Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

Е
Т. 16, С. 549-553 опубликовано: 30 ноября 2011г.


Е

буква всех алфавитов, основанных на кириллице. В церковнослав., рус., белорус., болг. алфавитах - 6-я по счету, в укр., серб. и македон. алфавитах - 7-я. Рус. совр. название буквы употребляется как существительное среднего рода («прописное Е»). Старослав. и церковнослав. название «естъ» («есть») представляет собой форму 3-го лица ед. ч. наст. времени глагола «быти».

В древнейших слав. азбучных акростихах Е связано преимущественно с глагольной формой 3-го лица ед. ч. наст. времени «есть», напр., в молитвах «Аз есмь свет миру»: «Есть гнев Мои на грешникы» (Кобяк Н. А., Поздеева И. В. Славяно-русские рукописи XV-XVI вв. НБ МГУ. М., 1981. С. 143); «Аз преже о Господе Бозе начинаю вещати»: «Есть бо начало и свершение всем глаголам от Него» (Петров. 1894. С. 18; Демкова, Дробленкова. 1968. С. 58; Кобяк. 1987. С. 148); «Аз превечен в Троицы, начала и конца не имыи»: «Есть человеку насладитися оная доброты и различныя красоты» (Там же. С. 154) и др.; с формой 1-го лица ед. ч. наст. времени «есмъ» - в молитве «Аз есмь Бог»: «[Добръ бо есмъ.] Есмъ бо» (Демкова, Дробленкова. 1968. С. 59); с образованным от формы «есть» существительным «естество» - в молитве «Азбука об Адаме»: «Естество свое наго видев» (Там же. С. 60); в стихирах на попразднство Богоявления: «Естеством Си сьпрестолен Си Отцу и Духови» (Попов. 1985. С. 45) и др. Реже Е соотнесено с союзом «егда» - в молитвах «Аз Тебе припадаю, милостиве»: «Егда хощеши явити таиная» (Соболевский. 1902. С. 33, 35; Кобяк. 1987. С. 146); «Аз Ти благодарю, Бог»: «Егда Моисеи моляшеся» (Там же. С. 153). В азбучной молитве свт. Константина Преславского Е соотнесено со словами «еже будет»: «Еже будет на успех всем» (Степанов Ю. С. Константы: Словарь рус. культуры: Опыт исслед. М., 1997. С. 423). В рус. словарях-азбуковниках с алфавитным принципом расположения статей за названием буквы следует имя Бога: «Елои. Боже» (Ковтун Л. С. Азбуковники XVI-XVII вв. Л., 1989. С. 183).

В церковнослав. языке в начале слова и после гласных Е обозначает сочетание звуков [jэ]:    после согласных (кроме   и  ) - звук [э] и мягкость предшествующего согласного:    после   и   - звук [э]:   

Звуковое значение буквы Е в рус. языке зависит от ее позиции в слове и от ударения. В начале слова, после гласных и после разделительных ь и ъ под ударением Е обозначает сочетание звуков [jэ]: ель, своей, съехал; в 1-м предударном слоге редуцируется до [iи / iие]: ему; в остальных безударных слогах - до [iъ]: пение. После согласных (кроме ж, ш и ц, за исключением нек-рых заимствованных слов) под ударением Е обозначает мягкость предшествующего согласного и звук [э]: ветер; звук [и / ие] в 1-м предударном слоге: земля; звук [ь] в остальных безударных слогах: совесть. После ж, ш, ц и др. согласных, к-рые в части заимствованных слов произносятся твердо, Е под ударением обозначает [э]: жертва, купе; в 1-м предударном слоге - [ыэ]: жена, шептать; в остальных безударных слогах - [ъ]: желтизна, целовать. Кроме того, Е традиционно применяется вместо редко используемой буквы ё (см. далее). После реформы орфографии 1917-1918 гг. букву Е стали писать вместо исключенной из рус. алфавита буквы («ять»), к-рая в это время имела то же звуковое значение, что и Е (напр., «сено» вместо «сѣно»).

