Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЮДОВИК IX СВЯТОЙ
Т. 42, С. 79-89 опубликовано: 9 октября 2020г. 


ЛЮДОВИК IX СВЯТОЙ

Кор. Людовик IX Святой. 1585 - 1590 гг. Худож. Эль Греко (Лувр, Париж)
Кор. Людовик IX Святой. 1585 - 1590 гг. Худож. Эль Греко (Лувр, Париж)

Кор. Людовик IX Святой. 1585 - 1590 гг. Худож. Эль Греко (Лувр, Париж)
[Франц. Saint Louis] (25.04.1214, Пуаси, близ Парижа - 25.08.1270, Тунис), св. Римско-католической Церкви (пам. 25 авг.), король Франции (с 1226). Вошел в историю как король-крестоносец (был организатором 7-го и 8-го крестовых походов), образцовый рыцарь, идеальный правитель, миротворец. Сын франц. кор. Людовика VIII Льва (1223-1226) и Бланки Кастильской, внук кор. Филиппа II Августа (1180-1223). Взошел на престол в возрасте 12 лет, после внезапной смерти отца. 29 нояб. 1226 г. в Реймсе коронован и посвящен в рыцари, однако до совершеннолетия (1234) находился под «заботой и опекой» матери, остававшейся соправительницей и главной советчицей Л. С. до самой смерти (1252). В 1234 г. был заключен брак Л. С. с Маргаритой Прованской (1221-1295), дочерью Раймунда Беренгария V, гр. Прованса, от к-рой у него было 11 детей. Оставил «Наставления» сыну Филиппу (буд. кор. Филипп III Храбрый) и дочери Изабелле, кор. Наварры (оригинал утрачен, реконструкцию см.: Carolus-Barré. 1994. P. 61-67).

Первые годы правления

Мятеж баронов

Вступление на престол малолетнего короля и отсутствие точных распоряжений Людовика VIII о «регентстве» Бланки Кастильской (самого института еще не существовало) спровоцировали мятеж баронов, пытавшихся захватить короля и подчинить его своей воле. Усилением королевской власти были недовольны многие из грандов: Филипп Строптивый, гр. Булонский, сын кор. Филиппа II Августа от Агнессы Меранской, Тибо IV, гр. Шампанский, Пьер Моклерк, гр. Бретонский, Гуго де Лузиньян, гр. де Ла Марш. Подкупами и обещаниями Л. С. и матери удалось расколоть коалицию: гр. Филипп Строптивый получил 2 замка и графство Сен-Поль, а также пожизненную ренту в 6 тыс. турских ливров; с др. представителями мятежной знати были заключены брачные союзы (1227). Бланка Кастильская убедила перейти на свою сторону гр. Тибо IV Шампанского, который передал короне графства Блуа, Шартр, Сансер и виконтство Шатодён. Главная угроза исходила от англ. кор. Генриха III (1216-1272): лишенный Филиппом II Августом своих франц. владений, он не оставил надежды их отвоевать. Весной 1227 г. между Генрихом III и Л. С. было заключено перемирие.

Несмотря на договоренности, летом 1227 г. бароны во главе с Филиппом Строптивым и Пьером Моклерком, собравшись в Корбее (ныне Корбей-Эсон), сделали попытку захватить Л. С., возвращавшегося из Вандома в Париж. Отряды мятежных грандов перекрыли дорогу возле Монлери, но на помощь королю пришли вооруженные парижане. Они сопроводили Л. С. до Парижа; вдоль всей дороги стояли люди, готовые защитить короля (Жуанвиль. 2007. С. 25). В 1228 г. коалиция недовольной знати возродилась: началась кампания по очернению Бланки Кастильской и ставшего ее союзником Тибо Шампанского (их обвиняли в любовной связи). В 1230 г. Л. С. во главе войска совершил 2 похода против графа Бретонского и один - для защиты графа Шампанского. Королю удалось захватить неск. городов в Анжу (Анже, Божё и Бофор) и Беллем. Граф Бретонский обратился за помощью к королю Англии. Войска Генриха III высадились в Сен-Мало, но в военные действия не вступали, оставаясь в Нанте. После ряда побед Л. С. весной 1231 г. Пьер Моклерк подписал перемирие на 3 года; в окт. 1234 г. он полностью подчинился королю Франции.

Успех был одержан Л. С. и на юге Франции. Получив поддержку Папского престола в борьбе с еретиками (остатками катаров, альбигойцами, вальденсами) - папский легат кард. Романо Бонавентура проводил там политику «выжженной земли»,- французский король помирился с Раймундом VII, гр. Тулузским. 11 апр. 1229 г. был подписан мирный договор, согласно к-рому Раймунд VII вернул себе владения в Тулузене, Керси и Ажне, Л. С. получил альбигойские земли на севере с г. Альби, а папа Римский стал хозяином территорий к востоку от Роны в бывш. Арелатском королевстве. Дочь графа Тулузского должна была выйти замуж за брата Л. С.; в качестве приданого она получала обл. Тулузен с г. Тулуза, а также 7 замков. Раймунду VII предписывалось основать в Тулузе ун-т, деятельность к-рого способствовала бы искоренению ереси в регионе. Граф примирился с католич. Церковью, принес публичное покаяние в Париже и признал Л. С. своим сюзереном. Т. о., Л. С. стал 1-м полноправным королем 2 частей Франции - северной и южной. По заключенному в сент. 1229 г. договору с др. мятежником, Раймундом Транкавелем, виконтом Безье и Нарбона, к владениям франц. короны был присоединен Каркасон и обеспечен выход к Средиземному м., где Л. С. распорядился построить портовый г. Эг-Морт.

В 1238 г. возникли новые распри между Гуго де Лузиньяном, гр. де Ла Марш, и братом короля Альфонсом, гр. Пуатье. Против короля объединились почти все бароны Пуату и Лангедока; к ним примкнул английский король, который объявил войну Л. С. (16 июня 1242). Война продолжалась почти год (до 7 апр. 1243). Французскому королю удалось собрать огромную и хорошо оснащенную армию; серия побед, где Л. С. проявил воинскую храбрость, завершилась разгромом англичан в битвах при Тайбуре и Сенте (21 и 23 июля 1242). К владениям короны были присоединены Пуату и Сентонж, Альби, сенешальства Ним-Бокер и Безье-Каркасон. В марте 1243 г. английский кор. Генрих III был вынужден заключить перемирие на 5 лет.

Благочестивый образ жизни

По описаниям современников Л. С. имел привлекательную внешность: светловолосый, «изящный и стройный, в меру худощавый и высокий, лицо у него было ангельское и вид приятный» (Салимбене. 2004. С. 241); был обаятелен, весел и остроумен, приветлив и искренен, но вспыльчив, хотя и отходчив. Владел даром красноречия, при этом был сдержан в речах, умел молчать. Любил охоту, устраивал щедрые пиры и пышные праздники; содержал зверинец (львов, дикобразов). Был авторитарен; по всем вопросам составлял свое мнение, мн. решения принимал вопреки доводам советников, но прислушивался к замечаниям. От матери, ревностной католички, Л. С. получил строгое религ. воспитание, внушившее ему значимость миссии монарха и защитника католич. Церкви. Мать окружила его набожными людьми, приучила с детства много молиться, по праздникам слушать все мессы и проповеди.

Кор. Людовик IX Святой перед Богоматерью с Младенцем. 1669 г. Худож. К. Коэльо (Прадо, Мадрид)
Кор. Людовик IX Святой перед Богоматерью с Младенцем. 1669 г. Худож. К. Коэльо (Прадо, Мадрид)

Кор. Людовик IX Святой перед Богоматерью с Младенцем. 1669 г. Худож. К. Коэльо (Прадо, Мадрид)

Как отмечают хронисты, король был хорошо знаком с текстами Свящ. Писания и творениями отцов Церкви, любил вести богословские споры. Кроме того, он получил разностороннее образование, прежде всего в сфере права, знал латынь и переводил лат. тексты на франц. язык. Познакомившись на Востоке с богатством мусульм. б-к, Л. С. первым из франц. королей основал б-ку и распорядился не приобретать, а копировать для нее рукописи ради приумножения числа книг. В б-ке были представлены творения блж. Августина, свт. Амвросия Медиоланского, свт. Иеронима Стридонского, свт. Григория I Великого и др. отцов Церкви. Б-ка находилась в королевском дворце в Париже на о-ве Сите, рядом с Сент-Шапель; король не только регулярно посещал б-ку и читал там книги, но и сделал ее доступной для всех желающих.

