Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАРМИЛ
Т. 31, С. 237-247 опубликовано: 6 октября 2017г.


КАРМИЛ

(Кармель) [евр.  ,   греч. Κάρμηλος; араб.  ], горный кряж вулканического происхождения на северо-западе Израиля. Начинается от прибрежного района в пределах совр. г. Хайфы, с сев. стороны он ограничен долиной Завулон, на юге и на востоке понижается, переходя в холмистую местность в районе городов Биньямины и Йокнеама, и граничит с долиной Дофан. Общая длина хребта достигает 39 км, ширина - ок. 8 км, высшая точка (между Хайфой и друзским поселением Исфия) - 546 м над уровнем моря.

К. в ВЗ назывался также город в Иудее (Нав 15. 55), в наст. время Хирбат-эль-Кармил, расположенный в 12 км к юго-востоку от Хеврона (1 Цар 15. 12; 25; 2 Цар 23. 35; 1 Пар 11. 37).

Еврейское понятие   означает «лес» (4 Цар 19. 23; Ис 10. 18; 37. 24), «(фруктовый) сад» (Ис 29. 17; 32. 15-16) или «виноградник, плодоносная земля» (Ис 16. 10), «плодородный» (2 Пар 26. 10; Ис 16. 10; Иер 4. 26; 4 Цар 19. 23), «колосья зерна» (Лев 2. 14; 23. 14); пышная растительность горы упоминается в Мих 7. 14; Наум 1. 4 (ср.: Ам 1. 2). Все эти признаки имеет горный хребет К. В ВЗ не раз восхваляется плодородие почвы К. (Ис 35. 2), к-рое позволяет сравнить его с Ливаном и Васаном (Ис 33. 9; Иер 50. 19). В Иер 46. 18 К., как высокая гора, сравнивается с Фавором. Гонимые стремились найти убежище на вершине К. (ср.: Ам 9. 3) или в его многочисленных пещерах.

Исторические сведения

В списках егип. фараона Тутмоса III К. назван «священным мысом» (Simons. 1937. P. 122), но не все ученые согласны с такой идентификацией (ANET. P. 228, 234-235). К. располагался на границе удела колена Асира, однако неясно, входил ли он в эту территорию (Нав 19. 26; среди побежденных Иисусом Навином противников упом. «царь Иокнеама при Кармиле» - Нав 12. 22). Евсевий Кесарийский полагал, что К. был политической границей между Израилем и Финикией, хотя не указывал, кому именно он принадлежал (Euseb. Onomast. 118. 8-9). Из 3 Цар 18. 30 следует, что прор. Илия восстановил здесь разрушенный алтарь Господа. Т. о., можно предположить, что К. когда-то принадлежал Израилю, затем отошел финикийцам, а при царе Ахаве был вновь включен в территорию Израиля. К. известен как место, где от неправедного царя Ахава скрывался прор. Илия, а от тирской царицы Иезавели - 100 пророков.

Пещеры Мислия, гора Кармил
Пещеры Мислия, гора Кармил

Пещеры Мислия, гора Кармил
На эту гору Илия вызвал 450 пророков Ваала и еще 400 пророков Ашеры и победил их, совершив чудо возжжения огня на алтаре. На вершине К. пророк молился о дожде, к-рого не было 3 года (3 Цар 18-19). В описании побережья Средиземного м. Псевдо-Скилакса (V-IV вв. до Р. Х.) К. упоминается как «священная гора Зевса» (Müller C. Geographi Graeci Minores. P., 1855. Vol. 1. P. 79).

Археологический парк Тель-Шикмона
Археологический парк Тель-Шикмона

Археологический парк Тель-Шикмона
В рим. период территория К. входила во владения финик. г. Акко (Птолемаида).

Тацит в нач. II в. по Р. Х. писал, что на горе К. на открытой местности стоял алтарь, посвященный Ваалу Кармильскому, к-рый отождествлялся с Зевсом-Юпитером Гелиопольским и Хададом. Он не сообщал, однако, ни о культовой статуе Ваала, ни о его храме: «Между Сирией и Иудеей есть место, где высится гора Кармел и где чтут божество того же имени. Тут стоит его алтарь, тут возносят ему молитвы, но по заветам предков ему не строят храмов и не ставят изображений» (Tac. Hist. II 78. 3). Тацит также упоминал местного оракула Басилида. Поскольку Тацит не был в этой части империи, он получил эту информацию из др. источников. Об оракуле «бога Кармила» говорил и Светоний (Suet. Vesp. 5. 6). Грецизированная форма архаичного культа Ваала подтверждается найденной при раскопках вотивной ступней крупных размеров (II-III вв. по Р. Х., хранится в музее мон-ря Stella Maris). Ямвлих (ок. 250 - ок. 330) указывал, что К., согласно легенде, считался горой «самой священной и недоступной для обычных людей» (Iambl. Pythag. 3. 15). Христ. автор V в. Орозий упоминал предание о существовании оракула на К.: «...иудеи... после страстей Христовых полностью лишенные милости Божией, были со всех сторон поражены всевозможными бедами, обманутые на горе Кармел какими-то прорицателями, которые предвещали, что вышедшие-де из Иудеи вожди захватят мир, и отнеся предсказания на свой счет, подняли мятеж…» (Oros. Hist. adv. pag. VII 9). Языческий культ на К., возможно, сохранялся до V в.

Памятники археологии и архитектуры

Археологический парк Тель-Шикмона
Археологический парк Тель-Шикмона

Археологический парк Тель-Шикмона
В известняковых породах К. образовывались пещеры, уже с первобытных времен здесь селились люди. Следы пребывания человека (остатки скелетов людей неандертальского типа и т. н. homo carmelensis, каменные орудия леваллуазского типа, украшения из раковин, кости ископаемых животных) обнаружены в пещерах Табун и Схул (окрестности г. Зихрон-Яаков, 1929-1934), а также в пещерах Кебара и Вади-эль-Мугара.

Остатки поселений предположительно каменного века на горе К. обнаружены также в Акко (Ахшаф), Тель-Йокнеам, Тель-Сахар, Тель-Кашиш (Ben-Tor. 1993; Ben-Tor, Bonfil, Zuckerman. 2003), Тель-Шош, Тель-Шдод, Тель-Маамар, Тель-Ресис, Тель-Шимрон, Тель-Цефи, Тель-Бурга, Тель-Кара, Тель-Мевура, Тель-Хацарим, Тель-Эшкаф, Тель-Бургата, Тель-Зрор, Тель-Хефер, Нахаль-Орен, Шаар-ха-Амаким (Segal, Naor. 1993. P. 1339-1340).

В рим. время вдоль побережья напротив К. проходила «морская дорога» - Via maris, вдоль вост. склона К.- еще одна дорога (возможно, «царская дорога», к-рая связывала Via maris с Максимианополем на материке и, разветвляясь, уходила далее на восток, в глубь Сирии). Легио (Кфар-Отнай) формально относился к К., хотя и лежал у его пологих юго-зап. склонов. Здесь найдены остатки рим. лагеря, почтовая станция, театр и некрополь. К северо-западу от него располагался округ Габа, в центральном городе которого - Габа-Гиппеум - сохранились остатки гробниц. Известно, что здесь селились ветераны кавалерии Ирода Великого. На вершине К., в Код-эр-Рихан, входившем в округ Птолемаиды, сохранились остатки рим. храма, а в Лубье - остатки виллы. На юго-зап. склоне, в Эд-Дараджат, найдены известняковые каменоломни (Avi-Yonah. 1940).

Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.
Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.

Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.
Тель-Шикмона ( ) и Телль-эс-Самак (в 60 м от Тель-Шикмоны, в 260 м от берега моря) - прибрежное поселение финикийцев в юж. части Хайфы. Археологические раскопки в Тель-Шикмоне впервые были проведены в 1966 г. под рук. Я. Элгавиша, директора муниципального музея Хайфы. Находки позволили говорить о существовании здесь древнего поселения XIV-XI вв. до Р. Х.; были выделены основные культурные слои (результаты не опубл.). Сохранились остатки оборонительной стены времени царя Соломона (X в. до Р. Х.), а также 4-комнатный дом, типичный для этого периода. При римлянах и позже через Тель-Шикмону проходила Via maris, соединявшая это поселение с крупными центрами региона: Кесарией Приморской, Дором, Птолемаидой и Тиром. В наст. время остатки поселений на Тель-Шикмона, Телль-эс-Самак, а также в Шаар-ха-Алия считают единым поселением. Телль-эс-Самак идентифицирован с рим. Сикамином, это справедливо и для других частей поселения. Округу Сикамина принадлежала рим. дер. Каламон, находящаяся от него в 3 рим. милях (на территории совр. Хайфы). Здесь найдены остатки почтовой станции (mutatio). Вероятно, в округ Сикамина входила и рим. деревня Эфа. Остатки терм, мола и гробницы найдены в Хайфа-аль-Атика. От рим. эпохи в Телль-эс-Самак сохранилась небольшая гостиница. Поселение было возобновлено в визант. период, о чем свидетельствуют каменный могильный крест с именем Христа и бронзовый амулет с греч. надписью. В V-VII вв. оно достигло расцвета, став самым крупным центром на К. Шикмона существовала вплоть до эпохи мамлюков.

Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.
Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.

Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.
О комплексе визант. построек со множеством мозаик в Телль-эс-Самак было известно уже в кон. XIX в. Раскопки здесь проводились в 1939-1940 гг. (под рук. Н. Махули (Peleg. 1988)) и в 1951 г. (под рук. М. Дотана (Dothan. 1955; Ovadiah, Silva. 1984. P. 162-163; Ovadiah. 1970. P. 165-166; Idem. 1987. P. 132)).

С 2010 г. раскопки в Тель-Шикмона и Телль-эс-Самак были возобновлены под рук. М. Айзенберга (визант. период) и Шай Бара (ранние слои), археологов из Ин-та Зинмана при Хайфском ун-те. Исследованная территория была объединена в Национальный археологический парк с общим названием Шикмона. По площади он совпадает с рим. Сикамином. В результате раскопок здесь была открыта и законсервирована большая часть монастырского комплекса с капеллой. В часовне заметны следы от мраморной алтарной преграды перед единственной апсидой. Полы в часовне и прилегающих зданиях украшены мозаикой с разнообразными геометрическими мотивами (пересекающиеся октагоны, плетенки, образующие кресты, и др. мозаики). На мозаиках сохранилось 2 надписи на греч. языке. Одна из них была найдена под слоем древней штукатурки, в ней упоминается некий донатор Иоанн.

Мозаичный пол датируется приблизительно VI-VII вв. Тессеры изготовлены из местного известняка различных цветов (теплый белый, обширный спектр оттенков - от темно-коричневого до охристого), кирпичных сколов (пурпурно-коралловый) и редких вкраплений из привозных мраморных пород (холодный белый из проконнесской породы). Это традиционная для всех палестинских построек цветовая гамма. Дорогой проконнеский мрамор использовался для изготовления не только малых архитектурных деталей, но и крупных, таких как фусты (стволы) колонн. Это было крайне редким явлением в раннехристианском мире. В основном из проконнеского мрамора делали капители и алтарные преграды. Единственный помимо этого пример в Палестине - в Кесарии Приморской, где были обнаружены проконнеские фусты колонн.

Во время раскопок найдены также глиняные и бронзовые светильники и глиняные амфоры. На берегу моря раскрыты круглые бассейны, вытесанные в мягком камне. В них выращивали моллюсков для изготовления пурпурной краски (промысел процветал, напр., в Тире).

Шай Бар обнаружил, что вост. часть города была разрушена и сожжена в V в. Характерные бронзовые детали одежд и сосуды указывают на то, что нападение было организовано вандалами, к-рые в этот период поселились в Карфагене и совершали захватнические морские рейды.

Монастырь рядом с Шаар-ха-Алия (Dothan. 1955) находится в юго-западной части Хайфы. В марте 1951 г. во время раскопок, проводимых Мин-вом древностей, были обнаружены остатки монастырского комплекса, расположенного в неск. сотнях метров от монастыря в Тель-Шикмоне, и недалеко от него остатки базиликального храма, к-рый, вероятно, был связан с мон-рем. Раскопана только зап. часть комплекса (с зап. стороны от трассы Хайфа-Тель-Авив). В наст. время данный регион считается зап. частью Сикамина. Мозаики сильно пострадали при строительных работах, во время к-рых они были обнаружены. Но остатки фундаментов позволяют получить представление о плане сохранившейся части. Стены, поднимающиеся от земли на 2-3 ряда кладки, были сделаны из обработанных квадров известняка различных размеров (примерно 0,7×0,3×0,3 м), уложенных в один ряд. Их толщина не предполагала высоких перекрытий. Постройка вытянута по оси «восток-запад». Надписи также ориентированы по этой оси. Пространство разделено на 3 части. Две вост. боковые комнаты напоминают прямоугольные пастофории (размер 8×5 м). Их поверхность была украшена богатыми мозаиками с довольно сложными геометрическими и флоральными мотивами (форма квадрифолиев, образованных плетенками, и пересекающиеся октагоны). В центральном узком пространстве (ширина 2,5 м) выделялись 2 узкие комнаты, также с мозаиками, но более простыми. Они связаны друг с другом проходами и скорее всего являлись частью монастырских келий или помещений для приемов. Аналогичные примеры сельских монастырей встречаются по всей Палестине (Кириа-Мария под Бейт-Шеаном, Шувейка, Хирбет-Кусейр, Хирбет-Маар и др.). Перед входом в сев. комнату сохранилось 2 греч. надписи. По общим эпиграфическим и стилистическим признакам монастырский комплекс датируется V-VI вв., как и большинство храмов и монастырей на Св. земле.

Мишмар-ха-Эмек (евр.    - «страж долины») - в наст. время кибуц на юго-западе Изреельской долины, рядом с Мегиддо, у юго-вост. склонов горы К. Остатки визант. храма были раскопаны здесь в 1936 г. Р. Гивеоном при поддержке Мин-ва древностей (Avi-Yonah, Cohen, Ovadiah. 1993. P. 306, 311). Удалось открыть центральный и юж. нефы. Вост. и юж. стены (10×4,5 м) были построены из крупных квадров, в то время как сев. стена - из грубых и плохо обработанных камней. Найдено основание одной колонны в юж. нефе.

В строительстве храма выделяют неск. этапов. Апсида, от к-рой осталось лишь основание, была пристроена к зданию на 2-м этапе. Обнаружены остатки мраморной алтарной преграды в виде фрагмента с рельефным изображением креста, высота которого составляла 16 см. Мозаичный пол главного нефа декорирован цветными геометрическими мотивами, которые образуют 2 октагона. Плетенки и др. мотивы заполняют их поле и пространство между ними. В зап. части мозаичного панно в круглой раме находится греч. надпись, в которой упоминается ктитор храма диак. Иоанн. Надпись окружена геометрическими и флоральными мотивами и рядом раковин. Грубые и крупные тессеры были использованы для ремонта мозаики.

Помимо храма открыты маслодавильни рим. и визант. времени, рим. дорожный столб, близ поселения - некрополь эллинистического периода. На склоне и у подножия холма, где до 1948 г. находилось араб. село, найдена керамика гл. обр. эпохи ранней бронзы и отчасти энеолита. Близ кибуца обнаружены следы поселения периода средней бронзы.

Исфия (Хусифа) (Avi-Yonah, Makhouly. 1934; Hachlili. 1977; Chiat. 1982. P. 158-161; Ilan. 1991. P. 234-235; Avi-Yonah. 1993; Dauphin. 1998. Vol. 3. P. 682). Современное поселение Исфия (в 12 км от Хайфы) основано на месте древней иудейской деревни, которая погибла от пожара (Chiat. 1982. P. 377). О ее разрушении говорится в евр. элегии, открытой в Каирской генизе (хотя не все поддерживают идентификацию упоминаемой здесь Хусии, или Хусифы, с совр. Исфией - Assaf S. An Elegy on the Destruction of Jewish Communities in Palestine // Bull. of the Jewish Palestine Exploration Society. 1940. Vol. 7. P. 60-67). В 1930 г. был обнаружен клад из 4560 серебряных монет, наиболее ранние из них датируются 52-53 гг. Но самой важной находкой стали остатки синагоги V-VI вв. с мозаичным декором пола (в 80 м от греко-католич. храма). Ее раскопки проведены в 1933 г. под рук. Н. Махули и Ави-Йоны. По традиц. типологии архитектуры синагог здание относят к промежуточному типу, или типу «широкого дома» (transitional, or broadhouse type), в котором соединяются признаки т. н. раннегалилейского и визант. типов. В плане это почти квадратное сооружение (10×10,1 м), разделенное на 3 нефа 2 рядами колоннад по 5 опор в каждой (ширина центрального нефа 4,3 м, северного - 2,6 м). Колонны опирались на пьедесталы. Центральный, сев.-зап. фасад имеет 3 дверных проема. По юж. стене скорее всего располагалась ниша Торы, ориентированная в сторону Иерусалима. Исследование юж. части невозможно, т. к. она находится под жилым домом.

