Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МАКАРИЙ III
Т. 42, С. 534-544 опубликовано: 3 декабря 2020г.


МАКАРИЙ III

[Макарий аз-Заим; араб.   ] (ок. 1600, Халеб - 12.06.1672, Дамаск), патриарх Антиохийский (с 11/12 нояб. или 12 дек. 1647), один из крупнейших церковных деятелей и писателей правосл. Востока османской эпохи.

Биография До вступления на Патриаршество

Макарий III, патриарх Антиохийский. Портрет из Царского Титулярника. 1672 г. (РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. 3. № 7. Л. 85)
Макарий III, патриарх Антиохийский. Портрет из Царского Титулярника. 1672 г. (РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. 3. № 7. Л. 85)

Макарий III, патриарх Антиохийский. Портрет из Царского Титулярника. 1672 г. (РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. 3. № 7. Л. 85)
Род. в Халебе (Алеппо) на рубеже XVI и XVII вв. В миру носил имя Юханна (Иоанн). Происходил из священнического рода аз-Заим. Известны предки М.- отец, хури (приходский священник) Булус (Павел), и дед, хури Абд аль-Масих аль-Брутус (греч. ὁ Πρῶτος - первый; возможно, передачей этого прозвища является араб. аз-Заим - «предводитель»). О братьях и сестрах М. прямых сведений нет, однако в путешествии по Вост. Европе в 50-х гг. XVII в. его сопровождал племянник Бутрус, имя к-рого документы РГАДА передают в русифицированной форме как Петр Иванов (вариант: Петр Христофоров). Отец М. Булус род. приблизительно в нач. 70-х гг. XVI в. и, судя по нек-рым упоминаниям М., должен был быть жив во 2-м десятилетии XVII в. К нему же восходит ряд сведений о церковных событиях в Халебе кон. XVI в., к-рые М. включил в свои исторические труды (Панченко. Митрополиты и епархии. 2012. С. 140-141; Сериков. 2002. С. 306).

Свое духовно-нравственное воспитание М. связывал с Халебским митр. Мелетием Кармой (1612-1634; впосл. Антиохийский патриарх Евфимий II), который возвел его последовательно в сан диакона, кассиса и хури (градации священнического сана у арабов-христиан). Много лет спустя М. написал панегирическую биографию Мелетия, похожую на житие. Молодой священник стал свидетелем бурных событий антиохийской церковной истории в 20-х гг. XVII в., борьбы за власть в христ. общине Халеба между Мелетием Кармой и патриархом Кириллом IV Даббасом, многолетних тяжб этих иерархов и 2-кратного ареста митр. Мелетия. В 1627 г. у М. род. сын Булус (см. Павел Алеппский). Жена умерла вскоре после родов, и единственный сын остался самым близким М. человеком до конца его жизни. После гибели патриарха Кирилла Даббаса и его соперника патриарха Игнатия III Атыйи на Антиохийскую кафедру был возведен Мелетий (Евфимий) Карма (1 мая 1634). Впосл. М. утверждал, что именно ему новый патриарх обещал престол Халебского митрополита, однако Евфимий не спешил с рукоположением своего ученика. Подобная тактика была характерна для всех Антиохийских патриархов - выходцев из Халеба, не желавших создавать промежуточное звено между собой и поддерживавшей их христ. общиной города.

Избрание М. на кафедру Халеба состоялось уже после смерти Евфимия II (1 янв. 1635), при следующем патриархе Евфимии III ас-Сакизи. Собор духовенства и христ. старейшин города 14 сент. 1635 г. утвердил его кандидатуру, после чего он вместе с делегацией халебской знати отправился в Дамаск и был 27 окт. (в ряде источников - 27 сент.) рукоположен патриархом в сан митрополита с именем Мелетий, к-рое взял в честь своего учителя. Евфимий ас-Сакизи, хиосский грек, не имевший достаточного авторитета у антиохийской паствы, дорожил поддержкой богатой и многочисленной халебской общины и наделил ее предстоятеля рядом символических привилегий - саном католикоса и титулом экзарха «городов диарбекирских» (приходов В. Месопотамии) и Антиохии, древней столицы Патриархата.

В июле 1639 г. Мелетий наряду с главами др. этноконфессиональных общин и ремесленных корпораций Халеба участвовал в торжествах по случаю прибытия в город султана Мурада IV, направлявшегося на войну с Ираном. На протяжении 12 лет пребывания Мелетия на Халебской кафедре город дважды посещал патриарх Евфимий для сбора церковных налогов (1640 и 1644). Весной 1642 г. Мелетий вместе с сыном и 60 халебскими христианами предпринял паломничество на Св. землю, посетив по дороге Ябруд, Маалулу, Сайднаю, Дамаск, а в Палестине - лавру прп. Саввы Освященного. В ходе паломничества Мелетий встречался с Антиохийским патриархом Евфимием III в Дамаске, Иерусалимским патриархом Феофаном IV и католикосом-патриархом Зап. Грузии (Абхазским) Максимом I (Мачутадзе), с к-рым отправился в обратный путь из Иерусалима. В архиве нем. ориенталиста XVII в. Х. Рау сохранились копии неск. писем халебских христиан 1-й пол. 40-х гг. XVII в., адресованных сборщикам пожертвований для Антиохийской Церкви свящ. Мусе и диак. Николаю, где упоминается католикос Мелетий, а одно из писем, от 7 мая 1645 г., принадлежит самому М. (ГИМ. Увар. № 1213-4°. Л. 81).

Осенью 1647 г. патриарх Евфимий заболел и, чувствуя близкую кончину, указал на Мелетия как на своего преемника. Христ. знать Дамаска, опасаясь повторения смут и расколов, сопровождавших Патриаршества Кирилла Даббаса и Игнатия Атыйи, настаивала на незамедлительном замещении Патриаршей кафедры Халебским митрополитом. Гонец из Дамаска нашел Мелетия в г. Килисе, где тот скрывался от вымогательств халебского паши. По свидетельству Павла Алеппского, Мелетий отклонил 1-е приглашение и лишь после повторного категорического требования Евфимия отправился в Дамаск. Под Хамой митрополит получил известие о кончине патриарха 11 окт. Взяв с собой архиереев Хамы, Хомса и Кары, Мелетий прибыл в Дамаск, где был возведен в сан патриарха 11 или 12 нояб. 1647 г. (в различных источниках встречаются также варианты 12 дек. и др., однако ранние даты представляются более вероятными). В исторических записках М. привел имена 6 митрополитов, участвовавших в его поставлении, и 25 присутствовавших на ней священников и диаконов (Панченко. Митрополиты и епархии. 2012. С. 130). При вступлении на Патриаршество Мелетий по традиции взял новое имя - Макарий, потому что в день памяти святого с этим именем, 23 окт., дамасский клир получил от османских судебных властей документ о подтверждении полномочий нового патриарха (еще не успевшего приехать в Дамаск), которого соответственно вписали под именем Макарий (Там же. С. 129).

Начало Патриаршества (1647-1652)

Первой хиротонией нового патриарха стало поставление 21 нояб. 1647 г. митрополитом Халеба свящ. Митрофана, уроженца Хамы. М. несомненно рассчитывал, что новый митрополит, не имевший корней в Халебе, не создаст самостоятельный центр силы в Патриархате. Однако отношения М. с Митрофаном складывались напряженно, и Халебский архиерей удостоился многих нелестных отзывов в исторических трудах Павла Алеппского. В февр. 1648 г. патриарх ездил на богомолье в Сайднайский монастырь, в июле того же года отправился в длительное путешествие по епархиям Антиохийской Церкви, посетил Сайду, обл. Шуф, Бейрут, Кесруан, в окт. морем прибыл в Триполи, оттуда переехал в Хаму. После долгого пребывания в Центр. Сирии патриарх 1 июня 1650 г. приехал в Халеб, где оставался 8 месяцев. В этот период М. поставил архиереев на ряд кафедр (Ябруд и Маалула, Сайда, Амида (Диярбакыр)).

Приблизительно к 1651 г. относится малоизвестная авантюра Мирликийского митр. Иеремии, который сумел получить султанский берат на Антиохийский Патриарший престол. По предположению В. Г. Ченцовой, за Иеремией могли стоять К-польский патриарх Парфений II и его окружение. Прибытие претендента на Патриаршество в Сирию вызвало смятение антиохийского духовенства. Возможно, с этим связан отъезд М. из Халеба в Дамаск в февр. 1651 г. М. и его сторонникам удалось щедрыми дарами привлечь на свою сторону местные османские власти и убедить их оставить без внимания султанские грамоты, данные Иеремии. Новый К-польский патриарх Иоанникий II принял сторону М., однако Иеремия, вернувшийся в К-поль, продолжал претендовать на Патриаршество (Tchentsova. 2012; Она же. [Ченцова]. 2013).

