Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛИТВА
Т. 41, С. 140-175 опубликовано: 24 июля 2020г. 


ЛИТВА

Костел св. Анны в Вильнюсе. 1495–1501 гг. Фотография. 2006 г.
Костел св. Анны в Вильнюсе. 1495–1501 гг. Фотография. 2006 г.

Костел св. Анны в Вильнюсе. 1495–1501 гг. Фотография. 2006 г.
[Литовская Республика; литов. Lietuvos Respublika], государство в Вост. Европе. Граничит на севере с Латвией, на востоке и юго-востоке с Беларусью, на юго-западе с Польшей и Россией (Калининградская обл.). С запада омывается водами Балтийского м. Территория - 65,3 тыс. кв. км. Столица - Вильнюс (531,9 тыс. чел., 2015; до 1795 Вильно, с 1795 по 1918 Вильна, с 1918/19 по 1939 Вильно). Крупные города (по данным на 2015): Каунас (301,6 тыс. чел.), Клайпеда (156,1 тыс. чел.), Шяуляй (104,6 тыс. чел.), Панявежис (95,2 тыс. чел.), Алитус (55,6 тыс. чел.). Гос. язык - литовский. Л. включает 5 историко-этнографических регионов - Аукштайтию, Жямайтию, Сувалкию, Дзукию и М. Литву (часть их территории находится за пределами совр. Л.). Административно-территориальное деление: 60 городских и сельских самоуправлений (savivaldyė; до 2010 Л. делилась на 10 уездов (apskritis), которые в наст. время сохраняются как территориальные единицы, но не имеют адм. значения). Л.- член ООН (1991), ОБСЕ (1991), МВФ (1992), МБРР (1992), Совета гос-в Балтийского м. (1992), Совета Европы (1993), ВТО (2001), ЕС (2004), НАТО (2004). География. Л. расположена на вост. побережье Балтийского м. Протяженность береговой линии составляет более 90 км. Берега низменные, песчаные, с пляжами и прибрежными дюнами. Узкая песчаная Куршская коса отделяет мелководный Куршский зал. от моря. Для Л. характерны ледниковые формы рельефа, чередование низменных равнин с холмистыми возвышенностями. Вдоль побережья протягивается узкая наклоненная к морю низменность шириной 15-20 км с невысокими пологими холмами и прибрежными дюнами. К востоку она переходит в Жямайтскую возвышенность (высота до 234 м). В центральной части Л. с северо-востока на юго-запад простирается Среднелитовская низменность шириной до 100 км. Она соединяется с приморской низменностью по нижнему течению р. Нямунас (Неман). В вост. части Л. протягивается Балтийская гряда, к-рая делится на 3 возвышенности - Аукштайтскую (на северо-востоке), Дзукскую (в центре) и Судувскую (на юго-западе). На крайнем востоке и юго-востоке Л. в пределах Белорусской гряды расположены западные части Швянчёнской (высота до 288 м) и Ошмянской (до 292 м, гора Юозапине - высшая точка Л.) возвышенностей. В юго-вост. части Л. простирается песчаная равнина с террасовым рельефом и материковыми дюнами. Территория Л. находится в переходном от морского к континентальному климатическом поясе. Континентальность климата возрастает с запада на восток. Средняя температура янв. от -3°C на западе до -6°C на востоке, июля - 17,2°C. Осадков 630 мм в год; наибольшее их количество - в авг., на побережье - в окт. В Л. разветвленная речная сеть (всего 750 рек), наиболее развитая на западе и в центральной части. Самая крупная река - Нямунас с притоками Мяркис (Меркис), Нярис (Вилия), Нявежис (Невежис), Дубиса, Миния, Шяшупе. Из рек, не принадлежащих к бассейну Нямунаса, наиболее значительны Вянта (Вента) (бассейн Балтийского м.) и Муша (бассейн р. Лиелупе). На Нямунасе - Каунасское водохранилище. В Л. насчитывается ок. 3 тыс. озер, гл. обр. ледникового происхождения. Самое крупное озеро - Дрисвяты (Друкшяй; площадь 44,5 кв. км), самое глубокое - Таурагнас (до 60,5 м).

Население

Население Л. составляет 2,889 млн чел. (оценка 2015 г.) или 3,053 млн чел. (перепись на 1 янв. 2016). Большинство - литовцы (84,16%). Значительную часть населения составляют поляки (6,58%), русские (5,81%), белорусы (1,19%). На каждый из др. народов (украинцы, евреи, татары, немцы, цыгане и др.) приходится менее 1% (этнический состав представлен по данным переписи 2011 г.).

В 2014 г. наблюдалась естественная убыль населения (3,4 на 1 тыс. чел.) в результате опережающего увеличения смертности (13,7 на 1 тыс. чел.) над незначительно возросшей рождаемостью (10,3 на 1 тыс. чел.). Младенческая смертность 3,9 на 1 тыс. живорожденных. Показатель фертильности - 1,63 ребенка на женщину. В возрастной структуре населения доля детей (до 14 лет) - 15,1%, лиц в возрасте от 15 до 64 лет - 68,9, лиц 65 лет и старше - 16%. Средний возраст населения 39,2 года. На 100 мужчин приходится 117 женщин. Средняя ожидаемая продолжительность жизни - 74,5 года (мужчины - 69,1, женщины - 79,9). Сохраняется миграционный отток населения (4,2 чел. на 1 тыс. жителей в 2014; гл. обр. выезжают в страны ЕС, 45,8% - в Великобританию). 80,4% от общего числа иммигрантов - этнические литовцы, реиммигрировавшие в Л.; 4,8% - иностранцы, в основном из России (1,5 тыс. чел.), с Украины, из Беларуси и Грузии. Городское население составляет 67,2% (2015).

Государственное устройство

Л.- унитарное гос-во, по форме правления - парламентская республика с некоторыми характерными чертами президентской республики. Конституция Л. принята всенародным голосованием 25 окт. 1992 г. Глава государства - президент, избираемый всеобщим прямым тайным голосованием на 5 лет. Президент является верховным главнокомандующим, определяет внешнюю политику Л., назначает главу правительства - министра-председателя (утверждается сеймом) - и по его представлению - остальных министров. Высший орган законодательной власти - однопалатный парламент (сейм), избираемый сроком на 4 года. Он состоит из 141 члена (71 определяется прямым избранием, 70 - по партийным спискам). Судебная система состоит из районных (низшее звено), окружных, апелляционных судов и Верховного Суда (высшая судебная инстанция).

Религия

Согласно данным переписи 2011 г., 77,2% населения - католики, 4,1% - православные, 0,8% - старообрядцы. Представители др. конфессий немногочисленны (на каждую приходится менее 1%). 16,2% не дали ответа или не отнесли себя ни к одной конфессии.

Православие

Русская Православная Церковь представлена Виленской и Литовской епархией (56 приходов; 125,2 тыс. чел.). Правосл. население проживает гл. обр. в Клайпедском, Утенском и Вильнюсском уездах.

Старообрядчество

По оценочным данным, в 2000-х гг. в Л. было ок. 60 старообрядческих общин, объединяющих более 40 тыс. старообрядцев-поморцев. По переписи 2011 г., насчитывалось 23,3 тыс. старообрядцев (гл. обр. в Утенском у.).

Нехалкидонские Церкви

По оценочным данным, в Л. проживают до 1,3 тыс. армян. По переписи 2011 г. в Л. было 138 армян. С 2006 г. в Вильнюсе действует храм св. Вардана. Духовное окормление осуществляет настоятель рижской ц. св. Григория Просветителя в юрисдикции Ново-Нахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви.

Католицизм

Римско-католическая Церковь в Л. разделена на 2 архиепископства-митрополии: Каунас (3 епископства-суффрагана: Шяуляй, Тяльшяй, Вилкавишкис) и Вильнюс (2 епископства-суффрагана: Кайшядорис, Панявежис). С 2000 г. действует военный ординариат. В 2011 г. насчитывалось ок. 2357 тыс. католиков в ок. 700 приходах.

Украинская греко-католическая Церковь насчитывает в Л. ок. 5 тыс. верных; действует орден василиан.

Протестантские церкви, деноминации и секты

В нач. XXI в. крупнейшей протестант. орг-цией в Л. является Литовская евангелическо-лютеранская церковь (18,4 тыс. чел., 54 прихода в Л. и 4 прихода за рубежом; 2011). Литовская евангелическо-реформатская церковь в 2011 г. насчитывала 6,7 тыс. адептов в 14 общинах.

Также представлены баптисты (ок. 6,7 тыс. чел., 94 общины), пятидесятники (ок. 3,3 тыс. чел., 52 общины), неопятидесятники (церковь «Новое Поколение», ок. 3 тыс. чел., 18 общин), адвентисты седьмого дня (ок. 4,1 тыс. чел., 51 община), христиане-евангелисты (ок. 3,2 тыс. чел., 13 общин) и др. Общая численность протестантов на 2011 г. составляла 52,13 тыс. чел. (25,12 тыс. чел.- лютеране и реформаты, 27,01 тыс. чел.- верующие др. деноминаций).

Иудаизм

В 2011 г. было 1,2 тыс. иудеев и 310 караимов.

Ислам

В 2011 г. в Л. проживали 2,7 тыс. татар, традиционное вероисповедание к-рых - ислам суннитского толка.

Религиозное законодательство

Конституция Л. гарантирует свободу вероисповедания (ст. 26) и деятельности Церквей и религиозных орг-ций - как законодательно признанных традиционными, так и остальных (ст. 43). Согласно ст. 5 закона «О религиозных общинах и сообществах» от 4 окт. 1995 г. традиционными признаются 9 религиозных общин и сообществ: римо-католиков, греко-католиков, евангелических лютеран, евангелических реформатов, православных, старообрядцев, иудеев, мусульман-суннитов, караимов. Признанные традиционными общины пользуются определенными привилегиями: они могут регистрировать церковные браки, получать регулярную финансовую поддержку от государства, размер которой определяется в зависимости от количества верующих, имеют право преподавать религ. предметы в гос. школах, пользуются льготами при уплате налогов и страховых взносов, имеют право духовно окормлять верующих в военных частях, их клир и семинаристы освобождены от воинской повинности.

История

Об истории Л. с древнейших времен до сер. XVI в. см. в ст. Литовское великое княжество (далее - ВКЛ); об истории Православия в этот период - также в ст. Киевская епархия.

Сер. XVI - кон. XVIII в.

Третий статут Великого княжества Литовского. 1588 г.
Третий статут Великого княжества Литовского. 1588 г.

Третий статут Великого княжества Литовского. 1588 г.
В 1569 г. была заключена Люблинская уния между ВКЛ и Польским королевством, в состав к-рого перешла значительная часть земель ВКЛ (Подляшское, Волынское и Киевское воеводства). Возникло объединенное польско-литов. гос-во - Речь Посполита, однако государственность ВКЛ сохранилась, его политические деятели стремились обеспечить как можно более выгодное положение литов. гос-ва в составе Речи Посполитой: ВКЛ сохранило свое название, столицу (Вильно), органы власти, систему должностей, казну и войско, подтверждались и расширялись права литовской шляхты; в 1588 г. был принят Третий Литовский статут, в котором ничего не говорилось об унии и в то же время иностранцам (под ними понимались гл. обр. выходцы из Польши) запрещалось занимать гос. должности в ВКЛ, в кон. XVI в. кор. Сигизмунду III не удалось добиться поставления поляка Бернарда Мацеёвского на епископскую кафедру в Вильно.

С 20-х гг. XVI в. благодаря торговым и культурным связям в Л. начали проникать идеи М. Лютера с немецких земель, гл. обр. из соседней Пруссии. Лютеранство, ставшее гос. религией Прусского герцогства после секуляризации Тевтонского ордена (1525), распространялось среди многочисленного литов. населения этого гос-ва, в к-ром сложилась историческая область М. (Прусская) Литва. Важнейшим центром распространения Реформации среди литовцев стал основанный в 1544 г. Кёнигсбергский ун-т, в к-ром преподавали изгнанные из ВКЛ А. Кульветис и С. Раполёнис, придерживавшиеся протестант. взглядов. В 1547 г. студент М. Мажвидас издал в Кёнигсберге 1-ю книгу на литов. языке - «Простые слова катехизиса», во 2-й пол. XVI в. были изданы НЗ и др. богослужебные книги. Йонас Бреткунас (Йоханнес Бретке) осуществил перевод Свящ. Писания на литов. язык, но он до 1735 г. оставался неопубликованным.

Если Сигизмунду I Старому удавалось противодействовать распространению Реформации в ВКЛ, то его менее решительный и энергичный сын Сигизмунд II Август не смог остановить этот процесс. В сер. XVI в. протестантизм стали открыто исповедовать влиятельные литов. вельможи - виленский воевода и канцлер ВКЛ Николай Радзивилл Чёрный и его двоюродный брат трокский воевода Николай Радзивилл Рыжий. Первый из них стал главным покровителем протестантов разных направлений в ВКЛ: в его владениях совершали протестант. богослужения, открылась кальвинист. школа (1558), в типографиях в Берестье (ныне Брест) и Несвиже начали издавать протестант. книги («Малый катехизис» Лютера в 1553, «Катехизис» С. Будного в 1562, «Брестскую Библию» в 1563 и др.). В 1-й пол. XVII в. лютеран. церкви возникли в центрах радзивилловских владений - Биржах (ныне Биржай) и Кейданах (ныне Кедайняй). Протестантизм распространялся гл. обр. среди знати и шляхты, а также мещан, в основном немецкого происхождения, проживавших в крупных городах (Вильно и Ковно (ныне Каунас)) и в Жямайтии, у границ с Пруссией и Ливонией (Юрбарк (ныне Юрбаркас), Скуодас, Линкува и др.). В отличие от М. Литвы, лютеранство в ВКЛ не приобрело особого влияния, поскольку лютеран. общины были разрозненными и состояли гл. обр. из немцев.

Кальвинисты составили самостоятельную Литовскую евангелическо-реформатскую церковь (лат. Unitas Lithuaniae), которая поддерживала контакты с польск. кальвинистами. В 1557 г. в Вильно прошел 1-й ее синод, началось формирование организации.

Благодаря правам патроната шляхты конфессиональная принадлежность церквей менялась вместе с вероисповеданием патрона. В кон. 50-х гг. XVI в. среди протеже Радзивилла Чёрного появились антитринитарии (ариане, впосл. названные социнианами), которых он безуспешно пытался примирить с учением Ж. Кальвина. После смерти Радзивилла Чёрного (1565), будучи изгнанными из его владений, они нашли покровителей в лице жямайтского старосты Яна Кишки и его матери Анны из рода Радзивиллов и в 1565 г. созвали свой 1-й отдельный синод. Так возникла Малая Церковь, деятельность которой прекратилась после 1617 г. Сейм 1658 г. предписал антитринитариям перейти в католицизм или покинуть Речь Посполитую, что и было исполнено.

Замок Радзивиллов в Биржае. 1575–1589 гг. Фотография. 2006 г.
Замок Радзивиллов в Биржае. 1575–1589 гг. Фотография. 2006 г.

Замок Радзивиллов в Биржае. 1575–1589 гг. Фотография. 2006 г.
Большой двор ун-та в Вильно и костел святых Иоаннов. Литография из «Виленского альбома». 1850 г.
Большой двор ун-та в Вильно и костел святых Иоаннов. Литография из «Виленского альбома». 1850 г.

Большой двор ун-та в Вильно и костел святых Иоаннов. Литография из «Виленского альбома». 1850 г.
Во 2-й пол. XVI в. представители разных течений Реформации при посредничестве магнатов - князей Радзивиллов и Острожских - пытались достичь соглашения между собой, но им удалось договориться лишь о принципах сосуществования (виленские соглашения 1570, 1585, 1599 гг.). В то время распространение Реформации в Л. достигло апогея: к концу столетия до половины церквей Виленского и Жямайтского епископств были протестантскими. С 3-й четв. XVI в. распространение Реформации пошло на спад. Если к 1566 г. протестанты составляли примерно половину панов рады, а к 1572 г.- 73% сенаторов ВКЛ, то к 1606 г.- уже лишь 36%. Мн. протестанты, в т. ч. влиятельные (Радзивиллы, великий маршалок литовский и староста жямайтский Ян Иеронимович Ходкевич со своими сыновьями, Лев Сапега), переходили в католицизм. Католиками стали дети Радзивилла Чёрного, изгнавшие протестантов из своих владений; один из его сыновей, Ежи Радзивилл, впосл. занял Виленскую кафедру и стал кардиналом. Верность Реформации в XVII в. сохранили представители др. ветви Радзивиллов - потомки Радзивилла Рыжего, во владениях к-рых с центрами в Биржах и Дубинках (ныне Дубингяй) находили приют представители различных протестантских течений.

2-я пол. XVI в. в Л. стала временем католич. реформы и Контрреформации. Уже в 1555 г. при дворе польского короля, который занимал и трон ВКЛ, начала работать нунциатура Папского престола (1-м нунцием стал еп. Веронский Луиджи Липпомано).

В 1569 г. по приглашению Виленского еп. Валериана Протасевича и с согласия Сигизмунда II Августа в Вильно прибыли первые иезуиты. В 1608 г. была основана Литовская провинция иезуитского ордена; из 205 ее членов 118 проживали в Вильно. В ведение иезуитов перешла ц. св. Иоаннов в Вильно, а также владения Радзивиллов в Закрете близ Вильно (ныне Вингис в черте Вильнюса), где был основан монастырь. В нач. 80-х гг. XVII в. иезуиты начали проповедовать в Л. на польск., нем., итал. и литов. языках. Они способствовали переходу в католицизм влиятельных протестантов.

Еще в 1570 г. иезуиты основали коллегию в Вильно, где вскоре началось преподавание математики, а также философии, теологии и др. гуманитарных наук. В 1579 г. актами кор. Стефана Батория и папы Григория XIII коллегия была преобразована в академию (ун-т) с философским и теологическим фак-тами; в 1641 г. к ним добавился юридический фак-т. Первым ректором стал Петр Скарга. При коллегии, а впосл. при ун-те возникли общежития, б-ка, типография, аптека и театр.

Одновременно с иезуитами в Л. активизировали деятельность и др. монашеские ордены, такие как доминиканцы, бернардинцы, францисканцы-конвентуалы и кармелиты. С сер. XVI до сер. XVII в. их число увеличилось с 10 до 20. На протяжении XVII в. на территории Л. было открыто 165 новых мон-рей различных католич. орденов; к концу века здесь действовал 201 католический мон-рь, из них 40 иезуитских.

Во 2-й пол. XVI - 1-й пол. XVII в. в Л. реализовывались решения Тридентского Собора, признанные Сигизмундом II Августом (1563) и Пётркувским синодом Польской католической Церкви (1577). Этому способствовала активная деятельность епископов: Виленских - Ежи Радзивилла (1579-1591), Бенедикта Войны (1600-1615), Евстафия Воловича (1616-1630); Жямайтского - Мельхиора Гедройца (1576-1609). К епископам стали предъявлять более высокие требования: они должны были личным благочестием подавать пример пастве, произносить проповеди, регулярно совершать паломничества в Рим и визитации своих еп-ств, следить за духовным обликом подчиненного им клира. С целью более эффективного взаимодействия между епископом и приходскими священниками было учреждено деление еп-ств на деканаты, каждый из к-рых включал примерно 10 приходов; границы последних были пересмотрены с учетом более пропорционального распределения прихожан. К приходским священникам предъявлялся ряд требований: отказ от распространенной в Л. практики конкубината, ношение тонзуры и сутаны, проживание в своих приходах, знание литов. или жямайтского языка и наличие соответствующего образования. В нач. 80-х гг. XVI в. в Вильно было открыто неск. семинарий, одна из которых в 1-й пол. XVII в. была перенесена в Жямайтию и действовала в Крожах (ныне Кроже) и во Ворнях (Медники; ныне Варняй). Печаталась религиозная лит-ра на литов. языке (в частности, «Катехизис» и «Постиллы» М. Даукши). При приходских церквах стали возникать дома призрения («шпитали»).

Положение правосл. Церкви в Л. во 2-й пол. XVI в. определялось как распространением Реформации и католич. Контрреформации, так и кризисом правосл. Церкви (и попытками его преодолеть), а также политикой гос. власти по отношению к ней в предшествующий период. О распространении Реформации в правосл. среде свидетельствует издание церковных книг на старобелорус. и староукр. языках (в частности, сочинений Будного). С одной стороны, гос. власть поддерживала равноправие православных вельмож и мещан (привилеи 1563 и 1568 гг.) с представителями др. конфессий и подтверждала привилегии, дарованные прежними монархами правосл. Церкви: в 1585 г. Стефан Баторий подтвердил привилей Сигизмунда I Старого от 1511 г., который в свою очередь восходил к установлениям Витовта, Казимира и Александра; в Третьем Литовском статуте, как и в Первом, декларировалось равноправие всех христиан; в 1589 г. Сигизмунд III разрешил клиросам управлять церковным имуществом в отсутствие епископа. С другой стороны, вводились и подтверждались ограничительные меры: в 1577 г. Стефан Баторий запретил строить в Вильно правосл. храмы и школы без разрешения Виленского католич. епископа (на практике запрет не выполнялся); в 1596 г. Сигизмунд III Ваза подтвердил этот запрет.

Церковь в честь Сошествия Св. Духа на апостолов в Вильнюсе. 1597 г. Фотография. 2013 г.
Церковь в честь Сошествия Св. Духа на апостолов в Вильнюсе. 1597 г. Фотография. 2013 г.

Церковь в честь Сошествия Св. Духа на апостолов в Вильнюсе. 1597 г. Фотография. 2013 г.
Во 2-й пол. XVI в. территория Л. входила в состав Киевской митрополичьей епархии. Вильно был центром ее Литовско-Белорусской части, имевшей в то время большее значение, чем собственно Киевская часть, и охватывавшей территорию Виленского, Трокского, Новогрудского и Минского воеводств, а также Жямайтии. Особая роль в адм. управлении этой части епархии принадлежала митрополичьим наместникам (протопопам) и кафедральным (соборным) клиросам. Виленский протопоп имел особые полномочия, в т. ч. осуществлял надзор за богослужением в церквах Вильно. Также в этой части епархии были активны церковные братства.

Интерьер церкви Св. Духа. Фотография. 2014 г.
Интерьер церкви Св. Духа. Фотография. 2014 г.

Интерьер церкви Св. Духа. Фотография. 2014 г.
В 1584 г. в Вильно при виленском во имя Святой Троицы мужском монастыре образовалось православное братство, ставшее важным центром правосл. просвещения и книгопечатания. В 1588 г. оно получило от К-польского патриарха Иеремии II Траноса статус ставропигии и некоторые права по управлению Церковью (сообщать патриарху о недостойном поведении епископов и митрополита, участвовать в их избрании, распоряжаться делами монастырей, церквей, «шпиталей»). После заключения Брестской унии в 1596 г. правосл. братство возглавило борьбу против ее экспансии на землях Л. и Белоруссии. Из-за преследований со стороны униат. митр. Ипатия Потея часть братчиков недалеко от Троицкого монастыря, на землях православных шляхтянок из рода Воловичей, построила ц. Сошествия Св. Духа на апостолов и в нач. XVII в. перенесла туда свою деятельность (с этого времени братство именуется Свято-Духовским, см. Виленское православное Свято-Духовское братство); др. их часть приняла униатство и осталась в Троицком мон-ре, монахи которого вскоре стали членами ордена василиан (базилиан), призванного вводить положения Брестской унии на практике. При Троицком мон-ре открылась василианская школа.

К 1609 г. все виленские церкви и монастыри (в т. ч. кафедральный Успенский (Пречистенский) собор, Троицкий и Благовещенский жен. монастыри), а также имевший статус архимандритии трокский Рождество-Богородицкий монастырь были переданы под власть униат. митр. Ипатия Потея. Исключением стала Свято-Духовская ц. в Вильно и сложившийся при ней (не позже 1605) мон-рь (см. Вильнюсский в честь Сошествия Св. Духа на апостолов мужской мон-рь), ставший главным оплотом Православия в Л. и Белоруссии. В свою очередь крупнейшим центром униатства был василианский Свято-Троицкий мон-рь (в Вильно), куда были перенесены святыни из переданных униатам церквей, в т. ч. из Никольской и Пятницкой и Пречистенского собора, который вместе с митрополичьим дворцом был одной из резиденций униат. митрополитов Киевских и всея Руси (наряду с Новогрудком и с XVIII в. Варшавой). В адм. отношении униат. приходы Л. образовывали митрополичью епархию униат. Церкви.

Постепенно виленские правосл. храмы приходили в упадок, правосл. жители города, в т. ч. радцы (члены горсовета), терпели различные притеснения от католиков и униатов. В кон. XVI - нач. XVII в. число правосл. церквей и мон-рей в Л. существенно сократилось. Тем не менее церкви и мон-ри основывались в частных владениях (как, напр., Свято-Духовская ц., а затем и мон-рь). Кн. Богдан Огинский после того как в 1611 г. основал в своем имении Евье (ныне Вевис) издававшую правосл. книги типографию, восстановил находившийся там и пришедший в упадок Успенский муж. мон-рь, а в 1619 г. отдал его под начало Свято-Духовского мон-ря. Он же в 1610 г. в Кронях (ныне Круонис) близ Кошедар (ныне Кайшядорис) построил Троицкую ц., а в 1629 г. его вдова Раина из Воловичей основала там мужской мон-рь. В 1643 г. Януш Радзивилл построил Преображенский храм в Кейданах для своей жены Марии Могилянки - внучки молдав. господаря Иеремии Могилы и племянницы митр. Петра (Могилы). При этой церкви стал формироваться мон-рь, впосл. приписанный к Свято-Духовской обители. В 1627 г. Анна Городецкая-Биллевичева (урожд. Ставецкая) основала в Сурдегах (ныне Сурдягис) мон-рь Св. Духа, к-рый в 1636 г. также был приписан к виленскому Свято-Духовскому мон-рю.

После восстановления правосл. иерархии в Киевской епархии (1620) Киевский митрополит имел в Л. наместника, правосл. приходы на ее территории входили в состав митрополичьей епархии, что было признано светскими властями в 1632-1633 гг. Правосл. мон-ри, имея статус патриарших или митрополичьих ставропигий, были не только духовными, но и адм. центрами Православия на территории Л.

В сер. XVII в. территория Л. стала театром военных действий. В начале русско-польской войны 1654-1667 гг. русские войска наступали вглубь ВКЛ, в 1655 г. были захвачены Вильно и Ковно. На занятой русскими войсками территории ВКЛ правосл. духовенство было подчинено Полоцкому епископу. В 1655-1661 гг., когда Вильно находился под властью царя Алексея Михайловича, церкви города перешли в Православие. Воспользовавшись ослаблением Речи Посполитой, шведы заняли Жямайтию и Упитский повет, где не было рус. войск. Одна часть шляхты ВКЛ (во главе с великим гетманом литовским Я. Радзивиллом, при поддержке католич. епископов Виленского и Жямайтского) заключила в Кейданах унию со шведами на условиях сохранения гос. институтов ВКЛ, владений и свободы вероисповедания шляхты; другая - присягнула царю Алексею Михайловичу; 3-я (во главе с витебским воеводой П. Я. Сапегой) - выступила за освобождение от Швеции и за тактическое соглашение с Россией. Боевые действия на территории Л. прекратились к 1661 г. (войну завершило Андрусовское перемирие 1667 г., а в 1686 между Россией и Речью Посполитой был заключен «Вечный мир»). После ухода русских войск униат. Церковь в 60-70-х гг. XVII в. восстановила свои позиции. В 1686-1795 гг. православные приходы и мон-ри на территории Л. подчинялись Киевскому митрополиту. В кон. XVII - нач. XVIII в. в ВКЛ имели место гражданские войны между группировками шляхты с участием внешних сил - Швеции и России, в результате чего ВКЛ лишилось 46% населения и был закреплен гос. строй Речи Посполитой, позволявший России вмешиваться в ее дела (т. н. Немой сейм 1717 г.).

