Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОРСУНСКИЙ
Т. 38, С. 189-192 опубликовано: 24 сентября 2019г.


КОРСУНСКИЙ

И. Н. Корсунский. Гравюра. Кон. XIX в.
И. Н. Корсунский. Гравюра. Кон. XIX в.

И. Н. Корсунский. Гравюра. Кон. XIX в.
Иван Николаевич (1.01.1849, с. Ст. Павшин Алексинского у. Тульской губ.- 10.12.1899, Сергиевский посад, ныне г. Сергиев Посад Московской обл.), правосл. богослов, библеист, заслуженный проф. МДА. Сын пономаря с. Ст. Павшин. В 1864 г. окончил Тульское ДУ, в 1870 г.- Тульскую ДС по 1-му разряду, поступил на богословское отд-ние МДА, к-рое окончил в 1874 г. первым по списку с ученой степенью кандидата богословия. На 3-м курсе написал кандидатское соч. «Аллегорическое толкование Ветхого Завета в посланиях св. апостола Павла» (РГБ ОР. Ф. 172. К. 273. Ед. хр. 2), удостоившееся высокой оценки профессора по кафедре Свящ. Писания архим. Михаила (Лузина) (Там же. Ед. хр. 3). 26 июля 1874 г. назначен в Тульскую ДС преподавателем греч. языка; 1 сент. 1876 г. перешел на должность смотрителя Тульского ДУ. В марте 1876 г. подал в Совет МДА 1-й вариант магист. дис. «Толкование Ветхого Завета в Новом», однако диссертация была возвращена на доработку (ЦГИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1811. Л. 11). 8 дек. 1878 г. К. был избран на должность библиотекаря МДА. 22 дек. 1879 г., защитив диссертацию pro venia legendi (с правом преподавания) «Философское учение и мифологические представления классической древности о Боге и Его отношении к миру по изложению их в апологиях св. Иустина Философа», К. был избран и 9 янв. 1880 г. утвержден приват-доцентом церковно-практического отд-ния при кафедре греч. языка МДА (ЦГИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 5099. Л. 1а). 6 апр. 1882 г. К. защитил диссертацию на степень магистра богословия с измененной темой: «Иудейское толкование Ветхого Завета: Опыт исследования в области истории толкования Ветхого Завета в период новозаветный» (М., 1882) и 12 апр. был утвержден в степени.

11 апр. 1882 г. К. вступил в брак с О. А. Владимирской, дочерью профессора Имп. московского технического уч-ща (ЦГИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 5099. Л. 1 а); у них родились 3 дочери: Ольга (1883), Анастасия (1885), Анна (1888). Будучи библиотекарем, К. предпринял труд по составлению «Систематического каталога книг библиотеки Московской духовной академии», описав 14 892 наименования книг. Каталог был издан в 1880-1891 гг. в приложении к «Прибавлениям к Творениям святых отцов в русском переводе», затем отдельным изданием в 4 томах и 7 выпусках.

В 1884 г. в связи с введением нового Устава духовных академий должности приват-доцентов были упразднены, и 14 июня того же года К. был избран Советом МДА на должность доцента по кафедре греч. языка и его словесности и отказался от должности библиотекаря. 21 февр. 1891 г. Совет МДА избрал К. экстраординарным профессором. 19 дек. 1897 г. Совет на основании отзывов рецензентов (проф. Г. А. Воскресенского и доцента В. Н. Мышцына) присудил К. за дис. «Перевод LXX: Его значение в истории греческого языка и словесности» ([Серг. П.,], 1897) степень доктора богословия, в каковой он был утвержден Синодом 28 мая 1898 г. В том же году 9 июня К. был избран ординарным профессором по занимаемой им кафедре.

