Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

НИЖНЕАРХЫЗСКИЙ АРХИТЕКТУРНО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС
Т. 49, С. 351-356 опубликовано: 27 июля 2022г. 


НИЖНЕАРХЫЗСКИЙ АРХИТЕКТУРНО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

Нижнеархызское городище. Фотография. 2017 г.
Нижнеархызское городище. Фотография. 2017 г.

Нижнеархызское городище. Фотография. 2017 г.
христ. городище Х-ХIV вв., находится на Сев. Кавказе в Карачаево-Черкесской Республике, близ пос. Н. Архыз Зеленчукского р-на, на правом берегу р. Б. Зеленчук. Помимо гражданских построек к нему относятся 3 сохранившихся купольных храма X-ХII вв., а также развалины 3 крестообразных и более десятка зальных храмов (включая окрестности комплекса).

Возникновение города и храмов совпадает по времени с принятием аланами христианства в нач. Х в.: в февр. 914 г. из К-поля в Аланию отправился первый Аланский архиеп. Петр. Отсутствие укреплений, необычное для региона большое количество храмов, особенно купольных, к тому же крупнейших в Алании, заставили предположить, что здесь находился центр Аланской архиепископии (со времени ок. 950 г.- митрополии) К-польского Патриархата. Древнее название города неизвестно. П. Г. Бутков ошибочно прочел в бумагах майора Потёмкина копию надписи на стене Северного храма, увидев там наименование «места, в коем сооружена церковь»,- Аспе; на самом деле там читается ἅγιος (святой). С другой стороны, в работе: Darrouzès. J. Notitiae episcopatuum Ecclesiae Constantinopolitanae (P., 1881), начиная с Notitia 12, т. е. со 2-го упоминания Алании в списках епархий, и далее до конца митрополия называется «ὴ ᾿Αλανία», в то время как ее предстоятель имеет титул «᾿Αλανείας». Поэтому можно предположить, что для названия города - центра Аланской митрополии было избрано наименование епархии, а орфографическая разница в их названиях подчеркивает различие между Аланией как епархией и как кафедральным городом; в «Худуд аль-алам» (982/3) при описании Алании, в местности, расположенной между Кашаком (аланскими владениями на Черном м.) и Дарьялом, упоминается г. Хайлан. С XII в. здесь фиксируется начало процесса дезурбанизации. В XIV в. город был полностью разорен войсками Тамерлана.

Северный Зеленчукский храм. Акварель Д. М. Струкова. 1886–1888 гг. (РГБ)
Северный Зеленчукский храм. Акварель Д. М. Струкова. 1886–1888 гг. (РГБ)

Северный Зеленчукский храм. Акварель Д. М. Струкова. 1886–1888 гг. (РГБ)

В 1802 г. экспедиция майора Потёмкина обнаружила храмы, находившиеся в полном запустении. В 1867 г. экспедиция Императорского Археологического об-ва (ИАО), возглавляемая братьями Нарышкиными, провела первые исследования и сделала фотографии храмов. В 1886-1888 гг. член ИАО худож. Д. М. Струков выполнил обмеры, зарисовки древних фресок и опубликовал альбом. В 1884-1889 гг. была проведена 1-я реставрация Среднего и Южного храмов и открыт Александро-Афонский Зеленчукский монастырь, который существовал до 30-х гг. XX в. Новый этап изучения городища начался в 60-х гг. XX в. Исследования в разное время проводили П. Д. Барановский, К. Н. Афанасьев, В. А. Кузнецов, В. Бородин, Г. М. Штендер, Л. А. Перфильева, У. Ю. Эльканов, Д. В. Белецкий и А. Ю. Виноградов (см. ст. Карачаево-Черкесия).