Представляют большой интерес редкие мотивы мозаичного украшения. Между 2 крайними зап. колоннами находится панель, на которой изображены 2 меноры с лампадами на их ветвях, из центральной их ветви вырываются 2 язычка пламени (панель сдвинута к сев. колоннаде и расположена не по главной оси здания). Похожая менора известна по мозаике самаритянской синагоги в Эль-Хирбе. Внизу изображены религ. предметы - шофар (рог), этрог (цитруа), лулав (пальмовая ветвь), махтах (лопатка для благовоний). Между менорами находится круглый венок. Внутри него помещена надпись: «Мир Израилю, Аминь». В центральном нефе заметны следы зодиакального круга, подобное изображение встречается в синагогах визант. типа в Бет-Альфе, Хамат-Тиверии, Нааране, Яфии. В центре находилось изображение виноградной лозы, от которого сохранились лишь фрагменты. Внизу видны остатки надписи: «…будут помянуты все жители города, старые и молодые… которые пообещали и дали пожертвования… будут благословлены… чтится их память. Да будет помянут Иошуа, который дал…» (Naveh. 1978. N 39). Вокруг центрального нефа мозаика образует орнаментальную раму из различных геометрических и флоральных мотивов. По замечанию археологов, помимо традиц. набора оттенков тессер из различных видов известняка, белого и красноватого кирпича использованы также тессеры из зеленого стекла. М. Чиат предполагает, что стекло местного производства (Chiat. 1982. P. 138), но его следов в Исфии пока не обнаружено.

Христ. население появилось в Исфии в XVII в. Об этом свидетельствует хранитель францисканского ордена Франческо Полицци, путешествовавший по К. в 1666 г. Он сообщает о маронитском христ. населении деревни, к-рое осталось без священника, т. к. последний бежал (Lemmens L. Acta S. Congregationis de Propaganda Fide pro Terra Sancta. Firenze, 1921. Vol. 1. P. 200). Полицци послал нового пастора из Назарета, который крестил и причастил жителей. В 20-х гг. XX в. в Исфии жили друзы (921 чел.), греко-католики (107), марониты (7), католики (6), правосл. греки (6), мусульмане (17) (Bagatti. 2001. P. 89-90). В наст. время это друзская деревня, население которой в 2009 г. составляло 25,4 тыс. чел.

Хорват-Сумака - евр. поселение талмудического периода, расположено на К., в 2,5 км южнее Далият-эль-Кармель и в 5 км на запад от Керен-ха-Кармель (Дейр-эль-Мухрака) (Conder, Kitchener. 1881. P. 318-320; Oliphant. 1884. P. 41; Mülinen. 1908. P. 157-160; Kohl, Watzinger. 1916. P. 135-137; Goodenough. 1953. P. 208; Barag. 1979; Horwitz, Tchernov, Dar. 1990; Dar. 1993; Idem. 1999).

Хорват-Сумака была описана уже в XIX в. в трудах Британского палестинского исследовательского фонда как важное место, где сохранились древние сооружения. Большое каменное здание идентифицировано как синагога на основании характеристик фасада и малых архитектурных форм. Исследованием синагоги активно занимались в XIX в. В. Гверин, Л. Олифант, Э. фон Мюлинен.

В 1905 г. синагогу раскопали Г. Коль и К. Ватцингер, они провели обмеры и составили ее 1-й план. Территория Хорват-Сумаки была исследована под рук. Я. Олами. В 1983-1991 гг. проведены новые раскопки (рук. С. Дар, А. Зигельманн и Я. Минцкер из Ун-та Бар-Илана).

По архитектурным признакам синагога может быт отнесена к т. н. раннегалилейскому типу (аналогии - Капернаум, Барам, Мерон, Гуш-Халав, Хирбет-Шема и др.). Сухая кладка состоит из хорошо пригнанных друг к другу крупных каменных квадров (0,6×0,6×2 м). Главный фасад обращен в сторону Иерусалима (на юго-запад), в нем 3 дверных проема, фланкируемых пилястрами на аттических базах с коринфскими капителями (центральный вход: ширина 1,55 м, высота косяков 2,46 м; сев. вход: ширина 1,07 м, высота косяков 1,92 м). Фасад украшен небольшим рельефным изображением меноры. С вост. стороны к синагоге примыкал нартекс шириной 4,4 м. Боковой нартекс редко встречается в синагогальной архитектуре, единственная аналогия - боковой атриум в капернаумской синагоге. Возможно, данная форма основана на домашней архитектуре Палестины и Сирии. В сев. части нартекса сохранилась каменная платформа (1,1×1,9 м, 0,3 м), к-рая, вероятно, была вимой или опорой для деревянной ниши Торы. Вдоль стены, примыкающей к синагоге, располагалось одноступенчатое сиденье.

План синагоги базиликальный, зал прямоугольной формы (по внешнему периметру - 23,8×14,8 м, по внутреннему - 18,4×13,8 м) делится на 3 нефа 2 рядами колонн (по 4 опоры в каждой). Фусты колонн разные по диаметру, отличаются друг от друга и интерколумнии. Расположение колонн довольно странное: они пересекают поперечное пространство синагоги в его вост. части, оставляя зап. пространство широким и открытым, что явилось, видимо, результатом перестройки. Кладка в интерьере синагоги была покрыта белой штукатуркой, в то время как в экстерьере каменная фактура темного базальта оставалась открытой, что создавало красивый контраст (как и в Бараме).

Среди деталей архитектурного декора найдены ионические капители колонн в интерьере, коринфские капители пилястр в экстерьере, геометрический мотив из 3 рядов меандра, к-рый аналогичен скульптурному украшению в синагогах в Бараме, Набехе и, судя по всему, в христ. базилике в Канавате (Канафе, Сирия) (над центральным дверным проемом). Это может свидетельствовать об участии группы мастеров одной архитектурной мастерской или школы, чьи приемы не встречаются в др. памятниках. Также найдены рельефные фигуры 2 львов, к-рые фланкируют вазон на одной из дверных перемычек, 2 др. перемычки, рельефная менора на фасадной стене, осколок раковины-конхи, фрагменты евр. текста в tabula ansata (на «доске с ручками»). Не все рельефы сохранились: напр., утрачен известный только по описаниям XIX в. фрагмент рельефа с изображением орла (очевидно, увенчивал перемычку центрального дверного проема). Нек-рое число черепиц свидетельствует о том, что они покрывали крышу синагоги.

Синагога построена во 2-й пол. III в. в поселении, существовавшем уже в I-II вв. (найдено неск. монет III в., фрагменты вост. рельефной керамики «терра сигиллата» и обломок светильника времени Ирода Великого). Здание было разрушено на рубеже IV и V вв., как считают нек-рые историки, христианами. Однако вероятность этого в Сев. Израиле, где преобладало иудейское население, мала. Синагогу могли разрушить вандалы, к-рые дошли до этого региона, находящегося недалеко от побережья, где есть много следов их погромов V в., напр. в Тель-Шикмоне. Постройка была восстановлена в тех же размерах в V-VII вв. с использованием многих прежних деталей, но уже не иудеями, а христианами: найдены крест и фрагменты сосудов с изображением святых в нимбах. Также заметно изменилась экономика Хорват-Сумаки (и в целом К.). Так, напр., свиные кости, число к-рых увеличилось с 1 до 4%, были обнаружены даже в синагоге. Окончательно поселение было разрушено в VII в.

Л. К. Хорвиц с коллегами исследовали кости животных, найденных в Хорват-Сумаке в римско-визант. слое. Их заключения помогают восстановить и общую картину жизни данного периода на горе К. В различных постройках поселения - в синагоге, в домах, в мастерских, в оливковых прессах - были обнаружены кости животных, на этом основании авторы делают выводы о том, что экономика Хорват-Сумаки базировалась на мелком животноводстве. Охота не играла решающей роли: костей диких животных немного. Возможно даже, что эти кости не имеют отношения к римско-визант. периоду и попали сюда случайно, но так или иначе, они свидетельствуют о лесах, окружавших Хорват-Сумаку. В визант. период появляются верблюды и ослы, которых использовали только в качестве вьючных животных (на костях нет следов от ножей). Т. о., экономика Хорват-Сумаки была частью «традиционного ближневосточного хозяйства», которое основывалось на земледелии и скотоводстве.

Синагога в Хирбет-Дубил, или Давела (Chiat. 1979. Vol. 1. P. 385). Руины синагоги находятся в 500 м на юг от Далият-эль-Кармель и в 20 км на юго-восток от Хайфы. В ходе исследований открыты цистерны, мозаичное панно, фрагменты колонн и греч. надписи с упоминанием шейха Аззама, к-рый владел этой землей (7 строк, помещена в tabula ansata, украшена крестом). В 1884 г. Л. Олифант опубликовал отчет о найденных здесь 2 дверных перекладинах. На одной из них - стилизованная розетта в центре, на другой - орел, неизвестный объект и венок, фланкируемый розеттами и деревьями. Олифант не был уверен, что они принадлежали синагоге, хотя параллели с др. синагогами Сев. Палестины (напр., в Капернауме) делают это вполне вероятным.

