Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛОБЗАНИЕ МИРА
Т. 41, С. 329-332 опубликовано: 28 июля 2020г. 


ЛОБЗАНИЕ МИРА

[«Святое целование»; греч. φίλημα ἅγιον; лат. osculum pacis], в христ. богослужении один из древнейших жестов литургических, обмен ритуальным поцелуем-приветствием, означающим духовное родство и единство в вере, а также примирение друг с другом, по этой причине Л. м. часто называется просто «мир» (греч. εἰρήνη; лат. pax).

Происхождение

Обычай приветствовать друг друга поцелуем был широко распространен в античной греко-рим. культуре (см., напр.: Martial. Epigr. XII 59. 5; упом. в НЗ (при встрече - Лк 7. 45; прощальный поцелуй - Деян 20. 37; поцелуй Иуды - Мф 26. 47-49; Мк 14. 44-45; Лк 22. 47-48)). Как христианский обычай Л. м. впервые упоминается в Павловых Посланиях (Рим 16. 16; 1 Кор 16. 20; 2 Кор 13. 12; 1 Фес 5. 26), а также в 1 Петр 5. 14 (здесь называется «лобзание любви»). Распространено мнение, что апостольские Послания, в которых «святое целование» было лишь формульным окончанием письма, послужили основой для возникновения обряда Л. м. во II в. (предполагают, что, поскольку ап. Павел не дает никаких объяснений этого обычая, он сам не мог быть его создателем). Однако прощальный поцелуй в формуляре античных писем не был стандартным, хотя и встречается у языческих авторов (напр.: Cicero. Ep. ad Attic. 16. 11. 8). Поэтому была предложена иная гипотеза, согласно к-рой слова ап. Павла свидетельствуют об уже существовавшей литургической практике (Hofmann. 1938). Некоторые исследователи полагают, что обряд Л. м. в первохрист. общине всегда совершался по окончании чтения Свящ. Писания или после проповеди (Cuming G. J. Service-Endings in the Epistles // NTS. 1975/1976. Vol. 22. P. 110-113). При этом попытки выявить ритуальное Л. м. в дохрист. иудейской традиции или в языческих мистериальных культах результатов не принесли. Совр. исследователи, сопоставляя указанные места из Павловых Посланий с окончаниями др. новозаветных Посланий, полагают, что ап. Павел воспринимал Л. м. не как простое приветствие, а как особое духовное действие (Phillips. 1996). Кроме того, поскольку раннехрист. общины были устроены как домашние церкви, Л. м. было знаком духовного родства (Penn. 2005).

В древней Церкви

В древней Церкви обряд Л. м. имел большое значение и входил в состав многих чинопоследований. В «Дидахе», самом раннем литургическом памятнике, этот обряд не упоминается (хотя намек на Л. м. можно усматривать в Didache. 14. 2). Мч. Иустин Философ говорит о Л. м. в конце чина Крещения, между общей молитвой и началом Евхаристии (Iust. Martyr. I Apol. 65. 2). Афинагор и Климент Александрийский особо обращали внимание читателей на то, что христианский поцелуй должен быть чистым от вожделения и похоти (Athenag. Legat. pro christian. 32) и совершаться с закрытыми устами, чтобы не осквернить другого (Clem. Alex. Paed. III 11. 81-82). Возможно, эти наставления связаны с тем, что в I-II вв. в обряде участвовали все верные, т. е. Л. м. могло совершаться в т. ч. между мужчиной и женщиной (Tertull. Ad uxor. 2. 4). Однако последующая традиция это категорически запрещает, призывая мужчин и женщин давать Л. м. отдельно друг от друга (Trad. Ap. 18. 3-4 (по саидской, арабской и эфиопской версиям); ср.: Const. Ap. II 57. 17).