Войны сер. XVII - нач. XVIII в. существенным образом повлияли на демографическую, экономическую и конфессиональную ситуацию в Л. Убыль населения на территории совр. Л. из-за войны, голода и чумы составила 37%. В состав Русского гос-ва вошла почти вся территория католич. Смоленского еп-ства, в результате чего Смоленские епископы жили в Л., где находились источники их доходов. В Л. и др. частях ВКЛ были разорены мн. церкви, мон-ри и их владения, к-рые пострадали в большей степени, чем имения шляхты. Таким образом духовенство лишилось источников доходов и вернулось к дотридентской практике объединения нескольких должностей и бенефициев в одних руках. Епископы, которыми нередко становились светские лица, активно участвовали в политической борьбе и рассматривали кафедры как источники доходов. Процветал непотизм. Так, члены рода Гедройцев занимали Жямайтскую кафедру на протяжении неск. десятилетий. Вместе с тем во 2-й пол. XVII - 1-й пол. XVIII в. активно развивалась сеть мон-рей католич. орденов, в особенности доминиканцев, бернардинцев и иезуитов. К 1773 г. в Вильно было монахов больше, чем в Варшаве и Кракове.

В целом для религиозной жизни Л. в сер. XVII - 2-й пол. XVIII в. характерны такие тенденции, как конфессионализация (четкое конфессиональное деление), увеличение роли религии в повседневной жизни, постепенное складывание конфессиональной ментальности; усиление католицизма и униат. Церкви за счет православной; постепенная латинизация униатской Церкви; проникновение старообрядцев из соседнего Русского гос-ва. В этот период утверждается представление о Речи Посполитой как о «бастионе христианства», к-рый соседствует с протестантскими (Швеция, Пруссия), православным (Россия) и мусульманскими (Крымское ханство, Османская империя) гос-вами; ограничиваются права некатоликов-«диссидентов»: им запрещается нобилитироваться (1673), входить в состав сейма и занимать выборные должности в поветовых судах (1717, 1736, 1764); католикам запрещается переходить в другие конфессии (1668). Число кальвинистских общин в ВКЛ намного сократилось (со 110 церквей в 1655 до 51 в 1695) по причине вымирания их влиятельных покровителей - князей Радзивиллов из биржской и дубинкской ветвей рода.

С нач. XVIII в. в Л. латинский прозелитизм распространился среди униатов, что приводило к конфликтам между униатским и католическим духовенством. Главным оплотом униатской Церкви оставался орден василиан, центр Литовской провинции которого располагался в Вильно. В Виленском и Трокском (в 1793-1795 Гродненском) воеводствах помимо виленского Свято-Троицкого мон-ря василианам принадлежали Трокский, Поставский, Глушновский, Березвечский, Сутковский, Борунский, Касутский, Красноборский, Браславский, Крожский монастыри; в Жмудском (Жямайтском) старостве - Подубисский мон-рь в мест. Подубись (Базильяны, ныне г. Базилионай Шяуляйского у.). С 1753 г., когда под управление василианского ордена был передан Виленский папский алюмнат (высшее учебное заведение, открытое иезуитами еще в 1595 для подготовки гл. обр. католич. духовенства, а также отдельных униат. клириков), и до его закрытия в 1799 г. из 20 мест в этом учебном заведении 4 предоставлялось монахам василианского ордена, 16 - белому униатскому духовенству. Кафедральный Пречистенский собор в Вильно оставался в ведении униатов и в 1808 г. вместе со зданиями алюмната был продан Брестским еп. Иосафатом Булгаком Виленскому ун-ту. На рубеже XVIII и XIX вв. в Вильно действовали 10 униат. церквей, из которых наиболее вместительной была Никольская.

Во 2-й пол. XVIII в. в Речи Посполитой была оживленная общественная жизнь, повсеместно, в т. ч. и в католической Церкви, распространялись идеи Просвещения. В 1764 г. под давлением России на престол взошел кандидат от группировки Чарторыйских, выступавшей за усиление королевской власти, Станислав Август Понятовский, попытавшийся модернизировать гос. аппарат в духе унитаризма. Это вызвало недовольство литов. шляхты, а в 1767 г. Россия вмешалась в развитие событий в Речи Посполитой под лозунгом защиты прав «диссидентов» (некатоликов), прислав войско в поддержку Слуцкой конфедерации, в к-рую входили православные (в частности, Могилёвский архиеп. Георгий (Конисский)), кальвинисты и лютеране. В 1768 г. при поддержке России и Пруссии некатоликам было возвращено право занимать гос. должности и избираться в сейм. В 1772 г. Россией, Австрией и Пруссией был произведен 1-й раздел Речи Посполитой.

После упразднения ордена иезуитов папой Климентом XIV в 1773 г. встал вопрос о дальнейшем существовании большинства школ в Л., в т. ч. Виленской академии, поскольку все они находились в ведении этого ордена. Была создана Комиссия народного образования, к которой перешло все имущество упраздненного ордена на территории Речи Посполитой. При активном участии 1-го председателя комиссии Виленского еп. Игнатия Якуба Масальского (1762-1794) стала создаваться сеть приходских школ, которых к 1777 г. на территории еп-ства насчитывалось 330, из них 160 - в литов. части еп-ства. В них обучались почти 5 тыс. детей, из которых 78,8% составляли дети крестьян и горожан. В 1775 г. в бывш. иезуитском доме в Вильно была открыта учительская семинария. В Виленской академии, преобразованной в Главную виленскую школу, преподавание стали вести на польск. языке вместо латыни, приоритет был отдан светским дисциплинам - естественным наукам.

Вопросы конфессиональной жизни поднимались во время работы Четырехлетнего сейма (1788-1792), к-рый в очередной раз попытался реформировать Речь Посполитую. Согласно Конституции Речи Посполитой, принятой 3 мая 1791 г., за католицизмом закреплялся статус господствующей религии. В 1792 г. сейм попытался реформировать структуру правосл. Церкви в ВКЛ, к-рая подчинялась бы не российскому Синоду, а патриарху К-поля, что должно было ослабить влияние имп. Екатерины II Алексеевны (так, Могилёвский архиеп. Георгий (Конисский) поминал за богослужением российскую императрицу, а не Станислава Августа).

Противники реформы Четырехлетнего сейма объединились в Тарговицкую конфедерацию, к-рую в Л. поддержала Генеральная конфедерация ВКЛ (по мнению ее членов, принятие Конституции 3 мая 1791 означало инкорпорацию ВКЛ в состав Польского королевства). Когда в Речь Посполитую были введены рус. войска, сторону конфедератов занял кор. Станислав Август Понятовский. В 1793 г. Россия и Пруссия осуществили 2-й раздел Речи Посполитой, по к-рому России отошли нек-рые белорус. земли. Реакцией на эти события стало восстание в ВКЛ. Повстанцы пользовались поддержкой широких общественных кругов, сначала им удалось занять всю территорию ВКЛ в границах 1793 г., однако в итоге восстание было подавлено, и в 1795 г. Россия, Пруссия и Австрия в 3-й раз разделили территорию Речи Посполитой, после чего она перестала существовать. Вместе с ней перестало существовать и ВКЛ.

Кон. XVIII - нач. XX в.

В 1795 г. литов. земли, отошедшие Российской империи, были объединены в Виленскую губ., а с 1796/97 г. входили в состав Литовской губ. (вместе с территорией бывш. Слонимской губ.), которая в 1801 г. была разделена на Литовско-Виленскую (с 1840 Виленская) и Гродненскую губернии. В 1842 г. из зап. части Виленской губ. была образована Ковенская губ. Юго-зап. часть Л. (Занеманье и Белосточчина) в 1795 г. отошла Пруссии, в 1807 г. включена в Варшавское герц-ство, а в 1815 г.- в Августовское воеводство Царства Польского, к-рое в 1837 г. было преобразовано в Августовскую губ. Очередные административные изменения произошли после подавления восстания 1863-1864 гг.: в 1866 г. Августовская губ. была упразднена; все ее литовские уезды вошли в состав новообразованной Сувалкской губ. При этом часть территории совр. Л. входила в Гродненскую губ. (Друскеники, ныне Друскининкай), Курляндскую губ. (Поланген, ныне Паланга) и Пруссию (М. Литва).

В кон. XVIII - нач. XIX в. на Л. была частично распространена сословная и адм. система Российской империи: на местную шляхту распространено действие Жалованной грамоты дворянству 1785 г., городская власть подчинена губ. властям (1808), часть вопросов из компетенции магистратов перешла в ведение городских дум, организована полиция. При этом были сохранены сословные суды (городские и земские), действовал Третий Литовский статут 1588 г.

Одной из составных частей политики Екатерины II по интеграции земель бывш. ВКЛ в состав Российской империи было ослабление влияния католич. Церкви в стране. С этой целью в ее правление проводился курс на изоляцию католич. Церкви от Римского престола и ее подчинение светской власти в духе идей иозефинизма, осуществлению к-рого содействовал Могилёвский католический еп. Станислав Богуш-Сестренцевич (с 1781/83 архиепископ; с 1798 митрополит). Его власть в 1795 г. была распространена на земли Л., отошедшие России; автономия мон-рей была ликвидирована, а их земли конфискованы. В 1798 г. указом имп. Павла I Петровича было учреждено католич. Могилёвское архиепископство-митрополия с 5 католич. епископствами-суффраганами: Виленским, Жямайтским, Луцким, Каменецким, Минским. Т. о., Виленское и Жямайтское еп-ства были выведены из подчинения Гнезненскому архиепископу. На землях Л., ранее входивших в Виленское и Жямайтское еп-ства и отошедших к Пруссии, в 1797 г. было учреждено Вигрское еп-ство, напрямую подчиненное папе Римскому (просуществовало до 1818, когда вместо него было учреждено Августовское, или Сейнское, еп-ство).

Имп. Александр I Павлович продолжил церковную политику Екатерины II: в 1801 г. была учреждена Римско-католическая духовная коллегия во главе с митрополитом Могилёвским, служившая инструментом подчинения католич. Церкви светским властям России.

Кафедральный собор св. Станислава в Вильнюсе. 1801 г. Фотография. 2010 г.
Кафедральный собор св. Станислава в Вильнюсе. 1801 г. Фотография. 2010 г.

Кафедральный собор св. Станислава в Вильнюсе. 1801 г. Фотография. 2010 г.
Значительный ущерб землям Л. нанесли наполеоновские войны. В июне-июле 1812 г. войска Наполеона I Бонапарта заняли Литовско-Виленскую губ., 1 июля им было создано Литовское княжество со столицей в Вильно. Проводились адм. преобразования по франц. образцу: губернии были переименованы в департаменты, разделены на дистрикты, кантоны и коммуны, в городах были созданы муниципалитеты во главе с мэрами. Из местного населения создавались национальная гвардия, войска и жандармерия. Однако к кон. нояб.- нач. дек. 1812 г. Л. заняли российские войска, была восстановлена власть российского императора. Жителям Л., сотрудничавшим с наполеоновской администрацией и войсками, объявили амнистию.

В 1816-1826 гг. в Вильне действовало отд-ние Российского Библейского общества, его активный участник Жямайтский еп. Иосиф Арнульф Гедройц (1802-1838) с группой помощников перевел на литов. язык НЗ (издан в 1816 с посвящением Александру I). При его содействии был издан литовский «Катехизис» Б. Гайлевича (1821), сеть начальных школ в Жямайтском еп-стве стала более плотной, чем в др. частях Л.

В 1803 г. Главная виленская школа была преобразована в Виленский ун-т с 4 фак-тами: физико-математическим, медицинским, нравственно-политических наук, лит-ры и свободных искусств. В 1803-1832 гг. при ун-те действовала Главная семинария, готовившая католич. и униат. священников.

В 1831 г. Л. охватило восстание, начавшееся в Польше в нояб. 1830 г. К весне 1831 г. повстанцам удалось занять почти всю территорию Л., за исключением крупнейших городов; главным достижением повстанческих войск стало взятие Ковно, после чего они были разбиты российскими войсками. Вооруженная борьба продолжалась до 1832 г. При этом католич. духовенство разделилось: одни занимали примирительную позицию, другие отнеслись к восстанию благосклонно (так, Жямайтский еп. И. А. Гедройц призывал духовенство присоединяться к восставшим и свозить в Ворни колокола для их переливки в пушки).

За подавлением восстания последовали репрессивные меры со стороны российского правительства: отменена Конституция Царства Польского; конфискованы имения повстанцев; городские и земские суды были заменены уездными (1831); расформирован Виленский ун-т (1832); прекращено действие Третьего Литовского статута (1840); введено судопроизводство на русском, а не на польск. языке. Была проведена проверка шляхетских прав, в результате к-рой значительная часть шляхты, не сумевшая доказать свое происхождение, была переведена в категорию однодворцев. Репрессии и ограничения деятельности коснулись и католической Церкви: было запрещено принимать исповедь и допускать к таинствам верующих из др. приходов, установлен контроль над содержанием проповедей, строительство и ремонт церквей вплоть до 1897 г. допускались лишь с разрешения губернатора и православного архиерея. В 1841-1842 гг. у монастырей, еп-ств, семинарий, капитулов и приходских церквей была конфискована большая часть земель, а епископы поставлены под контроль консисторий во главе с секретарем, назначавшимся светскими властями. В 1832 г. Главная семинария в Вильне была преобразована в Виленскую римско-католическую ДА, которая в 1842 г. была переведена в С.-Петербург. Согласно указу 1844 г., на важнейшие должности плебанов, духовные посты в столицах и преподавателями могли быть назначены лишь выпускники С.-Петербургской римско-католич. ДА, к-рая после закрытия Варшавской ДА стала единственным католич. вузом в империи (при этом состав ее руководства утверждался МВД).

На положение католич. Церкви в Л. оказал влияние конкордат Папского престола с Россией, заключенный в 1847 г. По его условиям, епископы должны были назначаться по соглашению Папского престола с российским правительством, ординарий в каноническом отношении подчинялся Папскому престолу и являлся высшим духовным судьей в своем еп-стве, ему принадлежала прерогатива назначения членов консистории и руководителей семинарий, но с согласия МВД. Хотя в России конкордат, вероятно, так и не был опубликован и не приобрел силу закона, положение католической Церкви стабилизировалось. При этом произошли адм. изменения: в 1840 г. Жямайтское еп-ство получило дополнительное название - Тельшевское (по уезду, в к-ром находилась резиденция епископа; но в офиц. документах указывали либо оба названия, либо только историческое; епископство стало называться исключительно Тяльшяйским только после 1926); в 1848/49 г. его территория была увеличена за счет передачи приходов из Виленского епископства в Ковенской и Курляндской губерниях. В 1869 г. в состав Виленского епископства были переданы приходы Минского епископства, упраздненного без согласования с Папским престолом (в 1882 по согласованию с ним эти приходы переданы в Могилёвское архиепископство). Эти преобразования уменьшили долю литовцев среди верующих Виленского епископства.

Важной эпохой в истории католицизма в Л. стало служение Жямайтского еп. Мотеюса Валанчюса (Мацей Волончевский; 1849-1875). Еще будучи ректором Жямайтской ДС (1845-1850), он старался ввести в образование жямайтский язык, в чем отчасти были заинтересованы и власти Российской империи с целью ослабить «польские начала», в к-рых видели главную угрозу социально-политической стабильности в регионе. Заняв епископскую кафедру, еп. М. Валанчюс стал уделять больше внимания непосредственному общению с духовенством и верующими: несмотря на противодействие светских властей, совершались частые визитации приходов, проверки образовательного уровня и морального облика священников, при их назначении особое внимание уделялось пастырским качествам, а не социальному происхождению или возрасту кандидата. В 1841-1862 гг. в Жямайтском еп-стве действовали приходские школы, благодаря чему к 1897 г. Ковенская губ. занимала одно из 1-х мест по грамотности в Российской империи. При активном участии Валанчюса и др. епископов Л. вплоть до запрета печати на литов. языке в 1864 г. издавалась лит-ра, понятная широким кругам населения (сам он был автором одного из первых исторических изданий на литов. яз.- кн. «Жямайтское епископство»), а впосл. при его активном участии литов. лит-ра распространялась в Л. нелегально. С 1858 г. в Л. действовали братства трезвости - широкие объединения верующих, в которые записались 80% всех католиков Ковенской губ. и 50% - Виленского еп-ства (ликвидированы по требованию виленского военного губернатора М. Н. Муравьёва после подавления восстания 1863-1864 гг.).

Нек-рая либерализация политики российских властей по отношению к Л. имела место в начале правления имп. Александра II Николаевича: участникам восстания 1830-1831 гг. была объявлена амнистия, облегчено поступление жителей Северо-Западного края на военную и гражданскую службу, разрешены преподавание польского языка и открытие частных учебных заведений. Однако в нач. 60-х гг. XIX в., несмотря на отмену крепостного права, социальная обстановка в Л. обострилась; в 1862 г. был образован Литовский провинциальный комитет, установивший связи с Центральным национальным комитетом в Польше. Но вскоре после начала восстания последний, в к-ром главенствовали «белые» (сторонники национально-культурной автономии в рамках Российской империи), попытался отстранить от дел Литовский провинциальный комитет, где преобладали более радикальные «красные» (К. С. Калиновский и др.). В 1864 г. восстание было подавлено при активном участии виленского военного губернатора Муравьёва, бывшего одновременно гродненским, ковенским и минским генерал-губернатором (1863-1865).

Во время восстания 1863-1864 гг. позиции католич. духовенства Л. разделились. Если епископы, в т. ч. Валанчюс, не поддерживали восставших и призывали верующих воспринимать происходящее с христ. смирением, то некоторые приходские священники агитировали прихожан за восстание и сами вступали в ряды повстанцев. Так, служивший в Паберже свящ. Антоний Мацкевич (Антанас Мацкявичюс) возглавил повстанческий отряд и был казнен царскими властями.

Часовня св. блгв. кн. Александра Невского. 1863–1865 гг. Фотография. С. М. Прокудина-Горского. 1912 г.
Часовня св. блгв. кн. Александра Невского. 1863–1865 гг. Фотография. С. М. Прокудина-Горского. 1912 г.

Часовня св. блгв. кн. Александра Невского. 1863–1865 гг. Фотография. С. М. Прокудина-Горского. 1912 г.
После восстания российской администрацией был взят курс на русификацию Северо-Западного края. При этом главным критерием принадлежности к рус. культуре выступало правосл. вероисповедание, а в качестве противников русификации рассматривались поляки-католики, в связи с чем на польское землевладение в Северо-Западном крае был наложен ряд ограничений. В 1864 г. было запрещено издание и распространение книг на литовском языке с использованием лат. алфавита, который должен был быть заменен кириллицей. С 1866 г. рассматривался проект «обратной унии» (предложен, вероятно, А. Г. Киркором), к-рый предусматривал вывод католической Церкви на территории Российской империи из подчинения Папскому престолу и ее унию с правосл. Церковью. Проект не был осуществлен, однако определенные успехи в деле перехода из католицизма в Православие наблюдались гл. обр. среди белорусов - в Минской губ., в меньшей степени - в Гродненской и Виленской губерниях и почти не отмечены в Ковенской губ., населенной в основном литовцами и жямайтами, приверженными католицизму.

Репрессии после восстания коснулись и католич. духовенства Л.; закрылись католич. храмы и мон-ри, часть из которых преобразовалась в православные. В Виленской губ. в 1863-1889 гг. число католич. храмов уменьшилось с 263 до 190, в то время как количество правосл. церквей возросло с 143 до 324. В Ковенской губ. в 1864-1869 гг. было закрыто 14 католич. церквей. До восстания в Вильне было 16 католич. мон-рей, к нач. XX в. остался только один. Всего к тому времени в Л. действовали 5 легальных католич. мон-рей, но развивалась сеть нелегальных. Варшавское архиеп-ство и подчиненное ему Сейнское еп-ство постепенно были поставлены под контроль Римско-католической коллегии, а Сейнский еп. Константин Ириней Лубенский за сопротивление этому нововведению в 1869 г. был сослан. Кафедра Жямайтского еп-ства и семинария в 1864 г. были переведены в Ковно, новый набор в семинарию разрешен лишь в 1870 г. Назначение священников контролировал виленский генерал-губернатор, было ограничено право их передвижения и собраний, введены запреты (на практике, впрочем, не всегда соблюдавшиеся) на религ. процессии в городах, на установку крестов (они рассматривались как памятники повстанцам). Неск. раз предпринимались попытки перевода части католич. богослужения на рус. язык. В 1866 г. был разорван конкордат с Папским престолом, большинство вопросов, находившихся в ведении папы Римского, были переданы в ведение Римско-католической духовной коллегии. При этом Жямайтское и Сейнское еп-ства поддерживали тайные контакты с Папским престолом. В 1882 г. в Ватикане было подписано соглашение, к-рое представляло собой частичный компромисс между правительством России и Папским престолом: в России была восстановлена иерархия католич. Церкви (папа назначил епископов на вакантные кафедры), был подтвержден принцип подчинения семинарий епископу, но вместе с тем не удалось договориться об учреждении в России нунциатуры. Формально отношения были восстановлены, но не приобрели регулярного и всестороннего характера. Соглашение 1882 г. утвердило ликвидацию епархий Варшавской и Могилёвской митрополий и урегулировало вопрос о назначении епископов в Л. Приходские школы закрывались, однако при активном участии еп. Валанчюса стала действовать сеть тайных сельских школ, осуществлялось нелегальное распространение литов. книг, напечатанных лат. алфавитом в М. Литве (на территории Пруссии).

В кон. XIX - нач. XX в. на деятельности католич. Церкви Л. сказались процессы демократизации общественно-политической жизни в Российской империи и Европе. Так, в 1897 г. был отменен запрет на строительство католических церквей, в результате до 1914 г. на территории Виленского и Жямайтского еп-ств, а также Занеманья было построено 114 церквей. После отмены запрета печати лат. алфавитом в 1904 г. католики активно включились в процесс издания книг и периодики на литов. языке. В 1905 г. в Ковно с этой целью было основано об-во св. Казимира. Начал выходить ежемесячный ж. «Draugija» («Товарищество») и молодежное приложение к нему «Ateitis» («Будущее»), которые стали печатными органами, отражавшими католич. направление в общественно-политической мысли. В Жямайтском и Виленском еп-ствах укреплялись позиции литов. языка: этому поспособствовало, в частности, назначение в 1909 г. известного поэта Майрониса (Йонаса Мачюлиса; 1862-1932), бывш. профессора СПбДА, ректором Ковенской ДС.

Одновременно в Л. развивалось общественное движение, создавались политические объединения. Первыми возникли левые политические Рабочий союз Л., Социал-демократическая партия Л. (1896), евр. партия «Бунд» (1897). В 1902 г. была организована Литовская демократическая партия, выражавшая интересы либеральной буржуазии и выступавшая за предоставление Л. автономии, в 1905 г.- Союз крестьян Л. В кон. 1905 г. по инициативе либералов (Й. Басанавичюс и др.) состоялся Великий Виленский сейм, собравший 2 тыс. народных представителей (гл. обр. крестьян и интеллигенции) и потребовавший автономии в составе Российской империи и использования литов. языка в общественной жизни.

Христианско-демократическое движение развивалось в Л., как и во всей католической Европе, в духе энциклик папы Льва XIII «Rerum novarum» (1891) и «Graves de Communi» (1901). При этом христ. демократы проявляли меньшую активность в партийном строительстве, чем социалисты и либералы, но активно воздействовали на общество через прессу и многочисленные просветительские, молодежные, благотворительные, кооперативные общества. В 1906 г. действовала близкая к кадетам Конституционно-католическая партия Л. и Белоруссии, созданная при участии Виленского еп. Эдуарда фон дер Роппа и включавшая польск. и литов. деятелей; в ее духе были выдержаны польск. периодические издания - «Nowiny Wileńskie» («Виленские новости»; 1906), «Towarzysz Pracy» («Товарищ труда»; 1906), «Przyjaciel Ludu» («Друг народа»; 1906-1910). При участии Майрониса и профессоров СПбДА П. Бучиса, А. Дамбраускаса (А. Якштаса) был разработан проект программы Литовской христианско-демократической партии, однако к организационной деятельности христ. демократы фактически приступили лишь после окончания первой мировой войны.

Православие в кон. XVIII - нач. XX в.

(Об истории Православия в Л. см. также в статьях Виленская и Литовская епархия, Киевская епархия.) По 3-му разделу Польши (1795) в состав России вошли почти все приходы Киевской митрополии, а также последние остававшиеся под польской властью униатские кафедры Киевско-Виленской митрополичьей епархии - Вильна и Новогрудок.

Присоединив земли бывш. ВКЛ к Российской империи, Екатерина II взяла курс на полную ликвидацию церковной унии в этом крае. Все униатские еп-ства, за исключением Полоцкого архиеп-ства, были упразднены. При Павле I и Александре I этот курс был смягчен. С 1801 г. греко-католическая Церковь на землях бывш. ВКЛ подчинялась Римско-католической духовной коллегии во главе с митрополитом Могилёвским. В 1806 г. была восстановлена униат. митрополия, в 1809 г.- ее Литовское (Виленское) еп-ство. В нач. XIX в. имели место массовые переходы униатов в лат. обряд, что было запрещено в 1807 и 1810 гг. К 1820 г. в Вильне действовали 2 униат. храма: монастырский Свято-Троицкий и Никольский, выполнявший функции кафедрального митрополичьего собора. В 1825-1828 гг. в Виленской митрополии было 307 приходов, 17 муж. и 17 жен. василианских мон-рей. Курс на ликвидацию унии и активное распространение Православия активно был продолжен после воцарения Николая I Павловича, особенно после подавления восстания 1830-1831 гг. Началось массовое закрытие униат. мон-рей (к 1835 были закрыты 2/3). В 1833 г. была основана правосл. Полоцкая епархия, охватившая и территорию Виленской губ. На Полоцком Соборе униатского духовенства России в 1839 г. произошло воссоединение униатов с Православием, вскоре утвержденное императором. В том же году была основана православная Литовская епархия (центр - Вильна; с 1840 Литовская и Виленская; с 1945 Виленская и Литовская епархия). Кафедральной стала переданная православным и перестроенная бывш. католич. ц. св. Казимира, к-рая была освящена во имя свт. Николая Чудотворца. Епархия охватывала территорию Виленской, Гродненской, а с 1843 г. и Ковенской губерний. Первым архиепископом (с 1852 митрополит) стал Иосиф (Семашко). Ему подчинялись 2 вик-ства: Брестское (основано в 1840; в 1900 преобразовано в Гродненскую и Брестскую епархию) и Ковенское (1843). Православные Августовской (с 1866 Сувалкской) губ. находились в юрисдикции Варшавской епархии. Ок. 1844 г. в Л. началось планомерное расширение приходской сети правосл. Церкви при активном участии светских властей, гл. обр. в тех городах и местечках, где проживали рус. колонисты или располагались гос. учреждения: в Шавли (ныне Шяуляй), Троках (ныне Тракай), Россиенах (ныне Расейняй), Вилькомире (ныне Укмярге), Новоалександровске (ныне Зарасай), Тельшах (ныне Тяльшяй) и др. Так, если в 1843 г. в новообразованной Ковенской губ., к-рая охватывала этнические литов. и жямайтские земли, было 10 правосл. приходов, то в 1901 г.- уже 37 (при этом доля православных в населении Ковенской губ. повысилась с 0,9 до 3%). Кроме того, здесь существовали православные мон-ри и гарнизонные церкви. В кон. XIX - нач. ХХ в. в Литовской и Виленской епархии насчитывалось ок. 500 приходов, в которых служили ок. 600 священников.

