Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАФЕДРА АПОСТОЛА ПЕТРА
Т. 32, С. 106-113 опубликовано: 15 января 2018г.


КАФЕДРА АПОСТОЛА ПЕТРА

[лат. Cathedra sancti Petri apostoli], одно из наименований Папского престола (см. Папство); праздник в календаре Римско-католической Церкви (22 февр.); реликвия, которая хранится в базилике св. Петра в Риме. Выражение «кафедра апостола Петра» применительно к кафедре Римского епископа впервые использовал сщмч. Киприан, еп. Карфагенский († 258). Цитируя слова Иисуса Христа, обращенные к ап. Петру (Мф 16. 18-19; Ин 21. 15-17), Киприан объяснял, что Бог наделил апостолов равной властью, но основал только 1 кафедру и поручил ее ап. Петру, и, т. о., К. ап. П. стала символом единения христиан в Церкви: «Тот, кто не сохраняет единство с Петром, не может думать, будто сохраняет веру. Тот, кто отступает от кафедры Петра, на которой основана Церковь, не может считать, что остается в Церкви» (Cypr. Carth. De ecclesiae catholicae unitate. 4 // Sancti Cypriani episcopi Opera. Turnhout, 1972. Pars 1. P. 251-252. (CCSL; 3)). В отличие от других раннехристианских авторов (сщмч. Климента Римского, сщмч. Иринея Лионского) Киприан Карфагенский считал основателем Римской Церкви только ап. Петра, но не ап. Павла (Février. 1977. P. 527-530; см. также: Mombili Thumaini M.-E. L'aspect d'autonomie et de communion dans la praxis africaine des recours à Rome. R., 2001. P. 59-62, 106-107). В посланиях сщмч. Киприана говорится о К. ап. П. как об основе единства Церкви (Cypr. Carth. Ep. 43. 5. 2; 55. 8. 4; 59. 14. 1).

Во 2-й пол. IV в. в полемическом трактате против донатистов (см. Донатизм) св. Оптат, еп. Милевский, писал, что Римская кафедра, «на которой восседал Петр, глава всех апостолов», была основана прежде всех др. епископских кафедр, в ней воплощалось единство Вселенской Церкви (Optatus. Liber II 2-6 // S. Optati Milevitani Libri VII / Ed. C. Ziwsa. Vindobonae, 1893. P. 36-39, 42. (CSEL; 26)).

Ап. Петр на кафедре. Фрагмент росписи в капелле Бранкаччи ц. Санта-Мария-дель-Кармине во Флоренции. Худож. Мазаччо. 1426–1427 гг.
Ап. Петр на кафедре. Фрагмент росписи в капелле Бранкаччи ц. Санта-Мария-дель-Кармине во Флоренции. Худож. Мазаччо. 1426–1427 гг.

Ап. Петр на кафедре. Фрагмент росписи в капелле Бранкаччи ц. Санта-Мария-дель-Кармине во Флоренции. Худож. Мазаччо. 1426–1427 гг.
В Риме выражения «кафедра апостола Петра» и «апостольский престол» (apostolica sedes) вошли в употребление при еп. (папе) Дамасе I (366-384). В постановлениях Римского Собора 382 г. указывалось, что Римская Церковь, «престол апостола Петра», «не по соборным постановлениям превосходит прочие Церкви, но получила первенство по евангельскому слову нашего Господа и Спасителя» (далее цитируется Мф 16. 18-19) (Turner C. H. Latin Lists of the Canonical Books. 1: The Roman Council under Damasus, A. D. 382 // JThSt. 1900. Vol. 1. P. 560). В стихотворной надписи, помещенной по указанию Дамаса I в баптистерии Ватиканской базилики, говорилось о «едином престоле Петра, единой истинной купели» (Damasi Epigrammata / Ed. M. Ihm. Lipsiae, 1895. P. 9). Термин «кафедра апостола Петра» использовал блж. Иероним Стридонский в письмах Дамасу I, подразумевая Римскую кафедру как источник христ. учения (Hieron. Ep. 15. 1-2; 16. 2 // Saint Jérome. Lettres / Éd. J. Labourt. P., 1949. T. 1. P. 46, 50). О К. ап. П. упоминается в гимнах Пруденция (Prudent. Perist. II 457-464; XI 31-32 // Aurelii Prudentii Clementis Carmina / Ed. M. P. Cunningham. Turnhout, 1966. P. 273, 371. (CCSL; 126)). В понтификат св. Льва I Великого (440-461) в Римской Церкви окончательно оформилось представление о том, что папа Римский, занимая К. ап. П., получает верховную власть (principatus) над Вселенской Церковью как над сообществом (corpus) христиан (Ullmann. 1960; Idem. The Growth of the Papal Government in the Middle Ages: A Study in the Ideological Relation of Clerical to Lay Power. L., 19622. P. 2-9). Представления о Папском престоле как о К. ап. П. легли в основу концепции папского примата.

Праздник К. ап. П.

(Natale Petri de cathedra) был впервые указан в календаре «Depositio martyrum» в 8-й день перед мартовскими календами (22 февр.- LP. T. 1. P. 11; MGH. AA. T. 9. P. 71). Календарь сохранился в составе т. н. Хронографии 354 г. (Календаря Филокала), сборника-альманаха, выполненного под рук. рим. каллиграфа Фурия Дионисия Филокала. В «Depositio martyrum» включены дни памяти мучеников (гл. обр. пострадавших в Риме) с указанием мест их поминовения, но для праздника К. ап. П. такие указания отсутствуют. Большинство исследователей согласны с Дж. Б. Де Росси, который полагал, что «Depositio martyrum», как и «Depositio episcoporum» (перечень дней поминовения Римских епископов), был составлен в 336 г., после кончины Римского еп. (папы) Сильвестра I (314-335), и являлся офиц. литургическим календарем Римской Церкви (Rossi G. B., de. La Roma Sotterranea Cristiana. R., 1864. T. 1. P. 116-118; LP. T. 1. P. VI-VII; MGH. AA. T. 9. P. 38; Salzman. 1990. P. 43-44; Aigrain. 2000. P. 15-16). Л. Дюшен поддержал гипотезу Де Росси, что первоначальная редакция «Depositio episcoporum» могла быть создана в понтификат Мильтиада (311-314) (Duchesne L. Les sources du martyrologe hiéronymien // Mélanges d'Archéologie et d'Histoire de l'École française de Rome. R., 1885. Vol. 5. P. 132-144). Высказывалось предположение, что перечень праздников, составивший основу обоих календарей, складывался в сер. III в. (Delehaye. Origines. P. 262-263; Salzman. 1990. P. 43). Тем не менее время включения в рим. календарь праздника К. ап. П. трудно определить, он мог быть внесен в «Depositio martyrum» после 336 г.

