Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ
Т. 47, С. 688-699 опубликовано: 14 марта 2022г. 


МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Карта сев. побережья Кольского п-ова с Кольским острогом и изображением мест-ных жителей. Гравюра из кн.: Gerrit de Veer. Warhafftige Relation. Der dreyen newen Vnerhцrten seltzamen Schiffart... Nьrnberg, 1598. Р. 225
Карта сев. побережья Кольского п-ова с Кольским острогом и изображением мест-ных жителей. Гравюра из кн.: Gerrit de Veer. Warhafftige Relation. Der dreyen newen Vnerhцrten seltzamen Schiffart... Nьrnberg, 1598. Р. 225

Карта сев. побережья Кольского п-ова с Кольским острогом и изображением мест-ных жителей. Гравюра из кн.: Gerrit de Veer. Warhafftige Relation. Der dreyen newen Vnerhцrten seltzamen Schiffart... Nьrnberg, 1598. Р. 225
Субъект РФ в составе Северо-Западного федерального окр. Площадь М. о.- 144,9 кв. км. Адм. центр - г. Мурманск. Относится к районам Крайнего Севера, входит в Арктическую зону РФ; бо́льшая часть области расположена за Северным полярным кругом. На юге и востоке омывается водами Белого м., на севере - водами Баренцева м. На западе М. о. проходит гос. граница с Норвегией и Финляндией, на юге М. о. граничит с Республикой Карелия. Полезные ископаемые представлены месторождениями апатито-нефелиновых руд, железных и медно-никелевых руд; имеются месторождения редкоземельных металлов (крупнейшие в РФ), а также полудрагоценных (аметист) и драгоценных (алмазы) камней. На шельфе Баренцева м. ведется добыча нефти; здесь же расположено Штокмановское газовое месторождение. Население - 757,6 тыс. чел. (2017). Национальный состав: русские - 73,14%, саамы - 7,47, финны - 7,42, коми - 3,13, татары - 1,36, украинцы - 0,93, белорусы - 0,53%. В составе М. о. 17 административно-территориальных единиц: 6 районов, 6 городов областного значения и 5 закрытых административно-территориальных образований. Всего в М. о. 16 городов, 12 поселков городского типа и 98 сельских населенных пунктов. Плотность населения - 5,2 чел. на кв. км. Городское население - 92,7%.

История, административное устройство

Петроглифы Чальмны-Варрэ у р. Поной. III–II тыс. до Р. Х. Фотография. 2006 г.
Петроглифы Чальмны-Варрэ у р. Поной. III–II тыс. до Р. Х. Фотография. 2006 г.

Петроглифы Чальмны-Варрэ у р. Поной. III–II тыс. до Р. Х. Фотография. 2006 г.
Заселение территории Кольского п-ова человеком относится к эпохе мезолита (VIII-VII тыс. до Р. Х.), когда шла колонизация М. о. с территории Скандинавии. В эпоху неолита и раннего металла колонизация осуществлялась с территории европейской части России. Памятники М. о. эпохи мезолита и неолита относятся к археологическим культурам комса и ямочно-гребенчатой керамики; эпохи металла - к культуре асбестовой керамики. Известными археологическими памятниками М. о. являются Оленеостровский могильник (о-в Б. Олений в сев. части Кольского зал., IV-III тыс. до Р. Х.), петроглифы Чальмны-Варрэ (р. Поной, III-II тыс. до Р. Х.) и Канозера (VI-II тыс. до Р. Х.).

В заселении Кольского п-ова принимали участие представители разных расовых и языковых групп - европеоиды и монголоиды. Их смешение привело к формированию коренного народа региона - саамов. Саамы относятся к лапоноидному типу большой европеоидной расы, говорят на языке финно-угорской языковой семьи. В I - сер. II тыс. по Р. Х. саамы заселяли территории совр. М. о., Карелии, Северо-Запада России. К XVI в. они были вытеснены на территорию Кольского п-ова и сев. районов Карелии. В наст. время саамы помимо М. о. живут в Финляндии, Норвегии и Швеции. Основу их хозяйства составляют оленеводство, рыболовство и охота.

В XI-XII вв. началось освоение территории Кольского п-ова («Тре», «Терь» в новгородских источниках) Новгородом. «Тре» («Терь») регулярно упоминается в договорах Новгорода с вел. князьями как одна из волостей. Здесь представители Новгорода собирали дань с саамов. На рубеже XIII и XIV вв. сюда отправляли «кречатых помытчиков» вел. князья Владимирские. В кон. XIV-XV в. территория Кольского п-ова осваивалась карелами и русскими, выходцами из новгородских земель. Появились поселения на Терском и Кандалакшском берегах Белого м. (юг М. о.) - Умба и Варзуга (старейшие), Кандалакша, Порья Губа, Кереть, Ковда. Здесь происходило формирование субэтнической группы русских - поморов. Основу занятий поморов составляли рыбный и морской звериный промыслы. Адм. центром региона до кон. XVI в. была Кандалакша, где находились лопские даньщики - сборщики саамской дани и представители местной администрации. Отношения даньщиков и местного населения регулировали уставные грамоты, старейшая из них датирована 1517 г.

С сер. XVI в. на Мурманском берегу Кольского п-ова (побережье Баренцева м.) развивался рыбный промысел, имевший сезонный характер (с весны до начала осени). Участие в промысле принимали выходцы из городов и волостей Русского Севера, а также насельники мон-рей Поморья и Холмогорский архиерейский дом. На побережье осуществлялся и международный торг, в котором участвовали купцы из Голландии, Дании, Франции и др. европ. стран.

Развитие мурманского промысла способствовало появлению сел. Кола на слиянии рек Тулома и Кола. В 1581-1584 гг. в Коле был построен острог, и селение преобразовалось в город, сюда из Кандалакши переместился адм. центр. Кольским острогом управляли воеводы, назначавшиеся из Москвы. Здесь был создан стрелецкий гарнизон (к 1625 насчитывал 500 военнослужащих). Создание в Коле адм. центра способствовало оформлению Кольского у., к которому относилась территория Кольского п-ова (за исключением Терского берега - части Двинского у.) и сев. районы Карелии.

Территория Кольского п-ова, не имевшая до XVI в. определенного адм. статуса, являлась объектом притязаний со стороны Дании и Швеции, что породило дипломатический и военный конфликт гос-в (т. н. Лапландский спор). В 1582 и 1621-1623 гг. военные корабли Дании совершали нападения на Мурманский берег. В 1589/90, 1591 и 1611 гг. военные отряды Швеции осаждали Кольский острог, разорили Троицкий Печенгский и Кандалакшский Пречистенский монастыри, ряд поморских волостей. Лапландский спор породил двое- и троеданничество ряда саамских погостов: они одновременно платили дань 2 или 3 государствам.

С 1708 г. Кольский у. входил в состав Архангельской губ. В 1775 г. в ходе адм. реформы в состав Кольского у. вошел Терский берег, а сев. районы Карелии отошли Кемскому у. 2 мая 1826 г. была подписана русско-швед. конвенция о разграничении территории на Кольском п-ове. В результате Швеции отошел район к западу от р. Ворьема (совр. территория Норвегии, где река именуется Якобсэльв). В кон. XVIII в. из Колы был выведен гарнизон и город утратил военное значение. В период Крымской войны 1853-1856 гг. Кольский п-ов неоднократно (в 1854-1855) подвергался нападениям брит. и франц. военных судов. 11-12 авг. 1854 г. в ходе брит. бомбардировки Колы были уничтожены острог и Воскресенский собор - шедевр рус. деревянного зодчества. В 1858 г. Кольский у. был ликвидирован и вошел в состав Кемского у. В 60-х гг. XIX в. продолжилась колонизация Мурманского берега, в результате к-рой возникли постоянные поселения на побережье Баренцева м. Наряду с русскими в колонизации участвовали норвежцы, финны и шведы.

В 1883 г. был восстановлен Кольский у., переименованный после основания г. Александровска (1899) в Александровский у. В период первой мировой войны М. о. рассматривалась как стратегический регион, через который осуществляли помощь союзники. В 1915-1916 гг. шло строительство порта на берегу Кольского зал. и железной дороги, связывавшей порт с Петроградом. 21 сент. 1916 г. был основан г. Романов-на-Мурмане, ставший новым центром М. о.

В XVI - нач. XX в. основу экономики М. о. составляли рыбные и морские звериные промыслы; в XVIII - нач. XX в. развивалась промышленность (заводы по добыче медной и серебряной руды, лесопильные предприятия).