К.- автор более 200 монографий и статей, не считая мелких корреспонденций, заметок, библиографических сообщений. Его труды неск. раз удостаивались премий: в 1885 г. монография «Новозаветное толкование Ветхого Завета» (М., 1885) была удостоена от Совета МДА половинной премии митр. Макария (Булгакова); в том же году монография «О подвигах Филарета, митрополита Московского, в деле перевода Библии на русский язык» (М., 1883) - Уваровской премии от АН; в 1891 г. монография «Судьбы идеи о Боге в истории религиозно-философского миросозерцания древней Греции» (Х., 1890) - полной премии митр. Макария от Совета МДА; в 1898 г. монография «Перевод LXX: Его значение...» (1897) - двойной премии митр. Макария от Совета МДА.

Кроме периодических изданий МДА К. активно публиковал статьи в журналах «Чтения Общества любителей духовного просвещения», «Душеполезное чтение», «Вера и разум». Деятельность К. не ограничивалась академической сферой: он был членом ученых, просветительских и благотворительных об-в: действительным членом Об-ва любителей духовного просвещения (с 1884 г.), членом-корреспондентом Московского библиографического кружка (с 1891), членом-корреспондентом Имп. археологического общества (с 1892), неск. благотворительных обществ Сергиевского посада (Александро-Мариинского дома призрения, Об-ва прп. Сергия и Никона и др.).

Напряженная научная работа, активная преподавательская и общественная деятельность подорвали здоровье К. С кон. 1898/99 уч. г. он тяжело болел, 25 нояб. 1899 г. указом Синода был уволен от духовно-ученой службы по прошению и скончался ночью 10 дек. 1899 г. Панихиды по усопшему служили ректор МДА еп. Арсений (Стадницкий), а также духовенство всех учреждений и обществ, членом к-рых являлся К. Отпевание К. было совершено 12 дек. в академическом Покровском храме еп. Арсением в сослужении академического и лаврского духовенства и ректоров Московской и Вифанской ДС: архим. Трифона (Туркестанова) и прот. Андрея Беляева. Погребен К. на кладбище Сергиевского посада. В 1908 г. Совет МДА принял решение об учреждении при МДА ежегодной премии имени К. за одно из лучших канд. сочинений воспитанников академии.

В научном и лит. наследии К. можно выделить 2 главных направления: филолого-богословские труды по изучению Свящ. Писания и церковно-исторические работы по истории МДА, рус. богословия и иерархии XIX в. В рамках 1-го направления крупной работой является его магист. дис. «Иудейское толкование Ветхого Завета» и ее продолжение «Новозаветное толкование Ветхого Завета». В ранней ст. «Теория аккомодации в отношении к вопросу о Новозаветном толковании Ветхого Завета» (1877) (ЧОЛДП. 1877. Сент.-дек. С. 371-376) К. выступил против широко распространенных в зап. библейской науке сторонников теории аккомодации (приспособления), считавших, что истолкование ВЗ, восходящее ко Христу и апостолам и усвоенное Церковью, является приспособлением ветхозаветного текста для выражения иного, по их мнению, богословия НЗ. Представители этой теории отказывали христианству в адекватном понимании ветхозаветных писаний и преследовали буквальный метод в отношении к смыслу цитируемых в НЗ ветхозаветных отрывков. К. критиковал их за рационализм, отрицание богодухновенности Свящ. Писания, божественного начала обоих Заветов и их тесного взаимоотношения между собой (Теория аккомодации… С. 374).

