Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЕВКИЕВ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 40, С. 338-340 опубликовано: 5 мая 2020г.


ЛЕВКИЕВ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Левкиев (Левкеев) в честь Успения Пресвятой Богородицы мужской монастырь (в ряде документов XVI-XVII вв.- пустынь), находился на юго-зап. окраине Волоцкого княжества, на р. Омутня (Мутня), левом притоке в верховьях р. Москвы, близ торгового с. Середа (Стратилатское), в 35 верстах от Волоколамска (ныне Шаховской р-н Московской обл.). Основан, вероятно, в период с посл. четв. XV в. до 1503 г. прп. Левкием Волоколамским. Возможно, устроение Л. м. связано с передачей в удел в 1462 г. Волока Ламского, Рузы и Ржевы (Ржева) с волостями по завещанию сыну вел. кн. Московского Василия II Васильевича Тёмного кн. Борису Васильевичу (21 июля 1449 - 26 мая 1494). Учитывая юный возраст князя и то, что, хотя и номинально Волок Ламский считался совместным московско-новгородским владением, Л. м., вероятно, мог быть основан прп. Левкием Волоколамским не ранее 2-й пол. 60-70-х гг. XV в. (Леонид (Кавелин). Св. Русь. № 590; Рус. провинциальный некрополь. 1914. С. 479). Косвенно версии не противоречат духовные грамоты - 1503 г. кн. Рузского Ивана Борисовича и ок. 1506 г. кн. Волоцкого Федора Борисовича, завещавших в Л. м. поминальные вклады (ДДГ. С. 352, 407). Существование в это время мон-ря с таким названием свидетельствует, что до нач. XVI в. прп. Левкий не только скончался, но и был прославлен и почитался как местночтимый святой.

В Смутное время, в 1609 и 1612 гг., Л. м., очевидно, пострадал от «литовских людей» (Леонид (Кавелин). 1870. С. 85). Разорен был не только мон-рь, но и находившиеся в его окрестностях вотчины. По указу 1679/80 г. царя Феодора Алексеевича вместе с др. обителями Л. м. был приписан к Новоиерусалимскому в честь Воскресения Господня монастырю. В 1764 г. при учреждении штатов Л. м. упразднен и обращен в приходскую церковь с. Левкиева. В церковно-адм. отношении до XVIII в. мон-рь подчинялся властям Волоцкой десятины Митрополичьей, Патриаршей и Синодальной областей, хотя и не исключено в XV - нач. XVI в. вмешательство в дела церковного управления Новгородских архиереев. С 1744 г. входил в состав Переславской и Дмитровской епархии. По указам от 6 мая 1788 г., 12 дек. 1796 г. и Высочайше утвержденному докладу Синода от 16 окт. 1799 г. вплоть до XX в. приход с. Левкиева перешел в ведение Московской епархии.

Братия монастыря

Левкиева пустынь. Фотография. Нач. ХХ в.
Левкиева пустынь. Фотография. Нач. ХХ в.

Левкиева пустынь. Фотография. Нач. ХХ в.
Системных данных об изменениях численности и состава братии за XV-XVIII вв. не сохранилось. В документах XVI-XVIII вв. встречаются случайные упоминания о монашествующих и монастырских служителях. Кроме настоятелей среди насельников значатся: казначей, черные священники, иеродиакон, иеромонахи, старцы, в т. ч. хлебник, инок-схимник, служки и служебники, в т. ч. дьяк. Точная численность и состав насельников известны по описи монастыря 1679/80 г., в которой указываются строитель - «черный поп», старец-казначей, 5 старцев и монастырский слуга. Перед упразднением Л. м., по описи 1764 г., монашествующих в обители не было, а вместо положенных для проживания 3 священников, 2 диаконов, 3 пономарей и 3 дьячков находилось только 2 священника, диакон и пономарь. Насельники Л. м., состоявшие, по-видимому, в большинстве из бывших в миру служилых земледельцев, придерживались «особного жития», устава, предусматривавшего частную собственность монахов, в т. ч. кельи, индивидуальную трапезу, кроме вкушения праздничных и поминальных кормов. До нач. XVII в. монастырем управляли настоятели в сане игуменов, после разорения обители в Смутное время и вплоть до упразднения - строители, выбиравшиеся из иеромонахов и иеродиаконов. В 1-й трети XVII в. функции настоятеля исполнял черный священник. Последний раз строитель упоминается в судебном деле Л. м. с вдовой Темировой 1722 г. Не исключено, что монашеская жизнь в мон-ре прекратилась ок. сер. XVIII в., после перехода обители в ведение властей Переславской и Дмитровской епархии.