Л. С. был 1-м франц. монархом, к-рый проводил целенаправленную политику по отношению к ун-там. Парижский ун-т приносил славу Французскому королевству, обеспечивал франц. духовное и культурное влияние на др. страны, но в то же время был источником беспорядков в столице. В 1229 г. студенческая потасовка у кабатчика в парижском приходе Сен-Марсель переросла в столкновения с горожанами, в к-рые с целью навести порядок вмешались королевские сержанты и лучники; были раненые и убитые. Кор. Бланка Кастильская при поддержке папского легата приняла суровые меры против студентов. В ответ ун-т начал забастовку, прекратив занятия; часть преподавателей и студентов покинули Париж (преподаватели из числа монахов нищенствующих орденов остались, нарушив корпоративную солидарность). Папа Римский Григорий IX (1227-1241) осудил богослова Вильгельма Овернского, еп. Парижского (1228-1249), за нерадение и потребовал от короля и его матери обеспечить студентам нормальные условия для обучения. Папа обратился с увещеваниями и к уехавшим преподавателям, в то время как др. европ. правители приглашали парижских магистров в свои владения: англ. кор. Генрих III зазывал их в Оксфорд, правивший в Бретани как регент при своем малолетнем сыне Пьер I (1221-1237) планировал с их помощью создать ун-т в Нанте, в открытом в 1229 г. по настоянию властей ун-те в Тулузе (для борьбы с альбигойской ересью) тоже надеялись на приезд преподавателей из Парижа. Конфликт длился 2 года и был разрешен при содействии папы Григория IX благодаря личному вмешательству Л. С.: король заставил горожан возместить ун-ту ущерб и дать клятву не наносить более обид; он сам заплатил штраф за телесные повреждения, нанесенные студентам королевскими сержантами; возобновил университетские привилегии; установил фиксированную цену за жилье, которое снимали у парижан студенты; создал комиссию (она состояла из 2 университетских магистров и 2 горожан) для контроля за исполнением решения. Папа Римский признал действительными дипломы тех магистров, которые уехали, при условии, что они вернутся в Париж, и признал право ун-та на забастовку, если через 15 дней после убийства преподавателя или студента виновные не будут наказаны. Папская булла «Parens scientiarum» (апр. 1231) окончательно закрепила за Парижским ун-том автономию и привилегии.

В 1257 г. при поддержке короля его ближайший сподвижник богослов Робер де Сорбон (1201-1274) основал коллегию для магистров свободных искусств, изучавших богословие (впосл. наименование «Сорбонна» стало использоваться как собирательное для всего Парижского ун-та). В коллегии обучались бедные студенты, которым из выделяемых королем средств выплачивались стипендии (изначально 12, затем 20 чел.). Король купил для коллегии несколько домов в Латинском квартале и взял на себя содержание проживавших там студентов. В коллегии были введены правила благочестивой и уединенной жизни.

Взятие Туниса кор. Людовиком IX Святым в 1270 г. Миниатюра из "Больших хроник Франции" 1332-1350 гг. (Brit. Lib. Royal. 16 G VI. Fol. 440v)
Взятие Туниса кор. Людовиком IX Святым в 1270 г. Миниатюра из "Больших хроник Франции" 1332-1350 гг. (Brit. Lib. Royal. 16 G VI. Fol. 440v)

Взятие Туниса кор. Людовиком IX Святым в 1270 г. Миниатюра из "Больших хроник Франции" 1332-1350 гг. (Brit. Lib. Royal. 16 G VI. Fol. 440v)

В описаниях современников Л. С. представлен воплощением идеала «благоразумного человека» (prud'homme): набожного и имевшего чувство долга, следовавшего кодексу чести (куртуазность, дух справедливости, умеренность). Как отмечают хронисты, в сражениях король проявлял хладнокровие и смелость. Л. С. не имел фаворитов, при его дворе не было скандалов. Монарх был преисполнен искренней веры в Бога, предпочитая скорее быть прокаженным, чем совершить смертный грех (Жуанвиль. 2007. С. 14); по «набожности сердца его скорее можно было назвать монахом, нежели рыцарем по воинскому оружию» (Салимбене. 2004. С. 241). Л. С. часто и подолгу молился, регулярно исповедовался; некоторое время он носил власяницу, но перестал делать это по настоянию духовного наставника. В Великий четверг и в кануны праздников омывал и лобызал ноги и руки 3 старым и больным монахам. Не избегал прокаженных, навещал их, осенял крестным знамением, собственноручно кормил (Saint-Pathus. 1899. P. 93-96, 107-108). Л. С. щедро раздавал милостыню, делал дары церквам, лепрозориям, богадельням, госпиталям, помогал бедным и нуждающимся, в т. ч. падшим женщинам, вдовам, калекам. Он закрепил общую сумму королевской милостыни в размере 3 тыс. ливров в год и в 1260 г. учредил отдельную придворную службу для раздачи милостыни. Каждый день при дворе кормили до 120 стариков и калек (хлебом, вином, мясом и рыбой); 13 чел. получали пищу в королевский трапезной, 3 чел. ели за его столом; потом раздавали милостыню. В Великий и Рождественский посты число получавших милостыню возрастало.

Христианские реликвии

В 1237 г. из К-поля во Францию прибыл наследник престола Латинской империи Бодуэн де Куртене (в 1240-1261 лат. имп. Балдуин II) с целью просить о помощи для крестоносцев в противостоянии с никейскими императорами, к-рые пытались отвоевать земли Византийской империи. Уже во Франции он узнал, что бароны Латинской империи в поисках денег решили продать христ. реликвию - терновый венец Христа. Л. С. объявил о намерении приобрести терновый венец ради величия и славы Франции как «новой Святой земли» и послал за ним 2 доминиканцев (один из них был приором ордена в К-поле и мог удостовериться в подлинности реликвии). По прибытии королевские посланники узнали, что святыня была отдана в залог венецианским купцам-банкирам. После переговоров венецианцы согласились отдать королевским посланникам венец с условием, что на некоторое время он будет выставлен для поклонения в Венеции. Зимой по морю святыня была доставлена в Венецию. Пока она находилась в соборе св. Марка, один из королевских посланников поехал к Л. С. за необходимой суммой (точный размер неизвестен). Во Францию реликвию везли по суше; имп. Фридрих II Штауфен обеспечил сопровождавший ее кортеж охранной грамотой. Во Франции венец сначала был выставлен для поклонения в Вильнёв-л'Аршевек; 9 авг. 1239 г. туда прибыл Л. С. с матерью, братьями и сопровождавшими их рыцарями. Затем торжественная процессия с реликвией направилась в Санс; оттуда через 8 дней по Йонне и Сене венец привезли в Венсен. В Париж золоченый реликварий с венцом внесли Л. С. и его брат Роберт I, гр. Артуа (они были босые и в рубищах), следовавшие во главе процессии прелатов и рыцарей (также босых). Святыню ненадолго выставили для поклонения в соборе Нотр-Дам, а затем поместили в капелле св. Николая в королевском дворце на о-ве Сите. Нуждаясь в деньгах, лат. имп. Балдуин II предложил Л. С. и др. реликвии Страстей Христовых: часть Честного Креста, губку и наконечник копья святого; акт передачи реликвий был подписан Балдуином II в июне 1247 г. (Exuviae sacrae Constantinopolitanae / Ed. P. É. D. Riant. Gen., 1878. Fasc. 2. P. 133-135).

Для хранения святынь при королевском дворце в 1241-1247 гг. была возведена Св. капелла (Сент-Шапель; архит. Пьер де Монтрёй); освящение состоялось 26 апр. 1248 г. Л. С. лично следил за строительными работами; они обошлись казне в 40 тыс. турских ливров, а на украшение капеллы и изготовление драгоценного ковчега для реликвий ушло более 100 тыс. ливров. Сент-Шапель была частной королевской капеллой, не предназначенной для широкой публики: здесь могли молиться только представители придворного клира, королевская семья и их приближенные. Капелла 2-ярусная: во время богослужения внизу находились придворные и королевские слуги, а наверху, где и помещались св. реликвии,- король и его приближенные. В янв. 1246 г. Л. С. основал при капелле капитул каноников; совершать торжественные богослужения он поручил доминиканцам и францисканцам; король сам участвовал в процессиях и нес реликвии на плечах. Капелла Сент-Шапель, поражавшая воображение современников, считается шедевром готической архитектуры. В наст. время терновый венец и нек-рые др. реликвии находятся в ризнице собора Нотр-Дам; ежегодно выставляются для поклонения на Страстной неделе.

7-й крестовый поход

(О подготовке и событиях 7-го крестового похода подробнее см. ст. Крестовые походы). В 1242 г., во время кампании против мятежных грандов, Л. С. тяжело заболел (возможно, дизентерией или малярией). 10 дек. 1244 г. в Понтуазе у него случился острый приступ, так что окружающие сочли, что он близок к смерти. Однако спустя несколько недель, после молитв и прошедших по всему королевству торжественных процессий, король пришел в себя. Сочтя исцеление чудом, Л. С. дал обет совершить крестовый поход (ему было видение о тяжелой для христиан ситуации, сложившейся на Св. земле). Кор. Бланка Кастильская и члены ближайшего окружения короля пытались его отговорить, но безрезультатно; когда же они заявили, что Л. С. был не в себе, давая обет, он повторил его вновь, уже будучи здоров и в полном сознании. Седьмой крестовый поход Л. С. возглавлял практически в одиночку: европ. рыцарство к этому времени несколько охладело к крестоносной идее, имп. Фридрих II Штауфен был занят многолетним конфликтом с Папским престолом, большинство правителей уклонились от участия в походе (согласие дал только король Норвегии Хакон V, но затем и он отказался).

