Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КЛИБАНОВ
Т. 35, С. 399-402 опубликовано: 22 марта 2019г.


КЛИБАНОВ

Александр Ильич (14.11.1910, г. Борисов Минской губ.- 23.05.1994, Москва), советский историк, источниковед, религиевед, исследователь сектантства. Род. в семье врача. В 1932 г. окончил Историко-лингвистический ин-т им. Н. К. Крупской в Ленинграде. К. начал публиковать сектоведческие и религиеведческие работы в 1929 г., они носили пропагандистско-агитационный антирелигиозный характер. В 1932 г. он защитил кандидатскую диссертацию по истории меннонитов, стал научным сотрудником Антирелигиозного музея, работал в Государственном антирелигиозном издательстве. В 1932-1934 гг. занимал должность зав. отделом агитации и пропаганды ленинградского отд-ния Союза воинствующих безбожников. В 1934 г. преподавал в Политико-просветительском ин-те им. Н. К. Крупской.

В 1936 г. К. был арестован по обвинению в троцкизме и приговорен к 5 годам ИТЛ. После освобождения в 1942-1945 гг. преподавал в Красноярском педагогическом ин-те историю СССР, сначала в качестве доцента, с 1943 г. в качестве заведующего кафедрой истории СССР. В 1946-1948 гг.- зам. директора Музея истории религии АН СССР в Москве, в 1947-1948 гг.- научный сотрудник Ин-та истории АН СССР.

А. И. Клибанов. Фотография. 3-я четв. ХХ в.
А. И. Клибанов. Фотография. 3-я четв. ХХ в.

А. И. Клибанов. Фотография. 3-я четв. ХХ в.

Второй арест последовал в 1948 г. К. был приговорен к 10 годам ИТЛ. Освобожден в 1954 г., реабилитирован в 1955 г. В 1955-1993 гг. работал в Москве научным, старшим научным, затем ведущим научным сотрудником Ин-та истории АН СССР (с 1968 - Ин-та истории СССР АН СССР, с 1992 - ИРИ РАН).

Ведущая тема научного творчества К.- история отечественной религиозно-общественной жизни: антицерковные движения средневековья (им посвящен цикл крупных статей и монография «Реформационные движения в России в XIV - 1-й пол. XVI в.». 1960), история сект в XVII - нач. XX в. («История религиозного сектантства в России». 1965), религ. движения в послереволюционное время («Религиозное сектантство и современность». 1969; «Религиозное сектантство в прошлом и настоящем». 1973; «Из мира религиозного сектантства». 1974). Все эти книги и статьи связывает одна принципиальная тема: вклад религиозно-общественных движений в отечественную историю и соотнесение их духовного и социально-практического опыта с опытом параллельных европ. еретических, реформационных, сектантских движений.

В фундаментальном исследовании о русских «реформационных движениях» К., не выходя за рамки атеистических взглядов, принятых в советской науке, сумел продемонстрировать сложность и глубину проблематики истории еретических течений в России XIV - 1-й пол. XVI в. Содержание монографии гораздо шире заявленного в названии, оно включает в себя все течения и настроения в Церкви в изучаемый период (К. также проанализировал взгляды и умонастроения исихастов, нестяжателей, иосифлян), что улучшило представления о сложности и многообразии религ. жизни в России того времени.

К. попытался показать, что антицерковные движения XIV-XVI вв.- аналог современным им «городским ересям» и реформационным движениям Зап. Европы. До К. историю русских еретических движений начинали с ереси стригольников. Он же относит зарождение религ. вольнодумства на Руси к рубежу XIII и XIV вв., когда среди мирян и низшего духовенства распространились стихийные антицерковные настроения, порожденные авторитарностью и симонией в Церкви. Во 2-й пол. XIV в. этот еще не вполне оформленный антицерковный протест перерос в открытую ересь - стригольничество, а в посл. трети XV - нач. XVI в.- в ересь жидовствующих. К. тщательно проанализировал глоссы, оставленные на полях книг писца Ивана Чёрного; ввел в научный оборот важный для истории еретических взглядов трактат «Написание о грамоте», находящийся в тесной связи с заново истолкованным К. «Лаодикийским посланием» Федора Курицына (К. также подготовил издание выявленных им источников: Источники по истории новгородско-московской ереси кон. XV - нач. XVI в. № 8: Приписка Ивана Черного к «Еллинскому летописцу»; № 9: Пермские глоссы. № 10: Сочинение против монашества / Подгот.: А. И. Клибанов // Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV - нач. XVII в. М.; Л, 1955. С. 277-305).