Авторы III в. указывали, что обряд совершается «после молитвы» (как signaculum orationis), вероятно подразумевая молитвы верных (но, возможно, и евхаристическую молитву) (Tertull. De orat. 14, 20; ср.: Orig. In Ep. ad Rom. 10. 33 // PG. 14. Col. 1282-1283). Тертуллиан замечает, что Л. м. не совершается в Великую пятницу (букв. - «на Пасху») по причине поста и отсутствия литургии (Tertull. De orat. 14). В обряде могут участвовать только крещеные. Участие новокрещеных в первом Л. м. рассматривается как важный элемент чина Крещения (Cypr. Carth. Ep. 64. 4; Trad. Ap. 21. 28 (по бохаирской, араб. и эфиоп. версиям)). Обряд Л. м. также совершался при хиротонии нового епископа (Trad. Ap. 4. 1; Const. Ap. 8. 5. 10; 3; Can. Hipp. 17) и при примирении грешника с Церковью (Cypr. Carth. Ep. 6. 1; Idem. De lapsis. 2; в сир. «Дидаскалии апостолов» о Л. м. прямо не говорится, но наставления автора текста епископу и упоминаемый диаконский призыв перед началом Евхаристии указывают на то, что верные должны в этот момент примириться друг с другом: Didasc. Apost. 11). Памятники IV-V вв. свидетельствуют о том, что клирики и миряне совершают Л. м. по отдельности (Лаодик. 19; Const. Ap. VIII 11. 9; Test. Dom. 1. 23; такая практика могла появиться раньше, учитывая указания литургико-канонических памятников на деление внутреннего пространства церкви в соответствии с принадлежностью к тому или иному чину).

В патристической лит-ре Л. м. толкуется как «знак мира» (Ambrosiaster. In 1 Cor. 16. 20), «знак благочестия и любви» (Ambros. Mediol. Exam. 6. 9. 68), «символ христианской любви» (Cyr. Alex. Exp. in Ps. 7. 15 // PG. 69. Col. 756), прообраз «грядущего единомыслия, единодушия и разумного тождества по вере и любви всех между собой» (Maximus Conf. Mystagogia. 17). Свт. Иоанн Златоуст особо отмечает, что поцелуй должен совершаться в уста, поскольку они являются теми вратами, через которые входит Христос при причащении (Ioan. Chrysost. In 2 Cor. 30. 2 // PG. 61. Col. 606-607).

В восточных литургических традициях

В восточных литургических традициях Л. м. всегда располагается в чинопоследовании перед началом евхаристической молитвы, что связано с идеей примирения с ближним перед принесением даров к жертвеннику (Мф 5. 23-24). Свт. Кирилл Иерусалимский описывает этот обряд между умовением рук и диалогом анафоры (Cyr. Hieros. Catech. 23 (Mystag. 5). 3). В «Ареопагитиках» Л. м. указано после чтения Символа веры и перед чтением диптихов с именами живых и усопших (Areop. EH. 3. 8). Похожее расположение и у Нарсая Нисибинского (только после Символа веры отмечены еще ектения и троекратное поклонение и целование св. престола священнослужителем, а чтение диптихов начинается уже во время Л. м.: Narsai. Hom. 17 // Mingana A. Homiliae et Carmina. 1905. Vol. 1. P. 277-279; Connolly R. H. The Liturgical Homilies of Narsai. Camb., 1909. P. 8-11). Реконструкцию ранней к-польской традиции на основании творений свт. Иоанна Златоуста см.: Paverd Fr., van de. Zur Geschichte der Messliturgie in Antiocheia und Konstantinopel gegen Ende des 4. Jh. R., 1970. S. 221-235, 465-467. Об эволюции обряда у нехалкидонитов см.: Hanssens I. M. Institutiones Liturgicae de Ritibus Orientalibus. R., 1932. Vol. 3. P. 317-330.

