Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

НИКЕЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
Т. 49, С. 465-469 опубликовано: 10 августа 2022г. 


НИКЕЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

Государство (1208-1261) с центром в г. Никее (ныне Изник, Турция), существовавшее в сев.-зап. регионах М. Азии, на части территории Византийской империи, которая временно распалась в результате захвата К-поля участниками 4-го крестового похода (см. в ст. Крестовые походы) в апр. 1204 г. Название Н. и. условно, оно утвердилось в совр. научной традиции; современники называли Н. и. империей Романии или Романией. История Н. и. тесно связана с борьбой византийцев за свое спасение и преобразование старой империи в попытке сделать ее жизнеспособной в новой, критической для византийцев ситуации активной лат. экспансии в Вост. Средиземноморье. История Н. и. представляет собой пример напряженной и успешной деятельности ее правителей в рамках государства, Церкви и общества по переосмыслению византийской политической и культурной традиции, идентичности византийцев.

Спас Еммануил. Имп. Феодор I Ласкарь. Серебряный аспер. Аверс. Реверс. 1204–1241 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)
Спас Еммануил. Имп. Феодор I Ласкарь. Серебряный аспер. Аверс. Реверс. 1204–1241 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)

Спас Еммануил. Имп. Феодор I Ласкарь. Серебряный аспер. Аверс. Реверс. 1204–1241 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)
Основателем Н. и. был Феодор I Ласкарь, зять имп. Алексея III Ангела Комнина, к-рый с 1203 г. имел сан деспота и был одним из организаторов обороны К-поля во время нападения крестоносцев. После падения К-поля он бежал в Вифинию, где начал собирать войско, чтобы попытаться освободить К-поль. Никея первоначально не приняла его, но Феодор нашел поддержку в Прусе (ныне Бурса) и в регионе зап. побережья М. Азии, вокруг Смирны (ныне Измир). Феодор использовал родство с Алексеем III как одно из оснований своих политических претензий. В кон. 1204 - нач. 1205 г. латиняне предприняли наступление в Вифинии и Геллеспонте, захватили несколько приморских городов и едва не уничтожили владения Феодора. Ему с трудом удалось удержать Прусу, но он лишился контроля над вост. берегом прол. Геллеспонт (Дарданеллы) и вынужден был заключить союзный договор с иконийским султаном Кей-Хосровом I, который также выступил против латинян. В 1206 г. находившийся в Дидимотихе К-польский патриарх Иоанн X Каматир объявил в послании Феодору о своем отречении, но лично поддержать Феодора отказался. Отречение Иоанна X еще больше обострило религ. конфликт в распавшейся Византии, поскольку крестоносцы в К-поле уже летом 1204 г. возвели на престол своего патриарха Томмазо (Фому) Морозини, а в 1205 г. его избрание получило санкцию от папы Римского Иннокентия III. Латиняне требовали от покоренных византийцев принять примат Римской Церкви и подчиняться в религ. делах лат. духовенству. Поражение крестоносцев от болгар в 1205 г. дало Феодору необходимую передышку, чтобы завершить формирование своего гос-ва. Весной 1207 г. в Никею из К-поля прибыл богослов Николай Месарит, прежде пытавшийся быть посредником между греками и латинянами и вынужденный бежать из К-поля, где нарастало противостояние латинянам. Месарит и многие др. бывшие жители империи разного чина искали в лице Феодора возможного защитника православных (к-польский ипат философов Димитрий Карик, историк и богослов Никита Хониат, риторы Константин Стильб и Георгий Вардан, а также семьи Никифора Влеммида и Арсения Авториана). Спустя десятилетия Никифор и Арсений будут видными деятелями культуры Н. и. Мн. интеллектуалы визант. мира, такие как митр. Афинский Михаил Хониат, были на стороне сопротивлявшегося Феодора, который решился воссоздать основные институты империи и К-польской Церкви в изгнании на подвластной ему территории М. Азии. В нач. 1208 г. в Никее был созван церковный Собор, 20 марта избравший К-польским патриархом Михаила IV Авториана. В день Пасхи, 6 апр. 1208 г., в базилике Св. Софии в Никее патриарх Михаил короновал Феодора как визант. императора.

