Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАНЦИЙ, КАНЦИАН И КАНЦИАНИЛЛА
Т. 30, С. 519-525 опубликовано: 10 июля 2017г.


КАНЦИЙ, КАНЦИАН И КАНЦИАНИЛЛА

Мученики Канций, Канциан и Канционилла. Миниатюра из «Золотой легенды» Иакова из Варацце. 1445–1461 гг. (Macon. Вibl. municip. 3. Fol. 176v)
Мученики Канций, Канциан и Канционилла. Миниатюра из «Золотой легенды» Иакова из Варацце. 1445–1461 гг. (Macon. Вibl. municip. 3. Fol. 176v)

Мученики Канций, Канциан и Канционилла. Миниатюра из «Золотой легенды» Иакова из Варацце. 1445–1461 гг. (Macon. Вibl. municip. 3. Fol. 176v)
[Канцианы; лат. Cantius, Cantianus, Cantianilla] († нач. IV в.), мученики, пострадали близ г. Аквилея (Италия). Мученичество Канция, Канциана и Канцианиллы известно в неск. редакциях (BHL, N 1543-1549; см.: ActaSS. Mai. T. 7. P. 420). Опубликованы 3 редакции (с существенными расхождениями), а также гомилия на день памяти мучеников (BHL, N 1549), вероятно составленная св. Максимом Тавринским. Вопросы, связанные с датировкой редакций Мученичества и восстановлением лит. истории произведения, остаются нерешенными. Б. Момбрицио опубликовал редакцию Мученичества (BHL, N 1547), представленную в рукописях как послание свт. Амвросия Медиоланского епископам Италии. В начале кратко говорится о пользе, к-рую приносит изучение деяний святых. Далее составитель рассуждает о том, что сходство имен Канция, Канциана и Канцианиллы не было случайным, поскольку у мучеников было единое призвание и они одновременно приняли смерть: «Неудивительно, что у тех, кто схожим образом пострадал, были схожие имена» (nec mirum si similes sint nomine, qui sunt similes passione). Затем без к.-л. предварительных сведений сообщается о прибытии мучеников из Рима в Аквилею. Презид (наместник провинции) Дульцитий (Дульцизий) и комит Сисинний послали к ним агентов (apparitores) с приказом явиться и воскурить благовония в честь богов (ut diis tura ponerent). Мученики отказались, заявив, что являются христианами. Дульцитий и Сисинний донесли об этом рим. императорам Диоклетиану (284-305) и Максимиану (286-305). Императоры предоставили им полномочия (dederunt auctoritatem) принудить христиан к поклонению богам, а в случае отказа вынести смертный приговор. Узнав о распоряжении императоров, мученики вместе с наставником (suo doctore) Протом попытались скрыться, за ними отправили погоню. Недалеко от Аквилеи, «у Ступенчатых вод» (ad Aquas Gradatas; подразумевается один из элементов системы водоснабжения города), преследователи настигли христиан. Составитель Мученичества уподобляет повозку, в к-рой находились мученики, огненной колеснице прор. Илии: как пророк вознесся на небо, так и мученики на триумфальной колеснице направились к небесной славе. В противоречие сказанному выше утверждается, что они не пытались скрыться от гонителей, а, напротив, исповедали Христа и добровольно приняли смерть. На повторное предложение наместника провинции воскурить благовония на алтаре Юпитера они ответили отказом и обличили идолопоклонников. Мученики с радостью приняли смертный приговор, отправляясь на казнь, они пели псалмы. Канцию, Канциану и Канцианилле и их наставнику Проту отсекли головы. Пресв. Зен умастил их тела благовониями и подобающим образом похоронил. Сообщается, что христиане возносили молитвы мученикам и праздновали день их памяти. В заключительной фразе говорится, что мученики пострадали в Аквилее (in qualigensi ciuitate) 14 июня, при императорах Диоклетиане и Максимиане.

К редакции Мученичества, изданной Момбрицио, близка гомилия на день памяти Канция, Канциана и Канцианиллы (BHL, N 1549; изд.: PL. 17. Col. 705-706 = PL. 57. Col. 701-702). Авторство гомилии приписывалось свт. Амвросию Медиоланскому, но с бóльшим основанием ее относят к сочинениям св. Максима Тавринского (V в.) (см.: Merkt. 1997). Гомилия начинается рассуждением о сходстве имен мучеников, об их одинаковом призвании во Христе и одновременной кончине. После обращения ко Христу телесное родство братьев Канция и Канциана и сестры Канцианиллы было подкреплено духовным родством. Во время гонений на христиан они попытались скрыться на повозке, запряженной мулами. По дороге пал один из мулов, преследователи настигли святых и повлекли их на мучения. Как и в редакции Мученичества, опубликованной Момбрицио, в гомилии содержится уподобление «триумфальной» повозки мучеников колеснице прор. Илии, а также утверждение, что мученики добровольно приняли смерть (см.: Merkt. 1997. S. 254-255). Описание кончины и погребения святых в гомилии отсутствует.

