Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

НИЖЕГОРОДСКИЙ ПЕЧЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 49, С. 335-348 опубликовано: 27 июля 2022г.


НИЖЕГОРОДСКИЙ ПЕЧЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

(Нижегородской и Арзамасской митрополии), находится в Н. Новгороде, на правом берегу р. Волги. Основан в 1-й пол. XIV в. свт. Дионисием, архиеп. Суздальским, Нижегородским и Городецким.

Свт. Дионисий, архиеп. Суздальский. Керамическая икона (2007) на надвратной Евфимиевской ц. мон-ря. Мастер В. Гришин
Свт. Дионисий, архиеп. Суздальский. Керамическая икона (2007) на надвратной Евфимиевской ц. мон-ря. Мастер В. Гришин

Свт. Дионисий, архиеп. Суздальский. Керамическая икона (2007) на надвратной Евфимиевской ц. мон-ря. Мастер В. Гришин

В сохранившихся источниках указание на точную дату возникновения Н. П. м. отсутствует. С XIX в. в историографии существует устойчивая традиция относить устроение Н. П. м. к 1330 г., причем в большинстве работ нет ссылок на источники (Храмцовский. 2010. С. 309; Макарий (Миролюбов). 1999. С. 353; Макарий. История РЦ. 1995. Кн. 3. С. 121; Гациский. 2001. С. 154; Зверинский. Т. 2. № 1055. С. 270; Лавров. Св. Дионисий. 1892. С. 3; Четыркин. 1897. С. 2-3; Титов. 2001. С. 4; Салько Н. Б. О худож. жизни Н. Новгорода 2-й пол. XIV в. // Очерки по рус. и советскому искусству. Л., 1974. С. 19; Сочнев. 2003. С. 174; Низовский. 2006. С. 87). Архим. Макарий (Миролюбов), стремясь разъяснить возникновение этой даты, писал, что основание Н. П. м. «должно относить к 1330 г.», «сообразуясь с жизнью самого Дионисия и постригаемых от него лиц». Однако историк не указал, как именно соотносится время основания Н. П. м. со временем монашеских постригов учеников Дионисия (Макарий (Миролюбов). 1864. С. 3).

Одним из наиболее известных пострижеников свт. Дионисия был прп. Евфимий Суздальский, в Житии которого содержатся самые ранние достоверные сведения о Н. П. м.: свт. Дионисий отобрал 12 своих учеников и отправил их устраивать новые мон-ри. В частности, прп. Евфимий получил благословение свт. Дионисия на учреждение в Суздале Преображенской обители (см.: Евфимиев суздальский в честь Преображения Господня монастырь). Архиеп. Филарет (Гумилевский) время перехода св. Евфимия из Н. Новгорода в Суздаль относил к 1343 г., а срок его пребывания в Н. П. м., по его определению, составлял «не менее 8 лет», в итоге он датировал основание св. Дионисием Печерского монастыря 1335 г. (Филарет (Гумилевский). РСв. Т. 3. С. 232. Примеч. 117). Но, поскольку 1-я цифра, принятая в расчетах архиеп. Филарета, ошибочна, а вторая введена им произвольно, то и третья, итоговая цифра, никак не может считаться установленной исторической датой.

Нижегородский Печерский мон-рь. Фотография. 10-е гг. XXI в.
Нижегородский Печерский мон-рь. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Нижегородский Печерский мон-рь. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Г. М. Прохоров, предложивший свой расчет даты основания Н. П. м., обратил внимание на то, что, согласно тексту Жития, прп. Евфимий, родившийся в 1316 г., постригся в монастыре у св. Дионисия, будучи еще «отроком». Заметив, что «отрок - понятие довольно емкое»», Прохоров приблизил неопределенное указание на возраст пострижения прп. Евфимия к известному указанию на возраст пострижения др. ученика св. Дионисия - прп. Макария Желтоводского и Унженского - 12 лет. Историк сделал вывод о том, что «монастырь Дионисия приобрел известность в Нижнем Новгороде уже в конце 20 - начале 30-х гг.» (Прохоров Г. М. Повесть о Митяе: Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. Л., 1978. С. 132-133). Однако именно в силу объемности понятия «отрок» прп. Евфимия могли так называть вплоть до достижения им возраста 20 лет, и, следовательно, он мог быть пострижен уже во 2-й пол. 30-х гг. XIV в. Нельзя исключать и того, что указание на принятие им пострига в отрочестве вообще не имеет исторической основы, а использовано составителем Жития прп. Евфимия как дань агиографическому канону. Поэтому хронологические расчеты Прохорова, основанные на интерпретации сведений Жития прп. Евфимия Суздальского, не могут быть приняты безоговорочно.

В исторической лит-ре встречается утверждение, что свт. Дионисий пришел в Н. Новгород, когда город принадлежал суздальскому кн. Александру Васильевичу, разделявшему великое княжение Владимирское с Московским кн. Иоанном I Даниловичем Калитой, и что кн. Александр содействовал созданию обители (Храмцовский. 2010. С. 309; Макарий (Миролюбов). 1864. С. 2; Лавров. Св. Дионисий. 1892. С. 3-4; Четыркин. 1887. С. 2-3, 7; Титов. 2001. С. 4-5; Добротвор. 1947. С. 15; Абрамович Г. В. Князья Шуйские и Российский трон. Л., 1991. С. 21; Сочнев. 2003. С. 174). Такая ситуация действительно могла иметь место только в 1328-1331 гг. Очевидно, в данном случае имя князя не может служить опорой для датировки основания Н. П. м., поскольку появляется в работах историков вслед за уже принятой ими датой 1328-1330 гг., а не извлекается из источников.

Основание Вознесенского Печерского мон-ря. Роспись в св. вратах мон-ря. Нижегородская епархиальная иконописная мастерская «Ковчег». 2015 г.
Основание Вознесенского Печерского мон-ря. Роспись в св. вратах мон-ря. Нижегородская епархиальная иконописная мастерская «Ковчег». 2015 г.

Основание Вознесенского Печерского мон-ря. Роспись в св. вратах мон-ря. Нижегородская епархиальная иконописная мастерская «Ковчег». 2015 г.

Поскольку основание прп. Евфимием мон-ря в Суздале относят к периоду между 1355 и 1363/64 гг. (Маштафаров А. В. Евфимиев суздальский в честь Преображения Господня мужской мон-рь // ПЭ. 2008. Т. 17. С. 361), а в Житии неопределенно указывается на то, что прп. Евфимий, прежде чем перейти в Суздаль, прожил у св. Дионисия «не мало время», некоторые авторы более осмотрительно писали о существовании Н. П. м. только начиная с 40-х XIV в. (Борисов. 1986. С. 91-92; 98. Примеч. 51) или в период правления вел. кн. Нижегородского Константина Васильевича (1341-1355) (Пудалов. 2001. С. 13, 20-21. Примеч. 15). А. А. Булычёв обосновал гипотезу об основании Н. П. м. во 2-й пол. 40-х (не ранее 1347) - нач. 50-х гг. XIV в. (Булычёв. 2006. С. 91). И. М. Грицевская полагает, что обитель стала известна в Н. Новгороде лишь в 50-х гг. XIV в. (Грицевская И. М. Житие Макария Желтоводского и Унженского // БЛДР. 1997. Т. 13. С. 783. Примеч. к с. 264).

Указание на свт. Дионисия как на строителя Н. П. м. содержится в Рогожском летописце. В описании его епископской хиротонии в 1374 г. сообщается, что он был «монастырем строителем» (без пояснения, какого или каких конкретно; ПСРЛ. Т. 15. Стб. 105). Прямо свт. Дионисий назван основателем Н. П. м. в «Книге степенной», где отмечено, что он в «Нижнемъ Новеграде ископа пещеру, идеже люботрудно подвизася и манастырь честенъ состави, зовомыи Печерьскии манастырь» (Степенная книга. 2008. С. 82). Булычёв считает, что ктитором - соучредителем Н. П. м. был вел. кн. Нижегородский Константин Васильевич, пожаловавший в собственность обители ок. 1355 г. оз. Семское Чирятово (Антонов, Маштафаров, 2001. С. 418. № 1; Булычёв. 2006. С. 89).

Первоначально мон. Дионисий «ископа пещеру» по течению Волги, ниже от совр. местоположения мон-ря, в местности, к-рая с XVII в. именовалась Ст. Печёры. По всей видимости, пещеры, созданные основателем Н. П. м. и его последователями, были довольно обширными (Медоваров, Дмитриевский. 2011. С. 226), поэтому память о них сохранилась и в названии обители.

С момента основания в мон-ре действовал общежительный устав: в Рогожском летописце мон. Дионисий прямо назван «общему житию началником» (ПСРЛ. Т. 15. Стб. 106). Исследователи видят в этом факте греческое (афонское) или болгарское влияние (Булычёв. 2006. С. 91).

У основателя Н. П. м. установились тесные связи с суздальскими Рюриковичами - правителями Нижегородского великого княжества и его уделов, благодаря чему обитель быстро развивалась. Не позднее 1367 г., исходя из текста Рогожского летописца (ПСРЛ. Т. 15. Стб. 85), Н. П. м. представлял собой архимандритию, т. к. уже в сане архимандрита Дионисий постриг в монахини вдову скончавшегося в 1365 г. вел. кн. Нижегородского Андрея Константиновича Василису Ивановну (в монашестве Феодора). Архимандрития Н. П. м. оказывала большое влияние на политическую и культурную жизнь Н. Новгорода и Нижегородского вел. княжества (Сочнев. 2012), а впосл.- Московского великого княжества и Русского гос-ва. На протяжении 2-й пол. XIV - нач. XV в. вклады в Н. П. м. делали кн. Борис Константинович (между 1365 и 1394; на «помин души» брата Андрея; Антонов, Маштафаров, 2001. С. 419. № 4), его племянник - Семен Дмитриевич (между 1383 и 1388; Соколова. 1995. С. 65; Антонов, Маштафаров. 2001. С. 419. № 5) и сын - вел. кн. Нижегородский Даниил Борисович (в 1408-1415 или 20-х гг. XV в.; 1423 или 1424) (Соколова. 1995. С. 57-58).

После состоявшейся в 1374 г. в Москве хиротонии архим. Дионисия во епископа «Суждалю, и Новугороду Нижнему, и Городцю», к-рую возглавлял свт. Алексий (ПСРЛ. Т. 15. Стб. 105), его преемником в качестве настоятеля Н. П. м. стал Евфросин, в 1389 г. хиротонисанный во архиепископа Суздальского, вероятно, митр. свт. Киприаном. В 1378 и 1379 гг. Н. П. м. горел во время нападений татар на Н. Новгород, однако быстро восстанавливался.