Имп. Феодор I проводил в М. Азии политику объединения земель как с помощью военной силы, так и посредством заключения союзных договоров с местными магнатами Феодором Манкафой (правитель Филадельфии и части Лидии), Саввой Асиденом (крепость Сампсон, древняя Приена), Мануилом Маврозомом (Хоны и Лаодикия); они соглашались признать Феодора своим сюзереном. Одновременно Н. и. вела военные действия против Трапезундской империи, к-рая под рук. имп. Давида Великого Комнина пыталась расширить свои владения в Зап. Пафлагонии, прилегавшей к землям Н. и. Давид заключил договор с латинянами против никейцев летом 1206 г., но спустя год латиняне вновь вернулись к перемирию с Феодором. Тем не менее после неск. лет противостояния, к 1211 г., в руках латинян оказалась большая часть бывш. фемы Опсикий (Вост. Вифиния), а побережье Мраморного м. до Лопадия и Никомидии перешло к Н. и. Во время этих походов в Пафлагонии Феодор захватывал в плен и переселял в свои владения большое число жителей.

В 1211 г. бывш. византийский имп. Алексей III Ангел прибыл ко двору султана Кей-Хосрова в Иконий (ныне Конья) и убедил его в необходимости напасть на Н. и., поскольку власть имп. Феодора Ласкаря была якобы незаконна. Под этим предлогом сельджуки осадили Антиохию-на-Меандре. Феодор двинул против них немногочисленное войско и одержал решительную победу, причем в поединке убил Кей-Хосрова, а своего тестя Алексея III захватил в плен и отправил в мон-рь. Отношения между никейцами и сельджуками были нормализованы в 1216 г., при султане Кей-Кавусе I, когда был заключен мирный договор и обе стороны начали совместно действовать против Трапезунда.

В кон. 1214 г. на встрече имп. Феодора и лат. имп. Генриха I Фландрского был заключен мирный договор в присутствии папского делегата кард. Пелагия, к-рый участвовал в диспутах о вере с представителями К-польской Церкви. В вопросе о возобновлении церковного общения стороны оставались непреклонны. Преемником Феодора I в 1221 г. стал муж его дочери Ирины деспот Иоанн III Дука Ватац.

Визант. адм. структура, доставшаяся Н. и., не претерпела серьезных изменений, кроме сокращения влияния на нее бюрократии; выросло количество фем. Как и при Комнинах и Ангелах в XII в., мн. придворные и правительственные должности были заняты членами аристократических семей, а также родственниками правящей фамилии. В первые годы создания Н. и. в Никее и Магнисии (ныне Маниса) начали работать мастерские по чеканке собственной монеты. В 1219 г. имп. Феодор заключил торговый договор с Венецией, что дало Н. и. нек-рую возможность принимать участие в перераспределении доходов от транзитной морской торговли в регионе черноморских проливов. Императоры Н. и. выделяли средства на возведение крепостей на всех направлениях, постоянно укрепляли свои владения, накапливали резервы вооружения и продовольствия.

В 1224 г. Иоанн III в Никее подавил заговор Андроника Нестонга и своих дядей, 2 младших братьев Феодора I, к-рые попытались оспорить его власть. В том же году он одержал победу над латинянами в битве при Пиманионе и начал успешную экспансию в прибрежные районы Вифинии и Геллеспонта. В 1224 г. все вост. и юж. побережье Мраморного м. и прол. Дарданеллы перешли к Н. и., за исключением Никомидии. У Н. и. появился свой флот. К кон. 20-х гг. XIII в. никейцы овладели островами Лесбос, Самос, Хиос.