Бегство мучеников Канция, Канциана, Канцианиллы и их наставника Прота. Левая створка алтаря. 1510–1520 гг. Мастер Крайнбургского алтаря (Музей средневекового искусства Австрии, Вена)
Бегство мучеников Канция, Канциана, Канцианиллы и их наставника Прота. Левая створка алтаря. 1510–1520 гг. Мастер Крайнбургского алтаря (Музей средневекового искусства Австрии, Вена)

Бегство мучеников Канция, Канциана, Канцианиллы и их наставника Прота. Левая створка алтаря. 1510–1520 гг. Мастер Крайнбургского алтаря (Музей средневекового искусства Австрии, Вена)
Пространная редакция Мученичества, изданная болландистами (BHL, N 1546), существенно отличается от той, к-рая представлена в гомилии и в издании Момбрицио. Текст Мученичества начинается с пролога - с критики тех, кто причисляли сказания о мучениках к апокрифам: христ. мученики, как и составители сказаний о них, исповедовали правосл. веру и пользовались каноническими книгами Свящ. Писания. Благодаря этому они сохраняли мужество и стойкость истинных Христовых воителей, превосходя мирских воинов, сражавшихся ради имп. награды. Далее со ссылкой на некое письменное сказание сообщается, что мученики постигли истины христианства (legimus... Catholica fide fuisse edoctos) под рук. наставника (paedagogo suo) Прота. Канций, Канциан и Канцианилла были уроженцами 14-го региона Рима (Трастевере), принадлежали к роду Анициев и являлись родственниками управлявшего Галлией имп. Карина (283-285), который хорошо относился к христианам. После смерти Карина императоры Диоклетиан и Максимиан издали указы о принуждении христиан к поклонению языческим богам. Посоветовавшись с Протом, Канций, Канциан и их сестра Канцианилла раздали бедным все имущество и дома, находившиеся в Риме, и освободили рабов и рабынь, которые приняли крещение. Под предлогом объезда пригородных имений они покинули Рим и направились в Аквилею, где у них были обширные сельские владения и где жил знакомый им христианин Хрисогон. В Аквилее святые обнаружили, что гонение на христиан здесь было еще более жестоким, чем в Риме, множество христиан томились в темнице. Посетив исповедников, они выяснили, что Хрисогон был казнен за 36 дней до их прибытия, и что пресв. Зоил похоронил его тело неподалеку от города, «у Ступенчатых вод» (loco ubi dicitur ad Aquas Gradatas). Мученики провели ночь в молитве вместе с узниками, а наутро, покинув темницу, стали открыто проповедовать Христа, совершая исцеления и др. чудеса.

Далее, как и в редакции Мученичества, опубликованной Момбрицио, сообщается об отказе Канция, Канциана и Канцианиллы от идолослужения и о получении имп. разрешения на их казнь, но об аресте мучеников рассказано иначе. Согласно редакции, изданной болландистами, перед смертью они решили посетить могилу Хрисогона «у Ступенчатых вод», и комит Сисинний схватил их там, когда они молились. Затем дословно приведены рассуждения о повозке, на к-рой их везли на суд, после чего говорится об отказе мучеников воскурить благовония идолам, о вынесенном приговоре, о предсмертной молитве и казни. Пресв. Зен забрал тела мучеников, умастил благовониями и положил в мраморную гробницу рядом с могилой Хрисогона. В заключительной фразе сообщается, что Канций, Канциан и Канцианилла «пострадали перед июньскими календами [т. е. 31 мая] на 12-й миле от Аквилеи, за рекой Изонций, в месте, называемом Ступенчатые воды» (Passi sunt... pridie Kal. Junias, duodecimo milliario ad urbe Aquilegia, trans flumen Hysontio, loco qui vocatur Aquas Gradatas).

В 3-й редакции Мученичества (BHL, N 1545), опубликованной Ж. Мабильоном, также содержится пролог в защиту сказаний о мучениках. Начальная часть повествования (до поездки к «Ступенчатым водам») соответствует редакции болландистов, последующее изложение - редакции Момбрицио. В начальной части отсутствует ряд деталей, напр., не упоминается о раздаче имущества бедным и освобождении рабов; указание принудить мучеников к поклонению богам в редакции Мабильона дает только имп. Диоклетиан, хотя ранее упоминается и Максимиан. Неопубликованные редакции Мученичества (BHL, N 1543-1544, 1548), по-видимому, в целом совпадают с редакцией болландистов (см.: Dufourcq. 1907. P. 214-215).

Мнения исследователей о лит. истории текста Мученичества и датировке сохранившихся редакций расходятся. И. Делеэ отметил, что история текста необычайно сложна и слабо изучена (Delehaye. 1936. P. 166), тогда как историческая ценность произведения невелика (MartRom. Comment. P. 217). Согласно Ф. Ланцони, первоначальная версия Мученичества не сохранилась, но она была использована при составлении гомилии (Lanzoni. Diocesi. P. 867-868; ср.: Merkt. 1997. S. 253). По мнению А. Дюфурка, в гомилии получила отражение древнейшая версия легенды, согласно к-рой мученики спаслись от преследователей (Dufourcq. 1907. P. 214-215). В. Саксер считал, что краткость повествования в гомилии не может рассматриваться как свидетельство близости к предполагаемой первоначальной версии сказания, т. к. в проповедях подробности агиографических сказаний, как правило, сокращались. По мнению исследователя, отсутствие упоминаний о казни и погребении мучеников может указывать на то, что гомилия сохранилась не полностью, возможно, ее концовка была утрачена (Saxer. 1980. P. 376-377).

