Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КУПОЛ
Т. 39, С. 367-379 опубликовано: 2 марта 2020г.


КУПОЛ

Купол Пантеона, Рим (ок. 118–128 гг.)
Купол Пантеона, Рим (ок. 118–128 гг.)

Купол Пантеона, Рим (ок. 118–128 гг.)
[Итал. cupola, от лат. cupa - бочка, чаша, углубление; нем. die Kuppel; англ. cupola, dome, от лат. domus - дом, ср.: итал. duomo; нем. der Dom - собор; франц. coupole - внутренняя поверхность купола, dome - внешняя поверхность купола; греч. τροῦλλος; араб.   [qubba]; тур. kubbe], архитектурная конструкция сводчатого покрытия, по форме близкая к полусфере и образованная вращением кривой вокруг вертикальной оси. К. также называют кровлю сфероидной, элипсоидной или граненой формы с выраженной кривизной. К. позволяет перекрывать пространство без дополнительных опор и освещать интерьер верхним светом.

Форма К. обычно соответствует форме помещения, к-рое он перекрывает: круглого либо 8-гранного (октагон), овального и др.; К. над квадратным в плане помещением требует дополнительных конструктивных элементов: тромпов или парусов. Идея К. в архитектуре тесно связана с идеей центрического здания. К. может освещаться неск. способами: вверху в центре - окулусом, или опейоном, окнами внизу К. либо в барабане, на который водружен К. В кон. XVIII-XX в. получили распространение световые К. из металлических ажурных конструкций со стеклянным заполнением. К. без световых отверстий называют глухим.

Конструкция

К. сопротивляется 2 силам: сжатию (тяжести) и распору. Его конструкция может быть выполнена из разных материалов: сводчатые К. бывают каменными, кирпичными или бетонными; купольные кровли делают из дерева или металла. Деревянные и металлические К. имеют в основе каркасную конструкцию из сетки ребер (журавцы - в рус. архитектуре) с разнообразным заполнением (листы жести в купольных главах, стекло в световых К.).

Пантеон, Рим. Разрез
Пантеон, Рим. Разрез

Пантеон, Рим. Разрез

Каменные К. бывают ложными и настоящими. Т. н. ложный К. сложен из каменных блоков, ряды к-рых нависают один над другим, подобно ступеням. Такой способ кладки не создает прочной конструкции. В эпоху Др. мира ложные К. были характерны для гробниц (гробница Атрея (Агамемнона) в Микенах, 1250 или 1330 г. до Р. Х.), засыпанных сверху курганами, к-рые предохраняют силой тяжести ложный К. от действия распора.

Купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, Флоренция. 1420–1436. Архит. Ф. Брунеллески
Купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, Флоренция. 1420–1436. Архит. Ф. Брунеллески

Купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, Флоренция. 1420–1436. Архит. Ф. Брунеллески
Т. н. настоящие К. появились в Риме в I в. до Р. Х. (термы на форуме в Помпеях, 80 г. до Р. Х.). Каменная или кирпичная кладка выполнялась концентрическими рядами клиновидных блоков на цементном растворе по деревянной опалубке. Таков К. Пантеона в Риме - один из крупнейших в мире (ок. 118-128 гг. по Р. Х., архит. Аполлодор из Дамаска?; пролет К. (ок. 43 м) равен высоте помещения, т. о. интерьер имеет шарообразные пропорции, а внешний объем здания можно вписать в куб; кирпично-бетонная монолитная конструкция полусферического К. с квадратными кессонами и круглым окном-окулусом в шелыге; в композиции К. и портика впервые осуществлена идея соединения центричности и продольности). Подобный способ возведения К. требует сооружения дорогостоящих деревянных кружал. Постройка К. без кружал привела к изобретению римлянами кладки из множества веерообразных сводиков, расположенных в шахматном порядке, наподобие чешуи (мавзолей имп. Диоклетиана в его дворце в Спалате (Сплит), 300-306). Такая кладка перераспределяла распор конструкции.

Купол собора Санта-Мария-Фьоре. Схема и разрез
Купол собора Санта-Мария-Фьоре. Схема и разрез

Купол собора Санта-Мария-Фьоре. Схема и разрез

Уникален К. из цельного каменного монолита, венчающий мавзолей Теодориха в Равенне (526). Снаружи плоского тесаного К. сделаны каменные петли для крепления веревок, с помощью к-рых глыба была установлена на место.

Собора св. Петра в Ватикане. Разрез купола и подкупольной зоны
Собора св. Петра в Ватикане. Разрез купола и подкупольной зоны

Собора св. Петра в Ватикане. Разрез купола и подкупольной зоны

Византийцы применяли кладку из выложенных радиально пустотелых черепиц (собор Св. Софии в К-поле, 532-537, архитекторы Исидор из Милета, Амфимий из Тралл) или керамических трубок (горшков), вставленных друг в друга и расположенных в форме спирали (ц. Сан-Витале в Равенне, начата в 525 (?) или 546-548).

Крупнейшим после К. собора Св. Софии стал К. собора Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции (1296-1467, К.- 1420-1436, архит. Ф. Брунеллески). Беспрецедентный по размерам (диаметр 42 м, высота от пола до основания К. 53 м, высота от пола до фонаря 88 м, общая высота 107 м) и сложности строительства (без кружал, с использованием лесов, опиравшихся на кладку), К. имеет двойную оболочку и увенчан световым фонарем. Здесь были заложены основы К. т. н. тамбурного типа - со световым барабаном и с фонариком в завершении. С наибольшей полнотой этот тип воплотился в соборе св. Петра в Ватикане (1506-1626, К.- 1588-1590, архитекторы Дж. делла Порта и Д. Фонтана по модели Микеланджело Буонаротти). К. собора св. Петра (пролет 42,5 м, общая высота 136,5 м, высота от пола до фонаря 105 м, двойная оболочка) - самый большой в мире каменный К., однако в конструктивном отношении он уступает К. флорентийского собора.

Символика

К. является одной из основных архетипических форм в мировой архитектуре. В этимологии слова «купол» прослеживается связь с сосудом (ср. лат. cupa) - указание на тему священной чаши, а также с домом (ср. лат. domus) как с местом обитания, убежищем, что может трактоваться и в сакральном смысле.

Собор св. Петра в Ватикане. 1506-1626 гг, купол - 1588–1590 гг.
Собор св. Петра в Ватикане. 1506-1626 гг, купол - 1588–1590 гг.

Собор св. Петра в Ватикане. 1506-1626 гг, купол - 1588–1590 гг.

К. восходит к древнейшим временам: округлая форма характерна для первобытного жилища (юрта, иналу) наравне с формой конусовидного шатра (вигвам). Купольные покрытия были у глиняных жилищ древней Месопотамии (рельеф из Куюнджика или т. н. Ниневийская таблетка, XVIII в. до Р. Х.). С древности К. был связан с культом мертвых. Купольную форму имели гробницы. В то же время К. ассоциировался с небесным сводом (декорация ложного К. в гробнице Атрея в Микенах с розетками в виде звезд, парусный К. в мавзолее Галлы Плацидии в Равенне (425) с мозаикой в виде звездного неба).

По мнению Э. Б. Смита (Smith. 1950. P. 7), форма К. также часто символизировала абсолютную власть правителя, особенно в Римской империи (К. октагона в Золотом доме («Domus Aurea») имп. Нерона в Риме, 64-68 гг. по Р. Х., украшенный изображением неба и созвездий зодиака) и Персидской империи Сасанидов (дворец Ардашира I в Фирузабаде, ок. 224; дворец в Сервестане, Иран, V в. по Р. Х.,- оба с яйцевидными К. на тромпах). Аналогия К. с царским балдахином или шатром соединялась с идеей центричности, стягивания пространства к К. в сложных архитектурных сооружениях и отражала идею централизации власти.

Мечеть Купол скалы (Куббат-эс-Сахра) в Иерусалиме. 687–691 гг. Фрагмент гравюры из кн.: Sehedel Liber chronicarum. 1493 г. Fol. 48r
Мечеть Купол скалы (Куббат-эс-Сахра) в Иерусалиме. 687–691 гг. Фрагмент гравюры из кн.: Sehedel Liber chronicarum. 1493 г. Fol. 48r

Мечеть Купол скалы (Куббат-эс-Сахра) в Иерусалиме. 687–691 гг. Фрагмент гравюры из кн.: Sehedel Liber chronicarum. 1493 г. Fol. 48r

В христ. архитектуре К. символизирует одновременно небо и божественную власть. В описании собора Св. Софии в К-поле (Procop. De aedif. I 33, 46) К. сравнивается с «золотым полушарием, спущенным с неба», а полукупола (конхи), поддерживавшие К.,- с серпом луны. По словам кн. Е. Н. Трубецкого, К. в интерьере выражает «крайний и высший предел вселенной, ту небесную сферу, ее завершающую, где царствует Сам Бог Саваоф» (Трубецкой. 1916. С. 8). Это отразилось в декорации К., где обычно изображен Христос Пантократор. Купольные покрытия имеют сооружения, связанные с поминальной практикой,- центрические мартирии и мавзолеи (мавзолей Санта-Констанца в Риме, 324-326). Особое значение приобретает К. в баптистериях, поскольку «таинство нового рождения» в крещении трактуется как зеркальное отражение смерти (Баптистерий православных в Равенне, 400-450).

