Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЕВ IX
Т. 40, С. 260-273 опубликовано: 6 мая 2020г.


ЛЕВ IX

Лев IX, папа Римский. Гравюра из кн.: Platina B. Historia. 1626. P. 159 (РГБ)
Лев IX, папа Римский. Гравюра из кн.: Platina B. Historia. 1626. P. 159 (РГБ)

Лев IX, папа Римский. Гравюра из кн.: Platina B. Historia. 1626. P. 159 (РГБ)
(21.06.1002 - 19.04.1054; до избрания папой - Бруно из Эгисхайма), св. (пам. зап. 19 апр.), папа Римский (с 2 февр. 1049).

Источники

О деятельности Л. сообщается в сочинениях авторов 2-й пол. XI в., многие из к-рых знали его лично. Самое подробное жизнеописание понтифика, т. н. Тульское Житие (BHL, N 4818), ранее приписывалось архидиак. Виберту (атрибуция иезуита Жака Сирмона, подготовившего 1-е издание текста (Париж, 1615)), к-рый, как полагали болландист Г. Хенскенс и Ж. Мабильон, жил в г. Туль. В одной из ранних рукописей Жития говорится, что оно было «написано в Риме архиепископом Гумбертом» (Bern. Burgerbibl. 24, кон. XI в.; см.: Brucker. 1889. Vol. 1. P. 367-371; Tritz. 1952. P. 196-197). Возникло предположение, что в работе над Житием принимал участие кард. Гумберт, приближенный Л., но впосл. оно было отвергнуто. В наст. время считается, что неизвестный по имени автор Жития трудился в Лотарингии, скорее всего в Туле (в аббатстве Сент-Эвр или в соборном капитуле). Согласно «Деяниям Тульских епископов» (нач. XII в.), текст Жития впосл. хранился в мон-ре Сент-Эвр (Gesta episcoporum Tullensium. 38 // MGH. SS. T. 8. P. 644). Автор приступил к работе при жизни Л., между дек. 1048 и авг. 1051 г. Первоначально он намеревался рассказать о деятельности Л. до избрания на Папский престол, но впоследствии добавил к сочинению 2-ю книгу, в которой повествуется о его понтификате. Труд был завершен до кончины папы Николая II (1058-1061). Составитель Жития был знаком с Л. в годы его пребывания на Тульской кафедре (1026-1051). Он также опирался на рассказы очевидцев, в основном прелатов и клириков из Германии и Лотарингии. Повествуя о событиях, происходивших в Италии (напр., о переговорах понтифика с византийцами и его конфликте с норманнами), автор Жития использовал письменные источники, среди которых был т. н. письмовник кард. Гумберта. Он разделял основные идеи григорианской реформы, хотя и в меньшей мере, чем др. биографы Л. В Житии присутствуют темы реформы и церковного обновления; Л. описывается как усердный пастырь, стремившийся вернуть Церкви утраченные ею «достоинство» и «красоту», подобно папам Льву I Великому и Григорию I Великому. Влияние идей григорианской реформы заметно в рассказах о возведении Л. на епископскую кафедру и на Папский престол: автор подчеркивает, что в обоих случаях состоялось каноническое избрание «клиром и народом», хотя более вероятно, что Л. был назначен императором. В то же время автор почти не уделяет внимания теме примата и высшей юрисдикции папы Римского, указывая только на ответственность понтифика как верховного пастыря Церкви (см.: The Papal Reform. 2004. P. 31-32). Более того, составитель Жития описывает Л. как прелата, лояльного императору - носителю высшей светской власти, подчеркивает его заслуги перед имп. Конрадом II, к-рого автор представляет как поборника канонической дисциплины. Напротив, имп. Генриху III дана сдержанная характеристика: он не всегда поддерживал Л. и прислушивался к дурным советникам. Особое внимание уделено политике Л. по отношению к бенедиктинскому монашеству; вероятно, это связано с тем, что Житие составлялось в монастыре. В текст включены описания 16 видений и 20 чудес, в основном исцелений и наказаний противников Л.; акцент на описании чудес усиливается во 2-й книге, которая создавалась после смерти папы как агиографический текст (изд.: ActaSS. Apr. T. 2. P. 648-665; ActaSS. Bened. T. 6. Pars 2. P. 49-80; PL. 143. Col. 465-504; Pontificum Romanorum... 1862. P. 127-170; La Vie. 1997; Die Touler Vita. 2007; см.: Krause. 1976; The Papal Reform. 2004. P. 17-36; Goullet M. La Vie de Léon IX par le Pseudo-Wibert: Un clair-obscur hagiographique // Léon IX. 2006. P. 187-203; Planta P. C., von. Le dossier hagiographique de Léon IX // Ibid. P. 217-232).

Краткая биография Л. включена в соч. «К другу» Бонизона, еп. Сутри, составленное при дворе маркгр. Матильды Тосканской вскоре после кончины папы Григория VII (1073-1085). Еп. Бонизон, ревностный сторонник григорианской реформы, сделал основной темой трактата апологию Григория VII, поместив его деятельность в контекст истории Церкви и ее взаимоотношений со светской властью. В 5-й книге описываются события от вступления на герм. престол кор. Конрада II (1024) до избрания папы Стефана IX (X) (1057). Л. представлен как усердный пастырь, к-рый заботился об очищении Церкви и приблизил к себе мон. Хильдебранда (Гильдебранда), буд. папу Григория VII, продолжившего его реформаторскую деятельность (изд.: MGH. Lib. T. 1. P. 568-620).

Жизнеописание Л., выдержанное в панегирических тонах, содержится в «Книжице о симониаках» кард. Бруно, еп. Сеньи (см. ст. Бруно Астийский), составленной скорее всего в 90-х гг. XI в., когда автор был библиотекарем и канцлером Римской курии (в 1102 он удалился в мон-рь Монте-Кассино). Как и Бонизон, кард. Бруно был убежденным сторонником григорианской реформы. С его т. зр., заслугой Л. была не только забота об искоренении симонии и др. злоупотреблений, но и выдвижение Хильдебранда, впосл. возглавившего реформу Церкви. По мнению Бруно, Л. был возведен на Папский престол в эпоху духовного и нравственного кризиса, когда Римская Церковь уподобилась Содому и Гоморре: «Во времена блаженного Льва Церковь была испорчена настолько, что едва ли можно было найти [прелата], незапятнанного симонией или рукоположенного теми, кто не был повинен в этом грехе» (Bruno. Libellus de symoniacis. 10 // MGH. Lib. T. 2. P. 554; ср.: Die Briefe des Petrus Damiani / Hrsg. K. Reindel. Münch., 1983. Tl. 1. S. 474. (MGH. Briefe; 4/1)). Бруно вспоминал, что Григорий VII часто рассказывал о Л. и однажды упрекнул приближенных в том, что никто из них не позаботился описать его жизнь (Bruno. Libellus de symoniacis. 3-4 // MGH. Lib. T. 2. P. 548-549).

Папа Римский Лев IX изгоняет беса. Миниатюра из Пассионала из Вайсенау. XII в. (Bodm. 127. Fol. 191r)
Папа Римский Лев IX изгоняет беса. Миниатюра из Пассионала из Вайсенау. XII в. (Bodm. 127. Fol. 191r)

Папа Римский Лев IX изгоняет беса. Миниатюра из Пассионала из Вайсенау. XII в. (Bodm. 127. Fol. 191r)
Уже в XI в. в Италии были созданы сборники агиографических сказаний о Л., к-рые вскоре получили широкое распространение. В них объединены сочинения разных авторов, посвященные жизни и чудесам понтифика. Кончину Л. и чудеса, к-рые произошли вскоре после его погребения, описал неизвестный по имени епископ Червии, очевидец этих событий (изд.: Poncelet. 1906. P. 288-293; Vuolo. 2010. P. 91-118). Подробное описание последних дней жизни Л. составил также рим. субдиак. Либуин (изд.: Pontificum Romanorum... 1862. P. 170-177; см.: Tritz. 1952. P. 321-346). Особое почитание Л. сложилось в Беневенто, где во 2-й пол. XI в. или в 1-й четв. XII в. было создано Житие святого (Vita et obitus Leonis IX). Это сочинение, как и составленные тем же автором Жития свт. Иоанна Златоуста и св. Иоанна Сполетского, посвящено «достопочтенному отцу Ландульфу». Возможно, речь идет об архиеп. Ландульфе II (1108-1119) или о настоятеле одного из мон-рей в Беневенто и окрестностях города (Ландульф мог быть насельником мон-ря Св. Софии; см.: Vuolo. 2010. P. XV-XXIV). По другой версии, Житие было составлено в мон-ре Св. Софии при архиеп. Удальрике (1053-1069) (см.: Planta P. C., von. Le dossier hagiographique de Léon IX // Léon IX. 2006. P. 226-227). Жизнь Л. до избрания на Папский престол описывается общими словами с использованием агиографических топосов и риторических рассуждений. Особое внимание уделено конфликту понтифика с норманнами и его благосклонному отношению к жителям Беневенто. В текст включено сказание о последних днях жизни и чудесах Л., составленное епископом Червии.

В рукописях Беневентское Житие, сказания Либуина и епископа Червии объединялись с описаниями чудес Л. в Риме и в Беневенто. Известно не менее 7 таких сборников, состав к-рых различается. Так, в сборнике, опубликованном Хенскенсом по нескольким несохранившимся рукописям, приведены сказание о кончине Л. (BHL, N 4819), описания рим. чудес (BHL, N 4820, 4821a-f, 4821h), краткая (BHL, N 4822) и пространная (BHL, N 4823) редакции беневентских чудес. В рукописи, созданной в XI в. в Беневенто, собраны Житие Л. (BHL, N 4818g), сказание о его кончине (BHL, N 4818m) и описания рим. чудес (BHL, N 4818n, 4828g) (ркп.: Roma. Vallic. XVI. Fol. 133r-139v; изд.: Poncelet. 1906). Кард. Стефано Борджа издал тексты, сохранившиеся в рукописи XII в. из б-ки соборного капитула в Беневенто; среди них - Житие Л. (BHL, N 4827а), сказание о его кончине с описанием чудес в Риме (BHL, N 4827b), пространная редакция беневентских чудес (BHL, N 4827с) и отдельное сказание о римском чуде (BHL, N 4827d) (ркп.: Benevento. Bibl. Capit. 4. Fol. 52v-77v; изд.: Borgia S. Memorie istoriche della pontificia città di Benevento. R., 1764. Vol. 2. P. 299-348) (описание сборников см.: Vuolo. 2010. P. LXVI-LXXIV; см. также: Planta P. C., von. Le dossier hagiographique de Léon IX // Léon IX. 2006. P. 217-232).

Краткие жизнеописания Л. включены в продолжения Liber Pontificalis, созданные в XII в. Как правило, они основаны на трудах более ранних авторов, новых сведений в них не содержится; приведены также недостоверные данные. Так, характеристика Л. в биографии, составленной ок. 1142 г. бенедиктинцем Пьером Гийомом из аббатства Сен-Жиль, дословно заимствована из жизнеописания папы Льва IV. Пьер Гийом ошибочно утверждает, что Л. подкупом добился низложения папы Григория VI и во всем следовал советам Хильдебранда. Понтифику приписываются расширение границ Папского гос-ва и победа, одержанная над обитателями Апулии (вероятно, византийцами) с помощью французов и норманнов (LP. T. 2. P. 275-276; T. 3. P. 133). Во 2-й пол. XII в. автор другой биографии Л., кард. Бозон, опирался гл. обр. на сочинение еп. Бонизона. Особое внимание он уделил обстоятельствам возведения Л. на Папский престол (Бозон выступает против «дурного обычая» светской инвеституры), его отношениям с византийцами и с норманнами (LP. T. 2. P. 354-356).

