Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОПЬЕ СВЯТОЕ
Т. 37, С. 615-620 опубликовано: 27 июля 2019г.


КОПЬЕ СВЯТОЕ

Распятие. Роспись капеллы Теодота в ц. Санта-Мария-Антиква в Риме. Сер. VIII в.
Распятие. Роспись капеллы Теодота в ц. Санта-Мария-Антиква в Риме. Сер. VIII в.

Распятие. Роспись капеллы Теодота в ц. Санта-Мария-Антиква в Риме. Сер. VIII в.
[Копье Лонгина, Копье св. Маврикия; лат. Sacra Lancea; нем. Heilige Lanze], реликвия, происхождение к-рой связывалось со Страстями Христовыми. Как правило, К. с. отождествляли с копьем, к-рым рим. воин пронзил тело Христа (Ин 19. 34), но в средние века существовали также предания о др. копье, якобы принадлежавшем мч. Маврикию, св. равноап. имп. Константину Великому или имп. Карлу Великому.

Копье Лонгина

Согласно Ин 19. 31-37, Понтий Пилат по просьбе иудеев велел перебить голени Христу и распятым с Ним разбойникам, чтобы они умерли до наступления субботы. Обнаружив, что Христос уже скончался, один из воинов решил удостовериться в этом, ударив Его копьем в грудь, «и тотчас истекла кровь и вода». Имя воина - Лонгин (вероятно, от греч. lVogch - копье) впервые названо в апокрифическом Евангелии от Никодима (IV в.- CANT, N 62). Согласно этому произведению, Лонгин ранил Христа до Его смерти, после того как воины предложили Ему выпить уксус и желчь. Предание о воине, к-рый пронзил тело Христа копьем, получило развитие в откровениях католич. мистика блж. Анны Катарины Эммерик († 1824): воин Кассий (настоящее имя Лонгина) из сочувствия к страданиям Христа не решился перебить Ему ноги, но с силой вонзил в Него копье, чтобы избавить Его от страданий. Из раны хлынули кровь и вода, залившие воину лицо; упав на колени, он во всеуслышание объявил, что уверовал в божественность Христа (Das bittere Leiden unsers Herrn Jesu Christi nach den Betrachtungen d. A. K. Emmerich. Sulzbach, 1834. S. 307-308).

Свидетельства о К. с., хранившемся в Иерусалиме, содержатся в трудах лат. авторов VI в. Согласно итинерарию (ок. 570), ложно приписываемому мч. Антонину из Плаценции (ныне Пьяченца, Италия), «копье, которым ударили в бок Господа», находилось в базилике Св. Сиона (Itineraria et alia geographica. Turnhout, 1965. P. 140. (CCSL; 175)). По-видимому, из этого источника заимствовано свидетельство Григория Турского (Greg. Turon. Glor. martyr. 6 // MGH. Scr. Mer. T. 1. Pars 2. P. 42). Др. упоминание о К. с., к-рое хранилось в Иерусалиме, принадлежит Кассиодору († ок. 580) (Cassiod. Exp. ps. 86 // PL. 70. Col. 621). В VII-VIII вв. свт. Андрей, архиеп. Критский, впервые привел предание о том, что К. с. вместе с др. святынями было обретено равноап. Еленой, матерью имп. Константина Великого, во время раскопок на месте казни и погребения Христа (в более ранних источниках об этом не сообщается).

