Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОСТРОМСКАЯ И ГАЛИЧСКАЯ ЕПАРХИЯ
Т. 38, С. 298-336 опубликовано: 25 октября 2019г.


КОСТРОМСКАЯ И ГАЛИЧСКАЯ ЕПАРХИЯ

РПЦ, образована 16 июля 1744 г. по указу имп. Елизаветы Петровны. В наст. время территория К. и Г. е. совпадает с границами Костромской области. Кафедральный город - Кострома, кафедральный храм - Богоявленско-Анастасиин собор костромского Богоявленско-Анастасиина женского монастыря. Правящий архиерей - еп. Ферапонт (Кашин; на кафедре с 25-26 дек. 2013). Епархия разделена на 16 благочиннических округов. На 23 дек. 2014 г. в К. и Г. е. имелось: 194 прихода, 184 священника, 27 диаконов, 11 мон-рей (3 мужских, 8 женских). При ЕУ работают отделы: церковной благотворительности и социального служения, религ. образования и катехизации, по делам молодежи, по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, информационно-просветительский, миссионерский, по тюремному служению, юридическая служба, центр защиты семьи, материнства и детства в честь Феодоровской иконы Божией Матери.

Территория

В XII-XIII вв. Костромской край входил в Ростовскую епархию (см. Ярославская и Ростовская епархия), в XIII в.- в Суздальскую епархию (см. Владимирская и Суздальская епархия), с 1299 г.- в составе Митрополичьей (с 1589 Патриаршей) области. 27 нояб. 1681 г. царь Феодор Алексеевич утвердил представленную ему патриархом Иоакимом (Савёловым) роспись, согласно к-рой на территории Костромского края предполагалось учредить 2 епархии с центрами в Костроме и Галиче. Однако в связи с кончиной царя 27 апр. 1682 г. это решение осталось неосуществленным. В 1721-1742 гг. Костромской край находился в управлении Синода. В 1742 г. вошел во вновь образованную Московскую епархию.

Богоявленско-Анастасиин кафедральный собор. Фотография. 2002 г.
Богоявленско-Анастасиин кафедральный собор. Фотография. 2002 г.

Богоявленско-Анастасиин кафедральный собор. Фотография. 2002 г.

При создании К. и Г. е. в 1744 г. в ее состав вошли Костромская пров. Московской губ. (Костромской и Любимский уезды) и Галичская пров. Архангелогородской губ. (Галичский, Унженский, Чухломский и Солигаличский уезды). В 1787 г. вслед. Высочайшего повеления о совпадении границ епархий с границами губерний Любимский у. отошел Ярославской епархии. В 1796 г. в состав Костромской губ., а следов., и епархии вошли Кинешемский, Лухский и Юрьевецкий уезды. С этого момента и до 1936-1937 гг. территория К. и Г. е. оставалась неизменной, несмотря на значительные изменения границ Костромской губ. В 1918 г. Кинешемский, Юрьевецкий уезды и большая часть Нерехтского у., а в 1922 г. и Макарьевский у. отошли Иваново-Вознесенской губ. В 1922 г. в состав Нижегородской губ. вошли Ветлужский и Варнавинский уезды. 27 июля 1922 г. Ковернинский у. был упразднен, его территория распределена между Юрьевецким у. Иваново-Вознесенской губ. и Варнавинским и Семёновским уездами Нижегородской губ. Однако в церковном отношении эти территории оставались в подчинении К. и Г. е. и управлялись ее викариями - епископами Кинешемскими и Ветлужскими. После перевода Кинешемского еп. Бориса на другую кафедру в 1936 г. и ареста 6 авг. 1937 г. Ветлужского еп. Неофита (Коробова) (расстрелян в нояб. 1937) вик-ства не замещались и фактически прекратили существование.

13 авг. 1944 г. была образована Костромская обл., территория к-рой составляла ок. 70% бывш. Костромской губ. и совпадала с территорией К. и Г. е. Части бывш. Костромского, Нерехтского, Кинешемского, Варнавинского, Ветлужского уездов и весь Юрьевецкий у. остались в составе Ярославской, Ивановской и Горьковской областей соответственно. С 1944 г. епархия объединяет приходы и мон-ри РПЦ на территории Костромской обл.

История

1213-1744 гг.

Христианство начало распространяться в Костромском крае в XII в. с его включением в состав Владимирского великого княжества. Центрами христианства являлись Кострома (впервые упом. в 1213), Нерехта (1213), Унжа (1219) и Галич Мерский (1238). В февр. 1238 г. край подвергся нашествию монголо-татар. войск хана Батыя. Летописи отмечают взятие монголами Галича Мерского - крайней сев. точки продвижения Батыя на В. Волге.

В 1246 г. на территории совр. К. и Г. е. было создано 2 удельных княжества - Костромское и Галичское. Главным храмом Костромы являлась ц. во имя св. вмч. Феодора Стратилата (впервые упом. в 1265), возведенная по приказу блгв. вел. кн. Владимирского Ярослава (Феодора) Всеволодовича (1190-1246; занимал великокняжеский стол в 1238-1246). С 1246 по 1272 г. Костромским княжеством управлял князь Василий Ярославич (1241-1276), сын вел. кн. Ярослава Всеволодовича и младший брат блгв. вел. кн. Александра Ярославича Невского. По преданию, во время охоты в окрестностях Костромы в лесу на р. Запрудне Василию Ярославичу «на соснове древе» явилась икона Божией Матери, к-рую перенесли в ц. вмч. Феодора Стратилата. Со временем образ, ставший главной святыней Костромы, стал называться Феодоровской иконой Божией Матери. На месте явления иконы Василий Ярославич основал Спасо-Запрудненский мужской монастырь. В 1272 г. Василий Ярославич стал вел. князем Владимирским. Он скончался в янв. 1276 г. в Костроме, где и был погребен в ц. вмч. Феодора Стратилата. Из-за отсутствия у Василия Ярославича наследников после его смерти костромские земли вернулись в состав Владимирского великого княжества.

В XIII в. в Костромском крае появилось 2 первых мон-ря - Ипатиевский во имя Св. Троицы мужской монастырь и Спасо-Запрудненский мужской монастырь в окрестностях Костромы.

Во 2-й пол. XIV - нач. XV в. ученики прп. Сергия Радонежского - преподобные Авраамий Галичский, Макарий Писемский, Павел Обнорский, Иаков Железноборовский и Никита Костромской - основали ряд мон-рей, ставших главными духовными центрами Костромской земли: прп. Авраамий Галичский - Успенский Новозаозерский мон-рь, Авраамиеву Ризоположенскую Великую пуст., Авраамиеву Верхнюю в честь Собора Пресв. Богородицы пуст. и Авраамиево-Городецкий Покровский мон-рь; прп. Макарий Писемский - Преображенский Макариево-Писемский мон-рь на р. Письме; прп. Иаков Железноборовский - Иоанно-Предтеченский Иаково-Железноборовский мон-рь на р. Тёбзе; прп. Никита Костромской - Богоявленский мон-рь (с 1863 Богоявленско-Анастасиин жен. мон-рь) в Костроме.

В 70-х гг. XIV в. в окрестностях г. Нерехты прп. Пахомий Нерехтский основал Троице-Сыпанов Пахомиево-Нерехтский жен. мон-рь. В 80-90-х гг. XIV в. в «малой хижине» вблизи Авраамиево-Городецкого монастыря на Чухломском оз., а затем на р. Письме рядом с прп. Макарием Писемским жил прп. Павел Обнорский. По-видимому, в нач. XV в. прп. Павел ушел за р. Кострому в Комельский лес и поселился на р. Грязовице в дупле старой липы. В 1414 г. на р. Нурме он основал Свято-Троицкий Павло-Обнорский муж. мон-рь.

В XV в. первые мон-ри стали возникать и на востоке края, в Ветлужско-Унженском междуречье, населенном язычниками-черемисами. Ок. 1417 г. на р. Ветлуге поселился прп. Варнава Ветлужский, после кончины которого на месте его подвигов ученики основали Варнавину во имя Св. Троицы пуст. В 1439 г., после разорения Желтоводского Троицкого мон-ря, прп. Макарий Унженский и Желтоводский основал на р. Унже Свято-Троицкий Макариево-Унженский мон-рь.

В нач. 30-х гг. XVI в. прп. Геннадий Костромской и Любимоградский учредил близ впадения р. Обноры в р. Кострому Геннадиев в честь Преображения Господня мужской монастырь.

Создание мон-рей продолжалось и в XVI в. В 80-х гг. на северо-западе Костромского края, на р. Монзе (правый приток р. Костромы), прп. Адриан Монзенский основал Благовещенский Ферапонтов мон-рь. Два с лишним года в мон-ре прожил прп. Ферапонт Монзенский.

Костромской край является родиной свт. Ионы, митр. Московского.

В 1433-1453 гг. территория К. и Г. е. неоднократно подвергалась разорению во время междоусобной войны за московский престол между вел. кн. Московским Василием II Васильевичем Тёмным и его дядей Георгием (Юрием) Димитриевичем, князем галичским и звенигородским, а впосл.- его сыновьями Василием Георгиевичем Косым и Дмитрием Георгиевичем Шемякой. После поражения Дмитрия Шемяки в битве под Галичем в 1450 г. Галичское княжество было присоединено к Московскому и преобразовано в Галичский у.

В XV - 1-й пол. XVI в. в вост. части Галичского у., примыкающей к р. Унже, стали почитать прп. Макария Унженского и Желтоводского, которого местные жители считали защитником от вражеских набегов.

После взятия в 1552 г. войсками Иоанна IV Васильевича Грозного Казани и покорения Казанского ханства рус. население постепенно освоило Ветлужско-Унженское междуречье, вошедшее в состав Галичского у. Жившие здесь черемисы (марийцы) приняли Православие и постепенно ассимилировались.

Во 2-й пол. XVI в. Дмитрий Иванович Годунов и его племянник Борис Феодорович Годунов способствовали расцвету Ипатиевского мон-ря, где находилось родовое кладбище Годуновых. С 1584 г., когда Б. Ф. Годунов стал фактическим правителем гос-ва при царе Феодоре Иоанновиче, в мон-ре развернулись широкомасштабные строительные работы, продолжавшиеся ок. 20 лет. За это время на месте деревянной обители был выстроен каменный мон-рь.

С сер. XVI в. в крае началось строительство каменных храмов. Во 2-й пол. XVI в. были возведены 6 храмов: Успенский и Троицкий в Костромском кремле, Богоявленский в Богоявленском мон-ре в Костроме, Троицкий и Богородице-Рождественский в Ипатиевском мон-ре, Богоявленский в с. Красном (ныне пос. Красное-на-Волге Красносельского р-на Костромской обл.).

В период Смутного времени, в кон. 1608 г., в Галиче и Костроме начались восстания против Лжедмитрия II, к-рый отправил на их подавление отряды под командованием А. Ю. Лисовского. 28 дек. 1608 г. Лисовский захватил Кострому, а 3 янв. 1609 г.- Галич. Оба города подверглись разорению. 30 декабря 1608 г. в Костроме тушинцы взяли Богоявленско-Анастасиин мон-рь (было убито 11 иноков, 5 монастырских работников и 38 монастырских крестьян). Тогда же был разгромлен и Крестовоздвиженский мон-рь в Костромском кремле, в к-ром от рук захватчиков погибли 10 иноков и настоятель архим. Геннадий. В 1609 г. войска Лжедмитрия II во главе с воеводой Н. Д. Вельяминовым-Зерновым, разбитые у Галича и в Костроме ополчением сев. городов (Вологда, Вел. Устюг, Тотьма, Солигалич), укрылись в Ипатиевском мон-ре. Народное ополчение под командованием воеводы Д. С. Жеребцова неск. месяцев вело осаду обители. Осада завершилась 25 сент. 1609 г., после того как 2 костромских служилых человека, Костюша Мезенцев и Николай Костыгин, сделали подкоп под стену и взорвали бочонок с порохом, погибнув при этом. Часть стены была разрушена, и осаждающие ворвались в мон-рь.

В марте 1612 г. через край и Кострому проследовало народное ополчение Кузьмы Минина и кн. Дмитрия Пожарского. Из Костромы ополчение по левому берегу Волги направилось в Ярославль.

Церковь в честь Воскресения Христова на Дебре. 1645 г. Фотография. 2009 г.
Церковь в честь Воскресения Христова на Дебре. 1645 г. Фотография. 2009 г.

Церковь в честь Воскресения Христова на Дебре. 1645 г. Фотография. 2009 г.

После избрания на Земском соборе 21 февр. 1613 г. новым государем Михаила Феодоровича Романова, находившегося на тот момент в Костроме, 14 марта 1613 г. туда прибыло «великое посольство», принятое буд. царем в Ипатиевском мон-ре, где и состоялось его наречение на царство. С этого времени Кострома и Ипатиевский мон-рь почитались новой царской династией как колыбель Дома Романовых. Феодоровская икона Божией Матери, к-рой 14 марта 1613 г. Михаил Феодорович был благословлен на царство, стала одной из чтимых Романовыми икон - как покровительница династии. Вскоре наряду со старым праздником явления Феодоровской иконы 16 авг. был учрежден 14 марта новый праздник в честь призвания на царство Михаила Феодоровича. После образования К. и Г. е. Феодоровская икона Божией Матери стала главной святыней Костромского края.

Во время Смуты, поздней осенью 1612 г. или в нач. 1613 г., на севере Костромского у. староста вотчины Романовых крестьянин Иван Сусанин совершил свой знаменитый подвиг. Согласно царской грамоте от 30 нояб. 1619 г., «польские и литовские люди», искавшие Михаила Феодоровича, «изымали» Сусанина и пытали его «великими, немерными пытками». Однако Сусанин не выдал им местонахождение буд. государя, и враги «замучили его до смерти» (Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел. М., 1822. Ч. 3. С. 214-215).

С Костромским краем были связаны нек-рые деятели раннего старообрядчества: протопоп Аввакум, боярыня Ф. П. Морозова, протопоп Даниил Костромской. В 20-30-х гг. XVII в. в Костромском у. начинал свою деятельность старец Капитон, являвшийся «инициатором изуверски-аскетического и пессимистически-эсхатологического движения, из которого позже вышли проповедники самосжигания и беспоповщины» (Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. М., 1975. С. 21). Основными территориями, где с XVII в. проживали старообрядцы, были район Костромского Заречья (к западу от Костромы), север Костромского у. (совр. Буйский и Сусанинский районы), Поунженский край и Поветлужье.

В сер.- 2-й пол. XVII в. в Костроме был выстроен ряд каменных храмов, являющихся выдающимися памятниками русского церковного зодчества: ц. Воскресения на Дебре, ц. Вознесения на Дебре, Троицкая ц. К кон. XVII в. ряд монастырей края (Ипатиевский и Богоявленский в Костроме, Макариево-Унженский) представляли собой ансамбли каменных строений XVI-XVII вв.

К сер. XVII в. относится формирование костромской школы настенной живописи. Помимо Костромы во 2-й пол. XVII в. костромские мастера расписывали храмы Москвы, Ярославля, Ростова Великого, Переславля-Залесского, Калязина и др. В числе наиболее выдающихся представителей школы - Любим Агеев, В. И. Запокровский и Гурий Никитин.

В 1-й трети XVIII в. в Костромском крае жил и работал выдающийся иконописец рубежа XVII и XVIII вв., бывш. царский изограф Кирилл Уланов (см. Улановы). Ок. 1708 г. он поселился в Кривоезерской Троицкой пуст., где в янв. 1709 г. принял монашество с именем Корнилий (с 1720 в схиме с именем Карион), а в 1714-1720 гг. был настоятелем пустыни. Два образа, написанные им, почитались как чудотворные: Иерусалимская Кривоезерская икона Божией Матери, вплоть до нач. XX в. пребывавшая в Кривоезерской пуст., и Тихвинская икона Божией Матери, до нач. XX в. находившаяся в Христорождественском соборе в Макарьеве.

1744-1914 гг.

18 июня 1744 г. Синод подал имп. Елизавете Петровне доклад о выделении из Московской епархии 4 новых: Владимирской, Переславской, Тамбовской и Костромской. 16 июля 1744 г. императрица подписала указ об образовании новых епархий. 31 марта 1745 г. в С.-Петербурге состоялась хиротония первого Костромского архиерея архим. Симона (Тодорского). Во вновь образованной епархии насчитывалось 786 церквей, 27 муж. и 8 жен. мон-рей. Офиц. резиденцией правящих архиереев стал Ипатиевский мон-рь, вплоть до своего закрытия в 1919 г. являвшийся духовно-адм. центром епархии. Троицкий собор монастыря получил статус кафедрального.

Ипатиевский мон-рь. Фотография. 1867 г.
Ипатиевский мон-рь. Фотография. 1867 г.

Ипатиевский мон-рь. Фотография. 1867 г.

По инициативе еп. Сильвестра (Кулябки) в окт. 1747 г. состоялось открытие Костромской ДС, разместившейся в Ипатиевском монастыре. В кон. XVIII - нач. XIX в. в Костромской епархии оформилась сеть духовно-учебных заведений: Макарьевское ДУ (1791), Галичское ДУ (1803), Костромское ДУ (1814), Солигаличское ДУ (1815), Кинешемское ДУ (возникло в 1791 при Тихоновом Лухском в честь Воздвижения Креста Господня мужском монастыре, в 1847 переведено в Кинешму).

В 1764 г. в ходе секуляризации в епархии были упразднены 6 монастырей и 10 пустыней, обращенных в приходские церкви (напр., Спасо-Запрудненский мон-рь, Пахомиево-Нерехтский Сыпанов во имя Св. Троицы мон-рь, Авраамиева Ризоположенская Великая пуст., Авраамиева Верхняя пуст. в честь Собора Пресв. Богородицы, Благовещенский Ферапонтов мон-рь, Никольский Кажиров мон-рь, Воскресенский и Рождественский мон-ри в Солигаличе, Варнавина пуст. и др.).

Вид Богоявленского мон-ря в 1838 г. Рисунок. Художники Г. Г. и Н. Г. Чернецовы
Вид Богоявленского мон-ря в 1838 г. Рисунок. Художники Г. Г. и Н. Г. Чернецовы

Вид Богоявленского мон-ря в 1838 г. Рисунок. Художники Г. Г. и Н. Г. Чернецовы

В окт. 1834 г. Кострому посетил имп. Николай I Павлович. По его распоряжению определением Синода от 31 марта 1835 г. архиерейская кафедра из Ипатиевского монастыря была перенесена в центр Костромы - в Успенский собор бывш. Костромского кремля, к-рый состоял из 2 храмов: летнего Успенского (XVI в.) и зимнего Богоявленского (1776-1790). Тем же определением Ипатиевский монастырь был возведен в ранг первоклассного. В 30-50-х гг. XIX в. по проекту К. А. Тона в нем были проведены реставрационные работы. В 1854 г. в ранг первоклассного был возведен и Макариево-Унженский во имя Св. Троицы мон-рь.

В 1853 г. имп. Николай I «в память мученической смерти Ивана Сусанина» повелел построить за счет казны в дер. Коробово Костромского у., где с 1633 г. жили потомки Ивана Сусанина, ц. во имя св. Иоанна Предтечи, в к-рой во время литургии должно было «на вечные времена» поминаться имя Сусанина. Закладку деревянного храма (25 мая 1854) и его освящение 11 дек. 1885 г. в присутствии всего губ. руководства совершил еп. Филофей (Успенский). Храм в Коробове относился к числу дворцовых, т. е. был приравнен к соборам Московского Кремля и Петропавловскому собору С.-Петербурга, а его причт вплоть до революции находился в ведении Мин-ва Двора. В храме хранились жалованные царские грамоты потомкам Ивана Сусанина, начиная с грамоты Михаила Феодоровича от 1619 г.

Посещение Ипатиевского мон-ря имп. Николаем II с семьей. Фотография. 1913 г.
Посещение Ипатиевского мон-ря имп. Николаем II с семьей. Фотография. 1913 г.

Посещение Ипатиевского мон-ря имп. Николаем II с семьей. Фотография. 1913 г.

Яркий след в истории К. и Г. е. в XIX в. оставили: архиеп. Филофей (Успенский; впосл. митрополит Киевский и Галицкий); архиеп. Платон (Фивейский), по инициативе которого 28 дек. 1869 г. произошло 2-е освящение Богоявленско-Анастасиина женского мон-ря в Костроме и обустройство Костромской ДС; еп. Александр (Кульчицкий), ученый-китаевед, долгое время служивший в Русской духовной миссии в Пекине; еп. Виссарион (Нечаев), выдающийся проповедник и богослов.

В 1866 г. в епархии было учреждено Кинешемское викариатство во главе с епископом Кинешемским. Офиц. резиденция епископа Кинешемского находилась в Богородицко-Игрицком в честь Смоленской иконы Божией Матери мужском монастыре неподалеку от Костромы. Вторая резиденция викариев размещалась в юж. крыле архиерейского корпуса Ипатиевского мон-ря.

С 1885 г. выходили «Костромские ЕВ» - печатный орган К. и Г. е.

В XIX - нач. XX в. в епархии работали церковные историки, напр. прот. М. Я. Диев (1794-1866), прот. П. Ф. Островский (1807-1876), прот. И. Я. Сырцов (1837 - после 1917), И. В. Баженов (1855-1920), свящ. А. А. Воскресенский (1856-1921). В 1912 г. было образовано Костромское церковно-историческое об-во (председатель Баженов), создавшее в мае 1913 г. в Ипатиевском мон-ре церковно-археологический музей.

В 1-й пол. XIX в. в епархии начался переход старообрядцев-поповцев в единоверие. В 1861 г. в К. и Г. е. насчитывалось 5 единоверческих церквей, к 1917 г. их число достигло 23 (в Костромском у.- 2, в Буйском у.- 1, в Кинешемском у.- 5, в Макарьевском у.- 10, в Варнавинском у.- 5); существовал Высоковский Успенский единоверческий мужской монастырь, созданный в 1784 г. при переходе старообрядческого скита в единоверие. В 1820 г. скит был преобразован в пустынь, в 1829 г.- в мон-рь.

Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. ряд муж. мон-рей в К. и Г. е. были преобразованы в женские, напр. Богоявленский в Костроме (1863), Макариево-Решемский (1901), Николо-Надеевская пуст. (1912). В это же время в епархии возникли новые жен. мон-ри: Богородицко-Феодоровский, Ново-Троицкий Сумароков, Боголюбский, Успенский в Кинешме, Ново-Казанская жен. община.

19-20 мая 1913 г. в Костроме проходили торжества в честь 300-летия Дома Романовых. Центром их стал Ипатиевский мон-рь, куда утром 19 мая прибыл имп. Николай II Александрович с семьей. В торжествах участвовала и прмц. вел. кнг. Елисавета Феодоровна. 20 мая в бывш. Костромском кремле, вблизи Успенского собора, Николай II заложил монумент в честь 300-летия Дома Романовых, на к-ром на высоком гранитном постаменте должны были находиться фигуры всех государей из династии Романовых (в 1928 на вершине постамента установили бетонную фигуру В. И. Ленина).

К нач. XX в. в епархии выросло число храмов и мон-рей. В 1844 г., в год 100-летия учреждения К. и Г. е., в ее пределах, по данным «Военно-статистического обозрения Российской империи», числились 17 мон-рей (14 мужских и 3 женских), 1007 церквей, 1244 часовни и молитвенных дома; в 1861 г.- 15 мон-рей (12 мужских и 3 женских), 1016 церквей, 1187 часовен (42 каменные и 1145 деревянных); на 1 янв. 1909 г. насчитывалось 28 соборов, 1015 приходских церквей, 23 домовые, 22 приписные, 44 кладбищенские, 1711 часовен. К 1913 г. существовал 21 мон-рь (10 мужских и 11 женских).

Подвижники XIX - нач. XX в.

Кремль в Костроме. Фотография. Нач. XX в.
Кремль в Костроме. Фотография. Нач. XX в.

Кремль в Костроме. Фотография. Нач. XX в.
Во 2-й четв. XIX в. в епархии особо почитался прп. Тимон Надеевский, ученик прп. Серафима Саровского. Уроженец г. Балахны Нижегородской губ., Тимон весной 1825 г. поселился в Кривоезерской Троицкой пуст., а в 1825 г. перешел в приписанный к пустыни Никольский погост (бывш. Николо-Надеевская пуст.). В 20-30-х гг. прп. Тимон стал широко известен в народе благодаря своим способностям исцелять больных, к-рых к нему везли отовсюду. В 1832 г. по благословению прп. Серафима Саровского прп. Тимон начал восстановление обители как самостоятельного мон-ря. Эти труды были завершены уже после его смерти. Память прп. Тимона почитали сразу после его кончины в 1840 г., особенно он стал известен после 1903 г., когда состоялось церковное прославление его учителя, прп. Серафима Саровского.

В 1861-1867 гг. в Николо-Бабаевском монастыре на покое жил свт. Игнатий (Брянчанинов), бывш. еп. Кавказский и Черноморский. Свт. Игнатий начал строительство большого собора, работал над духовными сочинениями, лечил окрестных крестьян.

На рубеже XIX и XX вв. видную роль в духовной жизни епархии играл еп. Кинешемский Вениамин (Платонов), бывший Костромским викарием в 1883-1905 гг. За годы жизни в Костроме он приобрел широкую популярность в народе как старец, прозорливец и «второй Иоанн Кронштадтский». В Ипатиевский мон-рь к нему ежедневно приходили множество людей из Костромской и Ярославской губ.

Православные братства и попечительства

В кон. XIX - нач. XX в. в епархии возникло несколько православных братств. В 1879 г. в Костроме по инициативе И. Е. Беляева, с.-петербургского чиновника, уроженца Костромы, было создано Александровское братство. При ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе возникло братство; первоначально оно называлось Иоанно-Богословским. Однако после того как в 1880 г. его взял под покровительство наследник престола Александр Александрович (впосл. имп. Александр III), оно получило название Александровского. Братство занималось благотворительной и просветительской деятельностью в местах Костромской губ., связанных с первыми Романовыми. В 1887 г. в Костроме при кафедральном соборе было создано Феодоровско-Сергиевское братство, его деятельность была преимущественно миссионерской среди старообрядцев и сектантов.

На рубеже XIX и XX вв. появились братства, ставившие перед собой цель оказывать материальную помощь местным жителям: в 1887 г.- при Христорождественской ц. с. Дороватова Ветлужского у.; при Одигитриевской ц. с. Судай Чухломского у.- церковное братство во имя Царицы Небесной (1902); при церковноприходской школе с. Беберина Варнавинского у.- церковное братство прп. Варнавы Ветлужского (1902); при Никольской ц. в с. Никольско-Одоевском Ветлужского у.- приходское братство свт. Николая (1903); при Успенском соборе в г. Кологриве - Богородице-Макарьевское братство (1907); при Святодуховской ц. Кинешемского ДУ - Свято-Духовское братство (1910, оказывало помощь бедным ученикам).

В 1852 г. открылось Костромское попечительство о бедных духовного звания, оно действовало вплоть до Октябрьской революции 1917 г. В 1875 г. в Ипатиевском мон-ре была устроена богадельня (дом призрения) для престарелых священно- и церковнослужителей на 12-15 чел. Средства на ее создание пожертвовал митр. Киевский и Галицкий Арсений (Москвин), уроженец Костромского края, в связи с чем богадельне присвоили его имя.

Учебно-духовные заведения во 2-й пол. XIX - нач. XX в.

В 1866 г. епархия за 20 тыс. р. приобрела в Костроме 3-этажное здание товарищества «Новая костромская льняная мануфактура» и 3 примыкавших к ней каменных дома на ул. В. Набережная (с 1925 - ул. 1 Мая) для Костромской ДС. Постепенно здесь был обустроен целый семинарский городок. В 1878 г. на верхнем этаже общежительного корпуса состоялось освящение ц. в честь Сретения Господня (семинарский храм до 1918).

Начальный этап женского духовного образования в епархии связан с именем Е. П. Шиповой (1796-1883), уроженки Солигаличского у., представительницы правосл. дворянского рода. В 1845 г. по ее прошению последовало Высочайшее разрешение на открытие 2-го подобного заведения в стране - уч-ща для девиц духовного звания в Солигаличе. Уч-ще работало в городе с осени 1846 до 1848 г. и было переведено в Ярославль. В 80-х гг. XIX в. духовенство епархии начало сбор средств для создания своего епархиального жен. уч-ща, открытие к-рого состоялось 9 сент. 1901 г. В 1912 г. здесь обучалось 640 учениц.

С сер. 80-х гг. XIX в. в епархии начала формироваться сеть церковноприходских школ. В 1888 г. таких школ насчитывалось 98, в 1892 г.- 118, в 1897 г.- 224, в 1905 г.- 337, в 1913 г.- 355, в 1916 г.- 360. В 1913 г. в церковноприходских школах обучалось 16 676 детей (10 386 мальчиков и 6290 девочек). Такие школы открывались и при монастырях: в 1888 г.- при Богородицко-Игрицком, в 1892 г.- при Николо-Бабаевском, в 1913 г.- при Ипатиевском. В 1887 г. образцовая церковноприходская школа для мальчиков появилась при Костромской ДС, с 1906 г. образцовая церковноприходская школа для девочек работала при Епархиальном жен. уч-ще.

1914-1917 гг.