Чрезвычайные расходы, понесенные в ходе борьбы с Мирликийским митрополитом (6 тыс. р., как сообщал патриарх, будучи в Москве), и прежние долги, обременявшие Антиохийский престол, подтолкнули М. к мысли отправиться ко двору покровителя Вост. Церквей молдав. господаря Василе Лупу, чтобы испросить денежную помощь. Василе подтвердил готовность решить финансовые проблемы Антиохийского Патриархата. К-польский патриарх Иоанникий II в марте 1652 г. издал окружную грамоту к христианам тех земель, через к-рые должен был проезжать М., о жертвовании ему милостыни (Ченцова. 2013. С. 117, 119). М. поставил архиереев на пустовавшие кафедры Бейрута и Хомса, митрополитом которого стал хури Ибрахим ибн аль-Амиш аль-Халяби с именем Афанасий, и в янв. 1652 г. назначил хури Сулеймана (в архиерействе Сильвестр) аль-Халяби митрополитом патриаршей кельи, т. е. своим наместником. Уезжая из Дамаска в Халеб для последних приготовлений к путешествию, М. оставил Сильвестра управлять делами Патриархии, однако митрополит скончался в апр. или мае того же года во время эпидемии чумы. В мае 1652 г. через Дамаск и Халеб проехал известный рус. церковный деятель и дипломат Арсений (Суханов), направлявшийся из Иерусалима в Грузию (Проскинитарий Арсения Суханова, 1649-1653 гг. СПб., 1889. С. 93-97. (ППС; Т. 7. Вып. 3(21)). Вероятно, он разминулся с М., который в это время посещал города Сармин и Килис и вернулся в Халеб только 1 июня (впосл. Арсений встречался с М. в Валахии, а став келарем Троице-Сергиева мон-ря, принимал его в обители во время пребывания патриарха в России). В Халебе М. провел последние перед отъездом рукоположения (кафедры Эз-Забадани, Аккара, Триполи). В архиерейских хиротониях М. ярко проявилось доминирование в Антиохийской Церкви халебской общины: из 11 новопоставленных митрополитов 5 были выходцами из Халеба и не было ни одного уроженца Дамаска, столицы Патриархата.

Первое путешествие (1652-1659)

Путешествие М. ко дворам христианских государей было описано его сыном архидиак. Павлом Алеппским - это объемное сочинение стало вершиной арабо-христ. литературы раннего Нового времени и ценнейшим источником по истории и этнографии народов Вост. Европы. В июле 1652 г. М. покинул Халеб и направился в Латакию. Собрав там с местных христиан десятину, он приехал в Антиохию, где его ждали архидиак. Павел и др. спутники, и вместе с ними отправился далее сухим путем. В авг. они проехали по киликийскому побережью (Искендерун, Адана), по дороге патриарха торжественно встречали жившие в Киликии греки-киприоты. Осенью М. побывал в Конье (посетил гробницу персид. поэта-суфия Джелал ад-Дина Руми), Бурсе и Муданье, откуда отплыл в К-поль.

Письмо Антиохийского патриарха Макария III царю Алексею Михайловичу от 1 ноября 1656 г. (ГРАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 565)
Письмо Антиохийского патриарха Макария III царю Алексею Михайловичу от 1 ноября 1656 г. (ГРАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 565)

Письмо Антиохийского патриарха Макария III царю Алексею Михайловичу от 1 ноября 1656 г. (ГРАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 565)
По прибытии в османскую столицу (20 окт.) М. изменил планы, решив посетить помимо Молдавии и Русское гос-во. К-польский патриарх Паисий I 24 нояб. подписал адресованную рус. царю Алексею Михайловичу грамоту с извещением о будущем приезде в Россию своего антиохийского собрата и с просьбой о милостивом его приеме, которую, по-видимому, передал М. (предположительно она была привезена в Москву самим Антиохийским патриархом). Отплыв из К-поля 29 нояб., М. был вынужден вернуться из-за штормовой погоды. На Рождество он совместно с К-польским патриархом провел богослужение в Фанаре. 2 янв. 1653 г. М. участвовал в Синоде К-польской Церкви, отлучившем бывш. патриарха Кирилла III Спана. Приблизительно тогда же М. в числе других иерархов скрепил подписью «Исповедание веры» Киевского митр. Петра (Могилы), признанное на Востоке общим изложением православного вероучения (Tchentsova. 2013. P. 316).

В янв. 1653 г. М. и его спутники снова отправились к устью Дуная по морю, но из-за постоянных штормов высадились в Кюстендже, продолжили путь по Добрудже и, переправившись через Дунай, прибыли в Яссы. Патриарх был с почетом принят молдав. господарем Василе. 15 марта 1653 г. М. отправил в Москву и Путивль грамоты, извещавшие, что он задержится в Яссах до Пасхи, а потом продолжит путь в Россию. Однако все расчеты на молдав. милостыню пришлось оставить, когда в апр. 1653 г. Василе Лупу был свергнут с престола в результате заговора бояр. Господарь призвал на помощь союзников-запорожцев. Страна стала ареной опустошительной войны, Яссы переходили из рук в руки, и положение Антиохийского патриарха, укрывавшегося в одном из мон-рей города, было крайне опасным. Василе потерпел поражение. М. со спутниками с трудом сумел в нояб. перебраться в Валахию ко двору господаря Матея Басараба. Заметны тесные связи М. в период его пребывания в Дунайских княжествах с Иерусалимским патриархом Паисием (1645-1660), одним из самых влиятельных церковных деятелей правосл. Востока того времени. Антиохийский патриарх жил в мон-рях, которые были святогробскими метохами, а его грамоты составляли писцы из окружения Паисия (Tchentsova. 2012. P. 72-75).

Несбывшиеся надежды на молдавскую милостыню побудили М. к активному поиску новых покровителей. Ко времени пребывания в Валахии относится его грамота от 19 нояб. 1653 г. к франц. кор. Людовику XIV, где патриарх просил адресата о заступничестве за османских христиан перед султаном (Rassi. 2002). Несомненно, М. ранее тесно общался с франц. дипломатами в Халебе и К-поле, что и подтолкнуло его к попытке установления контактов с королем.

Дождавшись относительного политического затишья, М. в конце зимы 1654 г. стал готовиться к поездке в Россию. Его отъезд опять задержался из-за кончины господаря Матея (9 апр.). М. участвовал в церемонии приведения сановников к присяге новому господарю Константину Щербану. Только 22 мая патриарх отбыл из Тырговиште, пересек Валахию и Молдавию и переправился через Днестр. На территории Украины, недавно освобожденной от польской власти, М. торжественно встречали в каждом городе. 21-22 июня он посетил лагерь Б. М. Хмельницкого (Павел Алеппский оставил восторженное описание укр. гетмана), затем в Киеве встречался с митр. Сильвестром (Косовым) и осмотрел древние церкви, после чего продолжил путь через Путивль, Севск, Белёв. В Калуге пристав из Москвы передал М. предписание отправиться по Оке в Коломну, чтобы переждать эпидемию чумы, начавшуюся в столице. В Коломне М. со спутниками пробыл с 17 авг. 1654 по 30 янв. 1655 г.; он служил в коломенских церквах, рукополагал священнослужителей для Коломенской епархии, в то время бывшей без архиерея. В путешествии по России М. сопровождали 7-8 чел. ближнего круга, в т. ч. архим. Муса (Моисей), «наместник» Иаков (судя по всему, умер в 1-й пол. 1655), архидиак. Павел Алеппский, настоятель мон-ря Баламанд Савва и др. На румын. землях к ним присоединились 6 греч. архимандритов, ехавших на Русь за милостыней, с сопровождающими: зачисление, пусть не безвозмездное, в свиту патриарха повышало статус этих просителей и облегчало им проникновение в Москву (см. о них: Ченцова. 2009).

Сирийские гости прибыли в Москву 2 февр. 1655 г. и были размещены в одном из монастырей Кремля. 10 февр. вернулся в столицу с польской войны царь Алексей Михайлович. Через 2 дня М. и сопровождавшие его архимандриты получили аудиенцию у царя, а на следующий день их принял патриарх Никон. Весной Антиохийский патриарх встречался с прибывшими в Москву невесткой и внуком бывш. кахетинского царя Теймураза I (1606-1648; † 1663), с к-рым, возможно, поддерживал отношения, еще будучи Халебским митрополитом. Впосл., уже на обратном пути из России, М. в грамоте, отправленной из Тырговиште в дек. 1656 г., призывал рус. царя поддержать Теймураза в борьбе за возвращение на престол (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. № 46). Пребывание М. в Москве совпало с началом проведения богослужебной реформы патриарха Никона, к-рый опирался на авторитет Антиохийского первосвятителя при внедрении греч. вариантов церковных обрядов. В марте 1655 г., во время торжественного богослужения в Неделю Православия, М. по настоянию Никона выступил с осуждением рус. двоеперстия. Церковный Собор 25-31 марта с участием вост. иерархов принял новый текст Служебника. В июне М. и его спутники посетили Троице-Сергиев мон-рь, в авг.-сент. совершили путешествие в Валдайский Иверский мон-рь и Новгород. 19 янв. 1656 г. Антиохийский патриарх был принят царем в Саввино-Сторожевском монастыре Звенигорода. В общении с М. Алексей Михайлович, вдохновленный военными успехами России в сер. 50-х гг. XVII в., неоднократно заявлял о желании освободить восточных христиан от иноверного владычества. В ходе богослужений накануне и во время Великого поста 1656 г. М. по инициативе патриарха Никона снова выступал за то, чтобы привести церковные обряды в соответствие с греч. практикой, а 18 мая провозгласил анафему одному из лидеров старообрядцев Иоанну Неронову.