Императоры Михаил II и Иоанн III Ватац. Серебряный аспер. Аверс. Реверс. 1246–1254 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)
Императоры Михаил II и Иоанн III Ватац. Серебряный аспер. Аверс. Реверс. 1246–1254 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)

Императоры Михаил II и Иоанн III Ватац. Серебряный аспер. Аверс. Реверс. 1246–1254 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)
К сер. 30-х гг. XIII в. окончательно определилось военное доминирование Н. и. над латинянами. В 1235 г. никейцы захватили п-ов Галлиполи, принадлежавший ранее венецианцам, и начали продвижение на европ. землях. В 1235-1236 гг. в союзе с болг. царем Иоанном Асенем Иоанн III дважды осаждал К-поль, но не добился решительного успеха. Владения Н. и. во Фракии постепенно расширялись. В 1243 г. эпирский деспот Иоанн Комнин Дука признал Иоанна III Ватаца своим сюзереном; в 1246 г. никейцы присоединили Фессалонику и значительную часть Македонии. В 1251 г. имп. Иоанн Ватац вновь осаждал К-поль. В 1253 г., потерпев новые неудачи в борьбе с Н. и., эпирский правитель Михаил VII Дука вновь признал себя вассалом Никеи.

Пресв. Богородица. Христос на престоле с Михаилом VIII Палеологом. Иперпир. Аверс. Реверс. 1258–1282 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)
Пресв. Богородица. Христос на престоле с Михаилом VIII Палеологом. Иперпир. Аверс. Реверс. 1258–1282 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)

Пресв. Богородица. Христос на престоле с Михаилом VIII Палеологом. Иперпир. Аверс. Реверс. 1258–1282 гг. (Дамбартон-окс, Вашингтон)
В поисках союзников в разных странах Иоанн Ватац в кон. 30-х гг. XIII в. установил дружественные отношения с римско-герм. имп. Фридрихом II Штауфеном, а в 1244 г., после смерти 1-й супруги Ирины, женился на его незаконнорожденной дочери Констанце Ланчии, к-рая приняла правосл. имя Анна. Союз с Фридрихом был важен для Н. и. в атмосфере продолжавшегося непримиримого противостояния с Римско-католической Церковью. Переговоры никейцев с папскими послами не давали результатов, поддержка Латинской империи из Рима неизменно продолжалась, что делало папство по сути главным идеологическим врагом Н. и.

После смерти Иоанна III в 1254 г. престол Н. и. перешел к его сыну Феодору II Дуке Ласкарю, который большую часть времени посвящал научным трудам. В 1255 г. союз Н. и. с Болгарией распался. Болгары вторглись во владения никейцев, но потерпели неудачу. По условиям нового договора Феодор II еще более расширил свои владения во Фракии.

Последние годы истории Н. и. отмечены нараставшим внутренним конфликтом между правящей династией Ласкарей и кланом Палеологов, к-рые в преддверии обозначившейся перспективы неминуемого освобождения К-поля уверенно претендовали на верховную власть. Глава клана Михаил Палеолог (визант. имп. Михаил VIII Палеолог; 1259-1282) обвинялся в заговоре еще при жизни Иоанна Ватаца, но сумел оправдаться. Он пользовался поддержкой провинциальных семей феодалов Н. и., недовольных сосредоточением власти внутри клана Ласкарей. Судьбу Ласкарей решила неожиданная смерть имп. Феодора II 16 авг. 1258 г. в возрасте 34 лет. Престол перешел к его 7-летнему сыну Иоанну IV Дуке Ласкарю, что в условиях феодального общества означало в ближайшем будущем неизбежную вспышку междоусобной борьбы. Регентами при Иоанне IV были объявлены великий доместик Георгий Музалон и патриарх Арсений Авториан. Спустя неск. дней после смерти Феодора II Михаил Палеолог организовал расправу с кланом Музалонов, к-рые были перебиты в Сосандрском мон-ре близ Нимфея. Палеолог был назначен великим дукой и регентом при Иоанне IV; 1 янв. 1259 г. провозглашен императором в Никее. Параллельно с политической борьбой имп. Михаил активизировал наступление на Латинскую империю, к этому времени потерявшую почти все владения и не имевшую перспектив развития в будущем. В 1259 г. он осаждал и штурмовал Галату, хотя и безуспешно, вел переговоры с имп. Балдуином II о сдаче К-поля, захватил Силимврию (Силиврию, ныне Силиври). 25 июля 1261 г. в отсутствие главных сил рыцарей в К-поле никейский отряд кесаря Алексея Стратигопула неожиданно и без боя занял визант. столицу. 15 авг. имп. Михаил совершил триумфальный въезд в К-поль и был вторично коронован в соборе Св. Софии как император ромеев. Византийская империя была воссоздана, а Н. и. вошла в ее состав. В дек. 1261 г. имп. Михаил приказал ослепить Иоанна IV и отправить его в крепость.