После начала первой мировой войны духовенство, монастыри и братства приняли активное участие в помощи раненым, беженцам, вдовам и сиротам погибших воинов. 1 сент. 1914 г. в Успенском женском мон-ре в Кинешме состоялось открытие лазарета (официально назывался лазаретом мон-рей епархии). 3 окт. в соборном доме в бывшем Костромском кремле на средства костромского духовенства был открыт госпиталь. Во время войны госпитали открылись во многих монастырях: в Богоявленско-Анастасиином (авг. 1914), в Макариево-Решемском (авг. 1914), в Макариево-Унженском (июль 1916), в Никольском Староторжском в Галиче. В Иаково-Железноборовском мон-ре был устроен приют для выздоравливающих воинов. Главный лазарет церквей и духовенства епархии открылся 21 нояб. 1914 г. в Ипатиевском мон-ре; тогда же ему с Высочайшего разрешения присвоили имя цесаревича Алексия Николаевича. Под лазареты была занята большая часть зданий Костромской ДС: в авг. 1914 г.- часть корпуса общежития, а в окт. 1915 г.- весь классный корпус. Во 2-й пол. 1915 г. большую часть корпуса Епархиального жен. училища занял военный госпиталь, эвакуированный из Гродно. В сент. 1914 г. госпиталь разместился в здании Костромского ДУ, в сент. 1915 г.- в здании Кинешемского ДУ.

Уже в сент. и окт. 1914 г. 30 воспитанников Костромской ДС добровольно ушли в действующую армию. В янв. 1915 г. из семинарии в армию ушли 6 шестиклассников, окончивших курс досрочно, в их числе и будущий маршал А. М. Василевский (1895-1977). Всего в 1914-1916 гг. добровольцами на фронт из Костромской ДС ушло ок. 50 чел.

Епархия оказывала большую помощь беженцам из западных районов страны, поток к-рых постоянно увеличивался. Помощью беженцам руководил созданный 4 сент. 1915 г. Епархиальный комитет по устройству быта беженцев из района военных действий, председателем к-рого стал вик. еп. Кинешемский Севастиан (Вести).

В 1916 г. епархиальные и городские власти решили устроить в Костроме в ц. Воскресения на Площадке мемориал в честь о погибших на войне костромичах. По стенам храма должны были быть размещены мраморные плиты с выбитыми золотом именами павших (план остался неосуществленным).

8-9 июля 1916 г. лазареты в Ипатиевском и Богоявленско-Анастасиином мон-рях и лазарет костромского духовенства в соборном доме посетила прмц. вел. кнг. Елисавета Феодоровна.

1917 г., февраль-октябрь

После Февральской революции духовенство стало прибегать к новым формам организации церковной жизни. 6 марта 1917 г. в Кинешме общее собрание духовенства избрало Исполнительный комитет духовенства из 5 чел. (3 священника, диакон и псаломщик). 12 марта 1917 г. общее собрание духовенства Костромы совместно с преподавателями духовно-учебных заведений избрало Исполнительный комитет духовенства Костромы из 15 чел. (5 священников, 2 диакона, 5 псаломщиков и 3 представителя духовно-учебных заведений).

16-25 апр. 1917 г. в Костроме прошел Чрезвычайный епархиальный съезд духовенства и мирян К. и Г. е. 20 апр. на нем был избран Епархиальный исполнительный комитет из 6 чел. (4 священника и 2 мирянина) во главе со свящ. К. Сперанским. 24 апр. съезд принял решение об отстранении от должности ректора Костромской ДС прот. В. Г. Чекана, возглавлявшего ДС с 1906 г.

9-15 июня 1917 г. состоялся очередной епархиальный съезд духовенства и мирян. По решению съезда от 11 июня 1917 г. «Костромские ЕВ» были преобразованы в еженедельный «Костромской церковно-общественный вестник: Журнал для духовенства и мирян Костромской епархии». Его 1-й номер вышел 8 июля 1917 г.

12-14 нояб. 1917 г. в Костромской губ. прошли выборы в Учредительное собрание. В выборах участвовал и список № 5 кандидатов в члены Учредительного собрания от духовенства и мирян К. и Г. е., в к-рый входили 7 чел., в т. ч. и В. С. Преображенский (впосл. свт. Василий (Преображенский), еп. Кинешемский). На выборах за этот список проголосовал 17 901 чел. (3,2% от принявших участие в выборах).

1917-1922 гг.

После Октябрьской революции 1917 г. начались гонения на духовенство и верующих епархии. После принятия Совнаркомом декрета от 23 янв. (5 февр.) 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»в воскресенье, 28 янв. (10 февр.), во всех церквах епархии было зачитано послание патриарха свт. Тихона от 19 янв. (1 февр.) 1918 г. с анафемой безбожникам. В воскресенье, 11(24) февр. 1918 г., в Костроме состоялся многотысячный крестный ход во главе с еп. Севастианом (Вести) в знак протеста против положений декрета, ставивших Церковь в униженное положение. Подобные крестные ходы в тот день состоялись во всех городах и во мн. селах епархии.

Паисиево-Галичский Успенский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Паисиево-Галичский Успенский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Паисиево-Галичский Успенский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
13(26) февр. 1918 г. в Солигаличе вспыхнуло антибольшевистское восстание, поводом к к-рому послужила попытка Солигаличского исполкома Совета крестьянских депутатов реквизировать «хлебные излишки» в Богородицко-Феодоровском жен. мон-ре, находящемся в 1 версте от города. После подавления восстания 7 марта 1918 г. карателями был расстрелян 21 чел., в т. ч. настоятель Богородице-Рождественского собора прот. сщмч. Иосиф Смирнов, иерей сщмч. Владимир Ильинский, диакон Богородицко-Феодоровского мон-ря сщмч. Иоанн Касторский и смотритель Солигаличского ДУ мч. И. П. Перебаскин (см. Иоанн Перебаскин). 13 апр. в Москве во время работы Поместного Собора патриарх Тихон совершил в храме Московской ДС заупокойную литургию по убиенным за веру в Солигаличе. Солигаличские новомученики стали одними из первых жертв большевистского террора в России.

В марте 1918 г. был закрыт «Костромской церковно-общественный вестник», а его редакторы арестованы. В мае ликвидировано Александровское братство. В нач. июля исполком Костромского горсовета постановил упразднить Костромскую ДС и Епархиальное жен. училище «ввиду несогласия этих учебных заведений реформироваться в общеобразовательные школы общего типа». Летом были закрыты все 5 ДУ - Костромское, Галичское, Солигаличское, Кинешемское и Макарьевское.

В 1919 г. в Костроме были упразднены Ипатиевский и Богоявленско-Анастасиин мон-ри, на их территории разместили рабочие поселки. Проживавшие в Ипатиевском мон-ре правящий и викарный архиереи, еп. Костромской и Галичский Филарет (Никольский) и еп. Кинешемский Севастиан (Вести), в том же году были изгнаны из обители. Также были упразднены Николо-Бабаевский, Никольский Староторжский в Галиче, Паисиев Галичский, Богородицко-Феодоровский, Ново-Троицкий Сумароков, Боголюбский мон-ри, Николо-Надеевская пуст. Благодаря регистрации нек-рых из них в качестве приходов они смогли просуществовать до сер. или кон. 20-х гг. XX в. С 1919 г. власти начали использовать закрытые монастыри под различные нужды: в них размещались детдома, совхозы, сельскохозяйственные коммуны и т. д.

В 1918-1920 гг. в епархии были закрыты все 23 домовые церкви (из них 9 - в Костроме). В сент. 1920 г. были принудительно мобилизованы на работу в советские учреждения архиеп. Костромской и Галичский Серафим (Мещеряков), еп. Кинешемский Севастиан (Вести) и ряд уважаемых священников. После неоднократных обращений в Совнарком архиеп. Серафим в нояб. 1920 г. был освобожден от этой повинности.

В марте 1922 г. в соответствии с декретом ВЦИК от 23 февр. 1922 г. началось проводимое под предлогом помощи голодающим Ср. и Н. Поволжья изъятие церковных ценностей. Всего к 15 авг. в К. и Г. е. было изъято 623 пуда (9968 кг) серебра и 2 пуда 2 фунта (свыше 32 кг) золота. В марте 1922 г. была снята золотая риза с Феодоровской иконы Божией Матери; в сер. мая по решению Политбюро ЦК РКП(б) во главе с Лениным от 4 мая 1922 г. была конфискована серебряная рака прп. Варнавы Ветлужского, а мощи святого, находившиеся в ней, выставлены на всеобщее обозрение. Летом в Костромской губ. прошло неск. судебных процессов над духовенством и мирянами, обвиненными в сопротивлении изъятию церковных ценностей. Обвиняемых приговорили к тюремному заключению сроком до 5 лет.

Обновленческий раскол

Почти одновременно с изъятием церковных ценностей в К. и Г. е. начался обновленческий раскол. В 1922 г. в обновленчество перешел правящий архиерей архиеп. Серафим. 16 июня в Н. Новгороде он вместе с митр. Владимирским Сергием (Страгородским; впосл. патриарх Московский и всея Руси) и архиеп. Нижегородским Евдокимом (Мещерским) подписал «Меморандум трех», в котором иерархи заявляли о переходе в обновленчество. 7 июля 1922 г. архиеп. Серафим выступил в кафедральном соборе с докладом об обновленческом движении перед председателями и членами приходских советов Костромы. 11 июля 1922 г. в газ. «Красный мир» архиеп. Серафим обратился с воззванием «К верующим Костромской и Галичской епархии» и объявил о своем переходе в обновленчество. В ответ на это группа священников во главе с настоятелем Успенского кафедрального собора прот. Павлом Крутиковым заявила, что они не признают власти обновленцев и по-прежнему подчиняются только патриарху Тихону. Вскоре архиеп. Серафим был назначен обновленческим митрополитом Минским (11 сент. 1924 он публично покаялся перед патриархом Тихоном в Москве, в ц. Иоанна Предтечи на Земляном Валу, был принят в сане архиепископа, почти тут же арестован и выслан в Соловецкий лагерь).

После отъезда из Костромы архиеп. Серафима новым Костромским обновленческим архиереем стал бывш. викарный еп. Севастиан, возведенный в сан архиепископа. В июле 1923 г. он покаялся перед патриархом Тихоном и был оставлен на Костромской кафедре. В авг. 1923 г. архиеп. Севастиан был арестован и под давлением властей в сент. того же года опять перешел в обновленчество. В нач. 1924 г. он вновь покаялся перед патриархом Тихоном и был оставлен на Костромской кафедре.

В 20-х гг. XX в. обновленцы неизменно пользовались поддержкой властей. В первые годы раскола им был передан ряд важнейших соборов: Успенский и Богоявленский в Костроме, Спасо-Преображенский в Чухломе, Тихвинский (Александро-Невский) в Макарьеве и др. В 1922 г. к обновленцам перешла и Феодоровская икона Божией Матери, которая находилась в их ведении до 1944 г. Однако обновленцы не пользовались большой поддержкой верующих. На 1 янв. 1925 г. у обновленцев было всего 15 церквей.

Обновленческую епархию возглавляли: архиеп. Серафим (Мещеряков; 1922), архиеп. Севастиан (Вести; 1922-1923, 1923-1924), еп. Сергий (Иванцов; 1924-1925), еп. Николай (Ашихмин; 1925), архиеп. Николай (Орлов; 1925-1929), архиеп. Виктор (Путята; 1929-1930), архиеп. Серапион (Сперанцев; 1930-1931, 1931-1934), архиеп. Александр (Лавров; 1934-1935), еп. Владимир (Ковин (Кован); 1935), еп. Софония (Яскевич; 1935), митр. Анатолий (Соколов; 1935-1937), еп. Димитрий (Лобанов; 1942), митр. Корнилий (Попов; 1943). В 20-х гг. XX в. при обновленческой епархии существовали 2 вик-ства: Чухломское (1924-1925) и Нерехтское (1924-1925); Чухломское вик-ство возглавлял еп. Георгий Лапшин (1888 - ?), Нерехтское - еп. Андрей Смирнов (1852 - ?).

В связи с тем что исторические здания Успенского и Богоявленского соборов оказались у обновленцев, с 1922 г. кафедральный собор К. и Г. е. разместился в Ильинской ц. на бывш. Русиной ул. (с 1918 ул. Советская).

Гонения на Церковь в 20-х - 1-й пол. 30-х гг. XX в.

В 1923 г. в Костроме были проведены массовые антирелиг. мероприятия. В ночь на 7 янв. в центре города неск. тысяч чел. приняли участие в т. н. комсомольском рождестве. В пасхальную ночь на 8 апр. в Костроме прошла т. н. комсомольская пасха, в ходе к-рой колонны комсомольцев с факелами в сопровождении оркестров обходили храмы, стараясь помешать праздничному богослужению.

В 20-х гг. власти закрыли монастырские: собор Ново-Троицкого Сумарокова монастыря (1921), 2 собора Ипатиевского мон-ря (1923), Никольский собор Никольского Староторжского мон-ря в Галиче и Богоявленско-Анастасиин собор одноименного мон-ря (оба в 1925). В 1923 г. была окончательно упразднена Николо-Надеевская пуст., в нач. 20-х гг.- Боголюбский мон-рь. В 1924 г. в центре Костромы была разрушена Александровская часовня, возведенная в 1881-1882 гг. в память об убитом имп. Александре II.

В 1924 г. в городе был закрыт первый приходский храм - ц. Воскресения на Площадке на бывш. Воскресенской пл. (с 1918 Советская пл.), состоявшая из 2 храмов - Воскресенского и Георгиевского. В 1927 г. в Георгиевской ц. разместился т. н. Дом обороны (Дом Осоавиахима), а в Воскресенской ц. была устроена учебная газовая камера. 7 нояб. 1927 г., к 10-й годовщине революции, в Костроме был открыт Антирелигиозный музей, разместившийся в Богородице-Рождественском соборе Ипатиевского мон-ря (в 1929 из-за малой посещаемости его перевели в ц. Спаса в Рядах, находившуюся в центре города).

Летом 1928 г. в Солигаличе в Крестовоздвиженской (Борисоглебской) ц. открылся Дом культуры. Все 5 глав храма были снесены, и до основания разрушена отдельно стоявшая шатровая колокольня XVII в. В 1928 г. были закрыты Николо-Бабаевский и Авраамиево-Городецкий Покровский мон-ри.

Согласно постановлению ВЦИК от 14 янв. 1929 г., Костромская губ. вместе с Владимирской, Иваново-Вознесенской и Ярославской губерниями вошла в состав Ивановской промышленной обл. (ИПО). Из-за сложности управления в марте 1936 г. ИПО была поделена на Ивановскую и Ярославскую области. В 30-х гг. К. и Г. е. оставалась в прежних границах.

В 1929 г. закрыли 2 последних мон-ря епархии - Макариево-Унженский Троицкий и Свято-Предтеченский Иаково-Железноборовский. 16 июня 1929 г. выездная сессия Буйского районного суда приговорила 5 насельников Иаково-Железноборовского мон-ря во главе с настоятелем иером. Серафимом (Гусевым) к лишению свободы от года до 2 лет. В тот же день в мон-ре состоялось вскрытие находившихся под спудом мощей прп. Иакова Железноборовского. В ходе раскопок в ц. Рождества Пресв. Богородицы мощи преподобного не были обнаружены. 12 дек. 1929 г. при закрытии Макариево-Унженского мон-ря состоялось публичное вскрытие мощей прп. Макария Унженского и Желтоводского, находившихся под спудом в Макариевской ц. (впосл. мощи передали в музей г. Юрьевца).

В 1929 г. неск. священников, сотрудничавших с властями, публично сложили с себя сан и отреклись от веры. В июне 1929 г. настоятель Покровской ц. в с. Шунга Костромского р-на свящ. Л. А. Парийский после богослужения отрекся от веры и Церкви. В нач. окт. 1929 г. он выступил в Костроме на митинге безбожников с антирелиг. призывом (после его выступления была принята резолюция с требованием закрыть в Костроме 10 храмов).

Весной 1929 г. в Костроме и др. городах началась кампания по запрету колокольного звона, вскоре перешедшая в кампанию по снятию колоколов. К 4 янв. 1930 г. в Костроме были сняты и отправлены на переплавку 114 колоколов общим весом 114,9 т. В 1929-1930 гг. были сняты колокола со всех городских церквей (в сельской местности снятие колоколов продолжалось до 1941).

В ночь на 6 янв. 1930 г. в центре Костромы, на Советской пл., в присутствии тысяч людей были сожжены неск. сот икон, собранных в канун Рождества по квартирам жителей. В ночь на 7 янв. на центральной площади Нерехты состоялся т. н. карнавал безбожников, главным событием которого стало также сожжение икон.

24 окт. 1929 г. в Костроме был арестован 21 представитель духовенства и мирян К. и Г. е. во главе с настоятелем Ильинского кафедрального собора прот. С. А. Воскресенским. Их обвинили в создании «монархической организации православного тихоновского духовенства» (все они были приговорены к неск. годам заключения в лагерях или к ссылке). Попытавшийся заступиться за них архиеп. Севастиан (Вести) был арестован и выслан в Кинешму, где скончался 8 дек. 1929 г.

В окт.-дек. 1929 г. в Костроме были закрыты 8 храмов (в т. ч. Успенский и Богоявленский соборы, перешедшие в 1922 к обновленцам, а также Ильинский храм, с 1922 являвшийся кафедральным собором епархии). С кон. 1929 по 1964 г. кафедральный собор находился в Иоанно-Златоустовской ц. на Лавровской ул.

В кон. 20-х - 1-й пол. 30-х гг. ХХ в. в епархии были закрыты соборы: Преображенский в Галиче, Преображенский в Чухломе, Богородице-Рождественский в Солигаличе, Тихвинский в Макарьеве, Казанский в Нерехте, Благовещенский в Буе, Успенский в Кологриве, Преображенский в Судиславле.

Из имевшихся в Костроме к 1917 г. 50 храмов (вместе с храмами сел и слобод, вошедших в черту города в 20-30-х гг.) в 1919-1949 гг. были ликвидированы 46 (2 соборных, 36 приходских, 8 монастырских). В Галиче из 16 соборных, монастырских и приходских храмов в 30-40-х гг. были закрыты 15; избежала закрытия только Введенская ц. в Рыбной слободе. В нач. 30-х гг. в Галиче в закрытом Никольском Староторжском мон-ре произошло вскрытие мощей прп. Иакова Галичского, находившихся под спудом в ц. в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Дальнейшая судьба мощей неизвестна, сама же церковь была разрушена.

Из 9 храмов Солигалича на рубеже 20-х и 30-х гг. были закрыты 8; избежала ликвидации небольшая Петропавловская ц. на городском кладбище. Из 7 храмов Нерехты уцелела только небольшая Крестовоздвиженская кладбищенская ц. В Чухломе были закрыты все 3 храма, в Кологриве - все 4, из 3 храмов Буя действующими остались 2.

Никольская («Салтыковская») церковь. XVIII в. Фотография. Нач. XX в.
Никольская («Салтыковская») церковь. XVIII в. Фотография. Нач. XX в.

Никольская («Салтыковская») церковь. XVIII в. Фотография. Нач. XX в.

Соборы в райцентрах в 30-х гг. использовались под хозяйственные нужды. В 1934 г. здание Благовещенского собора в Буе приспособили под пекарню (впосл. Буйский хлебозавод); в Преображенском соборе Нерехты и Преображенском соборе Галича также разместили хлебозаводы; в Успенском соборе Кологрива - мастерскую Кологривской машинно-тракторной станции (МТС); в Тихвинском соборе Макариева - зерносклад. В 30-40-х гг. в стенах ряда бывших мон-рей разместили МТС, к-рые находились там до кон. 50-х гг.

Сельские храмы в епархии стали закрывать зимой 1929/30 г. в связи с началом коллективизации. Одним из первых был упразднен Успенский храм в с. Воронье Судиславского р-на. 19 дек. 1929 г. свящ. И. В. Рябцовский после службы в храме публично объявил, что слагает с себя сан и отказывается от веры. Лишенный настоятеля храм вскоре был закрыт. Во 2-й пол. 30-х гг. в связи с завершением коллективизации началось массовое закрытие сельских храмов, особенно в 1939-1941 гг.

На рубеже 20-х и 30-х гг. в Костроме начали массовые разрушения зданий соборов и церквей. Весной 1930 г. Воскресенскую ц. на Площадке разрушили «как уродующую площадь и стесняющую уличное движение, особенно во время митингов и демонстраций в пролетарские праздники» (через несколько лет эта же участь постигла и стоявший рядом Георгиевский храм). В нач. 30-х гг. был разрушен собор Рождества Богородицы в Ипатиевском мон-ре.

В 1934 г. в связи со строительством в Костроме льнокомбината им. И. Д. Зворыкина были взорваны некоторые храмы, напр. Успенский и Богоявленский соборы в бывшем Костромском кремле. В 30-х гг. были полностью разрушены 30 храмов (2 соборных, 24 приходских, 4 монастырских), 9 храмов разрушены частично (снесены главы, разобрана колокольня). В числе разрушенных были Троицкая ц. XVII в., Никольская («Салтыковская») ц. XVIII в. в Богоявленско-Анастасиином монастыре. В 1934 г. из-за нехватки строительных материалов при расширении завода «Рабочий металлист» на кирпич и щебень была разобрана ц. Василия Блаженного в Селище - уникальный памятник рус. ампира нач. XIX в.

В 30-х гг. из 16 церквей в Галиче были разрушены и полностью уничтожены 5, в бывш. Солигаличском кремле разрушили Успенскую «старособорную» церковь, из 4 храмов Кологрива разрушены 2, из 3 храмов Чухломы - 1.

В связи со строительством в Костроме железнодорожного моста через Волгу в июне 1930 г. была разобрана часть строений Николо-Бабаевского мон-ря (стены, башни, Никольский храм и колокольня). Полученный щебень на баржах отправляли в город и использовали при строительстве опор моста через Волгу. Летом 1940 г. в том же мон-ре был взорван собор Иверской иконы Божией Матери.

В 30-х гг. погибла большая часть ансамбля Богородицко-Игрицкого мон-ря (Костромской р-н): в 1934 г. военные саперы для нужд находящихся неподалеку Песоченских военных лагерей взорвали собор Смоленской иконы Божией Матери, а в 1936 г.- собор Рождества Христова. Почти все часовни были разрушены, в т. ч. в Галиче, Чухломе, Нерехте, Судиславле. Из уничтоженных часовен особенно выделялась часовня Никольского Староторжского мон-ря (1-я четв. XIX в.) на Торговой пл. (в советское время - пл. Революции) Галича, представлявшая собой круглую ротонду, украшенную колоннадой. Летом 1930 г., во время дорожных работ в окрестностях Костромы, была разрушена часовня Феодоровской иконы Божией Матери на Святом оз., являвшаяся памятником битвы, в которой костромской кн. Василий Ярославич в XIII в. разбил отряд татар.

Духовенство в эпоху Большого террора

В период 1936-1938 гг. жертвами террора в К. и Г. е. стали многие представители духовенства. В ночь на 4 дек. 1936 г. в Костроме был арестован сщмч. Никодим (Кротков), архиеп. Костромской и Галичский. 27 марта 1937 г. Особое совещание при НКВД СССР приговорило его к ссылке в Красноярский край на 5 лет. Однако уже в авг. Ярославское обл. управление НКВД приняло решение о начале нового следствия по делу сщмч. Никодима. 24 сент. он был вновь арестован и этапирован из Красноярского края в Ярославль. Сщмч. Никодим скончался 21 авг. 1938 г. в ярославской тюрьме в Коровниках. В нач. авг. 1937 г. на Костромскую кафедру был назначен еп. Феодосий (Кирика). Однако 26 авг. 1937 г. он был арестован и, по-видимому, вскоре погиб. 29 сент. в Москве был арестован управлявший епархией в 1930-1932 гг. сщмч. Димитрий (Добросердов), архиеп. Можайский, викарий Московской епархии; его расстреляли 21 окт. 1937 г. под Москвой, в Бутове.

В авг.-сент. 1937 г. арестам подверглись представители сельского духовенства. Почти в каждом районе против них выдвигали обвинения в создании «фашистско-диверсионных», «террористических, вредительских и шпионских», «церковно-монархических» групп, после чего арестованных приговаривали к высшей мере наказания. Всего в 1937-1938 гг. в епархии (в границах совр. Костромской обл.) были арестованы и расстреляны свыше 130 священников. Среди них - иерей сщмч. Василий Разумов, настоятель Троицкой ц. в с. Троица Нерехтского р-на. После ареста еп. Никодима он публично молился о нем на богослужениях. 5 авг. 1937 г. свящ. Василий был арестован и 21 сент. расстрелян.

Свящ. П. П. Мегалинский в 1937 г. незадолго до своего ареста сберег от поругания мощи прп. Варнавы Ветлужского, с 1930 г. находившиеся в Архангельской кладбищенской ц.- последнем действующем храме Варнавина. Предвидя скорое закрытие церкви, он тайно закопал мощи на кладбище (место неизв.). Вскоре свящ. П. Мегалинский был арестован и 26 дек. 1937 г. расстрелян.

Накануне, 1 мая 1938 г., в Костроме были арестованы многие из еще остававшегося на свободе духовенства, в т. ч. 28 апр.- 3 из 4 священников Иоанно-Златоустовского кафедрального собора во главе с настоятелем прот. Павлом Князевым. Настоятеля собора сослали на 5 лет в Семипалатинскую обл. Казахстана, где он и скончался в 1940 г.; 2 др. священника были приговорены к 5 годам заключения в лагерях. 27 апр. 1938 г. в Костроме был арестован поселившийся здесь после освобождения из заключения на Соловках бывш. проф. Московской ДА историк Н. И. Серебрянский. Приговоренный к 5 годам заключения, он скончался в Сиблаге 23 мая 1940 г.

В 1935 г. в междуречье Унжи и Ветлуги был создан Ветлужский (с 1938 Унженский) ИТЛ. К началу войны в нем находилось 27,2 тыс. заключенных, в т. ч. и представители духовенства.

В марте 1941 г. была закрыта Троицкая ц. (бывш. собор Троице-Сыпанова мон-ря в с. Троица Нерехтского р-на), в которой под спудом находились мощи прп. Пахомия Нерехтского. 29 апр. 1941 г. Костромской горисполком постановил закрыть Ильинский (Христорождественский) храм на Городище в Костроме, построенный в сер. XVII в. боярином Г. И. Морозовым. Тогда же Костромской горисполком расторг договор с религиозной общиной Спасо-Запрудненской ц., возведенной на месте, где, по преданию, произошло явление Феодоровской иконы Божией Матери. Однако из-за бюрократических задержек Ярославский облисполком до начала войны не успел утвердить это решение, и храм не закрыли.

1941-1945 гг.

К началу Великой Отечественной войны в К. и Г. е. осталось несколько действующих храмов: 5 - в Костроме (из них 1 обновленческий), по 1 - в Галиче, Солигаличе, Нерехте и Буе, ок. 80 приходских церквей (в сент. 1920 их насчитывалось 918). Ни одного действующего храма не было в Чухломе, Сусанине, Кологриве, Макарьеве. В течение лета 1941 г. власти продолжали закрывать храмы. В годы войны некоторые церкви прекратили существование из-за того, что служивших в них священников мобилизовали в трудармию.

Продолжалось преследование представителей духовенства. 25 дек. 1941 г. был арестован священник Никольской ц. в с. Сидоровском Красносельского р-на А. В. Богословский; его расстреляли по обвинению в пораженческой пропаганде 14 мая 1942 г. В Буе 14 янв. 1943 г. был арестован свящ. Воскресенской ц. прот. А. Г. Бонич, через год умерший в ярославской тюрьме. 29 марта 1945 г. была арестована певчая кафедрального собора А. О. Гончаренко, а 21 мая 1945 г.- регент хора кафедрального собора К. П. Кузьмин. По обвинению в «антисоветской агитации» оба они были приговорены к 5 годам заключения в лагерях.

Ряд служителей К. и Г. е. в годы войны мобилизовали в армию. В 1941 г. был призван диакон Иоанно-Златоустовского кафедрального собора Борис Васильев. По окончании военного училища в Вел. Устюге он в звании лейтенанта участвовал в Сталинградской битве в должности командира взвода разведки. Позднее он воевал на Украине и окончил войну в звании капитана (впосл. Васильев стал протоиереем). В числе священников, служивших в епархии после 1945 г., было немало участников войны.

В дек. 1942 г. духовенство и верующие К. и Г. е. участвовали в проходившем в Ярославской обл. сборе средств на постройку танковой колонны им. Ивана Сусанина, в нач. 1943 г.- на постройку танковой колонны им. Димитрия Донского после выступления местоблюстителя Патриаршего престола митр. Московского и Коломенского Сергия (Страгородского) 30 дек. 1942 г. В 1945 г. все церкви епархии собрали и внесли в Фонд обороны 1,4 млн р.

«Реабилитация» во время войны Ивана Сусанина как народного героя помогла его землякам - правосл. общине Успенской ц. в с. Домнине Сусанинского р-на вернуть свой храм. 15 янв. 1943 г. из Президиума Верховного Совета СССР в Ярославский облисполком было отправлено распоряжение об открытии церкви в Домнине. 23 февр. того же года Ярославский облисполком предложил Сусанинскому райисполкому передать церковь в Домнине верующим. 27 февр. 1943 г. Успенская ц. в Домнине стала первым храмом К. и Г. е., возвращенным верующим в период войны.

Встреча 4 сент. 1943 г. И. В. Сталина с церковными иерархами способствовала смягчению позиции гос-ва по отношению к РПЦ. В кон. 1943 г. в связи с общей ликвидацией обновленческого раскола прекратила существование и обновленческая епархия. 4 дек. в Москве митр. Ярославский и Костромской Корнилий (Попов) принес покаяние, был принят в лоно РПЦ митр. Сергием (Страгородским) в сане епископа и назначен епископом Сумским и Ахтырским. В нояб. 1944 г. Феодоровскую икону Божией Матери перевезли из бывш. обновленческого кафедрального собора Иоанна Богослова на Кадкиной горе в кафедральный собор К. и Г. е.- ц. Иоанна Златоуста.

