Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДМИТРОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТЫХ БОРИСА И ГЛЕБА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 15, С. 445-449 опубликовано: 19 июля 2012г.


ДМИТРОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТЫХ БОРИСА И ГЛЕБА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

(Московской епархии), в г. Дмитрове Московской обл. Основан в вост. предместье города у дороги, ведущей к Троице-Сергиеву мон-рю (впосл. лавра). В XVII в. считалось, что Д. м. находится «в Дмитрове на посаде» (РГАДА. Ф. 281. № 3924), в XVIII в.- «при городе Дмитрове... от города в версте» (Там же. Ф. 280. Оп. 3. № 57. Л. 2).

Дмитровский во имя святых Бориса и Глеба мон-рь. Фотография. 2006 г.
Дмитровский во имя святых Бориса и Глеба мон-рь. Фотография. 2006 г.

Дмитровский во имя святых Бориса и Глеба мон-рь. Фотография. 2006 г.

Точное время основания Д. м. неизвестно, возможно, мон-рь возник между 1310 и 1334 гг. Впервые упоминается в духовной грамоте 1467-1472 гг. дмитровского удельного кн. Георгия (Юрия) Васильевича († 1473): князь передал «Борису Глебу» с. Новое, купленное у Троице-Сергиевой обители, «и с хлебом, что в земли. А что в том селе и в деревнях серебра на людех, ино того серебра половина Борису Глебу, а другая половина тем христианом, на коих то серебро» (ДДГ. С. 223). В 1840 г., очевидно, во время ремонтных работ под жертвенником Алексиевского придела Борисоглебского собора было найдено каменное закладное распятие с нечеткой надписью. В XIX в. дата на надписи определялась как 1388 г., в связи с чем в 1888 г. отмечалось 500-летие Д. м. Историки XX в. датировали крест иначе: М. Н. Тихомиров - 1462 г., Г. В. Попов - 1447 г. Археологические раскопки близ Борисоглебского собора выявили кладбище с погребениями XIV-XV вв. Менее вероятными ориентирами для датировки являются легендарные известия, опубликованные Тихомировым, относящие основание Д. м. к XIII в., а также доводы Н. Н. Былова об одновременном основании г. Дмитрова и мон-ря. Однако ни один из историков не обратил внимания на тот факт, что из всех князей, управлявших дмитровскими землями до XV в., святые Борис (в крещении Роман) и Глеб (в крещении Давид) были небесными покровителями лишь у кн. Бориса Давидовича, сына галицко-дмитровского кн. Давида Константиновича († 1280) и правнука св. блгв. вел. кн. Ярослава (Феодора) Всеволодовича. Кн. Борис Давидович управлял Дмитровским уделом после смерти дяди, галицко-дмитровского кн. Василия Константиновича (после 1310). Под 1334 г. в Рогожском летописце сообщается: «...а князь Борис Дмитровьскый в Орде мертв» (ПСРЛ. Т. 15. Ч. 1. Стб. 47). Т. о., не исключено, что Д. м. основан в 1-й трети XIV в., между 1310 и 1334 гг., что не противоречит и археологическим данным.

В период Смутного времени, очевидно в 1610 г., Д. м. был разорен формированиями гетмана Сапеги. Богослужения в монастыре возобновились после освящения собора 31 дек. 1620 г. Грамотой от 9 марта 1652 г. Д. м. с вотчинами был пожалован царем Алексеем Михайловичем Новгородскому митр. Никону (впосл. патриарх) и приписан к новгородскому Софийскому дому в качестве подмосковной резиденции. В 1664 г. по челобитной братии, вкладчиков, посадских и дворян царю Алексею Михайловичу обители была возвращена самостоятельность в управлении и подчиненность в церковных делах Патриарху Московскому и всея Руси. В 1724-1726 гг. Д. м. был вновь приписан к Новгородскому архиерейскому дому. Указом царя Феодора Алексеевича 1682 г. Д. м. предполагалось приписать к Заиконоспасскому московскому муж. мон-рю для материальной поддержки основанной Славяно-греко-латинской академии. Однако вплоть до кончины царя 27 апр. 1682 г. указ не был подписан и скреплен печатью, а следов., утратил законную силу. После ликвидации Синодальной области Д. м. с 1744 г. находился на территории Переславской епархии, а с мая 1788 г.- Дмитровского викариатства Московской епархии. По штатам 1764 г. Д. м. был причислен к третьеклассным. 5 июля 1891 г. Д. м. посетил московский ген.-губернатор вел. кн. Сергей Александрович с супругой прмц. вел. кн. Елисаветой Феодоровной. В нач. XX в. при Д. м. существовала церковноприходская школа.