Среди важных критериев датировки редакций Мученичества - наличие пролога, в к-ром оспариваются попытки причислить сказания о мучениках к апокрифической лит-ре. Этот пролог включен в ряд произведений о мучениках, созданных в Риме, в т. ч. в Мученичества святых Анастасии (BHL, N 400-401), Пуденцианы (BHL, N 6991) и Фиделия, Эксанция и Карпофора (не изд.). Согласно Б. де Геффье, пролог был составлен в V-VI вв. для Мученичества Анастасии и направлен против т. н. Декрета Геласия (см.: Dufourcq A. Étude sur les «Gesta martyrum» romains. P., 1900. T. 1. P. 312-313; Gaiffier. 1964; Mimouni S. C. Les «Transitus Mariae» sont-ils vraiment des apocryphes? // StPatr. 1993. Vol. 25. [Pt. 4]. P. 125-127; Lizzi Testa. 2007. P. 287-288).

В редакциях Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы, изданных болландистами и Мабильоном, заметно влияние рим. Мученичества св. Анастасии - пространного «агиографического романа», персонажами к-рого кроме св. Анастасии являются мученики Хрисогон (BHL, N 1795), Агапия, Хиония и Ирина (BHL, N 118) и Теодота (BHL, N 8093) (изд.: Delehaye. 1936. P. 221-249). Исследователи обычно относят составление Мученичества св. Анастасии к кон. V или к 1-й четв. VI в. (Lizzi Testa. 2007. P. 288-289, 294), но П. Ф. Моретти датировала его примерно сер. V в. (Moretti P. F. La Passio Anastasiae: Introd., testo crit., trad. R., 2006). Согласно Мученичеству св. Анастасии, Хрисогон, ее наставник, был схвачен гонителями в Аквилее, приговорен имп. Диоклетианом к смерти, казнен в «Ступенчатых водах» (ad locum qui dicitur Aquas Gradatas) и похоронен пресв. Зоилом. В др. частях Мученичества среди гонителей упоминаются презид Дульцитий и комит Сисинний. Эти и др. черты сходства текстов позволили исследователям предположить, что составитель болландистской редакции Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы использовал Мученичество св. Анастасии (Dufourcq. 1907. P. 217-218; Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 868-870; Delehaye. 1936. P. 165). Связь между текстами Мученичеств подчеркивается также тем обстоятельством, что в болландистской редакции мученики представлены как члены знатного рим. рода Анициев. С покровительством, к-рое Аниции оказывали рим. «титулам» (церквам) Анастасии и Хрисогона, исследователи связывают составление Мученичества св. Анастасии (Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 869; Mazzarino. 1966. P. 217-247; Cracco Ruggini. 1988. P. 76-82; Lizzi Testa. 2007). По-видимому, св. Хрисогон, о котором сообщается в Мученичестве св. Анастасии, первоначально почитался в Аквилее, центром почитания св. Анастасии был г. Сирмий (ныне Сремска-Митровица, Сербия). Поводом для составления Мученичества св. Анастасии стало отождествление мучеников из Аквилеи и Сирмия с основателями рим. «титулов» Анастасии и Хрисогона (Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 869-870; Delehaye. 1936. P. 158-161; MartHieron. Comment. P. 618-619; Diefenbach. 2007. S. 372-376). О рим. «титуле Анастасии» в последний раз упоминается в актах Римского Собора 499 г., после чего церковь именовалась «титул св. Анастасии» (Duchesne L. Notes sur la topographie de Rome au Moyen-Âge. 3: Sainte-Anastasie // Idem. Scripta minora: Études de topographie romaine et de géographie ecclésiastique. R., 1973. P. 45-71; Delehaye. 1936. P. 158-160; Lizzi Testa. 2007. P. 288-289). Т. о., по мнению большинства исследователей, болландистская редакция Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы является вторичной по отношению к редакции Момбрицио и не могла быть создана ранее 2-й пол. V в. Согласно Дюфурку, Мученичество св. Анастасии и болландистская редакция Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы были созданы в Риме почти одновременно, во 2-й пол. или в кон. V в. (Dufourcq. 1907. P. 217-220). Исследователи отмечали, что в Мученичестве Канция, Канциана и Канцианиллы имеются также заимствования из др. агиографических произведений. Так, образ наставника Прота мог быть заимствован из рим. Мученичества святых Евгении, Прота и Гиацинта (ранняя редакция - BHL, N 2667; изд.: Mombritius B. Sanctuarium seu Vitae Sanctorum. P., 1910. T. 2. P. 391-397; см.: Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 868). На параллели с др. Мученичествами указывал Дюфурк (Dufourcq. 1907. P. 216-217).