С 1944 г. в епархии начали открывать храмы. В мае 1944 г. власти разрешили перенести икону прп. Пахомия Нерехтского и его раку из закрытой Троицкой ц. в с. Троица в единственный действующий храм Нерехты - Крестовоздвиженскую ц. 9 июня того же года во время многолюдного крестного хода образ перенесли в Нерехту.

В 1944-1946 гг. епархией временно управляли Ярославские архиереи: архиеп. Ярославский и Ростовский Иоанн (Соколов) и архиеп. Алексий (Сергеев).

1945-1988 гг.

В нач. 1946 г. в Кострому прибыл назначенный на Костромскую кафедру еп. Антоний (Кротевич), что означало фактическое восстановление епархии. На момент образования Костромской обл., 13 авг. 1944 г., в 16 (из 29) ее районах не было ни одной действующей церкви. В сер. 40-х гг. в епархии шел активный процесс их открытия. В 1945 г. открылось 18 церквей, в 1946 г.- 10, в 1947 г.- 3 церкви. К нач. 1947 г. в епархии насчитывалось 104 действующих храма, в 1945 г. их было 77.

Епархия внесла посильный вклад в дело послевоенного восстановления страны. В 1947 г., к 30-й годовщине Октябрьской революции, церкви епархии собрали и внесли в Фонд народного хозяйства СССР ок. 350 тыс. р.

Тем не менее процесс закрытия церквей в К. и Г. е. продолжился. В 1947 г. были закрыты 9 храмов (открыто только 3), в 1948 г.- 1, в 1949 г.- 8, в 1950 г.- 5, в 1951 г.- 3, в 1952 г.- 1, в 1953 г.- 2 храма. Упраздненная в 1949 г. в Костроме ц. Иоанна Богослова в Трудовой (бывш. Ипатьевской) слободе стала последним храмом Костромы, закрытым в советское время. В том же году была закрыта и открытая в 1946 г. Ризоположенская ц. в с. Озерки Чухломского р-на - преемница Авраамиевой Великой пуст., основанной в XIV в. прп. Авраамием Галичским (Чухломским, Городецким). В 1951 г. был вновь закрыт Богородице-Рождественский собор в Солигаличе. К нач. 1954 г. в К. и Г. е. насчитывалось 80 церквей (в 1948 их было 99).

С кон. 20-х гг. ХХ в. единственным местом в К. и Г. е., где верующие могли поклониться мощам святого, оставался погост Макарий-на-Письме Буйского р-на, где в подклете Преображенского деревянного храма под спудом покоились мощи прп. Макария Писемского. 8 авг. 1951 г. храм был закрыт, а входы в него и в подклет наглухо заколочены.

Во 2-й пол. 40-х гг. в Унженском ИТЛ содержалось большинство арестованных служителей РПЦ. На 1 окт. 1949 г. там было 1876 священников (из 3523 находившихся в заключении в ГУЛАГе). В память об узниках Унжлага 30 авг. 2009 г. архиеп. Костромской и Галичский Александр (Могилёв) освятил вблизи с. Тимошина Макарьевского р-на большой поклонный крест, изготовленный из рельсов лагерной узкоколейки.

В кон. 40-х гг. в епархию из-за границы приехали несколько священников-эмигрантов. В 1948 г. в Кострому вернулся из Франции прот. Стефан Замбржицкий, бывш. подполковник царской армии, принявший в 1932 г. во Франции сан священника. 21 июля 1941 г. он был арестован в Париже нем. оккупантами и год пробыл в концлагере. В Костроме он служил 2-м священником в ц. Воскресения на Дебре. В 1950 г. в Костроме поселился вернувшийся из Франции прот. Борис Старк. Сын адмирала, он в 1940 г. стал священником «Русского дома» и рус. правосл. кладбища в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, где участвовал в отпевании рус. эмигрантов. В Костроме Старк до 1953 г. служил 2-м священником Иоанно-Златоустовского кафедрального собора.

Несмотря на смягчение политики по отношению к РПЦ, на рубеже 40-х и 50-х гг. продолжался, хотя и в несравненно меньших масштабах, чем в 30-х гг., террор против духовенства. В это время по обвинению в «антисоветской агитации» органами МГБ были арестованы: в 1948 г.- свящ. Троицкой ц. в с. Исупове Сусанинского р-на А. П. Воскресенский (приговоренный к 10 годам заключения, скончался в лагере в 1954), в 1949 г.- свящ. Покровской ц. в с. Кулиги Нерехтского р-на И. А. Смирнов и свящ. Успенской ц. в с. Романове Судиславского р-на П. В. Правдин, в 1950 г.- свящ. Спасо-Запрудненской ц. (Кострома) прот. А. А. Артамонов и свящ. Христорождественской ц. в с. Прискокове Красносельского р-на прот. В. М. Зверев.

В 1956 г. в связи со строительством Горьковской ГРЭС на Волге возникли Костромское и Горьковское водохранилища, затопившие значительную территорию. В 1951-1956 гг. в ходе подготовки к затоплению были ликвидированы 19 сел и деревень, неск. храмов. Тогда же были разрушены строения Троицкой Кривоезерской пуст.

В 1956 г. со своего поста был смещен еп. Костромской и Галичский Арсений (Крылов), управлявший епархией с 1954 г. Уполномоченный Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР по Костромской обл. М. И. Галкин докладывал в Москву, что еп. Арсений в 1956 г. «встал на путь систематического нарушения советских законов, относящихся к церкви», в своих проповедях он «клеветал на марксистский диалектический материализм, называя его лживым учением» (ГАКО. Ф. Р-2102. Оп. 5. Д. 23. Л. 10, 11).

В 1959-1961 гг. епархией временно управлял архиеп. Дмитровский, викарий Московской епархии Пимен (Извеков; в 1971-1990 патриарх Московский и всея Руси).

В 1961 г. на Костромской кафедре по разным причинам сменились 4 правящих архиерея. В 60-х гг. вновь стали закрывать храмы. Если на 1 янв. 1960 г. в К. и Г. е. была 81 церковь, то на 1 янв. 1965 г.- 72.

В нач. 60-х гг. вторичному закрытию подверглись нек-рые храмы, открытые в сер. 40-х гг. В их числе - ц. Рождества Христова в с. Прискокове Красносельского р-на, у стен к-рой погребена дочь Ивана Сусанина Антонида, его внуки Даниил и Константин, правнуки и т. д.; Никольская ц. в с. Никола-Бережки Островского р-на (закрыта в 1963 и передана в ведение Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково»).

В 1964 г. власти готовили закрытие и последующее разрушение Иоанно-Златоустовского кафедрального собора. Первым этапом этого плана стало перенесение в 1964 г. кафедрального собора в ц. Воскресения на Дебре. Однако в связи со смещением Н. С. Хрущёва с поста первого секретаря ЦК КПСС в окт. 1964 г. намеченное на конец года разрушение Иоанно-Златоустовской ц. не состоялось.

В кон. 50-х гг. в Костромской обл. власти активизировали борьбу со св. источниками. Начало ей положило принятое 24 янв. 1959 г. бюро Костромского обкома КПСС особое постановление, обязывавшее райкомы партии ликвидировать все источники на своей территории. В частности, были ликвидированы источник «Святой поток» в Макарьевском р-не, являвшийся объектом паломничества не только из Костромской, но и из Вологодской обл., и Пахомиев источник в бывш. Троице-Сыпановом Пахомиево-Нерехтском мон-ре в с. Троица Нерехтского р-на, к-рый в Пахомиев день (15 мая) вплоть до сер. 60-х гг. посещали сотни людей.

В 1960 г. настоятель Покровской ц. в с. Шунги Костромского р-на свящ. А. К. Маёров сложил с себя сан. 16 июня того же года областная газ. «Северная правда» опубликовала его большое письмо «Я порываю с религией».

В 70-80-х гг. практика насильственного закрытия церквей в епархии прекратилась. Тем не менее в эти годы численность церквей неуклонно снижалась в связи с сокращением сельского населения: на 1 янв. 1968 г. было 69 церквей, на 1 янв. 1988 г.- 64.

В 1964-1988 гг. К. и Г. е. управлял архиеп. Кассиан (Ярославский). По его инициативе в 1981 г. учреждено празднование Собору Костромских святых.

1988-2015 гг.

В 1988 г. в епархии праздновали 1000-летие Крещения Руси, в связи с чем в том же году епархии были возвращены 3 храма: Успенский собор в Кологриве, Воскресенская ц. в с. Воскресенском Островского р-на и Воскресенская ц. в с. Нежитине Макарьевского р-на.

После ухода на покой архиеп. Кассиана (30 нояб. 1988) в сент. 1989 г. новым правящим архиереем стал еп. (с 1994 архиепископ) Александр (Могилёв).

Чудотворная Феодоровская икона Божией Матери
Чудотворная Феодоровская икона Божией Матери

Чудотворная Феодоровская икона Божией Матери

19 марта 1990 г. епархии был возвращен Богоявленско-Анастасиин собор в Костроме, в стенах к-рого в 1925-1982 гг. размещался областной архив. После пожара 1982 г. в здании вели реставрационные работы, по завершении предполагалось устроить зал органной музыки. 17 авг. 1991 г. состоялось освящение Богоявленско-Анастасиина собора, ставшего новым кафедральным собором епархии, 18 авг. в собор торжественно перенесли главную святыню - Феодоровскую икону Божией Матери.

На рубеже 80-х и 90-х гг. активно шел процесс открытия церквей: в 1989 г. были открыты 4 церкви, в 1990 г.- 30, в 1991 г.- 6, в 1992 г.- 13 церквей. Если на 1 янв. 1988 г. в епархии было 64 действующие церкви, то на 1 янв. 1990 г.- 71, на 1 янв. 1993 г.- 122 церкви.

Весной 1990 г. еп. Александру удалось добиться возвращения Церкви мощей прп. Макария Унженского и Желтоводского, находившихся в запасниках музея в Юрьевце. 14 мая 1990 г. в музее мощи передали еп. Александру.

1 окт. 1990 г. в Костроме открыли Костромское ДУ (ректор в 1990-1996 - прот. А. Андросов). В 1996 г. ДУ преобразовано в Костромскую ДС (ректор в 1996-2010 - архим. Геннадий (Гоголев)).

27 марта 1995 г. к лику святых был причислен сщмч. Никодим (Кротков), ставший первым Костромским святым в XX в. (в 2000 Архиерейским юбилейным Собором включен в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской). 27 марта 2000 г. состоялось прославление Солигаличских новомучеников: прот. сщмч. Иосифа Смирнова, иерея сщмч. Владимира Ильинского, диакона сщмч. Иоанна Касторского и мирянина мч. Иоанна Перебаскина. 28 мая 2000 г. был прославлен как священномученик иерей Василий Разумов, 25 дек. 2003 г.- прп. Тимон Надеевский.

Со временем епархии возвратили здания соборов в районных центрах: в 1988 г.- Успенский собор в Кологриве, в 2002 г.- Тихвинский (Александро-Невский) собор в Макарьеве, в 2004 г.- Благовещенский собор в Буе и Богородице-Рождественский собор в Солигаличе.

В 90-х гг. начали восстанавливать старые и строить новые часовни. На 1 янв. 2003 г. в епархии было 23 часовни, на 1 янв. 2008 г.- 36, на 1 янв. 2010 г.- 45.

Колокольня Знаменского мон-ря. Фотография. 2009 г.
Колокольня Знаменского мон-ря. Фотография. 2009 г.

Колокольня Знаменского мон-ря. Фотография. 2009 г.
В 1990 г. был возрожден Богоявленско-Анастасиин жен. мон-рь, в 1991 г.- Авраамиево-Городецкий муж. мон-рь, в 1992 г.- Пахомиево-Нерехтский жен. и Троицкий Ипатиевский мон-ри, в 1993 г.- Макариево-Унженский жен. мон-рь, в 1994 г.- Паисиев жен. мон-рь, в 1995 г.- Иаково-Железноборовский мужской мон-рь. Возникло и несколько новых обителей: Знаменский жен. мон-рь в Костроме, Успенская Тетеринская жен. пуст. (1993), Домнинский во имя св. Царственных страстотерпцев женский монастырь (2004).

В ходе ремонта храмов были полностью восстановлены несколько разрушенных колоколен. В 1995-1996 гг. в Галиче отреставрировали шатровую колокольню ц. Василия Великого в Рыбной слободе, в 1995-2001 гг.- колокольню Знаменской ц. в Костроме, на рубеже XX и XXI вв.- 3-ярусную колокольню Никольской ц. в г. Мантурове, на которую в окт. 2003 г. подняли колокола.

В нач. XXI в. в епархии заметно увеличилось количество храмов. В 1995 г. их насчитывалось 152, в 1998 г.- 159, в 2003 г.- 185. Наряду с восстановлением старых церквей строились новые. В 1989-2009 гг. появились 38 новых храмов, из них 21 приходский, 16 домовых и кладбищенский. В числе новых церквей - храм во имя свт. Тихона, патриарха Московского и всея России, и всех новомучеников и исповедников Российских в Костроме, храм во имя прп. Тихона Лухского в г. Волгореченске, храм во имя блгв. вел. кн. Александра Невского в пос. Сухоногово Костромского р-на, храм во имя свт. Спиридона Тримифунтского в г. Нее, деревянный Никольский храм в г. Шарье.

Важными событиями епархиальной жизни стали празднования в честь 250-летия К. и Г. е. (1994), 250-летия Костромской ДС (1997), 400-летия преставления прп. Ферапонта Монзенского (1997), 555-летия преставления прп. Макария Унженского и Желтоводского (1999), 625-летия преставления прп. Авраамия Галичского (Чухломского, Городецкого) и 555-летия преставления прп. Варнавы Ветлужского (оба - в 2000).

В марте 1990 г. вышел 1-й номер епархиальной ежемесячной газ. «Благовест». В 1994 г. начала работать епархиальная телестудия «Преображение». С 1 дек. 2005 г. на Костромском телевидении еженедельно выходит передача «Епархиальный вестник». С янв. 2008 г. возобновлен выпуск ежемесячных «Костромских ЕВ».

В 2005 г. было возрождено Костромское церковно-историческое об-во (председатель - прот. Д. И. Сазонов). Общество выпускает альманах «Светочъ» (первый номер вышел в 2007).

В К. и Г. е. трижды приезжал патриарх Московский и всея Руси Алексий II. 7 мая 1993 г. он посетил ряд храмов в Костроме, встретился с областным руководством и депутатами областного Совета. 8 мая побывал в местах, связанных с именем Ивана Сусанина. Патриарх принимал участие в праздновании 250-летия образования епархии 22-25 июля 1994 г. В 3-й раз Алексий II побывал в Костроме в связи с празднованием 850-летия города 28-31 авг. 2002 г.

5 марта 2010 г. архиеп. Александр (Могилёв) был назначен архиепископом Астанайским и Алматинским, а новым Костромским архиереем стал архиеп. Алексий (Фролов), бывш. архиеп. Орехово-Зуевский, викарий Московской епархии. 13 мая 2013 г. указом Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на время болезни архиеп. Алексия временно управляющим Костромской епархией был назначен еп. Макарьевский Ферапонт (Кашин). 3 дек. 2013 г. после тяжелой болезни архиеп. Алексий скончался; согласно решению Синода от 25-26 декабря, еп. Ферапонт утвержден правящим архиереем К. и Г. е.

Крестные ходы

С древности в Костроме существовала традиция проведения 16 авг. крестного хода с Феодоровской иконой Божией Матери из городского собора на место явления иконы - в Спасо-Запрудненский мон-рь (в 1764 преобразован в приходскую церковь).

В память о моровой язве 1654 г., когда во время эпидемии чумы погибла значительная часть населения Костромы, еще в XVII в. был учрежден крестный ход вокруг города. К кон. XIX в. ход состоял из 3 этапов: в 9, 10 и 11-ю недели по Пасхе. Наряду с Феодоровской иконой Божией Матери в нем принимали участие и др. святыни: Тихвинская икона Божией Матери из Ипатиевского мон-ря, образ Спаса Нерукотворного из ц. Спаса на Запрудне, Игрицкая икона Божией Матери из Богородицко-Игрицкого мон-ря.

Троице-Сыпанов Пахомиево-Нерехтский мон-рь. Фотография. 2009 г.
Троице-Сыпанов Пахомиево-Нерехтский мон-рь. Фотография. 2009 г.

Троице-Сыпанов Пахомиево-Нерехтский мон-рь. Фотография. 2009 г.

В 1792 г. впервые был проведен крестный ход с чудотворной Игрицкой иконой Божией Матери из Богородицко-Игрицкого монастыря в Кострому. Икону носили в Кострому 2 раза в год: в среду 9-й недели по Пасхе (она пребывала в Костроме ок. 2 месяцев) и в нач. дек. (она оставалась в городе до Недели Торжества Православия).

В 1861 г. по просьбе жителей Галича был учрежден крестный ход с Феодоровской иконой Божией Матери из Костромы в Галич. Первоначально икону увозили из Костромы в день Преполовения Пятидесятницы, т. е. в среду 4-й недели по Пасхе, а позднее - в связи с увеличением маршрута движения - в воскресенье 3-й недели по Пасхе (в Неделю св. жен-мироносиц). Ежегодно икону провозили в Галич через Судиславль и обратно везли через Буй и Молвитино (ныне пос. Сусанино). В Галиче икона находилась 2 недели. В это время икону провозили через множество сел и деревень Костромского, Галичского и Буйского уездов.

В 1865 г. по инициативе свт. Игнатия (Брянчанинова) учрежден крестный ход с чудотворным образом свт. Николая, «нарицаемого Бабаевским», из Николо-Бабаевского мон-ря в Кострому. Образ ежегодно приносили в Кострому во 2-е воскресенье Великого поста. В нач. XX в. возник обычай привозить в Кострому на пароходе чудотворную Иерусалимскую Кривоезерскую икону из Кривоезерского мон-ря.

Предположительно в 1-й пол. XVII в. возникла традиция проведения крестного хода из Солигалича на родину свт. Ионы, митр. Московского, в с. Одноушево (в 12 верстах от Солигалича). Многолюдный ход проводился ежегодно в первое воскресенье Петрова поста. Из крестных ходов в Галиче главным был ежегодный ход в Духов день вокруг города, часть к-рого его участники с иконами и хоругвями совершали на множестве лодок по Галичскому оз.

В 1990 г. в епархии возродили традицию проведения массовых крестных ходов. 5 мая, в день обретения мощей прп. Иакова Железноборовского, в с. Борок Буйского р-на состоялся крестный ход во главе с еп. Александром. Среди руин Иаково-Железноборовского мон-ря был совершён молебен. 28 мая из Нерехты в с. Троица в бывш. Троице-Сыпанов Пахомиево-Нерехтский мон-рь состоялся крестный ход, возглавляемый еп. Александром. 7 авг. в Макарьеве прошел крестный ход к источнику прп. Макария Унженского и Желтоводского.

29 авг. 1990 г. в Костроме впервые с 1921 г. состоялся традиц. крестный ход с Феодоровской иконой Божией Матери из кафедрального собора к ц. Спаса на Запрудне, построенной на месте, где, по преданию, произошло явление иконы. С этого времени крестный ход 29 авг. совершают ежегодно.

С нач. 90-х гг. в Костроме сложилась традиция поминовения имп. страстотерпца Николая II и членов его семьи. 17 июля 1991 г., в день очередной годовщины убийства царской семьи, в Троицком соборе Ипатиевского мон-ря еп. Александр совершил Божественную литургию и заупокойную литию в память о погибших. С 2000 г. в ночь на 17 июля в Ипатиевском монастыре регулярно проводится Божественная литургия. С 1999 г. существует традиция покаянного крестного хода, направляющегося в Кострому из Тихонова Лухского мон-ря (Ивановская епархия). Обычно ход начинается 12 июля и прибывает в Кострому 16 июля, его участники присутствуют на поминальном богослужении в Ипатиевском мон-ре в ночь на 17 июля.

Святыни

Феодоровская икона Божией Матери (Богоявленско-Анастасиин кафедральный собор, Кострома), Полонская икона Божией Матери (ц. Иоанна Златоуста, Кострома), Тихвинская икона Божией Матери (Троицкий собор Ипатиевского мон-ря, Кострома), образ свт. Николая, именуемый «Бабаевским» (ц. Воскресения на Дебре, Кострома), список Игрицкой иконы Божией Матери (ц. св. мучеников Александра и Антонины в Селище, Кострома), Овиновская икона Божией Матери (Успенский собор Паисиево-Галичского мон-ря, Галич), Словинская икона Божией Матери (Богородицкая ц. в с. Словинке Антроповского р-на), Смоленская икона-фреска (Смоленская ц. Богоявленско-Анастасиина мон-ря), часть Ризы Господней (прислана в Ипатиевский муж. мон-рь Костромы в 1626 царем Михаилом Феодоровичем; хранится в изготовленном для нее в 1718 чеканном сребропозлащенном ковчеге).

Мощи

Прп. Авраамия Галичского (Чухломского, Городецкого) хранятся под спудом в соборе в честь иконы Божией Матери «Умиление» в Покровском Авраамиево-Городецком муж. мон-ре; прп. Макария Писемского - под спудом в храме во имя прп. Макария Писемского Спасо-Преображенского Макариево-Писемского жен. мон-ря; прп. Никиты Костромского - под спудом в подклете Богоявленско-Анастасиина кафедрального собора; прп. Пахомия Нерехтского - под спудом в Троицком соборе Троице-Сыпанова Пахомиево-Нерехтского жен. мон-ря; прп. Паисия Галичского - под спудом в Успенском соборе Успенского Паисиево-Галичского жен. мон-ря в Галиче; прп. Макария Унженского и Желтоводского - в раке в Макариевской ц. Свято-Троицкого Макариево-Унженского жен. мон-ря; прп. Тимона Надеевского - в раке в Богоявленско-Анастасиином кафедральном соборе.

Кафедральный собор

Троицкий собор Ипатиевского мон-ря (1744-1834), Успенский собор (1835-1922), Ильинская ц. (1922-1929), Иоанно-Златоустовская ц. (1929-1964), ц. Воскресения на Дебре (1964-1991), Богоявленско-Анастасиин собор (с 1991).

Монастыри

Действующие

Свято-Троицкий Ипатиевский мон-рь (мужской, в Костроме, основан предположительно в сер. или кон. XIII в., закрыт в 1919, возрожден в 1992), Свято-Покровский Авраамиево-Городецкий мон-рь (мужской, в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в 1350, упразднен в 1919, до 1928 существовал как приходская община, возрожден в 1991), Паисиев Галичский в честь Успения Пресв. Богородицы мон-рь (в с. Успенская Слобода близ Галича, основан во 2-й пол. XIV в. как мужской, в 1919 закрыт, в 1994 возрожден как женский), Троице-Сыпанов Пахомиево-Нерехтский мон-рь (в с. Троица Нерехтского р-на, основан во 2-й пол. XIV в. как мужской, упразднен в 1764, возрожден как женский в 1992), Свято-Предтеченский Иаково-Железноборовский мон-рь (мужской, в с. Борок Буйского р-на, основан ок. 1390, официально закрыт в 1919, но под видом сельскохозяйственной артели существовал до 1927, воссоздан в 2004), Спасо-Преображенский Макариево-Писемский мон-рь (в Макарьем Погосте Буйского р-на, основан в кон. XIV в. как мужской, упразднен в 1721, возрожден как женский в 1994), Богоявленско-Анастасиин мон-рь (женский, в Костроме, основан в 1426, закрыт в 1919, возрожден в 1990), Свято-Троицкий Макариево-Унженский мон-рь (в Макарьеве, основан в 1439 как мужской, в 1929 закрыт, возрожден как женский в 1993), Знаменский мон-рь (женский, в Костроме, основан в 1993), Свято-Успенская Тетеринская пуст. (женская, в с. Тетеринском Нерехтского р-на, открыта в 1993), Домнинский мон-рь во имя св. царственных страстотерпцев (женский, в с. Домнине Сусанинского р-на, основан в 2004).

Упраздненные

Спасо-Запрудненский мон-рь (мужской, в Костроме, основан в XIII в., упразднен в 1764), Спасский мон-рь (мужской, в Галиче, предположительно возник в 1-й пол. XIV в., время упразднения неизвестно), Воскресенский мон-рь (мужской, в Солигаличе, традиционной датой основания считается 1335, но, вероятно, возник ок. сер. XIV в., упразднен в 1764), Авраамиева Верхняя пуст. в честь Собора Пресв. Богородицы (мужская, в с. Коровье Чухломского у., основана во 2-й пол. XIV в., упразднена в 1764), Авраамиева Ризоположенская Великая пуст. (мужская, в с. Озерки Чухломского у., основана во 2-й пол. XIV в., упразднена в 1764), Авраамиев Новозаозерский Успенский мон-рь (мужской, ныне с. Умиление Галичского р-на, основан во 2-й пол. XIV в., упразднен в 1773), Благовещенский Унорожский мон-рь (мужской, в с. Унорож Галичского у., основан, вероятно, в XIV в., существовал уже в нач. XV в., упразднен в 50-х гг. XVIII в.), Георгиевский мон-рь на р. Ноле (мужской, в с. Ст. Георгий Солигаличского у., основан, вероятно, в XIV в., существовал уже в нач. XV в., время упразднения неизв.), Рождественский мон-рь (мужской, ныне близ дер. Мелешино Галичского р-на, возник на рубеже XIV и XV вв., разорен в нач. XVII в. поляками, возобновлен как приходская церковь), Покровский мон-рь (женский, в Чухломе, существовал уже в 1-й пол. XV в., время упразднения неизв.), Спасская Александрова пуст. на р. Воче (мужская, ныне дер. Коровново Солигаличского р-на, основана в нач. XV в., упразднена в 1764), Никольский Кажиров мон-рь (мужской, ныне с. Кажирово Вохомского р-на, считается, что основан в 1423, упразднен в 1764), мон-рь во имя святых Космы и Дамиана (мужской, в Галиче, основан предположительно в 1-й пол. XV в., упразднен до нач. XVII в.), Васильевский Кесарийский мон-рь (мужской, в Галиче, предположительно основан в сер. XV в., упразднен в 1-й пол. XVIII в.), Никольский Староторжский мон-рь (мужской, в Галиче, основан ок. сер. XV в., в 1668 обращен в женский, закрыт в 1919), Ферапонтов Монзенский в честь Благовещения Пресв. Богородицы мон-рь (мужской, ныне с. Ферапонт Буйского р-на, основан, вероятно, в XV в., по неизв. причине прекратил существование в 1-й пол. XVI в., возобновлен в 90-х гг. XVI в., упразднен в 1764), Тихонов мон-рь (мужской, в Костроме, время основания неизвестно, упразднен до 1628), Зачатиевский мон-рь (женский, в Галиче, время возникновения неизв., существовал уже в нач. XVI в., упразднен в 1759), Флоро-Лавровский мон-рь (мужской, на берегу Галичского оз., время возникновения неизв., существовал уже в нач. XVI в., упразднен в 1726), Успенская Жукова пуст. на р. Солде (мужская, ныне дер. Солда Солигаличского р-на, впервые упом. в 1515, упразднена в 1764), Николо-Надеевская пуст. (мужская, близ совр. дер. Паново Антроповского р-на, впервые упом. в 1532, упразднена в 1764 и обращена в приходскую церковь - Никольский погост; в 1826 погост приписан к Кривоезерской Троицкой пуст. Возобновление пустыни начато в 30-х гг. XIX в. С 1856 - самостоятельная обитель. В 1912 из мужской обращена в женскую. Формально закрыта в 1919, фактически закрытие растянулось до 1923), Богоявленский мон-рь (женский, в Галиче, время возникновения неизв., упразднен в 1764), Крестовоздвиженский мон-рь (мужской, в Костромском кремле, упом. в 1580, в 1681 обращен в женский, упразднен в 1773), Успенский мон-рь (мужской, у впадения р. Андобы (Андомы) в р. Кострому (ныне дер. Пустынь Костромского р-на), время основания неизв., упразднен до нач. XVII в.), Рождественский мон-рь, «что на ямах Черного бору на р. Нее» (мужской, ныне с. Парфеньево Парфеньевского р-на, предположительно возник в XVI в., упразднен, вероятно, в нач. XVIII в.), Успенская Княжая пуст. (мужская, на р. Княжей, в 25 км к юго-востоку от Кологрива; время возникновения неизв., существовала уже в кон. XVI в., упразднена, вероятно, в сер. XVIII в.), Спасская Унженская пуст., что на Красной горе (мужская, ныне с. Красногорье Макарьевского р-на, известна с кон. XVI в., в 1620 приписана к Макариево-Унженскому мон-рю, упразднена в 1764), Спасо-Подвязный мон-рь (мужской, в Костроме, время возникновения неизв., существовал уже в нач. XVII в., упразднен в 1691), Никольская пуст. (мужская, на р. Сендеге на территории совр. Островского р-на, существовала в нач. XVII в., упразднена в 1764), Макариев мон-рь (мужской, в устье р. Нёмды, основан в нач. XVII в., упразднен в 1708), Спасская Серапионова пуст. (мужская, ныне с. Серапиха Чухломского р-на, существовала уже в нач. XVII в., упразднена, вероятно, в нач. XVIII в.), Вознесенский на Дебре мон-рь (мужской, в Костроме, основан в 1-й четв. XVII в., упразднен в сер. XVII в.), Кривоезерская Троицкая пуст. (мужская, на левом берегу Волги, напротив Юрьевца, основана в 20-х гг. XVII в., закрыта в 1919), Богородицко-Казанский мон-рь на Идском городище (мужской, на территории совр. Чухломского р-на, основан, вероятно, в 1-й пол. XVII в., время упразднения неизв.), Богородицко-Игрицкий в честь Смоленской иконы Божией Матери мон-рь (мужской, ныне дер. Песочное Костромского р-на, основан в 1624, закрыт в 1919), Словинская Богородицкая пуст. (мужская, ныне с. Словинка Антроповского р-на, основана ок. 1629, упразднена в 1764), Богородицко-Владимирский Сретенский мон-рь (женский, в Нерехте, основан в 1634, упразднен в 1764), Богородицко-Казанская Карпищева пуст. (мужская, ныне с. Бушнево Антроповского р-на, основана в 1643, упразднена в нач. XVIII в.), Анастасиин мон-рь (женский, в Костроме, основан в 1-й пол. XVII в., упразднен в 1723, по др. данным - в 1764), Рождественский мон-рь (женский, в Солигаличе, основан в 1663, упразднен в 1764), Крестогорская Тихонова пуст. (мужская, ныне с. Тихон Вохомского р-на, основана в 1-й четв. XVII в., упразднена в 1764), Ильинская Яблонная пуст. (мужская, на правом берегу р. Волги вблизи устья р. Шачи, упом. в нач. XVIII в., упразднена в 1764), Богородицко-Казанская пуст. (мужская, близ Костромы, упом. в нач. XVIII в., упразднена в 1764), Боголюбский мон-рь (женский, в с. Боголюбском Макарьевского у., основан в 1864 в качестве жен. общины при ц. в честь Боголюбской иконы Божией Матери, с 1893 - мон-рь, закрыт в 20-х гг. ХХ в.), Богородицко-Феодоровский мон-рь (женский, в с. Ратькове Солигаличского у., основан в 1869 в качестве женской общины, с 1892 - мон-рь, закрыт в 20-х гг. XX в.), Ново-Троицкий Сумароков мон-рь (женский, в с. Новом, что в Телякове (Ново-Сумароково), Галичского у., основан в 1870 в качестве богадельни, с 1874 - женская община, с 1893 - мон-рь, закрыт в нач. 20-х гг. XX в.), Богородицкий мон-рь (женский, в с. Заветлужье Ветлужского у., основан в 1900 как община, в 1909 преобразован в мон-рь, закрыт в 1928).