Наиболее влиятельным иконографическим образцом для центрических, в т. ч. купольных, построек христ. мира является ротонда Воскресения (Anastasis) в храме Гроба Господня в Иерусалиме, построенная имп. равноап. Константином Великим (основа - 325 или 337-361, первоначально завершалась деревянным шатром пролетом ок. 20 м, в 1107-1149 включена в новый романский храм с К. над средокрестьем, в 1859-1864 архит. М. И. Эппингер заменил старый шатер новым из металла и спрятал его внутри полусферического металлического внешнего К.).

Др. важным образцом для подражаний в Зап. Европе стала октагональная мечеть Купол скалы (Куббат-эс-Сахра) в Иерусалиме (687-691, архитекторы Раджа ибн Хайва из Бейт-Шеана и Язид ибн Салам из Иерусалима, деревянный золоченый К. диаметром 20,44 м и высотой 35 м до перестройки в 1552 имел островерхую луковичную форму, ныне более округлый), во время крестовых походов ошибочно принятая тамплиерами за Иерусалимский храм царя Соломона (Schedel H. Liber chronicarum. 1493. Fol. 48; Howard. 1991; Шукуров. 2002. С. 281).

На мусульм. Востоке символику К. определяла идея власти. Внутри К. обозначал балдахин, а снаружи мог ассоциироваться с головным убором воина - шлемом или чалмой. Эта коннотация не случайна в мавзолеях (комплекс Шахи-Зинда в Самарканде, рубеж XIV и XV вв.; мавзолей Гол-Гумбаз в Биджапуре, 1626-1660, К. пролетом 41 м и высотой ок. 70 м 3-й по величине в мире; Тадж-Махал в Агре, 1632-1653) и выражена в шлемовидной или пучинистой форме их К. По-настоящему неотъемлемой частью мусульм. архитектуры К. стал после захвата османами К-поля и превращения собора Св. Софии в мечеть, а затем и сознательного его копирования.

Сходную семантику «шлема воина» имел К. и в Др. Руси, где завершение храма называется «глава». Символизм рус. золотых луковичных глав, похожих на пламя свечи, по мнению кн. Трубецкого, «воплощает в себе идею глубокого молитвенного горения к небесам» (Трубецкой. 1916. С. 8). Наряду с позолотой К. широко распространено изображение золотых звезд на голубом фоне. Происхождение луковичной формы глав в России до конца неясно.

К. в православной архитектуре

Византийская архитектура

В эпоху раннего христианства продолжилось развитие достижений древнерим. наследия. Если основным типом христ. храма в IV-V вв. была базилика, то купольные центрические постройки использовались для мавзолеев, мартириев и баптистериев. Получили распространение развитые композиции в виде ротонд с внутренней колоннадой и круговым обходом (мавзолей Санта-Констанца в Риме, 324-326; и баптистерий в Ночера-Супериоре, IV в.). Аналогично строение 8-гранного Латеранского баптистерия в Риме (315, 432-440). Крестообразный мавзолей Галлы Плацидии в Равенне (425) перекрыт глухим парусным К. на 4-гранном барабане. Простые октагональные в плане баптистерии в Равенне (Баптистерий православных, 400-450; Баптистерий ариан, VI в.) перекрыты 8-лотковыми сомкнутыми сводами. В Баптистерии православных лотки свода опираются на арки на колонках в углах октагона. Сложную структуру с 4 лепестками колонных экседр имеет тетраконх ц. Сан-Лоренцо в Милане (355-372). Конструкция завершалась 8-гранным К. на ступенчатых тромпах (К. обрушился в 1574 и заменен новым). Аналогичную композицию тетраконха, вписанного в ротонду (диаметр 36 м), которая в свою очередь была вписана в квадратный объем, имел храм в Босре (512) в Сирии; др. сир. храм, в Изре (515), построен по более простой схеме: октагон под яйцевидным К. большой стреловидности и с круговым обходом помещен внутри квадратного объема.

Купол в ц. святых Сергия и Вакха в Константинополе. 527–536 или после 537 г.
Купол в ц. святых Сергия и Вакха в Константинополе. 527–536 или после 537 г.

Купол в ц. святых Сергия и Вакха в Константинополе. 527–536 или после 537 г.

К. часто мог подменяться шатром: не всегда, впрочем, ясно, какую форму имело завершение храма, если оно было деревянным. Так, центральный октагон на средокрестье 4 базилик в грандиозном комплексе Калъат-Симъан в Сирии (V в.) был перекрыт К. или шатром; первоначальное завершение ротонды Гроба Господня в Иерусалиме реконструируют по-разному: в виде сферического К. или шатра.

Уже на рубеже IV и V вв. начались поиски соединения купольного центрического и продольного объемов. Первой попыткой такого соединения стал «купольный зал», где К. помещается посередине прямоугольного зала с апсидой (храм в Мариальба-де-ла-Рибера, Испания, кон. IV в.). Появляются и более крупные структуры - т. н. купольные базилики (ц. св. Феклы в Мериамлыке, V в., не сохр.; здесь К. или шатер был устроен над восточной частью среднего нефа, а вместо пары колонн - столбы).

Купол собора Св. Софии в Константинополе. 532–537 гг.
Купол собора Св. Софии в Константинополе. 532–537 гг.

Купол собора Св. Софии в Константинополе. 532–537 гг.

Визант. архитектура эпохи имп. Юстиниана стала триумфом темы купольных построек, развивавшихся по неск. направлениям. С одной стороны, продолжал существовать тип центрического здания с центральным подкупольным пространством и круговым обходом, как ц. святых Сергия и Вакха в К-поле (527-536 или после 537). Это октагон с 2-ярусным круговым обходом. На необычном ребристом К. прямые лотки чередуются с вогнутыми, повторяя контуры октагона с экседрами и прямыми колоннадами. Внешнее свинцовое покрытие идет непосредственно по сводам К. Эта же схема была развита в октагональной ц. Сан-Витале в Равенне (начата в 525 (?) или 546-548) с более рациональным 7-лепестковым планом и мощным 8-гранным барабаном с легким К.

Собор Св. Софии в Константинополе. Разрез
Собор Св. Софии в Константинополе. Разрез

Собор Св. Софии в Константинополе. Разрез

С др. стороны, возникла и во всей полноте была реализована в соборе Св. Софии в К-поле (532-537) идея соединить большое центрическое купольное здание с круговым обходом и 3-нефную купольную базилику, сдвинув К. с восточной части среднего нефа к центру. По выражению Н. И. Брунова, перефразировавшего Д. Браманте, архитекторы попытались «водрузить купол Пантеона на базилику Максенция» (Брунов. 1935. Т. 2. С. 432). В центре собора Св. Софии - квадратное подкупольное пространство с огромным (пролет ок. 33 м), но легким (0,7 м толщиной) плоским ребристым К. на парусах, опирающимся на 4 подпружные арки на 4 мощных столбах, скрытых под мраморной облицовкой стен. Высота здания от пола до основания К.- 40 м, а от пола до шелыги - 55 м. К. возводился без кружал. С запада и востока распор К. гасят большие экседры с полукуполами (конхами), равными диаметру главного К. Каждый полукупол опирается на 2 малые конхи и малую арку посередине. На востоке средней малой арке соответствует апсида, а 2 боковым конхам - колонные 2-ярусные экседры. На западе - та же схема, но вместо апсиды под средней аркой расположено большое термальное окно, под ним - балкон императрицы и в самом низу - тройной входной портал. С севера и юга К. опирается на 2 подпружные арки, заполненные относительно тонкими стенами-мембранами со множеством окон. Под ними в 2 яруса расположены прямые колоннады. Распор здесь гасится 4 мощными контрфорсами, встроенными во внешний периметр стен. Т. о., центрический купольный храм удлинен по оси «запад-восток» полукруглыми экседрами, при этом высокое и светлое подкупольное пространство окружено более низким и темным 2-ярусным обходом. Плоский К. не был задуман как городская архитектурная доминанта, однако живописно смотрится в морской панораме К-поля. К. Св. Софии был рассчитан на восприятие изнутри; важную роль здесь играла новаторская система освещения. Световой К. с 40 арочными окнами в основании и круглящиеся формы полукуполов и экседр с такими же окнами создают фантастический образ небесных сфер, пронизанных сиянием. Эффектность освещения усиливалась золотом мозаик на внутренней поверхности К., а также зеркалами (не сохр.), вставленными в подоконники и фокусировавшими падающий солнечный свет под К. Небольшие арочные окна создают подобие светового кольца вокруг парящего К. Первоначальный, очень уплощенный К. Св. Софии обрушился от землетрясения еще при имп. Юстиниане, в 553-562 гг. был восстановлен и стал более высоким и ребристым (архит. Исидор Младший), затем без изменения курватуры реконструировался в 90-х гг. X в. (архит. Трдат) и в 40-х гг. XIV в. Новаторство купольной конструкции Св. Софии заключается в том, что К. огромных размеров водрузили над квадратным пространством. Причем переход от подпружных арок к К. осуществляется с помощью гигантских парусов. До строительства К. собора Санта-Мария-дель-Фьоре Св. София оставалась самым крупным купольным христ. храмом в мире.