В Иеронимовом Мартирологе, среди источников которого был римский календарь 1-й четв. V в., праздник К. ап. П. указан под 2 датами, что соответствует галльской традиции V-VI вв. Под 22 февр. в мартирологе значится «память кафедры св. апостола Петра, на которой он восседал в Антиохии» (Natale cathedrae sancti Petri apostoli qua sedit apud Antiochiam - MartHieron. P. 24; MartHieron. Comment. P. 108-109). Упоминание об Антиохии есть во всех основных рукописях, но оно могло быть добавлено при переработке и дополнении мартиролога в Галлии в кон. VI в. (о галльской редакции мартиролога см.: Aigrain. 2000. P. 38-39). Скорее всего к галльским дополнениям принадлежит запись под 18 янв.: «Кафедра Петра в Риме» (Cathedra Petri in Roma), в нек-рых рукописях: «Освящение кафедры св. апостола Петра, на которой апостол Петр впервые воссел в Риме» (Dedicatio cathedrae sancti Petri apostoli qua primo Romae Petrus apostolus sedit - MartHieron. P. 10; MartHieron. Comment. P. 45-46). В латеркуле (аннотированном календаре) Полемия Сильвия, составленном в 448 или 449 г. в Юго-Вост. Галлии, под 22 февр. указано «погребение святых Петра и Павла» (depositio sancti Petri et Pauli - CIL. T. 1. Vol. 1. Pars 1. P. 259). В установлениях стациональной литургии г. Туроны (ныне Тур, Франция) еп. Перпетуя (ок. 460-488/9) указан праздник «Natale sancti Petri episcopatus» (Greg. Turon. Hist. Franc. X 31. 6).

Данные о праздновании К. ап. П. в Риме содержатся в источниках V-VI вв. В письмах имп. Валентиниана III, его матери Галлы Плацидии и супруги Лицинии Евдоксии, адресованных имп. Феодосию II, говорится о прибытии имп. семейства в Рим (450) накануне «досточтимой ночи апостольского дня», когда в базилике св. Петра на Ватиканском холме совершалась вигилия. В день праздника император посетил базилику, где встретился с папой Львом I Великим и др. епископами, «собравшимися из разных провинций» (Leo Magn. Ep. 55-57 // PL. 54. Col. 857-863). Поскольку известно, что в мае 450 г. Валентиниан III уже находился в Риме, в письмах речь идет не о празднике св. апостолов Петра и Павла 29 июня, а о праздновании К. ап. П. 22 февр. (Lietzmann. 1927. S. 98; Pietri. 1976. P. 382).

Сохранилось несколько гомилий на день К. ап. П., предположительно составленных в Риме в V-VI вв., одна, по-видимому, была произнесена в присутствии императора, скорее всего Валентиниана III или Прокопия Антемия (467-472) (изд.: Morin. 1896; PL. 39. Col. 2100-2103; PL. 54. Col. 505-508). В гомилиях раскрывалось значение праздника как воспоминания о начале апостольского и епископского служения ап. Петра (diem quo apostolatum uel episcopatum ore Christi indeptus est, quo ei cathedra commissa est). Это событие связывалось со словами Христа «ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою» и с вручением апостолу ключей от Царства Небесного и власти «вязать и разрешать» (Мф 16. 17-19) (Morin. 1896). Приняв главенство над Церковью (sanctae ecclesiae adeptus est principatum), ап. Петр стал пастырем и хранителем не только Римской Церкви, но и Церкви Вселенской. Преемники Петра, Римские епископы, сохранили апостольскую власть, вокруг их кафедры объединяются все христиане (PL. 54. Col. 505-508). Праздник К. ап. П. 22 февр. был установлен в память о том, как ап. Петр занял епископскую кафедру (hodie episcopatus cathedram suscepisse referatur) и является «днем рождения» Римской Церкви (PL. 39. Col. 2100-2101; Ibid. 54. Col. 505-508). Согласно др. гомилии, праздник был установлен для почитания епископского достоинства ап. Петра (episcopatum Petri apostoli veneramur) (Ibid. 39. Col. 2101-2102). В этот день язычники совершали поминальные обряды, поэтому в проповедях говорилось о недопустимости принимать участие в пирах и церемониях, связанных с поминовением усопших (Morin. 1896; PL. 39. Col. 2100-2101; Ibid. Col. 2101-2102).

Во всех проповедях подчеркивалась роль ап. Петра не только как 1-го Римского епископа, но и как 1-го епископа Вселенской Церкви, основоположника церковной иерархии. Преемники ап. Петра, занимающие Римскую кафедру, продолжают попечение обо всех христианах, сохраняют учение и предание христ. Церкви. Изложенная в гомилиях концепция близка к учению св. Льва I Великого, к-рый подчеркивал, что авторитет Римского епископа и его обязанность осуществлять высшее попечение над Церковью исходят от ап. Петра, получившего особые прерогативы от Самого Христа (Ullmann. 1960; Wessel S. Leo the Great and the Spiritual Rebuilding of a Universal Rome. Leiden; Boston, 2008. P. 285-297).