Городище протянулось примерно на 2,5 км между правым берегом р. Б. Зеленчук и хребтом Ужум; его ширина не превышает 0,5 км. На юге и севере городища зафиксированы остатки поперечных стен, скорее оградных, чем оборонительных. В отличие от других аланских городищ оно не было обнесено сплошной крепостной стеной, вероятно, потому, что было не политическим, а церковным центром Алании. Территория комплекса делится на 3 части: застроенный участок на юге длиной примерно 1 км к северу от Подорванной балки с Южным и Средним храмами и 2 земледельческих участка к северу от него, разделенные Церковной балкой с расположенными в ней Северным храмом и кладбищем. В настоящее время схема застройки комплекса не прослеживается, однако на рисунках Струкова на территории между Южным и Средним храмами можно отметить четкую ориентацию зданий в сев. направлении. Общее число домов, по Струкову, составляло 400 строений.

Среди гражданских построек выделяется большая каменная окружность (диаметр ок. 90 м) к северо-западу от Среднего храма; ее считают древней обсерваторией, однако раскопки на ее территории не позволяют пока уточнить назначение. Комплекс построек к западу от Среднего храма служил, возможно, епископской резиденцией.

Церковная структура комплекса выглядела, вероятно, следующим образом. Кафедральным собором был построенный первым Средний храм, к-рый скорее всего изначально был одновременно усыпальницей аланских правителей и иерархов; рядом, западнее, мог находиться архиерейский дворец. К северу от города позднее был построен мон-рь с Северным храмом, в к-ром в кон. Х - нач. XI в. стали хоронить представителей аланской знати, впосл. вокруг храма возник большой некрополь. Южный храм, сегодня купольный (возможно, закладывался как базилика), мог быть домовым храмом митрополита. В городе и его округе находилось еще неск. небольших зальных храмов, к-рые сосредоточены в 3 местах: в Подорванной балке; в Церковной балке, на кладбище у Северного храма; на соседней горе Церковной. Расположение этих храмов на окраинах городища, рядом с кладбищами, указывает на их погребально-поминальный характер. Храмы № 1, 2, 5, 6, 9, 11 находятся в руинированном состоянии; это небольшие зальные постройки с выраженной снаружи полукруглой апсидой с заплечиками и с более или менее развитым нартексом (кроме храма № 5).

Средний Зеленчукский храм

Средний Зеленчукский храм в сев. части застроенной зоны городища - самое крупное древнее церковное здание на Сев. Кавказе (длина 17,5 м (без притвора), ширина 13,15 м, высота 15,5 м, сторона подкупольного квадрата 3,8 м) и скорее всего являлся кафедральным собором Аланской митрополии. Он был заложен после 914 г., возможно, каппадокийскими мастерами в подражание храму св. Апостолов (Апостолейону) в К-поле, в форме «свободного латинского креста» с вимой, с одним приделом на юго-востоке и, вероятно, с каменными хорами (на что указывают осадочные швы и зап. пилястры). Строительство было прервано (возможно, из-за изгнания христиан), когда стены возвели на высоту ок. 3-4 м (ок. 932). Достроенный вскоре после 950 г. храм имел форму «полусвободного латинского креста» с вимой и 3 полукруглыми снаружи апсидами, а также с протесисом (жертвенником) и юго-вост. (поминальным?) приделом, открытыми с запада в боковые рукава креста и соединенными узким проходом с вимой. Необычным представляется расположение пилястр исключительно в поперечном направлении (в т. ч. в зап. рукаве); между ними на боковых стенах размещены глухие арки, на к-рые опираются выделенные подпружные арки, несущие паруса, карниз, круглый барабан и скуфью купола. В храм ведут 3 двери в торцах рукавов; к зап. рукаву пристроен полуоткрытый притвор. Храм освещают узкие арочные окна: 8 - в барабане, 3 - в центральной апсиде, по 1 - в боковых, по 3 (расположенных треугольником) - в торцах креста и по 1 - в наружных стенах боковых вост. компартиментов и в зап. стенах боковых рукавов. В зап. травее зап. рукава, вероятно, имелись хоры, достроенные на 2-м этаже уже с деревянными перекрытиями.

Средний храм. 1-я пол.— сер. X в. Фотография. 2017 г.
Средний храм. 1-я пол.— сер. X в. Фотография. 2017 г.

Средний храм. 1-я пол.— сер. X в. Фотография. 2017 г.