Церковь мон-ря Хора (Кахрие-Джами) в К-поле. XII в.
Церковь мон-ря Хора (Кахрие-Джами) в К-поле. XII в.

Церковь мон-ря Хора (Кахрие-Джами) в К-поле. XII в.
Идея собора Св. Софии повлияла на сложение типа большой многокупольной базилики, где многократно повторено перекрытое К. квадратное пространство. Грандиозная ц. св. Апостолов в К-поле (536-550, разрушена в 1461) имела план в виде греч. креста из 5 квадратных купольных ячеек. Еще более крупная базилика - св. Иоанна Богослова в Эфесе (565, сохр. руины) - имела план в форме лат. креста и 6 К.

Продолжала развиваться и простая купольная базилика (ц. Св. Ирины в К-поле, 532, перестроена в 564 и 740; зап. овальный глухой К. добавлен при перестройке в 740; храм «В» в Филиппах, Македония, VI в.). Однако в этом архитектурном типе появляются 2 новшества: К. сдвигается к центру среднего нефа (ц. Пресв. Богородицы в Эфесе, VI в.; храм в Каср-ибн-Вардане в Сирии, 564), а к северу и югу от К. возникают подпружные арки, придающие пространству крестообразность (ц. Св. Ирины, ц. св. Тита в Гортине, кон. VI в.). Т. о., зарождался тип крестово-купольного храма, к-рый, по мнению А. И. Комеча (Комеч. 1987. С. 10-30), стал доминирующим к VIII-IX вв. (ц. свт. Николая в Мирах Ликийских, храм Успения Пресв. Богородицы в Никее (не сохр.), ц. Св. Софии в Фессалонике, все - ок. VIII в.).

Мозаика купола церкви мон-ря Хора (Кахрие-Джами) в Константинополе. Ок. 1316-1321 гг.
Мозаика купола церкви мон-ря Хора (Кахрие-Джами) в Константинополе. Ок. 1316-1321 гг.

Мозаика купола церкви мон-ря Хора (Кахрие-Джами) в Константинополе. Ок. 1316-1321 гг.

Средне- и поздневизант. архитектура пошла по пути уменьшения размеров зданий и К. Если в эпоху Юстиниана К. плоские и большие, то в X-XV вв. они значительно меньше и поставлены на высокий цилиндрический или граненый световой барабан с арочными окнами. Посводное сфероидное их покрытие делается из черепицы. Таковы К. в крестово-купольных постройках типа «храма на 4 колонках», к-рые не могли нести значительной нагрузки, и диаметр их определялся размером колонн, нередко вторично использованных (Мирелейон, 920; сев. ц. Пресв. Богородицы мон-ря Константина Липса, 907-908; храмы монастыря Пантократор, 1118-1136, все - в К-поле; центрические церкви Спасителя и св. Апостолов в Афинах, обе - ок. 1000). Немного больше размеры К. в храмах на 4 столбах: «с трехсторонним обходом» (Гюль-джами в К-поле, XII в.) или типа «компактно вписанного креста» (церковь монастыря Хора (Кахрие-джами) в К-поле, XII в.).

Попытка возродить идею большого К. эпохи имп. Юстиниана была сделана в XI в. в храмах типа «октагона на тромпах». Наиболее выразителен относящийся к сложному типу кафоликон мон-ря Осиос Лукас (1011 или 1030-1040). Здесь крупный К. с окнами в основании водружен на 12 столбов, образующих квадрат. Подпружными арками, которые обозначают пространственный крест, соединены 4 средние пары, а углы квадрата заполнены парусными тромпами, т. о. образуя октагон в основании К. Вокруг центрального подкупольного пространства идет 2-ярусный круговой обход. Монастырские храмы в Дафни (1080) и Неа-Мони на о-ве Хиос (1042-1056) в упрощенном виде повторяют основную идею храма-мон-ря Осиос Лукас.

Церковь Благовещения в мон-ре Грачаница. Ок. 1315 г.
Церковь Благовещения в мон-ре Грачаница. Ок. 1315 г.

Церковь Благовещения в мон-ре Грачаница. Ок. 1315 г.

В архитектуре визант. мира К. стал неотъемлемой частью церковного здания, своего рода символом самой Церкви, осеняя средокрестье, где располагался амвон. Однако вплоть до Нового времени размер К. в архитектуре христ. Востока оставался не слишком большим.

На Кавказе строили сложные центрические купольные храмы нередко с многолепестковыми планами и с К., имевшими характерное коническое завершение (грандиозный ярусный храм Звартноц в Армении, 641-666, с планом в форме тетраконха из колонных экседр, вписанного в ротонду, сохр. руины; тетраконхи с угловыми нишами: Аванский собор близ Еревана, собор Джвари в Мцхете, оба - рубеж VI и VII вв.; октоконховый храм Зоравар в Армении, VII в., сохр. руины; 6-конховые храмы Гогюба и Таоскари в Грузии, X-XI вв., и др.). Переход от подпружных арок к К. в подавляющем большинстве закавказских памятников совершается посредством тромпов, иногда расположенных в неск. ярусов вперебежку.

На Пелопоннесе, Балканах и особенно в Др. Руси (см. ниже) получили распространение 3-, 5- и многокупольные храмы. В Греции они были весьма разнообразны (3-купольная ц. Панагии Халкеон в Фессалонике, 1028, с 2 К. над нартексом; 5-купольная ц. св. Андрея в Перистере, 870-801, с малыми К. по странам света). В средневизант. период сложился устойчивый тип 5-купольных храмов с малыми К. по углам (ц. Панагия Космосотира в Феррах, ок. 1150; церковь мон-ря вмч. Пантелеимона в Нерези, Македония, 1164; ц. Паригоритиссы в Арте, Греция, 1282-1289; ц. св. Апостолов в Фессалонике, 1310-1314). В Сербии группа 5-купольных храмов представлена памятниками т. н. моравской школы (ц. Благовещения в Грачанице, ок. 1315; ц. Вознесения в Раванице, 1375-1377; ц. Св. Троицы в Ресаве, 1406-1418). Малые К., расположенные по углам центрального, могли освещать круговой обход (Фессалоника) либо располагаться над углами наоса (Нерези).

Происхождение 5-купольных храмов с малыми К. по углам объема не совсем ясно. Возможно, они восходят к крестообразной многокупольной ц. Неа-Экклесия в К-поле (867-886, разрушена в 1204). Судя по реконструкции А. Миго (подвергнутой в последнее время сомнению), 5-купольной была сев. ц. Пресв. Богородицы мон-ря Константина Липса в К-поле. Один из ранних 5-купольных храмов в Зап. Европе находится в Стило (Калабрия, Италия), датируется приблизительно X-XI вв. Существует мнение (А. Ю. Казарян) о распространении храмов с 5 куполами с востока - из Армении (ц. св. Апостолов в Ани, 1005, сохр. руины). Наиболее ранние 5-купольные храмы - Мартирий пророков, апостолов и мучеников в Герасе, Иордания (464-465; не сохр.), и собор в Аване, Армения (591-602, сохр. руины),- имеют дискуссионную реконструкцию малых К.

Древнерусская архитектура

Каменные К. в Др. Руси обычно строили на высоких световых барабанах и покрывали внешними купольными кровлями (металлическими на деревянном каркасе, деревянными, крытыми чешуйчатым лемехом, или черепичными); т. о., рус. К. фактически являются 2-слойными. Внешнее купольное покрытие в России называют главой, барабан - шеей. Иногда главой называют все венчание храма целиком, что по сути неверно. Главкой называют маленький внешний К. над небольшим глухим барабаном (не открытым в интерьер храма). Главы храмов в X-XII вв. обычно повторяли форму внутреннего К., т. е. применялось посводное покрытие из свинца или черепицы. В XII-XVII вв. получили распространение шлемовидные и луковичные главы. Из-за недолговечности материала рус. глав не сохранилось датированных образцов ранее XVII в. Истоки и время появления луковичных глав не прояснены до конца. Наиболее взвешенным представляется мнение А. П. Новицкого об эволюции полусферического К. в шлемовидный и затем в луковичный (Новицкий. 1909). Нет оснований говорить о широком распространении луковичной формы глав ранее XVI в., однако вероятно сосуществование шлемовидной и луковичной форм с XIII в. Для древнерус. храмов характерно большое количество К.- т. н. многоглавие, но сами К. невелики, что лежит в русле средневизант. традиции (Штендер. 1984). Происхождение многокупольных храмов загадочно, но не является чисто рус. феноменом (см., напр., ц. Неа-Экклесия в К-поле). Первый на Руси каменный храм (ц. Богородицы, или Десятинная, в Киеве, 989-996, построена мастерами «из грек», разрушена в XIII в.) имел 25 глав (Тихомиров. 1979).