Распространение Православия ускорилось после восстания 1863-1864 гг.: только за 1863-1866 гг. в Северо-Западном крае было построено 98 правосл. церквей и 14 храмов передано правосл. Церкви. В это время удалось организовать массовый переход белорусов-католиков в Православие, однако церковные власти осознавали его непрочность: сохранялись традиц. родственные и соседские связи. При митр. Макарии (Булгакове; 1868-1879) было построено, перестроено из католических и отремонтировано ок. 300 правосл. церквей и часовен; основывались или преобразовывались из католических правосл. мон-ри. При этом большинство православных на территории Л. были российскими чиновниками или военными, проживавшими в городах, насельники мон-рей были неместного происхождения. Доля православных в населении Виленской губ. в 1897 г. доходила до 26,12% (католиков не менее 58,83%).

Чтобы повысить образовательный уровень правосл. духовенства, митр. Иосиф (Семашко) в 1845 г. перевел из Жировиц Гродненской губ. в Вильну бывшую униатскую семинарию, переименованную в Литовскую ДС. Были открыты Виленская духовная школа (для подготовки к поступлению в семинарию), в 1861 г.- епархиальное 3-классное жен. училище; возникла сеть приходских и народных школ, к-рых к 1868 г. насчитывалось 470. При митр. Алексии (Лаврове-Платонове; 1885-1890) их число достигло 972, а к 1893 г.- 1399.

Празднование 900-летия Крещения Руси у кафедрального Николаевского собора в Вильне. Фотография. Июль 1888 г.
Празднование 900-летия Крещения Руси у кафедрального Николаевского собора в Вильне. Фотография. Июль 1888 г.

Празднование 900-летия Крещения Руси у кафедрального Николаевского собора в Вильне. Фотография. Июль 1888 г.
В 1865 г. было восстановлено Виленское Свято-Духовское братство, прекратившее свою деятельность в кон. XVIII в. и ставшее важным центром культуры и просвещения в Л.: при нем в 1895 г. была открыта типография, в 1909 г.- Литовское епархиальное древлехранилище. Православные братства возникли также в Ковно (Св. Николая) и Гродно (Св. Софии). Выходили периодические издания: «Литовские епархиальные ведомости» (1863-1917), «Гродненские епархиальные ведомости» (1900-1915), «Вестник Виленского Православного Свято-Духовского братства» (1907-1915). При церквах открывались б-ки.

Церковь во имя равноап. Константина и прп. Михаила Малеина в Вильнюсе. 1911–1913 гг. Фотография. 2007 г.
Церковь во имя равноап. Константина и прп. Михаила Малеина в Вильнюсе. 1911–1913 гг. Фотография. 2007 г.

Церковь во имя равноап. Константина и прп. Михаила Малеина в Вильнюсе. 1911–1913 гг. Фотография. 2007 г.
С 1890 г. в Л. действовало Православное миссионерское об-во. Однако на территории совр. Л. правосл. прозелитическая деятельность давала скромные результаты по причине культурного и языкового барьера (литовцы и жямайты слабо владели рус. языком; основными объектами правосл. миссионерства были проживавшие здесь евреи). Приходские православные школы посещали лишь 7% детей школьного возраста Ковенской губ., 8% - Виленской губ., 27% - Гродненской губ. В 1902 г. Виленский католич. еп. Стефан Александр Зверович призвал духовенство своего епископства следить, чтобы дети верующих не посещали организованные правосл. духовенством школы. После разрешения в 1905 г. перехода из Православия в др. вероисповедания многие ранее обращенные правосл. жители Л. вернулись к своей прежней вере. В 1905-1912 гг. на Виленскую губ. приходилось 11,6% всех перешедших из Православия в католицизм в Российской империи.

Деятельность Виленского Свято-Духовского братства активизировалась после съездов представителей церковных братств Северо-Западного края, прошедших в Минске в 1908 г. и в Вильне в 1909 г. Их делегаты высказывались против полонизации. На очередном съезде, прошедшем в Вильне в 1912 г., был выдвинут кандидат от братств в Гос. думу Г. Г. Замысловский, избранный в Думу 4-го созыва вместе с главой Гольшанского приходского братства В. П. Юзвьюком (оба вошли во фракцию правых). Т. о., в нач. XX в. православная Церковь Л. включилась в политическую деятельность.

Начало XX в.- 1941 г.

В период первой мировой войны после ожесточенных боев территория Л. подверглась герм. оккупации. В 1915 г. герм. войска заняли Ковно, Вильну и др. крупные города. Тогда же была учреждена герм. военная администрация Обер-Ост (Верховное командование герм. вооруженными силами на Восточном фронте) во главе с генералами П. фон Гинденбургом и Э. фон Людендорфом, к-рые направляли все ресурсы подчиненных им областей на нужды войны: промышленные предприятия переводили в Германию, у крестьян реквизировали тягловый скот. Все управление, за исключением низшего звена (сельских старост), находилось в руках немцев, потери населения планировалось восполнить за счет нем. колонизации, в школах было введено преподавание нем. языка, существенно ограничено право передвижения по территории Л., запрещена корреспонденция на литов. языке, на котором издавалась лишь одна газета. Все это вызывало недовольство населения.

С началом войны литов. общественные деятели ставили вопрос о политическом будущем Л. Одни выступали за объединение Б. и М. Литвы в составе Российской империи (Басанавичюс и др.), другие - в составе Германской империи (с таким предложением выступил в прусском ландтаге лютеранский свящ. Вилюс (Вильгельм) Гайгалайтис, представлявший литовцев Мемеля (ныне Клайпеда)). Летом 1916 г. литовцы впервые заявили о намерении добиться независимости, но у властей Германии перспектива создания Литовского гос-ва под ее эгидой вызвала интерес лишь в 1917 г., когда стал всерьез рассматриваться аналогичный проект в отношении Польши. 18-22 сент. (1-5 окт.) того же года с разрешения оккупационных властей в Вильне прошла Литовская конференция, к-рая поставила целью создать независимое Литовское гос-во с преобладающим литов. населением, основанное на демократических началах, но с соблюдением прав национальных меньшинств. При этом оно должно было ориентироваться на Германию. Вопросы устройства Литовского гос-ва должен был решить Учредительный сейм. Был избран исполнительный орган, ставший посредником между литов. народом и герм. властями,- Литовская Тариба (Совет) из 20 чел. во главе с юристом Антанасом Сметоной, председателем Об-ва вспоможения пострадавшим от войны. В состав Тарибы вошли и 8 христ. демократов (из них 4 священника). 11(24) дек. 1917 г. Тариба приняла декларацию о создании независимого Литовского гос-ва со столицей в Вильне, связанного с Германией рядом договоров. Однако эта декларация не нашла поддержки ни в Германии, ни в Л. В результате 16 февр. 1918 г. была принята новая декларация о независимости Литовского гос-ва, будущее к-рого предстояло определить демократически избранному Учредительному сейму. 23 марта Германия признала независимость Л., в т. ч. благодаря дипломатической миссии Жямайтского еп. Пранцишкуса Карявичюса (Францишека Каревича) и каноника К. Ольшаускаса, к-рые провели ряд переговоров с гражданскими и военными властями Германии. Т. о., католич. Церковь приняла активное участие в восстановлении независимости Литовского гос-ва. 11 июля Литовская Тариба была преобразована в Гос. совет Л. Стремясь воспрепятствовать попыткам включить Л. в состав Германии, нек-рые члены Гос. совета пригласили вюртембергского герц. Вильгельма фон Ураха занять литов. престол под именем Миндаугаса II, но уже в нояб. приглашение было отозвано. 2 нояб. была принята временная Конституция Л., 11 нояб. сформировано правительство во главе с историком Аугустинасом Вольдемарасом (он же занял пост министра иностранных дел).

Первые месяцы существования Литовского гос-ва ознаменовались как политическим противостоянием внутри страны, так и конфликтами с соседями. Внутриполитическая борьба проходила между Консервативной партией национального прогресса («Пажанга», или таутининки (от литов. tauta - народ), т. е. националисты) во главе со Сметоной и христ. демократами, с одной стороны, и ляудининками (народниками) и социал-демократами - с другой. В кон. 1918 г., после капитуляции Германии и аннулирования Советской Россией Брестского мира, началось продвижение Красной Армии на запад. В результате на занятой ею территории Л. было создано Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Л., провозгласившее Литовскую Советскую Республику, к-рая в нач. 1919 г. была преобразована в Литовско-Белорусскую ССР. Однако в том же году польск. войска заняли Вильно, а советские гос. образования на территории Л. перестали существовать; новообразованным литов. вооруженным силам удалось остановить продвижение Красной Армии. Стабилизировалось внутриполитическое положение: 4 апр. 1919 г. на заседании Гос. совета Л. в результате компромисса, достигнутого разными политическими силами, 1-м президентом страны был избран Сметона (занимал этот пост до 19 июня 1920, когда его сменил Александрас Стульгинскис).

В то же время шла борьба за международное признание Л. и ее интересов. На Парижской мирной конференции литов. делегация (в состав которой помимо литовцев входили представители евреев и белорусов) настаивала на признании независимости и прав на города Вильно и Мемель (1-й был объектом борьбы между Польшей, Л. и Советской Россией, 2-й после поражения Германии находился под управлением франц. администрации), а также призывала к оказанию помощи Литовскому гос-ву. С 1919 г. началось признание Л. de facto; 12 июля 1920 г. был подписан мирный договор с Советской Россией: с одной стороны, она отказывалась от претензий на территорию Л., с другой - закрепляла за собой право использовать эту территорию для ведения боевых действий против Польши. При этом Л. объявлялась нейтральной страной. Летом 1920 г. в ходе советско-польск. войны Красная Армия заняла Вильно и передала город Л. (согласно решениям конференции в Спа, это должна была сделать Польша). Польша расценила этот акт как участие Л. в войне на стороне Советской России и начала военные действия против нее. Хотя, согласно польско-литовскому перемирию, заключенному в г. Сувалки 7 окт. 1920 г., Вильно должен был остаться за Л., 9 окт., не дожидаясь его вступления в действие, верный Ю. Пилсудскому ген. Л. Желиговский инсценировал бунт своих частей, к-рые заняли Вильно, где было образовано марионеточное гос-во Срединная Литва, в 1922 г. аннексированное Польшей. Виленский край (в адм. структуре Польши Виленская земля (1922-1926) и Виленское воеводство (1926-1939)) оставался одним из главных очагов напряженности в Европе в 20-30-х гг. XX в.: хотя конференция послов Антанты в 1923 г. закрепила Вильно за Польшей, этот город провозглашался столицей Л. в Конституциях 1928 и 1938 гг. (Каунас официально именовался временной столицей), право на Вильно было зафиксировано в советско-литов. договоре о ненападении 1926 г. 22 сент. 1921 г. Л. вступила в Лигу Наций, а вскоре была признана de jure великими державами. В то же время Л. преуспела в достижении другой цели - Клайпеды: в нач. 1923 г. там состоялось мнимое восстание, организованное литов. властями, в результате Клайпедский край вошел в состав Л., что было признано великими державами. Однако преобладание среди жителей края немцев и «мемельлендеров», говоривших на литов. языке, но в культурном и политическом отношении ассоциировавших себя с Германией, создавало предпосылки для установления там герм. влияния.

В связи с территориально-политическими изменениями после первой мировой войны реорганизации подверглась и структура католич. Церкви, т. к. старые границы диоцезов не совпадали с границами новообразованного гос-ва. 4 апр. 1926 г. буллой папы Римского Пия XI «Lithuanorum Gente» на территории Л. была учреждена Литовская церковная провинция, в состав к-рой входили Каунасское архиеп-ство и Тяльшяйское, Панявежское, Кайшядорское и Вилкавишкское еп-ства; при этом в подчинение Каунасскому архиеп-ству из Вармийского еп-ства в качестве территориальной прелатуры был передан Клайпедский край (нередко Тяльшяйский епископ являлся одновременно и прелатом Клайпеды). Каунасским архиепископом был поставлен Юозапас Йонас Сквирецкас, помощник бывш. Жямайтского еп. П. Карявичюса. К кон. 30-х гг. XX в. Литовская церковная провинция насчитывала 756 церквей и часовен, здесь служили ок. 1,3 тыс. священников. Значительно оживилась и монашеская жизнь: если к 1918 г. в Л. действовали 2 женских и муж. мон-рь, то к кон. 30-х гг. XX в.- 73 женских и 23 мужских. Ок. 80% жителей Литовской Республики были католиками, 10% - протестантами (в основном лютеранами), 7% - иудеями, 1,6% - старообрядцами, 1,1% - православными.

Из-за тяжелой внешнеполитической ситуации вокруг Л. выборы в Учредительный сейм прошли лишь в 1920 г., а сам он проработал до 1922 г. Большинство мест завоевала коалиция христ. демократов. В 1922 г. была принята конституция, закрепившая демократическое устройство Л. в форме парламентской республики (сейм, избираемый на 3 года, назначал президента с таким же сроком полномочий), статус литовского языка как государственного, права национальных меньшинств, обязательное начальное образование. Столица Л. в конституции не была названа. Президентом Литовской Республики стал Стульгинскис. В 1922 г. была введена национальная валюта (лит), в Каунасе учрежден Литовский ун-т (с 1930 - ун-т Витовта Великого). В том же году был принят закон о земельной реформе, согласно к-рому в гос. земельный фонд переходило неск. категорий земельных участков: земли, полученные из царской казны; владения противников независимости Л. (гл. обр. польск. помещиков); крупные участки - свыше 80 га (в т. ч. церковные). Из гос. земельного фонда земля перераспределялась в пользу воинов-добровольцев, безземельных и малоземельных крестьян (последние владели наделами до 10 га) и др. малоимущих групп населения.

Благодаря преобладанию христ. демократов в Учредительном сейме христ. конфессии получили широкие права: по конституции религ. общины признавались юридическими лицами и получали право свободной проповеди своих учений. Важнейшие церковные праздники были объявлены нерабочими днями. Католич. Церковь стала осуществлять обязательное преподавание Закона Божия в школах и регистрацию актов гражданского состояния. Вскоре сеть католич. общественных организаций - детских, молодежных (атейтининков, от литовского ateitis - будущее), рабочих, женских, которые с 1919 г. координировал Центр католической деятельности, охватила широкие круги населения Л. К сер. 30-х гг. XX в. общий тираж 29 периодических католич. изданий приближался к 7 млн экз. и был больше, чем тираж журналов и газет любой др. общественной орг-ции. Подготовку священников вели семинарии в Каунасе, Тяльшяе и Вилкавишкисе. Развивались научные и учебные орг-ции католической направленности: в 1922 г. в Литовском ун-те был открыт теологическо-философский фак-т, в том же году основана Литовская католическая АН.

В результате выборов 1926 г. власть перешла от христ. демократов к блоку крестьян-ляудининков и социал-демократов, выражавшему интересы мелкой и средней буржуазии. Были отменены военное положение, цензура, власти готовили ряд реформ, в т. ч. затрагивавших интересы католич. Церкви и армии. В этих обстоятельствах армия поддержала Сметону: под предлогом предотвращения коммунистической угрозы 17 дек. 1926 г. был осуществлен бескровный переворот, в результате к-рого блок крестьян-ляудининков и социал-демократов был отстранен от власти, президентом вновь стал Сметона, а премьер-министром - Вольдемарас. В 1927 г. сейм был распущен, после чего выборы долгое время не проводились. В стране установился авторитарный режим Сметоны. Для укрепления своей власти в 1927 г. он совершил поездку по стране, в ходе к-рой встречался с представителями разных национальных и конфессиональных меньшинств, а также организовал мероприятия по случаю 500-летия со дня смерти Витовта, образ к-рого - правителя, укрепившего «единство» и могущество Л., боровшегося с поляками за ее самостоятельность,- служил прямой параллелью создававшемуся образу Сметоны. Изменения закрепила Конституция 1928 г., по к-рой срок полномочий президента увеличивался до 7 лет (переизбирался в 1931 и 1938), он получил право издавать законы и распускать сейм. В 1929 г. Вольдемараса на посту премьер-министра сменил кооператор, аграрий и финансист Юозас Тубялис. Благодаря его взвешенной хозяйственной политике Л. спокойно пережила мировой финансовый кризис. Сказывались и последствия земельной реформы 1922 г.: росло производство сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки, к-рые экспортировались, развивалась легкая промышленность. Тем не менее в этот период происходили выступления крестьян, недовольных снижением закупочных цен на их продукцию, а также политических оппонентов Сметоны (сторонников Вольдемараса). В 1936 г. были запрещены все партии, за исключением Союза литовских таутининков, проведены выборы в сейм; в 1938 г. принята новая конституция, оформившая авторитарный режим Сметоны: из определения Литовской Республики было убрано слово «демократическая», полномочия президента были расширены, он не должен был отчитываться ни перед каким органом власти.

В 20-30-х гг. XX в. католич. Церкви в Л. пришлось столкнуться с теми же общественными проблемами, к-рые стояли в большинстве европ. стран,- секуляризацией и атеизацией общества, обмирщением Церкви, проблемой ее взаимоотношений с гос. властью, часто принимавшей авторитарные формы. Активную позицию по общественным проблемам занял Панявежский еп. Казимерас Палтарокас: сначала он предложил решить вопрос о материальном обеспечении священников таким образом, чтобы они не тратили время на вопросы управления церковным имуществом в ущерб пастырской деятельности, затем на конференции деканов Панявежского еп-ства было решено постепенно сокращать землевладение приходов и сборы с прихожан с тем, чтобы в перспективе приходские священники получали вознаграждение из приходской кассы. Неоднократно обсуждалась необходимость миссионерской деятельности в городской рабочей среде.

Церковь Виленский мучеников в Таураге. 1933, 1989 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь Виленский мучеников в Таураге. 1933, 1989 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь Виленский мучеников в Таураге. 1933, 1989 гг. Фотография. 2013 г.
Отношения католич. Церкви с партией таутининков складывались непросто. Таутининки ставили целью создание единого общества, высшей ценностью к-рого была нация. Поэтому они уже в 20-х гг. XX в. вели активную антицерковную и антипапскую риторику, а после прихода к власти и переворота 1926 г. приняли ряд ограничительных мер по отношению к католич. Церкви: были сокращены гос. дотации на католич. школы и введены дополнительные экзамены для их учащихся, в результате чего многие из школ стали государственными; ограничена, а затем и вовсе запрещена деятельность атейтининков в школах; ликвидированы связи скаутской орг-ции с Церковью; существенно сокращен теологическо-философский фак-т ун-та Витовта Великого. Все это вызывало протесты духовенства и образованных кругов. Вместе с тем 27 сент. 1927 г. был подписан конкордат Л. с Папским престолом, который гарантировал автономию внутренней жизни Церкви и свободу деятельности католич. орг-ций, утвердил обязательное преподавание Закона Божия в школах, обещал Церкви гос. финансовую помощь. Одновременно в конкордате были зафиксированы положения, к-рые ставили католич. Церковь в Л. в зависимость от гос. власти. Напряженность в церковно-гос. отношениях сохранялась во 2-й пол. 20-х и в нач. 30-х гг. XX в., проявляясь в разногласиях по поводу деятельности в школах молодежных орг-ций (таутининки стремились ослабить влияние популярных католич. орг-ций, особенно атейтининков) и возможности введения гражданской регистрации браков, в судебных процессах против священников и проч. При этом представители литов. епископата занимали различные позиции по отношению к установившемуся политическому режиму: так, если Панявежский еп. К. Палтарокас выступал за твердую линию в отношениях с властью (что находило поддержку у папы Римского Пия XI), то Каунасский архиеп. Ю. Й. Сквирецкас был сосредоточен на литургической стороне жизни Церкви (его перу принадлежал 1-й полный перевод Свящ. Писания на литов. яз., изд. к 1932) и фактически устранился от проблемы отношений Церкви и гос-ва. Конфликт между режимом Сметоны и католич. Церковью пыталось по-своему решить интеллектуальное движение «социального католицизма» (А. Мацейна и др.), органом которого стал ж. «Naujoji Romuva» (Новая Ромува). Участники этого движения видели в католицизме возможность преодоления противоречий капитализма, и поскольку они говорили о единстве нации, то не вызывали отторжения у Сметоны.

В межвоенный период на территории Виленского края (в составе Польши) появились неоуниат. приходы; в Каунасе была открыта неоуниат. миссия, к-рая вела прозелитическую деятельность среди православных Литовской и Ковенской митрополии.

С сер. 30-х гг. XX в. Л. была вынуждена реагировать на вызовы внешней политики. 12 сент. 1934 г. был подписан договор о создании Балтийской Антанты - политического и дипломатического союза Л., Латвии и Эстонии, к-рый, впрочем, не гарантировал Л. военную помощь для возвращения Вильно. В 1934-1935 гг. обострились отношения с Германией: в Каунасе состоялся 1-й в Европе процесс над национал-социалистами, что вызывало экономическое и политическое давление на Л. со стороны Германии. Понимая, что Л. не может одновременно конфликтовать с 2 могущественными соседями, министр иностранных дел С. Лозорайтис пытался нормализовать отношения с Польшей; но в итоге в марте 1938 г. был принят польск. ультиматум об установлении дипломатических отношений с Л. Стабилизировать ситуацию было призвано правительство Владаса Миронаса - католич. священника и одного из идеологов таутининков. Хотя в сложной международной ситуации правящие круги старались не создавать очагов напряжения внутри страны, в кон. 30-х гг. XX в. они неск. раз возвращались к планам введения гражданской метрикации.

В нач. 1939 г. Англия и Франция, проводя политику «умиротворения» нацистской Германии, заявили, что не будут помогать Л. в случае аннексии Клайпедского края, значительная часть его населения по-прежнему симпатизировала Германии. Ультиматум о его передаче был выдвинут А. Гитлером в марте 1939 г. и был принят Л.

Согласно советско-герм. договору от 23 авг. 1939 г. (пакт Молотова-Риббентропа), Л. переходила в сферу интересов Германии. Ситуация изменилась с началом второй мировой войны: после того как Красная Армия вошла в Польшу и заняла Вильно, у СССР появилось средство давления на Л. Согласно советско-герм. договоренностям 1939 и 1941 гг. территория Л. (вместе с Сувалкским краем, купленным у Германии) перешла в сферу интересов СССР. После переговоров в Москве 10 окт. 1939 г. был подписан советско-литовский договор о взаимной помощи, согласно которому г. Вильно передавался Л. в обмен на размещение советских войск численностью 20 тыс. чел. (столько же составила численность литов. Вооруженных сил).

После присоединения Виленского края к Л. началась интенсивная и насильственная литуанизация (по данным на 1931 г., 65% жителей Вильно были поляками, 28% - евреями), остро встала проблема польско-литов. отношений на его территории, дело доходило и до столкновений, в т. ч. и среди верующих. Во внелитургических богослужениях и проповедях в вильнюсских католич. церквах польск. язык стал активно заменяться литовским. В этой ситуации Папский престол попытался занять компромиссную позицию: с одной стороны, ссылаясь на то, что Польское гос-во de jure по-прежнему существует и с ним заключен конкордат, литов. стороне было отказано во включении Вильнюса в состав Литовской церковной провинции и в устранении с Вильнюсской кафедры архиеп. Ромуальда Ялбжиковского, поддержавшего поляков; с другой стороны, его формальным помощником по управлению оказавшейся на территории Л. части архиеп-ства, несмотря на протесты польского представительства при Папском престоле, был назначен литовец - Вилкавишкский епископ-коадьютор Мечисловас Рейнис.

В мае 1940 г., заявив, что якобы имели место похищение советских солдат в Л. и заключение военного союза Л. с Латвией и Эстонией, СССР предъявил ультиматум с требованием допуска в Л. дополнительного военного контингента и смены правительства на просоветское. 15 июня Л. приняла ультиматум. Предложение Сметоны оказать военное сопротивление не нашло поддержки у большинства членов правительства, и он выехал за границу. Под надзором прибывших в Л. советских представителей В. Г. Деканозова и В. Н. Меркулова было сформировано новое правительство, названное народным; в его состав входили ляудининки и представители малочисленной и маловлиятельной до тех пор Коммунистической партии Литвы (КПЛ). Состоялись выборы в Народный сейм, к-рый 21 июля попросил принять Л. в состав СССР. 3 авг. закон о принятии Литовской ССР в состав СССР был утвержден Верховным Советом СССР. При этом Литовская ССР получила часть территории Белорусской ССР с преобладанием литов. населения. Были национализированы банки, крупные промышленные предприятия, частное землевладение ограничено 30 га, распущена литов. армия, а КПЛ принята в состав ВКП(б). Изменился и этнический состав населения: немцы переселялись в Германию, литовцы из Мемельской обл. (Клайпедского края) - в Л., туда же направлялись жители республик СССР. Были начаты массовые репрессии в отношении противников советского режима: только с 14 по 18 июня 1941 г. было депортировано 17,5 тыс. чел.

Уже в первые дни после установления контроля СССР над Л. были приняты меры, направленные на атеизацию литов. общества. Эта политика лишь усилилась после формального вхождения Л. в состав СССР. Так, 26 июня 1940 г. марионеточное Народное правительство заявило о разрыве заключенного в 1927 г. конкордата с Ватиканом, к-рый гарантировал гос. поддержку католич. Церкви и ее автономию во внутрицерковных делах. Еще до выборов в Народный сейм католич. Церковь была практически полностью вытеснена из общественной жизни: ликвидировано преподавание Закона Божия в школах, закрыт теологическо-философский фак-т в Каунасском ун-те, капелланы уволены из армии и школ и больше не окормляли заключенных в тюрьмах, запрещена деятельность религ. орг-ций, национализированы типографии Церкви и печатных орг-ций мирян (впосл. запрещено издание религ. лит-ры), закрыты все религ. периодические издания. Уже после формального присоединения Л. к СССР регистрация актов гражданского состояния была передана органам гос. власти, были отменены выходные дни, приуроченные к религ. праздникам, национализирована значительная часть собственности католич. Церкви. В помещениях Вилкавишкской и Тяльшяйской семинарий были размещены части Красной Армии, однако Каунасская и Вильнюсская семинарии были сохранены. При этом новая власть не препятствовала деятельности епископов, а те старались не вмешиваться в политическую жизнь и продолжали пастырское служение. Между тем с осени 1940 г. органы гос. власти начали собирать сведения о духовенстве и конфликтах, возникавших в его среде, рассчитывая спровоцировать раскол с целью ослабления влияния католич. Церкви. Весной 1941 г. репрессии затронули духовенство, началась антирелиг. работа среди молодежи. 21 мая 1941 г. ЦК КПЛ постановил закрыть духовные семинарии всех конфессий. Протесты епископов Л., адресованные советским властям, остались без ответа.