Главное отличие рус. ересей от европейских К. видел в том, что на Западе реформационные и ренессансные течения были противопоставлены друг другу, в то время как в России происходило их взаимовлияние и взаимопроникновение. Тематика равенства вер и народов, «самовластия души» прослеживается в разных проявлениях на протяжении всего повествования. К. рассматривает взгляды не только обвиняемых в ереси Матвея Башкина, Вассиана (Патрикеева), Феодосия Косого, но и правосл. писателей: прп. Иосифа Волоцкого, архиеп. Новгородского св. Геннадия (Гонзова), прп. Нила Сорского и др. К характеристике взглядов многих из них он вернулся в своей последней книге - «Духовная культура средневековой Руси» (1994, 19962), в которой центральное место занимает изучение феномена православной святости.

К. заострил внимание на специфике взаимодействия рус. культуры с античным культурным наследием. Это взаимодействие было опосредовано визант. патристикой. Значение патристики как транслятора античных ценностей в рус. культуру долгое время недооценивалось. Тем более не ставился вопрос, в какой степени восточнохрист. базис русской духовной культуры предопределил ее типологические отличия от лат. культуры. К. обратил внимание на существование параллели между идеей итал. гуманистов о свободе воли, провозглашенной, в частности, Дж. Пико делла Мирандолой в «Речи о достоинстве человека», и положениями визант. патристики, напр., сочинениями свт. Феофила Антиохийского, что, по мнению исследователя, говорило не только о традиционно-христ. корнях гуманистической идеологии, но и о том, что, будучи новыми для латинско-католич. традиции, подобные идеи не вступали в противоречие с правосл. идеологическим и религиозно-философским каноном. Такой подход позволил К. показать, что, во-первых, византийско-правосл. религиозно-философская традиция стала источником развития гуманистической мысли в восточнославянском мире, во-вторых, эта традиция, усвоенная постепенно восточнослав. Православием, привносила своеобразие в реформационные тенденции в отечественной культуре и религиозно-общественной борьбе.

Введение истории рус. духовной культуры средневековья и раннего нового времени в контекст общеевроп. культурно-религ. процессов нашло оппонентов в лице как некоторых зарубежных историков (напр., Э. Хёша: Hösch E. Orthodoxie und Häresie im alten Russland. Wiesbaden, 1975), так и советских ученых (среди участников дискуссии о степени приобщенности России к гуманизму и Реформации, о концепции русского Предвозрождения). Тем не менее новый взгляд на религиозно-общественные движения допетровской России, предложенный К., помог глубже понять историю рус. духовной культуры в соотнесении ее с общемировым развитием.

Цикл исследований К. посвящен рус. сектантству. Исследователя интересовала не только дореволюционная история существовавших в России сект, но и проблематика сектанства в СССР, в т. ч. в совр. период (в 1959-1961 К. руководил научной экспедицией по изучению религиозной жизни в Пензенской, Тамбовской, Липецкой и Воронежской областях; полный анализ результатов полевого исследования экспедиции опубликовать не смог, поскольку они не удовлетворили партийное руководство). Особое внимание К. уделял изучению социально-психологических корней сектантства, что позволило сделать вывод, что истоки веры сектантов гораздо глубже, чем обычно предполагалось советской наукой. Работы К. показывали, насколько сложен комплекс религ. представлений, и тем самым разрушали мнение властей о том, что преодолеть «религиозное отчуждение» можно при помощи пропагандистско-адм. нажима.