Обретение копья в Антиохии в 1098 г. Миниатюра из кн.: Mamerot S. Passages d’Outremer. Ок. 1474 г. (Paris. fr. 5594. Fol. 67v)
Обретение копья в Антиохии в 1098 г. Миниатюра из кн.: Mamerot S. Passages d’Outremer. Ок. 1474 г. (Paris. fr. 5594. Fol. 67v)

Обретение копья в Антиохии в 1098 г. Миниатюра из кн.: Mamerot S. Passages d’Outremer. Ок. 1474 г. (Paris. fr. 5594. Fol. 67v)

Дальнейшие сведения о К. с. противоречивы. По свидетельству Адомнана, аббата Ионы, в 80-х гг. VII в. еп. Аркульф видел реликвию в Иерусалиме, где она хранилась в портике храма Гроба Господня (базилики Константина). Речь шла о целом копье, древко которого было расколото на 2 части (Adamnan's «De Locis Sanctis» / Ed. D. Meehan. Dublin, 1958. P. 48-51). По др. сведениям, после разорения Иерусалима персами (614) К. с. было вывезено в К-поль. В Пасхальной хронике под 614 г. сообщается, что святыню доставили из Иерусалима в К-поль и на несколько дней выставили для поклонения в соборе Св. Софии (Chron. Pasch. // PG. 92. Col. 987-990). Возможно, это свидетельство на самом деле относится к событиям 629-630 гг., когда византийцы одержали верх над персами и заставили их вернуть святыни, захваченные в Иерусалиме. По указанию имп. Ираклия часть Св. Креста, губку и К. с. скорее всего отправили для поклонения в К-поль, затем вернули в Иерусалим, но после взятия города арабами (637) снова вывезли в столицу империи (см.: Klein. 2001; Idem. 2006. S. 88). Впосл. К. с. хранилось в ц. Пресв. Богородицы Фара, построенной в сер. VIII в. и входившей в комплекс Большого дворца в К-поле. Об этом упоминается в трактате «О церемониях», составленном по указанию имп. Константина VII Багрянородного (944-959): обряд выхода императора в Великую пятницу включал поклонение К. с. (Const. Porphyr. De cerem. I 43 (34); о реликвиях Фаросской церкви см.: Bacci M. Relics of the Pharos Chapel: A View from the Latin West // Восточнохрист. реликвии / Сост.: А. М. Лидов. М., 2003. С. 234-248). Самое подробное описание реликвии принадлежит Николаю Месариту (1201). По его свидетельству, К. с. имело «вид обоюдоострого меча... в форме крестного знамения», на его наконечнике были заметны следы засохшей крови (Реликвии в Византии и Др. Руси: Письменные источники / Сост.: А. М. Лидов. М., 2006. С. 204). Среди реликвий, обнаруженных крестоносцами в дворцовой капелле визант. императоров, Робер де Клари называл «железный наконечник от копья» (le fer de la Lanche - Робер де Клари. Завоевание К-поля / Пер.: М. А. Заборов. М., 1986. С. 59).

После взятия К-поля крестоносцами (1204) в Европу было доставлено неск. реликвий, которые, как считалось, были К. с. или его фрагментами. Так, К-польский имп. Генрих I (1206-1216) передал аббатству Клерво неск. визант. реликвариев «из сокровищ св. Елены, захваченных в Константинополе»; в одном из них находилась частица К. с. (Exuviae sacrae Constantinopolitanae / Ed. P.-É.-D. Riant. Gen., 1878. Fasc. 2. P. 194). После закрытия монастыря во время Французской революции 1789-1799 гг. святыня хранилась в кафедральном соборе в Лангре. В XIX в. ее поместили в реликварий в виде фигуры ангела с копьем в руках (в 2011 частица К. с. была похищена из ризницы собора).

Копье святое из мон-ря Гегард. VII в. (Эчмиадзин)
Копье святое из мон-ря Гегард. VII в. (Эчмиадзин)

Копье святое из мон-ря Гегард. VII в. (Эчмиадзин)

Среди реликвий, доставленных в 1205 г. из К-поля в Суасон еп. Нивелоном (1175-1207), была «часть острия, которым пронзили Господа» (Ibid. 1877. Fasc. 1. P. 8). В Кливлендском музее искусств (США) хранится готический реликварий-ставротека, датированный 1214 г. (изготовлен скорее всего в рейнских землях). Согласно надписи, в числе находившихся в нем святынь была частица «копья Господня».