1941-1944 гг.

Л. была занята герм. войсками в первые дни после их вторжения на территорию СССР. Часть населения, видевшая в нацистах освободителей от большевизма, встречала их с цветами. 22 июня началось крупномасштабное антисоветское восстание. Если в Каунасе оно было подготовлено Фронтом литовских активистов (ФЛА), глава к-рого К. Шкирпа руководил им из Берлина, то в провинции восстание носило стихийный характер. Члены ФЛА рассчитывали на восстановление Литовского гос-ва под эгидой Германии, при этом начали репрессии против евреев. 23 июня в Каунасе было создано Временное правительство во главе с Юозасом Амбразявичюсом, однако связи с провинцией оно не имело и уже 5 авг. было запрещено немцами. Вскоре под запрет попала и Литовская националистическая партия, созданная сторонниками Вольдемараса. Л. была включена в состав рейхскомиссариата Остланд. Было восстановлено самоуправление, существовавшее до 1940 г., связующим звеном между ним и руководством Остланда служил Доверительный совет. Политика немецких оккупантов сводилась к выкачиванию материальных и людских ресурсов из Л. для нужд войны и к массовому террору. За 1941-1944 гг. в Л. было убито, по разным оценкам, от 400 до 700 тыс. чел., в т. ч. более 90% еврейского населения. В подполье действовали организации сопротивления: Литовский фронт и Движение за единство Литвы (христ. демократы и атейтининки); Союз борцов за свободу Литвы (либеральное крыло таутининков); Верховный комитет освобождения Литвы, объединявший различные политические силы; Армия свободы Литвы (наиболее массовая антинацистская вооруженная организация). В отличие от Латвии и Эстонии в Л. нацистам не удалось сформировать батальон войск СС из местного населения, к-рое саботировало это мероприятие.

Католич. Церковь в Л. в первое время видела в нацистских оккупантах освободителей от советского режима, а те в свою очередь эксплуатировали тему борьбы с «безбожным большевизмом». Эти настроения отразились в публичных выступлениях архиеп. Ю. Сквирецкаса и еп. Винцентаса Бризгиса, в участии Церкви в акциях по сбору теплой одежды и металлолома для вермахта. Однако со временем из-за ряда обстоятельств возникла напряженность во взаимоотношениях Церкви и оккупационного режима: все религ. объединения были поставлены под контроль нем. властей, их деятельность под страхом наказаний была ограничена рамками религ. практики. Право метрикации актов гражданского состояния и тем более собственность, национализированная в 1940-1941 гг., не были возвращены католич. Церкви. Каждое религиозное объединение должно было полностью находиться в границах генерального комиссариата, что вызывало недовольство духовенства. За время нацистской оккупации в Л. было арестовано, выслано в концлагеря и убито несколько десятков католических священников, в 1942 г. закрыты все вильнюсские католич. мон-ри.

1944-1990 гг.

Во 2-й пол. 1944 - нач. 1945 г. Красная Армия изгнала с территории Л. (включая Клайпеду) нацистские войска, был восстановлен советский режим. В 1946-1947 гг. прошли выборы в Верховный Совет СССР и ЛССР. К 1946 г. территория Л. достигла 65 тыс. кв. км, что было примерно на 1/3 больше, чем до присоединения Виленского края к Л. в 1939 г. При этом в 1944-1946 гг. по соглашению с Польшей поляки из Л. были переселены в Польшу (до 200 тыс. чел.), а литовцы Польши - в Л. Сюда направлялись также переселенцы из др. союзных республик, гл. обр. русские и белорусы. В первые послевоенные годы политика союзного центра опиралась на рус. население Л., напр., к 1953 г. доля литовцев в КПЛ составляла лишь 18%. Особенно сильно изменился этнический состав жителей Вильнюса: если в 1951 г. литовцев было лишь 30%, то в 1989 г.- 50%, а в 2011 г.- 58%. Аналогичная ситуация сложилась в Клайпеде. В целом доля городского населения Л. за 1940-1989 гг. выросла с 23,7 до 68%.

После войны в Л. была развернута индустриализация. Возникли новые отрасли промышленности (радиоэлектронная, химическая, станкостроительная и др.), были построены такие значительные объекты, как Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод, Каунасская ГЭС, Игналинская АЭС. С 60-х гг. XX в. руководство ЛССР взяло курс на развитие небольших городов. Это позволяло оптимальным образом задействовать местные трудовые ресурсы. Одним из приоритетных секторов экономики было и традиционное для Л. сельское хозяйство.

В 1947-1953 гг. одновременно с индустриализацией была проведена коллективизация сельского хозяйства, крестьянам было оставлено до 30 га земли, но в конечном счете небольшие частные предприятия и зажиточные крестьянские хозяйства были задавлены непосильными налогами. Это способствовало развертыванию вооруженной партизанской антисоветской борьбы. В отличие от антинацистского сопротивления, сосредоточенного в городах, послевоенные партизаны («лесные братья») действовали при поддержке крестьян в деревнях и укрывались в лесах. Они развернули террор против советских властей и тех, кто с ними сотрудничали. Первоначально численность партизанских отрядов достигала 30 тыс. чел., в 1946-1948 гг. она оценивается в 10 тыс. чел. Партизаны, как и большинство населения Л., исповедовали католицизм, а среди переданных ими за границу в 1947 г. документов было послание папе Римскому Пию XII. В февр. 1949 г. на своем съезде командиры партизанских отрядов высказались за восстановление демократического Литовского гос-ва. Против партизан были брошены войска НКВД, которым удалось подавить их вооруженную борьбу к 1953 г. (отдельные партизаны действовали и после этого).

В результате присоединения Л. к СССР и в ходе второй мировой войны многие литовцы, в т. ч. дипломаты Литовской Республики, оказались на Западе. Ряд государств (в т. ч. США, Канада, Великобритания, Франция, Швейцария, Ватикан) отказались признать присоединение Л. к СССР. На литов. средства, хранившиеся на счетах в США и замороженные по приказу Ф. Рузвельта в 1940 г., действовала Литовская дипломатическая служба - объединение послов Л. Они, как и Совет американских литовцев, Всемирная община литовцев, Верховный комитет американских литовцев, выполняли важную функцию информирования зап. стран о положении в Л.

В 1944-1945 гг. многие католич. священники эмигрировали из Л. и впосл. переехали в Рим, где сложился важный центр литов. католич. эмиграции - Литовская коллегия св. Казимира (основана в 1948). Ее задачами стали помощь литовцам, обучавшимся в папских учебных заведениях, а также обмен информацией между Л. и внешним миром. Некоторое время она выполняла функции представительства католич. Церкви Л. при Папском престоле, к-рый не признал послевоенных зап. границ СССР.

После окончания нацистской оккупации Л. советские власти изменили свою политику в отношении религии и верующих с учетом предвоенного опыта: поскольку всестороннее ограничение деятельности религиозных орг-ций не дало желаемого результата, было решено разрешить им действовать в рамках литургической практики в обмен на поддержку властей. С 1943-1944 гг. церковные структуры находились в ведении Совета по делам РПЦ и Совета по делам религиозных культов при СНК СССР, каждый из которых имел представителя в Литовской ССР. Хотя попытка светских властей добиться раскола с Папским престолом оказалась безрезультатной, связи с ним, как и с проч. внешним миром, были максимально ограничены. 9 июля 1948 г. бюро ЦК КПЛ приняло постановление «О задачах партийной организации по демаскировке вражеской деятельности реакционного католического духовенства», в котором деятельность Церкви отождествлялась с оппозицией режиму, а практическим следствием стало обязательство религ. орг-ций зарегистрироваться в органах власти. Для сохранения прихода надо было зарегистрировать общественный комитет численностью не менее 20 чел., с к-рым заключался договор об аренде храма; состав исполнительного органа комитета должен был утверждаться уездным исполнительным комитетом. К кон. 1948 г. по новым правилам было зарегистрировано 677 католич. церквей, 34 храма были закрыты. Для прекращения деятельности религ. общин власти использовали и др. способы, в т. ч. установление чрезмерно высоких налогов и платы за аренду помещений, определение минимального расстояния между церквами или запрет священникам небольших приходов совершать богослужения и таинства в расчете на то, что приходские комитеты сами попросят разорвать договор аренды (до отмены этого распоряжения в 1952 т. о. было закрыто 129 католич. храмов). Введенные ограничения нанесли серьезный ущерб религиозным организациям: к 1949 г. все католич. монастыри Л. были упразднены, к 1952 г. в общей сложности было закрыто 163 католич. храма. Ввиду постоянных жалоб верующих, в т. ч. к вышему руководству СССР, Б. Пушинис был вынужден в 1952 г. зарегистрировать 70 из закрытых храмов и дать разрешение проводить службы еще в 57.

С 1947 г. вновь активизировалась пропаганда, направленная гл. обр. против католич. Церкви. В 1946-1947 гг. было репрессировано большинство католич. архиереев Л., оставшихся на ее территории: Тяльшяйский еп. Винцентас Борисявичюс был расстрелян, Тяльшяйский еп. Пранцишкус Раманаускос, Кайшядорский еп. Теофилюс Матулёнис и Вильнюсский архиеп. М. Рейнис арестованы или сосланы. Администратором Каунасского архиеп-ства, Вилкавишкского и Кайшядорского еп-ств стал капитульный викарий каноник Юозапас Станкявичюс, завербованный Мин-вом госбезопасности, а администратором Вильнюсского архиеп-ства - Панявежский еп. К. Палтарокас, избравший тактику непротивления советской власти. Был существенно изменен и состав курий (нек-рые их члены были репрессированы). В 1944-1954 гг. были репрессированы 366 католич. священников, обвиненных в основном в антисоветской деятельности и связи с вооруженным подпольем. Оставшихся на свободе стремились завербовать органы госбезопасности. В 1946 г. были закрыты католич. семинарии в Вильнюсе, Тяльшяе и Вилкавишкисе, в 1945 г. установлен лимит учащихся Каунасской ДС до 150 чел., в 1949 г. уменьшенный вдвое. В 1950-1953 гг. были репрессированы или уволены наиболее квалифицированные преподаватели, в академической среде проводилась вербовка агентов органов госбезопасности, не допускались к обучению наиболее талантливые студенты, были запрещены преподавание иностранных языков и закупка иностранной лит-ры. Религ. орг-ции мирян (в т. ч. атейтининков) были ликвидированы, но они продолжали действовать в подполье.

В сер. 50-х гг. XX в. наблюдалось нек-рое смягчение политики советской власти по отношению к католич. Церкви, с одной стороны, из-за уже прошедших к этому времени репрессий, устранивших наиболее активных противников режима, с другой - у властей появилась заинтересованность в использовании католич. Церкви как инструмента собственной политики, в частности международной. Вместе с тем сохранялись существенные ограничения деятельности католич. Церкви, с к-рыми ей приходилось бороться. Так, в 1955 г. после многолетнего перерыва были напечатаны католич. молитвословы и календари, но при этом власти еще долгое время не давали публиковать новый катехизис. В сер.- 2-й пол. 50-х гг. XX в. ряд католич. храмов был отремонтирован или восстановлен, возводились церкви, крупнейшей из к-рых стала ц. Марии Царицы Мира в Клайпеде, построенная на пожертвования мирян и духовенства в 1957-1960 гг. Уменьшилось число антирелиг. публикаций, вернулись из ссылки и заключения мн. священники, в т. ч. Кайшядорский еп. Т. Матулёнис и Тяльшяйский еп. П. Раманаускас, но они не могли снова занять свои кафедры.

В 50-х гг. XX в. началось восстановление связей литов. духовенства с Ватиканом, ставшее предпосылкой его участия в Ватиканском II Соборе. Этому не препятствовал и КГБ ЛССР, поскольку рассчитывал на распространение за границей т. н. правильной информации о положении католич. Церкви в Л.

Давление на Церковь вновь усилилось после 1957 г., когда бюро ЦК КПЛ приняло постановление «О положении научно-атеистической пропаганды в республике и средствах ее улучшения». Возобновились репрессии против духовенства, для к-рых была подготовлена правовая база (в т. ч. ст. 144 УК ЛССР, принятого в 1961), однако они не приобрели масштабов, характерных для др. республик СССР. Был сокращен прием в семинарию, часть семинаристов отчислены. В результате за 20 лет с 1960 г. число священников в Л. сократилось с 900 до 700 чел., их средний возраст к нач. 80-х гг. XX в. составлял 59 лет. Задачу подготовки священников отчасти взяла на себя подпольная семинария, что вызывало большое недовольство уполномоченного Совета по делам религий, поскольку выпускники этой семинарии были ему неподконтрольны. В этот период у католиков было отобрано и закрыто 17 храмов, в т. ч. недавно возведенная в Клайпеде ц. Марии Царицы Мира (было объявлено о махинациях при ее строительстве), к-рая была превращена в концертный зал; уничтожались некоторые кладбища и кресты, ставшие традиц. частью ландшафта Л., в частности известная с сер. XIX в. Гора Крестов была «очищена» бульдозерами. Власти взяли курс на ограничение контактов священников и епископов с верующими, епископам было запрещено проводить визитации. Активизировалась атеистическая пропаганда, для чего использовался интерес к этнографии - религиозные праздники предписывалось заменять «народными», т. е. лишенными христ. содержания, рекомендовалось давать детям традиц. литов. имена (языческого происхождения), что с энтузиазмом воспринималось интеллигенцией сельского происхождения.

После ликвидации вооруженного подполья «лесных братьев» недовольство существующим в Л. режимом сохранялось. С кон. 50-х гг. XX в. отдельные представители литов. интеллигенции стали участвовать в диссидентском движении, в 1960 г. Томас Венцлова и др. установили связи с московскими диссидентами, передавали материалы для публикации в советских и зарубежных изданиях. Возникла Лига свободы Литвы, лейтмотивом деятельности этой орг-ции в 70-80-х гг. XX в. стало требование обнародования и осуждения секретных протоколов пакта Молотова-Риббентропа, а также восстановления независимости Прибалтийских республик.

Еще с кон. 40-х гг. XX в. в ответ на репрессии и ограничительные меры советской власти в Л. развивалась деятельность католич. подполья. С этого времени нелегально издавались катехизисы, молитвословы, сборники проповедей и др. произведения, с 1972 г.- «Хроника Литовской католической Церкви» («Lietuvos Kataliku˛ Bažnyčios Kronika»), сообщавшая о нарушениях прав верующих и об их борьбе за свои права. С 1975 г. стали появляться и другие подпольные издания - «Aušra» («Заря»), «Dievas ir Tėvynė» («Бог и Отчизна»), которые в отличие от «Хроники…» были нацелены на пропаганду христ. мировоззрения. Всего в 1972-1988 гг. в Л. вышло ок. 250 номеров подпольных периодических изданий, 85% к-рых были католическими. При этом борьба верующих за свои права не ограничивалась подпольем: они подавали коллективные петиции в органы власти, а в 1978 г. был учрежден Католический комитет по защите прав верующих.

Укрепление католического подполья, потеря монополии на информацию, самосожжение Р. Каланты в Каунасе (1972), а также приближение заключительного этапа Совещания по сотрудничеству и безопасности в Европе (Хельсинки, 1975) заставили гражданскую власть пойти на определенные уступки Церкви. После смерти 1-го секретаря ЦК КПЛ А. Ю. Снечкуса (1974), враждебно настроенного по отношению к религ. орг-циям, гражданская власть рассчитывала склонить Церковь на свою сторону и использовать ее в противовес «фанатикам» и эмигрантам. Был увеличен набор в Каунасскую семинарию, разрешены ремонт ее здания и строительство жилого корпуса, впервые за годы советской власти в Л. были изданы НЗ в новом переводе и молитвослов, в 1980 г. было разрешено издать «Малый катехизис», в к-ром отразились положения литургической реформы II Ватиканского Собора. Были отремонтированы многие католические храмы. После смерти в 1979 г. еп. Юозапаса Матулайтиса-Лабукаса, бывшего администратором Каунасского архиеп-ства и Кайшядорского еп-ства, его обязанности перешли к Людвикасу Повилонису (1979-1988), к-рый занял более нонконформистскую позицию (хотя имеются предположения о его сотрудничестве с КГБ). В 1982 г. на Кайшядорскую кафедру вернулся сосланный Сладкявичюс, в 80-х гг. XX в. Папский престол назначил в Л. 3 новых епископов.

В 80-х гг. XX в. началось ужесточение политики по отношению к католич. Церкви: усилилась антирелигиозная, в т. ч. антикатолич., пропаганда, в особенности в преддверии 500-летия со дня кончины св. Казимира, покровителя страны (отмечалось в 1984), и 600-летия Крещения Л. (праздновалось в 1987).

Перестройка в Л. начиналась с требований самостоятельности (сначала в составе СССР), в т. ч. экономической. Затем стали требовать установления суверенитета, однако смысл, к-рый вкладывался в это понятие, со временем менялся. В 1988 г. группа интеллигентов образовала Литовское движение за перестройку («Саюдис»). Первоначально его целями провозглашались защита национальной культуры и охрана природы, что привлекало мн. сторонников. Отд-ния «Саюдиса» стали возникать по всей стране, к окт. 1989 г. в нем насчитывалось 300 тыс. членов. В это время в Вильнюсе прошел учредительный съезд движения, был образован его сейм, председателем совета которого стал музыковед В. Ландсбергис. Позиции движения «Саюдис» укрепились в т. ч. благодаря тому, что в окт. 1988 г. 1-м секретарем ЦК КПЛ стал его сторонник Альгирдас Бразаускас. Отныне важнейшие законопроекты, выдвинутые на рассмотрение Верховного совета (ВС) ЛССР, обсуждались и на сейме «Саюдиса». Была разрешена национальная символика, сняты ограничения на проведение массовых мероприятий.

Нормализация взаимоотношений гражданских властей с католической Церковью была одной из составных частей политики перестройки. В 1988 г. верующим были возвращены вильнюсский кафедральный собор и ц. Марии Царицы Мира в Клайпеде; впервые за долгое время был основан приход - блж. Юргиса Матулайтиса в Вильнюсе; была официально признана «Хроника Литовской католической Церкви» (с 1989 ее сменил официально издаваемый ж. «Католический мир» («Kataliku˛ pasaulis»)); председателем Конференции католических епископов Литвы был избран Сладкявичюс, 28 июня 1988 г. получивший от папы Иоанна Павла II титул кардинала. 3 нояб. 1989 г. ВС ЛССР принял поправку к ст. 50 конституции, согласно к-рой разрешалось пропагандировать не только атеистические, но и религ. взгляды. 14 февр. 1990 г. ВС ЛССР принял Закон «О возвращении религиозным общинам храмов и других зданий».

В дек. 1989 г. КПЛ отделилась от КПСС и была переименована в Демократическую партию труда Литвы, одновременно II съезд народных депутатов СССР признал секретный дополнительный протокол советско-германского договора о ненападении от 23 авг. 1939 г. юридически несостоятельным и недействительным с момента подписания. В февр. 1990 г. на выборах в ВС ЛССР победу одержало движение «Саюдис». 17 февр. того же года ВС ЛССР принял постановление об отмене декларации Народного сейма от 21 июля 1940 г. о вступлении Л. в СССР, 11 марта - Акт о восстановлении независимости гос-ва и выходе из состава СССР. ЛССР была переименована в Литовскую Республику, ВС ЛССР - в Восстановительный сейм. Для соблюдения преемственности формально было восстановлено действие Конституции 1938 г., которая сразу была заменена Временным Основным законом. Первым премьер-министром Литовской Республики стала К. Прунскене, а ее заместителем - Бразаускас. Несмотря на попытки руководства СССР препятствовать выходу Л. из его состава путем экономической блокады и вооруженного давления, в ходе к-рого не обошлось без жертв среди мирного населения (13 янв. 1991 при штурме советскими войсками телевизионной башни в Вильнюсе погибли 13 гражданских и 1 солдат; еще 1 гражданский умер от сердечного приступа), независимость Л. была признана др. гос-вами: 1-й это сделала Исландия (11 февр. 1991), а после Августовского путча за ней последовали Франция, Великобритания, США, СССР и др. Поддержал независимость Л. и председатель ВС РСФСР Б. Н. Ельцин. В 90-х гг. XX в. был подписан ряд договоров с РФ (об основах межгос. отношений, о гос. границе и др.), в 1993 г. завершился вывод российских войск из Л. После выхода из состава СССР Л. избрала курс на евроатлантическую интеграцию: 8 июня 1992 г. был принят конституционный акт «О неприсоединении Литовской Республики к постсоветским восточным союзам», в 2004 г. Л. стала членом ЕС и НАТО.

На референдуме 25 окт. 1992 г. была принята Конституция Литовской Республики, которая провозгласила Л. унитарным демократическим гос-вом с республиканской формой правления во главе с президентом. Этот пост занимали Бразаускас (1992-1998), Валдас Адамкус (1998-2003, 2004-2009), Роландас Паксас (2003-2004), Даля Грибаускайте (с 2009).

В 90-х гг. XX в. были проведены приватизация государственных предприятий, реституция сельскохозяйственных владений, либерализация цен. В 1993 г. была восстановлена национальная валюта - лит, курс которого с 1994 г. был привязан к курсу доллара США (с 2002 - к курсу евро); с 1 янв. 2015 г. Л. вступила в еврозону. Л. удалось избежать катастрофических последствий либеральных реформ, хотя новые условия существенно отразились на состоянии литов. экономики: медленно восстанавливалось сельское хозяйство (возвращение земли прежним собственникам и их наследникам привело к измельчанию хозяйств), были утрачены традиц. источники сырья и рынки сбыта (литов. экономика переориентировалась на европ. рынки, в особенности после финансового кризиса 1998 г. в России; основным внешнеторговым партнером стала Германия), тяжелый ущерб литовской экономике нанес банковский кризис 1995 г. Если в 2000-х гг. экономика Л. стабильно росла, то кризис 2008 г. спровоцировал обвал в сферах строительства, услуг, розничной торговли. Серьезной экономико-демографической проблемой стала массовая эмиграция литовцев: с нач. 90-х гг. XX в. более 500 тыс. чел. уехали в США, Ирландию, Великобританию, Испанию, Норвегию и др. страны.

12 июня 1990 г. Восстановительный сейм принял Акт о реституции положения католич. Церкви в Л. В 1995 г. был принят Закон «О религиозных общинах и сообществах». Осенью 1991 г. Ватикан восстановил прерванные дипломатические отношения с Л. (нунций прибыл в Вильнюс в февр. 1992), в 2000 г. были подписаны соглашения с Папским престолом - «О правовых аспектах взаимоотношений между Католической Церковью и государством», «О сотрудничестве в области просвещения и культуры», «О духовном окормлении католиков, служащих в армии». Было установлено, что Церковь и гос-во не являются ни подчиненными друг другу, ни отделенными друг от друга, но автономными в своих сферах деятельности и тесно взаимодействующими. В 1991 г. власти Л. передали здание виленского Свято-Троицкого муж. мон-ря в распоряжение ордена василиан. 4-7 сент. 1993 г. папа Иоанн Павел II совершил пастырский визит в Л., посетив Вильнюс, Каунас, Шилуву и Гору Крестов в Шяуляйском р-не.

В 90-х гг. XX в. в Л. была сформирована совр. структура диоцезов католич. Церкви. В 1997 г. путем выделения территорий из Каунасского архиеп-ства, Панявежского и Тяльшяйского еп-ств было образовано Шяуляйское еп-ство в подчинении Каунасского архиеп-ства. В 2000 г. в Л. создан военный ординариат для духовного окормления военнослужащих-католиков.

С 1989 г. в школах Л. постепенно вводилось обучение Закону Божию, законодательно закрепленное в 1991 г. (по выбору родителей может быть заменено уроками светской этики). В том же году была возрождена Федерация атейтининков. К 2000 г. была восстановлена система духовного образования: в наст. время в Л. действуют 3 семинарии - в Каунасе, Вильнюсе и Тяльшяе.

В результате нормализации взаимоотношений между гос-вом и Церковью в Л. вырос процент верующих. Согласно переписи 1989 г., католиками назвали себя 58% жителей, а согласно переписи 2011 г.- уже 79%. На 1-й план вышла задача катехизации населения. В окрестностях Вильнюса, где высок процент поляков и белорусов, католич. Церковь способствует установлению их взаимопонимания с литовцами и предотвращению межэтнических конфликтов.

Православие в 40-х гг. XX - нач. XXI в.

(Об истории Православия в 1914-1941 см. ст. Литовская и Ковенская митрополия.) После занятия Л. войсками нацистской Германии местное правосл. духовенство во главе с митр. Сергием (Воскресенским) осталось в юрисдикции Московского Патриархата. В 1943 г. митр. Сергий отказался признать избрание патриарха Сергия (Страгородского) неканоническим, несмотря на давление со стороны оккупационных властей. 29 апр. 1944 г. его автомобиль, следовавший по шоссе Вильнюс-Каунас, был остановлен недалеко от Круониса людьми в нем. униформе, митрополит и его спутники расстреляны. В должность временно управляющего Литовской и Виленской епархией вступил в сане архиепископа Даниил (Юзвьюк), который исполнял эти обязанности до нач. июля 1944 г., когда был задержан оккупационными властями и заключен в лагерь Фридрихсвальде, предназначенный для «служителей культа».

После освобождения Л. от нацистских войск в 1944 г. стратегия светской власти по отношению к правосл. Церкви изменилась. Этому способствовали и выборы патриарха в 1943 г., и опыт, полученный советскими властями в Л. в 1940-1941 гг. Власти СССР уже не стремились в кратчайшие сроки ликвидировать или свести к минимуму деятельность церковных структур, а пытались использовать их как опору режима среди инославного населения. Этим отчасти объясняется более лояльное отношение светских властей Л. к правосл. Церкви, чем к Церквам и религ. орг-циям др. конфессий.

В период 1945-1958 гг. уполномоченные Совета по делам РПЦ при Совнаркоме (с 1946 Совет министров (СМ)) СССР А. К. Линев (до 1947) и В. Гущин старались защищать интересы РПЦ в Л. Этим их тактика отличалась от уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СМ СССР Б. Пушиниса, к-рого даже председатель этого Совета критиковал за поспешные меры по закрытию католич. церквей. Уполномоченный Совета по делам РПЦ тщательно контролировал действия Литовских архиепископов, к-рые направлялись в Л. из др. республик СССР. Они в свою очередь в отличие от католического епископата и духовенства лояльно относились к советской власти и не сопротивлялись регистрации в ее органах. Осенью 1945 г. архиеп. Корнилий (Попов) в послании верующим призывал прекратить партизанскую борьбу против «данной Богом» власти и принять участие в мирном строительстве. В 1946-1948 гг. без сопротивления были зарегистрированы правосл. церкви и мон-ри, в т. ч. Свято-Духов муж. мон-рь и вильнюсский во имя св. равноап. Марии Магдалины женский монастырь.

