Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЕРЕН
Т. 40, С. 582-595 опубликовано: 15 июня 2020г. 


ЛЕРЕН

[Лерин (Леринский монастырь); франц. Lérins], католич. мон-рь Пресв. Девы Марии на о-ве Сент-Онора в архипелаге Лерен близ г. Канны (деп. Приморские Альпы, Франция); в средние века - бенедиктинское аббатство, в наст. время принадлежит ордену цистерцианцев.

V-VI вв.

В эпоху Поздней Римской империи о-ва Леро (Лерона; ныне Сент-Маргерит), Лерин (Лерина; ныне Сент-Онора) и соседние небольшие островки относились ко Второй Нарбонской пров. На Леро находилась гавань со складами и с др. сооружениями, остатки к-рых были обнаружены при раскопках. Однако к нач. V в. на островах, по-видимому, не было жителей. Описывая основание мон-ря, св. Иларий Арелатский в «Слове о жизни св. Гонората» упоминал о «страшной пустынности» и «чрезмерной неприветливости» острова, на котором обитали только «ядовитые животные» (Hilarius. Sermo de vita S. Honorati. 15. 2).

Аббатство Лерен
Аббатство Лерен

Аббатство Лерен
Св. Гонорат изгоняет чудовищ с о-ва Лерин. Миниатюра из Жития св. Гонората. XV в. (Stresa. Bibl. Rosminiana. 4. Fol. 3r)
Св. Гонорат изгоняет чудовищ с о-ва Лерин. Миниатюра из Жития св. Гонората. XV в. (Stresa. Bibl. Rosminiana. 4. Fol. 3r)

Св. Гонорат изгоняет чудовищ с о-ва Лерин. Миниатюра из Жития св. Гонората. XV в. (Stresa. Bibl. Rosminiana. 4. Fol. 3r)
По свидетельству Илария Арелатского, братья Венанций и Гонорат, принадлежавшие к галльской аристократии, и их наставник Капразий отправились на Восток. Возможно, они намеревались посетить егип. и сир. подвижников, но в «Слове...» об этом не говорится. В пути Венанций заболел и скончался. Гонорат и Капразий вернулись в Галлию и поселились на о-ве Лерин. По словам Илария, после прибытия Гонората исчезли ядовитые змеи, жившие на острове. При помощи св. Леонтия († 432/3), епископа г. Форум Юлия (ныне Фрежюс), известного как покровитель монахов, Гонорат и Капразий основали Леринский мон-рь (это событие обычно датируется ок. 400 или ок. 410). На острове были построены церковь, жилища для монахов, дом для гостей, кладовые и др. здания. Гонорат был рукоположен во пресвитера и возглавил монашескую общину. Он радушно принимал всех приходивших к нему и щедро помогал нуждавшимся (Ibid. 16. 2; 17. 1; 20-21).