Храм сложен из квадров песчаника грубой обработки, на извести, в технике порядовой панцирной кладки с буто-бетонным заполнением, без выраженного цоколя. Коробовые своды выложены из камня, лишь в арках применяется плинфа (размеры 42-43×25-28×4,5-6 см), как и в большинстве аланских купольных храмов. Снаружи храм был покрыт тонким слоем затирки-обмазки, а внутри оштукатурен и через нек-рое время расписан. Храм изначально имел позакомарное покрытие, замененное еще в древности на скатное с черепицей, а позднее - с лещадью. Пол в храме был изготовлен из прочного цемяночного раствора. Из литургических устройств были зафиксированы не сохранившиеся ныне престол, обмазанный цемянкой синтрон и проходившая по линии вост. подкупольных устоев ступень в виме. Вся декорация фасадов сведена к поясу «бегунца» на барабане. Судя по нек-рым элементам (обрывающиеся архивольты в торцах рукавов, форма ступенчато повышающихся подпружных арок), можно предположить, что храм был достроен мастерами из Центр. Анатолии.

Интерьер Среднего храма. Фотография. 2017 г.
Интерьер Среднего храма. Фотография. 2017 г.

Интерьер Среднего храма. Фотография. 2017 г.

В наст. время храм сохранился практически полностью, несмотря на ряд перестроек в кон. XIX-XX в. После присвоения ему статуса соборного храма Александро-Афонского мон-ря в 1896-1897 гг. к основному объему были пристроены сев.-зап. и юго-зап. компартименты, узкие боковые проемы (возможно, двери) в зап. рукаве полностью растесаны, частично перестроены зап. стена (сделана лучковая арка над дверью и пробит над ней высокий проем) и притвор, местами починены арки и своды, перелицованы откосы юж. дверного проема и переделан северный. Стены храма изнутри покрыли штукатуркой и побелили. В вост. травее зап. ветви креста, у сев. стены, был пробит широкий арочный проем, чтобы из поздней сев. пристройки можно было по лестнице подняться на деревянные хоры в зап. части храма. В 70-х и 90-х гг. XX в. была проведена не очень удачная реставрация.

Храм был расписан, вероятно дважды. На 1-м этапе это могла быть неполная, нефгиративная декорация (братьями Нарышкиными зафиксировано расположение креста в центральной апсиде); на 2-м этаже, скорее всего в 1-й пол. XI в., не менее чем через неск. лет после оштукатуривания, храм был расписан полностью. При ремонте кон. XIX в. стены были заново оштукатурены: самые ветхие куски древней штукатурки были удалены, а оставшиеся фрагменты забелены. Значительная часть древней штукатурки с живописью была уничтожена также в 90-х гг. XX в. В наст. время видны только остатки фресок между окнами в торцах боковых рукавов. Об остальных росписях храма можно судить по «копиям» Струкова и описаниям П. Синайского. Программа росписи реконструируется фрагментарно: в нижнем регистре апсиды были изображены святители и столпники, на подпружных арках - пророки, в наосе нижние регистры занимали фигуры святых разных чинов святости. В юж. приделе церкви в апсиде, возможно, размещались изображения святителей, а на юж. стене - ктиторские портреты. К наст. времени сохранились расположенное над юж. входом огромное изображение равноапостольных Константина и Елены с крестом (высота ок. 4 м), а над северным - образы 2 неизвестных святых. Фигуры парных святых всадников в зап. травее зап. рукава были уничтожены в 90-х гг. XX в. Стилистический анализ в настоящее время затрудняют утрата почти всей живописи (особенно личного) и плохое состояние сохранившихся фрагментов. Разделка одежд находит нек-рые параллели в 4-м слое росписи Сентинского храма в Алании (2-я пол. XI в.), в Земо-Крихи и Атенском Сионе (Атени Сиони) в Грузии (кон. XI в.). Впрочем, отсутствие многофигурных композиций при большом количестве отдельных изображений святых говорит скорее о 1-й пол. XI в.