Во 2-й пол. XIV в. начинает формироваться вотчина мон-ря. Возможно, первым приобретением Н. П. м. стало оз. Семское Чирятово, пожалованное архим. Дионисию вел. кн. Нижегородско-Суздальским Константином Васильевичем ок. 1355 г. В дальнейшем именно водные угодья стали важнейшей частью монастырского хозяйственного комплекса. На рубеже XIV и XV вв. от Павла Родионова и Павла Иванова обители перешло в собственность оз. Обреимовское. А в период между 1392 и 1425 гг. вел. кн. Московский и Владимирский Василий I Димитриевич дал мон-рю жалованную грамоту на озера Колодливое, Святое и Мелкое. Тогда же он вручил обители грамоту на беспошлинный провоз монастырской рыбы по Волге и Суре (подтверждена в 1425-1444 гг. вел. кн. Московским и Владимирским Василием II Васильевичем), что свидетельствует об активной рыбопромысловой деятельности Н. П. м. Кроме того, братия могла заниматься промыслом бобров, как показывает составленная между 1418 и 1444 гг. духовная инока Димитрия Сиротина. На рубеже XV и XVI вв. обитель получила рыбные ловли в верховьях р. Кляпоборицы. По оброчным грамотам, в 1561 г. в распоряжении Н. П. м. оказались: участок на р. Линде для устройства мельницы, Подвязские воды на р. Оке и участок р. Пьяны в Кумышском у. с 11 озерами (эти владения, согласно оброчным выписям, оставались за обителью в 1587-1588 гг.). По оброчной грамоте 1596 г., за Н. П. м. числился участок р. Ватомы (левого притока р. Волги) с 7 озерами. В 1597 г. обитель получила самарские «воды» на Н. Волге. В 1616 г. царь Михаил Феодорович пожаловал мон-рю рыбные ловли и бобровые гоны по р. Кудьме с «падучими» речками.

С кон. XIV в. Н. П. м. начал приобретать и земельные владения, к-рые первоначально располагались преимущественно в Нижегородском у. и представляли собой достаточно развитые хозяйственные комплексы, состоящие из сел с «тянущими» к ним деревнями. Ок. 1383-1388 гг. Нижегородский вел. кн. Борис Константинович пожаловал мон-рю села Кадницы, Новое и Каринское с деревнями. В период между 1392 и 1418 гг. вел. кн. Василий I Димитриевич пожаловал обители с. Юрьевское с деревнями и поля Коропово и Запрудное. До 1418 г. к Н. П. м. отошли села Бечево, Ватома, Микулинское, Рубльское, Ушаково и Берелятево в Нижегородском и Курмышском уездах. В период между 1418 и 1444 гг. печерские земельные владения пополнились деревнями Жуковской и Котовской, с. Ягодным с дер. Полянкой и др. «тянущими» к нему деревнями, с. Карамышевым на Романовой горе. Так сложилось основное ядро монастырской вотчины. Самой ценной ее частью были «бортные ухожаи» по р. Пьяне (с. Ягодное и др.), за к-рые во 2-й пол. XV - нач. XVI в. Н. П. м. пришлось вести многочисленные тяжбы с местными бортниками и землевладельцами. Рост монастырского землевладения продолжился и в следующих столетиях. В XVI в. главными приобретениями Н. П. м. были с. Нагавицино (до 1511), с. Высокое (Высоково, 1540), запустевшее во время Черемисской войны, деревни Ельня и Федяево (Федяково) с пустошами Фроловской и Черемисской (1560), Толоконцевская пуст. с принадлежавшими ей землями (1597). После восстановления разрушенного оползнем в 1597 г. мон-ря царь Борис Феодорович Годунов выдал ему в 1602 г. жалованную грамоту, в которой подтвердил права обители на все ее владения - 6 сел, более 30 деревень, 16 пустошей, до 37 озер, не считая малых водоемов, рыбные ловли, бобровые гоны, бортные леса и сенные покосы. В XVII в. рост монастырской вотчины не прекратился, хотя процесс шел уже значительно медленнее. Н. П. м. имел владения и достаточно далеко от своего местоположения. Так, еще его основателем архим. Дионисием была приобретена 1/3 сельца Ковырёва в Переяславском у., и постепенно это владение с соседними деревнями целиком перешло в распоряжение обители. А благодаря тому, что к Н. П. м. был приписан Кидекшинский (Кидекшский) во имя святых мучеников Бориса и Глеба и первомученика Стефана монастырь в Суздальском у., в его владениях оказалась Плесецкая вол. с 23 деревнями, «бортными ухожаями», рыбными ловлями и бобровыми гонами (Соколова. 1995; Антонов. 2001; Антонов, Маштафаров, 2001).

Верховные светские и церковные власти не только передавали Н. П. м. населенные земли, но и предоставляли различные льготы проживавшим на них монастырским людям. 11 марта 1418 г. митр. Киевский и всея Руси свт. Фотий грамотой на имя архим. Иосифа передал настоятелю право суда над причтом церквей, к-рые «тянут» к Н. П. м., и заменил для этих храмов все сборы фиксированным оброком (АСЭИ. Т. 3. № 303. С. 332). Впосл. эти привилегии Н. П. м. были подтверждены грамотами митр. Московского и всея Руси Афанасия (3 окт. 1564; Антонов, Маштафаров, 2001. С. 433. № 73) и патриарха Московского и всея Руси свт. Иова (Там же. С. 435. № 85).

2 апр. 1512 г. жалованную несудимую грамоту Н. П. м. на все его владения вручил вел. кн. Московский Василий III Иоаннович (Там же. С. 424. № 29); впосл. она подтверждалась царями Борисом Годуновым, Михаилом Феодоровичем (14 июля 1613 и в 1633/34), Алексеем Михайловичем, Иоанном V Алексеевичем и Петром I Алексеевичем (см.: Антонов, Маштафаров. 2001. С. 440. № 117). В грамоте 1512 г. перечислены различные привилегии, предоставляемые обители. Так, настоятель был полновластным судьей над всеми монастырскими крестьянами во всех делах, «кроме убийства, разбоя и татьбы»; все монастырские строения в городах и селах освобождались от казенного постоя и подвод; местным гражданским чиновникам или их наместникам не позволялось въезжать в монастырские вотчины, судить или посылать туда своих подчиненных для суда. Эти права и преимущества подтверждались и позже, напр. при архим. Илии, в 1602 г., царем Борисом Годуновым.

К кон. XVI в. в обители насчитывалось 6 каменных церквей (собор Вознесения Господня, церкви Покрова Пресв. Богородицы, ап. Иоанна Богослова, свт. Николая Чудотворца, святых Бориса и Глеба и прп. Сергия Радонежского), была возведена каменная колокольня; нек-рые из жилых и хозяйственных построек также были каменными.

В 1597 г. Н. П. м. был уничтожен гигантским оползнем. Наиболее подробное описание этого события содержится в Нижегородском летописце - памятнике местного летописания 2-й пол.- кон. XVII в. При этом в различных списках дата этого события разнится: 18 июня, в день памяти мч. Леонтия, 12 июня, 12 и 18 июля. А. С. Гациский считал наиболее корректной дату 18 июня, т. к. она содержалась в древнейшем из списков и соотносилась с днем памяти св. Леонтия, с этим мнением согласилась и М. Я. Шайдакова (Гациский. 1886. С. 36; Шайдакова. 2006. С. 92-93). Признаки грядущей катастрофы наблюдались еще за неделю до самого разрушения, когда близ мон-ря начало «теснить» мост. После этого архим. Трифон вывел в безопасное место всю братию, приказав унести с собой все, что можно было спасти,- иконы, ризы, утварь. В результате подточенная родниками и отколовшаяся от материка вершина горы стала оседать вниз, разрушила все, что находилось на ней и под ней (Гациский. 1886. С. 36-39). Несмотря на практически полное разрушение храмов и строений обители, никто из братии Н. П. м. не пострадал. Пещеры мон-ря в полуразрушенном состоянии просуществовали до XIX в. (Медоваров, Дмитриевский, 2011. С. 227).

В результате оползня были обретены нетленные мощи прп. Иоасафа Нижегородского. В 1598 г. на месте разрушенного Н. П. м. была построена деревянная ц. в честь Преображения Господня с приделами во имя свт. Николая Чудотворца и ап. Иоанна Богослова. В Иоанно-Богословском приделе, по левую сторону от царских врат, под спудом почивали мощи прп. Иоасафа. В 1640 г. Преображенский храм сгорел, в 1644 г. возобновлен, в 1708-1709 гг. построен деревянный, ок. 1782 г. сгорел, в 1788-1794 гг. возведен каменный Преображенский храм с приделом во имя свт. Николая Чудотворца, в 1816 г. устроен 2-й придел - во имя ап. Иоанна Богослова (в 2003-2009 являлся подворьем обители).

В 1598 г., практически сразу после оползня, Н. П. м. был возрожден на современном месте; возведены деревянный шатровый Вознесенский собор с приделом Покрова Пресв. Богородицы и бревенчатая 8-стенная колокольня (на нее перенесены сохранившиеся колокола со старой монастырской звонницы), кельи, ограда. При настоятеле архим. Рафаиле (1628-1637, 1642-1645), в 1631 г., был заложен каменный Вознесенский собор. Т. о., несмотря на так и не полученное разрешение на каменное строительство со стороны московских властей, начал формироваться совр. архитектурный ансамбль мон-ря.

Из летописи Н. П. м. известны многочисленные случаи материальной помощи обители рус. воинам. Так, в 1619 г. мон-рь выделил 300 р. и 1000 четв. ржи и овса на жалованье ратным людям. В 1646 г. направила 20 ратников против крымских татар под Смоленск. Через год в осажденный Смоленск Н. П. м. выслал много хлебных припасов; в Вязьму были отправлены конные вооруженные люди на государеву службу.

В XVII-XVIII вв. Н. П. м. служил и местом содержания преступников, в т. ч. государственных. Так, в обитель были сосланы 50 стрельцов, участвовавших в бунте против царя Петра I. В 1699 г. они были доставлены обратно в Москву. К 1764 г., до секуляризационных реформ имп. Екатерины II, за монастырем числилось до 6 тыс. дес. пахотной земли, 8236 крестьян. В 1764 г. Н. П. м. был отнесен к 1-му классу.

