Буцких Е. В. Об интерьере Димитриевского храма Ростовского Спасо-Яковлевского мон-ря // СРМ. 1991. Вып. 2. С. 33; Чернецов А. В. Золоченые двери XVI в.: Соборы Моск. Кремля и Троицкий собор Ипатьевского мон-ря в Костроме. М., 1992. С. 6, 70; «Пречистому образу Твоему поклоняемся…»: Образ Богоматери в произв. из собр. ГРМ. СПб., 1995. С. 177; Вахрина А. Л. Об иконе «Сергий Радонежский и ростовские чудотворцы» из собр. Ростовского музея-заповедника // ИКРЗ, 1995. Ростов, 1996. С. 63-71; Пуцко В. Г. Иконописные изображения св. Леонтия Ростовского: Становление традиции // Там же. С. 53-62; Вахрина В. И. Иконы с датами, подписями, надписями из собр. Ростовского музея // СРМ. 1998. Вып. 9. С. 89-110; она же. Икона ростовских святителей Леонтия, Исаии, Игнатия: К истории иконографии ростовских святых // ИХМ. 2001. Вып. 5. С. 111-126; она же. Изображение местночтимых ростовских святых в иконописи // ИКРЗ, 2002. Ростов, 2003. С. 214-223; она же. Иконы Ростова Великого. М., 20062. С. 250-253, 352-357, 358-359; 416-417; она же. Иконографические особенности иконы «Святитель Леонтий Ростовский в житии» XVI в. из собр. ЯХМ // ИХМ. 2009. Вып. 11. С. 377-391; она же. Успенский собор Ростова Великого. Ростов Вел., 2012. С. 64-65; она же. Троице-Сергиев Варницкий муж. мон-рь в Ростове Великом. Рыбинск, 2014. Ил. на с. 7; она же. Об одной редкой иконографической особенности свт. Леонтия Ростовского // XX науч. чт. памяти И. П. Болотцевой: Сб. ст. Ярославль, 2016 (в печати); она же. Икона «Собор Ростовских святых» из Спасо-Вознесенского мон-ря Иерусалима // Там же (в печати); Иконография ростовских святых: Кат. выст. / Сост.: А. Г. Мельник. Ростов, 1998; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 438-447, 460-461; Т. 2. С. 136-137, 308-309; Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского мон-ря 1601 г. СПб., 1998. С. 64; Третьякова А. Л. Среднерусская агиогр. традиция в искусстве XVI-XVIII вв.: Иконография Авраамия Ростовского: АКД. М., 1998; Трубачева М. С. Житийный образ Леонтия Ростовского из собр. Муромского музея и его лит. источник // IV Грабаревские чт. М., 1999. С. 61-71; Алдошина Н. Е. Благословенный труд. М., 2001. С. 230-239; Анкудинова Е. А., Мельник А. Г. Спасо-Преображенский собор в Ярославле. М., 2002. С. 38, 96, 100. Табл. 10; Бусева-Давыдова И. Л., Рутман Т. А. Церковь Ильи Пророка в Ярославле. М., 2002. С. 89, 95. Табл. 3; Никитина Т. Л. Церковь Спаса на Сенях в Ростове Великом. М., 2002. С. 36, 76. Табл. 8. Ил. 28; Силкин А. В. Строгановское лицевое шитье. М., 2002. С. 285-289, 294-297, 324, 326-327. Кат. 89, 95, 128; он же. Древнейший покров на раку свт. Леонтия Ростовского // ИКРЗ, 2008. Ростов, 2009. С. 6-20; Клевцова Р. И. Традиция почитания ростовских святых при Московском великокняжеском и царском дворах в XIV-XVII вв. // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 2003. Вып. 16: Худож. памятники Моск. Кремля. С. 48-52; «Угодно в очах Божиих дело сие…»: Сокровища ЦАК МДА. Серг. П., 2004. С. 86-87; Федорова М. М. Ростовская финифть из собр. музеев Ярославской обл. // ИКРЗ, 2003. Ростов, 2004. С. 405; Стерлигова И. А. Древнейшая рус. лицевая пелена к иконе // Византийский мир: искусство К-поля и нац. традиции. М., 2005. С. 553-564; Иконы Владимира и Суздаля / ГВСМЗ. М., 2006. С. 276-279, 474-479. Кат. 65, 107; Коробко О. А. Иконопись XVII - 1-й пол. XVIII в. из