Подробное повествование о Соборе, созванном Л. в 1049 г. в Реймсе, содержится в сочинении мон. Ансельма «История освящения церкви св. Ремигия» (50-е гг. XI в.) (PL. 142. Col. 1415-1440; Pontificum Romanorum... 1862. P. 113-127). Сведения о Л. приведены в «Диалогах о чудесах св. Бенедикта», составленных между 1076 и 1078 гг. Дезидерием, аббатом Монте-Кассино (впосл. папа Римский Виктор III) (MGH. SS. T. 30. P. 1143-1146), и в «Монте-Кассинской хронике» кард. Льва Остийского (Chronica monasterii Casinensis). Информация о политике Л. в Юж. Италии содержится в трудах норманнских историков, прежде всего Амата Монте-Кассинского («История норманнов», ранее 1086), Вильгельма Апулийского («Деяния Робера Гвискара», 90-е гг. XI в.) и Гоффредо Малатерры («Деяния Рожера, графа Калабрии и Сицилии, и его брата герцога Робера Гвискара», ок. 1100). Из герм. источников наиболее важна Хроника Германа из Райхенау († 1054), в к-рой деятельности Л. уделено пристальное внимание. Герман не принадлежал к окружению Л. и не был сторонником григорианской реформы, поэтому некоторые его свидетельства противоречат «официальным» версиям жизнеописания Л. и представляют особую ценность (MGH. SS. T. 5. P. 128-133). На отношение к Л. более поздних писателей, трудившихся на территории империи, повлиял конфликт между папством и империей во время понтификата Григория VII. Так, автор «Деяний Айхштеттских епископов», известный как Херриденский аноним, и Сигеберт из Жамблу описывали Л. как доброго пастыря, заботившегося об исправлении нравов и укреплении Церкви, но не враждовавшего с императором. Они противопоставляли кроткого и милостивого Л. папе Григорию VII, который пытался достичь своих целей любой ценой, вмешивался в политику и разжигал войны (подробнее см.: Chazan M. Léon IX dans l'historiographie médiévale de l'Europe occidentale // Léon IX. 2006. P. 589-621).

Жизнь

До возведения на Папский престол

Памятник папе Римскому Льву IX в Эгисхайме (Франция). XIX в.
Памятник папе Римскому Льву IX в Эгисхайме (Франция). XIX в.

Памятник папе Римскому Льву IX в Эгисхайме (Франция). XIX в.
Бруно происходил из знатной лотарингской семьи, связанной родственными отношениями с герм. Салической династией. Согласно Тульскому Житию, его предки были гордыми аристократами, к-рые всю жизнь сражались за свою честь и свои земли, а в старости удалялись в мон-ри, находившиеся под их покровительством (см.: Munier. 2002. P. 23-53). Бруно был 3-м сыном Гуго IV, графа Нордгау и Эгисхайма, и Хельвиды (Хейлевиды, Хельвиги), дочери Людовика, графа Дагсбурга. Его братьев звали Герхард, Гуго и Эберхард, одну из сестер - Хильдегарда. Местом его рождения считается замок Эгисхайм (Эгисем) в Эльзасе или замок Дюрренштайн близ совр. сел. Вальшед в Лотарингии. Как младший сын в знатном семействе Бруно был предназначен для служения Церкви. При рождении тело младенца было покрыто отметинами в виде маленьких крестиков (Vita Leonis IX. I 2). Имя ребенка указывало на его предназначение; считается, что он был наречен в честь св. Бруно, архиеп. Кёльнского, или Бруно Каринтийского, т. е. папы Григория V (996-999) (Munier. 2002. P. 56-57). Хельвида купила для сына богато украшенную Псалтирь, чтобы мальчик изучал по ней латынь, но тот с негодованием отверг красивую книгу. Вскоре стало известно, что Псалтирь была украдена из аббатства св. Губерта, которому ее подарил имп. Людовик Благочестивый. Осознав причину поведения сына, Хельвида вернула книгу в мон-рь (La chronique de Saint-Hubert dite Cantatorium / Éd. K. Hanquet. Brux., 1906. P. 51-53).

В 5-летнем возрасте родители отдали Бруно в школу при кафедральном соборе в Туле, где он провел 15 лет. Мальчик изучал 7 «свободных искусств» и готовился к церковному служению, при еп. Бертольде (996-1019) он был поставлен в сан диакона и принят в капитул собора. Обучением Бруно руководил его старший товарищ Адальберон, сын гр. Фридриха Люксембургского (впосл. Адальберон III, еп. Меца в 1047-1072). Во время одного из посещений родного дома на Бруно напала ядовитая жаба, искусавшая ему лицо; юноша тяжело заболел и находился при смерти, но его исцелил св. Бенедикт, явившийся ему в видении (Vita Leonis IX. I 5; об интерпретации болезни как отека Квинке см.: Munier. 2002. P. 64-65).

После восшествия на герм. престол Конрада II (1024-1039, имп. с 1027), дальнего родственника Бруно, родители послали юношу к королю, к-рый включил его в состав придворной капеллы - группы клириков, советников короля и кандидатов на епископские кафедры (см. ст. Капеллан). Бруно стал принимать активное участие в жизни Тульского диоцеза при еп. Германе (1020-1026), к-рый был известен тем, что притеснял монахов и каноников. Согласно Тульскому Житию, Бруно отстаивал права соборного капитула и защищал монахов аббатства Сент-Эвр, попавших в опалу (Vita Leonis IX. I 6).

В февр. 1026 г. диак. Бруно, замещая престарелого еп. Германа, возглавил тульское ополчение в составе войска Конрада II, к-рый направился в Италию для коронации. Когда король находился в Орбе (в совр. Пьемонте), туда прибыли клирики из Туля, известившие его о кончине еп. Германа и от имени жителей диоцеза попросившие назначить на кафедру Бруно, несмотря на его молодость (24 года). Конрад II разрешил Бруно вернуться в Туль, где в праздник Вознесения (19 мая 1026; согласно Тульскому Житию, 20 мая) Дитрих II, еп. Меца, передал ему управление диоцезом (Ibid. I 8-10). Этот рассказ, приведенный в Тульском Житии, вызывает сомнения. Еп. Герман скончался 1 апр. 1026 г. в Кёльне, поэтому в Туле не сразу узнали о его смерти. Для избрания нового епископа, путешествия послов в Италию и возвращения Бруно требовалось больше времени, чем утверждал автор Жития, к-рый сделал акцент на стремлении Бруно соблюсти требования канонического права (избрание епископа клиром и народом). Более вероятно, что при возведении Бруно на кафедру Конрад II придерживался обычной для Германии процедуры: узнав о кончине Тульского епископа, он назначил преемника без консультации с местным духовенством (см.: Parisse. 1996; Idem. 2001. P. 84-85; Munier. 2002. P. 71-78).

Согласно Тульскому Житию, Конрад II пожелал, чтобы рукоположение совершил папа Римский, но Бруно настоял на соблюдении прав митрополита, т. е. архиепископа Трирского. Однако архиеп. Поппон Бабенбергский (1016-1047) потребовал, чтобы Бруно поклялся не принимать важных решений без его позволения. Бруно отказался дать клятву, поэтому рукоположение было отложено. Лишь в сент. 1027 г. Конрад II, вернувшийся из Рима после имп. коронации, решил спор в пользу Бруно и велел архиепископу рукоположить его без к.-л. условий. Церемония состоялась 9 или 10 сент. 1027 г., вероятно в Вормсе или Туле.

Еп-ство Туль находилось на границе Лотарингии с Бургундией и Шампанью, поэтому город имел стратегическое значение и подвергался военной угрозе. Эд II († 1037), граф Блуа и Шампани, был соперником Конрада II в борьбе за власть над Бургундией. Осадив Туль, он разорил окрестности города и сжег аббатство Сент-Эвр, но вскоре ему пришлось отступить. Бруно укрепил городские стены и восстановил мон-рь. Согласно Тульскому Житию, после гибели графа Бруно возглавил герм. посольство к франц. кор. Роберту II Благочестивому (996-1031), вероятно, для переговоров о статусе Бургундии, к-рую кор. Рудольф III завещал императору (Vita Leonis IX. I 17). Однако в то время королем Франции был Генрих I (1031-1060). Возможно, Бруно участвовал в переговорах Генриха I с Конрадом II (май 1031) или с имп. Генрихом III (окт. 1048; ср.: Anselmi Historia dedicationis. 7 // PL. 142. Col. 1421).

Сведения о деятельности Бруно на епископской кафедре, приведенные в Тульском Житии, связаны гл. обр. с его заботой об укреплении монашеской дисциплины. Видрих, ученик св. Вильгельма из Вольпиано, был назначен аббатом мон-ря Сент-Эвр. В 1026 г. Бруно сместил настоятелей мон-рей Сен-Мансюи в Туле и Муайенмутье, поручив Видриху управлять этими обителями. Большинство документов, в к-рых упоминается Бруно, связано с основанием приоратов, напр. мон-ря Дёйи, зависимого от аббатства Сент-Эвр. Епископ завершил строительство жен. мон-ря Пусе, основанного еп. Германом (см.: Munier. 2002. P. 175-179; Dahlhaus J. Das bischöfliche Wirken Brunos von Toul // Léon IX. 2006. P. 33-60; Oberste J. Papst Leo IX. und das Reformmönchtum // Ibid. P. 410-417). Бруно сочинял музыку для церковных песнопений (Vita Leonis IX. I 15, II 12) и неоднократно посещал Рим (Ibid. II 1). В Житии говорится о видениях Бруно, предвещавших его восшествие на Папский престол. Так, ему явился св. Одилон, предсказавший, что Бруно очистит Церковь, запятнанную людскими пороками (Ibid. II 3); ап. Петр вручил ему 5 золотых чаш, к-рые обозначали годы его понтификата (Ibid. II 2).

Обстоятельства возведения Бруно на Папский престол по-разному освещаются в источниках. Впосл. Л. воспринимали как основоположника церковной реформы, поэтому его избрание на Римскую кафедру должно было соответствовать представлениям реформаторов о каноническом порядке замещения Папского престола. Однако Л., как и др. «немецкие папы», фактически получил назначение от императора. Поэтому в одних источниках подчеркивается, что он получил имп. инвеституру, в других сделан акцент на его каноническом избрании «клиром и народом» Рима.

