Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИРОВОГРАДСКОЕ ВИКАРИАТСТВО
Т. 35, С. 38-46 опубликовано: 15 января 2019г.


КИРОВОГРАДСКОЕ ВИКАРИАТСТВО

Херсонской и Одесской епархии, в 1880-1924 гг. Елисаветградское, в 1924-1934 гг. Зиновьевское, в 1934-1935 гг. Кировское, в 1944-1946 и 1949-1950 гг. Кировоградское. Названо по г. Елисаветград (совр. Украина) (в 1924-1934 Зиновьевск, в 1934-1939 Кирово, ныне Кировоград).

Начальный период существования К. в.

Со времени основания (1754) до 1756 г. крепость Св. Елисаветы относилась к Киевской епархии, с 26 июня 1756 г. приходы Елисаветградской пров. отошли Переяславской епархии (см. Переяславская и Бориспольская епархия). 27 авг. 1757 г. Переяславской епархии были переданы 2 протопопии Киевской кафедры - Кирилловская и Новомиргородская и была образована Елисаветградская протопопия с центром в Елисаветграде. В 1764 г. в указанных 3 протопопиях имелось 57 церквей, к 1775 г. их число выросло до 81. В 1760 г. сербский архим. Софроний (Доброшевич) по благословению Переяславского еп. Гервасия (Линцевского) основал на Дмитровской даче (ныне с. Дмитровка Знаменского р-на) Новосербский Чернолесский скит с церковью Преображения Господня. В марте 1767 г. Синод решил упразднить скит, а новопостроенный храм обратил в приходский. 9 сент. 1775 г. образовалась Херсонская и Словенская епархия (см. Херсонская и Таврическая епархия), в нее вошли приходы созданного в 1776 г. Елисаветградского у. Новороссийской губ.

26 янв. 1880 г. в Херсонской епархии было учреждено 2-е вик-ство - Елисаветградское (1-е викариатство Херсонской епархии - Новомиргородское). Постановление о назначении 2-го викария Херсонской и Одесской епархии с титулом «епископ Елисаветградский» было утверждено указом Свящ. Синода от 3 февр. 1880 г. (Херсонские ЕВ. 1880. № 8. С. 142). Причиной открытия 2-го викариатства была необходимость борьбы с распространением сектантства, поскольку в 1-й пол. ХIХ в. на территории Херсонской епархии значительно выросло число баптистов, адвентистов, штундистов, иоаннитов и др. (В Елисаветградском у. сектантство особенно укоренилось в приходах Кардашевском, Аннинском, Песчано-Бродском, Любомирском, Плетено-Ташлыкском, Софиевском, Глодосском, Скалевском, Петроостровском, Новоархангельском, Арбузинском, Арнаутовском, Болгарском, Солоновском, Сербуловском, Устиновском, Коротякском, Кетрисановском, Обозновском, Фёдоровском, Б. и М. Виски и Буличевском; в Александрийском у.- в Оситняжском, Знаменском и Гуровском приходах.) Елисаветградскому викарию предписывалось иметь местопребывание в одесском в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ре и быть его настоятелем; на содержание викария помимо доходов Успенского мон-ря выделялись средства Бизюкова Пропасного во имя сщмч. Григория, просветителя Армении, муж. мон-ря. В обязанности викария кроме настоятельства в одесском мон-ре входило управление Одесским ДУ. Первым Елисаветградским епископом стал преподаватель Одесской ДС архим. Неофит (Неводчиков), хиротонисанный 10 авг. 1880 г. в Одессе.

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Елисаветграде. 1812 г. Фотография. Нач. XX в.
Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Елисаветграде. 1812 г. Фотография. Нач. XX в.

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы в Елисаветграде. 1812 г. Фотография. Нач. XX в.

6 авг. 1883 г. еп. Неофит был перемещен на Туркестанскую кафедру, 22 янв. следующего года Елисаветградское вик-ство возглавил еп. Мемнон (Вишневский). Архиерей совершал частые поездки по Херсонской епархии, служил в сельских приходах. В 1891 г. еп. Мемнон был переведен на Новомиргородское викариатство Херсонской епархии, Елисаветградским епископом стал Акакий (Заклинский). В течение 7 лет Елисаветградское вик-ство возглавлял еп. Тихон (Морошкин; 1895-1903). Ок. месяца в 1905 г. епископом Елисаветградским был духовный писатель Алексий (Дородницын). 27 авг. 1905 г. он оставил кафедру в связи с переводом на должность ректора Казанской ДА. На вик-ство был назначен бывш. руководитель правосл. миссии в Корее тяжелобольной Хрисанф (Щетковский), который скончался в Одессе 22 окт. 1906 г. Священнослужители Херсонской епархии не приняли участия в революционных событиях 1905-1907 гг., но среди них в эти годы широко распространились идеи «обновления» Церкви, что отразилось на страницах «Херсонских епархиальных ведомостей».

10 дек. 1906 г. Елисаветградское вик-ство возглавил Анатолий (Каменский). Епископ активно участвовал в монархическом движении, вошел в руководящие органы всех монархических организаций в Елисаветграде и Одессе, был избран депутатом Гос. думы 4-го созыва от Херсонской губ. При нем в Елисаветградском и Александрийском уездах начали создаваться приходские общества трезвости, в 1911 г. они действовали в Ольшанке, Ровном, Мартоноше, Панчеве Елисаветградского у., Новогеоргиевске, Знаменке, Аджамке Александрийского у. 30 авг. 1914 г. владыку Анатолия на кафедре сменил еп. сщмч. Прокопий (Титов).

После Февральской революции 1917 г. большинство клириков Елисаветградского у. приветствовали новую власть. Еп. Прокопий на собрании духовенства Одессы 9 апр. 1917 г. отметил: «Духовенство признает новый строй и повинуется властям» (Биржевые ведомости. Пг., 1917. № 82. С. 5). Весной-летом 1917 г. прошли епархиальные съезды духовенства и мирян в Одессе, на которых были высказаны призыв к широкому участию мирян и низшего духовенства в церковной жизни через систему приходских и епархиальных советов, требование выборности духовенства (включая епископов). Также обсуждался вопрос о возможности использования укр. языка в богослужении. Съезды утвердили выборность духовенства. В отношении укр. языка первоначально было принято решение, что он непригоден для богослужения, но 2-й съезд Херсонско-Одесской епархии, состоявшийся летом 1917 г., признал возможным использование укр. языка в церковной жизни и духовном образовании. 26 янв. (8 февр.) 1918 г. епископом Елисаветградским был назначен Алексий (Баженов), официально занимавший кафедру до 26 июня 1921 г. Из-за отсутствия в епархии Херсонского архиеп. Платона (Рождественского) еп. Алексий вел общеепархиальные дела.