Предметом особого внимания исследователей стали упоминания в болландистской редакции Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы о родственных связях между аквилейскими мучениками, имп. Карином и родом Анициев. По-видимому, составитель Мученичества был связан с Анициями, к-рые стремились доказать родство с императорами Каром (282-283) и Карином, а также с почитаемыми аквилейскими мучениками (Cracco Ruggini. 1988. P. 75-82). Согласно С. Маццарино, Мученичество Канция, Канциана и Канцианиллы было создано в контексте соперничества между христианами Анициями и язычниками Симмахами, к-рые были инициаторами составления «Жизнеописаний августов» (Mazzarino. 1966). В «Жизнеописаниях августов» Карин представлен как дурной правитель и порочный человек (Scr. hist. Aug. Carus. VII 2-3; XVI 1; Firmus. III 5-6), тогда как в Мученичестве Канция, Канциана и Канцианиллы он охарактеризован положительно. Утверждение, что Карин якобы правил в Галлии, частично подтверждается сведениями «Жизнеописаний августов», где сообщается, что он был направлен отцом, имп. Каром, для защиты Галлии от варваров (Ibid. Carus. VII 2-3). В «Жизнеописаниях августов» сказано, что Кар принадлежал к куриалам г. Аквилея, но приводятся различные версии его происхождения (Ibid. IV 1-5). В действительности Кар скорее всего был родом из Нарбонской Галлии (PLRE. Vol. 1. P. 183; Lizzi Testa. 2007. P. 283). Отрицая связь между Мученичеством Канция, Канциана и Канцианиллы и «Жизнеописаниями августов», Р. Лицци Теста высказала предположение, что болландистская версия Мученичества была составлена в нач. VI в. в Риме, а ее автор был связан с Анициями (Lizzi Testa. 2007. P. 283).

Иисус Христос, мученики Канций, Канциан, Канционилла и их наставник Прот (справа). Рельеф алтаря в базилике Санта-Мария-Ассунта в Аквилее. Ок. 1330 г.
Иисус Христос, мученики Канций, Канциан, Канционилла и их наставник Прот (справа). Рельеф алтаря в базилике Санта-Мария-Ассунта в Аквилее. Ок. 1330 г.

Иисус Христос, мученики Канций, Канциан, Канционилла и их наставник Прот (справа). Рельеф алтаря в базилике Санта-Мария-Ассунта в Аквилее. Ок. 1330 г.
Согласно Дюфурку и Ланцони, среди сохранившихся редакций Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы самая ранняя - редакция Момбрицио («Псевдо-Амвросий»), составленная в нач. V в. (Dufourcq. 1907. P. 215) или в сер. V в. (Lanzoni. Diocesi. P. 867-868; см. также: Cracco Ruggini. 1988. P. 75-77). Некоторые ученые считают, что редакция Момбрицио является сокращением редакции болландистов (Mesnard. 1935. P. 37f.; Cuscito. 1987. P. 263f.). Разделяя эту т. зр., Ш. Дифенбах указал на ряд недостатков гипотезы Дюфурка и Ланцони, по которой основным аргументом в пользу первенства редакции Момбрицио является отсутствие в ней признаков влияния рим. агиографической легенды о мучениках Анастасии и Хрисогоне. Дифенбах отметил, что образы Дульцития и Сисинния, гонителей христиан в Аквилее, которые фигурируют в редакции Момбрицио, заимствованы из Мученичества св. Анастасии (о префекте Дульцитии впервые упоминается в греч. Мученичестве святых Агапии, Хионии и Ирины (BHG, N 34), пострадавших в Фессалонике при имп. Диоклетиане - Delehaye. 1936. P. 163-166). Кроме того, в редакцию Момбрицио включен фрагмент пролога в защиту сказаний о мучениках. На том основании, что повествование в этой редакции начинается с прибытия Канция, Канциана и Канцианиллы в Аквилею, Дифенбах предположил, что составитель располагал поврежденной рукописью, в к-рой отсутствовало начало Мученичества. По мнению исследователя, причиной удаления всех упоминаний о св. Хрисогоне в редакции Момбрицио было укрепление почитания Канцианов и ослабление почитания св. Хрисогона в Аквилее (Diefenbach. 2007. S. 366-367).