Начертание Е в кириллице восходит к унциальному варианту греч. буквы «эпсилон» (ε), к-рая по рисунку представляет собой развернутый и видоизмененный финик. знак «hэ» , передававший гортанный звук [h] - легкое придыхание. В греч. унциальном письме существовали 2 разновидности Е, одна из к-рых (широкая) имела декоративное значение. В такой же функции этот знак известен и в древней кириллице. В состав кириллицы наряду с буквой входила йотированная буква   - лигатура, представляющая собой соединение и . Йотированное   в позиции начала слова и после гласных обозначало сочетание звуков [jэ], а после согласных - их мягкость и звук [э].

В древнейших памятниках, написанных уставом, представлены 2 начертания буквы Е: широкое и узкое, напр. в Остромировом Евангелии, Мстиславовом Евангелии и др., при этом широкое иногда бывает разукрашено. В XI в. употребление 2 типов Е определяется «каллиграфическими соображениями» писца (Карский. 1928. С. 185). В XIII в. широкое может использоваться вместо   гл. обр. в южнослав. памятниках (напр., в Погодинской Псалтири кон. XIII в., в Парижском Стихираре кон. XIII в.). На протяжении XIV в. в болг. рукописях (первоначально каллиграфических) широкое вытесняет из употребления  . Та же ситуация наблюдается в серб. канцелярских почерках (в памятниках книгописания обычно сосуществуют оба варианта).

С кон. XIII в. широкое встречается в разных начертаниях - либо с особенно развитой верхней частью , либо с сильно выдвинутым язычком, к-рый иногда подвергается орнаментировке, как, напр., в Рязанской Кормчей 1284 г.: . Декоративное в Рязанской Кормчей по рисунку приближается к язычковому - широкому, полулежащему в строке, с язычком, направленным вверх: , появляющемуся в рус. рукописях во 2-й четв. XIV в. С кон. XIV в. употребляются также лежащее в строке якорное   и узкое, стоящее, с высоко вытянутым язычком: . В XV в. распространяются южнослав. начерки. Появляются округленные начертания: ε (грецизированное, идущее от болг. курсивных почерков XIV в.), к-рые вошли в московскую и юго-западнорус. скоропись. Вместо йотированного   и язычкового или якорного используется начертание, к-рое отличается от большей шириной, а от язычкового или якорного направлением не вверх, а вниз (т. н. опрокинутое): или вправо: . Употребление йотированной буквы в XV в. напрямую связано с архаическими почерками: уставом и рус. полууставом. В Сев.-Вост. Руси   выходит из употребления во 2-й четв. XV в., в Новгороде и Пскове - в 70-х гг. XV в.

Рукописные орфографические руководства XVI-XVII вв. («Написание языком словенским о букве и о ея писменех», «Сила существу книжнаго писма») предписывали употреблять широкое («великое») в начале и конце слова, узкое - в середине («в слозе»):    (Ягич. 1896. С. 352, 430). Первые грамматики церковнослав. языка: Лаврентия Зизания (1596) и Мелетия (Смотрицкого) (2-е изд. 1648 г., в 1-м издании 1619 г. правило отсутствует), кодифицируя написание в начале слова, а - в середине, в позиции конца слова после гласных допускают вариативность и     