В 1945-1948 гг. рассматривались возможности организации правосл. миссии среди католиков, учреждения братств, что наряду с расколом католич. Церкви изнутри должно было ослабить влияние последней. В реализации этих планов активно участвовал архиеп. Корнилий. В это время вильнюсский мон-рь Св. Духа стал важным центром Православия в Л.: здания, пострадавшие в период военных действий, были отремонтированы, в 1946 г. возвращены из Москвы мощи Литовских мучеников - святых Антония, Иоанна и Евстафия, благодаря чему обитель стала центром паломничества верующих со всего СССР. Впосл., несмотря на многочисленные попытки, властям так и не удалось закрыть мон-рь. В 1946 г. при нем учреждена правосл. ДС, к-рая должна была стать центром подготовки правосл. духовенства (к этому моменту в Л. действовала лишь одна католич. семинария в Каунасе). Однако уполномоченный Совета по делам РПЦ Линев не согласовал это решение с руководством ЛССР секретарем ЦК КПЛ Снечкусом и председателем СМ М. Гедвиласом, фактически поставив их перед фактом, что вызвало их крайнее недовольство. В результате в 1947 г. семинария была закрыта, ее учащиеся переведены в Минскую ДС в Жировичах, а Линев отправлен в отставку. В 1948 г. все церкви Л. были национализированы и переданы в ведение приходским комитетам в составе 20 чел. Одновременно проходила масштабная кампания по закрытию католических храмов. В результате в Вильнюсе осталось 11 правосл. и столько же католич. храмов, хотя в структуре населения преобладали католики, которые лишились 28 церквей и кафедрального собора, всех монастырей и семинарии. Относительно благоприятная по сравнению с др. конфессиями политика властей в отношении правосл. Церкви, позволила поставить вопрос о передаче нек-рых католич. храмов, напр. гарнизонного собора в Каунасе, об изменении границ епархии путем включения в нее Калининградской обл., где не было ни одного правосл. храма (не осуществлено).

После войны на положение Православия в Л. влияла не только целенаправленная политика властей, но и демографические процессы в обществе: наплыв рус. населения, подвергшегося сильной секуляризации, из др. частей СССР, снижение благосостояния местных жителей в результате коллективизации, массовое переселение в города, которое вело к упадку небольших приходов (впрочем, их число сократилось незначительно - с 44 в 1946-1948 до 41 в 1988). В результате к нач. 60-х гг. XX в. из почти 230 тыс. русских в Л. лишь 12 тыс. были верующими, число священников сократилось с 75 чел. в 1945 г. до 31-36 чел. в нач. 60-х - кон. 80-х гг. XX в. В наилучшем положении находились церкви крупных городов - Вильнюса, Каунаса, Клайпеды, Шяуляя, а также Таураге и Кибартая, граничивших с Калининградской обл. Перед правосл. Церковью, как и перед католической, остро стояла проблема снижения образовательного уровня духовенства.

Хотя в ЛССР гонения на Церковь в 1958-1964 гг. не достигли таких масштабов, как в других республиках, политика властей по отношению к ней и здесь ужесточилась. О смене курса свидетельствовала замена в 1958 г. Гущина на посту уполномоченного Совета по делам РПЦ А. Ефремовым (он занимал должность до упразднения этого органа в 1966). Он рассчитывал ликвидировать «религиозные предрассудки» населения в течение 12-17 лет. Тем не менее за 1959-1965 гг. была закрыта лишь вильнюсская ц. вмц. Параскевы Пятницы и снят с регистрации мон-рь св. Марии Магдалины. В 1962 г. Московскому Патриархату было запрещено оказывать финансовую помощь приходам ЛССР, к-рые должны были существовать за счет пожертвований верующих. В результате в 1960-1965 гг. было снято с регистрации 13 церквей (в основном они являлись вторыми в приходе), но имели место и ликвидации приходов. Резко выросли пожертвования верующих, одним из центров материального обеспечения правосл. Церкви стал вильнюсский мон-рь Св. Духа: в 1965 г. ему было пожертвовано 98,5 тыс. р., в 1975 г.- 267,8 тыс. р., в 1984 г.- почти 384 тыс. р. В 1961 г. была предпринята попытка передать все дела по управлению приходами приходским комитетам (т. н. двадцаткам), однако властям так и не удалось снизить влияние священников в этих органах.

После восстановления независимого Литовского гос-ва в 1990 г. важное значение в нормализации отношений между РПЦ и правительством республики имела позиция Виленского архиеп. Хризостома (Мартишкина; с 2000 митрополит), к-рый высказался в защиту независимости Л. во время событий янв. 1991 г. Православие было признано одной из традиционных конфессий. По закону о возвращении собственности правосл. Церкви была передана часть недвижимости, к-рой она владела до 1940 г. В 1997 г. в Л. совершил визит патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С дек. 2010 г. правящим архиереем является архиеп. Иннокентий (Васильев). (Подробнее об истории Православия и о внутрицерковной жизни правосл. Церкви в Л. см. также в ст. Виленская и Литовская епархия.)

С. В. Полехов (история униатства в соавторстве с В. Г. Пидгайко)

Украинская греко-католическая Церковь (УГКЦ)

В 60-х гг. XX в. органы госбезопасности Л. зафиксировали деятельность 2 подпольных украинско-белорус. греко-католич. общин, которыми нелегально руководили проживавшие в Л. после освобождения из лагерей бывш. священники УГКЦ: Владимир Фиголь (в Каунасе) и Владимир Прокопив (в Вильнюсе). При этом оба легально служили как католич. священники лат. обряда. В 1973 г. Прокопив ездил в Москву с инициативной группой греко-католиков Л. и Белоруссии для подачи петиции о легализации в СССР греко-католич. Церкви. С 1976 г. являлся духовником действовавшего в Вильнюсе жен. мон-ря бернардинок латинского обряда. В 80-х гг. XX в. он организовал в мон-ре нелегальное издание униатских молитвословов и др. укр. униатской лит-ры (продолжалось вплоть до 1990), из-за чего неск. раз находился под угрозой ареста. С 1986 г. Прокопив обращался к уполномоченному по делам религий при СМ ЛССР с просьбами о регистрации в Вильнюсе общины «римо-католиков византийского обряда», но получал отказы. В нач. 1991 г. по инициативе Прокопива Общество украинцев Литвы создало униат. общину, которая 18 февр. того же года получила регистрацию как «украинский католический приход восточного обряда», 4 июля общине был передан в собственность комплекс бывш. Троицкого мужского мон-ря в Вильнюсе. С 1992 г. там действует мон-рь УГКЦ во имя св. Иосафата Кунцевича, относящийся к Украинской провинции ордена василиан во имя Пресв. Христа Спасителя с центром во Львове. В 2000 г. после реставрации освящен главный престол Троицкого собора в Вильнюсе, в 2001 г. в г. Базилионай открыт для богослужений Васильевский храм бывш. Подубисского муж. монастыря василиан, основанного в 1748 г. В 2012 г. открыт и освящен отремонтированный Благовещенский храм на территории Троицкого мон-ря василиан в Вильнюсе.

В. Г. Пидгайко

Старообрядчество

Старообрядцы появились на территории Л. в кон. 70-х гг. XVII в. В 1679 г. в сев.-вост. части Л., согласно «Дегуцкому летописцу», поселился бывш. стрелецкий десятник Трофим Иванов. Первый достоверно известный старообрядческий храм был сооружен в 1710 г. в дер. Пуща около Кряуноса (ныне Рокишкский р-н), наставником Пущанской общины стал Афанасий (Антоний) Терентьевич из Лигинишек (ныне Даугавпилс). Поселения старообрядцев были немногочисленными. Массовая эмиграция россиян, в т. ч. старообрядцев, в сев.-зап. и зап. части ВКЛ в 10-20-х гг. XVIII в. была вызвана благоприятными условиями хозяйствования и религ. терпимостью. Последователи староверия, как правило, были выходцами из псковских, тверских (Торопецкий и Ржевский уезды) и новгородских земель, также переселялись из Москвы, Серпухова, Устюга и др. мест.

С нач. XVIII в. среди староверов и русских эмигрантов в сев.-зап. и зап. частях ВКЛ распространялось преимущественно федосеевство (см. Федосеевцы). Основатель согласия Феодосий Васильев с группой последователей в 1699-1708 гг. жил в Речи Посполитой, близ Невеля устроил мужскую и женскую обители. В 1752 г. собор федосеевцев в Гудишках принял устав, закрепивший учение Феодосия Васильева и принявший строгие правила относительно новоженов (см. в ст. Брак). На соборе были утверждены права и обязанности наставников, что способствовало оформлению согласия. Кроме того, в 1752 г. федосеевцы утвердили разделение с поморцами (выговцами). Значительным для истории федосеевского согласия также был Ступелишкский собор (1735). Гудишкская обитель (ныне Игналинский р-н), существовавшая в 1728-1755 гг. (или до 1758), была важным центром федосеевцев в ВКЛ и Курляндии. После разорения обители во 2-й пол. XVIII в. на сев.-зап. землях ВКЛ сформировался др. духовный центр - Дегуцкая община (1756-1851). В нач. 20-х гг. XIX в. в Дегутях (ныне Дягучай Утенского у.) федосеевцы утвердили учение о бессвященнословном браке, их наставники стали венчать беспоповцев по особому брачному чину; в 1823 г. в Дегуцкой общине были приняты метрические книги для записи бракосочетавшихся.

Основные центры старообрядческого населения в совр. Рокишкском, Зарасайском, Аникщяйском, Йонавском, Тракайском и Кайшядорском районах Л., существовавшие до недавнего времени или существующие до сих пор, сформировались в 70-90-х гг. XVIII в. К 1772 г. на территории Речи Посполитой могло проживать 100-180 тыс. последователей «старой веры». К кон. XVIII в. на территории ВКЛ имелось не менее 17 старообрядческих храмов. В результате 3-го раздела Речи Посполитой (1795) Россия приобрела значительную часть бывш. ВКЛ, Курляндию и Пилтенский окр., большинство старообрядческих общин оказалось в Российской империи - на территории Виленской и с 1842 г. Ковенской губерний. С 1808 г. старообрядцы подчинялись российскому религ. законодательству, существенно смягченному в период правления имп. Александра I. В годы правления имп. Николая I преследование старообрядцев возобновилось.

Старообрядческая церкви в честь Покрова Пресв. Богородицы. 1830 г. Фотография. 2014 г.
Старообрядческая церкви в честь Покрова Пресв. Богородицы. 1830 г. Фотография. 2014 г.

Старообрядческая церкви в честь Покрова Пресв. Богородицы. 1830 г. Фотография. 2014 г.
В 1825 г. в Вильне жили 8 семейств старообрядцев. Они приобрели участок земли в 4 дес. на Островоротном форштадте, было решено возвести здесь молитвенный дом и устроить кладбище. В 1830 г. построили здание (без куполов, поскольку старообрядческие богослужения, согласно Указу 1826 г., должны были совершаться только в часовнях); в одной половине дома отпевали усопших, в др. половине жил наставник О. А. Андреев. В 1880 г. купец Г. С. Ломоносов получил разрешение на строительство каменного здания, к-рое было окончено в 1900 г. на средства купца А. М. Пимонова. 14 окт. 1901 г. виленский храм освятили в честь Покрова Пресв. Богородицы. Первоначально здание не имело куполов, на его назначение указывали 2 креста на крыше. В 1906 г. над молитвенным домом был сооружен купол, к храму пристроена каменная колокольня. В 2005 г. совет Вильнюсской общины обновил здание и установил новые купола.

В 30-х - 1-й пол. 50-х гг. XIX в. в Ковенской и Виленской губерниях было закрыто не менее 11 из 33 действовавших староверческих храмов, были арестованы видные духовные отцы, шло изъятие старообрядческих икон, книг и церковной утвари. В дек. 1851 г. правосл. Церкви передали ранее запечатанный старообрядческий храм в Дегутях, т. о. была ликвидирована Дегуцкая община. Во 2-й пол. XIX в. положение старообрядцев неск. улучшилось. Постановления 1862-1864 гг. позволили староверам вступать в купеческие гильдии, в 1874 г. вышел закон о регистрации старообрядческих браков. Закон от 3 мая 1883 г. предоставил староверам свободу отправления богослужения, но запрещал внешнее «оказательство».

Во 2-й пол. XIX и в нач. XX в. некоторые местные старообрядцы, прежде всего малоземельные, переселялись в Западную и Северную Л., где появились старообрядческие общины: Дваржищская (позже Дварчяйская, ныне Радвилишкский р-н), Вегерская (Вегеро-Сугинтская, ныне Мажейкяйский р-н), Дубянская (Дубиняйская, ныне Шяуляйский р-н), Жемельгофская (позже Вилейшская, ныне Пакруойский р-н) и др. В это время среди потомков федосеевцев на территории Л. постепенно происходило утверждение брака и сближение с поморским брачным обществом, завершившееся к 10-м гг. XX в. Также шел процесс объединения поморцев. В нач. XX в. Виленская община стала региональным центром поморцев-брачников. В 1901 г. в Вильне состоялся 1-й съезд духовных наставников под председательством наставника Д. В. Батова (Тула), начетчика Т. А. Худошина (Саратов) и попечителя Виленской общины Пимонова.

Правовое положение староверов коренным образом изменилось в 1905-1906 гг. В 1905-1915 гг. староверие в Виленской и Ковенской губерниях переживало подъем. В янв. 1905 г. в Вильне прошел съезд старообрядцев Северо-Западного, Привислинского и Прибалтийского краев и др. городов Российской империи, способствовавший утверждению брака среди беспоповцев. Поморцы Л. активно участвовали в подготовке и проведении 1-го Всероссийского собора поморцев в Москве (1909), в деятельности Совета Всероссийских соборов и съездов поморцев, приемлющих брак (Пимонов был заместителем председателя Совета, наставник Виленской общины С. Ф. Егупенок - членом Совета). В нач. XX в. в Виленской губ., по неполным сведениям, имелось 26 староверческих общин, в Ковенской губ.- 42 общины (не менее 11 общин из 68, действовавших в 2 губерниях, возникли после 1905). По сведениям властей, до 1915 г. в Виленской и Ковенской губерниях проживало ок. 81 тыс., по др. данным - до 100 тыс. старообрядцев. Осенью 1915 г. нем. войска оккупировали территорию Л. Мн. старообрядцы были вынуждены уехать, они вернулись в родные места в 1918-1920 гг.

С 20-х гг. XX в. в Л. окончательно утвердились вероучение и богослужебная практика поморцев, началось формирование адм. структуры и высших органов управления Старообрядческой поморской церкви (СПЦ) (ныне Древлеправославная поморская церковь (ДПЦ)) Л. и оформление центров «старой веры» в Каунасе (1922-1944), затем в Вильнюсе (с кон. 1944). 6 мая 1922 г. в Каунасе состоялся 1-й Вселитовский съезд старообрядцев, избравший высший орган управления СПЦ между съездами,- Центральный старообрядческий совет (ЦСС). В следующем году при ЦСС начала работу духовная комиссия из 5 наставников, к-рая решала дисциплинарные вопросы. 20 мая 1923 г. были опубликованы «Временные правила, регулирующие отношения между старообрядческой организацией Литвы и правительством Литвы», т. о. деятельность СПЦ в Л. получила юридическую основу. С 1925 г. литов. правительство регулярно выделяло ЦСС в Л. финансовую помощь, наставники за ведение метрических книг получали зарплату из бюджета. В 1923 г. в Л. проживало более 32 тыс. старообрядцев-поморцев, в сер. 30-х гг. XX в.- свыше 42 тыс. поморцев (почти 2% жителей страны). В 20-30-х гг. XX в. в Л. состоялось 8 старообрядческих съездов.

Старообрядческая моленная в честь Успения Пресв. Богородицы и арх. Михаила. 2013 г. Фотография. 2014 г.
Старообрядческая моленная в честь Успения Пресв. Богородицы и арх. Михаила. 2013 г. Фотография. 2014 г.

Старообрядческая моленная в честь Успения Пресв. Богородицы и арх. Михаила. 2013 г. Фотография. 2014 г.
В 1922-1940 гг. ЦСС сыграл огромную роль в объединении поморских общин и упрочении юридического положения СПЦ в Л. ЦСС объединял более 50 общин, каждая из к-рых имела своего наставника, созывал вселитов. съезды староверов и наставников в Каунасе, оказывал помощь в ремонте и строительстве молитвенных домов (было построено не менее 9). ЦСС проделал значительную работу по упорядочению ведения метрических книг в общинах (с 1923 велись на литов. яз., позже на литов. и рус. языках). Организовывались церковные и молодежные хоры, помощь получили сотни членов общин. При содействии ЦСС в 1929-1940 гг. в Каунасе работало Старообрядческое жен. благотворительное об-во. Важным достижением было проведение в 1931-1933 гг. Литовских старообрядческих духовных курсов в Каунасе. Участники курсов издавали ж. «Китеж-град» (1933-1934). В 20-30-х гг. XX в. публиковались духовная и богослужебная лит-ра, учебники, календари. ЦСС поддерживал тесные контакты с поморцами в Латвии и Эстонии. Связи со старообрядцами в Польше были затруднены из-за отсутствия дипломатических отношений между Л. и Польшей. В кон. 30-х гг. XX в. староверы Л. приняли участие в работе межгос. предсоборной комиссии по подготовке программы старообрядческого съезда балт. стран и Польши, одно из заседаний комиссии прошло в апр. 1939 г. в Каунасе. После присоединения Вильнюсского края к Л. (окт. 1939) Высший старообрядческий совет (ВСС) в Польше был упразднен, а один из его членов, Б. А. Пимонов, кооптирован в состав ЦСС в Л., наставник Ф. С. Кузнецов введен в состав духовного суда. С кон. 1939 г. ЦСС объединял ок. 65 старообрядческих общин в Л.

После присоединения Л. к СССР в июне 1940 г. ЦСС прекратил существование, 21 авг. того же года были отменены «Временные правила, регулирующие отношения между старообрядческой организацией Литвы и правительством Литвы» (1923). Советская антирелиг. пропаганда переросла в репрессии. 15 июня 1941 г. председатель ЦСС И. А. Прозоров, др. бывш. члены совета и десятки верующих были арестованы и сосланы в Сибирь. Весной 1941 г. состоялось перемещение в советскую Л. из захваченного нацистами Сувалкского региона Польши ок. 9 тыс. староверов.

Захватив Л., немецкие власти ввели жестокий оккупационный режим, жертвами к-рого было немало старообрядцев или лиц, происходивших из старообрядческих семей. 5 марта 1942 г. возобновил деятельность ЦСС в Литовской генеральной обл. во главе с Б. С. Леоновым. 19 июня 1942 г. было издано постановление о правовом положении религиозных орг-ций в Остланде. По решению совещания наставников и представителей староверческих общин 18 нояб. 1943 г. в Каунасе управление СПЦ было реорганизовано, был упразднен ЦСС, 28 янв. 1944 г. ему на смену пришел ВСС в Литовской генеральной обл. во главе с Пимоновым.

1944-1953 годы были трудными для СПЦ в Л. Надежды на объединение старообрядцев-поморцев на всей территории СССР во главе с ВСС в ЛССР не оправдались. Согласно закону от 19 июня 1948 г., было национализировано имущество церковных орг-ций, начатая перерегистрация религиозных общин, а также миграция сельских жителей в города привели к изъятию храмов и закрытию многих старообрядческих общин. В лагеря и ссылку были отправлены руководитель СПЦ и свыше 10 наставников, среди них - И. Романов, В. Прозоров (повторно), А. Волков, К. Рыбаков и др. С кон. 40-х гг. XX в. СПЦ участвовала в движении за мир, которое служило гл. обр. пропагандистским целям советского правительства. В 1954 г. власти позволили ВСС в ЛССР совместно с Рижской Гребенщиковской старообрядческой общиной и московскими старообрядцами возобновить «Старообрядческий церковный календарь».

До 1988 г. продолжалось прямое вмешательство гос-ва в дела СПЦ и контроль за ВСС в ЛССР. В кон. 40-х гг. XX в. СПЦ объединяла 74 старообрядческие общины с 66 720 верующими в ЛССР (по др. сведениям, к СПЦ в Л. принадлежало до 88 тыс. чел.). В 1953 г. насчитывалось 58 общин, которые окормлял 51 наставник. В 50-80-х гг. XX в. не только снизилось количество зарегистрированных общин, но и существенно сократилась численность прихожан и наставников. Так, в 1969 г. в Л. было 56 общин и свыше 40 наставников, в 1992 г.- 51 община и 11 наставников. Одновременно резко возросла численность старообрядцев в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде, Зарасае и в др. городах. С 70-х гг. остро стояла проблема подготовки наставников. До кон. 80-х гг. XX в. ВСС в ЛССР, находившийся в Вильнюсе, был высшим органом управления СПЦ и единственным центром СПЦ в СССР, управлял общинами Л., духовно опекал многие поморские и отчасти федосеевские общины СССР, признававшие его авторитет. Важными событиями в истории старообрядчества стали соборы (съезды) СПЦ, созывавшиеся по инициативе ВСС в ЛССР в Вильнюсе в 1966, 1974 и 1988 гг. На соборе 1974 г. присутствовали 116 наставников и ок. 400 представителей поморских общин СССР. Празднование 1000-летия Крещения Руси (1988) открыло более благоприятный этап советской религ. политики. 31 июля 1988 г. в Вильнюсе прошел собор СПЦ, избравший новый состав ВСС в ЛССР.

После провозглашения независимости Л. 11 марта 1990 г. начался новый период в истории древлеправославия в этой стране. По закону, принятому в нояб. 1989 г., ДПЦ получила статус юридического лица. Конституция Литовской Республики (1993), законы о религ. общинах и сообществах (1995), о порядке восстановления права религ. общин на сохранившееся недвижимое имущество (1995) и др. законодательные акты урегулировали отношения между церковными структурами и гос-вом, позволили Церкви вернуть свое имущество. ДПЦ является одной из 9 официально признанных традиц. религ. орг-ций Л. Правительство ежегодно выделяет старообрядцам некоторую финансовую помощь. Несмотря на создание в 90-х гг. XX в. руководящих органов ДПЦ в России и Латвии, руководство ВСС в Л. до 1998 г. сохраняло статус международного центра. Важным событием было принятие 22 нояб. 1990 г. на общем заседании ВСС и духовной комиссии устава ДПЦ.

В 1990 г. ВСС в Л. издавал ж. «Китеж-град» (№ 1-3). При Вильнюсской, Каунасской, Клайпедской и др. общинах открыты воскресные религиозно-просветительские школы и кружки церковного пения. В 1990-1995 гг. было построено или открыто 8 старообрядческих храмов и храмовых помещений: в Радвилишкисе, Шилуте, Дукштасе, Утене, Зарасае, Шяуляе, Ужусаляе, Лаздияе. В 1996-2005 гг. в Л. открылся храм в Пабраде (Швянчёнский р-н), в 2002 г. возобновила деятельность ранее закрытая Кулинская община (Молетский р-н).

В наст. время в Л. действует Высший совет ДПЦ, впервые избранный на соборе ДПЦ в Вильнюсе (февр. 2002) и объединяющий 59 старообрядческих общин Л. Согласно переписи 2001 г., в стране проживало более 27 тыс. староверов. По данным Высшего совета ДПЦ, в Л. живет 40-45 тыс. поморцев.

Э. П. Р.

Протестантизм в кон. XVIII - нач. XXI в.

был представлен гл. обр. евангеликами-лютеранами (см. ст. Литовская евангелическо-лютеранская церковь) и евангеликами-реформатами (кальвинистами). Последние сохраняли большую степень автономии от светских властей Российской империи, чем лютеране. Высшим учреждением кальвинистов был Виленский синод, который составляли приходские священники и выборные представители мирян. Приходы (пастораты) были объединены в дистрикты, число к-рых в XIX в. сокращалось (так, Белорусский и Гродненский дистрикты вошли в состав Виленского). Когда в 1819 г. возник проект подчинения обеих Церквей Генеральной консистории, коллегия кураторов Виленского синода настояла на сохранении самостоятельности Евангелическо-реформатской церкви. При этом она активно сотрудничала с Евангелическо-лютеран. церковью. Общины кальвинистов были сосредоточены в основном в Северной Л. (крупнейшие приходы - Биржи, Нямунелё-Радвилишкис), тогда как в Занеманье был лишь 1 приход. Большинство верующих составляли литовцы, но были среди них также немцы, поляки и латыши. В Вильне особенно большую роль играла нем. община, обособленная и почти независимая от синода. Литов. община возникла здесь лишь в 1918 г.

Кальвинисты уделяли много внимания образованию духовенства и мирян. Так, в нач. XIX в. Виленский синод содержал 6 начальных школ (канторатов) и 2 средние школы - в Слуцке и Кейданах (не действовала в 1824-1858 и с 1864). Кальвинисты обучались также в Виленской гимназии. Духовенство получало высшее образование в Дерптском ун-те, с 1862 г.- также и в Кёнигсбергском.

С 1920 г. заседания синода проходили в г. Биржай. В межвоенный период в Л. было 13 приходов и отделений с 15 тыс. верующих. Несмотря на оккупацию Виленского края Польшей, Виленский синод отказался объединиться с Польской евангелическо-реформатской церковью и через Латвию поддерживал контакты с Биржайским синодом. После возвращения Вильнюса Л. состоялось объединение этих церквей. Заседания синода не проводились в 1945-1956 и 1958-1987 гг. К 1990 г. в Л. осталось лишь 5 кальвинист. приходов. В настоящее время их насчитывается 14. При проведении переписи 2011 г. о своей принадлежности к кальвинистам заявили ок. 6,7 тыс. чел.

С кон. XIX в. в Л. стали появляться представители др. протестант. деноминаций: в кон. XIX в.- методисты (в Ковно) и баптисты, в нач. XX в.- пятидесятники (в Биржах), ок. 1920 г.- адвентисты.

Иудаизм

Иудеи (евреи-ашкенази) появились в Л. в кон. XIV в. Их правовое положение основывалось на привилеях, выданных кн. Витовтом берестейским (брестским) евреям в 1388-1389 гг. (впосл. их действие распространено на все евр. население ВКЛ, проживавшее как на территории Л., так и на землях Юж. Руси - в Киеве и Луцке). В 1495 г. вел. кн. Литовский Александр изгнал евреев из ВКЛ (или они должны были креститься), но в 1503 г. им было позволено вернуться, вел. кн. Сигизмунд I подтвердил их привилегии, распространив на них действие привилеев кн. Витовта. В 1566 г. права евреев были закреплены во II Литовском статуте, а впосл. евреи ВКЛ получили ряд привилеев (последний - от Владислава IV в 1646), к-рые, в частности, закрепляли их сегрегацию. В отличие от др. европ. стран в ВКЛ евреи имели право приобретения земли.