Монахи, собравшиеся на Лерине, происходили из разных мест: «Все страны наперебой отправляли туда ищущих Бога... И ныне какая страна, какой народ не имеют в его монастыре своих сограждан?» (Ibid. 17. 2-3). Согласно традиц. т. зр., основание Леринского монастыря было связано с разрушительным вторжением варварских племен в Галлию (31 дек. 406). В условиях политической нестабильности, военных действий и расселения варваров галльские аристократы, утратившие надежду на будущее, обращались к аскезе. В Леринский мон-рь приходили «отпрыски знатных семей, которые не хотели или не могли реализовать свои амбиции в миру» (напр.: Prinz. 1965. S. 47-58; Weiss. 1988; Mathisen. 1989. P. 76-85; Heijmans M., Pietri L. Le «lobby» lérinien: Le rayonnement du monastère insulaire du Ve siècle au début du VIIe siècle // Lérins. 2009. P. 36-37). Высказывалось мнение, что многие леринские монахи, как и Гонорат, происходили из Сев. Галлии, в наибольшей степени затронутой варварским нашествием. Однако о происхождении Гонората точных сведений нет: по одной из версий, он был уроженцем Юж. Галлии (Vogüé. 2000. P. 187-189), по другой - внуком Децима Магна Авзония (Woods. 1993). Известные насельники Лерина принадлежали к знатным галльским родам, многие из них были связаны родственными отношениями. Так, под влиянием Гонората его родственник св. Иларий стал монахом и поселился на Лерине. К высшей провинциальной аристократии принадлежал и св. Евхерий († ок. 450), живший на соседнем с Лерином острове (вероятно, на Леро) вместе с женой Галлой. Их сын Салоний учился в мон-ре сначала у св. Илария, затем у Сальвиана Массилийского и Винцентия (см. Викентий Леринский). Сальвиан, уроженец Бельгийской Галлии или Германии, принадлежал к состоятельной семье; он прибыл на Лерин с женой и дочерью. На Лерине подвизался также св. Луп († 478), брат Винцентия, женатый на сестре Илария. Др. ученик Гонората, св. Максим, происходил из Юж. Галлии; св. Фавст, впосл. ставший преемником Максима на Рейской епископской кафедре, прибыл из Британии или Арморики (Бретани). Гонорат и Евхерий состояли в переписке со св. Павлином, еп. Ноланским, к-рый пользовался большим влиянием как аскет и духовный наставник (Paul. Nol. Ep. 51). Леринские монахи поддерживали дружественные отношения с прп. Иоанном Кассианом Римлянином, к-рый посвятил Гонорату и Евхерию 2-ю часть «Собеседований» (книги 11-17), составленных в 20-х гг. V в. Труды Иоанна Кассиана оказали существенное влияние на аскетическое учение Евхерия (см.: Dulaey M. Les relations entre Lérins et Marseille: Eucher et Cassien // Lérins. 2009. P. 63-82).

Мн. аскеты, подвизавшиеся в Леринском мон-ре, были возведены на епископские кафедры. В Арелате (ныне Арль) нестроения, последовавшие за убийством еп. Патрокла (426), завершились избранием на кафедру св. Гонората. Незадолго до кончины (между 428 и 430) Гонорат призвал в Арелат своего ученика Илария и указал на него как на достойного преемника. В 427 г. св. Луп, временно покинувший Леринский мон-рь, чтобы распорядиться имуществом, был избран епископом в Трикассах (ныне Труа) (Sidon. Apol. Ep. VI 1; MGH. Scr. Mer. T. 7. P. 296). Св. Максим, управлявший Леринским мон-рем после св. Гонората, занял епископскую кафедру в г. Рейи (Регий, ныне Рьез). Его преемником во главе мон-ря был св. Фавст, который после кончины Максима также был избран на Рейскую кафедру. В 30-х гг. V в. Евхерий стал епископом Лугдуна (ныне Лион). Впосл. его сын св. Салоний был епископом Генавы (ныне Женева), др. сын, св. Веран,- епископом Винция (ныне Ванс). Возможно, выходцами из Леринского мон-ря были Феодор, преемник еп. Леонтия на кафедре г. Форум Юлия, св. Валериан Цемельский и др. епископы. Сидоний Аполлинарий упоминал о еп. Антиоле, друге Эмилия, отца св. Ремигия, еп. Ремского (Реймсского), и Принципия, еп. Свессионского (Суасонского). По его словам, до возведения на кафедру Антиол занимал видное место в монашеской общине Лерина, где он жил вместе со святыми Лупом и Максимом (Sidon. Apol. Ep. VIII 14. 2). Сальвиан стал пресвитером в Массилии (ныне Марсель), а в кон. V в. Массилийскую кафедру занимал Гонорат, ученик св. Илария Арелатского, составивший его Житие (CPL, N 506).