Ранее входившие в Костромскую епархию

Богоявленский мон-рь (мужской, в с. Худынском (ныне Лухского р-на Ивановской обл.), основан в кон. XIV в., упразднен в XVIII в.), Тихонов Лухский в честь Воздвижения Креста Господня монастырь (мужской, в с. Тимирязеве Лухского р-на Ивановской обл., основан в кон. XV в., в 1680 приписан к истринскому Новоиерусалимскому мон-рю, с 1764 самостоятельный, закрыт в 1930, возобновлен в 1995), Троицкая Варнавина пуст. (мужская, ныне пос. Варнавино Нижегородской обл., основана, вероятно, во 2-й пол. XV в., упразднена в 1764), Геннадиев в честь Преображения Господня монастырь (мужской, в дер. Слободе Любимского р-на Ярославской обл., основан в 20-х гг. XVI в., закрыт в 1919, до 1928 существовал как приходская община при Преображенском соборе мон-ря, в 1928 собор был закрыт, мон-рь возобновлен в 1995), Воскресенский Пушавский мон-рь (мужской, в Пучеже, основан в кон. XVI в., упразднен в 1764), Никольский Строевогорский мон-рь (мужской, ныне с. Строевая Гора Комсомольского р-на Ивановской обл., впервые упом. в 1569, упразднен в сер. XVIII в.), Богоявленский мон-рь (мужской, в Юрьевце, существовал в XVI в., упразднен предположительно на рубеже XVII и XVIII вв.), Успенская Дорофеева пуст. (мужская, ныне с. Дорофеево Сокольского р-на Нижегородской обл., основана ранее 1613, в 1655 приписана к Саввинову Сторожевскому мон-рю, ок. 1722 приписана к Кривоезерской пуст., упразднена в 1764), Вознесенский мон-рь (женский, в Кинешме, основан в 1609, упразднен в 1764), Успенский Шеренский мон-рь (мужской, в с. Шарна Любимского у., впервые упом. в нач. XVII в., упразднен в 1764), Макариев Решемский монастырь (в с. Решма Кинешемского р-на Ивановской обл., основан в кон. XIV или в нач. XVII в. как мужской, с 1901 женский, закрыт в 1927, возобновлен в 1998 как мужской, с 2006 женский), Афанасиевская пуст. (мужская, в г. Любим, возникла в нач. XVII в., упразднена в сер. XVIII в.), Преображенский мон-рь (мужской, в Данилове, основан в 1626, упразднен в 1640), Преображенский мон-рь (женский, в Юрьевце, впервые упом. в 1627, упразднен в нач. XVIII в.), Бабаевский во имя свт. Николая Чудотворца монастырь (мужской, в пос. Некрасовском Ярославской обл., впервые упом. в 1628, закрыт в 1919, до 1928 существует как приходская община при 2 храмах обители, в 1928 храмы были закрыты, мон-рь возобновлен в 1998), Троицкая Колесникова (Колясникова) пуст. (мужская, близ Данилова, основана в 1634, упразднена в 1764), Рождественская Морозова пуст. (женская, близ Данилова, основана во 2-й пол. 30-х гг. XVII в., упразднена в 1764), Воздвиженская пуст. (мужская, в дер. Ченебечихе ныне Ветлужского р-на Нижегородской обл., основана в 1644, в 1658 приписана к Свято-Троицкому Макариево-Унженскому мон-рю), Соловецкий Воскресенский мон-рь (Ломова пуст.) (мужской, в Юрьевце, основан, вероятно, в 1-й пол. XVII в., упразднен в 1686), Преображенский мон-рь (мужской, в Кинешме, основан, вероятно, в 1-й пол. XVII в., упразднен в 1764), Тихвинская Мячева пуст. (мужская, в с. Мячеве Юрьевецкого у., основана ранее 1660, последнее упоминание в 1744), Рождественская пуст. на р. Нодоге (в дер. Пустынь (ныне не существует, на территории совр. Кинешемского р-на), основана ранее 1708, упразднена после 1735, после 1744 приписана к Макариеву Решемскому мон-рю в качестве скита, закрыта в 20-х гг. XX в.), Преображенская пуст. (мужская, в Плёсе, основана ранее 1689, упразднена в 1764), Троицкий Белбажский (Белможский) мон-рь (женский, на р. Белбаж в Макарьевском у. Костромской губ., основан в 1708, закрыт в 20-х гг. XX в.), Воскресенский мон-рь (женский, ныне с. Писцово Комсомольского р-на Ивановской обл., упом. ок. 1711, по преданию, мон-рь разрушен во время большого пожара, вероятно, в 1-й пол. XVIII в.), Высоковский Успенский единоверческий мон-рь (мужской, близ дер. Высоково Ковернинского р-на Нижегородской обл., в 1804 существовавший здесь старообрядческий скит был преобразован в единоверческий, в 1820 - в пустынь, в 1829 - в мон-рь, закрыт в 1929, возобновлен в 1999), Успенский мон-рь (женский, в Кинешме, основан как община в 1868, преобразован в мон-рь в 1896, закрыт в 1924), Ново-Казанская община (женская, вблизи с. Турань Варнавинского у. Костромской губ., основана в 1908, закрыта в 1919).

Архиереи

еп. Симон (Тодорский; 31 марта - 18 авг. 1745), еп. Сильвестр (Кулябка; 10 нояб. 1745 - 25 апр. 1750), еп. Геннадий (Андреевский; 16 апр. 1753 - 1 авг. 1757), еп. Дамаскин (Аскаронский; 21 мая 1758 - 16 июля 1769), еп. Симон II (Лагов; 6 сент. 1769 - 31 марта 1778), еп. Павел (Зернов; 15 апр. 1778 - 15 янв. 1800), еп. Евгений (Романов; 4 марта 1800 - 9 дек. 1811), еп. Сергий (Крылов-Платонов; 17 марта 1812 - 4 июня 1817), еп. Самуил (Запольский-Платонов; 19 авг. 1817 - 6 апр. 1830), еп. Павел II (Подлипский; 26 мая 1830 - 26 сент. 1836), еп. Владимир (Алявдин; 26 сент. 1836 - 14 нояб. 1842), еп. Виталий (Щепетов; 14 нояб. 1842 - 11 авг. 1845), еп. Иустин (Михайлов; 11 авг. 1845 - 25 февр. 1850), еп. Леонид (Зарецкий; 25 февр. 1850 - 19 авг. 1853), еп. Филофей (Успенский; 19 авг. 1853 - 15 февр. 1857), архиеп. Платон (Фивейский; 15 февр. 1857 - 12 мая 1877), еп. Геннадий (Левицкий; 1877-1878, временно управлял епархией), еп. Игнатий (Рождественский; 11 февр. 1878 - 7 июня 1883), еп. Александр (Кульчицкий; 6 авг. 1883 - 16 дек. 1888), еп. Августин (Гуляницкий; 24 дек. 1888 - 14 дек. 1891), еп. Виссарион (Нечаев; 14 дек. 1891 - 30 мая 1905), архиеп. Тихон (Василевский; 16 июня 1905 - 11 июля 1914), еп. Иннокентий (Кременский; 18 мая - 18 июля 1910 временно управлял епархией), еп. Евгений II (Бережков; 11 июля 1914 - 23 авг. 1918), архиеп. Евдоким (Мещерский; 18 марта - 21 окт. 1918 временно управлял епархией), еп. Филарет (Никольский; 23 авг. 1918 - 13 мая 1919 временно управлял епархией), архиеп. Серафим (Мещеряков; 13 мая 1919 - 16 июня 1922), архиеп. Севастиан (Вести; июль-сент. 1923, 1924 - 8 дек. 1929), еп. сщмч. Августин (Беляев; 22 сент. 1923 - 16 февр. 1924), еп. Сильвестр II (Братановский; 1924), архиеп. сщмч. Димитрий (Добросердов; 13 янв. 1930 - 13 мая 1932), еп. Гурий (Степанов; 25 июня - 13 авг. 1930), архиеп. сщмч. Никодим (Кротков; 10 июня 1932 - 3 дек. 1936), еп. Феодосий (Кирика; авг. 1937), архиеп. Антоний (Кротевич; 1946 - 16 нояб. 1953), еп. Иоанн (Разумов; 30 нояб. 1953 - 11 нояб. 1954), еп. Арсений (Крылов; 11 нояб. 1954 - 17 сент. 1956), еп. Сергий II (Костин; 17 сент. 1956 - 15 июня 1959), архиеп. Пимен (Извеков; 1 нояб. 1959 - 16 марта 1961 временно управлял епархией (впосл. патриарх Московский и всея Руси)); архиеп. Иоанн II (Лавриненко; 16 марта - 5 мая 1961), еп. Донат (Щёголев; 5 мая - 5 июля 1961), еп. Никодим II (Руснак; 10 авг. 1961 - 21 апр. 1964), архиеп. Кассиан (Ярославский; 20 мая 1964 - 30 нояб. 1988), архиеп. Иов (Тывонюк; 30 нояб. 1988 - 13 сент. 1989), архиеп. Александр (Могилёв; 13 сент. 1989 - 5 марта 2010), архиеп. Алексий (Фролов; 5 марта 2010 - 3 дек. 2013), еп Ферапонт (Кашин; с 25-26 дек. 2013; 13 мая - 25-26 дек. 2013 временно управлял епархией).

Арх.: ГА Костромской обл. Ф. 25, 26, 27, 28, 31, 130, 131, 132, 242, 360, 701, 1146, Р-2102; ГАИО. Ф. Р-2953.
Ист.: Мат-лы для географии и статистики России, собр. офицерами Ген. штаба. СПб., 1861. Т. 12: Костромская губерния. С. 191-192, 450-480; Диев М., прот. Словарь писателей духовного и светского чина Костромской губернии. М., 1892; Мат-лы для истории Костромской епархии. Кострома, 1895-1912. 5 вып.; Сказание о явлении и чудесах Феодоровской иконы Богоматери // ВАИ. 1909. Вып. 19. С. 187-260; Дозорная книга г. Солигалича 1614 года // Костромская земля: Краевед. альм. Кострома, 1992. Вып. 2. С. 36-38; Переписная книга Солигалича 1628 г. // Там же. 1999. Вып. 4. С. 68-78; Отрывок из Дозорной книги Галича 1620 г. // Там же. С. 79-97; МонастЭС. 2000. С. 138-144; Взгляд в прошлое: Сб. док-тов (1918-1991 гг.). Кострома, 2000. С. 27-44; Как это было: Док-ты и мат-лы о сносе соборов Костромского кремля в 1934 г. М., 2003; Костромская икона. 2004; Книга памяти жертв полит. репрессий Костромской области. Кострома, 2007; Авдеев А. Г. Житие прп. Паисия Галичского: Исслед. и тексты. М., 2009.
Лит.: Арсеньев И. Описание Костромского Успенского собора. СПб., 1829; Описание Костромского Ипатиевского мон-ря. М., 1832; Пётр (Подлипский), архиеп. Описание Николаевского Луховского Костромской епархии третьеклассного мужского мон-ря. М., 1836; Островский П., свящ. Ист. описание Костромского Успенского кафедр. собора. М., 1855; он же. Ист. записки о Костроме и ее святыне, благочестночтимой в имп. Доме Романовых. Кострома, 1864; он же. Ист.-стат. описание Костромского 1-кл. Ипатьевского мон-ря. Кострома, 1870; Диев М., прот. Ист. описание Костромского Ипатского мон-ря. М., 1858; Прилуцкий Д. Ф. Ист. описание Городецкого Аврамиева мон-ря в Костромской губернии. СПб., 1861; Филумен, иеродиак. Ист. записки о Троицкой Кривоезерской общежит. пустыни Костромской епархии. М., 1862; Беляев И., прот. Стат. описание соборов и церквей Костромской епархии. СПб., 1863; Самарянов В. А. Памятная книга для Костромской епархии. Кострома, 1868; он же. Преподобный Иларион, иже на Моце реце, основатель Дорофеевой пустыни. СПб., 1889; Румянцев П., свящ. Описание Железноборовского мон-ря Костромской губернии Буйского уезда. Кострома, 1873; Андроников Н. Ист. записки о Костромской духовной семинарии и Костромской губернской гимназии. Кострома, 1874; Святые угодники Божии и подвижники Костромские, их жизнь, подвиги, кончина и чудеса. Кострома, 1879; Херсонский И. К. Летопись Макариева Унженского мон-ря. Кострома, 1888. Вып. 1; 1892. Вып. 2; Баженов И. Костромской Богоявленско-Анастасьинский мон-рь: Ист. очерк. Кострома, 1895; он же. Костромской Ипатьевский монастырь. Кострома, 1909; Соловьев А. Николаевский Бабаевский мон-рь Костромской епархии. Кострома, 1895; Сырцов И., прот. 150-летие Костромской духовной семинарии (1747-1897 гг.). Кострома, 1897; он же. Архипастыри Костромской епархии за 150 лет ее существования. Кострома, 1898; он же. Древние памятники самозащиты и благочестия граждан г. Солигалича. Кострома, 1899; Илинский П. А. Луховская Тихонова пустынь Костромской губернии: Ист. очерк. Кострома, 1898; Боголюбский жен. мон-рь Костромской епархии. СПб., 1899; Покровский С. Прп. Иаков, игумен Предтеченского Железноборовского мон-ря Костромской епархии Буйского уезда. Каз., 1899; Воскресенский А. Свято-Троицкая Кривоезерская пустынь. Кострома, 1904; Упраздненные мон-ри Костромской епархии. М., 1909; Краткие стат. сведения о приходских церквах Костромской епархии: Справ. кн. Кострома, 1911; Лукомский В. К. Кострома. СПб., 1913; Орлов В. Галичский Староторжский Николаевский жен. мон-рь: Ист. описание. М., 1913; Лукомский Г. К. Старинные церкви Костромской губернии. Уезды: Буйский, Галичский, Солигаличский и Чухломской. Пг., 1916; Брюсова В. Г. Ипатьевский мон-рь. Ярославль, 1968; она же. Гурий Никитин. М., 1982; Масленицын С. Кострома. Л., 1969; Иванов В. Н. Кострома. М., 1970; Тиц А. А. На земле древнего Галича. М., 1971; Кудряшов Е. В. Солигалич. Л., 1987; Борисов Н. С. От Ярославля до Вологды. М., 1995; Ветлужская сторона: Ист.-краевед. сб. Кострома, 1995; Прп. Авраамий Городецкий, Чухломской и Галичский чудотворец, и созданный им Св.-Покровский Авраамиево-Городецкий мон-рь. М., 1996; Демидов С. В., Кудряшов Е. В. Нерехта. М., 1996; К 400-летию преставления прп. Ферапонта Монзенского. Кострома, 1997; Зонтиков Н. А. Костромская духовная семинария: Вехи истории: К 250-летию со дня основания (1747-1997 гг.). Кострома, 1997; он же. Прп. Макарий Унженский и Желтоводский: К 555-летию со дня преставления, 1444-1999. Кострома, 1999; он же. Макариево-Писемский Спасо-Преображенский мон-рь: К 600-летию основания обители. Кострома, 2000; он же. Прп. Варнава Ветлужский: К 555-летию со дня преставления, 1445-2000 гг. Кострома, 2000; он же. Прп. Авраамий Городецкий, Галичский и Чухломский: К 625-летию со дня преставления, 1375-2000. Кострома, 2000; он же. Богородицко-Игрицкий мон-рь: судьба обители // Костромской район: Вехи истории. Кострома, 2003. С. 189-199; он же. Церковь св. мучеников Александра и Антонины в Селище в Костроме. Кострома, 2010; Тихонова пустынь и Лухский край. Иваново, 1998; Слово о земле Большесольской. Кострома, 1999; МонастЭС. 2000. С. 138-144; Александр (Могилёв), архиеп. Священномученик Никодим: Жизнь, отданная Богу и людям. Кострома, 2001; он же. Священномученик прот. Иосиф Смирнов (1864-1918). Кострома, 2003; он же. Прп. Тимон, старец Надеевский. Кострома, 2004; он же. Чудотворная Феодоровская икона Божией Матери. Кострома, 2004; он же. История учреждения Костромской епархии. Кострома, 2004; он же. Костромская Одигитрия: Чудотв. Смоленская икона-фреска Божией Матери. Кострома, 2005; Кострома: Ист. энцикл. Кострома, 2002; Рогов И. В., Уткин С. А. Ипатьевский мон-рь: Ист. очерк. М., 2003; Русские монастыри. Поволжье: Костромская, Ивановская, Нижегородская, Йошкар-Олинская, Чебоксарская епархии. Новомосковск; М., 2003. С. 90-167; Исторические города и села Костромской области. Кострома, 2006. Вып. 2: Бывшие города; Елизаров А. М. Мученики за веру // Светочъ. Кострома, 2007. Вып. 2. С. 38-48; Воробьев Н. В. Времен связующая нить: История Кинешемского духовного училища и пед. колледжа. Иваново, 2008; Новые храмы Костромской епархии, 1989-2009. Кострома, 2009; Бадьина Н. В. Деятельность Костромской епархии в годы Первой Мировой войны // Светочъ. 2010. Вып. 6. С. 238-247; Резепин П. П. Епископы Кинешемские, викарии Костромские // Там же. С. 286-296.
Н. А. Зонтиков

Архитектурное наследие

Деревянное строительство

Церковь арх. Михаила в Муромцеве. 1681 г. Фотография. Кон. XIX в.
Церковь арх. Михаила в Муромцеве. 1681 г. Фотография. Кон. XIX в.

Церковь арх. Михаила в Муромцеве. 1681 г. Фотография. Кон. XIX в.
Самые ранние храмы на территории епархии появились в городах: в 1239 г. в Костромском кремле - Феодоровская ц., в которую была помещена обретенная икона Божией Матери, получившая имя Феодоровской; в нач. XIV в. в Галиче существовала Спасская ц., рядом с которой находился мон-рь; в 1334 г. был возведен собор Воскресенского мон-ря, положившего начало городу Соли Галицкой (совр. г. Солигалич). До нач. XVIII в. большинство храмов строили из дерева. Судя по письменным источникам, в нач. XV в. в Костроме существовало не менее 30 церквей, к нач. XVII в. в 35 городских приходах их было 62; в Соли Галицкой к 1628 г.- 9 церквей. Из 840 храмов К. и Г. е. в нач. ХХ в. 100 остались деревянными, среди них - постройки XVI - нач. XVII в.: церкви свт. Николая Чудотворца в Кадые (1570), в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Ивановском под Нерехтой (1613), Успения в с. Сенная под Чухломой (1628).

Церковь прор. Илии в с. В. Берёзовец Солигалического р-на. Кон. XVIII — нач. XIX в. Фотография. Кон. XIX в.
Церковь прор. Илии в с. В. Берёзовец Солигалического р-на. Кон. XVIII — нач. XIX в. Фотография. Кон. XIX в.

Церковь прор. Илии в с. В. Берёзовец Солигалического р-на. Кон. XVIII — нач. XIX в. Фотография. Кон. XIX в.

Древнейшая сохранившаяся ц. в честь Собора Пресв. Богородицы в с. Холм Галичского р-на (1552, перевезена в Костромской архитектурно-этнографический и ландшафтный музей-заповедник «Костромская слобода», он же - Музей деревянного зодчества, далее - МДЗ) принадлежит к известному на севере типу «круглых» храмов с 8-гранным основным объемом, асимметричной 5-гранной апсидой и небольшой трапезной с поднятой на бревенчатых консолях галереей-гульбищем и одновсходной лестницей. Вероятно, изначальное шатровое завершение в XVIII в. заменили невысоким малым восьмериком с пятиглавием на крещатой бочке. Самым распространенным был тип клетского храма с высокой двускатной кровлей и пониженными объемами чуть зауженного граненого алтаря и трапезной, по ширине равной наосу. Так выделяли церкви Спаса Всемилостивого (1712) из с. Фоминского Костромского р-на (ныне в МДЗ) и Воскресения Христова (1762-1763) в с. Кужбал (Нейский р-н). Все помещения соединялись широкими арками. Шатровые колокольни могли располагаться над кровлей трапезной, как в церкви из с. Фоминского, или в виде 8-гранного (реже 6-гранного) столпа на низком четверике примыкать с запада, как в ц. арх. Михаила (1681) в урочище Муромцево Галичского р-на (не сохр., ИИМК РАН. Фототека). Уникальную конструкцию имела ц. Преображения (1713) из с. Спас (Спас-Вёжи, перевезена в МДЗ, утрачена в 2002). Ее объем был поднят на дубовых сваях, охвачен закрытой галереей-гульбищем с опорой на консольные бревна. Изначально храм был связан переходом с 8-гранной шатровой колокольней, также стоявшей на сваях.

Церковь арх. Михаила в с. Архангельском на Волу. 1755 г. Фотогафия. Нач. ХХ в.
Церковь арх. Михаила в с. Архангельском на Волу. 1755 г. Фотогафия. Нач. ХХ в.

Церковь арх. Михаила в с. Архангельском на Волу. 1755 г. Фотогафия. Нач. ХХ в.

Под влиянием каменных бесстолпных храмов изменился облик клетских церквей. Их стали завершать 4-скатной кровлей, основное пространство перекрывать имитированным в дереве 8-дольным сводом со световым барабаном, представлявшим поздний вариант «неба», как в церквах во имя прп. Ефрема Сирина (1728) на погосте Ефремье (Ширь) Парфеньевского р-на и Воскресения Господня (1755) в Леонтьеве Судиславского р-на. Особой монументальностью отличается композиция ц. свт. Николая Чудотворца (1741) в с. Андреевском Сусанинского р-на, с высоким подклетом и галереей, опирающейся на выступающие с запада выпуски венцов сруба.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Берёзовец на Ноле. Фотография. Нач. XX в.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Берёзовец на Ноле. Фотография. Нач. XX в.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Берёзовец на Ноле. Фотография. Нач. XX в.

О шатровых храмах известно из письменных источников. В Костроме в нач. XVII в. было не менее 6 церквей подобного типа. Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи на Брагиной ул. имела усложненную композицию с закомарами «на каменное дело» - вероятно, бочками в основании шатра; ц. свт. Николая Чудотворца на Нижнем посаде была 5-шатровой; собор Воскресенского мон-ря в Соли Галицкой имел «вверху на полатях на правой стороне придел» (Переписная книга. 1999. С. 72). К шатровым принадлежали ц. свт. Николая Чудотворца (1594) с. Сухорукова, Троицкая ц. (1628) в с. Сандогора Костромского р-на, Троицкая ц. (1666) в Варнавине (ныне пос. Варнавино Нижегородской обл.).

В XVIII в. распространение получали храмы ярусного типа с одним или неск. восьмериками на четверике, напр. ц. прор. Илии (1-я пол. XVIII в.) из с. В. Берёзовец Солигаличского р-на (МДЗ), поставленная на подклете «кораблем», с 2 восьмериками, увенчанными луковичной главкой на 8-дольной купольной кровле с полицами. Своеобразием отличались утраченные храмы 50-70-х гг. XVIII в. в Варнавинском у. (ныне Нижегородская обл.), известные по фотографиям нач. ХХ в. По пропорциям они близки к храмам Вологодской губ., для них были характерны вытянутые, иногда до 3/4 высоты здания, четверики с 3 осями проемов, увенчанные низким восьмериком (ц. свт. Николая Чудотворца в Белышеве, 1752, не сохр.; Троицкая ц. в с. Турань, 1760, в руинах; ц. св. Иоанна Предтечи, 1759, и ц. Вознесения, 1768, в Вознесенском на Ветлуге) или 2 восьмериками (ц. прп. Макария Желтоводского в с. Притыки, 1767; ц. прор. Илии в Ильинском на Чебоксарке, 1775). К храму в Ильинском, вероятно, в нач. XIX в. была пристроена колокольня в стиле классицизма, увенчанная шпилем. В этой группе храмов 2-ярусная ц. сщмч. Харалампия Магнезийского (1751) в Белышеве и 3-ярусная ц. арх. Михаила (1755) в Архангельском, что на Волу, завершены 5-главием, скомпонованным по укр. образцу - по сторонам света; аналогичная постановка глав была использована в храмах совр. Галичского р-на - в ц. в честь Воскресения Господня (1783) типа «восьмерик на четверике» в урочище Ст. Георгий (близ дер. Коптево; не сохр.) и в ц. свт. Николая Чудотворца (2-я пол. XVIII в.) в с. Берёзовец на р. Ноле, пирамидальную композицию к-рой формировали примыкающие к 2-ярусному 8-гранному объему 4 пониженных прируба, завершенные бочками, и П-образная 2-ярусная открытая галерея с навесами на колоннах.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Благовещенском. 1858, 1898 гг. Фотография. Нач. XX в.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Благовещенском. 1858, 1898 гг. Фотография. Нач. XX в.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Благовещенском. 1858, 1898 гг. Фотография. Нач. XX в.

Редким примером деревянного храма в стиле классицизма являлась ц. Успения Пресв. Богородицы (1847) в Варнавине (не сохр.). Четверик с фасадами, завершенными пологими треугольными фронтонами, был увенчан купольным барабаном, перед входами устроены невысокие 4-колонные портики, а полукружие апсиды охвачено колоннадой. Лишь в нескольких ныне утраченных храмах сер. XIX в. были использованы отдельные элементы классицистического декора - пилястры на углах, профилированные 3-частные карнизы и треугольные фронтоны: в Казанской ц. (1840) в с. Красные Усады Макарьевского у., в ц. Рождества Пресв. Богородицы (1863) в с. Письменер Ветлужского у.

Церковь в честь собора св. Иоанна Предтечи в с. Коробове. 1858 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь в честь собора св. Иоанна Предтечи в с. Коробове. 1858 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в честь собора св. Иоанна Предтечи в с. Коробове. 1858 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Храмы периода эклектики отличаются большим разнообразием. В ц. свт. Николая Чудотворца (1858) в с. Благовещенском Варнавинского у. (не сохр.) отразилось влияние храмов, созданных архит. К. А. Тоном в русско-визант. стиле: четверик со срезанными углами был завершен низким глухим восьмериком, увенчанным массивной луковичной главой, основным мотивом убранства фасадов служили тройные арочные окна и аркатурно-колончатые пояса. Одним из самых ярких памятников была ц. в честь Собора св. Иоанна Предтечи в с. Коробове Костромского у. (1854-1855, проект архит. Р. И. Кузьмина, не сохр.), пожалованном потомкам Ивана Сусанина. Восьмерик с узкими диагональными гранями, завершенными щипцами, имел шатровую кровлю, был увенчан малым шатром светового барабана с миниатюрной главкой, шатром завершалась колокольня над трапезной, окна имели двускатные перемычки, портики - фигурные колонки.

В посл. трети XIX - нач. ХХ в. широко использовались образцовые проекты 1857 и 1911 гг.: напр., в 1906 г. в духе эклектики была сооружена старообрядческая Покровская ц. в дер. Стрельниково (ныне Костромского р-на), в упрощенных формах русского стиля (1913) - ц. прор. Илии в Ильинском (ныне Кадыйского р-на), с 5-главым двусветным четвериком, со щипцовыми подвышениями над центрами фасадов. В вост. части епархии преимущество отдавалось шатровым храмам. Самый крупный - Николаевский (не сохр.) был построен в 1916 г. в дер. Соколово близ ст. Шарья (ныне город Костромской обл.), с четвериком, завершенным 8-гранным шатром со щипцовыми кокошниками в основании. Необычную композицию и развитое убранство в рус. стиле имела Троицкая ц. (1904) в с. Новотроицком Ветлужского у. (ныне урочище близ дер. Майтиха Шарьинского р-на; в руинах): крестообразный объем с 2 восьмериками (нижним глухим и более узким световым), со щипцами в основании шатра, небольшие шатры были над углами нижнего объема и на колокольне, примыкавшей к трапезной. Ретроспективные формы, воспроизводящие композицию предшествующего ярусного храма, отличают ц. прп. Макария Писемского (1909-1912) на погосте Макарьева Пустыня Буйского у. (ныне Макариево-Писемский в честь Преображения Господня жен. мон-рь), с убывающими по размерам 2 четвериками и 2 восьмериками, увенчанными главкой на глухом барабане.