Поскольку религиозная Реформация XVI в. была представлена у восточнослав. народов довольно ограниченно, то сектантские движения 2-й пол. XVII-XIX вв., внимательно изученные К.,- христовщина, духовное христианство, молоканство, духоборчество, штундизм, баптизм и др.- трактуются исследователем как «второе издание» реформационных движений в России. К. не только дал анализ их учений, социальной базы и исторической роли, в частности роли «обводного канала» капиталистического развития, но и выстроил генеалогию этих движений, показав некоторые общие закономерности их эволюции.

Характеризуя старообрядчество, К. подчеркивал, что раскол XVII в. носил прежде всего религиозный, а не только социально-экономический характер, как пытались представить советские исследователи. Однако приверженность старообрядцев к внешней стороне религии, их готовность «умереть за аз» не исчерпывают всего духовного содержания движения. К. считает возможным говорить о паулинистских мотивах в проповеди раннего староверия, а такие мотивы, как известно, были одной из составляющих реформационной проповеди в Европе. С др. стороны, исследования К. по истории религ. сектантства показывают, что, не будучи порождением старообрядчества, сектантство имело точки соприкосновения с ним, а внутри староверия складывались по сути протестант. толки, напр., бегуны и беспоповцы, у к-рых К. отмечал определенное сходство с баптистами и меннонитами.

К. открыл новое направление в изучении рус. духовной культуры - народную социальную утопию, которой посвятил монументальное исследование («Народная социальная утопия в России». 1977, 1978. 2 кн.). В монографии речь идет об идеалах справедливости (притча о Правде и Кривде, легенда о царе-избавителе), о социальных идеалах русских мыслителей XVI в.- Ф. И. Карпова, прп. Максима Грека, Ермолая (Еразма), И. С. Пересветова, Ф. Косого, о социально-утопических представлениях участников крестьянских войн и их современников (Квирин Кульман, Евфимий), наконец, об утопических проектах и попытках их реализации в массовых народных движениях антифеодального и антицерковного протеста в XIX в. К. удалось приоткрыть завесу над упованиями тех слоев общества, которые, по выражению А. Я. Гуревича, для историка часто представляют собой «безмолвствующее большинство». К. показал, что крестьянство, хотя и редко, но доходило не только до вербализации своих социальных чаяний, тесно связанных с христианством, но и до попыток воплотить их в жизнь (об-ва Н. Попова «Любовь братства», М. А. Попова «Общее упование», Т. Бондарева «Единодушная и единосердечная артель» и др.). При этом К. обращает особое внимание на понимание «веры» и «правды» в процессе изменения народного сознания. К. показывает, что все социальные искания рус. народа были сопряжены с его религ. исканиями, народные социальные утопии тесно смыкаются с «крестьянским протестантизмом» XVII-XIX вв. Это обстоятельство помогает лучше понять, в чем состояла народность не только художественных, но и идейных поисков Л. Н. Толстого, чье имя часто фигурирует в книгах К.

Особая тема творчества К., внешне, казалось бы, выпадающая из общей канвы его исследований,- «декабризм» и декабристы. Началом ее разработки послужило обнаружение в архиве Красноярского гос. краевого музея переписки ряда осужденных декабристов (И. И. Пущина, Н. А. Бестужева, А. И. Якубовича, А. Н. Сутгофа, В. Л. Давыдова и др.) с жандармским полковником Я. Д. Казимирским, ставшим другом ссыльных дворянских революционеров. Сам по себе факт переписки знаменателен и помогает лучше понять не только судьбу декабристов, но и характер русского общества 1-й пол. XIX в.

К. был награжден премией им. Б. Д. Грекова Президиума АН СССР (1980) за монографию «Народная социальная утопия в России», Гос. премией СССР в области науки и техники «за цикл работ по истории религии и рус. народного свободомыслия XIV-XIX вв., опубликованных в 1960-1978 гг.» (1983).

Книги К. переведены на англ., нем., итал., кит., япон. и др. языки.