По мнению ряда исследователей, значение праздника К. ап. П. со временем могло меняться, и его интерпретация как воспоминания об основании Римской Церкви (или христ. Церкви в целом) скорее всего не была изначальной (см., напр.: Balboni. 1967). Также высказывалось мнение, что значение праздника не связано напрямую с датой 22 февр. (Duchesne. 1898; Ruysschaert. 1969. P. 19-21). В том, что касается происхождения и истории праздника К. ап. П., основные трудности связаны с недостатком источников. Информация в латеркуле Полемия Сильвия о том, что 22 февр. совершалась память погребения св. апостолов Петра и Павла, скорее всего ошибочна. Указание Иеронимова мартиролога на празднование в этот день К. ап. П. в Антиохии, очевидно, является позднейшей интерполяцией. Т. о., единственный источник сведений о праздновании К. ап. П. в IV в.- краткая запись в «Depositio martyrum». Предпринимались попытки восстановить первоначальную форму записи, якобы искаженную в рукописной традиции. Согласно одной из конъектур, празднование совершалось в катакомбах (Natale Petri de cathedra (in catacumbas) - Belvederi G. La tombe apostoliche nell'età paleocristiana. R., 1948. P. 214-215) - комплексе усыпальниц под базиликой св. Апостолов (ныне Сан-Себастьяно), где в III-IV вв. происходили поминальные трапезы в честь св. апостолов Петра и Павла (Testini P. Archeologia cristiana. Bari, 1980 2. P. 216-231; Snyder G. F. Ante Pacem: Archaeological Evidence of Church Life before Constantine. Macon (Georgia), 20032. P. 180-189, 251-258). Подобные реконструкции записи в «Depositio martyrum» были признаны несостоятельными.

Исследователи попытались установить точное значение понятий «natale» и «cathedra». В рим. традиции словом «natale» (dies natalis - день рождения) обозначался юбилей к.-л. события, обычно рождения или смерти человека, основания города или храма. Такие юбилеи могли отмечаться частными или публичными празднествами (natalicia) (Février. 1977. P. 524-525; Ramelli I. Osservazioni sul concetto di «giorno natalizio» nel mondo greco e romano e sull'espressione di Seneca «dies aeterni natalis» // Arys: Antigüedad, Religiones y Sociedades. 1999. Vol. 2. P. 339-350). Слово «кафедра» в основном понималось как престол Римского епископа (Batiffol. 1925). В античной традиции «кафедрой» именовалось сиденье авторитетного наставника или философа, а в НЗ говорится о «Моисеевом седалище» (cathedra Moysi - Мф 23. 2), на к-ром восседали иудейские книжники и толкователи закона. Однако Т. Клаузер указал, что «кафедрой» называли также символическое сиденье для усопшего, к-рое ставили во время поминальной трапезы. В рим. мавзолеях, в т. ч. христианских, для этого сооружались стационарные кафедры (Klauser. 1927; см. также: Février. 1977. P. 525-527). Клаузер связывал происхождение праздника К. ап. П. с поминальной трапезой рим. христиан в честь апостола. Дополнительным аргументом в пользу этой гипотезы служит обычай поминальной трапезы (refrigerium) на могилах усопших христиан, в т. ч. мучеников, просуществовавший до кон. IV в. (Quasten J. «Vetus superstitio et nova religio»: The Problem of «Refrigerium» in the Ancient Church of North Africa // HarvTR. 1940. Vol. 33. P. 253-266). Изучение терминов, использованных в краткой записи «Depositio martyrum», позволило исследователям достичь согласия относительно ее перевода: «Память (или юбилей) Петра в связи с (его) кафедрой» (Pietri. 1976. P. 381; Février. 1977. P. 525).

Наряду с гипотезой Клаузера высказывались и др. мнения о происхождении праздника К. ап. П. Согласно В. Сестону, установление праздника было связано с освящением Ватиканской базилики св. Петра (Seston W. Hypothèse sur la date de la basilique constantinienne de Saint-Pierre de Rome // Cah. Arch. 1947. Vol. 2. P. 153-159). По др. версии, праздник К. ап. П. первоначально представлял собой поминальную трапезу у гробницы ап. Петра, впервые состоявшуюся 22 февр. 334 г., вскоре после предполагаемой даты освящения Ватиканской базилики. Тем не менее этот праздник всегда рассматривался как воспоминание о начале служения Петра как 1-го христ. епископа, а память мученической кончины апостола совершалась 29 июня (Ruysschaert. 1969. P. 18-23). Иную версию предложил К. Эрбес. Он считал, что праздник К. ап. П. первоначально был посвящен св. апостолам Петру и Павлу и отмечался только в Риме. Исследователь полагал, что поминовение апостолов 29 июня имеет более позднее происхождение, а 22 февр. может рассматриваться как исторически достоверная дата казни и погребения Петра (Erbes. 1899. S. 37-46). Предположение Эрбеса было отвергнуто Х. Лицманом (Lietzmann. 1927. S. 94-96; о др. версиях происхождения праздника см.: Pietri. 1976. P. 383-385).

Наибольшее распространение получила гипотеза, впервые высказанная Дюшеном. По мнению исследователя, праздник К. ап. П. мог быть установлен в память о начале епископского служения апостола, но дата 22 февр. была выбрана для того, чтобы заменить христианским торжеством отмечавшийся в этот день языческий праздник поминовения усопших (Duchesne. 1898. P. 266-267; см. также: Ruysschaert. 1969. P. 20). 22 февр. в Риме совершались каристии (харистии; лат. Caristia; также Cara cognatio, букв.- любимая родня), праздник семейного согласия и родственных связей. Каристии завершали 9-дневный период паренталий (13-21 февр.), когда поминали умерших родственников, посещали могилы близких и приносили жертвы обожествленным духам покойных (маны). Связанные с паренталиями обряды были частными, семейными, в это время храмы оставались закрытыми, браки не заключались, а магистраты слагали знаки своих полномочий. Наиболее подробные сведения о каристиях приведены Овидием (Ovid. Fast. II 617-638) и Валерием Максимом (Valerius Maximus. Facta et dicta memorabilia. II 1. 8 // Valeri Maximi Factorum et dictorum memorabilium libri IX / Ed. C. Halm. Lipsiae, 1865. P. 61). Несмотря на то что каристии считались семейным торжеством, на котором присутствовали только родственники, участие в празднике могли принимать также друзья и др. близкие люди (Raccanelli. 1996). В установлениях рим. коллегии Эскулапа и Гигиеи (153) упоминается о собрании членов коллегии в день каристий (die kare cognationis), когда происходила раздача хлеба и вина (CIL. T. 6. N 10234; Thesaurus cultus. 2004. P. 284). Т. о., праздничная трапеза могла устраиваться не только для родственников и друзей, но и для членов некоторых религ. коллегий (Raccanelli. 1996. P. 50-52).