Золотой экю кор. Людовика IX Святого. Аверс, реверс. 1266-1270 (?) гг. (Кабинет медалей Национальной б-ки Франции в Париже)
Золотой экю кор. Людовика IX Святого. Аверс, реверс. 1266-1270 (?) гг. (Кабинет медалей Национальной б-ки Франции в Париже)

Золотой экю кор. Людовика IX Святого. Аверс, реверс. 1266-1270 (?) гг. (Кабинет медалей Национальной б-ки Франции в Париже)

На Лионском I Соборе (26 июня - 17 июля 1245) папа Иннокентий IV объявил о подготовке нового крестового похода, к-рая заняла 4 года. Седьмой крестовый поход был не только самым крупным, но и наилучшим образом организованным: был заранее закуплен весь провиант, нанят флот у генуэзцев, венецианцев и марсельцев и собран в Эг-Морте. Расходы на подготовку крестового похода составили 1,5 млн ливров; основную финансовую помощь предоставили франц. города и Церковь. Л. С. сумел собрать огромное войско - 25 тыс. чел., из них 2500-2800 рыцарей (Richard. 1983. P. 198); к королю присоединились его братья и все крупные бароны Франции. Регентшей королевства была назначена Бланка Кастильская.

Поскольку крестовый поход являлся своего рода паломничеством, крестоносцу перед его началом необходимо было очистить свою совесть и рассчитаться с долгами. Своим главным долгом Л. С. считал умиротворение Французского королевства и удовлетворение жалоб подданных. В 1247 г. была организована ревизия с целью выявить злоупотребления королевских чиновников на местах (прево и бальи), наказать или отстранить их, возместив людям понесенный ущерб. Эту проверку король поручил монахам нищенствующих орденов, доминиканцам и францисканцам. Был урегулирован спор наследников гр. Маргариты Фландрской, имевшей 2 детей от 1-го брака с Бушаром д'Авеном, бальи Геннегау (Эно), и 3 сыновей от 2-го брака с Гийомом Дампьером. Л. С., избранный арбитром, способствовал примирению сторон: Геннегау отошло к Авенам, а Фландрия - к Дампьерам. Не менее важным делом было решение вопроса о наследовании гр. Раймунда Беренгария: в янв. 1246 г. дочь и наследница графа вышла замуж за брата короля, Карла Анжуйского (король Сицилии в 1266-1282; до 1285 правил Неаполитанским королевством).

12 июня 1248 г. Л. С. принял в базилике Сен-Дени орифламму, перевязь и посох паломника; из Парижа в окружении толп народа король отправился босым в аббатство Сент-Антуан-де-Шан и, поручив монахам молиться за него, отбыл в поход. По дороге Л. С. заехал в Санс на капитул францисканского ордена, затем ненадолго задержался в Лионе, ведя переговоры с папой Римским Иннокентием IV. 25 авг. 1248 г. король отплыл из Эг-Морта на Св. землю; в походе его сопровождали братья и жена, кор. Маргарита Прованская. Местом сбора крестоносцев был назначен Кипр; здесь войско задержалось на 8 месяцев (сент. 1248 - кон. мая 1249). Покинув Кипр, флот двинулся к Египту и достиг портового г. Дамиетта. Л. С. первым прыгнул в море и «со щитом на шее, в шлеме и с мечом в руках» бросился на сарацин (Жуанвиль. 2007. С. 43-44). Город был взят без больших потерь (5 июня 1249), многие освобожденные христиане примкнули к крестоносцам. Король не стал развивать первый успех, а остался дожидаться подхода основных частей под командованием брата Альфонса, гр. Пуатье. Разлив Нила задержал армию в Дамиетте, здесь войско поразила эпидемия (дизентерия, тиф, цинга); тяжело заболел и сам Л. С. Тем не менее в нояб. 1249 г. было решено двигаться к Каиру («убить змею, раздавив ей голову»); к началу зимы армия крестоносцев достигла участка берега, противоположного крепости Эль-Мансура, где султан ас-Салих Айюб разместил свои войска. После 2 месяцев позиционной войны и строительства дамбы армия крестоносцев, переправившись через брод, начала наступление. Передовой отряд во главе с братом короля Робертом I, гр. Артуа, вместе с рыцарями из ордена тамплиеров ворвался в Эль-Мансуру, но атака захлебнулась, а Роберт погиб. Основная армия крестоносцев под командованием Л. С. одержала победу (11 февр. 1250).

Вскоре обозначились признаки стратегического поражения: сотни рыцарей погибли, из-за крепости Эль-Мансура путь к Каиру был закрыт, египтяне взяли под контроль Нил и отрезали войско от подкрепления и продовольствия. Ослабленная армия начала отступление к Дамиетте, но была разгромлена в битве при Фарсикуре (6 апр. 1250). Король, в арьергарде защищавший отступающих, его братья и бо́льшая часть войска попали в плен. По условиям перемирия, заключенного в кон. апр. 1250 г., король получил свободу в обмен на возвращение египтянам Дамиетты, а за освобождение пленных христиан, в т. ч. тех, кто находились в плену после 5-го крестового похода, надлежало заплатить 800 тыс. безантов; половину суммы следовало внести до отбытия Л. С. из Египта. Кор. Маргарите Прованской удалось собрать эти деньги; 6 мая 1250 г. Л. С. был освобожден.

В плену Л. С. явил пример мужества и христ. благочестия; не испугался угроз пыток и распятия, отказался принести клятву, противоречащую христ. вере; разгневался, когда его люди при выплате выкупа обсчитали мусульман на 20 тыс. ливров. Спокойствием и мудростью он снискал уважение мусульман: Туран-шах II предоставил ему своих врачей; предполагалось, что в его честь будет дан пир и франц. монарх примет в нем участие, но Л. С. отказался, не желая быть осмеянным (Gaposchkin. 2013. P. 95). Впосл. в агиографических сочинениях поведение Л. С. в плену рассматривалось как образец христ. смирения и добровольного страдания.

Л. С. отплыл в Акру и начал сбор денег для выкупа остальных пленных, запретив вести частные переговоры об освобождении и обещая заплатить за всех. Однако условия договора были нарушены новыми правителями Египта - мамлюками, пришедшими к власти в результате переворота (2 мая 1250): мн. пленные и раненые были убиты (те, кто не могли сразу заплатить выкуп или отказывались принять ислам), провиант и военные машины уничтожены. Тогда король сменил планы и, вопреки мнению большинства баронов, предлагавших вернуться во Францию и собрать новый поход, решил задержаться на Востоке, чтобы выкупить всех пленных христиан и укрепить города крестоносцев. Л. С. пробыл здесь дольше всех европ. государей - 6 лет (с сент. 1248 по апр. 1254). Он занимался восстановлением разрушенных крепостей и строительством новых. Так, вокруг укрепления на севере Акры была возведена крепостная стена (зима 1250/51). По его приказу строились городские укрепления в Кесарии Палестинской (близ совр. Кесарии), Яффе (ныне Тель-Авив-Яфо) и Сидоне (ныне Сайда, Ливан). Король не только оплатил строительные работы, но и лично в них участвовал. Султан Дамаска обещал выдать Л. С. охранную грамоту для посещения Иерусалима, но советники короля отговорили его от этого путешествия: воспользовавшись такой грамотой, он признал бы суверенитет мусульман над городом; к тому же увидеть Иерусалим и не попытаться его отвоевать было бы недостойно крестоносца. Поэтому Л. С. ограничился паломничеством в Назарет: 23 марта 1251 г. он выехал из Акры в Сефорию; посетив Кану Галилейскую и поднявшись на гору Табор, к вечеру следующего дня достиг Назарета. 25 марта, в праздник Благовещения, Л. С. пешком вошел в город и достиг церкви, возведенной на месте евангельского события, где отстоял мессу и причастился.

В авг. 1250 г. Л. С. направил послание во Францию, сообщив о своем решении задержаться на Востоке. В помощь матери-регентше он отправил во Францию своих братьев, Альфонса, гр. Пуатье, и Карла Анжуйского. Известие о поражении и пленении короля вызвало во Франции небывалый отклик: весной-летом 1251 г. народ в массовом порядке стал собираться в отряды, чтобы идти на подмогу королю и отомстить за него. Это движение, получившее название «восстание пастушков», началось во Фландрии, в Геннегау и в Пикардии и дошло до Парижа. Поначалу власти и Бланка Кастильская поддержали этот порыв, однако вскоре бесчинства «пастушков» (разбой, грабежи, убийства клириков и монахов, дворян и университетских магистров, а также евреев) вызвали ответную реакцию. После того как «пастушки» разграбили церкви в Туре, духовенство убедило регентшу принять меры: разрозненные отряды, разошедшиеся по стране, от Нормандии и Бретани до Гаскони, были разгромлены.