А. Волкофф, Э. П. Г.

Церковь и государство

Распад Византийской империи в 1204 г. создал реальную угрозу распада и для К-польской Церкви, для самого существования единого правосл. мира. Источниками угрозы оставались как обострившаяся борьба среди гос-в, претендовавших на наследие Византии, так и резко возросшее влияние Римско-католической Церкви на положение христиан в бывш. визант. владениях. Спустя несколько лет после падения К-поля Н. и. (наряду с Эпирским гос-вом) оказалась среди главных центров сопротивления лат. экспансии, к-рая была опасна не столько в политическом, сколько в церковном отношении. В документах Собора, проходившего в Никее в 1208 г., впервые в истории правосл. Церкви появились элементы идеологии священной войны, возникшие скорее всего под влиянием крестоносцев (RegPatr, N 1205-1206). Ведущая роль Н. и. в этой борьбе с латинянами определилась в 1208 г., после того как официально признанный престол К-польского Патриархата был воссоздан в Никее и избранный патриарх Михаил IV Авториан короновал 1-го императора Н. и. Феодора I Ласкаря. Т. о., борьба за сохранение единства Церкви и правосл. мира, стремление к возрождению империи, несмотря на завоевателей, стали главными целями создания Н. и., основным пунктом программы ее правящего класса, как светского, так и духовного. Присутствие в Н. и. К-польского Патриаршего престола, права к-рого на Востоке не оспаривались никем, кроме латинян, стало важнейшим фактором в дальнейшем росте влияния Н. и. в правосл. мире и ее превращения в главную силу сопротивления византийцев крестоносной экспансии.

Взаимоотношения гос-ва и Церкви в Н. и. не претерпели радикальных перемен по сравнению с предшествующей, визант. эпохой Комнинов и Ангелов. Вместе с тем наметились новые тенденции. В период медленного подъема Н. и., в 10-40-х гг. XIII в., исследователи видят реализацию теснейшего союза императоров и патриаршего Синода. Нависшие над визант. обществом угрозы заставляли и светскую и духовную власть искать взаимной поддержки и действовать осторожно, во всем считаясь с интересами друг друга. Синод К-польской Церкви в Н. и. более откровенно, чем ранее, готов был признавать главенствующую роль императора во мн. делах, касавшихся защиты веры, прежде всего в кадровой политике. Так, в 1216 г., после смерти патриарха Феодора II Ириника, Синод в Никее во главе с митр. Николаем Месаритом предоставил имп. Феодору I Ласкарю право избрать нового патриарха самостоятельно, без соборных процедур (Курц. 1905). Церковь активно поддерживала имп. власть в стремлении ограничивать влияние клановой борьбы и интересов местных светских феодалов на политические процессы. В 1223 г. сведения, вовремя полученные имп. Иоанном Ватацем от патриарха Германа II, позволили ему подавить заговор знати.

XIII век отмечен резким обострением отношений между православным миром и Римско-католической Церковью. Если ранее богословские споры и противоречия не выходили за рамки интеллектуальных, идеологических и политических сфер, то теперь в противостояние оказались вовлечены широкие круги населения бывш. империи. Уже накануне 1204 г. это ужесточение позиций отразилось в канонических и экклезиологических трудах Феодора IV Вальсамона, к-рый описывал систему иерархии Вселенской Церкви уже без учета папского Рима, почти автоматически исключив латинян из числа подлинных христиан. Работы Вальсамона оказали большое влияние на элиту Н. и.; основываясь на них, византийцы переосмыслили не только свою идентичность, но и отношения между различными силами внутри общества: имп. властью, столицей, Церковью, народом (Angold. 1995. P. 507-508). Столь же непримиримой была позиция богослова митр. Кирилла (Константина Стильба), к-рый в 1204 г. был изгнан латинянами со своей кафедры Кизика и искал спасения в Н. и. В Никее он написал трактат против латинян. Противостояние так обострилось, что патриарх Михаил IV Авториан в Никее (ок. 1208), отчасти под влиянием идеологии крестоносцев, определил войну против латинян как священную и объявил о прощении всех грехов воинам, к-рые погибнут в этой войне (RegPatr, N 1205).