Архитектура

1-й каменной постройкой в Д. м. стал собор во имя св. Бориса и Глеба. По надписи на плите на фасаде собор иногда датировали 1537 или до 1537 г. (Памятники архитектуры Московской обл. 1999. С. 124). До кон. XIX в. эта надгробная плита не упоминается и скорее всего была найдена и вделана в стену собора при его реставрации под надзором И. П. Машкова в 1901-1902 гг. С. А. Гаврилов датировал памятник в пределах 1-й пол. XVI в. (Гаврилов. 1984. С. 53), А. В. Яганов - сер. XVI в. (Яганов. 2003. С. 143), но в последнее время склоняется к более широкой датировке, от 20-х до 50-х гг. XVI в.

Борисоглебский собор (20-е - 50-е гг. XVI в.) и придел во имя Алексия, человека Божия, с колокольней (1655/56). Фотография. 2006 г.
Борисоглебский собор (20-е - 50-е гг. XVI в.) и придел во имя Алексия, человека Божия, с колокольней (1655/56). Фотография. 2006 г.

Борисоглебский собор (20-е - 50-е гг. XVI в.) и придел во имя Алексия, человека Божия, с колокольней (1655/56). Фотография. 2006 г.

4-столпный одноглавый собор с 3 полуциркульными апсидами построен из кирпича; перекрытый кирпичными крестовыми сводами подклет - белокаменный. К 2007 г. собор имеет одну световую главу; до сер. XVIII в. он имел 2-ю глухую главу над находившимся в юж. апсиде приделом в честь Вознесения Господня. В интерьере господствует высокое подкупольное пространство. Собор перекрыт коробовыми сводами, имеет пониженные подпружные арки. Последние получили более широкое распространение в рус. архитектуре, чем повышенные, именно в 40-х гг. XVI в.; их наличие в соборе Д. м. можно объяснить ориентацией его строителей на образец - дмитровский городской Успенский собор (1507-1511; датировка по: Яганов, Рузаева. 2003. С. 61), близкий по архитектуре к Архангельскому собору Московского Кремля (1505-1508, итал. мастер Алевиз Новый). Формами образца объясняется и ряд итальянизирующих мотивов в интерьере - крещатая форма зап. столбов и их развитые пьедесталы, белокаменные профилированные импосты в пятах арок и консоли для тябл иконостаса на вост. столбах (Баталов. 1996. С. 195). Фасады расчленены лопатками на 3 неравные прясла, восточное заметно уже остальных. Полуциркульная форма закомар - единственная в экстерьере собора, к-рая может быть объяснена ориентацией на образец. Др. формы скорее близки к формам памятников 30-40-х гг. XVI в., возведенных после отъезда итал. мастеров из Москвы: их архитектура сочетала общую «старомосковскую» ориентацию с сохранением итальянизирующих мотивов в оформлении интерьера и отдельных деталей в декорации фасадов (Там же. С. 193). Мастера, строившие собор, отказались от расчленения плоскостей прясел филенками, применив пилястры с плечиками, соединенными под карнизами четверика поясом городков,- мотив, использованный в соборе Рождественского мон-ря в Москве (Там же. С. 195); сходным образом оформлены карнизы барабана и апсид. Входы обрамлены белокаменными перспективными порталами с килевидным завершением. Возле зап. портала в стену было вмонтировано надгробное резное каменное Распятие XV в. (ныне в Дмитровском историко-художественном музее). Настенная живопись, впервые выполненная в 1824 г. и поновленная в 1887 и 1901 гг., забелена. При реставрации собора в 2000 г. ее восстановили с нек-рыми отступлениями от оригинала.

Интерьер Борисоглебского собора. Фотография. 2006 г.
Интерьер Борисоглебского собора. Фотография. 2006 г.