В 1-й пол. XI в. Папский престол стал предметом соперничества между рим. родом Кресцентиев, назначавшим на него ставленников между 1003 и 1012 гг., и графами Тускула, к-рые контролировали Римскую кафедру в 1012-1046 гг. Герм. кор. Генрих III (1028-1056), готовившийся к имп. коронации, был обеспокоен борьбой группировок рим. знати и наличием неск. претендентов на Папский престол, чья легитимность вызывала сомнения. По его указанию на Соборе в Сутри (20 дек. 1046) было объявлено об отсутствии у Бенедикта IX и Сильвестра III права занимать Папский престол, а правящий понтифик Григорий VI был низложен по обвинению в симонии. Выступая в качестве патриция римлян, защитника Папского престола, Генрих III организовал возведение на Римскую кафедру «немецких пап» Климента II (1046-1047) и Дамаса II (1048). Из-за скоропостижной смерти обоих понтификов в условиях продолжавшихся неурядиц сложилось мнение, что папы были отравлены. В 1048 г. рим. посланники попросили имп. Генриха III назначить нового понтифика, но герм. прелаты не хотели ехать в Рим, опасаясь за свою жизнь (Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 587; Bruno. Libellus de symoniacis. 2 // Ibid. T. 2. P. 547). Халинард, архиеп. Лионский, на кандидатуре к-рого настаивали делегаты, также отказался (MGH. SS. T. 7. P. 237). На совещании имп. прелатов в Вормсе (дек. 1048) Генрих III объявил о назначении еп. Бруно на Папский престол.

Согласно Тульскому Житию, Бруно согласился принять назначение с условием, что в Риме состоится каноническое избрание. Заручившись согласием императора и его советников, епископ направился в Рим (Vita Leonis IX. II 4). По мнению еп. Бонизона, римляне уговорили Генриха III послать к ним Бруно, к-рый немедленно выехал в Италию. В Безансоне его встретили аббат Клюни и рим. мон. Хильдебранд, ученик папы Григория VI, к-рый призвал Бруно не нарушать каноны и не занимать Папский престол по приказу императора. После беседы с Хильдебрандом Бруно решил последовать его совету и провести выборы в Риме (Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 587-588; ср.: Ottonis episcopi Frisingensis Chronica sive Historia de duabus civitatibus / Ed. A. Hofmeister. Hannover; Lpz., 1912. P. 300-301. (MGH. Script. rer. Germ.; 45)). В повествовании Бруно из Сеньи совмещены обе версии: на совещании прелатов в Вормсе Бруно заявил о необходимости канонического избрания. Вскоре он познакомился с Хильдебрандом и предложил ему вместе отправиться в Рим, но тот ответил: «Не по каноническим установлениям, но мирской властью царя ты собираешься завладеть Римской Церковью». Признав правоту Хильдебранда, Бруно укрепился в намерении организовать выборы (Bruno. Libellus de symoniacis. 2 // MGH. Lib. T. 2. P. 547-548). Версия Бонизона содержит хронологическую ошибку: в указанное время (Бруно покинул Вормс после Рождества 1048, а в февр. 1049 он находился в Риме) встреча Бруно с клюнийским аббатом не могла состояться, т. к. св. Одилон скончался в ночь на 1 янв. 1049 г. в Оверни, а его преемник св. Гуго I был избран 20 февр. По-видимому, версия о встрече Бруно и Хильдебранда в Безансоне вымышлена Бонизоном в полемических целях (доказывая нелегитимность антипапы Климента III, он выступал за избрание папы рим. кардиналами; см.: The Papal Reform. 2004. P. 55-58). В др. источниках не упоминается о намерении Бруно провести выборы в Риме. По свидетельству Германа из Райхенау, император «выбрал [Бруно] и послал его в Рим» (ab imperatore electus, Romam mittitur - MGH. SS. T. 5. P. 126). Ансельм из Сен-Реми и автор Беневентского Жития также сообщают о назначении Бруно императором и собравшимися в Вормсе прелатами (Anselmi Historia dedicationis. 7 // PL. 142. Col. 1420; Vita et obitus Leonis IX. 10-11).

После Рождества 1048 г. Бруно отправился в Рим. Его сопровождали рим. посол Гуго, еп. Ассизский, имп. прелаты - архиеп. Эберхард Трирский и епископы Адальберон Мецский и Дитрих Верденский (Vita Leonis IX. II 5). С ними был Хильдебранд, к-рый впосл. вспоминал, что Бруно заставил его поехать в Рим против его воли (Greg. VII, papa. Reg. ep. VII 14a // MGH. EpSel. T. 2. Fasc. 2. P. 483). По данным более позднего источника, враждебного Григорию VII, в пути Хильдебранд постоянно беседовал с Бруно и завоевал его доверие (Gesta Romanae aecclesiae contra Hildebrandum. II 9 // MGH. Lib. T. 2. P. 379). Т. о., возможно, сообщение Бруно из Сеньи о знакомстве Бруно и Хильдебранда в Вормсе следует считать достоверным (Munier. 2002. P. 110-111).

После прибытия в Рим Бруно выступил с речью в базилике св. Петра, призвав римлян свободно избрать нового папу и заявив, что соблюдение канонов важнее повиновения императору (Vita Leonis IX. II 5-6; Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 2. P. 588). Избрание Бруно состоялось 2 февр., интронизация в Латеранской базилике - 12 февр. 1049 г. При возведении на Папский престол Бруно принял имя свт. Льва I Великого (Vita Leonis IX. II 8; см.: Hergemöller B.-U. Die Namen der Reformpäpste (1046-1145) // AHPont. 1986. Vol. 24. P. 12, 42-43). До февр. 1051 г. Л. продолжал занимать также Тульскую кафедру, скорее всего из-за материальных трудностей. Папская казна была пуста, и до прибытия послов из Беневенто, доставивших Л. ценные подарки, финансовое положение понтифика оставалось неустойчивым (Vita Leonis IX. II 8).

Реформа Церкви

По-видимому, Л. прибыл в Рим с намерением осуществить преобразования, к-рые положили начало реформе, впосл. названной григорианской. Его деятельность была направлена на укрепление единства и авторитета Церкви, утверждение позиций Папского престола, строгое соблюдение канонического права и устранение наиболее очевидных злоупотреблений (симония и нарушение целибата). Во 2-й четв. XI в. «тускуланские папы» высказывались против симонии и конкубината, однако сторонники григорианской реформы возложили на них ответственность за упадок Церкви, заклеймив их как «наемников, а не пастырей» (напр.: PL. 143. Col. 779; Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 584-585). Вопрос о нравственности духовенства ставился при имп. Генрихе III. Устранение рим. претендентов на Папский престол было проведено под предлогом борьбы с симонией, осужденной участниками Соборов в Сутри (20 дек. 1046) и в Риме (янв. 1047). По мнению О. Флиша, григорианская реформа была «ответом папства на политический, социальный и нравственный кризис христианского Запада». Программа реформы сложилась только в понтификат Григория VII, тогда как деятельность Л. исследователь относил к догригорианскому или «цезаропапистскому» этапу, когда реформаторы еще не выдвигали политических требований и не выступали против императора (Fliche. 1924. P. 129-159). Л. и его помощники делали акцент на нравственное очищение духовенства и укрепление его авторитета, утверждение примата канонического права. В первую очередь они стремились искоренить симонию (в широком смысле - неканонические способы получения церковных должностей) и конкубинат, к-рый нередко принимал форму признанного обществом брака священнослужителей. Л. не оказывал давление на светских государей и не выступал против системы имперской Церкви, но требовал от духовенства неукоснительного соблюдения канонов (напр.: Bur M. Léon IX et la France (1026-1054) // Léon IX. 2006. P. 233-257). Указывая на особенности политики Л., Сигеберт из Жамблу подчеркивал, что понтифик уважал права государей и поддерживал согласие между людьми, тогда как более поздние реформаторы, в первую очередь папа Григорий VII, выдвигали чрезмерные притязания и были склонны использовать насильственные методы (Chazan M. Léon IX dans l'historiographie médiévale de l'Europe occidentale // Ibid. P. 599-602). Преемники Л. придали борьбе с симонией политический характер, превратив ее в борьбу за полную независимость Церкви от светской власти. Отказавшись от сотрудничества с церковной иерархией на местах и с европ. монархами (Greg. VII, papa. Reg. ep. II 45), они приступили к реализации теократической программы (см. ст. Двух мечей теория).

Папа Римский Лев IX освящает церковь мон-ря св. Арнульфа в Меце. Миниатюра из рукописи 2-й пол. XI в. (Bern. Burgrbibl. 292. Fol. 92r)
Папа Римский Лев IX освящает церковь мон-ря св. Арнульфа в Меце. Миниатюра из рукописи 2-й пол. XI в. (Bern. Burgrbibl. 292. Fol. 92r)

Папа Римский Лев IX освящает церковь мон-ря св. Арнульфа в Меце. Миниатюра из рукописи 2-й пол. XI в. (Bern. Burgrbibl. 292. Fol. 92r)

Противопоставление «миролюбивого» Л. «воинственному» Григорию VII имело тенденциозный характер, т. к. между обоими папами существовала идеологическая преемственность. Начиная реформу, Л. не мог позволить себе вступить в конфликт со светскими правителями, особенно с имп. Генрихом III, к-рый сочувствовал преобразованиям. С самого начала Л. противостояла рим. аристократия, лишенная влияния на выборы папы Римского. Возвращение папских земельных владений, захваченных «тиранами» (Vita et obitus Leonis IX. 13; MGH. SS. T. 5. P. 129), навлекло на Л. вражду итал. прелатов и знати. Высшее духовенство, особенно в Сев. Италии, отрицательно относилось к его попыткам укрепить позиции Папского престола. Борьба со злоупотреблениями духовенства вызывала нарастающее сопротивление, поэтому Л. стремился представить свою деятельность как внутрицерковную реформу - «исправление нравов», не затрагивавшее прерогативы светской власти. К понтификату Григория VII сложились условия для расширения деятельности реформаторов, которые выступили против имперской Церкви, опираясь в т. ч. на поддержку дружественных итал. правителей (норманнских герцогов, маркграфов Тосканы).

Необходимой основой церковных преобразований было подтверждение полномочий Римского папы. В послании Карфагенскому архиеп. Фоме Л. подчеркивал, что понтифик не только является первенствующим епископом, но и обладает особыми правами, основанными на «Петровом служении» (Мф 16. 18-19; в послании цитируются также Мф 18. 18 и Лк 22. 32). Римская Церковь - «мать» и «источник» всех христ. Церквей. Папе Римскому принадлежит высшая юрисдикция: только он может созывать Вселенский Собор и утверждать приговоры, связанные с осуждением и низложением епископов (Jaffé. RPR. N 4304). Во время Реймсского Собора было заявлено, что «епископ Римского престола - единственный апостольский примас Вселенской Церкви» (solum Romanae sedis pontificem universalis ecclesiae primatem esse et apostolicum) (PL. 142. Col. 1432). На представления помощников Л. о папском примате оказала влияние легенда о Константиновом даре. Это способствовало усвоению ими элементов имп. идеологии: в послании К-польскому патриарху Михаилу I Кируларию и архиеп. Льву Охридскому говорилось о «царственном священстве святого Римского апостольского престола», полномочия которого простирались на небо и землю (Jaffé. RPR. N 4302; Acta et scripta. 1861. P. 72).

Сделанный реформаторами акцент на соблюдение канонического права способствовал изучению древних канонов и созданию правовых сборников, к-рые, однако, стали составляться лишь после смерти Л. (подробнее см. в ст. Каноническое право). По мнению Ш. Мюнье, в окружении Л. велась работа по сбору канонических текстов. Самой заметной новацией стало использование подложных текстов эпохи Каролингов - Лжеисидоровых декреталий и сказания о Константиновом даре. Опираясь в т. ч. на эти источники, помощники Л. полагали, что древняя Церковь существовала в условиях «золотого века», которые они стремились воссоздать. С наступлением «железного века» Церковь была заражена пороками и подпала под власть мирян. Утрата церковной автономии привела к размыванию границы между сакральным и профанным и, следов., к духовному оскудению и разложению Церкви. Возможно, такие взгляды высказывал в первую очередь кард. Гумберт; так, еп. Бонизон, разделявший представление о деградации «канонических» отношений между Церковью и светской властью, не использовал Лжеисидоровы декреталии и сказание о Константиновом даре (см.: Munier Ch. Le pape Léon IX et le droit canonique de son temps // Léon IX. 2006. P. 385-403).