Первоначально слабые военные возможности Н. и. и противоречия среди правосл. Церквей заставляли иерархию в Никее в отношениях с католиками придерживаться оборонительной тактики. В Никею время от времени являлись церковные послы из Рима, с ними вели дискуссии, но уступать в к.-л. вопросах латинянам никейцы отказывались, неизменно требуя прекратить поддержку лат. патриархата в К-поле. Переговоры не имели успеха и для никейцев неизменно являлись показателем того, что крестоносцы не готовы менять свое высокомерное отношение к православным. В 1213 г. такие переговоры состоялись с кард. Пелагием. В 1232/33 г. Никею и Нимфей посетили 5 монахов-францисканцев, в 1234 г.- вновь 2 францисканца и 2 доминиканца участвовали в заседаниях Никео-Нимфейского Собора.

В последние десятилетия истории Н. и. ее власти начали действовать смелее, проявляли инициативу в возобновлении отношений с Римом. Сторонником соглашения с католиками выступал патриарх Мануил II, который тем не менее встречал значительное сопротивление как со стороны иерархов, так и со стороны общества. В 1248 г. Иоанн Ватац предложил папе Иннокентию IV провести новые переговоры об унии. В ответ папа направил в Никею делегацию во главе с Иоанном Пармским, вопрос об отношениях с Римом был вынесен на заседание Собора в Нимфее в кон. 1249 г. На Соборе диспутами с греч. стороны руководил ученый Никифор Влеммид. Никейцы соглашались признать примат папской власти в церковных делах в обмен на отказ Рима от поддержки Латинской империи. Несмотря на догматические и литургические расхождения, стороны были готовы признать близость правосл. и католич. вероучения. С соборными предложениями очередное визант. посольство отправилось в Рим. Однакоинтенсивные контакты были прерваны в 1254 г., после того как почти одновременно умерли имп. Иоанн Ватац, патриарх Мануил II и папа Римский Иннокентий IV. В 1256 г. переговоры состоялись в Фессалонике, куда прибыли послы папы Александра IV и где в то время находились имп. Феодор II и патриарх Арсений Авториан, оба менее толерантные по отношению к католикам. Новых успехов эти контакты не принесли; окрепшая Н. и., уже угрожавшая полным уничтожением латинян в К-поле, теперь не очень нуждалась в выстраивании отношений с папством. В письме патриарха Арсения папе особенно подчеркивалась роль императора в делах христиан. Патриарх настаивал на том, что переговоры о судьбе Церквей должны проходить непосредственно с императором, а не с К-польской Церковью (RegPatr, N 1332). Это был тезис, явно подрывавший идеологию суверенитета Римской Церкви над светскими правителями и вновь утверждавший сотрудничество Церквей Востока с подлинной законной правосл. имперской властью. Даже если это сотрудничество носило подчиненный характер, оно в большей мере соответствовало канонической и правовой традиции империи, нежели самостоятельность (самочинность) Рима. Тем не менее контакты Н. и. с Римско-католической Церковью в дальнейшем были использованы византийцами как прецедент и основа для продолжения переговоров, к-рые привели к заключению Лионской унии.

В отношениях с др. Церквами правосл. мира Н. и. с самого начала претендовала на лидерство, что не вызывало возражений в большинстве случаев, но неоднократно требовало принятия решений, нестандартных для практики прежней К-польской Церкви. Изначально авторитет К-польского престола, оказавшегося в Никее, был весьма высок. Уже в 1209 г. в Никею прибыл архиеп. Исаия Кипрский, чтобы получить подтверждение своих прав главы Кипрской Православной Церкви. Православные киприоты испытывали гнет латинян столь же жестокий, как и к-польцы, и обращение к поддержке Н. и. казалось спасительным шагом, даже если для этого необходимо было поступиться частью прав древней автокефалии. В последующие десятилетия Никея неоднократно участвовала в судьбе Кипра. Здесь принимали и поддерживали изгнанного латинянами архиеп. Неофита I; патриарх Герман II в 1232 г. направил офиц. протест папе Григорию IX по факту гибели 13 монахов-киприотов от рук латинян (RegPatr, N 1256).