23 марта М. по его настойчивым просьбам был отпущен на родину. Он вез с собой многочисленные дары, погруженные на 60 подвод,- деньги и пушнину на 3 тыс. р., иконы, церковную утварь, облачения, а также жалованные грамоты Антиохийскому престолу и крупнейшим сир. мон-рям - Сайднайскому, Баламандскому и св. Георгия Эль-Хумайра - о регулярном получении милостыни из России. Достигнув Болхова, М. был срочно вызван в Москву для участия в новом Соборе, обсуждавшем просьбу молдав. господаря Георге Штефана о рус. протекторате, вопросы о вторичном крещении католиков, принимаемых в Православие, и об окончательной унификации рус. обрядов по греч. образцам. 23 апр. Собор узаконил 3-перстное крестное знамение и отлучил всех не принимавших его. Переход под власть России обширных земель Речи Посполитой потребовал решения вопроса о возможности упростить процедуру принятия в Православие католиков и униатов, к-рая прежде предусматривала перекрещивание. М. настаивал на признании католического таинства Крещения и соответственно на облегчении перехода католиков в Православие. Уже на обратном пути из России, во время пребывания в Тырговиште, М. дважды, в апр. и дек. 1657 г., направлял грамоты в Москву, приводя новые аргументы в пользу своего мнения (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1657. № 24; ГИМ. Син. грам. № 1049). 17 мая 1656 г. Антиохийский патриарх вместе с молдав. послами скрепил подписью тайное соглашение о принятии Молдавии в подданство рус. царя (Ченцова. Подлинник. 2008; Eadem [Tchentsova]. 2013. P. 318-321).

М. окончательно покинул Москву 29 мая. Проехав через Путивль и Киев, он в кон. июля - нач. авг. снова встречался с Хмельницким в Чигирине и в конце лета вступил в Яссы. Как Паисий Иерусалимский и большинство греч. иерархов, М. поддерживал проект сближения Дунайских княжеств с Россией и со Швецией с целью противостояния католич. миру и османам. Однако резкая переориентация рус. политики весной 1656 г.- перемирие с Речью Посполитой и начало войны со Швецией - перечеркнула планы рус. протектората над Молдавией. М. тем не менее продолжал тесно сотрудничать с молдав. и валашским господарями. Духовенство правосл. Востока не оставляло попыток «развернуть» российскую экспансию в сторону Причерноморья с перспективой выхода к османским границам. В окт. 1656 г. патриарх перебрался в Валахию ко двору Константина Щербана. В письме, написанном 1 нояб. 1656 г. в Москву из Тырговиште, М., надеясь все же на успех посольства Сучавского митр. Гедеона и переход Молдавии в подданство рус. царя, высказывал опасения за свою жизнь в случае, если послы в скором времени не возвратятся в Яссы (Она же. Греческие грамоты антиохийского патр. Макария 50-х гг. XVII в. из собр. РГАДА // Исторические традиции. 2006. С. 51-54).

В марте 1657 г. османское правительство начало принимать репрессивные меры против греч. священнослужителей и купцов промосковской ориентации. От молдав. господаря потребовали выдать иерархов, связанных с планами русско-молдав. союза, в т. ч. М. (Она же. Восточная церковь и Россия после Переяславской рады, 1654-1658: Док-ты. М., 2004. № 20. С. 125-130, 159-160). В османской столице был казнен К-польский патриарх Парфений III, изобличенный в связях с Россией и Венецией, и арестован Иерусалимский патриарх Паисий. Ввиду столь сложной политической обстановки господарь Константин настоял на том, чтобы М. задержался в Валахии. Нек-рые хиосские греки из окружения казненного К-польского патриарха укрылись в Дунайских княжествах и перешли на службу к М.: ставленник Парфения еп. Дриинопольский Никифор в апр. 1657 г. повез в Москву грамоты Антиохийского патриарха; писец покойного Иоанн Сакулис стал секретарем М., а позже - икономом Антиохийской Церкви и в течение десятилетия вел переписку Антиохийского престола с иноземными государями и церковными иерархами (Tchentsova. 2013. P. 323-324; Eadem. 2014). В июне-сент. 1657 г. М. совершил поездку по валашским мон-рям. Часть патриаршего обоза с дарами была отправлена в Сирию под наблюдением баламандского игум. Саввы. Возможно, Савва попытался присвоить это имущество, потому что Павел Алеппский, упоминая об отправке каравана, отзывается о баламандском игумене крайне негативно, что предполагает возникновение некоего конфликта между Саввой и М. После низложения господаря Константина Щербана (янв. 1658), обвиненного в политической нелояльности, Высокая Порта направила в Валахию османские войска и крымских татар. Страна подверглась разграблению. Господарь Константин, не принимая боя, бежал в Трансильванию. До весны 1658 г. М. и его спутники укрывались в горных мон-рях Валахии, переезжая с места на место.

В апр. того же года Антиохийский патриарх вошел в контакт с новым валашским господарем Михней III и получил возможность возвратиться в Бухарест. На Пятидесятницу, 30 мая, М. принимал участие в обряде коронации господаря. Однако в условиях продолжавшейся войны османов с венграми и ожидания новых потрясений положение патриарха в Валахии оставалось крайне нестабильным, и он искал способа выбраться на родину. В июле 1658 г. Павел Алеппский сумел отправить из Галаца в Трапезунд судно с патриаршим имуществом. В сент. М. со свитой отправился в Галац, где после длительного ожидания им удалось нанять судно. Корабль спустился до устья Дуная, пересек Чёрное м. и 15 нояб. достиг Синопа. Оттуда через 2,5 месяца Антиохийский патриарх отплыл в Эною (Унье), где патриаршее имущество было перегружено на мулов. Далее караван М. двигался сухим путем через Аргости, Неокесарию (Никсар), Токат, Сивас, Эльбистан; в своем сочинении Павел описывал, как радостно встречали отца жители христ. деревень Анатолии. Пасха 1659 г. застала путников в Мараше (Кахраманмараше). Вскоре М. и его свита достигли г. Килиса, входившего в пределы Антиохийского диоцеза.

Управление Антиохийской Церковью (1659-1664)

В отсутствие М. церковные дела в Сирии пришли в расстройство. Особенно много нареканий вызывало управление Халебского митр. Митрофана, жестоко угнетавшего паству при содействии османских властей. К этому добавились политические потрясения 1655 г., когда население Халеба взбунтовалось против присланного к ним губернатора Ахмада-паши, в результате чего паша с войском 3 месяца держал город в осаде и разорил его христ. предместья (Kilpatrick H. Poetry on Political Events in the Mamluk and Early Ottoman Periods // A FS for N. Anghelescu. Bucur., 2011. P. 299-301). Хомский митр. Афанасий ибн аль-Амиш, приглашенный дамасскими христианами для управления делами епархии, пока отсутствовал патриарх, присвоил себе первосвятительские полномочия. Претендуя на Патриарший престол, он распускал слухи о гибели М. в ходе войны в Валахии. Вернувшись в Сирию, М. был вынужден избегать конфликтов с архиереями, пользовавшимися поддержкой османских властей, и дожидаться подходящего момента для их наказания. Поэтому во время пребывания в Халебе (21 апр.- 21 июня 1659) он не предъявлял претензий митр. Митрофану, а проезжая через Хомс по дороге в Дамаск, встретил митр. Афанасия с притворным радушием. Халебский митрополит умер от дизентерии 13 сент., что предоставило М. свободу в устроении дел своей бывш. кафедры. Он не замещал ее 13 лет, передав управление епархией свящ. Неофиту. В авг. 1659 г. М. созвал в Дамаске Собор для суда над Хомским митрополитом, обвиненным во множестве канонических нарушений. 28 авг. тот был низложен, но не принял решений Собора и бежал в Халеб (видимо, под защиту своего рода), где оставался до кончины в нояб. 1660 г. В марте 1660 г. был смещен с настоятельства баламандский игум. Савва, к к-рому у М. оставались некие, видимо серьезные, претензии со времени их совместного путешествия.