В латеркуле Полемия Сильвия под 22 февр. наряду с праздником св. апостолов Петра и Павла указаны каристии как день примирения родных (CIL. T. 1. Vol. 1. Pars 1. P. 259). Однако уже в V в. эта дата связывалась не с каристиями, а с языческими поминальными обрядами, что можно объяснить дезинтеграцией традиц. религ. календаря и смешением каристий с предшествующими им паренталиями, особенно с днем фералий (21 февр.), когда совершались последние жертвы манам. Согласно гомилиям V-VI вв., в праздник К. ап. П. язычники устраивали разнузданные пиршества и совершали заупокойные обряды, в т. ч. приносили покойникам пищу и питье (PL. 39. Col. 2101-2102). В постановлениях Туронского (Турского) Собора 567 г. упоминается о христианах, к-рые в день К. ап. П. предлагали покойникам пищу и ели пожертвованное (Concilia Galliae. An. 511 - An. 695 / Ed. C. de Clercq. Turnhout, 1963. P. 191-192). В Житии св. Элигия († 659/60) говорится о языческом празднестве, к-рое происходило в день памяти ап. Петра в окрестностях г. Новиомаг (ныне Нуайон, Франция) (Vita Eligii episcopi Noviomagensis. II 20 // MGH. Scr. Mer. T. 4. P. 711-712). В XII в. франц. богослов и литургист Иоанн Белет писал о существовавшем некогда обычае приносить на могилы близких еду, к-рую затем пожирали демоны. С целью искоренить этот обычай христиане и установили праздник в честь ап. Петра (Beleth. Ration. div. offic. 83 // PL. 202. Col. 87-88; Durand. Rationale. VII 8. 4; см.: Février. 1977. P. 514-515). Однако Гонорию Отёнскому, писавшему немного ранее Иоанна Белета, было известно только то, что праздник К. ап. П. именовался «днем душ»; Гонорий объяснял это властью ап. Петра «вязать и разрешать» души людей (Honor. August. Sacr. 71 // PL. 172. Col. 783). Возможно, отдельные обычаи, восходившие к рим. обрядовой трапезе, сохранялись и позднее (Février. 1977. P. 522).

В наст. время большинство исследователей вслед за Д. Бальбони (Balboni. 1967), Ш. Пьетри (Pietri. 1976) и П. А. Феврье (Février. 1977) считают, что происхождение праздника К. ап. П. связано с каристиями, суть которых заключалась в восстановлении согласия (concordia) среди людей (Ibid. 1977. P. 517-518; ср.: Dumézil G. La religion romaine archaïque. P., 19742. P. 407-408). Праздник К. ап. П. первоначально был торжеством «мира и согласия» Римской Церкви, «праздником апостольского предания» в честь ап. Петра, основателя и 1-го епископа рим. общины христиан (Pietri. 1976. P. 387-389). Т. о., праздник К. ап. П. нельзя рассматривать как поминальную трапезу в память ап. Петра или как «юбилей» Римской Церкви, он не был связан с конкретными событиями из жизни апостола или к.-л. реликвией. Согласно Феврье, отголоском такого понимания праздника является запись в Иеронимовом Мартирологе под 22 февр., где вместе с праздником К. ап. П. указан праздник в честь конкордии, т. е. согласия (Romae natale Concordiae; исследователь отвергает предположение, что речь может идти о рим. мученице Конкордии (Kirsch. 1924. S. 139-140; см. ст. Ипполит, мч. Римский) (Février. 1977. P. 520). Первоначально празднование К. ап. П. совершалось только в Риме, но в V в. праздник был известен в Галлии. Вероятно, именно тогда в результате влияния языческих обычаев произошло совмещение праздника К. ап. П. и заупокойных обрядов, характерных для паренталий. В Африке и Италии праздник К. ап. П. не получил распространения.

В Галлии возник обычай отмечать день К. ап. П. 2 раза в год - 19 (или 18) янв. и 22 февр. В тех случаях, когда праздник был указан в календаре под обеими датами, январский назывался праздником «кафедры апостола Петра в Риме», а февральский - «кафедры апостола Петра в Антиохии». Различение этих дат связывалось с церковным преданием, по к-рому ап. Петр до путешествия в Рим был 1-м епископом Антиохии (Honor. August. Sacr. 71). По легенде, приведенной Вильгельмом Дурандом (XIII в.), апостол воскресил сына правителя города Теофила. Чудо способствовало обращению мн. жителей Антиохии в христианство, Теофил же построил храм, в к-ром была установлена «небесная кафедра». Эту кафедру апостол занимал на протяжении 7 лет (Durand. Rationale. VII 8. 1). На вопрос о том, почему праздник стал отмечаться 2 раза в год, отвечают по-разному. По мнению Дюшена, это было связано с тем, что 22 февр. приходилось, как правило, на время Великого поста (ср.: PL. 39. Col. 2101-2102). Высказывалось предположение, что празднество 18 янв. возникло в Галлии независимо от римского праздника 22 февр. (Kirsch. 1925. P. 67-68). До XI в. двойной праздник К. ап. П. был характерен почти исключительно для галльской традиции (аналогичные указания есть в англосакс. календарях, напр. в Босвортской Псалтири кон. X - нач. XI в. (Lond. Brit. Lib. Add. 37517)). Литургические тексты для праздника К. ап. П. сохранились в богослужебных книгах галликанского обряда (VII-VIII вв.): в Люксёйском Лекционарии (Le Lectionnaire de Luxeuil (Paris, ms. lat. 9427) / Éd. P. Salmon. R.; Vat., 1944. P. CVIII-CIX, 66-68), в Готском Миссале (Missale Gothicum e codice Vaticano Reginensi latino 317 editum / Ed. E. Rose. Turnholti, 2005. P. 410-413. (CCSL; 159D)) и в Миссале из Боббио (The Bobbio Missal: A Gallican Mass-Book (MS. Paris. Lat. 13246) / Ed. E. A. Lowe. L., 1920. Vol. 2: Text. P. 35-37).

В испано-мосарабском обряде традиция отмечать праздник К. ап. П. зафиксирована с кон. VII в. (Oracional Visigótico / Ed. J. Vives. Barcelona, 1946. P. 167-170), в более раннем эпиграфическом календаре из Кармоны (кон. VI в.) праздник не указан. Упоминания о празднике К. ап. П. и соответствующие богослужебные тексты содержатся в испанских богослужебных книгах X-XI вв. (Férotin M. Le Liber Mozarabicus Sacramentorum et les manuscrits mozarabes. R., 1995r. Col. XLVI, 140-145, 816-817; Antiphonarium Mozarabicum de la Catedral de León. León, 1928. P. 63-64; The Mozarabic Psalter (MS. British Museum, Add. 30, 851) / Ed. J. P. Gilson. L., 1905. P. 215; Le Calendrier de Cordoue / Éd. R. Dozy. Leiden, 19612. P. 44-45). Праздник совершался 22 февр. и связывался с почитанием ап. Петра как 1-го Римского епископа, упоминания о праздновании К. ап. П. в Антиохии в мосарабских источниках отсутствуют.