Интерьер Борисоглебского собора. Фотография. 2006 г.

В 1655/56 г. на средства вдовы стольника и полковника Семена Васильевича Чаплина Прасковьи к собору был пристроен придел во имя св. Алексия, человека Божия (Куликов, Яганов. 2004. С. 5-14). Постройка включала одноглавый бесстолпный четверик с апсидой и колокольню в характерной стилистике «дивного узорочья» (особенно выделяется резной портал придела). Притвор, примкнувший к зап. стене собора, был первоначально деревянным, в кон. XVIII в. стал каменным. Тогда же переделали кровли собора и верхние ярусы колокольни. В 1900-х гг. древней части памятника возвращен первоначальный облик: под наблюдением И. П. Машкова разобрано устроенное в 1778 г. ярусное завершение барабана, сделана новая глава, восстановлено позакомарное покрытие.

Др. постройки Д. м. до 70-х гг. XVII в. оставались деревянными. Каменное строительство началось с возведения в 1672 г. св. врат посередине юж. прясла стен. Св. врата стали частью кирпичной ограды с 4 башнями по углам, построенной в 1685-1689 гг. и неоднократно перестраивавшейся; башни цилиндрические, под шатровыми кровлями, с упрощенным декором. В 1685-1687 гг. над св. вратами была возведена бесстолпная одноглавая ц. во имя свт. Николая Чудотворца с обширной полуциркульной апсидой, трапезной и папертью; часть их скромного первоначального декора сохранилась. Помимо св. врат в юж. прясле имеются передние ворота, в северном - задние ворота. К западу от св. врат в линию стены в посл. трети XVII в. встроено 2-этажное здание братских келий (2-й этаж частично деревянный). Оно многократно перестраивалось, наличники, внутренние перекрытия и планировка не сохранились.

Дмитровский Борисоглебский мон-рь. Фотография. 90-е гг. XIX в. (ГИМ)
Дмитровский Борисоглебский мон-рь. Фотография. 90-е гг. XIX в. (ГИМ)

Дмитровский Борисоглебский мон-рь. Фотография. 90-е гг. XIX в. (ГИМ)

Ок. 1700 г. на средства дочери Чаплина Акулины Семеновны Нарышкиной близ задних ворот была построена одноглавая каменная ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы. Антиминс на престол храма был выдан в авг. 1702 г. (ГМЗРК. Р-567. Примеч. к л. 9: «По запискам монастырским видно, что оная Покровская церковь была построена в 1700-м году при патриархе Адриане и при архимандрите сего монастыря Адриане»; также см.: Холмогоровы. 1911. С. 151). В местном ряду иконостаса Покровского храма находился образ ап. Иоанна Богослова, написанный для храма XVII в., древняя же икона, видимо, почитаемая в монастыре, к тому времени была перенесена в Борисоглебский собор. Впосл. при Покровской ц. были выстроены больничные кельи, но первоначально она, возможно, задумывалась как 2-я теплая церковь мон-ря. В описи 1714 г. деревянная двойная больничная келья показана отдельно, вне связи с Покровской ц. Пристроенные к церкви 2 кельи упомянуты лишь в смете И. Ф. Мичурина 1740 г., из к-рой следует, что всего через 40 лет после постройки Покровская ц. обветшала (РГАДА. Ф. 248. Оп. 14. Д. 794. Л. 399 об.). В описи 1764 г. каменные 2-этажные кельи «с чуланами и с сеньми длиною на 4 и шириною на 3-х саженях» представлены более подробно, тогда же Покровская ц. именуется больничной. Она уже не использовалась по назначению «за ветхостию расседающихся каменных сводов и за ветхостию в ней святых икон». В трапезной Покровской ц. были временно сложены дела из архива Дмитровской воеводской канцелярии, пострадавшей во время городского пожара в мае 1764 г. (МЗДК. Ф. 19/5170. Оп. 1. Д. 12. Л. 52-52 об.). В 1779 г. игум. Иаков хотел возобновить церковь на собственные средства и потребовал от Московской губ. канцелярии забрать архив (Там же. Д. 13. Л. 4-4 об., 10), но его скоропостижная кончина в марте 1780 г. нарушила эти планы (Журнал, или Записка жизни и приключений И. А. Толченова. М., 1974. С. 163). В июне 1789 г. Д. м. заключил подряд на ремонт бывш. больничных келий, где между прочим было оговорено, что надо «на старой Покровской церкве главу кирпишную разобрать всю вплоть до крышки». Новый подряд, заключенный в 1791 г., предусматривал разборку алтаря Покровской ц. и превращение ее в гражданскую постройку (Там же. Д. 19. Л. 81); именно таким безликим зданием с 4-скатной крышей она предстает на панораме города из атласа 1800 г. В 1801 г. в него было переведено Дмитровское духовное правление и ДУ (Там же. Ф. 15/5166. Оп. 1. ЖДДП за 1801 г., марта 15. Л. 32 об.). К моменту постройки нового здания уч-ща в 1835 г. (вне пределов монастыря) старое обветшало (ГМЗРК. Р-567. Л. 10) и на плане Дмитрова 50-х гг. XIX в. уже не значится.