Различные начертания буквы Е использовались и для реализации принципа антистиха - орфографической дифференциации грамматических и лексических омонимов. В трактате серб. книжника Константина Костенечского «Сказание изъявленно о писменех» (ок. 1424-1426), в котором впервые в слав. книжности был изложен этот орфографический принцип, пара графем -   противопоставляла лексические омонимы   (народ) и   (часть тела, речь). «Двообразное начертание» буквы Е ( - или ε - ) рекомендовано применять «ко объявлению в речех единства и множества» в рукописных грамматических трактатах из Тихонравовского сборника нач. XVII в. (РГБ. Ф. 299. № 336) («Книга, глаголемая Грамматика по языку словенску» и «Начало книзе, глаголемей Грамматика») (Кузьминова. 2002. С. 10-11, 155, 230). Мелетий (Смотрицкий), в грамматике к-рого (Евье, 1619) принцип антистиха получил наиболее последовательное и полное воплощение, кодифицировал использование оппозиции - для разграничения грамматических омонимов:   (именительный падеж ед. ч.) -   (родительный падеж мн. ч.),   (творительный падеж ед. ч.) -   (дательный падеж мн. ч.). Во 2-м, московском, издании грамматики Мелетия (Смотрицкого) посредством - преодолевается также омонимия глагольных форм:   (1-е лицо мн. ч. наст. времени) и   (страдательное причастие муж. рода именительного падежа ед. ч.) (Грамматика 1648 г. / Предисл., науч. коммент., подгот. текста, указ.: Е. А. Кузьминова. М., 2007. С. 591).

В совр. церковнослав. языке в отношении употребления букв  и  действуют следующие правила: пишется в позиции абсолютного начала слова, - в середине и конце слова:    пишется в окончании родительного падежа мн. ч. существительных муж. рода -  в окончании именительного падежа мн. ч. существительных мужского рода на -   (Алипий (Гаманович). 1995. С. 18, 46, 47; Плетнева, Кравецкий. 1996. С. 159). Помимо того, и используются для различения омонимичных грамматических форм: пишется в формах ед. ч., - в формах двойственного и мн. ч. Ср., напр.,   (творительный падеж ед. ч.) -   (дательный падеж мн. ч.),   (родительный падеж ед. ч.) -   (именительный, винительный, звательный падежи мн. ч.),   (винительный падеж ед. ч.) -   (родительный, предложный падежи двойственного ч.),   (творительный падеж ед. ч. жен. рода) -   (родительный, предложный падежи двойственного ч. муж., среднего, жен. рода) и др. У личных местоимений   и   и возвратного местоимения    и   противопоставляют формы родительного и винительного падежей ед. ч.: используется в формах родительного падежа, - в формах винительного падежа, напр.   -  

В южнослав. памятниках XIII-XIV вв., преимущественно сербских, иногда встречается оборотное (восходящее, по-видимому, к глаголическому ). В книгах эта буква используется, как правило, в качестве выносной:   (в Дечанском Евангелии, в Дечанской Псалтири) или в конце строки; в Сильвестровском сборнике XIV в. встречается в строке в слове   в документах употребляется шире. Начертание проникает и в юго-западнорус. памятники (Познанский сборник XVI в., Литовский статут 1588 г.), где употребляется в заимствованных словах для обозначения звука [э] без смягчения предшествующего согласного. В этом звуковом значении оборотное э после петровской реформы вошло в гражданскую азбуку.

Скорописные начертания Е развились из 3 видов Е полууставного:    и ε. В московской скорописи XV в. использовались начертания типа и ε: , а также (как и в полууставе) южнослав. опрокинутое , к-рое исчезло во 2-й пол. XV в. В скорописи XVI-XVII вв. преобладало округлое начертание: . Наряду с ним в XVI в. появилась буква Е типа совр. строчной е. В XVII в. известны начертания, близкие к совр. рукописным Е прописной и строчной, а также похожие на йот. В 30-40-х гг. XVII в. Е могло иметь внизу росчерк в виде петли: . В укр. скорописи XVII в. помимо Е, похожего на совр. рукописное прописное, используется начертание, развившееся на основе узкого, в котором дуга почти выпрямлена, а язычок сильно удлинен: . В белорус. скорописи распространено также начертание Е, напоминающее   в котором вместо дуги - прямая вертикальная линия, а язычок, начинающийся у ее основания или выходящий из ее нижней точки, высоко вытянут. Совр., отличающиеся друг от друга рукописные прописная и строчная буквы: восходят к начертаниям, распространенным в московской скорописи XVII в.