Забота о судьбе пленных христиан вынудила франц. короля пойти на союз с мамлюками: по заключенному в 1252 г. договору они обещали за выкуп в 200 тыс. ливров отпустить всех пленных, выдать головы казненных христиан (с 1239 выставленные на стенах Каира), а также вернуть плененных христ. детей, обращенных к тому времени в ислам. Король должен был поддержать вторжение егип. армии в Сирию в обмен на передачу Иерусалима, Вифлеема и большей части территории на зап. берегу р. Иордан под власть крестоносцев. Это был большой дипломатический успех, и король в течение года оставался в Яффе в ожидании войск египтян. Однако перед угрозой нашествия монголов бывш. противники, султаны Сирии и Египта, договорились о совместных действиях против христиан (1 апр. 1253): Египет сохранил за собой юг Иудеи, Газу, Иерусалим и Наблус, но некоторые условия договора с Л. С. были выполнены (христианам передали 2 тыс. пленных и головы казненных).

Из Яффы Л. С. прибыл в Сидон, где помог похоронить жертв сир. резни - были убиты христиане, занятые на строительных работах. Король проявил исключительное смирение: переносил разложившиеся трупы, не затыкая нос от нестерпимого запаха; голыми руками собирал внутренности, убеждая окружающих, что погибшие «мученики и они уже на небесах» (Carolus-Barré. 1994. P. 101). В Сидоне он занимался восстановлением стен «Морского замка» и возведением вокруг города оборонительных стен с крепостью, именуемой «Замок на суше»; работы продолжались до конца пребывания Л. С. на Востоке. Весной 1253 г. он получил весть о смерти матери, но, несмотря на глубокое горе, не поменял свои планы.

Еще находясь на Кипре, Л. С. принял посольство от великого хана монголов Гуюка (1246-1248), к-рый предлагал ему помощь в завоевании Св. земли и освобождении Иерусалима. Король отправил к хану Гуюку проповедников (в их числе был доминиканец Андрей из Лонжюмо), надеясь обратить хана и его подданных в христианство; в дар хану был послан роскошный шатер из алой ткани в виде часовни, где были изображены сцены Благовещения, Рождества, Крещения, Распятия и Вознесения. С монахами были также отправлены литургические чаши, книги и все необходимое для совершения богослужений. Доминиканцы вернулись, когда Л. С. находился в Кесарии Палестинской (1251): великий хан умер, а регентша потребовала признать власть нового хана, на что Л. С. не пошел. Узнав о предполагаемом обращении в христианство хана Сартака, внука Чингисхана, в 1253 г. Л. С. отправил к нему из Яффы францисканца Гильома де Рубрука, снабдив его всем необходимым для богослужений. В 1255 г. Рубрук адресовал Л. С. красочное повествование об увиденном по дороге в Орду, но миссия его также потерпела неудачу.

Помощи франц. монарха искала имп. Мария; она просила прислать отряды рыцарей на поддержку лат. имп. Балдуина II, теснимого византийцами. Во время пребывания Л. С. в Сидоне к нему прибыли послы от имп. Мануила I Великого Комнина, правителя Трапезундской империи, с драгоценными дарами и предложением породниться. Король Киликийской Армении Хетум I (1226-1269) прислал Л. С. в подарок шатер; в Киликийскую Армению отправилась часть крестоносцев для борьбы с турками-сельджуками Конийского султаната. В 1254 г. Л. С. удалось положить конец конфликту между Антиохийским княжеством и Киликийской Арменией, при посредничестве франц. короля был заключен брак кн. Боэмунда VI Антиохийского и Сибиллы, дочери короля Армении.

На собрании с участием лат. патриарха Иерусалимского, магистров духовно-рыцарских орденов и баронов было решено, что миссия короля на Св. земле исполнена. События во Франции (бунты в Гаскони и во Фландрии, угроза вторжения англичан) требовали его возвращения. К этому времени Л. С. называли «королем всех земных королей» (имп. Фридрих II умер 13 дек. 1250). Его считали самым могущественным и авторитетным правителем Запада, но его слава распространилась и за пределами Зап. Европы: в 1253 г. к Л. С. прибыли следовавшие в Иерусалим паломники из Вел. Армении, желая увидеть «святого короля», а монг. хан Сартак якобы говорил Рубруку, что главным правителем Запада является не император, а король Франции.

Период реформ

Весной 1254 г. королевский флот (8 кораблей и 4 галеры) отплыл из Акры и 10 июля достиг Йера (Юж. Франция). 5 сент. Л. С. прибыл в Венсен, а 7 сент. вступил в Париж. Во время крестового похода король пережил подлинное преображение. Изменился и его внешний облик: в 40 лет он облысел, сгорбился, сильно состарился, а следуя присущим крестоносцу смирению и скромности, больше не носил одежду из дорогих тканей и ярких цветов, отказался от драгоценных украшений. Неудачу крестового похода Л. С. приписал греховности, своей и всех жителей Французского королевства; он хотел очиститься от грехов и установить истинно нравственный порядок, обеспечить т. о. себе и своему народу вечное спасение. Эти мысли Л. С. получили идейное обоснование в проповедях францисканца Гуго из Диня (ок. 1205 - ок. 1256), с к-рым король встретился в Йере. Гуго наставлял, что долг государя состоит в поддержании справедливости и мира, ибо только справедливость и правосудие хранят гос-ва от гибели. Эта идея легла в основу масштабной программы Л. С. по нравственному очищению и преобразованию Французского королевства.

В дек. 1254 г. Л. С. издал «всеобщий статут» о реформировании королевства (также Большой ордонанс; франц. Grande ordonnance; уточнен и повторен в 1256). Он касался гл. обр. нравственного облика и поведения королевских чиновников. Им предписывалось вершить суд, невзирая на лица, охранять права и свободы Церкви и всех подданных, особенно бедных, обездоленных людей (впервые презумпция невиновности стала основным юридическим принципом), запрещалось брать подарки и получать взятки, торговать чинами, покупать недвижимость; по истечении срока службы королевским служителям следовало оставаться на месте в течение 40 дней, чтобы отвечать на возможные жалобы на них. Чиновники должны были вести безупречную в нравственном плане жизнь: не богохульствовать, не посещать таверны и бордели, не играть в кости и иные азартные игры. В королевской администрации стали регулярно проводиться ревизии злоупотреблений на местах (в 1254-1257 в Бокере; в 1258-1262 в сенешальстве Каркасон-Безье); так возникла постоянная служба ревизоров-реформаторов. Отменив систему откупа (продажи) должностей прево и бальи, король установил принцип отбора по пригодности к службе, повсюду искал и назначал на должности лучших специалистов.

Л. С. решительно взялся за наведение порядка в городах, видя в них политическую силу. В результате масштабной ревизии городских финансов (1258-1260) был выявлен существенный беспорядок; в 1262 г. Л. С. издал ордонансы об их реорганизации: каждый ноябрь мэры городов должны были приезжать в Париж и отчитываться перед королевской администрацией о финансовой деятельности; состав муниципалитетов следовало ежегодно обновлять; расходы строго лимитировались; жалованье чиновников было фиксированным; деньги предписывалось хранить в городской казне. Эффективность вмешательства короля в жизнь городов видна на примере Парижа. В 1261 г. Л. С. назначил королевским прево Парижа Этьена Буало, определив ему жалованье из казны вместо прежней системы откупа этой должности. Тот в короткие сроки навел в городе образцовый порядок: справедливо вершил суд, собирал налоги и контролировал деятельность цехов и гильдий. При нем был составлен уникальный документ - «Книга ремесел», свод записей обычаев (кутюм) 100 парижских цехов. Л. С. реорганизовал парижскую полицию, учредив службу пеших и конных сержантов во главе с рыцарем охраны. При Л. С. представители городов впервые стали участвовать в заседаниях королевского совета; их мнение учитывалось при принятии решений.

В программе преобразования королевства центральное место Л. С. отводил правосудию как главной функции христ. монарха. Ордонансами для парижского суда Шатле (1254) и для земель королевского домена (1258), а затем и для всего королевства (1261) был запрещен судебный поединок (ордалия) для разрешения споров в уголовных и гражданских делах. Вместо него вводилась практика подачи апелляции королю на приговор любого суда и расследования дел (сбор доказательств, опрос свидетелей). Указ 1258 г., запрещавший междоусобицы, применение насилия и ношение оружия, вводил перемирие на срок подачи апелляции и рассмотрения дела («40 дней короля») и способствовал некоторому умиротворению королевства. Число апелляций резко возросло, что свидетельствовало о росте доверия к королевскому правосудию.

Реформы Л. С. привели к окончательному отделению Парижского парламента (верховного суда королевства) от королевской курии: с 1254 г. начинается регулярная запись судебных решений, с 1258 г.- запись судебных расследований верховного суда, с 1263 г. получивших статус офиц. архива ведомства; вокруг Л. С. еще до 1248 г. сложилась группа профессионалов - юристов и знатоков права (с 1258 они действуют в составе Парижского парламента); в 1268 г. в королевском дворце на о-ве Сите было выделено помещение для работы верховного суда («зал Людовика Святого»). С 1258 г. нормы ведения судопроизводства, принятые в Парижском парламенте, были распространены на все инстанции королевского правосудия. Тогда же оформляется Палата счетов (с 1256 - группа «магистров счетов»). В 1260 г. Л. С. выделил для хранения архива канцелярии («памяти государства») помещение рядом с Сент-Шапель.

