Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАРАК
Т. 30, С. 641-645 опубликовано: 15 августа 2017г.


КАРАК

[Керак, Эль-Карак; араб.  ; от арам.   - город], город в Иордании, в средние века крупный христ. центр, с кон. VII в. кафедра митрополита Петры Аравийской в составе Иерусалимской Православной Церкви. Расположен на известняковом плоскогорье, на высоте 900 м над юго-вост. оконечностью Мёртвого м. На одноименном степном плато Карак в год выпадает 300-350 мм осадков, и оно достаточно плодородно. Помимо благоприятных климатических условий возвышению К. способствовало выгодное местоположение на т. н. Царской дороге (упом. в Числ 20. 17; 21. 22) - древнем пути, к-рый, по мнению ряда ученых, проходил от Дамаска по Заиорданскому плато до Айлы (ныне Эйлат, Израиль) на Красном м. В К. от него отходило боковое ответвление на Газу, к Средиземному м. В поздней античности Царская дорога совпадала с Нов. Траяновой дорогой, в средние века - с дорогой мусульм. хаджа.

Харахмова на карте-мозаике из ц. св. Стефана в Умм-эр-Расасе, Иордания. VIII в. до Р. Х.
Харахмова на карте-мозаике из ц. св. Стефана в Умм-эр-Расасе, Иордания. VIII в. до Р. Х.

Харахмова на карте-мозаике из ц. св. Стефана в Умм-эр-Расасе, Иордания. VIII в. до Р. Х.
К. был основан на обрывистом утесе, вытянутом по линии «север-юг» и отделенном от окружающего плато глубокими расселинами. Хотя в К. сохранились следы обитания человека, относящиеся к раннему бронзовому веку, в нач. II тыс. до Р. Х. городская жизнь в Заиорданье прекратилась и возродилась не ранее XIII в. до Р. Х., с приходом моавитян. К. обычно отождествляется с упоминаемыми в ВЗ топонимами Кир-Моав, Кирхарес, Кир-Харешет (4 Цар 3. 25; Ис 15. 1; 16. 7, 11; Иер 48. 31, 36). В 1958 г. в К. была обнаружена надпись, предположительно относящаяся к правлению моавитского царя Меши (кон. IX в. до Р. Х.).

Общий вид замка Карак, Иордания
Общий вид замка Карак, Иордания

Общий вид замка Карак, Иордания
В римско-визант. период основным центром округи К. был Ареополь (Раббат-Моав; ныне Эр-Рабба, в 10 км к северу от К.), греко-рим. поселение, обладавшее статусом полиса (возможно, г. Кир-Моав в I тыс. до Р. Х. находился именно здесь). В Ареополе уже в V в. существовала епископская кафедра в составе митрополии Палестины Третьей (Fedalto. Hierarchia. Vol. 2. P. 1041-1042). К. отождествляется с известным из источников того времени г. Харахмова (Каракмоба), к-рый изображен на мозаичной карте Св. земли из ц. св. Георгия в Мадабе (2-я пол. VI в.). Из епископов города известны Димитрий, присутствовавший на Иерусалимском Соборе 536 г. (ACO. T. 3. P. 188), и Иоанн, ученик прп. Стефана Савваита Старшего († 794) (ActaSS. Iul. T. 3. P. 544-545). Хотя в К. не обнаружено керамического материала визант. и омейядского времени, на существование поселения указывают десятки надгробных стел, гл. обр. VI в. (43 датированных надгробия относятся к 375-661). Личные имена погребенных свидетельствуют об араб. происхождении большинства жителей пров. Палестина Третья.

В сент. 629 г. в 10 км к югу от К., у Муты, произошло 1-е столкновение византийцев с мусульманами: один из гассанидских вождей, союзников Византии, нанес поражение отряду мусульман, в битве пало неск. сподвижников Мухаммада. В 634-635 гг. плато было быстро завоевано мусульманами. Археологических следов грабежей и разрушений не обнаружено.