Собора Св. Софии в Киеве. Реконструкция и современный вид
Собора Св. Софии в Киеве. Реконструкция и современный вид

Собора Св. Софии в Киеве. Реконструкция и современный вид

Монументальный Софийский собор в Киеве (ок. 1037, построен артелью византийских мастеров при вел. кн. Ярославе Мудром) имеет в основе 13 К. Это крестово-купольный 5-нефный храм с 3-сторонним обходом хоров в наосе и 2 рядами галерей, окружающих наос с 3 сторон. Наос освещен 5 К. на высоких световых барабанах (центральный барабан выше остальных) и 8 - на более низких. Боковые алтари освещают 2 пары вост. К., 2-й ярус хоров - 4 пары западных. Над центральной ячейкой возвышается 12-гранный барабан главного К. (диаметр ок. 8 м). Он опирается на подпружные арки и паруса на крещатых столбах. Остальные К. (диаметр ок. 4 м) водружены на 8-гранных барабанах. Еще 2 световых К. устроены над 2 асимметрично расположенными с запада лестничными башнями; т. о., в общей сложности 15 К. завершали пирамидальную объемную композицию древнего собора. Комеч объясняет использование большого числа К. необходимостью осветить пространство хоров (Комеч. 1987. С. 196); немаловажную роль играла и «престижность» К.- как символа архитектурных достижений Византии. Первоначальные главы не сохранились, и по реконструкциям Н. И. Кресального собор имел посводное свинцовое покрытие, повторяющее яйцевидную форму К., с выраженными архивольтами окон. На рисунке А. ван Вестерфельда 1651 г. главы имеют граненую шлемовидную форму, а центральная глава увенчана малой главкой на глухой шейке, наподобие фонарика в тамбурных К. эпохи Ренессанса. На рубеже XVII и XVIII вв. были сделаны грушевидные главы («бани»), исказившие облик храма. В это же время появились и новые световые К. над галереями. Ныне Софийский собор имеет 19 К. (включая лестничные башни и К. галерей).

Собор Св. Софии в Новгороде. 1045–1052 гг.
Собор Св. Софии в Новгороде. 1045–1052 гг.

Собор Св. Софии в Новгороде. 1045–1052 гг.

В тот же период, что и собор Св. Софии в Киеве, был построен княжеский Спасский собор в Чернигове (ок. 1036) с 5 К. над наосом и одним - над лестничной башней. В Вел. Новгороде был воздвигнут Софийский собор (1045-1052, заказ вел. кн. Владимира Ярославича), архитектура которого упрощенно повторяет киевский образец, однако крестово-купольный 5-нефный наос с хорами и галереями завершен 5 К., 6-й, необычайно широкий К. возвышается над лестничной башней. Первоначальное посводное покрытие К. было позднее заменено луковичными главами, к-рые при реставрации XX в. уступили место шлемовидным.

В архитектуре рус. удельных княжеств XII в. многоглавые храмы уже не столь распространены (княжеский Николо-Дворищенский собор в Вел. Новгороде, строительство начато в 1113, имел 5 К., реконструированы в XX в.; 3 К. новгородского Георгиевского собора Юрьева монастыря, 1119-1130, расположены несимметрично: большой - над центральной ячейкой, 2 малых - над хорами и лестничной башней; собор св. Иоанна Предтечи Иоанновского мон-ря в Пскове, ок. 1140, увенчан 3 К.: один - над центральной ячейкой и 2 - симметрично - к западу над наосом). Гораздо чаще строили одноглавые храмы (Успенский собор Киево-Печерского монастыря, 1073, не сохр.; Борисоглебский собор в Чернигове, 1120-1123; ц. апостолов Петра и Павла в Смоленске, сер. XII в.; Успенский собор во Владимире-Волынском, 1156-1160; ц. вмч. Георгия в Ст. Ладоге, сер. XII в.; ц. арх. Михаила (Свирская) в Смоленске, 1191-1194, с динамичной пирамидальной композицией).

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы во Владимире. 1158–1160 гг.
Собор в честь Успения Пресв. Богородицы во Владимире. 1158–1160 гг.

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы во Владимире. 1158–1160 гг.

Храмы Владимиро-Суздальского княжества, строившиеся по заказу кн. Андрея Боголюбского и его брата кн. Всеволода Юрьевича Большое Гнездо мастерами, присланными имп. Фридрихом Барбароссой, соединили в себе композицию визант. крестово-купольных храмов со стилистикой европ. романики. Выразительны стройные объемы одноглавых ц. Покрова на Нерли (ок. 1166) и Димитриевского собора во Владимире (1194-1197). Собор Успения Пресв. Богородицы во Владимире (1158-1160) первоначально был увенчан одним К. со шлемовидной главой. В кон. XII в. 6-столпный собор обстроили галереями, для освещения к-рых поставили 4 малых К. Зап. пара К. крупнее 2 восточных. Барабаны глав декорированы изящной романской аркатурой на колонках, дополненной поребриком, городками и фестонами кокошников. Сложившееся случайно пятиглавие Успенского собора во Владимире в силу исторических причин стало считаться каноническим для рус. Православия и повлияло на формирование традиционного для России типа соборного 5-главого храма.

В эпоху становления централизованного Русского гос-ва владимирский Успенский собор был взят за образец при перестройке по заказу вел. кн. Иоанна III Васильевича собора Успения Пресв. Богородицы в Московском Кремле (1475-1479). Итал. архит. Аристотель Фьораванти создал новаторский 6-столпный собор «палатного» типа и увенчал его 5 полусферическими К. на мощных световых барабанах. Центральный барабан (пролет ок. 9 м) чуть больше и выше угловых (ок. 7 м). Все К. покрыты позолоченными луковичными главами (изначально шлемовидные, были заменены в XVII, XIX и нач. XX в.). Особенностью расположения К. является то, что они сдвинуты к востоку; т. о., центральный К. осеняет амвон, 2 восточных - диаконник и жертвенник, скрытые за иконостасом, а 2 западных - наос. Успенский собор Московского Кремля, как главный кафедральный храм России, стал важнейшим иконографическим образцом и одним из национальных архитектурных символов. По его подобию строили рус. 5-главые соборы вплоть до сер. XVIII в., когда эта схема органично вписалась в новую архитектуру барокко.

Наиболее ранним подражанием, хотя и наделенным индивидуальным обликом, является собор арх. Михаила в Московском Кремле (1505-1508, архит. Алевиз Новый), выстроенный в формах венецианского Ренессанса. Крестово-купольный храм увенчан 5 К. на барабанах (центральный крупнее), сдвинутых к востоку. Первоначально шлемовидные главы были из черной лощеной черепицы. В XVII в. черепица уступила место луженому железу. Покрытия К. менялись после пожаров, в т. ч. в 1737 г. была сделана центральная золоченая луковичная глава, а угловые главы были выкрашены в зеленый цвет (позднее стали шлемовидными серебристыми).

Собор Успения Пресв. Богородицы в Московском Кремле. 1475–1479 гг.
Собор Успения Пресв. Богородицы в Московском Кремле. 1475–1479 гг.

Собор Успения Пресв. Богородицы в Московском Кремле. 1475–1479 гг.

Большинство крупных монастырских и городских соборов XVI в. повторяют образ Успенского собора Московского Кремля с 5 крупными луковичными главами на цилиндрических барабанах (Успенский собор в Ростове, 1508-1512, перестроен в XVII в.; Преображенский собор Хутынского мон-ря, 1515; Успенский собор в Тихвине, 1507-1515; Смоленский собор Новодевичьего монастыря в Москве, строительство начато ок. 1525, перестроен во 2-й пол. XVI в.; Успенский собор Троице-Сергиевой лавры, 1559-1585, с центральной золоченой главой и угловыми синими с золотыми звездами; Софийский собор в Вологде, 1568-1570).