Настоятели

Н. П. м. играли существенную роль в гос. делах. В актах Московских соборов 1581 и 1589 гг. подпись архимандрита Н. П. м. стояла на 9-м месте. В грамоте об избрании на царство царя Бориса Годунова (1598) архим. Трифон подписался 10-м в числе проч. настоятелей мон-рей (Добротворский. 2010. С. 41). В кон. 1608 г. архим. Иоиль отказался подчиниться самозванцу Лжедмитрию II и остался верен царю Василию Иоанновичу Шуйскому (АИ. Т. 2. С. 137. № 107). Настоятель (1611-1616) архим. Феодосий (Ɨ 1617) активно влиял на деятельность органов управления Н. Новгородом в 1611-1612 гг., в сент. 1611 г. возглавлял делегацию, отправленную к кн. Д. М. Пожарскому с призывом возглавить Второе ополчение. Архим. Феодосий активно участвовал в избрании на царство 1-го государя из династии Романовых - Михаила Феодоровича (СГГД. Т. 1. С. 203; Т. 2. С. 281). Архим. Рафаил I в 1635 г. был послан патриархом Московским и всея Руси Иоасафом вместе с протоиереем Архангельского собора Иосифом в Оранки (Орано поле), в 50 верстах от Н. Новгорода, чтобы произвести «следствие» чудес, происходивших от Владимирской иконы Божией Матери. После тщательного расследования чудеса были признаны достоверными и записаны в специальную книгу для ее представления патриарху Иоасафу и царю Михаилу Феодоровичу. В Соборном уложении 1649 г. в лествице настоятелей мон-рей архимандрит Н. П. м. занимал 11-е место. В 1652 г. царь Алексей Михайлович позволил архим. Стефану и последующим настоятелям совершать богослужения (кроме архимандрических преимуществ), с рипидами, палицею и сулком, облачаться среди церкви на ковре и во время Божественной литургии «осеняти свещею, якоже достоит епископу». В 1656-1657 гг. настоятелем Н. П. м. был архим. Иларион, в 1657 г. хиротонисанный во епископа Рязанского, в 1658-1659 гг.- архим. Филарет, ставший в 1672 г. 1-м главой Нижегородской епархии, в 1664-1672 гг.- архим. Иосиф, занявший затем Коломенскую кафедру. По указу Сената в 1725 г. на погребение имп. Петра I был вызван в С.-Петербург архим. Варсонофий. С 1753 г. Н. П. м. возглавлял архим. Палладий (Юрьев), в 1758 г. хиротонисанный во епископа Рязанского и Муромского, а в 1778 г. удалившийся на покой в нижегородскую обитель с правом управления ею. Известный духовный писатель и проповедник еп. Палладий переписывался со старцами Саровской в честь Успения Пресв. Богородицы пуст. Ефремом (Коротковым), иером. Пахомием (Леоновым). В 1772 г. Н. П. м. возглавлял архим. Константин (Борковский), 1-й ректор Нижегородской ДС, в 1773-1774 гг.- архим. Аггей (Колосовский), в 1774 г. хиротонисанный во епископа Белгородского, в 1790-1794 гг.- архим. Иоанникий (Никифорович-Полонский), в 1795 г. хиротонисанный во епископа Подольского, в 1799-1802 гг.- архим. Гедеон (Ильин-Замыцкий), в 1805 г. хиротонисанный во епископа Вятского, в 1821-1828 гг.- архим. Гавриил (Городков), в 1828 г. хиротонисанный во епископа Калужского, в 1847-1850 гг.- Нижегородский еп. Иаков (Вечерков). С этого времени настоятелями монастыря являлись архиереи Нижегородские и Арзамасские, а с 1866 г.- епископы Балахнинские, викарии Нижегородской епархии.

Согласно Латухинской Степенной книге 1676 г., численность братии при основателе архим. Дионисии доходила до 900 чел. (Латухинская Степенная книга: 1676 г. М., 2012. С. 300), однако эта цифра представляется завышенной. Среди учеников архим. Дионисия следует упомянуть прп. Евфимия Суздальского - основателя Евфимиева суздальского в честь Преображения Господня мужского монастыря, прп. Макария Желтоводского и Унженского - основателя Макариева Желтоводского во имя Святой Троицы монастыря и Макариева Унженского во имя Святой Троицы монастыря. Одним из известных насельников мон-ря был Павел Высокий. В кон. XVII - 1-й пол. XVIII в. численность братии достигала 100-105 чел. Во время русско-швед. войны средства насельников Н. П. м. были вложены в строительство в Воронеже военного корабля «Орёл».

Среди послушников Н. П. м. при архим. Макарии (1620-1628) был и Никита Минов, буд. патриарх Никон. При избрании патриарха в настольной грамоте от 6 июля 1652 г. были перечислены 12 кандидатов на Патриаршество. Среди них упоминался и настоятель Н. П. м. архим. Стефан, но не он, а митр. Новгородский Никон стал патриархом Всероссийским. Патриарх Никон любил Н. П. м. и часто помогал ему, выделяя средства из собственной казны; он выдал архим. Герасиму (1653-1656) грамоту, подтверждавшую право служить с рипидами «почести ради честныя обители».

Видимо, имели место связи насельников Н. П. м. с И. Нероновым - деятелем Ревнителей благочестия кружка. Возможно, именно Неронов способствовал поставлению в архимандриты Н. П. м. пополнившего в 30-х гг. XVII в. число братии мон-ря бывш. диакона Успенского собора Московского Кремля архим. Германа I (1645-1649), при к-ром мон-рь после ряда безуспешных попыток получил царское разрешение на строительство каменных храмов (Морохин А. В. Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь и начальная деятельность «ревнителей древнего благочестия» // ОФР. 2012. Вып. 15. С. 305).

После реформы 1764 г. в Н. П. м. было положено проживать 33 насельникам. К 1908 г. в обители проживали наместник, 9 монахов и 30 послушников.

Приписные монастыри и церкви, подворья, вотчины

В разное время к Н. П. м. были приписаны 4 мон-ря: Кидекшинский Борисоглебский, Толоконцев Спасский в с. Толоконцеве Балахнинского (с 1779 Семёновского) у. (основан в нач. XVI в., в 1597-1613 и с 30-х гг. XVII в. приписной к Н. П. м.; в 20-х гг. XVIII в. монастырский храм обращен в приходский), Преображенский в с. Мурашкине Княгининского у. (приписан в 1631 по прошению братии, в 1764 упразднен, храм обращен в приходский), а также Успенский в Заузольской вол. Городецкого (с 40-х гг. XVI в. Балахнинского) у. Также приписными к Н. П. м. были ц. вмч. Димитрия Солунского в Н. Новгороде (на ее месте в 90-х гг. XVII в. возведена ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы) и все храмы в селах, принадлежавших обители (в 1764 были обращены в самостоятельные приходские храмы) (Добротворский. 2010. С. 35). В XVI-XVII вв. Н. П. м. имел подворья в Москве и Н. Новгороде (2 - в кремле для духовенства, 2 - на Верхнем посаде для приезда крестьян).

По переписи 1646 г., обители принадлежало 2147 дворов. Крестьяне занимались хлебопашеством, платили в Н. П. м. денежный и натуральный оброки, выполняли барщину: возделывали пашню, ставили мельницы, возили по указу властей хлеб, мясо и др. в Н. Новгород и Москву. Бобыли занимались бортничеством, охотой, добычей и ковкой металла, рубкой и продажей строевого леса. С кон. XVII в. жители подмонастырских слобод - Ст. Печёрской (25 дворов), Б. Никольской (37 дворов) и М. Никольской (23 двора), Подновской (58 дворов) - занимались огородничеством, внося оброк свежими и солеными огурцами. Н. П. м. регулярно выкупал на Волге рыбные ловли. По переписям 1678 и 1681 гг., к Н. П. м. относилось 2147 дворов, к 1692 г.- 1666 дворов. К 1764 г. обители принадлежало 8236 крепостных. К нач. XVIII в. Н. П. м. владел 7 мельницами, ко 2-й пол. XIX в.- только одной - Зеленцынской на р. Кудьма. В с. Высоком (Высоково) Нижегородского у. располагался монастырский скотный двор.

Архитектурный ансамбль

Н. П. м. возведен в XVII в. на новом месте - на правом берегу Волги, но выше по течению реки. Композиция монастырского ансамбля подчинена топографии участка. На территории обители сохранились все каменные здания, построенные в XVII в. Движение по территории вдоль склона горы от западных ворот к восточным, по-видимому, определило формирование как всего ансамбля в целом, так и отдельных его элементов.

Среди создателей каменных построек - «царский подмастерье каменных дел» Антип Константинов (Возоулин), Федор Опарин, монахи Ефрем Босой и старец Зосима, костромские и балахнинские каменщики. Здания страдали от многочисленных разрушительных пожаров, особенно в 1640, 1743, 1751, 1774 гг. В 1960 г. постановлением Совета министров РСФСР (от 30 авг. 1960 № 1327) ансамбль зданий Н. П. м. был поставлен на гос. охрану как памятник архитектуры республиканского значения. Реставрационные работы на отдельных объектах монастырского ансамбля проводились в 60-80-х гг. XX в. по проектам В. Я. Чащина, им же был разработан проект охранной зоны мон-ря (совместно с архитекторами С. Л. Агафоновым, Л. И. Пименовым; в 1969 утвержден). Мон-рь признан памятником архитектуры федерального значения.

Вознесенский собор. 1631 - 40-е гг. XVII в. Фотография. 10-е гг. XXI в.
Вознесенский собор. 1631 - 40-е гг. XVII в. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Вознесенский собор. 1631 - 40-е гг. XVII в. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Главным элементом ансамбля является Вознесенский собор (1631 - 40-е гг. XVII в.), 2-е по значимости сооружение - Успенская ц. с трапезной палатой, поставленная в 15 м к востоку от алтаря собора (1647-1648); позднее благодаря юж. галерее она была соединена с собором. К числу старых каменных построек принадлежит также надвратная ц. во имя прп. Евфимия Суздальского (1645) на зап. границе мон-ря (обе церкви созданы мастером Антипой Константиновым (Возоулиным)). Существующая колокольня была построена уже после возведения сев. галереи Вознесенского собора (не ранее сер. XVII в.), ее объем примыкает к сев. галерее собора на расстоянии ок. 4 м от его сев. стены, находится на одной оси с зап. поперечным нефом. При больничной палате имеется каменная Петропавловская ц. (1738). К числу жилых зданий относятся архиерейские палаты (1650; XIX в.) в сев.-зап. углу первоначальной территории мон-ря; протяженный келейный корпус (сев. келейный корпус), примыкающий к нему с востока, расположенный параллельно сев. стене монастырской ограды. Северный корпус келий, Вознесенский собор и трапезная Успенская ц. образуют внутренний двор монастыря. Длинная стена корпуса келий воспринимается в панораме с р. Волгой как объединяющая все церковные здания мон-ря.

Белокаменный подклет Вознесенского собора мастер Ф. Опарин с артелью костромских каменщиков из Ипатиевского во имя Святой Троицы монастыря начал возводить летом 1631 г., но в 1632 г. артель по приказу царя перевели на работы в Москву. Созданная властями мон-ря строительная артель, которую возглавили монахи Ефрем Босой и старец Зосима, продолжала строительство и отделку собора до 1640 г.

На территории Нижегородской обл. Вознесенский собор остается древнейшей храмовой постройкой крестово-купольного типа. Пятистолпный на высоком подцерковье собор имеет 5 глав с разного размера барабанами (зап. пара изначально освещала приделы на хорах, поэтому больше по размерам). С запада к основному объему примыкает пониженный притвор-трапезная под коробовым сводом внутри и под 2 скатами снаружи; с востока - 3 алтарные апсиды. Здание имеет подклет, стены к-рого сложены из блоков белого камня, видимо, от разрушенного оползнем прежнего собора XVI в. Одновременно с собором были сооружены сев. паперть и пристройка к сев.-зап. углу на зап. фасаде, назначение к-рой не определено (возможно, здесь был объем первоначальной звонницы собора). Собор имел 2 входа только с сев. галереи - в наос и трапезную. Западный притвор, связанный с храмом обычным арочным дверным проемом, изначально использовался как трапезная палата. Трапезной церковью при ней служил, вероятно, Покровский придел, устроенный в юго-зап. компартименте притвора и отделенный от собственно Вознесенского храма капитальными стенами и сводом. В общей композиции сооружения Покровский придел был выделен увеличенными диаметром и высотой барабана юго-зап. главы. Существовавшая первоначально пристройка на зап. фасаде была смещена к северу. В кон. XVII в. прорублены входные порталы на западном и южном фасадах, и собор был превращен в традиционное сооружение с входами с 3 сторон. В XVIII в. разобрана сев. галерея и построена та, к-рая существует до наст. времени и соединяет южный выход с Успенской трапезной ц. В 70-х гг. XVIII в. позакомарное покрытие заменено 4-скатной кровлей по кованым металлическим стропилам фирмы «Сибирь». В это же время надстроены 3 барабана глав до общей высоты и выполнены из металлических конструкций главы, сохранившиеся до настоящего времени. В стене, отделяющей притвор (трапезную) от храма, прорублены 3 арочных проема, стены трапезной разобраны, и т. о. все внутреннее пространство объединено. В XIX в. построена открытая галерея на кирпичных столбах, опоясывающая собор с севера, запада и юга. В ходе реставрации (1975-1978, архит. Пименов, при участии Г. А. Широковой) были восстановлены первоначальная планировка с 2 входами с сев. галереи, прежние оконные проемы (заложены вновь прорубленные, разобраны поздние крыльца (полностью - XIX в. на зап. фасаде и частично - XVIII и XIX вв.- на южном)), профили на барабанах глав, позакомарное покрытие, полихромная окраска отдельных деталей (архивольты закомар, ниши фризового пояса). К особенностям архитектуры собора следует отнести архаичность декоративного убранства фасадов, малое количество окон, тяготение к приемам XVI в. в решении интерьера, что, возможно, было вызвано стремлением воспроизвести пространственные характеристики разрушенного оползнем собора XVI в. Размеры храма в плане - 18×18 м, высота до закомар - 15 м, зап. притвор в плане - 18×10 м, его высота до карниза - 9 м. Общая высота собора до подкрестного яблока центральной главы - 30 м. Интерьеры собора были расписаны фресками, иконостас выполнил нижегородский мастер Милетий Иванов. Историческая отделка помещений не сохранилась, существующий в церкви резной иконостас и иконы - современной работы.