Несмотря на весомость приведенных Дифенбахом аргументов, лит. особенности основных редакций Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы свидетельствуют о первичности редакции Момбрицио. В ряде случаев составитель болландистской редакции пытался объяснить противоречия и устранить неясности, которые содержались в редакции Момбрицио. Так, он усматривал противоречие между описанием бегства святых из Аквилеи и утверждением, что они приняли мученическую смерть добровольно (ср.: Dufourcq. 1907. P. 215). Для устранения этого противоречия агиограф внес в повествование изменения: мученики не пытались спастись от гонителей, но по Божиему повелению направлялись для молитвы к могиле св. Хрисогона. Господь явился им и обещал мученические венцы, поэтому они заранее знали о своей гибели. В др. эпизоде, где рассказывается о донесении аквилейских наместников императорам, первоначальная версия текста также представлена в редакции Момбрицио. Составитель болландистской редакции не понял, почему наместники были вынуждены испрашивать указаний императоров, вместо того чтобы сразу арестовать и казнить Канция, Канциана и Канцианиллу. Для объяснения этой подробности агиограф вставил в текст донесения упоминания о родстве мучеников с имп. Карином, о том, что они проповедовали Христа, распятого иудеями при Понтии Пилате, о совершенных ими чудесах и проч. Т. о., причинами, побудившими наместников просить императоров дать указания, были знатность мучеников, их рим. происхождение, усердие в деле проповеди христианства и дар чудотворений. Согласно Мученичеству в редакции Момбрицио, присутствовавшим при казни Канция, Канциана и Канцианиллы показалось, что их пролитая кровь разлилась подобно озеру; в болландистской редакции уточняется, что следы крови «сохранились до сих пор». Указывая на то, что образ пресв. Зоила, к-рый похоронил тело св. Хрисогона, заимствован из Мученичества св. Анастасии, Дифенбах не уделяет внимания образу пресв. Зена, похоронившего мучеников. Упоминание о Зене, к-рое не имеет отношения к легенде о св. Анастасии, содержится в редакциях Момбрицио и болландистов, поэтому его нельзя считать ошибочным (в редакции Мабильона и в неизданных версиях Мученичества вместо Зена говорится о Зоиле). Т. о., гипотеза о первичности редакции болландистов предполагает грубую порчу текста при составлении редакции Момбрицио.

Лит. особенности Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы позволяют предположить, что среди его источников была гомилия на день их памяти, автором к-рой считается св. Максим Тавринский. На связь обеих основных редакций Мученичества с гомилией указывает то обстоятельство, что разделенный на 2 части текст гомилии почти полностью включен в редакцию Момбрицио. В тексте Мученичества цитаты из гомилии, стилистически выделяющиеся из повествования, выполняют функцию риторических вставок. В 1-м фрагменте говорится о схожести имен и судьбы мучеников, во 2-м приводится оправдание их бегства и сравнение их повозки с колесницей прор. Илии. В болландистской редакции и в редакции Мабильона сохранен только 2-й фрагмент. Предположения, что гомилия основана на болландистской редакции Мученичества (Mesnard. 1935. P. 37) и что она скомпилирована из риторических фрагментов Мученичества Канция, Канциана и Канцианиллы (Gaiffier. 1964. P. 343), не вполне убедительны.

Влияние Мученичества св. Анастасии на Мученичество Канция, Канциана и Канцианиллы заметно во всех редакциях, и это не позволяет с уверенностью судить о лит. истории произведения. По-видимому, справедливо предположение Делеэ о том, что имело место взаимное влияние основных редакций (Delehaye. 1936. P. 166). Так, составитель редакции Мабильона скорее всего пользовался редакциями Момбрицио и болландистов. Вероятно, одной из поздних интерполяций в редакции Момбрицио является 1-я фраза, в которой автором Мученичества назван свт. Амвросий Медиоланский (атрибуция не подтверждается др. версиями произведения). Возможно, интерполяцией является и цитата из пролога в защиту сказаний о мучениках, помещенная в начале версии Момбрицио. Тем не менее указанные соображения не дают оснований для восстановления предполагаемого содержания агиографической легенды о мучениках до того, как она подверглась влиянию рим. сказания о святых Анастасии и Хрисогоне.

Сведения о раннем почитании святых Канция, Канциана и Канцианиллы сохранились в Иеронимовом мартирологе, первоначальная редакция к-рого, согласно Дж. Б. Де Росси и Л. Дюшену, была составлена в 1-й пол. V в. в Сев. Италии, возможно в Аквилее (MartHieron. P. LXXIII-LXXV; Duchesne L. Les sources du martyrologe hiéronymien // Mélanges de l'École française de Rome. 1885. Vol. 5. P. 120-160). Под 31 мая в мартирологе указано поминовение в Аквилее святых Канция, Канциана, Прота, Хрисогона и Канцианиллы, под 17 июня - поминовение там же святых Канция, Канциана и Канцианиллы. В разных рукописях память мучеников также отмечена под 30 мая и 17 июня, 15 июня (вместе со святыми Протом и Хрисогоном), под 14 июня указано поминовение Прота и Канцианиллы. По мнению Делеэ, большинство этих дат ошибочны, правильная дата памяти Канция, Канциана и Канцианиллы - 31 мая, памяти Прота - 14 июня (MartHieron. Comment. P. 284, 318). Однако расхождения имеются и в разных редакциях Мученичества: согласно редакции Момбрицио, мученики пострадали 14 июня, по редакции болландистов - 31 мая. Вероятно, поминовение Канцианов в Аквилее совершалось 2 раза в год, 31 мая и 14 июня (Saxer. 1980. P. 379).