Никейцы неизменно поддерживали правосл. общину в К-поле. Так, в 1214 г. по требованию имп. Феодора Николай Месарит вновь отправился в К-поль и просил кард. Пелагия прекратить преследовать правосл. к-польских монахов, но получил отказ, а также очередное предложение имп. Феодору стать «верным сыном» католической Церкви. В 1223 г., сразу после вступления на престол, патриарх Герман II направил приветственное письмо монахам к-польского мон-ря св. Иоанна Крестителя в Петре, ободряя их в неизменной твердости в отстаивании своей веры перед лат. властью (Angold. 1995. P. 519-520; RegPatr, N 1233).

Наиболее сложно складывались отношения Н. и. с греч. регионами Балкан, где после 1204 г. сохранилась власть местных визант. магнатов и существовали православные епархии. Эпирский деспотат и его епархии долгое время пытались противостоять намерениям Церкви в Никее сохранять свою юрисдикцию над этими землями. В 1219-1220 гг. из Никеи в Эпир было направлено церковное посольство, которое предложило созвать в Никее Собор и от его имени начать переговоры с Римской курией о ситуации с Латинской империей. Митр. Навпактский Иоанн Апокавк, наиболее влиятельный среди церковных лидеров Балкан, ответил отказом, ссылаясь на опасность путешествия в Никею для иерархов из Греции, отделенной от Н. и. владениями латинян. В то же время в Никее стало известно, что в Эпире совершаются епископские хиротонии без согласования с Патриархией. Это вызвало протест иерархов К-поля. В 1222 г. патриарх Мануил I Сарантин отправил письмо Иоанну Апокавку, в котором требовал прекращения подобной практики и обвинил его в стремлении отделиться от К-польской Церкви (RegPatr, N 1230). Это противостояние достигло пика в сер. 20-х гг. XIII в., когда в захваченной эпиротами Фессалонике архиеп. Охридский Димитрий II Хоматиан короновал правителя Эпира Феодора Комнина Дуку короной императора ромеев. В 1225 г. Собор епископов Эпирского гос-ва в послании в Никею потребовал от патриарха Германа II отказаться от вмешательства в церковные дела на Балканах под угрозой возможного перехода их епархий в юрисдикцию Рима. Угроза раскола была снята после того, как в 1230 г. эпироты потерпели поражение от болгар в битве при Клокотнице и лишились большинства прежних завоеваний. В 1231/32 г. патриарх Герман II отправил новое послание зап. епархиям Церкви с предложением вернуться в юрисдикцию К-польской Патриархии в Никее и получил благожелательный ответ (RegPatr, N 1255). После кратких переговоров единство греч. епархий Балкан и М. Азии было восстановлено; в 1238 г. патриарх Герман совершил пастырскую поездку в эти регионы.

Примирение позволило в 1234 г. провести крупнейший в истории Н. и. Собор, к-рый в течение неск. месяцев заседал в Никее и Нимфее. Собор продемонстрировал единство К-польской Церкви делегации лат. послов, к-рые предлагали определить условия унии с Римом. На консультациях с католиками обсуждали много вопросов, в т. ч. проблему Filioque. Собор составил пространное исповедание веры, описал богословские взгляды Церкви и отправил эти тексты в послании папе Григорию IX (RegPatr, N 1267-1276). Дальнейшие контакты с католиками не привели к положительным результатам.