Лит.: Conder C. R., Kitchener H. H. Survey of Western Palestine. L., 1881. Vol. 1. P. 318-320; Oliphant L. The Khurbets of Carmel // PEQ. 1884. Vol. 16. N 1. P. 30-44; Mülinen E., von. Beitrüge zur Kenntnis des Karmels // ZDPV. 1907. Bd. 30. S. 117-207; 1908. Bd. 31. P. 1-258; Kohl H., Watzinger C. Antike Synagogen in Galilaea. Lpz., 1916; Avi-Yonah M., Makhouly N. A 6th-Cent. Sunagogue at ‘Isfiya // Quarterly of the Department of Antiquities of Palestine. Jerusalem, 1934. Vol. 3. P. 118-131; Garrod D. A. E. et al. The Stone Age of Mount Carmel at the Wady elMughara. Oxf., 1937-1939. 2 vol.; Simons J. Handbook for the Study of Egyptian Topographical Lists. Leiden, 1937; Avi-Yonah M. Map of Roman Palestine. Jerusalem, 1940 2; idem. Mount Carmel and the God of Baalbek // IEJ. 1952. Vol. 2. N 2. P. 118-124; idem. Husifah // NEAEHL. 1993. Vol. 2. P. 637-638; Eissfeldt O. Der Gott Karmel. B., 1953; Galling K. Der Gott Karmel und die Achtung der fremden Götter // Geschichte und Altes Testament. Tüb., 1953. S. 105-125; Goodenough E. R. Jewish Symbols in Greco-Roman Period. N. Y., 1953. Vol. 1; Dothan M. Excavation of a Monastery near Sha'ar ha-‘Aliyah // IEJ. 1955. Vol. 5. N 2. P. 96-102; Bagatti B. Relatio excavationibus archaeologicis in S. Monte Carmelo // Acta Ordinis Carmelitarum Discalceatorum. R., 1958. Vol. 3. P. 277-288; 1961. Vol. 6. P. 66-70; idem. Ancient Christian Villages of Galilee. Jerusalem, 2001; Rowley H. H. Elijah on Mount Carmel // Idem. Men of God: Studies in OT History and Prophecy. L., 1963. P. 37-65; Alt A. Das Gottesurteil auf dem Karmel // Idem. Kleine Schriften. Münch., 19643. Bd. 2. S. 135-149; Ovadiah A. Elijah's Cave // IEJ. 1966. Vol. 16. N 4. P. 284-285; idem. Corpus of the Byzantine Churches in the Holy Land. Bonn, 1970; idem. Hellenistic, Roman and Early Byzantine Mosaic Pavements in Israel. R., 1987; Hachlili R. The Zodiac in Ancient Jewish Art: Representation and Significance // BASOR. 1977. Vol. 228. P. 61-77; Naveh J. On Stone and Mosaic: The Aramaic and Hebrew Inscriptions from Ancient Synagogues. Jerusalem, 1978; Barag D. A New Source Concerning the Ultimate Borders of the Latin Kingdom of Jerusalem // IEJ. 1979. Vol. 29. N 3/4. P. 197-217; Chiat M. Y. S. A Corpus of Synagogue Art and Architecture in Roman and Byzantine Palestine: Diss. Ann Arbor, 1979. 4 vol.; idem. Handbook of Synagogue Architecture. Chico (Calif.), 1982; Ovadiah A., Silva C. G., de. Supplementum to the Corpus of the Byzantine Churches in the Holy Land // Levant. L., 1984. Vol. 16. P. 129-165; Buridant C. La Traduction de l'Historia Orientalis de Jacques de Vitry. P., 1986; Safrai Z. The Puzzle of the Extent of Jewish Settlement in the Carmel in the Mishnaic and Talmudic Periods // Shorer Y., ed. The Carmel: Man and His Settlement. Jerusalem, 1986 (на иврите); Peleg M. A Chapel with Mosaic Pavements near Tel Shiqmona (Tell es-Samak) // IEJ. 1988. Vol. 38. N 1/2. P. 25-30; Horwitz L. K., Tchernov E., Dar S. Subsistence and Environment on Mount Carmel in the Roman-Byzantine and Mediaeval Periods: The Evidence from Kh. Sumaqa // Ibid. 1990. Vol. 40. N 4. P. 287-304; Ilan Z. Ancient Synagogues in Israel. Tel Aviv, 1991 (на иврите); Avi-Yonah M., Cohen R., Ovadiah A. Churches // NEAEHL. 1993. Vol. 1. P. 306, 311; Ben-Tor A. Qashish, tell // Ibid. Vol. 4. P. 1200-1203; Dar S. Sumaqa // Ibid. P. 1412-1415; idem. Sumaqa: A Roman and Byzantine Jewish Village on Mount Carmel, Israel. Oxf., 1999; Segal A., Naor Y. Sha'ar ha-‘Amaqim // NEAEHL. 1993. Vol. 4. P. 1339-1340; Dauphin C. La Palestine Byzantine: Peuplement et Populations. Oxf., 1998. 3 vol.; Бибиков М. В. и др. Святая Земля: Ист. путев. М., 2000; Kingsley S. A. A 6th-Сent. AD Shipwreck off the Carmel Coast, Israel: Dor D and Holy Land Wine Trade. Oxf., 2002; Ben-Tor A., Bonfil R., Zuckerman Sh. Tel Qashish: A Villiage in the Jezreel Valley: Final Report of the Archaeological Excavations, 1978-1987. Jerusalem, 2003; Ovadiah A., Turnheim Y. Elijah's Cave on Mt. Carmel // Idem. Roman Temples, Shrines and Temene in Israel. R., 2011. P. 43-46.
С. В. Тарханова

Христианские памятники в окрестностях современного монастыря Стелла-Марис (Stella Maris)

На сев.-зап. оконечности К., на окраине совр. Хайфы, на вершине мыса в визант. период была возведена базилика, ниже по склону в кон. XII - нач. XIII в. был основан греч. монастырь св. Маргариты (в XVII в. рядом пресв.-кармелитом Проспером Св. Духа был построен 2-й кармелитский монастырь, а в XVIII в.- 3-й кармелитский монастырь (ныне Стелла-Марис)), у подножия мыса около пещеры прор. Илии в XII-XIII вв. существовал одноименный греч. монастырь. На юго-зап. склоне К. в кон. XII - нач. XIII в. был основан 1-й монастырь кармелитов (возможно, на месте визант. обители).

Византийская базилика была расположена около совр. маяка монастыря Стелла-Марис, где ранее был средневек. замок Св. Маргариты, построенный тамплиерами. Предание, зафиксированное Никифором Каллистом Ксанфопулом, приписывает основание здесь церкви равноап. Елене (Niceph. Callist. Hist. eccl. VIII 30). По мнению А. Овадии, именно эту постройку имел в виду паломник из Пьяченцы (ок. 570), когда сообщал о расположенном на К. мон-ре прор. Елисея (Anton. Placent. (ps.). Itinerarium. 3 // Itineraria et alia Geographica. Turnhout, 1965. Vol. 1. P. 130. (CCSL; 175) (рус. пер.: Путник Антонина из Плаценции кон. VI в. / Изд., пер. и объясн.: И. В. Помяловский // ППС. 1895. Т. 13. Вып. 3(39). С. 26)). Однако Э. Фридман считает, что мон-рь прор. Елисея находился на месте 1-го мон-ря кармелитов в Вади-эс-Сия (Friedman. 1979. P. 60-80, 313-314).

Осмотревший в 1914 г. развалины храма Э. Вайганд предположил, что здесь при равноап. имп. Константине Великом была построена большая базилика, которая после правления Юстиниана I, между 565 и 638 гг., была отреставрирована, или на ее месте было возведено новое здание. Впосл. базилика была частично раскопана кармелитами. Они обнаружили неск. стен. Одна из стен, ориентированная по оси «запад-восток», была сложена из больших камней, ряды ее горизонтальной кладки были выполнены ступенчатым способом. Кармелиты считают, что она относится к IV в. Остатки обгоревшего стропильного перекрытия позволяют предполагать, что базилика имела деревянную крышу и сгорела во время персидского (614) или араб. нашествия (638). Апсида не раскопана. Существование храма подтверждают найденные отесанные камни, 2 коринфские капители, фрагменты гранитных колонн, беломраморной алтарной преграды базилики IV или V в., темплона послеюстиниановского времени и др.

К. Копп предположил, что 1-я базилика была построена ок. 450 г., а 2-я - ок. 550 г. (Kopp C. Elias und Christentun auf dem Karmel. Paderbon, 1929. S. 33, 89-93). А. Овадия и К. Гомес де Сильва также не считают датировку IV в. достаточно обоснованной (Ovadiah, Silva. 1984. Р. 147). Фридман относит постройку к VI-VII вв. (Friedman. 1979. P. 84-86).