В византийском богослужении

В византийском богослужении на начало обряда Л. м. указывает возглас «Возлюбим друг друга» (греч. ἀγαπήσωμεν ἀλλήλους можно перевести и как «лобзаем друг друга»). В совр. практике обряд совершается только между священнослужителями. После великого входа и ектении предстоятель преподает молящимся мир, и диакон возглашает:       , на что хор отвечает:           . В это время предстоятель трижды кланяется со словами             (Пс 17. 2-3, в греч. практике в конце прибавляется: «и избавителю мой»), а затем поочередно целует накрытые воздýхом священные сосуды (дискос и потир) и св. престол. Согласно ряду совр. изданий греч. Литургикона, в это время произносится: Святый Боже, Отче безначальный, Святый крепкий, Сыне собезначальный, Святый Душе, Утешителю благий. Троице Святая, слава Тебе! (рус. богослужебные книги не говорят о том, что следует произносить в это время, но нередко священники читают Трисвятое). Если предстоятелю - будь то архиерей или священник - за литургией сослужат другие священники, каждый из них по очереди целует священные сосуды и св. престол, а затем совершают Л. м. сначала с предстоятелем, а затем между собой по очереди. Сослужащий подходит к предстоятелю, и оба целуют друг друга в плечо и в руку (если литургию возглавляет архиерей, священники целуют его в плечо и в руку, а он их - в плечо). Совершив Л. м. с предстоятелем, 1-й священник встает следом за ним, подходит 2-й - сначала к предстоятелю, затем к 1-му, и т. д. Во время Л. м. старший говорит:     младший отвечает:      (от Пасхи до ее отдания говорится соответственно: «Христос воскресе» и «Воистину воскресе»). Служебник предписывает совершать Л. м. не только епископу и священникам, но и диаконам между собой (а диакону, стоящему у царских врат, который только что произносил ектению и возглас перед Л. м., указывается совершить 3 поклона и поцеловать изображение креста на ораре). Но на практике диаконы, если их несколько, совершают Л. м. не в этот момент службы, а непосредственно перед причащением.

В какой период Л. м. перестало совершаться мирянами, точно установить невозможно. В толковании литургии, приписываемом свт. Герману I, патриарху К-польскому, Л. м. не упоминается (в нек-рых рукописях в положенном месте находится интерполяция из «Мистагогии» прп. Максима Исповедника). При этом еще в X в. в обряде участвовал император и высшие сановники (Const. VII Porphyr. De cerem. I 1). В XII в., судя по толкованию Иоанна Зонары на Лаодик. 19, Л. м. между мирянами считалось отмененным.

На переосмысление того места чина литургии, где должно совершаться (и до сих пор совершается, но лишь между священнослужителями) Л. м., указывает расширение первоначального возгласа ἀγαπήσωμεν ἀλλήλους до ἀγαπήσωμεν ἀλλήλους, ἵνα ἐν ὁμονοίᾳ ὁμωλογήσωμεν. Из призыва к взаимному лобзанию он стал призывом к совместному исповеданию веры, т. е. преамбулой к Символу веры (к-рый, т. о., окончательно занял в литургии место раннехрист. Л. м.). Можно предположить, что это расширение произошло в связи с интерполяцией Символа веры в чин литургии, т. е. уже в доиконоборческую эпоху; впрочем, в визант. богослужебных рукописях этот возглас с прибавлением ἵνα ἐν... выписывается только с рубежа XII-XIII вв. (Taft, Parenti. 2014. P. 613). Как бы то ни было, к поздневизант. эпохе акценты окончательно сместились с взаимного примирения на правое исповедание веры как обязательное условие участия в таинстве (эта мысль проводится в толковании свт. Симеона Солунского, см.: Sym. Thessal. De div. templ. 84).

В рукописях встречаются иные формы приветствия священнослужителей при лобзании священных сосудов, св. престола и друг друга в контексте Л. м. (см.: Taft, Parenti. 2014. P. 609-630). В нек-польских вост. литургиях, включая греч. литургию ап. Иакова, имелись и специальные молитвы перед Л. м.; в греч. рукописях к-польских литургий это не засвидетельствовано, однако в древнерус. рукописных Служебниках с XIV в. соответствующая молитва появилась и сопровождала Л. м. вплоть до дониконовских изданий, а следовательно, доныне сохраняется в практике старообрядных приходов РПЦ (см.: Желтов М., диак. Чин Божественной литургии в древнейших (XI-XIV вв.) слав. Служебниках // БТ. 2007. Сб. 51. С. 300-304). Эта молитва встречается и в к-польских рукописях Евхология, но не в чине литургии, а как молитва о примирении враждующих (Goar. Euchologion. P. 706; Дмитриевский. Описание. Т. 2. С. 240; в глаголич. синайском Евхологии эта же молитва входит в чин братотворения).

В наст. время напоминанием о древней практике Л. м., в к-рой участвуют все миряне, является христосование в конце пасхальной утрени. Следом Л. м. является также православный обычай обмениваться поцелуем при встрече со знакомыми верующими (обычно своего пола).