В 1834 г. с севера к надвратной Никольской ц. был пристроен равновеликий ампирный придел, объединенный в 1852 г. с помещениями старой постройки арочными проходами; 2 стены старого храма были заменены столбами, устроено новое крыльцо. В 1887 г. поверх лоткового свода храма был устроен ложный купол и новый барабан с главой. В 1-й пол. XIX в. напротив собора был построен настоятельский корпус с лаконичными ампирными фасадами, по-видимому по образцовому проекту. В 1902 г. в юго-зап. углу мон-ря (к северу от здания братских келий) было пристроено новое здание келий, из-за отсутствия насельников использованное под духовное правление. Этот небольшой 2-этажный краснокирпичный корпус был возведен на средства Е. С. Ляминой по проекту П. А. Ушакова в формах рус. стиля с оттенком модерна.

Святыни, церковные древности

Распятие с зап. портала Борисоглебского собора. XV в. (Дмитровский историко-художественный музей)
Распятие с зап. портала Борисоглебского собора. XV в. (Дмитровский историко-художественный музей)

Распятие с зап. портала Борисоглебского собора. XV в. (Дмитровский историко-художественный музей)
Главная святыня Д. м.- древнейшая икона св. князей Бориса и Глеба - находилась в местном ряду соборного иконостаса, справа от царских врат. В нач. 50-х гг. XVII в. образ был обложен серебряным окладом, сооруженным на средства Новгородского митрополита. В 1749 г. оклад поновлялся: «...устроены шапочки и одежды у угодников». К 1764 г. это был «серебряный басманный» оклад, украшенный «камушками разных цветов», в 30-40-х гг. XIX в. оклад вновь поновлялся на средства жительницы Дмитрова А. И. Куликовой.

В нач. 50-х гг. XVII в. в Д. м. поступила митра с горностаевым околышем и шитым шелками изображением святых Бориса и Глеба; в 1654 г. вместо горностая опушена золотом, украшена жемчугом и бусами; в описи 1764 г. указана похожая шапка: «...старинная шита серебром и золотом, весьма ветхая». Согласно офицерской описи 1764 г., в соборе около столбов и в алтаре находилось 109 «образов штилистовых» - вклады царей Алексея Михайловича и Феодора Алексеевича. При богослужении использовались ризы, подризники, стихари и епитрахили - вклад имп. Елизаветы Петровны.

Настоятели, братия

Из первых 9 записанных в монастырском синодике настоятелей, управлявших Д. м. в кон. XV-XVI в., лишь один был игуменом, остальные - архимандритами. После разорения Д. м. в нач. 20-х гг. XVII в. мон-рем управлял строитель. Впосл. с небольшими перерывами Д. м. возглавляли архимандриты. В Д. м. настоятельствовали: в 1727-1732 гг.- буд. еп. Коломенский и Каширский Киприан (Скрипицын), в 1810-1811 гг.- буд. архиеп. Ярославский Евгений (Казанцев), в 1826-1830 гг.- буд. архиеп. Тобольский Евлампий (Пятницкий), в 1847-1855 гг.- еп. Муромский Иаков (Кротков) (впосл. викарий Московской епархии).