1920-1941 гг.

К сер. февр. 1920 г. на Елисаветградщине окончательно установилась советская власть. В апр. 1921 г. церковные учреждения в Елисаветградском и Александрийском уездах Херсонской губ. были выделены в «полусамостоятельное епископство с пребыванием епископа в г. Елисаветграде» (ГА Кировоградской обл. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 88. Л. 56), что было во многом обусловлено началом автокефалистского движения на укр. землях. Елисаветградская уездная ЧК в мае 1921 г. сообщала, что «среди православных граждан развивается усиленная агитация в пользу украинской церкви. В связи с введением украинского языка в церковное служение среди духовенства наблюдается недовольство и возможен раскол, так как русское духовенство отказывается служить по-украински» (Там же. Л. 77). Елисаветградским епископом был выбран протоиерей кафедрального Успенского собора Павел Колосов, к-рый после принятия пострига был хиротонисан во епископа 21 июня 1921 г. Успенский собор Елисаветграда являлся кафедральным, при нем действовало духовное правление (деревянный Успенский собор построен в 1755, в 1800 возведен каменный храм, разрушен в 1946). Еп. Павел развернул активную деятельность против распространения автокефалистского движения. По воспоминаниям священника из с. Компанеевка А. Бондаренко, «первое время службы еп. Павел разъезжал по приходам, где устраивались торжественные церковные церемонии». Об этом же свидетельствуют документы Елисаветградской ЧК: «Духовенство ведет усиленную агиткампанию против украинизаторов церкви, причем меры борьбы вырабатываются на устраиваемых заседаниях благочинных… Признано необходимым для поднятия своего авторитета среди прихожан улучшить церковную службу, требовать от рядового духовенства еще большего внимания к церковной службе, а также отменить торговлю требами, в особенности за браки. Кроме того, признано усилить борьбу с украинизаторами церкви путем частных бесед и проповедью, перебросив более сильных в богословии священнослужителей в те районы, где проявляется особенно сильно украинизаторское течение» (Там же. Д. 163. Л. 13). Борьба против автокефалистов на Елисаветградщине была успешной, впосл. Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) имела здесь немного приходов - от 1 до 6 (наибольшее количество было в 1928-1929) (ЦДАВО. Ф. 5. Оп. 3. Д. 1647. Л. 16).

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы в Елисаветграде. 1800 г. Разрушен в сер. XX в. Фотография. Нач. XX в.
Собор в честь Успения Пресв. Богородицы в Елисаветграде. 1800 г. Разрушен в сер. XX в. Фотография. Нач. XX в.

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы в Елисаветграде. 1800 г. Разрушен в сер. XX в. Фотография. Нач. XX в.

Сильное недовольство вызывали у духовенства действия советской власти, особенно изъятие церковных ценностей. В Аннинской вол. Елисаветградского у. священник обратился к крестьянам со словами: «Коммунисты издали декрет, чтобы взять все церкви на учет и все добро церковное и крестьянское забрать, а из церквей сделать театры и увеселительные зрелища». Священнослужители говорили, что «коммунисты грабят народ, что скоро придет избавление карой Божьей и что следует молиться Богу». Свящ. Садовский в Успенском соборе Елисаветграда призывал сестер церковной общины агитировать среди прихожан о недопущении изъятия ценностей. Свящ. Ситницкий в с. Калиновка Александрийского у. говорил прихожанам: «Взяли ценности, но хлеба вам не дают, вот вы умираете с голоду, так и погибнете» и т. п. (ГА Кировоградской обл. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 163. Л. 19-114).

Накануне изъятия церковных ценностей еп. Павел выпустил воззвание к верующим, в к-ром призвал отнестись спокойно к действиям властей. «При изъятии ценностей никаких эксцессов и сопротивления не было, а было лишь при производстве учета в марте месяце в Успенском соборе, всех участников волнения арестовали, и [они] были переданы суду ревтрибунала по военным делам» (Там же. Ф. Р-218. Оп. 1. Д. 56. Л. 216д). Отсутствие еп. Павла во время изъятия церковных ценностей в Елисаветграде чекисты объясняли «расстройством владыки в связи с изъятием художественных риз и украшений [из Успенского собора], а также боязнью показываться на общество, дабы не вовлечь на себя подозрение в провокации» (Там же. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 163. Л. 68). Несмотря на это, в мае 1922 г. вместе с 32 гражданами архиерей попал на скамью подсудимых по обвинению в сокрытии ценностей и недопущении их изъятия, затем был освобожден. Из церквей и молитвенных домов Елисаветградского у. было изъято более 80 пудов серебра, 2 золотника 93 доли золота, 144 драгоценных камня, 26 золотников 55 долей жемчуга (Там же. Ф. Р-218. Оп. 1. Д. 56. Л. 216а - 216).

В сер. авг. 1922 г. Елисаветградское ГПУ начало активную работу по насаждению обновленчества и расколу духовенства. Была организована группа «прогрессивного духовенства», к-рая 22-23 авг. 1922 г. провела съезд духовенства и мирян Елисаветградского вик-ства, на котором обновленческие идеи не нашли понимания. Еп. Павел (Колосов) не поддержал «Живую церковь», вслед. чего против него началась кампания в советской печати. Московское обновленческое Высшее церковное управление (ВЦУ) осенью того же года отправило еп. Павла на покой, обновленцы захватили управление Елисаветградским викариатством. 29 нояб., по окончании съезда раскольников, состоявшегося в Елисаветграде, еп. Павел направил президиуму комитета «Живой церкви» письменное благословение на передачу всех дел епархиального управления обновленцам, духовное правление викариатства было упразднено, несмотря на сопротивление его членов протоиереев Романовского, Купчевского и др. В дек. 1922 - янв. 1923 г. еп. Павел изменил свою позицию и решил оказать сопротивление раскольникам, по его повелению было создано новое духовное правление. ГПУ сообщало, что «ликвидировать и привлечь к ответственности лиц за незаконное открытие не является возможным, поскольку группа «ЖЦ», как незарегистрированная в отделе управления, считается неофициальной и не оглашенной в печати» (цит. по: Тригуб. Розгром украïнськоï церковноï опозицiï. 2009. С. 95-96).