Арх.: Архив РАН. Ф. 1908; РГБ ОР. Ф. 648.
Соч.: Классовое лицо совр. сектантства. Л., 1928, 19302; Комсомол на фронте безбожия: Как вести комсомолу антирелиг. пропаганду. Л., 1929; Адвентисты. Л., 1931; Меннониты. М.; Л., 1931; Меннонитская колонизация на юге России в XVIII-XIX вв.: АКД. Л., 1935; Боевой порядок у древних славян // Ист. журнал. 1945. Кн. 1/2. С. 74-81; «Написание о грамоте»: (Опыт исслед. просветительно-реформационного памятника кон. XV - пол. XVI в.) // ВИРА. 1955. Сб. 3. С. 325-379; «Самобытийная ересь»: (Из истории рус. свободомыслия кон. XV - 1-й пол. XVI в.) // Там же. 1956. Сб. 4. С. 203-229; К проблеме античного наследия в памятниках древнерус. письменности // ТОДРЛ. 1957. Т. 13. С. 158-181; Происхождение религ. сектантства в России // НиР. 1957. № 3. С. 371-392; К изучению биографии и лит. наследия Максима Грека // ВВ. 1958. Т. 14. С. 148-174; К истории рус. реформационной мысли: (Тверская «распря о рае» в сер. XIV в.) // ВИРА. 1958. Сб. 5. С. 233-263; Книги Ивана Черного: (К характеристике мировоззрения новгородско-московских еретиков) // ИЗ. 1958. Т. 62. С. 198-244; Свободомыслие в Твери в XIV-XV вв. // ВИРА. 1958. Сб. 6. С. 231-260; У истоков рус. гуманистической мысли: Ист. традиции идеи равенства народов и вер // Вестн. истории мировой культуры. 1958. № 1. С. 22-39; № 2. С. 45-63; В. Д. Бонч-Бруевич и проблемы религ.-обществ. движений в России // Бонч-Бруевич В. Д. Избр. соч. М., 1959. Т. 1. С. 7-28; К изучению генезиса еретических движений в России // ВИРА. 1959. Сб. 7. С. 186-217; Повесть о Петре и Февронии как памятник рус. общественной мысли // ИЗ. 1959. Т. 65. С. 303-315; У истоков рус. гуманистической мысли: Идея приятия жизни в рус. обществ. мысли XV-XVI вв. // Вестн. истории мировой культуры. 1959. № 1. С. 33-48; Реформационные движения в России в XIV - 1-й пол. XVI в. М., 1960; Сборник сочинений Ермолая-Еразма // ТОДРЛ. 1960. Т. 16. С. 178-207; Современное сектантство в Тамбовской обл.: По мат-лам экспедиции Ин-та истории АН СССР в 1959 г. // ВИРА. 1960. Сб. 8. С. 59-100; Мат-лы к характеристике совр. сектантства в Тамбовской обл. // Там же. 1961. Сб. 9. С. 212-243; Послание Зиновия Отенского дьяку Я. В. Шишкину // ТОДРЛ. 1961. Т. 17. С. 201-224 (в соавт. с В. И. Корецким); Сектантство в прошлом и настоящем // ВИРА. 1961. Сб. 9. С. 9-34; «Слово о лживых учителях» // Исследования и мат-лы по древнерус. лит-ре. М., 1961. С. 300-312; Современное сектантство в Липецкой обл.: По мат-лам экспедиций Ин-та истории АН СССР в 1960 г. // ВИРА. 1962. Сб. 10. С. 157-185; Les mouvements hérétiques en Russie du XIIIе au XVIе siècle // Cahiers du monde Russe et Soviétique. P., 1962. Vol. 3. N 4. P. 673-684; К характеристике новых явлений в рус. обществ. мысли 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. // История СССР. 1963. № 6. С. 85-103; Повести А. М. Курбского об Августине Гиппонском // АЕ за 1962 г. М., 1963. С. 445-450; Идея свободы человека в учениях рус. еретиков кон. XV - 1-й пол. XVI в. // СВ. 1964. Вып. 25. С. 216-227; История религ. сектантства в России: (60-е гг. XIX в.