В те же десятилетия в связи с угрозой распада единой структуры К-польской Церкви Н. и. должна была пойти на существенный пересмотр прежней визант. политики в отношении балканских славянских народов. Нуждаясь в союзниках для победы над латинянами, никейцы стремились заручиться поддержкой Болгарского и Сербского государств. В первые десятилетия XIII в. болгары и сербы склонялись к союзу с Римом и даже номинально признавали примат папской курии. Однако постепенно этот союз распадался. В 1220 г. Собор в Никее во главе с патриархом Мануилом рукоположил св. Савву I Сербского во архиепископа Печского, независимого от Охридской архиепископии (RegPatr, N 1225-1226). Ответные протесты архиеп. Димитрия Хоматиана и Эпира не были приняты во внимание. В кон. 20-х гг. XIII в. ввиду усиления Эпира сложились союзнические отношения между Н. и. и царем Болгарии Иваном Асенем II. Союзники совместно выступали против Эпира и К-поля. В подтверждение доверительных отношений Н. и. и Болгарии в кон. 1234 г. был заключен брак между сыном Иоанна Ватаца Феодором II и Еленой, дочерью Ивана Асеня. В то же время Собор К-польской Церкви в Лампсаке объявил о признании автокефалии Болгарской Православной Церкви, архиеп. свт. Иоаким I Тырновский был провозглашен патриархом. Единственным ограничением самостоятельности для болгар осталась необходимость поминать имя К-польского патриарха на литургии. Т. о. Н. и. благодаря своей церковной политике успешно сочетала лояльное отношение к славянам и жесткое отстаивание своих прав в грекоязычных регионах Балкан.

Тесный союз дворца и патриархии в Н. и. разрушился в преддверии освобождения К-поля, с приходом к власти имп. Михаила VIII Палеолога. Дворцовый переворот с отстранением от власти и убийством имп. Иоанна IV, организованный имп. Михаилом VIII, становится причиной его конфликта с патриархом Арсением Авторианом. Возрождавшаяся империя чувствовала себя вновь в силе диктовать Церкви свою волю. Имп. Михаил VIII добился низложения и соборного осуждения патриарха Арсения, но часть иерархов выступила против императора, что породило 50-летний арсенитский раскол. К-польская Церковь тоже ощутила себя носительницей нравственных ценностей, способной в ряде вопросов высказывать независимое суждение.

Несмотря на эти противоречивые тенденции, общий итог взаимодействия гос-ва и Церкви в Н. и. выглядит скорее как нек-рое расшатывание авторитета светской и укрепление духовной власти (Angold. 1995. P. 560-563). Период распада империи в 1-й пол. XIII в. привел к заметному падению морального авторитета имп. власти, к-рая прежде веками казалась незыблемой. Различные интеллектуалы и идеологи XIII в. (Димитрий Хоматиан, Никифор Влеммид, Георгий Акрополит) открыто обсуждали возможность сосуществования ряда православных и даже греческих гос-в при сохранении единой Церкви, тем самым способствуя закреплению сепаратизма в визант. мире. Спасение от лат. ига в 1261 г. возродило авторитет имперской идеи для К-поля, но прецедент падения гос. авторитета остался в памяти; в будущем визант. императоры еще активнее должны будут опираться на Церковь.