Епископы, ранее жившие в Леринском мон-ре, поддерживали между собой тесные отношения и в ходе церковно-политических конфликтов выступали совместно. Мн. исследователи говорят о «леринской партии» или «леринском лобби», во главе к-рого после кончины св. Гонората встал Иларий Арелатский (Mathisen. 1989; Heijmans M., Pietri L. Le «lobby» lérinien: Le rayonnement du monastère insulaire du Ve siècle au début du VIIe siècle // Lérins. 2009. P. 35-61). Епископская кафедра, которую занимал Иларий, обладала особым значением. Арелат был центром префектуры Галлия, в которую входили также Испания и Британия. Еп. Патрокл, оказывавший большое влияние на церковную и политическую жизнь Галлии, получил от папы Римского Зосимы особые привилегии и фактически объединил под своей властью неск. церковных провинций. Опираясь на эти привилегии, св. Иларий стремился расширить свои полномочия, используя для этого авторитет и связи леринских монахов.

Выходцы из Леринского мон-ря, занимавшие епископские кафедры, окружали себя монахами и основывали обители. По-видимому, монахи составляли ближайшее окружение св. Гонората (Hilarius. Sermo de vita S. Honorati. 33. 3-4). Его преемник св. Иларий «в центре города заставил бурлить жизнь по установлениям пустыни» (eremitica instituta fervere - Honor. Massil. Vita Hilar. 7). Восхваляя пастырскую деятельность Илария, его биограф утверждал, что «он поддерживал сирот, укреплял монахов, обращал мирян, своим решением назначал епископов», оказывая при этом особое внимание «членам святой общины и совершенным мужам», т. е. леринским монахам (Ibid. 11-12). Фавст Рейский после возведения на кафедру не только продолжал вести монашеский образ жизни, но и склонял к этому городское духовенство (Sidon. Apol. Ep. IX 3). Монахам покровительствовали и др. епископы, принадлежавшие к «леринской партии». Папа Римский Келестин I увидел в этом нарушение канонов. В июле 428 г. он напомнил епископам Юж. Галлии о необходимости соблюдать канонический порядок избрания епископа «клиром и народом». По мнению понтифика, монахи были неподходящими кандидатурами на епископские кафедры (предпочтение следовало отдавать местным клирикам). Келестин I также отметил, что епископам не подобало носить монашескую одежду (Jaffé. RPR. N 369). В «Слове о жизни св. Гонората», отвечая на упреки папы Римского, св. Иларий описывал своего наставника как аскета, к-рый ревностно трудился на благо Церкви, сочетая монашеский образ жизни с усердной пастырской деятельностью (Hilarius. Sermo de vita S. Honorati. 28. 1-4).

Опираясь на «леринскую партию», Иларий Арелатский проводил авторитарную церковную политику. Он вмешивался в дела др. церковных провинций, пытался ослабить позиции митрополитов и самостоятельно назначал епископов, отдавая предпочтение своим сторонникам, в первую очередь выходцам из Леринского мон-ря. Согласно более позднему преданию, Гонорат основал кафедру в Тарантазии (Тарантезе) и назначил на нее своего ученика св. Иакова (см.: Duchesne. Fastes. T. 1. P. 243-244). Возможно, Иларий основал епископскую кафедру в Телоне (ныне Тулон). Полномочия Илария были подтверждены участниками созванных им межпровинциальных Соборов, на к-рых ведущую роль играли епископы, связанные с Леринским мон-рем (Mathisen. 1989. P. 96-116). Как указывали противники Илария, «необоснованные притязания» Арелатского епископа на «единовластное» управление галльской Церковью получили поддержку главнокомандующего рим. армией Флавия Аэция и префекта претория Галлии (Vita patrum Iurensium. 18 // Vie des Pères du Jura / Éd. F. Martine. P., 1968. P. 258-260. (SC; 142)). Иларий путешествовал по стране в сопровождении воинов, к-рые выполняли его распоряжения (Leo Magn. Ep. 10 // PL. 54. Col. 633-634).