Богатая московская милостыня позволила патриарху рассчитаться с долгами его престола и развернуть активную строительную деятельность. Вскоре после возвращения в Дамаск (1 июля 1659) М. приступил к сооружению роскошного здания патриарших палат. Осенью в кафедральном соборе был установлен новый мраморный престол и произведены др. обновления. Зимой 1659/60 г. Павел Алеппский, пребывавший в Халебе в качестве патриаршего наместника, организовал строительство ряда адм. зданий, видимо примыкавших к митрополичьей резиденции. В Великий пост 1660 г. М. впервые с начала века совершил чин мироварения.

В июле 1660 г. патриарх отправился в очередной объезд епархий: посетил Сайднаю, Рас-Баальбек, Бейрут, Триполи и Хаму, где встретил Пасху 14 апр. 1661 г. и рукоположил во митрополита этого города Неофита, племянника прежнего патриарха Евфимия III. Казнь халебского паши, известного своей жестокостью и вымогательствами, позволила М. безбоязненно приехать в родной город (17 мая 1661) и надолго остаться там. Во время поездки патриарха его наместниками в Дамаске были архидиак. Павел Алеппский и Аккарский митр. Николай. В июле 1661 г. Павел присоединился к отцу в Халебе. На этом эпизоде останавливаются дневниковые записи Павла в его книге о странствиях М. и соответственно резко сокращается объем доступной информации о деятельности патриарха.

Судя по ряду свидетельств, пребывание М. в Халебской епархии продолжалось в 1662 и 1663 гг. Известен его колофон от 1 марта 1662 г. в одной из книг церкви Килиса (Al-makhtu ta t al-‘arabiyya f maktabat matra niyyat Halab li-r-ru m al-urthu dhuks = [Арабские рукописи библиотеки правосл. митрополии Халеба]. Bayru t, 1989. N 37). 20 авг. 1662 г. М. присутствовал на проходившем в Халебе поставлении патриарха Андрея Ахиджана, 1-го главы Сирийской католической Церкви (Tchentsova. 2013. P. 327). Некоторые послания М., датированные 1663 г., отправлены именно из Халеба (Ibid. P. 328; Serikoff. 2014. P. 250). В письме капеллана брит. колонии этого города, относящемся к марту 1662 г., упоминается об аресте патриарха местным пашой на почве денежных вымогательств и о последующем освобождении М. по ходатайству брит. посла в К-поле (Lake. 2015. P. 60). Т. о., из 5 лет, прошедших после 1-го путешествия М., не менее 3 он провел в родном городе, куда фактически перенес патриаршую резиденцию.

В период пребывания в Сирии М. по-прежнему поддерживал широкие международные контакты. В 1659 г. он отправил своих спутников по путешествию архим. Моисея и племянника Бутруса (Петра) в Москву с извещением о благополучном возвращении и просьбами о новой милостыне. При переправе через Дунай посланники были задержаны людьми силистрийского паши. Моисей успел утопить патриаршие грамоты и скрыться, а Петр оказался в заключении, откуда был вызволен валашским господарем Михней, и в следующем году сумел добраться до Москвы. В сент. 1661 г. М. направил в Россию новое посольство во главе с архим. Неофитом, к-рое благополучно добралось до цели в июне 1662 г. и вернулось с царской милостыней патриарху и сир. мон-рям (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1660. № 31; 1662. № 28).

Не удовлетворенный размерами этой финансовой помощи, М. искал новые источники дохода. Почти одновременно с отправкой грамот царю Алексею Михайловичу 30 сент. 1661 г. он послал папе Римскому Александру VII письмо с заверениями в приверженности идее единства христ. мира и просьбой о содействии в издании богослужебных книг на араб. языке. 12 февр. 1663 г. М. наряду с пребывавшими в Халебе сиро-католич. патриархом Андреем Ахиджаном и арм. Киликийским католикосом Хачатуром III направил через франц. консула Ф. Барона послание кор. Людовику XIV, прося оказать покровительство вост. христианам и денежную помощь. Подобные грамоты 3 патриарха послали и в рим. Конгрегацию пропаганды веры. М. осознавал, что условием получения финансовой и политической поддержки со стороны католич. Запада будет принятие унии. 14 дек. 1663 г. через викария кармелитской миссии в Халебе он отослал в Ватикан новое письмо с просьбой к Римской «Матери-Церкви» о помощи Антиохийскому престолу в издании араб. книг (этот проект так и не был осуществлен: Рим предпочитал самостоятельно определять свою издательскую политику на вост. языках). К этому посланию прилагалось католич. исповедание веры, подписанное М. Переписка патриарха с Римом держалась в секрете, ее содержание было введено в научный оборот в полном объеме только в кон. XX в. (Raheb. 1981; Tchentsova. 2013. P. 326-328).

Не ограничиваясь контактами с духовными и политическими лидерами правосл. и католич. мира, М. пытался наладить связи с протестантами. Он поддерживал дружеские отношения с капелланом британской колонии в Халебе Р. Фрамптоном, который по настоянию патриарха 4 марта 1662 г. обратился к Уильяму Джаксону, архиеп. Кентерберийскому, с просьбой о помощи угнетенным антиохийским христианам (Lake. 2015. P. 59-61).

Второе путешествие (1664-1669)

Сохранявшиеся финансовые проблемы Антиохийской Церкви побудили М. предпринять новое путешествие в христ. страны для сбора милостыни. На этот раз его целью были груз. земли. Грузинская Церковь поддерживала тесные связи с Антиохийским престолом, а правящая знать традиционно оказывала финансовую поддержку православному Востоку. Из числа лиц, сопровождавших патриарха в путешествии, известны его секретарь Иоанн Сакулис (оставшийся в Москве, а затем вернувшийся на румын. земли) и архидиак. Павел Алеппский.

М. отправился в путь весной 1664 г. Он пересек Вост. Анатолию, посетив г. Малатью и сел. Чемишгезек в верховьях Евфрата - резиденцию Эрзурумских митрополитов. Архиерейские престолы Вост. Анатолии часто пустовали ввиду своей географической удаленности и слабых связей с церковно-политическими центрами Антиохийского Патриархата. М. стал свидетелем глубокого упадка местных правосл. общин, насчитывавших не более 700 семейств на всем пространстве Армянского нагорья. В своих записках патриарх сообщал, что учил православных верхнего Евфрата основам христ. жизни и возвел одного из достойных местных уроженцев в сан Эрзурумского митрополита.

В кон. июня 1664 г. М. еще находился в Эрзуруме (оттуда он отправил с грамотами в Рим хиосского грека Симеона, называвшего себя Исфаханским митрополитом). Далее патриарх продолжил путь, направляясь, очевидно, в Тбилиси, столицу царства Картли. Судя по колофонам М. в его рукописи-автографе (ИВР РАН. В 1227), 26 сент. 1664 г. он находился в Кутаиси, столице Имерети, 4 авг. 1665 г.- в одном из мон-рей Мегрелии. Зимой 1664/65 г. М. и Павел поднимались в горы Абхазии и Сванети, где патриарх пытался возродить христ. традиции у горных племен, когда-то православных, но в значительной части утративших представления о своей вере. Павел писал о мн. тысячах местных жителей, крещенных его отцом (Грузия в XVII ст. 1905. № 3. С. 441-458; № 5. С. 66-93; Панченко. Православные арабы и Кавказ. 2013. С. 388).

Рукопись-автограф патриарха Макария III Антиохийского (ИВР. РАН. Д 1227. Л. 85 об.— 86)
Рукопись-автограф патриарха Макария III Антиохийского (ИВР. РАН. Д 1227. Л. 85 об.— 86)

Рукопись-автограф патриарха Макария III Антиохийского (ИВР. РАН. Д 1227. Л. 85 об.— 86)
В начале лета 1665 г. в Дамаск прибыл посланник рус. царя Мелетий Грек с приглашением М. отправиться в Москву для участия в суде над патриархом Никоном, поскольку тот настаивал, что рассматривать его конфликт с царем правомочны только вост. патриархи. Не застав патриарха в Сирии, Мелетий, к к-рому уже присоединились Александрийский патриарх Паисий и Синайский архиеп. Анания, выехал вслед за М. в Грузию. В Тбилиси он узнал, что М. находится в Имерети. После долгой переписки с Антиохийским патриархом и настойчивых приглашений прибыть в Тбилиси Мелетий сам отправился в путь и встретился с ним на границе Картли и Имерети. Получив царское приглашение, М. долго колебался, прежде чем решиться ехать в Москву. Возможно, определяющее влияние на него оказали царь Картли Вахтанг V (Шах-Наваз-хан) и его сын царь Кахети Арчил II, к-рые убедили Антиохийского патриарха выступить их дипломатическим посредником в контактах с Москвой и склонить рус. царя к оказанию военной помощи груз. единоверцам.

Перезимовав в Тбилиси, М. весной 1666 г. перебрался в Шемаху к находившимся там Мелетию Греку и Александрийскому патриарху, а оттуда - в Дербент, где вост. патриархов ждали корабли, присланные из Астрахани. После опасного плавания по Каспийскому м. вост. гости были торжественно встречены в Астрахани, продолжили путь вверх по Волге до Симбирска и далее добирались до Москвы сухим путем через Арзамас и Владимир. Патриархов окружили большим почетом, но при этом приняли меры к их максимальной изоляции, особенно опасаясь пересылки им к.-л. писем от опального патриарха Никона (Гиббенет. 1884. С. 718, 832-849, 895-994; РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1667. № 9).