В нач. февр. 1923 г. указом экзарха Украины митр. Михаила (Ермакова) еп. Павел был уволен на покой, 4 февр. в Киеве состоялась хиротония во епископа Елисаветградского настоятеля криворожского Никольского храма архим. сщмч. Онуфрия (Гагалюка). 6 февр. 1923 г. еп. Онуфрий прибыл в Елисаветград. Через неск. дней к архиерею для переговоров пришел уполномоченный обновленческого ВЦУ Трофим Михайлов. Еп. Онуфрий сказал, что никогда не признает ВЦУ, что подчиняется лишь своим непосредственным каноническим начальникам - митр. Михаилу (Ермакову) и еп. Прокопию (Титову). На следующий день еп. Онуфрий был арестован и отправлен в тюрьму сначала в Елисаветграде, затем в Одессе. Ему предъявили обвинения в том, что он не зарегистрировался в админотделе НКВД, и в шпионаже. Пока еп. Онуфрий находился в тюрьме, временное управление Елисаветградским вик-ством взял на себя еп. Павел (Колосов). Он продолжил борьбу с обновленчеством, о чем с негодованием писала укр. центральная газ. «Коммунист»: ««Живая церковь» в Елисаветграде подает слабые признаки жизни. Зато кучка отчаянных черносотенцев во главе с епископом Колосовым выявляет активность, оказывает упорное сопротивление обновленческому движению в Церкви» (Нет житья ни живой, ни мертвой: (От нашего елисаветградского корреспондента) // Коммунист. Х., 1923. № 62. С. 7). В сер. 1923 г. 70-летний еп. Павел (Колосов) скончался.

15 мая 1923 г. еп. Онуфрий был освобожден и выслан из Одесской губ., поселился в Кривом Роге, откуда продолжал управлять Елисаветградским вик-ством. В докладе патриарху Московскому и всея России св. Тихону епископ писал об этом периоде своего служения: «Я избрал местожительством город Кривой Рог, где был настоятелем главной церкви - Николаевской - в сане архимандрита до назначения меня епископом Елисаветградским. Положение города Кривого Рога особое. Он в гражданском отношении принадлежит к Екатеринославской губернии, но в церковном к Херсоно-Одесской епархии, а именно Николаевского викариата. В городе Кривом Роге я после одесского заключения некоторое время отдыхал, но в скором времени уже начал борьбу с ВЦУ. В начале июня я направил воззвание к православному духовенству и мирянам своей Елисаветградской епархии, которой я считал себя по праву епископом; в воззвании я призвал их ни в коем случае не признавать так называемое ВЦУ и его «архиереев» и «иереев», потому что все они со своим ВЦУ пошли с Церкви и являются неправославным обществом. Скудное мое послание получено было и вне моей епископии и, по слухам, имело значение» (Дамаскин. Кн. 4. С. 165-166).

Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы (Ковалевская) в Елисаветграде. 1849 г. Фотография. Нач. XX в.
Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы (Ковалевская) в Елисаветграде. 1849 г. Фотография. Нач. XX в.

Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы (Ковалевская) в Елисаветграде. 1849 г. Фотография. Нач. XX в.

Еп. Онуфрий вел подвижническую жизнь, много сил отдавал борьбе с обновленчеством, через 3 месяца после его освобождения обновленчество почти исчезло на территории Елисаветградского вик-ства. В «Информационном отчете на июль 1923 г.» Елисаветградского окружного комитета КП(б)У сообщалось, что «отчетный период характеризуется значительно усиливающейся активностью со стороны «тихоновцев», переходящих в форменное наступление. Желая поставить во главе епархии своего единомышленника, они развели широкую агитацию как в городе, так и в округе, распространяя воззвания, собирая подписи и т. д. Так, в с. Козыревке священник Ковалёв так сагитировал крестьян, что последние изгнали «живого» попа Иващенко. Помимо этого по округу во многих селах работают в сторону Онуфрия даже низшие духовные чины - псаломщики. И «живая» церковь, не успевшая пустить прочных корней, атакованная организованным, воспрявшим духом реакционным духовенством, безусловно теряет под собой почву и терпит поражения» (ГА Одесской обл. Ф. П-3. Оп. 1. Д. 652. Л. 65-66, 97). К 1 окт. 1923 г. «Живая церковь» потеряла в Елисаветградском окр. почти 90% общин. Многое сделал для борьбы с обновленчеством в Александрийском окр. игум. Варсонофий (Юрченко), которого еп. Онуфрий в 1923 г. назначил миссионером по борьбе с обновленчеством: к кон. 1924 г. в Александрийском округе из 80 обновленческих храмов осталось ок. 10. 16 окт. 1923 г. еп. Онуфрий был арестован и перевезен в Харьков. Поводом для ареста послужило послание епископа к пастве против обновленцев, которое власти расценили как антисоветское. 16 янв. 1924 г. еп. Онуфрий был освобожден под подписку о невыезде из Харькова, откуда он продолжал управлять Елисаветградским вик-ством.

7 авг. 1924 г. Елисаветград был переименован в Зиновьевск. К 1 дек. 1924 г. на территории Зиновьевского вик-ства действовало 120 приходов: 87 патриарших, 30 обновленческих, 3 автокефалистских (Там же. Д. 1208. Л. 74), к 1 июля 1925 г.- 80 патриарших и 40 обновленческих, к 1 янв. 1926 г.- 105 патриарших, 35 обновленческих и 5 автокефалистских, к 1 янв. 1928 г.- 129 патриарших, 33 обновленческих и 6 автокефалистских. Изменение числа приходов зависело как от положения Церкви и раскольнических структур, так и от изменений адм. деления. В 1925-1927 гг. для Зиновьевского вик-ства, как и для всех укр. регионов, были характерны конфликты между религ. общинами, борьба за храмы (особенно в случаях, когда храм был разделен между общинами или сдавался в понедельное пользование).