Во 2-й пол. XVI-XVIII в. численность евреев в ВКЛ заметно увеличилась, крупнейшие общины на территории Л. действовали в Вильно (ок. 5 тыс. чел.), Юрбарке, Кейданах (более 2 тыс.) и др. владениях Радзивиллов. В 1623-1764 гг. высшим органом евр. самоуправления в ВКЛ был совет главных евр. общин (Ваад ха-Медина), выступавший в качестве законодательного органа и посредника между иудеями и христианами. В 1764 г. в его ведении были оставлены лишь религ. вопросы и сбор поголовного налога, в результате главными центрами евр. самоуправления стали кагалы. В 1792 г. евреи, ранее имевшие особый статус, были включены в мещанское сословие. Они были ремесленниками, мелкими торговцами, работали в промышленности, иногда занимались земледелием. В XVIII в. Вильно оставался одним из крупнейших центров иудаизма, с 1745 г. в этом городе проживал талмудист Илия бен Шломо Залман (до кончины в 1797), боровшийся против хасидизма.

После разделов Речи Посполитой положение евреев стало одной из актуальных проблем для властей Российской империи, к-рые стремились теми или иными способами интегрировать евреев в общество (при этом критерием принадлежности к евреям служило вероисповедание - иудаизм). Уже в 1772 г. евреи были выделены в особую налоговую и социальную группу, в 90-х гг. XVIII в. для них установлена черта оседлости, в к-рую была включена территория Л. В 1804 г. евреи получили широкий спектр прав: им было разрешено обучаться вместе с христианами, участвовать в работе магистратов (это условие, впрочем, бойкотировалось членами магистратов, исповедовавшими христианство), судов, гарантирована высокая степень свободы экономической деятельности и выбора занятий. При этом кагал лишался судебных функций. В 1808 г. евреям было запрещено держать корчмы и торговать спиртными напитками в деревнях, им предписывалось переселиться в местечки и города, но в 1812 г. эти предписания были отменены. Политика культурной ассимиляции евреев ужесточилась при Николае I. В 1827 г. на евреев, за исключением некоторых категорий, была распространена рекрутская повинность с предварительным этапом службы в кантонных батальонах, способствовавшая их обращению в христианство. Власти вновь предприняли попытку выселить евреев из деревень, им также разрешалось проживать на расстоянии не менее 50 верст от границы, что должно было препятствовать контрабанде спиртных напитков; в 1835 г. была уменьшена территория черты оседлости. В 1844 г. упразднили кагалы, заменив их более крупными сообществами налогоплательщиков. Был введен институт губ. раввинов, тогда же началось открытие специальных светских школ для евреев. Результатом политики Николая I стала концентрация евреев в городах и местечках.

При Александре II евреи вновь стали рассматриваться как субъекты права. Так, в 1856 г. отменен институт кантонистов. Права евреев расширялись и по мере проведения Великих реформ, что позволило им осваивать новые сферы трудовой деятельности. Однако это привело к конкуренции евреев с традиц. членами трудовых сообществ, что повлияло на ужесточение курса при Александре III: евреям запретили селиться в деревнях, арендовать землю и т. д. Тем не менее офиц. ограничения удавалось обходить. К кон. XIX - нач. XX в. евреи играли важную роль в экономике Российской империи (экспорт зерна, древесины, промышленность, железнодорожное строительство). В 1897 г. евреи составляли от 10 до 17% населения Виленской, Ковенской, Гродненской и Сувалкской губерний. В Ковно их доля составляла 35%, в Вильне - 43-47, в Вилькомире - 53,8%. В то же время росло количество евреев, эмигровавших из Российской империи. Так, за 1897-1917 гг. из Виленской губ. в США выехали 53 тыс. евреев.

В нач. XX в. усилилось сотрудничество литовской интеллигенции с евреями: сначала по вопросу выборов в Госдуму Российской империи (с целью успешной конкуренции с поляками), затем с целью защиты интересов Л. на международной арене, прежде всего возвращения Вильны, где была большая и влиятельная евр. община. Евреи были введены в правительство Л. и включены в делегацию на Парижской мирной конференции, записывались в армию добровольцами, избирались в сейм. В 1920 г. на конференции представителей евр. кагалов был сформирован Еврейский национальный совет Литвы (Ваад) из 34 членов, уполномоченный решать социальные и культурные вопросы жизни евр. населения Л. Их численность в это время оценивалась от 150 до 250 тыс. чел., при этом они занимались предпринимательством, правом, искусством, журналистикой, медициной, контролировали ок. 40% промышленности, 54% внутренней торговли, 20% экспорта и 40% импорта Л. Это обостряло конкуренцию с литовцами и порождало в обществе антиевр. настроения, к-рые, впрочем, пресекались Сметоной. Евреи активно включились в деятельность коммунистических и рабочих организаций, контролируемых из Москвы (КПЛ, Международная орг-ция помощи борцам революции), а в 1940-1941 гг. участвовали в установлении советской власти в Л.

Более 90% литов. евреев погибли в период второй мировой войны. В наст. время (перепись 2011 г.) в Л. проживают ок. 3 тыс. евреев, из них ок. 1,2 тыс. иудеев.

Караимы

Караимы были поселены в Троках кн. Витовтом в результате походов 1397-1398 гг. Уже в 1-й пол. XV в. они, не будучи христианами, получили Магдебургское право самоуправления и подчинялись старосте, к-рый в свою очередь подчинялся лишь вел. князю. Караимы привлекались на военную службу, были ремесленниками, торговцами, ростовщиками, переводчиками, земледельцами. В 1495-1503 гг. они, так же как и евреи, подверглись изгнанию, но впосл. получили ряд привилегий, в частности были освобождены от уплаты налогов.

Караимы селились в Северной Л.- Позволе (ныне Пасвалис), Биржах, Кейданах, где строились кенесы. При этом они служили вел. князю и Радзивиллам. В XVI-XVIII вв. они создали богатую лит. традицию (подробнее см. в ст. Караимы).

В годы советской власти перестали издавать газеты и журналы для караимов, запретили деятельность кенесов в Вильнюсе и Панявежисе (осталась лишь кенеса в Тракае). Согласно данным переписи 2011 г., численность караимов в Л.- 241 чел. (по национальности), или 310 чел. (по вероисповеданию).

Ислам

Татары, исповедовавшие ислам суннитского толка, появились в Л. в результате походов Витовта в 1397-1398 гг. Они были расселены компактными группами на территории т. н. Литовской земли (ныне Восточная Л. и Зап. Белоруссия), включавшей Вильно, Троки, Ошмяны, Лиду, Новгородок (ныне Новогрудок). Они находились на военной службе у вел. князя и знатнейших вельмож, а также были служащими великокняжеской канцелярии, сохраняя традиц. вероисповедание и социальную структуру. Одной из первых в сер. XVI в. упоминается мечеть в дер. Кетуриасдешимт-Тоторию (Сорок татар). В XV-XVI вв. в результате внутренних потрясений в Орде и столкновений ее наследников между собой и с соседями в ВКЛ переселилось много татар: в Нямежис под Вильно и близ Ковно, в города Минск, Мира, Слоним. В кон. XVI-XVII в. татары жили в экономиях (Алитус, Гродно, Брест, Подляшье) и во владениях Радзивиллов (Биржи, Клецк, Минск, Несвиж, Слуцк, Сморгонь). Нек-рые их права (на свободное распоряжение землей, содержание слуг-христиан, участие в суде, сеймах и местном управлении) были ограничены. В XVII в. были построены мечети в Нямежисе (1648) и Райжяе (1663). Несмотря на запреты, татары постепенно переходили на старобелорусский, а с него - на польский язык, что способствовало развитию религ. лит-ры на этих языках, записанной араб. графикой.

Вскоре после разделов Речи Посполитой власти Российской империи признали за татарами шляхетское достоинство; тем не менее литов. татары не смешивались с христ. шляхтой, занимая одну из низших ступеней в шляхетской иерархии: их принимали на военную и гражданскую службу, они занимались земледелием, ремеслами. Их численность в то время оценивалась примерно в 5 тыс. чел. С 1831 г. они находились в ведении Таврического магометанского духовного правления и подчинялись симферопольскому муфтию. В сер. XIX в. появились первые польск. переводы Корана и их издания, предназначенные для литов. татар. Обращение татар в христианство не приобрело большого размаха. В нач. XX в., по оценкам современников, численность литов. татар доходила до 20 тыс. чел.

В наст. время в Л. проживает ок. 2,7 тыс. татар (перепись 2011 г.), в основном в Вильнюсском, Алитусском и Каунасском уездах; действуют 4 мечети (в Каунасе, Нямежисе, дер. Райжяй Алитусского р-на, дер. Кетуриасдешимт-Тоторию Вильнюсского р-на).

Ист.: Деяния собора Старообрядческой поморской церкви Христовой, 1988 г. / Сост.: И. И. Егоров. Вильнюс, 1991; Фольклор старообрядцев Литвы: Тексты и исслед. Вильнюс, 2007. Т. 1: Сказки, пословицы, загадки / Вступ. ст.: Г. В. Поташенко.
Лит.: Киселёв П. И. Столетие Виленской старообр. общины (1830-1930 гг.): Ист. очерк. Вильна, 1930; Ochmański J. Biskupstwo wileńskie w średniowieczu: Ustrój i uposażenie. Poznań, 1972; idem. Litewska granica etniczna na wschodzie od epoki plemiennej do XVI w. Poznań, 1981; idem. Historia Litwy. Wrocław, 19903; Jurginis J. Lietuvos krikštas. Vilnius, 1987; Ivinskis Z. Lietuvos istorija: iki Vytauto Didžiojo mirties. Vilnius, 1991; Bairašauskaitė T. Lietuvos totoriai XIX a. Vilnius, 1996; Litak S. Kościół łaciński w Rzeczypospolitej około 1772 r.: Struktury administracyjne. Lublin, 1996; Laukaitytė R. Lietuvos vienuolijos: XX a. istorijos bruožai. Vilnius, 1997; eadem. Stačiatikiu˛ Bažnyčia Lietuvoje XX a. Vilnius, 2003; eadem. Lietuvos Bažnyčios vokiečiu˛ okupacijos metais (1941-1944). Vilnius, 2010; Kołbuk W. Kościoły wschodnie w Rzeczypospolitej około 1772 r.: Struktury administracyjne. Lublin, 1998; Kiaupa Z., Kiaupienė J., Kuncevičius A. The History of Lithuania before 1795. Vilnius; Ann Arbor, 2000; Prašmantaitė A. Žemaičiu˛ vyskupas Juozapas Arnulfas Giedraitis. Vilnius, 2000; eadem. 1863 metu˛ sukilimas ir Kataliku˛ Bažnyčia Lietuvoje. Vilnius, 2014; Sliesoriūnas G. Lietuvos Didžioji Kunigaikštystė vidaus karo išvakarėse: Didiku˛ grupuočiu˛ kova 1690-1697 m. Vilnius, 2000; Барановский В. С. Очерк истории Вильнюсской старообр. общины (к 170-летию Св.-Покровского храма) // Slavistica Vilnensis. Ser. Kalbotyra. Vilnius, 2001. N 50(2). S. 141-155; он же. Вековые святыни: Из истории староверческих общин, храмов, кладбищ Зарасайского края. Зарасай, 2004; Baronas D. e. a. Christianity in Lithuania. Vilnius, 2002; Rachuba A. Wielkie Księstwo Litewskie w systemie parlamentarnym Rzeczypospolitej w latach 1569-1763. Warsz., 2002; Поташенко Г. В. Рус. староверы Польши и Литвы в 1920-1930-х гг.: (По мат-лам старообр. печати) // Балтийский архив: Рус. культура в Прибалтике. Вильнюс, 2003. Т. 7. С. 60-84; он же. Древлеправославная поморская церковь в Литве: 1990-2003 гг. // Наследники Византии: (Мат-лы науч.-просветительной конф. «История старообрядчества Балтии: истоки и современность». 15 авг. 2003 г., Даугавпилс). Даугавпилс, 2004. С. 139-166; idem (Potašenko G. V.) Multinational Lithuania: History of Ethnic Minorities. Kaunas, 2008; Шлевис Г. П. Правосл. святыни Вильнюса. Вильнюс, 2003; Šmigelskytė-Stukienė R. Lietuvos Didžiosios Kunigaikštystės konfederacijos susidarymas ir veikla 1792-1793 m. Vilnius, 2003; Барановский В. С., Поташенко Г. В. Староверие Балтии и Польши: Кр. ист. и биогр. словарь. Вильнюс, 2005; Гудавичюс Э. История Литвы с древнейших времен до 1569 г. М., 2005. Т. 1; Bumblauskas A. Senosios Lietuvos istorija, 1009-1795. Vilnius, 2005; Lietuvos istorija / Red. A. Girininkas e. a. Vilnius, 2005-2015. T. 1-10/2; Krikščionybės Lietuvoje istorija / Sud. V. Ališauskas. Vilnius, 2006; Staliūnas D. Making Russians: Meaning and Practice of Russification in Lithuania and Belarus after 1863. Amst.; N. Y., 2007; idem. Enemies for a Day: Antisemitism and Anti-Jewish Violence in Lithuanian under the Tsars. Bdpst.; N. Y., 2015; Orientas Lietuvos Didžiosios Kunigaikštijos visuomenės tradicijoje: totoriai ir karaimai. Vilnius, 2008; Dvasininkija ir 1863 m. sukilimas buvusios Abieju˛ Tautu˛ Respublikos žemėse: Straipsniu˛ rinkinys / Sud. A. Prašmantaitė. Vilnius, 2009; Долбилов М. Д. Русский край, чужая вера: Этноконфессиональная политика империи в Литве и Белоруссии при Александре II. М., 2010; Долбилов М. Д., Сталюнас Д. Обратная уния: Из истории отношений между католицизмом и православием в Рос. империи, 1840-1873. Вильнюс, 2010; Морозова Н. А. и др. Староверы Литвы: История, культура, искусство. Вильнюс, 2011; Эйдинтас А. и др. История Литвы. Вильнюс, 2013; Baronas D., Rowell S. C. The Conversion of Lithuania: From Pagan Barbarians to Late Medieval Christians. Vilnius, 2015; Mačiulis D., Staliu nas D. Lithuanian Nationalism and the Vilnius Question, 1883-1940. Marburg, 2015.
C. В. Полехов

Архитектура XIV-XX вв.

Башня Гедемина на Замковой горе в Вильнюсе. Зап. башня Верхнего Виленского замка. Кон. XIV — нач. XV в. Фотография. 2013 г.
Башня Гедемина на Замковой горе в Вильнюсе. Зап. башня Верхнего Виленского замка. Кон. XIV — нач. XV в. Фотография. 2013 г.

Башня Гедемина на Замковой горе в Вильнюсе. Зап. башня Верхнего Виленского замка. Кон. XIV — нач. XV в. Фотография. 2013 г.
Архитектурное наследие Л. в период средневековья тесно связано с зодчеством Германии и стран Сев. Европы, ганзейских городов Данцига, Кёнигсберга, Риги и испытало влияние Востока, рус. княжеств и юга - через Галицко-Волынскую Русь. Интернациональные европейские стили, прежде всего готика, получали в зодчестве Л. самобытную интерпретацию.

Архитектура литов. замков имеет много общего с крепостным зодчеством соседних регионов: Ливонии, Германии, Пруссии, Чехии. Для каменных литов. крепостей характерны кладка из валунов с применением кирпича лишь в верхних частях стен и башен, в проемах и отчасти в сводах перекрытий, наличие готических элементов. Наиболее древняя крепость в Л. фрагментарно сохранилась в Каунасе. Она была возведена, вероятно, уже в XIII в., имела 2 линии стен (разрушена крестоносцами в 1362; возобновлена в кон. XIV-XV в.). На территории древних городищ в XIII-XIV вв. были сооружены деревянные крепости-замки (Апуоле, Импильтис, Аукштадварис, Велион и др.). Кастельного типа замки с квадратным планом и башнями были возведены в Мядининкае (XIII-XIV вв., самая крупная в Л. крепость такого рода - площадью 6,5 га, главная 5-этажная башня - высотой ок. 30 м), Эйшишкесе, Лишкяве и др.

Тракайский замок. Кон. XIV в.— 1409 г. Фотография. 2013 г.
Тракайский замок. Кон. XIV в.— 1409 г. Фотография. 2013 г.

Тракайский замок. Кон. XIV в.— 1409 г. Фотография. 2013 г.
В XIV в. мастерами с Волыни были возведены каменные укрепления великокняжеского замка Гедимина на горе в Вильно (Замковая гора, XIV в., 1419) и Лидский замок (строился с 1322) к югу от города. Наиболее точно средневек. облик сохранил замок Трок (ныне Тракай) на оз. Гальве (2-я пол. XIV - нач. XV в.), в котором сосуществовали как самостоятельные ансамбли княжеский дворец, окруженный оборонительными стенами с 5 башнями, и большой двор с казематами. Дворец включал 2 корпуса и башню-донжон. Невысокий главный зал перекрыт изящными нервюрными сводами. В крепостях Вильно и Трок были правосл. храмы.

Начало заселения Вильно связывают с возведением городища, которое имело систему подземных ходов, и башни. По преданию, башня Нижнего замка около кафедрального костела св. Станислава поставлена на месте главного языческого капища. Известны и другие случаи строительства христ. храмов на местах языческих капищ (костел святых Петра и Павла, Пятницкая ц.). В XIV-XV вв. в Вильно были построены первые храмы католических орденов: францисканского и доминиканского, св. Микалоюса (храм св. Николая, 1382-1387), позднее - бернардинского (ансамбль мон-ря с кон. XV в.). В нач. XV в. Виленская епархия (площадь 226 тыс. кв. км) была самой крупной в Польше, первые католич. храмы строились и на периферии: в Вилькомире (ныне Укмярге), Мядининкае, Троках, Ковно (ныне Каунас), Неменчине; к 1500 г. их насчитывалось 150.

Основным типом храмового зодчества была одно- или 3-нефная базилика, внешний облик к-рой оставался простым в декоративном отношении. Храм св. Николая в Вильнюсе, старейший из сохранившихся в Л., построен еще до офиц. принятия христианства. Он отличается характерными чертами прибалт. готики с некоторыми элементами романского стиля (полукруглые арки). В XVI в. храм был переделан в 3-нефный. Храм небольшой, без башен, близкий к квадрату в плане, зального типа, с толстыми стенами, со стрельчатыми нишами вместо окон, бойницами в верхней части фасадов. Единственным украшением интерьера являются сетчатые нервюрные своды. Построенные позднее католич. храмы, напр., костел св. Яна (св. Иоаннов) в Вильнюсе (сооружен по заказу кор. Ягайло (Владислава II) в 1387-1423; расширен в 1580-1586, перестроен) и бернардинский костел святых Франциска и Бернарда (1500-1516, строитель Н. Энкингер), имели большую длину, они отличались наличием пристроек, развитой готической декорацией не только внутри, но и на фасадах - стрельчатыми окнами, арками и нишами разных форм, контрфорсами. Трехнефный храм бернардинцев, самый большой готический храм в Л., выделяется 8-гранной башней и высокими интерьерами (19 м). Готическая декорация сохранилась в костелах Каунаса - напр., «звездчатые» своды в старейшем костеле Витовта (Вознесения Богоматери, ок. 1413; по проекту архит. Н. Тимофеева - 1848; в 1850-1853 перестроен в правосл. собор свт. Николая, с 1919 вновь костел), ячеистые своды в пресбитерии приходской (архикафедральной) каунасской базилики (1413, остальная часть здания пристроена позднее), самого большого готического костела в Л.

Позднеготический однонефный храм св. Анны в Вильнюсе (1495-1501, реконструирован в 1580-1581; колокольня сооружена по проекту архит. Н. М. Чагина, 1873) имеет длинную высокую (22 м) центральную часть, 2 башни обрамляют зап. фасад. Основными деталями его архитектуры являются клинообразная арка и вписанная в нее полуциркульная, разнообразные профили из кирпича 33 видов. Венчают фасад здания пинакли и фиалы. Главный мотив боковых фасадов - стрельчатые окна и контрфорсы.

Из гражданских сооружений выделяется здание старейшей сохранившейся в Каунасе конторы местных купцов - готический Дом Перкуно (Пяркунаса) (нач. XVI в.), который венчает уникальный ажурный фронтон. В декорации использован мотив клинообразной арки. Торговые сообщества из разных стран строили собственные гостиные дворы: напр., рус. двор располагался в Вильно близ того места, где были казнены Виленские мученики Антоний, Иоанн и Евстафий († 1347) и где была возведена Троицкая ц. (1350). В названии городских районов Вильны XIX в. сохранялась память о присутствии русского населения с эпохи раннего средневековья: Имбар (Амбар), Поповщизна, Росса; в названии улиц по посвящениям престолов православных церквей - Покровская, Космодамиановская, Андреевская. Сохранялась память и о преследовании католич. монахов литовскими язычниками. Так, Крестовая гора в Вильнюсе была названа по месту казни в 1369 г. монахов-францисканцев. Их памяти был посвящен храм в честь Св. Креста (бонифратров, реконструирован в 1748), построенный в 1543 г. на месте казни мучеников.

Гражданские и храмовые здания на территории Л. в период ее пребывания в составе Речи Посполитой (XVI - кон. XVIII в.) строились в западноевроп. стилях. Итал. архитекторы и мастера возводили помещения для представителей великокняжеского двора и магнатов; экономические связи горожан с Пруссией и Нидерландами влияли на местный вариант Северного Возрождения. Городская стена Вильно (строительство начато в 1503-1522, завершено к нач. XVII в.) была выстроена в технике готической кладки, ее сохранившиеся ворота Аушрос (Медницкие, «Острая брама»; на стенах находится чудотворная Остробрамская Виленская икона Божией Матери) украшены аттиком с декором в духе Северного Возрождения (грифоны, арки, медальоны). Укрепления Вильны были обновлены после завоевания города русскими войсками в 1655 г. Следование европейским архитектурным стилям характерно для жилой застройки Вильны, Ковно 2-й пол. XVI-XVII в. с использованием многоярусных аттиков с декоративными композициями из пилястр, ниш, фронтонов и волют. В зодчестве эпохи Ренессанса видное место занимали замки-резиденции крепостного типа, в частности защищавшие их владельцев от набегов крымских татар (Геранайняй, Альшенай, дворец Гайценишкяй). За стенами, окруженными рвами и валами, мог располагаться дворец в европейском стиле, как в замке Радзивиллов в Биржае (1575-1589), выстроенном в итал. стилистике. Следует упомянуть также дворцы Сиесику (ок. 1517), Раудондвариса (1-я пол. XVII в.) с башней, Януша Радзивилла в Вильнюсе (закончен в 1600), представляющий собой ансамбль из 4 двухэтажных корпусов, объединенных 3-этажными павильонами с позолоченными куполами. К дворцовому типу близки здания Виленского ун-та (1584-1603, архит. Повилас Бокша) в духе Северного Ренессанса с 13 закрытыми дворами, окруженными 3-этажными корпусами с открытыми аркадами галерей.

Католич. и протестант. архитектура Л. часто имела суровый вид, связанный с оборонительными задачами. Базилики традиц. типа дополнялись башнями, простой декор выявлял ярусы храма, наиболее выразительны были аттики с волютами, композиции из неск. окон (однонефная с цилиндрическим сводом ц. арх. Михаила, 1599-1629,- мемориальный храм Сапег; позднеренессансная кармелитская ц. Всех святых, 1620-1631,- 3-нефная, без башни, имеющая в плане латинский крест, с боковыми часовнями вместо трансепта, барочная реконструкция интерьеров - 1754, обе в Вильнюсе).

В XVII-XVIII вв. в архитектуре Л. был развит барочный стиль, сформировавшийся под итал. влиянием. Новые типы сооружений появились благодаря ордену иезуитов, открывшему в Вильно академию, здание к-рой (1594-1603) имело вид городского итал. дворца с открытыми аркадами в нескольких ярусах. Образцом нового способа строительства парадных резиденций стиля барокко служит 3-этажный дворец Слушков в Вильнюсе (1691-1694).

Для католич. церквей Л. примером стал фасад и план главной церкви ордена Иисуса - Иль-Джезу в Риме (1568-1575, архит. Дж. да Виньола и Дж. делла Порта). Первый храм Вильнюса в стиле барокко - иезуитский во имя св. Казимира (1604-1616, реконструирован в 1750-1755, возможно архит. Й. К. Глаубицем) с большим куполом над средокрестьем и с мраморной отделкой алтаря, план - в виде лат. креста. Фасад с 2 башнями отличает ее от рим. прототипа. Фасад без башен и скупая декорация Иль-Джезу повторены в облике кармелитского храма св. Терезы (1633-1652, архит. К. Тенкалли), построенного по заказу великого подканцлера ВКЛ С. Паца. В плане костел 3-нефный, асимметричный (в вост. стороне - капелла и коридоры, в западной - колокольня), имеет базиликальное внутреннее пространство, перекрытое цилиндрическими сводами с люнетами; над центральным алтарем - сферический свод. Главный неф выше и в 2 раза шире боковых.

Францисканский мон-рь в Титувенае. 1633 г. Фотография. 2013 г.
Францисканский мон-рь в Титувенае. 1633 г. Фотография. 2013 г.

Францисканский мон-рь в Титувенае. 1633 г. Фотография. 2013 г.
Выдающимися примерами барочных ансамблей являются францисканский монастырь в Титувенае и монастырь камальдулов в Пажайслисе (близ Каунаса). Собор францисканского мон-ря посвящен Деве Марии (1633), в окружающих его постройках воспроизводятся события Страстей Христовых (часовня Св. лестницы). Храм камальдулианского мон-ря в честь Явления Св. Девы Марии, построен канцлером ВКЛ Х. С. Пацем в 1667-1674 гг. по проекту итал. зодчего Дж. Б. Фредиани (в 1842-1915 - Пожайский Успенский муж. правосл. мон-рь). Он построен под влиянием венецианской ц. Санта-Мария-делла-Салюте (с 1631, освящена в 1687). Собор высотой 49 м, 6-угольный в плане, с 2-башенным фасадом увенчан мощным 6-гранным барабаном с куполом диаметром 13 м. Его окружают каре монастырских корпусов и гостевые дома с запада.

Со 2-й пол. XVII в. зап. фасады церквей вновь получают фланкирующие башни, их средокрестья венчаются куполом на высоком барабане, а внутреннее пространство украшается обильной лепниной. Лучшим примером такого рода храмов является построенный М. К. Пацем храм святых Петра и Павла в Вильнюсе (1668-1676, архит. Я. Заор из Кракова) с богатейшим декором интерьера. Крестообразный план имеет 2-башенный однонефный 2-ярусный храм Св. Троицы монастыря тринитариев, также выделяющийся богатым наружным декором (Тринаполис в черте Вильнюса, 10-е гг. XVIII в.- 1722, 1750-1760, с 1849 ц. св. Иосифа Обручника при летнем архиерейском доме правосл. митрополита, с 1918 католич. храм).