Начертание печатной кириллической буквы до XVIII в. воспроизводило рукописный полуустав. В совр. рус. печатном шрифте варианты строчного и прописного Е имеют различные начертания, к-рые оформились на основе нового московского письма (канцелярского курсива) кон. XVII - нач. XVIII в. и ренессансного шрифта «антиква» и вошли в широкий обиход в нач. XVIII в., после петровской реформы гражданского алфавита. При этом первоначально в гражданском шрифте наряду со строчной буквой совр. типа е было представлено еще 2 варианта: совпадающий с совр. прописной и воспроизводящий скорописное начертание .

В йотированном   в древнейших памятниках перекладина проходит посередине горизонтально, так что черта в может служить прямым продолжением перекладины: , иногда даже бывает неск. выше ее: . Примеры такого   представлены в Остромировом Евангелии, в Супрасльской рукописи, в Мирославовом Евангелии, в Шестодневе 1263 г. Впосл. же перекладина отделилась от черты при и начала писаться выше ее. Начертания   с приподнятой перекладиной: и с косой перекладиной: появились во 2-й четв. XIV в. Йотированное с высокой прямой перекладиной использовалось до сер. XIV в., притом что в этот период преобладали варианты с перекладиной косой, высокой и отлогой, т. е. такой, к-рая лежит в верхней трети букв: . Во 2-й пол. XIV в. высокая косая перекладина, касающаяся верхней части   преобладала в написании (напр., в Евангелии 1355 г., в Евангелии 1409 г.). В полууставе йотированное   представлено только с косой перекладиной наверху. В рус. памятниках йотированное   употреблялось до кон. XV в., в серб. памятниках   старой формы, с перекладиной посередине, использовалось и в XVII-XVIII вв. (напр., в Псалтири С. Храбрена 1637 г., в Апостоле 1660 г., в Чудесах Пресв. Богородицы 1715 г.). Весьма большой вариативностью отличается начертание и   в берестяных грамотах XI - cер. XV в. (см.: Янин В. Л., Зализняк А. А. Новгородские грамоты на бересте: (Из раскопок 1990-1996 гг.). М., 2000. С. 162-163. Табл. 6; С. 214-215. Табл. 38).

Согласно наиболее распространенной т. зр., в глаголице в основу начертания буквы была положена самаритянская буква «he» , обозначавшая гласный [е] и сочетание звуков [jа]. Длина 4 левых горизонтальных штрихов глаголической буквы могла быть различной. Так, в Мариинском Евангелии внешние и внутренние штрихи почти одинаковы: . Однако обычно внутренние штрихи короче внешних, при этом один из внешних штрихов может быть более выдвинут - нижний: (в Зографском Евангелии, в Ассеманиевом Евангелии), верхний: (в Синайской Псалтири, в Синайском Евхологии, в Охридских листках). К кон. XI в. появилось начертание с одной внутренней чертой (в Охридских листках, в Боянском палимпсесте), к-рое утвердилось и в хорват. глаголице, где впосл. она исчезла.

В пермской азбуке, созданной свт. Стефаном в посл. четв. XIV в., буква Е представляет стилизованный вариант кириллической: .

В глаголице, в к-рой числа обозначались буквами в порядке их следования в азбуке, имеет числовое значение 6. В кириллице же, придерживающейся греко-визант. цифровой системы, обозначает число 5. В церковнослав. письменности в числовом значении буква употребляется с дополнительными знаками - титлом и обозначениями цифровых разрядов:   - 5,   - 5 тыс. В рус. языке при классификационных обозначениях буква Е имеет значение «шестой»: раздел е, ложа Е.