В авг. 1927 г. еп. Онуфрий принял «Декларацию» 1927 г. митр. Сергия и Временного синода, после чего ряд приходов Зиновьевского викариатства перешел в иосифлянство. 18 сент. 1930 г. во главе Зиновьевского викариатства встал еп. сщмч. Порфирий (Гулевич), продолживший борьбу с расколами. Архиерей много служил, на богослужении неизменно произносил проповеди, посещал приходы. 11 авг. 1931 г. он был переведен на Крымскую кафедру.

На протяжении 20-30-х гг. XX в. на территории Елисаветградского (Зиновьевского) викариатства были закрыты практически все церкви. Процесс имел поэтапный характер. В 1921-1922 гг. были упразднены домовые и училищные храмы: при муж. гимназии, при духовном, реальном и кавалерийском училищах, Чечелеевская жен. община (основана в 1881 как скит в с. Чечелеевка Александрийского у., в 1899 скит преобразован в Иоанно-Предтеченскую жен. общину (Херсонские ЕВ. Приб. 1899. № 19. С. 495-502)). Закрытие храмов в 1929-1931 гг. было более агрессивным, оно сопровождалось разрушением колоколен, изъятием колоколов, ликвидацией приходов «по просьбе верующих», выселением священников за пределы Украины и их массовыми арестами. Только за дек. 1929 - янв. 1930 г. было закрыто 52 церкви, к 1 марта 1930 г. изъято 144 колокола общим весом ок. 55 т. Третий этап - 1935-1939 гг.- характеризуется массовыми арестами духовенства и закрытием последних храмов вик-ства: в Кирово (бывш. Елисаветград, затем Зиновьевск), Александрии, Новомиргороде, Златополе, Ровном, Юзефове, Новоукраинке, Песчаном Броде, Нов. Праге, Цветном, Аджамке, Братском и др., мн. храмы были разрушены. В 1937 г. прекратилось богослужение в 2 последних действующих храмах в Кирове: в принадлежавшем обновленцам Греческом соборе Владимирской иконы Божией Матери и в принадлежавшем патриаршей Церкви Скорбященском храме в предместье Николаевка. К 1941 г. все приходы К. в. были упразднены, большинство священнослужителей репрессированы.

Обновленческий раскол

. Благодаря деятельности еп. Онуфрия (Гагалюка) «Живая церковь» на Елисаветградщине не утвердилась. В янв.-февр. 1924 г. вслед. активности ГПУ позиции обновленцев укрепились, но в сер. 1924 г. обновленчество снова потеряло авторитет, после того как направленный на Елисаветградскую кафедру обновленческим синодом Антоний (Панкеев) покаялся и вернулся в патриаршую Церковь. 20 июня 1924 г. была создана инициативная группа обновленцев, в которую вошли протоиерей Писецкий, священники Владимир Сильченко, Трофим Лукьянец, Евгений Кульчицкий, Борис Попов и Иван Гулевич. Они подготовили и провели съезд духовенства обновленческой Елисаветградской епархии, на к-ром избрали новый состав духовного правления, отстранили еп. Антония от управления кафедрой и решили ряд организационных вопросов по оформлению обновленческого движения (ГА Кировоградской обл. Ф. Р-1915. Оп. 1. Д. 37. Л. 36). В нач. 1925 г. на обновленческую кафедру был назначен Афанасий (Вечёрко) (Голос правосл. Украины. Х., 1925. № 4. С. 3). В 1924 г. обновленцы захватили в Зиновьевске Успенский собор, ставший кафедральным. В янв. 1928 г. в Зиновьевском округе действовало 33 прихода «синодалов», тогда как «тихоновцы» имели 129 приходов. В марте 1929 г. на Зиновьевскую кафедру, пустовавшую больше года, был поставлен в Харькове «епископ» Кирилл Квашенко. Весной 1935 г. Квашенко перевели в Одессу, 22 июля 1937 г. он был арестован в Одессе по обвинению в нелегальном управлении церковной орг-цией в Кирово. 11 февр. 1930 г. Успенский собор в Зиновьевске был закрыт, обновленческая кафедра была перенесена в принадлежавший ранее автокефалистам Греческий собор Владимирской иконы Божией Матери, к-рый также был закрыт в 1937 г.

Обновленческие Елисаветградские (Зиновьевские) «епископы»: Ювеналий Машковский (1922-1924), Афанасий Вечёрко (1924-1925), Анатолий Левицкий (1925-1927), Николай Строганов (1928-1929), Кирилл Квашенко (1929-1935). Обновленческий Александрийский «епископ» Иоанн Славгородский (авг. 1923 - май 1925).

Иосифлянское движение

В нач. 1928 г. приходы Зиновьевского викариатства столкнулись с расколом, связанным с публикацией «Декларации» митр. Сергия (Страгородского) о лояльности советской власти (19 июля 1927) и повторяющей ее по содержанию декларации Киевского митр. Михаила (Ермакова) (17 нояб. 1927). Когда в нач. 1928 г. в Зиновьевске стало известно о декларации митр. Михаила, настоятель Петропавловской ц. Николай Виноградов объявил, что он перестает поминать экзарха. Часть клириков храма - священники В. Соколов, С. Ковалёв, М. Романовский, В. Поляков и псаломщик И. Запорожан не согласились с решением настоятеля, оставили приход и перешли в Скорбященскую ц. Вокруг Петропавловской ц. образовалась оппозиционная община, в к-рую вошли священники Н. Виноградов, П. Купчевский, П. Дашкеев, И. Любавский, В. Огнивцев, диаконы М. Донне, Азбукин, псаломщики Г. Недельский и Ф. Детковский. Идейным лидером зиновьевских противников «Декларации» стал прот. Г. Селецкий (его духовником был Н. Виноградов), к-рый в 1926 г. был выслан из Зиновьевска в Харьков и в нояб. 1927 г. выступил против «Декларации» митр. Сергия. Г. Селецкий прекратил общение с Зиновьевским еп. Онуфрием (Гагалюком), к-рый в авг. 1927 г. безоговорочно поддержал «Декларацию».