В XVI в. многоглавие развивалось в связи с идеей многопрестольного храма (существовали и до этого: напр., Троицкий собор Пскова, 1365-1367, имел как минимум 7 глав над 7 престолами), к-рая в правление Иоанна Грозного обрела новый идеологический смысл - освящение исторических событий через небесное покровительство святых (Баталов. 1993). Так, царский придворный Благовещенский собор Московского Кремля (1484-1489, псковские мастера), первоначально 3-главый (одна глава - над амвоном и 2 - над алтарем), при перестройке по велению царя в 1564-1566 гг. получил еще 2 главки на глухих барабанах с запада и 4 главки над палатками приделов; 9 луковичных глав и кровли храма целиком покрыли позолотой.

Собор Покрова на Рву. 1555–1561 гг.
Собор Покрова на Рву. 1555–1561 гг.

Собор Покрова на Рву. 1555–1561 гг.

Ярче всего воплотил образ многоглавого многопрестольного храма собор Покрова на Рву (1555-1561, архитекторы Барма и Постник Яковлев). Храм-памятник победам рус. войск над Казанским и Астраханским ханствами возник на месте древней ц. Св. Троицы. Во время боевых действий вокруг этого храма возвели 7 деревянных храмов, каждый из к-рых отмечал день очередной победы. После окончания войны решено было построить большой каменный центрический собор с планом в форме квадрифолия, составленный из 9 башнеобразных столбов. Центральный столб под высоким шатром с золоченой маковкой вверху (общая высота 65 м, внутреннее пространство 46 м, пролет 8 м) окружен 8 церквами: по углам - четверики с мощными луковичными главами на цилиндрических барабанах, а по странам света - более высокие 8-гранные башни, также с крупными луковичными главами. Железные полихромные главы 8 придельных церквей имеют причудливые разнообразные формы со спиральными полосами, «городчатыми» фризами или «брильянтовыми» гранями. В основании центрального шатра были 8 малых золоченых декоративных главок, позднее утраченных; т. о., первоначально собор венчали 17 глав (ныне 10). Покровский собор неоднократно перестраивался и приобрел живописные черты асимметрии. В 1588 г. с юга примкнул придел блж. Василия Московского с фигурной луковичной главой, а в 1672 г.- придел блж. Иоанна Московского. В 1680 г. открытые гульбища 2-го яруса перекрыли сводами, добавили крыльца. В то же время палатная звонница (кон. XVI в.) у юго-вост. угла собора была заменена шатровой колокольней. Первоначальная форма глав Покровского собора неизвестна. По реконструкциям Н. Н. Соболева и Б. Н. фон Эдинга собор венчали уплощенные шлемовидные золоченые главы с килевидным острием (наподобие главы ц. Вознесения в Коломенском, 1532, архит. Петрок Малой). Впервые луковичные фигурные главы «розными образцы и железом немецким обиты» упомянуты в 1584-1585 гг. Впосл. главы неоднократно горели (1559, 1626, 1668, 1672, 1737) и заменялись, однако их форма сохранялась. Разноцветная окраска впервые упоминается в 1654 г., но предполагают, что она была задумана изначально. Последний раз раскраска была поновлена в 1848 г. Храм Покрова на Рву с его многоглавием и причудливым островерхим силуэтом отразил обобщенный образ рус. храмов и является главным архитектурным символом России. Сочетанием множества К. и центрального шатра он напоминает храм Гроба Господня в Иерусалиме и символизирует Небесный Град. Несмотря на яркую национальную самобытность, в архитектуре храма Покрова на Рву исследователи видят восточное и европейское влияния. Форма глав могла быть навеяна восточными образцами (Купол скалы в Иерусалиме, мавзолеи Шахи-Зинда в Самарканде), а центрический план в форме квадрифолия и башни имеют сходство с проектом Браманте собора св. Петра в Ватикане. В качестве прототипа собора А. Л. Баталов приводит проект храма С. Серлио (Serlio. 1600. Fol. 212-213). Др. возможный прототип - романо-готическая 5-башенная ц. Девы Марии в Калуннборге, Дания (ок. 1200).

Церковь во имя Св. Троицы в Хорошёве, Москва. 1596–1598 гг.
Церковь во имя Св. Троицы в Хорошёве, Москва. 1596–1598 гг.

Церковь во имя Св. Троицы в Хорошёве, Москва. 1596–1598 гг.

Собор Покрова на Рву оказал влияние на сложение типа многообъемных храмов (5-шатровый собор святых Бориса и Глеба в Старице, не сохр.; храм св. Иоанна Предтечи в Дьякове, оба - 2-я пол. XVI в.; 5-главый Преображенский собор Соловецкого мон-ря (1558-1566), где изначально над средокрестьем возвышался высокий шатер; при реставрации XX в. были воссозданы типичные для сельской России деревянные главы, покрытые чешуйчатым лемехом).

В т. н. годуновской архитектуре получили распространение луковичные главы (надстроенная верхним ярусом кремлевская колокольня Иван Великий с ц. прп. Иоанна Лествичника была увенчана крупной золоченой луковичной главой). Однако храмы в усадьбах Годунова завершались шлемовидными главами на изящных барабанах, нередко водруженных на горку кокошников (ц. Св. Троицы в Хорошёве, Москва, 1596-1598; ц. Преображения в Б. Вязёмах Одинцовского р-на Московской обл., ок. 1590, центральная глава была увенчана короной).

Собор Воскресения Христова в Новоиерусалимском Воскресенском мон-ре. 1658–1666, 1679–1685, 1756-1761 гг. Фотография. Кон. XIX в.
Собор Воскресения Христова в Новоиерусалимском Воскресенском мон-ре. 1658–1666, 1679–1685, 1756-1761 гг. Фотография. Кон. XIX в.

Собор Воскресения Христова в Новоиерусалимском Воскресенском мон-ре. 1658–1666, 1679–1685, 1756-1761 гг. Фотография. Кон. XIX в.

В XVII в. доминирующим явлением купольной архитектуры было строительство больших 6-столпных 5-главых соборов с крупными луковичными главами (Преображенский собор Новоспасского мон-ря в Москве, 1645-1649; Иверский собор Валдайского мон-ря, 1653-1656, и др.). Оригинален 4-столпный Покровский собор в Измайлове, Москва (1671-1679), с рациональной центрической композицией и богатым изразцовым декором. В конце века 5-главые соборы приобрели черты нового, нарышкинского стиля (Успенский собор Иосифова Волоколамского мон-ря, 1688-1696, с изразцовыми деталями и гранеными барабанами глав; Успенский собор в Рязани, 1693-1699, с центральной золотой главой и угловыми синими со звездами).

В то же время нарастала декоративность архитектуры: традиц. пятиглавие или многоглавие могло являться внешним атрибутом, не отвечавшим конструкции храма. Характерен Верхоспасский собор при Теремном дворце Московского Кремля («Спас за золотой решеткой», 1635-1636, архитекторы Бажен Огурцов и др., 1679-1680, главы - 1682, архит. О. Д. Старцев), увенчанный 11 золочеными главками на глухих барабанах, живописно расставленными в шахматном порядке. В сер. XVII в. получило распространение «ложное пятиглавие», когда бесстолпный четверик храма под сомкнутым сводом завершен горкой кокошников и 5 глухими барабанами (иногда центральный световой) с луковичными главками (ц. Св. Троицы в Никитниках, 1631-1634 или сер. XVII в. (?), с пятиглавым четвериком и одноглавыми приделами; ц. свт. Николая на Берсеневке, 1656-1657; ц. Благовещения в Тайнинском (ныне Мытищи Московской обл.), 1675-1677; ц. Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском, ныне Москва, освящена в 1680; 2 последние - заказ царя Алексея Михайловича). Уникальна ц. Св. Троицы в Останкине, Москва (1678-1683), где все 5 миниатюрных барабанов открыты в интерьер четверика и лишь барабаны приделов глухие.

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Козельце. 1752–1763 гг.
Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Козельце. 1752–1763 гг.

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Козельце. 1752–1763 гг.

В XVII в. каменное строительство расцвело в Ярославле, 5-главые храмы к-рого славились выразительными «пучинистыми» луковичными главами, обычно покрытыми лемехом или железной чешуей (ц. прор. Илии, 1647-1650; церкви свт. Иоанна Златоуста, 1649-1654, 1680, и Владимирская, 1669, в Коровниках; ц. св. Иоанна Предтечи в Толчкове, 1671-1687, с 15 главами: по 5 - над храмом и 2 - над приделами).

Крупнейшим архитектурным проектом в России 2-й пол. XVII в. был Новоиерусалимский Воскресенский мон-рь в Истре, под Москвой, заказанный патриархом Никоном. Грандиозный Воскресенский собор (1658-1666, 1679-1685, реконструирован в 1756-1761, архитекторы Б. Ф. Растрелли, К. И. Бланк) соединил композицию храма Гроба Господня в Иерусалиме и традиционное для России многоглавие. Над средокрестьем возвышается крупный К. (пролет 8,5 м) на световом барабане с золоченой луковичной главой. Еще 5 малых луковичных главок на граненых барабанах освещают заалтарные приделы собора, а 6-я, более крупная,- подземную церковь. Собор имеет 2 асимметричные высотные доминанты. Главное место занимает шатер над ротондой Гроба Господня (первоначально каменный под шлемовидной главой, обрушился в 1723; заменен в 1756-1761 деревянным с вычурной луковичной золоченой главой; взорван нем. войсками в 1941, воссоздан на рубеже XX и XXI вв., пролет ок. 20 м, общая высота с крестом 60 м). С юж. стороны расположена 7-ярусная колокольня, увенчанная луковичной главой (первоначальная глава была шатровой).

Церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Дубровицах Московской обл. 1690–1704 гг.
Церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Дубровицах Московской обл. 1690–1704 гг.

Церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Дубровицах Московской обл. 1690–1704 гг.

На территории совр. Украины в сер. XVII в. сложилась специфическая типология купольных храмов. Здесь были популярны центрические композиции с планом в форме квадрифолия и пятиглавием по странам света (храм Спаса на Берестове, основа 1113-1125, воссоздан из руин в новых формах митр. Петром Могилой в 1640-1642; Георгиевский собор Выдубицкого мон-ря, 1696-1701,- оба в Киеве; Никольский собор в Нежине Черниговской обл., 1658, с вычурными грушевидными главами на 8-гранных барабанах; Преображенский собор в Изюме Харьковской обл., 1684, с 2-ярусными 8-гранными барабанами глав). Также для Украины были характерны 3-частные, или «трехбанные», храмы (2-этажный Покровский собор в Харькове, 1689, с пирамидальной композицией из 3-ярусных восьмериков, выстроенных по оси «запад-восток»). Необычен тип 5-главых продольных храмов. Восточная часть здания имела крупный К. над средокрестьем и 2 малые главы над алтарем, на зап. фасаде были еще 2 главы по аналогии с 2 башнями на фасадах католических костелов (собор Братского мон-ря, 1690-1693, и Никольский Военный собор, 1696, оба - в Киеве, архит. Старцев, не сохр.; Троицкий собор Троице-Ильинского мон-ря в Чернигове, 1679-1695; Преображенский собор Мгарского мон-ря в Полтавской обл., 1684-1692). Крестовоздвиженский собор в Полтаве (1699-1709) представляет 7-главый вариант того же типа с пятиглавием по странам света в вост. части и 2 главами на западе. В основе грушевидных глав, или «бань», чередующих широкие «пучины» и узкие «заломы», лежит образ тамбурного К. с фонариком типа собора св. Петра в Ватикане. Эта форма пришла на Украину через Польшу и Юж. Германию, где были распространены сложные формы купольных кровель.

Развившийся на рубеже XVII и XVIII вв. в Москве нарышкинский стиль соединил укр., нем. и польск. влияния с традициями московской архитектуры и породил множество новых форм, что отразилось и на устройстве К. и глав. Основной конструктивной формой стал световой восьмерик, подменивший собой цилиндрический барабан. Восьмерик на четверике мог завершаться сомкнутым сводом, на к-ром ставились еще один или неск. меньших восьмериков один над другим и главка - так получалась ярусная композиция (ц. св. царевича Иоасафа в Измайлове, 1678, «трехбанная» надстройка 1687-1688, не сохр.; ц. Св. Троицы в Троице-Лыкове, 1698-1703, с ярусом звона над световым восьмериком). Распространились центрические храмы с 4-лепестковым планом и укр. пятиглавием по странам света (Новый собор Донского мон-ря, 1684-1698, с традиц. московскими луковичными главами на круглых световых барабанах; ц. Покрова в Филях, 1690-1693, с ярусной композицией «восьмерик на четверике» под звоном, пониженными экседрами и гранеными луковичными главками на глухих восьмериках). В то же время традиц. московское пятиглавие трактовалось по-новому (надвратная ц. Преображения Новодевичьего мон-ря, 1687-1688, завершенная украинизирующими «банями»; ц. Николы «Большой Крест» на Ильинке, кон. XVII в., не сохр., с рельефными звездами на луковичных главках). Т. н. строгановские храмы сочетали пятиглавие «по-украински» (ц. Рождества в Н. Новгороде, ок. 1700) или «по-московски» (собор Введенского монастыря в Сольвычегодске, 1689-1693) с новаторскими конструкциями бесстолпных четвериков.

Существовали экзотические варианты завершений: напр., в ц. Успения на Покровке (1695-1706, не сохр.) световой восьмерик на четверике был увенчан меньшим восьмериком с грушевидной главой, а по углам располагались 4 малые главки на глухих шеях; при этом с востока и запада композицию усложняли 2 световых восьмерика с главками на граненых шеях. Знаменская ц. в Дубровицах Московской обл. (1690-1704), единственная среди рус. храмов, отличается своей устремленной ввысь центрической композицией, 12-лепестковым планом и центральным столбом, увенчанным ажурной золоченой короной. К необычным архитектурным гибридам следует отнести восьмерик на четверике с «ложным пятиглавием» (Троицкий собор в Верхотурье Свердловской обл., 1703-1709).

Деревянная архитектура рубежа XVII и XVIII вв. также породила множество причудливых композиций. Шедевром зодчества Русского Севера является комплекс храмов погоста Кижи на Онежском оз. Летняя ц. Преображения (1714) увенчана 22 луковичными главками на изящных глухих шейках, водруженных на бочковидные кровли. 21 главка расположены ступенчато, образуя в плане крест, 22-я главка осеняет алтарь.

Русская архитектура Нового времени

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в дер. Подмоклово Московской обл. 1714–1722 гг.
Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в дер. Подмоклово Московской обл. 1714–1722 гг.

Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в дер. Подмоклово Московской обл. 1714–1722 гг.
Петровское барокко нач. XVIII в. привнесло тему тамбурного К. по типу собора св. Петра в Ватикане. Тамбурные К. стали воздвигать над традиц. 5-главыми соборами. Одним из первых зданий с К. нового типа (фонарики в них ложные - форма тамбурного К. сымитирована в дереве) стал новаторский 4-столпный Успенский собор в Астрахани (1700-1710; зодчий Д. М. Мякишев) с рациональной центрической композицией, выдержанный в нарышкинском стиле. Внедренные имп. Петром Великим храмы базиликального типа также имеют небольшие тамбурные К. над средокрестьем, напр., Петропавловский собор в Петербурге (1712-1733; архит. Д. Трезини), с прямоугольными окнами в стройном световом барабане и с овальными люкарнами в К. Одновременно развивался тип купольной ротонды (ц. Рождества Пресв. Богородицы в дер. Подмоклово Серпуховского р-на Московской обл., 1714-1722; архит. Л. фон Фикин; с аркадой вокруг ротонды под крупным К. с глухим фонарем, навеяна итал. проектом «Ecclesia Triumfans», архит. К. Фонтана). В 20-х гг. XVIII в. император задумывал построить в С.-Петербурге большой собор с крупным тамбурным К., к-рый стал бы доминировать в панораме города (проект Андреевского собора, архит. Н. Тессин - младший; не осуществлен).

В эпоху елизаветинского и екатерининского барокко пятиглавие получило новую трактовку в центрических композициях 4-столпных соборов, часто с планом в форме квадрифолия. Центр постройки осенял тамбурный К. на высоком световом барабане, по углам - малые «лантернины», причем нередко в западной паре устраивали колокольни (Преображенский собор в С.-Петербурге, 1743-1754, архитекторы М. Г. Земцов, П. А. Трезини, перестроен В. П. Стасовым в 1825-1828; Успенский собор Свенского монастыря под Брянском, 1747-1758, архит. П. А. Трезини, не сохр., воссоздается; по его образцу построен Успенский собор Саровской пуст. в Нижегородской губ., 1769-1777, не сохр.; собор Рождества Пресв. Богородицы в Козельце Черниговской губ., 1752-1763; архитекторы А. В. Квасов, И. Г. Григорович-Барский; ц. св. Климента, папы Римского, в Москве, 1762-1777; все 5 К.- световые).

Вознесенский собор Смольного Новодевичьего мон-ря в С.-Петербурге. 1744–1764 гг.
Вознесенский собор Смольного Новодевичьего мон-ря в С.-Петербурге. 1744–1764 гг.

Вознесенский собор Смольного Новодевичьего мон-ря в С.-Петербурге. 1744–1764 гг.

Уникален Вознесенский собор Смольного Новодевичьего мон-ря в С.-Петербурге (1744-1764, архит. Растрелли): 4-столпный с центрично-осевым планом завершен динамичным объемом пятиглавия, где центральный тамбурный К. с 2-ярусным барабаном слит с четырьмя 2-ярусными башнями, развернутыми по диагоналям. Нижний ярус башен световой, в верхнем размещены колокола. Фонарь главного К. и 4 башни завершены луковичными главами. К. Смольного собора был самым большим для своего времени (ок. 20 м).