В раннеараб. эпоху К. не упоминается в араб. источниках. Прилегающие территории входили в р-н Мааб провинции (джунда) Димашк. На мозаиках VIII в. церквей в Маине и Умм-эр-Расасе сохранились изображения Харахмовы в ряду проч. городов региона. Мозаичная надпись 687 г. из церкви Эр-Раббы свидетельствует о перенесении в этот город из Петры кафедры митрополита Палестины Третьей.

В кон. X - нач. XI в. Заиорданье контролировала племенная группировка Бану Тайй, оспаривавшая власть над Палестиной у егип. Фатимидов. В 982/3 г. фатимидский военачальник Ял Текин нанес поражение бедуинам и овладел их центрами к югу от Мёртвого м., в т. ч. захватил плато Карак. Однако фатимидский контроль над этими территориями оставался номинальным, как и сменившая его в кон. XI в. власть Сельджукидов, занявших Дамаск и претендовавших на земли Заиорданья.

Крестоносцы, захватив в 1099 г. Иерусалим, продолжили экспансию в южном направлении и после нескольких военных экспедиций закрепились в регионе Вади-эль-Араба, между Мёртвым м. и Акабским зал., а также на вост. берегу Мёртвого м. В 1142 г. Пайен де Мильи, дворецкий иерусалимского кор. Фулька, основал на южной оконечности утеса, где раньше находилось визант. поселение, замок Карак (Крак-де-Моав), к-рый крестоносцы ошибочно отождествили с Петрой. Строительные работы велись в несколько этапов до 60-х гг. XII в. Тогда же предположительно было окружено стеной селение, примыкавшее к замку (совр. Старый город). Треугольной формы плато, на котором расположен К., имеет протяженность 850 м. Замок, отделенный рвом от Старого города, достигал в длину 220 м, а в ширину от 125 м в сев. части до 40 м в южной. В настоящее время сохранилось несколько участков фортификаций из грубо обработанного камня, относящихся ко времени крестоносцев, прежде всего укрепления северной стены и ряд подземных коридоров и сводчатых помещений. Крестоносные замки Заиорданья помимо того, что обеспечивали контроль над плодородными землями (по словам араб. географа Ибн Джубайра, под управлением К. в 1184 находилось 400 деревень), нарушали сообщение между Сирией и Египтом, что существенно осложнило мусульм. паломничество. Владения Иерусалимского королевства к югу и востоку от Мёртвого м. составляли отдельную Заиорданскую сеньорию со столицей в К. В 1167 г. в этом городе была учреждена кафедра лат. архиепископа Петры и митрополита Аравии, к которой формально приписали правосл. епархию горы Синай.

В сев. части города был возведен лат. кафедральный собор, впосл. обращенный Айюбидами в мечеть (в 1929 здание снесли). Внутри цитадели сохранилась часовня, ее фрески были описаны путешественниками нач. XIX в., однако в наст. время росписи полностью утрачены. Неподалеку от лат. собора стояла правосл. церковь, возможно на месте прежнего визант. храма. Церковь была перестроена в 1848 г. после пожара, однако изначальная планировка и часть средневек. конструкций сохранились. Это 3-нефная базилика размером 19×12,9 м. В наст. время она освящена во имя вмч. Георгия. Вторая, меньшего размера, православная церковь К. (Эль-Хидр) также носит имя св. Георгия. Сохранились сведения, что она почиталась и мусульманами. Здание средневековой постройки представляет собой не очень ровный параллелограмм (6,8×11,3 м). В XVIII-XIX вв. строение, начавшее разрушаться, укрепляли арками и подпорками.

В 1177 г. во главе Заиорданской сеньории встал Рено де Шатильон, энергичный и агрессивный военачальник, на к-рого хронисты возлагают вину за развязывание войны с мусульманами, принесшей поражение Иерусалимскому королевству. В любом случае после установления в Египте власти Салах-ад-Дина и присоединения им Сирии (1174) Юж. Заиорданье, разделявшее владения Айюбидов, неизбежно должно было стать объектом постоянных атак мусульм. армий (в 1170, 1173 и др.). В 1183 и 1184 гг. Салах-ад-Дин непродолжительное время осаждал К.