Летом 1928 г. Н. Виноградов и Г. Селецкий ездили к одному из руководителей иосифлянского движения, Гдовскому еп. Димитрию (Любимову), в Ленинград. Владыка согласился принять приходы Зиновьевщины, выдал об этом документ и назначил Виноградова благочинным. В дальнейшем еп. Димитрий рукополагал священнослужителей, освящал антиминсы, определял церковные наказания. Кандидаты на священнические должности перед поездкой к еп. Димитрию должны были получить рекомендацию от благочинного. Н. Виноградов имел большой авторитет в сельских приходах викариатства. Он и Селецкий уделяли значительное внимание сельским общинам, они обсуждали вовлечение их в иосифлянское движение путем усиления благолепия служб и произнесения священниками регулярных проповедей во время богослужений. Иосифлянская лит-ра поступала в Зиновьевск из Харькова, в 1928-1930 гг. было получено ок. 30 листовок.

В 1928-1930 гг. в благочиние Н. Виноградова входило 16 храмов: в Бобринце, Савичевке, Компанеевке, Лелековке, Б. Виске, Оситняжке, Красновершке, Сасовке, Губовке, Севериновке, Гильнии, Фёдоровке, Орлове-Балке, Палиевке, Тарасовке и Калиновке. В 1929 г. в юрисдикцию еп. Димитрия (Любимова) решила перейти группа священников, служивших в храмах сел Благодатное, Семёновка, Воеводское и др. (ныне Арбузинского р-на Николаевской обл., Украина): Иосиф Корольчук, Макарий Цыкин и Валерий Найдовский. Еп. Димитрий присоединил эти храмы к благочинию Н. Виноградова.

На территории Зиновьевского викариатства существовало еще одно иосифлянское благочиние - Елизаветградковское, которое возглавлял протоиерей Казанской ц. с. Елизаветградка Николай Россинский. Он поддерживал связи с еп. Димитрием (Любимовым) самостоятельно, контактов с благочинием Н. Виноградова не имел. В благочинии Николая Россинского было неск. приходов: в Дмитровке, Красноселье, Казарне, Долино-Каменке Знаменского р-на, Высокие Байраки Елизаветградковского р-на и др.

В 1930 г., после ознакомления с интервью митр. Сергия (Страгородского) от 15 февр. 1930 г. представителям советской печати, в к-ром первоиерарх отрицал факты гонений на Церковь в СССР, отказался поминать митр. Сергия священник Скорбященской ц. Зиновьевска Василий Соколов. 22 мая 1930 г. он встретился в Харькове с одним из руководителей иосифлянства еп. сщмч. Павлом (Кратировым) и перешел в его юрисдикцию. В. Соколов ушел из Скорбященской ц., но в причт Петропавловского храма его не приняли, впосл. он совершал богослужение в частных домах, имел небольшую общину.

Довольно тесные связи с Зиновьевском имела группа иосифлян в Александрии («александрийская оппозиция» в обозначении ГПУ). Александрийская группа оформилась в нач. 1928 г., после отхода от митр. Михаила (Ермакова) местного благочинного Антония Котовича. Он был уволен с должности благочинного и лишился возможности служить в Покровском храме, совершал богослужение в квартирах и частных домах. В 1928 г. к «александрийской оппозиции» присоединились нек-рые клирики и миряне из Александрии и ближайших сел: Пустельниково, Головковка, Звенигородка, Марто-Ивановка, Ивановка, Берёзовка, Нов. Прага, Недогарки, Красная Каменка, Войновка, Счастливое, Куколовка и Новостародуб. Они имели широкие связи с иосифлянским духовенством России и Украины. В 1-й пол. 1929 г. александрийские иосифляне сблизились с криворожскими истинно православными христианами, имевшими 2 благочиния - Ингулецкое и Братолюбовское. Ингулецкое благочиние (18 приходов) возглавлял свящ. Николай Фоменко, он благодаря посредничеству А. Котовича 13 янв. 1929 г. вошел в контакт с еп. Алексием (Буем). Во главе Братолюбовского благочиния (6 приходов) стоял настоятель церкви в с. Варваровка (ныне Долинского р-на Кировоградской обл.) Максим Журавлёв, присоединившийся к еп. Алексию (Бую) также в янв. 1929 г.

15-16 янв. 1931 г. в Зиновьевске, Александрии и окружающих селах прошла всеукр. операция ГПУ, в результате к-рой большинство иосифлян было арестовано и осуждено на разные сроки высылки и заключения. В сер. 30-х гг. XX в. многие из них были освобождены и вернулись. Часть клириков признала Синод во главе с митр. Сергием (Страгородским) и возобновила церковное служение: Михаил Романовский, Михаил Иващенко и Николай Ненно служили в Скорбященской ц. в Кирово, все они в 1937-1938 гг. были арестованы по обвинению в антисоветской пропаганде и приговорены к расстрелу. Верными идеям «истинно православного христианства» остались В. Огнивцев и А. Котович, организовавшие подпольные общины. Группа А. Котовича, вернувшегося в Александрию ок. 1934 г., просуществовала до нач. февр. 1938 г., когда он и активная участница его общины Х. В. Куликова были арестованы, обвинены в антисоветской агитации. А. Котович был приговорен к расстрелу, Куликова - к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (в 1950 она вернулась в Александрию, снова была арестована по делу Истинно православной Церкви, сослана в Карагандинскую обл.). Отдельные группы Истинно православных христиан действовали на Кировоградщине до начала Великой Отечественной войны.

Автокефалистский раскол В. Липковского

Согласно «Проекту объединения приходов Украинской православной автокефальной церкви по отдельным церковным краям», принятого УАПЦ 27 июня 1922 г., все приходы на территории бывш. Херсонской епархии должны были составить церковный край «Степь» с центром в Одессе (ЦГАВО. Ф. 3984. Оп. 3. Д. 135. Л. 18). В июне 1925 г. край «Степь» был разделен на 4 части, Зиновьевщина вошла в Черкасский церковный округ во главе с «епископом» Ефимом (Юхимом) Калишевским, просуществовавший до 1930 г. (Там же. Д. 223. Л. 6). На Елисаветградщине автокефалистское движение распространялось медленно. По свидетельству священника-автокефалиста И. Гулевича (1923), Елисаветград «представлял из себя крепость тихоновщины» (Там же. Оп. 1. Д. 438. Л. 1). В нач. 1923 г. на территории Елисаветградского вик-ства имелась 1 община УАПЦ. Первоначально общины УАПЦ пользовались поддержкой советских властей. Так, по запросу Зиновьевского окружного отд-ния ГПУ от 4 нояб. 1924 г. окружной админотдел расторг договор о пользовании Греческой Владимирско-Богородичной ц. в Зиновьевске с общиной Русской Церкви и передал ее «пятидесятке» УАПЦ во главе со «священником» Иосифом Шевчуком. 1 февр. 1925 г. группа автокефалистов в Зиновьевске образовала «Греческий приход УАПЦ» и постановила подчиняться «Черкасской окружной церковной раде УАПЦ во главе с епископом Черкасским».