Северный Зеленчукский храм

Северный Зеленчукский храм расположен в Церковной балке, в 800 м к северу от застроенной части комплекса, и окружен большим кладбищем, для к-рого, возможно, отвели в сторону ручей. Храм не использовался монахами и к сер. ХХ в. оказался частично руинирован, особенно его зап. часть. Типологически это такой же средневизант. храм, что и абх. церкви в Лыхны, Нов. Афоне, Алахадзы и Весёлом (с отделенным от наоса нартексом). Его длина (без притворов) 21 м, ширина 10,5 м, сторона подкупольного квадрата 3,25 м. Это крестово-купольное здание, купол к-рого через паруса и 3-ступенчатые подпружные арки опирается на 4 квадратных столба. Восемь долей - все, кроме центральной, купольной,- перекрыты по провинциально-визант. схеме коробовыми сводами: рукава в направлении от центра, угловые компартименты - в продольном направлении. С востока к этой 9-дольной структуре примыкают 3-частная, соединенная проходами вима и 3 апсиды, полукруглые снаружи и изнутри, в центральной расположен 3-ступенчатый синтрон. Стены угловых ячеек расчленены глухими арками, причем на востоке эти арки объединяют вост. ячейку и боковую виму.

Северный храм. 2-я пол. X в. Фотография. 2017 г.
Северный храм. 2-я пол. X в. Фотография. 2017 г.

Северный храм. 2-я пол. X в. Фотография. 2017 г.

С запада к основному объему храма примыкает уникальный для крестово-купольных храмов Алании нартекс. Он был 2-ярусным: на полуцилиндрическом своде с 2 подпружными арками покоились хоры, открывавшиеся в наос проемом, расположенным над входом в центральной части его зап. стены. Скорее всего 2-й ярус был такой же высоты, что и наос (как в Лыхны), а не ниже, как его восстановили в 60-х гг. XX в.

Снаружи к торцам рукавов с 3 сторон примыкают полуоткрытые притворы; западный был пристроен позже, т. к. его стены перекрывают зап. окна нартекса. Судя по консолям для деревянных балок, в боковых притворах был 2-й ярус, выходивший на большое окно (отсутствует в абх. храмах). В вост. стенах боковых притворов устроены оштукатуренные полукруглые арочные ниши, возможно предназначенные для погребально-поминальных ритуалов, учитывая наличие погребений в притворах. Позднее с юго-запада к храму было пристроено еще одно небольшое помещение.

Внутрь храма ведут 5 дверей (с запада, севера, юга и из торцов нартекса), а из нартекса в наос - 3 прохода (южный смещен от оси симметрии нефа к северу). Смещение южной и северной дверей наоса к западу от оси симметрии рукава находит параллель в храмах Абхазии. В верхней части торцов рукавов расположены тройки окон; 3 окна освещают центральную апсиду, и по одному - боковые; одиночные окна расположены также в боковых стенах угловых ячеек наоса и в зап. стене боковых долей нартекса. Купол освещают 8 окон, причем восточное было заложено еще в древности. Все окна узкие, арочные. Найдены остатки плоских круглых стекол, вставлявшихся, очевидно, в деревянные рамы.

Храм сложен в той же технике, что и Средний, но формат плинфы иной (38×24-25×5,5-7 см). Техника кладки более грубая: вертикальные линии искривлены, подпружные арки опираются на «параллелепипеды» столбов, часто не совпадая с ними по ширине. В храме имелся цемяночный пол (сохранились фрагменты). Кровля изначально могла с восточного и западного фасадов иметь 3-лопастную, позакомарную (как в Среднем храме) форму и лишь позднее, вероятно, была переделана на скатную, покрытую черепицей (позднее заменена лещадью, положенной на берестяную прослойку). Снаружи храм лишен декорации, лишь на барабане имеется зубчатый карниз из плинфы; такой же карниз был и на апсидах.

Интерьер Северного храма. Фотография. 2017 г.
Интерьер Северного храма. Фотография. 2017 г.

Интерьер Северного храма. Фотография. 2017 г.