Существовало много деревянных часовен, число к-рых к нач. ХХ в. достигало 1300. Простейшие представляли собой небольшой квадратный сруб с подскатной кровлей и главкой, напр. часовня во имя прор. Илии (2-я пол. XIX в.) в дер. Грибаново Солигаличского р-на, часовня (1899) из дер. Юркино Чухломского р-на (МДЗ); или 8-гранный объем с шатровым завершением - часовня (2-я пол. XIX в.) в дер. Лаптуново Парфеньевского р-на. Характерно для местных традиций устройство вокруг основного сруба галереи-гульбища с навесом на столбах - часовня (кон. XVIII в.) у Авраамиева Заозерского мон-ря на территории совр. Галичского р-на (не сохр.), часовня (кон. XVIII - нач. XIX в.) из дер. Б. Токарево Солигаличского р-на (МДЗ), 8-гранный сруб которой увенчан вытянутым шатром над широкими скатами кровли и опирается на столбы галереи, поднятой на консольных выступах нижних бревен. Уникальна ярусная композиция часовни из дер. Притыкино Шарьинского р-на с 2 восьмериками на четверике, повторяющая тип храмов Варнавинского у.

Каменное строительство

Церковь в честь Богоявления в с. Красное-на-Волге. 1592 г.. Фотография. 10-е гг. XXI в.
Церковь в честь Богоявления в с. Красное-на-Волге. 1592 г.. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Церковь в честь Богоявления в с. Красное-на-Волге. 1592 г.. Фотография. 10-е гг. XXI в.
Древнейший памятник Костромского кремля - Успенский собор (не сохр.) в дореволюционной лит-ре было принято датировать XIII в. и связывать с деятельностью вел. кн. Василия Ярославича. Исследования 1934 г. (Л. К. Любимов, С. С. Чижов, Н. Н. Чудаков) накануне разрушения храма доказали, что он был возведен не ранее нач. XVI в. По реконструкции Чижова (1935), четверик собора с 3 апсидами был поднят на сводчатом подклете, имел позакомарное перекрытие и крупную главу, опиравшуюся на 2 столба и алтарную стену, открытое гульбище. Фасадное убранство было типичным для московского зодчества этого периода: 3-частное членение лопатками, килевидные закомары над нешироким карнизом и полоса килевидных арочек под карнизом апсид и по верху барабана, белокаменные перспективные порталы. Необычна была ориентация алтаря на север, в сторону урочища на Запрудне - места обретения Феодоровской иконы Божией Матери, хранившейся в соборе. Собор дважды расширяли (1678, 1775-1778), в результате чего он стал 4-столпным 5-главым, при последней перестройке был расписан ярославскими мастерами. Рядом с Успенским стоял каменный Троицкий собор, вероятно близкий к нему по времени (разобран в 1773 после пожара).

В 1559-1565 гг. ростовские мастера возвели монументальный Богоявленский собор Богоявленско-Анастасиина мон-ря в Костроме, типичный для монастырских соборов грозненского времени. Во 2-й пол. XVI в. преимущественно на средства бояр Годуновых начал формироваться комплекс каменных сооружений Ипатиевского во имя Св. Троицы мон-ря. Благодаря существованию в Костроме во 2-й пол. XVI в. Кирпичной слободы и наличию в монастырских вотчинах большого числа ремесленников-строителей к концу столетия все храмы на территории К. е. возводили без привлечения артелей со стороны.

В 1592 г. по заказу Бориса Годунова в его вотчинном с. Красное-на-Волге была сооружена шатровая ц. в честь Богоявления, объемная композиция которой с симметричными приделами, увенчанными главками на горке кокошников, и 2-ярусной арочной галереей (проемы в нижнем ярусе галереи заложены, в верхнем остеклены в нач. 90-х гг. XX в.) типична для храмов годуновского времени. В отличие от большинства храмов кон. XVI - нач. XVII в. церковь не имеет развитого ордерного декора, ее фасадное убранство свидетельствует о работе местных мастеров.

В течение XVII в. на территории К. и Г. е. было возведено более 35 каменных храмов, больше трети из них - в мон-рях. В это время были выработаны основные конструктивные приемы и принципы декорации, свойственные костромской архитектурной школе. В 1607 г. «по вере и обещанию» царя Василия Шуйского был заложен 5-главый Покровский собор - 1-я каменная постройка Авраамиева Городецкого мон-ря под Чухломой (освящен в 1632). С севера к собору примыкал Ильинский придел над гробницей прп. Авраамия Галичского, с запада - паперть с шатровой колокольней. Внутренняя структура восходила к кремлевскому собору в Костроме. Здесь впервые была сформирована характерная для местного зодчества система, при к-рой вост. пара столбов слита с алтарной преградой, а малые вост. главы освещают помещения жертвенника и диаконника. Своеобразие проявилось и во внешнем убранстве: проемы на боковых фасадах смещены к востоку, окна 2-го света заключены в наличники с перспективными треугольными фронтонами, широкий карниз составлен из полос бегунца, поребрика, расширяющихся кверху ступенчатых консолек, закомары имеют широкие обводы.

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Солигаличе. 1688 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Солигаличе. 1688 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Солигаличе. 1688 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Конструкция и объемная композиция чухломского собора послужила образцом для собора Паисиева мон-ря под Галичем, сооруженного по заказу боярина А. М. Львова (1642-1646), и собора Макариева Унженского мон-ря (1663-1670), особенностью которого были круглые в сечении зап. столбы. Композиция боковых фасадов теряет зависимость от внутренней структуры: 4 пряслам соответствуют лишь 3 закомары. Тот же тип внутреннего устройства получил Троицкий собор Ипатиевского мон-ря, заново отстроенный в 1650-1652 гг. В сер. XVII в. в Авраамиевом и Паисиевом мон-рях появились каменные трапезные церкви, прямоугольные в плане, на подклетах, с повышенной, поперечно ориентированной средней частью - бесстолпным храмом, увенчанным 3 поставленными в ряд шатрами в Авраамиевом мон-ре (известен по рис. К. О. Красовского, сделанному в 1849; см.: Максимов. 1858. С. 24) и 3 главами - в Паисиевом. В 70-80-х гг. XVII в. сформировался комплекс каменных сооружений Макариева Унженского мон-ря с 3 храмами, шатровой колокольней и келейными корпусами. Из ряда крупных монастырских храмов выделяется собор Рождественского мон-ря в Солигаличе. Он был заложен в 1668 г. на средства царицы Марии Ильиничны Милославской, после ее смерти и последовавшего вслед за этим перевода местных мастеров на работы в Архангельск собор простоял до 1792 г., когда артель из Вел. Устюга заново выложила своды и главы. В объемной композиции собора доминирует поднятый на высоком подклете 5-главый четверик с 3 более низкими полукруглыми апсидами разной величины. Внутри своды опираются на 4 мощных круглых столба с профилированными базами и капителями. Сев. фасад закрыт приделом с небольшой трапезной и шатровой колокольней, западный - 2-ярусной галереей с рундуком крыльца перед лестничным всходом. В наружном убранстве главную роль играют ширинки, из к-рых составлены лопатки, фланкированные тонкими колонками-дудочками с перехватами. Декоративность ширинкам придают миниатюрные белокаменные вставки в виде коников, балясин, звезд и сердечек, вмонтированные в их донца.

Первый большой городской храм в Костроме - ц. Воскресения на Дебре (1645-1651) - выдающийся пример местного зодчества сер. XVII в. Вероятно, благодаря заказчику купцу К. Г. Исакову, входившему в состав московской Гостиной сотни, в архитектуру были привнесены черты, свойственные московскому и ярославскому зодчеству. Крупное 4-столпное 3-апсидное здание с ложными полуциркульными закомарами, 4-скатной кровлей, 5 луковичными главами на цилиндрических барабанах (вост. глухие) поставлено на подклет и окружено галереями. Остроту силуэта дополняют одноглавый сев. придел с горкой кокошников и 3 шатровых крыльца с лестницами-всходами. Разнообразен фасадный декор с белокаменными резными вставками; роспись стен «в бриллиантовый руст» и «травами» утрачена в 90-х гг. XX в.

Церковь Св. Троицы в Костроме. Ок. 1645 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь Св. Троицы в Костроме. Ок. 1645 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь Св. Троицы в Костроме. Ок. 1645 г. Фотография. Нач. ХХ в.

В сер. XVII в. появился тип двустолпного храма в 2 вариантах. Первый - с главой, сдвинутой к востоку и поставленной на подпружных арках, переброшенных от столбов к вост. стене, был производным от конструкции собора Авраамиева Городецкого мон-ря - костромская ц. в честь Рождества Христова (прор. Илии) на Городище (1649-1652, заказ бояр Г. И. и Ф. П. Морозовых), собор в честь Владимирской иконы Божией Матери в Сретенском монастыре Нерехты (1678, заказ ярославского жителя И. Аверкиева). Образцом конструкции 2-го варианта послужил Преображенский собор Геннадиева в честь Преображения Господня муж. мон-ря под Любимом (1644-1647) на границе с ярославскими землями. Собор с главой, поставленной между столбами, не имел подклета, обладал приземистыми пропорциями, его зап. фасад был украшен аркатурно-колончатым фризом. К тому же типу двустолпия относятся костромские храмы - собор Вознесенского мон-ря, вскоре превращенный в приходскую ц. Вознесения на Дебре (1654), ц. ап. Иоанна Богослова в Богословской слободе (1681-1687, построена на средства Ипатиевского мон-ря), а также храмы Лухского у. (ныне Ивановская обл.) - Воздвиженский собор (1679) Тихонова Лухского мон-ря и ц. в честь Воскресения (1680) в Лухе (заказ посадского жителя М. Фёдорова, «попова сына»). Все они были 5-главыми, но их объемные композиции отличаются: церковь на Городище (боковые главы разобраны в кон. XVIII в., утраченный сев. придел восстановлен при реставрации в 1985-1990) имела 2 симметричных придела и колокольню, соединенную с храмом маленькой папертью, к собору в Нерехте первоначально примыкала двустолпная трапезная и деревянная шатровая колокольня (заменена новой трапезной в 1833), а Воскресенская ц. в Лухе к кон. XVII в. была дополнена галереей и приделом. За исключением монастырских, эти церкви не имели деления фасадов на прясла, обладали развитым фасадным декором в костромской версии узорочья.

Выдающимся памятником являлась ц. Св. Троицы в Костроме, возведенная на средства купца И. Постникова в 1645-1650 гг. (не сохр.). Композиция с двусветным 3-апсидным четвериком, небольшой папертью и шатровой колокольней, а также венчание храма горкой из 3 ярусов кокошников свидетельствуют о влиянии московского посадского зодчества. Фасады отличало многоцветие: маковки глав и шатер колокольни покрывала зеленая поливная черепица, муравленые изразцы с изображением двуглавых орлов и всадников декорировали барабаны глав и широкий фриз карниза, на кирпичных стенах выделялись белокаменные бусины, колонки и фронтоны наличников, массивные перспективные порталы.

Для посадского зодчества К. и Г. е. характерен тип бесстолпных церквей с трапезными и шатровыми колокольнями. Двусветные четверики этих храмов, завершенные 4-скатной кровлей, в подавляющем большинстве увенчаны пятиглавием. В фасадном декоре использованы огибающие лопатки или полуколонки-дудочки, над широким карнизом с полосами поребрика и мелких нишек расположен ряд кокошников, а оконные проемы украшены наличниками с наборными боковинами и фронтонами в виде кокошников и щипцов разной формы - ц. в честь Преображения за Волгой (1685-1688) в Костроме (реставрирована в 1968-1978), ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы (1695) в с. Апраксине под Костромой (не сохр.). Отличительной чертой храмов в приволжской части К. и Г. е. являются слегка растянутые в поперечном направлении стройные четверики, как правило, с 2 осями проемов на боковых фасадах - ц. Воскресения Словущего (1670) в Толпыгине и ц. Спаса Нерукотворного (1682-1691) в с. Спасском (Спас-Березники) Нерехтского у. (ныне деревня Приволжского р-на Ивановской обл.).

Своеобразную композицию завершения четверика с использованием дополнительных ярусов кокошников и тесной группировкой глав на вытянутых глухих барабанах выработали солигаличские мастера - Воскресенский собор Воскресенского монастыря (1663-1669, мастер Г. А. Антоновский), ц. свт. Николая Чудотворца (1686-1688, освящена в 1694). Полагают, что именно Антоновский со товарищи в 80-90-х гг. XVII в. по заказу С. В. Готовцева в его вотчинном с. Ликурга (ныне Буйский р-н) выстроили один из самых интересных сельских храмовых комплексов XVII в.: 2 бесстолпные церкви - летняя Троицкая увенчана 5 крупными главами на горке кокошников, с приделами, трапезной и шатровой колокольней, и зимняя одноглавая ц. в честь Рождества Христова, окруженная галереей-папертью, с трапезной палатой, усыпальницей Готовцевых и оградой с круглыми башенками и воротами в виде кубического четверика с главкой на 8-гранном постаменте. Наружное убранство всех построек представляет образец «дивного узорочья» XVII в.

Церковь Св. Троицы в с. Ликурга. 80-е гг. XVII в. Фотография. Нач. XX в.
Церковь Св. Троицы в с. Ликурга. 80-е гг. XVII в. Фотография. Нач. XX в.

Церковь Св. Троицы в с. Ликурга. 80-е гг. XVII в. Фотография. Нач. XX в.

Нарышкинский стиль затронул преимущественно приволжские города. Исключительным своеобразием отличалась 5-главая бесстолпная ц. Благовещения (1700, не сохр.) в Юрьевце (ныне Ивановская обл.), возведенная на средства купца Ф. К. Ситникова. В фасадном декоре были применены колончатые наличники с «петушьими гребнями», изразцовое убранство, вероятно под влиянием ярославского зодчества,- карниз и фронтоны наличников верхних окон украшали многоцветные керамические плитки, тимпаны кокошников покрывала роспись, колокольня имела ярко выраженный ярусный характер. Наличники с развитыми фронтонами можно встретить также в храмах в честь Преображения (1746-1762; не сохр., известна по фотографии - ИИМК РАН. Фототека), Сретения в Юрьевце (1757), Воскресения Господня (1754) в с. Решме (Нагорное) неподалеку от Кинешмы.

Первым храмом с восьмериком на четверике стал Успенский собор в Плёсе (1699), неск. тяжеловесный по пропорциям, с гуськовой купольной кровлей и главкой на глухом барабанчике. Церковь Благовещения в Нерехте (начата в 1713, в 1716 освящен сев. придел), увенчанная пятиглавием, положила начало серии подобных храмов. В фасадном убранстве обеих церквей превалируют традиц. элементы декора: огибающие угловые лопатки, наличники в виде валиковых рамок или с килевидными фронтончиками на колонках с перехватами, карнизы с пилой или поребриком, тонкие колонки-дудочки на ребрах восьмерика. Более развитые формы имели сооруженные в 30-х гг. XVIII в. костромские церкви Рождества Христова (Никола Мокрый) на Дебре и Смоленской иконы Божией Матери (святых Космы и Дамиана) в Кузнецах. Пятиглавый храм на Дебре до закрытия в 30-х гг. XX в. сохранял первоначальную композицию с шатровой колокольней над двусветным четвериком придела прп. Сергия Радонежского. Самым оригинальным памятником нарышкинского стиля стала ц. Воскресения Господня (1717), возведенная по заказу Новгородского митр. Иова в Воскресенско-Пушавском мон-ре на окраине слободы Пучеж на берегу Волги (ныне в Ивановской обл.; разобрана в 50-х гг. XX в.): восьмерик венчали 5 глав на граненых глухих барабанах, декор состоял из широких полос поребрика, пучков колонок на ребрах, поддерживавших 3-частный карниз и аттиковый ярус с фигурными филенками, имитировавшими нарышкинские фронтоны-гребни, колончатых наличников, завершения к-рых на каждой грани были различными; нарядным был декор трапезной и 3-частной апсиды, карниз к-рой дополнял ажурный фриз с «жучком». Редчайшими примерами ярусных храмов стали 2 церкви в Кинешме - Воскресенская на Торговой пл. (1729, не сохр.) и Успенская (1747), выстроенная по ее образцу в заречной части города; их пропорции приземисты.

Церковное зодчество К. и Г. е. в 1-й пол. XVIII в. не отличалось интенсивностью, преобладали старые типы храмов. Следование традициям проявлялось при сооружении каменных соборов в городах. Казанский собор в Нерехте (1709), возведенный по указу Петра I, принадлежал к типу бесстолпных посадских храмов, его трапезная и колокольня в XIX в. были заменены новыми, первоначальный облик известен по фотографиям нач. ХХ в. Стройный двусветный четверик был увенчан 5 луковичными главами на нарядно украшенных глухих барабанах, фасады были поделены лопатками на прясла, завершенные ложными закомарами, отрезанными от основного поля стены широким карнизом. К тому же типу храмов относился и Преображенский собор в Чухломе, от которого уцелела лишь нижняя часть объема. Он был построен в 1746 г. солигаличскими мастерами по образцу ц. свт. Николая Чудотворца в Солигаличе; наряду с повторением мотивов московского узорочья в убранстве фасадов использованы нарышкинские наличники с разорванными фронтонами.

Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы в Юрьевце. 1700 г. Фотография. Нач. XX в.
Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы в Юрьевце. 1700 г. Фотография. Нач. XX в.

Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы в Юрьевце. 1700 г. Фотография. Нач. XX в.

При сооружении в 1733 г. Входоиерусалимского собора в Юрьевце мастера также ориентировались на архитектуру сер. XVII в. Пятиглавый двусветный храм с 3-частной апсидой принадлежит к типу двустолпных церквей с центральной главой, расположенной между крещатыми сводами; в фасадном декоре использованы аркатурный пояс под карнизом и оконные наличники с полукруглыми фронтонами на колонках-дудочках; неширокая трапезная пристроена в 1806 г. архит. Н. И. Метлиным.

Обращение к архаичному типу 6-столпного храма при строительстве в 1745 г. Успенского собора в Кинешме, вероятно, было продиктовано желанием подтвердить древность растущего купеческого города. Круглые в сечении столбы указывают на образец - Успенский собор Московского Кремля, но вместо зального интерьера по древнерус. схеме пространство выделено подкупольным крестом и пониженными угловыми компартиментами. Собор завершен 4-скатной кровлей, его главы широко расставлены, центральная крупнее остальных, вместо традиц. закомар над карнизом помещена цепочка мелких полукруглых нишек, окна 2-го света в апсидах имеют 8-угольную форму (боковые фасады полностью скрыты за приделами нач. ХХ в.).

В 1-й пол. XVIII в. в селах по-прежнему преобладали деревянные храмы, каменных было сооружено не более 25 (и все - в зап. части епархии). В их архитектуре прослеживается 2 линии. Первая сохраняет верность традиции посадского строительства 2-й пол. XVII в. Это церкви сельских приходов, возводившиеся по заказу крестьян, преимущественно 5-главые бесстолпные храмы «кораблем», с небольшими трапезными и шатровыми колокольнями. Как правило, их строили костромские, нерехтские и солигаличские артели, к-рые сохраняли черты, присущие местным традициям, напр. расположение проемов в 2 оси в возведенных нерехтчанами церквах Флора и Лавра (1745) во Флоровском урочище (близ совр. дер. Берендеево Нерехтского р-на), Собора Богоматери (1748) в с. Березники Нерехтского у. (ныне Комсомольский р-н Ивановской обл.) или цепочка мелких кокошников в узком аттике над карнизом, типичная для солигаличских мастеров,- ц. Воскресения (1-й четв. XVIII в.) в с. Высоко Солигаличского у. В ряде храмов сохраняется характерное для XVII в. различие в композициях боковых фасадов. В одноглавой ц. Георгия (1736) в с. Новый Георгий Солигаличского у. (ныне Галичский р-н) сев. фасад имеет 2 оси проемов, а южный - одну; в ц. свт. Николая Чудотворца (1720) в с. Сидоровском Красносельского р-на 3 окнам 2-го света на юж. фасаде соответствует окно на северном. О консервативности вкусов заказчиков-крестьян свидетельствует ц. Воскресения (1-я четв. XVIII в.) в с. Высоко Солигаличского у. с 3 главками, поставленными в ряд над поперечно вытянутым четвериком, по образцу Троицкого храма в Паисиевом Галичском монастыре (утраченное завершение храма известно по фотографии (ИИМК РАН. Фототека)). В 1-й четв. XVIII в. значимым художественным центром становится расположенный на границе с Ярославской губ. посад Б. Соли Костромского у. (ныне пос. Некрасовское Ярославской обл.). В 2 храмах, заложенных в 1700 г. местными артелями,- Воскресенском соборе и ц. Рождества Пресв. Богородицы (сооружена на средства посадского человека С. Б. Мельникова) - заметно влияние ярославского зодчества. Фасады с 3 осями проемов строго симметричны, крупные прямоугольные окна 2-го света заключены в наличники с полуколонками, перебитыми бусинами, и с фронтонами в виде сложно профилированных многолопастных килевидных кокошников, над карнизом, раскрепованным над пучком угловых колонок-дудочек, расположен широкий аттиковый ярус с профилированными кокошниками.

Казанский собор в Нерехте. 1709 г. Фотография. Нач. XX в.
Казанский собор в Нерехте. 1709 г. Фотография. Нач. XX в.

Казанский собор в Нерехте. 1709 г. Фотография. Нач. XX в.

Ко 2-й линии относятся храмы с чертами барокко. Их заказчиками были помещики. Эти церкви более разнообразны по объемной структуре и фасадной композиции. В ц. Преображения (1732), возведенной во владении кн. Я. Ф. Долгорукова, в с. Горкине Нерехтского у. (ныне Родниковский р-н Ивановской обл.), глава поставлена на необычно высоком своде, проемы на средней оси расположены выше боковых, подчеркивая симметричность фасада, в декоре использованы ордерные детали, близкие к петровскому барокко. В наружном убранстве 5-главой ц. Св. Троицы (1740) в с. Исупове Сусанинского р-на, к-рым владели дворяне Пушкины и Овцыны, симметрию фасада, ограниченного пилястрами, подчеркивает лучковый изгиб межъярусного карниза над порталом, оконные проемы с коробовыми перемычками заключены в рамочные, с 3-частными замками, «ушами» и сережками наличники, завершенные треугольными и лучковыми сандриками. Колокольня, примыкающая к трапезной, традиционна - восьмерик на четверике с шатром. В нарядном убранстве Троицкой ц. (1748) Георгиевского погоста, что на Верхнем (ныне урочище Георгий Верхний Галичского р-на), структурные детали дополнены фигурными филенками, щитами и картушами.

Самым ярким барочным храмом в епархии 1-й пол. XVIII в. является ц. Рождества Христова (1734) в с. Татьянине Нерехтского р-на, заказчиками к-рой выступили владелица села П. Н. Колобова или ее муж М. Г. Собакин, а проект составил архитектор, принадлежавший к московской школе. Объемная композиция храма с восьмериком на двусветном четверике и с низкой граненой апсидой отличается легкостью пропорций, фасадный декор - удивительным разнообразием (трапезная и колокольня пристроены в XIX в.): углы четверика оформлены разреженным рустом «вперебежку», окна с пологими перемычками, расположенные в 2 оси, украшены рамочными наличниками и завершены профилированными бровками или пологими щипцами с миниатюрными пинаклями. Под полуглавиями над центрами фасадов помещены круглые филенки-киоты, обрамления к-рых образуют по сторонам свесы с кистями.

Развитие костромской церковной архитектуры во 2-й пол. XVIII в. отличалось исключительной интенсивностью: если за 1-ю пол. XVIII в. было сооружено 45 каменных храмов, то во 2-й половине - 266, типологическое разнообразие и диапазон стилистических направлений значительно увеличились. Огромное значение имела реконструкция Костромского кремля после пожара 1773 г. Она осуществлялась по инициативе еп. Симона (Лагова) архитектором-самоучкой из Б. Солей С. А. Воротиловым. Успенский собор получил 4-скатное покрытие и новую, грушевидную форму глав, были построены 3-этажные каменные дома архиерейского подворья. Был возведен теплый Богоявленский собор (1776-1791, не сохр.), 4-столпный, в плане близкий к овалу, соединенный прямоугольным притвором с колокольней. Цилиндрический барабан с цепочкой люкарн в основании купольной кровли был воздвигнут над глухим сводом - в нем размещалась соборная б-ка. При ярко выраженном барочном убранстве были использованы приемы, указывавшие на знакомство с классицизмом: ризалиты с 4-пилястровыми портиками на боковых фасадах, гладкие и рустованные пилястры большого ордера, антаблемент с триглифо-метопным фризом. Четырехъярусная колокольня высотой 64 м имела купол и невысокий шпиль на необычном по форме резонаторе с вогнутыми гранями, прорезанными круглыми люкарнами, арки ярусов фланкировали сдвоенные колонны ионического и коринфского ордера, ограду обходных галерей украшали вазоны.

Преображенский собор в Чухломе. 1746 г. Фотография. Нач. XX в.
Преображенский собор в Чухломе. 1746 г. Фотография. Нач. XX в.

Преображенский собор в Чухломе. 1746 г. Фотография. Нач. XX в.

Во 2-й пол. XVIII в. почти все деревянные церкви в Костроме, Галиче и Нерехте были заменены каменными. В Костроме было возведено 24 храма (большая их часть уничтожена в 30-х гг. XX в.), в Галиче - 8, в Нерехте - 3 церкви. Начало градостроительному переустройству положили утвержденные в 1781 г. регулярные планы. Преобладающими оставались посадские храмы (5-главые, бесстолпные, с трапезными и колокольнями), на объемную композицию и декор которых влияло освоение барочной стилистики: полуциркульные апсиды уступили место граненым или прямоугольным с полукруглым выступом на востоке, чаще использовали высокую изогнутую кровлю гуськового силуэта - ц. Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (1762) в Костроме (не сохр.), ц. Воскресения (кон. XVIII в.) в Галиче (завершение утрачено), или куполообразную кровлю с полицами - ц. святых Константина и Елены (1754) в Галиче, ц. свт. Василия Великого (1768) и ц. свт. Стефана Сурожского (1780, не сохр.). В Костроме появились одноглавые храмы с каскадными кровлями - ц. Покрова Пресв. Богородицы (1790) в Крупениках, ц. святых Константина и Елены (1795-1798), ц. Крестовоздвижения (кон. XVIII в.; все утрачены). В декоре храмов Костромы развитые рамочные наличники особенно нарядны - с замками, горизонтальными или лучковыми сандриками, фигурными фартуками; лопатки на краях мастера ставили с отступом от углов, создавая их раскреповки; лопатками или пилястрами украшали межоконные простенки.

В храмах с восьмериками на четверике мастера продолжали следовать традициям нарышкинского стиля (ц. Казанской иконы Божией Матери в Юрьевце, 1754, не сохр.) или использовать отдельные элементы раннепетровского зодчества (Успенский собор в Лухе, 1775). На их фоне выделялась ц. свт. Николая Чудотворца в костромском Богоявленско-Анастасиином мон-ре (1752-1760, не сохр.). Пропорциональность объемной композиции, тонкая проработка пышного убранства в формах елизаветинского барокко позволяют предполагать, что заказчица храма генеральша Е. М. Салтыкова привлекла к проектированию московского зодчего.

С именем Воротилова связано строительство 2-этажных храмов: апостолов Петра и Павла в Костроме (1787, не сохр.), Воскресения (1787) и Преображения (1791) в Нерехте. При различиях композиций (костромская церковь была 5-главой, нерехтские - увенчаны восьмериком) в их объемно-пространственной структуре были развиты приемы, впервые примененные при сооружении кремлевского Богоявленского собора: углы алтаря и зап. притвора скруглены, что придало плану форму эллипса, колокольни над притвором имеют колоколообразное завершение, аналогичное завершению колокольни Костромского кремля.

Характерно, что барочные тенденции проявились также в убранстве храмов, основанных на продолжении старых традиций. Двусветный четверик ц. Богоявления в Галиче (1758; не сохр.), разделенный карнизом на 2 яруса, венчал малый восьмерик с главкой, профилированные прямоугольные рамки нижних окон, дополненные тонко прорисованными фигурными бровками, близки к тотемской школе зодчества; верхние, арочные, украшены наличниками с перспективными обрамлениями, перебитыми жгутами, полуколонками со стилизованными пинаклями и с нарышкинскими разорванными фронтонами; лопатки набраны из ширинок и оригинальных стреловидных элементов.

Церковь в честь Богоявления в Галиче. 1758 г. Фотография. Нач. XX в.
Церковь в честь Богоявления в Галиче. 1758 г. Фотография. Нач. XX в.

Церковь в честь Богоявления в Галиче. 1758 г. Фотография. Нач. XX в.