На Западе

В зап. нерим. обрядах (амвросианском, галликанском, испано-мосарабском) Л. м. находится перед офферторием (молитва ad pacem в Сакраментариях), после молитв о живых и об усопших (Isid. Hisp. De eccl. offic. 1. 15; German. Ep. 1. 22). Однако в рим. традиции начиная с V в. Л. м. располагается после канона мессы (возможно, практика имеет североафрикан. происхождение, ср.: Aug. Serm. 227). Свт. Иннокентий I, отстаивая рим. практику, сообщает, что в его время некоторые требовали, чтобы дарование мира происходило «перед совершением таинств» и чтобы клирики даровали его друг другу (Innocent. I, papa. Ep. 25. 1), т. е., вероятно, пытались согласовать рим. традицию с восточными. Судя по месту в чинопоследовании, в Риме совершение Л. м. связывалось в большей мере с подготовкой к причащению и служило исполнением слов Молитвы Господней о прощении долгов (грехов) друг другу (Мф 6. 12). Такое положение Л. м. в составе мессы, возможно, связано с обрядом Fermentum: Дары освящались только на папской мессе, а затем частицы посылались в пригородные храмы, где полная месса не совершалась, а значит, не было оффертория, и, следов., невозможно было совершить перед ним Л. м. (Baldovin J. F. The Fermentum at Rome in the Vth Cent.: A Reconsideration // Worship. Collegeville (Minn.). 2005. Vol. 79. N 1. P. 38-53). Есть и др. объяснение: перемещение обряда связано с тем, что молитвы верных, предшествующие канону мессы, потеряли значение; при этом правило о том, что Л. м. должно совершаться строго «после молитвы», продолжало действовать (косвенно на это указывает Reg. Ben. 53, в котором запрещается давать Л. м. гостям мон-ря прежде совместной молитвы); соответственно обряд стал совершаться после др. значимых молитв - канона мессы и Молитвы Господней. Такое положение Л. м. зафиксировано в ранних рим. Сакраментариях («Pax Domini» - Sacr. Gelas. 1259; Sacr. Greg. 20; в Миссале Стоу, к-рый относится к кельтскому обряду, практика соответствует римской, а не галликанской) и сохранилось как в тридентских, так и во второватиканских литургических книгах.

В Ordo Romanus I детально описывается, как именно должно совершаться Л. м.: после канона мессы архидиакон лобзает епископа (папу), а затем передает лобзание др. клирикам и мирянам (Ordo Romanus. I 96 // Andrieu. Ordines. Vol. 2. P. 98), т. е. «мир» буквально посылается из алтаря народу.

В XI в. возникла новая идея, заключавшаяся в том, что совершающий мессу священник передает народу «мир» от Самого Христа. Внешним выражением этой идеи стало изменение обряда Л. м.: священник целует сначала алтарь, а затем передает «мир» народу (Bernhold. Microlog. 23). В XII в. эта идея стала выражаться еще ярче: католич. священник стал лобзать Гостию, принимая «мир» ab ipsa eucharistia (Beleth. Ration. div. offic. 48). В литургических книгах XIII в. предписывается целовать не только алтарь и Гостию, но и Чашу, Миссал и распятие. В толкованиях мессы Л. м. стали связывать прежде всего с явлением Воскресшего Христа, даровавшего ученикам мир (Ин 20. 21-22) (Innocentius III, papa. De sacro altaris mysterio. VI 5 // PL. 217. Col. 909; Durand. Rationale. IV 53. 1-7).

Однако в это же время фактически прекращается обмен поцелуями между мирянами. С сер. XIII в. сначала в Англии (возможно, по инициативе францисканцев), затем в Сев. Франции и далее распространяются специальные дощечки для целования - оскулатории (лат. osculatorium, instrumentum pacis, pax, pacificale, tabula pacis). Они изготавливались из дерева, бронзы или слоновой кости, богато украшались, на них наносили образы Господа и сцены из Свящ. истории. Для удобства использования они снабжались рукоятью. Сначала оскулаторий целовал совершающий мессу священник, затем его выносили из алтаря и давали мирянам по очереди. Чаще всего это происходило на торжественных мессах, а оскулаторий подавался только знатным и высокопоставленным особам. В лит-ре XIV-XV вв. (напр., в «Кентерберийских рассказах» Дж. Чосера) встречается множество свидетельств о спорах среди прихожан, кому первому надлежит целовать оскулаторий. Вероятно, по этой причине Севильский Синод 1512 г. предписал отказаться от переносного оскулатория и закреплять его в определенном месте храма. К XVIII в. оскулатории почти исчезли из практики (сохр. только в некоторых конгрегациях, напр. у доминиканцев).