Из литургических устройств известны утраченная алтарная преграда (в виме на вост. краю вост. ячеек сохранились 2 ступени с маленькими ступеньками по центру главного и юж. нефов) и скамьи вдоль стен. Почти всю центральную апсиду занимает 3-ступенчатый синтрон с необычно устроенным горним местом: в середине верхней ступени сделано небольшое заглубление, а центральное окно апсиды продолжено нишей почти до уровня синтрона. В юж. «нефе» обнаружены 3 пристенных погребения. Наличие богатых погребений именно здесь позволяет предположить, что, как во мн. храмах визант. времени, юж. апсида включала поминальный придел с престолом, а северная служила протесисом.

Судя по эпиграфическим находкам, храм имел монастырскую функцию и был построен до 1067 г. или даже до 1012/13 г.- вероятно, после 50-60-х гг. X в., когда в Алании из купольных известны лишь крестообразные храмы. Его возвели несомненно мастера абх. школы, пришедшие в Аланию ок. 965 г. Образцом для Северного храма послужил храм типа Лыхненского: 4-столпный, с вимами, с 2-ярусным нартексом и 3 полуоткрытыми притворами, с удлиненными зап. ячейками и подпружными арками, значительно поднятыми вверх по сравнению с «правилом Муцопулоса» (в Лыхны - 11 к 18 вместо 1 к 2), со сдвигом боковых входов к западу, с боковыми проемами в нартексе, с боковыми проходами в притворе.

Северный храм был расписан, вероятно, дважды. О росписях приходится судить преимущественно по рисункам и описаниям XIX в., по материалам Кузнецова и реставрационным отчетам 80-х гг. XX в. Сейчас на незначительных сохранившихся участках древней штукатурки красочный слой почти не прослеживается: видны только фрагменты орнаментальной разделки на откосах окон апсид. Вероятно, сильно загрязненные остатки живописи имеются и в барабане. К первому, нефигуративному этапу росписи, прослеженному также в Сентинском и Шоанинском и предположительно Среднем Зеленчукском храмах, относится, возможно, известный по зарисовке крест на юго-зап. пилоне. Ко второму, фигуративному этапу полной росписи храма принадлежат, по всей видимости, обнаруженный Потёмкиным на стене образ свт. Николая Чудотворца и отмеченные Струковым фигуры Божией Матери «Оранта», апостола (?), юного мученика, преподобных, святителя с Евангелием и пророка (?) со свитком; геометрические простые орнаменты на откосах окон в апсиде; упомянутые Синайским образы Божией Матери «Знамение» на юж. грани сев.-вост. столба, Спаса Нерукотворного на его сев. грани и «изображение главы Иоанна Крестителя на блюде» на юго-вост. столбе. Кузнецов опубликовал утраченные ныне остатки предварительного рисунка головы святого на вост. грани сев.-вост. столпа, а также указал, что в простенке между сев. окнами барабана можно различить изображение человеческой фигуры, одетой в богатое визант. платье, орнаментированное внизу рядами правильных концентрических кругов с точками между линиями. Реставрационные обследования 80-х гг. XX в. помогли опознать в этом изображении помещенного между деревьями архангела в богатых лоратных одеяниях, а также выявить стилизованный растительный орнамент на откосах окон барабана.

Реконструировать иконографическую программу Северного храма крайне затруднительно. В куполе была, возможно, сцена «Вознесение», что указывает на нек-рую архаичность схемы росписи. С др. стороны, парные образы Богородицы «Оранта» и св. Иоанна Крестителя на южном и северном предалтарных столпах аналогичны тем, что имеются в росписи собора Св. Софии в Киеве (40-е гг. XI в.). На одном из рисунков Струкова рядом изображены 2 преподобных - возможно, в программе росписи святые были расположены по чинам святости, как на 4-м этапе живописи Сентинского храма. Соответственно полную роспись Северного храма следует датировать также XI в. Плохая сохранность живописи и низкое качество копий Струкова не позволяют оценить стиль фресок, ясно, что столь его обширную фигуративную программу могли выполнить только приглашенные мастера: судя по языку подписей к фрескам, известных по зарисовкам, это были греки.