И. Н. Попов
Ист.: Niceph. Greg. Hist. 1829-1830. Vol. 1-3; Theodori Ducae Lascaris imp. In laudem Nicaeae urbis oratio / Ed. L. Bachmann. Rostok, 1847; idem. Epistolae CCCXVII / Ed. N. Festa. Firenze, 1898; Курц Э. Три синодальных грамоты митр. Эфесского Николая Месарита // ВВ. 1905. Т. 12. С. 99-111; Neue Quellen zur Geschichte des lateinischen Kaisertums und der Kirchenunion / Hrsg. A. Heisenberg. Münch., 1923. 3 Bde; Oikonomides N. Cinq actes inédits du patriarche Michel Autôreanos // REB. 1967. Vol. 25. P. 113-145; Nicet. Chon. Hist. 1975; Georg. Acrop. Chron. 1978.
Лит.: Μηλιαράκης Α. ῾Ιστορία τοῦ Βασιλείου τῆς Νικαίας κα τοῦ δεσποτάτου τῆς ῾Ηπείρου, 1204-1261. ᾿Αθῆνα, 1898; Gardner A. The Lascarides of Nicea. L., 1912; Андреева М. А. Очерки по культуре визант. двора в XIII в. Прага, 1927; Wolff R. L. The Organization of the Latin Patriarchate of Constantinople, 1204-1261: Social and Administrative Consequences of the Latin Conquest // Traditio. Camb., 1948. Vol. 6. P. 33-60; Nicol D. M. The Despotate of Epiros. Oxf., 1957; История Византии / Под ред. С. Д. Сказкина. М., 1967. Т. 3; RegPatr, N 1203-1374; Ahrweiler H. L'experience niceenne // DOP. 1975. Vol. 29. P. 21-40; Angold M. A Byzantine Government in Exile: Government and Society under the Lascarids of Nicaea, 1204-1261. Oxf., 1975; idem. Church and Society in Byzantium under the Comneni, 1081-1261. Camb., 1995; Buchwald H. Lascarid Architecture // JÖB. 1979. Bd. 28. S. 261-296; Savvides A. G. Byzantium in the Near East: Its Relations with the Seljuk Sultanate of Rum in Asia Minor, the Armenians of Cilicia and the Mongols A.D. c. 1192-1237. Thessal., 1981; Жаворонков П. И. Никейско-трапезундские отношения в 1213-1223 гг. // Визант. очерки. М., 1982. С. 183-190; он же. Избрание и коронация никейских императоров // ВВ. 1988. Т. 49. С. 55-59; он же. Малоазийские города периода Никейской империи // АДСВ. 1990. Вып. 25. С. 54-60; он же. Культура Никейской империи // Культура Византии: XIII - 1-я пол. XV вв. М., 1991. С. 46-85; он же. Западные и вост. реалии в соц.-полит. и духовной жизни Никейской империи // Византия между Западом и Востоком: Опыт ист. характеристики / Под ред. Г. Г. Литаврина. СПб., 1999. С. 207-219; Пуцко В. Г. Визант. иллюминированные рукописи Чикаго-Карахиссарской группы в Москве // ВВ. 1984. Т. 45. С. 168-184; Σταυρίδου-Ζαφράκα Α. Νίκαια και ´Ηπειρος τον 13 αιώνα. Θεσ., 1990; Карпов С. П., Жаворонков П. И. Особенности соц.-экон. и полит. развития греч. земель в эпоху полит. раздробленности и лат. владычества // Культура Византии, XIII - 1-я пол. XV вв. 1991. С. 12-45; Успенский. История. Т. 3. С. 426-477; Шукуров Р. М. Великие Комнины и Восток (1204-1461). СПб., 2001; Booth I. The Sangarios Frontier: The History and Strategic Role of Paphlagonia in Byzantine Defence in the 13th Cent. // ByzF. 2004. Bd. 28. S. 45-86; Карпов С. П. История Трапезундской империи. СПб., 2007; Angelov D. Imperial Ideology and Political Thought in Byzantium, 1204-1330. Camb., 2007; Γιαρένης Ι. Η συγκρότηση και η εδραίωση της Αυτοκρατορίας της Νικαίας: Ο αυτοκράτωρ Θεόδωρος Α Κομνηνός Λάσκαρις. Αθήνα, 2008; Korobeinikov D. Byzantium and the Turks in the XIIIth Cent. Oxf., 2014.
А. Волкофф, И. Н. Попов
Ключевые слова:
Крестовые походы, в средние века военные экспедиции, санкционированные Папским престолом и проходившие под лозунгом защиты христианских святынь и освобождения земель от «неверных» Византийская империя, позднеантичное и средневековое христианское государство в Средиземноморье со столицей в Константинополе в IV - сер. XV в.; важнейший исторический центр развития Православия Никейская империя, государство (1208-1261) с центром в г. Никее (ныне Изник, Турция), с центром в г. Никее (ныне Изник, Турция), существовавшее в сев.-зап. регионах М. Азии, на части территории Византийской империи
См.также:
АБСАЛОН (ок. 1130 - 1201), архиепископ Лундский, церковный и политический деятель
АЙЮБИДЫ мусульм. династия курдского происхождения, различные ветви к-рой правили в Египте, Сирии, В. Месопотамии и Йемене в кон. XII - 1-й пол. ХIII в.
АНТИОХИЙСКОЕ КНЯЖЕСТВО гос-во крестоносцев на Ближ. Востоке (1098-1268 гг.), осн. участ. 1-го крестового похода
БАЛДУИН († 1190), архиеп. Кентерберийский
БАЛДУИН I (1171 - 1205), 1-й имп. Латинской империи
БАЛДУИН I (1058 - 1118), кор. Иерусалимский