Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАФФА
Т. 32, С. 119-125 опубликовано: 20 января 2018г.


КАФФА

[Кафа; лат. Caffa, Capha; итал. Caffa; греч. Καφᾶς; тур. Kefe], город на сев. побережье Чёрного м., во 2-й пол. XIII-XV в. центр черноморских владений Генуи, важный пункт миссионерской деятельности католич. Церкви, с 1318 г. кафедра католич. еп-ства; ныне г. Феодосия (Крым). Фактория европ. торговцев появилась на месте визант. поселения во 2-й пол. XIII в., в эпоху поздних крестовых походов. Венеция, получившая после 4-го крестового похода (1204) «четверть и еще полчетверти» Византийской империи и добившаяся доступа к Чёрному м., не проявила интереса к торговым ресурсам региона: здесь не было ни пряностей, ни красителей, ни шелка, ни др. товаров, относимых в ту эпоху к категории «легких». Позднее доступ к Чёрному м. получили генуэзцы, заключившие накануне реставрации Византийской империи в 1261 г. союз с имп. Михаилом VIII Палеологом (1259-1282); они вели торговлю характерными для этого региона «тяжелыми товарами» (кожа, квасцы, рыба, хлеб, мед, воск и проч.). В организации торговых факторий Генуи важную роль играла личная инициатива ее граждан, к-рые тем или иным способом входили в доверие к местным владетелям; в данном случае следовало получить право на владение землей от местных татар. правителей.

Укрепления Каффы. XIV–XV вв.
Укрепления Каффы. XIV–XV вв.

Укрепления Каффы. XIV–XV вв.
К. основана в сер. 60-х гг. XIII в. На Чёрном м. было 2 терминала Великого шелкового пути - на юге, в Трапезунде (ныне Трабзон, Турция), и на севере, в устье Дона,- Тана (Азак; ныне Азов). К. была связана с ними и отличалась выгодным местоположением, находясь в Крыму, одном из центров улуса Джучи (см. ст. Орда). Уже в 1281 г. в городе действовал генуэзский консул, а нотариальные акты за 1289-1290 гг. свидетельствуют о непрерывном потоке товаров через К. Рост территории и увеличение населения К. сопровождались усилением ее адм. влияния. Первоначальный центр генуэзской торговли, колония в Пере (Галата; ныне район Стамбула, Турция), в XIV в. постепенно терял ведущую роль. Возникавшие в устьях рек генуэзские фактории - Симиссо (ныне Самсун, Турция), Тана, Себастополис (ныне Сухум, Абхазия), Монкастро (ныне Белгород-Днестровский, Украина), Ло-Копа (ныне Славянск-на-Кубани, Краснодарский край) - подчинялись уже консулу К. Под юрисдикцию Генуэзской республики и ее консула в К. подпадали и феодальные владения генуэзских граждан в дельте Днепра и на Кубани - в Илличе и Матреге (Тмутаракани).

Закладная плита «башни Климента». 1348 г.
Закладная плита «башни Климента». 1348 г.

Закладная плита «башни Климента». 1348 г.
События в Италии, отношения Генуи с Византийской империей, противостояние с Венецией отражались на положении К. В 1296 г. венецианский флот под командованием Дж. Соранцо захватил город, однако торговая деятельность в К. оживилась еще до заключения в 1299 г. невыгодного для Венеции мира. Спустя 10 лет хан Тохта (1291-1312) конфисковал собственность генуэзцев в Золотой Орде и в 1308 г. подошел с войском к К. (предлогом для этих действий хронисты называли продажу в рабство татар. детей, но, вероятно, это объяснение появилось позднее). Грекам и генуэзцам пришлось покинуть город на кораблях. После смерти Тохты и прихода к власти хана Узбека (1313-1341) Генуе удалось восстановить свои позиции в Крыму, а также упорядочить законодательство, правила навигации и управление заморскими территориями. С 1314 г. надзирающим органом в метрополии стало особое ведомство, более известное впосл. как Оффиция Газарии (Officium Gazariae), разработавшее новый устав К. и план восстановления фактории (Ordo di Caffa). По этому плану видно, что территория города расширилась: в продажу поступали участки внутри цитадели, а в аренду, с обязательной застройкой в течение 2 лет,- земли за ее пределами.