Несмотря на распространение фрагментов К. с., хранившихся в церквах и мон-рях Европы с XIII в., считалось, что основная часть реликвии по-прежнему находилась в К-поле. С 1238 г. франц. кор. Людовик IX Святой выкупил у имп. Балдуина II значительную часть святынь, ранее хранившихся в Фаросской церкви, в т. ч. наконечник К. с. Акт передачи реликвий был подписан императором в июне 1247 г. (Ibid. 1878. Fasc. 2. P. 133-135). Перенесение святынь, среди к-рых наибольшее значение придавалось терновому венцу Христа, описано в ряде источников (напр.: Ibid. 1877. Fasc. 1. P. 45-56; 1878. Fasc. 2. P. 241-258; Journal des Savants. 1885. P. 295-302). Так, Матвей Парижский в «Великой хронике» уточнил, что доставленное в Париж К. с. представляло собой наконечник копья (Matthaei Parisiensis Chronica majora / Ed. H. R. Luard. L., 1877. Vol. 4. P. 90-92). Для хранения святынь при королевском дворце в Париже была возведена Св. капелла (Сент-Шапель); празднование в честь хранившихся там реликвий совершалось 30 сент. (Exuviae sacrae Constantinopolitanae. 1878. Fasc. 2. P. 47-49). К. с. находилось в византийском реликварии в форме креста, инкрустированном по краям драгоценными камнями. В 1791 г. святыни из Св. капеллы перевезли в аббатство Сен-Дени; в 1793 г. бóльшая часть реликвариев была переплавлена, но некоторые предметы передали в Кабинет медалей Национальной б-ки. Среди них было К. с., последнее свидетельство о котором относится к 1796 г. В 1804 г. терновый венец и др. уцелевшие реликвии были переданы в кафедральный собор Нотр-Дам, но К. С. признали утраченным ([Gosselin J. E. A.] Notice historique et critique sur la sainte couronne d'épines de Notre Seigneur Jésus-Christ. P., 1828. P. 158-159, 161).

Во время 1-го крестового похода (1096-1099) в Антиохии была обретена др. реликвия, к-рую считали К. с. Вскоре после взятия города крестоносцами (10 июня 1098) провансалец Петр Варфоломей сообщил о сокрытой в городе святыне руководителям похода, папскому легату Адемару из Монтёя, еп. Ле-Пюи (1077-1098), и гр. Раймунду IV Тулузскому. По словам Петра Варфоломея, ему неоднократно являлся ап. Андрей с повелением рассказать крестоносцам о К. с., спрятанном в соборной ц. св. Петра, к-рую сарацины использовали как мечеть. Провансалец был известен как лжец и обманщик, поэтому еп. Адемар скептически отнесся к этому рассказу, но гр. Раймунд проявил интерес и велел провести раскопки в указанном месте. На протяжении неск. часов поиски не давали результата, и реликвия была обретена только после того, как в яму спустился Петр Варфоломей. Несмотря на позицию еп. Адемара, считавшего обнаружение К. с. обманом, это событие воодушевило крестоносцев и вост. христиан, живших в городе. Самый подробный рассказ об обретении реликвии приведен Раймундом из Агилера, капелланом гр. Раймунда и очевидцем этого события. Капеллан Раймунд выносил К. с. к войску во время сражения с Кербогой, атабеком Мосула, в котором крестоносцы одержали победу (28 июня 1098). Однако дальнейшие действия Петра Варфоломея, который, ссылаясь на полученные откровения, пытался оказывать влияние на политику руководителей крестового похода, заставили мн. крестоносцев усомниться в его честности. Оскорбленный их недоверием, Петр Варфоломей вызвался пройти ордалию и через неск. дней умер от полученных травм. Мн. современники, в т. ч. историки 1-го крестового похода Фульхерий Шартрский и Альберт Ахенский, выражали скептическое отношение к подлинности К. с. По их мнению, почитание реликвии укреплял прежде всего гр. Раймунд, преследовавший корыстные цели (Fulcheri Carnotensis Historia Hierosolymitana (1095-1127) / Hrsg. H. Hagenmeyer. Hdlb., 1913. S. 235-241; Albert of Aachen. Historia Ierosolimitana = History of the Journey to Jerusalem / Ed. S. B. Edgington. Oxf., 2007. P. 316, 320, 378, 604). Впосл. К. с. находилось во владении графа, к-рый вынес его к войску перед битвой при Мерзифоне (1101). По-видимому, именно эту реликвию Понтий из Мельгея, аббат Клюни, нес перед войском крестоносцев в битве при Йибне (1123) (MGH. SS. T. 6. P. 379; подробнее см.: Runciman C. A History of the Crusades. Camb., 1987r. Vol. 1. P. 241-247, 253-254, 273-274; см. также: A History of the Crusades / Ed. K. M. Setton. Madison (Wisconsin) etc., 19692. Vol. 1. P. 320-325, 356).