Среди сельских храмов подавляющее большинство составляли традиц. бесстолпные, с низкими трапезными и шатровыми колокольнями. Черты солигаличского зодчества проявились в компактной группировке глав на тонких глухих барабанах (ц. Трех святителей в дер. Одноушево Солигаличского р-на, 1775) и в использовании 2 ярусов мелких кокошников «вперебежку» (ц. в честь Успения в с. Сенном Чухломского р-на, 1773). Стиль нерехтских мастеров выдает расположение окон в 2 оси на узких боковых фасадах (церкви свт. Николая Чудотворца в с. Бартеневе и Св. Троицы в с. Красное Сумароково Нерехтского р-на, обе - 1766). В приволжских районах, где работали кинешемцы, продолжали строить высокие 3-светные храмы - церкви в честь Преображения (50-х гг. XVIII в.) в с. Столпине Кадыйского р-на, в честь Введения (1780) во Введенском погосте близ Кинешмы. Редкие храмы с восьмериком на четверике имели архаичный облик. В ц. свт. Николая Чудотворца (1763) в дер. Болотово Судиславского р-на сохранились рудименты нарышкинского стиля (колонки-дудочки и разорванные наличники алтарных окон, перерезающие карниз), а в ц. Св. Троицы (1778) в с. Марьинском Нерехтского у. (ныне Фурмановский р-н Ивановской обл.) и ц. в честь Воскресения (1790) в с. Парфеньеве использовано архаичное венчание пятиглавием. При этом в архитектуру храмов были введены отдельные барочные элементы - 8-гранные или круглые окна, рамочные или барочные наличники, граненая форма апсиды. Особенно ярко стилистические изменения заметны в постройках большесольских мастеров 2-й пол. XVIII в. на территории Костромского и Нерехтского уездов (ок. 10 храмов). Широкие аттиковые ярусы храмов они украсили многолопастными филенками, использовали барочные рамочные наличники с «ушами» и лучковыми сандриками, стены поярусно расчленили пилястрами, сдвоенными на углах,- ц. арх. Михаила (1771) в с. Гробищеве Комсомольского р-на Ивановской обл., церкви Св. Троицы (1782) с. Ёмсна и Покрова (1794) с. Кулиги Нерехтского р-на.

Строительная деятельность в духе «профессиональной» барочной линии была интенсивна в Костромском, Нерехтском и Галичском уездах, а также в приволжских Макарьевском и Кинешемском уездах. Владельцы дворянских усадеб могли привлечь к работе профессионального архитектора или заказать проект в столице. При всем разнообразии характерной чертой храмов традиционных типов стало стремление к максимальной индивидуализации. В убранстве бесстолпных церквей, как правило увенчанных единственной главой на высокой изогнутой кровле, наряду с развитыми барочными наличниками широко использовали: руст на лопатках и раскреповках, напр. в ц. Вознесения (1775) в с. Рязанове Островского р-на (заказчики Ларионовы) и в ц. Воскресения (1800) в с. Бартеневщине Галичского р-на (заказчик Н. Г. Бартенев); ордерные детали, напр. в церквах Воскресения (1777, не сохр.) в с. Марьинском Нерехтского р-на (заказчики А. В. Сумароков и П. И. Бизеев; не сохр.) и Благовещения (1790-1793) в дер. Неронове Солигаличского р-на (заказчик П. И. Черевин). В ярусных храмах основное внимание уделялось композиции восьмериков, своды к-рых прорезали люкарнами, напр. в ц. Спаса Нерукотворного (1758) в с. Готовцеве Галичского р-на (заказчик К. Ф. Готовцев), или увеличивали его высоту дополнительным аттиковым ярусом, напр. в ц. свт. Николая Чудотворца (1763) в с. Новом, что в Телякове Галичского у. (ныне Сумароково Сусанинского р-на; восьмерик разрушен (ИИМК РАН. Фототека)).

Нередко храмы возводили по повторным проектам. Проект 5-главой бесстолпной ц. Успения (1785) в дер. Качалове Костромского р-на с рустованной центральной частью и углами, барочными наличниками и характерным подвышением карниза под аттиком был повторен в Успенской ц. (1795) в с. Воронье Судиславского р-на и в Вознесенской ц. (1806) в с. Вознесенском на Мезе (ныне дер. Бычиха Костромского р-на). Копиями костромской ц. апостолов Петра и Павла являлись 2-этажные церкви (1795) в Бовыкине Антроповского р-на и в честь Собора Пресв. Богородицы (1797) в с. Коровье (В. Пустынь) Чухломского р-на.

Влиянием петербургской архитектуры можно объяснить выбор для сооруженной в 1776 г. ц. в честь Богоявления по заказу Ф. И. Катенина в урочище Борееве Чухломского р-на (не сохр.) типа однонефной базилики, популярного в прибалт. губерниях. Прямоугольный объем здания с равновысокой полукруглой апсидой, увенчанной главой, замыкался с запада приземистой 3-ярусной колокольней; барочными были рустованные лопатки, рамочные наличники окон, прямоугольных внизу и круглых во 2-м свете. Симметричная композиция 5-главой ц. в честь Успения (1785), сооруженной на средства помещика И. М. Колошина в Наволоках (ныне - Кинешемский р-н Ивановской обл.), продолжает одну из типологических схем московского зодчества: к 8-гранному объему с узкими диагональными гранями первоначально примыкали прямоугольные и равные ему по высоте алтарь и трапезная (впоследствии была расширена), декор, основанный на чередовании вертикальных ниш, объединяющих оси прямоугольных окон, и рустованных поверхностей, обладает чертами раннего классицизма.

Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы в с. Кулиги. 1794 г. Фотография. 2008 г.
Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы в с. Кулиги. 1794 г. Фотография. 2008 г.

Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы в с. Кулиги. 1794 г. Фотография. 2008 г.

В период классицизма в Нерехтском и Костромском уездах появились храмы центрического типа. В 1770-1811 гг. по заказу помещика Т. И. Лялина в стиле раннего классицизма была сооружена ц. Св. Троицы в с. Острецове Нерехтского у. (ныне Родниковский р-н Ивановской обл.), проект к-рой, вероятно, выполнял московский зодчий. Украшением стен служат вертикальные ниши, объединяющие прямоугольные нижние окна и круглые проемы 2-го света, простые рамочные наличники с горизонтальными сандриками, 4-колонные портики на всех фасадах, кроме восточного, где поставлен пилястровый портик. Купольные барабаны увенчаны ярусными луковичными главками барочного силуэта. Храм в Острецове послужил образцом для построенной по заказу петербургского купца Ф. Д. Сыренкова ц. Св. Троицы (1800) в с. Шилекше Кинешемского р-на Ивановской обл., где в упрощенном виде (без боковых сев. и юж. портиков) была воспроизведена объемная композиция прототипа и его декор. Оригинальной композицией обладает ц. Воскресения Христова (1782) в с. Остров Нерехтского у. (ныне Гаврилов-Ямский р-н Ярославской обл.): фасады приземистого четверика фланкированы узкими ризалитами с треугольными фронтонами, оси прямоугольных проемов объединены вертикальными нишами. По местной традиции к храму пристроена трапезная с шатровой колокольней, боковые главы изнутри имеют вид восьмериков с плоским перекрытием.

С 90-х гг. XVIII в. классицистический декор использовали в фасадном убранстве храмов, в т. ч. традиц. типов. С именем Воротилова связывают строительство Казанской ц. (1791-1795) в с. Сараеве Нерехтского у. (ныне Приволжский р-н Ивановской обл.), принадлежавшем А. В. Суворову. В декоре этой церкви использованы тосканские пилястры большого ордера, 2-ступенчатый аттик, между ярусами окон, отмеченных профилированными сандриками, помещены прямоугольные щиты. Портики из 4 пилястр с треугольными фронтонами украшают двусветную бесстолпную ц. в честь Введения Пресв. Богородицы во храм (1792) в с. Дурцове Галичского р-на (заказана помещиком Н. Ф. Овцыным), ц. свт. Николая Чудотворца (1794) типа «восьмерик на четверике» в с. Никольском-на-Стрельне Нерехтского у. (ныне Некрасовский р-н Ярославской обл.), принадлежавшем гр. Г. И. Головкину.

В посл. четв. XVIII в. в архитектуре К. и Г. е. ярко выражена архаизирующая линия как реакция на распространение европейских стилей: бесстолпные 5-главые церкви Св. Троицы (1772) в с. Выголове и Казанской иконы Божией Матери (1795) в с. Княгинине (обе в Нерехтском р-не) с 2-придельными трапезными и шатровыми колокольнями, ц. Воскресения Христова (1796) в с. Усть-Нейском Макарьевского р-на, ц. Воскресения Христова (1798) в с. Григорцеве Нерехтского р-на по заказу Н. А. Хомутова с поперечно вытянутым четвериком в 2 оси проемов на боковых фасадах, наличниками с многолопастными килевидными фронтонами и кокошниками в завершении стен. В облике Воскресенской ц. (1779) в с. Левашёве Костромского у. на границе с Ярославской губ. (ныне Некрасовский р-н Ярославской обл.) совмещены традиции 2 региональных школ: тип 5-главых 2-столпных храмов с центральной световой главой был распространен на костромских землях в сер. XVII в., изящная 4-ярусная колокольня возведена Воротиловым; особенности объемной композиции (3-апсидный алтарь и преувеличенные размеры пятиглавия), а также декор роднят его с ярославским зодчеством. В архитектуре ц. Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (1773-1785) в с. Парском Юрьевецкого у. (ныне Родниковский р-н Ивановской обл.) с бесстолпным двусветным четвериком, 5 глухих главок к-рого установлены на 2-ступенчатом аттике, декорированном кокошниками, с большой точностью скопирована композиция ц. Покрова Пресв. Богородицы (1704) в с. Дунилове под Шуей Владимирской губ. (ныне Ивановская обл.), повторено также и ее фасадное убранство в нарышкинском стиле; церковь, видимо, строила артель шуйских мастеров, которые в посл. четв. XVIII в. трижды повторили этот проект в своем уезде.

В 1-й пол. XIX в. с повсеместным распространением классицизма церковное зодчество в камне было характерно для всей территории К. и Г. е., включая вост. Ветлужский и Варнавинский уезды, где ранее преобладало храмовое строительство из дерева. В 1-й четв. XIX в. было сооружено более 340 храмов. Их типология расширилась, увеличилось число церквей, возведенных по проектам профессиональных архитекторов, умножился круг образцов, на которые ориентировались местные артели.

Церковь в честь Воскресения Христова в с. Левашове. 1779 г. Фотография. 2008 г.
Церковь в честь Воскресения Христова в с. Левашове. 1779 г. Фотография. 2008 г.

Церковь в честь Воскресения Христова в с. Левашове. 1779 г. Фотография. 2008 г.

Востребованными в растущих торговых селах оказались монументальные 4-столпные 5-купольные церкви, подобные церкви в с. Острецове или Казанской ц. (1818) в с. Бушневе Антроповского р-на, чей массивный двусветный четверик не имеет апсиды; центры фасадов акцентированы ризалитами, перед которыми выступают 4-колонные портики. Особую торжественность интерьеру придают сдвоенные колонны, примыкающие к подкупольным столбам. Строгую центричность плана и объемной композиции Троицкой ц. (30-е гг. XIX в.) в с. Воронье Судиславского р-на и ц. Рождества Пресв. Богородицы (1842) в Пречистенском погосте Макарьевского у. (ныне с. Завражье Кадыйского р-на) почти не нарушают прямоугольные выступы алтаря и зап. притвора, украшенные портиками, аналогичными боковым фасадам. В отличие от этих крупных храмов более камерный характер имеет ц. в честь Преображения Господня в Солигаличе (1821, проект губ. архит. Метлина): четверик со скругленными углами и с тосканскими портиками по центрам фасадов завершен ротондальным барабаном с маленькой главкой.

В 1-й трети XIX в. было возведено более 20 купольных ротонд, как правило в сельских дворянских владениях. Центричные объемы встраивали в композицию с трапезной и колокольней, типичную для приходских храмов, ко многим примыкали пониженные апсиды. Ярким памятником в стиле зрелого классицизма являлась ц. арх. Михаила (1800-1801), сооруженная на средства Е. М. Шиповой в с. Михайловском близ Чухломы (руинирована) по образцу ц. Вознесения на Гороховом поле в Москве (ок. 1793). Фасады храма были разделены на 2 яруса: нижний, с 16 тосканскими колоннами, в интерколумниях к-рых чередовались прямоугольные проемы и ниши, и верхний, где размещались квадратные окна 2-го света. Мотив опоясывающей колоннады был повторен в ц. в честь Преображения Господня (1806) в с. Спас-Бураки Костромского р-на и в неск. небольших церквах в приволжских уездах, а также в усложненном виде - с выступающими и заглубленными в ниши парами колонн, поддерживающих антаблемент,- в ц. свт. Николая Чудотворца (1817) в с. Рылееве, возведенной по заказу Я. Я. Шипова (близ совр. с. Бартеневщины Галичского р-на) и в ц. Воскресения (1815) в с. Воскресенском на Медозе Островского р-на. Ордерный декор использовался также на ризалитах в ц. Благовещения (1802) в с. Игодове Островского р-на; или в портиках-входах в храм - ц. свт. Николая Чудотворца (1829) на погосте Козура (ныне Красносельский р-н, проект П. И. Фурсова), ц. Воскресения (1840) в с. Лужок (Лужки) Буйского р-на (заказ М. А. Ярославова). Местными артелями был выработан собственный вариант фасадного убранства, в к-ром главным декоративным мотивом служили неглубокие арочные ниши,- ц. свт. Николая Чудотворца (1812-1818) в с. Вяльцеве (ныне Солигаличский р-н), ц. Успения (1819) в с. Иванникове Костромского р-на.

Распространению центричных типов храмов способствовал также выпуск «Атласа образцовых проектов каменных церквей» в 1824 г. К нему восходят формы миниатюрной ротондальной часовни в Буе со скромным 2-колонным портиком перед входом (1832, губ. архит. Ф. И. Уткин, не сохр.), крестообразного, завершенного уплощенным куполом храма блж. Василия Московского в Селищах (ныне в заволжской части Костромы (1831, не сохр.)), 5-главый 4-столпный Троицкий собор (1839-1859) в Николаевском Староторжском мон-ре в Галиче с пилястровыми портиками на боковых фасадах и алтарном выступе и колонным портиком перед зап. входом. Благодаря образцовым проектам «Атласа...» в костромскую архитектуру вошла ампирная композиция фасадов с крупной арочной нишей, в к-рую вписаны 3 прямоугольных проема, разделенные пилястрами, поддерживающими архитрав, к-рым отделялось большое полуциркульное окно: ц. Св. Троицы (1824) в с. Еропкине Нерехтского у. (ныне Приволжский р-н Ивановской обл.), Введенская ц. (1828) в Плёсе, Успенская ц. (1836-1838) в с. Пеженге (ныне Кологривский р-н).

Феодоровский мон-рь в Ратькове. Фотография. Нач. XX в.
Феодоровский мон-рь в Ратькове. Фотография. Нач. XX в.

Феодоровский мон-рь в Ратькове. Фотография. Нач. XX в.

Архаичный тип храма с лепестковым планом был своеобразно изменен в эпоху классицизма. В объемной композиции ц. Рождества Пресв. Богородицы (1811) в с. Михайловском Нерехтского у. (ныне Родниковский р-н Ивановской обл.; заказ М. А. Титовой) к центральному двусветному восьмерику примыкают пониженные полукруглые объемы с небольшими плоскими ризалитами на изгибе, к-рые напоминают о неизжитых традициях барокко. В фасадном убранстве главную роль играют крупные окна-серлианы и 2-колонные портики в нишах на диагональных гранях восьмерика. Большей строгостью отличается облик ц. св. Иоанна Предтечи (1833) в с. Гавриловском Галичского р-на (заказ помещиков Сипягиных): центральная ротонда была окружена 4 полукруглыми притворами, украшенными пилястрами и завершенными полукуполами.

Основой композиции для 3 необычных центричных храмов, построенных в К. и Г. е., послужил увраж французского гравера и архитектора-классициста XVIII в. Ж. Ф. Неффоржа с 4 круглыми пространствами, вписанными в треугольник. Для церквей - Воскресенской (1803-1808) в усадьбе Валуево (ныне урочище близ дер. Повалихино Чухломского р-на), принадлежавшей Е. Ф. Готовцевой, свт. Николая Чудотворца (1809) в с. Затока (Чухломского у. (близ совр. дер. Халдино Галичского р-на)) и Рождества Христова (1823) в с. Свиньине Галичского у. (близ совр. пос. Лопарёво Галичского р-на), заказанной Я. А. Булгаковым,- характерна высокая центральная купольная ротонда, к-рую с 3 сторон поддерживают пониженные ротондальные объемы главного алтаря и приделов. 3 основных фасада с ризалитами завершены треугольными фронтонами. Дополнительное своеобразие облику храмов придают готические мотивы в декоре: входные и оконные проемы вписаны в плоские стрельчатые ниши.

Освоение классицизма давало возможность местным артелям разнообразить декор храмов традиц. типологии. Портики, вынесенные перед фасадами или примыкающие к стенам, поярусные, разделенные промежуточным карнизом, с использованием пилястр большого ордера, позволяли индивидуализировать облик бесстолпных храмов-четвериков: свт. Николая Чудотворца (1806) в с. Николо-Шанга Шарьинского р-на, прор. Илии (1812) в Макарьеве, Успения (1823) в урочище Н. Берёзовец Солигаличского у. (близ совр. с. В. Берёзовец Солигаличского р-на). В убранстве храмов приволжских уездов до 40-х гг. XIX в. превалировали плоскостные формы раннего классицизма (прямоугольные ниши, профилированные сандрики, карнизы). Характерным приемом становится скругление заглубленных углов четверика - церкви Преображения (1802) в с. Спас Нерехтского р-на, прп. Макария (1822) в с. Унже Макарьевского р-на, Воскресения (1833) в дер. Карабанове Костромского р-на.

В 1-й пол. XIX в. были популярны храмы с восьмериком на четверике и с оригинальными 5-главыми композициями. В группе из полутора десятков церквей, возведенных галичскими мастерами, над двусветным четвериком возвышается восьмерик с узкими диагональными гранями, по странам света он прорезан окнами-серлианами и завершен купольной или гуськовой кровлей с пятиглавием, напр.: заказанная Н. И. Бартеневой ц. вмч. Димитрия Солунского (1803) в урочище Дмитрий-Грива (близ совр. дер. Феднево Галичского р-на), ц. в честь Покрова (1815) в дер. Покров-Пема Галичского р-на и ц. св. Иоанна Предтечи (1836) в урочище Филимоново (близ совр. дер. Беберово Галичского р-на). Решение внутреннего пространства, как правило, не соответствует наружному облику: восьмерик внутри имеет вид купольной ротонды, покоящейся на 4-лотковом своде четверика. Вариант той же композиции использован в храмах, где восьмерик заменен 5-главой купольной ротондой, как в церквах свт. Николая Чудотворца (1816) в урочище Никола на Быстрых близ Буя, Св. Троицы (1820) в с. Чмутове Галичского р-на.

Иной характер 5-главые бесстолпные храмы получили в памятниках вост. части К. и Г. е. Малые главы размещены по сторонам крупного центрального восьмерика, венчавшего кубовидный основной объем церквей: Успения (1816) в с. Новоуспенском (Холкине) и прп. Макария Желтоводского (1826) в с. Макарьевском Ветлужского р-на Нижегородской обл., Трех святителей (1829) в г. Урене, свт. Николая Чудотворца (1840) в урочище Шуда (близ совр. с. Горки Варнавинского р-на Нижегородской обл.). В ц. Св. Троицы (1805) в Ветлуге вместо малых глав на кубовидных постаментах были установлены скульптуры 4 евангелистов (ныне утрачены; известны по фототеке Ветлужского краеведческого музея).

Церковь Феодоровской иконы Божией Матери в Костроме. 1893–1897 гг. Фотография. Нач. XX в.
Церковь Феодоровской иконы Божией Матери в Костроме. 1893–1897 гг. Фотография. Нач. XX в.

Церковь Феодоровской иконы Божией Матери в Костроме. 1893–1897 гг. Фотография. Нач. XX в.

Своеобразную версию 5-главого бесстолпного храма с восьмериком, где изменения затронули и внутреннюю структуру сооружения, представляет группа из 3 храмов Антроповского р-на: свт. Николая Чудотворца (1814-1817) в с. Боговском, Воскресения (1817-1820) в с. Пеньки и Рождества Пресв. Богородицы (1834) в урочище Пахтаново близ совр. дер. Курилово (заказчик обоих храмов - В. С. Ашитков). Расположенные неподалеку, они строились по одному проекту, несомненно принадлежавшему зодчему московской архитектурной школы. Двусветный четверик каждой церкви завершен мощным восьмериком и дополнен 4 малыми главами, которые поставлены над боковыми частями главного алтаря и над алтарями теплых приделов трапезной. Во внутреннем пространстве этих церквей помещение бесстолпного храма сочетается с алтарем, разделенным на 2 этажа. На уровне алтарного перекрытия по периметру устроена галерея, на которую ведут 2 лестницы: для священнослужителей - в боковой части алтаря, для прихожан - в переходе между основным храмом и трапезной. Эта внутренняя структура предопределила и своеобразие иконостасов (сохр. лишь в Боговском): 2 самостоятельных классицистических иконостаса, царские врата к-рых расположены на центральной оси один над другим, являются частями единой композиции.

Во 2-й пол. XIX в. каменное приходское строительство в епархии значительно сократилось: за полвека было возведено немногим более 40 церквей. Но в этот период, как и в др. регионах России, отмечалась активизация монастырской жизни, выразившаяся, в частности, в учреждении новых обителей на основе церковных общин по инициативе помещиков, занимавшихся благотворительностью. В пореформенный период в епархии было основано 5 мон-рей, в т. ч. обители, где к 1917 г. было от 100 до 200 послушников: Боголюбский мон-рь в Макарьевском у. на землях А. И. Поленова (1864), Богородицкий Феодоровский в с. Ратькове Солигаличского у.- в усадьбе А. Ф. Нащокиной (1872), Ново-Троицкий в усадьбе Е. Н. Варенцовой Сумароково Галичского у. Как правило, новые монастырские комплексы имели свободную планировку, использовались существовавшие строения.

С переходом от традиций классицизма к эклектике в 3-й четв. XIX в. осталось немного храмов в формах классицизма, напр. ц. свт. Николая Чудотворца (1854) в с. Никольском на Молохте Нерехтского у. (ныне Ивановский р-н и обл.) в виде бесстолпного 5-главого четверика с портиками по бокам или ампирная однокупольная ц. Тихвинской иконы Божией Матери (1853) в с. Морозовском Галичского р-на, близкая к образцовым проектам 1824 г. Распространению в К. и Г. е. русско-визант. стиля способствовали издание выполненных К. А. Тоном проектов церквей «в древнем стиле» и инициированные имп. Николаем I работы по восстановлению «в первобытном виде» Ипатиевского мон-ря под рук. Тона. Результатом последних стали изменения парадного речного фасада монастырского комплекса: в 1852-1863 гг. на месте старого архиерейского корпуса было возведено 3-этажное здание с шатровой ц. святых Хрисанфа и Дарии над св. воротами; в 1864 г. был построен теплый 5-главый собор Рождества Пресв. Богородицы (утрачен в 30-х гг. XX в., воссоздан в 2013) рядом с древним Троицким собором. По образцовым проектам Тона в русско-визант. стиле были сооружены 5-главые 4-столпные соборы в честь иконы Божией Матери «Умиление» в Авраамиевом Городецком мон-ре (1857-1867), городской Воскресенский собор в Ветлуге (1859, перестроен), ц. апостолов Петра и Павла (1864, не сохр.) в с. Красном (ныне пос. Красное-на-Волге близ Костромы), а также более скромные по размерам одноглавые бесстолпные храмы: Казанской иконы Божией Матери (1869) в с. Соцевине Галичского р-на и Рождества Пресв. Богородицы (1876) в с. Ильинском на Чебоксарке Варнавинского у. (ныне Краснобаковский р-н Нижегородской обл.). Формы русско-византийского стиля использовались в храмах, построенных по оригинальным проектам, напр. ц. Воскресения (1861) в с. Карькове Мантуровского р-на (заказ Б. Е. Прутченко), высокий двусветный четверик которой с ризалитами на всех фасадах завершен шатровым восьмериком.

Разнообразные интерпретации получил в епархии рус. стиль, восходящий к каменному зодчеству XVII в. В «новом соборе» Богоявленско-Анастасиина мон-ря в Костроме, пристроенном в 1864-1869 гг. к западному фасаду Богоявленского собора XVI в., обозначились характерные черты храмов этого стиля - тяготение к многоглавым композициям, усложненность фасадной структуры, насыщенность декоративными элементами. Одним из наиболее оригинальных памятников стал собор Иверской иконы Божией Матери (1865-1871) (проект архит. И. И. Горностаева; взорван в 1940) в Николо-Бабаевском мон-ре (ныне в Ярославской обл.), инициатором строительства к-рого был свт. Игнатий (Брянчанинов). Массивный четверик на высоком подклете был увенчан поднятой на 2-ступенчатом барабане огромной луковичной центральной главой, напоминающей архиерейскую митру, украшенную изображениями икон Божией Матери. Четыре барабана на углах четверика и 2 - над зап. папертью завершались небольшими шатрами с главками. В фасадном декоре собора главную роль играли аркатурно-колончатые пояса, характерные для ярославского зодчества. Из ярославского зодчества XVII в. была заимствована объемная композиция и фасадное убранство ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», выстроенной в 1886-1897 гг. фабрикантом И. И. Скворцовым и расширенной в 1897-1905 гг. на средства фабрикантов П. А. и М. И. Павловых по проекту П. П. Зыкова в с. Середа (ныне г. Фурманов Ивановской обл.). К 5-главому храму примыкают два 5-главых придела, с запада - шатровая колокольня. В приходах строили небольшие бесстолпные церкви. Наряду с одноглавыми и 5-главыми четвериками архитекторы использовали различные комбинации шатров с куполами: ц. Феодоровской иконы Божией Матери (1893-1897, архит. А. Е. Смуров, не сохр.) в Костроме, ц. Успения (1897-1906) в с. Густомесове Красносельского р-на (архит. Н. И. Горлицын). В формах рус. стиля была возведена последняя в епархии, заложенная до революции однокупольная ц. Покрова (1910-1926) в с. Сидоровском Красносельского р-на. Своеобразная интерпретация форм визант. стиля использована в перестроенной в 1888-1891 гг. ц. Смоленской иконы Божией Матери близ Богоявленского Анастасиина мон-ря в Костроме, на фасадах ц. Спаса Нерукотворного (1911) при богадельне Д. М. Звонова в Кологриве (архит. Л. А. Большаков), с помощью утопленных рядов кирпича имитируется полосатая визант. кладка.

Ист.: ИИМК РАН. Фототека; РГИА. Ф. 1488. Оп. 2. Д. 265; ПСРЛ. Т. 5. Стб. 199; Т. 15. Стб. 486; Переписная книга Солигалича 1628 г. // Костромская земля: Краевед. альманах. Кострома, 1999. Вып. 4. С. 68-78; Писцовая книга г. Костромы 1627/28-1629/30 гг. Кострома, 2004. С. 271, 284.
Лит.: Островский П. Ф., прот. Ист. описание Костромского Успенского кафедр. собора. М., 1855; Максимов С. В. Авраамиев монастырь и г. Чухлома // Живописный сб. СПб., 1858. № 1-2. С. 22-25; Разумовский М. А. Чухломский Преображенский собор // Костромские ГВ. 1858. № 16. С. 159-160; Чухломский Авраамиев Городецкий мон-рь. Кострома, 1859; Беляев И., свящ. Стат. описание соборов и церквей Костромской епархии. СПб., 1863; Баженов И. В. Костромской Богоявленско-Анастасиинский мон-рь: Ист. очерк. Кострома, 1895; Сырцов И. Я., прот. Древние памятники самозащиты и благочестия г. Солигалича. Кострома, 1899; Рыбин К. Г. Краткие сведения о мон-рях и церквах Ярославской епархии. Ярославль, 1908. С. 12; А. С. Из архива ИАК: 3: Костромская губ. (с 196 рис.) // ИИАК. 1909. Вып. 31. С. 67-296; Титов А. А. Летопись Костромского Богоявленского мон-ря. М., 1909; он же. Летописец Воскресенского мон-ря, что у Соли Галичской // Тр. IV обл. ист.-археол. съезда в г. Костроме в июне 1909 г. Кострома, 1914. С. 39-48; Краткие стат. сведения о приходских церквах Костромской епархии. Кострома, 1911; Лукомский Г. К. Барокко и классицизм в архитектуре Костромы // Старые годы. СПб., 1913. Янв. С. 21-41; он же. Старинные церкви Костромской губ. Пг., 1916; Лукомский В. К., Лукомский Г. К. Кострома: Ист. очерк и описание памятников худож. старины. Кострома, 1913; Иванов В. Н., Фехнер М. В. Кострома. М., 1955; Тиц А. А. На земле древнего Галича. М., 1971; Кудряшов Е. В. К вопросу о первоначальных формах Успенского собора в Костроме // Культура средневек. Руси. Л., 1974. С. 146-150; он же. Костромское каменное зодчество XVII в.: Его особенности и пути развития: Дис. М., 1975; он же. Солигалич. Кострома, 1987; он же. Худож. культура Костромского края XVI-XIX вв. Кострома, 2004; Иванов В. Н. Кострома. М., 19782; Брюсова В. Г. Гурий Никитин. М., 1982; Шлычков Л. А. Листая времени страницы: Памятники архитектуры Ивановской обл. Ярославль, 1983; Борисов Н. С. Окрестности Ярославля. М., 1984; Демидов С. В. Архитектор С. А. Воротилов // Костромская земля: Краевед. альм. 1995. Вып. 3. С. 4-12; Памятники архитектуры Костромской обл.: Кат. Кострома, 1996-2009. Вып. 1-11; Каткова С. Плотничья работа за 1000 руб. // Губернский дом. Кострома, 1998. № 4(29). С. 5-6; Археол. карта России: Костромская обл. М., 1999. С. 73; Сизинцева Л. И. Свято-Троицкий мон-рь // Костромская старина. 1999. № 13. С. 13-16; СПАМИР: Ивановская обл. М., 2000. Ч. 2. С. 50-51; Ч. 3. С. 23-24, 93-95, 173-174, 328-331; Гусева С. М., Москалева Л. В. Архитектурно-этногр. музей в Костроме: Путев. М., 2003; Зонтиков Н. А. Утраченная святыня: храм Преображения Господня из с. Спас-Вёжи (Спас) // Костромской р-н: вехи истории. Кострома, 2003. С. 159-188; он же. Храмы Костромского р-на // Там же. С. 116-158; Куколевская О. С., Трехсвятская Т. П., Чугунов Е. А. Ипатьевский мон-рь. М., 2003; Добровольский Г. Ф. Спасо-Геннадиев мужской мон-рь и прп. Геннадий, Костромской и Любимоградский чудотворец. М., 2004; Костромские святыни. Кострома, 20042; Куколевская О. С. Стенопись Троицкого собора Ипатьевского мон-ря. М., 2008. 2 т.; Рудченко В. М., Щёболева Е. Г. Галичская земля в старых фотографиях. Кострома, 2008; Мон-ри Костромской епархии / Сост.: свящ. А. Казарин и др. Кострома, 2009; Фигуровский Н. А. Очерки средневек. истории г. Солигалича. Кострома, 2010; Щёболева Е. Г. Худож. центр Б. Соли в 1-й пол. XIX в. // ПРАМИ. 2010. Вып. 8. С. 358-408; она же. Центрические храмы с треугольным планом в Костромской и Ярославской обл. // Там же. С. 509-524; она же. Мон-ри пореформенного времени в Костромской и Ярославской губ. // Предмет архитектуры: Искусство без границ. М., 2011. С. 306-326; Диев М. Я., прот. История г. Нерехты. Кострома, 2012.
Е. Г. Щёболева

Изобразительное искусство

Монументальная живопись

«Единородный Сыне». Роспись Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря. Артель Иоакима Агеева. 1641 г.
«Единородный Сыне». Роспись Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря. Артель Иоакима Агеева. 1641 г.

