Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИПОСТАСИ
Т. 26, С. 176-180 опубликовано: 2 февраля 2016г.


ИПОСТАСИ

[большие ипостаси; греч. μεγάλαι ὑποστάσεις], вид знаков византийской нотации.

Терминология и свидетельства источников

Большие ипостаси в Протеории XIV в. (РНБ. Греч. № 494. Л. 2 об.– 3)
Большие ипостаси в Протеории XIV в. (РНБ. Греч. № 494. Л. 2 об.– 3)

Большие ипостаси в Протеории XIV в. (РНБ. Греч. № 494. Л. 2 об.– 3)
В древнегреч. риторике этот термин обозначал фигуру речи, служащую для полного выражения или для развития к.-л. идеи (см.: Greek-English Lexicon: With a Suppl. / Ed. H. G. Liddel et al. R., 1968. Oxf., 1990. P. 1895). В визант. певч. искусстве И. получил развитие в контексте средневизант. нотации (XII - сер. XIX в.) и был тесно связан с хирономией - искусством управления хором с помощью особых жестов (см.: Moran. 1986; Hickmann. 1996; Σπυράκου. 2008). Мн. формы И. в качестве составных знаков появились уже в ранневизант. нотации (сер. X - кон. XII в.; см.: Floros. 1965), некоторые из И. сохранились в нотации Нового метода (с 1814; см.: Χρύσανθος ἐκ Μαδύτων. 1832; Καράς. 1955, 1976, 1982).

С XIV в. в теоретических трактатах термин μεγάλαι ὑποστάσεις использовался как синоним терминов μεγάλα σημάδια (большие знаки) или ἄφωνα σημάδια (неинтервальные знаки) и обозначал группу из порядка 40 знаков, к-рые противопоставляются т. н. звучащим, т. е. интервальным, знакам (ἔμφωνα σημάδια). См. таблицу 1, составленную по Пропедии 1713 г. Филофея, сына Аги Жипы (изд.: Filothei, sin Agăi Jipei. Psaltichia Rumănească / Ed. S. Barbu-Bucur. Bucureşti, 1984. T. 2: Anastasimatar P. 65-67, 113-120. (Izvoare ale muzicii româneşti; VII B)), и по Пападики XV в. (Vat. Barb. gr. 300. Fol. 2-4v; изд.: Floros. 1970. Bd. 3. Platten 3-8; см. также: Alexandru. 2000), а также таблицу 7 в ст. «Византийская нотация».

Названия, формы и функции

Перечень И. содержится, напр., в Протеории XIV в. РНБ. Греч. № 494 (Л. 2 об.- 3; см. ил.). Перечисление И. предваряется рубрикой (Л. 2) «О других знаках (σχήματα) большой хирономии, которые также называются великими ипостасями» (см.: Герцман. 1994. С. 35-81, факсимиле: Л. I-XIV). В списке содержится 40 простых и составных знаков, включая некоторые из «больших удлиняющих знаков» (аргий) и различных фтор (модуляционных знаков и/или знаков альтерации). В более поздних перечнях фторы образуют независимую категорию знаков, в то время как нек-рые удлиняющие знаки остаются в числе И.

В трактате иером. Гавриила из монастыря Ксанфопулов (1-я пол.- сер. XV в.) перечислено 36 μεγάλα σημάδια: дипли, параклитики, кратима, килизма, антикенокилизма, тромикон, стрептон, тромикосинагма, псифистон, псифистосинагма, горгон, аргон, ставрос, антикенома, омалон, тематизмос эсо, этерос эксо, эпегерма, паракалезма, этерон, ксирон клазма, аргосинтетон, горгосинтетон, уранизма, аподерма, тес ке апотес, тема аплун, хоревма, псифистопаракалезма, тромикопаракалезма, пиазма, сизма, синагма, энарксис, лигизма, вариа (Gabriel Hieromonachos. 1985. S. 64-65. Zeilen 290-297). В целом Гавриил отмечает, что большие знаки, похожие на знаки просодии в грамматике, служат для ориентации в муз. тексте и устанавливают ритм, динамические характеристики и «другие идеи» мелодии (Ibid. S. 60-61. Zeilen 241-250). Он объясняет большие И. одну за другой, основываясь на их этимологии. Так, об эпегерме (от ἐπεγείρω - пробуждать, возбуждать, возводить) Гавриил пишет, что она «врывается как ниспадающий горный поток и воспроизводит интервалы» (Ibid. S. 70-71. Zeilen 363-364).