Папа Лев IX и аббат Казаурии. Миниатюра из «Казаурийской хроники» (Paris. Lat. 5411. Fol. 218v)
Папа Лев IX и аббат Казаурии. Миниатюра из «Казаурийской хроники» (Paris. Lat. 5411. Fol. 218v)

Папа Лев IX и аббат Казаурии. Миниатюра из «Казаурийской хроники» (Paris. Lat. 5411. Fol. 218v)

Важным аспектом деятельности Л. было покровительство реформированному монашеству. По мнению Флиша, на церковные преобразования повлияла монашеская реформа X-XI вв., осуществлявшаяся в рамках бенедиктинской традиции (см. статьи Горце, Клюнийская реформа, камальдулы) и впосл. приведшая к появлению новых орденов (напр., картузианцев и цистерцианцев). Во время путешествий Л. останавливался в мон-рях, подтверждал их права и привилегии, принимал крупнейшие обители под защиту Папского престола. В то же время он признавал частной церкви право и не возражал против привилегий мирян как основателей и донаторов мон-рей (см. ст. Инкорпорация). Л. поддерживал тесные отношения с монахами Клюнийской конгрегации и оказывал покровительство важнейшим мон-рям Италии, прежде всего Монте-Кассино (Chronica monasterii Casinensis. II 79-84), а также Гаргано и Субиако. Обращаясь к Л. с просьбой о защите владельческих прав мон-ря, аббат Иоанн Феканский в пышных выражениях восхвалял его пастырскую заботу (PL. 143. Col. 797-800). В грамотах Л. говорилось о готовности Папского престола защищать монахов как молитвенников и благотворителей, подававших клирикам и мирянам пример праведной жизни. В то же время понтифик напоминал о необходимости соблюдать монашескую дисциплину и пресекал злоупотребления, напр., запрещал монахам вымогать у мирян имущество «при жизни или в смертный час» (Jaffé. RPR. N 4269; см.: Munier. 2002. P. 175-192; Oberste J. Papst Leo IX. und das Reformmönchtum // Léon IX. 2006. P. 405-433).

Движущей силой григорианской реформы на раннем этапе была группа сторонников нравственного очищения Церкви, к-рая составляла окружение Л. Среди помощников папы (епископов, каноников и монахов) преобладали выходцы из Лотарингии и Бургундии. В числе доверенных лиц понтифика Бонизон называл кард. Гумберта, аббата Стефана из Бургундии, Гуго Кандида, Фридриха (Фредерика) Лотарингского и Ацелина Компьенского, еп. Сутри, а также «красноречивого» Петра Дамиани (Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 588). О Стефане и Ацелине сведений почти нет. Среди близких к Л. прелатов были предстоятели важнейших бургундских кафедр - Халинард, архиеп. Лионский (1046-1052), и Гуго I из Салена, архиеп. Безансонский (1031-1066). Считается, что самым влиятельным помощником Л. был кард. Гумберт, монах из аббатства Муайенмутье, с к-рым понтифик мог познакомиться в годы управления диоцезом Туль. В 1049 или 1050 г. Л. назначил Гумберта титулярным архиепископом Сицилии (остров находился под властью мусульман), в 1051 г. он стал кардиналом-епископом Сильва-Кандиды (Санта-Руфины). В 1053-1054 гг. Гумберт, вероятно, знавший греч. язык, отвечал за контакты Римской курии с вост. Церквами. По-видимому, осенью 1049 г. в Майнце Л. познакомился с Фридрихом, братом герц. Лотарингии Годфрида II Бородатого и каноником кафедрального собора в Льеже. Фридрих постоянно сопровождал понтифика; в 1054 г. вместе с Гумбертом он посетил К-поль, затем возглавил мон-рь Монте-Кассино и впосл. был избран на Папский престол, приняв имя Стефан IX (X). До 1051 г. в окружении Л. видное место занимал Удон, примицерий соборного капитула в Туле (епископ Тульский с 1051 по 1069). Гуго Кандид, клирик из Ремирмона, был назначен кардиналом-пресвитером титула св. Климента. Впосл. его отношения с др. реформаторами испортились: он примкнул к антипапе Гонорию II и выступал против папы Григория VII, поэтому Бонизон называл его отступником (см.: Munier. 2002. P. 112-114; Parisse M. L'entourage de Léon IX // Léon IX. 2006. P. 435-456).

По-видимому, в окружении Л. было немного итальянцев, т. к. он не мог полагаться на людей, связанных с аристократическими группировками Рима. Однако мн. авторы утверждали, что основным помощником Л. был Хильдебранд (впосл. папа Григорий VII), прибывший с ним в Рим, поставленный им в субдиакона и получивший в управление базилику св. Павла. Сторонник григорианской реформы Манегольд из Лаутенбаха полагал, что Хильдебранд оказывал большое влияние на Л. (Manegoldi Ad Gebehardum liber. 8 // MGH. Lib. T. 1. P. 326). О том, что понтифик во всем руководствовался его советами, писал также Бруно из Сеньи (Bruno. Libellus de symoniacis. 2 // Ibid. T. 2. P. 548). Но отсутствие подписи Хильдебранда под папскими грамотами указывает на то, что он не сопровождал Л. в путешествиях и, т. о., не входил в круг его ближайших советников. Лишь в 1054 г. понтифик послал его во Францию, поручив решить вопрос о ереси Беренгария Турского. Представление о Хильдебранде как о «правой руке» Л. было во многом связано с его последующей деятельностью как ведущего реформатора (Munier. 2002. P. 297).

Деятельность Л. получила поддержку итальянских реформаторов монашества, в первую очередь св. Иоанна Гвальберта, основателя Валломброзы († 1073), и св. Петра Дамиани († 1072/73), настоятеля Фонте-Авелланы. В 1049 г. Петр Дамиани направил папе обширное послание, известное как «Гоморрская книга» (Liber Gomorrhianus), в к-ром резко выступал против конкубината, содомии и др. плотских грехов, распространенных среди духовенства, призывал принять жесткие меры против клириков-гомосексуалистов. В ответном письме, к-рое Петр Дамиани поместил в начале трактата, Л. одобрил инициативу, однако напомнил о необходимости проявлять милосердие к грешникам (Петр Дамиани предлагал подвергать виновных клириков удалению тонзуры, тюремному заключению и телесным наказаниям) (Die Briefe des Petrus Damiani / Hrsg. K. Reindel. Münch., 1983. Tl. 1. S. 285-286). Впосл. Петр Дамиани полемизировал с кард. Гумбертом о сакраментальных последствиях симонии. Приравнивая светскую инвеституру к симонии, к-рую он называл ересью, Гумберт отрицал действенность таинств, совершенных «еретиками». Напротив, Петр Дамиани отстаивал мнение об объективной действенности таинств вне зависимости от морального облика конкретного клирика.

Грамота папы Римского Льва IX аббатству Фульда от 13 июня 1049 г. (Государственный архив земли Гессен, Марбург. 1447)
Грамота папы Римского Льва IX аббатству Фульда от 13 июня 1049 г. (Государственный архив земли Гессен, Марбург. 1447)

Грамота папы Римского Льва IX аббатству Фульда от 13 июня 1049 г. (Государственный архив земли Гессен, Марбург. 1447)
Считается, что деятельность реформаторов из окружения Л. оказала существенное влияние на формирование структур Римской курии и коллегии кардиналов. Бонизон отмечал, что Л. заменил кардиналов и др. клириков, виновных в симонии, ставленниками, к-рых он призвал «из разных стран» (Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 588). Сообщество кардиналов, в к-рое ранее входили рим. клирики и епископы пригородных (субурбикарных) кафедр, приобрело международный характер. Особое внимание Л. уделял назначению сторонников реформы на субурбикарные кафедры; это способствовало повышению значимости кардиналов-епископов как советников, а затем и основных выборщиков Римского папы (см. ст. Кардинал) (Munier. 2002. P. 163-173). Ключевой фигурой в Римской курии стал папский библиотекарь-канцлер. Формально папским архиканцлером был Кёльнский архиеп. Герман II (1036-1056), фактически канцелярией руководили рим. диак. Петр (в 1049-1050), тульский каноник Удон (в 1050-1051) и Фридрих Лотарингский (в 1051-1054). Известно ок. 180 посланий и грамот Л., из к-рых ок. 150 считаются подлинными (Jaffé. RPR. N 4153-4335). Среди адресатов папских посланий были кор. Англии Эдуард Исповедник (1042-1066), кор. Франции Генрих I, графы Анжу, Бретани и Невера. О переписке Л. с имп. Генрихом III, с которым он общался наиболее тесно, сведений нет. Папские буллы в основном издавались для подтверждения прав и привилегий мон-рей и епископских кафедр; более 50 булл были направлены в Бургундию и Лотарингию, ок. 40 - в Италию. Влияние имп. канцелярии проявилось в оформлении папских грамот: 1-ю строку и имя понтифика писали маюскулом, проч. текст - украшенным канцелярским минускулом; часто использовали устойчивые формулы. Под текстом помещали роту (круг со вписанным крестом, именем папы и его девизом - «Милосердия Господня полна земля» (Misericordia Domini plena est terra)). Внизу указывались дата (иногда также место) составления грамоты и имя диакона-библиотекаря (Munier. 2002. P. 152-159).

Бóльшую часть понтификата Л. путешествовал по Германии, Италии и Франции (в Риме папа провел всего ок. 9 месяцев). Во время длительных поездок Л. созывал Соборы, налаживал отношения с церковными и светскими властями, решал спорные вопросы. Путешествия понтифика были эффективным инструментом церковной реформы и укрепления папского авторитета (Ibid. P. 301). Возможно, в этом курия руководствовалась примером имп. двора, также не имевшего определенной резиденции: Л. вел себя «словно странствующий государь, идущий из города в город, от Собора к Собору» (Parisse. 2001. P. 92). Созывая Соборы, Л. опирался не только на традицию папских синодов, на которых присутствовали гл. обр. субурбикарные епископы, но и на практику имп. собраний, в к-рых участвовали прелаты со всей империи. Соборную политику Л. продолжили его преемники (см. статьи Клермонский Собор, Латеранский I Собор). Соборы выполняли функции законодательного собрания и церковного трибунала: понтифик рассматривал дела прелатов, к-рых обвиняли в симонии, реже - в нарушении целибата. Во время путешествий Л. возглавлял церковные торжества, освящал храмы, даровал привилегии мон-рям (см.: Munier. 2002. P. 261-294; Iogna-Prat D. Léon IX, pape consécrateur // Léon IX. 2006. P. 355-383).