Наличие в Иеронимовом мартирологе совместного поминовения святых Канция, Канциана и Канцианиллы со святыми Протом и Хрисогоном позволило Ланцони предположить, что составитель мартиролога опирался на те версии Мученичества, которые подверглись влиянию рим. сказания о св. Анастасии (Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 868, 870). Однако эта гипотеза противоречит датировке ранней редакции мартиролога по Де Росси и Дюшену, т. к. болландистская редакция Мученичества была создана не ранее сер. V в. Более вероятно предположение Саксера о том, что традиция совместного поминовения святых сложилась благодаря близкому расположению их гробниц (Saxer. 1980. P. 379). Почитавшийся в Аквилее св. Хрисогон скорее всего был епископом, предшественником еп. Теодора, который занимал кафедру к 314 г. (Paschini. 1909. P. 60; Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 869-871, 884-885). Совместное поминовение святых Канция, Канциана и Канцианиллы и св. Хрисогона в Аквилее могло способствовать влиянию римского сказания о св. Анастасии, в котором сообщалось о св. Хрисогоне, на агиографическое предание об аквилейских мучениках.

Данные о почитании святых Канция, Канциана и Канцианиллы в Аквилее в IV-V вв. получили подтверждение в результате археологических раскопок, которые начались в 60-х гг. XX в. На территории сел. Сан-Канциан-д'Изонцо (пров. Гориция) были найдены следы значительного христ. храмового комплекса, сложившегося вокруг захоронений мучеников в «Ступенчатых водах». К IV в. в этой местности находился обширный пригородный некрополь, расположенный вдоль дороги из Аквилеи в г. Тергест (ныне Триест). В непосредственной близости от места захоронения мучеников обнаружены остатки крупной виллы, вероятно построенной в III в. В IV в. часть виллы была разобрана, а материал использован при строительстве христианского храма - прямоугольного сооружения зального типа (32×16 м), полы которого украшены мозаикой с геометрическими узорами. Во 2-й пол. V в. храм был перестроен в безапсидную базилику, тогда же изготовлено новое мозаичное напольное покрытие. В алтарной части храма под мраморной плитой обнаружили гробницу с останками 3 чел.- взрослого мужчины, юноши и девушки, которые по результатам исследования могли быть близкими родственниками (см.: Mirabella Roberti M. Una basilica paleocristiana a Canzian d'Isonzo // Studi Goriziani. 1966. Vol. 39. P. 43-62; Corrain C. Resti scheletrici umani dagli scavi di San Canzian d'Isonzo // Ibid. P. 63-72).

Реликварий с изображениями мучеников Канция, Канциана и Канциониллы. Ок. 500 г. (базилика св. Евфимии в Градо)
Реликварий с изображениями мучеников Канция, Канциана и Канциониллы. Ок. 500 г. (базилика св. Евфимии в Градо)

Реликварий с изображениями мучеников Канция, Канциана и Канциониллы. Ок. 500 г. (базилика св. Евфимии в Градо)
Под капеллой св. Прота (XV-XVI вв.) были найдены фрагменты прямоугольного сооружения (6,3×4 м) - оратория (cella memoria), возведенного в сер. IV в. над могилой мученика. Ораторий неоднократно перестраивался, в интерьере обнаружены напольные мозаики IV-V вв. В 1880 г. здесь была найдена мраморная плита с надписью: «Блаженнейшему мученику Проту» (beatissimo martyre Proto - CIL. T. 5. Suppl. Italica. Vol. 1. N 1223). Возможно, эта плита, изготовленная в 1-й пол. IV в., служила первоначальным надгробием на могиле св. Прота. Впосл. останки мучеников Прота и Хрисогона были помещены в саркофаги (IV в.) с более поздними надписями: «Блаженнейшему мученику Проту» (beatissimo martyri Proto - Inscriptiones Latinae Christianae Veteres / Ed. E. Diehl. B., 1925-1931. 3 Bde. N 2017) и «Блаженнейшему мученику Хрисогону» (beatissimo martyri Chrysogono - Ibid. N 2018). В наст. время оба саркофага хранятся в капелле св. Прота (см.: Tavano. 1960).

В 70-х гг. VI в. Венанций Фортунат упоминал «Господних друзей Канцианов» (Cantianos domini... amicos) и мч. Фортуната как наиболее известных аквилейских святых (Venantius Fortunatus. Vita S. Martini. IV 658-659 // MGH. AA. T. 4. Pars 1. P. 369). Свидетельством почитания святых Канция, Канциана и Канцианиллы является серебряный реликварий, обнаруженный в 1871 г. под главным алтарем собора св. Евфимии в Градо (см.: BACr. Ser. 2. 1872. Vol. 3. P. 41-42, 156-158). Реликварий имеет овальную форму, на его стенках в 8 медальонах помещены гравированные поясные изображения: с одной стороны Христос в облике юноши между апостолами Петром и Павлом, с другой - 4 безбородых мученика и мученица в диадеме и с ожерельем. В надписи указаны имена святых, чьи мощи находились в реликварии (Канций, Канциан, Канцианилла, Квирин и Латин), и донаторов (Лаврентий, Иоанн и Никифор). Реликварий, содержимое которого не сохранилось, был изготовлен скорее всего ок. 500 г. (Noga-Banai. 2008. P. 97-120).

