Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОГИЛЁВСКАЯ БРАМНАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ
Т. 46, С. 174-175 опубликовано: 29 октября 2021г.


МОГИЛЁВСКАЯ БРАМНАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

(«На Олейной браме», Спасская) , чудотворный образ, особенно почитаемый жителями г. Могилёва - крупнейшего центра Православия в Белоруссии в XVII-XVIII вв. Существует предание о нерукотворном происхождении М. Б. и. Об иконе в XVII-XVIII вв. упоминалось в «Могилёвской хронике» - рукописном своде важнейших событий истории города: записи велись могилёвским купеческим старостой Т. Р. Суртой в 1693-1701 гг., затем были продолжены регентом Могилёвской магдебургии Ю. Трубницким, его сыном и внуком до 1856 г.

Именование «Брамная» икона получила по месту своего первоначального размещения на Олейной браме (масляных воротах) в Могилёве. Олейная брама входила в число каменных башенных ворот в системе городских укреплений на нижней стороне вала, недалеко от ратуши; название башни связано с тем, что рядом с ней торговали подсолнечным маслом. После сооружения Олейной башни (начало строительства - 5 апр. 1646) над ее воротами поместили изображение Божией Матери. По сообщению в «Могилёвской хронике», образ был написан по штукатурке, вероятно в технике фрески. Для жителей Могилёва, который в то время стал крупнейшим и самым богатым после Вильно городом ВКЛ, пользовался выгодами самоуправления, Магдебургским правом, а также был уравнен в правах со столицей, размещение образа Божией Матери над городскими воротами имело символическое значение. В этот период могилёвчане получили юридическое подтверждение законности доминирования в городе правосл. вероисповедания (1633). Установкой над городскими воротами образа Божией Матери жители демонстрировали приверженность правосл. вере и стремление находиться под покровительством Пресв. Богородицы, явленным городу через Ее надвратный образ. Появление в Могилёве образа Пресв. Богородицы над городскими воротами могло быть не только отражением церковной традиции (ср.: над вратами Вильно в 30-х гг. XVII в. была помещена Виленская Остробрамская икона), но, учитывая устойчивые связи Могилёвских правосл. братств с Иверским мон-рем на Афоне, непосредственно могло восходить к образу иверской «Портаитиссы».

По свидетельству авторов, писавших о М. Б. и. в кон. XIX в., Божия Матерь на иконе была изображена победренно, без Младенца, как и на Виленской Остробрамской иконе. Однако в отличие от последней на груди Пресв. Богородицы на М. Б. и. был представлен «скипетр, подобный мечу» - видимо, меч, направленный острием к сердцу Божией Матери. Следов., икона могла представлять собой основанный на пророчестве Симеона Богоприимца иконографический извод, который соответствовал распространенному в XVII в. в Речи Посполитой изображению Богородицы «Болесной».

Жители Могилёва с великим почтением относились к М. Б. и. В нач. XVIII в. был организован сбор серебра для изготовления драгоценного оклада на икону. Серебро для ризы хранилось в Братской ц. в честь Богоявления. Вместе с др. серебряными сокровищами могилёвских церквей в кон. лета 1708 г. оно было конфисковано для чеканки монеты занимавшими тогда Могилёв шведами (Магiлёўская хронiка. 1997. С. 274; Хроника белорус. г. Могилёва. 1887. С. 65). 8 сент. 1708 г., в ходе Северной войны, город был сожжен, тогда погибла и М. Б. и. (Хроника белорус. г. Могилёва. 1887. С. 68; Магiлёўская хронiка. 1997. С. 275).

Утрата М. Б. и. была столь значимой для жителей Могилёва, что в том же 1708 г. они возобновили святыню, надеясь, что под защитой Небесной Владычицы прекратятся бедствия, постигшие город в годы Северной войны. Как писал в 1708 г. Ю. Трубницкий, очевидец событий и автор 2-й части «Могилёвской хроники»: «Образ Найсвятейшей Панны Марии Богородицы, написанный художником Мироном Пигаревичем, со всем почтением, с крестным ходом, молебнами и проповедями был установлен на Олейной браме. Горько народ плакал, вспоминая про такие ужасные притеснения, и просил найласкавейшую Матерь о милосердии и заступничестве, чтобы город от таких притеснений и бед охраняла и защищала» (Сергий (Соколов). 1885. С. 71-72, запись помечена 28 сент. 1708; Магiлёўская хронiка. 1997. С. 276; Хроника белорус. г. Могилёва. 1887. С. 72). Мирон Пигаревич, могилёвский художник-иконописец, вероятно родственник работавшего в кон. XVII - нач. XVIII в. в Могилёвской Братской типографии гравера Афанасия Пигаревича, на воссозданной иконе написал только лик и руки Божией Матери на доске в размер утраченного надвратного образа (сведения содержатся в источниках кон. XIX в.); очевидно, изначально предполагалось, что воссозданная икона будет закрыта окладом (металлическим позолоченным или деревянным, возможно, он был выполнен тогда же).