2 нояб. М. и Паисий въехали в Москву, через 2 дня были торжественно приняты Алексеем Михайловичем в Грановитой палате, 5 нояб. провели с царем неофиц. переговоры о деле Никона и распределении ролей на грядущем процессе. Суд над Московским патриархом проходил 30 нояб.- 12 дек. 1666 г. Вост. патриархи, получившие обещания щедрой милостыни, выступили полностью на стороне царя и санкционировали низложение и ссылку Никона. В янв. 1667 г. М. и Паисий продолжили участие в работе Большого Московского Собора 1666-1667 гг., рассматривавшего вопросы разграничения полномочий светских и духовных властей. Патриархи, слабо понимавшие русские реалии и заинтересованные в царской милостыне, поддерживали любые инициативы, исходившие от окружения Алексея Михайловича, в частности от Газского митр. Паисия Лигарида, и направленные на подчинение церковного священноначалия светской власти. Русский епископат, впрочем, упорно отстаивал свои привилегии, и в итоге Собор принял компромиссные решения. 10 февр. 1667 г. М. и Паисий Александрийский участвовали в поставлении на Патриаршество Иоасафа II.

Андрусовское перемирие с Речью Посполитой, заключенное 30 янв. 1667 г., породило ряд политических проектов, нацеленных на создание русско-польского альянса и даже избрание сына Алексея Михайловича на польский трон. В связи с этими дипломатическими комбинациями польская сторона выступила с инициативой заключения унии. Находившиеся в Москве Александрийский и Антиохийский патриархи весной 1668 г. были вовлечены в соответствующие переговоры и высказывали поддержку проектам объединения Церквей (Tchentsova. 2013. P. 331-334).

Часть греч. духовенства оставалась на стороне патриарха Никона и осудила вост. иерархов, участвовавших в процессе над ним. В 1666 г. К-польский патриарх Парфений IV низложил Александрийского и Антиохийского патриархов, оставивших свою паству и самовольно уехавших в Москву. Авторитет соборных решений оказался под угрозой. В июле 1667 г. в К-поль отправилось рус. посольство с просьбой к Высокой Порте о признании М. и Паисия Александрийского законными предстоятелями Церквей. Рассмотрение дела было облегчено смещением с престола Парфения IV осенью 1667 г. В янв. 1668 г. рус. послы были допущены в Адрианополь (Эдирне), где донесли просьбу царя до высших османских сановников. В апр. от имени султана «ради дружбы» с рус. государем было объявлено о прощении Александрийского и Антиохийского патриархов и о восстановлении их на престолах. Характерно, что если на место Паисия Александрийского К-польский Синод успел поставить нового патриарха, то в отношении Антиохийской кафедры, неподконтрольной фанариотам, подобный шаг предпринят не был (Каптерев. 1911).

В апр. 1668 г., не дождавшись султанских гарантий, М. со свитой покинул Москву, в авг. достиг Астрахани и вскоре отплыл в Дербент, откуда с большими затратами добрался до Шемахи. Шемахинский хан забрал все имущество М.- меха, дорогие ткани, моржовую кость, пообещав возместить стоимость по сильно заниженной цене (5 тыс. р.). В случае несогласия хан грозил отправить М. к шахскому двору в Исфахан, что было неприемлемо для Антиохийского патриарха, опасавшегося вызвать подозрения османских властей в несанкционированных контактах с иностранными государями и политической нелояльности. М. был вынужден согласиться, но вместо денег получил от хана заемное письмо на указанную сумму. Пробыв в Шемахе 6 недель, патриарх и его спутники переехали в Тбилиси (1 янв. 1669). Пребывание в столице Картли оказалось для них весьма затратным, поскольку Вахтанг V не назначил им постоянного довольствия. В конце зимы (по разным оценкам, 30 янв. или в конце февр.) скончался сын патриарха Павел Алеппский (Фонкич. 2009; Ченцова. 2014). Неоднократные обращения к шемахинскому хану с просьбой возместить стоимость московских даров оставались безрезультатными: хан обещал расплатиться шелком после сбора следующего урожая.

В нач. 1669 г. в Москву были доставлены султанские грамоты о восстановлении в правах Александрийского и Антиохийского патриархов. Берат, адресованный М., был отправлен ему вдогонку с греч. мон. Феоклитом. В марте Феоклит нашел М. в Тбилиси и в авг. выехал обратно с ответными письмами патриарха к царю и влиятельным представителям московской администрации (М. научился ориентироваться в московском политическом раскладе и имел среди рус. аристократии своих покровителей). В письмах патриарх извещал о кончине архидиак. Павла и о своих злоключениях на Кавказе, предлагая задержать в Москве кого-нибудь из шемахинских купцов и взыскать с него сумму понесенных убытков (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1670. № 47). Наконец, осенью 1669 г. один из представителей картлийской знати выступил посредником в переговорах М. с шемахинским ханом и сумел получить частичную компенсацию за потерянные товары.

Последние годы (1670-1672)

На обратном пути, в Эрзуруме, османские таможенные власти взяли с патриаршего каравана 2 тыс. ефимков. К моменту возвращения в Сирию в нач. 1670 г. М., по его словам, уже был обременен долгом в 7 тыс. ефимков. В сент. того же года он отправил в Москву посольство во главе с Тиро-Сидонским митр. Нектарием. В грамотах патриарх просил царя компенсировать ущерб, причиненный ему в Шемахе. Расчеты на щедрую милостыню в этот раз не оправдались: посольство вернулось с дарами на 1 тыс. р. и объяснениями, что финансы гос-ва после долгих войн находятся в тяжелом состоянии (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1671. № 25).

В кон. 60-х гг. XVII в. в рамках полемики католич. мира с протестантами франц. дипломаты, находившиеся в Османской империи, обратились к предстоятелям ряда вост. Церквей с просьбой дать разъяснение об их отношении к кальвинизму. Требуемое послание было составлено в июне 1668 г. наместником М. в Халебе хури Неофитом и подписано 5 местными священниками (лат. пер.: La perpétuité de la foy de l'Église catholique touchant l'Eucharistie. P., 1669. Pt. 2. P. 55). По возвращении М. подготовил еще 1 пространный текст с осуждением кальвинизма. В нояб. 1671 г. в Дамаске под этим документом подписались Григорий, митрополит Хаурана, Иоаким, митрополит Хомса, и ряд авторитетных священников (франц. пер.: Ibid. 1674. Pt. 3. P. 723-743; издание араб. оригиналов и исследование: Rabba t. 1903-1904).

Ввиду кончины Павла Алеппского, к-рому несомненно предназначался Антиохийский престол после М., престарелый патриарх стал готовить себе в наследники старшего из сыновей Павла, архидиак. Ананию (Хананию). Отправляя в 1670 г. посольство в Москву, М. присоединил к св. мощам, предназначенным в дар царю, отдельные подарки от Анании, указывая тем самым на своего будущего преемника (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1671. № 25). На него патриарх перекладывал и часть адм. забот - известен колофон Анании от дек. 1671 г. в одной из баламандских рукописей о его пребывании в прибрежных епархиях для сбора церковной подати «нурие» (ИВР РАН. D 226. Т. 1. Л. 97а). Возможно, с планами передачи власти внуку связан ряд архиерейских хиротоний М., проведенных после возвращения в Сирию: поставление митрополитов Сайднаи Леонтия, Эз-Забадани Романа и Памфилии Германа. Именно эти люди, вероятно многим обязанные клану аз-Заим, вместе с Хауранским митр. Григорием впосл. возвели на Патриаршество другого внука М.- Константина (Кирилл V).

Чрезмерное усиление рода аз-Заим вызывало недовольство др. кланово-земляческих группировок Антиохийской Церкви. Не исключено, что именно с этим было связано возможное отравление М. некими недоброжелателями из дамасского квартала Майдан. По сообщению свящ. Михаила Брейка, оно было совершено во время угощения правящего архиерея, сопровождавшего водоосвящение и сбор податей с паствы; после 2 дней болезни патриарх скончался (Brayk. 2006. P. 156).

Литературное наследие

М. был видным представителем культурного движения в среде правосл. арабов XVII в., получившего название т. н. Мелькитский ренессанс. Интеллектуальные лидеры Антиохийской Церкви стремились преодолеть культурную изоляцию своего народа, интегрировать его в общеправославное духовное пространство, познакомив с греч. лит-рой визант. и поствизант. времени. Наряду с этим М. пытался развивать чувство патриотизма у сир. христиан, всемерно подчеркивая вклад Антиохийской Церкви в правосл. духовное наследие. Еще будучи митрополитом Халеба, М. начал сбор и копирование старинных рукописей агиографического и исторического содержания, хранившихся в мон-рях и храмах Антиохийской Церкви. Став патриархом, он привлек к этой деятельности мн. помощников.