В то время как праздник К. ап. П. получил широкое распространение в Зап. Европе, сведений о нем в римских литургических книгах VII-VIII вв. нет. О празднике К. ап. П. не упоминается ни в Геласия Сакраментарии, ни в Григория Сакраментарии, ни в отдельных римских чинах (Ordines Romani), что до настоящего времени не находит объяснения в исследовательской литературе. Высказывалось предположение, что исключение праздника из римских богослужебных книг могло быть связано с распределением станций на период Великого поста в VI в. (Jounel. 1977. P. 225-226). В VIII в. под влиянием галльской традиции богослужебные тексты для праздника К. ап. П. были включены в ряд франко-геласианских сакраментариев (напр.: Liber Sacramentorum Gellonensis / Ed. A. Dumas. Turnhout, 1981. Vol. 1: Textus. P. 29-30. (CCSL; 159)), префация мессы имеется в дополнениях к Сакраментарию Григория, составленных Бенедиктом Анианским (Deshusses J. Le Sacramentaire Grégorien: Ses principales formes d'après les plus anciens manuscrits. Fribourg, 19792. T. 1. P. 505-506). Праздник К. ап. П. под 22 февр. указан в герм. понтификалах X в. (Le Pontifical romano-germanique du dixième siècle / Éd. C. Vogel, R. Elze. R., 1962. T. 2. P. 10. (ST; 227); Sacramentarium Fuldense Saeculi X / Hrsg. G. Richter, A. Schönfelder. Fulda, 1912. S. 28-29).

По мнению М. Маккароне, возобновление в XI в. традиции отмечать праздник К. ап. П. в Риме было связано с развитием идеи верховенства Римского папы как преемника ап. Петра (Maccarrone. 1980). Ко времени григорианской реформы относится рост числа изображений ап. Петра, восседающего на кафедре или коронуемого Христом. Как полагает исследователь, в XII-XIII вв. в Риме праздник К. ап. П. приобрел новое значение - праздника Римского епископа как верховного предстоятеля Вселенской Церкви. В папских чинах и понтификалах этого времени нет информации о литургических особенностях празднования 22 февр. «кафедры апостола Петра в Антиохии». Исключение составляет ординарий папы Римского Иннокентия III. В короткой рубрике, посвященной богослужению 22 февр., отмечается, что папа мог совершать вечерню в базилике св. Петра 21 февр., а все др. богослужения проводились в отсутствие понтифика (Dijk S. J. P., van. The Ordinal of the Papal Court from Innocent III to Boniface VIII and Related Documents. Fribourg, 1975. P. 376-378). О значении этого праздника в политике Римских пап свидетельствует стремление приурочить к 22 февр. церемонию папской коронации: в этот день папской тиарой были коронованы Иннокентий III (1196), Иннокентий V (1276), Николай IV (1288). В 1775 г. в день К. ап. П. состоялась церемония коронации папы Римского Пия VI. В XII-XIII вв. упоминания о праздновании 19 янв. К. ап. П. отсутствуют (согласно календарям XIII в., в этот день отмечалась память св. Приски). Вильгельм Дуранд, рассуждая о поминовении ап. Петра, не говорит о разночтениях в праздновании К. ап. П., напротив, он подчеркивает трехчастность цикла праздников, посвященного ап. Петру (passio, cathedra, in vinculi).

В XV в., после возвращения пап в Рим, возросли значение и популярность праздника К. ап. П. и связанной с ним реликвии. По всей видимости, к этому времени относится обычай выставлять раз в году деревянную К. ап. П. для всеобщего обозрения (впервые об этом упоминается в дневнике папского церемониймейстера Антонио ди Пьетро делло Скьяво в 1412). Оба праздника К. ап. П. были включены в принятый после Тридентского Собора литургический календарь католич. Церкви (1604) в статусе двойных. В 1961 г. по решению папы Римского Иоанна XXIII праздник «кафедры апостола Петра в Риме» (19 янв.) был исключен из календаря (AAS. 1961. T. 53. P. 175). Праздник К. ап. П. под 22 февр. стал праздником 2-го ранга (festum) и в этом статусе включен в календарь Римского Миссала (1962). В действующем Римском календаре под 22 февр. указано празднование (festum) К. ап. П., которое знаменует единство Церкви. В Римском Мартирологе приведены также слова Христа об основании Церкви: «...ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою» (Мф 16. 18).

Реликвия

С XII в. средневек. деревянный трон почитается как епископская кафедра ап. Петра и хранится в монументальном реликварии, изготовленном между 1656 и 1666 гг. по проекту Дж. Л. Бернини; в наст. время установлен в апсиде собора св. Петра в Риме.

Деревянная К. ап. П. в Ватикане представляет собой невысокое дубовое кресло со спинкой, инкрустированное рельефными пластинами из слоновой кости с изображениями 12 подвигов Геракла. В центре помещена пластина с изображением монарха, восседающего на троне. С боков к кафедре прикреплены кольца, чтобы ее можно было переносить. Вопрос о дате изготовления К. ап. П. остается нерешенным. Исследователи отмечают невозможность определить принадлежность кафедры к определенной эпохе при помощи стилистического анализа (Schramm. 1968/1969; Schimmelpfennig. 1973). Вероятно, рельефные пластины из слоновой кости и деревянная основа были изготовлены в разное время. Рельефы принадлежат к античной или раннесредневек. традиции, а радиоуглеродный анализ дерева, из к-рого выполнена основа трона, позволяет датировать его периодом между 960 и 1040 гг. или даже более поздним временем. При дендрохронологической экспертизе образцов определили, что дерево росло в Сев.-Зап. Франции (Hollstein. 1974; Maccarrone. 1980. S. 206-207).