После разгрома крестоносцев в битве при Хаттине (1187) и завоевания Салах-ад-Дином большей части Палестины заиорданские крепости оказались в глубоком тылу мусульман и сдались одна за другой после продолжительной осады. К. был захвачен в нояб. 1188 г. По итогам раздела айюбидских земель между наследниками Салах-ад-Дина в 1192 г. К. отошел под власть дамасского эмира аль-Адиля, к-рый рассматривал этот замок как возможное убежище и перевез туда казну. Айюбиды продолжили строительные работы в цитадели, стремясь прежде всего исправить повреждения, причиненные предшествующими осадами. Периодически К. выделялся из дамасского удела в самостоятельный эмират (в 1229-1249 и 1250-1263). С приходом на Ближ. Восток монголов (1260) эмир К. аль-Муглис Умар объявил им о своей покорности и т. о. сумел сохранить власть. После победы егип. мамлюков над монголами мамлюкский султан Бейбарс захватил остатки айюбидских владений в Сирии. В 1263 г. он вероломно взял в плен аль-Муглиса, а его сыновья сдали К. мамлюкам. Население города присягнуло на верность Бейбарсу, причем хронисты отдельно упоминают христиан, присягавших на Евангелии. Подобная церемония уникальна для той эпохи и свидетельствует о преобладании христиан в К.

После окончательного изгнания крестоносцев из Палестины и отражения монг. угрозы на рубеже XIII и XIV вв. К. утратил военно-стратегическое значение, однако оставался важным адм. центром Мамлюкского гос-ва, столицей одной из провинций (мамляка). С эпохи Бейбарса до сер. XIV в. в цитадели продолжались активные строительные работы. Мощные укрепления, возведенные Бейбарсом в наиболее уязвимой южной части замка, должны были прикрыть его от обстрела с соседней горы. Старый город был обнесен стеной с башнями. Внутри цитадели был построен дворец небольших размеров, отличающийся очень высоким качеством обработки камня. К. часто был местом ссылки опальных сановников и низложенных султанов. Так, в кон. XIII - нач. XIV в. в К. дважды пребывал в изгнании молодой султан ан-Насир Мухаммад. После того как ему удалось вернуть власть (1310) при поддержке ряда эмиров, а также бедуинских племен Заиорданья, султан сохранял связи с иорданскими номадами и отправлял сыновей в К. для приобщения к бедуинским традициям. Старший из них, ан-Насир Ахмад, провел в К. большую часть жизни и был тесно связан с местным населением, в т. ч. с христианами. После смерти ан-Насира Мухаммада в ходе борьбы за власть мамлюкских группировок ан-Насир Ахмад был возведен на трон в Каире (1342), однако вскоре покинул столицу и перенес свою резиденцию в К. После этого султан был низложен оставшимися в Каире мамлюкскими эмирами, а против К. было предпринято 8 военных экспедиций. Осадные технологии того времени не позволяли взять цитадель штурмом. Ан-Насир Ахмад был предан одним из своих сановников, к-рый в 1344 г. впустил осаждавших в крепость.

В мамлюкскую эпоху К. стал одним из главных православных центров Ближ. Востока. Население города, как было отмечено, оставалось преимущественно христианским. На этом основании наместник К. в 1301 г. не привел в исполнение султанский указ о ношении немусульманами отличительной одежды, заявив, что жителям города не от кого отличаться.

Через К. помимо дороги мусульм. хаджа проходили и христ. паломнические маршруты. В XIII в., пока Заиорданье было относительно густо заселенным и безопасным, мн. богомольцы следовали из Иерусалима через Иерихон к св. местам Иордана, пересекали реку и шли по плато над вост. берегом Мёртвого м. в К., а далее - на Синай и в Египет. Синайский монастырь вмц. Екатерины имел недвижимость в К., в т. ч. предположительно гостиницу для паломников. Возможно, именно там останавливался нем. странник Титмар, проходивший через К. на Синай в 1217 г. Свт. Савва I, архиеп. Сербский, во время 2-го путешествия на Св. землю (1235) отправился из Иерусалима в Каир также через К. (Путешествие св. Саввы, архиеп. Сербского: 1225-1237 гг. / Ред.: архим. Леонид (Кавелин). СПб., 1884. С. 18. (ППС; Т. 2. Вып. 2)). Возможно, с паломничеством на Синай было связано появление в К. арм. церкви. В 1878 г. была открыта надпись 1257 г. о строительстве царем Киликийской Армении Гетумом в К. церкви св. Иакова (содержание надписи и ее аутентичность остаются спорными). Известен колофон 1329 г. о вкладе царем Левоном IV Библии в арм. церковь св. Георгия в К.