Мученики Канций, Канциан и Канционилла. Рельеф раки св. Епифания. 1-я пол. XII в. (Сокровищница кафедрального собора Пресв. Девы Марии в Хильдесхайме)
Мученики Канций, Канциан и Канционилла. Рельеф раки св. Епифания. 1-я пол. XII в. (Сокровищница кафедрального собора Пресв. Девы Марии в Хильдесхайме)

Мученики Канций, Канциан и Канционилла. Рельеф раки св. Епифания. 1-я пол. XII в. (Сокровищница кафедрального собора Пресв. Девы Марии в Хильдесхайме)
Согласно более позднему преданию, в 568 г., перед нападением лангобардов, Аквилейский патриарх Павлин (Павел) I (ок. 557-569) укрылся в Градо. Вскоре после этого пресв. Геминиан из Тергеста перенес из разоренной Аквилеи в Градо мощи мучеников, в т. ч. святых Канция, Канциана и Канцианиллы. Впосл. патриарх Илия (571-586/7) поместил святыню в ц. Иоанна Евангелиста, где поминовение мучеников совершалось 31 мая (Andreae Danduli Chronicon Venetum // Rerum Italicarum Scriptores. Bologna, 1938. T. 12. P. 75, 84; Chronicon Gradense // Cronache veneziane antichissime / Ed. G. Monticolo. R., 1890. P. 37, 41).

Поминовение святых Канция, Канциана и Канцианиллы 31 мая указано в «исторических» мартирологах IX в. (без сказания о мучениках; см.: Quentin. 1908. P. 334, 429, 482). Краткое сказание, основанное на Мученичестве (BHL, N 1543-1546), приведено в Мартирологе Узуарда (2-я пол. IX в.) (MartUsuard // PL. 124. Col. 105-106; см.: Saxer. 1980. P. 389). С незначительными изменениями оно было внесено кард. Цезарем Баронием в Римский мартиролог (1-е изд.- 1583).

В средние века святых Канция, Канциана и Канцианиллу почитали в Сев.-Вост. Италии, Истрии и Словении (эти земли входили в состав Аквилейского Патриархата). Болландисты собрали сведения о почитании мощей мучеников в кафедральном соборе в Милане, в ц. Санта-Мария-ин-Органо в Вероне, в Хильдесхайме (Германия) и в др. местах, особенно в г. Этамп (Франция) (ActaSS. Mai. T. 7. P. 423-427). По преданию, мощи мучеников были перенесены из Италии в Этамп кор. Робертом II (996-1031) и хранились в коллегиальной ц. Нотр-Дам-дю-Фор до 1793 г. Часть мощей была передана в кафедральный собор в г. Санс.

В Италии почитание святых Канция, Канциана и Канцианиллы утратило прежнее значение; среди вероятных причин этого - упадок Аквилеи после нашествия лангобардов, т. н. аквилейская схизма и конфликт между патриаршими престолами в Аквилее и Градо, а также распространение почитания ап. Марка как просветителя Аквилеи и св. Ермагоры как 1-го Аквилейского епископа (см. ст. Ермагора и Фортунат). Тем не менее сохранились данные о существовании в IX в. мон-ря на месте казни и погребения мучеников. В грамоте имп. Людовика Благочестивого от 17 февр. 819 г. упоминается о «селении святых Канцианов» (vicus sanctorum Cantianorum), где находился бенедиктинский монастырь Девы Марии, «построенный в честь святых Канцианов» (monasterium sanctae Mariae... constructum in honorem sanctorum Cantianorum) (Die Regesten des Kaiserreichs unter den Karolingern, 751-918 / Bearb. E. Mühlbacher. Innsbruck, 1908. S. 284; см.: Tavano. 1962/1964). В грамоте имп. Людовика II (865) место издания указано как «святой Канциан» (actum sancto Cantiano - MGH. Dipl. Karol. T. 4: Ludovici II diplomata. Münch., 1994. P. 154-155). Вероятно, мон-рь подвергся разорению во время нападений на Италию венгров в 1-й пол. X в., но строительная деятельность возобновилась, в XI-XII вв. (по др. версии - в IX-X вв.) была сооружена округлая в плане ц. Св. Духа, вероятно, служившая баптистерием. В 1247 г. упоминается о ц. св. Андрея (существующая приходская церковь построена в кон. XVI в.; см.: Bovini. 1973. P. 22). Тем не менее в сел. Сан-Канциан-д'Изонцо сохранялись традиции, связанные с почитанием мучеников. Так, в 1-е воскресенье июня совершалась процессия из приходской церкви в мест. Гродате (название происходит от лат. Aquae Gradatae), где, по преданию, были казнены мученики.

В обл. Фриули и особенно в архиеп-стве Гориция почитание святых Канция, Канциана и Канцианиллы укрепилось во 2-й пол. XX в., после раскопок базилики в Сан-Канциан-д'Изонцо и обретения мощей мучеников. Их поминовение указано в календаре архиеп-ства Гориция 30 мая, но в сел. Сан-Канциан-д'Изонцо празднование памяти мучеников и процессия в Гродате совершаются 31 мая. Приходская церковь, где хранятся мощи мучеников и мраморные плиты, к-рыми была покрыта их гробница, является местом паломничества.