Монастырь прор. Илии у пещеры Эль-Хидр. Почитаемая иудеями, христианами и мусульманами пещера прор. Илии (араб. Эль-Хидр; или Школа пророков) расположена у подножия мыса и имеет выход в сторону моря. Она представляет собой большое вырубленное в скале пространство в форме параллелограмма (13,5×8,7×4,3 м) и ориентирована с юго-запада на северо-восток. В дальнем конце в стене была сделана прямоугольная ниша, где в древности находилась, видимо, статуя языческого бога (скорее всего Ваала). Стены покрыты более 150 граффити, подтверждающими культовое использование помещения в эллинистический и рим. периоды (Ovadiah. 1966; Idem. 1969). Граффити выполнены на греч., лат. и евр. языках, самые поздние датируются эпохой крестоносцев. Слева от входа в Эль-Хидр в вост. стене сделано углубление, к-рое христиане называли пещерой Пресв. Девы и почитали как место остановки Св. Семейства во время возвращения из Египта. Пещера окружена вырубленными в скальной породе цистернами.

О существовании здесь греч. монастыря во имя прор. Илии известно с 70-х гг. XII в. («Книга странствий» Вениамина Тудельского, булла рим. папы Александра III аббатству Св. Марии Сионской). Видимо, именно этот мон-рь на К. описал Иоанн Фока (1185): «На оконечности горной цепи у моря находится пещера пророка Илии... В этой стране древле был большой монастырь, как на это указывают и ныне еще видимые остатки зданий... За несколько пред сим времени один муж, монах, иерей по сану, седой по волосам, родом из Калабрии, по откровению пророка прибывши сюда, в этих местах или на бывших строениях монастыря устроив маленькую ограду, и воздвигши малый храм, и собравши братии человек десять, ныне то святое место населяет» (Иоанн Фока. Сказание вкратце о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, также Сирии, Финикии и о св. местах Палестины кон. XII в. // ППС. 1889. T. 8. Вып. 2(23). С. 58-59). Маловероятно предложенное некоторыми историками отождествление этого подвижника с католич. св. Бертольдом, предшественником католич. св. Брокарда, считающегося формальным основателем ордена кармелитов, поскольку кармелитский монастырь был расположен не у моря, а в Вади-эс-Сия.

Мон-рь прор. Илии действовал еще в посл. четв. XIII в. (он упом. в договоре крестоносцев с египетским султаном аль-Мансуром Калавуном). Паломники сообщают о чудотворном источнике у пещеры (Les Chemins et les pelerinages de la Terre Sainte // Itinéraires à Jérusalem et Descriptions de la Terre Sainte rédigés en français aux XIe, XIIe et XIIIe siècles / Publ. H. Michelant, G. Raynaut. Gen., 1882. P. 189). Неизвестно, как долго эта обитель просуществовала после падения в 1291 г. единственного оставшегося оплота крестоносцев - Акры.

По мнению Д. Прингла, монастырские строения находились вокруг пещеры, скорее всего немного выше над ней (внутри пещеры была устроена церковь), но неизвестно, насколько высоко по склону располагались жилища монахов (Pringle. 1998. P. 228-229).

Когда в 1631 г. на К. прибыл кармелит Проспер Св. Духа († 1653), он устроил еремиторий в одной из пещер над Эль-Хидр, где в то время действовала мечеть, хотя мусульмане позволяли кармелитам совершать мессу в пещере Пресв. Девы. Однако через 2 года монашеская община, возглавляемая Проспером, переселилась выше по склону, туда, где находился греч. мон-рь св. Маргариты. Мечеть в Эль-Хидр действовала до 1948 г., в наст. время в ней устроена евр. синагога.

Монастырь св. Маргариты (видимо, посвященный вмц. Марине) впервые упоминается магистром Титмаром в 1217 г., к-рый называет его киновией и сообщает, что в нем вместе жили греки и сирийцы (Mag[isrti] Thietmari Peregrinatio / Ed. J. C. M. Laurent. Hamburg, 1857. P. 21). Др. паломники XIII в. указывают его точное местоположение - на уступе горы над пещерой прор. Илии, севернее мон-ря кармелитов (Les Pelerinaiges por aler en Hierusalem // Itinéraires à Jérusalem et Descriptions de la Terre Sainte. Gen., 1882. P. 89-90; Les Sains Pelerinages que l'en doit requerre en la Terre Sainte // Ibid. P. 104; Les Chemins et les pelerinages de la Terre Sainte // Ibid. P. 180, 189). По сведениям этих источников, в мон-ре хранились мощи св. Маргариты и другие реликвии. Средневек. церковь находилась рядом с высеченной в скальной породе маленькой пещерой, к-рая, как и Эль-Хидр, именовалась пещерой прор. Илии. На самом деле она является древней цистерной, к-рая использовалась в визант. время как гробница. О судьбе мон-ря после захвата мамлюками Акры в 1291 г. ничего не известно. Но с посл. четв. XV в. появляются сведения о храме прор. Илии на вершине горы, над посвященной ему пещерой: Франческо Суриано (1485) и Вилхелм из Харлема (1498) упоминают, что церковь была украшена фресками и мозаиками (Suriano F. Trattato di Terra Santa e dell'Oriente. Mil., 1900. P. 163; Idem. Treatise on the Holy Land. Jerusalem, 1949. P. 175; Friedman. The Medieval Abbey of St. Margaret. 1971. P. 307). Ок. 1598 г. храм был заброшен, в 1639 г. кармелит Филипп Пресв. Троицы описывал полуразрушенную квадратную в плане церковь (сохр. 2 из 4 арок, поддерживавших купол), но с устроенным кармелитами алтарем в пещере прор. Илии (Friedman. The Medieval Abbey of St. Margaret. 1971. P. 307). На карте Хайфы, составленной Проспером Св. Духа (ок. 1631-1653), эта церковь обозначена как посвященная не прор. Илии, а Пресв. Деве. Известно, что в 1660 г. кармелиты использовали руины церкви для захоронений. Остатки строений были уничтожены при сооружении в 1831-1836 гг. на этом месте новой церкви кармелитского мон-ря.

Из сопоставления описаний паломников и отчета кармелита Джамбаттисты св. Алексия (1723-1802) о раскопках 1767-1774 гг. Фридман сделал вывод, что 4-столпная церковь с куполом примыкала с сев.-зап. стороны к пещере прор. Илии. Функцию алтарной преграды выполняла стена из скальной породы, отделявшая основную часть церкви от алтарного пространства. В центре стены был высечен из того же материала престол. С вост. стороны алтарной преграды находилась вытесанная из камня купель, которую греки использовали для крещения (Ibid. P. 314). Еще один небольшой престол был расположен с зап. стороны сев.-вост. столба, возможно, когда в нач. XVII в. в этой церкви совершали литургию правосл. греки, здесь был жертвенник. Устроенный в пещере алтарь имел неправильную полукруглую форму. Ступени вели в вытесанную в вост. части скалы погребальную камеру, к-рая была заложена кладкой. Джамбаттиста разобрал ее и обнаружил кости, связанные железной цепью. Др. захоронение с греч. эпитафией (текст к-рой не зафиксирован Джамбаттистой) было обнаружено рядом с юж. стеной. Что касается росписей, упомянутых путешественниками посл. четв. XV в., то в 1767-1774 гг. от них остались только незначительные фрагменты в пещере. В юж. стене был устроен мехраб, к-рый указывает на то, что какое-то время это здание использовалось как мечеть. К северу от церкви, по свидетельству Джамбаттисты, находились руины монастырских строений, но он не зарисовал их планировку.

По предположению Фридмана, в V-VI вв. пещера прор. Илии использовалась в качестве погребальной часовни визант. мон-ря, к-рый располагался на месте совр. маяка. Еще до начала эпохи крестовых походов она была превращена в мечеть. После прихода крестоносцев в 1099 г. греки не смогли восстановить мон-рь на прежнем месте из-за его близости к замку тамплиеров и перенесли обитель на место погребальной часовни (Ibid. P. 339-342, 346).

Д. Прингл считает наиболее вероятным, что мон-рь св. Маргариты был основан после 3-го крестового похода 1189-1192 гг., а вышеописанную церковь над пещерой прор. Илии он предположительно датирует кон. XII - нач. XIII в. (Pringle. 1998. P. 245, 247).

Первый монастырь кармелитов Католич. монахи появились на К. в Вади-эс-Сия в кон. XII - нач. XIII в., после того как в ходе 3-го крестового похода были отвоеваны у сельджуков ряд приморских крепостей и городов, включая Хайфу. Тем не менее Б. З. Кедар не исключает, что лат. отшельники могли поселиться там и ранее, в XII в. (Kedar B. Z. Gerard of Nazareth: A Neglected 12th-Cent. Writer in the Latin East // DOP. 1983. Vol. 37. Р. 69-70). Иного мнения придерживается Фридман, который считает, что до кармелитов на этом месте жили греческие монахи (Friedman. 1979. P. 60-80, 313-314).