Первоначальное поселение располагалось на холме, к-рый в наст. время называется Карантинным. С ростом фактории поселение укреплялось. К. получила статус города от папы Римского Иоанна XXII (1316-1334; вероятно, в связи с учреждением здесь кафедры католич. еп-ства). Строительство крепостных стен и башен в К. завершилось к 1352 г. Часть их сохранилась, лучше всего - башня св. Антония, построенная, согласно надписи, в 1348 г. на средства папы Римского Климента VI, из-за чего ее ошибочно называют «башня Климента». В 1343 и 1346 гг. К. удалось отбить атаки хана Джанибека, который после столкновения в Тане венецианцев с местными жителями конфисковал собственность не только венецианцев, но и генуэзцев и разорвал отношения с обеими республиками. Венеции и Генуе пришлось заключить временный союз, чтобы совместными усилиями, в т. ч. запретом на торговлю с Золотой Ордой, вернуть благоволение хана (в 1347 венецианцы возвратились в Тану). Однако спустя неск. лет К. заняла исключительную позицию в торговле: по Миланскому договору (1 июня 1355), временно положившему конец венецианско-генуэзскому противостоянию («война Проливов»; 1351-1355), итальянская навигация в Тану была прекращена на 3 года. Но и после того как в 1358 г. хан Бердибек дозволил венецианцам вернуться в Тану, К. осталась главным пунктом в генуэзской торговле на Чёрном м. Ханы Кунакбей (1380-1381) и Тохтамыш (1380-1395) несколько раз подтверждали привилегии К. (1380, 1381, 1387).

Смута, начавшаяся в Орде после смерти Бердибека, привела к разорению городских центров Золотой Орды и к упадку торговли, что, вероятно, явилось причиной возросшего интереса генуэзцев к земельным приобретениям. Летом 1365 г. Крым стал ареной борьбы между Мамаем и ханом Джанибеком II. Воспользовавшись ситуацией, генуэзцы 19 июля 1365 г. захватили Солдайю (ныне Судак) и присоединили Готию - территории вдоль юж. побережья Крыма, где было построено множество генуэзских замков, напр. Чембало (ныне Балаклава), Воспоро (ныне Керчь), Алустон (ныне Алушта). Появление аграрной периферии с греческим по преимуществу населением стало залогом увеличения территории К. и упрочило положение консульства. Но важными были не только доходы от сельскохозяйственной деятельности: в распоряжении Арсенала (верфи) К. теперь всегда было стратегическое для морской державы сырье - корабельный лес, а юрисдикция Генуи над этими территориями закрыла конкурентам, прежде всего венецианцам, путь на внутренний рынок Крыма в обход генуэзской таможни. Построив базу-форт в Воспоро, генуэзцы могли малыми силами противостоять деспоту Карвуны (ныне Балчик, Болгария) Иванко Тертеру или трапезундским императорам. Консульство К. обеспечивало патрулирование побережий и борьбу с пиратством; суда К. входили в состав генуэзских эскадр.

В 60-70-х гг. XIV в., в период т. н. великой замятни, в К. сформировался 2-й пояс городских оборонительных сооружений. В 1384 г. начались работы по замене земляных укреплений с 4 воротами (Хачатура, Горги (св. Георгия), св. Феодора и Вонитики (позднее ворота Антибургов)) каменными. Они были спешно завершены в 1387 г., уже во времена «Солхатской войны» (1386-1387), когда хану Бекбулату (ум. в 1392) удалось впервые захватить власть. Главным пунктом обороны К. стала башня св. Константина, фактически целый замок с отдельным гарнизоном. К. занимала 83 га земли; уже тогда она была самым крупным городом Вост. Европы и на порядок превосходила по размеру генуэзскую Перу. Впоследствии в К. появились посады (антибурги), но дополнительных укреплений построено не было: развитие осадной артиллерии сопровождалось совершенствованием уже имевшихся оборонительных сооружений, генуэзцы строили барбаканы и сносили близлежащие дома.

Башня св. Антония в Каффе. Сер. XIV в.
Башня св. Антония в Каффе. Сер. XIV в.

Башня св. Антония в Каффе. Сер. XIV в.
В 20-х гг. XV в., в период борьбы между сыновьями хана Тохтамыша и эмиром Едигеем, К. уже могла проводить самостоятельную политику. Лояльность к власти ханов, до 1428 г. многократно сменившихся в Солхате, сочеталась с осознанием собственной силы: Едигей и Давлет-Берди укрывали в К. членов своих семей и близких. Даже в самые напряженные моменты численность гарнизона К. едва доходила до 150-200 чел. (в Генуе полагали, что в условиях мира для защиты города достаточно и 80 воинов). В арсеналах хранилось до 2 тыс. единиц снаряжения, к-рым могло воспользоваться городское ополчение. Только крайняя необходимость могла втянуть генуэзцев в открытый конфликт в крымских владениях, они принимали любую власть, утвердившуюся в Солхате. Тратя на подарки-эксении ханам 2-3 тыс. золотых дукатов в год, К. не только обеспечивала соблюдение статей ярлыков-договоров, но и получала гарантии спокойствия, что избавляло администрацию, напр., от необходимости содержать на эти же деньги лишних 30-40 воинов. Значительно большие средства требовались для защиты торговой монополии.