Несмотря на то что «Новозаветное толкование Ветхого Завета» оказалось 2-й частью дилогии, именно в ней раскрывается общий богословский замысел обеих книг, основанный на поставленных автором в качестве эпиграфа словах блж. Августина: «Новый Завет скрывается в Ветхом, а Ветхий открывается в Новом». Во введении к этой монографии К. сформулировал ее главную задачу: на основании анализа частных случаев новозаветного толкования ВЗ подтвердить истину, что именно НЗ «раскрывает подлинный смысл Ветхого Завета, собственное содержание последнего» (С. 4). Основание принципов новозаветного толкования К., как и др. представители рус. библейской школы, усматривает в самом факте воплощения Иисуса Христа (С. 16 сл.). Труд К. состоит из 2 частей: в 1-й он попытался построить теоретическую систему правосл. герменевтики; во 2-й и основной части рассмотрел конкретные примеры новозаветного истолкования ВЗ в контексте обширного материала комментариев к ВЗ у церковных авторов (С. 39-285). Тем самым К. стремился подчеркнуть в своих работах преемственность церковной традиции, представленной в творениях древних писателей.

К. очень хорошо осознавал терминологическую неоднозначность, имевшую место как в НЗ, так и в церковной традиции, для обозначения тех или иных герменевтических приемов. В связи с этим он предложил свое определение традиц. терминов, не всегда совпадающее с их употреблением в истории церковной экзегезы. Автор выделяет 2 основных возможных метода толкования: буквальный, или исторический, и таинственный, или духовный. Первый позволяет в НЗ увидеть следы Ветхого Завета (или, по терминологии К., «простирается» на Ветхий Завет), поскольку это указано самой буквой Писания; второй же имеет в НЗ самое широкое употребление и раскрывает собственный смысл ВЗ, но не по букве, а по духу: «насколько Ветхий Завет был прообразом Нового Завета, сохраняя в то же время свою историческую действительность» (С. 23-24). Под 2-м способом он понимал именно типологический метод толкования и указывал, что по отношению к этому методу в древности иногда применяли термин «аллегория». Давая перечисление характерных черт типологии как метода толкования, К. отличал типологический метод от более общих символических методов толкования, в частности от притчи и аллегории (С. 31 сл.). Аллегория как метод толкования носит у К. вспомогательный характер и не относится к основным методам.

Полемизируя со сторонниками теории аккомодации, к-рые видели в типологическом толковании ВЗ в НЗ лишь «приспособление ветхозаветных мест к чему-либо новозаветному без всякого отношения к подлинному… смыслу первых», К. старается показать глубокое обоснование типологического метода (С. 26), для этого он обращается к анализу понятия τύπος - ((про-)образ), к его отличию от символа, притчи и аллегории (С. 31-39). Типология для К. имеет естественный (заложенный Богом в природе) и исторический (в управляемой Божиим Промыслом истории) варианты, но высшее значение она обретает в библейском мировоззрении, когда проявляются «типические соотношения в области Царства Божия на земле и на небе» (С. 25-29). Т. о., ВЗ «имел не одну только человечески-историческую сторону», но был «оживлен проникающею его идеей грядущего, как конечной цели своей» (С. 29).

Первая часть дилогии К. «Иудейское толкование Ветхого Завета» полемически направлена против тех сторонников аккомодации, которые ставили новозаветное толкование в зависимость от методов палестинских иудеев времен Христа, допускавших механистическое использование текстов в своих целях, без внимания к их внутреннему содержанию. Исследование строится на основании изучения иудео-палестинского и иудео-александрийского толкований ВЗ. К. приходит к выводу, что религ. состояние евр. народа в послепленный период с присущей ему утратой живого употребления языка священных текстов привело к господству иудео-палестинского толкования, к-рое не выходило за пределы букв. понимания закона с простейшим назиданием. По мнению К., в силу этой односторонней тенденции типологическое толкование не было распространено в иудейской среде (С. 40-46). Приоритет буквального истолкования Писания стал ассоциироваться с особым классом лиц - книжниками, знатоками и истолкователями закона (т. н. соферим). Обращение книжников с текстом Свящ. Писания носило юридический характер, подразумевающий применение закона в конкретных бытовых ситуациях, получившее название «галаха». Помимо чрезмерного буквализма их метод предполагал попытки проведения исключительно лит. аналогий между постановлениями закона без учета разности их содержания - т. н. дараш, в иудейской среде ставший аналогом аллегорического толкования текста (С. 32-39). К. приводит систему из 13 законов галахического толкования, зафиксированных во II в., но восходящих к более раннему периоду.