Позиции «леринской партии» были особенно прочны в Юж. Галлии, но влияние Илария распространялось и на сев. часть региона. Его интересы отстаивал св. Луп, чьи последователи занимали епископские кафедры в Треверах (ныне Трир), Веродуне (ныне Верден) и Каталауне (ныне Шалон-ан-Шампань) (MGH. Scr. Mer. T. 7. P. 301-302). Святые Иларий, Луп и, вероятно, Евхерий поддерживали дружественные отношения со св. Германом, еп. Автиссиодурским (Осерским) (Const. Lugd. Vit. Germ. 12, 23; см.: Mathisen. 1989. P. 80, 86). Скорее всего при его поддержке в 443 или 444 г. Иларий низложил Хелидония, еп. Везонциона (ныне Безансон) и митрополита Секванской Галлии (Honor. Massil. Vita Hilar. 21). Тогда же он совершил пресвитерское рукоположение св. Романа, основателя мон-ря Кондат (ныне Сен-Клод), и, согласно Житию Юрских отцов, похвалил его аскетические подвиги (см.: Mathisen. 1989. P. 147-153). Иларий неоднократно смещал неугодных ему епископов (напр., Арментария Эбредунского (Амбрёнского)), назначая вместо них своих ставленников, однако Хелидоний воспротивился его действиям и апеллировал к Папскому престолу. Так же поступил еп. Проект, возмущенный самоуправством Илария: когда Проект был тяжело болен, Иларий рукоположил на его кафедру своего ставленника, не дождавшись кончины законного епископа. Подобные действия Илария способствовали возникновению оппозиции, по-видимому, во главе с митрополитами Акв Секстиевых (ныне Экс-ан-Прованс) и Нарбоны, а также епископом Массилии, которые не желали уступать Арелатскому епископу свои полномочия (Ibid. P. 117-122). Свт. Лев I Великий, папа Римский, к которому обратились противники Илария, обвинил его во властолюбии, нарушении канонов и непослушании Папскому престолу (Jaffé. RPR. N 407). Понтифик лишил Илария прав митрополита и запретил ему созывать Соборы; это решение было подтверждено эдиктом имп. Валентиниана III на имя полководца Аэция (Novell. Theod. P. 101-103; см.: Mathisen. 1989. P. 141-172; Wessel S. Leo the Great and the Spiritual Rebuilding of a Universal Rome. Leiden; Boston, 2008. P. 53-96).

Обострению отношений «леринской партии» с Папским престолом способствовали разногласия, вызванные учением блж. Августина о грехе первородном, благодати и предопределении. Самое раннее свидетельство об этих спорах содержится в письмах Проспера Аквитанского и Илария из Массилии блж. Августину (ок. 426 - Aug. Ep. 225-226). В 431 г. папа Келестин I упрекнул галльское духовенство за нападки на учение Августина (Jaffé. RPR. N 381). Против этого учения выступал не только Иоанн Кассиан, но и богословы, связанные с Леринским мон-рем,- Винцентий и Сальвиан, а также Фавст Рейский и Валериан Цемельский. Проспер Аквитанский, ревностный последователь блж. Августина, обвинял их в ереси пелагианства и называл «полупелагианами». Однако ересь не фигурировала среди обвинений, к-рые папа Лев I Великий выдвинул против Илария Арелатского. Впосл. Фавст Рейский не только полемизировал со сторонниками Августина, но и способствовал осуждению пресв. Луцида, к-рый придерживался радикального мнения, отрицая значение человеческой воли для спасения.

В V в. выходцы из Леринского мон-ря получили известность как богословы, экзегеты и авторы аскетических произведений. По свидетельству Илария Арелатского, среди сочинений св. Гонората были письма и проповеди (Hilarius. Sermo de vita S. Honorati. 22, 38; ср.: Honor. Massil. Vita Hilar. 9), но эти труды не сохранились. Самое значительное сочинение св. Илария - «Слово о жизни св. Гонората» (CPL, N 501; ср.: Honor. Massil. Vita Hilar. 14-15). Среди трудов Евхерия выделяются аскетические трактаты «Похвала пустыне» (CPL, N 492) и «О презрении к миру и земной премудрости» (CPL, N 489). Сальвиан Массилийский в соч. «Об управлении Божием» (CPL, N 485) доказывал, что причиной кризиса Римской империи было нечестивое поведение ее жителей. Основные труды Винцентия Леринского и Фавста Рейского посвящены богословским проблемам (см.: Chadwick. 1955; о других писателях, связанных с Леринским мон-рем: Mathisen. 1989. P. 93-96). Гипотеза А. Дюфурка, согласно к-рой в V в. мон-рь был важным центром агиографического творчества (Dufourcq A. Étude sur les Gesta martyrum romains. P., 1907. T. 2), не получила признания исследователей.