Последний период истории К., приходящийся на время правления крымского хана Хаджи-Гирея (1441-1466) и его сыновей, освещен в литературе наиболее подробно благодаря сохранившимся Статуту (Уставу) Каффы (1449) и документации Банка св. Георгия. Хронический дефицит бюджета Генуи, одним из источников к-рого были и заморские владения, привел к тому, что Банку св. Георгия были переданы в прямое управление Фамагуста на Кипре в 1447 г. и К. в 1453 г.

После падения К-поля (1453), когда призывы Римских пап Николая V, Каллиста III и Пия II к крестовому походу против турок не нашли отклика у европейских правителей, Венеция и Генуя смогли договориться с тур. султаном Мехмедом II о свободе торговли на Чёрном м. Однако развитию торговых связей мешали бегство европейцев из Крыма, отказ чиновников, избранных на должности в К., принять назначение и затруднившаяся связь метрополии с городом на побережье (по 4 месяца уходило на то, чтобы достичь Крыма сухопутным путем). Последствия паники 1453 г. и чумы 1454-1455 гг. удалось преодолеть, усилиями Банка св. Георгия ситуация с доходами К. улучшилась. Даже выплачивая османам сначала 2 тыс., потом 3 тыс. и 4 тыс. дукатов дани ежегодно, Банк св. Георгия смог выкупить старые займы - комперу К.

В 1455-1457 гг. Крымское ханство пережило междоусобицу, но Хаджи-Гирей удержался на престоле и восстановил с К. прежние отношения, несмотря на то что во время смуты генуэзцы были лояльны к его противникам. Стабильности отношений способствовало также принятие и ханством и консульством протектората польск. кор. Казимира IV Ягеллончика.

Распад Золотой Орды превратил К. в неприступную твердыню, уравняв силы генуэзцев и крымских ханов. Вероятно, вера в неуязвимость города и стала одной из причин падения К. В ханстве, а также в общинах К. зрело недовольство мздоимством и кумовством генуэзской администрации; алчные городские чиновники вмешивались в династические споры крымских ханов. Ширинский бей Эминек вовлек османского султана, готовившегося к войне с Молдавским княжеством, в крымскую междоусобицу. В 1475 г. султан Мехмед II, уже установив мирные отношения с Венецией, собрал флот под командованием везира Гедик Ахмед-паши. Осада длилась 4 дня. 5 июня 1475 г. город был взят турками. Капитуляция К., последовавшие за ней выселение жителей в Стамбул и ликвидация факторий отстранили Геную от рынков, за которые она боролась 2 века. Уничтожение административной и фискальной системы, связанной с генуэзским консульством и ориентированной на черноморскую торговлю, лишило рабочих мест и средств к существованию мн. сотни граждан республики.

Население К.

На полуострове всегда жили греки и тюркоязычные кочевники, сюда мигрировали с Сев. Кавказа зихи-черкесы и аланы. Рост числа негенуэзцев происходил по мере того, как К. превращалась из торговой фактории и порта в город, центр местного ремесленного производства и обмена. Сюда прибывали эмигранты из Вел. Армении. После падения в 1375 г. под ударами мамлюков Киликийской Армении среди жителей К. появились сирийцы и киликийские армяне. Сведения о горожанах сохранились в бухгалтерских книгах массарии (казначейства) К. В 1381 г. население города составляло 10-12 тыс. чел., из них взрослых мужчин - ок. 2300. Выходцы из Зап. Европы, гл. обр. итальянцы (преимущественно жители Лигурии), составляли в К. самую значительную общину (900 чел.), следующими по численности были т. н. греки (600 чел.) и армяне (400 чел.) («греками» и «армянами» называли тех, кто принадлежали к правосл. или Армянской Церквам, не различая тюрок, черкесов и др. по национальности). Татар и др. мусульман насчитывалось ок. 100 чел., немногочисленными были сир. (80 чел.) и евр. (20 чел.) общины. Большую часть европ. населения К. составляли стипендиаты коммуны, нанятые либо на военную, либо на гражданскую службу, и торговцы; рано или поздно они возвращались в метрополию. Правительство Генуи пыталось укрепить позиции республики в Крыму и стимулировало переселение на Левант, освобождая подданных, которые жили там постоянно, напр., от уплаты подушного налога. Гражданам, решившим на новом месте обзавестись семьей, Банк св. Георгия обещал обеспечить приданое невестам.

Вне общин К. оставалось ок. 8% населения - рабы разных национальностей. К. всегда была перевалочным пунктом работорговли (подробнее см.: Карпов. 1986); о плененных, которых татары уводили с московских или литов. земель и о падении цен на рабов, наступавшей на рынках после этого, говорилось в летописях. В обычных условиях раб стоил как 5-6 коней (ок. 5 соммо), и чаще всего торговали невольниками в возрасте от 12 до 20 лет. Широкое распространение имело т. н. семейное рабство, когда детей продавали родители (поэтому среди рабов в итал. документах фигурировали и татары и черкесы).