Большие ипостаси средневизантийской нотации
Большие ипостаси средневизантийской нотации

Большие ипостаси средневизантийской нотации

Эпегерма. 1. Начертания и лигатуры
Эпегерма. 1. Начертания и лигатуры

Эпегерма. 1. Начертания и лигатуры
Эпегерма. 2. Формула (тесис) и ее транскрипции
Эпегерма. 2. Формула (тесис) и ее транскрипции

Эпегерма. 2. Формула (тесис) и ее транскрипции
Перечни невм и учебные песнопения визант. и поствизант. периодов дают репрезентативную выборку формул (т. н. тесисов), связанных с И. В таблице 2 представлены различные начертания знака эпегермы, формула (тесис) эпегермы из «Большого исона» прп. Иоанна Кукузеля (1-я пол. XIV в.) (по Аколуфии Athen. Bibl. Nat. 2458, 1336 г.), а также ее пространный «экзегезис», выполненный хартофилаксом Хурмузием Гиамалисом (нач. XIX в.) (изложен по изд.: Ταμεῖον ἀνθολογίας. 1980. Σ. 460-461; под нотным станом указаны нек-рые слоги «псевдопараллаги», напр.: ΨΚε - «псевдоке», т. е. транспонированная ступень «ке»; см. также: Floros. 1970. Bd. 1. S. 144-146; Alexandrou. 2000. Bd. 1. S. 121; Bd. 2. S. 45; Bd. 3. S. 3). Пространный «экзегезис» представляет собой традиц. расшифровку-перевод эпегермы согласно способам интерпретации, называемым δρόμος ὀργανικός (букв.- органический путь) и ἀργὸν μέλος (пространный мелос) (см. рукописи Апостола Констаса Хиосского, нач. XIX в.).

Цвета, расположение, частота использования

В рукописях со средневизантийской нотацией И. записаны черными или красными чернилами. В поздней традиции (напр., в рукописях Апостола Констаса) различие по цвету стало связываться со значением знака, т. е. с полным (длительным) «действием» (ἐνέργεια), в случае когда чернила черные, и с частичным (кратким) «действием» для знаков, написанных красными чернилами.

И. обычно расположены под интервальными знаками. Если на ранней, развивающейся и развитой стадиях средневизант. нотации И. использовались умеренно, то на поздней стадии, связанной с появлением и распространением калофонического пения (гл. обр. с нач. XIV в.), увеличиваются количество И. и число их разновидностей, многие из них стали записываться красными чернилами. Частое использование красных И. в новом украшенном стиле периода возрождения греч. певч. искусства (1650-1720, согласно М. Хадзиякумису) может быть связано с графической кодификацией хирономии в то время, когда развитое искусство управления хором стало предаваться забвению.

В этот же период (с 1670, начиная со свящ. Баласиса) в качестве параллельного феномена появляется фиксируемый муз. «экзегезис», для к-рого характерна запись мелодического рисунка более аналитическим способом, т. е. с использованием большего числа интервальных знаков и меньшего числа различных видов И.