Согласно тридентским литургическим книгам, Л. м. обязательно должно было совершаться между клириками на торжественных мессах. При этом поцелуя как такового не происходило: совершив целование алтаря, один из клириков возлагал руку на плечо другого, а затем слегка прижимался щекой к его щеке (Caeremoniale episcoporum. I 24. 1-11; II 8. 75 // Caeremoniale episcoporum Benedicti papae XIV jussu editum et auctum. R., 1752. P. 70-72, 228).

В протестант. традиции отношение к Л. м. было разным: англикане исключили этот обряд из мессы после 1559 г. (он был восстановлен постепенно только после второй мировой войны, причем обряд стали совершать перед приношением Даров по образцу Восточных Церквей), у анабаптистов, наоборот, Л. м. стало одним из ключевых обрядов для членов общины.

Возрождение обряда Л. м. среди мирян в католич. Церкви было одной из целей литургического движения. Согласно Миссалу папы Римского Павла VI (1970), на мессе «все в соответствии с местным обычаем подают мир и любовь друг другу; священник дает «мир» диакону или министранту». Разъяснение этого предписания было сделано в инструкции «Redemptionis Sacramentum» (25 марта 2004): Л. м. среди мирян подается только ближайшему соседу, при этом служащему священнику запрещается покидать алтарную часть для передачи «мира» (разделы 71-72). В разных регионах Л. м. совершается по-разному: где-то - в соответствии с тридентской традицией, где-то происходит обмен поцелуями между мирянами, часто поцелуй заменяется поклоном или рукопожатием между соседями.

Лит.: Cabrol F. Baiser // DACL. 1907. T. 2. Pt. 1. Col. 117-130; Hofmann K.-M. Philema hagion. Gütersloh, 1938; Thraede K. Ursprünge und Formen des «Heiligen Kusses» im frühe Christentum // JAC. 1968/1969. Bd. 10/11. S. 124-180; idem. Friedenskuss // RAC. 1972. Bd. 8. Sp. 505-519; idem. Kuss // Ibid. 2007. Bd. 22. Lfg. 173. Sp. 545-576; Carré Y. Le Baiser sur la bouche au Moyen Age: Rites, symboles, mentalités, XIe-XVe siècles. P., 1992; Phillips L. E. The Ritual Kiss in Early Christian Worship. Camb., 1996; Serra D. E. The Kiss of Peace: A Suggestion from the Ritual Structure of the Missa // Ecclesia Orans. R., 1997. Vol. 14. P. 79-94; Petkov K. The Kiss of Peace: Ritual, Self, and Society in the High and Late Medieval West. Leiden, 2003; Harst S. Der Kuss in den Religionen der Alten Welt (ca. 3000 v. Chr.- 381 n. Chr.): Diss. Bonn, 2004; Penn M. Ph. Kissing Christians: Ritual and Community in the Late Ancient Church. Phil., 2005; Foley M. P. The Whence and Whither of the Kiss of Peace in the Roman Rite // Antiphon. Mundelein (Ill.), 2010. Vol. 14. N 1. P. 45-94; Taft R. F., Parenti S. Storia della Liturgia di S. Giovanni Crisostomo. Grottaferrata, 2014. Vol. 2: Il Grande Ingresso. P. 604-635.
А. А. Ткаченко
Ключевые слова:
Литургика. Основные понятия Лобзание Мира [«святое целование»], в христ. богослужении один из древнейших жестов литургических,обмен ритуальным поцелуем-приветствием, означающим духовное родство и единство в вере, а также примирение друг с другом
См.также:
АГАПА в христ. общинах I – V вв. особая совместная трапеза – «вечеря любви»,- имевшая благотворительные цели и первоначально включавшая совершение Евхаристии
АГИАСМА 1. святыня, святое место; 2. святое миро, святая вода
АГНЕЦ в правосл. богослужении - хлеб литургический
АГРИПНИЯ см. Всенощное бдение