Участие в Северной войне и междоусобицы XVIII в. не способствовали развитию строительства и архитектуры. Католич. храмы позднего литов. барокко не имеют куполов и трансептов, нек-рые - зальные, как правило, 3-нефные, с плоским 2-башенным фасадом, главная роль во внешней декорации принадлежит пилястрам удлиненных пропорций, волютам (доминиканская ц. Св. Троицы в с. Лишкява Варенского р-на, 1704-1741, ц. бенедиктинок св. Екатерины в Вильнюсе, 1703, перестроена в 1741-1743 архит. Глаубицем в формах рококо). Бенедиктинский и доминиканский мон-ри являются важнейшими компонентами юго-зап. квартала старого Вильнюса. Вильнюсский монастырский храм миссионеров в честь Вознесения Господня (1695-1753) отличается изысканностью форм позднего барокко. Трехнефная базилика имеет 2 пятиярусные башни, в интерьере - пышный рокайльный декор. В 1737-1748 гг., после пожара, архит. Глаубиц реконструировал готическую ц. св. Иоаннов в Вильнюсе (повторно перестроена с чертами классицизма в 1827, архит. К. Подчашинскис). Являясь частью ансамбля Вильнюсского ун-та, она выделяется грандиозным объемом (высота колокольни 68 м). При реконструкции была изменена композиция главного, зап. фасада. Самым значительным однобашенным строением является 3-нефная базилика августинцев во имя Девы Марии Радости в Вильнюсе (1746-1768, в 1859-1918 ц. во имя ап. Андрея Первозванного при ДУ), которая по архитектурным формам имеет сходство с дрезденской Хофкирхе (дворцовой церковью) Г. Киавери.

Примером здания с планом в виде латинского креста, чей интерьер обрел нарядные формы рококо, является 3-нефный доминиканский католич. храм Обретения Св. Креста в Вильнюсе (1755-1772 или 1753-1770 (?), архит. Глаубиц (?)). Храм задумывался как напоминание об иерусалимских святынях и дал имя району Вильнюса - Ерузале. На ведущей к нему ул. Калварию были устроены 35 часовен-«кальварий» по образцу Страстного пути Спасителя. Здание отличается величественным объемом, играющим важную роль в панораме старого города, 2-башенный фасад разделен на 3 яруса.

В период позднего барокко был распространен тип центричных храмов, в средокрестье которых возвышается доминирующий 6-гранный или чаще 8-гранный купол, объединяющий внутреннее пространство. Стиль барокко с выраженными региональными чертами оставил наиболее значительный след в храмовой архитектуре Вильнюса. В XVIII в. заново строятся в провинции несколько костелов без башен; в них заметны первые признаки формирования классицизма. Одним из наиболее оригинальных храмов этого типа является бернардинский храм в Тяльшяе (1762-1765).

Костел Обретения Св. Креста в Вильнюсе. 1755–1772 гг. Фотография. 2009 г.
Костел Обретения Св. Креста в Вильнюсе. 1755–1772 гг. Фотография. 2009 г.

Костел Обретения Св. Креста в Вильнюсе. 1755–1772 гг. Фотография. 2009 г.
Костел св. Матфея в Рокишкисе. 1868–1877 гг. Фотография. 2010 г.
Костел св. Матфея в Рокишкисе. 1868–1877 гг. Фотография. 2010 г.

Костел св. Матфея в Рокишкисе. 1868–1877 гг. Фотография. 2010 г.
Во 2-й пол. XVIII - нач. XIX в. в классицистическом стиле работают местные архитекторы, прежде всего Л. Стуока-Гуцявичюс (1753-1798). Он получил архитектурное образование в Риме и Париже, с 1793 г.- профессор архитектуры в Главной школе ВКЛ. Среди его работ - перестройка загородной резиденции Виленских епископов с 1781 г. в Вяркяе (Верках) (ныне в черте Вильнюса), возведение 2-этажной ратуши (1785-1799) с 6-колонным дорическим портиком, перестройка виленского епископского дворца (1792, позже генерал-губернаторский дворец, перестраивался по проекту губ. архит. К. А. Шильдгауза в 1804 и по проекту В. П. Стасова - в 1824-1832 в стиле ампир, ныне президентский дворец). Главный его труд - реконструкция кафедрального собора во имя св. Станислава в Вильнюсе, которая была завершена уже после его смерти, в 1801 г., архит. М. Шульцем. Собор сохранил план 3-нефной базилики с 4-ярусной колокольней, но приобрел вид античного периптера. Главный фасад оформлен монументальным 6-колонным портиком римско-дорического ордера. Фасады боковых нефов украшены закрытыми колоннадами, с востока - октагонами, увенчанными барабанами с куполами, обновлен главный алтарь. В стиле классицизма построены резиденция последнего минского каштеляна Ш. Забелло в Паэжяряе (1795-1799, интерьеры - 1800-1808, архит. М. Кнакфус), кальвинистский храм в Вильнюсе (1830-1835, архит. Подчашинскис).

Во 2-й пол. XIX - нач. XX в., с развитием исторических направлений в церковном зодчестве, проявился растущий интерес к формам средневек. стилей. В подражание романским храмам Зап. Европы был реконструирован костел во имя апостолов Петра и Павла в Панявежисе (1860-1884/85, архит. В. Голиневициус) - без орнаментальной лепнины, с ордерным декором в виде пилястр. Стиль неоготики позволил использовать в кирпиче формы готического стиля в сочетании с новыми технологиями и техническими возможностями. В декоре часто присутствуют знаковые формы готики: арочные стрельчатые окна и ниши, окна-розы на фасадах, изобильные кирпичные декорации. Напр., в храме св. Казимира в Нов. Вильне (ныне в черте Вильнюса, 1908-1911, архит. А. А. Филиппович-Дубовик) кирпичная кладка имитирует готический фронтон на фасаде колокольни, многочисленные выступы напоминают стены крепости; на фасадах в рукавах креста использованы окна-розы: в храмах Св. Троицы в Таураге (1904), св. Якова в Швекшне (1905); преобладают стрельчатые формы в очертаниях арок и перекрытий - костелы Св. Троицы в Юрбаркасе (Георгенбурге, крепости св. Георгия, на месте здания XVI в., 1907), Божия Провидения в Вильнюсе (1913-1923), евангелическо-лютеранский храм в пос. Юодкранте (в черте г. Неринги, ок. 1885). Один из лучших неоготических ансамблей сохранился в Рокишкисе; он включает костел св. Матфея (1868-1877, архитекторы Ф. Г. фон Шахт, М. П. Берчи), часовню св. Иосифа и колокольню (архит. Г. Вернер). Однобашенная (высота колокольни 72 м, вторая по высоте в Л.) базилика во имя Страдающей Девы Марии в Салакасе, облицованная тесаными гранитными плитами, с многочисленными контрфорсами, сочетает черты неоготики и модерна (1906-1911). Неороманские элементы присутствуют в архитектуре костела Непорочного зачатия Девы Марии в вильнюсском р-не Зверинец (Жверинас, строительство начато в 1911).

Костел Воскресения Христова в Каунасе. 1934 г. Архит. К. Рейсонас. Фотография. 2010 г.
Костел Воскресения Христова в Каунасе. 1934 г. Архит. К. Рейсонас. Фотография. 2010 г.

Костел Воскресения Христова в Каунасе. 1934 г. Архит. К. Рейсонас. Фотография. 2010 г.
Для храмового строительства приглашали и зарубежных архитекторов. Так, неоготический храм в честь Вознесения Господня с башней (высота 76 м) в Паланге (1897-1907) строил швед. архит. К. Страндман. Неоготические черты (башни с машикулями, арочные окна) появились в реконструированных замках в Раудоне на берегу Немана, в Раудондварисе на берегу Нявежиса. Ступенчатые фронтоны в духе готики украшают фасады жилых домов XIX в. (напр., на ул. Вильняус в Каунасе). В позднем храмостроительстве Л. выдающимся примером стиля «функционализм» является храм Воскресения Христова в Каунасе - базиликального типа, с высокой колокольней, доминирующей в городской застройке (1934, архит. К. Рейсонас; восстановлен в 2004). Представляют интерес возведенные в том же стиле костелы Пресв. Девы Марии Царицы Мира в Нов. Вильне (строительство началось в 1938), Пресв. Девы Марии Царицы Мира в Клайпеде (строительство завершено в 1960, по проекту Ю. Балтренаса, выполненному в 1938) и храм св. Юргиса Матулайтиса в Вильнюсе (1991-1996).

В гражданском строительстве межвоенного периода наиболее примечательна застройка Каунаса, бывшего в тот период столицей Литовской Республики. Большинство сооружений выстроено в стилистике функционализма, неоклассицизма и неоренессанса: здания Литовского банка (1924-1929, архит. М. А. Сонгайло), дворец корпорации студентов «Новая Литва» (1928, архит. Э. Фрикас), здание пожарного управления округа Каунас, Дворец юстиции (оба 1930, архит. Фрикас), Дом Союза сельскохозяйственных кооперативов «Лиетукис» (1930), Сельскохозяйственная палата (1930-1931, архит. Рейсонас), Музей культуры Витовта Великого (1930-1936, архитекторы В. И. Дубенецкий, Рейсонас, Крищюкайтис), промышленная, торговая и ремесленная палата (1939, архит. В. Ландсбергис-Жямкальнис).

Православное храмостроительство XVIII-XXI вв.

Церковь вмц. Параскевы Пятницы в Вильнюсе. Фотография. 2015 г.
Церковь вмц. Параскевы Пятницы в Вильнюсе. Фотография. 2015 г.

Церковь вмц. Параскевы Пятницы в Вильнюсе. Фотография. 2015 г.
Правосл. диаспора в Вильно в XVII в. была обширной и состоятельной: «...на церковных землях 14 виленских церквей в 1672 г. насчитывалось 64 дома и 6 плацов с оградами» (Виноградов. 1904. С. 16). Древнейшие правосл. храмы на территории столицы Л. и главного города Виленской и Литовской епархии РПЦ существуют в основном в формах XIX в. Наиболее старое здание - собор виленского Свято-Духова мон-ря (см. ст. Вильнюсский в честь Сошествия Св. Духа на апостолов мужской монастырь). Дата его постройки - 1597 г., монастырь основан строителями - членами Виленского православного Свято-Духовского братства при Свято-Троицком соборе. После швед. разорения собор был восстановлен в 1708 г., после пожаров возобновлен в 1749-1751 гг. под рук. архит. Глаубица в формах барокко. Очевидно, был сохранен план храма в виде крестово-купольной базилики с повышенными рукавами креста и с 2 башнями на зап. фасаде. К архитектуре петровского барокко близки почти квадратные окна в рамочных наличниках на фасадах в рукавах креста и в уровне клеристория (2-го яруса света), пилястры и пилястровые портики с нечетным числом осей в декорации стен. В убранстве интерьера господствуют декоративные мотивы рококо - лепнина арок над проходами в боковые нефы является рамой для живописных изображений на сюжеты НЗ. Высокий резной иконостас, спроектированный тем же зодчим, а также яркое освещение интерьера роднят внутренний вид собора с интерьерами рус. храмов эпохи барокко (1-я пол. XVIII в.), прежде всего с Петропавловским собором в С.-Петербурге (архит. Д. Трезини). В 1850 г. митр. Виленским Иосифом (Семашко) был построен новый вход в склеп к мощам Виленских мучеников, тогда же был установлен образ (сохр.) работы московского проф. живописи Ребуса. В ходе реконструкции 1873 г. были удалены нек-рые барочные элементы внешней декорации (волюты и фронтон на зап. фасаде), возведен большой купол, воссоздана колокольня.

К числу церквей, основанных в Вильно в XIV в., относятся Пятницкая, Успенская (Пречистенская) и Троицкая, к-рые были восстановлены при владыке Иосифе в 1865-1868 гг. Из них наиболее древняя церковь, сохранившая много первоначальных архитектурных особенностей,- Пятницкая (основана в 1345). Она стала местом погребения кнг. Марии Ярославны Витебской, 1-й жены вел. кн. Ольгерда Литовского, была придворной, позднее соборной. Во 2-й пол. XVI в. ее переосвятили в честь Богоявления, после пожара 1610 г. передали Троицкому монастырю, которым владели василиане-униаты. Здание было восстановлено лишь после прихода в Вильно русских войск в 1655 г. Его жалкое состояние (как и др. правосл. храмов на территории Л. того времени) описал архидиак. Павел Алеппский, при этом упомянувший о богатстве католич. и протестант. населения (Павел Алеппский. Путешествие. 2005. С. 454-455). В запустение храм пришел во 2-й пол. XVIII - сер. XIX в., когда принадлежал василианам: в 1842 г. от здания оставались только стены. В 1864-1865 гг. храм был восстановлен с сохранением древнего плана и частично стен (архитекторы А. И. Резанов, А. Марциновский, Н. М. Чагин); была построена звонница (1866, архит. Чагин), а на стенах храма появились памятные мраморные доски со сведениями о его создании в 1345 г., о восстановлении в 1865 г., о пребывании Петра Великого в 1705 г. в связи с молебнами в честь победы над имп. Карлом XII, о преподнесении храму швед. знамен и о крещении «арапа» Ибрагима (А. П.) Ганнибала, деда А. С. Пушкина (Виноградов. 1904. С. 25, 92; по др. источникам, крещение произошло в 1707). Судя по размерам, конструктивным и декоративным особенностям, а также по зарисовкам XVIII-XIX вв., здание было возведено по типу, характерному еще для домонг. архитектуры Киевской Руси: 6-столпное в плане, с куполом на барабане над средокрестьем, с более широкими в плане рукавами креста, с узкими боковыми нефами и угловыми компартиментами, с соответствием друг другу внешнего и внутреннего декора (лопаток и столпов), с крещатыми столбами, хорами в зап. части, с 2-ярусными фасадами. Колокол, подаренный церкви в 1379 г. кн. Ягайло и его матерью кнг. Иулианией Александровной Тверской, в сер. XIX в. был обнаружен в Трокском костеле. Во 2-й пол. XIX в. Пятницкая ц. была приписана к Николаевскому собору, принадлежала военному ведомству.

Троицкий собор в Вильнюсе. 1350 г. Фотография. 2013 г.6.tif
Троицкий собор в Вильнюсе. 1350 г. Фотография. 2013 г.6.tif

Троицкий собор в Вильнюсе. 1350 г. Фотография. 2013 г.6.tif
Кафедральный собор в честь Успения Пресв. Богородицы (Пречистенский) с приделами во имя свт. Алексия, митр. Московского, и свт. Макария, митр. Киевского, был основан в 1346 г. кнг. Иулианией, супругой кн. Ольгерда Литовского, храм освятил свт. Алексий, митр. Московский (1348). Многочисленные перестройки здания были связаны с попытками возрождения или сохранения Православия на западнорусских землях в 1511-1522 гг., при кн. Константине Острожском, или после пожара 1749 г. Однако в 1810 г. он был упразднен. Ко времени очередной перестройки (1864-1871, архит. Резанов, при участии Чагина) от первоначального здания уцелели общий контур стен и фундамента и нижняя часть юго-восточной угловой башни. Новый облик собора напоминал о средневековой архитектуре Зап. Европы или даже Закавказья: многогранный барабан с высоким коническим шатром, в завершениях угловых башен - меньшего размера шатры, многоуступчатые столпы в интерьере, сдвоенные арочные окна, прясла с арочными кронштейнами.

Церковь свт. Николая (Перенесенская). 1340, восстановлена в 1514 г. Фотография. 2012 г.
Церковь свт. Николая (Перенесенская). 1340, восстановлена в 1514 г. Фотография. 2012 г.

Церковь свт. Николая (Перенесенская). 1340, восстановлена в 1514 г. Фотография. 2012 г.
Троицкий собор был построен в 1350 г. при участии кнг. Иулиании Тверской на месте дубовой рощи, где были казнены Виленские мученики. Район вокруг заселили русские, местность получила название «Острый конец». Братство при храме существовало с 1584 г., получило благословение от К-польского патриарха Иеремии II в 1588 г. В 1608 г. территория мон-ря и строения были отданы униат. монахам-василианам, правосл. братство, школа и мон-рь перешли в Свято-Духов мон-рь. Парадный вход на его территорию был оформлен в духе барочных городских комплексов: следующие друг за другом проездные ворота (1761), поставленные под углом к линии улицы, с разорванными фронтонами, многолопастными и перспективными арками проезда, на верхних этажах к-рых размещались оркестры (напр., в дни приезда Иосафата Кунцевича). В 1841 г. жен. василианский мон-рь был упразднен, движимое имущество перешло в собственность правосл. собора. Храм, сильно пострадавший от пожара в 1706 г., был восстановлен. Он сохранился в позднеклассицистических формах (1850), с куполом и элементами рус. стиля (кокошниками, колоннами на фасадах) (в наст. время принадлежит василианам). С 1866 г. в василианском мон-ре находилась правосл. ДС, переведенная из Жировиц.

Среди основанных кнг. Иулианией храмов - ц. свт. Николая Перенесенская (1340, восстановлена кн. Константином Острожским в 1514). В нач. XVII в. она была передана униатам-василианам, сильно пострадала от пожаров в XVIII в., в 1828 г. была приписана к Троицкой ц., в 1841 г.- к Никольскому собору, в 1845 г., при митр. Иосифе (Семашко), она стала приходской. В 1863 г., после подавления Польского восстания, были собраны средства на возведение ц. арх. Михаила, небесного покровителя гр. М. Н. Муравьёва-Виленского. На эти средства в 1866 г. был восстановлен обветшавший Никольский храм, к нему пристроен придел во имя арх. Михаила (1864-1865, архитекторы Резанов и Чагин). Храм получил вид базилики с 2-скатной кровлей, пощипцовым покрытием зап. фасада с многолопастной аркой, к зап. фасаду примыкают 6-ярусная башня-колокольня (с юга) и небольшой купольный Михайловский храм-часовня. Полуколонны на фасадах, башенки, ниши и окна арочных и стрельчатых очертаний придают храму сходство с готическими постройками, прежде всего с тщательно изученным Резановым собором в Орвието. Иконное убранство храма было выполнено во 2-й пол. XIX в.; частица мощей свт. Николая, архиеп. Мирликийского, привезенная из Бари, была одной из его святынь.

Церковные здания, построенные Резановым и Чагиным, придали необычный, романский колорит главным правосл. святыням Вильны и сохранили черты древнерусской архитектуры Западного края, как ее представляли себе зодчие во 2-й пол. XIX в. При наличии композиции в рус. стиле в этих постройках отсутствует стилизация древнерус. деталей, но есть элементы византийской, романской и даже готической и ренессансной (особенно в ц. свт. Николая) архитектуры.

До 40-х гг. XIX в. в Вильне был построен единственный православный храм - прп. Евфросинии Полоцкой на рус. кладбище на средства купца Т. Ф. Зайцева (1837-1838). Храм в традициях позднего классицизма (ампир) имеет вид ротонды (толоса) с куполом, полуротондами-экседрами и нишами 3-частного алтаря, в подражание стилю античных построек использован руст во внешней отделке стен, что уподобляет их кладке из крупноформатного кирпича; иконостас создан по проекту архит. Резанова (1866).

Для Л. 2-я пол. 60-х гг. XIX в. стала временем не только возобновления древнерус. храмов, но и особого внимания к слав. и рус. древностям. В 1865 г. было найдено древнейшее на территории Зап. Руси Туровское Евангелие XI в. (БАН Литвы. F 19-1).

Церковь во имя вмц. Варвары в усадьбе Маркучай. 1905 г. Фотография. 2008 г.
Церковь во имя вмц. Варвары в усадьбе Маркучай. 1905 г. Фотография. 2008 г.

Церковь во имя вмц. Варвары в усадьбе Маркучай. 1905 г. Фотография. 2008 г.
Неск. часовен в память солдат, погибших во время Польского восстания, было построено в Вильне в 3-й четв. XIX в. архитекторами Чагиным и Резановым. Часовня во имя св. кн. Александра Невского (1863-1865, не сохр.) в центре сквера на Георгиевском проспекте (ныне на пл. Винцо-Кудиркос), напоминающая средневек. итал. баптистерий, имела вид октагона с арочной декорацией и высоким шатром. Декор покрывал не только арки или капители, но и сами тела колонн, напоминавшие романские храмы Италии и Юж. Франции. В наружной и во внутренней отделке были использованы разноцветные мрамор и гранит. Часовня во имя св. Георгия Победоносца (1865) недалеко от ц. св. Евфросинии Полоцкой была построена в виде кивория на 4 колоннах с шатром, арки и колонны декорированы. Чагин построил небольшую ц. во имя вмц. Екатерины в Вильнюсе (1872) в русско-романском стиле, напоминающем его же реконструкции древних храмов. Кубическая одноглавая церковь была возведена в память Е. В. Потаповой, жены главного начальника Северо-Западного края генерал-адъютанта А. Л. Потапова. Также малая ц. во имя вмц. Варвары (1905) в Маркучяе (ныне в черте Вильнюса; поместье вдовы Г. А. Пушкина, где он похоронен) в рус. стиле имеет кубический объем, фасады завершены килевидными кокошниками, шатровая кровля увенчана малой главкой. К числу небольших храмов в рус. стиле относится и ц. во имя св. Владимира при 3-м Донском Казачьем полку на воинском кладбище в предместье Антоколь (ныне р-н Антакальнис в Вильнюсе; по проекту и на средства военного инженера генерал-майора В. А. Быковского, строитель Д. Бикнер, 1904-1905, не действует).

Существовало неск. домовых церквей: при дворце генерал-губернатора (во имя Александра Невского; 1819), полковых казармах, юнкерском уч-ще, тюремном замке (в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»), воспитательном доме, госпитале, гимназиях.

Ряд католич. костелов в XIX в. был передан правосл. Церкви, перестраивались католич. храмы тех орденов, к-рые, по мнению рус. власти, проявили себя с негативной стороны в русско-польск. конфликтах. Костел св. Казимира в Вильне в 1832 г. по именному указу имп. Николая Павловича был обращен в приходскую Николаевскую ц. (с 1840 собор, с 1917 вновь костел). Он перестраивался в 1834-1839 и в 1864-1867 гг. (архит. Чагин), но сохранил барочный облик и приобрел пятиглавие во время 2-й реконструкции. Над внутренним его убранством трудились лучшие столичные художники: напр., новый иконостас был изготовлен по рисунку акад. Резанова (1864), который получил за него медаль на Парижской выставке (1867). В собор стали свозить старинные святыни со всей Зап. Руси. Здесь находился запрестольный крест с частицей Древа Креста из ц. св. Георгия (по надписи на нем.- «оу Лазковичох») в имении кн. Александра Васильевича, «смоленского окольничего» (ныне в ГММК; см.: ПРСЗГ. 1874. Вып. 6. Рис. 8. С. 133-134; Виноградов. 1904. С. 80); по внешнему виду крест был приближен к кресту прп. Евфросинии Полоцкой 1161 г. работы мастера Лазаря Богши. В соборе хранились плащаница нач. XV в., риза (саккос) XVI в., деревянный крест в серебряном окладе 1594 г., созданный по заказу «воеводы Иоарона, господаря земли Молдавской» (Арона Тирона, 1592-1595), с использованием серебра из молдав. Киприановского мон-ря (Кэприаны), изъятого у разбойников.

Виленский первоклассный во имя равноап. Марии Магдалины жен. мон-рь расположился в зданиях мон-ря католич. ордена визитанок (визиток), к-рый в 1864 г. был закрыт. Костел в честь Сердца Иисусова (1729) был обращен в ц. во имя св. Марии Магдалины (освящена в 1867 во имя небесной покровительницы имп. Марии Александровны), правосл. монахини были выписаны из московского Алексиевского мон-ря. Крестообразная в плане церковь построена в стиле барокко, фасады отделаны высокими аттиками с картушами и волютами, за которыми высится 2-ярусный барабан центральной главы с куполом и башней-фонариком. Купольное завершение здания внешним видом напоминает капеллу Сан-Сударио (св. Плащаницы, 1668-1694) туринского собора. Доминиканский костел в Ковно был перестроен в тоновском стиле на средства Ковенского Свято-Никольского братства и освящен в 1866 г. во имя святителей Петра, Алексия, Ионы и Филиппа Московских. Две башни на зап. фасаде и восьмерик над средокрестьем храма, имевшего план в виде лат. креста, получили шатровые завершения, декор храма сочетал классицистические элементы и детали в рус. стиле (килевидные кокошники) (с 1915 костел).

Церковь св. блгв. кн. Александра Невского в Новом Свете близ Вильнюса. 1895–1898 гг. Архит. М. М. Прозоров. Фотография. 2015 г.
Церковь св. блгв. кн. Александра Невского в Новом Свете близ Вильнюса. 1895–1898 гг. Архит. М. М. Прозоров. Фотография. 2015 г.

Церковь св. блгв. кн. Александра Невского в Новом Свете близ Вильнюса. 1895–1898 гг. Архит. М. М. Прозоров. Фотография. 2015 г.
В кон. XIX - нач. ХХ в. в новых районах растущей Вильны возводились храмы по инициативе Свято-Духовского братства: Александро-Невский, Михаило-Архангельский, Знаменский и Константино-Михайловский (Романовский), при 2 первых действовали церковноприходские школы. В их архитектуре использован как русский, так и распространенный в Л. византийский стиль. Московско-ярославский вариант рус. стиля представлен ц. во имя св. кн. Александра Невского в Нов. Свете (ныне в черте Вильнюса; архит. М. М. Прозоров, построена в 1895-1898 в память имп. Александра III): купол в виде высокого барабана с крупной луковичной главой, колокольня над зап. входом с причудливым завершением в форме кокошников и фонарика с шатром; килевидными кокошниками оформлены порталы, окна, наличники, лопатки отделаны ширинками.

В позднем варианте рус. стиля была возведена ц. во имя св. равноап. Константина и прп. Михаила Малеина (Романовская) (1911-1913, московский архит. В. Д. Адамович, строитель - виленский епархиальный архит. А. А. Шпаковский). Строительство монументального храма было приурочено к юбилею династии Романовых, он посвящен кн. Константину Острожскому, средства на его возведение выделил московский предприниматель действительный статский советник И. А. Колесников, директор Морозовской мануфактуры. Церковь сооружена в монументальном ретроспективном стиле с преобладанием мотивов владимиро-суздальского зодчества. Ее венчают 5 луковичных глав и такая же глава над колокольней, устроенной над притвором. Фасады завершены закомарами, центральные прясла, более широкие и высокие, отделаны полуколонками и аркатурно-колончатым фризом на уровне отлива, рельефной декорацией по образцу владимиро-суздальских храмов сер. XII - 1-й четв. XIII в.

Церковь во имя св. апостолов Петра и Павла в Каунасе. 1891–1895 гг. Фотография. 2007 г.
Церковь во имя св. апостолов Петра и Павла в Каунасе. 1891–1895 гг. Фотография. 2007 г.

Церковь во имя св. апостолов Петра и Павла в Каунасе. 1891–1895 гг. Фотография. 2007 г.
Проекты в визант. стиле относятся к 2 типам церковных построек, преимущественно центричного характера. Первый тип - одноглавый трифолий или квадрифолий, завершенный над средокрестьем мощной главой со шлемовидным куполом на высоком барабане, иногда с пониженной колокольней над притвором. Он близок к проектам и храмам архитекторов Д. И. Гримма и В. А. Шрётера, А. О. Томишко, И. С. Китнера и А. Л. Гуна, А. Г. Венсана, особенно В. А. Косякова (ц. в честь Милующей иконы Божией Матери в С.-Петербурге, проект опубл. в ж. «Зодчий» в 1888). В Шнипишкесе находится ц. арх. Михаила (1893-1895), которая соединена со зданиями муж. и жен. школ и представляет в плане трифолий с главой над средокрестьем и над колокольней (над зап. рукавом и входом в храм). К ц. в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Зверинце с приделами святых Иоанна Предтечи и прмц. Евдокии (1899-1903, архит. Прозоров) примыкают экседры с арочными окнами и аркадами галерей на нижнем ярусе и с колоннами на фасадах. Др. зданием в визант. стиле в тех же формах была соборная ц. Св. Троицы в Швянчёнисе (1898, архит. Прозоров), где возникла одна из первых после упразднения унии правосл. общин (1842) на территории совр. Л.