Музыкальное значение

И. исследовали многие ученые начиная с кон. XVIII в. (напр., Г. А. Виллото, О. Флетчер, К. Псахос, Г. Тильярд, Э. Веллес, Д. Кономос, С. Карас, К. Флорос, Г. Статис, Г. Амаргианакис, Ф. Апостолопулос, И. Арванитис, К. Трёльсгор и др.). Мн. зап. палеографы интепретируют И. прежде всего как знаки выразительности, в то время как ученые в Греции, придерживающиеся традиционного направления, подчеркивают связь И. с различными формами «экзегезиса», особенно в процессе «расширения» мелоса в «пространном» методе интерпретации (см. таблицу 2). На совр. уровне изучения проблемы можно заключить, что И. принадлежат к муз. традиции, в к-рой устная практика имела решающее значение. В средневизантийской нотации И. связаны со структурированием мелоса и с муз. формообразованием (англ. shaping; нем. Gestaltung) в областях 1) времени (ритма, агогики), 2) ладового пространства (различных уровней орнаментации - от простых украшений до сложных трансформаций мелодического «остова» и модуляций/альтераций), 3) выразительных средств (динамики, артикуляции, расцвечивания, фразировки, характера). В частности, понятие орнаментации (украшения) в визант. пении обозначает многоуровневый феномен и не может быть сведено к простому расцвечиванию в смысле, принятом в зап. музыке трех последних веков. В мелизматических типах «экзегезиса» украшение может включать в себя расширение амбитуса и ладового пространства с помощью модуляций. Т. о., запись в средневизант. нотации песнопения, относящегося к пападическому или к древнему стихирарическому стилю (англ. genre), являет собой музыкальный «остов», т. е. фиксирует только основные тоны, к-рые предлагается называть «метрофонической структурой» (т. е. основными интервалами) мелодического рисунка, к-рый, однако, должен быть воспроизведен особым мелизматическим образом согласно устной традиции, чтобы в итоге получить адекватную звуковую картину песнопения (подробнее см. в исслед.: Alexandrou. 2000. Bd. 1. S. 196-362; Bd. 3. S. 8-112). Использование И. помогало определить способ исполнения невменного текста, облегчало его запоминание и позволяло певцам и мелургам быстро использовать свои навыки (см.: Sloboda. 1985; Danuser. 1998). По крайней мере до XVII в. И. были связаны с разработанной системой жестов (хирономией). Более того, стало очевидным, что существуют различные традиц. способы расшифровки («экзегезиса») - силлабическая, краткая мелизматическая и пространная мелизматическая (ср. работы И. Арванитиса и С. Караса) - и что средневизант. невмы развились в течение веков в контекстно-зависимую нотацию (context sensitive - термин Д. Янну; см.: Πρακτικά. 2001), где конкретное значение каждой И. могло зависеть от неск. факторов: 1) от типа мелоса (напр., древнего, классического, калофонического, нового украшенного, нового краткого), стиля (англ. genre; напр., стихирарического или пападического), жанра (напр., славника или херувимской), способа интерпретации (т. н. δρόμος, связанного с мелодической тканью песнопения, напр. быстрой силлабической или медленной мелизматической), темпа; 2) от формулы и ее положения в муз. фразе; 3) от мелодического (звуковысотного) уровня и гласа, в к-ром употребляется формула; 4) от условий исполнения (степени праздничности, места, хорового или сольного исполнения), а также от исполнительского стиля (школы или певца).

Контекстно-независимая (англ. context insensitive) транскрипция И. с помощью 5-линейной нотации, не учитывающая мелодических особенностей, может считаться лишь схематической (diplomatic transcription - Lingas. 2003). Палеографические исследования последнего десятилетия и дальнейшие изыскания, вероятно, позволят раскрыть конкретное муз. значение И. в контексте различных типов мелоса, стилей и жанров певч. искусства в определенные периоды их исторического существования.