- 1917 г). М., 1965; The Dissident Denominations in the Past and Today // Soviet Sociology. Armonk (N. Y.), 1965. Vol. 3. N 4. P. 44-60; Социальные утопии в рус. крестьянских движениях. М., 1966; Мат-лы о религ. сектантстве в послеоктябрьский период в архиве В. Г. Черткова // Зап. ОР ГБЛ. 1966. Вып. 28. С. 44-95; Научно-организационный и метод. опыт конкретных исследований религиозности: По мат-лам центр. областей РСФСР // Конкретные исследования совр. религ. верований. М., 1967. С. 5-35; 50 лет науч. исследования религ. сектантства // ВНА. 1967. Вып. 4. С. 349-394; Le problème de la souverainité de l'homme dans les conceptions des hérétiques russes à la fin du 15' et au début du 16e siècle // Hérésies et sociétés dan l'Europe pré-industrielle 11-18 siècles. P., 1968. P. 83-96; Религиозное сектантство и современность: Социол. и ист. очерки. М., 1969; Сектантство религиозное // СИЭ. 1969. Т. 12. Стб. 702-708; Fifty Years of Scientific Study of Religions Sectarianism // Soviet Sociology. 1970. Vol. 8. N 3/4. P. 239-278; Sectarianism and Socialist Reconstruction of the Countryside // Ibid. P. 383-411; К характеристике мировоззрения Андрея Рублева // Андрей Рублев и его эпоха. М., 1971. С. 62-102; О методологии изучения религ. сознания // ВНА. 1971. Вып. 11. С. 82-112; Проблема «смены» в совр. баптизме: По мат-лам конкретно-социол. исслед. // Молодежь и атеизм. М., 1971. С. 65-89; Problems in the Psychology of Religions Sectarianism // Soviet Sociology. 1971. Vol. 9. N 4. P. 505-566; Византийское «Слово о старце» и рус. публицистика XV в. // Феод. Россия во всемирно-ист. процессе. М., 1972. С. 162-168; Протопоп Аввакум как культурно-ист. явление // История СССР. 1973. № 1. С. 76-98; Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М., 1973; Из мира религ. сектантства: Встречи. Беседы. Наблюдения. М., 1974; In the World of Religions Sectarianism: At a meeting of prygun molocans // Soviet Sociology. 1974. Vol. 13. N 3. P. 80-93; «Правда» Федора Карпова // Общество и гос-во феод. России. М., 1975. С. 141-150; Из истории идейной жизни декабристов в сибирской ссылке // Проблемы истории обществ. мысли и историографии. М., 1976. С. 52-60; К характеристике идейных движений в среде гос. и удельных крестьян в 1-й трети XIX в. // Из истории экон. и обществ. жизни России. М., 1976. С. 153-167; Народная социальная утопия в России: Период феодализма. М., 1977; Правда «земли» и «царства» Ивана Пересветова // ИЗ. 1977. Т. 99. С. 221-225; Kościół prawosławny, sekciarstwo i walka kłasowa w Rosje // Kwartalnik historyczny. Warsz., 1977. Roc. 84. N 4. S. 945-960; Народная социальная утопия в России, XIX в. М., 1978; Послание Кампанеллы московскому государю и правосл. духовенству // Вост. Европа в древности и средневековье. М., 1978. С. 355-361; Теоретические проблемы исследований религ. синкретизма // Проблемы религ. синкретизма и развития атеизма в Чувашской АССР. Чебоксары, 1978. С. 6-29; Неизвестные письма Н. А. Бестужева // Проблемы истории рус. обществ. движения и ист. науки. М., 1980. С. 40-47; Проповедь классового примирения: Толстовцы в обществ.