26-27 дек. 1925 г. из Черкасс в Зиновьевск для службы в Греческой церкви прибыл глава рады «епископ Черкасский и Зиновьевский» Ефим Калишевский. Этот визит был призван урегулировать конфликт в зиновьевской общине автокефалистов, вызванный тем, что часть автокефалистов региона примкнула к отколовшемуся от УАПЦ «Союзу «Деятельно-Христова церковь»» (ДХЦ), к-рый в кон. 1925 г. стал создавать параллельные «липковским» епископские кафедры и приходские общины. 25 дек. 1925 г. во «епископа Новомиргородского и Зиновьевского» в ведении ДХЦ был поставлен бывш. «протоиерей» УАПЦ Феофан Хомжа. В связи с тем что часть Греческого прихода УАПЦ Зиновьевска во главе со свящ. Константином Старжевским не признала ДХЦ, по требованию Хомжи община была выдворена из церкви. Греческий храм Зиновьевска, несмотря на противодействие липковцев, 8 марта 1926 г. был передан «Зиновьевскому совету Союза ДХЦ». Примечательно, что к ДХЦ примкнул и выдвигавшийся в 1926 г. на место «епископа» для Зиновьевского округа «протоиерей»-липковец Федот Хороший, который в 1942-1944 гг. являлся «Кировоградским епископом» Михаилом в УАПЦ Поликарпа (Сикорского).

Новомиргородский «епископ» Феофан Хомжа отказался совмещать служение на Новомиргородской кафедре с управлением Зиновьевским округом, о чем было заявлено на окружном собрании духовенства и мирян ДХЦ Зиновьевска 30 мая 1926 г. В сент. 1926 г. руководство ДХЦ прислало в Зиновьевск своего «уполномоченного представителя» «протоиерея» Григория Гиньковского. 3 февр. 1927 г. очередное собрание мирян Греческого прихода УАПЦ приняло решение о ликвидации в приходе раскола ДХЦ, что предусматривало смещение Гиньковского, и о переходе общины храма в ведение «епископа Черкасского и Зиновьевского» УАПЦ Ефима Калишевского.

К 1 мая 1927 г. в Зиновьевском округе действовали 3 общины ДХЦ, в к-рых насчитывалось 1129 верующих. К УАПЦ в Зиновьевском округе принадлежали 4 общины и 2564 верующих. 21 авг. 1927 г. окружное собрание духовенства и мирян приняло решение о восстановлении Зиновьевской кафедры УАПЦ и об избрании «епископом Зиновьевским» Николая Борецкого, который уже в окт. 1927 г. переехал в Киев, где был избран «митрополитом» УАПЦ. Очевидно, Борецкому удалось ликвидировать раскол ДХЦ в регионе, т. к. к нач. 1928 г. в Зиновьевском округе не было ни одной общины ДХЦ, УАПЦ имела 6 приходов и 3183 верующих.

Последним настоятелем зиновьевского Греческого прихода УАПЦ в 1928-1930 гг. был «священник» Никита Кохно. В связи с тем что постановлением секретариата Всеукраинского ЦИК от 11 февр. 1930 г. принадлежавший обновленцам Успенский кафедральный собор в Зиновьевске был закрыт, обновленцам передали Греческий храм, с общиной УАПЦ договор о пользовании церковью был разорван. Очевидно, на это повлиял 1-й чрезвычайный собор УАПЦ, созванный в янв. 1930 г. и объявивший о самороспуске УАПЦ.

Церковная жизнь в Кировоградской области в 1941-1944 гг.

В авг. 1941 г. Кировоградская обл. была полностью оккупирована нем. войсками, в регионе сразу же начала восстанавливаться церковная жизнь. Глава Автономной Украинской Православной Церкви архиеп. Алексий (Громадский) назначил 22 авг. 1941 г. на Херсонскую и Одесскую кафедру архиеп. Антония (Марценко). Владыке пришлось трудиться не только в рамках жестких ограничений со стороны оккупационных властей (по распоряжению А. Розенберга от 19 нояб. 1941 предписывалось «препятствовать любому влиянию русского православия и его священников»), но и в условиях борьбы с УАПЦ Поликарпа (Сикорского), которую поддерживала нем. администрация (в 1-й год оккупации нем. власть пыталась использовать укр. национальные силы в своих интересах). Препятствием к управлению епархией было разделение ее территории в адм. отношении: территория на правом берегу Юж. Буга вошла в румын. оккупационную зону «Транснистрия», где все правосл. храмы были подчинены Румынской Церкви; левобережная часть епархии вошла в Николаевский генерал-бецирк рейхскомиссариата «Украина» с центром в Николаеве (часть Николаевской обл., Херсонская и Кировоградская области).

12 мая 1942 г. в УАПЦ был поставлен «епископ» Кировоградский и Николаевский Михаил (Хороший), 19 мая он прибыл в Кировоград. Почти все правосл. приходы признали его, чему способствовала нем. администрация. Михаил восстановил работу епархиального управления, ставил священников, назначал благочинных. На протяжении 2-й пол. 1941-1942 г. шло активное восстановление храмов, к кон. 1942 г. практически в каждом городе области имелась церковь, наибольшее количество храмов действовало в Кировограде. В 1942 г. после долгих проволочек органы власти дали разрешение на организацию в Николаеве епархиальных месячных пастырско-дьяконских курсов для кандидатов не моложе 50 лет.