Арх.: Πρακτικά της αριθμ. 225/18.12.2001 κοινής συνεδρίασης του Εκλεκτορικού Σώματος και της Γενικής Συνέλευσης του Τμήματος Μουσικών Σπουδών της Σχολής Καλών Τεχνών, Αριστοτέλειο Πανεπιστήμιο Θεσσαλονίκης. [Θεσσαλονίκη, 2001]. Σ. 9.
Изд.: Ταμεῖον ἀνθολογίας. Θεσσαλονίκη, 1980. Τ. 1/1: ᾿Ακολουθία τοῦ σπερινοῦ. (Βιβλιοθήκη ᾿Εκκλησιαστικῆς Μουσικῆς Β. Ριγοπούλου; 1).
Ист.: Villoteau G. A. De l'état actuel de l'art musical en Égypte. P., 18262; Χρύσανθος ἐκ Μαδύτων, ἀρχιεπ. Δυρραχίου. Θεωρητικόν μέγα τῆς μουσικῆς / ᾿Εκδ. ὑπὸ Π. Γ. Πελοπίδου. Τεργέστη, 1832; Καράς Σ. Μέθοδος τῆς ῾Ελληνικῆς Μουσικῆς. ᾿Αθῆναι, 1982. Τ. 1. Τεῦχος 1/2: Θεωρετικόν; Gabriel Hieromonachos. Abhandlung über den Kirchengesang / Hrsg. C. Hannick, G. Wolfram. W., 1985. (MMB. CSRM; 1); Герцман Е. В. Петербургский теоретикон. Од., 1994; Alexandrou M. Koukouzeles' Mega Ison: Ansätze einer krit. Edition // CIMAGL. 1996. Vol. 66. P. 3-23; Die Erotapokriseis des Pseudo-Johannes Damaskenos zum Kirchengesang / Hrsg. G. Wolfram, C. Hannick. W., 1997. (MMB. CSRM; 5); Μαυροειδής Μ. Οι μουσικοί τρόποι στην Ανατολική Μεσόγειο̇ Ο βυζαντινός ήχος, το αραβικό μακάμ, το τούρκικο μακάμ. Αθήνα, 1999; ᾿Αποστολόπουλος Θ. ῾Ο ᾿Απόστολος Κώνστας ὁ Χῖος κα ἡ συμβολή του στὴν θεωρία τῆς Μουσικῆς Τέχνης: Μουσικολογικὴ θεώρηση ἀπὸ ἄποψη ἱστορική, κωδικογραφική, μελοποιητικὴ κα θεωρετική / ᾿Εκδ. ὁ Γ. Στάθης. ᾿Αθήναι, 2002. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 4).
Лит.: Thibaut J. B. Étude de Musique Byzantin: La Notation de Koukouzélès // ИРАИК. 1900. Т. 6. Вып. 2/3. С. 361-396; Fleischer O. Neumen-Studien: Abhadl. über mittelalterliche Gesangs-Tonschriften. Lpz., 1904. Pt. 3: Die spätgriechische Tonschrift; Ψάχος Κ. ῾Η Παρασημαντικὴ τῆς Βυζαντινῆς Μουσικῆς. ᾿Αθῆνα, 1917, 19782; Tillyard H. J. W. Handbook of the Middle Byzant. Musical Notation. Copenhague, 1935, 19702. (MMB. Subs.; Vol. 1. Fasc. 1); Καράς Σ. ῾Η ὀρθὴ ρμηνεία κα μεταγραφὴ τῶν βυζαντινῶν μουσικῶν χειρογράφων // Πεπραγμένα τοῦ Θ´ Διεθνοῦς Βυζαντινολογικοῦ Συνεδρίου (Θεσσαλονίκη, 12-19 ᾿Απριλίου 1953). ᾿Αθήνα, 1955, 1990r. Τ. 2. Σ. 140-149, ά-θ´, εἰκόνες 1-9; idem. ῾Η βυζαντινὴ μουσικὴ παλαιογραφικὴ ἔρευνα ἐν ῾Ελλάδι. ᾿Αθῆναι, 1976; Floros C. Die Entzifferung der Kondakarien-Notation // Musik des Ostens. Kassel, 1965. Bd. 3. S. 7-71; 1967. Bd. 4. S. 12-44; idem. Universale Neumenkunde. Kassel, 1970. 3 Bde; Haas M. Byzantinische und slavische Notationen. Köln, 1973. (Paläographie der Musik; Bd. 1); Conomos D. Byzantine Trisagia and Cheroubika of the 14th and 15th Cent.: A Study of Late Byzant. Liturgical Chant. Thessal., 1974; Στάθης Γ. Θ. ῾Η παλαιὰ βυζαντινὴ σημειογραφία κα τὸ πρόβλημα μεταγραφῆς της εἰς τὸ πεντάγραμμον // Βυζαντινά / Κέντρον Βυζαντινῶν ἐρευνῶν φιλοσοφικῆς σχολῆς ᾿Αριστοτελείου πανεπιστημίου. Θεσσαλονίκη, 1975. Τ. 7. Σ. 193-220, 427-460; idem. ῾Η ἐξήγησις τῆς παλαιᾶς βυζαντινῆς σημειογραφίας. ᾿Αθῆναι, 1978. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 2); idem. «Δεινα θέσεις» κα «᾿Εξήγησις» // JÖB. 1982. Bd. 32. N 7. S. 49-61; idem. ᾿Αναγραμματισμο κα μαθήματα. 