Георгий (Конисский), еп. Могилёвский, ревностно чтил чудотворные иконы Божией Матери своей епархии. По его желанию образ М. Б. и. был перенесен с Олейной брамы в новый Спасо-Преображенский (Спасский) собор могилёвского Преображенского мон-ря (построен в 1762 благодаря стараниям епископа на пожертвования имп. Елизаветы Петровны по проекту архитектора виленского барокко, протестанта И. К. Глаубица; Мирон Пигаревич, возможно, участвовал в живописных работах). В последние годы жизни архиеп. Георгия (Конисского) М. Б. и., находившаяся в соборе «на правой стороне при столбе», была украшена новой серебряной ризой работы могилёвского ювелира Петра Слижика. На окладе М. Б. и. была выгравирована дата его создания - 1774 г. и имена фундаторок: монахини могилёвского Братского девичьего мон-ря Афтанасии Хадкевичевны, жены бургомистра Могилёва Иустинии Леоновичевой и др. (тем же годом датируется еще одна сохранившаяся работа Слижика - серебряный оклад Смоленской иконы Божией Матери в ц. Богоматери «Одигитрия» в г. Дисне). В Спасском соборе Преображенского мон-ря М. Б. и. стали именовать также Спасской, икона находилась в обители до ее закрытия (1918).

В соответствии с описью, составленной сотрудниками Могилёвского музея в 1947 г., можно заключить, что в 1941 г. М. Б. и. («икона Спасская Богоматерь в окладе») находилась в Могилёвском хранилище-сейфе вместе с др. историко-художественными ценностями и церковными реликвиями Белоруссии (напр., Белыничской и Могилёво-Братской иконами Божией Матери). После 1941 г. о М. Б. и. ничего не известно. Предположительно во время Великой Отечественной войны она была вывезена в Германию. До настоящего времени фотографии или графические воспроизведения М. Б. и. неизвестны. В XIX - нач. XX в. в Иосифовском соборе Могилёва находилась почитаемая икона Божией Матери (известна с кон. XVII в.), служба которой совершалась 4 февр. В настоящее время ее местонахождение неизвестно.

Лит.: Сергий (Соколов), архим. Из истории православия и братской школы в Могилёве // Могилёвские ЕВ. 1885. № 1. С. 8-12; № 3. С. 47-58; Хроника белорус. г. Могилёва, собр. и писанная А. Трубницким, во 2-й пол. XVIII в., а в 1-й пол. XIX в. продолж. его сыном М. Трубницким / Пер. с польск. Н. Г. Гортынский // ЧОИДР. 1887. Кн. 3. Отд. 1. С. 1-142; Петропавловский И. М. Сильвестр II, кн. Святополк Четвертинский, еп. Могилёвский, и состояние при нем Правосл. Церкви в Могилёвской епархии: 1704-1728 гг. Могилёв на Днепре, 1893. С. 16; Календарь для духовенства Могилёвской епархии на 1899 г. Могилёв, 1899; Могилёвская епархия: Ист.-стат. описание. Могилёв, 1906. Т. 1. Вып. 3. С. 152; Могилёвская хроника Т. Р. Сурты и Ю. Трубницкого // ПСРЛ. Т. 35. С. 239-281; Список разграбленных нем. оккупантами культурно-ист. ценностей, хранившихся в Могилёвском гос. ист. музее до Великой Отеч. войны 1941-1944 гг. // Вяртанне: Дакументы i архiўныя матэрыялы па праблемах пошуку i вяртання нац. каштоўнасцей, якiя знаходяцца за межамi Рэсп. Беларусь. Мн., 1992. [Вып. 1]. № 29. С. 113 Магiлёўская хронiка Т. Сурты i Ю. Трубнiцкага / Пер. з польск., камент.: В. Таранеўскi // Беларускiя летапiсы i хронiкi. Мн., 1997. С. 291, 336, 362, 370; Пiскун Ю. А. Цудатворныя абразы Божай Мацi ў Магiлёве, iх значэнне ў гiстарычным жыццi горада i iх лёсы // Старонкi гiсторыi Магiлёва: Зб. навук. прац. Магiлёў, 1998. С. 115-117.
Ю. А. Пискун