Деревянная кафедра ап. Петра. IX–XI вв. (собор св. Петра, Ватикан)
Деревянная кафедра ап. Петра. IX–XI вв. (собор св. Петра, Ватикан)

Деревянная кафедра ап. Петра. IX–XI вв. (собор св. Петра, Ватикан)
В письменных источниках нет сведений о том, когда и при каких обстоятельствах К. ап. П. попала в Рим. Наиболее распространено мнение, что трон был подарен папе Иоанну VIII (872-882) королем западных франков Карлом Лысым, прибывшим в Рим для имп. коронации (875; в Liber Pontificalis среди даров Карла Лысого действительно упомянут некий трон). Др. исследователи указывали на то, что причина дарения папе Римскому имп. трона не вполне понятна (в отличие от имп. Оттона III для Карла Лысого Рим не был основной резиденцией); также не ясно, с какой целью нужно было привозить из Франции трон для церемонии, не предполагавшей интронизации (Ladner. 1975). Единственное упоминание деревянного трона в Liber Pontificalis изолировано от др. источников, в которых говорится о К. ап. П., что дает историкам возможность выдвигать разные гипотезы о времени его появления.

Реликварий для кафедры ап. Петра. Между 1656 и 1666 гг. Скульптор Дж. Л. Бернини (собор св. Петра, Ватикан)
Реликварий для кафедры ап. Петра. Между 1656 и 1666 гг. Скульптор Дж. Л. Бернини (собор св. Петра, Ватикан)

Реликварий для кафедры ап. Петра. Между 1656 и 1666 гг. Скульптор Дж. Л. Бернини (собор св. Петра, Ватикан)
История и характер использования К. ап. П. до XII в. неизвестны. После изучения кафедры в 1968 г. М. Маккароне предположил, что К. ап. П. использовалась как церемониальный трон понтифика в базилике св. Петра. По мнению исследователя, в пользу такой версии говорит отсутствие сведений о деревянном троне в средневековых перечнях святынь, хранившихся в базилике, а также редкие упоминания о кафедре в церемониальных чинах. Деревянная кафедра служила папским троном в тех случаях, когда по тем или иным причинам понтифик не мог восседать на мраморной кафедре. В источниках XII в. (церемониальные чины, сохранившиеся в составе «Liber politicus» и «Liber censuum»), в которых упоминается о празднике К. ап. П. (22 февр.), дается описание украшенной (и потому непригодной для сидения на ней) мраморной кафедры, и уточняется, что папа Римский восседал на деревянном троне. На протяжении веков использование деревянной К. ап. П. было исключительно папской прерогативой. По мнению Маккароне и П. Э. Шрамма, в X-XIII вв. усаживание на деревянную К. ап. П. было частью церемонии папской коронации (наряду с интронизацией на мраморной кафедре в базилике св. Петра, интронизацией на папской кафедре в Латеранской базилике и др. подобными обрядами в Латеранском дворцовом комплексе). Так, согласно чину возведения в сан Римского епископа (Ordo Romanus XXXVI), по завершении мессы понтифик направлялся в ризницу или в особую капеллу (sacrarium), где занимал особое седалище (sella). Оппоненты Маккароне и Шрамма отнеслись скептически к подобным реконструкциям. В источниках нет прямых указаний на деревянную К. ап. П. или некий деревянный трон. Выражение «cathedra Petri» могло относиться к мраморным кафедрам в базилике св. Петра и в Латеранском соборе. В некоторых ситуациях, как указывал Б. Шиммельпфенниг (Schimmelpfennig. 1973), предположения Маккароне основаны на ошибочном истолковании текста церемониальных чинов. Сомнения вызывает и предположение о 2-й интронизации понтифика на деревянной кафедре в базилике св. Петра.

Наиболее раннее свидетельство о почитании некоего престола, который связывали с ап. Петром, относится к рубежу VI и VII вв. В числе реликвий, отправленных папой Римским св. Григорием I Великим королеве лангобардов Теодолинде, назван «елей от престола, на котором некогда восседал св. Петр» (oleo de side ubi prius sedit sanctus Petrus - Itineraria et alia geographica. Turnhout, 1965. Vol. 1. P. 292. (CCSL; 175)). Другие данные о почитании в раннее средневековье К. ап. П. как материального объекта отсутствуют. К XII в. относятся первые определенные указания в источниках на К. ап. П., связанные с оформлением и развитием почитания деревянного трона как реликвии св. ап. Петра. До XV в. почитание материальной К. ап. П. имело, по всей видимости, скорее народный, чем офиц. характер. Маккароне указывал, что Арибон, аббат монастыря Тегернзе (1113-1126), привез из Рима частицы мощей, креста и кафедры ап. Петра (et de kathedra eius - Notae Tegernseenses // MGH. SS. T. 15. Pars 2. P. 1068; см.: Maccarrone. 1980-1981).

Копия кафедры ап. Петра (ризница собора св. Петра, Ватикан)
Копия кафедры ап. Петра (ризница собора св. Петра, Ватикан)

Копия кафедры ап. Петра (ризница собора св. Петра, Ватикан)
Свидетельство о почитании К. ап. П., хранившейся в базилике св. Петра, относится к XII в. В стихотворении «Contra Lateranenses» (Против латеранцев), включенном в «Описание Ватиканской базилики» Петра Маллия (2-я пол. XII в.), автор, именуя Латеранский собор «синагогой», восхваляет Ватиканскую базилику, в которой хранится чтимая народом К. ап. П. Другие упоминания о реликвии отсутствуют (Codice topografico della città di Roma / A cura di R. Valentini, G. Zucchetti. R., 1943. T. 3. P. 379-380). В источниках XIII в. о К. ап. П. говорится более подробно. Так, в одной из рубрик рукописи с фрагментами литургических текстов (Paris. Bibl. de l'Arsenal. Ms. 526; изд.: Andrieu M. Le Pontifical Romain au Moyen Âge. Vat., 1939. Vol. 2. P. 50-51) утверждается, что К. ап. П. была установлена в Ватиканской базилике между капеллами Девы Марии и св. Льва (т. е. капеллой папы Адриана I у юго-зап. стены трансепта). Там же упоминается о чуде: во время пожара, возникшего из-за упавшей свечи, деревянная сень, под которой находилась святыня, сгорела, тогда как сама К. ап. П. осталась невредимой. По мнению Ф. Дж. Канчельери, это событие относится к понтификату Александра IV (1254-1261). В XIII-XV вв. место расположения К. ап. П. в базилике менялось; сначала она была перенесена к алтарю св. Анны (сев.-зап. рукав трансепта), затем установлена в капелле Девы Марии, примыкавшей к капелле св. Петрониллы, впосл. перенесена в ризницу храма.