Нижегородский Печерский мон-рь. Вознесенский собор (в центре), справа: Надвратная ц. во имя прп. Евфимия Суздальского (1645), слева: колокольня (1630–1639). Фотография. 10-е гг. XXI в.
Нижегородский Печерский мон-рь. Вознесенский собор (в центре), справа: Надвратная ц. во имя прп. Евфимия Суздальского (1645), слева: колокольня (1630–1639). Фотография. 10-е гг. XXI в.

Нижегородский Печерский мон-рь. Вознесенский собор (в центре), справа: Надвратная ц. во имя прп. Евфимия Суздальского (1645), слева: колокольня (1630–1639). Фотография. 10-е гг. XXI в.

Надвратная каменная церковь во имя преподобного Евфимия Суздальского сменила деревянное строение с престолом с тем же посвящением, построенное по храмозданной грамоте 1629 г. и сгоревшее в нач. мая 1640 г. Месяц спустя Московский патриарх Иоасаф дал благословенную грамоту печерскому архим. Макарию на перенос на ее место «пустой» (без службы) др. деревянной церкви во имя свт. Николая Чудотворца «на бечеве», стоявшей на волжском берегу ниже места, где прежде располагались строения древнего Н. П. м. Вероятно, деревянные ворота и надвратная церковь после пожара так и не были восстановлены. Между 1642 и 1644 гг. новый архим. Рафаил и келарь Герман обратились к патриарху Иоасафу с челобитной о разрешении «кирпич и камень и известь» готовить на новую каменную надвратную ц. во имя прп. Евфимия Суздальского; мон-рь закупал кирпич в Балахне. В кон. 1644 г. назначенный настоятелем Н. П. м. архим. Герман, бывш. диакон Успенского собора Московского Кремля, пригласил в Н. Новгород зодчего Антипу Константинова (Возоулина), под руководством которого, видимо, был возведен храм. Церковь представляет собой едва ли не единственный сохранившийся пример каменной надвратной монастырской церкви XVII в. типа восьмерик на четверике, поставленной на высокий подклет, в котором устроена широкая проездная арка, с открытым в бесстолпный интерьер храма шатром. Прообразом каменного Евфимиева храма послужил возведенный А. Константиновым в Нижегородском кремле собор арх. Михаила (1628-1631). Вход в храм ведет из юж. притвора, куда в свою очередь можно подняться по каменной лестнице - от крыльца с вост. стороны (т. е., с территории мон-ря). В общей структуре врат храм выделен повышенным объемом, расчлененным на фасадах лопатками на 3 прясла. Его стены обведены широким карнизным поясом (с квадратными нишами в средней части) и увенчаны закомарами по 3 на каждом фасаде, на осях соответствующих прясел. На зап. фасаде 2-я слева лопатка, расположенная над аркой въезда, не доходит до цоколя и опущена до уровня междуэтажного карнизного пояса с опорой на висячую лапу. В нижней зоне этой висящей лопатки размещен каменный киотец, где в наст. время установлен керамический образ прп. Евфимия Суздальского. Аналогичным образом устроены 2 прясла вост. стены алтаря надвратной церкви, пониженный прямоугольный в плане объем к-рого расположен над проездной аркой. Угловые лопатки на нем доведены до цоколя, а средняя упирается в висячую лапу. Здесь, так же как и на зап. фасаде, размещен киотец с совр. керамическим образом свт. Дионисия, еп. Суздальского. В XVIII в., после расширения монастырской территории к западу и строительства новой зап. ограды, Евфимиева ц. потеряла свою функцию надвратной. Во время пожара 1743 г. в ней был поврежден иконостас, к-рый в том же году был «починен» нижегородским столяром Иваном Яковлевым. Позакомарная кровля над четвериком была заменена на 4-скатную. С юж. стороны к церкви был пристроен 2-этажный настоятельский корпус. В 1836 г. в надвратном храме был устроен новый иконостас. В 1848 г. ремонтировались каменные кельи при Евфимиевой ц., внутри она превращена в теплую, покрыта железом. В XIX в. с сев. стороны к бывш. надвратной церкви были пристроены лестница и деревянная паперть на уровне летнего храма, с паперти был пробит новый (северный) вход. На рубеже 20-х и 30-х гг. XX в. Евфимиева ц. была приспособлена под жилье. Историческая отделка помещений (иконостас и росписи) в здании не сохранилась, в храме и юж. притворе в покрытии пола лежат чугунные плиты XIX в.

Церковь в честь Успения Пресв. Богородицы с трапезной палатой. 40-е — 50-е гг. XVII в. Фотография. 10-е гг. XXI в.
Церковь в честь Успения Пресв. Богородицы с трапезной палатой. 40-е — 50-е гг. XVII в. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Церковь в честь Успения Пресв. Богородицы с трапезной палатой. 40-е — 50-е гг. XVII в. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Трапезная палата с церковью в честь Успения Пресвятой Богородицы расположена на высоком подклете. Кирпич для ее строительства закупался в Балахне, особым указом от 24 июня 1647 г. за его перевозку запрещалось брать таможенные пошлины; по Волге на судах его доставляли на пристань рядом с мон-рем. Работы по возведению церкви возглавлял, по-видимому, также А. Константинов (Возоулин). Здание на высоком подклете имеет симметричную планировку и состоит из 2 объемов - крытой на 2 ската обширной трапезной палаты и примыкающей к ней с вост. стороны камерной шатровой трапезной церкви. Главный вход в трапезную осуществляется с крыльца, пристроенного к зап. стене трапезной в XVIII в. Кроме трапезной палаты в здании первоначально размещались келарская и ризница. В подклете были устроены службы монастырской кухни. Дымоходы от кухонных печей располагались в сводах и стенах сооружения так, что отапливали расположенные выше трапезную палату и Успенскую ц., использовавшуюся как зимняя. Дополнительно были поставлены 3 изразцовые печи работы мастеров из Балахны. Две зап. комнаты чашника и хлебодаря на 2-м этаже сообщались лестницей с кухнями. Квадратная в плане трапезная палата перекрыта системой крестовых сводов с опорой на стены и на 4 массивных квадратных в плане столпа. В сев. стене, на центральной поперечной оси трапезной, сохранился проем бокового входа в трапезную. В центре вост. стены трапезной палаты прорезана широкая арка, соединяющая палату с Успенской ц., которая является во многом уникальным сооружением - единственный известный в русской архитектуре XVII в. пример строительства с использованием 4-столпной конструкции в планировке монастырской трапезной церкви. Ее четверик завершен глухим шатром; небольшая каменная маковка покрыта металлом и позолочена, над ней - кованый позолоченный ажурный крест XVIII в.

По архитектурным деталям Успенская ц. схожа с монастырской надвратной ц. во имя прп. Евфимия Суздальского и с Архангельским собором в Нижегородском кремле. Успенская трапезная ц. неоднократно поновлялась и переустраивалась. Еще в XVII в. она соединялась с Вознесенским собором крытой каменной галереей, построенной вдоль юж. фасада этих храмов, др. галерея соединяла ее с казначейским корпусом (не сохр.). В XVIII в. изменили форму ее алтарной части: разобраны и заново сложены стены и свод алтаря, прежние 3 алтарные апсиды заменены одной обширной полуэллиптической. В XVIII в. вместо позакомарного покрытия над храмом возвели 4-скатную кровлю. С запада была пристроена теплая паперть. При строительстве юж. галереи, связавшей трапезную палату и Вознесенский собор, были заложены окна на зап. фасаде, а их наличники срублены. В 1833 г. в трапезной устроен придельный храм (в 1830 и 1833 в трапезной устроили 2 придела), в 1857 г. в подклете сооружена церковь «для погребения и поминовения усопших братии обители, почему и назвали Усыпальницею». В Успенской ц. находились монастырская ризница и б-ка. После упразднения мон-ря ее здание передали Печерскому колхозу.

Строительство архиерейских палат на основании архитектурно-художественного анализа можно датировать кон. XVII или нач. XVIII в.; документы, позволяющие точно определить дату их возведения, не обнаружены. Изначально здание имело каменные (кирпичные) подклет и 1-й ярус под кирпичными сводами. Второй (верхний) ярус был деревянным рубленым. Архиерейские палаты пострадали в пожарах 1743, 1751 гг., после чего стены верхнего яруса келий были сложены уже из кирпича, устроены холодные (летние) кельи, вокруг них по контуру стен нижнего яруса шла обходная галерея на каменных столбах. Судя по описанию 1763 г., вход в палаты был с каменного крыльца, устроенного, по-видимому, в вост. части здания. В нач. XIX в. деревянная шатровая кровля архиерейских палат была заменена пологой железной кровлей. На рубеже XVIII и XIX вв. здание было достроено стенами, соединившими его с объемом сев. башни монастырской ограды. До сер. XIX в. площадка над этой пристройкой и самой башней была крыта легкой деревянной кровлей на деревянных столбах, но не ограждалась стенами и называлась террасой или галереей. С 1-й пол. XIX в. верхний этаж палат, имевший галерею на каменных столбах, использовался только как летние кельи настоятеля. В 1825 г., при архим. Гаврииле, для проживания в корпусе в зимнее время к зданию с юж. стороны был пристроен одноэтажный деревянный оштукатуренный флигель. Тогда же, очевидно, верхний этаж палат был соединен с зап. крыльцом Вознесенского собора «деревянной галереей на арке с балюстрадой» (этот арочный мост-переход не сохр.). В 1866 г., когда в Нижегородской епархии было учреждено Балахнинское вик-ство с правом настоятельства викария в Н. П. м., этот корпус был перестроен под архиерейские покои. В 1887-1889 гг. по инициативе еп. Балахнинского Димитрия (Самбикина) архиерейские палаты были капитально отремонтированы.