Постройки

Дата возведения каменного собора в честь Успения Пресв. Богородицы неизвестна. Историк архитектуры В. В. Кавельмахер считает, что церковь возведена во 2-й пол. XVI в. и имела размеры, сходные с объемами располагавшегося в пределах визуальной видимости также каменного Никольского храма, построенного в с. Черлёнкове Хованского стана Волоцкого у.- вотчине Иосифова Волоколамского в честь Успения Пресв. Богородицы монастыря. Собор представлял собой одноглавую 4-столпную квадратную в плане церковь с 3-апсидным пониженным алтарным полукружием, его отдельные черты напоминали Воскресенский собор в Волоколамске. Пилястры, завершавшиеся закомарами, делили фасады здания на 3 части. На достаточно широком барабане была размещена характерная для раннемосковского зодчества шлемовидная глава храма. По описанию кон. XVII в., «глава круглая обита чешуею деревянною... на главе крест железной большой». В XVII-XVIII вв. церковь была покрыта тесом, но скорее всего в XIX в. перекрыта железной кровлей. До XVII в. при Успенской ц. имелась деревянная часовня, «а в ней почивают преп. отец Левкий, под спудом» (Леонид (Кавелин). 1870. С. 72-73). К сер. XVIII в. это был каменный «приделец». 29 окт. 1867 г. каменный придел, находившийся с зап. стороны храма, очевидно после ремонтных работ, был освящен. Симметрично ему в то же самое время пристроен придел во имя прор. Илии, но освящен позднее.

В описи зданий Л. м. кон. XVII в. значится каменная ц. во имя праведных Иоакима и Анны «с трапезою». Под храмом находились монастырские службы: погреб, «хлебня», «палатка хлебодарная». Теплый трапезный храм построен, как и собор, в XVI в. К XVII в. здание находилось в аварийном состоянии - кровля сгнила, «и та церковь и трапеза обвалились». В офицерской описи 1764 г. сведения об Иоакимовской ц. или о ее руинах отсутствуют, следов., храм не был восстановлен и скорее всего разобран. Возможно, во 2-й трети XVIII в. на ее месте был выстроен храм в честь Богоявления. К сер. XIX в. он также оказался в аварийном состоянии, службы в нем прекратились в 1867 г.

До XVIII в. шатровая колокольня Л. м. была деревянной, «рубленая о шти стенах», крыта тесом, на куполе крест «обит белым железом». На ней находилось 8 колоколов весом 4, 6, 10 пудов и 5 - по 2 и 3 пуда. Каменная многоярусная колокольня при приходских храмах выстроена в кон. XVIII - нач. XIX в. По архитектурным формам она напоминает 5-ярусную соборную колокольню в Волоколамске, значительно перестроенную в XIX в.

Из жилых построек в Л. м. в XVII в. существовали деревянная келья строителя на жилом подклете, крытые соломой 3 братские кельи, одна из к-рых «двойня», небольшое сушило «о двух жильях». В кон. XVII в. у св. ворот выстроена «гостиная» келья. К сер. XVIII в. все 4 жилые постройки были каменными. Немногочислены были хозяйственные постройки: 3 житницы, одна из к-рых покрыта тесом, остальные - соломой; за кельей строителя находились сарай, рядом с ним - пасека из 4 пчелиных ульев.

В XVII-XVIII вв. вокруг мон-ря существовала деревянная ограда, «забор в столбах» (192 саж.) с 2 дощатыми и крытыми тесом воротами, одни из к-рых святые. Вне ограды в полуверсте располагался «воловий двор», на р. Рузе мон-рю принадлежала мельница с 2 жерновами.

Материальное положение

Материальное положение Л. м. основывалось на доходах, получаемых с населенных земельных владений обители и за исполнение церковных треб. Вотчины в XVI-XVII вв. находились преимущественно вблизи Л. м. и Хованских станов Волоцкого и Рузского уездов. Процесс формирования вотчин неизвестен, т. к. монастырские документы за XV-XVI вв. не сохранились. По описи архива Л. м. 1679/80 г., в нем значатся лишь акты XVII в., самый ранний из них - сводная жалованная грамота царя Михаила Феодоровича 1623 г., в к-рой упоминается утраченная к концу века тарханная грамота вел. кн. Иоанна IV Васильевича 1563/64 г. «за приписью дьяка Андрея Щелкалова и в 114-м (1605/06) году при Расстриге та грамота подписана» (Там же. С. 59). В духовной книге волоцкого Федора Борисовича указывается поминальный вклад - с. Назарьевское с деревнями. Земельный вклад не поступил во владение мон-ря. Очевидно, завещание в связи с неприязненными отношениями к удельному родственнику не было утверждено в полном объеме великим князем Московским и в лучшем случае земельный вклад был заменен денежной компенсацией.

Крест у фундамента Успенской церкви. Фотография. 2015 г.
Крест у фундамента Успенской церкви. Фотография. 2015 г.