Первым документом, свидетельствующим о присутствии на К. лат. отшельников, является устав, составленный в 1209-1214 гг. св. Альбертом, лат. патриархом Иерусалима (1205-1214; с резиденцией в Акре). Он был утвержден римскими папами Гонорием III (янв. 1226) и Григорием IX (1229) и отредактирован Иннокентием IV (1 окт. 1247) (об основании мон-ря см. подробнее в ст. Кармелиты). Почитание прор. Илии было тесно связано в богословских идеях ордена кармелитов с почитанием Пресв. Богородицы. По кармелитской легенде, на К. Илия получил откровение о приснодевстве Богородицы и решил следовать образцу святой непорочной жизни, основав со своими учениками 1-ю протомонашескую общину.

Вход на колокольню. Мон-рь кармелитов в Вади-эс-Сия. 2-я пол. XIII в.
Вход на колокольню. Мон-рь кармелитов в Вади-эс-Сия. 2-я пол. XIII в.

Вход на колокольню. Мон-рь кармелитов в Вади-эс-Сия. 2-я пол. XIII в.
Жак де Витри, еп. Акрский (1216-1228), указывал, что кармелиты жили около источника прор. Илии и недалеко от греч. мон-ря св. Маргариты (Buridant C. La Traduction de l'Historia Orientalis de Jacques De Vitry. P., 1986. P. 96). Этот источник, называемый ныне Айн-эс-Сия, находится в 200 м ниже по склону. Но к юго-востоку от мон-ря имеется др. источник - Айн-Умм-эль-Фарадж. В XIII в. именно он снабжал водой монашескую общину (Bagatti. 1958. P. 286-287; Friedman. 1979. P. 42-58). Благодаря обилию воды насельники могли заниматься террасированным сельским хозяйством (в долине сохр. остатки террас).

Франц. паломник (ок. 1231) уточняет, что кармелитский монстырь отстоял от греческого на 1,5 лье (т. е. примерно на 6,7 км), и упоминает находящуюся в нем небольшую ц. Пресв. Богородицы (Les Pelerinaiges por aler en Hierusalem // Itinéraires à Jérusalem et Descriptions de la Terre Sainte. Gen., 1882. P. 90).

Пещера прор. Илии в церкви мон-ря Стелла Марис
Пещера прор. Илии в церкви мон-ря Стелла Марис

Пещера прор. Илии в церкви мон-ря Стелла Марис
В кон. 30-х - 40-х гг. XIII в. часть кармелитов из-за мусульм. угрозы начала переселяться в Зап. Европу и основывать там свои учреждения. С увеличением ордена небольшой мон-рь кармелитов стал нуждаться в расширении. В февр. 1263 г. папа Урбан IV издал буллу, призывавшую верующих жертвовать на строительство мон-ря на горе К. Однако после того как в 1291 г. крестоносцы утратили Акру, мон-рь был разрушен. Кармелиты, как и др. монашеские ордены, переселились в Европу. На К. от 1-го кармелитского мон-ря сохранились руины церкви и неск. построек, раскопанные францисканцем Б. Багатти (1958, 1960, 1961) и амер. археологом Э. Нитовски (1987-1991). Багатти обнаружил на месте кармелитского мон-ря свидетельства существования строения IV-VII вв. Фридман предположил, что здесь мог находиться визант. мон-рь прор. Елисея, упомянутый Антонином из Пьяченцы (Friedman. 1979. P. 60-80, 313-314).

Средневек. церковь была построена к востоку от основного монастырского комплекса. Она представляла собой прямоугольное здание с 4 травеями (26×8,85×3 м), алтарь ориентирован на восток с небольшим отклонением к югу. Прослеживаются 2 строительных этапа - 1-я пол. XIII в. (наиболее вероятно, между 1205 и 1214) и 2-я пол. XIII в. К 1-му этапу относятся 2 зап. травеи и колокольня. Размер первоначального здания - 10,85×6,35 м. Кладка из неправильной формы камней мелового известняка содержит вкрапления кремня. При этом угловые камни кладки и обрамления окон выполнены из песчаника. Зап. вход снаружи имеет углубленный портал с парой колонн (от к-рых сохранились только базы) и стрельчатым завершением. Др. дверь находилась в сев. стене (впосл. заложена при сооружении контрфорса). Цилиндрическая колокольня с винтовой лестницей была возведена у вост. окончания юж. стены. При перестройке вост. стена была разрушена, здание было расширено на 12,5 м и перекрыто нервюрными сводами, характерными для ранней готики, на что указывают особенности поддерживавших их колонн. Алтарное пространство не имело апсиды. Из-за наклонного рельефа пол поднимался ступенями к алтарю. Внутренняя часть стен сделана так же, как и на 1-м этапе, но пространства рядом с пилястрами и наружная сторона стен выложены из хорошо обтесанных известняковых блоков. Сев. и юж. стены имеют небольшой наклон.

К западу от церкви сохранились развалины 3 зданий, кладка к-рых соответствует 1-му этапу строительства церкви, и подземное помещение с цилиндрическим сводом, современное 2-му этапу, к-рое, видимо, служило погребом. В сев. углу зап. ряда построек находилось здание (башня или мельница), под которым через канал под сводчатой аркой протекал ручей. Здания келий и трапезной не сохранились, остались только следы крытой галереи, ширина которой составляла 4,7 м.

Второй кармелитский монастырь. 29 нояб. 1631 г. кармелитский миссионер Проспер Св. Духа получил от эмира Ахмада ибн Турабая, правившего сев. частью Палестины, территорию на склонах К., также было выдано разрешение на восстановление мон-ря. Проспер поселился рядом с пещерой Эль-Хидр, но в 1633 г. его община поднялась выше по склону, на место средневек. греч. мон-ря св. Маргариты. 2-й кармелитский мон-рь, получивший название по имени своего основателя (мон-рь Проспера), был разрушен мусульманами, жителями Хайфы, в 1716 г., а в 1761 г.- солдатами бедуинского шейха Захира (Дахара) аль-Омара.

Третий кармелитский монастырь (Стелла Марис) был возрожден в 60-х гг. XVIII в. благодаря 2 выдающимся монахам-кармелитам. 22 окт. 1762 г. в Хайфу прибыл Филипп св. Иоанна - 27-летний подвижник, назначенный викарием К. Он был признан в этом качестве тур. властями и восстановил право собственности на развалины мон-ря Проспера. Его помощником стал приехавший в 1765 г. архитектор и строитель брат Джамбаттиста св. Алексия. В 1766 г. он начал разборку прежних строений на вершине К. 15 нояб. 1767 г. на фундаментах визант. церкви было заложено новое сооружение - 2-этажное квадратное здание, включившее пещеру прор. Илии и капеллу Пресв. Девы. Из-за недостатка средств архитектор был вынужден прерывать строительство и отправляться для сбора пожертвований то в Египет, то в Европу. В 1774 г., не завершив постройку, он остался в Италии. В Турине им была издана на лат. языке кн. «Историческое обозрение древнего и современного состояния Кармила» (1772). Это исследование было опубликовано также на итал. языке (Giambattista di S. Alessio. Compendio istorico dello stato antico e moderno del Carmelo, dei paesi adjacenti, e dell'ordine Monastico Orientale. Torino, 1780).

Когда Наполеон в 1799 г. осаждал Акру, он использовал нижний этаж недостроенного монастырского здания как госпиталь для больных и раненых. В память об этом в 1876 г. был установлен памятник франц. солдатам перед входом мон-рь.

Верхний алтарь церкви мон-ря Стелла Марис на горе Кармил 1836 г.
Верхний алтарь церкви мон-ря Стелла Марис на горе Кармил 1836 г.

Верхний алтарь церкви мон-ря Стелла Марис на горе Кармил 1836 г.
Совр. комплекс - ц. Богоматери Кармильской, келейные корпуса, гостиницы для паломников и больница - воздвигнут архитектором-кармелитом Джамбаттистой Святейшего Таинства (мирское имя - Карло Казини; 1778-1849). Закладка церкви состоялась в июне 1827 г., а освящение - 12 июня 1836 г. Алтарь был устроен в 2 яруса: верхний, над пещерой, посвящен Пресв. Богородице, нижний, в пещере,- прор. Илии. Посетивший К. в 1865 г. Д. Д. Смышляев (впосл. видный деятель имп. Православного Палестинского об-ва (ИППО)) так описал здания монастырского ансамбля: «Образуя большой четырехугольник, они стоят на площади (имеется в виду плато.- Авт.), возвышающейся на двести метров над поверхностью моря. Толстые стены, железные двери и ставни назначены защищать его от внешних нападений. В центре четырехугольника помещается церковь, купол которой, красиво возвышаясь над прочими частями зданий, сообщается воздушными переходами с плоскими их крышами. Алтарь церкви помещается над пещерою пророка Илии. Пещера имеет около сажени в вышину и до трех сажен в ширину и длину. В ней находится престол во имя пророка Илии» (Смышляев Д. Д. Синай и Палестина: Из путевых заметок 1865 г. М., 2008. С. 240).