Не получив систематического образования, М. стремился к постоянному расширению знаний, владел арабским, турецким и греч. языками и на протяжении жизни собирал из всех доступных источников сведения церковно-исторического, агиографического, литургического, географического характера. Эти записи он поместил в неск. сборников (араб.  ğ ), где под одной обложкой соседствуют тексты самого разного содержания. Структура этих книг не всегда упорядочена, нек-рые тексты неоднократно включались в разные сборники. Иногда М. возвращался к ранее рассматривавшимся сюжетам, в частности из антиохийской церковной истории, и перерабатывал их. Возможно, он планировал подготовить итоговый свод своих трудов, но не нашел времени или сил для завершения этой огромной работы.

Тексты, вышедшие из-под пера М., представляют собой переводы произведений греч. лит-ры, компиляции из разных источников, включая устную информацию, полученную патриархом, и в меньшей степени самостоятельные сочинения. Работая над переводами, патриарх достаточно вольно обращался с оригиналами, сокращая и дополняя их, так что часто трудно определить, где заканчивается оригинальный текст и начинаются вставки из др. источников (часто неназванных) или собственные добавления составителя. Судя по сохранившимся датировкам некоторых записей М., он использовал для работы практически все свободное время, писал даже на борту корабля, когда плавал по Каспийскому м. и Волге в 1666 г. (Rassi. 2007. P. 215). Наиболее плодотворными в творческом плане были 2 его больших путешествия, особенно затянувшееся сидение в Коломне и пребывание на груз. землях.

В центре интересов М. была церковная история, прежде всего Антиохийского Патриархата. Наряду с этим он активно переводил и компилировал тексты по визант. истории. К ним относятся: перевод (завершен 2 нояб. 1667) начальной части хроники, опубликованной в Венеции в сборнике текстов, известном как «Хронография» Псевдо-Дорофея Монемвасийского (ИВР РАН. С 357; см.: Лебедева И. Н. Поздние греч. хроники и их русские и вост. переводы. Л., 1968. С. 119-121. (ППС; Вып. 18(81)); расширенный перевод соч. «Хрисмологион» Паисия Лигарида (K   - «Книга символов»); написанные во 2-м путешествии «Книга пчелы» (K  ), содержащая отрывки из предыдущего сочинения и выписки М. из произведений византийских и арабских авторов, трактовавших сюжеты исторического, агиографического, богословского и литургического характера, и «История семи Вселенских Соборов», включающая также список архиерейских престолов христианского мира, в частности подробную нотицию Антиохийской Церкви; «Детальное повествование о начале иконоборческой ереси» и др.

Во время 1-го путешествия М. начал составлять историко-канонический труд «Изящный сборник» (Mğ  ), куда наряду с переводными текстами по визант. церковной истории и адм. устройству правосл. Патриархатов вошли оригинальные сочинения, в т. ч. одна из ранних версий «Истории Антиохийских патриархов», «Летопись Валахии» и биография учителя М. Мелетия (Евфимия) Кармы. Сведения о патриархах и биография Мелетия были целиком инкорпорированы в «Историю Антиохийских патриархов» летописца XVIII в. Михаила Брейка (Brayk. 2006) и в составе его труда издавались и переводились на рус. язык. Ок. 1664-1665 гг. М. подготовил еще сборник исторических и иных текстов, ныне хранящийся в ИВР РАН под шифром В 1227 (копия: Vat. arab. 689, 1757 г.). Он содержит новую версию антиохийской церковной истории «Краткое изъяснение имен патриархов Антиохии со времен апостола Петра, первого ее патриарха, до настоящего времени». Эта версия во многом отличается от текста из «Изящного сборника»: в одних случаях она более краткая, в других - дополнена новыми деталями (частичное издание обоих текстов см.: Nasrallah. Chronologie, 1500-1634. P. 75-85). В рукописи В 1227 содержится также трактат о епархиях и об архиереях Антиохийской Церкви, где М. преимущественно на основе устной традиции попытался сохранить сведения о преемстве епархиальных архиереев своего Патриархата и о наиболее ярких событиях, связанных с их служением (рус. пер.: Панченко. Митрополиты и епархии. 2012). Исключительную историческую ценность представляет сочинение М. «Известия о стране грузин» (A   ğ), основанное на личных впечатлениях во время его 2-го путешествия (рус. и франц. переводы с ватиканской рукописи: Грузия в XVII ст. 1905; Codex 689 du Vatican. 1905; изд. и нем. пер. автографа: Walbiner. 1994. S. 144-245). К историографическим сочинениям примыкают труды по географии и топографии, в частности списки архиерейских престолов различных христ. Церквей, комментарии к топонимам, упоминаемым в НЗ и синаксарях.

М. организовал поиск и переписку ветхих манускриптов в сир. мон-рях и епархиальных центрах (ИВР РАН. В 1227. Л. 188-189), благодаря чему были сохранены мн. жития святых. Патриарх также перевел десятки неизвестных его землякам сказаний о святых из греч. синаксарей и др. агиографических сборников, в частности из трудов Агапия Ланда. Нередко М. творчески перерабатывал оригиналы, как, напр., Житие св. Параскевы Новой (см. ст. Параскева (Петка) Тырновская), переведенное и дополненное им во время пребывания на румын. землях в 50-х гг. XVII в. (добавления М. составляют не менее 1/3 текста; см.: Feodorov. 2002).

В отличие от своего учителя Мелетия Кармы, к-рый хотел заменить синаксари, имевшие хождение в Антиохийской Церкви, переводами греч. печатных изданий и тем самым унифицировать культ святых по к-польским образцам, М., не отвергая визант. агиографическое наследие, стремился обогатить его местночтимыми святыми. В контексте этого формирования локального патриотизма и арабо-правосл. идентичности М. во время 1-го путешествия составил сб. «Жития святых, происходивших из нашей земли», куда вошли биографии подвижников из Сирии, Киликии, Месопотамии, Юж. Кавказа гл. обр. эпохи Вселенских Соборов. Патриарх поддерживал почитание памяти мучеников, богословов, канонистов, гимнографов, живших на средневековом Востоке, таких как прп. Симеон Столпник Младший, свт. Софроний Иерусалимский, свт. Андрей Критский, прп. Иоанн Дамаскин, прп. Косма Маюмский, мон. Никон Черногорец, диак. Абдаллах ибн аль-Фадль Антиохийский, Павел, еп. Сидонский, Антиохийский патриарх Феодор Вальсамон и др., составляя т. о. «пантеон героев» арабо-христ. мира. Множество житийных текстов разбросано по разным сборникам М., не исключено открытие новых, принадлежащих ему переводов и компиляций.

Широкий круг интересов Антиохийского первосвятителя включал и литургику. Став патриархом, он организовал переписку и распространение богослужебных книг, исправленных Мелетием Кармой, продолжая тем самым его литургическую реформу (Nasrallah. 1979. P. 115). Контакты М. с Римом в 60-х гг. XVII в. во многом были связаны с проектом издания на Западе араб. Евхология в редакции Мелетия. М. принадлежит также ряд переводов с греческого: комментарий к Божественной литургии мон. Иоанна Нафанаила; комментарий к Символу веры свт. Симеона Фессалоникийского; церковный календарь Гавриила Севира, митр. Филадельфийского; чин освящения церкви, отсутствовавший в араб. Евхологиях. Заметки М. о перстосложении при крестном знамении и пастырском благословении связаны с его участием в богослужебной реформе Московского патриарха Никона (Serikoff. 2014. P. 245-247). Во время пребывания в Грузии М. составил компилятивный трактат «О церковных гласах и песнопениях» (F    ), в к-ром рассматривается история церковного пения и приводятся сведения о выдающихся гимнографах (Kilpatrick. 2009. P. 267).

Нужды церковной жизни побудили М. к переводу ряда канонических текстов визант. традиции. Так, мн. главы «Изящного сборника» восходят к трудам Матфея Властаря, К-польского патриарха Иоанна VIII Ксифилина и др. Особое внимание М. уделял таинству брака, в частности допустимым для бракосочетания степеням родства. К каноническим текстам можно отнести и суждения патриарха о действительности католич. таинства Крещения, сохранившиеся только в русских переводах 50-60-х гг. XVII в. М. переводил также, дидактические, аскетические и догматические сочинения, включая «Исповедание веры» К-польского патриарха Геннадия II Схолария, гомилии на праздники.

Нек-рые тексты М. затрагивают те или иные философские и научные темы, в частности трактат «Об инстинктах животных» - перевод греческого соч. «Физиолог» Дамаскина Студита, митр. Навпактского и Артского. Особое место занимают записки патриарха, относящиеся к истолкованию греч. слов,- «Разъяснение значения некоторых имен греческих святых», тексты, посвященные греч. буквам и их цифровым значениям, греч. аббревиатурам, объяснению ряда церковных терминов.