Наиболее ранние сведения о братии относятся к 1627 г., когда на территории Д. м. находилось 5 келий, в к-рых проживало 6 монахов. В переписной книге 1685/86 г. указано 8 келий, в к-рых проживало, вероятно, столько же насельников. В 1699 г. в Д. м. числилось 43 насельника, в т. ч. архим. Сергий, 29 иеромонахов и старцев и 3 иеродиакона, в 1725 г.- 16 насельников, в т. ч. архим. Киприан, 5 иеромонахов и диакон, в 1764 г.- иеромонах, иеродиакон, монах, 2 белых священника, 3 диакона, канонарх, псаломщик, 2 сторожа, 9 отставных солдат. Посетивший Д. м. историк Г. Ф. Миллер упоминает архимандрита и 6 монахов. По ведомости 1901 г. в Д. м. числились настоятель, 11 монахов и 2 послушника.

Материальное положение

В XV-XVII вв. доходы Д. м. складывались из средств, поступавших от хозяйственной деятельности в вотчинах, ружного жалованья и вкладов.

Дмитровский Борисоглебский мон-рь. Фотография. 1902 г. (ГИМ)
Дмитровский Борисоглебский мон-рь. Фотография. 1902 г. (ГИМ)

Дмитровский Борисоглебский мон-рь. Фотография. 1902 г. (ГИМ)

Земельные владения Д. м. находились только в Дмитровском у. и окончательно сформировались к 80-м гг. XVI в. При Д. м. существовала подмонастырская слобода, в 1627/28 г. в ней было 13 дворов (проживало 16 служебников), в 1685 г.- 25 дворов (проживал 71 чел., в т. ч. 27 служебников), в 1737 г. в слободе числилось 85 чел. На р. Яхроме Д. м. владел лугом на 100 копен сена. Вотчины обители располагались в 3 станах Дмитровского у.: в Повельском стане - с. Новое с деревнями и пустошами, сельцо Веретье-Кутач с деревнями, пустошами и починками, в Вышегородском стане - дер. Костино с пустошами, в Каменском стане - с. Турбичево с деревнями и пустошами. В 20-х гг. XVII в. население вотчин составляло 80 крестьянских семей, в 1654-1661 гг. в вотчину входило от 113 до 109 дворов, в 1678 г.- 165 дворов, в 1700 г.- 156 дворов. В них проживало: в 1627/28 г.- 84 чел. муж. пола, в 1685 г.- более 400, в 1737 г.- 719 чел. муж. пола, в 1744 г.- более 1 тыс. чел. В XVII-XVIII вв. Д. м. владел 5 мельницами на реках Березовец, Дубна, Пазья, рыбными ловлями на реках Куньема и Яхрома. Доход приносили также промыслы, изготовление дроби и кирпичей; так, в 1698 г. было продано разным лицам ок. 3 тыс. кирпичей.

О ружном жалованье известно по данным 2-й пол. XVII в. При царе Алексее Михайловиче братия получала «молебных, панихидных и милостинных денег» по 15 р. в год. С 1701 г., после изъятия у Д. м. права распоряжаться доходами с вотчин, на содержание каждого насельника выдавалось в год по 10 р. и 10 четв. хлеба, с 1706 г.- по 3 р. 24 алтына и 4 деньги, а также по 5 четв. хлеба в год. К 1764 г. (до учреждения штатов) насельники получали от 3 до 5 р. в год, архимандрит - 5 р., иеромонах - 4 р., иеродиакон, монахи, бельцы (попы, диаконы, пономарь и канонарх) - по 3 р., а также натуральное жалованье хлебом и крупой.

По штатам 1764 г. Д. м. лишился вотчин и доходов. Обители были оставлены только огородная и садовая земля, сенокосы и рыбные ловли на р. Яхроме. К 1911 г. капитал Д. м. исчислялся в 51 233 р., к 1916 г.- в 54 704 р.

1914-2007 гг.