9 сент. 1887 г. в деревянном флигеле была освящена крестовая (домовая) церковь во имя святителей Митрофана и Тихона Воронежского и великомученика Димитрия Солунского. В 1888 г. верхние летние кельи были переоборудованы в зимние: сложены 4 изразцовые печи и поставлены зимние рамы в окнах. Предположительно в те же годы были поставлены существующие по сей день контрфорсы на юго-зап. углу здания. В 1926 г. произошло обрушение части свода в одном из помещений нижнего яруса архиерейских палат, сгорели деревянная терраса верхнего яруса и кровля здания. В 1927-1928 гг. архиерейские палаты были переоборудованы под кинотеатр: 2-й ярус здания разобран полностью; снесена деревянная галерея-переход к Вознесенскому собору. Для устройства кинозала в 1-м ярусе разобраны все внутренние стены и своды. В 2005 г. архиерейские палаты отреставрировали с воспроизведением характерных форм архитектуры жилого здания на подклете рубежа XVII и XVIII вв.: восстановлены перекрытия, надстройка 3-м этажом и крыльца (по проекту архитекторов И. С. Агафоновой и П. Ю. Грошева). Основная и наиболее древняя часть памятника - прямоугольная в плане (19×15 м), высота стен - 7-8 м, в зависимости от рельефа. Главный (южный) и северный фасады разделены 3 лопатками на 4 прясла, на боковом юж. фасаде - 2 прясла. Углы объема акцентированы лопатками. Поребрик, опоясывающий здание по периметру, отделяет на фасаде подклет от стен 1-го яруса. Венчает каменные стены объема стилизованный антаблемент с поребриком во фризовой части и карнизом, сложенным «пилой».

Колокольня при возобновлении Н. П. м. на новом месте в 1598 г. была бревенчатой 8-стенной. На нее были перенесены сохранившиеся древние колокола, в т. ч. благовестный колокол (76 пудов). Также на колокольне были установлены башенные часы с боем. Первоначальная каменная монастырская звонница, возведенная одновременно с Вознесенским собором в 30-х гг. XVII в., не сохранилась. Объем ее, как предполагают исследователи, примыкал к левой (северной) части зап. стены трапезной собора; возможно, ей принадлежат следы срубленных стен и остатки фундаментов небольшой пристройки у сев.-зап. угла собора, обнаруженные в ходе реставрации в 70-х гг. XX в.

Существующая колокольня была построена уже после возведения сев. галереи Вознесенского собора, не ранее сер. XVII в., в юж. стене нижнего яруса устроен проем входа в подклет собора. В этот период были возведены 3 нижних яруса, 4-й ярус звона выстроен во 2-й пол. XVII в. В кон. XVII в. колокольня имела в завершении восьмериковый ярус с шатровым покрытием, который до сер. XVIII в. оставался деревянным. В XVII в. на ней располагались 11 колоколов, но в 1701 г. по указу царя Петра I 3 колокола сняли и отправили в Москву для переплавки на пушки. В 1743 г., во время большого пожара в мон-ре, на колокольне сгорели деревянные восьмерик, шатер и глава с крестом. В том же году плотники Балахнинского у. Л. Т. Черноскутов и Е. Е. Попов установили новый шатер на колокольне, окрашенный иконописцем Е. В. Горбуновым. Нижегородский кузнец И. Марков сделал железный крест для колокольни и часы. Золотил крест нижегородский посадский человек А. Анкудинов. В пожаре 28 янв. 1751 г. деревянный шатер с крестом и часами был уничтожен. В 1755 г. вместо прежнего деревянного верха были возведены восьмерик и кирпичный шатер и колокольня стала 5-ярусной. На главке был установлен новый золоченый железный крест. Ремонтировал часы и ковал крест Федор Халезов, кузнец из с. Бор Семёновского у. (исторический часовой механизм не сохр.). В 1848 г. колокольня была отремонтирована. После прекращения служб в 1930 г. с колокольни были сняты колокола. С 1942 г. помещения колокольни, как и Вознесенского собора, использовались спичечной фабрикой, позднее преобразованной в мебельную (до 1971). В ходе реставрации 1978-1979 гг. были укреплены фундаменты, восполнены новым кирпичом выветрившиеся участки кладки стен, шатра и кирпичной главки, восстановлены утраченные металлические связи в основании шатра, реставрирован и укреплен крест.

Больничная церковь во имя апостолов Петра и Павла (40-е — 60-е гг. XVII в.), справа расположен Палладиевский корпус (1758–1765). Фотография. 10-е гг. XXI в.
Больничная церковь во имя апостолов Петра и Павла (40-е — 60-е гг. XVII в.), справа расположен Палладиевский корпус (1758–1765). Фотография. 10-е гг. XXI в.

Больничная церковь во имя апостолов Петра и Павла (40-е — 60-е гг. XVII в.), справа расположен Палладиевский корпус (1758–1765). Фотография. 10-е гг. XXI в.

Больничная церковь освящена во имя апостолов Петра и Павла, но первоначально ее деревянное здание было срублено в вост. части братских келий (1652) и освящено во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. После возведения каменной трапезной и упразднения приделов Вознесенского собора 2 из них были перенесены в больничную церковь. В 1687 г., при архим. Иоасафе, была построена деревянная Макариевская ц. В 1738 г., после пожара, отстроена в камне больничная церковь с престолом во имя прп. Макария Желтоводского. Во время пожара 1751 г. на больничной ц. сгорела крыша. К XVIII в. храм обветшал, был проведен сбор денежных пожертвований на каменное строительство больничной церкви. Настоятель Н. П. м. архим. Филарет и настоятель Макариева Желтоводского мон-ря архим. Иона пожертвовали по 100 р., а казначей Н. П. м. Филагрий - 65 р.

В наст. время храм представляет собой скромное камерное здание. Прямоугольный в плане объем церкви с полукруглой апсидой замыкает собой вост. крыло сев. корпуса келий. Ширина четверика храма равна ширине примыкающего с запада корпуса келий. По высоте церковь по коньку и по свесам кровли чуть ниже 2-этажного корпуса келий. Поперечно ориентированное помещение храма перекрыто сомкнутым 4-лотковым сводом. Завершается здание небольшой главкой на глухом барабане. Архитектура фасадов церкви лаконична и характерна для бесстолпных храмов рубежа XVII и XVIII вв. Углы четверика усилены широкими лопатками. Гладкие стены венчаются широким карнизным поясом, раскрепованным по угловым лопаткам и висячим лапам. Средняя часть карнизного пояса украшена поребриком. Завершаются стены четверика глухими парапетами с 3 кокошниками, обведенными архивольтами 3-центрового очертания. К 1755 г. были заново выстроены каменные больничные кельи. Между 1857 и 1863 гг., при игум. Иеремии (впосл. епископ Нижегородский и Арзамасский), Макариевская больничная ц. была переосвящена во имя апостолов Петра и Павла. Она поновлялась в 1887 г. После закрытия мон-ря в 1923 г. церковь была приспособлена под жилье.

К алтарной апсиде больничной церкви с юго-вост. стороны пристроен вост. келейный Палладиевский корпус (1758-1765), получивший название по имени проживавшего в нем бывш. еп. Рязанского и Шацкого Палладия (Юрьева). Продольно ориентированный с севера на юг прямоугольный в плане 2-этажный корпус келий замыкает собой монастырский двор с вост. стороны: его вост. стена продолжает линию стены вост. ограды мон-ря, сев.-зап. угол здания «врезан» в алтарную стену Петропавловской ц. В нижнем ярусе юж. части корпуса устроена проездная арка вост. (хозяйственных) ворот, в прошлом связывавших мон-рь со слободой «Старые Печеры». К 2018 г. на 2-м этаже корпуса размещаются покои наместника мон-ря.

До 1917 г. на 2-м этаже Палладиевского корпуса, над вост. воротами обители находилась надвратная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, построенная одновременно с корпусом келий (1765); ныне ее место обозначено небольшой деревянной главкой, к-рая возвышается над пологой 4-скатной крышей, размещенной на одной оси с проемом ворот в стене корпуса. Надвратная церковь была выше келий и силуэтом выделялась над стеной ограды, с юга в нее вела узкая каменная лестница с односкатной кровлей. В 1800 г. Покровская ц. сгорела. В 1827 г. нижегородский архит. Леер подготовил проект перестройки и приспособления вост. келейного корпуса под учебные классы Нижегородской ДС. Позже стены корпуса были надстроены 2-м этажом, до высоты карниза Покровской ц. Боевой ход, проходивший вдоль вост. стены монастырской ограды, был превращен в коридор 2-го этажа и возобновлен в 1848-1849 гг. стараниями еп. Нижегородского и Арзамасского Иакова (Вечеркова). В 1857-1860 гг. в здании проживал находившийся на покое еп. Нижегородский и Арзамасский Иеремия (Соловьёв); Покровская ц. была его домовой церковью. В наст. время Покровской ц. не существует: в верхнем этаже этого здания нет соответствующих ей храмового и алтарного помещений.

С кон. XVI в., когда Н. П. м. восстанавливался на новом месте, и до сер. XVII в. братские кельи в нем были деревянными, рублеными. Писцовая книга Н. Новгорода 1621-1622 гг. содержит указание на существование в мон-ре 15 таких келий. Существующий каменный сев. корпус, 2-этажный братский корпус, расположен вдоль кромки волжского обрыва и представляет собой протяженное 2-этажное кирпичное здание длиной более 150 м. Он возводился постепенно: нек-рые его части были выстроены уже в сер. XVII в., другие - в кон. XVII - нач. XVIII в., потом были застроены промежутки между ними. Наиболее древней частью корпуса (нач. 50-х гг. XVII в.) является объем в его зап. крыле под высокой щипцовой кровлей, к-рую, согласно монастырским актам, поновлял в 1672 г. «плотник-иноземец Савка». Зап. ячейка этого объема в 3 световые оси на юж. фасаде ориентирована с севера на юг и выдвинута вперед по отношению к правой (восточной) части почти на 2 м. Этот выступающий ризалит выделен на фасаде угловыми лопатками и увенчан высокой щипцовой крышей, конек к-рой украшен витой кованой решеткой и позолоченным изображением двуглавого орла. Три нижних оконных проема без наличников в наст. время заложены, наличники верхних окон имеют архаичный рисунок: обрамление из простейших висячих полуколонок по бокам и горизонтальной полочки над проемом, выше к-рой обведенный валиком неумело «прорисованный» кокошник, его верхняя часть увенчана треугольным кирпичиком - подобием килевидного подвышения. Правая (восточная) часть этого же объема, как и весь корпус, продольно ориентирована с запада на восток. Окна 1-го этажа с арочными перемычками выполнены без наличников, окна 2-го этажа имеют простые прямоугольные наличники-рамочки. Характер архитектурных деталей, значительная толщина стен 2-го этажа позволяют предположить, что эта часть братского корпуса изначально была выстроена в камне 2-этажной. К сер. XVIII в. сев. корпус уже имел те габариты, что и сейчас. До 1738 г., когда была построена каменная больничная ц. во имя апостолов Петра и Павла, существовали уже больничные кельи (в вост. части корпуса). В пожарах 1743 и 1751 гг. выгорели деревянные части келий (верхний этаж и кровли), растрескались каменные своды и стены нижнего яруса. В 1751 г. был проведен капитальный ремонт. В 1775 и 1778 гг. остававшиеся прежде деревянными кельи 2-го этажа были заменены каменными. В 20-40-х гг. XIX в. в вост. крыле здания в бывш. больничных кельях размещались бедные ученики Печерского ДУ, здесь же находились квартиры их наставников; чертежи и смету на ремонт составил архит. Леер, он же осуществлял приспособление этой части сев., корпуса келий и вост. келейного корпуса под уч-ще. В 1923 г., после закрытия мон-ря, помещения бывш. братских келий были переделаны под коммунальные квартиры, в нач. 60-х гг. в части помещений сев. корпуса разместилась Горьковская специальная научно-реставрационная мастерская (ГСНРПМ), часть корпуса оставалась жилой. В наст. время здание используется по первоначальному назначению, помещения, примыкающие к Петропавловской ц., отданы под монастырскую трапезную. В зап. части корпуса разместились экспозиция и хранилище Церковно-археологического музея Нижегородской епархии; в одном из помещений 1-го этажа устроена церковная лавка.