Иудео-александрийские толкователи, желая поднять значение библейского учения в глазах образованных язычников, стремились к примирению ветхозаветного учения с началами греч. философии; наиболее ярким примером таких толкований являются сочинения Филона Александрийского, к-рый активно использовал аллегорический метод в процессе выявления подлинного смысла ВЗ (С. 48-49). По мнению К., стремясь возвысить и одухотворить букву ветхозаветного Писания, иудео-александрийское толкование искало этого «в духе человеческом», а значит, было не менее «плотским», чем иудейско-палестинское (Там же). В заключение К. делает вывод, что «Толковательное слово новозаветное есть воистину слово Божие, тогда как наоборот иудейское толкование есть произведение ума чисто человеческого» (Новозаветное толкование. С. 327). Рецензенты обращали особое внимание на успешную критику нем. библеистики, усматривая в трудах К. «первый самостоятельный и успешный опыт решения взятых вопросов с православной точки зрения» (из отзыва В. Д. Кудрявцева-Платонова - Журналы Совета МДА за 1885 г. С. 31).

Наиболее значимой с филолого-богословской т. зр. является докт. дис. К. «Перевод LXX: Его значение в истории греческого языка и словесности» (1897), к-рая в каком-то смысле стала продолжением дилогии: еще при написании магистерской диссертации К. обратил внимание на лингвистическую важность перевода LXX. Вся греч. церковная лит-ра представлялась К. ветвями того великого дерева, «корень которого заключается именно в переводе LXX, начавшем собою новую эпоху и для словаря греческого языка, дотоле питавшегося соками исключительно языческой греческой письменности, и для самой словесности греческой» (С. I-II). Монография разделена на 2 части: в 1-й автор проводит исследование перевода LXX «самого в себе, независимо от такового значения его» (С. 23-116), во 2-й старается выявить значение этого перевода в истории греч. языка (С. 117-316). Кроме того, К. рассмотрел ряд вопросов, связанных с LXX: о времени и продолжительности перевода, возможных переводчиках, достоинстве этого перевода в сравнении с масоретским текстом. При решении последнего К. широко использовал записку свт. Московского Филарета (Дроздова) «О догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого семидесяти толковников и славянского переводов Священного Писания» (1845), в подходе к-рого он видел «золотую середину» (С. 26). Тем не менее рецензенты отмечали, что К. не во всем удалось следовать взвешенной позиции митр. Филарета (Некрасов. 1900. С. 426-428). Результат труда К. особенно заметен во 2-м томе сочинения. Подробно и кропотливо он проследил влияние перевода LXX на всю позднейшую греч. лит-ру - неканонические и апокрифические книги ВЗ, иудейско-эллинистическую лит-ру, в т. ч. и на аллегорические толкования Филона. Особый интерес представляет один из разделов 2-й части соч.: «Новозаветные Священные Писания», в к-рой К. рассматривает конкретные примеры заимствования новозаветными авторами перевода LXX. По мнению рецензентов, «задачу, которую поставил перед собой проф. К., мог взять на себя лишь ученый, соединяющий в себе филолога и богослова» (Журналы Совета МДА за 1897 г. С. 472-473). Это сочинение К. является уникальным для рус. дореволюционной школы библеистики исследованием Септуагинты и ее значения для греч. языка и христ. письменности.

Несмотря на то что библейские исследования К. устарели в связи с открытием в XX в. новых источников, позволивших скорректировать нек-рые его тезисы, тем не менее с т. зр. методологии, основных богословских интуиций и ясно выраженной правосл. позиции они по-прежнему занимают важное место в совр. библеистике. Среди церковно-исторических сочинений К. есть произведения, посвященные свт. Филарету (Дроздову) и его участию в переводе Свящ. Писания на рус. язык. Автор выделил принципы, которые святитель использовал в процессе перевода библейских текстов на рус. язык, а также дал оценку этим переводам святителя (О подвигах Филарета. 1883).