Осуждение св. Илария Арелатского папой Львом Великим положило конец попыткам леринских монахов установить контроль над галльской Церковью. Признаком распада «леринской партии» после кончины Илария (449) и перехода значительной части Галлии под контроль варварских правителей стали участившиеся разногласия между церковными иерархами. В 50-х гг. V в. спор между леринским аббатом Фавстом и Феодором, еп. г. Форум Юлия, о юрисдикции над мон-рем привел к серьезному конфликту. Фавст публично оскорбил епископа, к-рый в ответ отлучил его от Церкви. На стороне аббата выступили епископы Максим Рейский и Валериан Цемельский. Конфликт был улажен на Соборе в Арелате, участники к-рого заставили еп. Феодора помириться с Фавстом. Они подтвердили, что епископ имел исключительное право совершать рукоположение монахов, разрешать служение клирикам из др. областей и т. д., но полнота власти над монашеской общиной была передана аббату; «все множество монастырских мирян» (т. е. монахи, не имевшие священного сана) не подлежало юрисдикции епископа (Concilia Galliae A. 314-A. 506 / Ed. C. Munier. Turnhout, 1963. P. 131-134. (CCSL; 148); см.: Mathisen. 1989. P. 193-198; Vogüé. 2003. P. 315-324).

В 50-х гг. V в. Фавст был избран на Рейскую епископскую кафедру и покинул Лерин. После этого сведения об истории мон-ря становятся отрывочными. При аббате Поркарии (488/9) в обитель был принят св. Кесарий, молодой клирик из Кабиллона (ныне Шалон-сюр-Сон), впосл. назначенный келарем. Через неск. лет он отправился на лечение в Арелат, был принят в городской клир и в 502 или 503 г. избран на епископскую кафедру (Vita Caesarii. I 5-11 // Vie de Césaire d'Arles / Éd. M.-J. Delage. P., 2010. P. 154-163. (SC; 536); см.: Klingshirn W. E. Caesarius of Arles: The Making of a Christian Community in Late Antique Gaul. Camb., 1994. P. 23-32). В проповедях Кесарий неоднократно вспоминал о времени, проведенном на Лерине. В «Уставе для дев», который он составил для основанного им жен. монастыря в Арелате, Кесарий воспроизвел леринский чин псалмопения (Caes. Arel. Reg. ad virg. 66-69). В годы епископства Кесария (502/3-542/3) в Арелат пришли странствующие монахи Леобин и Альбин, которые намеревались отправиться на Лерин. Однако Кесарий, узнав, что Леобин покинул основанный им мон-рь, велел ему вернуться к своим монахам (MGH. AA. T. 4. Pars 2. P. 74, 77). Св. Теодарий также хотел поселиться на Лерине, но, познакомившись с Кесарием, остался в Арелате и впосл. основал мон-рь близ Вьенны (MGH. Scr. Mer. T. 3. P. 526). Примерно тогда же в Леринский монастырь прибыл мон. Антоний, уроженец Норика, который долгое время был отшельником в Сев. Италии; через 2 года он скончался. По просьбе аббата Леонтия, вероятно настоятеля Леринского мон-ря, Эннодий составил Житие Антония (MGH. AA. T. 7. P. 185-190; см.: Vogüé. 2003. Pt. 1. T. 8. P. 188-201).