Частица К. С. наряду с др. реликвиями хранилась в папской капелле св. Лаврентия («Святая святых») в комплексе Латеранского дворца. Об этой святыне сообщается в «Описании Латеранской базилики» в редакции Иоанна Диакона (2-я пол. XII в.) и в перечне реликвий, составленном в 1624 г. Л. Бонинконтри (Lauer P. Le trésor du Sancta Sanctorum // Monuments et mémoires publiés par l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres. P., 1906. T. 15. P. 29, 35).

Копье святое (Венская сокровищница)
Копье святое (Венская сокровищница)

Копье святое (Венская сокровищница)

В XIV-XV вв. в К-поле хранилась др. реликвия, которую считали К. с. По свидетельству европ. и рус. путешественников, святыни, связанные со Страстями Христовыми, находились в Манганском монастыре, а с кон. XIV в.- в мон-ре св. Иоанна Крестителя в Петре (Majeska G. P. Russian Travelers to Constantinople in the 14th and 15th Cent. Wash., 1984. P. 132-133, 140-141, 160-161, 186-189, 216-218, 342-344, 368-369). Самое подробное описание К. с. принадлежит Рую Гонсалесу де Клавихо, к-рый в нач. XV в. видел «железо от копья... и было оно тонко и остро, как шип или стрела, а в месте, где насаживалось на древко, продырявлено; длина его, возможно, одна пядь и два дюйма. На конце острия виднелась кровь...». Реликвия была вставлена в «позолоченную дощечку» вместе с фрагментами трости и губки, при помощи к-рых Христа поили уксусом и желчью (Реликвии в Византии и Др. Руси. 2006. С. 240). После завоевания К-поля османами путешественник Перо Тафур вспоминал о К. с., к-рое он видел в 1437-1438 гг. в соборе Св. Софии (Там же. С. 244). По-видимому, именно эту реликвию в 1492 г. султан Баязид II (1481-1512) подарил папе Римскому Иннокентию VIII в благодарность за то, что понтифик удерживал при папском дворе его младшего брата и соперника Джема. Появление «нового» К. с. насторожило кардиналов, т. к. в Европе хранилось несколько аналогичных реликвий; высказывалось мнение, что султан предлагал папе Римскому фальшивую святыню, чтобы поглумиться над христианской верой. В качестве предосторожности папские посланники встретили османскую делегацию в Анконе, но после длительного обсуждения папа Иннокентий VIII принял решение организовать торжественную встречу К. с. в Риме (Mély. 1904. P. 44-45; Setton. 1978. P. 425-430). Реликвию поместили в ризнице римской базилики св. Петра; после строительства нового храма для нее была устроена особая капелла в северо-восточном подкупольном столпе, в нише которого установили мраморную статую св. Лонгина, изготовленную в 30-х гг. XVII в. Дж. Л. Бернини. Изучение ватиканского К. с. показывает, что оно было изготовлено скорее всего в XI в. Не исключено, что именно эта реликвия была обнаружена крестоносцами в Антиохии (Schulze-Dörrlamm. 2010. S. 134-138).