Во время первой мировой войны мон-рь был разорен сначала турецкими, а затем брит. войсками. В апр. 1919 г. брит. солдаты, занимавшие К., покинули территорию мон-ря, и он был возвращен кармелитам. Начались реставрационные работы. В 1920 г. лат. патриарх Иерусалимский вновь освятил храм обители. Стены и купол храма были расписаны в 1926 г. художником-кармелитом Луиджи Поджи. В кон. ХХ в. все изображения были отреставрированы братом Серафино Мелькиоре.

Главная святыня мон-ря - помещенная над верхним алтарем статуя Богоматери. Первоначальный вариант статуи был создан генуэзским скульптором Дж. Б. Гаравентой (коронована 4 марта 1823 в Ватикане в присутствии папы Римского Пия VII; установлена в церкви на К. 10 июня 1836). В 1932 г. было решено заменить эту статую копией, к-рую выполнил из ливанского кедра мастер Эмануэле Рида. Она была установлена 8 сент. 1933 г. От прежней статуи остались лишь голова и руки Мадонны.

На престоле в пещере прор. Илии помещена небольшая статуя пророка. На бронзовых дверях храма сделано барельефное изображение «Прор. Илия, благословляющий Мадонну с Младенцем» (скульптор Серафино Мелькиоре).

Через площадь, перед мон-рем, над самым морским обрывом, находится т. н. дворец паши Абдаллы, тур. губернатора Акры в 1820-1822 гг. В 1846 г. он был куплен кармелитами в острой конкуренции с правосл. греками, к-рые также стремились закрепиться на вершине К. В 1864 г. на крыше здания был устроен маяк, перенесенный в скором времени на отдельно построенную рядом башню, разрушенную в годы первой мировой войны. После войны в бывш. резиденции паши был сооружен 2-й этаж для размещения паломников, а в 1928 г. воздвигнут новый маяк под рук. почетного испан. консула в Хайфе Виктора Хермена, который дал маяку название Стелла-Марис (Морская Звезда). В наст. время весь комплекс, резиденция и маяк, занят израильской военной базой. С сер. 50-х гг. ХХ в., когда викарием К. был хорват Антоний Стантич, и мон-рь, и его церковь стали именоваться Стелла-Марис.

Прор. Илия повергает жреца. Скульптура. Скульптор Наджиба Нуфи 1955 г.
Прор. Илия повергает жреца. Скульптура. Скульптор Наджиба Нуфи 1955 г.

Прор. Илия повергает жреца. Скульптура. Скульптор Наджиба Нуфи 1955 г.
Монастырь Мухрака. В 20 км к югу от Хайфы, на юго-вост. вершине К., находится Мухрака (al-Muhraqa по-арабски - «[жертва] всесожжения» или «[место] сожжения»), место, к-рое предание связывает с библейским рассказом о религ. состязании прор. Илии со жрецами Ваала и Ашеры и о его огненном жертвоприношении (3 Цар 18. 31-39). Место «Алтаря Илии» (или «Жертвоприношения прор. Илии») почиталось с раннехрист. времени (Itinerarium Burdigalense. 585 // Itineraria et alia Geographica. Turnhout, 1965. P. 12 (рус. пер.: Бордоский путник 333 г. // ППС. 1882. Т. 1. Вып. 2(2). С. 22)). В визант. эпоху в окрестных пещерах жили правосл. иноки-отшельники. Джамбаттиста св. Алексия обнаружил здесь в 1767 г. небольшой портик, к-рый служил храмом для христиан. Перед ним из 12 камней (подобно жертвеннику прор. Илии) был сооружен престол (Friedman Е. El-Muhraka // Carmel in the Holy Land / Ed. S. Giordano. Arenzano, 1995. P. 151). Эти сооружения были разобраны кармелитами при строительстве ц. прор. Илии. Развалины небольшой мечети оставались в Мухраке до кон. XIX в.

Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.
Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.

Тель-Шикмона. Греч. надпись на мозаичном полу. VI–VII вв.
В 1840 г. архит. Джамбаттиста Святейшего Таинства, создатель монастыря Стелла-Марис, первым высказал идею о строительстве храма на месте «Жертвоприношения прор. Илии». В 1858 г. Мухрака была приобретена кармелитами (10 тыс. франков на покупку пожертвовал испанский кармелит Григорий Св. Креста († 1868)). В 1867 г. здесь была построена небольшая капелла прор. Илии с несколькими кельями для монахов. Она перестраивалась неск. раз. Существующее здание церкви, отличающееся простотой архитектуры и интерьера, построено архитектором-кармелитом Антонием Иисуса в 1883 г. и отреставрировано в 1965 г. Престол, подобно жертвеннику прор. Илии, сложен из 12 необработанных камней. В годы перед первой мировой войной (с окт. 1907 до июля 1913) в Мухраке действовала Апостольская коллегия - небольшая духовная семинария с учениками из маронитских семей.

В монастырском саду на пьедестале установлена мраморная статуя прор. Илии, занесшего меч над поверженным жрецом (работа назаретского скульптора Наджиба Нуфи, 1955). На торжественном открытии памятника присутствовал генерал-супериор ордена, впосл. кард. Анастасио Альберто Баллестреро. Недалеко от статуи на небольшой колонне помещен кусок оплавленного камня; считается, что он опален священным огнем, к-рый сошел с неба по молитве прор. Илии.

Русские участки на К. Интерес российских гос. и церковных деятелей к К., возникший в 60-х гг. XIX в., был связан с предвидением руководителями Палестинского комитета буд. значения Хайфы как главного порта Св. земли. По указанию управляющего делами Комитета Б. П. Мансурова русским консульским агентом в Хайфе Константином Аверино в 1864 г. был куплен небольшой участок земли близ моря для строительства странноприимного дома. Дополнительная территория рядом была приобретена в 1889 г. ИППО, которое построило здесь 3-этажное здание (разрушено во время арабо-израильской войны 1948 г., участок продан по соглашению в 1964 (Россия в Св. Земле. 2000. Т. 1. С. 714)). По соседству, возле мечети Харуна аль-Махджура, Палестинскому об-ву принадлежал еще один участок, называемый в документах «приморским». В 1902 г. был приобретен участок с садом и усадьбой, на к-ром разместилось подворье им. В. А. Сперанского (названо в честь жертвователя, на средства к-рого куплена эта земля) (Там же. С. 668-687, 713-714).

Русская духовная миссия (РДМ) развернула свою деятельность на К. и в Хайфе позже. В 1906-1907 гг. начальник РДМ архим. Леонид (Сенцов) приобрел на Назаретской ул. в Хайфе 2 смежных участка земли общей площадью 3712 кв. м. В 1911 г. здесь было построено 2 дома для размещения паломников (до 500 чел.), направлявшихся в Назарет и Тивериаду, и основано подворье РДМ, получившее к 300-летию Дома Романовых с разрешения правительства и Святейшего Синода почетное наименование «Романовское». В 1922 г., после смерти архим. Леонида (1918), участок был перерегистрирован властями Британского мандата на РДМ.

Создание нового подворья вызвало соперничество и борьбу за паломников между РДМ и ИППО. Как докладывал Совету ИППО управляющий рус. подворьями в Палестине П. И. Ряжский, «в Хайфе Общество давно имеет подворье имени полковника Сперанского, которое вполне удовлетворяло небольшому числу паломников, посещавших этот город (около 200 в год). Миссия на той же улице и против ворот подворья Общества приобрела небольшой и крайне неудобный участок земли, затем постепенно его расширила за счет соседей с крупными издержками и, построив новое подворье, отдало его в заведование монастырской послушницы». На примере ситуации с Хайфским подворьем Ряжский сделал вывод, что «если Миссия позволит себя увлечь, в ущерб своим прямым задачам, на путь устройства и умножения по разным городам Палестины, даже не имеющим священного значения, гостиниц и подворий… разрозненные действия двух учреждений неизбежно поведут к непроизводительной трате русских сил и народных денег» (О взаимоотношениях Императорского Православного Палестинского Общества и Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Докладная записка заведующего Русскими подворьями в Иерусалиме П. И. Ряжского в Совет Императорского Православного Палестинского Общества. Петроград, 11 мая 1916 г. // АВПРИ. Ф. РИППО. Оп. 873/1. Д. 592а. Л. 40-51).