-полит. борьбе кон. XIX - нач. XX в. // НиР. 1980. № 1. С. 29-32; Storia delle sette religiose in Russia: Dagli anni 60 del XIX secolo a 1917 / A cura di V. Zilli. Firenze, 1980; А. И. Якубович: Действительность и легенда // ИЗ. 1981. Т. 106. С. 205-270; К характеристике идейных исканий А. Блока // ВНА. 1982. Вып. 30. С. 216-244; Некоторые идеологические формы социального протеста рус. крестьянства // Россия на путях централизации. М., 1982. С. 239-250; Рус. реформационные движения 1-й трети XVII в. // FS für F. von Lilienfeld. Erlangen, 1982. S. 182-218; History of Religious Sectarianism in Russia, 1860-1917 / Transl. E. Dunn; ed. S. P. Dunn. N. Y., 1982; «Irreligiosity» in 17th and 18th Century Peasant Uprisings in Russia // Religion and Rural Revolt. Dover, 1984. P. 214-222; В двадцатые годы: [Восп.] // НиР. 1985. № 11. С. 29-34; № 12. С. 15-18; Новые мат-лы о жизни и деятельности декабристов в Сибири: Переписка декабристов с Я. Д. Казимирским // Сибирские письма декабристов, 1838-1850 / Науч. ред., предисл.: А. И. Клибанов; Сост., коммент.: Т. С. Комарова. Красноярск, 1987. С. 10-64; У истоков русско-испан. взаимосвязей (XV-XVI вв.) // Россия и Испания. М., 1987. С. 5-47; Крещение Руси: история и современность. М., 1988 (в соавт. с Л. Н. Митрохиным); Народные противоцерковные движения // Рус. православие: Вехи истории / Науч. ред., вступ. ст., послесл.: А. И. Клибанов. М., 1989. С. 516-562; А. С. Лаппо-Данилёвский - историк и мыслитель // Лаппо-Данилевский А. С. История рус. обществ. мысли и культуры XVII-XVIII вв. / Отв. ред.: А. И. Клибанов. М., 1990. С. 249-280; Мировоззрение рус. крестьянства XIV - 1-й пол. XVII в. // История крестьянства в СССР. М., 1990. С. 312-333; Spiritual Christian Communalists in 19th Century Russia. Berkeley, 1990; Духовная культура средневек. Руси. М., 1994, 19962.
Лит.: Dunn Е. Russian Sectarianism in New Soviet Marxist Scolarship // SlR. 1967. Vоl. 26. N 1. P. 128-140; Клибанов Александр Ильич // Советский энцикл. слов. М., 1980. С. 596; Мат-лы из архива А. И. Клибанова // Зап. ОР ГБЛ. 1974. Вып. 35. С. 173; 1976. Вып. 37. С. 179; Буганов В. И. Проблемы реформационных движений и общественно-полит. мысли России в трудах А. И. Клибанова // ИЗ. 1977. Т. 98. С. 257-275; он же. К 80-летию со дня рождения А. И. Клибанова // АЕ за 1990 г. М., 1992. С. 167-171; он же. А. И. Клибанов - историк рус. обществ. мысли // ВИ. 1995. № 2. С. 148-155; Логашева Б. Р. Рус. народное свободомыслие в трудах А. И. Клибанова // Религии мира: История и современность, 1982. М., 1982. С. 256-262; Дмитриев М. В. История отечественной духовной культуры в исследованиях А. И. Клибанова // История СССР. 1990. № 6. С. 124-136.
Л. П. Найдёнова, М. В. Дмитриев
Ключевые слова:
Историки российские Искусствоведы советские Клибанов Александр Ильич (1910-1994), советский историк, источниковед, религиевед, исследователь сектантства
См.также:
АДЕЛУНГ Федор Павлович (Фридрих Пауль) (1768-1843), историк, филолог, востоковед
АКСАКОВ Константин Сергеевич (1817-1860), писатель, лит. критик, публицист и историк, один из главных теоретиков славянофильства
АЛЕКСЕЕВ Леонид Васильевич (род. в 1921), историк-археолог, специалист по истории и культуре Зап. Руси, д-р исторических наук
АМИРАНАШВИЛИ Шалва Ясонович (1899-1975), искусствовед, академик
АРИСТОВ Федор Федорович (1888-1932), историк, этнограф, географ, литературовед
АРУТЮНОВА-ФИДАНЯН Виада Артуровна (род. в 1937), российский византинист и арменовед