Крест у фундамента Успенской церкви. Фотография. 2015 г.
О намерении передать в Л. м. в качестве поминального вклада дер. Вашурово сообщается в духовной старца Елисея Бибикова 1580 г., но и эта деревня отсутствует среди земельных владений мон-ря в 1-й трети XVII в. Неизвестна история приобретения и причины утраты мон-рем небольшого владения XVI в. в Сурожском стане Московского у. сельца Ивановского Высокого, бывш. вотчины кн. Ивана Лобанова-Ростовского. После Смутного времени из хозяйственного оборота монастыря оказалось выведенным значительное владение в Рузском у.- 4 села с деревнями, а также запустело большинство из населенных в XVI в. мест в Волоцком у.- село, 5 селец с деревнями. По данным переписных книг, за Л. м. в 1653-1661 гг. числилось всего 24 крестьянских двора, а в 1678-1700 гг.- 37, тяглое население которых платило оброк вначале Л. м., а затем Новоиерусалимскому монастырю. Величина и формы оброка до XVII в. неизвестны, хотя, судя по поздним документам, по-видимому, он носил смешанный характер: денежный, а также натуральный - поставка в мон-рь ржи, овса, масла, яиц, грибов, ягод и орехов. Это не исключало и другие повинности. К нач. XVIII в. мон-рь уже не имел собственной запашки и все доходы с крестьян, взимавшиеся в денежной форме, составляли 145 р. О средствах, получаемых мон-рем за церковные требы, впервые упоминается в духовных 1503-1521 гг. князей волоцкого, рузского и князя угличского Дмитрия Ивановича Жилки, брата вел. кн. Василия III Иоанновича. В основном это разовые денежные поминальные вклады; в грамотах в качестве вклада числятся также домашние животные, земельные владения.

Наличие в мон-ре синодика, утраченного к XIX в., свидетельствует, что поминальные вклады др. лиц были неоднократными в течение всего времени существования обители. Документы о расходовании средств на содержание и благоустройство Л. м. неизвестны. В частности, неясно, когда и на средства какого вкладчика выстроены не позднее XVI в. 2 каменных храма. О материальном положении насельников известно лишь по описи 1764 г. К сер. XVIII в. иноки не получали ни денежного, ни хлебного жалованья, «стояли на пашне», обрабатывая выделенные им 12 четв. земли на каждом из 3 полей, и пользовались сенными покосами на 150 копен сена.

Несмотря на упразднение мон-ря, в приходском храме с. Левкиева хранились святыни, связанные с основателем обители.

Приходская жизнь в селе в кон. XIX - 1-й трети XX в. связана с именами 2 выдающихся церковных деятелей. В семье псаломщика местной церкви род. и проживал до пострига последний архим. Троице-Сергиевой лавры прмч. Кронид (Любимов). С 1929 по 1930 г. в Успенском храме служил иером. прмч. Гавриил (Гур). Сельские храмы были закрыты в нач. 30-х гг. XX в. и, по-видимому, пострадали во время боев 1941-1942 гг.; в 50-х гг. XX в. стены церквей и колокольни окончательно разрушены, их остатки использованы на хозяйственные нужды. К 2016 г. на месте бывш. Л. м. находится сельское кладбище. 20 авг. 2011 г. у фундамента Успенской ц. установлен и освящен памятный поклонный крест.

Арх.: РГАДА. Ф. 281. Волоколамск. № 2475, 2493, 2500, 2541.
Лит.: ИРИ. Ч. 5. С. 10; Леонид (Кавелин), архим. Волоколамская Левкиева пуст. и ее основатель прп. Левкий // ЧОЛДП. 1870. Кн. 12. С. 48-86; он же. Ист. описание ставропигиального Воскресенского Новоиерусалимского мон-ря // ЧОИДР. 1874. Кн. 3. Отд. 1. С. 37; 1875. Кн. 1. Отд. 1. С. 373-374; Кн. 2. Отд. 1. С. 496, 534, 536; Холмогоровы В. и Г. Ист. мат-лы о церквах и селах XVI-XVIII вв. М., 1896. Вып. 9: Волоколамская и Серпуховская десятины. С. 38, 79, 80; Рус. провинциальный некрополь / Сост.: В. В. Шереметевский; изд.: вел. кн. Николай Михайлович. М., 1914. Т. 1. С. 239, 479; Водарский Я. Е. Церк. орг-ции и их крепостные крестьяне во 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. // Ист. география России XII - нач. XX вв. М., 1975. С. 81; Булыгин Н. А. Монастырские крестьяне России в 1-й четв. XVIII в. М., 1977. С. 223; Голубинский. Канонизация святых. 1998. С. 333; Горшкова В. В., Сукина Л. Б. Даниил, прп. Переславский // ПЭ. 2006. Т. 14. С. 56-61;Серафим (Голованов), игум. Исчезнувшая святыня: Левкиева пустынь // Московские ЕВ. 2016. N 4. С. 106-114.
А. В. Маштафаров