В 1914 г. из Польши в Д. м. были эвакуированы насельницы небольшого Турковицкого жен. мон-ря, через нек-рое время братию Д. м. перевели в Мефодиев Пешношский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Среди насельниц Турковицкой обители в Д. м. подвизалась прмц. Параскева (Матиешина), к-рая после 1921 г., когда турковицкие сестры вернулись на родину, осталась в Дмитрове и была духовной дочерью еп. Дмитровского сщмч. Серафима (Звездинского). В 1921 г. в помещениях Д. м. поселились также игум. София с сестрами зарайской Бахрушинской женской общины Рязанской епархии.

После 1917 г. Д. м. был обращен в артель (вскоре ликвидирована). До нач. 30-х гг. XX в. в Борисоглебском соборе, принадлежавшем зарегистрированной правосл. приходской общине, совершались богослужения. В годы архипастырского служения в Дмитровском вик-стве сщмч. еп. Серафим (Звездинский) неоднократно служил и проповедовал в храмах мон-ря. В 1926 г. Д. м. был закрыт, по распоряжению Дмитровского исполкома в помещениях обители разместился городской краеведческий музей, в башнях устроены помещения для хранения музейных фондов. По воспоминанию Н. А. Елизаровой-Соловьёвой, «музей не только успел отремонтировать и отреставрировать здания бывшего монастыря, но и сделать совершенно новую краеведческую экспозицию».

С кон. 1932 г. при строительстве канала Москва-Волга вся территория и помещения Д. м. передавались управлению Дмитлага. Выступивший против этой инициативы директор музея К. А. Соловьёв предложил использовать под управление просторный дом Тугариновых в Заречье, на что начальник управления Дмитлага Л. И. Коган заявил: «И не подумаю, и не вам диктовать мне, только попробуйте задержать мой переезд». В янв. 1933 г. в музей приехала правительственная комиссия во главе с Н. В. Крыленко и П. Г. Смидовичем, решившая «оставить музей на месте, то есть в монастыре». Но на следующий день после отъезда комиссии, 19 янв. 1933 г., Соловьёв и почти все сотрудники музея были арестованы и помещены в Бутырскую тюрьму. После янв. 1933 г. экспонаты были перевезены в закрытый в нояб. 1932 г. Успенский собор г. Дмитрова, где вновь открылся музей. Судьба большей части древних монастырских святынь неизвестна. Белокаменный крест XV в. находится в Дмитровском краеведческом музее. Дмитлаг занимал территорию Д. м. до окончания строительства канала. С 1941 г. в Д. м. размещались воинские части, склады, затем жилые помещения, светские учреждения и организации.

Решением Свящ. Синода РПЦ от 23 февр. 1993 г. Д. м. был возрожден, настоятелем назначен игум. Роман (Гаврилов), с 6 окт. 2005 г.- игум. Августин (Шорников). К 2007 г. в Д. м. проживает ок. 10 насельников. Сохранились и восстановлены: Борисоглебский собор (6 авг. 2004 освящен; восстановлен 4-ярусный иконостас и роспись) с приделом во имя Алексия, человека Божия, и колокольней XVII в., надвратная ц. во имя свт. Николая Чудотворца (1687) с Феодоровским приделом (1834), трапезная, братский корпус, стены с 4 угловыми башнями XVII в., настоятельский корпус XIX в. Среди святынь Д. м.- чтимые иконы св. блгв. князей Бориса и Глеба, прп. Серафима Саровского (1903) с частицей мощей, ковчежец с частицами Креста Господня, мощей апостолов Луки и Матфея, великомучеников Георгия Победоносца и Феодора Стратилата, святителей Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Иоанна Суздальского, Леонтия, Игнатия и Исаии Ростовских, Феофана Затворника, прп. Иоанна Дамаскина и др. В 1997 г. у стен Д. м. была установлена памятная гранитная стела: «Здесь, в Борисо-Глебском монастыре, в период строительства канала Москва - Волга находилось Управление Дмитлага ОГПУ - НКВД СССР». Братия Д. м. проводит экскурсии для паломников, участвует в выпуске правосл. приложения к районной газ. «Дмитровский вестник», ведет благотворительную деятельность в детских приютах и Икшинской колонии для несовершеннолетних.