В числовой тайнописи, т. н. визант., основанной на взаимозамене букв, имеющих числовое значение и составляющих в сумме предел порядка, Е либо не заменяется, поскольку  + =10 (5+5=10), либо передается через н (числовое значение - 50), т. е. букву с аналогичным числовым значением др. порядка. В тайнописных системах, основанных на принципе сложения-разложения числового значения, Е может передаваться через написание   (3+2),  (1+4) либо может использоваться как составляющая i (числовое значение - 10). В тайнописи «Лаодикийского послания» - «литореи в квадратах», смысл соотношения алфавитных рядов к-рой неясен, Е 1-го ряда алфавита соотносится с 2-го ряда, а Е 2-го ряда - с 1-го ряда (Лурье Я. С., Григоренко А. Ю. Курицын Федор Васильевич // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. С. 506).

В истории рус. языка (в центральной диалектной зоне) в XII-XV вв. гласный [е] в позиции после мягкого согласного перед твердым изменился в [о], ср.: [в'ел > в'ол, н'ес > н'ос]. Однако особого знака для обозначения звука [о] в позиции после мягкого согласного в кириллическом алфавите не было. В XVIII в. различные авторы делали не всегда последовательно проведенные попытки передачи [о] после мягких согласных посредством сочетаний , , . Не исключено, что изобретателем буквы может считаться В. Е. Адодуров, зафиксировавший эту «двоегласную литеру» в своей пространной грамматике 1738-1740/41 гг. Данный диграф завершает перечень букв рус. азбуки и в «Заметке о транскрипции» 1737 г., которая, вероятно, также написана Адодуровым (Успенский Б. А. Первая грамматика рус. языка на родном языке: (Неизв. рус. грамматика 30-х гг. XVIII в.) // Он же. Избр. тр. М., 1997. Т. 3. С. 589). Указанные способы обозначения звука [о] в позиции после мягкого согласного посредством диграфов не были кодифицированы в «Российской грамматике» 1755 г. М. В. Ломоносова, хотя он сам, особенно в ранних произведениях, нек-рыми из них пользовался (Борковский В. И., Кузнецов П. С. Историческая грамматика рус. языка. М., 20042. С. 133).

Буква ё, заимствованная из франц. языка, была предложена 18 нояб. 1783 г. председателем С.-Петербургской академии искусства и наук кнг. Е. Р. Дашковой на заседании недавно созданной Российской академии, на к-ром присутствовали Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин, И. И. Лепёхин, Я. Б. Княжнин, митр. Новгородский и С.-Петербургский Гавриил (Петров) и др. Обсуждался проект полного толкового славяно-российского словаря (Словарь Академии Российской. СПб., 1789-1794. 6 т.). Заметив, что «выговоры сии (произнесение [о] после мягкого согласного на месте Е под ударением.- Е. К.) уже введены обычаем, которому, когда он не противоречит здравому рассудку, всячески последовать надлежит», Дашкова предложила использовать букву ё «для выражения слов и выговоров, с сего согласия начинающихся, как матiорый, iолка, iож, iол». Доводы Дашковой показались убедительными, целесообразность введения новой буквы было предложено оценить члену АН митр. Гавриилу. В нояб. 1784 г. буква ё получила офиц. признание.

Однако отдельной буквой ё долгое время не считалась и в азбуку официально не входила. Ее распространению в XVIII в. мешало отношение к «ёкающему» произношению как к мещанскому, речи «подлой черни», тогда как «церковный» «екающий» выговор считался более благородным и интеллигентным (среди борцов с «ёканьем» были, напр., А. П. Сумароков и В. К. Тредьяковский) (Будде Е. Ф. Очерк истории современного лит. рус. языка (XVII-XIX вв.). СПб., 1908. С. 16). 1-е печатное издание, в к-ром встречается буква ё,- это кн. И. Дмитриева «И мои безделки», выпущенная в 1795 г. типографией Московского ун-та (1-м словом, отпечатанным с буквой ё, было «всё», затем «огонёк», «пенёк», «безсмёртна», «василёчик»).