Положение К. как военно-адм. и торгово-финансового центра и ее размеры предопределяли характер занятости жителей. Доля мужского населения, занятого на военно-полицейской службе - самой распространенной в К., превышала 10%. Далее следовали хамалы (носильщики), оценщики-цензарии, весовщики, министралы рынка, сборщики откупов и собственно торговцы. Заметную профессиональную прослойку в К. составляли банкиры-менялы с приказчиками и свободные, не занятые службой в администрации нотарии (1-2%). Оценить численность священнослужителей и монашества по имеющимся документальным свидетельствам трудно; показателем может быть не количество храмов (ок. 60), а их размер. Приходские церкви К. строились в расчете на общину и вмещали по 50-80 чел.; т. о., клирики составляли как минимум 1,5% от всего населения.

Управление К.

Консульство К. (офиц. название - «коммуна Генуи в Каффе») было территориальным образованием с двойным подчинением. Из-за удаленности от метрополии «консул генуэзцев во всей империи Газарии» имел все полномочия представлять интересы Генуэзской республики, вплоть до ведения войны и заключения мира. Вместе с тем татарские ханы, выдававшие ярлыки, к-рые лишь в понятиях Зап. Европы считались договорами, всегда имели права сюзеренов. Генуэзцам приходилось регулярно дарить ханам сукна, полотна, сладости и проч., даже бомбарды. Дары назывались «exenia», подчеркивался их добровольный, а не принудительный характер; понятие «дань» (tributum) в отношениях с ханами долго не фигурировало (этот лат. термин изначально использовался применительно к денежным выплатам османам). Статья расходов на подарки ханам достигала в бюджете консульства 10%. Другим показателем несамостоятельности была налоговая сфера: подданные хана платили особую торговую пошлину - «коммеркий ханлюков», к-рую собирали в К. его откупщики; в селах татар. дарога К. взимал сборы в пользу хана и платы за баналитеты.

Бюджет консульства формировался из типичных для того периода источников: косвенных налогов на оценку товаров, их взвешивание, ввоз и вывоз, продажу, на городскую недвижимость и владение рабами, ежегодного сбора с владельцев разномерных судов, прямых, подушных, налогов (их платило как местное население, так и те генуэзцы, к-рые не были освобождены от «аварий»). Подушный налог, аналогичный современным консульским сборам, уплачивали также иностранцы-мусульмане за себя и за тех рабов, которых они вывозили с рынков консульства. Прямым налогом облагалось производство вина и рыболовство. Платы за баналитеты не находились в ведении генуэзцев, поэтому, даже когда откупа на сенокосы, сбор дров и выжиг угля стали продаваться в К., за деньгами прибывал сам хан или его представитель. К сбору выплат за баналитеты допускались консулы К., которых на период исполнения должности ограничивали в занятии коммерцией. Экстраординарные налоги вводились для того, чтобы покрыть конкретные расходы, напр. на войну с Трапезундской империей. В XV в. регулярной становится практика выпуска гос. (вернее, городских) облигаций. Подобная практика - продажа «loca» (букв.- место, а точнее - место в книге кредиторов) - давно существовала в Генуе. Пополнить казну можно было и прямым займом, и разовым обложением недвижимости горожан, немало средств поступало в массарию от штрафов, к-рые налагали консулы и другие чиновники или платили они сами, когда прибывшие из Генуи синдики-ревизоры находили нарушения в их деятельности. В 20-х гг. XV в. генуэзцы ввели подоходный налог (stalia), к-рым облагалось жалованье высших чиновников консульства. Его разновидностью стала практика последних десятилетий в истории К.: срок службы администрации был увеличен с 12 до 13 месяцев, но жалованье за лишний месяц оставалось в распоряжении казначеев и шло на закупку провианта.

Система управления К. неоднократно менялась. Первые консулы К. в своей деятельности опирались на самоорганизацию граждан республики и городского населения; народное собрание являлось высшим органом. С бюрократизацией управления после принятия 1-го устава К. (1314) была введена непропорциональная представительная система, действовавшая в интересах прежде всего граждан Генуэзской республики и лишь затем остального населения К. Большой совет из 24 членов избирал Малый совет из 6 членов; консул принимал решения совместно с ними. Постепенно их значение сошло на нет, хозяйственные, финансовые и часть судебно-полицейских обязанностей перешли к чиновникам. С 90-х гг. XIV в. новый орган - Совет шести (позднее Совет восьми), в к-рый теперь вошли казначеи-массарии и члены 2 главных оффиций, финансовой и попечительской,- обладал всеобъемлющими полномочиями.