«Единородный Сыне». Роспись Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря. Артель Иоакима Агеева. 1641 г.
Кострома - один из немногих художественных центров позднего средневековья, где сложилась и существовала длительное время собственная традиция храмового стенного письма. Самый ранний известный комплекс росписей был выполнен приглашенными из Москвы мастерами по заказу семьи Годуновых в 1-м каменном Троицком соборе (существовал к 1595/60; не сохр.) Ипатиевского мон-ря. Версия, что каменный собор Богоявленско-Анастасиина мон-ря был расписан по указу Иоанна IV царскими мастерами после 1569 г. не имеет документальных подтверждений.

В 1600 г. для выполнения стенного письма в храмах Ипатиевского мон-ря из Москвы приезжал иконописец Баженко (очевидно, царский мастер Бажен Савин). Видимо, тогда прошли обучение первые местные стенописцы. Ко 2-й четв. XVII в. в Костроме существовала самостоятельная стенописная артель. В 1640 г. костромичи вместе с ярославскими, московскими и нижегородскими мастерами приняли участие в росписи ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Надеина) в Ярославле, где работами руководил ведущий костромской мастер Иоаким (Любим) Агеев Елепенков. Под его началом были также выполнены росписи Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря (1641). В росписи Успенского собора Московского Кремля (1641-1642) участвовали иконописцы из мн. городов, Иоаким Агеев был одним из ведущих знаменщиков.

С активизацией в Костроме в сер. XVII в. каменного храмового строительства по купеческим заказам складывается практика росписи храмов местными стенописцами. Вскоре после 1643 г. артель возглавил Василий Ильин Запокровский. В нач. 50-х гг. XVII в. артель была настолько многочисленна, что могла вести работы в 2 храмах. Так, до эпидемии чумы в 1654-1655 гг. в Костроме одновременно осуществлялась роспись ц. Воскресения на Дебре (галерея, придел Трех святителей, барабан и своды основного храма) и нового Троицкого собора Ипатиевского мон-ря (наружные росписи, алтарь, барабан и подпружные арки, зап. стена галереи); работы были прерваны в связи со смертью большого количества мастеров. В 1654 г. Василий Ильин, также впосл. умерший от чумы, участвовал в росписи Троицкого собора Макариева калязинского монастыря (снятые со стен фрагменты сохр. в ГИМ и ЦМиАР) в качестве государева кормового иконописца.

Сцены житийного цикла прор. Илии. Роспись ц. прор. Илии в Ярославле. Артель Гурия Никитина. 1680 г.
Сцены житийного цикла прор. Илии. Роспись ц. прор. Илии в Ярославле. Артель Гурия Никитина. 1680 г.

Сцены житийного цикла прор. Илии. Роспись ц. прор. Илии в Ярославле. Артель Гурия Никитина. 1680 г.

Монументальное искусство Костромы 2-й пол. XVII в. неразрывно связано с именем Гурия Никитина Кинешемцева, творчество которого оказало огромное влияние на стиль и программу костромской стенописи. Участвуя в возобновлении росписи Архангельского собора Московского Кремля с перерывами с 1660 по 1667 г., он в 1662 г. возглавил костромскую артель во время росписи Троицкого собора Данилова мон-ря в Переславле-Залесском (глава, своды и алтарная зона). Это первый известный случай приглашения монументалистов-костромичей для работы вне Костромы. Закончить работы в Переславле-Залесском не удалось, в т. ч. и после их возобновления в 1668 г., поскольку всех мастеров вызвали в Москву для росписи ц. свт. Григория Неокесарийского (не сохр.).

В 1670-1671 гг. Гурий Никитин с костромской артелью стенописцев и мастерами из Ярославля принимал участие в росписи и возобновлении после пожара фресок Успенского собора в Ростове. Ок. 1672 г. костромской артелью был расписан собор Богоявленского Анастасиина монастыря в Костроме (не сохр.), однако степень участия в них Гурия Никитина неясна. В 80-х гг. XVII в. стиль живописи артели Гурия Никитина с присущей ей схемой росписи храмов, включающей развернутый евангельский цикл, Страстной цикл и апостольские деяния при отсутствии композиции «Страшный Суд», сложился окончательно. В это время под руководством мастера были выполнены стенописи ц. прор. Илии в Ярославле (1680, при участии ярославских мастеров), Троицкого собора Ипатиевского монастыря в Костроме (1684), Спасо-Преображенского собора Евфимиева мон-ря в Суздале (1689). Часть костромской артели под рук. ученика Гурия Никитина Василия Осипова Колпашникова в 1689 г. расписала Спасо-Преображенский собор Новоспасского мон-ря в Москве. После смерти Гурия Никитина (1691) местные стенописцы работали преимущественно в Костроме и ее окрестностях. Единственное исключение - росписи Знаменского собора в Вел. Новгороде (1702), выполненные более чем 30 костромскими мастерами под рук. московского иконописца Ивана Яковлева Бахматова, выступавшего в качестве подрядчика.

В кон. XVII - 1-й пол. XVIII в. в стилистических традициях, восходящих к Гурию Никитину, были расписаны церкви: Спасо-Преображения за Волгой в Костроме (кон. XVII в.; предположительно под рук. Василия Козмина, см. в ст. Козьмины), ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе в Костроме (1735, под рук. Федора Логинова) и приписанная к ней Феодоровская часовня на Святом оз. (предположительно те же мастера), свт. Николая Чудотворца в с. Сидоровском Красносельского р-на Костромской обл. (1736), прп. Сергия Радонежского в Костроме (1742, не сохр.).

Серьезную конкуренцию костромским стенописцам в XVIII в. составили ярославские артели монументалистов, активно работавшие на костромских землях. Если в 1-й пол. XVIII в. случаи заказа им росписи храмов единичны (напр., ц. Рождества Пресв. Богородицы в посаде Б. Соли (с 1938 с. Некрасовское Ярославской обл.), 1710-1711, артель Федора Игнатьева), то с середины столетия они приобрели массовый характер. В новой стилистике барокко ярославцами были расписаны: ц. свт. Николая в Нерехте (1768-1769, артель Афанасия и Ивана Шустовых); Владимирская ц. в Нерехте (1775, предположительно, артель Михаила Соплякова); Успенский собор в Костроме (1775-1778 и 1788 (галерея), не сохр.); Казанский собор в Нерехте (1780); ц. Воскресения в Пучеже (1789, не сохр., снятые фрагменты - в ЦМиАР) и др.

Сцены житийного цикла свт. Николая Чудотворца и Сказания об Игрицкой иконе Божией Матери. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца в с. Сидоровском. 1736 г.
Сцены житийного цикла свт. Николая Чудотворца и Сказания об Игрицкой иконе Божией Матери. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца в с. Сидоровском. 1736 г.

Сцены житийного цикла свт. Николая Чудотворца и Сказания об Игрицкой иконе Божией Матери. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца в с. Сидоровском. 1736 г.

Редкие работы того же времени, исполненные немногочисленной костромской артелью, возглавляемой братьями Иваном и Лукой Носковыми, отличает архаичность стиля и одновременно оригинальный программный замысел (Троицкая ц. в с. Красном Сумарокове близ Нерехты, 1768; ц. арх. Михаила в Костроме, 1775, не сохр.).

Приверженность эстетике классицизма очевидна в росписях Успенской ц. в с. Тетеринском близ Нерехты (1799) и Ильинской ц. в с. Яковлевском близ Костромы (1816); сведений об авторстве не имеется.

В XIX в. в росписях костромских храмов преобладал академический стиль, носителями к-рого были выходцы из посада Б. Соли. Этими мастерами было расписано большое число храмов, в частности: Крестовоздвиженская ц. в Нерехте (1810, А. Т. Демидов); ц. Спаса (Происхождения честных древ) в Рядах в Костроме (80-е гг. XIX в., предположительно Е. С. Сорокин); трапезная Владимирской ц. в Нерехте (1914, Н. И. Баженов); ц. святых Александра и Антонины в Селище в Костроме (1917, Н. И. Демидов; росписи поновлены в 1947 большесольцами и потомственными иконописцами И. И. и С. И. Дубовыми). Принципа коврового размещения росписи мастера не придерживались, на стенах и в простенках между окон помещали фигуры святых и отдельные картины на евангельские сюжеты, окруженные пышными орнаментальными рамами в технике гризайль. Иконография отдельных композиций обычно повторяла известные работы академических мастеров и европ. художников, такие как «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи (1495-1498), некоторые сцены из росписи Владимирского собора в Киеве (1885-1896, худож. В. М. Васнецов) и др.

В росписях костромских храмов также принимали участие художники мастерской Н. М. Сафонова (Софонова) в Палехе. Ими было выполнено стенное письмо четверика ц. Воскресения на Дебре (1874-1876, под рук. И. Парилова), а также фасадов и галереи Троицкого собора Ипатиевского мон-ря (1912).

Параллельно профессиональной монументальной живописи на костромских землях существовала народная традиция росписи деревянных храмов, о к-рой свидетельствуют единичные сохранившиеся памятники. Живопись выполняли на холсте, к-рым оклеивали своды и реже стены храмов. Комплекс «неба» кон. XVIII - нач. XIX в. со сценами Страстного цикла и с образом Христа Вседержителя в центре находится в ц. прор. Илии из с. В. Берёзовец Солигаличского р-на (в наст. время в МДЗ). Развернутый евангельский цикл был изображен на сводах и стенах ц. прп. Ефрема Сирина из с. Ефремье (Ширь) (после 1872; в снятом со стен виде хранится в КГОИАХМЗ).

Исследование стенного письма и местной иконописной традиции стало возможно благодаря комплексной реставрации храмов. В кон. 1950 г. была создана Костромская специальная научно-реставрационная производственная мастерская (КСНРПМ). В 1961 г. выпускники Костромского художественного училища А. М. Малафеев, Г. Б. Губочкин, Е. В. Ильвес были направлены на стажировку в Лабораторию реставрации монументальной живописи при Академии архитектуры УССР. В Софийском соборе Киева под рук. Л. П. Калениченко художники осваивали основы реставрационной науки и мастерства. Киевляне разработали методику реставрации стенописи в Троицком соборе Ипатиевского мон-ря и курировали работу бригады костромичей. Уникальный коллектив художников-реставраторов под рук. Малафеева (Ильвес, Губочкин, Е. И. Марев, Е. В. Рыбцов, В. Т. Андреев, В. Е. Тисов) за полстолетия выполнил колоссальный объем работ: спасены от гибели более 20 памятников стенного письма и сотни икон из собраний костромских музеев и храмов К. и Г. е.

Иконописание

Сохранившиеся немногочисленные памятники иконописи XIII-XV вв., бытовавшие на Костромской земле (Феодоровская икона Божией Матери, XIII в., Богоявленский собор в Костроме; «Свт. Николай Чудотворец, с житием» из посада Б. Соли, 1-я пол.- сер. XIV в., ГРМ; «Свт. Николай Чудотворец, с житием», XIV в., из с. Левашёва Костромского у., ЯХМ, и др.), связаны с ростовской художественной традицией. Архаичность художественного языка нек-рых из этих икон не исключает возможности их создания местными мастерами.

Свт. Николай Чудотворец, с житием. Икона. 1-я пол.— сер. XIV в. (ГРМ)
Свт. Николай Чудотворец, с житием. Икона. 1-я пол.— сер. XIV в. (ГРМ)

Свт. Николай Чудотворец, с житием. Икона. 1-я пол.— сер. XIV в. (ГРМ)

Некоторым ранним иконам, происходящим с костромских земель, присуща сложная стилистическая природа, сочетающая ростовские и новгородские черты (напр., «Чудо св. Георгия о змие» из Нерехты, посл. треть XV в., иконное собрание Фонда ап. Андрея Первозванного). О контактах с Новгородом свидетельствует и уникальное посвящение придела древнейшего костромского мон-ря (1-е упом. в 1435) ап. Филиппу и сщмч. Ипатию, еп. Гангрскому, почитание к-рых на Руси связано гл. обр. с Новгородом. Привязанность к традиционно новгородским иконографиям в иконописании Костромы отмечается и в XVI в., когда закреплению этих тенденций в местной культуре способствовало переселение при вел. кн. Василии III Иоанновиче и Иоанне IV Васильевиче Грозном в Кострому и окрестные города новгородских семей.

В XVI в. Кострома попала в сферу московского художественного влияния («Свт. Николай Чудотворец, с житием» из с. Кишина Костромского у., 1-я пол. XVI в., КГОИАХМЗ). В становлении собственно костромской традиции иконописания во 2-й пол. XVI в. большую роль сыграли иконные вклады в храмы и монастыри города членами царской семьи и боярского рода Годуновых, что предопределило дальнейшее развитие местной художественной традиции под столичным влиянием. В числе вкладов Иоанна IV в Ипатиевский мон-рь - иконы («Ап. Иоанн Богослов, с 68 клеймами Апокалипсиса» в Богоявленско-Анастасиин мон-рь (1559, КГОИАХМЗ), «Свт. Николай (Никола Великорецкий)») и складни (1561, Костромской церковный историко-археологический музей, далее - ЦИАМ). Семьей Годуновых только к 1589 г. было вложено в Ипатиевский мон-рь 288 окладных икон, в т. ч. соборный иконостас (полностью), от к-рого сохранилась большая часть образов местного ряда: «Св. Троица, со створами со сценами деяний» (ГТГ), «Св. Троица» (ЦИАМ), «Успение, со сценами жития Пресв. Богородицы» (ГТГ), «Вмч. Димитрий Солунский» (ГИМ), «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни» (ГТГ), «Прп. Сергий Радонежский, с житием» (ЦИАМ), «Вмч. Никита» (ЦИАМ), «Тихвинская икона Божией Матери» («в меру и подобие», Троицкий собор Ипатиевского монастыря). В 1600 г. по заказу Годуновых московский мастер Андрей Новгородец выполнил для Троицкого собора цикл минейных икон (не сохр.). Московский иконник Устин был направлен в с. Красное (ныне пос. Красное-на-Волге близ Костромы) писать иконы для Богоявленского храма, выстроенного в 1592 г. Годуновыми.

Чудо св. Георгия о змие. Икона. Посл. треть XV в. (Иконное собрание Фонда ап. Андрея Первозванного)
Чудо св. Георгия о змие. Икона. Посл. треть XV в. (Иконное собрание Фонда ап. Андрея Первозванного)

Чудо св. Георгия о змие. Икона. Посл. треть XV в. (Иконное собрание Фонда ап. Андрея Первозванного)

Работы костромских мастеров 2-й пол. XVI в. на фоне московских икон отличает упрощенность художественных приемов. Часть из них воспроизводит столичные образцы («Богоматерь Одигитрия» из с. Шунга Костромского у., ЦИАМ; «Богоматерь Одигитрия» и «Прп. Сергий Радонежский» из с. Сидоровского Нерехтского у., ЦИАМ). В других архаичность приемов сочетается с общей экспрессией образа («Сошествие во ад, с праздниками» из пос. Красное-на-Волге, КГОИАХМЗ; «Жены-мироносицы у гроба Господня» из с. Спас-Вёжи Костромского у., КГОИАХМЗ; «Богоматерь Одигитрия» из с. Павловского Буйского у., ЦИАМ). В большинстве произведений прослеживается стилевая общность, означающая сложение местной традиции иконописания («Спас Нерукотворный», ц. Спаса на Запрудне; «Свт. Николай Чудотворец, с житием», ГТГ, собрание П. Д. Корина; «Чудо св. Георгия о змие, с житием» из ц. вмч. Георгия на Площадке в Костроме, ГТГ, «Введение во храм» из с. Костенева, частное собрание). В 1600 г. впервые в источниках упоминается имя одного из костромских иконописцев - Григория, писавшего иконы для церкви монастырского с. Прискокова.

В годы Смуты мн. храмы костромских земель были разорены или уничтожены, художественная жизнь почти прекратилась. С избранием на царство Михаила Феодоровича Романова Кострома быстро оправилась от последствий польской интервенции благодаря вниманию к городу со стороны царской семьи. Уже к 1628 г. убранство местных храмов отличалось богатством и многообразием.

Ап. Филипп и сщмч. Ипатий, еп. Гангрский, с житием. Икона. 1670 г. (ГТГ)
Ап. Филипп и сщмч. Ипатий, еп. Гангрский, с житием. Икона. 1670 г. (ГТГ)

Ап. Филипп и сщмч. Ипатий, еп. Гангрский, с житием. Икона. 1670 г. (ГТГ)

В царствование Михаила Феодоровича по инициативе патриарха Филарета состоялась канонизация костромских подвижников преподобных Макария Унженского и Иакова Железноборовского, давшая начало сложению и распространению их иконографии («Преподобные Макарий Унженский и Иаков Железноборовский», 20-е гг. XVII в., из ц. Успения в Костроме, ЦИАМ). Общерус. прославление получила Феодоровская икона Божией Матери, важным следствием чего стала практика создания многочисленных точных списков с чудотворной святыни местными художниками в XVII-XIX вв.

Вклады в костромские храмы первых Романовых были немногочисленны, но значимы: в 1626 г. Ипатиевский мон-рь получил часть ризы Господней, в Троицкий собор обители были вложены хоругвь с изображениями Св. Троицы, свт. Алексия, митр. Московского, Алексия, человека Божия, и вмч. Феодора Стратилата (ЦИАМ), небольшая визант. икона Богоматери «Мати Молебница» в окладе (XIV в., ГТГ). В 1620 г. в соборном Феодоровском храме Костромы по царскому указу писали иконы царские мастера Прокопий Чирин, Назарий Истомин Савин, Осип Поспеев и Иван Паисеин, туда же были вложены драгоценный оклад на чудотворную икону Феодоровскую Божией Матери, ее список в серебряном окладе и Казанская икона Божией Матери (не сохр.). Вознесенская ц. Вознесенского монастыря была выстроена и украшена на средства Михаила Феодоровича. Во время паломничества в Макариев Унженский мон-рь в 1619 г. царь вложил в Благовещенскую ц. Кинешмы икону своего небесного покровителя прп. Михаила Малеина, в Железноборовский мон-рь - образ Спаса и серебряный оклад на икону прп. Иакова Железноборовского (не сохранились).

Жены-мироносицы у гроба Господня. Икона. 2-я пол. XVI в. (КГОИАХМЗ)
Жены-мироносицы у гроба Господня. Икона. 2-я пол. XVI в. (КГОИАХМЗ)

Жены-мироносицы у гроба Господня. Икона. 2-я пол. XVI в. (КГОИАХМЗ)

В XVII в. костромское иконописание достигло расцвета и обрело своеобразие стиля. Выходцев из Костромы постоянно привлекали для различных художественных работ при царском дворе, они составляли значительное число среди штатных изографов иконописной мастерской Оружейной палаты Московского Кремля.

В сер. XVII в. в Костроме было создано неск. комплексов иконостасов для вновь построенных каменных храмов: ц. Воскресения на Дебре (основной храм и Трехсвятительский придел), Троицкого собора Ипатиевского мон-ря, Троицкой ц. (не сохр.) и др. В их написании принимали участие иконописцы Иоаким (Любим) Агеев Елепенков, Василий Ильин Запокровский, Иван и Петр Ивановы Поповы, к-рые также известны как мастера стенного письма.

Петра Попова приглашала семья Скрипиных для создания икон в ц. прор. Илии в Ярославле («Положение ризы Христовой», «Не рыдай Мене Мати, со Спасом Нерукотворным и с историей Нерукотворного образа», ЯИАМЗ). Несмотря на наличие собственных многочисленных иконописцев, жители Ярославля с сер. XVII в. постоянно приглашали к себе костромских художников, нек-рые из них оставались там жить (Иван Аверкиев Дунаев, Дмитрий Афанасьев, Семен Канатчиков, Герасим Герасимов Макаров, Иван Андреев). Эта практика привела к сближению костромской и ярославской художественных традиций в сер. XVII в. Позднее стиль костромских художников разошелся с манерой ярославских иконописцев, тем не менее спрос на их произведения в Ярославле был и в XVIII в.

Преподобные Макарий Унженский и Иаков Железноборовский. Икона. 20-е гг. XVII в. (ЦИАМ)
Преподобные Макарий Унженский и Иаков Железноборовский. Икона. 20-е гг. XVII в. (ЦИАМ)

Преподобные Макарий Унженский и Иаков Железноборовский. Икона. 20-е гг. XVII в. (ЦИАМ)

Во 2-й пол. XVII в. в Костроме работали десятки иконописцев. В 60-70-х гг. XVII в. здесь сформировался самобытный стиль, который дал возможность местному иконописанию выйти на качественно новый уровень в посл. четв. XVII в. В его сложении большую роль сыграло участие костромских художников в совместной работе с иконописцами из разных художественных центров по созданию больших ансамблей иконостасов как в Москве, так и в др. городах. Главной особенностью этого стиля была яркая декоративность, основанная на звучных цветовых сочетаниях в колорите, орнаментальный рисунок и свободная манера письма («Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский, с житием» из Ипатиевского мон-ря, 1670, ГТГ; иконы праздничного ряда иконостаса из Никольской ц. в с. Нов. Гольчиха (ныне в черте г. Вичуги), ГТГ).

«Не рыдай Мене Мати», со Спасом Нерукотворным и историей Нерукотворного образа. Икона. Сер. XVII в. Иконописец Петр Попов (ЯИАМЗ)
«Не рыдай Мене Мати», со Спасом Нерукотворным и историей Нерукотворного образа. Икона. Сер. XVII в. Иконописец Петр Попов (ЯИАМЗ)

«Не рыдай Мене Мати», со Спасом Нерукотворным и историей Нерукотворного образа. Икона. Сер. XVII в. Иконописец Петр Попов (ЯИАМЗ)

Среди иконописцев Костромы особую группу составляли мастера, чья деятельность была связана преимущественно с московской Оружейной палатой (Гурий Никитин, Сила Савин, Сергей Васильев Рожков, Василий Осипов, Иван Кириллов и др.). Их творчество представляет собой особую ветвь в иконописи Костромы: соответствуя по стилю письма столичным требованиям, оно сохраняло живую связь со спецификой местной художественной традиции.

Рождество Христово. Икона. Кон. XVII в. Круг Гурия Никитина (ЦИАМ)
Рождество Христово. Икона. Кон. XVII в. Круг Гурия Никитина (ЦИАМ)

Рождество Христово. Икона. Кон. XVII в. Круг Гурия Никитина (ЦИАМ)

Иконы, написанные в посл. четв. XVII в. для костромских храмов, менее зависимы от столичных тенденций, чем произведения художников, работавших для Оружейной палаты, но созвучны им по стилю («Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни», «Рождество Христово», дополнительный цикл с легендой о гусаре на иконе «Ап. Иоанн Богослов, с житием» из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе, ЦИАМ; «Богоявление» из Нерехты, КГОИАХМЗ; «Воскресение - Сошествие во ад» в ц. Воскресения на Дебре; «Рождество Христово» из ц. свт. Николая Чудотворца в с. Борщине Костромского р-на, ЦИАМ). В отличие от иконописцев соседнего Ярославля костромичи рано усвоили формальные признаки столичного «живоподобного» письма, но в несколько упрощенном и смягченном виде.

Феодоровская икона Божией Матери со сказанием об образе. 80-е гг. XVII в. Иконописец Гурий Никитин (ЦИАМ)
Феодоровская икона Божией Матери со сказанием об образе. 80-е гг. XVII в. Иконописец Гурий Никитин (ЦИАМ)

Феодоровская икона Божией Матери со сказанием об образе. 80-е гг. XVII в. Иконописец Гурий Никитин (ЦИАМ)

Наиболее полное воплощение стилистические новации нашли в иконописном творчестве Гурия Никитина, где изысканная нарядность и избыточная декоративность костромской традиции соединились с конструктивностью построения композиции и формы, свойственной царским изографам. Произведения, созданные Гурием Никитиным в 80-х гг. XVII в. для храмов Костромы и Ярославля («Мученики Кирик и Улита» из ц. прор. Илии в Ярославле, 1680-1682, ЯИАМЗ; «Спас на престоле» из Феодоровской ц. в Ярославле, 1686, ЯИАМЗ; «Спас Великий Архиерей» из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе, 1687, ЦИАМ; «Феодоровская икона Божией Матери, со сказанием об образе», 80-е гг. XVII в., ЦИАМ; «Успение» из Пахомиева Сыпанова мон-ря в Нерехте, 80-е гг. XVII в., ЦИАМ; «Св. Троица», 1690, из Пахомиева Сыпанова монастыря, иконное собрание Фонда ап. Андрея Первозванного, и др.), были образцом для его учеников и последователей почти до сер. XVIII в.

С Костромской землей был также тесно связан Кирилл Иванов Уланов, один из наиболее значительных мастеров иконописной мастерской Оружейной палаты позднего периода ее существования. Последние годы его жизни и творчества (1709-1731) прошли в Троицкой Кривоезерской пуст. близ Юрьевца, где он создал большое количество произведений (иконостас Рождественской ц. в Н. Новгороде, 1718-1722; комплекс икон для Никольского монастыря в Переславле-Залесском, ПЗИХМЗ; чудотворные Иерусалимская Кривоезерская и Тихвинская Макарьевская иконы Божией Матери).

Девять мучеников Кизических. Икона. Сер. XVIII в. Иконописец Иван Липин (ЦАК МДА)
Девять мучеников Кизических. Икона. Сер. XVIII в. Иконописец Иван Липин (ЦАК МДА)

Девять мучеников Кизических. Икона. Сер. XVIII в. Иконописец Иван Липин (ЦАК МДА)

Костромская иконопись 1-й четв. XVIII в. ориентировалась на наследие Гурия Никитина («Феодоровская икона Божией Матери, со сказанием» из Екатерининской ц. в Вологде, 1706, ВГИАХМЗ; «Св. Иоанн воин, с житием» из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе, 1-я треть XVIII в., ЦИАМ). В этой манере работали мастера Амвросий Романов («Благовещение» из Троицкого собора Ипатиевского мон-ря, 1711, ЦИАМ) и Иван Андреев (иконы из Благовещенской ц. в Костроме, 1714, ЦИАМ), известный как поновитель чудотворных Феодоровской и Толгской (Ярославль) икон Божией Матери. Консервативная тенденция в иконописи Костромы 1-й пол. XVIII в. проявилась в многочисленных списках Феодоровской иконы Божией Матери, выполненных в традициях иконописной мастерской Оружейной палаты (иконы Георгия Аврамова, 1703, ГИМ; Никиты Артемьева, 1723, ГМИР; Василия Вощина, 1756, частное собрание).

Чудесное насыщение народа. Икона. Кон. XVIII в. (ЦИАМ)
Чудесное насыщение народа. Икона. Кон. XVIII в. (ЦИАМ)

Чудесное насыщение народа. Икона. Кон. XVIII в. (ЦИАМ)

Ведущим иконописцем Костромы 1-й пол.- сер. XVIII в. был Василий Вощин Никитин. В 1757 г. вместе с детьми он выполнил новые иконы местного и праздничного рядов иконостаса Троицкого собора Ипатиевского мон-ря, в к-рых наиболее ярко отразилось консервативное стилистическое направление местного иконописания. В то же время в сер. XVIII в. в костромскую живопись приходит стиль барокко, в к-ром работает ряд иконописцев; наиболее яркое представление об этом направлении дает творчество Ивана Федорова Липина (иконы: комплекс миней из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе, 1758 г., сохр. минеи на апр. и июнь (ЦИАМ); «Девять мучеников Кизических», сер. XVIII в., ЦАК МДА; икона Божией Матери «Живоносный Источник», сер. XVIII в.; «Свт. Николай Чудотворец», 1765 (обе - иконное собрание Фонда ап. Андрея Первозванного); Казанская икона Божией Матери, 1759 (совместно с Петром Максимовым Лягаевым; частное собрание)). Как правило, художники использовали компромиссное сочетание иконописной традиции Оружейной палаты и адаптированных к ней отдельных формальных черт барокко.