В ситуацию сочла необходимым вмешаться вел. кнг. Елисавета Феодоровна, председатель ИППО. Вел. княгиня писала архим. Леониду 4 сент. 1913 г.: «Вы отлично сознаете значение Палестинского Общества, и, думаю, не можете сомневаться, как дорого мне это дело. Тем более меня поразило, когда, следя за работой Общества, мне пришлось натолкнуться на некоторые случаи в вашей деятельности, которые на меня произвели впечатление, как будто они направлены против нас (т. е. против ИППО.- Авт.). Простите, если Я откровенно выскажу Вам мой взгляд. Я огорчилась, узнав, что Миссия построила подворья там, где существуют наши, как, например, в Кайфе. Мы должны утвердиться в Кайфе, как в пункте будущего сосредоточения управления всем паломническим движением по Галилее. Я очень жалею, что именно там Вы купили землю и строите подворье рядом с нашим. Я опасаюсь, что через это обострятся отношения» (Там же. Л. 25-26).

Важным результатом деятельности РДМ на К. стали возведение и освящение храма во имя прор. Илии. Для этого, как сообщал архим. Леонид в «Записке о результатах деятельности в 1903-1914 гг.» (Иерусалим, 20 марта 1914), «близ города Кайфы на горе Кармиле пять лет тому назад был приобретен еще один большой участок (21 тыс. кв. м.- Авт.) с густым кедровым лесом» (Архив РДМ. П. 13. Д. 233. Листы в деле не нумерованы). Но строительство задуманного храма столкнулось с препятствиями со стороны как тур. светских, так и греч. духовных властей. Для избежания затруднений архим. Леонид повел дело так, будто он строит не церковь, а небольшое здание под столовую для рус. паломников. Позже, в 1912 г., начались хлопоты перед тур. правительством о разрешении сделать из «столовой» церковь. К нач. 1913 г. совместными усилиями МИД и российского посольства в К-поле был получен султанский фирман на создание церкви. К зданию был пристроен алтарь, воздвигнута 2-ярусная колокольня и сделан иконостас из серого мрамора. Небольшой крестообразный в плане храм по сравнению с рус. церквами в Иерусалиме не отличался ни архитектурным, ни иконописным богатством. Для получения разрешения на освящение архим. Леонид объявил, что храм воздвигнут «в память 300-летия царствования Дома Романовых» (Срочное донесение начальника РДМ в Иерусалиме архим. Леонида в Св. Синод от 27 авг. 1913 г. // Россия в Св. Земле. 2000. Т. 2. С. 114). Но Иерусалимская Патриархия тем не менее тормозила решение вопроса, требуя ходатайств на имя Иерусалимского патриарха то от консульства, то от посольства, то от Святейшего Синода. Лишь 14 нояб. 1913 г. рус. храм во имя прор. Илии на горе К. был торжественно освящен Иерусалимским патриархом Дамианом. «Во внимание к благожелательному отношению к русским паломникам в Святой Земле и трудам по освящению сооруженного на библейской горе Кармил в ознаменование трехсотлетнего юбилея Императорского Российского Царствующего Дома Романовых храма во имя святого пророка Илии» российский имп. Николай II 20 марта 1914 г. «всемилостивейше сопричислил» патриарха Дамиана к ордену св. Александра Невского (Высочайшая грамота на имя Блаженнейшего Патриарха Дамиана // АВПРИ. Ф. РИППО. Оп. 873/1. Д. 14. Л. 17).

После 1917 г. ц. прор. Илии на К. нек-рое время бездействовала из-за отсутствия священника. В 20-30-х гг. XX в. здесь служил прот. Николай, араб по происхождению (похоронен на территории рус. участка рядом с храмом). В 40-х гг. ХХ в. настоятелем храма был член РДМ в Иерусалиме архим. Авраамий. В 1948 г., сразу после возобновления деятельности в Св. Земле РДМ Московского Патриархата, о. Авраамий перешел под омофор Патриарха Алексия I (Лисовой Н. Н. Русское духовное и полит. присутствие на Св. земле и на Ближ. Востоке в XIX - нач. XX в. М., 2006. С. 403-404). Службы в храме совершались лишь изредка, при приезде паломнических групп.

После посещения в 1991 г. ц. прор. Илии патриархом Алексием II в ходе его паломничества на Св. землю для этого храма был рукоположен священник - о. Мирослав Витив (родом из Прикарпатья, выпускник ЛДА). В 2000 г. после реконструкции церковь была освящена Алексием II. Среди др. рус. церквей в Израиле она отличается активной приходской жизнью. В престольный праздник - в день памяти прор. Илии в храм по традиции приходят также и араб. жители Хайфы. Служба ведется попеременно на церковнослав. и араб. языках, крестный ход сопровождается парадом бойскаутов с барабанами и трубами.

Лит.: Освящение рус. храма во имя св. прор. Илии на горе Кармиле: Корреспонденция из Иерусалима // СИППО. 1914. Т. 25. Вып. 1. С. 94-103; Bagatti B. Relatio excavationibus archaeologicis in S. Monte Carmelo: Nota storico-archeologica sul monastero di S. Brocardo in seguito ai lavori praticati nel 1958 // Acta Ordinis Carmelitarum Discalceatorum. R., 1958. Vol. 3. P. 227-288; Ovadiah A. Elijah's Cave, Mount Carmel // IEJ. 1966. Vol. 16. P. 284-285; idem. Inscriptions in the Cave of Elijah // Qadmoniot. Jerusalem, 1969. T. 2. P. 99-101 (на иврите); Friedman Е. The Medieval Abbey of St. Margaret of Mount Carmel // Ephemerides Carmeliticae. R., 1971. T. 22. P. 295-348; idem. The Antiquities of El-Muhraqa and I Kings 18, 31 // Ibid. P. 95-104; idem. The Latin Hermits of Mount Carmel: A Study in Carmelite Origins. R., 1979; idem. El-Muhraqa (The Sacrifice - Keren Ha-Karmel): Here Elijah Raised his Altar. R., 1986; Ovadiah A., Silva C. G., de. Supplementum to the Corpus of the Byzantine Churches in the Holy Land // Levant. L., 1984. Vol. 16. P. 146-147; Nitowski E. (Sister Damian of the Cross). The 1987 Preliminary Season in the Wadi es Siah: Mount Carmel Project. Salt Lake City, 1987; eadem. The Preservation and Restoration of the Monastic Ruins in the Wadi es Siah based on the 1987 Preliminary Report: Mount Carmel Project. Salt Lake City, 1987; eadem. The Mount Carmel Project: 1988 Spring Season. Salt Lake City, 1989; eadem. Horvat Minzar // Excavations and Surveys in Israel. Jerusalem, 1988/1989. Vol. 7/8. P. 134; Nitowski E., Qualls C. Spring 1991 Short Field Report: Mount Carmel Project, 6th Season. Salt Lake City, 1991; Il Carmelo in Terra Santa dalle origini ai giorni nostri / A cura di S. Giordano. Arenzano, 1994. P. 92-105, 121; Pringle D. The Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem: A Corpus. Camb.; N. Y., 1998. Vol. 2: L-Z. Р. 226-229, 244-248, 249-257; Лисовой Н. Н. Приди и виждь: Cвидетельства Бога на земле. М., 2000. С. 244-245; он же. Откровение Св. Земли: Опыт правосл. путеводителя. М., 2012. С. 462-470; Россия в Св. Земле: Док-ты и мат-лы / Сост.: Н. Н. Лисовой М., 2000. 2 т.; Ovadiah A., Turnheim Y. Elijah's Cave on Mt. Carmel // Idem. Roman Temples, Shrines and Temene in Israel. R., 2011. P. 43-46; Храм Илии Пророка на горе Кармил: [Буклет]. Б. м., б. г.
Н. Н. Лисовой
Ключевые слова:
Города библейские География библейская, область библеистики, изучающая географические представления библейских авторов, а также историческую географию региона, с которым связаны события библейской истории Археология библейская, отрасль библеистики, изучающая Священное Писание в свете открытий, совершаемых археологией на Древнем Востоке - в Малой Азии, Месопотамии, Восточном Средиземноморье, Египте и др. связанных с ними территориях Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Святая Земля) Кармил, горный кряж вулканического происхождения на северо-западе Израиля
См.также:
АВИЛА древний город, центр тетрархии Авилинеи
АЗЕК город в Северной Иудее
АСКАЛОН г. на юге Израиля, один из 5 главных филистимских городов
АСОР город на севере Ханаана
БЕФ-САН (Вефсан), город в уделе колена Манассии
ГАДАРА город Десятиградия, лежавший к юго-востоку от Галилейского моря (совр. Тивериадское оз.)
ГАЙ название города в центральной части Палестины
ГЕВА город в уделе колена Вениаминова
ГЕЗЕР г. в Ханаане, упоминаемый в ВЗ на вост. границе владений филистимлян в связи с войнами
ГЕРАР г. на юге Ханаана, к западу от пустыни Негев