Король считал наилучшей формой судопроизводства максимально открытый, публичный судебный процесс. Важным шагом стала практика личного суда короля: сидя под дубом в Венсене или в саду королевского дворца, он был готов выслушать каждого, кто искал справедливости (Жуанвиль. 2007. С. 21-22). Для сбора жалоб и прошений была создана группа «судей у ворот (королевских замков)», разбиравших незначительные дела (эта практика предшествовала функциям Палаты прошений). Нередко король председательствовал на заседаниях Парижского парламента, к-рые стали открытыми для публики. Он являл собой пример сурового и беспристрастного судьи. Так, несмотря на заступничество королевских советников, Л. С. приговорил к смертной казни сира Ангеррана де Куси, к-рый был осужден за убийство 3 юношей, заблудившихся во время охоты в его владениях; затем казнь была заменена огромным штрафом, конфискацией части владений и лишением некоторых прав (1259). Король настаивал на равенстве всех, в т. ч. своих братьев, перед законом; он мог рассудить дело и в ущерб себе, но главным его принципом всегда оставалась справедливость. Ее он считал выше правовых формул, выше традиц. обычаев; мог отменить тот или иной обычай как опасный для общественного порядка и судил по внутреннему убеждению, часто вопреки мнению большинства (см.: Hilaire. 2012. P. 105-108). Л. С. стал почитаться как «отец правосудия», и появление уникальной королевской инсигнии, к-рую получали только короли Франции,- т. н. длани правосудия - впосл. относили ко времени его правления (см.: Цатурова. 2013).

Программа Л. С. по нравственному очищению королевства включала непримиримую борьбу с богохульством, божбой и дурными клятвами. Король избегал бранных слов и любых упоминаний диавола; он безжалостно карал богохульников за «грех языка»: в Кесарии Палестинской он поставил к позорному столбу золотых дел мастера, обмотав ему шею свиными кишками, которые доходили до носа (Жуанвиль. 2007. С. 161); в Париже приказал заклеймить рот раскаленным железом одному горожанину (1255). В 1268/69 г., при подготовке к 8-му крестовому походу, Л. С. вновь издал ордонанс, осуждавший и запрещавший по всему королевству богохульство как акт оскорбления величия Бога. Богохульник должен был заплатить штраф или подвергнуться наказанию (у позорного столба или порке кнутом). Мн. современники осуждали Л. С. за суровость; папа Римский Климент IV в послании от 12 авг. 1268 г., поддержав в целом действия короля, рекомендовал смягчать наказания (избегать членовредительства, казней). Л. С. не изменил своей позиции: указом от 25 июня 1270 г. он предписал своим наместникам вести борьбу с теми, кто бесчестят королевство.

Частью программы очищения нравов были суровые меры против проституток: согласно «всеобщему статуту» 1254 г., их надлежало изгнать из городов, особенно с центральных улиц, и разместить за городскими стенами, подальше от церквей и кладбищ; тем, кто сдавал проституткам жилье, грозила конфискация полученной за это платы. Ордонансом 1256 г. меры были немного смягчены: проститутки по-прежнему не имели права проживать в центре городов и близ церквей и кладбищ, но их терпели, создавая своеобразные гетто, и отныне контролировали городские власти.

В русле проводимой политики «исправления» королевства можно рассматривать двойственную позицию Л. С. в отношении евреев; при нем заметный при его предшественниках «антииудаизм» превратился в антисемитизм (Chiffoleau. 1998. P. 20). Как меньшинство в стране, евреи получали защиту короля, могли обращаться в королевские суды, однако Л. С. стремился «исправить» их ошибочную веру и религ. практики, а в идеале - побудить их принять христианство. Перешедшие в христианство евреи удостаивались от короля особых милостей и получали денежные вознаграждения, нередко он был их восприемником (нек-рые исследователи отмечают, что антисемитская политика стала проводиться королем именно под влиянием принявших христианство евреев). В дек. 1230 г. Л. С. обнародовал на собрании баронов в Мелёне указ: отныне ни один еврей не мог заключать договорных сделок; евреи рассматривались как предмет собственности того сеньора, во владениях которого они проживали; если еврей покидал место проживания, его можно было вернуть силой; взятые у евреев в долг деньги выплачивались в рассрочку без процентов, предусмотренные в долговых обязательствах проценты отменялись, а уже уплаченные проценты ростовщик должен был вернуть в течение 3 лет и т. п.

9 июня 1239 г. папа Григорий IX под влиянием перешедшего в христианство иудея Николая Донина, представившего в своем докладе обвинения против Талмуда (сомнение в невинности Пресв. Девы Марии, поношение Христа, оскорбления христиан, аморальное содержание), отправил христ. государям послание, в к-ром призвал изъять у евреев все экземпляры Талмуда, передать их для изучения францисканским и доминиканским монахам и, если обвинения подтвердятся, сжечь. Во Франции книги были арестованы, но Л. С. пожелал убедиться в оскорбительности для христианства иудейских текстов и с этой целью организовал сначала в аббатстве Клюни, а затем в Париже (12 июня 1240) «суд над Талмудом»: в дебатах Парижский еп. Вильгельм Овернский выступил против 4 раввинов во главе с Иехиелем бен Йосефом. В итоге книга была признана вредоносной и приговорена к сожжению. Экземпляры Талмуда, погруженные на 22 повозки, были публично сожжены на Гревской площади в Париже. 9 мая 1244 г. папа Римский Иннокентий IV особо поблагодарил Л. С. за совершённые деяния и призвал уничтожить все рукописи Талмуда как еретические.

Во «Всеобщем статуте» 1254 г. повторялись требования прошлых лет: изгнать евреев из страны, сжечь все экземпляры Талмуда и проч. «богохульные книги». В 1269 г. король предписал иудеям посещать католич. проповеди, дабы они обратились в христ. веру, и носить - на груди и спине - круглый кусок алой ткани (сукна или фетра) (эти требования соответствовали решениям Латеранского IV Собора (1215) и Нарбонского Собора (1227)). Подобные меры имели успех: число обращенных евреев росло (в королевских счетах значатся выплаченные им суммы); королевским ордонансом 1260 г. на городских мэров было возложено право суда над обращенными евреями.

Меры против евреев усилились в связи с осуждением ростовщичества, к-рое долгое время было занятием гл. обр. евреев (христианам заниматься ростовщичеством запрещалось). Ростовщичество осуждалось как порок и грех; Л. С. считал его не только нарушением морали, но и угрозой экономике страны. Большим ордонансом 1254 г. евреям запрещалось заниматься ростовщичеством, надлежало «жить трудами рук своих». Небольшое смягчение мер произошло в 1257 или 1258 г.: комиссии из 3 клириков было поручено исправить допущенные ранее злоупотребления, вернуть евреям конфискованное имущество, восстановить синагоги и евр. кладбища, разрешить использование процента в кредитных операциях. Но ордонансом, выпущенным в 1258 г., вновь отменялся процент по ссудам у евреев и аннулировались долги христиан евреям. По ордонансу 1268 г., из королевства в 3-месячный срок изгонялись также иноземные ростовщики-христиане (ломбардцы, кагорцы и др.), а долговую сумму (без долгового процента) следовало выплатить сеньору заимодавца.

В 1262 г. была запрещена подделка королевских денег, на землях королевского домена установлена монополия короля на чеканку монет (сеньоры, имевшие право чеканить монету, могли принимать такие деньги только в своих владениях); в 1262-1265 гг. запрещено хождение во Франции англ. денег «эстерлинов» (стерлингов). Ордонансом от 24 июля 1266 г. была возобновлена чеканка парижского денье с новым содержанием благородного металла, учрежден выпуск турского гро; между 1266 и 1270 гг. начата чеканка золотой монеты экю.

Внешняя политика

16 июля 1258 г. в Корбее был подписан мир с королем Арагона Хайме I: франц. король отказался от Испанской марки (Каталония, Руссильон и Серданья), а король Арагона - от своих прав в Лангедоке. Самой крупной мирной инициативой Л. С., искренне симпатизировавшего кор. Генриху III (они были женаты на родных сестрах), стало урегулирование конфликта с Англией. 28 мая 1258 г. в Париже был подписан мирный договор: англ. король отказывался от своих прав на Нормандию, Анжу, Турень, Мен и Пуату, но сохранял права на Ажне и Керси; брат и сестра Генриха III должны были отречься от всех прав во Французском королевстве. От Л. С. англ. король получил огромную сумму на содержание в течение 2 лет 500 рыцарей; кроме того, Л. С. пожаловал ему свои домены в диоцезах Лимож, Кагор и Перигё. В свою очередь Л. С. сохранял своего сенешаля в Перигоре, а Бордо, Байонна и Гасконь становились фьефами, за к-рые король Англии был обязан приносить оммаж королю Франции. Современники осуждали Л. С. за передачу Англии завоеванных земель, но король настаивал на важности установления мира и любви между родственниками, считая превращение короля Англии в своего вассала гарантией от буд. войн (Жуанвиль. 2007. С. 23, 159-160). В 1263 г. кор. Генрих III и англ. бароны обратились к Л. С. как к третейскому судье в конфликте по поводу т. н. Оксфордских провизий (11 июня 1258). Суд состоялся в Амьене («Амьенская миза», 23 янв. 1264), и решение было вынесено в пользу короля Англии: Л. С. посчитал неприемлемым посягательство баронов на суверенитет и полноту власти монарха и отменил «Оксфордские провизии» как «дурной обычай».