Южный Зеленчукский храм

Южный Зеленчукский храм находится к западу от Среднего храма. Он ранее др. храмов и более всего был переделан при изменении его статуса в собор Александро-Афонского мон-ря. В сев. и юж. (?) стенах были пробиты дверные проемы, зап. дверь растесана, стены покрыты штукатуркой, сделан карниз под куполом, барабан снаружи обшит деревом. Об оригинальных формах храма во многом можно судить только по планам (разнящимся между собой), рисункам и фотоснимкам XIX в.

Южный храм. X–XI вв., 1887 г. Фотография. 2017 г.
Южный храм. X–XI вв., 1887 г. Фотография. 2017 г.

Южный храм. X–XI вв., 1887 г. Фотография. 2017 г.

Южный храм - церковь типа вписанного креста простого (т. е. без вим) извода на 4 больших квадратных столбах с 3 полукруглыми внутри и снаружи апсидами (общая длина 8,5 м, ширина 7,75 м), причем юж. «неф» чуть шире северного. Купол имеет овальную внутри и снаружи форму, вытянутую по оси «запад-восток», и, будучи меньше подкупольного прямоугольника (1,8×2,7 м), опирается на большие подпружные арки через своеобразные «скаты», заменяющие здесь ступенчатые подпружные арки. Рукава креста перекрыты «ползучими» четвертными сводами, а зап. угловые ячейки - неким гибридом крестового и купольного сводов. Большие подпружные арки - неправильной курватуры и находятся на одной высоте с малыми; все арки очень неровные и опускаются на столбы не на уровне низко посаженных капителей-импостов, а чуть выше. Малые подпружные арки на зап. стене опираются на консоли, а не на пилястры, как на боковых стенах (следующие перестройки?). Пилястры имеются только под зап. боковыми малыми подпружными арками, что объясняется, вероятно, желанием расширить пространство храма к востоку.

Интерьер Южного храма. Фотография. 2017 г.
Интерьер Южного храма. Фотография. 2017 г.

Интерьер Южного храма. Фотография. 2017 г.

В вост. части сев. фасада находится древний выступ, созданный, вероятно, для расширения пространства сев. апсиды (аналогичное расширение имеется и в юж. апсиде). Зап. угловые компартименты храма благодаря одинаковой высоте малых и больших подпружных арок были повышены настолько, что рукава креста практически не возвышаются над ними, и все они изначально имели единое двускатное, слегка закругленное покрытие. Восточные же ячейки снаружи были чуть ниже и убраны вместе с апсидами под такую же двускатную кровлю. Оригинальны окна в апсидах (по одному). Вероятно, по одному еще более узкому окну было в юж. и сев. стенах и 2 узких окна - в зап. стене, так что храм был освещен слабо, преимущественно за счет 4 окон в барабане. Древняя дверь в зап. стене была уничтожена при устройстве нового проема.

При сооружении храма применена та же кладка, что и в Среднем и Северном храмах. В нижней части храма использованы блоки самых крупных размеров, в средней части - совсем мелкие, в завершении наоса - крупнее. В отличие от др. купольных храмов Алании здесь нет плинфы. Храм был отделан плоскими каменными плитами. Снаружи он был покрыт тонким слоем штукатурной затирки-обмазки. Пол был обложен плитами. В окнах апсид использованы ложные арки: эта «варварская» конструкция, характерная для горского строительства более позднего времени и не встречающаяся в др. аланских купольных храмах, предполагает, видимо, участие в возведении постройки местных каменщиков. Очень узкие оконные проемы на зап. стене были перекрыты отдельными плитами с вырезанными в них арочками, как в Сентинском и Шоанинском храмах. Древние литургические устройства храма неизвестны, кроме ступени на уровне солеи. Снаружи храм не имел декоративных элементов; внутри был оштукатурен и, вероятно, расписан.

