Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИЕФФАЙ
Т. 21, С. 512-513 опубликовано: 28 июля 2014г.


ИЕФФАЙ

[евр.  ,   греч. ᾿Ιεφθάε], один из судей израильских (ок. XII в. до Р. Х.). Имя Иеффай происходит от составного имени Ифтах-Ел, употребляемого как топоним (  - «Бог открывает [утробу] / освобождает [из плена]» (Нав 19. 14, 27)). Именем Иффах (Ифтах) ( ) также называется город в Иудее в долине Шефела (Нав 15. 43). И. был вождем евр. народа в течение 6 лет (Суд 11. 1-12. 7). Незаконнорожденный сын Галаада и блудницы, И. был изгнан сводными братьями из отцовского дома и лишен земельного надела. Поселившись в земле Тов (возможно, совр. Эт-Тайиба), он стал предводителем таких же, как он, беглых и безземельных людей (ср. подобный отряд прор. Давида, к-рый воевал против Саула - 1 Цар 22. 2; 27. 8-9, 30).

За то, что израильтяне начали служить языческим богам, Господь их покарал. Попав под власть иноплеменников, народ израильский воззвал к Господу, Который смилостивился над ним, ибо «не потерпела душа Его страдания Израилева» (Суд 10. 16), и послал им в качестве избавителя И. Старейшины израильские, собравшись в святилище в Массифе (Мицпе), призвали И., чтобы противостоять нашествию аммонитян, к-рые стояли станом при Галааде. И. был поставлен пред лицом Господа «вождем» (Суд 11. 6; евр.   в Книге Судей Израилевых употребляется только по отношению к И.) и «начальником [  - главой] всех жителей Галаадских» (Суд 11. 8, 11). Вторжение аммонитян было вызвано территориальным спором (Числ 21). Аммонитяне утверждали, что земля «от Арнона до Иавока и Иордана» (Суд 11. 13) изначально принадлежала им, требуя у израильских старейшин вернуть ее. Как представитель народа И. пытался убедить аммонитян в праве Израиля на спорную территорию и в бессмысленности дальнейшего противостояния (Суд 11. 12-28). С этой целью И. послал ко двору аммонитского царя 2 посольства. В ответ царь сообщил послам, что бог Хамос (Кемош) (бог моавитян - cм.: Числ 21. 29; 3 Цар 11. 7) отдал эту землю аммонитянам (Суд 11. 24). На основании этого текста нек-рые исследователи делали вывод, что переговоры на самом деле проходили с моавитянами (Lawson K. Y. Judges & Ruth. Grand Rapids, 2002. P. 257). Также было высказано предположение, что в этом рассказе смешаны разные повествования, одно из к-рых отражало более древний конфликт израильтян с моавитянами (The Book of Judges / Ed. C. F. Burney. N. Y., 1970r. P. 298-305). Заключительные слова И.: «Господь Судия да будет ныне судьею между сынами Израиля и между Аммонитянами!» (Суд 11. 27) - ознаменовали окончание переговоров и начало вооруженного конфликта. Победа И. привела к войне с представителями колена Ефрема, к-рые, претендуя на главенствующее место среди др. колен, были недовольны тем, что не приняли участия в битве против аммонитян. И. пытался мирно разрешить это противостояние, но ефремляне объявили войну и перешли р. Иордан при Цафоне. После сражения И. приказал устроить заставы вдоль Иордана для встречи отступающих. Это привело к полному разгрому ефремлян, которые были опознаны из-за того, что неправильно произносили слово «шибболет» ( через начальное ), и уничтожены (Суд 12. 1-6). Описание одержанной И. победы завершается фразой: «Галаад же среди Ефрема и среди Манассии» (Суд 12. 4), к-рая является свидетельством того, что в этот период в израильском об-ве не было единства.