Падение монархии в России во время Февральской революции 1917 г. привело к созданию в регионе Мурманского Совета. 3 апр. 1917 г. Романов-на-Мурмане был переименован в Мурманск. Благодаря поставкам продовольствия и угля со стороны Антанты экономическое положение края в то время было значительно лучше положения других регионов России. Это способствовало отсутствию конфронтации между Мурманским Советом и представителями Временного правительства в регионе. В сент. 1917 г. была учреждена должность Главного начальника Мурманского укрепленного р-на и Мурманского отряда судов (Главнамур), которую занял контр-адмирал К. Ф. Кетлинский. Он наладил конструктивные отношения и с союзниками по Антанте, и с Мурманским Советом, к-рые сохранились и после прихода к власти большевиков в окт. 1917 г. 28 янв. (10 февр.) 1918 г. Кетлинский был убит в Мурманске. В февр. 1918 г. на базе Александровского и части Кемского уездов, ранее входивших в состав Архангельской губ., был образован Мурманский край, в котором было решено создать Мурманский краевой Совет (Краесовет).

6 марта 1918 г. в ответ на подписание большевистским правительством 3 марта Брестского мира началась военная интервенция. Британский отряд морской пехоты взял под контроль основные стратегические объекты в Мурманске. 23 марта 1918 г. был создан Мурманский краевой Совет, который поддержал интервенцию, приняв решение «идти рука об руку со всеми бывшими союзниками». Это привело к разрыву Краесовета с Москвой и к последующему свержению советской власти на Мурмане. В авг. 1918 г. при поддержке интервентов Антанты в Архангельске было создано Верховное управление Северной обл., в состав к-рой в сент. 1918 г. вошел Мурманский адм. р-н. Осенью 1918 г. все органы советской власти были ликвидированы, вместо них было восстановлено земское самоуправление. Прекращение странами Антанты интервенции в Россию осенью 1919 г. привело к восстановлению советской власти в Мурманске 13 марта 1920 г. 16 марта того же года приказом Архангельского губревкома Мурманская губ., преобразованная из Мурманского края Временным правительством Северной обл. 2 февр., была упразднена, а входившие в ее состав Александровский и Кемский уезды переданы в состав Архангельской губ. 13 июня 1921 г. Александровский у. Архангельской губ. был преобразован в Мурманскую губ. с центром в Мурманске. Однако 1 авг. 1927 г. постановлением ВЦИК губерния преобразована в Мурманский окр. Ленинградской обл.

В 20-30-х гг. XX в. происходило интенсивное освоение природных богатств М. о. В результате геолого-разведочных работ в 30-х гг. началось строительство рудников и комбинатов в Хибинах, а также поселков (впосл. городов) Хибиногорска (ныне Кировск) и Мончегорска. В 1930 г. была создана Хибинская горная станция АН СССР (в 1949 преобразована в Кольский филиал АН СССР). Активно развивалось научное исследование биоресурсов сев. морей; еще в 1921 г. был основан Плавучий морской научный ин-т (ныне Полярный научно-исследовательский ин-т морского хозяйства и океанографии); в 1935 г. создана Мурманская морская биологическая станция АН СССР (в 1958 преобразована в Мурманский морской биологический ин-т). Промышленное развитие региона, развитие рыбного и торгового морских портов в Мурманске, освоение Северного морского пути и создание Северной военной флотилии (Северного флота) стали ключевыми факторами, обеспечившими стабильный приток населения и активное экономическое и культурное развитие региона. Быстрый рост населения региона и высокие темпы его экономического развития способствовали тому, что 28 мая 1938 г. Мурманский окр. Ленинградской обл. с присоединенным к нему Кандалакшским р-ном Карельской АССР были преобразованы в М. о. В 1939-1940 гг. на землях М. о. шла советско-фин. (Зимняя) война, в результате к-рой территория региона была расширена за счет присоединения к нему зап. части полуостровов Средний и Рыбачий. Граница с Финляндией теперь стала проходить в районе р. Титовка.

В начале Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. противник наступал в М. о. по 2 направлениям: части нем. горного корпуса «Норвегия» - на Мурманск из района Петсамо, фин. группировка - на Кандалакшу и Лоухи. Противостоящие врагу силы советской 14-й армии (командующий - генерал-лейтенант В. А. Фролов) сумели в сент. 1941 г. остановить натиск неприятеля на рубеже рек Зап. Лица (80 км от Мурманска) и Верман (70 км от Кандалакши).

С 1942 г. в Мурманск на постоянной основе начали прибывать караваны (конвои) союзников, осуществлявшие поставки в СССР по ленд-лизу, что придало городу и порту особую стратегическую значимость. Весной 1942 г. частями Красной Армии на Мурманском направлении была предпринята апрельско-майская наступательная операция, к-рая закончилась поражением, после чего война в Заполярье приняла позиционный характер. Активные боевые действия вели авиация, защищавшая с воздуха Мурманск и пункты базирования Северного флота, и Северный флот, к-рый атаковал коммуникации противника и осуществлял прикрытие союзнических конвоев, направлявшихся в Мурманск. Не имея возможности взять Мурманск штурмом с суши, летом 1942 г. фашисты начали массированные бомбардировки с воздуха. Результатом стало фактически полное уничтожение 3/4 всех построек города.

С 7 по 29 окт. 1944 г. проводилась Петсамо-Киркенесская наступательная операция силами Карельского фронта (командующий - ген. армии К. А. Мерецков) и Северного флота (командующий - адмирал А. Г. Головко). В ходе этой операции противнику было нанесено поражение и завершилось полное освобождение советского Заполярья и Сев. Норвегии от нем. войск.

Общий ущерб, нанесенный фашистами хозяйству М. о., составил 920 млн р. Работа по восстановлению началась еще в ходе Великой Отечественной войны, однако только с 1945 г. она приобрела приоритетный характер: происходило возрождение горно-химической, металлургической и лесной промышленности. Наиболее быстро шло восстановление рыбной промышленности, которая уже в 1948 г. на 11,5% превзошла наивысшие довоенные достижения. В 1953 г. было создано Мурманское гос. морское арктическое пароходство - крупное предприятие, в задачи которого входило обеспечение транспортных нужд портов и полярных пунктов зап. сектора Арктики, Кольского п-ова, осуществление загранперевозок в межнавигационный период. К 1989 г. в составе Мурманского морского пароходства было более 60 транспортных судов ледокольного типа, 6 дизель-электрических ледоколов, единственный в мире специализированный атомный ледокольный флот (ледоколы «Ленин», «Арктика», «Сибирь», «Россия»), 4 порта и др. предприятия и подразделения.

Более сложной задачей после войны являлось восстановление тяжелой промышленности, однако и в этой отрасли к кон. 40-х - нач. 50-х гг. XX в. комбинаты «Апатит» и «Североникель» достигли довоенного уровня производства, были восстановлены разрушенные мощности никелевого комбината в Печенгском р-не. В кон. 40-х гг. на Кольском п-ове возникли предприятия 2 новых отраслей - железорудной (Оленегорский горно-обогатительный комбинат) и алюминиевой (Кандалакшский алюминиевый завод). В 1949 г. введена в строй Нива ГЭС-3 на р. Нива. С 1955 по 1965 г. были запущены Оленегорский и Ковдорский горно-обогатительные комбинаты, Кировская гидроэлектростанция и Апатитонефелиновая обогатительная фабрика в Апатитах. В 1966 г. начала работу самая крупная гидроэлектростанция Кольского п-ова - Верхнетуломская ГЭС. 18 мая 1969 г. началось строительство Кольской атомной электростанции, а 29 июня 1973 г. она была введена в эксплуатацию.

В процессе восстановления М. о. использовался труд заключенных 12 ИТЛ ГУЛАГа (в районе городов Кировска, Мончегорска, Оленегорска, Мурманска), а также нем. военнопленных. К 1951 г. численность населения М. о. достигла довоенного уровня. Форсированное развитие промышленности и рыбного промысла сопровождалось дальнейшим увеличением этого показателя. Его максимум в М. о. был достигнут к нач. 90-х гг. XX в., когда в регионе проживало ок. 1,2 млн чел., в т. ч. в Мурманске - ок. 500 тыс. чел. В 40-х - 50-х гг. были образованы новые рабочие поселки: Никель (1945), Печенга (1945), Ревда (1950), Зеленоборский (1952), Африканда (1955), Тюва-Губа (1957), Зареченск (1957), Росляково (1959), Шонгуй (1959). На 1 янв. 1955 г. в состав М. о. входило 6 городов, 8 сельских и 3 городских района, 19 рабочих поселков, 41 сельсовет.