Арх.: ЦГИАМ. Ф. 229 (МДА). Оп. 4. Д. 1811. Корсунский И. Н. [личное дело студ.]; Там же. Д. 5099. Корсунский И. Н. [личное дело преподавателя]; Там же. Д. 5551. Корсунский И. Н. [личное дело сотрудника б-ки]; Там же. Оп. 3. Д. 461. Отзывы проф. Корсунского И. Н. на магист. и канд. диссертации. 1889-1893; РГБ ОР. Ф. 172. К. 273. Ед. хр. 2: Корсунский И. Аллегорическое толкование ВЗ в посланиях св. ап. Павла (канд. соч.); Ед. хр. 3: Михаил [(Лузин)], архим. Отзыв на студенческую работу И. Корсунского «Аллегорическое толкование ВЗ в посланиях св. ап. Павла»; РГИА. Ф. 796. Оп. 179. Д. 242: Об утверждении Ивана Корсунского в степени доктора богословия. 1898 г.
Ист.: Журналы собраний Совета МДА за 1882 г. М., 1882. С. 24-25, 35-36 [защита магист. дис.]; То же, за 1885 г. М., 1885. С. 30-31 [отзыв В. Д. Кудрявцева о соч. К. «Новозаветное толкование ВЗ]; То же, за 1897 г. Серг. П., 1898. С. 447-473 [отзывы Г. А. Воскресенского и В. Н. Мышцына о докт. дис. К.]; Некрасов А. А. Греч. перевод Библии LXX толковников: Отзыв о соч. И. Н. Корсунского «Перевод 70-ти, его значение в истории греч. языка и словесности», представленном им на соискание премии митр. Макария // ХЧ. 1900. Ч. 2. № 9. С. 425-452.
Соч.: Иудейское толкование ВЗ (в отношении к новозаветному) // ЧОЛДП. 1879. № 2. С. 28-52; Критическое рассмотрение особенных более важных случаев новозаветной цитации и толкования, в опровержение воззрений теории аккомодации // Там же. № 3. С. 245-270; Два иностранных писателя XVIII в. в области истории Русской Церкви // Там же. 1881. Июнь. С. 679-692; Иудейское толкование ВЗ. М., 1882; Значение свв. Кирилла и Мефодия как учителей народа русского. М., 1885; Филарет, митр. Московский, в его отношениях и деятельности по вопросу о переводе Библии на рус. язык. М., 1886; К 50-летию воссоединения зап.-рус. униатов с Православною Церковью // ЦВед. 1889. № 13. С. 356-366; № 17. С. 456-463; Труды МДА по переводу Свящ. Писания и творений св. отцов на рус. язык (1814-1881 гг.) // ПрТСО. 1889. Т. 44. Ч. 1. С. 419-587; 1890. Т. 45. Ч. 2. С. 341-405; 1891. Т. 47. Ч. 2. С. 483-618; БВ. 1893. № 12. Прил. С. 1-37; Прот. Сергий Константинович Смирнов: [Некр.] // ПрТСО. 1889. Ч. 43. Кн. 2. С. 678-738; Воссоединение униатов и Филарет, митр. Московский // ПрТСО. 1889. Ч. 44. С. 112-119; Проф. В. Н. Потапов: Некролог // ПрТСО. 