Южный храм - единственный в Алании представляет «простой» тип вписанного креста, однако по пропорциям центральной ячейки он скорее похож на базилику. Нельзя исключать, что храм заклдывался в виде укороченной базилики с 4 опорами (подобно храму № 6 на Ильичевском городище или св. Анны и Накип-джами в Трапезунде), а достроен был (после изменения заказа, перерыва в строительстве или разрушения первоначального здания) как купольный храм типа вписанного креста. Такое предположение оправдывает наличие «ползучих» четвертных сводов над боковыми рукавами креста, нигде более не встречающихся в аланских и абхазских крестово-купольных храмах, но известных в перекрытиях нефов др. кавказ. базилик (напр., в Болниси, Урбниси, Анчисхати), а также необычную форму перекрытий западных угловых ячеек, больших подпружных арок и купольного перехода и двускатное перекрытие храма (точнее 2 перекрытия: для западных ячеек и боковых рукавов и для восточных ячеек и апсид): такая кровля на всю ширину здания часто встречается в кавказских базиликах. Боковые апсиды также почти одинаковы по высоте с центральной и не имеют разграничения на стыке с боковыми стенами храма. Такая утрата тектоники, известная также в Шоанинском храме, позволяет отнести постройку Южного храма к одному времени с ним или позже, т. е. к кон. X-XI в. Впрочем, если в основе храма действительно лежит базилика, то она, напротив, может датироваться более ранним периодом времени - между 914 и 932 гг. и считаться одной из первых попыток храмоздания в Н. Архызе, а разница в кладке является в таком случае следствием перестройки.

Кузнецов предполагал, что храм был кладбищенским. Он также связывал с некрополем зальную церковь, расположенную у юго-вост. угла Южного храма на плане Струкова, к-рая, однако, указана там как новая монастырская постройка, а ее ось, как и ось соседних древних зданий к западу от Южного храма, отличается от оси построек к востоку и югу от него. Также сомнительно наличие крупного кладбища посреди города. Плотная застройка вокруг Южного храма (в отличие от Среднего и Северного) позволяет предположить, что он был скорее частью комплекса - возможно, чьей-то усадьбы. В пользу приватной функции этого памятника говорят и его скромные размеры - уникальность этого купольного сооружения среди рядовой застройки Н. Архыза позволяет допустить, что он являлся домовым храмом Аланского иерарха.

Крестообразные храмы

Средний Зеленчукский храм, кафедральный собор Алании, стал предметом подражаний в храмах ближайших окрестностей, о к-рых уже как о руинах можно судить преимущественно по рисункам и чертежам Струкова. Ни один из этих храмов не сохранился и не был обследован археологически. Число храмов у авторов разное, но точно известны 3: на Церковной поляне в Архызе (со слегка удлиненным зап. рукавом и двойными или тройными окнами; возможно, идентичен храму в ущелье Б. Зеленчука, чертеж к-рого сделал Куликовский), на р. Б. Зеленчук (с тройными окнами и притвором (?) с юга) и на р. Кяфар (с удлиненным притвором (?) с запада). По своему плану эти храмы близки к Сентинскому. Удлиненный зап. рукав храма на р. Кяфар, возможно, объясняется подражанием Среднему храму, однако это сходство было достигнуто, по всей видимости, за счет пристройки притвора одной ширины с рукавом. Окна поставлены в этих храмах по-разному: по 3 или по 2 (храм на Церковной поляне - впрочем, возможно, что это 2 нижних окна из пирамидальной оконной «тройки», как в Среднем Зеленчукском храме), по одному (вероятно, храм на р. Кяфар). Поскольку бескупольных храмов такого типа ни в Византии, ни на Кавказе не строили, то скорее всего все они были купольными. Датировка этих памятников затруднена, но очевидное подражание Среднему Зеленчукскому храму указывает на время после сер. Х в., а запустение городища, начинающееся с XII в., позволяет сузить время их возведения до сер. Х - нач. XII в.

Изображение т. н. Архызского лика на скале напротив городища, часто публикуемое как произведение с уникальным образом Спасителя, относящееся к древней христианской аланской и визант. культуре, стало в последнее время объектом массового почитания. Однако оно не имеет отношения к средневековью - возраст изображения не превышает неск. десятилетий. Находясь на открытом воздухе в условиях горного климата, оно не могло сохраняться столь длительный срок в почти неповрежденном состоянии: так, только в период между 2002 и 2011 гг., т. е. менее чем за 10 лет, масляная (?) краска в тех местах, где она наложена пастозно, заметно осыпалась. Кроме того, фактура живописи не характерна для средневек. техники, а анализ деталей изображения показывает, что автор не был знаком с правилами церковной живописи. Изображение представляет собой, по сути, маску (без волос и ушей) и при отсутствии обязательных атрибутов иконографии Спасителя (напр., подписи и крещатого нимба) не может считаться сакральным образом.