Т. о., к 70-м гг. XIV в. в К. окончательно сложилась система управления, впосл. она лишь модифицировалась. В судебной практике консул опирался на советы и помощь профессиональных юристов - докторов права, назначаемых в К. в качестве викариев консула; за порядок в городе и исполнение наказаний отвечал каваллерий. Часть полицейских функций выполняли ночные стражи, которых набирали из горожан, и отряд оргузиев, поддерживавших порядок в сельской округе и служивших гонцами и эскортом послов. В массарии К. распоряжались 2 казначея (как правило, бывш. или буд. консулы). В курии консула и в массарии состояло до 6 писарей-скриб, это были нотарии, оформлявшие завещания, прошения и приговоры, а также отвечавшие за бухгалтерию и кассу. Военная администрация в К. была представлена капитанами бурга и антибургов, капитанами башни св. Константина и капитанами городских ворот. За пределами К. военно-полицейские заботы возлагались на консулов или кастелланов подчиненных ей факторий, а также на капитана Готии, присоединенной к консулату.

Участие жителей К. в управлении осуществлялось через оффиции (исполнение обязанностей в них не оплачивалось). Политическая борьба и социальная структура Генуи наложили отпечаток на состав администрации К. Высшие чиновники и члены оффиций выбирались или назначались т. о., чтобы сохранялся баланс интересов генуэзских нобилей и пополаров (незнатных горожан). Иногда оговаривалась принадлежность к генуэзским партиям - «черных» (гвельфов) и «белых» (гибеллинов). Требовалось также учитывать интересы граждан и неграждан Генуэзской республики; напр., Устав Каффы 1314 г. резервировал за горожанами (burgenses) 4 места из 24 в Большом совете и 1 место из 6 в Малом. Город делился на сотни во главе с сотником-баши, на десятки - во главе с десятником, к-рые посредничали в отношениях власти с населением.

Главными постоянными органами управления в К. были Оффиция попечения (Officium рrovisionis), Оффиция продовольствия (Officium victualium), Оффиция финансов (Officium monete), Оффиция торговли и Газарии (Officium Gazariae). До 1449 г. существовала Оффиция св. Антония (Officium capitis S. Antonii), ведавшая торговлей рабами. Действовали и др. оффиции (в военные годы - Officium guerre, в период эпидемий - Officium sanitatis) или чиновники (по надзору за чеканом монеты, по обслуживанию хана во время его пребывания в К.). В годы османской угрозы попечители Банка св. Георгия, стремясь консолидировать общину, учредили особую оффицию, к-рая представляла интересы горожан, не являвшихся гражданами Генуэзской республики.

Церковь в К.

В К. существовали лат. (католич.), арм. и греч. правосл. общины, доминирующее положение занимали католики. Организация богослужений, строительство и обустройство храмов были непременными условиями существования западноевроп. поселений и факторий на Леванте; эти требования всегда включались отдельным пунктом в договоры с местными правителями. О католич. храмах в К. во 2-й пол. XIII в. известно мало, но уже в это время важную роль в религ. жизни города играли монахи нищенствующих орденов - францисканцы и доминиканцы. К. по своему расположению считалась удобным отправным пунктом для проповеди христианства на территории Золотой Орды. В годы правления хана Менгу-Тимура (1266-1280 или 1282) францисканцы получили разрешение на миссионерскую деятельность (позднее подтверждено ханом Узбеком (1313-1341)). Видимо, в кон. 70-х гг. XIII в. был учрежден францисканский викариат Сев. Тартарии, состоявший из 2 кустодий - Газарии (с центром в К.) и Сарая. С 1290 г. известно о мон-ре францисканцев и госпитале св. Иоанна (обители иоаннитов; см. Мальтийский орден) в К., не позднее 1298 г. в городе был основан мон-рь доминиканцев. В постановлениях 1316 г. о юридических ограничениях в отношении земельных участков со стоящими на них церквами упомянуты монастыри доминиканцев и францисканцев, госпиталь, обитель бегинов, 2 действующие и разрушенная арм. церкви, 2 греч. храма, «церковь русских» (ecclesia Rossorum), а также ц. Пресв. Девы Марии у крепостного рва (Imposicio Officii Gazarie. 1838. Сol. 407-408).

Церковь св. архангелов Михаила и Гавриила. 1408 г.
Церковь св. архангелов Михаила и Гавриила. 1408 г.