19922; Sloboda J. The Musical Mind: The Cognitive Psychology of Music. Oxf., 1985. (Oxford Psychology Ser.; 5); Moran N. K. Singers in Late Byzantine and Slavonic Paintings. Leiden, 1986. (Byzantina Neerlandica; 9); Troelsgård C. The Role of «Parakletike» in Palaeobyzantine Notations // Palaeobyzantine Notations. Hernen, 1995. [Vol. 1]: A Reconsideration of the Source Material / Ed.: J. Raasted, C. Troelsgård. P. 81-117; idem. Byzantine Neumes: A New Introd. to the Middle Byzant. Musical Notation. Copenhagen, 2011. (MMB. Subs.; 9) (в печати); Hickmann E. Handzeichen // MGG. 19962. Bd. 4. Sp. 6-14; Amargianakis G. The Interpretation of the Old Sticherarion // Byzantine Chant: Tradition and Reform: Acts of a Meeting held at the Danish Institute at Athens, 1993 / Ed. C. Troelsgård. Athens, 1997. P. 23-514. (Monographs of the Danish Inst. at Athens; 2); Arvanitis I. A Way to the Transcription of Old Byzantine Chant by means of Written and Oral Tradition // Ibid. P. 123-141; idem (᾿Αρβανίτης ᾿Ι.). ῾Η ρυθμικὴ κα μετρικὴ δομὴ τῶν βυζαντινῶν εἱρμῶν κα στιχηρῶν ὡς μέσο κα ὡς ἀποτέλεσμα μιᾶς νέας ρυθμικῆς ρμηνείας τοῦ βυζαντινοῦ μέλους // Οἱ δύο ὄψεις τῆς λληνικῆς μουσικῆς κληρονομίας: ᾿Αφιέρωμα εἰς μνήμην Σ. Περιστέρη: Πρακτικὰ τῆς Μουσικολογικῆς Συνάξεως, 10-11 Νοεμβρίου 2000 / ᾿Επιμέλεια ἐκδόσεως: ᾿Ε. Μακρής. ᾿Αθῆναι, 2003. Σ. 151-176; idem. ᾿Ενδείξεις κα ἀποδείξεις γιὰ τὴν σύντομη ρμενεία τοῦ Παλαιοῦ Στιχηραρίου // Θεωρία κα Πράξη τῆς Ψαλτικῆς Τέχνης: Τὰ γένη κα τὰ εἴδη τῆς βυζαντινῆς ψαλτικῆς μελοποιΐας: Πρακτικὰ Β´ Διεθνοῦς Συνεδρίου Μουσικολογικοῦ κα Ψαλτικοῦ, ᾿Αθήνα, 15-19 ᾿Οκτωβρίου 2003 / ᾿Εκδ. Γ. ᾿Αναστασίου. ᾿Αθήνα, 2006. Σ. 233-253; idem. Ο ρυθμός των εκκλησιαστικών μελών μέσα από τη παλαιογραφική έρευνα και εξήγηση της παλαιάς σημειογραφίας: Η μετρική δομή των παλαιών στιχηρών και ειρμών: Διατριβή. Κορφοί, 2010. 2 τ.; Χατζηγιακουμής Μ. ῾Η ἐκκλησιαστικὴ μουσικὴ τοῦ ῾Ελληνισμοῦ μετὰ τὴν ῞Αλωση (1453-1820): Σχεδίασμα ἱστορίας. ᾿Αθῆναι, 1999; Danuser H. Vortrag // MGG. 19982. Bd. 9. Sp. 1817-1836; Alexandrou M. Studie über die «grossen Zeichen» der byzant. musikalischen Notation, unter besonderer Berucksichtigung der Periode vom Ende des 12. bis Anfang des 19. Jh.: Diss. Copenhagen, 2000. 3 Bde; eadem. Zu dem Neumenkomplex «Kylisma, Antikenokylisma, Lygisma» in der Byzant. Musik // Palaeobyzantine Notations. Leuven; P.; Dudley (Mass.), 2004. Vol. 3: Acta of the Congress held at Hernen Castle, The Netherlands, in March 2001 / Ed. G. Wolfram. P. 243-297. (Eastern Christian Stud.; 4); eadem (᾿Αλεξάνδρου Μ.). ᾿Εξηγήσεις κα μεταγραφὲς τῆς βυζαντινῆς μουσικῆς: Σύντομη εἰσαγωγὴ στὸν προβληματισμό τους. Θεσσαλονίκη, 2010; Lingas A. Performance Practice and Politics of Transcribing Byzantine Chant // Le chant byzantin: état des recherches: Actes du colloque tenu du 12 au 15 décembre 1996 à l'Abbaye de Royaumont. Iaşi, 2003. P. 56-76. (Acta Musicae Byzantinae; 6); Panagiotidis P. The Automelon-Prosomoion «O marvellous wonder!» in the 1st Authentic Mode and its Forms of Composition // Idem (Παναγιωτίδης Π.). Θέματα Ψαλτικής: Μελέτες στήν Εκκλησιαστική Μουσική. Κατερίνη, 2003. Σ. 161-192. (Ψαλτικά Ανάλεκτα; 2); Σπυράκου ᾿Ε. Οἱ χορο ψαλτῶν κατὰ τὴν βυζαντινὴ παράδοση / ᾿Εκδ. Γ. Στάθης. ᾿Αθήναι, 2008. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 14).
М. Александру
Ключевые слова:
Византийская нотация, система записи мелоса церковного пения, распространившаяся в Византийской империи начиная с X в. Ипостаси [большие ипостаси], вид знаков византийской нотации
См.также:
АФАНАСИЙ V (Маргуний), Патриарх К-польский (1709-1711)
ВИЗАНТИЙСКАЯ НОТАЦИЯ система записи мелоса церковного пения, распространившаяся в Византийской империи с X в.
КРАТИМА визант. муз. термин.