С XV в. К. ап. П. ежегодно выставлялась в базилике 22 февр., но традиция была прервана по указанию папы Римского Александра VII (1655-1667). Трон поместили в монумент-реликварий, установленный в глубине западной апсиды храма (работы завершены в янв. 1666). Основу реликвария, изготовленного из позолоченной бронзы, составляет скульптурная композиция, к-рая возвышается над алтарем К. ап. П. На массивном полихромном постаменте, декорированном мрамором и яшмой, размещены гигантские (высотой ок. 5 м) статуи святителей Амвросия Медиоланского, Афанасия I Великого, еп. Александрийского, Иоанна Златоуста и блж. Августина. Фигуры 2 греч. и 2 лат. отцов Церкви должны были символизировать вселенский характер Римско-католической Церкви и то, что учение о папском примате составляло неотъемлемую часть христианской доктрины. В центре композиции находится массивный трон-реликварий с рельефной сценой вручения ап. Петру ключей от Царства Небесного; трон увенчан фигурами 2 ангелов с тиарой и ключами - символами власти Римского понтифика. Выше расположен овальный оконный проем с витражом с изображением Св. Духа в виде голубя, окруженного сиянием. Витраж имеет пышное скульптурное обрамление: лучи, пронзающие облака, и фигуры летящих ангелов. По периметру апсиды у основания свода тянется надпись на лат. и греч. языках: «О пастырь Церкви, ты пасешь всех агнцев и овец Христовых». Реликварий К. ап. П.- яркий памятник эпохи барокко, в котором архитектурные формы органично сочетаются со скульптурой.

После помещения в реликварий К. ап. П. выставлялась для поклонения в 1705 г., затем в 1867 г. в ходе празднования 1800-летия мученической кончины св. апостолов Петра и Павла. Тогда же Де Росси осмотрел кафедру и сделал вывод, что она состоит из частей, изготовленных в разное время. В нояб. 1968 г. начались более тщательные исследования под рук. Маккароне, после чего святыню вновь поместили в реликварий; в ризнице базилики св. Петра выставлена ее копия (1974).

Нек-рые исследователи, начиная с Де Росси, считали, что каменное седалище в одном из погребальных кубикулов (IV в.) в комплексе Большого кладбища (Coemeterium maius) на Номентанской дороге, почиталось как престол ап. Петра. В средние века существовало предание, по которому ап. Петр совершал обряд крещения в этих катакомбах. По версии О. Марукки, эту легендарную К. ап. П. следовало искать в катакомбах Присциллы (Marucchi O. Nuove osservazioni sulla questione teste ridestata della memoria di S. Pietro nella regione Salario-Nomentana // NBAC. 1916. T. 22. P. 159-191, 238-240; см. также: Fasola U. «Natale Petri de cathedra» e la memoria di S. Pietro nella regione Salario-Nomentana // Saecularia Petri et Pauli: Conf. per il centenario del martirio degli apostoli Pietro e Paolo. Vat., 1969. P. 105-128).

Иногда К. ап. П. называют мраморный трон, находящийся в ц. Сан-Пьетро-ди-Кастелло в Венеции. Согласно средневековому преданию, трон был привезен из Антиохии и подарен жителям Венеции визант. имп. Михаилом III (842-867), хотя скорее всего он был изготовлен в XI-XII вв. в Сирии и доставлен в Венецию во время одного из крестовых походов.