В 1957 г. пос. Оленья (основан в 1947) преобразован в г. Оленегорск, рабочий пос. Заполярный - в город районного подчинения, выделена пригородная зона г. Кандалакши. В 1965 г. статус города получили поселки Ковдор и Кола, а в 1966 г.- пос. Апатиты. В 1965 г. образован пос. Серебрянский, населенный пункт Урица был переименован в Видяево, в 1966 г. создан пос. Верхнетуломский, а в 1967 г.- пос. Сафоново. В 1973 г. в пригородной зоне г. Апатиты построен пос. Полярные Зори (с 1983 город), в 1978 г. в Кольском р-не появился пос. Туманный, а в 1979 г.- пос. Молочный.

По Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 февр. 1963 г. на территории области осталось 4 района - Кольский, Ловозерский, Печенгский и Терский.

Сразу после войны возобновили работу Мурманский учительский ин-т, педучилище, Кировский горно-химический техникум, вернулось из эвакуации из Нарьян-Мара Мурманское среднее мореходное уч-ще. В 1950 г. в Мурманске было открыто Высшее мореходное уч-ще, к-рое начало осуществлять подготовку высококвалифицированных инженеров-судоводителей и инженеров-судомехаников. В 1956 г. Мурманский учительский ин-т был преобразован в Мурманский гос. педагогический ин-т. В 1949 г. был открыт Кольский филиал АН СССР, состоявший из Геологического и Биологического ин-тов, в нач. 1958 г. в филиале были созданы специальный Институт химии и технологии минерального сырья, а также Лаборатория природного газа. В 1960 г. был создан Полярный геофизический институт. В 1988 г. Кольский филиал АН СССР был преобразован в Кольский научный центр АН СССР.

Со 2-й пол. 80-х гг. XX в. в М. о. начался экономический кризис. Количество рыболовных судов только в столице области снизилось с более чем 400 в 1989 г. до 290 в 1997 г. Резко сократился грузооборот портов. По всей области приостановилось строительство, появилась безработица. В нач. 90-х гг. из региона произошел массовый отток населения. В частности, с 1989 по 1992 г. Мурманск покинули 28 тыс. чел., к 2002 г. число жителей города сократилось на 150 тыс. чел. по сравнению с 1989 г. В целом по М. о. население уменьшилось с 965,7 тыс. чел. в 1989 г. до 760,8 тыс. чел. в 2002 г.

В совр. М. о. приоритетными отраслями являются рыбная, горнодобывающая, химическая промышленность и цветная металлургия. На трассах Северного морского пути начинают формироваться постоянные грузопотоки; функционирует крупнейшая судоходная компания, выполняющая большинство грузоперевозок под российским флагом - ОАО «Мурманское морское пароходство»; в М. о. базируется атомный ледокольный флот. Железнодорожный и автомобильный транспорт соединяют Кольский п-ов с др. регионами европейской части России. Приграничное положение региона создает условия для более тесного взаимодействия на субрегиональном уровне с европ. экономическим пространством.

Ю. П. Бардилева, С. А. Никонов, А. А. Чапенко

Религия

Большинство верующих М. о.- православные. К авг. 2017 г. зарегистрировано 130 религ. орг-ций: 70 православных (входят в Мурманскую митрополию, состоящую из Мурманской и Мончегорской и Североморской и Умбской епархий), община Истинно православной церкви (см. статьи Истинно православные христиане и Катакомбное движение), католический приход, 46 протестантских организаций, 10 мусульманских общин, иудейская община и организация международного общества «Сознание Кришны».

Русская Православная Церковь

Храмовый комплекс с. Варзуга. Колокольня (разрушена в 1939, восстановлена в 2001), ц. в честь Успения Пресв. Богородицы (1674) и ц. во имя свт. Афанасия Великого (1854). Фотография. 2009 г.
Храмовый комплекс с. Варзуга. Колокольня (разрушена в 1939, восстановлена в 2001), ц. в честь Успения Пресв. Богородицы (1674) и ц. во имя свт. Афанасия Великого (1854). Фотография. 2009 г.

Храмовый комплекс с. Варзуга. Колокольня (разрушена в 1939, восстановлена в 2001), ц. в честь Успения Пресв. Богородицы (1674) и ц. во имя свт. Афанасия Великого (1854). Фотография. 2009 г.
I. Средневековый период (XIV-XVII вв.). Важную роль в деле колонизации и христианизации Кольского п-ова с кон. XIV в. играл Корельский во имя святителя Николая Чудотворца монастырь. Он возвел церкви и часовни почти по всему Беломорью, включая Терский берег («Карельское городище» в Варзуге). После разорения мон-ря «мурманами» - норвежцами в 1419 г. процесс христианизации края замедлился. Но с появлением в 1436 г. Соловецкого в честь Преображения Господня мужского монастыря и возрождением ок. 1471 г. Николо-Корельского мон-ря хозяйственное и церковное освоение Беломорья приобрело более интенсивный характер. Появилась 1-я самостоятельная монашеская община на Кольском Севере - Никольский-Кокуев (назван по фамилии ктиторов мон-ря потомков «боярина корельского» Василя Кокуя) муж. мон-рь в устье р. Порья, ориентированный на пустынножительство и, вероятно, представлявший собой стоявшие вдоль Терского берега одинокие кельи.

Одновременно с монастырской колонизацией возникали и мирские поморские поселения. В течение последующих 2 столетий произошло слияние поморских и монастырских селений. Первыми устойчивыми поселениями стали двинские выселки с преобладающим карельским населением Варзуга и Умба.

Саамы. Гравюра из кн. Gerrit de Veer. Warhafftige Relation. Der dreyen newen Vnerhцrten seltzamen Schiffart... Nьrnberg, 1598. Р. 69
Саамы. Гравюра из кн. Gerrit de Veer. Warhafftige Relation. Der dreyen newen Vnerhцrten seltzamen Schiffart... Nьrnberg, 1598. Р. 69

Саамы. Гравюра из кн. Gerrit de Veer. Warhafftige Relation. Der dreyen newen Vnerhцrten seltzamen Schiffart... Nьrnberg, 1598. Р. 69
С присоединением Новгородской земли к Московскому великому княжеству в 1478 г. в его состав вошел и Кольский п-ов. К этому же времени, вероятно, относится появление монашеских поселений на реках Паз (Патсойоки), Поной и Канда.

В XVI в. в основных чертах сформировалось монастырское землевладение на Терском берегу. Вел. князья, начиная с Василия III Иоанновича, подвигали Новгородских архиереев к более активным миссионерским действиям, чтобы противостоять религ. экспансии соседних Швеции и Норвегии. С 20-х гг. XVI в. Кольский п-ов переживал духовный подъем, связанный с деятельностью плеяды монахов-миссионеров. Примерно в нач. 20-х гг. XVI в. на Кольском п-ове появляются преподобные Феодорит Кольский и Трифон Печенгский. В результате их деятельности значительная часть вост. саамов в кон. 20-х - нач. 30-х гг. приняла крещение; были построены церкви, а на реках Кола (ок. 1540) и Мана (ныне Намайоки; ок. 1533) возникли первые мон-ри на северо-западе края. Обе обители были посвящены Св. Троице. С именем прп. Феодорита большинство исследователей связывают и миссию на юге Кольского п-ова, завершившуюся крещением лопарей в Кандалакше в 1526 г. и основанием мон-ря. В дальнейшем просветительскую деятельность на юге Кольского п-ова осуществляли насельники Кокуева мон-ря.

Правосл. миссии на Кольском п-ове вели работу при активной поддержке со стороны Новгородского и Псковского архиеп. свт. Макария (впосл. митрополит Московский), вел. кн. Василия III и царя Иоанна IV Васильевича Грозного. Они инициировали и поддерживали организацию поездок священников для освящения храмов и часовен, а также для крещения лопарей (напр., миссия 1532-1534 гг. иером. Илии (Тучкова)).

С сер. XVI в. богатства края привлекали новых хозяйственников в лице крупных мон-рей Центра и Севера России (особенно Троице-Сергиева мон-ря (см. Троице-Сергиева лавра) и Антониева Сийского в честь Святой Троицы мужского монастыря). Однако уже к концу столетия основными хозяйственными субъектами края стали Свято-Троицкий мон-рь на Печенге и Преображенский мон-рь на Соловках.

В 70-х гг. XVI в. старец Феогност завершил дело прп. Феодорита, крестив лопарей, проживавших на берегах рек Поной и Иоканга (Йоканьга). В 1581 г. в Коле игум. Сергий (Вянзин) создал Петропавловский мон-рь. В 90-х гг. XVI в. на Терском берегу окормлял православных буд. соловецкий игум. прп. Иринарх († 1628).