Понтификат

Вскоре после интронизации Л. совершил паломничество в мон-рь Гаргано и начал подготовку к Собору, созванному в Латеранской базилике на 2-й неделе после Пасхи (апр. 1049). На Соборе присутствовали 10 епископов, гл. обр. из Ср. Италии, а также архиеп. Халинард Лионский (PL. 143. Col. 595-596). Согласно Тульскому Житию, понтифик напомнил собравшимся о необходимости соблюдать нормы канонического права в соответствии с решениями первых 4 Вселенских Соборов и папскими декреталиями. Участники Собора осудили симонию и конкубинат клириков, нарушения канонического права в сфере брака (были запрещены браки между близкими родственниками) и практику продажи алтарей, подтвердили обязательность выплаты десятины. Миряне, покушавшиеся на церковное имущество, были отлучены от Церкви. Епископам, к-рых обвиняли в симонии, пришлось оправдываться; некоторые были признаны виновными и лишены кафедр. Епископ Сутри представил ложных свидетелей, но, не успев очиститься клятвой, внезапно упал и умер (Vita Leonis IX. II 10; Vita et obitus Leonis IX. 12). «Пропащих женщин», к-рые сожительствовали с рим. пресвитерами, было решено отправить на принудительные работы в Латеранский дворец (Petrus Damiani. Contra intemperantes clericos. II 7 // PL. 145. Col. 411). Понтифик намеревался отстранить клириков, рукоположенных виновными в симонии епископами. Это вызвало протест рим. духовенства и мн. епископов, к-рые заявили, что в храмах некому будет служить. Тогда Л. велел клирикам принести покаяние (Die Briefe des Petrus Damiani. Münch., 1983. Tl. 1. S. 498-500; ср.: Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 588). Участники Собора отлучили от Церкви бывш. папу Бенедикта IX, который претендовал на Папский престол при поддержке своих родственников, графов Тускула. После этого «римское войско» разорило владения графов (Poncelet. 1906. P. 277-279).

Вскоре после Собора Л. отправился в путешествие. В мае 1049 г. он возглавил Собор в Павии, о к-ром точных сведений не сохранилось. Встретившись с имп. Генрихом III, в день апостолов Петра и Павла (29 июня) понтифик прибыл в Кёльн, затем они вместе отправились в Ахен. Вскоре туда прибыл герц. Лотарингии Годфрид II Бородатый, отлученный от Церкви за мятеж против императора и конфликты с епископами (Л. также отлучил от Церкви его союзника, гр. Фландрии Балдуина V). По просьбе папы, к которому герцог обратился за помощью, император простил его.

Херимар, аббат мон-ря св. Ремигия в Реймсе, обратился к Л. с просьбой освятить новую монастырскую церковь. Папа воспользовался приглашением, чтобы созвать в Реймс франц. прелатов. Кор. Генрих I пообещал Херимару лично прибыть в город и обеспечить присутствие епископов и знати, но вскоре по рекомендации советников попросил Л. отложить посещение Реймса, указывая на политическую нестабильность в королевстве (PL. 142. Col. 1422-1423). Однако понтифик отказался следовать этому совету и 29 сент. 1049 г. прибыл в Реймс. Его сопровождали архиепископы Безансона, Лиона и Трира, а также кардинал-епископ Порто, епископы Меца и Вердена. В городе находились 11 франц. епископов, представлявших диоцезы Авранш, Анже, Байё, Кутанс, Лангр, Нант, Невер, Санлис, Се, Суасон и Теруан, а также 17 аббатов, в т. ч. клюнийский аббат Гуго I. Из Англии по указанию кор. Эдуарда Исповедника прибыли Дудук, еп. Уэлса, настоятели мон-рей св. Августина в Кентербери и Рамси. Церковные торжества и присутствие папы Римского привлекли в Реймс множество паломников. Мон. Ансельм писал о проблемах, возникших из-за огромного стечения народа. Согласно Тульскому Житию, в Реймсе собрались не только жители окрестных регионов, но и англичане, бретонцы, ирландцы и испанцы (Vita Leonis IX. II 11). В день памяти св. Ремигия (1 окт.) понтифик возглавил перенесение мощей святого, на следующий день - освящение храма (подробное описание торжеств содержится в соч. Ансельма - PL. 142. Col. 1424-1430). На открытии заседаний Собора, состоявшемся 3 окт. в новой монастырской церкви, присутствовали 20 епископов, ок. 50 аббатов и множество клириков. Архиепископы Реймса и Трира поссорились из-за почетного места рядом с понтификом, поэтому Л. велел присутствующим разместиться вокруг себя, чтобы избежать подобных споров. После положенных молитв папский библиотекарь диак. Петр огласил темы для обсуждения: «ересь симонии», неумеренные притязания светских патронов церквей, нарушения канонов о христ. браке («кровосмесительный» брак в недозволенной степени родства, развод и второбрачие), эксплуатация бедных и др. Петр призвал епископов и аббатов очиститься от обвинений в симонии. Большинство прелатов поклялись в невиновности. На др. день обсуждался вопрос о прелатах, к-рые отказались дать клятву, в т. ч. об архиепископе Реймсском; им было велено прибыть в Рим, чтобы дать ответ перед Собором. Епископ Невера заявил, что родители купили для него кафедру без его ведома, и положил епископский посох к ногам Л. Понтифик, «тронутый его раскаянием», признал его невиновным и вручил ему новый посох. Самые тяжкие обвинения были выдвинуты против еп. Гуго Лангрского (симония, ношение оружия и человекоубийство, притеснения клириков и др.), к-рый бежал из Реймса и был отлучен от Церкви. Впосл. Гуго совершил покаянное паломничество в Рим и скончался на обратном пути. Нантский еп. Будик признался, что унаследовал кафедру от отца, также епископа, и заплатил за это крупную сумму. Он был лишен епископского сана, но участники Собора позволили ему служить как пресвитеру. Были отлучены от Церкви прелаты, к-рые отказались прибыть на Собор и вместо этого отправились с королем в поход против Жоффруа II, гр. Анжу (архиепископ Санса, епископы Амьена и Бове), а также аббат мон-ря св. Медарда в Суасоне, к-рый бежал из Реймса, боясь осуждения. Отлучению подвергся и «архиепископ св. Иакова в Галисии», именовавший свою кафедру апостольской (в это время архиепископом Сантьяго-де-Компостела был Кресконий). Ансельм привел 14 постановлений, принятых в последний день работы Собора (5 окт.). Участники Собора подтвердили каноническое требование об избрании епископа клиром и народом; было запрещено продавать церковные должности и алтари (особенно мирянам), взимать плату за совершение таинств и обрядов, давать в долг под процент, клирикам - носить оружие. Постановления против насилия над клириками и бедными были связаны с идеей «Божьего мира» (ср.: Jaffé. RPR. N 4404). Участники Собора осудили «новых еретиков, появившихся в Галлии», выступили против содомии и нарушений канонического права в области брака (за это были отлучены некоторые франц. сеньоры; гр. Фландрии Балдуину V было запрещено выдавать дочь замуж за герц. Нормандии Вильгельма Завоевателя) (PL. 142. Col. 1430-1440; ср.: Vita Leonis IX. II 11; см.: Munier. 2002. P. 125-130). Впосл. Л. призвал жителей франц. королевства почитать св. Ремигия как своего «апостола» и покровителя и праздновать день перенесения его мощей (1 окт.- Jaffé. RPR. N 4185).

Покинув Реймс 6 окт. 1049 г., Л. направился в Майнц, где 19-21 окт. в присутствии имп. Генриха III он возглавил Собор, в к-ром участвовали 40 епископов, в т. ч. архиепископы Безансона, Бремена, Зальцбурга, Кёльна, Магдебурга, Майнца и Трира. По свидетельству Адама Бременского, участники Собора приняли постановления против симонии и «нечестивого брака священнослужителей». Шпайерский еп. Сигебод (Сибихон), обвиненный в нарушении целибата, дал очистительную клятву, «но, говорят, его челюсть свело параличом, и в таком состоянии он провел оставшуюся жизнь» (Vita Leonis IX. II 12; Adam Bremensis. Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum. III 29-30 // Adam von Bremen. Hamburgische Kirchengeschichte / Hrsg. B. Schmeidler. Hannover; Lpz., 1917. S. 172-173. (MGH. Script. Rer. Germ.; 2)). Среди др. вопросов, к-рые рассматривались на Соборе,- спор между епископом Вюрцбурга и аббатом Фульды о пределах епископской юрисдикции (решен в пользу мон-ря; см.: MGH. Dipl. Reg. Imp. T. 5. P. 324-326. N 243) и дело Бертольда, который оспаривал Безансонскую кафедру у архиеп. Гуго (Jaffé. RPR. N 4188; изд.: MGH. Const. T. 1. P. 97-100; см.: Munier. 2002. P. 130-131). По словам Адама Бременского, после возвращения в Бремен архиеп. Адальберт запретил женщинам жить внутри квартала, где находились резиденции каноников и клириков. Впосл. Л. подтвердил юрисдикцию Гамбургско-Бременской кафедры над епископами Сев. Германии и церковными иерархами «шведов, датчан, норвежцев, исландцев, скридевинов, гренландцев и всех северных народов, а также славян, живущих между реками Пене и Айдер» (Jaffé. RPR. N 4290). Согласно более позднему источнику, 1-й исл. еп. Ислейв Гицурарсон (1056-1080) был рукоположен Адальбертом по благословению Л. (Húngrvaka // Biskupa sögur. Kaupmannahöfn, 1858. Bd. 1. S. 61-62).

Оставшуюся часть осени 1049 г. Л. провел в Лотарингии, гл. обр. в Туле. Между 23 и 26 нояб. он находился в аббатстве Райхенау, где освятил ц. Св. Креста, затем направился в Италию и к празднику Рождества прибыл в Верону. Весной 1050 г. понтифик находился в Юж. Италии. В Салерно, где «весь церковный чин был объят ложью симонии», он созвал Собор, на котором рассматривались вопросы, связанные с симонией, клятвопреступлениями, браками (или конкубинатом) священнослужителей, неуплатой десятины и «первых плодов». Салернский кн. Гваймарий IV «обещал повиноваться ему и верно исполнять его повеления». Посетив Мельфи, столицу норманнского графства Апулия, понтифик «просил [норманнов] оставить свою жестокость и более не притеснять бедных» (Storia. 1935. P. 130-131). Экспансия норманнов в Юж. Италии, где они захватывали визант. и лангобардские владения, сопровождалась острыми конфликтами с местным населением. В Беневенто князья Пандульф III и Ландульф VI, не признававшие власть императора, отказались принять Л. и были отлучены им от Церкви. Понтифик направился в Гаргано, оттуда - в Сипонто, где он созвал Собор и сместил 2 архиепископов за симонию (Vita Leonis IX. II 14; cp.: Storia. 1935. P. 131; см.: Munier. 2002. P. 133).

К празднику Пасхи Л. вернулся в Рим и созвал Собор в Латеранской базилике, на котором присутствовали 55 епископов, в основном из Италии и Бургундии, а также 34 аббата (29 апр. 1050). По словам Бонизона, участники Собора запретили всем христианам принимать причастие от пресвитеров и диаконов, не соблюдавших целомудрие. После этого клириков, содержавших наложниц, отстранили от служения в Риме и в соседних регионах, прежде всего в Тусции (Тоскана, части Лацио и Умбрии) (Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 589). В этом реформаторам помогли ревностные монахи, среди к-рых, очевидно, был св. Иоанн Гвальберт, встречавшийся с Л. (ActaSS. Iul. T. 3. P. 349, 352). На Соборе обсуждалось также евхаристическое богословие Беренгария (см. ст. Беренгар Турский), к-рый был отлучен от Церкви. В сочувствии взглядам Беренгария заподозрили его оппонента Ланфранка, которому пришлось доказывать свою невиновность (PL. 150. Col. 413). По инициативе примицерия Удона на Соборе было установлено почитание св. Герхарда, еп. Тульского (2 мая - Jaffé. RPR. N 4219; MGH. SS. T. 4. P. 506-508). Епископы Бретани, которых на Реймсском Соборе обвиняли в симонии и неповиновении архиепископу Турскому как законному митрополиту (см. ст. Доль), были отлучены от Церкви (Jaffé. RPR. N 4225).