Известной буква ё стала благодаря Н. М. Карамзину, в связи с чем он до недавнего времени считался ее автором (ср., напр.: БСЭ. 1972. Т. 8. С. 583). В 1796 г. в 1-й книжке издаваемого Карамзиным стихотворного альманаха «Аониды», также печатавшегося в типографии Московского ун-та, с буквой ё были напечатаны слова «зарёю», «орёл», «мотылёк», «слёзы», «потёк» (глагол). Неизвестно, была ли это идея Карамзина или же инициатива кого-то из сотрудников издательства. Однако в научных трудах (напр., в «Истории государства Российского», 1816-1829) Карамзин букву ё не использовал. В 1798 г. Державин употребил букву ё в фамилии Потёмкин. В 1863-1866 гг. В. И. Даль в 1-м издании «Толкового словаря живого великорусского языка» поместил ё вместе с Е и ввел в «Словарь» слова с буквой ё. В 1875 г. Л. Н. Толстой включил ё в «Новую азбуку» на 3-м месте, между и э.

В тех немногих случаях, когда «ёкающее» произношение образовалось на месте   написание через ё по старой орфографии было невозможным (напр., звѣзды). Из этой сложной ситуации выход нашла редакция 3-го (посмертного, переработанного) издания «Толкового словаря живого великорусского языка» Даля (1903-1909): в таких случаях использовали букву В кон. XIX - нач. XX в. предпринимались попытки ввести в рус. письменность букву, соответствующую франц. eu и нем. ö, но не йотированную и не смягчающую предыдущие согласные (написания Гёте, Рёнтгенъ казались недостаточно верными, так как рус. ё подразумевает сильное смягчение предшествующего согласного, а Эженъ, Эзель примерно столь же неадекватными, как и Ёженъ, Ёзель). Для таких случаев предлагалось начертание в виде э, и этот знак действительно использовался в дореволюционной печати при передаче иностранных имен и названий наряду с ё в рус. словах. Иногда в этом же значении употреблялась нем. литера ö.

Официально буква ё вошла в рус. алфавит (7-я по счету) в советское время: 24 дек. 1942 г. приказом народного комиссара просвещения РСФСР она была в обязательном порядке введена в школах. В последующее десятилетие художественная и научная литература выходила практически с обязательным использованием буквы ё, но затем издатели вернулись к прошлой практике: употреблять ее только в случае необходимости. Общепринятого термина для надстрочного знака, присутствующего в букве ё, нет. Так, Я. К. Грот называл его «двоеточием». В XX в. либо употребляют выражение «две точки» (Шапиро. 1951. С. 53 и др.), либо вообще стараются избегать отдельного упоминания этого элемента (напр., в офиц. изданиях «Правил русской орфографии и пунктуации» - М., 1956, 2006). Использование иноязычных терминов («умлаут», «трема», «диерезис») применительно к данной ситуации считается некорректным, т. к. каждый из этих терминов ассоциируется с определенной фонетической функцией.

В совр. рус. языке буква ё обозначает на письме: 1) ударный гласный [o] и мягкость предшествующего согласного: гребёнка, Фёдор (после г, к, х это возможно только в заимствованиях: Гёте, паникёр, не считая единственного собственно рус. слова «ткёшь», «ткёт», «ткём», «ткёте» с производными); 2) ударный [o] после шипящих: жжём, чётки; 3) сочетание звуков [jо] в начале слова: ёлка, после гласных: заём, после согласных (пишется разделительный знак ь или ъ): вьёт, объём. В заимствованных словах наряду с буквой ё в том же звуковом значении могут использоваться сочетания ьо после согласных: батальон, сеньор; йо в начале слова и после гласных: Йорк, майор. Кроме того, в заимствованиях может встречаться ё в безударной позиции: сёрфингисты.