Серьезный удар по Терскому берегу нанес опричный погром 1568 г. (Басаргин правеж), в результате которого полному разорению подверглись основные центры экономической и духовной жизни юга края. Предположительно именно вслед. этих событий пришел в упадок Кокуев мон-рь на р. Порья. Следующим ударом стало разорение края в 1589 г. финно-швед. отрядом Пекки Весайнена. В результате его набегов были полностью уничтожены Кандалакшский и Печенгский мон-ри. Возрождение «Кандалакшской на наволоке» обители произошло за счет переселения иноков Кокуева мон-ря из Порьей Губы (Кандалакшский в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-рь). Печенгская обитель продолжила существование в Коле как Свято-Троицкий Кольско-Печенгский мон-рь.

В 1-й пол. XVII в. на землях М. о. активно возрастала хозяйственная роль и влияние мон-рей. Почти все рыболовецкие и охотничьи угодья края попадают под непосредственное управление мон-рей либо находятся под их влиянием. Только владения Трифонова Печенгского мон-ря, подчинившего в 1606 г. Петропавловскую обитель в Коле, выросли почти в 8 раз. Терский берег в основном был под упр. Соловецкой обители, а юго-запад - в ведении Кандалакшского Пречистенского мон-ря.

Новой тенденцией стало проникновение в вост. волости патриарших мон-рей. В 1658 г. половина течения рек Поной и Йоканьга и вся р. Лахта были отписаны Крестовому патриаршему мон-рю, а др. часть тех же рек отходила патриаршему Новоиерусалимскому в честь Воскресения Христова монастырю. Патриархи делали значительные вклады в Успенскую патриаршую церковь в с. Поной.

С 70-х гг. XVII в. началось подчинение монастырских земель гос-ву. Наиболее серьезным ударом по монастырскому землевладению стало изъятие в 1697 г. владений Печенгского монастыря, приобретенных после 1574 г.

Зап. фасад Воскресенского собора в Коле. 1681–1684 гг. (разрушен в 1854). Литография нач. ХХ в. по рис. А. Т. Жуковского 60-х гг. XIX в.
Зап. фасад Воскресенского собора в Коле. 1681–1684 гг. (разрушен в 1854). Литография нач. ХХ в. по рис. А. Т. Жуковского 60-х гг. XIX в.

Зап. фасад Воскресенского собора в Коле. 1681–1684 гг. (разрушен в 1854). Литография нач. ХХ в. по рис. А. Т. Жуковского 60-х гг. XIX в.
Экономический рост местных монастырей сопровождался их духовным упадком. С каждым десятилетием сокращалась численность насельников обителей, падал уровень их нравственности. Уже при игум. Иоанне (1654-1658) Печенгская обитель впервые стала приписной к патриаршему Крестовому мон-рю. Др. испытанием для Православия стало распространение в Беломорье «старой веры». В основном население Кольского п-ова сохранило верность Церкви, но под влиянием ссыльных лидеров старообрядчества имели место случаи уклонения в «старую веру».

К кон. XVII в. 2 из 4 мон-рей прекратили существование, а 2 оставшихся пребывали в упадке. Аборигены края, лопари, отходили от Церкви; многие из них к 70-м гг. XVII в. оказались некрещеными и почти все вернулись к вере предков. По указу царя Феодора Алексеевича в 1681-1682 гг. свящ. Кольского собора Алексий Симонов посетил значительную часть саамских погостов, находящихся в зап. и центральной части Кольского п-ова. В ходе миссионерской поездки он не только проводил опрос населения на предмет веры и крестил значительную часть саамов, но и устраивал часовни.

В XVI-XVII вв. продолжалось церковное строительство. Как и в предыдущий период, в основном возводили небольшие часовни (напр., сохранившаяся Георгиевская XVI в. в Нейдене (ныне Норвегия) и в честь Рождества Христова XVII в. на оз. Чесыньявр). Во 2-й пол. XVII в. на Кольском Севере были созданы 2 шедевра деревянного зодчества - Успенская ц. в Варзуге (1674) и 24-главый Воскресенский собор в Коле (1681-1684; в лит-ре встречаются ошибочные утверждения о 19 главах собора). В 1682 г. из состава Новгородской митрополии была выделена Холмогорская и Важская (с 1731 Архангельская) епархия, которой отошел Кольский у. Последствиями этого стали, с одной стороны, более тщательный бюрократический контроль за приходами, с другой - ослабление прямых связей с центральными структурами церковного управления.

II. Синодальный период (XVIII - нач. XX в.). Большинство архиереев XVIII в. узнавали о делах на приходах Кольского у. из докладов консистории и лично не посещали эту часть вверенной им епархии. В этот период монастырское хозяйство окончательно пришло в упадок, а насельники местных мон-рей пренебрегали монастырской дисциплиной. На основании рапорта архиеп. Афанасия (Любимова; 1682-1702) царю Петру I в 1701 г. Кольско-Печенгский мон-рь был приписан к Холмогорскому архиерейскому дому. С 1704 г. печенгские вотчины стали передаваться в руки откупщиков. Наконец, в 1764 г. Кольско-Печенгский мон-рь был упразднен по указу имп. Екатерины II Алексеевны о секуляризации. Та же судьба постигла и Кандалакшский мон-рь. В 1742 г. указом архиеп. Варсонофия (Щеныкова) обитель была приписана к Соловецкому мон-рю. В 1764 г. во исполнение указа о секуляризации церковных земель на Кольском п-ове лишились владений Соловецкий мон-рь, Кириллов Белозерский в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь, Новоспасский московский в честь Преображения Господня мужской монастырь, Воскресенский и Крестовый мон-ри, а также Святейший Правительствующий Синод, имевший вотчину в Варзужской вол.

С изъятием поморских селений в казну стали развиваться мирские приходы. Еще в XVI в. возник соборный приход в Коле, в кон. XVII в. образовалось сразу 2 прихода в Варзуге, в 1710 г.- в Поное, а с сер. XVIII в.- в др. крупных поселениях: Умбе, Кандалакше, Ковде и Керети. К кон. XVII в. на Кольском Севере действовали уже 13 причтовых церквей. Саамские погосты приписывались к крупным поморским общинам. Основное содержание причт получал из казны; дополнительное содержание шло из добровольных пожертвований прихожан и от выделяемых общинами речных и морских рыбных участков. К нач. XVIII в. духовенство края превращается в сословие; место в приходе передается чаще всего по родству.

При имп. Екатерине II рос интерес к Кольскому краю со стороны правящих архиереев, они начали совершать визиты в местные приходы. По инициативе императрицы и на ее пожертвования в крае был возведен 1-й каменный Благовещенский храм (в 1783 она выделила на эти нужды 8 тыс. р.; церковь была построена к 1807, освящена 25 янв. 1817, восстановлена в 1867).

В XVIII в. продолжало развиваться приходское храмовое строительство. В основном возводились небольшие деревянные церкви. Среди построек выделяются Никольский храм в с. Варзуга (1705), Никольская ц. в с. Ковда (1705), Сретенский храм на р. Мана (1708-1709), Никольская ц. в с. Порья Губа (1794), ц. в честь Рождества Иоанна Предтечи в с. Кандалакша (1786-1801). За 1-ю пол. XIX в., несмотря на явные потребности верующих, был создан лишь один поморский приход в с. Тетрине Кемского у. (1844).

С упразднением в 1858 г. Кольского у. (восстановлен в 1883) на территории полуострова было создано 2 благочиния. Первое охватывало сев. половину края (центр - Кола, с 1899 - Александровск), 2-й включал Терский берег и Кандалакшско-Ковдское поморье (центр - с. Кузомень).

Благовещенская ц. в Коле. 1807 г. Фотография. 1884 г.
Благовещенская ц. в Коле. 1807 г. Фотография. 1884 г.

Благовещенская ц. в Коле. 1807 г. Фотография. 1884 г.
В XIX в. визиты архиереев в край участились. С целью развития христ. миссии по инициативе еп. Антония (Павлинского; 1854-1857; впосл. архиепископ) были учреждены лопарские приходы: Печенгский (1857), Нотозерский (1862), Ловозерский (1862), Пазрецкий (1894) и Кильдинский (1894). В отдаленных лопарских погостах строились приписные храмы и часовни. Возникли новые поморские приходы: Кузоменский (1861), Кашкаранский (1890) и Чапомский (1894). Под влиянием гос. колонизаторской политики были открыты приходы в колониях на Мурманском берегу: Китовско-Владимирский (1875), Териберский (1885) и Гавриловский (1893). В 1886 г. в качестве приписного к Соловецкому мон-рю был возрожден Трифонов Печенгский мон-рь.

Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в Кандалакше. 1786–1801 гг. (разрушена после 1940). Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в Кандалакше. 1786–1801 гг. (разрушена после 1940). Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в Кандалакше. 1786–1801 гг. (разрушена после 1940). Фотография. Нач. ХХ в.
Священноначалие старалось поощрять миссионерско-просветительскую деятельность духовенства Кольского п-ова, особое значение придавая открытию церковноприходских школ и читален. В 1913 г. на территории Александровского у. работали 14 церковноприходских школ, в которых обучалось 348 детей. В Трифоновом Печенгском мон-ре для взрослых читались лекции по религиозно-нравственному воспитанию, по рус. истории и словесности, по географии и естественной истории, о вреде пьянства. Помимо преподавания в церковноприходских школах и уч-щах священники принимали активное участие в поддержании традиций проведения народных чтений. В 1902 г. чтения были организованы комитетом попечительства о народной трезвости г. Александровска в Варзуге, Кузомени, Умбе и Тетрине. Народные чтения должны были просвещать в основном взрослое население и отвлекать его от распространенного на Кольской земле пьянства. В приходах создавались об-ва трезвости.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Александровске. 1899 г. Проект архит. И. Г. Иванова по рис. В. М. Васнецова. Фотография. 1899 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Александровске. 1899 г. Проект архит. И. Г. Иванова по рис. В. М. Васнецова. Фотография. 1899 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в Александровске. 1899 г. Проект архит. И. Г. Иванова по рис. В. М. Васнецова. Фотография. 1899 г.
В 1899 г. в новом уездном центре края Александровске был возведен в русском стиле пятиглавый храм во имя свт. Николая Чудотворца. Проект разработал архангельский архит. И. Г. Иванов по рис. В. М. Васнецова (см. ст. Васнецовы). Деятельное участие в сооружении храма и обустройстве его внутреннего убранства принимали С. И. Мамонтов, акад. А. А. Киселёв, архангельский губернатор А. П. Энгельгардт и др.

Закладка храма во имя свт. Николая Чудотворца и основание г. Романова-на-Мурмане 21 сент. 1916 г. Фотография. 1916 г.
Закладка храма во имя свт. Николая Чудотворца и основание г. Романова-на-Мурмане 21 сент. 1916 г. Фотография. 1916 г.

Закладка храма во имя свт. Николая Чудотворца и основание г. Романова-на-Мурмане 21 сент. 1916 г. Фотография. 1916 г.
В нач. XX в. среди всех слоев населения, включая духовенство, распространились революционные и реформаторские идеи. Этому процессу способствовала ссылка на территорию края «неблагонадежных».

Продолжали появляться новые приходы: с 1899 по 1917 г. открыто 7, из них 2 должны были играть роль адм. центров благочиния; в 1899 г. открыт приход в Александровске, в 1916 г.- приход в Романове-на-Мурмане. К 1917 г. в составе 1-го благочиния было 11 приходов (Александровский, Кольский, Кильдинский, Териберский, Печенгский, Пазрецкий, Ловозерский, Нотозерский, Гавриловский, Рындский, Китовский), в к-рых действовали 23 церквей и 17 часовен. Во 2-м благочинии было 12 приходов (Умбский, Варзужский, Кузоменский, Тетринский, Чапомский, Понойский, Чаваньгский, Оленицкий, Кашкаранский, Ковдский, Кандалакшский, Княжегубский), к к-рым относились 30 церквей и 11 часовен. Однако Ковдский, Кандалакшский и Княжегубский приходы, хотя и располагались на территории Кольского п-ова, относились не ко 2-му, Александровскому благочинию Архангельской епархии, а к 3-му, Кемскому, и числились в Кемском у.

В 1917 г. Трифонов Печенгский мон-рь стал ставропигиальным. Формально был учрежден мон-рь в Романове-на-Мурмане (его открытие не состоялось). Гос-во по-прежнему уделяло большое внимание просветительской деятельности, но после 1907 г. постепенно выводило церковноприходские школы из ведения приходов.

Начало первой мировой войны и строительство Мурманской железной дороги выдвинули новые задачи перед Церковью на Кольском Севере. В условиях военного времени требовалось усилить заботу о духовном окормлении и просвещении жителей края и прибывающих сюда новых поселенцев. В янв. 1917 г. Архангельский еп. Нафанаил (Троицкий; впосл. митрополит), представил свои соображения на этот счет в Синод. Он предлагал построить по линии железной дороги примерно 11 церквей и 13 церковноприходских школ, поскольку, по его мнению, в будущем население края должно было увеличиться, а об удовлетворении его духовных нужд необходимо позаботиться заранее. В Романове-на-Мурмане планировалось построить храм-памятник погибшим в годы войны морякам, открыть монастырские подворья или даже мужской и женский мон-ри, богадельню, школы, странноприимный дом. Однако из-за революции и гражданской войны эти планы воплотить в жизнь не удалось. В Романове-на-Мурмане появилась лишь деревянная Никольская ц. флотской роты Кольской базы (1916-1924), которая в советское время стала единственным храмом Мурманска.

III. 1917-1991 гг. В нач. марта 1918 г. в Мурманске высадились десанты англ., франц. и амер. интервентов. С этого момента и до февр. 1920 г. советская власть на Кольском п-ове не действовала. Ко времени прихода интервентов в области государственно-церковных отношений на Кольской земле было сделано немногое: ликвидированы должности священников на флоте и в армии (большинство представителей военного духовенства нашли места в разных приходах края), прекращено гос. финансирование священников и приходов, преподавание Закона Божия в школах стало оплачиваться самими верующими.

После падения власти Временного правительства Северной обл., возвращения большевиков в Архангельск и восстановления советской власти на Кольском п-ове в кон. февр. 1920 г. началась реализация декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», массовые закрытия храмов и мон-рей, изъятие церковного имущества и зданий у верующих, репрессии против духовенства. В Мурманском благочинии к сент. 1921 г. числилось лишь 10 приходов - 3 городских и 7 сельских (Кольский, Мурманский, Александровский, Кильдинский, Нотозерский, Ловозерский, Териберский, Гавриловский, Рындский и Китовский). Немногочисленностью и бедностью приходов на Кольской земле можно объяснить отсутствие жестких мер по отношению к священникам и Церкви в первые годы советской власти: материальную базу причтов подрывать было не нужно, т. к. она была скудна, почти не имелось храмового имущества, к-рое можно было реквизировать. В 1921 г. в связи с делом «Союза духовенства и мирян», к-рый действовал в период существования Северной обл., прошли первые аресты священников на Кольском Севере; 1 марта 1925 г. были осуждены еще двое священнослужителей. Первые закрытия храмов состоялись уже в нач. 20-х гг. XX в. До 1922 г. была закрыта церковь в Титовке (в 1925 здесь был закрыт и 2-й храм); до 1925 г. в Дома просвещения были превращены церкви Екостровского и Сонгельского погостов, в Кольско-Лопарском р-не было закрыто 2 церкви: в с. Пулозере (в 1920 здание стало непригодным для использования ни верующими, ни властями после пожара) и в Нотозерском погосте (в 1923 приспособлена под красный уголок, затем переоборудована под Дом просвещения со школой и с клубом). В 1924 г. по ходатайству населения и по постановлению Мурманского окрисполкома от 25 июля того же года была закрыта церковь в Мурманске. На ее территории в разное время действовали пионерский клуб, физкультурная площадка и общежитие грузчиков. Мурманск стал 1-м губ. городом РСФСР, не имевшим действующего храма.

В дек. 1920 - февр. 1921 г. советские власти провели реквизицию имущества в Трифоновом Печенгском мон-ре; оказавшись на территории Финского гос-ва, обитель лишилась не только всех хозяйственных и жилых построек, угодий, но и храмовых зданий, переданных лютеран. общинам. Монастырская братия лишь дважды в год могла проводить богослужения в собственных храмах. По возвращении мон-ря вместе с Печенгой СССР в 1940 г. деятельность обители была запрещена, в отношении братии применялись репрессии.

Во время кампании по изъятию церковных ценностей более других пострадали крупные приходы края в Александровске, Мурманске и Коле.

В 1922 г. были сформулированы основные задачи мурманских партийных орг-ций в деле антирелиг. пропаганды. В марте 1923 г. создан антирелиг. кружок при агитотделе Мурманского губкома. 14 окт. 1925 г. союз друзей газ. «Безбожник», существовавший с 1923 г. в Мурманской губ., был переименован в Союз безбожников (с 1929 Союз воинствующих безбожников). 30 нояб. 1925 г. открылась 1-я Мурманская городская конференция членов Союза безбожников. Мурманский Союз курировал деятельность всех безбожников губернии, а затем и Мурманского окр.