Перед началом битвы с аммонитянами И. обещал Господу «вознести... на всесожжение» то, что «выйдет из ворот дома... навстречу» (Суд 11. 31). Запрещенные законом Моисея (Лев 18. 21; 20. 2-5; Втор 18. 9-10) человеческие жертвоприношения присутствовали только в религ. культе окружающих Израиль языческих народов (Втор 12. 31; 18. 9-10; 4 Цар 3. 27). Поэтому мн. комментаторы считают, что И., принося обет, имел в виду домашних животных, к-рые в те времена жили с человеком под одной крышей (Judges / Ed. R. G. Boling. Garden City; N. Y., 1975. P. 208. (AYBC; 6а)). Однако первой поздравить И. с победой вышла его незамужняя дочь, которая с покорностью приняла свою участь, попросив только о 2 месяцах отсрочки, чтобы оплакать свою участь. Эта история послужила основой для возникновения у израильских женщин ежегодного ритуала плача в течение 4 дней (Суд 11. 29-40). Мн. совр. исследователи видят в этом рассказе повествование, в назидательных целях раскрывающее происхождение обряда оплакивания у евр. женщин (Boling. Jephthah. P. 682; Brettler M. Z. The Book of Judges. L.; N. Y., 2002. P. 107). Мотив о принесении ребенка в жертву встречается в сказаниях о героях античности, напр. в истории с критским царем Идоменеем, к-рый, возвращаясь после сражения в Трое и попав в сильный шторм, обещал принести в жертву Прометею первого человека, к-рого встретит на берегу (ср. также принесение в жертву героем Троянской войны Агамемноном своей дочери Ифигении или Поликсены, дочери Приама - Gunn. Judges. P. 137).

Уже Иосиф Флавий, отмечая добродетель дочери И., к-рая «не сочла за чрезмерное несчастие поплатиться жизнью за победу отца и за восстановление свободы своих сограждан» (Ios. Flav. Antiq. V 7. 10) считал, что это жертвоприношение «было и незаконно и не угодно Господу Богу» (Ibid.). По мнению блж. Августина, этот сложный для истолкования отрывок не содержит явной оценки или осуждения со стороны Господа (Aug. Quaest. in Jud. 49. 7). Необдуманный обет И., приведший к убийству собственной дочери, был попущен Господом, чтобы показать недопустимость человеческих жертвоприношений и необходимость приносить обеты Богу по любви, а не по страстям (Ioan. Chrysost. Ad popul. Antioch. XIV 3; Ephraem Syr. In Diatess. X 3. 2; Hieron. Adv. Iovin. I 23. 3). Этот рассказ является прообразом совершенного также по причине поспешно данной клятвы убийства царем Иродом Иоанна Предтечи (Ambros. Mediol. De offic. I 50). Неразумная клятва И. была диавольским искушением (Ioan. Chrysost. Ad popul. Antioch. XIV 3; In Rom. X 6). Дочь И. предвосхищает подвиг христ. дев (Method. Olymp. Conv. decem virg. XI 2; Ephraem Syr. De Nativitate. 2).

В Талмуде сообщается, что из всех осужденных за неосмотрительные клятвы, И. оказался единственным, кто сожалел о своем безрассудстве (Таанит. 4a; Берешит Рабба. 60. 3).

Несмотря на неоднозначный образ, И. является примером искренней веры для ап. Павла, к-рый упоминает его как одного из пророков ВЗ, к-рые «верою побеждали царства, творили правду, получали обетования» (Евр 11. 33).

Лит.: Boling R. G. Jephthah // ABD. Vol. 3. P. 680-683; Ginsberg H. L., Sarna N. M. Jephthah // EncJud. Vol. 11. P. 122-123; Gunn D. M. Judges. Oxf., 2005. P. 133-169.
Э. П. С.
Ключевые слова:
Ветхозаветные персоналии Судьи Израиля Иеффай, один из судей израильских (ок. XII в. до Р. Х.)
См.также:
АОД второй "великий" судья израильский
ГОФОНИИЛ (ок. XIII в). до Р. Х., первый судья Израиля
ДЕВОРА жена Лапидофова, пророчица и одна из судей израильских
ИЛИЙ ветхозаветный первосвященник и судия израильский
ААРОН первый ветхозаветный первосвященник
АВДЕНАГО - см. Вавилонские отроки