Согласно арм. традиции, К. с. хранилось в монастыре Гегард, название которого связано с этой реликвией (в наст. время святыня находится в Эчмиадзине). По преданию, святыню привез в Армению ап. Фаддей. Вопрос о происхождении и датировке реликвии остается дискуссионным. Высказывалось предположение, что арм. К. с.- реликвия, обретенная в Антиохии (Mély. 1904. P. 50-63). Форма и декор реликвии из Гегарда позволяют предположить, что она была изготовлена в VII в. в Византии (Schulze-Dörrlamm. 2010. S. 139-140).

Наличие нескольких реликвий, именовавшихся К. с., способствовало возникновению сомнений в их подлинности. Так, во время пребывания в Нюрнберге Тафуру показали «железное копье длиной в локоть», по преданию, привезенное имп. Карлом Великим из Иерусалима. Тафур, ранее видевший К. с. в К-поле, сделал неосторожное замечание относительно этой реликвии, вызвавшее гнев местных жителей (Реликвии в Византии и Др. Руси. М., 2006. С. 244-245). Впосл. к теме многочисленных предметов, которые связывали с земной жизнью Христа, обращались протестантские авторы, критиковавшие католич. почитание реликвий. Так, Жан Кальвин в «Трактате о реликвиях» отмечал, что ему было известно о 4 реликвиях, именовавшихся К. с.; они хранились в Риме, в Париже, в мон-ре Нотр-Дам-де-ла-Тенай в Сентонже и в мон-ре Ла-Сов-Мажёр близ Бордо (Calvin J. Traité des reliques / Éd. A. Autin. P., 1921. P. 118, 133).

Копье св. Маврикия

В средневековой европ. традиции существовали предания о К. с., некогда принадлежавшем св. Маврикию, Константину Великому или Карлу Великому. Эти предания могли восходить к воспоминаниям о «реликвиях от Гроба Господня», которые в 799 г. преподнес Карлу Великому посланник Иерусалимского патриарха (Annales regni Francorum / Ed. F. Kurze. Hannover, 1895. P. 108-109. (MGH. Script. Rer. Germ.; [6])). Впосл. возникла легенда о том, как Карл Великий совершил паломничество в К-поль и привез оттуда наконечник К. с. (копья Лонгина), к-рый вместе с частицей копья св. Маврикия был вмонтирован в рукоять т. н. меча Карла Великого (франц. epée Joyeuse) (Coulet. 1907). Считалось, что наследники императора владели копьем-реликвией, но сведения о нем были неточными и противоречивыми. Так, согласно Уильяму из Малмсбери, Гуго Великий (герцог франков в 936-956) направил кор. Англии Ательстану (924/5-939) щедрые дары, среди к-рых были меч Константина Великого, копье, которым Карл Великий сражался с сарацинами, и знамя (vexillum) св. Маврикия (Willelmi Malmesbiriensis De gestis regum Anglorum. II 135 // Willelmi Malmesbiriensis monachi De gestis regum Anglorum libri quinque / Ed. W. Stubbs. L., 1887. Vol. 1. P. 150-151). В перечне святынь кафедрального собора в Эксетере (XI в.) среди реликвий, подаренных собору кор. Ательстаном, названа частица К. с. (см.: Loomis. 1950; Keynes S. King Athelstan's Books // Learning and Literature in Anglo-Saxon England: Studies Presented to P. Clemoes on the Occasion of His 65th Birthday. Camb., 1987r. P. 194-195).