Обновленчество не получило распространения в регионе. В 1928 г. мурманский приход присоединился к иосифлянству, перейдя в подчинение еп. Димитрия (Любимова). В 1929 г. приходы края были подчинены Олонецкой епархии, а в 1936 г.- Ленинградской.

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Кандалакше. 1865 г. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Кандалакше. 1865 г. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Кандалакше. 1865 г. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в.
В 30-х гг. XX в. были закрыты все церкви и часовни Колы, в 1940 г.- церкви Йоканьги и Кандалакши. Усилились преследования духовенства и мирян. В частности, были репрессированы иером. прмч. Моисей (Кожин) и послушник прмч. Феодор Абросимов, а также ковдинский свящ. Александр Красильников и кандалакшский свящ. Алексий Суворов (оба в 1933 осуждены по групповому делу, приговорены к 10 годам ИТЛ), настоятель Благовещенского собора г. Колы прот. Константин Мелетиев (Мелентьев, 1874-1937; расстрелян), настоятель княжегубского прихода свящ. Вениамин Боголепов (1873-1938; расстрелян), варзужский свящ. Николай Гусев (1874-1939; умер в тюремной больнице), умбский свящ. Григорий Лисеенков (1893-1937; расстрелян) и ловозерский свящ. Михаил Распутин (1880-1937; расстрелян). После занятия в ходе советско-фин. войны советскими войсками района Петсамо вместе с прмч. послушником Феодором Абросимовым был арестован наместник Трифонова Печенгского мон-ря иером. Паисий (Рябов, 1881-1940; расстрелян). Последний священник на Кольском Севере, неоднократно подвергавшийся арестам настоятель Предтеченского прихода Кандалакши прот. Феодор Миролюбов, был в 3-й раз арестован и приговорен в 1940 г. к 5 годам ссылки в Красноярский край; его дальнейшая судьба неизвестна.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Ковда. 1705 г. Фотография. 2001 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Ковда. 1705 г. Фотография. 2001 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца в с. Ковда. 1705 г. Фотография. 2001 г.
С 1941 по 1946 г. в области не было ни одного действующего правосл. храма. Начало Великой Отечественной войны повлекло за собой смягчение антирелиг. политики гос-ва, отразившееся и на духовной жизни Кольского п-ова. После возвращения территории М. о. в состав Архангельской епархии в 1946 г. стала постепенно возрождаться церковная жизнь. Этому способствовало ревностное служение еп. Леонтия (Смирнова; 1944-1953, с 1952 архиепископ). Еще до возвращения области в состав Архангельской епархии при личном содействии еп. Леонтия в 1945 г. активу мирян удалось добиться регистрации общины во имя свт. Николая Чудотворца в Мурманске. Это стало поводом для решения вопроса о епархиальной принадлежности края. В 1946 г. владыка дважды приезжал на Мурман и освящал молитвенные дома в Мурманске и в Кировске. Он добился возврата верующим храмов в Коле (в 1946) и в Ковде (в 1947).

После 1956 г., во время новой антирелиг. кампании (см. в ст. Хрущёв Н. С.), Архангельскому архиеп. Никандру (Викторову; 1956-1961) пришлось пойти на многочисленные уступки властям. В 1960 г. были закрыты приходы в Коле и Ковде. В 1961 г. он был вынужден запретить колокольный звон на территории епархии. Ситуация стабилизировалась лишь при еп. Никоне (Фомичёве; 1966-1977; впосл. архиепископ). К этому времени в М. о. сохранялось лишь 2 прихода - в Мурманске и в Кировске, в к-рых совершались ежедневные службы. Священники выезжали в дальние поселения края для совершения треб на дому.

Еп. Исидор (Кириченко; 1977-1987; ныне митрополит) в 1985 г. получил титул «Архангельский и Мурманский», а Мурманск стал 2-м кафедральным городом. Началось строительство нового Никольского кафедрального храма (1985-1986) с адм. комплексом и приписной Трифоновской ц.

При еп. Пантелеимоне (Долганове; 1987-1995; ныне митрополит) стали открываться новые приходы в крупных населенных пунктах (Кандалакша, Мончегорск, Североморск, Полярный и др.). Начался возврат церковных строений, изъятых у общин в годы гонений, произошел массовый приток мирян в Церковь, ряд священников стали миссионерами. 27 дек. 1995 г. была образована самостоятельная Мурманская и Мончегорская епархия, к-рую возглавил епископ (ныне митрополит) Симон (Гетя). На территории М. о. РПЦ имела 21 приход на 1 янв. 1995 г., 58 приходов - на 29 июля 2013 г., 61 приход - на 13 февр. 2015 г.

Еп. Митрофан (Баданин), иером. Никодим (Коливатов),Ю. П. Бардилева

Старообрядчество

После реформы патриарха Никона в 1653 г. на Кольской земле появились сосланные властями в эти края старообрядцы. Летом 1654 г. в Кандалакшу был сослан протопоп московского Казанского собора на Красной пл. Иоанн Неронов (1591-1670), к-рого заковали в кандалы и держали в Кандалакшском мон-ре взаперти. Через 11 месяцев заточения при помощи единомышленников из числа местного населения - Алексея, Силы и Василия - Неронов совершил побег и вернулся в Москву. При содействии царского духовника протопопа Стефана Вонифатьева Неронов добился освобождения арестованных в Холмогорах Алексея и Василия. Сила, сопровождавший Неронова до Москвы, вернулся в Поморье и вместе с Алексеем и Василием скрытно проповедовал «древнее благочестие» и порицал новшества патриарха Никона. В 1661 г. в Кандалакшский мон-рь сослали группу старообрядцев - жителей Ростова Великого. Среди приверженцев «старой веры» были также монахи Соловецкого мон-ря, немало способствовавшие началу Соловецкого бунта 1667-1676 гг., в частности старец Варзужской службы Герасим (Фирсов). В янв. 1668 г. на вечную ссылку в Кольский острог как раскольника осудили свияжского подьячего И. М. Красулина, в 1676 г. за приверженность к старообрядчеству в Колу сослали группу московских стрельцов приказа полковника Ю. П. Лутохина - Мартына Васильева, Прокофия Ледуношникова и др., которые должны были нести стрелецкую службу в Кольском остроге. В 1682 г. арестовали и подвергли допросам кольского стрельца И. С. Самсонова, он показал, что к «старой вере» его склонили Ледуношников и Васильев. Царский приговор от 6 сент. 1683 г. предписывал сжечь их на площади. Однако все арестованные, за исключением Самсонова, бежали, а последний принес покаяние и был отпущен домой. В Коле 29 янв. 1684 г. была казнена жена Васильева - Мавра Григорьева. До кон. XVII в. старообрядцев жестоко преследовали, поэтому многие исповедовали «старую веру» тайно. На Терском берегу в дер. Порья Губа, состоявшей из 5 дворов, возникло мольбище (возможно, скит), в к-ром находилась почитаемая местным населением древняя икона свт. Николая Чудотворца. Сюда приезжали помолиться стрельцы-старообрядцы и нек-рые лопари. На Кольском Севере старообрядчество не получило широкого распространения. По офиц. статистике, во всем уезде к XIX в. числилось не более 2-3 старообрядцев. Однако мн. поморы, считая себя «правоверными» и являясь прихожанами канонической Церкви, вплоть до XX в. частично придерживались «древнего благочестия».

Язычество, протестантские церкви, деноминации и секты, новые религиозные движения, прекратившие существование религиозные группы

До нач. XVI в. постоянное население Кольского Севера исповедовало родо-племенные верования, основанные на обожествлении сил природы. Служители первобытных культов (нойды - колдуны-знахари) имели в «стране усопших» (сайвоаймо) в своем распоряжении 3 зооморфных духов: птицу, рыбу и оленя. С промысловой деятельностью тесно были связаны магические представления, отразившиеся в строительстве лабиринтов (вавилонов), почитании священных камней - сейдов, входившие в культ предков. Особенно ценным памятником первобытных верований жителей Кольского п-ова являются петроглифы. На протяжении тысячелетий (вплоть до кон. 1-й четв. XVI в.) языческие верования коренного саамского населения края существовали практически без изменений. Православие оставалось религией рус. жителей Кольского Севера, к-рые с XI-XII вв. переселялись в этот край. В 1526-1532 гг. начался процесс христианизации местных жителей, что привело к повсеместному распространению Православия. Однако в то же время имели место и попытки распространения среди саамов лютеранства, что нашло отражение в т. н. Лапландском споре. Тем не менее до сер. XIX в. Православие было единственной конфессией в регионе.