Летом 1050 г. Л. отправился в Верчелли, где в сент. был созван Собор, участники к-рого вновь рассматривали вопрос об учении Беренгария. Источником этого учения признали трактат Эриугены (в действительности Ратрамна) «О Евхаристии», который был осужден при участии Ланфранка (PL. 150. Col. 413). Впосл. посланный во Францию в качестве легата Хильдебранд добился отречения Беренгария на Соборе в Туре. Среди др. проблем, к-рые обсуждались на Соборе, был конфликт Л. и Хунфрида, архиеп. Равеннского (1046-1051), к-рого понтифик, по одной версии, низложил, по другой - отлучил от Церкви (MGH. SS. T. 5. P. 129; Vita Leonis IX. II 15). Возможно, тогда же Л. по просьбе кор. Эдуарда Исповедника разрешил перенести епископскую кафедру из Кредитона в Эксетер (Böhmer. Reg. Imp. N 512).

Из Верчелли Л. направился в Бургундию; 3 окт. 1050 г. он освятил собор св. Стефана в Безансоне, после этого в Лангре рукоположил Ардуина, еп. Лангрского, и Фротмунда, еп. Труа. 20-22 окт. вместе с Халинардом Лионским, Гуго Безансонским и др. прелатами понтифик возглавил торжества в честь перенесения мощей св. Герхарда в Туле. По его поручению аббат Видрих составил Житие св. Герхарда (BHL, N 3431). В Туле Л. встретился с Георгием, архиеп. Калочи, посланником венг. кор. Андраша I, вступившего в конфликт с императором (MGH. SS. T. 4. P. 508-509). После праздника Рождества понтифик отправился в Германию и встретился с императором в Трире, откуда они вместе поехали в Аугсбург, где в нач. февр. 1051 г. собрались имп. прелаты и знать. Согласно Герману из Райхенау, они обсуждали спор Л. и Хунфрида Равеннского, склонив обоих к примирению (Ibid. T. 5. P. 129). В Тульском Житии говорится, что император заставил Хунфрида удовлетворить требования папы, и архиепископ, простершись перед Л., молил его о снятии отлучения. Добившись желаемого, он поднялся «с издевательской усмешкой на устах». На стороне Хунфрида выступили нек-рые имп. прелаты, в т. ч. Фрайзингский еп. Низон (Ниткер), к-рый, согласно Житию, поклялся добиться низложения папы (Vita Leonis IX. II 15).

После возвращения в Рим в апр. 1051 г. Л. созвал Собор, на к-ром обсуждался вопрос о действенности таинств, совершавшихся виновными в симонии клириками. Из-за противоречий между Петром Дамиани и кард. Гумбертом решение не было вынесено, и понтифик поручил присутствующим обдумать эту проблему (Die Briefe des Petrus Damiani. Münch., 1983. Tl. 1. S. 390-393). Петр Дамиани изложил свою позицию в «Безвозмездной книге» (Liber Gratissimus), а Гумберт - в трактате «Против симониаков» (MGH. Lib. T. 1. P. 95-253). Участники Собора отлучили от Церкви Григория, еп. Верчелли, за сожительство с вдовой и ложную клятву, но вскоре епископ прибыл в Рим и добился снятия отлучения (MGH. SS. T. 5. P. 129-130). Спор Иоанна, еп. Сабины, и монахов Фарфы о юрисдикции над мон-рем и о земельных владениях был решен в пользу обители (см.: Longo. 2012. P. 306-308). По просьбе кор. Эдуарда Исповедника Л. благословил строительство Вестминстерского аббатства (Jaffé. RPR. N 4257).

За время отсутствия Л. изменилось положение в Беневенто: жители города изгнали князей Пандульфа III и Ландульфа VI, враждовавших с понтификом, и попросили того принять город под свою власть. Л. направил в Беневенто кард. Гумберта и Доминика, патриарха Градо, которые в апр. 1051 г. приняли у горожан клятву верности и взяли заложников. После этого понтифик через Капую и Монте-Кассино прибыл в Беневенто, где 5 июля ему устроили торжественную встречу. Вскоре в город приехали кн. Гваймарий IV и его союзник, предводитель норманнов Дрогон из Отвиля, гр. Апулии. Посредником в переговорах Л. и Дрогона выступил архиеп. Халинард Лионский (MGH. SS. T. 7. P. 237). Гваймарий и Дрогон гарантировали неприкосновенность Беневенто, ставшего папским владением. Однако в ночь на 10 авг. 1051 г. Дрогон, только что покинувший город, был убит, и среди апулийских норманнов наступила анархия (Annales Beneventani // MGH. SS. T. 3. P. 179; Storia. 1935. P. 131-133). Л. направился в мон-рь Субиако, где назначил нового аббата Гумберта, уроженца Франции, проверил архивные документы и, обнаружив много фальшивых грамот, велел их уничтожить (Chronicon Sublacense (AA. 593-1369) / Ed. R. Morghen. Bologna, 1927. P. 8-9). В день Рождества Христова (25 дек. 1051) понтифик находился в Нарни, а 31 марта 1052 г.- в Озимо, где он освятил кафедральный собор. После этого Л. вернулся в Юж. Италию, чтобы организовать военные действия против норманнов. В ряде источников сообщается, что норманны жестоко разоряли Апулию, и гибель Дрогона усугубила положение. Жители Апулии обратились к Л. с мольбой о помощи. По-видимому, в переговоры с папой вступил Аргир, назначенный в 1051 г. визант. наместником в Италии (Vita et obitus Leonis IX. 14; MGH. SS. T. 5. P. 132; Bruno. Libellus de symoniacis. 5 // MGH. Lib. T. 2. P. 550; De rebus gestis. 1927. P. 15; Guillermi Apuliensis Gesta Roberti Wiscardi // MGH. SS. T. 9. P. 255). Л. и Фридрих Лотарингский стали собирать войско, но Гваймарий IV, связанный союзническими и родственными отношениями с норманнами, воспротивился этому. Однако в июне 1052 г. Гваймарий был убит, и норманны захватили Салерно, чтобы отомстить за его смерть. После этого Л. «пожелал привести норманнов в смятение и рассеять их». Он обратился к императору и королю Франции, «обещая им отпущение всех грехов и богатые дары, если они избавят страну от злобы норманнов» (Storia. 1935. P. 138-139).

Летом 1052 г. Л. покинул Италию и встретился с имп. Генрихом III, к-рый осаждал венг. крепость Пресбург (ныне Братислава). По просьбе венг. кор. Андраша I, стремившегося заключить мир с императором, понтифик организовал переговоры, которые, однако, вскоре были сорваны (Герман из Райхенау обвинял в этом венгров, автор Тульского Жития - советников императора). Из-за успешных действий венгерского войска Генриху III пришлось отступить. Папа и император посетили Регенсбург, где 7 окт. 1052 г. они участвовали в перенесении мощей св. Вольфганга, и Бамберг. Вероятно, в это время Л. принял апелляцию Роберта Жюмьежского, архиеп. Кентербери, изгнанного в сент. 1052 г. эрлом Годвином. Понтифик велел вернуть Роберту кафедру и, вероятно, отлучил от Церкви назначенного Годвином архиеп. Стиганда (Jaffé. RPR. N 4331). После праздника Рождества Христова в Вормсе состоялось имп. собрание, на котором Л. попросил Генриха III отправить войско для изгнания норманнов из Италии. В ходе переговоров Л. передал имп. аббатству Фульда некие мон-ри и земли, принадлежавшие Папскому престолу, а также даровал Бамбергскому епископу паллий (Ibid. N 4287). В ответ император уступил папе права на земли к югу от Рима (MGH. SS. T. 5. P. 132). По сведениям Германа из Райхенау, Генрих III предоставил папе войско (auxilia delegavit). Однако Лев Остийский сообщал, что вскоре после отправления воинов имп. канцлер Гебхард, еп. Айхштетта (впосл. папа Римский Виктор II), настоял на возвращении войска. В распоряжении Л. осталось не более 500 человек. Герман утверждал, что папское войско состояло из авантюристов, охотников за наживой и преступников, бежавших от наказания (Chronica monasterii Casinensis. II 81). Т. о., хронисты полагали, что император фактически обманул Л. и лишил его необходимой поддержки. Однако в янв. 1054 г. понтифик все еще надеялся на прибытие императора в Италию (exspectamus promissum et proximum adventum - Acta et scripta. 1861. P. 87).

По-видимому, деятельность Л. привела к появлению у него могущественных противников среди имп. прелатов, окружавших Генриха III. В Хронике Фрутольфа Михельсбергского сообщается об инциденте во время мессы, к-рую совершал Майнцский архиеп. Лиутпольд I: Л. низложил диакона, к-рый с пренебрежением отнесся к его повелению соблюдать рим. богослужебные обычаи, и архиепископ пригрозил прервать мессу, если понтифик не отменит свое решение (MGH. SS. T. 6. P. 196-197; см.: Munier. 2002. P. 139-142). Недовольство епископов проявилось во время пребывания Л. в Мантуе, где понтифик созвал Собор (21 февр. 1053). Когда началось заседание, вооруженные слуги собравшихся епископов напали на папскую свиту и ранили (или убили) неск. человек. Собор был прерван, а Л. был вынужден простить виновных (Vita Leonis IX. II 17; MGH. SS. T. 5. P. 132; см.: Munier. 2002. P. 142-143).

В марте 1053 г. Л. вернулся в Рим и в апр. созвал Собор, на к-ром подтвердил права патриарха Градо, признав его митрополитом «всей Венеции и Истрии» (Jaffé. RPR. N 4295). В мае Л. выступил во главе войска на юг. По пути к нему присоединились Атенульф, герц. Гаэты, Ландон, гр. Акуино, Ландульф, гр. Теано, и др. представители знати. Услышав о приближении Л., норманны запросили мира, обещая признать папу сюзереном (MGH. SS. T. 5. P. 132; T. 9. P. 257; Storia. 1935. P. 153-154) (беневентский агиограф утверждал, что предложение исходило от Л.- Vita et obitus Leonis IX. 14). Л. отказался от переговоров (согласно Амату Монте-Кассинскому, особую враждебность к норманнам проявил сопровождавший его Фридрих Лотарингский) и попытался объединить силы с византийцами, которыми командовал Аргир. Однако византийцы, потерпевшие к этому времени несколько поражений, не смогли встретиться с папским войском. Норманны под рук. Умфреда, гр. Апулии, его брата Робера Гвискара и Ришара, гр. Аверсы, атаковали воинов Л. близ Чивитате (ныне Сан-Паоло-ди-Чивитате, пров. Фоджа). Итал. отряды обратились в бегство, а германцы, оставшись без поддержки, понесли тяжелые потери (18 июня 1053). Обстоятельства пленения Л. по-разному описываются в источниках. По одной версии, во время сражения он находился в Чивитате; по другой - укрылся в городе, осознав, что битва проиграна. Согласно Гоффредо Малатерре, жители Чивитате выдали Л. норманнам (De rebus gestis. 1927. P. 15), но в Тульском Житии говорится, что понтифик, узнав о поражении, направился в Беневенто сквозь толпу врагов, пораженных его самообладанием (Vita Leonis IX. II 21). Почти все авторы подчеркивают, что норманны почтительно обращались с Л. и не причинили ему вреда. Умфред позволил ему вернуться в Беневенто, куда понтифик прибыл 23 июня. Герман из Райхенау и Бонизон утверждали, что Л. был пленником норманнов (MGH. SS. T. 5. P. 133; Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 589). Однако норманны не контролировали город (они пытались захватить его уже после смерти Л.; см.: MGH. SS. T. 3. P. 180), поэтому Л. скорее всего остался в Беневенто по своей воле (ср.: Chronica monasterii Casinensis. II 84). По свидетельству Малатерры, ему пришлось пойти на уступки норманнам, признать их права на захваченные территории и разрешить им продолжать экспансию в Калабрии и на Сицилии (De rebus gestis. 1927. P. 15). Однако Л. не отказался от намерения изгнать норманнов из Италии (Acta et scripta. 1861. P. 86-88). Только его преемники установили более тесные отношения с норманнами (Мельфийское соглашение 1059), которые поддержали сторонников григорианской реформы.