Церковная политика

В королевском окружении преобладали монахи нищенствующих орденов: он приглашал францисканца католич. св. Бонавентуру († 1274) читать ему проповеди в домашней обстановке (19 из 130 проповедей, произнесенных в Париже, Бонавентура прочел королю); католич. св. Фома Аквинский († 1274) и др. доминиканцы нередко обедали за королевским столом. Королевским исповедником, а впосл. 1-м биографом Л. С. был доминиканец Жоффруа де Больё († кон. XIII в.). Доминиканец Винцентий из Бове (ок. 1190 - ок. 1264) при содействии короля составил энциклопедию «Большое зерцало». Ходили слухи, что король хотел отречься от престола и вступить в один из нищенствующих орденов, но не смог выбрать, в какой. По преданию, однажды некая Саретта бранила короля и удивлялась, что его до сих пор не свергли, ведь он «лишь король братьев миноритов и братьев проповедников, король священников и клириков». Король считался «главным благодетелем и защитником ордена [миноритов] не только в Париже, но и во всем королевстве» (Салимбене. 2004. С. 242).

Л. С. оказывал поддержку мон-рям. Он приобрел земли домена Кюимон близ королевской резиденции в Аньер-сюр-Уаз для новой обители во имя Пресв. Девы Марии; в 1229 г. она была передана ордену цистерцианцев. Л. С. переименовал мон-рь в Руайомон (франц. Royaumont; лат. Mons Regalis, букв.- Королевская гора), обозначив т. о. связь аббатства с королевской семьей. Монарх принимал участие в строительстве обители: он не только интересовался ходом работ, но и сам подносил камни и бревна; по его распоряжению мон-рю ежегодно выплачивалось из казны 500 ливров (см.: Erlande-Brandenburg A. Royaumont: Abbaye royale. P., 2004. P. 30-33). Впосл. в Руайомоне король часто молился и разделял трапезу с монахами. При Л. С. были отстроены цистерцианские аббатства: Сент-Антуан-де-Шан (ныне в черте Парижа; освящено в 1233); Нотр-Дам-ла-Руайаль (ныне Мобюисон) близ Понтуаза и Нотр-Дам-дю-Лис близ Мелёна (основаны кор. Бланкой Кастильской в 1236 и 1244); мон-рь кларисс в местности Лоншан у ворот Парижа (основан в 1255 младшей сестрой короля католич. св. Изабеллой Французской († 1270)) и др.; все они получили от короля большие пожертвования. В 1254 г., вернувшись из 7-го крестового похода (на Св. земле он посетил гору Кармил), Л. С. разрешил неск. франц. кармелитам основать мон-рь близ Шарантона; для него король приобрел землю и пожертвовал литургические одеяния и сосуды. Обитель регулярных каноников благодаря Л. С. получила обширный сельскохозяйственный комплекс за воротами Монмартра (ныне в черте Парижа). В 1258 г. для монахинь нищенствующего ордена сервитов Л. С. купил землю у ворот Тампля (ныне в центре Парижа); помог обосноваться в Париже регулярным каноникам Св. Креста (для них было приобретено неск. домов) и бегинкам. С его помощью орден тринитариев получил в Париже госпиталь св. Матурина (впосл. во Франции членов ордена стали называть матюренцами); позднее был основан мон-рь тринитариев в Фонтенбло.

Ок. 1248 г. Л. С. начал работы по ремонту и расширению парижского Отель-Дьё (букв.- Божий приют; в средние века - богадельня; в наст. время - госпиталь) на о-ве Сите; содержал там за свой счет врачей и хирургов. На пути из Парижа в аббатство Сен-Дени он основал «дом дочерей Господних» - приют для женщин, по причине бедности впавших в распутство, и выделил на его содержание 400 ливров годовой ренты. У парижских ворот Сент-Оноре король построил госпиталь Трехсот («Кенз вен», букв.- «15 раз по 20»), изначально предназначенный для ослепших крестоносцев (строительство закончено в 1260), на его содержание он выделил 30 ливров ренты в год. В госпитале содержалось до 350 бедняков, их жизнь была организована по типу общин в нищенствующих орденах: проживавшие в госпитале должны были молиться за короля и королевский род; просить милостыню и хлеб, делясь со всеми остальными; имущество насельников после их смерти переходило госпиталю. В 1259 Л. С. основал Отель-Дьё в Понтуазе, поручив его содержание монахиням-августинкам (сначала их было 13 чел.); количество бедных и больных было так велико, что в 1261 г. король передал подвизавшимся в Отель-Дьё монахиням королевские дом и лес в Понтуазе (лес ежегодно приносил 400 ливров дохода). Л. С. выделил 30 тыс. ливров для строительства Отель-Дьё в Верноне; основал госпиталь в Компьене. Король заботился о вдовах погибших крестоносцев, обеспечивал их дочерей приданым.

С деятельностью Л. С. связывают введение инквизиции во Франции. Первоначально инквизиция была учреждена на юге Франции (в Монпелье, Тулузе, Каркасоне) для борьбы с ересью альбигойцев (о крестовом походе против еретиков см. ст. Крестовые походы). Затем чрезвычайные трибуналы стали постоянными; утверждена новая процедура следствия и суда (сбор доказательств и улик, допросы, применение пыток). В 1233 г. папа Римский Григорий IX поручил доминиканцам расследование дел, связанных с преследованием еретиков и вероотступников. Во Франции инквизиция находилась под контролем короля; инквизиционные трибуналы действовали в Париже, Лане, Орлеане, Маконе, Туре и др. городах. В деле преследования вероотступников и еретиков к религ. рвению у Л. С. добавлялся и вполне прагматичный интерес: казна существенно пополнялась за счет конфискации их имущества.

Во взаимоотношениях католич. Церкви с императором Л. С. твердо отстаивал суверенитет королевской власти. В долгом конфликте Папского престола с имп. Фридрихом II французский король проводил политику уважительного нейтралитета, защищая, однако, интересы своего королевства и католич. Церкви во Франции. Он последовательно искал справедливости и мира, не принимая ничьей стороны: поддерживал дружеские отношения с императором, обменялся с ним вассальной клятвой, регулярно переписывался, называя «преданнейшим и дражайшим другом»; разрешил французским рыцарям сражаться в Ломбардии в войсках императора. Когда же франц. прелаты, следовавшие на Собор в Рим, были захвачены сыном имп. Энцо (1241) и в течение неск. лет находились в плену на о-ве Сицилия, то только по настоянию Л. С. они были освобождены. Король не дал убежища во Франции тайно бежавшему из Италии папе Иннокентию IV, и тот укрылся в Лионе, находившемся в прямой вассальной зависимости от императора, но тяготевшем к Французскому королевству и нередко воспринимавшемся современниками как часть Франции. Когда же к Лиону выдвинулась армия императора, Л. С. направил туда свои войска (1247). Король видел в политике Папского престола угрозу для истинной христ. веры, осуждал нетерпимость и озлобление в борьбе с императором, чрезмерную алчность Римских понтификов и членов папской курии.

Защищая и охраняя Церковь и духовенство во Франции, король был не доволен ростом материального могущества Церкви и стремился к сокращению ее прав. Он способствовал разделению светской и духовной сфер в прерогативах католич. Церкви во Франции, что нашло отражение в начавшемся в 1232 г. конфликте с Милоном де Нантёйем, еп. Бове. В нарушение сеньориальных прав епископа король назначил мэром города своего ставленника Робера де Мюре. Недовольные этим назначением горожане подняли восстание. Противостояние, в которое были втянуты Годфруа де Клермон, преемник еп. Милона де Нантёйя, а также Реймсский архиеп. Анри де Дрё и др. франц. прелаты, затянулось на 16 лет. Выдержав давление франц. духовенства и папы Римского Григория IX, грозившего ему церковным отлучением, и заручившись поддержкой знати (сент. 1235, собрание в Сен-Дени), Л. С. утвердил верховную юрисдикцию короля в светских делах (подробнее см.: Pontal O. Le différend entre Louis IX et les évêques de Beauvais et ses incidences sur les Conciles (1232-1248) // Bibl. de l'École des chartes. Р., 1965. Vol. 123. N 1. P. 5-34). Л. С. приписывали авторство указа, запрещавшего незаконную раздачу бенефициев, симонию и поборы Римской курии с франц. духовенства (датируется мартом 1269, но, вероятно, был сфабрикован в XIV в. королевскими легистами). В 1265 г. Л. С. оспорил требование папы Римского Климента IV единолично назначать кандидатов на вакантные церковные бенефиции. Король заявил о своем праве быть высшим судьей над франц. епископами в мирских делах, оставив за папой Римским право судить в делах, связанных с церковными вопросами.