1890. Ч. 46. Кн. 3. С. 142-176; Отношение... к Святогробскому братству. М., [1891]; Учение Аристотеля и его школы (перипатетической) о Боге. Х., 1891; Новые труды в области палестиноведения // БВ. 1892. № 7. С. 107-125; Прот. П. А. Преображенский // БВ. 1893. № 7. С. 139-149; Архим. Григорий [(Борисоглебский), инспектор МДА] († 18 нояб.) [Некр.] // БВ. 1893. Т. 4. № 12. С. 556-565; Документы из истории изучения святоотеческих творений в МДА // БВ. 1893. № 12. Прил. С. 1-37; К истории изучения греч. языка и его словесности в МДА // БВ. 1893. № 11. С. 221-259; № 12. С. 447-480; Памяти свт. Филарета [Дроздова], митр. Московского: К истории редакции рус. перевода Свящ. Писания. М., 1894; Новые труды по описанию Иерусалимской Патриаршей б-ки // БВ. 1894. № 7. С. 135-152; Евхаристический конгресс рим. католиков в Иерусалиме // БВ. 1894. № 3. С. 463-488; Церковь Иерусалимская // БВ. 1894. № 6. С. 476-488; № 8. С. 267-289; Учение врача Иппократа и его школы о Боге // ВиР. 1894. Т. 2. Ч. 1. С. 103-118, 177-192; Смысл жизни и деятельности преосв. Феофана (Говорова) // БВ. 1895. Т. 1. № 1. С. 82-111; Гр. Михаил Владимирович Толстой // БВ. 1896. № 3. С. 452-483; Иннокентий [Вениаминов], митр. Московский и Коломенский, в его отношении к МДА // БВ. 1897. № 9. С. 265-289; № 11. С. 286-303; Высокопреосв. Савва [Тихомиров], архиеп. Тверской и его значение для науки, особенно археологии и истории. М., 1898; Высокопреосв. Сергий [Ляпидевский], митр. Московский. Серг. П., 1901; Как понимать изречение Исайи 25. 15: «Приложи им зла. Господи, приложи зла сильным Земли», читаемое на великопостной утрени: (Из посмертных бумаг) // БВ. 1902. № 11. С. 359-364.
Лит.: И. Н. Корсунский // ЦВед. 1899. № 51-52; Багрецов Л. Памяти ординарного проф. МДА Ив. Н. Корсунского // ВиР. 1899. Дек. Отд. церк. С. 809-824; Памяти проф. И. Н. Корсунского. Серг. П., 1900; Остроумов Н. Проф. И. Н. Корсунский. Тула, 1900; Соболевский С. И. И. Н. Корсунский // Памяти почивших наставников: К 100-летнему юбилею МДА. Серг. П., 1915. С. 375-382; Юревич Д., свящ. Проф. МДА И. Н. Корсунский (1849-1899): портрет ученого: Доклад // XXXVI Международная филол. конф. СПбГУ. (СПб., 2007). М.: Изд-е Кафедры Библеистики МДА, 2007. Электр. изд.; Попрыгин И. Русская герменевтика в кон. XIX и нач. XX в. (www.bogoslov.ru/persons/256330/index.html; опубл.- 18.12.2007).
Н. Ю. Сухова
Ключевые слова:
Библеисты русские Богословы русские Богословы православные Корсунский Иван Николаевич (1849-1899), православный богослов, библеист, заслуженный профессор МДА
См.также:
БАРСОВ Николай Иванович (1839-1903), богослов, церковный историк
БЕЛЯЕВ Николай Яковлевич (1843-1984), правосл. богослов, проф. КазДА
БОГОРОДСКИЙ Яков Алексеевич (1841 – 1919), богослов, библеист
БОГОСЛОВСКИЙ Михаил Иванович (1844 – 1915), рус. правосл. богослов
БОРКОВ Иосиф Васильевич (1878 - ?), cвящ., богослов, библеист
БРОДОВИЧ Иосиф Александрович (1871 - 1917?), правосл. богослов, библеист
ВАСИЛИЙ (Богдашевский Дмитрий Иванович; 1861-1933), архиеп. Каневский, вик. Киевской епархии
ВИШНЯКОВ Николай Петрович (1841 - 1911), прот., проповедник, богослов, библеист