В Свящ. Римской империи К. с. называли инсигнию герм. королей и императоров. Как правило, ее не отождествляли с копьем, которым римский воин пронзил тело Христа, однако, по преданию, в нее были вмонтированы гвозди, использованные при распятии Христа. Инсигния хранится в Венской сокровищнице; ее копия, подаренная имп. Оттоном III польск. кн. Болеславу I Храброму,- в музее кафедрального собора на Вавеле в Кракове (краковское К. с. содержит частицу св. гвоздя). Венское К. с. представляет собой наконечник стального копья длиной 50,7 см, сломанный посередине и скрепленный железными и серебряными накладками, поверх к-рых наложено покрытие из листового золота. На серебряных накладках, созданных при имп. Генрихе IV (1084-1106), сохранилась посвятительная надпись; золотое крепление было добавлено при имп. Карле IV (1355-1378). Материал и форма копья указывают на то, что предмет был изготовлен в VII-VIII вв. Во 2-й пол. VIII в. или нач. IX в. в верхней части наконечника было сделано отверстие, в к-рое вмонтировали и закрепили серебряной проволокой железный шип (по преданию, фрагмент св. гвоздя). Происхождение и первоначальная форма шипа не установлены. Возможно, это был обоюдоострый шип в виде 2 гвоздей, скрепленных шляпками, или бронзовый медицинский зонд.

Копье святое. IX в. (ризница кафедрального собора на Вавеле, Краков)
Копье святое. IX в. (ризница кафедрального собора на Вавеле, Краков)

Копье святое. IX в. (ризница кафедрального собора на Вавеле, Краков)

Самое раннее упоминание о герм. К. с. содержится в «Антадопосисе» Лиутпранда Кремонского. Приведя легенду о том, что К. с. некогда принадлежало имп. Константину Великому, историк выразил скептическое отношение к этим сведениям (1-м достоверно известным ему владельцем инсигнии был гр. Самсон из Сев. Италии). Во время восстания против кор. Беренгария Фриульского (888-924) североитал. знать пригласила на царство Рудольфа II, кор. Бургундии (912-933), к-рому вручили К. с. как символ власти (Brackmann. 1937; Hlawitschka. 1960). По свидетельству Лиутпранда, благодаря этой реликвии Рудольф II одержал победу над войском герм. кор. Генриха I Птицелова (919-936). Впосл. Генриху I удалось получить К. с. от Рудольфа II в обмен на земли в Швабии и крупную денежную выплату. Видукинд Корвейский утверждал, что К. с. находилось во владении герм. короля уже при Конраде I (911-918), но это свидетельство скорее всего ошибочно (Hofmeister. 1908; Schramm. 1955). Согласно Лиутпранду, со времени Генриха I К. с. хранилось в Германии и рассматривалось как символ власти королей и императоров. Однако описанный историком предмет не полностью соответствует реликвиям, хранящимся в Вене и Кракове: на наконечнике, имевшем «в середине... отверстия по обеим его сторонам», были закреплены 2 св. гвоздя, сложенные в форме креста (Лиутпранд Кремонский. Антаподосис: Книга об Оттоне: Отчет о посольстве в К-поль / Изд. подгот., пер.: И. В. Дьяконов. М., 2006. С. 84-85).

С XI в. происхождение К. с. связывалось со св. Маврикием. Исследователи вслед за А. Бракманном полагают, что новая атрибуция утвердилась вслед. попытки устранить память об итал. происхождении инсигнии и, напротив, связать реликвию с почитанием св. Маврикия как покровителя герм. королей и императоров (почитание св. Маврикия получило широкое распространение в герм. землях при кор. Оттоне I Великом (936-973; император с 962)) (Brackmann. 1937; Idem. 1943). Позднее высказывалось также мнение об идентичности К. с. и копья Лонгина, но оно не получило признания. В трудах авторов X-XI вв. К. с. рассматривалось как важный атрибут имп. власти наравне с короной; оно символизировало власть императора как старшего христ. правителя и как защитника Церкви, а также власть над отдельными регионами империи - Бургундией, Германией или Италией. Согласно П. Э. Шрамму, К. с. выносили перед императором во время торжественных процессий, в т. ч. при шествии в Рим для имп. коронации, а также в сражениях, особенно с языческими народами; его также могли использовать во время принесения присяги. В ритуале коронации К. с. не использовали (единственный известный пример - церемония коронации Генриха II как короля Германии (Римского короля) в 1002).