Эпистолярное наследие М., к-рое в значительной степени остается неизданным, составляют неск. десятков грамот к царю Алексею Михайловичу, Московским патриархам Никону и Иоасафу II, влиятельным представителям московской политической элиты, а также послания в Рим и к франц. кор. Людовику XIV. Зап. адресатам М. писал по-арабски. Грамоты в Москву составлены преимущественно на греч. языке, реже по-славянски; часть писем известны лишь в переводах, сделанных в московском Посольском приказе (основные места хранения: РГАДА. Ф. 52. Оп. 1, 2, 4; Ф. 27; ГИМ. Син. грам.). Среди документов Посольского приказа сохранились рус. челобитные М. с араб. подписью, которую, как правило, выполнял за него архидиак. Павел Алеппский, искусный каллиграф.

Соч. и пер.: Муркос Г. А. О рукописном сборнике XVII в. на разных вост. языках из собр. гр. А. С. Уварова // Древности Восточные. М., 1891. Т. 1. Вып. 2. С. 212-222; Rabba t A. At-tawa 'if aš-šarqiyya wa-bid‘at al-kalwniyyn f al-ğl as-sa bi‘ ‘ašar = [Восточные общины и кальвинистская ересь в XVII в.] // Al-Mašriq. Bayru t, 1903. P. 971-973; 1904. P. 766-773, 795-803; idem [Rabbath A.]. Documents inédits pour servir à l'histoire du christianisme en Orient (XVI-XIX siècle). P.; Lpz., 1911. T. 2; Грузия в XVII ст. по изображению патр. Макария / Пер.: П. Жузе // ПС. 1905. Ч. 1. № 1. С. 111-127; № 3. С. 441-458; Ч. 2. № 5. С. 66-93; Codex 689 du Vatican: Histoire de la conversion des Géorgiens au Christianisme par le Patriarche Macaire d'Antioche / Trad. O. de Lébédew. R., 1905; Athar qadm li-l-batriyark Maka riyu s ibn az-Za‘m = [Древний [литературный] памятник патр. Макария ибн аз-За‘има] / Ed. Ilya s Hassu n al-Ma‘lu f // Al-Mašriq. 1933. T. 31. P. 911-920 [перевод «Исповедания веры» Геннадия Схолария]; La Chronique de Valachie, 1292-1664 / Introd., éd., trad. I. Feodorov // MUB. 1992. Vol. 52. P. 3-71; Сериков Н. И. Из «записной книжки» антиохийского патр. Макария // Филол. зап.: Вестн. литературоведения и языкознания. Воронеж, 1997. Вып. 9. С. 174-178; он же. Слова со скрытым значением: Из «записной книжки» Патр. Макария ибн аз-За‘и ма // ХВ. 2002. Т. 3(9). С. 297-307; idem [Serikoff N.]. Understanding of the Scriptures: Patriarch Ma ka riyu s b. az-Za‘m and His Arabic Speaking Flock: From the Patriarch Ma ka riyu s' «Note-Book» // ARAM Periodical. Oxf., 2000. Vol. 12. P. 523-531; idem. Patriarch Macarius Ibn al-Za‘im // The Orthodox Church in the Arab World, 700-1700: An Anthology of Sources / Ed. S. Noble, A. Treiger. DeKalb (Ill.), 2014. P. 236-251; ‘Ağa 'ib as-Sayyida al-‘Adhra ' = [Чудеса Пресвятой Девы] / Ed. Idwa r al-Busta n. Ğu niya, 1998; Feodorov I. The Arabic Version of the Life of St. Paraskevi the New by Makarios az-Za‘m al-Halab // Proc. of the 20th Congress of the Union Européenne des Arabisants et Islamisants. Bdpst., 2002. Pt. 1. P. 69-80; Панченко К. А. Митрополиты и епархии правосл. Антиохийской Церкви в описании Патр. Макария III аз-За'има (1665 г.) // ВЦИ. 2012. № 1/2 (25/26). С. 116-157.
Ист.: Гиббенет Н. Историческое исследование дела патр. Никона. СПб., 1884. Ч. 2; Павел Алеппский. Путешествие; Atanasie Dabbas. Istoria Patriarhilor de Antiohia // BOR. 1931. T. 49. P. 140-160; Материалы к истории Грузии XVII в.: Описание Грузии, сост. Павлом Алеппским / Подгот. к изд., исслед. и коммент.: Н. Ш. Асатиани. Тб., 1973. С. 69-79 (исслед. и коммент. на груз. яз.); Полосин Вл. В. Записка Павла Алеппского о поставлении митрополитов антиохийским патр. Макарием // ХВ. 2001. Т. 2(8). С. 329-342; Brayk M. Al-haqa 'iq al-wa fiya f ta'rkh baa riqat al-kansa al-ana kiyya. Bayru t, 2006 (рус. пер.: [Михаил Брейк ад-Димашки]. Список Антиохийских патриархов / Пер.: еп. Порфирий (Успенский) // ТКДА. 1874. № 6. С. 346-457); (?)lsquo;Abdalla h ibn Trad. Mukhtasar ta'rkh al-asa qifa. Bayru t, 2002; A Descriptive Catalogue of the Christian Arab Manuscripts Preserved in the St.-Petersburg Branch of the Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences / Comp. Val. Polosin, Vl. Polosin, N. Serikoff, S. Frantsouzoff; ed. N. Serikoff (в печ.).
Лит.: Макарий. История РЦ. Кн. 7 (по указ.); Николаевский П. Ф., прот. Из истории сношений России с Востоком в пол. XVII ст. // ХЧ. 1882. Ч. 1. № 1/2. С. 245-267; № 5/6. С. 732-775; Дмитриевский А. А. Приезд в Астрахань вост. патриархов Паисия Александрийского и Макария Антиохийского и связанное с ним учреждение здесь митрополии // ТКДА. 1904. № 3. С. 317-358; Каптерев Н. Ф. Хлопоты московского правительства о восстановлении Паисия Александрийского и Макария Антиохийского на их патриарших кафедрах и о разрешении от запрещения Паисия Лигарида // БВ. 1911. Т. 3. № 9. С. 67-98; № 10. С. 209-232 (2-я паг.); он же. Характер отношений России к правосл. Востоку в XVI и XVII ст. Серг. П., 19142; Graf. Geschichte. 1949. Bd. 3. S. 94-112; Крачковский И. Ю. Описание путешествия Макария Антиохийского как памятник арабской геогр. лит-ры и как источник для истории России в XVII в. // Избр. соч. М.; Л., 1955. Т. 1. С. 259-272; Михайлова А. И. Лицевая арабская рукопись перевода греч. хронографа XVII в. // ППС. 1966. Вып. 15(78). С. 201-207; Haddad R. Syrian Christians in Muslim Society: An Interpretation. Princeton (N. J.), 1970; Nasrallah. Histoire. 1979. Vol. 4. T. 1. P. 87-127, 196-197, 201-202; Raheb A. Conception of the Union in the Orthodox Patriarchate of Antioch (1622-1672) / Transl. N. J. Sabra. Beirut, 1981. P. 79-102; Edelby N. Asa qifat ar-ru m al-malikiyyn bi-Halab = [Епископы румов-мелькитов в Халебе]. Halab, 1983. P. 57-71, 81-97; Rustum A. Kansat madnat Alla h Anta kiya al-‘uzma  = [Церковь града Божия Антиохии Великой]. Bayru t, 1988. Pt. 3; Брюсова В. Г. Иконы русских иконописцев XVII в. на Ближнем Востоке // ППС. 1992. Вып. 31(94). С. 129-130; Abras M. Makhtu ta t «Mağmu ‘ lat f» li-l-batriyark Maka riyu s ath-tha lith Za‘m (1647-1672) = [Рукописи «Изящного сборника» патриарха Макария III За‘има] // Al-Mašriq. Bayru t, 1994. T. 68. P. 421-448; idem. Vies des saints d'Antioche de Maka riyu s Ibn al-Za‘m, patriarche d'Antioche (1647-1672) // PdO. 1996. Vol. 21. P. 285-306; Heyberger B. Les Chrétiens du Proche-Orient au temps de la Réforme catholique. P., 1994; Walbiner C.-M. Mitteilungen des griechisch-orthodexen Patriarchen Makarius Ibn az-Za‘m von Antiochia (1647-1672) über Georgien nach dem arabischen Autograph von St. Petersburg: Diss. Lpz., 1994; idem. Accounts of Georgia in the Works of Maka riyu s ibn az-Za‘m // PdO. 1996. Vol. 21. P. 245-255; idem. Die Bischofs- und Metropolitensitze des griechisch-orthodoxen Patriarchats von Antiochia von 1594 bis 1664 nach einigen zeitgenössischen Quellen // Oriens Chr. 1998. Bd. 82. S. 99-152; idem. The City of Antioch in the Writings of Macarius Ibn al-Za‘m (17th Cent.) // ARAM Periodical. 2000. Vol. 12. P. 509-521; idem. Die Beziehungen zwischen dem griechisch-orthodoxen Patriarchat von Antiochia und der Kirche von Georgien vom 14. bis zum 18. Jh. // Le Muséon. 2001. Vol. 114. P. 437-455; idem. Die Bischofs- und Metropolitensitze des griechisch-orthodoxen Patriarchats von Antiochia von 1665 bis 1724 nach einigen zeitgenössischen Quellen // Oriens Chr. 2004. Bd. 88. S. 36-92; idem. Preserving the Past and Enlightening the Present: Macarius b. al-Za‘m and Medieval Melkite Literature // PdO. 2009. Vol. 34. P. 433-441; idem. Macarius Ibn al-Za‘m and the Beginnings of an Orthodox Church Historiography in Bila d al-Sha m // Le rôle des historiens orthodoxes dans l'historiographie. Balamand, [2010]. P. 11-28; Rassi-Rihani J. Sources arabes du «Livre de l'Abeille» (Kita b al-Nahlah) de Maka riyu s Ibn al-Za‘m // PdO. 1996. Vol. 21. P. 215-244; eadem [Rassi J.]. La première lettre du patriarche Macaire Ibn al-Za‘m (1648-1672) au roi de France Louis XIV (datée de 19 nov. 1653) // Ibid. 2002. Vol. 27. P. 105-131; eadem. Le «Livre de l'Abeille» (Al-Nahlah) de Macaire Ibn al-Za‘m, témoin de l'échange des cultures // Ibid. 2007. Vol. 32. P. 211-257; Kilpatrick H. Journeying towards Modernity: The «Safrat al-Batrak Maka riyu s» of Bu lus Ibn al-Za‘m al-Halab // Die Welt des Islams. N. S. Leiden, 1997. Vol. 37. N 2. P. 156-177; eadem. Maka riyu s Ibn al-Za‘m and Bu lus Ibn al-Za‘m // Essays in Arabic Literary Biography, 1350-1850 / Ed. J. E. Lowry, D. J. Stewart. Wiesbaden, 2009. P. 262-273; Фонкич Б. Л. Иоанн Сакулис: Страничка из истории участия греков в «Деле патриарха Никона» // Он же. Греческие рукописи и документы в России. М., 2003. С. 323-332; он же. О дате кончины Павла Алеппского // ОФР. 2009. Вып. 13. С. 289-292; Feodorov I. Middle Arabic Elements in Two Texts from Macarius Ibn al-Za‘m's «Mağmu ‘ lat f» // Romano-Arabica. N. S. Bucharest, 2004. N 3. P. 81-93; Исторические традиции русско-сирийских культурных и духовных связей: Миссия антиохийского патр. Макария и дневники архидиак. Павла Алеппского: Междунар. науч. конф.: Мат-лы / ИВИ РАН. М., 2006. (Каптеревские чт.; 4-е); Ченцова В. Г. К изучению эпистолярного наследия антиохийского патр. Макария: Патриарший писец иеромонах Даниил // Каптеревские чт. М., 2008. Вып. 6. С. 59-74; она же. Подлинник «Письма молдавских послов» 1656 г. и его создатели // Человек в пространстве и времени культуры: Сб. ст. по мат-лам Всерос. науч. конф. с междунар. участием «Человек и мир человека». Барнаул, 2008. С. 398-412; она же. Писец Николай с Родоса и архим. Иаков с Мелоса: О некоторых док-тах, относящихся к пребыванию патр. Макария Антиохийского в России в 1654-1656 гг. // ОФР. 2009. Вып. 13. С. 244-288; eadem [Tchentsova V.]. Le premier voyage du patriarche d'Antioche Macaire III Ibn al-Za‘m à Moscou et dans les Pays roumains: 1652-1659 // Relations entre les peuples de l'Europe Orientale et les chrétiens arabes au XVIIe siècle: Macaire III Ibn al-Za‘m et Paul d'Alep: Actes du Ier Colloque intern. le 16 sept. 2011, Bucarest / Éd. I. Feodorov. Bucur., 2012. P. 69-122; eadem. Le patriarche d'Antioche Macaire III ibn al-Za‘m et la сhrétienté latine // Réduire le schisme?: Ecclésiologies et politiques de l'Union entre Orient et Occident (XIIIe-XVIIIe siècles) / Éd. M.-H. Blanchet, F. Gabriel. P., 2013. P. 313-335; она же. Первое путешествие Антиохийского патр. Макария III ибн аз-За‘има в Москву (1652-1659): Контакты и конфликты // Вестн. ПСТГУ. Сер. 3: Филология. 2013. Вып. 5(35). С. 116-130; она же. Еще раз о дате кончины Павла Алеппского // Там же. 2014. Вып. 5(40). С. 100-110; eadem. Les artisans grecs des projets culturels du patriarche Macaire III d'Antioche // RESEE. 2014. T. 52. P. 315-346; Панченко К. А. Ближневосточное православие под османским владычеством: Первые три столетия. М., 2012; он же. Православные арабы - осведомители российского Посольского приказа в XVII в. // Он же. Православные арабы: Путь через века. М., 2013. С. 367-379; он же. Православные арабы и Кавказ в сер. XVII в. // Там же. С. 379-395; он же. Спутники антиохийского патр. Макария в его первом путешествии в Россию // Там же. С. 348-367; он же. Вспомнить прошлое: Антиохийский Патр. Макарий III аз-За‘и м как историк // Miscellanea Orientalia Christiana = Восточнохристианское разнообразие. М., 2014. С. 359-384; Lake A. The First Protestants in the Arab World: The Contribution to Christian Mission of the English Aleppo Chaplains, 1597-1782: Diss. [Melbourne, 2015].
К. А. Панченко