О связи, существовавшей между Лерином и мон-рями Бургундии, свидетельствует Житие Юрских отцов (CPL, N 2119), составленное в 10-х гг. VI в. по просьбе леринского аббата Марина. В Житии перечислены авторитетные монашеские наставники - свт. Василий Великий, прп. Пахомий Великий, Иоанн Кассиан и «святые Леринские отцы». Св. Иоанн Реомский, основавший мон-рь в еп-стве Лингоны (ныне Лангр), отправился на Лерин для изучения основ аскезы и монашеского общежития в соответствии с учением св. Гонората. Через полтора года по указанию св. Григория, еп. Лингонского, он вернулся в свою обитель и ввел в ней леринские обычаи (MGH. Scr. Mer. T. 3. P. 508) (см.: Dubreucq A. Lérins et la Burgonde dans le haut Moyen Âge // Lérins. 2009. P. 197-212). Т. о., в VI в. Леринский мон-рь был признанным центром монашества, принятые в нем обычаи считались образцовыми.

Вероятно, автономия Леринского монастыря была ликвидирована по решению Арелатского Собора (554), участники к-рого восстановили епископскую юрисдикцию над монастырями и запретили настоятелям отлучаться из обителей без разрешения епископа. На Соборе присутствовал Спектат, еп. г. Форум Юлия, в диоцезе к-рого находился Лерин (Concilia Galliae A. 511-A. 695 / Ed. C. de Clercq. Turnhout, 1963. P. 170-173. (CCSL; 148A)). В 556 г. по поручению папы Пелагия I леринские монахи передали франк. кор. Хильдеберту I реликвии апостолов и мучеников (Pelagius I, papa. Ep. 3. 10 // Idem. Epistulae qui supersunt (556-561) / Ed. P. M. Gassó, C. M. Batlle. Montserrat, 1956. P. 9-10). Возможно, патриций Динамий († ок. 596), наместник Прованса, автор Жития св. Максима Рейского, составил стихотворную «Похвалу Леринскому острову» (ICUR. 1888. Vol. 2. Pars 1. P. 70-71). Григорий Турский упоминал о паломнике, посетившем Лерин (Greg. Turon. Glor. conf. 95). В 596 г. аббат Стефан принял в монастыре св. Августина, направленного папой Григорием I Великим в Британию, и послал понтифику посуду для римских бедняков (Greg. Magn. Reg. epist. VI 57).

Аскетическое учение

Аскетическое учение последователей св. Гонората получило отражение прежде всего в трактате Евхерия «Похвала пустыне», который считается программным текстом леринского монашества. Поводом для написания трактата послужило возвращение св. Илария из Арелата в Леринский мон-рь после избрания св. Гонората на епископскую кафедру. Евхерий описывал «пустыню», под к-рой подразумевался в первую очередь Лерин, как идеальное место для аскетических подвигов. Эту «пустыню» Бог указал Гонорату, к-рый желал «отделиться от мира преградой моря» (Hilarius. Sermo de vita S. Honorati. 15. 3). По словам Евхерия, Иларий удалился «из дома своего и от своей родни в великое море» и обрел там «великую пустыню» (Eucher. Lugd. De laud. herem. 1; ср.: Honor. Massil. Vita Hilar. 8). «Пустыня» создана Богом для избранных, желающих спастись и стать святыми. Леринские авторы уподобляли ее тихой гавани, приюту для странников, спокойному убежищу для мятущихся и растерянных людей (Honor. Massil. Vita Hilar. 2; ср.: Vincent. Lirin. Common. I 1 // The Commonitorium of Vincentius of Lerins / Ed. R. S. Moxon. Camb., 1915. P. 3-5; Euseb. Gall. Hom. 25. 4; 35. 4; 42. 10). Впосл. Кесарий Арелатский уподоблял леринскую «пустыню» матери и кормилице (Caes. Arel. Serm. 236. 2), а Фавст Рейский называл ее «школой Христа» (Euseb. Gall. Hom. 35. 7, 39. 2; Faust. Reg. Ep. 8). Используя аналогии из Свящ. Писания, леринцы сравнивали аскетов с народом Израиля, покинувшим Египет и странствующим по пустыне. Иларий и Фавст описывали Гонората как «нового Моисея», указавшего путь «новому Израилю». Евхерий напоминал Иларию: «Странствуя в пустыне с Израилем, ты достигнешь обетованной земли с Иисусом» (Eucher. Lugd. De laud. herem. 44). Он называл леринскую «пустыню» «временным отечеством» людей, покинувших земную родину, чтобы стать святыми (Ibid. 30). Однако «пустыня» - место не только духовного странствия, но и духовной борьбы: там Христос преодолел искушения и победил сатану (Мф 4. 1-11; Лк 4. 1-13). Поэтому леринские авторы называли монахов Божиим воинством, сопоставляли их жизнь с воинской службой, а мон-рь - с военным лагерем. Эннодий в Житии св. Антония Леринского именовал монахов «легионом Господней паствы» (MGH. AA. T. 7. P. 40). В то же время леринцы считали «пустыню» местом, исполненным благодати, расположенным между небом и землей. Они представляли Лерин как «cвятой остров», «земной рай» (paradisus saeculi - Honor. Massil. Vita Hilar. 7), где живут люди, подобные ангелам. Эннодий называл Лерин «кормилицей святых» (nutrix sanctorum) (см.: Vogüé. 2003. P. 79-104; Heijmans M., Pietri L. Le «lobby» lérinien: Le rayonnement du monastère insulaire du Ve siècle au début du VIIe siècle // Lérins. 2009. P. 53-60).