Внешняя ограда с парадным въездом. Кон. XIX в. Фотография. 10-е гг. XXI в.
Внешняя ограда с парадным въездом. Кон. XIX в. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Внешняя ограда с парадным въездом. Кон. XIX в. Фотография. 10-е гг. XXI в.

Внешняя ограда с парадным въездом (XVIII-XIX вв.) первоначально была деревянной с обрубами со стороны Волги и горы. К 1703 г. она была «вся ветха и столбы подгнили», была построена заново в 1704 г. В 1765 г. архим. Софроний (Долгоневский) добился гос. дотации на возведение каменной ограды с 5 башнями. Вост. стена ограды возводилась вместе с вост. корпусом келий, в его нижний ярус была включена проездная арка вост. (хозяйственных) ворот мон-ря. На северо-западном, юго-западном, восточном углах были поставлены круглые башни. Четвертая башня, северо-восточная, была возведена напротив Петропавловской ц., на линии сев. стены, в 20 м от сев.-вост. угла ограды. Сев.-вост. угол был закреплен маленькой глухой башенкой, сложенной целиком из кирпича (без полости внутри). С внутренней стороны стены была сделана деревянная обходная галерея, т. к. толщина самих стен была недостаточной для прохода. По этой галерее ежегодно устраивался крестный ход вокруг мон-ря (до разборки ее незадолго перед 1857), поскольку после подрезки крутых склонов горы и прокладки вокруг ограды широкой мощеной тропы для крестных ходов начались оползни снега и земли, мешавшие ходу снаружи обители и разрушившие впосл. башни и часть стен. В 1783 г. их ремонт проводил Я. А. Ананьин, стены укрепили «быками» - контрфорсами, переложили 2 башни, покрыли их железом, наверху установили флюгеры в виде трубящих ангелов.

В ходе генерального межевания Н. Новгорода в 1784-1787 гг. были определены четкие границы территории мон-ря, помимо уже существовавшей площади в нее включили также фруктовый сад и конюшенный двор с зап. стороны. До сер. XIX в. парадный въезд в Н. П. м. со стороны города был арочным, под 2-скатной кровлей, с окованными воротами. В 1838 г. архит. А. И. Шеффер предложил провести срочный ремонт стен, к-рый был осуществлен впосл. под надзором и по проекту архит. Леера. Полностью утрачены: надземная часть зап. участка сев. стены (от архиерейских палат до сев.-зап. угла), сев. прясла зап. стены (от сев.-зап. угла до зап. ворот) и зап. часть юж. стены (между юго-западной и южной башнями), деревянные конструкции обходной галереи боевого хода, шедшей по внутреннему периметру стен. Исключение составляет сев.-вост. угол ограды между сев.-вост. башней и вост. корпусом келий, где такая галерея была восстановлена в ходе реставрации в нач. 70-х гг. XX в. Полностью утрачен сев. участок зап. (внутренней) стены между надвратной ц. прп. Евфимия Суздальского и архиерейскими палатами. Зап. ворота, изначально скромные по своим размерам, запечатлены на литографии Быстрицкого сер. XIX в. Согласно летописи Н. П. м. за 1889-1895 гг., эти ворота были построены по проекту епархиального архит. А. К. Никитина (1890). К сер. XX в. сооружение сильно обветшало, пропали живописные изображения в киотах фронтонов, работы по частичной реставрации памятника проводились в 1980 г. под наблюдением архитекторов Пименова и Н. Н. Фроловой. Зап. ворота являются главным входом, они выполнены в виде монолитной триумфальной арки, увенчанной декоративным пятиглавием. В средней части фронтонов на вост. и зап. фасадах установлены деревянные резные киоты, выполненные недавно, но повторяющие историческую форму; в них поместили совр. иконы: Вознесения Господня - на зап. фасаде, Пресв. Богородицы «Знамение» - на восточном.

Шатровая каменная часовня в честь Воздвижения Креста Господня (1687) находилась над спуском по дороге к главным св. воротам со стороны Н. Новгорода. Возводилась при архим. Епифании, участнике суда над патриархом Московским и всея Руси Никоном, по инициативе бывш. архим. Иосифа, сопровождавшего опального патриарха в ссылку в Кириллов Белозерский в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь. Часовня построена от основания восьмериком, переходившим в кирпичный шатер с небольшой главкой на профильной шейке. Внутри стоял деревянный резной крест (4×2,5 аршина) - копия чудотворного креста, поставленного патриархом Никоном на Кий-острове в память о спасении во время бури на Белом м. (см.: Кий-Островский Крестный Онежский мужской монастырь). В 1862 г. Крестовоздвиженская часовня была перестроена в небольшую церковь. В годы советской власти церковь разобрали.

Др. каменная 2-этажная монастырская часовня (1859) была построена по проекту архит. И. К. Кострюкова на средства купца Ф. А. Целованьева на Нижегородской ярмарке для принесения в нее из Вознесенского собора обители Печерской иконы Божией Матери с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием. 29 авг. 1858 г. ярмарочную часовню посетил имп. Александр II Николаевич с супругой Марией Александровной. Часовня была уничтожена в 30-х гг. XX в. при перепланировке территории ярмарки и прокладке новых городских магистралей.

Духовное училище и церковноприходская школа

26 авг. 1822 г. в Н. П. м. было учреждено, а 15 окт. того же года открыто уездное приходское Печерское ДУ. Учебное заведение размещалось в бывш. гостиничном 2-этажном корпусе (1765), надстроенном мезонином. Кроме учебных комнат здесь находились кухня и столовая. В 1867 г. из-за ветхости корпуса и тесноты помещений уч-ще было упразднено, а ученики переведены в Нижегородское Сергиевское ДУ. Освободившееся здание уч-ща ветшало и со временем было превращено в дровяной склад мон-ря. К 1886 г. часть архива Нижегородской духовной консистории хранилась в одной из монастырских башен и в сыром темном подклете Вознесенского собора. Нижегородский и Арзамасский еп. Модест (Стрельбицкий) предложил отремонтировать пустовавший 2-этажный корпус с мезонином и разместить в нем архив. В 1888 г. трудами еп. Агафадора (Преображенского) корпус был приспособлен под церковноприходскую школу для 40 мальчиков (помещение верхнего этажа). Школа получила название «Свято-Владимирское церковноприходское училище». 1 окт. 1889 г. школа из-за тесноты помещения была переведена в братский монастырский корпус рядом с больничным Петропавловским храмом. В кон. XIX - нач. XX в. здесь обучалось более 60 чел. Свято-Владимирское уч-ще просуществовало до 1901 г., а затем в связи с открытием в Ст. Печёрской слободе земского уч-ща, было преобразовано в церковноприходскую школу. В сент. 1917 г. помещение школы было передано уездному земству. После 1918 г. монастырская школа была закрыта, а учебный корпус, где в XIX в. размещалось ДУ, в 20-х гг. был разобран.

Святыни

Самой почитаемой в обители являлась Печерская икона Божией Матери с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием. По преданию, в нач. XIV в. этот образ принес с собой на берега Волги свт. Дионисий. Согласно описям имущества Н. П. м., составленным в XIX в., икона «греческого письма» имела следующие размеры (в окладе): 1 арш. 3 четв. × 1 арш. 1 четв., или 124,5×89 см. Печерский образ был украшен чеканной серебряной позолоченной ризой с накладками из финифти и с различными надписями. О нек-рых чудесах, происходивших от образа, повествуется во Вкладной книге Н. П. м. (издана в 1893). Имелось неск. точных списков монастырской иконы. Существовала традиция передавать образ на время в дома нижегородцев. В 1925 г. икона была изъята из закрытого мон-ря, ныне ее местонахождение неизвестно.

Впервые указание на то, что в Н. П. м. имелась чудотворная икона Божией Матери, встречается в рассказе Нижегородского летописца об оползне, разрушившем 18 июня 1597 г. мон-рь: «А образ чудотворный Пресвятыя Богородицы, и все образы и всякую церковную утварь за неделю до того времени вынесли из храмов вон здорово» (Гациский. 1886. С. 624). Нижегородские краеведы XIX в. считали, что речь идет именно о Печерской иконе Божией Матери (Добротворский. 1850. С. 61; Храмцовский. 1859. С. 313; Четыркин. 1887. С. 112-113). Но в летописном известии не сказано, какой именно чудотворный образ был вынесен из церкви за неделю до разрушительного оползня. Согласно описаниям тех же краеведов, во 2-й пол. XIX в. в Н. П. м. находилась еще одна древняя Владимирская икона Божией Матери, почитавшаяся как чудотворная. О сравнительно давней традиции почитания этого образа свидетельствует попытка печерского архим. Рафаила в 1631 г. получить позволение патриарха на то, чтобы обложить Владимирский образ серебром (Добротворский. 1850. С. 62; Четыркин. 1887. С. 116). На основании сообщения нижегородского летописца невозможно судить, почиталась ли в кон. XVI в. в Н. П. м. Печерская икона Божией Матери и считалась ли, что это она была принесена из Киева свт. Дионисием. Самое раннее свидетельство почитания Печерского образа относится к 1654 г., когда по случаю морового поветрия с этой монастырской иконы был выполнен список, перенесенный 10 окт. того же года в Балахну (Четыркин. 1887. С. 115-116. Примеч. 2). После крестного хода со списком вокруг города эпидемия в Балахне утихла, но указаний на былую принадлежность Печерской иконы свт. Дионисию не приводится. Т. о., имеющиеся данные не подтверждают ни длительности, ни устойчивости традиции почитания Печерского образа в монастыре.