Согласно § 5 новой редакции офиц. «Правил русской орфографии и пунктуации» 2006 г., «последовательное употребление буквы ё обязательно в следующих разновидностях печатных текстов: а) в текстах с последовательно поставленными знаками ударения; б) в книгах, адресованных детям младшего возраста; в) в учебных текстах для школьников младших классов и иностранцев, изучающих русский язык». При этом по желанию автора или редактора любая книга может быть напечатана последовательно с буквой ё. «Правила...» рекомендуют употреблять букву ё в следующих случаях: 1) для предупреждения неправильного опознания слова, напр.: всё, нёбо, лётом, совершённый (в отличие от: все, небо, летом, совершенный), в т. ч. для указания на место ударения в слове, напр.: вёдро, узнаём (в отличие от: ведро, узнаем); 2) для указания правильного произношения слова - либо редкого, недостаточно хорошо известного, либо имеющего распространенное неправильное произношение, напр.: гёзы, флёр, в т. ч. для указания правильного ударения, напр.: побасёнка, осуждённый, новорождённый; 3) в собственных именах - фамилиях, географических названиях, напр.: Конёнков, Дежнёв, Чебышёв, Вёшенская.

Лит.: Петров А. К истории букваря // Рус. школа. 1894. № 4. С. 18-21; Ягич И. В. Рассуждения южнослав. и рус. старины о церковнослав. языке. СПб., 1896. С. 352, 430; Соболевский А. И. Церковнослав. стихотворения IX-X вв. и их значение // Тр. XI Археол. съезда. М., 1902. Т. 2. С. 33, 35; он же. Славяно-рус. палеография: [Конспекты лекций]. СПб., 1902. [Т. 2.] С. 56-57; Карский Е. Ф. Слав. кирилловская палеография. Л., 1928. С. 184-188, 254; Сперанский М. Н. Тайнопись в югослав. и рус. памятниках письма. Л., 1929. С. 74-75; Селищев А. М. Старослав. язык. М., 1951. Ч. 1. С. 44, 50; Шапиро А. Б. Русское правописание. М., 1951. С. 51, 53; Черепнин Л. В. Русская палеография. М., 1958. С. 154-157, 240-245, 248-251, 361, 368, 378-386; Алипий (Гаманович), архиеп. Грамматика церковнослав. языка. Джорд., 1964. М., 1995р; Демкова Н. С., Дробленкова Н. Ф. К изучению слав. азбучных стихов // ТОДРЛ. 1968. Т. 23. С. 27-61; Попов Г. Триодни произведения на Константин Преславски. София, 1985. С. 45, 49. (КМС; 2); Кобяк Н. А. Азбуки толковые в сборнике XVII в. собр. МГУ № 1356 // Из фонда редких книг и рукописей Науч. б-ки Моск. ун-та. М., 1987. С. 142-156; Истрин В. А. 1100 лет слав. азбуки. М., 1988. С. 160-176; Плетнева А. А., Кравецкий А. Г. Церковнославянский язык. М., 1996; Щепкин В. Н. Русская палеография. М., 1999п. С. 123, 127, 129-131, 139-140, 142, 150, 154, 157; Пчелов Е. В., Чумаков В. Т. Два века рус. буквы ё: История и словарь. М., 2000; Кузьминова Е. А. Грамматический сб. 1620-х гг.: Изд. и исслед. Napoli, 2002. (AION Slavistica: Annali dell'Istituto Univ. Orientale; N 1).
Е. А. Кузьминова
Ключевые слова:
Алфавит, система письменных знаков-букв, которая отображает и фиксирует звуковой строй языка и является основой письма Буквы алфавита Е, буква всех алфавитов, основанных на кириллице
См.также:
А первая буква всех европ. (кроме герм. рунического) и большинства ближневосточных алфавитов
В 3-я буква всех алфавитов, основанных на кириллице
Г 4-я буква всех алфавитов, основанных на кириллице
Д 5-я буква всех алфавитов, основанных на кириллице
Ж буква всех алфавитов, основанных на кириллице
К буква всех алфавитов, основанных на кириллице