Церковь св. архангелов Михаила и Гавриила. 1408 г.
В нач. XIV в. К. входила в состав Ханбалыкского (Пекинского) диоцеза Римско-католической Церкви. В город прибыл францисканец Иероним, каталонец по происхождению, рукоположенный в 1311 г. во епископа. Предполагалось, что Иероним отправится в Ханбалык, чтобы стать помощником Иоанна из Монтекорвино, но он остался в Золотой Орде и проповедовал среди татар. Иероним столкнулся с противодействием доминиканцев, недовольных тем, что францисканцы фактически монополизировали миссию в Золотой Орде, а также арм. духовенства (Richard. 1977. P. 157-159). В 1318 г. папа Римский Иоанн XXII основал в К. подчиненную архиепископу Генуи епископскую кафедру, на которую был назначен Иероним. В юрисдикцию епископа К. перешли земли от г. Варна (совр. Болгария) до Сарая на Волге и от побережья Чёрного м. до русских земель (бреве «Ad universalis ecclesiae» от 26 февр. 1318 - Wadding L. Annales Minorum seu trium ordinum a S. Francisco institutorum. R., 1733 2. T. 6. P. 548-549; Acta Ioannis XXII (1317-1334) / Ed. A. L. Tăutu. Vat., 1952. N 8). Впосл. кафедру К. занимали в основном монахи нищенствующих орденов. Основанное в 1333 г. архиеп-ство Воспоро, в числе суффраганов к-рого назывались К. и Херсон, вскоре перестало существовать. В XIV в. в Сев. Причерноморье были созданы др. католич. кафедры, в т. ч. в Солдайе и Чембало.

Церковь вмч. Георгия. 1385 г.
Церковь вмч. Георгия. 1385 г.

Церковь вмч. Георгия. 1385 г.
К кон. XIV в. в К. насчитывалось не менее 22 католических церквей, наиболее значимые из них - кафедральный собор св. Агнессы и храмы 2 францисканских мон-рей. В 1430 г. К. стала центром Восточной провинции (provincia Orientalis) ордена францисканцев и резиденцией генерального викария ордена. К. была крупным центром миссионерской деятельности, католицизм распространялся усилиями монахов нищенствующих орденов, сооружавших храмы во многих поселениях консульства. Сохранился важный памятник тюрк. языка и письменности того времени - принадлежавший некогда Ф. Петрарке «Codex Cumanicus», содержащий 3-язычный, латинско-персидско-куманский словарь-разговорник, переводы молитв и др. тексты. После захвата К. турками (1475) католич. епископская кафедра в К. де-факто перестала существовать, но сохранилась в качестве титулярной (вакантна с 1978).

В кон. XIII в. в К. была значительная арм. община; в 20-х гг. XIV в. в городе проживал арм. еп. Аракел. После того как польский кор. Казимир III Великий (1333-1370) даровал армянам право свободного исповедания веры (1367) и различные привилегии, кафедра арм. епископа была перенесена из К. во Львов. Однако вскоре армянское население К. существенно увеличилось в связи с падением Киликийского королевства (1375). Среди армян проповедовали доминиканцы. В XIV в. в городе появились армяне-католики (мон-рь свт. Николая Мирликийского). В 1438 г. в К. состоялось совещание арм. священников и мирян под рук. еп. Малахии; было решено отправить делегацию на Ферраро-Флорентийский Собор (1438-1439). Решение было одобрено Киликийским католикосом Константином V (Gill J. The Council of Florence. Camb., 1959. P. 305-310). В 1440 г. армяне К. присоединились к заключенной в 1439 г. Флорентийской унии с Римом. В совр. Феодосии сохранилось неск. арм. храмов, построенных в XIV-XV вв., в т. ч. церкви св. Сергия и св. архангелов Михаила и Гавриила внутри укреплений бурга К.

До XV в. греки, по-видимому, составляли большинство среди местного населения К. Сведения о греч. православной епархии в К. относятся лишь к кон. XV в. (Janin R. Caffa // DHGE. T. 11. Col. 158-159). После Ферраро-Флорентийского Собора Пахомий, бывш. еп. Амасии, признавший унию с Римом, в 1469 г. по просьбе кард. Виссариона Никейского, титулярного латинского патриарха К-польского, был назначен греч. епископом К., но скончался, так и не прибыв туда.

В 20-х гг. XV в. герм. путешественник И. Шильтбергер сообщал о 2 евр. общинах в К.- караимов и талмудистов. Вероятно, после того, как хан Узбек провозгласил ислам гос. религией Золотой Орды, в К. была построена мечеть, о которой упоминал Ибн Баттута.

Крестоносная идея освобождения Гроба Господня в XIV в. редуцировалась до мер, направленных на защиту западноевроп. торговли, и правители, отправлявшиеся бороться с пиратством и разорительными набегами турок, получали поддержку папы Римского как крестоносцы. Масштабные военные действия против османов, напр. те, к-рые завершились разгромом под Никополем в 1396 г. или под Варной в 1444 г., были редкими. Однако Папский престол поддерживал консульство К., как и др. итал. колонии на Востоке. Десятина, собиравшаяся не только в К. или в Лигурии, но и в гос-вах Италии и Центр. Европы, направлялась на строительство укреплений города. Его защитники вместе с семьями получали индульгенции, а стипендиаты коммуны, отправлявшиеся на службу в К.,- денежные субсидии, доходившие до полугодового жалованья.