Согласно писцовой книге Н. Новгорода 1621-1622 гг., в иконописном собрании обители было более 100 образов, свыше половины из них украшали серебряные венцы, оклады и многочисленные привески, зачастую вызолоченные и декорированные драгоценными камнями и жемчугом (Писцовая и переписная книги XVII в. по Н. Новгороду. М.; Н. Новг., 2011. Стб. 327-333). В ризнице к нач. XX в. хранилось немало древних святынь. В Н. П. м. имелись многочисленные церковные облачения, покровы и т. д. из дорогих тканей, шитых золотом и «усаженных» жемчугом, 2 серебряные чарки и 2 серебряных ковша (Там же. Стб. 333-339, 341). На протяжении XVII-XVIII вв. ризница пополнилась 2 серебряными вызолоченными потирами, один из к-рых был украшен алмазами, изумрудами, рубинами и жемчугом; серебряными позолоченными дискосом и звездицей, 2 комплектами серебряных вызолоченных сосудов (1646 и 1649), неск. серебряными блюдами, 2 серебряными кадилами и иной драгоценной утварью. Особого внимания заслуживают монастырские напрестольные кресты. Один из них, деревянный 4-конечный, пожертвованный обители в 1723 г., содержал частицы мощей свт. Митрофана, патриарха К-польского, свт. Ионы, митр. Московского, блг. князей Бориса и Глеба, блгв. кн. Георгия Всеволодовича, вмч. Пантелеимона; власы блж. Иоанна Московского, часть ризы прав. Арсения Новгородского. Серебряный с позолотой и эмалевыми травами напрестольный крест был сделан для обители в 1595 г. (о нем см. подробнее: Постникова-Лосева М. М., Платонова Н. Г., Ульянова Б. Л. Золотое и серебряное дело XV-XX вв.: [Территория СССР]. М., 1985. С. 89-90). Имелись еще 3 деревянных, обложенных серебром напрестольных креста и мн. наперсные серебряные вызолоченные кресты с камнями и иными украшениями и богато декорированные панагии. После 1922 г. ризница была разграблена, только нек-рые святыни и раритеты сохранились в ГИМ, НГИАМЗ и НГХМ.

Библиотека

С XIV в. обитель получила известность как культурный центр. Яркой фигурой нижегородской духовной жизни той эпохи был старец Павел Высокий. В Рогожском летописце и Симеоновской летописи в связи с преставлением Павла 1 янв. 1383 г. сказано о нем как о «книжном, грамотном, чюдном старце, пожившем добрым житием святым». В Никоновской летописи эта характеристика существенно расширена. Там уже говорится, что он «писаше книги учительныя и к епископом посылаше» и что, «егда же беседы время бываше ему, многоразсудень и полезнь зело и слово его солью Божественою разстворено» (Прохоров Г. М. Павел Высокий // СККДР. 1989. Вып. 2. Ч. 2. С. 155-156). Упоминание летописца о «беседах» Павла Высокого некоторые исследователи трактуют как указание на некие «лекции» и «диспуты» на философско-богословские темы, к-рые велись в его келье.

Монастырская б-ка, начавшая формироваться вскоре после основания обители, к нач. ХХ в. насчитывала свыше 1 тыс. рукописных и печатных книг. В советское время это собрание не сохранило своего единства. Наибольшая часть известных печерских рукописей хранится в фондах Центрального архива Нижегородской обл. Среди них - синодик Нижегородского Печерского мон-ря («Синодик Трифона»; 1595; дописывался в ХVIII в.; ЦАНО. Ф. 2636. Оп. 2. № 1), синодик Печерского мон-ря («Синодик Германа»; 1649; дописывался в XVIII в.; Там же. № 2), Трефолой (Минея праздничная) (XVI в.; вкладная запись нач. XVII в.; Там же. № 8), Триодь Цветная (XVI в.; Там же. № 14), Служебный сб. (нач. XVII в.; Там же. № 17), Сборник служебный (1-я треть XIX в.; Там же. № 23), Сборник служб и житий русских святых (кон. XVI (?) - нач. XVII в.; неск. записей скорописью в XVII, XVIII и XIX вв.; Там же. № 31), Сборник (Патерик Киево-Печерский и Житийник; 3-я четв. XVI в. (1564 г.); Там же. № 49), Сборник уставных чтений (нач. XVI в.; Там же. № 52), Сборник минейный (нач. XVII в.; Там же. № 54), «Слова постнические» прп. Исаака Сирина (1853; Там же. № 59), Чиновник (XVIII в.; Там же. № 61), синодик (кон. XVI - нач. XVII в.; Там же. Ф. 2013. Оп. 602а. № 1), синодик (с «Синодиком опальных»; 1556; Там же. № 161).

В отделе редких книг и рукописей Нижегородской областной универсальной научной б-ки хранится рукопись, которую в 1650 г. слуга монастыря Григорий Страхов передал приписной Успенской пуст. на р. Линде (НГОУНБ. Ф. 1. Оп. 1. Ед. хр. 187: Житие Зосимы и Савватия Соловецких; 1-я пол. XVII в.). Сохранились также Вкладная книга и книга преданий о первоначальных чудесах, свершившихся от иконы Печерской Богоматери (1691-1743; НГИАМЗ. Кр. 229 (ГОМ. 13746)), синодик (2-я пол. XVII в.; Там же. 14982), синодик (кон. XVII в.; Там же. 16280).

Некрополь

Некрополь Н. П. м. в совр. виде формировался с нач. XVII в. Среди похороненных в обители - схим. Авраамий (Скрыпеев; † 1630), бывш. митр. Солунский (Фессалоникийский) Паисий († 1632), представители рода Приклонских, являвшихся «послухами» при подписании различных актов Н. П. м. с сер. XVI в., архим. Варлаам († 1680).

Первым из настоятелей в Н. П. м. в больничной Макариевской ц. за правым клиросом был погребен еп. Рязанский и Муромский Палладий (Юрьев). В 1857 г. еп. Нижегородским Иеремией (Соловьёвым) под сводами Успенского храма была устроена усыпальница с церковью во имя Киево-Печерских чудотворцев и с приделами во имя прп. Сергия Радонежского и свт. Димитрия Ростовского для погребения усопшей братии. К 1890 г. усыпальница Успенской ц. «пришла в ветхость» и нижегородский купец Родион Иванович Грибков пожертвовал на ее ремонт 200 р. Здесь был погребен еп. Балахнинский Поликарп (Гонорский; † 1891). Близ алтаря Успенского храма был похоронен подвижник иеросхим. Мардарий († 1859). У алтарей Вознесенского и Успенского соборов похоронены архим. Софроний (Долгоневский; † 1772), архим. Константин (Борковский; † 1772), архим. Иринарх († 1821) и архим. Ириней († 1846). Другие насельники XIX - нач. XX в. были похоронены под сводами Успенской ц.

Известно, что в 1887 г. нижегородский отставной чиновник А. И. Архангельский сделал вклад в обитель государственными банковскими билетами на сумму 200 р. за место на монастырском кладбище для погребения своего сына Антония. В том же году по завещанию протоиерея балахнинского собора Иоанна Серебровского за его погребение на монастырском кладбище и за вечное поминовение был сделан вклад в размере 500 р. Среди погребенных в обители в XIX - нач. XX в. были нижегородцы разного звания и положения: нижегородский губернатор А. М. Руновский, А. Н. Карамзина, князья П. С. Трубецкой и А. П. Трубецкой, Н. Г. Шаховской и кнг. М. К. Шаховская, баронесса Мария Ашь, кн. Ф. Н. Черкасский, супруги князья Кулунчаковы, груз. кн. Н. А. Дадиани и др.

Число захоронений близ Вознесенского собора и Успенской ц. все более увеличивалось, что подтверждается обозначенными границами кладбища на планах мон-ря 1896 г. На плане 1924 г. также видно, что кладбище окружает Успенскую ц. с зап., вост. и юго-вост. стороны. В 20-х гг. XX в. Нижегородским губернским музеем было зарегистрировано 42 могилы с захоронениями нижегородских общественных деятелей.

К 2018 г. на территории Н. П. м. уцелели лишь фрагменты древнего некрополя. По рассказам местных жителей, при возведении совр. построек находили большое количество склепов, к-рые уничтожались, кости же погребенных людей были разбросаны по всей территории обители. Нек-рые из разоренных склепов сохранились. В 2000 г. по благословению митр. Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) сохранившиеся надгробные памятники, к-рые находились на территории Н. П. м., были собраны и установлены напротив алтаря Вознесенского собора.

1918-2018 гг.

6 нояб. 1918 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности был расстрелян настоятель Н. П. м. викарий Нижегородской епархии еп. Балахнинский сщмч. Лаврентий (Князев). Несмотря на то что в 1925 г. мон-рь перешел в ведение губ. музея, ризница была разграблена. В 1931 г. сотрудники музея сдали на переплавку 9 колоколов и все кованые ограды и кресты с монастырского погоста. В Вознесенском соборе находилась столярная мастерская артели «Маяк», а в его подвалах - овощехранилище. В Успенской ц. разместился архив, в настоятельском корпусе - кинотеатр «Колхозник», а братские корпуса и даже башни были приспособлены под квартиры. В 1960 г. Н. П. м. был присвоен статус памятника архитектуры республиканского значения. Работы по реставрации начались после переезда в здания обители в 1971 г. Горьковской специальной научно-реставрационной мастерской, трудами коллектива которой были частично восстановлены Вознесенский собор, Успенская ц., архиерейский корпус, стены и башни.

В 1994 г. Н. П. м. был возвращен РПЦ. Митр. Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) принял мон-рь в свое ведение. Наместником был назначен иером. Александр (Каменев). 17 нояб. 1999 г. по распоряжению митр. Николая и. о. наместника стал игум. Тихон (Затёкин), 19 апр. 2000 г. решением Синода утвержден в должности наместника.

Первым храмом, к-рый был вновь освящен в обители митр. Николаем, стала надвратная ц. во имя прп. Евфимия Суздальского. 24 нояб. 1999 г. в братском корпусе был освящен храм во имя апостолов Петра и Павла, где в дальнейшем совершали богослужения. В престольный праздник Вознесения Господня в 2000 г. состоялось освящение Вознесенского собора. Осенью того же года на колокольню был поднят колокол, отлитый в Сарове (точная копия сохранившегося в Суздальском музее-заповеднике старинного колокола, пожертвованного в XVI в. обители царем Иоанном IV Васильевичем Грозным). Ведутся реставрационные работы монастырских построек, отремонтированы настоятельский и келейные корпуса, открыта иконно-книжная лавка, восстанавливается внутреннее убранство Вознесенского собора. На колокольне имеются новые колокола, отлитые по благословению наместника в г. Каменске-Уральском.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в Церковно-археологическом музее Нижегородской епархии. Фотография. 2017 г.
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в Церковно-археологическом музее Нижегородской епархии. Фотография. 2017 г.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в Церковно-археологическом музее Нижегородской епархии. Фотография. 2017 г.

В 2001 г. в Н. П. м. была доставлена рака с частицами мощей Киево-Печерских чудотворцев, к-рая хранится в Вознесенском соборе. Там же находятся ковчеги с частицами мощей прп. Симеона Верхотурского, блж. Матроны Московской и др. святых.

1 мая 2003 г. Нижегородский и Арзамасский еп. Георгий (Данилов) освятил в одном из корпусов Н. П. м. 1-й в Нижегородском крае церковно-археологический музей. Экспонаты в 2 залах на 1-м этаже здания посвящены истории обители. Здесь представлены как древнейшие археологические находки из раскопок на территории первоначального местонахождения Н. П. м., так и копии редких архивных документов XVI-XIX вв. В экспозиции музея находятся церковная утварь, богослужебные сосуды, образцы старинных церковных облачений, а также дореволюционные награды, к-рых удостаивались представители духовенства. Здесь можно увидеть уникальные иконы. Среди экспонатов много дореволюционных фотографий, дающих представление о прежнем убранстве обители. История Н. П. м. отражается также в совр. живописных репродукциях. В залах 2-го этажа выставлены рукописные и старопечатные книги, дореволюционные издания, посвященные истории Нижегородской епархии. Один из разделов экспозиции посвящен последним настоятелям обители нач. ХХ в.- новомученикам и исповедникам Церкви Русской, епископам Балахнинским сщмч. Лаврентию (Князеву) и сщмч. Петру (Звереву). Часть залов музея периодически используется для размещения тематических выставок.