Арх.: РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 627 [писцовая книга Дмитровского у. 1626/27-1627/28]; Ф. 280. Оп. 3. № 57 [офицерская опись 1764]; РЯАХМЗ. № Р-567.
Ист.: Иванов П. И. Описание гос. архива старых дел. М., 1850. С. 345; ОДДС. Т. 1. С. 222; Т. 2. Ч. 2. С. 405; Т. 6. С. 60; Т. 7. С. 215; Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические мат-лы о церквах и селах XVI-XVIII вв. М., 1911. Вып. 11: Верейская, Дмитровская и Троицких вотчин десятины (Московского у.); ДАИ. Т. 12. № 57.
Лит.: ИРИ. Ч. 3. С. 415-416; Леонид [Кавелин], архим. Исторический очерк г. Дмитрова в связи с историей его соборного храма и мон-рей его области до XVIII ст. // ЧОЛДП. 1878. Апр. Отд. 2. Паг. 2. С. 22-24; 500-летие Борисоглебского мон-ря в г. Дмитрове // ПрибЦВед. 1888. № 20. С. 543; 500-летний юбилей дмитровского Борисоглебского мон-ря // Моск. ЦВ. 1888. № 21. С. 264-265; Токмаков И. Ф. Ист.-стат. и археол. описание г. Дмитрова с уездом и святынями. М., 1893. 2 т.; Былов Н. Н. Дмитровский Борисоглебский мон-рь: Ист. очерк. М., 19052; Тихомиров М. Н. Город Дмитров: От основания города до пол. XIX в. Дмитров, 1925; он же. Села и деревни Дмитровского края в XV-XVI вв. // Моск. край в его прошлом. М., 1928. Ч. 1. С. 5-34; он же. Российское государство XV-XVII вв. М., 1973. С. 222-227; Некрасов А. И. Худож. памятники Москвы и городов Моск. губ. М., 1928. С. 125-126; Каштанов С. М. Монастырский иммунитет в Дмитровском уделе 1504-1533 гг. // Вопросы соц.-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. М., 1961. С. 25-29; он же. К истории монастырского землевладения в Дмитровском уделе XV-XVI вв. // Culture and Identity in Moscovy: 1359-1584 = Московская Русь: Культура и ист. самосознание. М., 1997. P. 227-247; Попов Г. В. Художественная жизнь Дмитрова в XV-XVI вв.: Москва и искусство моск. уделов. М., 1973. С. 31-40; Хохлов Р. Ф., Якута Е. В. Памятники архитектуры Дмитрова // Рус. город. М., 1979. Вып. 2. С. 71-94; Гаврилов С. А. Собор Бориса и Глеба Борисоглебского мон-ря в г. Дмитрове по данным натурных исслед. // Мат-лы творческого отчета треста «Мособлстройреставрация». М., 1984. С. 48-53; он же. Борисоглебский крест 1467 г. // Сов. Арх. 1985. № 2. С. 213-222; Чтения, посвящ. 840-летию Дмитрова. Дмитров, 1994; Баталов А. Л. Моск. каменное зодчество кон. XVI в. М., 1996. С. 112, 153, 194-196; Памятники архитектуры Моск. обл. / Сост.: Е. Н. Подъяпольская. М., 1999. Вып. 1. С. 124-127; Фролов М. В. Белокаменные надгробия XVI-XVII вв. из Борисоглебского мон-ря г. Дмитрова // ДРВМ. 2001. № 3(5). C. 18-20; Пэнэжко О. Г., прот. Дмитров: Храмы Дмитровского р-на. [Владимир], 2002. С. 18-22; Брусов М., свящ. Дмитровский церк. округ // Моск. ЕВ. 2003. № 1/2. С. 69-70; Яганов А. В. К вопросу о датировке собора Благовещенского Киржачского мон-ря // ДРИ: Рус. искусство позднего средневековья: XVI в. CПб., 2003. С. 130-145; Яганов А. В., Рузаева Е. И. Успенский собор в Дмитрове. М., 2003; Куликов А. М., Яганов А. В. Храмозданная надпись Алексеевской церкви Дмитровского Борисоглебского мон-ря // Дмитровский филиал РМАТ, МЗДК: Сб. науч. докл. и сообщ. Дмитров, 2004. Вып. 7. С. 5-14.
А. В. Маштафаров, А. В. Яганов, Л. К. Масиель Санчес