Григорианские авторы восхваляли поход Л. как справедливую войну за освобождение угнетенных христиан и укрепление Церкви. По их словам, павшие воины получили вечное блаженство, т. к. они сражались за христ. веру против нечестивых угнетателей: «Погибшие за правое дело причисляются к мученикам» (Bruno. Libellus de symoniacis. 5 // MGH. Lib. T. 2. P. 550; ср.: Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 589; Poncelet. 1906. P. 286-287). Автор Тульского Жития называл этих воинов святыми и утверждал, что от их останков совершались чудеса (Vita Leonis IX. II 21; ср.: De obitu Leonis IX. 11). Идея праведной войны в защиту христианства получила развитие в эпоху крестовых походов, вдохновителями которых были преемники Л. В то же время некоторые авторы сдержанно относились к военной экспедиции папы или открыто ее осуждали. Так, в Тульском Житии почти ничего не сказано о сражении; вместо этого приведена цитата из послания Л. имп. Константину IX Мономаху (Jaffé. RPR. N 4333). Герман из Райхенау сомневался в том, что предстоятелю Церкви следовало возглавлять войско (MGH. SS. T. 5. P. 132), а Петр Дамиани считал действия Л. ошибочными (Die Briefe des Petrus Damiani. Münch., 1988. Tl. 2. S. 514-515. N 87). Вероятно, в Италии на папу Римского возлагали ответственность за гибель множества воинов. В описании его чудес приведены слова женщины, не верившей в его святость: «Если папа Лев прогонит демонов, я стану царицей и верну к жизни погибших по его вине» (quos ipse fecit gladio perimere - De obitu Leonis IX. 8; Vita et obitus Leonis IX. 22. 7; ср.: Bruno. Libellus de symoniacis. 7 // MGH. Lib. T. 2. P. 552). Позиция норманнских историков получила отражение в легенде о видении Иоанна, архиеп. Салернского, которому было открыто, что Бог отдал Юж. Италию норманнам, поэтому война с ними была сопротивлением Его воле (Storia. 1935. P. 151-152) (см.: Munier. 2002. P. 193-215, 247-253; Taviani-Carozzi H. Léon IX et les Normands d'Italie du Sud // Léon IX. 2006. P. 299-329).

Пребывая в Беневенто, Л. занимался только важнейшими делами, требовавшими его внимания. Он передал управление городом князьям Пандульфу и Ландульфу, которые признали себя вассалами папы. Получив жалобы Карфагенского архиеп. Фомы и его суффраганов Петра и Иоанна на епископа Гумми, присвоившего полномочия митрополита, понтифик подтвердил права Карфагенской кафедры как митрополии Африки, непосредственно подчиненной Папскому престолу. В посланиях содержатся ссылки на Лжеисидоровы декреталии (17 дек. 1053) (Jaffé. RPR. N 4304-4305; см.: Munier. 2002. P. 394-397).

Папа Римский Лев IX и св. Евгения. Мозаика в аббатстве Мон-Сент-Одиль, Эльзас. XX в.
Папа Римский Лев IX и св. Евгения. Мозаика в аббатстве Мон-Сент-Одиль, Эльзас. XX в.

Папа Римский Лев IX и св. Евгения. Мозаика в аббатстве Мон-Сент-Одиль, Эльзас. XX в.
Летом или осенью 1053 г. в Беневенто было получено послание Охридского архиеп. Льва, адресованное Иоанну, еп. Трани, но предназначенное для папы Римского и «всех франкских епископов и священников». В послании содержались нападки на «иудейские» обычаи Римской Церкви, прежде всего совершение Евхаристии на опресноках и пост в субботу. Еп. Иоанн передал послание кард. Гумберту, к-рый перевел его на латынь. Л. и его помощники решили, что обвинения, сформулированные архиеп. Львом, на самом деле исходили от К-польского патриарха Михаила Кирулария (по-видимому, это соответствовало действительности; по указанию патриарха были закрыты лат. церкви и мон-ри в К-поле). Среди причин, побудивших патриарха вступить в конфликт с Римской курией, называют противостояние Михаила Кирулария и лангобарда Аргира, сторонника альянса византийцев с папой и зап. императором. Реакция патриарха могла быть вызвана также борьбой Л. с симонией и укреплением влияния Папского престола в визант. Апулии. Возможно, Михаил Кируларий рассматривал полемику с «латинянами» как средство для повышения своего духовного авторитета среди греческой паствы.

Обвинения визант. иерархов побудили Л. приступить к изучению греч. языка (Vita Leonis IX. II 22). Вероятно, при участии кард. Гумберта понтифик составил пространную апологию лат. церковных обычаев. Он подчеркивал, что является преемником ап. Петра и главой Римской Церкви, которая всегда была оплотом правосл. веры, тогда как К-поль - родина многих ересей. Хотя Л. призывал сохранять единство Церкви, несмотря на разницу в обычаях, послание отличалось резкостью тона и, вероятно, не было отослано в К-поль. В текст послания включена легенда о Константиновом даре (Jaffé. RPR. N 4302; Böhmer. Reg. Imp. N 1112; изд.: Acta et scripta. 1861. P. 65-85). Предположительно в нач. сент. Л. и Гумберт посетили Бари и на созванном там Соборе рассмотрели учение об исхождении Св. Духа от Отца и Сына. Возможно, понтифик также обсудил с Аргиром положение, сложившееся после битвы при Чивитате (см.: Böhmer. Reg. Imp. N 1113). По-видимому, после Собора Николай, архиеп. Бари, и некий аббат Василий отправились в К-поль, доставив туда текст полемического «Диалога» кард. Гумберта (см.: Бармин. 2006. С. 138, 148). С этой миссией можно связывать действия имп. Константина Мономаха, который направил папе Римскому примирительное письмо и побудил сделать то же патриарха Михаила Кирулария (эти письма были получены в Беневенто в кон. 1053 или нач. 1054). Император и патриарх призвали Л. к совместным действиям против норманнов. В ответном послании Константину Мономаху понтифик выразил готовность сотрудничать с Аргиром и предложил византийцам привлечь к войне с норманнами имп. Генриха III. Он также попросил визант. императора усмирить патриарха, чьи действия, по его мнению, угрожали единству Церкви (Jaffé. RPR. N 4333; Acta et scripta. 1861. P. 85-89). Ответ папы Михаилу Кируларию выдержан в более резких тонах; Л. упрекал его в присвоении титула «Вселенский патриарх», в анафематствовании лат. литургических обычаев и т. д. (Jaffé. RPR. N 4332; Acta et scripta. 1861. P. 89-92). Между янв. и апр. 1054 г. понтифик направил в К-поль легатов - кард. Гумберта, канцлера Фридриха Лотарингского и Петра, архиеп. Амальфи. Вероятно, по поручению папы Доминик, патриарх Градо, написал Антиохийскому патриарху Петру III послание с просьбой высказать мнение о действиях К-польского патриарха (Acta et scripta. 1861. P. 205-208). Деятельность папских легатов в К-поле была неудачной, т. к. они занимались гл. обр. полемикой и участвовали в диспутах. Поскольку патриарх избегал общения с легатами, 16 июля 1054 г. они анафематствовали «Михаила и его приспешников» (Ibid. P. 153-154); после отъезда легатов патриарх также провозгласил против них анафему. Однако в лат. источниках приведена т. зр. кард. Гумберта, согласно которой миссия легатов завершилась успешно, им удалось установить доброжелательные отношения с визант. императором (напр.: Vita Leonis IX. II 19; Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 589; Chronica monasterii Casinensis. II 85) (см.: Munier. 2002. P. 216-246; Бармин. 2006; Cheynet J.-C. La politique byzantine de Léon IX // Léon IX. 2006. P. 259-272).

Во время пребывания Л. в Беневенто состояние его здоровья значительно ухудшилось. Он тяжело переживал гибель своих воинов в битве при Чивитате, постоянно молился о них, ежедневно совершал мессу и прочитывал все псалмы. В Тульском Житии говорится о постах, бдениях и др. аскетических подвигах, к-рые подорвали здоровье Л.: у него начались сильные боли, развилась анорексия. О болезненном состоянии понтифика упоминается и в сказании епископа Червии. 12 февр., в день своей интронизации, Л. совершил последнюю мессу (Vita Leonis IX. II 22-25; De obitu Leonis IX. 2; MGH. SS. T. 5. P. 133; см.: Munier. 2002. P. 249-256). По-видимому, в это время он составил покаянную стихотворную молитву, в к-рой уподоблял себя человеку, спасенному добрым самарянином (Лк 10. 30-37) (AHMA. T. 50. P. 305-307).

Предчувствуя кончину, Л. отправился в Рим (12 марта 1054). До Капуи его сопровождали норманны во главе с гр. Умфредом (Chronica monasterii Casinensis. II 84; De rebus gestis. 1927. P. 15-16). Сначала понтифик остановился в Латеранском дворце и созвал Собор, о котором известно из папской привилегии аббатству Херсфельд (Böhmer. Reg. Imp. N 1152). Вскоре Л. велел перенести себя в Ватикан, во дворец при базилике св. Петра. Незадолго до смерти понтифик созвал кардиналов и других клириков и рассказал им, что ему явились павшие воины-мученики и позвали его к себе (De obitu Leonis IX. 2; Vita et obitus Leonis IX. 16; Bruno. Libellus de symoniacis. 6 // MGH. Lib. T. 2. P. 550). Л. скончался во сне перед алтарем св. Петра и в тот же день был похоронен в саркофаге, установленном в нартексе базилики, рядом с алтарем св. Григория Великого.

По словам Бонизона из Сутри, Л. на смертном одре поручил Хильдебранду заботиться о Римской Церкви (Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 589). Однако в это время Хильдебранд находился во Франции; узнав о кончине Л., он поспешил в Майнц, где встретил рим. делегацию и принял участие в переговорах с имп. Генрихом III об избрании преемника. В результате длительного обсуждения была согласована кандидатура еп. Гебхарда Айхштеттского, принявшего имя Виктор II. Несмотря на прежние разногласия с Л., он созвал Собор во Флоренции и заявил о намерении продолжить церковную политику предшественника. После его кончины римские кардиналы без санкции малолетнего кор. Генриха IV избрали на Папский престол Фридриха Лотарингского (папа Стефан IX (X)), некогда помощника Л.