Лит.: Cancellieri F. De secretariis Basilicae Vaticanae, veteris ac novae. R., 1786. P. 1254-1265; Morin G. Un sermon ancien pour la fête de la Chaire de saint Pierre // RBen. 1896. T. 13. P. 343-346; Duchesne L. Origines du culte chrétien: Étude sur la liturgie latine avant Charlemagne. P., 1898 2. P. 266-270; Erbes C. Die Todestage der Apostel Paulus und Petrus und ihre römischen Denkmäler. Lpz., 1899. (TU; Bd. 19. H. 1); Cabrol F. Chaire de saint Pierre à Rome (fête de la) // DACL. 1913. T. 3. Pt. 1. Col. 76-90; Kirsch J. P. Der stadtrömische christliche Festkalender im Altertum. Münster, 1924. S. 18, 128, 139-140; idem. Le feste degli apostoli S. Pietro e S. Paolo nel martirologio Geronimiano // RACr. 1925. T. 2. P. 54-83; Batiffol P. «Natale Petri de cathedra» // JThSt. 1925. Vol. 26. P. 399-404; Caspar E. Primatus Petri: Eine philologisch-historische Untersuchung über die Ursprünge der Primatslehre. Weimar, 1927; Klauser Th. Die Cathedra im Totenkult der heidnischen und christlichen Antike. Münster, 1927. S. 152-182; idem. Der Ursprung des Festes Petri Stuhlfeier am 22. Febr. // Idem. Gesammelte Arbeiten zur Literaturgeschichte, Kirchengeschichte und christlichen Archäologie. Münster, 1974. S. 97-113; Lietzmann H. Petrus und Paulus in Rom: Liturgische und archäologische Studien. B.; Lpz., 1927 2. S. 93-103; Dyggve E. La SS. cattedra di S. Pietro ed il suo ambiente storico primordiale // Analecta Romana instituti Danici. R., 1960. T. 1. P. 13-43; Ullmann W. Leo I and the Theme of Papal Primacy // JThSt. N. S. 1960. Vol. 11. P. 25-51; Balboni D. La Cattedra di S. Pietro: Note storico-liturgiche sull'origine della festa «Natale Petri de Cathedra» e sul culto alla «Cathedra Petri». Vat., 1967; idem. Due «Reliquie» della «Cattedra di S. Pietro» // RACr. 1973. T. 49. P. 45-53; idem. Descrizione della «Cattedra di San Pietro» // Arte e letteratura per Giovanni Fallani: Miscellanea di studi artistici e letterari / Ed. D. Balboni. Napoli, 1982. P. 87-98; Schramm P. E. Der «Thron der Päpste» in St. Peter // Reden und Gedenkworte: Orden pour le Mérite für Wissenschaften und Künste. Hdlb., 1968/1969. Bd. 9. S. 153-172; Ruysschaert J. À propos de quelques textes romains du IVe siècle relatifs à Pierre et à Paul // AHPont. 1969. Vol. 7. P. 7-42; Instinsky H. U. Offene Fragen um Bischofsstuhl und Kaiserthron // RQS. 1970. Bd. 66. S. 66-77; La cattedra lignea di S. Pietro in Vaticano: Quatro studi / Ed. M. Maccarrone. Vat., 1971. (Atti della Pontificia Accademia Romana di Archeologia. Ser. 3; 10); Cagiano de Azevedo M. La tecnica costruttiva della «Cathedra Petri» // Rendiconti della Pontificia Accademia Romana di Archeologia. R., 1971/1972. T. 44. P. 237-255; Guarducci M. Gli avori erculei della Cattedra di S. Pietro // MRAL. Ser. 8. 1972. Vol. 21. Fasc. 3. P. 264-350; Fillitz H. Die Cathedra Petri: Zur gegenwärtigen Forschungslage // AHPont. 1973. T. 11. P. 353-373; Schimmelpfennig B. Die in St. Peter verehrte Cathedra Petri: Bemerkungen zu einer unlängst erschienenen Publikation // QFIAB. 1973. Bd. 53. S. 385-394; Weitzmann K. The Heracles Plaques of St. Peter's Cathedra // The Art Bulletin. N. Y., 1973. Vol. 55. P. 1-37; idem. An addendum to «The Heracles Plaques of St. Peter's Cathedra» // Ibid. 1974. Vol. 56. P. 248-252; idem. Le formelle di Ercole della cattedra di S. Pietro // Bull. dell'Istituto Storico Italiano per il Medio Evo e Archivio Muratoriano. R., 1976/1977. T. 86. P. 1-65; Hollstein E. Jahrringchronologie der «Cathedra lignea» von St. Peter im Vatikan // Trierer Zschr. 1974. Bd. 37. S. 191-206; Gussone N., Staubach N. Zu Motivkreis und Sinngehalt der Cathedra Petri // Frühmittelalterliche Stud. B., 1975. Bd. 9. S. 334-358; Ladner G. B. La cattedra lignea di S. Pietro in Vaticano // Rivista di storia della Chiesa in Italia. R., 1975. T. 29. P. 197-206; Maccarrone M. La cattedra lignea // Il Vaticano e Roma cristiana. Vat., 1975. P. 53-57; idem. Die Cathedra Sancti Petri im Hochmittelalter: Vom Symbol des päpstlichen Amtes zum Kultobjekt // RQS. 1980. Bd. 75. S. 171-207; 1981. Bd. 76. S. 137-172; idem. Romana ecclesia - Cathedra Petri / A cura di P. Zerbi. R., 1991. 2 vol.; Haendler G. Zur Frage nach dem Petrusamt in der alten Kirche // StTheol. 1976. Vol. 30. P. 89-122; Pietri Ch. Roma Christiana: Recherches sur l'église de Rome, son organisation, sa politique, son idéologie, de Miltiade à Sixte III (311-440). R., 1976. P. 381-389; Frugoni Ch. L'ideologia del potere imperiale nella Catedra di S. Pietro // Bull. dell'Istituto Storico Italiano per il Medio Evo e Archivio Muratoriana. 1976/1977. T. 86. P. 67-181; Février P.-A. «Natale Petri de cathedra» // CRAI. 1977. Vol. 121. P. 514-531; Jounel P. Le culte des saints dans les basiliques du Latran et du Vatican au XIIme siècle. R., 1977. P. 225-226, 400; Gandolfo F. La cattedra papale in età federiciana // Federico II e l'arte del Duecento italiano: Atti della III settimana di studi di storia dell'arte medievale dell'Università di Roma / A cura di A. M. Romanini. Galatina, 1980. Vol. 1. P. 339-366; Horn S. O. Petrou kathedra: Der Bischof von Rom und die Synoden von Ephesus (449) und Chalcedon. Paderborn, 1982; Salzman M. R. On Roman Time: The Codex-Calendar of 354 and the Rhythms of Urban Life in Late Antiquity. Berkeley, 1990. P. 42, 47, 161, 169; Staubach N. Herkules an der «Cathedra Petri» // Iconologia Sacra: Mythos, Bildkunst und Dichtung in der Religions- und Sozialgeschichte Alteuropas / Hrsg. H. Keller, N. Staubach. B.; N. Y., 1994. S. 383-402; Raccanelli R. «Cara cognatio»: La tradizione di una festa tra «propinqui» // Quaderni Urbinati di Cultura Classica. N. S. R., 1996. Vol. 53. N 2. P. 27-57; Aigrain R. L'hagiographie: Ses sources, ses méthodes, son histoire. Brux., 2000 2. P. 14-17. (SH; 80); Thesaurus cultus et rituum antiquorum. Los Ang., 2004. Vol. 2. P. 281-282; Lavin I. Bernini at St. Peter's: «Singularis in Singulis, in Omnibus Unicus» // St. Peter's in the Vatican / Ed. W. Tronzo. Camb.; N. Y., 2005. P. 111-243; Rebillard É. The Care of the Dead in Late Antiquity / Transl. E. T. Rawlings, J. Routier-Pucci. Ithaca (N. Y.), 2009. P. 141-142.
А. А. Королёв, Н. А. Ломакин
Ключевые слова:
Римско-католическая Церковь Декоративно-прикладное искусство. Италия Кафедра апостола Петра, одно из наименований Папского престола; праздник в календаре Римско-католической Церкви; реликвия, которая хранится в базилике св. Петра в Риме
См.также:
АББАТ в католической Церкви титул настоятеля монастыря
АЛЬБАТЫ - см. Флагелланты
АЛЬДХЕЛЬМ (ок. 640-709), еп. Шерборнский, св. (пам. зап. в Англии 25 мая )
АЛЬТХАУС Пауль (1888-1966), нем. протестант. теолог, представитель неолютеранства
АМВРОСИЙ Аврелий (ок. 339-397), еп. Медиоланский, один из великих зап. отцов Церкви, свт. (пам. 7 дек.)
АМВРОСИЙ († ок. 303), мч. Ферентинский (пам. зап.16 авг.)