Купол ц. св. царевича Димитрия в Голицынской больнице в Москве. 1796–1801 гг.
Купол ц. св. царевича Димитрия в Голицынской больнице в Москве. 1796–1801 гг.

Купол ц. св. царевича Димитрия в Голицынской больнице в Москве. 1796–1801 гг.

В провинции появились необычные архитектурные решения. Барочный Богоявленский собор в Костроме (1776-1791, архит. С. А. Воротилов; не сохр.) завершался крупным тамбурным К., увенчанным маковицей. В ротонде барабана, не освещавшего интерьер собора, была устроена б-ка, в к-рую попадали с крыши храма.

Лишь в эпоху классицизма в России подошли вплотную к постройке больших К. по типу собора св. Петра в Ватикане. Первым был новый Троицкий собор Александро-Невской лавры в С.-Петербурге (1774-1790; архит. И. Е. Старов; пролет К. 17 м). Но до конца века преобладали камерные купольные постройки. Широкое распространение получил тип купольных ротонд, особенно популярный в творчестве М. Ф. Казакова (ц. свт. Филиппа, митр. Московского, 1777-1778, и др.). Н. А. Львов проектировал храмы-ротонды в духе античных толосов (ц. Св. Троицы («Кулич и Пасха») в с. Александровском (ныне С.-Петербург), 1787; ц. св. Екатерины на Валдае Новгородской обл., 1793, строил архит. И. Е. Дмитриев; ц. Воскресения в усадьбе архит. Львова Никольское-Черенчицы Торжокского р-на Тверской обл., 1789). Необычна ротонда с двойным К. в ц. Вознесения в дер. Бельское Устье Порховского р-на Псковской обл. (1796), где пологий каменный внутренний К. на 8 столбах скрыт за высоким внешним деревянным К. с 4 тесно прижатыми к нему малыми К., наподобие собора Смольного мон-ря.

Собор св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. 1818–1858 гг.
Собор св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. 1818–1858 гг.

Собор св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. 1818–1858 гг.

В кон. XVIII в. получили распространение храмы с двойными низкими К. Для ряда храмов сознательно был выбран в качестве образца собор Св. Софии в К-поле, что было обусловлено идеями «греческого проекта» имп. Екатерины. В Вознесенском (Софийском) соборе в Царском Селе (1782-1787; архитекторы Ч. Камерон и Старов) соединили двойной низкий К. с пятиглавием. Такой же двойной К. был в соборе св. Иосифа в Могилёве (1780-1784; архит. Львов; не сохр.). Копия этого собора - ц. святых Петра и Павла в дер. Переслегино Торжокского р-на Тверской обл. (90-е гг. XVIII в.).

Др. постройки были ориентированы на образ Пантеона с К. и колонным портиком (церковь в Голицынской больнице в Москве, 1796-1801; архит. М. Ф. Казаков; с двойным полусферическим К. над колонной ротондой). Тему ротонды с полусферическим К., увенчанным шаровидной или вазообразной главкой, развил в эпоху ампира О. И. Бове (церковь в 1-й Градской больнице; 1828-1832; ц. Всех скорбящих Радость на Б. Ордынке в Москве, ротонда - 1832-1836).

Собор св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. Разрез купола
Собор св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. Разрез купола

Собор св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. Разрез купола

На рубеже XVIII и XIX вв. вновь вернулись к строительству храмов по типу собора св. Петра в Ватикане. По заказу имп. Павла I был сооружен собор Казанской иконы Божией Матери в С.-Петербурге (1800-1811; архит. А. Н. Воронихин), облик которого интерпретирует образ собора св. Петра, где крупный тамбурный К. соединен с полуциркульной колоннадой. К. Казанского собора (пролет 17,5 м, общая высота с крестом 71,5 м) состоит из 3 оболочек, наподобие К. Дома инвалидов в Париже (внутренний и средний К. каменные, внешний - на деревянном каркасе, обшит листами жести и выкрашен в зеленый цвет). Тамбур с 16 прямоугольными окнами завершен внутренним полуциркульным К. с окулусом, открывающим средний К., который освещен 16 круглыми люкарнами в основании. Внешний яйцевидный К. увенчан фигурным фальшфонарем, с яблоком и крестом.

С наибольшей полнотой образ тамбурного К., городской доминанты, представлен в соборе св. Исаакия Далматского в С.-Петербурге. Существующий (4-й) собор построен на месте более раннего архит. О. Монферраном в 1818-1858 гг. Храм с центрично-осевым планом соединил идею тамбурного К. с пятиглавием: по углам главного К. устроены 4 павильона-колокольни. К. (высота с крестом 101 м) возводился на высоте 30 м (нижнее кольцо тамбура) с помощью кружал. Конструкция К. из 3 оболочек взята из собора св. Павла в Лондоне: внутренний К. (диаметр 22 м) с окулусом, средний усеченный конус, несущий открытый в интерьер фонарь, открыт в интерьер, и внешний легкий К. (диаметр ок. 25 м). Каркас нижнего К. и среднего конуса чугунный, с заполнением из керамических горшков; внешний К. из листовой меди на тонких чугунных ребрах покрыт снаружи позолотой. К. Исаакиевского собора - один из крупнейших золоченых К. в мире и самый высокий в России.

Храм Христа Спасителя в Москве. 1838–1880 гг.
Храм Христа Спасителя в Москве. 1838–1880 гг.

Храм Христа Спасителя в Москве. 1838–1880 гг.

В Москве по велению имп. Александра I в память погибших в Отечественной войне 1812 г. рус. воинов построили храм Христа Спасителя. Многочисленные проекты конкурса (архитекторы Воронихин, Дж. Кваренги, Стасов, А. Л. Витберг и др.) развивали тему грандиозного центрического собора с монументальной купольной ротондой в завершении. В результате собор был построен (1838-1880) по проекту 1832 г. архит. К. А. Тона, утвержденному имп. Николаем I в специально придуманном «русско-византийском» стиле. Собор был снесен в 1931 г. и вольно воссоздан в 90-х гг. XX в. Идеально центрическая композиция с крестообразным планом и пятиглавием является парафразом Исаакиевского собора. По центру возвышается мощный К. (пролет 23,5 м, высота с крестом 91,5 м; был в то время самым широким в России, ныне 2-й) на световом барабане и с гигантской золоченой луковичной главой на металлическом каркасе. На углах устроены 4 колокольни под малыми луковичными главами. Крупный силуэт с грандиозным К. безусловно господствует в панораме Москвы-реки, однако массивные формы собора мало гармонируют с древними храмами Москвы.

Никольский Морской собор в Кронштадте. 1903–1913 гг.
Никольский Морской собор в Кронштадте. 1903–1913 гг.

Никольский Морской собор в Кронштадте. 1903–1913 гг.

Храм Христа Спасителя стал объектом для подражания по всей России еще до окончания строительства (Введенский собор лейб-гвардии Семёновского полка, 1837-1842, не сохр.; Троицкий собор в Томске, 1842-1900, не сохр., и др.). В XIX в. в провинции также продолжали строить купольные соборы в стиле позднего классицизма (5-главые: Троицкий собор в Моршанске, 1830-1857, копирующий Преображенский собор Стасова в С.-Петербурге; Преображенский собор в Рыбинске, 1838-1845, архит. А. И. Мельников). Грандиозный однокупольный Троицкий собор в Симбирске (ныне Ульяновск; проект 1823-1824, архит. М. П. Коринфский; не сохр.) в виде крупной ротонды с 4 коринфскими портиками по сторонам под тамбурным К. развивал один из проектов Воронихина для храма Христа Спасителя. Необычно соединение форм неоготики и рус. стиля в соборе св. Александра Невского в Вятке (ныне Киров; 1839-1864, архит. Витберг; не сохр.) в виде ротонды, увенчанной крупным шлемовидным К. на световом барабане, с 4 колокольнями под луковичными главками.

Русский стиль в строительстве храмов пошел по пути точного копирования форм XVI-XVII вв. с небольшими луковичными главами или шатрами. Наиболее яркий образец этого стиля - Воскресенский собор на месте убийства имп. Александра II в С.-Петербурге (Воскресенская (Спас на Крови) ц., 1883-1907; архит. А. А. Парланд), представляющий собой вольную «рапсодию» на тему храма Покрова на Рву в Москве. Рациональная композиция 9-главого храма иная, чем у московского прототипа: в основе компактный 4-столпный 5-главый объем. Лишь его завершение перефразирует тему храма Покрова на Рву: по углам 4 фигурные полихромные луковичные главы на световых барабанах окружают центральный шатер (общая высота 81 м) на световом восьмерике, увенчанный маленькой главкой. С запада примыкает колокольня с массивной золотой главой, осеняя место гибели императора. Еще 3 маленькие золотые главки расположены с востока. Островерхий силуэт храма и постановка его в створе канала Грибоедова оживляют застройку С.-Петербурга.