С началом колонизации Кольского Севера (точнее - Мурманского берега) в сер. XIX в., приведшей к появлению на этой территории норвеж. и фин. населения лютеран. вероисповедания, перспектива распространения лютеранства на территории края вновь стала реальной. Появились кирхи в с. Ура-Губе (1874) и в Александровске (1905). В 1897 г. число жителей Кольского у. превышало 9 тыс. чел., среди которых, несмотря на пестрый национальный состав, большинство были православными. Лишь 1048-1500 чел. из числа фин. и норвеж. поселенцев и колонистов, по данным за 1900-1902 гг., были лютеранами. Открытие лютеран. приходов произошло после согласования этого вопроса с православными епархиальными властями, посчитавшими, что их деятельность не будет угрожать правосл. населению края.

С нач. XX в. этноконфессиональный состав населения подвергся изменениям. В 1919 г. в районах железнодорожных станций Имандра и Оленья активно распространялся баптизм, в Мурманске появилось об-во евангельских христиан, в Коле начали проводиться католич. богослужения (прежде всего для интервентов-французов, находившихся в госпитале), планировалось строительство костела в Мурманске. Тогда же появились мусульм. общины. Это вызвало настороженность и открытый протест Архангельского епархиального миссионерского совета, требовавшего от всех священников решительных мер по пресечению инославной пропаганды и сектантства и «повышения уровня» правосл. богослужений и проповедей, разъяснительных бесед среди местного населения. В 20-40-х гг. XX в. эти общины, как и правосл. храмы М. о., прекратили существование. Первыми были закрыты в 1922 г. лютеран. храмы. До кон. 20-х гг. специальные разрешения на проведение необходимых обрядов в общественных местах или в приспособленных для собраний немолитвенных зданиях выдавали мурманским баптистам, а общине мусульман Мурманска официально разрешали проведение собраний до 1937 г. Действовавшая с 1928 г. в Мурманске община баптистов прекратила существование в 1937 г., когда мн. ее представители были репрессированы. После 1937 г. в источниках прекратились упоминания о мусульм. общине.

В 1953 г. возобновила деятельность община евангельских христиан-баптистов (ЕХБ), с 1976 г. в Мурманске действуют общины адвентистов седьмого дня, в 1981 г. в Кандалакше появилась община евангельских христиан в духе апостолов (пятидесятников-единственников).

Согласно отчетам уполномоченного Совета по делам религий по М. о. В. Н. Кисенко от 1979 г., в регионе помимо 2 зарегистрированных приходов РПЦ действовала община ЕХБ. В 1985 г. Кисенко в отчете отмечал, что не уменьшается посещаемость православных храмов, а также богослужений ЕХБ и адвентистов. В 1988 г. в области действовали 2 зарегистрированные общины ЕХБ - в Мурманске и в Апатитах (ок. 120 чел.), община адвентистов состояла из 25 чел. В то же время сообщалось о наличии в крае 2 незарегистрированных общин Совета церквей ЕХБ (инициативников) - в Мурманске и Кировско-Апатитском регионе, а также о незарегистрированных общинах христиан веры евангельской (ХВЕ, пятидесятников) и Иеговы свидетелей.

Католический храм во имя арх. Михаила в Мурманске. 2006–2007 гг. Фотография. 2015 г.
Католический храм во имя арх. Михаила в Мурманске. 2006–2007 гг. Фотография. 2015 г.

Католический храм во имя арх. Михаила в Мурманске. 2006–2007 гг. Фотография. 2015 г.
В 1990 г. в области начал действовать Кольский христианский центр ХВЕ, в окт. 1991 г. были зарегистрированы община Финской евангелическо-лютеранской церкви, духовный совет бахаистов (община последователей Бахаи религии образована в 1990), община адвентистов. В 1992 г. зарегистрированы Мурманское мусульманское религиозное объединение, приход Новоапостольской церкви в Мурманске, община кришнаитов. В 1994 г. в Мурманске создана община Церкви Христа. Также в 90-х гг. XX в. появились различные миссии, напр. мурманское отделение межрегиональной миссии «Гедеон», мурманская христ. русско-норвеж. миссия («Арктическая миссия»), обл. добровольное христианское миссионерское общество «Добрый самарянин». У некоторых из этих религ. орг-ций (напр., у последователей Новоапостольской церкви и у иеговистов) были приверженцы в городах и поселках области, но деятельность большинства из них была сосредоточена в Мурманске. В 1992-1993 гг. в М. о. функционировало «Белое братство», в 1994 г. в регионе появились немногочисленные члены секты Аум Синрикё.

После принятия в 1997 г. Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» наметилось некоторое сокращение числа зарегистрированных общин в области.

Во 2-й пол. 90-х - нач. 2000-х гг. росло количество общин ХВЕ. В этот же период в качестве зарегистрированных действовали религ. орг-ция совр. иудаизма «Мурман» и община Армянской Апостольской Церкви. В 1998 г. в области официально действовало 71 религиозное объединение и 66 существовало без регистрации. По данным на май 1999 г., по сравнению с 1998 г. число общин баптистов выросло на 33%, а ХВЕ - на 44%. Всего в 1999 г. в области действовала 151 религ. орг-ция. По данным на июнь 2003 г., число религ. орг-ций выросло до 200.

В М. о. представители ряда конфессий не имеют культовых сооружений. В февр. 2004 г. в рамках круглого стола местные власти предложили представителям 7 конфессий участки под строительство. В 2006-2007 гг. в Мурманске был построен католич. храм во имя арх. Михаила (немногочисленная католич. община насчитывает, по различным оценкам, от 120 до 200 чел.).

В 2002-2008 гг. М. о. попала в число 12 субъектов РФ, в к-рых Ин-т социально-политических исследований РАН проводил социологические опросы с целью изучения особенностей религ. принадлежности населения в условиях десекуляризации российского общества. По результатам исследований, в регионе в 2004 г. 48% опрошенных идентифицировали себя как верующих, к нерелиг. населению (неверующим и атеистам) отнесли себя 17%. Исследование выявило существенную разницу в уровнях религ. и конфессиональной самоидентификации участников опроса: 87% заявили о принадлежности к Православию, т. е. в 2 раза больше, чем идентифицировавших себя с верующими.

Данные Атласа религий и национальностей за дек. 2012 г. свидетельствуют о том, что к РПЦ себя относили 42% жителей М. о.; не верят в Бога - 12%; исповедуют христианство, не считая себя ни православными, ни католиками, ни протестантами,- 3%; исповедуют Православие, не относя себя к РПЦ и старообрядцам,- 1%; язычники составляют менее 1% (в данном исследовании не учитывались голоса мусульман и протестантов).

К авг. 2017 г. зарегистрированные в М. о. религ. орг-ции протестантов представлены общиной лютеран, 6 орг-циями баптистов, 2 общинами евангельских христиан (в т. ч. централизованной), общиной Армии спасения, 28 орг-циями ХВЕ (в т. ч. 2 централизованными), 6 общинами адвентистов, общиной Церкви Христа и общиной Новоапостольской церкви. Единственная зарегистрированная иудейская община (в Мурманске) относится к Федерации еврейских общин России.