Почитание

Л. началось сразу после его кончины. Во многом это было связано с репутацией понтифика как ревностного пастыря, заботившегося о нуждах Церкви. Современники Л. давали ему восторженные характеристики. Так, монтекассинский аббат Дезидерий именовал его «апостольским мужем... исполненным мудрости» (MGH. SS. T. 30. Pars 2. P. 1143); по словам Манегольда, «никто не сомневается, что он был исполнен святости и мудрости» (MGH. Lib. T. 1. P. 326). Мн. авторы отмечали его кротость и милосердие (напр.: Bruno. Libellus de symoniacis. 2 // MGH. Lib. T. 2. P. 548). Иоанн Феканский называл Л. «дивным папой», сравнивая его со Львом Великим и Григорием Великим (PL. 143. Col. 797-800).

Церковь св. Льва IX, папы Римского, в Нанси. XIX в.
Церковь св. Льва IX, папы Римского, в Нанси. XIX в.

Церковь св. Льва IX, папы Римского, в Нанси. XIX в.
В первые дни после кончины Л. у его гробницы стали совершаться исцеления, описания к-рых были включены в агиографические сборники. О чудесах от мощей Л. упоминали многие авторы (напр.: Vita Leonis IX. II 27; Bonizo. Liber ad amicum. 5 // MGH. Lib. T. 1. P. 589; MGH. SS. T. 30. Pars 2. P. 1145), даже Герман из Райхенау, который скончался через 5 месяцев после понтифика. Бруно из Сеньи завершил повествование о Л. описанием его чудес, частично основанным на агиографических сборниках. По его словам, папа Григорий VII также считал Л. чудотворцем (Bruno. Libellus de symoniacis. 7-9 // MGH. Lib. T. 2. P. 552-554). О гробнице Л., от которой совершались чудеса, упоминается в «Описании Ватиканской базилики» каноника Петра Маллия (XII в.; см.: Codice topografico della città di Roma / Ed. R. Valentini, G. Zucchetti. R., 1946. T. 3. P. 414). В лит-ре встречается утверждение, что папа Виктор III в 1087 г. открыл гробницу Л. и установил его почитание, но источник этой информации трудно определить. В 1606 г., во время строительства новой базилики св. Петра, саркофаг Л. был вскрыт и перенесен в левую апсиду трансепта (Duchesne L. Étude sur le Liber Pontificalis. P., 1877. P. 250-252). В наст. время мощи Л. хранятся в алтаре Распятия ап. Петра.

В Туле при еп. Пибоне (1070-1107) декан соборного капитула Лиутольф построил ц. во имя Л., при которой возник монастырь регулярных каноников (Calmet A. Histoire de Lorraine. Nancy, 1757. T. 7. Col. CXIII). Особое почитание Л. сложилось в Беневенто: здесь находилась ц. во имя Л. при аббатстве Св. Софии, освященная архиепископами Удальриком (1053-1069) или Ротфредом I (1076-1107). Этот храм, в котором совершались чудеса, стал местом паломничества уже во 2-й пол. XI в. (Vita et obitus Leonis IX. 41; см.: Vuolo. 2010. P. C-CI). В XII в. существовал монастырь во имя святого в Гуардия-Ломбарди (пров. Авеллино). Поминовение Л. 19 апр. указано в ряде средневековых мартирологов и некрологов (Neiske F. La «memoria» de Léon IX dans les nécrologes et les martyrologes // Léon IX. 2006. P. 633-645). С 1762 г. Л. почитается как покровитель Беневенто. Память святого значится в Римском мартирологе.

Ист.: Jaffé. RPR. N 4153-4335; Böhmer. Reg. Imp. Bd. 3. Tl. 3. Abt. 5. Lfg. 2. S. 70-630. N 401-1160; BHL, N 4818-4829; ActaSS. Bened. T. 2. P. 53-80; ActaSS. Apr. T. 2. P. 648-674; PL. 143. Col. 465-504, 525-546; Vita Leonis IX // Die Touler Vita Leos IX. / Hrsg. H.-G. Krause. Hannover, 2007. (MGH. Script. Rer. Germ.; 70); Vita et obitus Leonis IX // Vuolo A. Agiografia d'autore in area beneventana: Le «Vitae» di Giovanni da Spoleto, Leone IX e Giovanni Crisostomo (sec. XI-XII). Firenze, 2010. P. 19-90; De obitu Leonis IX // Ibid. P. 91-118; Chronica monasterii Casinensis // Die Chronik von Montecassino / Hrsg. H. Hoffmann. Hannover, 1980. (MGH. SS; 34); Acta et scripta quae de controversiis Ecclesiae Graecae et Latinae saeculo undecimo composita extant / Ed. C. Will. Lpz.; Marburg, 1861; Pontificum Romanorum qui fuerunt inde ab exeunte saeculo IX usque ad finem saeculi XIII vitae ab aequalibus conscriptae / Ed. I. M. Watterich. Lipsiae, 1862. T. 1. P. 93-177; Poncelet A. Vie et miracles du pape S. Léon IX // AnBoll. 1906. T. 25. P. 258-297; De rebus gestis Rogerii Calabriae et Siciliae comitis et Roberti Guiscardi ducis fratris eius auctore Gaufredo Malaterra / Ed. E. Pontieri. Bologna, [1927]. P. 15-16; Storia de' Normanni di Amato di Montecassino / Ed. V. de Bartholomaeis. R., 1935. P. 128-141, 150-159, 163; La vie du pape Léon IX (Brunon, évêque de Toul) / Éd. M. Parisse, M. Goullet. P., 1997; The Papal Reform of the 11th Century: Lives of Pope Leo IX and Pope Gregory VII / Transl. I. S. Robinson. Manchester, 2004.
Лит.: Bröcking W. Die französische Politik Papst Leos IX.: Ein Beitr. z. Geschichte des Papsttums im XI. Jh. Stuttg., 1889; Brucker P.-P. L'Alsace et l'Église au temps du pape S. Léon IX (Bruno d'Eguisheim), 1002-1054. Strasbourg, 1889. 2 vol.; Martin E. St. Léon IX. P., 1904; Fliche A. La réforme grégorienne. Louvain, 1924. T. 1; Bloch R. Die Klosterpolitik Leos IX. in Deutschland, Burgund und Italien // Archiv f. Urkundenforschung. B., 1930. Bd. 11. S. 176-257; Pfleger L. Der Kult St. Leos IX. im Elsass // Archiv f. Elsässische Kirchengeschichte. Bonn, 1935. Bd. 10. S. 79-105; MartRom. Comment. P. 145-146; Huyghebaert N.-N. Saint Léon IX et la lutte contre la simonie dans le diocèse de Verdun // Studi Gregoriani. R., 1947. Vol. 1. P. 417-432; Michel A. Die Anfänge des Kardinals Humbert bei Bischof Bruno von Toul (Leo IX.) // Ibid. 1948. Vol. 3. P. 299-319; Tritz H. Die hagiographischen Quellen zur Geschichte Papst Leos IX.: Eine Untersuch. ihrer Überlieferungs- und Entstehungsgeschichte // Ibid. 1952. Vol. 4. P. 191-364; Choux J. Études récentes sur Léon IX // Annales de l'Est. Nancy, 1953. T. 4. N 2. P. 177-182; IXe Centenaire de la mort du pape St. Leon IX / Éd. L. Sittler. Colmar, 1954; Garreau A. Léon IX, pape alsacien, réformateur de l'Église (1002-1054). P., 1965; Choux J., Mocchegiani Carpano C. Leone IX, santo // BiblSS. Vol. 7. Col. 1293-1302; Petrucci E. Rapporti di Leone IX con Costantinopoli // Studi Medievali. Ser. 3. Spoleto, 1973. Vol. 14. N 2. P. 733-781; idem. Ecclesiologia e politica di Leone IX. R., 1977; Krause H. G. Über den Verfasser der Vita Leonis IX papae // DA. 1976. Bd. 32. S. 49-85; Beumann H. Reformpäpste als Reichsbischöfe in der Zeit Heinrichs III.: Ein Beitr. z. Geschichte des ottonisch-salischen Reichskirchensystems // FS F. Hausmann / Hrsg. H. Ebner. Graz, 1977. S. 21-37; Dahlhaus J. Aufkommen und Bedeutung der Rota in den Urkunden des Papstes Leo IX. // AHPont. 1989. Vol. 27. P. 7-84; idem. Urkunde, Itinerar und Festkalender: Bemerkungen zum Pontifikat Leos IX // Aspects diplomatiques des voyages pontificaux / Éd. B. Barbische, R. Grosse. P., 2009. P. 7-29; Schieffer R. Leo IX. // LexMA. Bd. 5. Sp. 1880-1881; Parisse M. Léon IX // Dictionnaire hist. de la papauté / Éd. Ph. Levillain. P., 1994. P. 1025-1027; idem. Le peuple, l'évêque et le roi: À propos de l'élection épiscopale de Léon IX // Peuples du Moyen Âge: Problèmes d'identification / Éd. C. Carozzi, H. Taviani-Carozzi. Aix-en-Provence, 1996. P. 77-96; idem. Leone IX, santo // Enciclopedia dei papi. R., 2000. Vol. 2. P. 157-162; idem. Léon IX, pape européen // Il Papato e l'Europa / Ed. G. De Rosa, G. Cracco. Soveria Mannelli, 2001. P. 81-97; Munier Ch. Le pape Léon IX et la réforme de l'Église. Strasbourg, 2002; Бармин А. В. Полемика и схизма: История греко-лат. споров IX-XII вв. М., 2006. С. 122-212; Léon IX et son temps: Actes du colloque intern. (Strasbourg-Eguisheim, 20-22 juin 2002) / Éd. G. Bischoff, B.-M. Tock. Turnhout, 2006; D'Agostino M. G. Il Primato della Sede di Roma in Leone IX (1049-1054): Studio dei testi latini nella controversia greco-romana nel periodo gregoriano. Cinisello Balsamo, 2008; Longo U. Leone IX e la diffusione della riforma: Uomini, procedure, monachesimo // La Reliquia del Sangue di Cristo: Mantova, l'Italia e l'Europa al tempo di Leone IX / Ed. G. M. Cantarella, A. Calzona. Verona, 2012. P. 295-312; Riccioni S. Le Arti a Roma al tempo di Leone IX // Ibid. P. 341-358.
А. А. Королёв
Ключевые слова:
Святые Римско-католической Церкви Папы Римские Лев IX (1002 - 1054; до избрания папой - Бруно из Эгисхайма), папа Римский (с 2 февр. 1049), святой (пам. зап. 19 апр.)
См.также:
АГАПИТ I († 536), папа Римский (535-536), свт. (пам. 17 апр., зап. 22 апр.)
АГАФОН (кон. VI в. – 681), папа Римский (678-681), свт. (пам. 20 февр., зап. 10 янв.)
АДЕОДАТ I папа Римский (615-618), св. (пам. зап. 8 нояб.)
АДРИАН III (Агапит; † 885), папа Римский (884-885), св. (пам. зап. 8 июля)
АЛЕКСАНДР I (Александрион I Римский; † 115 или 118), еп. Рима (105 или 108 – 115 или 118), сщмч. (пам. 16 марта, зап. 3 мая)
АНАКЛЕТ I (Аненклет), папа Римский, св. (пам. 7 июня; католич. пам. как мученика 26 апр. и 13 июля)