Правосл. архиерейский престол в К. был восстановлен после ухода крестоносцев. «Греческий епископ» К. упоминается Титмаром в 1217 г. По синайскому преданию, в 1312 г. епископ К. Гавриил направил в монастырь вмц. Екатерины караван с рабочими и стройматериалами для ремонта храма; чудесным образом караван прибыл вскоре после того, как часть стены мон-ря рухнула от землетрясения. С помощью каракских каменщиков пролом был быстро заделан, и обитель спасена от разграбления бедуинами (Порфирий (Успенский), архим. Синайский полуостров // ЖМНП. 1848. Ч. 60. Нояб. Отд. 2. С. 158). В айюбидско-мамлюкскую эпоху, когда Иерусалимский Патриархат переживал тяжелый кризис, его окраинные епархии, включая К., перешли под окормление Александрийского патриарха. С сер. XIV в. Иерусалимские патриархи добивались возвращения этих территорий в свою юрисдикцию. Окончательный отказ Александрийской кафедры от претензий на К., Шаубак, Газу и Синай был зафиксирован грамотой Александрийского патриарха свт. Иоакима I в 1530 г. (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. СПб., 1909. [Ч. 2]. С. 22, 314-316. (ППС; Т. 20. Вып. 1)).

Уроженцами К. были мн. христ. интеллектуалы того времени, в т. ч. Муваффак ад-Дин ибн Исхак ибн аль-Куфф, врач и историк (1-я пол. XIII в.), его сын, классик медицинской науки, Абу-ль-Фарадж ибн аль-Куфф (1233-1286), придворный врач Алам ад-Дин Тума ибн Ибрахим аш-Шаубаки († 1324) (Nasrallah. Histoire. T. 3/2. P. 99, 108-110). Лица с фамильным прозвищем «аль-Караки», указывающим на происхождение из К., нередко встречаются в источниках XIV - нач. XVI в. среди христ. элиты Дамаска и синайского монашества.

В эпоху мамлюкских султанов-бурджитов (1382-1517) К. все реже упоминается в источниках. Со 2-й пол. XV в. Мамлюкское гос-во утратило контроль над кочевыми племенами, к-рые регулярно опустошали земледельческие области Сирии и Палестины. В 1453 г. наместник К. был убит бедуинами. Гарнизон крепости неоднократно принимал участие в карательных экспедициях против кочевников. В 1506-1507 гг. в К. произошло восстание, губернатор бежал из города, присланные султаном войска с трудом восстановили порядок.

После османского завоевания Ближ. Востока (1516-1517) К. был включен в состав Дамасского пашалыка. Главной задачей дамасских губернаторов в Заиорданье было обеспечение безопасности караванов мусульм. паломников. Хотя в сер. XVI в. их основной маршрут сместился на восток и проходил по пустыне, в те годы, когда время хаджа приходилось на жаркие летние месяцы, караваны снова шли по Царской дороге через К. Османские власти ставили во главе заиорданских санджаков К. и Аджлун представителей местной знати, понимая, что лишь они в состоянии поддерживать порядок в регионе. Так, один из влиятельных региональных лидеров Кансух ибн Мусаада ибн аль-Газзави управлял Заиорданьем с 1551 по 70-е гг. XVI в. В то же время османы стремились ограничить могущество местных элит и интегрировать регион в общеимперские адм. структуры. В XVI в. в Заиорданье прошло неск. переписей населения и налогооблагаемых имуществ. Перепись 1548 г. зафиксировала в К. 117 христ. и 64 мусульм. дома, в 1596 г. их число составило 103 и 78 домов соответственно. Помимо К. незначительное христ. присутствие было отмечено еще в 5 селениях округа, в т. ч. в Эр-Раббе и Шаубаке.