Образ королевской власти

В своей политике Л. С. основывался на принципе «одно королевство, один король»: вся власть в гос-ве должна находиться в руках короля, к-рый равен в своих полномочиях императору и не признаёт над собой никакой власти на земле. При личном аскетизме Л. С. не скупился на поддержание величия королевского достоинства, с блеском обставлял торжественные церемонии (заседания в Парижском парламенте, собрания баронов), тратил большие средства на содержание двора. При Л. С. в 1250 г. был составлен новый коронационный чин (ordo), к-рым были зафиксированы изменения, внесенные уже при коронации Л. С. Помимо появления новой королевской инсигнии - т. н. длани правосудия, коронационный чин закреплял последовательность церемонии посвящения в королевский сан (обет короля, опоясывание мечом (посвящение в рыцари), переодевание, миропомазание на царство, аккламация, принятие знаков власти, коронование) и провозглашал превосходство короля Франции над др. властителями как «христианнейшего монарха». Исцеление золотушных через королевское возложение рук с уверенностью фиксируется только со времени правления Л. С. (Ле Гофф. 2001. С. 626).

Величие франц. монархии было зримо воплощено в грандиозной перестройке королевской усыпальницы в Сен-Дени, осуществленной по инициативе Л. С. аббатом Матьё де Вандомом в 1263-1264 гг. Перемещение гробниц королей имело целью закрепить 2 концепции: возвращение к роду Карла Великого (reditus ad stirpem Karoli) и преемственность на троне Франции 3 династий королей - Меровингов, Каролингов и Капетингов. Важным представлялось не только сгладить династические разрывы, стерев память об узурпациях франц. престола Пипином Коротким и Гуго Капетом, и подчеркнуть преемственность королевской власти от Карла Великого, но и преодолеть опасное пророчество о том, что династия Капетингов будет править до 7-го колена (кор. Филипп II Август, дед Л. С., был 7-м королем из этой династии, но каролингское происхождение его матери Адели Шампанской, а также его 1-й жены и матери старшего сына Изабеллы позволило возвести родословную Л. С. напрямую к Карлу Великому). Преемственность на троне Франции 3 династий обеспечивала легитимность и устойчивость королевской власти. 16 гробниц королей и королев были расположены следующим образом: в соборе справа, с запада на восток, от нефа к хорам, покоились правители из династий Меровингов и Каролингов, а слева - из династии Капетингов; в центре были помещены усыпальницы деда и отца Л. С.- Филиппа II Августа и Людовика VIII. После всех преобразований в базилике Сен-Дени хоронили только коронованных особ. Новизна состояла и в том, что королевские останки были подняты из земли и выставлены на всеобщее обозрение, заново изготовлены надгробия со скульптурными изображениями монарших персон.

По указанию Л. С. в аббатстве Сен-Дени было начато офиц. летописание (впосл. этот свод летописей получил название «Большие хроники Франции»).

Восьмой крестовый поход

Ухудшение положения Иерусалимского королевства из-за наступления султана Египта побудило папу Римского Климента IV призвать к новому крестовому походу. 25 марта 1267 г. Л. С. объявил о своем решении принять крест. Поход был тщательно подготовлен: материальное обеспечение король взял на себя (были собраны дополнительные налоги с городов, введен налог в 1/10 с доходов духовенства; значительные займы предоставили тамплиеры); специально для похода по приказу короля были построены корабли. В нач. 1270 г. король оформил завещание: управление королевством было поручено аббату Сен-Дени Матьё де Вандому и ближайшему советнику короля Симону де Нелю; церковными вопросами должен был заниматься Парижский еп. Этьен Тампье.

14 марта 1270 г. в базилике Сен-Дени Л. С. принял орифламму, суму и посох паломника. На следующий день он босым пришел из королевского дворца в собор Нотр-Дам, где долго молился; затем простился с кор. Маргаритой в Венсене и вместе с 3 сыновьями направился в Эг-Морт. 2 июля он отплыл на Сардинию. Здесь состоялся совет, где был объявлен план идти на Тунис. Современников удивило это решение, большинство историков считали его ошибкой: в том, что оно было принято, винили брата короля, Карла Анжуйского, втянувшего Л. С. в противостояние с эмиром Туниса Мухаммадом I аль-Мунтасиром (1249-1277); приписывали решение незнанию того, насколько далеко от Египта находится Тунис; объясняли это решение миссионерскими целями - слухами о возможном переходе эмира Туниса в христианство. Поход на Тунис решал важную стратегическую задачу в наступлении на Египет: помимо возможной христианизации (эмиру якобы была нужна поддержка, чтобы объявить об этом решении) завоевание Туниса выглядело легким делом; богатства страны могли использоваться на Св. земле, а Египет лишился бы поставок продуктов и источника пополнения армии (Richard. 1983. P. 558-565). 18 июля 1270 г. войско под командованием Л. С., практически не встретив сопротивления, заняло участок берега близ Туниса, без труда захватило крепость на месте древнего Карфагена. В ожидании подхода войск Карла Анжуйского крестоносцы страдали от жары и недостатка продуктов, армию поразила эпидемия (дизентерии, лихорадки или тифа). 3 авг. скончался сын короля, а 25 авг.- Л. С. Перед смертью он исповедался и причастился, последними словами Л. С. были: «Мы войдем в Иерусалим».

Старший сын короля Филипп, взяв власть в свои руки, решил перевезти останки отца на родину вопреки планам Карла Анжуйского похоронить Л. С. в Сицилийском королевстве. В итоге был достигнут компромисс: внутренности и плоть были захоронены в Монреале (близ Палермо, Сицилия), а кости - в королевском некрополе Сен-Дени. Сердце короля было либо отдано Карлу Анжуйскому и захоронено в Монреале, либо вместе с костями отправлено в Сен-Дени, либо оказалось в Сент-Шапель вместе с почитаемыми Л. С. реликвиями Страстей Христовых (Ле Гофф. 2001. С. 233). 21 мая 1271 г. останки короля доставили в Париж. Гроб был выставлен в соборе Нотр-Дам. Похороны состоялись на следующий день в Сен-Дени.

Канонизация

Алтарь Людовика IX Святого с частицей его мощей в соборе Санта-Мария-Нуова в Монреале
Алтарь Людовика IX Святого с частицей его мощей в соборе Санта-Мария-Нуова в Монреале

Алтарь Людовика IX Святого с частицей его мощей в соборе Санта-Мария-Нуова в Монреале
Сразу же после кончины Л. С. распространилась молва, что король будет причислен к лику святых. Тем не менее этот процесс растянулся на 27 лет (сменились 10 пап Римских), поскольку, согласно решению IV Латеранского Собора (1215), канонизация должна основываться на подлинном процессе со строгими каноническими правилами: необходимо было доказать 2 проявления святости - добродетель при жизни, чудеса только после смерти. Все документы канонизационного процесса Л. С. исчезли, их можно лишь приблизительно восстановить по фрагментам (Carolus-Barré. 1994. P. 23-26). 4 марта 1272 г. папа Римский Григорий X (1271-1276) отдал распоряжение Жоффруа де Больё, исповеднику Л. С., представить сведения об образе жизни и о нравах короля; тайное расследование было поручено папскому легату кард. Симону де Бриону. Святость короля была признана несомненной, но в понтификат Николая III (1277-1280) было начато новое, публичное и более углубленное расследование (1277; его материалы не сохр.). В 1281 г. на Папский престол был избран папа Мартин IV (1281-1285), лично знавший Л. С., и процесс канонизации вступил в решающую фазу, ускоренный прошением от ассамблеи франц. духовенства; с просьбами о скорейшей канонизации Л. С. обращались к Папскому престолу и нищенствующие ордены. Расследование проходило в аббатстве Сен-Дени (с мая 1282 по март 1283): был сформулирован вопросник о жизни, добродетелях и чудесах Л. С.; 3 папских легата опросили 330 свидетелей, получив подтверждение 63 чудес; 38 чел., лично знавших короля (22 мирянина и 16 клириков), дали свидетельства о благочестивом образе жизни Л. С. Документы расследования отправили в Рим на рассмотрение комиссии, но из-за кончины папы Мартина IV процесс приостановился. При папе Гонории IV (1285-1287) изучение документов было продолжено. Папа Николай IV (1288-1292) назначил новую комиссию. Канонизационный процесс завершился с восшествием на Папский престол Бонифация VIII (1294-1303), лично знавшего и почитавшего Л. С.: для него святость короля была очевидной. 4 и 11 авг. 1297 г. в Орвьето состоялись торжественные церемонии канонизации Л. С. Буллой «Gloria, laus» (от 11 авг. 1297) Л. С. был причислен к лику святых. 25 авг. 1298 г. останки короля были помещены в раку за алтарем в базилике Сен-Дени. Папа Климент V (1305-1314) разрешил перенести главу Л. С. в Сент-Шапель (17 мая 1306 состоялась торжественная процессия перенесения мощей). Впосл. частицы мощей Л. С. были переданы в различные церкви и монастыри Зап. Европы. Бо́льшая часть его мощей, находившихся в Сен-Дени, и голова, хранившаяся в Сент-Шапель, были утрачены во время Французской революции (1789-1799). Частицы мощей Л. С. хранятся в ризнице парижского собора Нотр-Дам (там же находятся рубашка и плеть для покаянного бичевания, по преданию, принадлежавшие королю), в базилике Сен-Дени и в др. местах. В XIX в. внутренности Л. С., ранее находившиеся в Монреале, были перевезены в Австрию, затем в Карфаген (Тунис). 16 окт. 2011 г. они были переданы кафедральному собору во имя Л. С. в Версале.