Блгв. кн. Александр Невский. Икона из Николаевской ц. в с. Верховье. 1884 г. (Никольская (Богоявленская) ц. в Нерехте — филиал КГОИАХМЗ)
Блгв. кн. Александр Невский. Икона из Николаевской ц. в с. Верховье. 1884 г. (Никольская (Богоявленская) ц. в Нерехте — филиал КГОИАХМЗ)

Блгв. кн. Александр Невский. Икона из Николаевской ц. в с. Верховье. 1884 г. (Никольская (Богоявленская) ц. в Нерехте — филиал КГОИАХМЗ)

В результате активной деятельности в Поволжье ярославских стенописных артелей во 2-й пол. XVIII в. на костромскую художественную традицию воздействовала изобразительная культура Ярославля. В кон. XVIII в. в иконописи Костромы проявились черты, связанные с классицизмом («Феодоровская икона Божией Матери, со сказанием», ГТГ, собрание П. Д. Корина; «Казанская икона Божией Матери, со сказанием», ЦИАМ; «Чудесное насыщение народа», ЦИАМ), к-рый стал определяющим стилем в 1-й пол. XIX в. (иконы: «Плащаница» из ц. свт. Николая Чудотворца в с. Саметь Костромского р-на, ок. 1838, ЦИАМ; «Св. Василий Блаженный» из ц. свт. Николая Чудотворца на погосте Бережки Кинешемского у., 1-я пол. XIX в., музей-заповедник «Щелыково»).

Прор. Илия в пустыне. Икона. После 1552 г. (КГОИАХМЗ)
Прор. Илия в пустыне. Икона. После 1552 г. (КГОИАХМЗ)

Прор. Илия в пустыне. Икона. После 1552 г. (КГОИАХМЗ)

К сер. XIX в. Кострома утратила значение самостоятельного иконописного центра. Своеобразные черты костромского иконописания исчезли из творчества мастеров в связи со стремлением к общей стилистической унификации и преобладанием академического направления. В то же время высокого уровня самобытное традиц. иконописание, базировавшееся на традициях XVII-XVIII вв. и не связанное со старообрядчеством, сохранилось в удалении от центра епархии (Галич, Солигалич, Чухлома), напр. иконы местного ряда иконостаса из Никольской ц. в с. Верховье и иконостасы из приделов этого храма (1884, Никольская (Богоявленская) ц. в Нерехте - филиал КГОИАХМЗ).

Костромские старообрядцы не сформировали местной иконописной традиции, по их заказам работали приглашенные мастера из Владимирской и Ярославской губерний.

Свт. Алексий, митр. Московский. Икона. 1716 г. Иконописец Иван Калычев (ЦИАМ)
Свт. Алексий, митр. Московский. Икона. 1716 г. Иконописец Иван Калычев (ЦИАМ)

Свт. Алексий, митр. Московский. Икона. 1716 г. Иконописец Иван Калычев (ЦИАМ)

В разное время на костромских землях существовали художественные центры, имевшие локальное значение. Старейший из них - в Галиче, бывшем в XV в. центром княжества. Древнейшие памятники иконописи Галича связаны с ростовской и новгородской традициями (икона «Свт. Василий Великий» из Василиевской ц. в Рыбной слободе (ныне в черте г. Галич), кон. XV в., ЦИАМ). Первые памятники, к-рые можно связать с местной традицией, относятся ко 2-й пол. XVI в. («Прор. Илия в пустыне» из ц. Собора Пресв. Богородицы в с. Холм Галичского р-на, после 1552, КГОИАХМЗ; «Богоматерь Одигитрия» из с. Павловского, кон. XVI в., ЦИАМ). В 1578 г. впервые упоминается местный иконописец Григорий. Характерные черты галичской иконы - архаичность и экспрессия художественного языка, особая охристая палитра красок, основанных на местных пигментах. Со 2-й пол. XVII в. галичская иконописная традиция сблизилась с народной художественной культурой и в 1-й пол. XVIII в. ярко представлена в сельской народной иконе. Позднее галичские иконописцы работали в упрощенном варианте барочной иконы для усадебных храмов.

В расположенном вблизи от Костромы с. Шунга, принадлежавшем московскому Чудову монастырю, с XVII в. проживали иконописцы, специализировавшиеся в написании для этой обители раздаточных образов свт. Алексия, митр. Московского. Выходцем из Шунги был Иоаким (Любим) Агеев. Местная манера письма - упрощенный вариант костромской художественной традиции (иконы «Св. Троица», 2-я пол. XVII в., ЦИАМ; «Спас Нерукотворный», кон. XVII в., ЦИАМ; «Свт. Алексий, митр. Московский», 1716, иконописец Иван Калычев, ЦИАМ; «Св. Троица», нач. XVIII в., Богоявленский собор Богоявленского Анастасиина монастыря - все из Покровской ц. с. Шунги). Иконописный центр в Шунге просуществовал до кон. XVIII в.

Воскресение — Сошествие во ад. Икона. 1767 г. Иконописцы Савва и Михей Словенины (КГОИАХМЗ)
Воскресение — Сошествие во ад. Икона. 1767 г. Иконописцы Савва и Михей Словенины (КГОИАХМЗ)

Воскресение — Сошествие во ад. Икона. 1767 г. Иконописцы Савва и Михей Словенины (КГОИАХМЗ)

Во 2-й пол. XVII в. самостоятельное иконописание появилось в Нерехте и Кинешме. Нерехтчанин Федор Абросимов Попов и кинешемец Меркул Яковлев Поспелов состояли на службе в Оружейной палате. С участием нерехтских мастеров в Москве был создан иконостас Троицкого собора Пахомиева Сыпанова мон-ря (КГОИАХМЗ, ЦИАМ). В XVIII в. иконописание Нерехты попало под влияние ярославской традиции, но сохраняло связь и с костромским искусством. В подмосковном Подольске в 90-х гг. XVIII в. работал выходец из Нерехты Михаил Пастухов (Феодоровская икона Божией Матери, 1793, частное собрание; икона Божией Матери «Троеручица», 1795, собрание Фонда ап. Андрея Первозванного).

Кинешемские мастера обслуживали ближайшие села и небольшие города (иконостас ц. Воскресения Христова в с. Молвитине, 1725, иконописцы Усачёвы, не сохр.; «Иерусалимская икона Божией Матери», кон. XVIII в., Областной музей «Музеи города Юрьевца», и др.). Многие из них переселились на север (Вологда, Архангельск). Манера письма была гибкой и соответствовала общим изменениям стиля, а также вкусам заказчиков. В посл. четв. XVIII в. кинешемские мастера освоили масляную технику и живописный стиль столичного иконописания (иконостас Никольской ц. на погосте Бережки, 1794, иконописец Филипп Патракеев). По подписным работам известно большое число имен кинешемских иконописцев кон. XVII - нач. XIX в. (Козьма Кувшинников, Иван и Семен Ефимовы Кувшинниковы, Михаил Слепохин, Алексей Федоров Бачилов, Алексей Турунтаев, Егор Дмитриев Турунтаев, Иван и Яков Крюковы, Иван Плотников, Михаил Рукавишников, Василий Куфтин).

В Солигаличе иконописание прослеживается с сер. XVII в. (в 1652 солигаличский иконописец Федот Борисов Горбунов и его сын Кузьма писали иконы (не сохр.) в Жуковой Богородице-Успенской пуст. на Солде), но самостоятельным центром он стал только в посл. трети XVIII в. Большое влияние на формирование местной художественной культуры оказывали соседние сев. города Тотьма и Вел. Устюг, т. к. с 1709 до 1778 г. Солигалич входил вместе с ними в состав Архангелогородской губ. Возвращение в Костромское наместничество совпало по времени с началом развития в уезде усадебной культуры и с каменным храмовым строительством. Местное иконописание, ориентированное на дворянский заказ, отличается высоким профессиональным уровнем и представляет собой художественный компромисс между европ. стилями (барокко, рококо) и солигаличской традицией, базирующейся на наследии нач. XVIII в. (иконы «Воскресение - Сошествие во ад» и «Покров» из Покровской ц. в с. Лосеве Солигаличского р-на, 1767, иконописцы Савва и Михей Словенины, КГОИАХМЗ; иконостас из ц. Спасо-Преображения в урочище Попкове Галичского р-на, 1794, ЦИАМ; иконостас Воскресенской ц. в дер. Нероново Солигаличского р-на и др.). Солигаличское иконописание также влияло на сопредельные Галич и Чухлому.

С сер. XVIII в. известно иконописание в посаде Б. Соли, который в XIX в. приобрел значение самостоятельного художественного центра. С 1879 г. здесь действовала художественно-ремесленная школа. Большесольские мастера специализировались на создании иконостасов (живопись и резьба) и на монументальной живописи, работали в академической манере по индивидуальным заказам. Известны династии мастеров Баженовых, Демидовых, Соколовых, Казаковых, Трубниковых.

В XVIII в. в отдаленных сельских регионах Костромской губ. параллельно профессиональному иконописанию активно развивалось его низовое направление, тесно связанное с народными вкусами (иконостас Ильинской ц. из с. В. Берёзовец, МДЗ; иконостас Ризоположенской ц. из дер. Озерки Чухломского р-на, КГОИАХМЗ, ЦИАМ; иконостас Благовещенской ц. на погосте Погари (Благовещенье) Галичского у., КГОИАХМЗ). В нач. XIX в. народная икона утратила самобытность и под воздействием профессионального искусства переродилась в примитив.

Чудотворные образы

Главная святыня К. и Г. е.- Феодоровская икона Божией Матери (XIII в., собор Богоявленского Анастасиина монастыря в Костроме), прославленная к общерус. почитанию в XVII в. Чтимые иконы Божией Матери: Галичская (Чухломская, Городецкая) «Умиление» (XIV в., не сохр., почитается список кон. XIX в. во Введенской ц. в Галиче); Макарьевская (Одигитрия) (XIV в., не сохр., почитается список XIX в. в ц. Рождества Пресв. Богородицы в г. Макарьеве); Овиновская (XIV в., 2-сторонняя, с изображением «Успения Пресв. Богородицы» на обороте, не сохр., идентифицируется с иконой, находящейся в Паисиевом Успенском мон-ре в Галиче); Тихвинская в Ипатиевском мон-ре (XVI в.); Игрицкая (Песоченская) Смоленская (XVI в., 2-сторонняя, с образом свт. Николая Чудотворца на обороте, местонахождение неизв., почитается список нач. XIX в. в Воскресенской ц. в с. Любовникове Костромского р-на); Словенская (XVII в., идентифицируется с иконой XVI в. из Одигитриевской ц. в с. Словинка, находящейся в соборе Богоявленского Анастасиина мон-ря); Полонская (XVII в., местонахождение неизв., по надписи на окладе идентифицируется как Смоленская икона Божией Матери из Смоленской ц. в с. Верховье Солигаличского р-на, находящаяся в ц. свт. Иоанна Златоуста в Костроме); 2 Владимирские Нерехтские из Владимирской ц. в Нерехте (XVII в., 1-я - в соборе Пахомиева Сыпанова мон-ря, местонахождение 2-й неизв.); Кривоезерская Иерусалимская (1709, Кирилл (Корнилий) Уланов, не сохр., почитается список XVIII в. в Богоявленской ц. в Юрьевце); Тихвинская Макарьевская (1716, Кирилл (Корнилий) Уланов, не сохр., единственный известный список хранится в «Музеях города Юрьевца»); Иверская в Бабаевском во имя свт. Николая Чудотворца мон-ре (1719, вклад большесольца В. Исакова, не сохр.).

Местно почитается храмовый образ «Спас Нерукотворный» (кон. XVI в.) в Спасо-Запрудненской ц. в Костроме, к-рый позднее предание относит к XIII в. Посвящение храма (до 1764, Спасо-Запрудненский мон-рь) связано с явлением иконы Феодоровской Божией Матери в день празднования Нерукотворного образа Спасителя. По преданию, храм был поставлен на месте явления святыни. Икону стали почитать в связи с прекращением по молитвам к ней эпидемии холеры в 1853 г.

Чтимая икона свт. Николая Чудотворца (XVI в.) находилась в Бабаевском во имя свт. Николая Чудотворца монастыре. Иконографически она представляла собой вариант чудотворного образа свт. Николая Чудотворца Великорецкого: в 5-м клейме вместо сюжета «Чудо о корабельниках» изображено «Исцеление бесноватого». Чудотворный образ не сохранился, известен по многочисленным спискам в костромских и ярославских храмах, некоторые из списков почитаются (напр., в ц. Воскресения на Дебре).

В Костроме находится неск. местночтимых стенописных изображений: Смоленский Костромской образ Божией Матери на внешней стене башни Богоявленского Анастасиина мон-ря (XVII в.), к которой в XIX в. пристроена Смоленская часовня, а также образы Божией Матери «Знамение» и Христа Вседержителя, находящиеся в особых рамах-киотах на галерее в ц. Воскресения на Дебре (сер. XVII в.).

На костромских землях местным почитанием пользовался также ряд скульптурных резных изображений свт. Николая Чудотворца XVII-XVIII вв.- в Никольских храмах в с. Сидоровском Нерехтского у. и на погосте Козура Костромского у., в Троицкой ц. в с. Троицком Буйского у. (в наст. время все в ЦИАМ), в Никольской ц. на Наволоке в Солигаличе (КГОИАХМЗ). Древнейшей чтимой костромской скульптурой является документально известный с 1578 г. образ вмц. Параскевы Пятницы из Пятницкой ц. в Рыбной слободе Галича (XVI в., ГРМ), куда, согласно местному преданию, он был поставлен галичским кн. Дмитрием Шемякой в 1-й пол. XV в.; почитался галичскими рыбаками в связи с тем, что святая считалась охранительницей чистоты вод. Чтимая скульптура прп. Макария Унженского из Макариевского придела Успенского собора в Солигаличе (посл. треть XVIII в., КГОИАХМЗ) была выполнена в память описанного в Пространной редакции Жития святого (2-я пол. XVII в.) его чудесного заступничества при нашествии на город татар в XV в.

Храмовая резьба по дереву и скульптура

О времени появления в костромских храмах иконостасов с резным декором точных сведений нет. Самый ранний памятник, выполненный в технике плоской мелкоузорной резьбы,- царские врата со столбиками, с сенью и навершием из несохранившегося главного иконостаса ц. Воскресения на Дебре сер. XVII в. (при разборке иконостаса в 1836 эти детали перенесены в Трехсвятительский придел храма). Аналогичные врата находились также в первоначальном иконостасе (1652, не сохр.) 2-го каменного Троицкого собора Ипатиевского мон-ря.

Царские врата. Сер. XVII в. (Трехсвятительский придел ц. Воскресения на Дебре)
Царские врата. Сер. XVII в. (Трехсвятительский придел ц. Воскресения на Дебре)

Царские врата. Сер. XVII в. (Трехсвятительский придел ц. Воскресения на Дебре)

В XVIII в. в храмах костромских земель происходила массовая замена тябловых иконостасов иконостасами новой конструкции ордерного типа с накладными резными золочеными архитектурными и скульптурными деталями. В традициях «флемской резьбы» кон. XVII в. с многочисленными колонками, обвитыми виноградной лозой, были выполнены иконостасы Успенского собора в Костроме (1778, не сохр.), Троицкого собора Ипатиевского мон-ря (1756-1758, мастера Петр Семенов Золотарёв и Макар Дмитриев Быков).

Иконостас Троицкого собора Ипатиевского мон-ря. 1756–1758 гг. Резчики Петр Золотарёв и Макар Быков
Иконостас Троицкого собора Ипатиевского мон-ря. 1756–1758 гг. Резчики Петр Золотарёв и Макар Быков

Иконостас Троицкого собора Ипатиевского мон-ря. 1756–1758 гг. Резчики Петр Золотарёв и Макар Быков

С сер. XVIII в. в резных иконостасах распространился стиль барокко, особенно популярный в усадебных храмах сев.-вост. части Костромской губ. (Галич, Солигалич, Чухлома, Макарьев). Сохранившиеся примеры такого типа - иконостасы ц. свт. Николая Чудотворца из с. Верховье (1776, установлен в Богоявленской (Никольской) ц. Нерехты, КГОИАХМЗ), Преображенской ц. урочища Попкова (1792, установлен в Успенской ц. в пос. Сусанино Сусанинского р-на), ц. Воскресения в дер. Нероново Солигаличского р-на (1793), ц. свт. Николая Чудотворца на погосте Бережки (1792). В последнем из них наряду с барочными прослеживаются черты классицизма.

В сельских храмах кон. XVIII в. встречались своеобразные народные переработки иконостасов «флемской резьбы» и барочных, в частности в ц. прор. Илии из с. В. Берёзовец, 1-я пол. XVIII-XIX в. (МДЗ).

Прп. Макарий Унженский. Деревянная скульптура. Посл. треть XVIII в. (КГОАХМЗ)
Прп. Макарий Унженский. Деревянная скульптура. Посл. треть XVIII в. (КГОАХМЗ)

Прп. Макарий Унженский. Деревянная скульптура. Посл. треть XVIII в. (КГОАХМЗ)

В XIX в., в эпоху классицизма, иконостасы выполняли по авторским проектам губ. архитекторов (Никольская ц. в с. Саметь Костромского р-на, 1838, архит. М. М. Праве). В конце столетия иконостасы в различных стилях создавали выпускники художественно-ремесленной школы в с. Б. Соли.

Деревянная резная полихромная скульптура, судя по письменным источникам, с древности имела широкое распространение на костромских землях. Особым почитанием пользовались скульптурные изображения свт. Николая и вмц. Параскевы (см. также разд.: «Чудотворные образы»). Большинство скульптур XVII - 1-й пол. XVIII в. в музейных коллекциях происходит из сельских храмов. Фигуры святых, как правило, вмонтированы в киот и дополнены росписью, надписями и даже сценами из Жития (напр., скульптура свт. Николая Чудотворца (Можайского) из ц. с. Троицкого Буйского у., 1-я треть XVIII в., ЦИАМ). Их отличает архаизм художественного языка: фронтальность, плоскостность, укороченные пропорции фигуры, стремление сохранить цельность древесной заготовки, предельно сокращая пластическую обработку головы, рук. В этом есть следование древним народным верованиям в Чура (душа дерева). Редчайший образ прп. Макария Унженского из Успенского собора Солигалича (посл. треть XVIII в., КГОИАХМЗ) по пластике следует более древнему образу.

Во 2-й пол. XVIII в. деревянная скульптура попала под влияние художественного стиля барокко и существовала гл. обр. в комплексе иконостаса (Распятие с предстоящими, фигуры ангелов, держащих картуши, трубящие ангелы над сенью царских врат, головки херувимов и т. п.). Царские врата оформляли рельефной композицией «Тайная вечеря» или фигурами евангелистов. В виде самостоятельных изображений на костромских землях часто встречаются скульптуры «Спас в темнице» и «Честная глава св. Иоанна Предтечи». Редкий памятник резной иконы кон. XVIII в.- больших размеров композиция «Страшный Суд» из неизвестного храма (ЦИАМ). Оригинальное явление местной традиции представляют живописные плащаницы с резным изображением Иисуса Христа (напр., из Никольской ц. с. Саметь, 1-я пол. XIX в., ЦИАМ).

Художественный металл

Первые сведения о костромских серебряниках относятся к XVI в. (Рудак Борисов, переселенный из Костромы в Казань по указу царя Иоанна Грозного). Во 2-й пол. XVI в. в костромских храмах преобладали произведения московских мастеров, вложенные семьей Годуновых (известны по упоминаниям в переписной книге 1595 г. и сохранившимся памятникам в ЦИАМ (кадило, оклады икон)). Исключительный по мастерству чеканной работы золотой оклад (ГММК) на храмовый образ Св. Троицы в иконостасе собора Ипатиевского мон-ря был вкладом Бориса Годунова. Эти произведения служили образцами для костромских серебряников.

В художественном оформлении иконостасов, царских дверей и киотов в XVI-XVII вв. применялось олово в виде ажурных пластин с подкладкой из слюды на цветном фоне (ц. Воскресения на Дебре, Троицкий собор Ипатиевского мон-ря).

В XVII в. благодаря открывшемуся после присоединения Казанского и Астраханского ханства торговому пути по Волге в Костроме заметно усилилось купечество и увеличилось число ремесленников, в т. ч. ювелиров. По данным переписных и окладных книг, в 1628 г. в городе было 7 серебряников, в 1664-1668 гг.- 12. На постоянную работу в Оружейную палату был вызван мастер Поспелко Лукианов. В 1652/53 г. для чеканки окладов икон и тябел главного иконостаса Успенского собора Московского Кремля были вызваны иногородние мастера-серебряники, в их числе были 2 мастера из Галича.

Местным мастерам заказывали вкладные произведения для костромских приходских храмов (напрестольный крест из ц. Воскресения на Дебре, 1645, вклад купца К. Г. Исакова, ЦИАМ; напрестольный крест из ц. свт. Николая Чудотворца в Десятильничьем дворе Костромы, 1686, вклад иконописца Гурия Никитина, ГММК).

В 1703-1706 гг. в Костроме и округе насчитывалось 28 мастеров и торговцев золотыми и серебряными изделиями. Они изготовляли оклады икон, напрестольных Евангелий, венцы и цаты, кресты и богослужебные сосуды. В 1745 г. был выполнен серебряный оклад на чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери после ее 4-го поновления мастерами Григорием Степановым сыном Шабановым из с. Сунгурова Костромского у. и Михайло Васильевым сыном из с. Сидоровского (не сохр.).

До сер. XVIII в. работы местных серебряников выделяются с трудом, поскольку в это время на них ставили клейма в Москве. После учреждения в Костроме в 1746 г. Пробирной палатки на произведения начали ставить городовое клеймо и именное клеймо пробирера (Д. Заводов). Позднее появились авторские клейма, позволяющие идентифицировать костромских мастеров 2-й пол. XVIII - нач. XIX в.: П. Серебреникова (потир, оклады - ЦИАМ), И. Шевякова (оклад к Феодоровской иконе Божией Матери, дароносица - ЦИАМ), Г. Ратькова (складень-мощевик, рама к чудотворной Феодоровской иконе Божией Матери - ГИМ, ЦИАМ), А. Ратькова (напрестольное Евангелие из ц. Богоявления в Юрьевце, 1787, ЦИАМ), В. Горшечникова (оклад на икону «Спас Вседержитель», 1797, ЦИАМ). Костромские серебряники XVIII - 1-й пол. XIX в. работали по заказам церковным и отдельных вкладчиков. Преобладающей техникой была чеканка, которую дополняли резьбой, чернью и эмалью. Особенности работ костромских мастеров - спокойное чередование элементов орнамента, выполненных в высоком рельефе, с фоном, заполненным канфаренным узором, или гладким; контраст полированных деталей изображения и матового металла, умение выделить главное, не забивая плоскости оклада изобилием равнозначных элементов.

В XVIII в. собственное клеймение серебряных изделий появилось также в Галиче (оклад на Феодоровскую икону Божией Матери, 1759; мастер П. Рукавишников по заказу канцеляриста И. Гаврилова; ЦИАМ).

К сер. XIX в. сложились промысловые центры ювелирного дела со своей специализацией в селах в Костромской губ.: Красном (ныне пос. Красное-на-Волге; кресты-тельники), Сидоровском (ризочеканное дело), Подольском (церковные сосуды и мелкая утварь); их продукцию реализовывали на ярмарках. Помимо серебра мастера активно использовали медьсодержащие сплавы с покрытием готовых изделий серебром, золотом (оклад на скульптуру свт. Николая Чудотворца (Можайского), медь, чеканка, позолота; ЦИАМ). Мастер Д. В. Рассадин в окладе на икону свт. Тихона Амафунтского (серебро, чеканка, камни, XIX в., ЦИАМ) демонстрирует виртуозное владение всеми техническими возможностями чеканки по серебру, поднимая рельеф отдельных элементов орнамента до предельной высоты.

В бедных сельских храмах широко использовали литургические сосуды из олова с резными изображениями. Массовая замена их серебряными и медными позолоченными и посеребренными произошла во 2-й пол.- кон. XIX в.

Костромское губ. земство, озабоченное снижением качества ювелирной продукции кустарных мастерских, открыло в 1897 г. в с. Красном сначала курсы технического рисования, а в 1904 г. учебные мастерские золото-серебряного дела.

В нач. XX в. в художественно-ремесленной артели, где работали только выпускники уч-ща, по авторским эскизам исполняли заказные высокохудожественные произведения - наперсные кресты, панагии.

В 1901-1924 гг. в с. Красном работала старообрядческая меднолитейная мастерская П. Я. Серова (1863-1946). С 1912 г. в ней использовали матрицы поморского литья, полученные из московских мастерских М. И. Соколовой и Ф. Г. Панкратовой после их закрытия. Новые матрицы заказывали профессиональным скульпторам в Москве. Красносельское литье отличалось очень высоким качеством, для декора изделий широко применяли цветные эмали, преимущественно синие и белые. Помимо крестов, икон и складней в мастерской производили накладки на Евангелия и застежки для них, напечатанные в московской старообрядческой типографии Г. К. Горбунова. Продукция мастерской широко расходилась по России. Мастерская Серова закрылась в 1926 г., матрицы были проданы в Н. Новгород.

В наст. время Кострома и пос. Красное-на-Волге получили новый импульс к развитию ювелирного дела. Зарегистрировано неск. сот ювелирных мастерских. Помимо традиц. жен. украшений в их ассортименте кресты (напрестольные, нательные и наперсные), литые иконки, оклады икон, потиры и проч. церковная утварь. Формы и декор этих изделий в основном являются вариациями традиц. произведений прошлого.

Ист.: Переписные книги Костромского Ипатьевского мон-ря 1595 г. / Сообщ.: М. И. Соколов. М., 1890; Писцовая книга г. Костромы 1627/28-1629/30 гг. Кострома, 2004.
Лит.: Покровский Н. В. Памятники церк. старины в Костроме. СПб., 1909; Некрасов А. И. Костромской край в истории древнерус. искусства. Кострома, 1923; Михайловский Б. В., Пуришев Б. И. Очерки истории древнерус. монументальной живописи. М.; Л., 1941. С. 97-149; Постникова-Лосева М. М. Костромское серебряное дело XVIII-XIX вв. // Статьи по истории материальной культуры XVII-XIX вв. М., 1947. С. 145-206. (Тр. ГИМ; Вып. 18); она же. Рус. ювелирное искусство, его центры и мастера: XVI-XIX вв. М., 1974; Брюсова В. Г. Гурий Никитин. М., 1982; она же. Ипатьевский мон-рь. М., 1982; она же. Рус. живопись XVII в. М., 1984; Рус. золото XIV - нач. XX вв. из фондов ГММК. М., 1987; Каткова С. С. Из истории ювелирного промысла в с. Красном Костромской обл. // Из истории собирания и изуч. произв. нар. искусства: Сб. науч. тр. / ГРМ. Л., 1991. С. 107-116; она же. Редкие произведения деревянной скульптуры в собр. КИАХМЗ // Древнерус. скульптура: Проблемы и атрибуции. М., 1993. Вып. 2. Ч. 2. С. 244-266; она же. Усадебная ц. Николы-Бережки и роль заказчика в становлении программы худож. решения иконостасов // Рус. усадьба. М.; Рыбинск, 1994. Вып. 1(17). С. 160-162; она же. Века и судьбы: Сб. ст. Кострома, 2001; она же. Костромские серебряники XVII-XVIII вв. // Губернский дом. Кострома, 2002. № 1/2. С. 31; она же. Нерехта и ее храмы // Наше наследие. 2002. № 62. С. 6-25; она же. Резные царские врата XVII в. в ц. Воскресения на Дебре // Народное искусство: Мат-лы и исслед.: Сб. ст. / ГРМ. СПб., 2005. Вып. 2. С. 13-14; она же. Роспись купола Владимирской ц. // Страницы времен. Кострома, 2011. № 3. С. 141-161; она же. Наружные росписи Троицкого собора Ипатьевского мон-ря сер. XVII в. // Вестн. архивиста. 2013. № 3. С. 41-57; она же. Иконостас Троицкого собора Ипатьевского мон-ря. М., 2014; Демидов С. В., Кудряшов Е. В. Нерехта. М., 1996; Кильдышев А. В. Фрески ц. Воскресения на Дебре. Кострома, 1996; Памятники архитектуры Костромской обл. Кострома, 1996-2009. Вып. 1-11; Кочетков. Словарь иконописцев; Костромская икона. 2004; Комашко Н. И. Русская икона XVIII в. М., 2006. С. 17-19; Куколевская О. С. Стенопись Троицкого собора Ипатьевского мон-ря. М., 2008. 2 т.
С. С. Каткова, Н. И. Комашко
Ключевые слова:
Епархии Русской Православной Церкви Костромская и Галичская епархия Русской Православной Церкви Костромская митрополия Русской Православной Церкви
См.также:
КОСТРОМСКАЯ МИТРОПОЛИЯ Русской Православной Церкви
АБАКАНСКАЯ И ХАКАССКАЯ ЕПАРХИЯ Русской Православной Церкви
АБХАЗСКАЯ ЕПАРХИЯ ГРУЗИНСКОГО ЭКЗАРХАТА см. Сухумо-Абхазская епархия
АВРААМИЕВ ГОРОДЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ (Костромской и Галичской епархии), в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в кон. XIV в.
АЗОВСКАЯ МИТРОПОЛИЯ образована в 1700 г.
АЗОВСКОЕ ВИКАРИАТСТВО Ростовской епархии, учреждалось дважды