Ю. П. Бардилева
Арх.: ГА Мурманской области: Ф. Р-904; Ф. Р-1279; Ф. Р-413; Ф. Р-980; Ф. Р-146; Ф. Р-1310; Ф. Р-1027; Ф. Р-478; Ф. Р-54; Ф. Р-88; Ф. Р-162; Ф. Р-288; Ф. Р-405; Ф. Р-1178; Ф. Р-1216; Ф. И-2; Ф. И-6; Ф. И-21-30; Ф. И-52; Ф. И-86; Ф. И-93; Ф. И-127; Ф. П-1; ЦАМО РФ: Ф. 363; Ф. 1068; Ф. 1280; Ф. 1468.
Лит.: Озерецковский Н. Я. Описание Колы и Астрахани. СПб., 1804; Сидоров М. К. Север России. СПб., 1870; Немирович-Данченко В. И. У океана: Жизнь на Крайнем Севере. СПб., 1875; он же. Мурманская страда: Очерки из борьбы человека с полярной природой у океана. СПб., 1892; Народные юридические обычаи лопарей, карелов и самоедов Архангельской губ. / Сост.: А. Ефименко. СПб., 1877; Кельсиев А. И. Поездка к лопарям. М., 1878; Рейнеке М. Ф. Описание г. Колы, в Российской Лапландии. СПб., 1880; Кушелев В. Л. Мурман и его промысла. СПб., 1885; Суслов В. В. Путевые заметки о Севере России и Норвегии. СПб., 1888; Островский Д. Н. Лопари и их предания. М., 1889; Харузин Н. Н. Русские лопари: Очерки прошлого и совр. быта. М., 1890; Книпович Н. М. Работы Н. М. Книповича на Ледовитом океане. СПб., 1893; Краткое ист. описание приходов и церквей Архангельской епархии. Архангельск, 1896. Вып. 3: Уезды Кемский, Онежский и Кольский; Маноцков В. И. Очерки жизни на Крайнем Севере: Мурман. Архангельск, 1897; Случевский К. К. По Северо-Западу России. СПб., 1897. Т. 1: По Северу России; Путеводитель по Северу России / Сост.: Д. Н. Островский. СПб., 1898; Слезскинский А. Г. Поездка на Мурман: Путевые заметки. СПб., 1898; Энгельмейер А. К. По русскому и скандинавскому Северу. М., 1902; Львов В. Н. Русская Лапландия и рус. лопари: Геогр. и этногр. очерк. М., 1903; Богословский М. М. Земское самоуправление на Рус. Севере в XVII в. М., 1909. 2 т.; Гебель Г. Ф. Наша Лапландия. СПб., 1909; Сиденснер А. К. Описание Мурманского побережья. СПб., 1909; Шмаков И. Н. Материалы для антропологии рус. лопарей: Дис. СПб., 1909; Голубцов Н. А. К истории разграничения России с Норвегией. Архангельск, 1910; он же. К истории г. Колы Архангельской губ. Архангельск, 1911; Мухин А. А. О Мурмане и Лопландии. Архангельск, 1910; Козмин К. В. Лапландия и лапландцы (из жизни Архангельского Севера). Архангельск, 1915; Алымов В. К. Лопари. М., 1930; Шаскольский И. П. О первоначальном названии Кольского п-ова // Изв. Всесоюз. геогр. об-ва. М., 1952. Т. 84. Вып. 2. С. 201-204; Дмитриев Н. А. Мурманская обл. в послевоенные годы. Мурманск, 1959; Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье, 1941-1944. М., 1963; Народное хозяйство Мурманской обл. за 50 лет Советской власти. Мурманск, 1967; 30 лет народному подвигу / Сост.: А. И. Краснобаев. Мурманск, 1975; Киселев А. А., Климов Ю. Н. Мурман в дни революции и гражданской войны. Мурманск, 1977; Бойков В. Э. Кольский край: Цифры и факты. Мурманск, 1983; Дащинский С. Н., Ушаков И. Ф. Кола. Мурманск, 1983; Шумкин В. Я. Этногенез саамов (археол. аспект) // Происхождение саамов. М., 1991. С. 129-167; Белый Север в 1918-1920 гг.: Мемуары и док-ты. Архангельск, 1993. Вып. 1-2; Голдин В. И. Интервенция и антибольшевистское движение на Рус. Севере, 1918-1920. М., 1993; Подвигу в Заполярье - 50 лет: Тез. докл. конф. Мурманск, 1995; Ушаков И. Ф. Избр. произв. Мурманск, 1997. Т. 1: Кольская земля; он же. Кольский Север в досоветское время: Ист.-краевед. слов. Мурманск, 2001; Возгрин В. Е., Шаскольский И. П., Шрадер Т. А. Грамоты вел. кн. Василия III сборщикам дани в Лопской земле // ВИД. 1998. Т. 26. С. 126-135; 55 лет победы в Заполярье (1944-1999): Мат-лы обл. науч.-практ. краевед. конф. Мурманск, 2000; Адм.-террит. деление Мурманской обл. Мурманск, 2001; Митрофан (Баданин), иером. (впосл. епископ). Блж. Феодорит Кольский, просветитель лопарей. Мурманск, 2002; он же. Прп. Трифон Печенгский и его духовное наследие. Мурманск, 2003; он же. История Кандалакшского мон-ря. СПб.; Мурманск, 2012; он же. Кашкаранские святыни Терского берега. СПб.; Мурманск, 2012; он же. Князь Александр Невский и Кольский Север: Неизвестные страницы жития. СПб.; Мурманск, 2013. (Кольский патерик; Кн. 4); он же. Кольский Север в средние века. СПб., 2017. 3 т.; Большакова Н. П. Жизнь, обычаи и мифы кольских саамов в прошлом и настоящем. Мурманск, 2005; Гортер А. А., Гортер В. Т., Супрун М. Н. Освобождение Вост. Финмарка, 1944-1945. Архангельск; Вадсен, 2005; Грашевская О. В. Политика сов. гос-ва в отношении РПЦ в 1940-1980-х гг.: центр и местные власти: На мат-лах Мурманской обл.: АКД. М., 2005; Гражданская война на Мурмане глазами участников и очевидцев: Сб. восп. и док-тов. Мурманск, 2006; Державин В. Л. Сев. Мурман в XVI-XVII вв.: (К истории рус.-европ. связей на Кольском п-ове). М., 2006; Ходяков М. В. Идея создания «маленькой России» на Европ. Севере в 1918 г. // Европ. Север в судьбе России, ХХ в.: К 80-летию проф. А. А. Киселева: Сб. науч. ст. Мурманск, 2006. С. 76-81; Иванов В. И. Мон-ри и монастырские крестьяне Поморья в XVI-XVII вв. СПб., 2007; Поливцев С., свящ. Трифонов Печенгский мон-рь. Мурманск, 2007; Кольская энциклопедия. Мурманск; СПб., 2008-2016. Т. 1-5; Калугин В. В. Житие Трифона Печенгского, просветителя саамов в России и Норвегии = Den Hellige Trifon av Petsjenga, Samenes Opplyser i Russland og i Norge. М., 2009; Орехова Е. А. Колонизация Мурманского берега Кольского п-ова во 2-й пол. XIX - 1-й трети XX в.: АКД. СПб., 2009; Фёдоров П. В. Северный вектор в рос. истории: Центр и Кольское Заполярье в XVI-XX вв. Мурманск, 2009; он же. Культурные ландшафты Кольского Севера: Структура и ист. динамика. Мурманск, 2014; Никонов С. А. Кандалакшский мон-рь в XVI-XVIII вв.: Исслед. и мат-лы. Мурманск, 2011. 2 ч.; он же. Освоение побережья Баренцева моря мон-рями Поморья во 2-й пол. XVI-XVII в. // Рос. история. М., 2016. № 2. С. 35-42; Кольский Север: Энцикл. очерки / Сост., ред.: А. С. Лоханов. Мурманск, 2012; Стратегия социально-экон. развития Мурманской обл. до 2020 г. и на период до 2025 г. Мурманск, 2013; Гостев И. М., Давыдов Р. А. Русский Север в войнах XVI-XIX вв. Архангельск, 2014; Бардилева Ю. П. Русская Православная Церковь на Кольском Севере в 1-й пол. ХХ в. Мурманск, 2015; Циркунов И. Б. На пороге Арктики: Арктические, методологические и краевед. исслед. Мурманск, 2015; Чапенко А. А. Приграничное сражение на Мурманском направлении 22 июня - 5 июля 1941 г. Красноярск, 2016.
Еп. Митрофан (Баданин), иером. Никодим (Коливатов), Ю. П. Бардилева, С. А. Никонов, А. А. Чапенко
Ключевые слова:
Россия. История Мурманская область, субъект Российской Федерации в составе Северо-Западного федерального округа География. Российская Федерация. Мурманская область Страноведение. Российская Федерация. Мурманская область Религиозная ситуация на территории разных стран. Российская Федерация. Мурманская область
См.также:
АДЫГЕЯ субъект Российской Федерации
«АКТ О НАСЛЕДОВАНИИ ВСЕРОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ПРЕСТОЛА» закон Российской империи, составленный имп. Павлом I Петровичем
АРХЕОГРАФИЧЕСКИЕ КОМИССИИ
АРХЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ научные экспедиции с целью выявления и сбора памятников письменности
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА в Российской империи имели статус общественных орг-ций, находились в ведении Мин-ва народного просвещения и под покровительством гос. власти, занимались изучением исторических памятников
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ СЪЕЗДЫ в Российской империи проводились в 1869-1911 гг.
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ [Русский археологический ин-т в К-поле - РАИК], первое рус. научное об-во по исследованию истории, археологии, искусства христ. Востока за границей
«АРХИВ ЮГО-ЗАПАДНОЙ РОССИИ» сборник документов по истории Украины и Белоруссии XIII-XVIII вв.
«БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ» выражение, употребляемое в титуле государей с IV в.
БУРЯТИЯ субъект Российской Федерации