Ист.: ActaSS. Mai. T. 7. P. 420-427; Iun. T. 2. P. 1048-1049; Passio sanctorum martyrum Cantianorum // Mombritius B. Sanctuarium seu Vitae Sanctorum. P., 1910. T. 1. P. 278-280, 635-636; Passio beatissimorum martyrum sanctorum Cantianorum // Mabillon J. De Liturgia Gallicana libri III. P., 1729. P. 467-470; Maximi Taurinensis Sermones / Ed. A. Mutzenbecher. Turnholti, 1962. P. 56-58. (CCSL; 23); MartHieron. P. 68-69, 78-79; MartHieron. Comment. P. 282-284, 318-319, 322-323; MartRom. Comment. P. 216-217.
Лит.: Bonvoisin, abbé. Notice historique sur le culte et les reliques des saints martyrs Cant, Cantien et Cantianille, patrons de la ville d'Étampes. Versailles, 1866; Dufourcq A. Étude sur les «Gesta martyrum» romains. P., 1907. T. 2: Le mouvement légendaire lérinien. P. 211-220; Quentin H. Les martyrologes historiques du Moyen Âge. P., 1908; Paschini P. La Chiesa Aquileiese ed il periodo delle origini. Udine, 1909. P. 58-62, 71; Lanzoni. Diocesi. Vol. 2. P. 866-872; Delehaye. Origines. P. 331; idem. Étude sur le Légendier Romain: Les saints de novembre et de décembre. Brux., 1936; Mesnard M. La basilique de Saint Chrysogone à Rome. Vat.; P., 1935; Tavano S. Testimonianze epigrafiche del culto dei martiri Proto e Crisogono a San Canziano d'Isonzo // Studi Goriziani. 1960. Vol. 28. P. 151-164; idem. Un monastero altomedievale a San Canziano // Memorie Storiche Forogiuliesi. 1962/1964. Vol. 45. P. 161-169; Gaiffier B., de. Un prologue hagiographique hostile au Décret de Gélase? // AnBoll. 1964. T. 82. P. 341-353; Mazzarino S. Il pensiero storico classico. Bari, 1966. Vol. 2; Daniele I. Canzio, Canziano e Canzianella // BiblSS. Vol. 3. Col. 758-760; Bovini G. Antichità cristiane di S. Canzian d'Isonzo, S. Giovanni al Timavo e Trieste. Bologna, 1973; Cuscito G. Le scoperte archeologiche di San Canzian d'Isonzo // Il Territorio: Studi e note di intervento culturale dalla Bisiacaria. 1979. Fasc. 2. P. 31-38; idem. Il culto di S. Crisogono fra Aquileia e Roma // Aquileia e Roma. Udine, 1987. P. 255-274. (AAAd; 30); Saxer V. L'Hagiographie ancienne d'Aquilée: À propos d'un livre récent // Mélanges de l'École française de Rome. 1980. Vol. 92. P. 373-392; Cracco Ruggini L. Gli Anicii a Roma e in Provincia // Ibid. 1988. Vol. 100. P. 69-85; Tiberio C. Il culto dei santi fratelli martiri Canziano, Canzio e Canzianilla. Udine, 1989; Bertacchi L. et al. Ad Aquas Gradatas: Segni romani e paleocristiani a San Canzian d'Isonzo. Ronchi dei Legionari, 1991; Merkt A. Maximus I. von Turin: Die Verkündigung eines Bischofs der frühen Reichskirche im zeitgeschichtlichen, gesellschaftlichen und liturgischen Kontext. Leiden; N. Y., 1997. S. 252-256; Bratož R. Il Cristianesimo aquileiese prima di Costantino: Fra Aquileia e Paetovio. Udine; Gorizia, 1999; Humphries M. Communities of the Blessed: Social Environment and Religious Change in Northern Italy, AD 200-400. Oxf.; N. Y., 1999. P. 73-74, 183, 221-222; Studi Sancanzianesi in memoria di Maria Mirabello Roberti: Atti del giornate di studi sancanzianesi, 14-15 nov. 2003 / Ed. G. Cuscito. Trieste, 2004; I santi Canziani: Nel XVII centenario del loro martirio / Ed. G. Toplikar, S. Tavano. Ronchi dei Legionari, 2005; Diefenbach S. Römische Erinnerungsräume: Heiligenmemoria und kollektive Identitäten in Rom des 3. bis 5. Jh. n. Chr. B.; N. Y., 2007; Lizzi Testa R. Gli Anicii, i Canziani e la «Historia Augusta» // Historiae Augustae: Colloquium Bambergense / Ed. G. Bonamente, H. Brandt. Bari, 2007. P. 279-294. (Atti dei Convegni sulla Historia Augusta; 10); Noga-Banai G. The Trophies of the Martyrs: An Art Historical Study of Early Christian Silver Reliquaries. Oxf.; N. Y., 2008. P. 95-120, 160-162.
А. А. Королёв
Ключевые слова:
Святые неразделенной Церкви Канций, Канциан и Канцианилла († нач. IV в.), мученики, пострадали близ г. Аквилея (Италия)
См.также:
ААРОН первый ветхозаветный первосвященник
АБДАС - см. Авда
АБИД († нач. IV в.), епископ, священномученик - см. Иасдафа и Абид
АВВАКИР (VII в.), прп. (пам. в субботу сырную)