В янв. 1942 г. было получено предписание городского комиссара Николаева совершать богослужение исключительно на укр. языке, 28 марта 1942 г. требование об украинизации службы на территории всего генерал-бецирка получили все старосты сел на территории Кировоградско-Николаевской епархии. При этом старостам вменялось в обязанность следить за священниками, на каком языке, украинском или церковнославянском, они служат, и сообщать властям. «Языковой вопрос» усилил противостояние между сторонниками Автономной УПЦ и УАПЦ. Среди духовенства появились те, кто открыто сказал о своей принадлежности Автономной УПЦ. Так, в Новогеоргиевском храме священник заявил, что «епископа Кировоградского Михаила не признает, а службу будет осуществлять на старославянском языке» (цит. по: Петренко. 2012. С. 218). В результате нижняя часть храма отошла сторонникам УАПЦ, верхняя - автономистам.

Для руководства приходами Автономной УПЦ на территории Николаевской и Кировоградской областей (за исключением Чигиринского и др. сев. районов Кировоградской обл., входивших в состав Киевской епархии) 21 июля 1942 г. в Успенской Почаевской лавре в викарного Николаевского епископа был хиротонисан архим. Серафим (Кушнерук). Уже в дек. того же года он был переведен на Мелитопольско-Таврическую кафедру, управление правосл. приходами региона продолжал осуществлять Херсонско-Одесский архиеп. Антоний (Марценко). В нояб. 1942 г. архиеп. Антоний и еп. Михаил (Хороший) были вызваны в Николаевский генерал-комиссариат, где им был вручен приказ о запрещении митрополитам Поликарпу (Сикорскому) и Алексию (Громадскому) вмешиваться в церковную жизнь регионов за пределами своих епархий, епископы др. епархий не должны выполнять их приказы они ответственны только перед генерал-комиссаром. Не позднее 12 дек. 1942 г. Антоний и Михаил должны были переехать для постоянного пребывания в Николаев.

Вслед. связей УАПЦ с укр. националистическим движением поддержка автокефалистов со стороны оккупационных властей прекратилась, больше внимания власти стали уделять Автономной УПЦ. По воспоминаниям Михаила (Хорошего), «в Николаевском генерал-комиссариате... началось способствование автономистам, приходы со смешанным населением в Николаевской и Одесской областях стали склоняться к Автономной Церкви. Архиепископ Антоний (Марценко) при поддержке немецкой администрации начал даже перерукополагать священников с Автокефальной Церкви, когда находились такие, что просили у него приход» (Власовський. 1966. С. 235). К нач. 1943 г. в подчинении Михаила (Хорошего) осталось не более 100 приходов (с учетом Новомиргородского вик-ства). На встрече с обер-лейтенантом разведывательного отдела фон Госсом архиеп. Антоний (Марценко) говорил, что «Церковь… могла бы активно помогать, так как… духовные лица имеют большое влияние на массы, и с церковной кафедры многое объяснить легче, чем путем приказов». Архиерей уверял нем. чиновника, что т. о. можно уменьшить сопротивление населения и избежать «крутых мер» (ЦДАВО. Ф. КМФ-8. Оп. 2. Д. 229. Л. 1). Михаила (Хорошего) регулярно вызывали в гестапо. В мае 1943 г. его спрашивали о том, какие цели преследует УАПЦ, какого содержания проповеди он читает, хорошо ли ему известны все священники епархии и каковы их доходы, существуют ли при храмах церковные советы и т. д. При этом ему и духовенству дали строгое распоряжение не вмешиваться в гражданскую жизнь верующих. Почти все духовенство епархии состояло под надзором гестапо, священники подписывали обязательство доносить о своих прихожанах. Несмотря на это, в сер. 1943 г. посещение храмов в Николаевской и Кировоградской областях было очень высоким.

В янв.-апр. 1944 г. территория епархии была освобождена от захватчиков. Архиепископы Антоний (Марценко) и Михаил (Хороший) ушли с нем. войсками (в 1946 архиеп. Антоний вернулся в СССР и был назначен епископом Орловским и Брянским, затем служил на Тульской кафедре, в 1951 арестован, погиб в заключении). Эмигрировала на Запад значительная часть духовенства УАПЦ; оставшаяся часть подверглась репрессиям, одним из первых в 1945 г. был арестован настоятель Греческого собора Кировограда и благочинный Стефан Односум. Приходы Автономной УПЦ перешли в юрисдикцию РПЦ. К 1 янв. 1945 г. на территории бывш. автокефалистской Кировоградско-Николаевской епархии действовало 205 правосл. храмов (Там же. Ф. 4648. оп. 3. Д. 3. Л. 69).

1944-1946 гг.

После освобождения территории Херсонско-Одесской епархии Синод РПЦ принял решение о ее разделении на 2 епархии: Одесскую и Кировоградскую, Николаевскую и Херсонскую. Епископом Кировоградским, викарием Одесской епархии, 14 авг. 1944 г. был назначен иером. Сергий (Ларин), бывший обновленческий епископ. В апр. 1946 г. Сергий, еп. Кировоградский, временно управляющий Одесской епархией, утвержден епископом Одесским и Кировоградским. Первую литургию в Кировограде еп. Сергий служил 16 сент. 1944 г. в Спасо-Преображенском соборе. За литургией архиерей совершил диаконскую хиротонию Всеволода Затовского (с 17 сент. священник), начавшего служение в УАПЦ как секретарь Уманского «епископа» Игоря Губы (в 1942-1943, в 1943-1944 был «священником» УАПЦ в Мокрокалигорском и Златопольском районах). По инициативе еп. Сергия в 1945 г. в Одессе были открыты двухгодичные пастырско-богословские курсы, в 1946 г. реорганизованные в Одесскую ДС (1-й выпуск состоялся в 1947).

28 нояб. 1943 г. СНК СССР издал постановление «О порядке открытия церквей», согласно к-рому запрещалось прекращать деятельность религ. общин. Постановление было разъяснено в письме уполномоченного по делам РПЦ при СНК УССР П. С. Ходченко Кировоградскому облисполкому от 25 апр. 1944 г., где указывалось, что «церкви, открытые в период немецкой оккупации, закрывать не следует» (цит. по: Петренко. 2012. С. 224). К кон. 1947 г. на Кировоградщине насчитывалось 166 религ. общин, в 1948 г. их количество сократилось до 163. Случаев отказа общинам в регистрации с каждым годом становилось все больше, увеличилось количество закрытых церквей, чаще уничтожалось церковное имущество, храмы использовались для хозяйственных нужд и т. д.