К. до конца своего существования воспринималась в Европе как форпост христ. мира, границы диоцеза простирались до р. Волги, а после исхода европейцев с территорий погибшей империи Ильханов епископ К. осуществлял духовное руководство католиками (гл. обр. купцами) в Иране и Зап. Анатолии. Желание Генуи добиться для архиерея К. сана архиепископа осталось неосуществленным, но Папский престол следил за обстановкой в консульстве, при необходимости отправляя туда новых церковных служителей. Епископы были стипендиатами Генуэзской республики. Известен случай, когда был уволен военнослужащий, а его жалованье поделено между 2 прибывшими в город капелланами-доминиканцами. Католич. прелаты занимали более высокое положение, чем восточные, выступали арбитрами в спорах, случавшихся в греч. и арм. общинах. Др. функция католич. духовенства была связана с организацией управления в К. Католич. епископ имел право обращаться напрямую в метрополию, через него в Геную поступала информация о настроениях и чаяниях жителей К.

Межконфессиональные отношения в городе всегда были непростыми, к тому же они дополнялись этнической рознью. Осознавая себя неполноправными гражданами, греки и армяне болезненно реагировали на возможные послабления, которые мог сделать генуэзский консул, верша правосудие, в отношении уроженцев Италии. Установленный в К. порядок предполагал, что семейные, наследственные и духовные дела оставались прерогативой местного духовенства, а общины должны были сами решать, кто будет их пастырем. Этот принцип не всегда соблюдался; акты курии К. полны казусов, связанных с решением запутанных наследственных тяжб. Влияние администрации на выборы епископов К. становится явным после заключения унии на Ферраро-Флорентийском Соборе и особенно после падения К-поля. Хотя кандидатуры на кафедру К. подбирал кард. Виссарион Никейский по совету с клиром, именно представители светской администрации ходатайствовали перед Папским престолом о назначении. Так же происходило и в других общинах: армянин не мог стать епископом без благословения католикоса, но кандидату надлежало получить одобрение консула К. Активное вмешательство генуэзской администрации в духовные дела вост. общин ускорило падение К.

После завоевания турками (1475) город стал важным опорным пунктом Османской империи на побережье Крыма. Жившие в К. католики в основном были выселены в Перу (Галату), по указанию султана Мехмеда II им были выделены 2 церкви - Девы Марии К-польской (впосл. мечеть Одалар-джами) и св. Николая (впосл. мечеть Кефели-джами (мечеть жителей К.)). В католич. ц. святых Петра и Павла в Стамбуле хранится икона Божией Матери «Одигитрия», по преданию перенесенная из К. Католич. храмы были заброшены, переоборудованы в мечети или отданы религ. общинам др. конфессий. В 1-й пол. XVII в. делалась попытка возродить мон-рь доминиканцев. По-видимому, в городе оставалось ок. 20 арм. церквей, но после выселения большей части армян в пределы Российской империи (1778) они оказались в основном заброшены; к 20-м гг. XIX в. действующими оставались только 4 - св. Сергия, св. архангелов Михаила и Гавриила, вмч. Георгия и св. Феодора (Саргсян. 2003. С. 145-146). До 1678 г. в К. находилась резиденция греч. епископа, впосл. еп-ство вошло в состав Готской епархии (Vasiliev A. A. The Goths in Crimea. Camb., 1936. P. 279).