Л. С. был последним из средневек. монархов, причисленных к лику святых. Он почитался как небесный заступник Французского королевства, считается св. покровителем Парижского ун-та, нек-рых профессий, а также ветеранов французской армии. Во имя Л. С. названо множество храмов во Франции и за ее пределами (в т. числе в Москве - католич. храм св. Людовика Французского на ул. М. Лубянка, д. 12 А).

Ист.: Ordonnances des rois de France de la troisième race / Éd. E. de Laurière. P., 1723. T. 1; Les Olim ou registres des arrêts rendus par la cour du roi sous le règne de St. Louis, de Philippe le Hardi etc. / Éd. A. Beugnot. P., 1839. T. 1: 1254-1273; Beaulieu G., de. Vita et sancta conversatio piae memoriae Ludovici quondam regis francorum // Recueil des historiens des Gaules et de la France / Éd. C. F. Daunou, J. Naudet. P., 1840. T. 20. P. 3-27; Saint-Pathus G., de. Vie de St. Louis / Éd. H.-F. Delaborde. P., 1899; Le Sacre royal à l'époque de St. Louis: D'après le manuscrit latin 1246 de la BNF / Éd. J. Le Goff et al. P., 2001; Салимбене [де Адам]. Хроника / Пер. с лат.: И. С. Култышева и др. М., 2004; Жуанвиль Ж., де. Книга благоречивых речений и добрых деяний нашего св. кор. Людовика / Пер. со старофранц.: Г. Ф. Цыбулько; ред.: А. Ю. Карачинский; науч. ред. пер.: Ю. П. Малинин. СПб., 2007.
Лит.: Gervais E. Les croisades de St. Louis. P., 1860; Langlois Ch.-V. Doléances recueillis par les enquêteurs de St. Louis et des derniers capétiens directs // RH. 1906. Vol. 92. N 1. P. 1-41; 1909. Vol. 100. N 1. P. 63-95; idem. St. Louis, Philippe le Bel: Les derniers Capétiens directs (1226-1328). P., 1978; Dressaire L. Saint Louis en Palestine (1250-1254) // EO. 1913. Vol. 16. N 99. P. 155-162; N 100. P. 221-231; Pfleger L. Le culte de St. Louis en Alsace // RSR. 1921. T. 1. P. 222-227; Garreau A. St. Louis et son royaume. P., 1949 (рус. пер.: Гарро А. Людовик Святой и его королевство / Пер. с франц.: Г. Ф. Цыбулько; предисл. к рус. изд.: Ю. П. Малинин. СПб., 2002); Fawtier R. St. Louis et Frédéric II // Atti del conv. intern. di studi federiciani (Palermo, Catania, Messina, 10-18 dic. 1950). Palermo, 1952. P. 97-101; Strayer J. The Crusades of Louis IX // A History of the Crusades / Ed. K. M. Setton. Phil., 1962. Vol. 2. P. 487-521; Cazelles R. Une exigence de l'opinion publique depuis St. Louis: La réformation du royaume // Annuaire-bulletin de la Société de l'histoire de France. P., 1964. Vol. 90. P. 91-99; Erlande-Brandenburg A. Le tombeau de St. Louis // Bull. monumental. P., 1968. T. 126. P. 7-30; Labarge M. W. St. Louis: Louis IX - Most Christian King of France. Boston; Toronto, 1968; Levron J. St. Louis ou l'apogée du Moyen âge. P., 1969; Le siècle de St. Louis. P., 1970; Eydoux H.-P. St. Louis et son temps. P., 1971; Folz R. La sainteté de Louis IX d'après les textes liturgiques de sa fête // RHEF. 1971. Vol. 57. N 158. P. 31-45; Labande E.-R. St. Louis pèlerin // Ibid. P. 5-18; Mollat M. Le «passage» de St. Louis à Tunis: Sa place dans l'histoire des croisades // Revue d'histoire économique et sociale. P., 1972. T. 50. P. 289-303; Thiébaut J. Sculpture funéraire: Le tombeau de St. Louis // Bull. monumental. 1972. T. 130. N 3. P. 247-249; Septième centenaire de la mort de St. Louis: Actes des colloques de Royaumont et de Paris (20-27 mai 1970). P., 1976; Carolus-Barré L. La grande ordonnance sur la réforme de l'administration et la police du royaume // Ibid. P. 85-96; idem. Le procès de canonisation de St. Louis (1272-1297): Essai de reconstitution / Éd. H. Platelle. R., 1994. (Coll. de l'École française de Rome; 195); Congar Y. L'Église et l'État sous le règne de Saint Louis // Septième centenaire de la mort de St. Louis. 1976. P. 257-271; Jordan W. C. Louis IX and the Challenge of the Crusade: A Study in Rulership. Princeton (N. J.), 1979; idem. The French Monarchy and the Jews: From Philip Augustus to the Last Capetians. Phil., 1989; idem. «Amen!» Cinq fois «Amen»: Les chansons de la croisade égyptienne de St. Louis, une source négligée d'opinion royaliste // Médiévales. St.-Denis, 1998. N 34. P. 79-90; Labal P. Le siècle de St. Louis. P., 19792; Richard J. St. Louis: Roi d'une France féodale soutien de la Terre Sainte. P., 1983; idem. L'adoubement de St. Louis // J. des savants. P., 1988. Vol. 3/4. P. 207-217; Sivéry G. Le mécontentement dans le royaume de France et les enquêtes de St. Louis // RH. 1983. T. 269. N 545. P. 3-24; idem. St. Louis et son siècle. P., 1983; Pernoud R. St. Louis et le crèpuscule de la féodalité. P., 1985; Le Goff J. Saint Louis. P., 1996 (рус. пер.: Ле Гофф Ж. Людовик IX Святой / Пер. с франц.: В. И. Матузова; коммент.: Д. Э. Харитонович. М., 2001); Chiffoleau J. St. Louis, Frédéric II et les constructions institutionnelles du XIIIe siècle // Médiévales. 1998. N 34. P. 13-23; Frugoni C. St. Louis et St. François // Ibid. P. 35-38; Gouttebroze J.-G. Deux modèles de sainteté royale: Edouard le Confesseur et St. Louis // Cah. Civ. Med. 1999. T. 42. N 167. P. 243-258; Митрофанов А. Ю. Людовик IX и Хетум I: Неудавшийся церк.-полит. альянс // Проблемы соц. истории и культуры Средних веков и раннего Нового времени: Межвуз. сб. СПб., 2008. Вып. 7. С. 68-83; Hilaire J. St. Louis, souverain, juge et homme d'État // Bull. de l'Académie des sciences et lettres de Montpellier. N.S. 2013. T. 43. P. 101-111; Gaposchkin C. The Captivity of Louis IX // Quaestiones Medii Aevi Novae. Warsz., 2013. Vol. 18. P. 85-114; Цатурова С. К. Людовик IX Святой - отец правосудия // СВ. 2013. Вып. 74(3/4). С. 344-362; Dejoux M. Les enquêtes de St. Louis: Gouverner et sauver son âme. P., 2014.
С. К. Цатурова
Ключевые слова:
Святые Римско-католической Церкви Франция. История Почитание святых в Римско-католической Церкви Короли французские Людовик IX Святой (1214-1270), святой Римско-католической Церкви (пам. 25 авг.), король Франции (с 1226)
См.также:
ГЕРАЛЬД АВРИЛАКСКИЙ (ок. 855 - 909), гр. Аврилакский, основатель аббатства св. Петра в Орийаке, св. (пам. зап. 13 окт.)
ВАРВАРА († ок. 306), вмц. (пам. 4 дек., пам. зап. 15, 17 дек.)
ВОЛХВЫ в НЗ персонажи повествования о Рождестве Христовом (Мф 2. 1-12)
ВЯЧЕСЛАВ (ок. 907 - 28.09.935), блгв. кн. Чешский, (пам. 4 марта и 28 сент.)
ГЕОРГИЙ († 303), вмч. (пам. 23 апр., 3 нояб., пам. рус. 26 нояб., пам. груз. 10 нояб.)
ГЕРАН († 914), еп. г. Осер (Франция), свт. (пам. зап. 28 июля)
ГЕРМАН (ок. 495 - 576), еп. г. Паризии, св. (пам. 28 мая)
ГОРГОНИЙ И ДОРОФЕЙ († 303), мученики Никомидийские (пам. 3 сент., 28 дек.; пам. зап. 9 сент.)
ГРИГОРИЙ I ВЕЛИКИЙ [Двоеслов] папа Римский, отец и учитель Церкви (ок. 540 - 604), свт. (пам. 12 марта; в совр. католич. Церкви 3 сент.- день интронизации)
ДИОНИСИЙ АРЕОПАГИТ сщмч. (пам. 3 окт., 4 янв. - в Соборе 70 апостолов, пам. зап. 9 окт.)