На завершающем этапе войны значительной была роль К. в. в патриотической работе, к-рая выражалась в сборе теплой одежды, продуктов, денег, покупке облигаций гос. займов и т. д. За май-дек. 1944 г. духовенство и верующие К. в. внесли в Фонд обороны 494 405 р., в Фонд помощи семьям военнослужащих 69 232 р. Всего Одесско-Кировоградская епархия внесла на нужды фронта 1 647 934 р. 22 к. (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 3. Л. 13). Сбор средств продолжался и в 1945 г. В сент. 1945 г. Одесская епархиальная канцелярия разослала благочинным распоряжение «срочно позаботиться об осуществлении в монастырях, церквях и приходах (среди населения) вверенного Вам округа сборов в пользу инвалидов Отечественной войны, использовав для этого богослужения в день Рождества Пресвятой Богородицы, Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня и Покрова Пресвятой Богородицы. Согласно указаний Владыки с этой целью большие церкви городов однократно отсчитывают по 1500 руб., меньшие - по 1000 руб., а сельские - 500 руб., Кировоградское отделение епархиальной канцелярии - 1000 руб. Члены причтов все без исключения обязаны персонально участвовать в пожертвованиях как инициаторы в своем приходе» (Там же. Д. 12. Л. 57). В 1947 г. еп. Сергий «за патриотическую работу во время войны 1941-1945 гг.» был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Несмотря на то что епископ представил к награждению клириков К. в. архим. Назария (Осипова), прот. Александра Делинского, свящ. Петра Гончарова и прот. Феофана Иванова, их кандидатуры не были утверждены уполномоченным по делам РПЦ.

В дек. 1946 г. в пределах Кировоградской и Николаевской областей была создана самостоятельная Кировоградская и Чигиринская епархия (см. Кировоградская и Новомиргородская епархия). С 12 мая по дек. 1947 г. и в кон. 1949-1950 гг. Кировоградская кафедра снова была викарной в составе Херсонско-Одесской епархии.

Епископы

Неофит (Неводчиков; 10 авг. 1880 - 6 авг. 1883), Мемнон (Вишневский; 22 янв. 1884 - 7 сент. 1891, 3 мая - 4 нояб. 1903, вторично), Акакий (Заклинский; 7 сент. 1891 - 30 апр. 1894), Иоанн (Кратиров; 17 янв.- 23 авг. 1895), Тихон (Морошкин; 8 сент. 1895-1903), Феодосий (Олтаржевский; 30 нояб. 1903 - 18 июля 1905), Алексий (Дородницын; 18 июля - 27 авг. 1905), Хрисанф (Щетковский; 27 авг. 1905-1906), Анатолий (Каменский; 10 дек. 1906 - 30 июля 1914), сщмч. Прокопий (Титов; 30 авг. 1914-1918), Алексий (Баженов; 26 янв. (8 февр.) 1918-1921), Павел (Колосов) (1921 - нач. февр. 1923, до сер. 1923 временно управлял вик-ством), сщмч. Онуфрий (Гагалюк; 4 февр. 1923 - 25 окт. 1926), сщмч. Порфирий (Гулевич; 18 сент. 1930 - 11 авг. 1931), Сергий (Ларин; 15 авг. 1944 - апр. 1946), Евстратий (Подольский; 20 нояб. 1949 - 17 марта 1950).

Ист.: 2 ПСЗ. Т. 54. Отд. 2. С. 406; О приходских обществах трезвости в Херсонской епархии // Херсонские ЕВ. 1911. № 20. С. 386-389.
Лит.: Гавриил (Розанов), архим. Отрывок повествования о Новороссийском крае // ЗапООИД. 1853. Т. 3. С. 79-129; он же. Продолжение очерка Новороссийского края с 1787 по 1837 г. // Там же. 1863. Т. 5. С. 420-490; Мат-лы для истории Херсонской епархии со времени учреждения ее 1837 г. до нашего времени // Херсонские ЕВ. Приб. 1883. № 3. С. 69-73; № 4. С. 91-101; Иванов П. А. Переселение заштатных церковников в Новороссию при Екатерине II // Киев. старина. 1891. Т. 33. С. 288-297; Петровский С. В., свящ. Семь Херсонских архиепископов: Биографии с прил. портретов. Од., 1894; Миляновский Ф. А., свящ. Памятная книжка для духовенства Херсонской епархии. Од., 1902; Кальнев М. А. Адвентизм и иоаннитство пред судом миссионерской критики. СПб., 1910. С. 10-11; Власовський I. Ф. Нарис iсторiï Украïнськоï Правосл. Церкви. Н.-Й.; Баунд Брук, 1966. С. 235, 261, 267; Ульяновський В. Церква в Украïнськiй державi 1917-1920 рр.: (Доба Украïнськоï Центр. Ради). К., 1997. С. 90, 97; Гордiєнко В. В. Нiмецько-фашистський окупацiйний режим i православнi конфесiï в Украïнi // Украïнський iст. ж. 1998. № 3. С. 107-119; Тригуб А. П. Головнi напрями дiяльностi Херсонськоï єпархiï: 1775-1918 рр. // Науковi працi Миколаïвськоï фiлiï НаУКМА. 1999. Т. 2. С. 10-11; он же. Революцiйнi подiï 1905-1907 рр. i духовенство Херсонськоï єпархiï // Науковi працi. Миколаïв, 2000. Т. 5: Iсторичнi науки. С. 61-66; он же. Розгром украïнськоï церковноï опозицiï в Росiйскiй Православнiй Церквi (1922-1939 рр.). Миколаïв, 2009; он же. Розкол Росiйськоï Православноï Церкви в Украïнi (1922-39 рр.): Мiж Державним полiтичним управлiнням та реформацiєю. Миколаïв, 2009. С. 289-298; Беркгоф К. Чи було релiгiйне вiдродження в Украïнi пiд час нацистськоï окупацiï? // Украïнський iст. ж. 2005. № 3. С. 16-36; Петренко И. Д. Невiдомi вiйни: (Церква та держава на Кiровоградщинi в 20-60-х рр. XX ст.). Кiровоград, 2012.
А. П. Тригуб