С нач. XVII в. османы фактически утратили контроль над Заиорданьем, где полновластно распоряжались различные бедуинские племена. Численность оседлого населения и масштабы сельскохозяйственного производства на плато Карак сокращались. К сер. XIX в. там осталось лишь 3 деревни; остальное земледельческое население жило в шатрах и вело полукочевой образ жизни. К. превратился в автономный город-гос-во, плативший подати османам нерегулярно и лишь под военным принуждением. В 1655/56 и 1669/70 гг. османы отправляли в Юж. Заиорданье военные экспедиции для замирения племен. В 1678/79 г. дамасский паша впервые в истории взял К. штурмом, после чего казнил мн. местных старейшин. В городе был размещен гарнизон янычар. Однако османская власть в регионе и далее оставалась номинальной.

В сложившихся условиях христиане К. вернулись к родоплеменным отношениям, характерным для соседних мусульм. сообществ. Христ. племена заключали союзы с др. христ. и мусульм. кланами или подчинялись им. Христиане К. славились воинственностью, участвовали в междоусобных войнах и разбоях на Хиджазской дороге. Социальной архаизации заиорданских христиан способствовала и их изоляция от церковных структур Иерусалимского Патриархата. Эллинизация Иерусалимской Церкви привела к культурно-языковому отчуждению высшей иерархии от араб. паствы, а политическая нестабильность в Заиорданье осложнила контакты Патриархата с местными христ. общинами. После поездки патриарха Германа в Заиорданье в сер. XVI в. никто из правосл. архиереев долго не посещал регион. Хотя с 1661 г. в источниках периодически упоминается митрополия Петры Аравийской, т. е. К. (официально титул звучал как «митрополит Петрский, экзарх Третьей Палестины и Каменистой Аравии»), эта кафедра мн. десятилетия пустовала. Митрополиты, к-рые были поставлены на нее, предпочитали оставаться в Иерусалиме, т. к. даже кратковременная поездка в К. была сопряжена с выплатой большой дани окрестным араб. племенам. Христиане К. виделись со своими архипастырями только во время паломничества на Пасху в Иерусалим.

С кон. XVIII в. плато Карак и город находились под контролем племени Маджали. В 1834 г. К. стал одним из оплотов восстания против власти егип. правителя Мухаммада Али, чьи войска оккупировали Палестину. Сын и военачальник Мухаммада Али Ибрагим-паша осадил К. и после сдачи крепости казнил большинство ее защитников. Христ. население К. было отправлено в Иерусалим, а город подвергся тотальному разрушению. Значительная часть стен и башен были взорваны. После изгнания египтян из Палестины в 1841 г. К. был вновь отстроен и заселен. С 60-х гг. XIX в. османы стали предпринимать усилия по возвращению Заиорданья под свое прямое управление. В 1893 г. знать К. покорилась власти султана и впустила в город османские войска. К. стал центром губернаторства (казы), охватывавшего земли Заиорданья. Численность оседлого населения быстро увеличивалась. Попытки османов ввести в регионе воинскую повинность и разоружить местные племена вызвали в 1910 г. восстание жителей К. и округи во главе с кланом Маджали. Османский гарнизон был осажден в цитадели, повстанцы разрушали телеграфные линии и полотно Хиджазской железной дороги. Выступление было жестоко подавлено османскими войсками.

Во 2-й пол. XIX в. К. был далекой и полузабытой окраиной Иерусалимского Патриархата. Этим воспользовались западные миссионеры, которые смогли часть местных христиан обратить в католичество. По настойчивым просьбам православных К. Петро-Аравийский митр. Мелетий, как упоминалось, в 1848 г. восстановил каракскую церковь, в т. ч. и за счет пожертвований из России. В нач. 80-х гг. XIX в. в городе было 800 православных христиан (Хитрово В. Н. Православие в Св. земле. СПб., 1881. С. 120. (ППС; Т. 1. Вып. 1)). В ходе межплеменных конфликтов часть христиан в 1880-1881 гг. переехали в Мадабу, до того много веков необитаемую. По османской переписи населения 1914 г., в казе К. было 18 550 мусульман, 1655 православных и 317 католиков латинского обряда (Karpat K. Ottoman Population, 1830-1914. Madison, 1985. P. 178).