Лит.: Отчет гг. Нарышкиных, совершивших путешествие на Кавказ (Сванетию) с археол. целью в 1867 г. // ИИАО. 1876. Т. 8. Вып. 4. С. 362-366; Владимир (Петров), еп. Священные достопримечательности по р. Теберде, Кубани и Большого Зеленчука: Из дневника преосв. Владимира, еп. Ставропольского и Екатеринодарского, веденного при обозрении епархии в 1886 г. // Ставропольские ЕВ. 1888. Отд. неофиц. № 22-24. С. 915-942; он же. Из путевых заметок еп. Владимира о Сев. Кавказе, 1886 // РА. 1904. Т. 156. № 4. С. 664-682; Синайский П. Зеленчукский мон-рь и его древности // Там же. 1889. № 1; Сысоев В. М. Поездка на реки: Зеленчук, Кубань и Теберду летом 1895 г. // МАК. 1898. Вып. 7. С. 115-145; Древнехристианские храмы и св. Александро-Афонский Зеленчукский мон-рь в Зеленчукском ущелье Кавказского хребта Кубанской обл. Баталпашинского у. Од., 1904; Федоровский А. С. Археол. заметки о Кубанской обл. // ИИАК. 1913. Вып. 47. С. 155-158; Кузнецов В. А. Северный Зеленчукский храм X в. // Сов. арх. 1964. № 4. С. 136-150; он же. Средний Зеленчукский храм // Там же. 1968. № 3. С. 137-147; он же. Алания в Х-ХIII вв. Орджоникидзе, 1971; он же. Южный Зеленчукский храм // Сов. арх. 1971. № 1. С. 238-244; он же. Зодчество феодальной Алании. Орджоникидзе, 1977; он же. В верховьях Б. Зеленчука. М., 1977. Пятигорск, 2008; он же. Ниж. Архыз в X-XII вв. Ставрополь, 1993; он же. Христианство на Сев. Кавказе до XV в. Пятигорск, 2007, 2010; Малахов С. Н. К вопросу о локализации епархиального центра в Алании в XII-XIV вв. // Аланы: Зап. Европа и Византия. Владикавказ, 1992. С. 149-179; он же. Христианизация Алании в 912-925 гг.: (По письмам Николая Мистика) // Мир православия. Волгоград, 2000. Вып. 3. С. 28-36; Перфильева Л. А. К вопросу о визант. влиянии на культовую архитектуру Северно-Зап. Кавказа X-XI вв. // Аланы: Зап. Европа и Византия. Владикавказ, 1992. С. 180-201; она же. Купольные храмы Зап. Алании в контексте средневизант. архитектурной традиции // Христианское зодчество: Новые мат-лы и исслед. М., 2004. С. 182-216; Пищулина В. В. Христианское храмовое зодчество Сев. Кавказа периода средневековья. Р. н Д., 2006; Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. Нижний Архыз и Сенты - древнейшие храмы России: Проблемы христ. искусства Алании и Северо-зап. Кавказа. М., 2011.
Д. В. Белецкий, А. Ю. Виноградов
Ключевые слова:
Церковная архитектура. Храмы (Россия) Нижнеархызский архитектурно-археологический комплекс, христ. городище Х-ХIV вв., находится на Сев. Кавказе в Карачаево-Черкесской Республике
См.также:
АНТОНИЯ РИМЛЯНИНА В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Новгороде, на правом берегу р. Волхов
АРХАНГЕЛЬСКИЙ СОБОР Московского Кремля, в честь Собора арх. Михаила (8 нояб.), храм-усыпальница московского великокняжеского, затем царского дома
БЕСЕДЫ с. в Московском у., с ц. в честь Рождества Христова
БЛАГОВЕЩЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЦЕРКОВЬ В ЧЕРНИГОВЕ XII в.