Ист.: Impositio Officii Gazarie // Monumenta Historiae Patriae. Torino, 1838. T. 2: Leges municipales. Col. 298-430; Codice diplomatico delle colonie Tauro-Liguri durante la signoria dell'Ufficio di S. Giorgio (1453-1475) / Ed. A. Vigna. Genova, 1868-1879. 3 vol. (Atti della Società Ligure di Storia Patria; 6-7. 1-2); Brătianu G. I. Actes des notaires Génois de Péra et de Caffa de la fin du XIIIe siècle (1281-1290). Bucur., 1927; idem. Recherches sur le commerce génois dans la mer Noire au XIIIe siècle. P., 1929; Volpicella L., Skrzinska E., Rossi E. Inscrizioni genovesi in Crimea ed in Constantinopoli. Genova, 1928. (Atti della Società Ligure di Storia Patria; 56); Gênes et l'Outre-Mer / Éd. M. Balard. P.; La Haye, 1973. T. 1: Les actes de Caffa du notaire Lamberto di Sambuceto, 1289-1290; Notai genovese in Oltre Mare: Atti rogati a Caffa e a Licostomo, sec. XIV / Ed. G. Balbi, S. Raiteri. Genova, 1973; Studi e documenti su Genova e l'Oltremare / Ed. G. Airaldi. Genova, 1974; Карпов С. П. Регесты док-тов фонда Diversorum Filze Секретного архива Генуи, относящиеся к истории Причерноморья // Причерноморье в ср. века. М.; СПб., 1998. Вып. 3. С. 9-81; Liber Officii Provisionis Romanie (Genova, 1424-1428) / Ed. L. Balletto. Genova, 2000; Пономарев А. Л. Путеводитель по рукописи Массарии Каффы 1374 г. // Причерноморье в ср. века. М., 2005. Вып. 6. С. 41-138.
Лит.: Le Quien. OC. T. 3. Col. 1103-1104; Мурзакевич Н. Н. История генуэзских поселений в Крыму. Од., 1837; Heyd W. Histoire du commerce du Levant au moyen âge. Lpz., 1885-1886. 2 t.; Барсамов Н. С., Полканов А. И. Феодосия: Прошлое города и археол. памятники. Феодосия, 1927; Malowist M. Kaffa: Kolonia genueńska na Krymie i problem wschodni w latach 1453-1475. Warsz., 1947; Balleto L. Genova Mediterraneo Mar Nero (sec. XIII-XV). Genova, 1976; Cazacu M., Kévonian K. La chute de Caffa en 1475 à la lumière de nouveaux documents // Cahiers du monde russe et soviétique. P., 1976. Vol. 17. N 4. P. 495-538; Richard J. La Papauté et les missions d'Orient du Moyen Âge, XIIIe-XVe siècles. R., 1977; Balard M. La Romanie génoise: XIIe - début du XVe siècle. R., 1978. 2 vol.; idem. Les controverses politico-religieuses à Caffa (1473-1475) // L'Église arménienne entre Grecs et Latins: Fin XIe - milieu XVe siècle / Éd. I. Augé. P., 2009. P. 183-192; Balard M., Veinstein G. Continuité ou changement d'un paysage urbain? Caffa génoise et ottomane // Le paysage urbain au Moyen Âge: Actes du XIe congrès de la Société des historiens médiévistes de l'enseignement supérieur public. Lion, 1981. P. 79-131; Agosto A. Orientamento sulle fonti documentarie dell'Archivio di Stato di Genova per la storia dei Genovesi nella Russia meridionale // Cinquant'anni di storiografia medievistica italiana e sovetica: Gli insediamenti genovesi nel Mar Nero: Atti del Convegno storico italo-sovetico e della Tavola Rotonda, Genova 11-13 nov. 1976. Genova, 1982. P. 352-379; Карпов С. П. Работорговля в Юж. Причерноморье в 1-й пол. XV в. (преимущественно по данным массарий Каффы) // ВВ. 1986. Т. 46. C. 139-145; он же. Что и как праздновали в Каффе в XV в.? // СВ. 1993. Вып. 56. С. 226-232; он же. Высшие оффициалы генуэзской Каффы перед судом и наветом // Город в средневек. цивилизации Зап. Европы / Отв. ред.: А. А. Сванидзе. М., 2000. Т. 3. С. 136-141; Бочаров С. Г. Фортификационные сооружения Каффы (кон. ХIII - 2-я пол. XV в.) // Причерноморье в cр. века. 1998. Вып. 3. С. 82-117; Пономарев А. Л. Население и территория Каффы по данным бухгалтерской книги Массарии - казначейства за 1381-1382 гг. // Там же. 2000. Вып. 4. С. 317-442; Саргсян Т. Некоторые вопросы истории арм. культовых сооружений Кафы (Феодосии) // ИФЖ. 2003. № 2. С. 138-162; Яровая Е. А. Геральдика генуэзского Крыма. СПб., 2010; Tanase Th. Frère Jérôme de Catalogne, premier évêque de Caffa, et l'Orient franciscain // Espaces et réseaux en Méditerranée, Ve-XVIe siècle / Éd. D. Coulon, Ch. Picard, D. Valérian. P., 2010. Vol. 2: La formation des réseaux. P. 127-166.
А. Л. Пономарёв
Ключевые слова:
География историческая Страноведение. Российская Федерация Каффа, город на северном побережье Чёрного моря
См.также:
АМУРСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект Рос. Федерации
БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект РФ
ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект Российской Федерации
АБИССИНИЯ старое название Эфиопии как страны - общей родины христиан, мусульман и язычников
АВАН древнее селение в Армении, к северо-востоку от Еревана (в наст. время входит в черту города)
АВИ-ЙОНА Михаэль (1904–1974), археолог, историк искусства