Кульминацией визант. стиля и темы К. в рус. архитектуре стал Никольский Морской собор в Кронштадте (1903-1913, архит. В. А. Косяков), построенный тщанием св. Иоанна Кронштадтского. Храм в уменьшенном масштабе копирует Св. Софию К-польскую: за основу взяты центрично-осевой план и система из 2 полукуполов с экседрами, поддерживающих главный К. Архитектор весьма вольно соединил визант. мотивы с декором в духе владимиро-суздальской «романики». Полусферический К. на сравнительно невысоком световом барабане с 32 окнами - самый крупный среди храмовых построек в России (пролет 24 м, высота подкупольного пространства 48 м, общая высота с крестом ок. 70 м) - имеет двойную оболочку, так же как и полукупола: внутренний бетонный свод и наружное покрытие на металлических конструкциях. Внешний серебристый К. из луженого железа (в нач. XXI в. заменен титановым сплавом) украшен позолоченными орнаментами в виде якорей. На зап. фасаде 2 парные колокольни завершены малыми К. С севера и юга - еще 4 малых К. на барабанах. Кронштадтский собор является доминантой акватории Финского зал. и служит своеобразным маяком. Этот монументальный храм, обращенный к истокам архитектуры Византии, явился своеобразным итогом правосл. архитектуры в Российской империи.

Лит.: Serlio S. Tutte l'opere d'architettura et prospettiva. Vinegia, 1600; Blondel J.-F. Architecture Francoise, ou Recueil des Plans, Elevations, coupes et Profils. P., 1752-1756. T. 1-4. (Livre 1-7). Liv. 2. N 1. Pl. 1-8; Liv. 3. N 1. Pl. 1-6; N 11. Pl. 1-6; N 14. Pl. 1-7; N 15. Pl. 1-3; Liv. 4. N 15. Pl. 1-2; ЭС. Т. 17. С. 43-44; Новицкий А. П. Луковичная форма рус. церковных глав: Ее происхождение и развитие // Древности: Тр. Комиссии по сохранению древних памятников МАО. М., 1909. Т. 3. С. 349-362; Трубецкой Е. Н. Умозрение в красках: Вопрос о смысле жизни в древнерус. религ. живописи. М., 1916; Strzygowski J. Asiens Bildende Kunst in Stichproben, ihr Wesen und ihre Entwicklung. Augsburg, 1930. S. 181-184, 419; Брунов Н. И. Очерки по истории архитектуры. М.; Л., 1935-1937. 2 т.; Гартман К. О. История архитектуры. М., 1936-1938. 2 т.; Кузнецов А. В. Своды и их декор. М., 1938; он же. Тектоника и конструкция центрических зданий. М., 2013; De Angelis d'Ossat G. Romanità delle Cupole Paleocristiane. R., 1946; Smith E. B. The Dome: A Study in the History of Ideas. Princeton, 1950; Воронин Н. Н. Архитектурный памятник как ист. источник: (Заметки к постановке вопроса) // Сов. Арх. 1954. Т. 19. С. 41-76; Липс Ю. Происхождение вещей. М., 1954; Плужников В. И. Соотношение объемных форм в рус. культовом зодчестве нач. XVIII в. // Рус. искусство 1-й четв. XVIII в. М., 1974. С. 81-108; он же. Термины рос. архит. наследия: Архит. слов. М., 2011. С. 189, 197; Соболев Н. Н. Проект реконструкции памятника архитектуры - храма Василия Блаженного в Москве // Архитектура СССР. 1977. № 2. С. 48-60; Baumgart F. DuMont's kleines Sachlexikon der Architectur. Köln, 1977; Illustrated Dictionary of Historic Architecture / Ed. C. M. Harris. N. Y., 1977. P. 166; Тихомиров М. Н. «Список русских городов дальних и ближних» // Рус. летописание. М., 1979. С. 83-137, 357-361; Kadatz H.-J. Wörterbuch der Architectur. Lpz., 1980; Иконников А. В. Зарубежная архитектура. М., 1982; он же. Историзм в архитектуре. М., 1997; Штендер Г. М. О происхождении многоглавия древнерус. храмов // Древнерус. город. К., 1984. С. 152-154; Раппопорт П. А. Зодчество Др. Руси. Л., 1986; Krautheimer R. Early Christian and Byzantine Architecture. Harmondsworth, 19864; Комеч А. И. Древнерус. зодчество кон. X - нач. XII в.: Визант. наследие и становление самостоятельной традиции. М., 1987; Лидов А. М. Иерусалимский кувуклий: О происхождении луковичных глав // Иконография архитектуры: Сб. науч. тр. М., 1990. С. 57-68; Гай Светоний Транквилл. Нерон (31) // Он же. Жизнь двенадцати цезарей. М., 1990. С. 162-163; Howard. D. Venice and Islam in the Middle Ages: Some Observations on the Question of Architectural Influence // Architectural History. 1991. Vol. 34. P. 59-74; Баталов А. Л. Идея многопрестольности в моск. каменном зодчестве сер.-2-й пол. XVI в. // Рус. искусство позднего средневековья: Образ и смысл: Сб. науч. тр. НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ. М., 1993. С. 103-141; он же. О происхождении шатра в рус. каменном зодчестве XVI в. // ДРИ. 2009. [Вып.:] Идея и образ: Опыты изучения визант. и древнерус. искусства. С. 55-74; Ward-Perkins J. B. Roman Imperial Architecture. New Haven; L., 1994; Кавельмахер В. В. Памятники архитектуры древней Александровой слободы. Владимир, 1995; Heydenreich L. H. Architecture in Italy, 1400-1500. New Haven, 1996; Бондаренко И. А. К вопросу о происхождении луковичной формы церковных глав // Народное зодчество. Петрозаводск, 1998. С. 105-113; Mainstone R. J. Hagia Sophia: Architecture, Structure and Liturgy of Justinian's Great Church. L., 2001r; Веймарн Б. В. Классическое искусство стран ислама. М., 2002; Шуази О. История архитектуры. М., 20023. 2 т.; Шукуров Ш. М. Образ Храма. М., 2002; De Maffei F. Il Problema della Cupola su Vano Quadrato e la Santa Sofia di Constantinopoli // La Persia e Bisanzio: Conv. intern., Roma, 14-18 ottobre 2002. R., 2004. P. 679-735; Баталов А. Л., Успенская Л. С. Собор Покрова на Рву (Храм Василия блаженного). М., 20063; Власов В. Купол // Он же. Новый энцикл. словарь изобразительного искусства. СПб., 2006. Т. 4; Никитина А. Б. Архитектурное наследие Н. А. Львова. СПб., 2006; Кишкинова Е. М. «Византийское возрождение» в архитектуре России. СПб., 2007; Соловьёв Н. К. История Интерьера: Древний мир, Средние века. М., 20073; Baroque: Architecture, Sculpture, Painting / Ed. R. Toman. [Cologne; Duncan (South Car.)], 2007; Заграевский С. В. Формы глав (купольных покрытий) древнерус. храмов. М., 2008; Рутман Т. А. Храмы и святыни Ярославля: История и современность. Ярославль, 20082; Вдовиченко М. В. Архитектура больших соборов XVII в. М., 2009; Мильчик М. И. Архитектурное наследие Вел. Новгорода и Новгородской обл.: Кат. СПб., 2009; Путятин И. Е. Образ рус. храма и эпоха Просвещения. М., 2009; Виноградов А. Ю. Заметки о византийском прототипе древнерус. Софийских соборов // Первые каменные храмы Др. Руси. СПб., 2012. С. 225-231. (Тр. ГЭ; 65); он же. Cв. София Киевская в контексте визант. архитектуры 2-й четв. ХI в. // Храм i люди: Зб. ст. до 90-рiччя з дня народження С. О. Висоцького. К., 2013. С. 66-80; Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Бамборский храм и проблема «купольного зала» в Византии и на Кавказе // Рос. Арх. 2012. № 3. С. 97-108; Флетчер Б. История архитектуры. М., 2012; Казарян А. Ю. Церковная архитектура стран Закавказья VII в. М., 2012-2013. 4 т.
А. Н. Яковлев
Ключевые слова:
Церковная архитектура Архитектура. Основные понятия Купол, архитектурная конструкция сводчатого покрытия, по форме близкая к полусфере и образованная вращением кривой вокруг вертикальной оси
См.также:
АПСИДА архитектурная форма
БАЗИЛИКА [царская палата] в эллинистическо-римс. источниках - обществ. постройка для собраний
БАПТИСТЕРИЙ помещение с водоемом для крещения
АКСУМСКИЙ СОБОР БОГОМАТЕРИ СИОНСКОЙ (Марьям-Сийон)
АЛТАРНАЯ ПРЕГРАДА ограждение в христианском храме, отделяющее пространство алтаря от наоса
АЛТАРЬ обобщающий термин для обозначения священного места принесения жертвы