В годы первой мировой войны боевые действия, развернувшиеся вдоль Хиджазской железной дороги, не затронули К. В 1921 г. город вошел в состав эмирата Трансиордания (с 1949 Иорданское Хашимитское Королевство); в наст. время является центром одноименной провинции (мухафазы). Население городской агломерации К. на 2003 г. составило ок. 69 тыс. чел., включая значительное количество христиан.

Лит.: Порфирий (Успенский), еп. Книга бытия моего. СПб., 1894. Т. 1. С. 443, 453; 1896. Т. 3. С. 463-464, 583; Т. 4. С. 120-121; Bakhit M. A. The Christian Population of the Province of Damascus in the 16th Cent. // Christians and Jews in the Ottoman Empire. N. Y.; L., 1982. P. 44-45; Miller J. M. Recent Archaeological Developments Relevant to Ancient Moab // Studies in the History and Archaeology of Jordan / Ed. A. Hadidi. Amman, 1982. P. 169-173. (Publ. of Intern. Conf. on the History and Archaeology of Jordan; 1st); Suleiman al-Musa. Jordan: Towards the End of the Ottoman Empire, 1841-1918 // Ibid. P. 385-391; Archaeological Survey of the Kerak Plateau / Ed. J. M. Miller. Atlanta, 1991; Pringle D. Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem. Camb., 1993. Vol. 1. P. 286-293; Schick R. The Settlement Pattern of Southern Jordan: The Nature of the Evidence // The Byzantine and Early Islamic Near East: Land Use and Settlement Patterns: Papers of the 2nd Workshop on Late Antiquity and Early Islam / Ed. G. King, A. Cameron. Princeton, 1994. P. 133-154. (Studies in Late Antiquity and Early Islam; 2); idem. Southern Jordan in the Fatimid and Seljuq Periods // BASOR. 1997. Vol. 305. P. 73-85; Sourdel D. al-Karak // EI. 1997. Vol. 4. P. 609; Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002; Drory J. The Prince Who Favored the Desert: Fragmentary Biography of al-Nasir Ahmad (d. 745/1344) // Mamluks and Ottomans: Studies in Honor of M. Winter. L.; N. Y., 2006. P. 9-33; Milwright M. The Fortress of the Raven: Karak in the Middle Islamic Period, 1100-1650. Leiden; Boston, 2008.
К. А. Панченко
Ключевые слова:
Иордания. История Страноведение. Иордания Города византийские Карак, город в Иордании, в средние века крупный христианский центр
См.также:
ИОРДАНИЯ [Иорданское Хашимитское Королевство], государство в Западной Азии
ИРАКЛИЯ ПОНТИЙСКАЯ [Гераклея; Понтираклия], античный греч., визант. и совр. тур. город в Сев. Анатолии, на юго-зап. побережье Чёрного м., митрополия К-польской Православной Церкви
ИРАКЛИЯ ФРАКИЙСКАЯ [Гераклея; тур. Мармара-Эреглиси], город на сев. берегу Мраморного м. (Пропонтиды), центр митрополии К-польской Православной Церкви
КАПЕР КОРАОН греч. название ранневизант. города
КАРФАГЕН древний город на североафрикан. побережье Средиземного м.
КЕСАРИЯ КАППАДОКИЙСКАЯ город в Каппадокии в М. Азии, в античности и средние века 1-я по рангу митрополия Константинопольской Православной Церкви
КИРР [Кир], античный и византийский город в Сев. Сирии, ныне развалины Талль-эн-Наби-Хури, близ границы Сирии и Турции), церковная кафедра в составе митрополии Иераполя (ныне Манбидж) Антиохийской Православной Церкви
КОНСТАНТИНОПОЛЬ [в древнерус. традиции Царьград; ныне Стамбул, Турция], древний и средневек. город на зап. (европ.) берегу прол. Босфор (Боспор Фракийский)