После XII в. К. с. рассматривали не столько как символ имп. власти, сколько как христ. реликвию. Возрождение интереса к нему со стороны герм. правителей связано с противостоянием Карла IV Люксембурга (1346-1378, император с 1355) и Людовика IV Баварского (1314-1347, император с 1328). Поскольку имп. корона находилась во владении баварской династии Виттельсбахов, Карл IV велел перенести К. с. в Прагу, где находилась его резиденция. В 1424 г. в связи с угрозой нападения гуситов по указанию чеш. кор. Сигизмунда I (1419-1437, император с 1433) инсигния была доставлена в Нюрнберг, где хранилась до 1796 г. В период наполеоновских войн имп. регалии были вывезены в Регенсбург, а в 1800 г.- в Вену (с 1938 по указанию А. Гитлера инсигнии хранились в Нюрнберге и были возвращены в Вену американскими военными властями в 1946).

Лит.: Mély F., de. Exuviae sacrae Constantinopolitanae. P., 1904. P. 23-163; Coulet J. Études sur l'ancien poème français du Voyage de Charlemagne en Orient. Montpellier, 1907; Hofmeister A. Die heilige Lanze ein Abzeichen des alten Reichs. Breslau, 1908; Beurlier E. Lance // Dictionnaire de la Bible. P., 1912. T. 4. Pt. 1. Col. 63-70; Brackmann A. Die politische Bedeutung der Mauritius-Verehrung im frühen Mittelalter // SPAW. 1937. Bd. 30. S. 279-305; idem. Zur Geschichte der heilige Lanze Heinrichs I // DA. 1943. Bd. 6. S. 401-411; Holtzmann W. König Heinrich I und die heilige Lanze: Krit. Untersuch. zur Aussenpolitik in den Anfängen des Deutschen Reiches. Bonn, 1947; Loomis L. H. The Holy Relics of Charlemagne and King Athelstan: The Lances of Longinus and St. Mauricius // Speculum. Camb. (Mass.), 1950. Vol. 25. N 4. P. 437-456; Schramm P. E. Die «heilige Lanze»: Reliquie und Herrschaftszeichen des Reiches und ihre Replik in Krakau: Ein Überblick über die Geschichte der Königslanze // Idem. Herrschaftszeichen und Staatssymbolik: Beiträge zu ihrer Geschichte vom III. bis zum XVI. Jh. Stuttg., 1955. Tl. 2. S. 492-537; Wegener W. Die Lanze des heiligen Wenzel: Ein Versuch zur Geschichte der mittelalterlichen Herrschaftszeichen // ZSRG.G. 1955. Bd. 72. S. 56-82; Uhlirz M. Zur Geschichte der Mauritiuslanze, der sacra lancea imperialis // Ostdeutsche Wissenschaft: Jb. des ostdeutschen Kulturrates. Münch., 1958. Bd. 5. S. 99-112; Hlawitschka E. Franken, Alemannen, Bayern und Burgunder in Oberitalien (774-962). Freiburg i. Br., 1960; Frolow A. La relique de la Vraie Croix: Rech. sur le développement d'un culte. P., 1961; Hörle J. Die sogenannte «Beschreibung der heilige Lanze» bei Liutprand von Cremona (Antapodosis. IV 24 u. 25) // Archiv f. mittelrheinische Kirchengeschichte. Mainz, 1962. Bd. 14. S. 63-80; Bühler A. Die heilige Lanze: Ein ikonographischer Beitrag zur Geschichte der deutschen Reichskleinodien // Das Münster. Münch., 1963. Bd. 16. N 3/4. S. 86-116; Hauck K. Erzbischof Adalbert von Magdeburg als Geschichtsschreiber: Mit der Mitteilung der mikrochemischen Analyse der Heiligen Lanze in Wien von H. Malissa // FS f. W. Schlesinger / Hrsg. H. Beuman. Köln; W., 1974. Bd. 2. S. 276-353; Setton K. M. The Papacy and the Levant (1204-1571). Phil., 1978. Vol. 2; Goetz H.