Второй тип соединяет элементы визант. стиля с элементами русского (напр., пятиглавием), имеет более традиц. систему перекрытий. Чаще всего это также центричные, крестообразные в плане храмы. Монументальный, с богатой наружной декорацией собор военного ведомства во имя св. апостолов Петра и Павла в Каунасе (1891-1895, инженер-подполковник К. Х. Лимаренко при участии Гримма и полковника В. С. Неплюева), с приделами во имя св. мучениц Софии, Веры, Надежды и Любови и свт. Николая, был рассчитан на 3 тыс. чел. (с 1918 гарнизонный католич. костел св. Михаила). В том же стиле, с 5 куполами, внешним мозаичным декором, кладкой из желтого кирпича, витыми полуколоннами, была построена 2-я в городе тюремная ц. во имя свт. Николая Чудотворца на Лукишской пл. (1904).

Правосл. храмостроительство в Л. стало чрезвычайно актуальным после воссоединения униатов с православными при митр. Иосифе (Семашко), провозглашенного 12 февр. 1839 г. на Полоцком церковном Соборе. Его задача заключалась в поддержке правосл. населения края, по преимуществу крестьянского (на территории совр. Л. в отличие от Латвии и Эстонии исторически проживало значительное число правосл. русско-белорусского населения; см.: Слюнькова. 2010. С. 74-77).

Вначале управление церковно-строительной деятельностью в селах Западного края осуществлял Синод. Однако экономические и политические проблемы не дали возможность развиться храмостроительству. В сер. XIX в. Вильна стала центром православного храмостроительства всего Западного края, включая Белоруссию, Прибалтику и Польшу. Инициатором сельского православного церковного строительства стал П. Н. Батюшков, который с 1850 г. служил в Виленском крае сначала в должности ковенского вице-губернатора, в 1856-1867 гг.- вице-директора Департамента духовных дел иностранных исповеданий при Мин-ве внутренних дел; М. Н. Муравьёв, занимавший посты министра гос. имуществ (1857-1862), а затем виленского военного губернатора, гродненского, минского и ковенского генерал-губернатора (1863-1865), активно содействовал постройке церквей в крае. Согласно распоряжению Мин-ва внутренних дел от 16 нояб. 1851 г., возведение церквей осуществлялось за счет помещиков, а крестьяне должны были помогать землевладельцам в подвозке материалов и выполнении необходимых работ. После Польского восстания 1863 г. Муравьёв создал губ. церковно-строительные комитеты и составил для них инструкцию. Они подчинялись строительному комитету в Вильне, художественным руководителем к-рого был академик Чагин, виленский епархиальный архитектор (1875-1890). Был объявлен также сбор средств на сооружение и содержание правосл. церквей и школ в зап. губерниях (отменен в 1890). Муравьёву удалось установить упрощенный порядок разрешения построек и организации строительства. Он предпочитал хозяйственный способ подрядному, повысил роль церковных советов, старался принимать только правосл. строителей. Муравьёв требовал, чтобы вновь построенные церкви были похожи на великорусские не только по внешнему виду, но и по внутреннему убранству. В 1864 г. он распорядился проверить исполнение указов 1851 и 1852 гг., в т. ч. это касалось внешнего вида храмов. Церкви, построенные «не по принятому и утвержденному плану, а архитектуры костельной», подлежали переделке. Пик храмостроительства в пределах современных Л. и Белоруссии, в первую очередь по образцовым проектам в национальных формах, пришелся на 1863-1865 гг. После отставки и кончины Муравьёва в 1865 г. следить за исполнением реформ должны были местные администрации, в ведение генерал-губернаторов перешли постройки всех ведомств. Церковно-строительный комитет в Западном крае возглавлял Батюшков (до 1867). Особую поддержку храмостроительству оказали имп. Мария Александровна и впосл. К. П. Победоносцев.

Для устройства правосл. церквей в зап. губерниях 7 дек. 1867 г. были изданы правила, согласно которым основная финансовая нагрузка постепенно ложилась на прихожан. На территории Виленской епархии к кон. 60-х гг. XIX в. действовали уже более 450 церквей. При сменившем на кафедре митр. Иосифа (Семашко) архиеп. Макарии (Булгакове), в 1868-1879 гг., в епархии были построены и переделаны 293 приходские церкви. За 1868-1872 гг. в Л. были сооружены Свято-Троицкий собор в Вилькомире (ныне Укмярге) Ковенской губ. (1865-1869, московский архит. Н. В. Дмитриев; впосл. перестроен под костел), железнодорожная и таможенная Александро-Невская ц. в Кибартах (ныне Кибартай; проект был представлен архит. Н. В. Трусовым в 1869 наместнику края и архиеп. Иоанникию (Горскому) и оценен как сообразный с правосл. архитектурой), возобновлен кафедральный собор в Вильне, перестроен собор в Ковно (бывш. костел иезуитов, с 1843 собор во имя св. Александра Невского, с 1990 костел св. Франциска Ксаверия ордена иезуитов).

Церковь Св. Троицы в Расейняй. 1865–1870 гг. Фотография. 2010 г.
Церковь Св. Троицы в Расейняй. 1865–1870 гг. Фотография. 2010 г.

Церковь Св. Троицы в Расейняй. 1865–1870 гг. Фотография. 2010 г.
Эволюция стиля в зодчестве Западного края близка к общероссийской, однако в Л. не получил распространения классицизм. Новый этап храмостроительства в регионе связан с публикацией альбома «Собрание проектов, утвержденных г. министром внутренних дел, на постройку православных церквей в Белорусских губерниях». Его составили на основе тоновских проектов академики Резанов (в Вильну к Муравьёву он был прикомандирован только в 1863) и Чагин (виленский губ. архитектор). Альбом содержал планы, фасады и разрезы 40 деревянных и 18 каменных церквей с указанием места постройки; в количестве 1200 экз. был прислан в Вильну в 1864 г. По др. данным, из Мин-ва гос. имуществ были выписаны 1920 экз. различных планов церквей на 150-185, 250-300, 450-500 чел. В основу проектов деревянных церквей была положена стилистика каменного зодчества и дробность форм. Более 10 проектов взято из альбомов 1846 и 1857 гг. Из числа образцов 1846 г. в Западном крае востребованным оказался проект небольшого по размерам бесстолпного 5-главого храма с трапезной и шатровой колокольней вместимостью 350 чел. Позднее под № 32 он вошел во все более поздние издания Атласов церквей.

В сер.- кон. XIX в. большая часть приходских правосл. храмов на территории Л., включая все сельские, возводилась по модифицированным образцовым проектам архит. К. А. Тона. Их иногда именовали «муравьёвками», по имени виленского военного губернатора Муравьёва. Наиболее активно применялись при строительстве, как и в великорус. губерниях, образцовые планы церкви в имении Синявина из альбома Тона (1838) и вариант 5-главого храма из 2-го альбома (1844) в модификациях, помещенных в этих изданиях.

Тип храма в имении Синявина с глухой луковичной главой над наосом, алтарной апсидой, недлинной трапезной и шатровой колокольней над притвором отличался разнообразием модификаций. Фасады часто выделялись композицией, также восходящей к храмам Тона,- вписанное в арочную нишу двойное венецианское окно на колонках с круглым окном над ним (Кедайняй, Рагува, Векшняй, Мяркине, Титувенай и др.). Почти все храмы имеют полуциркульные завершения оконных проемов. По образцу вышеуказанной тоновской церкви были построены имеющие кубический основной объем с трапезными и шатровыми колокольнями над притвором, небольшими полуциркульными, реже гранеными, в плане алтарями церкви в честь Преображения Господня в Кедайняе (1853-1861, архит. Н. Иконников), во имя свт. Николая Чудотворца в Семелишкесе (1860-1865, 1896), Покровская в Интурке (1865-1868), во имя Св. Троицы в Расейняе (1865-1870, архитекторы Дмитриев и Вебель), Никольская в Ужпаляе (1870), во имя прп. Сергия Радонежского в Векшняе (1871-1875), в честь Казанской иконы Божией Матери в Титувенае (1873-1875), в честь Воздвижения Креста Господня в Мяркине (1888), во имя Св. Троицы в Дукштасе (1907, архит. Шпаковский, с 1989 старообрядческая Успенская ц.). Все храмы имеют различный декор в тоновских формах (в Ужпаляе - карниз из элементов, характерных для деревянного зодчества). Церковь в Кедайняе отличается расположением колокольни непосредственно над трапезной и оригинальным оформлением оконных проемов. Церковь в Семелишкесе имеет малую трапезную в одну ось, центральные прясла основного объема выделены по боковым фасадам окном 2-го яруса и завершены бочкообразным килевидным кокошником. Более усложненный план (3-частная граненая апсида, крыльцо со стороны боковых фасадов) имеет церковь в Расейняе. Стены оформлены лопатками и штукатурными профилями, окна - лучковыми завершениями. Церковь в Векшняе отличается мощными ризалитами с юга и севера, завершенными треугольными фронтонами-щипцами и оригинальными сдвоенными окнами с люкарной над ними, которые обрамлены наличниками с килевидным верхом. Близка к ней церковь в Мяркине (перестроена). В декоре церкви в Титувенае, отличающейся значительной шириной основного объема в сравнении с трапезной и притвором, использованы мотивы щипцов-фронтонов, которыми завершены центральные прясла фасадов, 3-лопастных кокошников, профилированный карниз с кронштейнами. Примыкает к этой группе ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы в Рагуве (1873-1875) тоновского типа, но без колокольни, с 2-ярусным объемом трапезной.

Церковь Успения Пресв. Богородицы в Вевисе. 1839–1843 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь Успения Пресв. Богородицы в Вевисе. 1839–1843 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь Успения Пресв. Богородицы в Вевисе. 1839–1843 гг. Фотография. 2013 г.
Оригинальна по композиции 5-главая ц. Покрова Пресв. Богородицы в пос. Букишкес близ Вильнюса. Основной объем кубический, 2-ярусный притвор без звонницы завершен треугольным фронтоном, фасады - большими полуциркульными закомарами, луковичные главки на шатрах венчают небольшие угловые компартименты. С востока примыкает большая трапециевидная в плане апсида. Тоновская соборная одноглавая ц. во имя Св. Троицы в Укмярге имела ярусную колокольню, увенчанную малым шатром, и фасады с 3 килевидными кокошниками каждый; ц. вмч. Георгия в Гейсишкесе Вильнюсского р-на (1865-1866) - одноглавая, центричная, с низкими ризалитами, без колокольни.

Успенская ц. в Вевисе (1839-1843) - одна из первых в русском стиле. Ее центричный объем, близкий в плане к греческому кресту, венчается большим барабаном над средокрестьем и луковичным куполом; храм имеет отдельно стоящую 3-ярусную колокольню с шатровым верхом. Церковь в честь Рождества Пресв. Богородицы в Тракае (1862-1863) представляет собой восьмерик с высоким шатром и мощной 3-ярусной шатровой колокольней, вариант такого типа - шатер без барабана, «продолжающий» кровлю (Воскресенская кладбищенская ц. в Каунасе (1862, в 1921-1935 собор).

К 5-главым храмам Тона восходят композиции глав в ц. св. кн. Александра Невского в Ужусаляе (1864-1866): основной объем имеет невысокие ризалиты большого выноса, украшенные, как и притвор, килевидными кокошниками. Пять миниатюрных глав ступенчато расположены на своеобразном постаменте над основным объемом, шатровая колокольня поставлена над трапезной в 2 оси.

Церковь св. кн. Александра Невского в Кибартае отличается центричной вертикальной шатровой композицией, оригинальной звонницей-стеной псковского типа на кубышках над притвором, богатым тоновским декором, в частности килевидными кокошниками, к-рыми оформлен и граненый барабан. Необычный проект ц. во имя св. апостолов Петра и Павла в Шяуляе с планом в виде латинского креста, завершенного луковичным пятиглавием и шатровой колокольней над притвором, составил Чагин (1864-1867, разрушена в 1936). Также дробностью форм, предвозвещавшей московско-ярославскую стилистику, отличались 3-частные с шатровой колокольней над притвором и 5 луковичными куполами ц. во имя свт. Николая Чудотворца в Тяльшяе (1867, перестроена под Успенский костел в 1936) и 5-главая ц. во имя св. Виленских мучеников в Таураге (1875, разрушена в 1925). Усложненную композицию наоса с экседрами-певницами имеет одноглавая ц. во имя св. кн. Александра Невского в Аникщяе (1873). Над притвором возвышается однопролетная звонница. Церковь в честь Преображения Господня в Зарасае (1877, перестроена) отличалась посводным покрытием в виде полукупола, над которым возвышалась главка на барабане, фасады завершены щипцами и высокая ярусная колокольня - шатром. В 1863-1865 гг. предписывалось строить храмы из дикого камня, но в отличие от других прибалт. губерний этот материал распространения не получил (Преображенская ц. в Рудамине Вильнюсского р-на, 1874-1877, техник Вержбицкий, достроена Чагиным, ныне руины).

Церковь Воскресения Христова в Панявежисе. 1892 г. Фотография. 2012 г.
Церковь Воскресения Христова в Панявежисе. 1892 г. Фотография. 2012 г.

Церковь Воскресения Христова в Панявежисе. 1892 г. Фотография. 2012 г.
Форму тоновских храмов использовали и в деревянном строительстве: одноглавый прямоугольный в плане храм с барабаном-восьмериком и невысоким шатром в честь Воскресения Христова в Укмярге (1869), 3-частная с шатровой колокольней над притвором, луковичной главкой над шатровой кровлей и трапециевидным в плане алтарным прирубом ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Каунатава (1894), такого же типа ц. во имя свт. Николая Чудотворца в Гегобрасте с ярусной колокольней (1886-1889). Интересным воплощением русского стиля в дереве является 5-главый с шатровой колокольней храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Друскининкае (1861-1865). Центральная глава возвышается над шатровой кровлей, в декоре фасадов активно использован мотив щипцов. Старейшая в Л. деревянная ц. в честь Казанской иконы Божией Матери в Панявежисе (1849) имеет прямоугольный объем, шатровая колокольня возвышается над притвором (с 1918 Троицкий костел). Воскресенская ц. в том же городе (1892) завершена луковичной главкой, расположенной непосредственно над продолжающей основной прямоугольный объем полуциркульной в плане алтарной частью, с запада над входом в храм возвышается 3-ярусная колокольня. Оригинальный декор выполнен в классицистических формах (пилястры, наличники окон с треугольными сандриками). План традиционен, усложнена композиция завершений основного объема и колокольни.

Важной особенностью храмостроения в крае стало приспособление католических церквей и мон-рей под православные. Для этого также часто использовались тоновские формы. «Русификация» осуществлялась в основном с помощью луковичных глав, шатровых колоколен и килевидных кокошников, но обычно кардинальные изменения в архитектуре храмов не производились как по эстетическим, так и по экономическим причинам. В Виленском у. соорудили 4 и переделали из костелов 7 церквей, в Свенцянском - 4 и 2, в Трокском - 1 и 1 и т. д.

Одной из крупнейших в России стала крепость в Ковно (1882-1889). Ряд военных и ведомственных храмов был сооружен в московско-ярославской модификации рус. стиля: ц. во имя прп. Сергия Радонежского на 200 чел. в центральном укреплении крепости Ковно на левом берегу Немана (1891, строители полковник Неплюев и подполковник Воеводский, ныне разрушается); деревянная ц. Покрова Пресв. Богородицы 103-го пехотного Волжского полка в Шанчае (ныне в черте Каунаса), отличавшаяся живописным резным декором и композицией,- 5-шатровое завершение образовывало в плане крест (1896, утрачена после 1950); железнодорожная ц. во имя прп. Сергия Радонежского и вмч. Пантелеимона в Пабраде (1910; возвращена епархии в 2007), крестообразная в плане, с высокой шатровой колокольней, из желтого кирпича. По образцовому проекту военного храма 148-го Каспийского пехотного полка (1900, военный инженер Ф. М. Вержбицкий) была построена ц. во имя свт. Николая Чудотворца 113-го пехотного Старорусского полка в Шяуляе (1908, с 1919 костел св. Юргиса). В инженерном управлении Виленского военного окр., к которому относились Витебская, Гродненская губернии, а также Лифляндия, Курляндия и ряд соседних губерний, архит. Прозоровым на основе этого образцового проекта, однако с очень значительными изменениями, был разработан проект базиликального военного храма в московско-ярославском стиле, по которому в 1904-1907 гг. были сооружены соборные церкви в Двинске (ныне Даугавпилс), Гродно и церковь в Сувалках (ныне капитально перестроена).

Черты модерна нач. XX в. присутствуют в архитектуре деревянной ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Микнишкесе Шальчининского р-на (1915), наос и колокольня которой в плане близки к квадрату и имеют вид массивных объемов с 4-скатными кровлями и большими окнами, завершены шатровыми кровлями и миниатюрными луковицами. Традиц. планировочная схема деревянной ц. во имя мч. Никандра Мирского в Лебенишкяе Биржайского р-на Каунасского у. сочетается с усложненным характером завершений в духе модерна (1909, инженер-архит. Шпаковский, с 1902 ковенский губернский, с 1906 виленский епархиальный архитектор).

Т. о., церковное строительство в крае осуществлялось под знаком восстановления древнего Православия. С одной стороны, это было воссоздание святынь, включая не только перестроенные и разрушающиеся храмы, как, напр., в Вильне, но и католич. храмы, когда-то бывшие правосл. церквами, с другой - строительство городских церквей со школами в визант. и рус. стилях, сооружение небольших приходских храмов по типу тоновских.

Церковь Всех святых, в земле Российской просиявших, в Вевисе. 1936 г. Фотография. 2009 г.
Церковь Всех святых, в земле Российской просиявших, в Вевисе. 1936 г. Фотография. 2009 г.

Церковь Всех святых, в земле Российской просиявших, в Вевисе. 1936 г. Фотография. 2009 г.
Церковь свт. Николая Чудотворца в Тяльшяе. 1938–1939 гг. Фотография. 2008 г.
Церковь свт. Николая Чудотворца в Тяльшяе. 1938–1939 гг. Фотография. 2008 г.

Церковь свт. Николая Чудотворца в Тяльшяе. 1938–1939 гг. Фотография. 2008 г.
Церковь Иверской иконы Божией Матери в Паланге. 2000–2002 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь Иверской иконы Божией Матери в Паланге. 2000–2002 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь Иверской иконы Божией Матери в Паланге. 2000–2002 гг. Фотография. 2013 г.
В межвоенный период храмостроительство в Л. не прекращалось, оно характеризовалось разнообразием стилистики при скромных масштабах. Мемориальная ц. Всех святых, в земле Российской просиявших (ок. 1936), построенная свящ. А. Недвецким на правосл. кладбище в Вевисе, отличается высокой 2-скатной криволинейной кровлей в виде килевидного кокошника-бочки, килевидные кокошники помещены на центральной оси боковых фасадов. Построенная в Микнишкесе часовня над гробницей прот. Понтия Рупышева (ок. 1939) имеет вид октагона, увенчанного куполом на граненом барабане; большие окна и лотковый свод создают единое светлое пространство, фасады завершены полуциркульными кокошниками. Облик храма эпохи Тона воспроизводит ц. во имя апостолов Петра и Павла в Шяуляе (1938), каждый из фасадов к-рой завершен большим килевидным кокошником, этот мотив повторяется в очертаниях крыльца. Примечательны деревянные церкви Успенская в Мажейкяе (1931-1933, архит. В. Копылов из Тяльшяе, получивший образование в Праге), у к-рой «модерновые» кровли криволинейных очертаний с килевидным завершением, и в честь Смоленской иконы Божией Матери в Колайняе (1940). В ней использован тот же наиболее распространенный тип храма, что и в Гегобрасте, но с повышенным центральным объемом. Уникальным образцом функционализма в православном храмостроительстве можно считать ц. во имя свт. Николая Чудотворца в Тяльшяе (1938-1939, архит. Копылов). Кубический выбеленный храм с миниатюрными притвором и алтарным объемом завершен луковичной главкой. Фасады прорезаны парами арочных окон. Крайне скупой декор составляют своеобразной формы кронштейны, замыкающие угловые части и центральные оси фасадов здания. Наиболее значимой храмовой постройкой данного периода можно считать Благовещенский собор в Каунасе (освящен в 1935), выполненный в неорус. стиле (инженер-архитектор Э. А. Фрикас). Храм отличается сложной, но симметричной композицией, мощным цилиндрическим барабаном с луковичной главкой. К боковым фасадам примыкают более низкие объемы, украшенные с запада и востока луковичными главками на аналогичных барабанах, центральные части их боковых фасадов, прорезанные 3 полуциркульными окнами, венчаются 3 килевидными кокошниками. С востока объем завершают 3 граненые апсиды, оформленные килевидными кокошниками. С запада расположена массивная стена - звонница с 2 главками и 5 килевидными кокошниками, к-рые опираются на 3/4-ные колонки и образуют аркатурно-колончатый пояс. В храм ведут 3 крыльца: западное на кубышках, северо-западное и юго-западное на колонках с муфтами, их венчают килевидные кокошники.

В 1947 г. правосл. общине в Клайпеде был отдан лютеранский кладбищенский храм - ц. Всех святых, в земле Российской просиявших, в виде однонефной базилики с высоким 2-скатным покрытием и со звонницей, которая «русифицирована» благодаря надстроенной золоченой луковичной главке над скатом кровли с арочными окнами на зап. фасаде.

В храмовом строительстве кон. XX - нач. XXI в. используются различные архитектурные традиции, прежде всего из наследия Сев.-Зап. Руси (Новгород, Псков). По образцу одноглавых квадратных в плане новгородских храмов XV в. с пощипцовым покрытием, с декором в виде щипцов и лопаток был реконструирован кладбищенский храм во имя Виленских мучеников в Таураге (1933, 1989, архит. В. В. Ефимов). О традициях европ. средневек. архитектуры напоминают 3-частные композиции из окон, вписанные в треугольные фронтоны, и люкарны на фасадах одноглавой, с шатровой колокольней ц. в честь Иверской иконы Божией Матери в Паланге (2000-2002); многоярусная композиция самого наоса с повышенными сводами в рукавах креста и с пощипцовыми перекрытиями в угловых частях наоса восходит к деревянному рус. зодчеству. Покрово-Никольский собор в Клайпеде (2000-2005, автор обоих проектов - архит. Д. А. Борунов) имеет также сходство с новгородскими и псковскими храмами позднего средневековья. В его конструкции воспроизведены повышенные арки, облик определяют простые сферические и полусферические формы барабанов, выделенных полуциркульными фронтонами рукавов креста, скупой декор в виде лопаток на углах и нишах фасадов. К углу здания примыкает звонница с таким же характером завершений.

Арх.: ЛитГИА. Ф. 382, 439, 605; Альбом Виленских церквей, вновь построенных и перестроенных. 1866 // РНБ. Отд. эстампов.
Ист.: Резанов А. И., Чагин Н. М. Собрание проектов, утвержденных г. министром внутренних дел, на постройку правосл. церквей в Белорусских губерниях. СПб., 1863; ПРСЗГ. 1874. Вып. 6: Вильна; АВАК. 1893. Т. 20; Извеков Н., свящ. Стат. описание правосл. приходов Литовской епархии. Вильна, 1893.
Лит.: Крачковский Ю. Ф. Правосл. святыни г. Вильны. М., 1897; Виноградов А. А. Путев. по г. Вильне и его окрестностям. Вильна, 1904; Жиркевич А. В. Акад. Н. М. Чагин. Вильна, 1911; Миловидов А. И. Церковно-строительное дело в Сев.-Зап. крае при гр. М. Н. Муравьеве. Вильна, 1913; Михайлов Б. Значение литов. архитектуры и задачи ее исследования. Вильнюс, 1964; Янкявичене А. С. Некоторые сооружения Вильнюса XVI в. // Архит. наследство. 1964. Вып. 17. С. 3-10; она же. Два памятника архитектуры XV в. в Каунасе // Там же. 1972. Вып. 19. С. 3-11; она же. Принципы и средства композиции фасадов готических жилых домов Литвы // Там же. 1984. Вып. 32. С. 90-97; Будрейка Э. С. Расцвет в архитектуре классицизма Литвы: (Творчество Л. Стуоки-Гуцявичюса): АДД. Л., 1965; он же. Архитектура Советской Литвы. Л., 1971; Баршаускас И. Литва // Всеобщая история архитектуры. М., 1966. Т. 4. С. 628-634 (совм. с К. Чербиленас, А. Гриневичюте); он же. Архитектура Литвы XVI - нач. XIX вв. // Там же. 1969. Т. 7. С. 393-405; Адомонис Т. Искусство Литвы XIII-XVII вв. // История искусства народов СССР. М., 1974. Т. 3. С. 185-208; Батура Р. К., Пашуто В. Т. Культура Вел. княжества Литовского // ВИ. 1977. № 4. С. 94-117; Глямжа И.-Р. Памятники архитектуры Литвы. Л., 1978; Янулайтис К.-А. По Неману в Литве. М., 1979; Даугудис В. В. Древние деревянные сооружения в Литве. Вильнюс, 1982; Vilniaus architektûra. Vilnius, 1985; Белоруссия; Литва; Латвия; Эстония: Справ.-путев. / Авт. текста: В. А. Чантурия, Й. Минкявичус, Ю. М. Васильев, К. Алттоа. М.; Лпц., 1986. С. 371-396. Ил. 85-169; Флиер А. Я. Древнерус. традиции в зодчестве Вел. княжества Литовского в XV в. (на примере храмостроительной деятельности князей Острожских) // Архит. наследство. 1986. Вып. 34. С. 152-157; История архитектуры Литвы / Науч. ред.: Й. Минкявичус. Вильнюс, 1987; Lietuvos architektûros istorija. Vilnius, 1994. Т. 2: Nuo XIIa. pradzios iki XIXa. vidurio; Zilgalvis J. Архитектура правосл. церквей в контексте культурной и исторической ситуации в Литве 2-й пол. XIX в. // Kultura i polityka. Warsz., 1994. S. 127-140; Савельев Ю. Р. «Византийский стиль» в архитектуре России: 2-я пол. XIX - нач. XX в. СПб., 2005. C. 109-110, 115, 149, 186, 218; Носко М. М. Виленский ген.-губ. М. Н. Муравьев и правосл. храмостроительство в Беларуси // Ист. поиск Беларуси: Альм. Минск, 2006. С. 196-202; Шлевис Г. Правосл. храмы Литвы. Вильнюс, 2006; Слюнькова И. Н. Храмы и мон-ри Беларуси XIX в. в составе Рос. империи. М., 2010; Василюнене Д. Музей церк. наследия: Путев. Vilnius, 2012; Янкевичюте Г. Литва: Путев. Vilnius, 2012.
Прот. Александр Берташ, М. А. Маханько