С 2000 г. Н. П. м. занимается издательской деятельностью. Под редакцией наместника выходит историко-краеведческий ж. «Нижегородская старина», более 20 изданий посвящено истории РПЦ и Нижегородского края. Мон-рь совместно с Нижегородским телевидением выпускает документальные фильмы, посвященные истории Нижегородской епархии. Братия окормляет Нижегородскую академию МВД, местную воинскую часть, областную больницу им. Н. А. Семашко и туберкулезный диспансер. Также мон-рь занимается духовным окормлением школ Нижегородского р-на города.

Настоятелем и священноархимандритом Н. П. м. является митр. Нижегородский Георгий (Данилов). К 2018 г. в мон-ре проживали ок. 20 монашествующих.

Арх.: РГАДА. Ф. 1354. Оп. 296/1. Д. 1; РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 979; Ф. 834. Оп. 3. Д. 1914; ГИМ. Увар. Д. 980-Б; РНБ. Погод. Оп. 2. Д. 1994; ЦАНО. Ф. 579. Оп. 604. Д. 85-а, 86 (Снежницкий А. Летопись нижегородского Печерского Вознесенского первокл. муж. мон-ря), 91, 121; Ф. 2013. Оп. 602а. Д. 161; Ф. 2636. Оп. 2. Д. 1.
Ист.: ПСРЛ. Т. 11, 14, 14; Акты нижегородских мон-рей Печерского и Благовещенского // Нижегородские ГВ. 1848. Ч. неофиц. № 2-23, 31, 37-40; ДАИ. Т. 2. С. 41; Гациский А. С. Нижегородский летописец. Н. Новг., 1886, 2001п; Акты осмотра зданий нижегородского Печерского мон-ря // Нижегородские ЕВ. 1887. № 15. Ч. офиц. С. 383-386; Вкладная книга нижегородского Печерского мон-ря / Предисл.: А. А. Титов. М., 1898; Акты нижегородского Печерского Вознесенского мон-ря / Предисл.: А. А. Титов. М., 1898; Драницын Н. И. Копия грамот Печерскому мон-рю в Н. Новгороде // Действия Нижегородской УАК. 1909. Т. 8. С. 353-361; АСЭИ. 1964. Т. 3. С. 332-335. № 303-305; Соколова Н. В. Древнейшие акты нижегородского Печерского мон-ря // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерус. письменности и лит-ры. Н. Новг., 1995. С. 52-68; Антонов А. В., Маштафаров А. В. Вотчинные архивы нижегородских духовных корпораций кон. XIV - нач. XVII вв. // РД. 2001. Вып. 7. С. 415-445; Пудалов Б. М. Синодик нижегородских князей: (Опыт реконструкции) // Памятники христ. культуры Нижегородского края. Н. Новг., 2001. С. 13, 20-21; он же. Приходно-расходная книга 1583 г. нижегородского Печерского мон-ря: (Публ. текста) // Нижегородская старина. 2012. Вып. 33/34. С. 49-56; Шайдакова М. Я. Нижегородские летописные памятники XVII в. Н. Новг., 2006; Степенная книга Царского родословия по древнейшим спискам. М., 2008. Т. 2; Синодик нижегородского Вознесенского Печерского мон-ря 1552 г. Синодик опальных царя Иоанна Грозного. Н. Новг., 2009; Синодик нижегородского Вознесенского Печерского монастыря 1595 г. Синодик архим. Трифона. Н. Новг., 2010.
Лит.: Печерский мон-рь // Нижегородские ГВ. 1849. Ч. неофиц. № 49. С. 548; Добротворский С. А., прот. Описание нижегородского первокл. муж. мон-ря. Н. Новг., 1850 (То же // Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь. Н. Новг., 2010. С. 11-72); Макарий (Миролюбов), архим. Памятники церк. древностей в Нижегородской губ. СПб., 1857. Н. Новг., 19992; он же. Св. Дионисий, архиеп. Суздальский, основатель нижегородского Печерского мон-ря. Н. Новг., 1864; Храмцовский Н. И. Краткий очерк истории и описание Н. Новгорода. Н. Новг., 1859. Ч. 2. С. 101-112 (То же // Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь. 2010. С. 76-86); Филарет (Гумилевский). РСв. Т. 3; Четыркин И. Н. Ист.-стат. описание нижегородского Печерского Вознесенского муж. мон-ря. Н. Новг., 1887 (То же // Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь. 2010. С. 91-217); Снежницкий А. Н., диак. Адрес-календарь Нижегородской епархии: В память исполнившегося в 1888 г. 900-летия Крещения Руси. Н. Новг., 1888. С. 238-243; он же. Печерская часовня в Нижегородской ярмарке. Н. Новг., 1901; Муравьёв А. Н. Печерская обитель // Он же. Путешествие по св. местам русским. СПб., 18896. Ч. 2. С. 121; Лавров Д. В. Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь. СПб., 1892; он же. Св. Дионисий, архиеп. Суздальский и митр. всея России, основатель нижегородского Вознесенского Печерского мон-ря. Н. Новг., 1892; Добровольский М. В., прот. Краткое описание Нижегородских церквей, мон-рей и часовен. Н. Новг., 1895; он же. Путеводитель по святыням и церк. достопримечательностям г. Н. Новгорода. Н. Новг., 1912; Серебровский И., свящ. Гробница схим. Иоасафа в с. Ст. Печерах. Н. Новг., [1900]; Драницын Н. И. Краткий указ. святынь и достопримечательностей нижегородского Печерского Вознесенского мон-ря. Н. Новг., 1902; Добротвор Н. М. История г. Горького. Горький, 1947; Борисов Н. С. Рус. Церковь в полит. борьбе XIV-XV вв. М., 1986; Филатов Н. Ф. Купола, глядящие в небеса. Н. Новг., 1986. С. 207-240; Пудалов Б. М. Хронологический указ. властей Печерского мон-ря // Город славы и верности России: (Мат-лы конф., посвящ. 775-летию Н. Новгорода. 26-27 апр. 1996 г.). Н. Новг., 1996. С. 36-39; Дмитриевский С. М. Археол. разведка в районе Печерского мон-ря // Нижегородские исслед. по краеведению и археологии: Ежег. Н. Новг., 1997. С. 56-60; он же. Агиогр. источники о роли нижегородского Печерского мон-ря в общежит. реформе XIV в. // Древнерус. книжная традиция и совр. народная лит-ра: Тез. докл. Междунар. науч.-практ. конф., 14-16 окт. 1998 г. Н. Новг., 1998. С. 18-22; он же. Археол. исслед. в Ст. Печерах в 1996 г. // Нижегородские исслед. по краеведению и археологии. 1999. С. 77-88; Галай Ю. Г. Печерский Вознесенский муж. мон-рь в советское время // Русское православие: Вехи истории. Н. Новг., 1998. С. 106-113; Антонов Д. А. Этапы формирования землевладения нижегородского Печерского мон-ря в XIV - нач. XVIII в. // Нижегородские исслед. по краеведению и археологии. 2001. С. 85-100; Титов А. А. Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь. Н. Новг., 2001; Сочнев Ю. В. Обзор истории церк. управления в Суздальско-Нижегородском княжестве в XIV в. // Нижегородские исслед. по археологии и краеведению. 2003. С. 172-185; он же. Архимандрития в Н. Новгороде в XIV в. // Вопросы архивоведения и источниковедения в высшей школе: Сб. мат-лов 10-й Регион. науч.-практ. конф. (13 дек. 2012 г.). Арзамас, 2012. Вып. 9. С. 41-49; Низовский А. Ю. Правосл. храмы и мон-ри. М., 2005; Булычёв А. А. Из истории русско-греч. церк. и культурных взаимоотношений 2-й пол. XIV ст.: (Судьба свт. Дионисия Суздальского) // ВЦИ. 2006. № 4. С. 87-121; Тихон (Затёкин), архим., Дёгтева О. В. Спасо-Преображенская ц. в слободе Ст. Печеры г. Н. Новгорода // Нижегородская старина. 2006. Вып. 12. С. 60-66; Тихон (Затёкин), архим. Вознесенский Печерский муж. монастырь: История и современность. Н. Новг., 2008; он же. Древняя обитель: История Вознесенского Печерского муж. мон-ря в жизнеописаниях его настоятелей. Н. Новг., 2012-2015. 3 т.; Дёгтева О. В. Чудотв. икона Божией Матери «Печерская» и строительство на Нижегородской ярмарке монастырской часовни в сер. XIX ст. // Нижегородская старина. 2010. Вып. 23/24. С. 85-90; она же. История создания при Вознесенском Печерском муж. мон-ре Свято-Владимирской церковно-приходской школы. // Там же. 2011. Вып. 27/28. С. 148-151; Нижегородский Вознесенский Печерский мон-рь. Н. Новг., 2010; Медоваров Е. В., Дмитриевский С. М. Пещеры нижегородского Вознесенского Печерского мон-ря: Новые письменные источники и перспективы обнаружения // Спелеология и спелестология: Мат-лы II Междунар. науч. заочной конф. Набережные Челны, 2011. С. 225-228.
Архим. Тихон (Затёкин),Д. Ю. Кривцов, М. С. Шумилкин
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Церковная архитектура. Храмы (Россия) Библиотеки монастырские Некрополи Нижегородский Печерский в честь Вознесения Господня мужской монастырь (Нижегородской и Арзамасской митрополии)
См.также:
ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ ставропигиальный, мужской, расположен в Волоколамском р-не Московской обл.
ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Костромской и Галичской епархии
МОСКОВСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Спаса на Бору), находился в Московском Кремле
ДАЛМАТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Курганской и Шадринской епархии), в г. Далматове Курганской обл.
ДАНИЛОВ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО ДАНИИЛА СТОЛПНИКА МОСКОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Данилов Во Имя Преподобного Даниила Столпника Московский Мужской Монастырь (ставропигиальный МП РПЦ)
ЕВФИМИЕВ СУЗДАЛЬСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Суздале Владимирской обл.
ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Елеазаровский Трехсвятительский Великопустынский) (Псковской и Великолукской епархии), в дер. Елизарово Псковского р-на и обл. Первоначально мужской, с 2000 г.- женский
КАНДАЛАКШСКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Кольском у. Архангелогородской пров. и губ.
КИЕВСКИЙ ВЫДУБИЦКИЙ ВО ИМЯ АРХАНГЕЛА МИХАИЛА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (в честь Чуда арх. Михаила в Хонех), находился в Киеве
КИРИЛЛОВ НОВОЕЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился на Красном (Огненном) о-ве Нового оз. (Новоозера, ныне Новозеро), в 30 верстах от г. Белоозеро (ныне Белозерск Вологодской обл.)
КОРЕЛЬСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в юго-восточной части Двинской губы, в Никольском устье р. Сев. Двина (ныне г. Северодвинск Архангельской обл., территория ОАО «ПО "Севмаш"»)
КОРЯЖЕМСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в 15 верстах от г. Сольвычегодска Вологодской губ., близ устья р. Коряжемки