-W. Die heilige Lanze // LexMA. Bd. 4. Sp. 2020-2021; Warner D. A. The Cult of St. Maurice: Ritual Politics and Political Symbolism in Ottonian Germany. Los Ang., 1989; Bouzy O. Les armes symboles d'un pouvoir politique: L'épée du sacré, la Sainte Lance, l'Oriflamme, aux VIIIe-XIIe siècles // Francia. Sigmaringen, 1995. Bd. 22. N 1. S. 45-57; Dalewski Z. Die Heilige Lanze und die polnischen Insignien // Europas Mitte um 1000: Beiträge zur Geschichte, Kunst und Archäologie / Hrsg. A. Wieczorek, H.-M. Hinz. Stuttg., 2000. Bd. 2. S. 907-911; Worm P. Die Heilige Lanze: Bedeutungswandel und Verehrung eines Herrschaftszeichens // Arbeiten aus dem Marburger Hilfswissenschaftlichen Institut / Hrsg. E. Eisenlohr, P. Worm. Marburg, 2000. S. 179-216; Klein H. A. Niketas und das wahre Kreuz: Krit. Anmerkungen zur Überlieferung des Chronicon Paschale ad annum 614 // BZ. 2001. Bd. 94. N 2. S. 580-587; idem. Sacred Relics and Imperial Ceremonies at the Great Palace of Constantinople // Visualisierungen von Herrschaft: Frühmittelalterliche Residenzen - Gestalt und Zeremoniell / Hrsg. F. A. Bauer. Istanbul, 2006. S. 79-99. (Byzas; 5); Die Heilige Lanze in Wien: Insignie, Reliquie, «Schicksalsspeer» / Hrsg. F. Kirschwegner. W., 2005; Nickell J. Relics of the Christ. Lexington, 2007. P. 106-110; Will M. Die «heiligen Lanzen» von Poing: Neues zu einem langobardischen Lanzentyp // Acta Praehistorica et Archaeologica. B., 2007. Bd. 39. S. 181-193; Schulze-Dörrlamm M. Heilige Nägel und heilige Lanzen // Byzanz - Das Römerreich im Mittelalter / Hrsg. F. Daim, J. Drauschke. Mainz, 2010. Tl. 1. S. 97-171; eadem. Die Heilige Lanze in Wien: Die Frühgeschichte des karolingisch-ottonischen Herrschaftszeichens aus archäologischer Sicht // Jb. des Römisch-Germanischen Zentralmuseums Mainz. 2011. Bd. 58. N 2. S. 707-742.
Н. А. Ломакин
Ключевые слова:
Новозаветные реалии Копье святое [Копье Лонгина, Копье св. Маврикия], реликвия, происхождение которой связывалось со Страстями Христовыми
См.также:
АЙН-КАРЕМ сел. юго-западнее Иерусалима,почитаемое как одно из возможных мест рождения Иоанна Предтечи
АКЕЛДАМА с нач. I в. по Р.Х. название пустынного места южнее Иерусалима, где совершил самоубийство Иуда Искариот
АМИНЬ богослужебная формула
АМФИПОЛЬ древн. город в Македонии, на вост. берегу р. Стримон, кот. посетил ап. Павел