собр. ГМИР // Ростовский Архиерейский дом и рус. худож. культура 2-й пол. XVII в.: (Мат-лы конф. 21-23 сент. 2005). Ростов, 2006. С. 216-217, 409. Ил. 7, 8; Мельник А. Г. Житийная икона Леонтия Ростовского из собр. Углического музея // ПИ. 2006. Вып. 1(12). С. 392-399; Наследие Соловецкого мон-ря в музеях Архангельской обл.: Кат. / Сост.: Т. М. Кольцова. М., 2006. С. 40-41. Кат. 45; Иконы Успенского собора Моск. Кремля, XI - нач. XV в.: Кат. М., 2007. С. 166-175; Алитова Р. Ф., Никитина Т. Л. Церковные стенные росписи Ростова Великого и Ростовского у. XVIII - нач. XX в.: Кат. М., 2008; они же. Формирование и развитие иконографии Ростова Великого в XVIII-XIX вв. // Архит. наследство. М., 2013. Вып. 58. С. 101, 104; Образы и символы старой веры: Памятники старообр. культуры из собр. Рус. музея. СПб., 2008; Иконы Ярославля XIII - сер. XVII в.: Кат. М., 2009. Т. 2. С. 202-213, 320-335; Рус. икона XV-XX вв.= Russian Icons of the 15th-20th сent.: Из колл. И. В. Возякова. М.; СПб., 2009. С. 114, 144, 329, 332. Кат. 84, 109; Евсеева Л. М. Аналойные иконы в Византии и Др. Руси: Образ и литургия. М., 2013.
В. И. Вахрина
Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Почитание православных святых Епископы Русской Православной Церкви Святители Русской Православной Церкви Иконография святителей Собор Ростово-Ярославских святых (23 мая) Леонтий, епископ Ростовский (с 1073/75 по 1076/77?), святитель (пам. 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых)
См.также:
ИГНАТИЙ († 28 мая 1288, Ростов), свт. (пам. 28 мая, 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых)
ИСАИЯ († после 1089), еп. Ростовский, свт. (пам. 15 мая, 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых)
ГРИГОРИЙ († 1416), свт. (пам. 3 мая, 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых), еп. Ростовский и Ярославский
ДИМИТРИЙ (Савич (Туптало) Даниил Саввич; 1651 - 1709), митр. Ростовский и Ярославский, свт. (пам. 21 сент., 28 окт., 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых, 10 июня - в Соборе Сибирских святых)
ДИОНИСИЙ ГРЕК († 1425), еп. Ростовский и Ярославский, свт. (пам. 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых)
ИАКОВ (XIV в.), еп. Ростовский., свт. (пам. 27 нояб., 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых)
ИГНАТИЙ († ранее 1219), еп. Смоленский, свт. (пам. в воскресенье перед 28 июля - в Соборе Смоленских святых)
ИГНАТИЙ (Брянчанинов Дмитрий Александрович; 1807-1867), еп. Кавказский и Черноморский, аскетический писатель, свт. (пам. 30 апр., в Соборе Брянских святых, в Соборе Костромских святых, в Соборе Санкт-Петербургских святых и в Соборе Ростово-Ярославских святых)
ИОАНН († 1373?), еп. Суздальский, свт. (пам. 15 окт.)
КИРИЛЛ II († 1262), еп. Ростовский, свт. (пам. 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
ЛУКА еп. Ростовский и Владимирский, свт. (пам. 23 мая в Соборе Ростово-Ярославских святых)
АЛЕКСИЙ (1304-1378), митр. всея Руси, гос. деятель, дипломат, свт. (пам. 12 февр., 20 мая - обретение мощей, 5 окт.- пяти святителей Московских, в Соборе Владимирских святых, в Соборе Московских святых и в Соборе Самарских святых)
АНТОНИЙ (нач. 20-х гг. XVI в. - 1588), еп. Вологодский и Великопермский , свт. (пам. 26 окт., в Соборе Вологодских святых и в Соборе Смоленских святых)
АРКАДИЙ († 1163), еп. Новгородский, свт. (пам.18 сент. и в Соборе Новгородских святых)