Портрет М. имеется среди изображений 4 вост. патриархов в рукописи «Титулярника» 1672 г., подготовленной в московском Посольском приказе (РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. 3. № 7. Л. 85. Опубл.: Царский Титулярник / Общ. ред.: Ю. М. Эскин; вступ. ст.: М. П. Лукичев, Ю. М. Эскин. М., 2007. Кн. 1. Л. 85). Копии с этого изображения, выполненные в ином стиле, были сделаны в др. украшенных миниатюрами экземплярах «Титулярника» (Косцова А. С. «Титулярник» собрания ГЭ // Русская культура и искусство. Л., 1959. Т. 1. С. 16-40. (Тр. ГЭ; 3); Грибов Ю. А. Лицевой Титулярник кон. XVII в. из собр. ГИМ // Русский исторический портрет: Эпоха парсуны: Мат-лы конф. М., 2006. С. 117, 120. Рис. 3. (Тр. ГИМ; 155)). Портрет из «Титулярника» 1672 г. был впервые опубликован в последнем выпуске перевода «Путешествия...» архидиак. Павла Алеппского, выполненного Г. А. Муркосом, который отметил, что портрет относится «ко времени второго приезда патриарха Макария в Москву, и потому патриарх представлен на нем уже довольно престарелым и как бы чем-то удрученным» (Павел Алеппский. Путешествие. 1900. Вып. 5. С. IV и вкладка; 20052. С. 546, 549). Это черно-белое изображение, дополненное на иллюстрации подписью и печатью М., многократно воспроизводилось и широко известно. По мнению Ю. М. Эскина, портреты Паисия Александрийского и М. были написаны с натуры, когда патриархи приезжали в Москву в 60-х гг. XVII в. (Эскин Ю. М. Титулярник - тексты и иллюстрации // Царский Титулярник. М., 2007. Кн. 2. С. 23). Однако сравнение портрета М. с гравюрой фламандского мастера Якоба ван дер Хейдена 1627 г., изображающей Митрофана Критопулоса (Александрийский патриарх в 1636-1639), позволяет предположить, что именно она могла быть использована моделью (что согласуется с примерами аналогичного копирования при написании других портретов «Титулярника»), хотя художнику пришлось несколько «состарить» персонаж и изменить одеяние (подробнее см.: Ченцова В. Г. Портрет Антиохийского патр. Макария III Ибн аз-За‘има в «Титулярнике» 1672 г. // Europe in Arabic Sources: «The Travels of Macarius, Patriarch of Antioch»: Proc. of the Intern. Conf. «In the Eyes of the Orient: Europe in Arabic Sources» (Kyiv, 22-23 Sept. 2015) / Ed. Y. Petrova, I. Feodorov. K., 2016. С. 160-174).

В. Г. Ченцова
Ключевые слова:
Патриархи Антиохийской Православной Церкви Макарий III [Макарий аз-Заим] (ок. 1600 - 1672), патриарх Антиохийский
См.также:
АГАПИЙ (I) († 960), Патриарх Антиохийский
АГАПИЙ I (II) I (II) († 997), Патриарх Антиохийский
АЛЕКСАНДР I († 424), Патриарх Антиохийский с 414
АЛЕКСАНДР II (кон. VII в.), Патриарх Антиохийский