Леринские монахи считали своими предшественниками егип. подвижников. Иоанн Кассиан утверждал, что Гонорат и Евхерий вдохновлялись примером первых монахов, жизнь и учение которых он описал в «Собеседованиях», а Евхерий высказывал намерение посетить Египет (Ioan. Cassian. Collat. 11. Praef.). По словам Евхерия, уединенные кельи леринцев напоминали Египет, перенесенный в Галлию (Eucher. Lugd. De laud. herem. 42). Обращаясь к Фавсту Рейскому, Сидоний Аполлинарий представлял леринских монахов наследниками древней аскетической традиции, восходившей не только к егип. подвижникам, но и к прор. Илии и Иоанну Крестителю (Sidon. Apol. Carmina. XVI 91-128). Он утверждал, что леринский мон. Антиол воздержанием превзошел «архимандритов Мемфиса и Палестины» (Idem. Ep. VIII 14).

А. А. Королёв

Внутреннее устройство и устав монастыря

Ранние источники не позволяют однозначно определить, как был устроен Леринский мон-рь, был ли он общежительным (киновией), представлял собой поселение «отшельников» или относился к смешанному типу. Авторы V-VI вв. упоминают о существовании правил мон-ря (Regula, Statuta, Instituta и т. п.), поэтому исследователи пытаются связать с Лерином те или иные монашеские уставы, не содержащие в заглавиях точной локализации. Наибольшим признанием пользуется теория А. де Вогюэ, выделившего 3 устава из собрания Бенедикта Анианского, которые с наибольшей вероятностью могли происходить из Леринского монастыря («Правило 4 отцов - Серапиона, Макария, Пафнутия и другого Макария», «Второе правило отцов» и «Правило Макария, который начальствовал над 5 тысячами монахов»), а также еще неск. текстов, к-рые зависят от этих уставов или созданы под их влиянием.

«Правило 4 отцов» (изд.: Regula sanctorum patrum // Les Règles. 1982. T. 1. P. 180-205), по мнению Вогюэ, относится ко времени основания мон-ря (нач. V в.). Текст состоит из пролога и 4 речей, которые делятся на 16 глав, и напоминает соборные акты. Хотя в заглавии перечислены имена егип. отцов, устав не является переводом с копт. или греч. языка; единственная известная версия - латинская. Вогюэ считал, что имена егип. подвижников были псевдонимами леринских отцов-основателей: Серапион - это еп. Леонтий, Макарий - св. Капразий, Пафнутий - св. Гонорат (опираясь на одну из ркп., исследователь счел упоминание «другого Макария» ошибкой). По его мнению, Леонтий, Капразий и Гонорат непосредственно участвовали в составлении устава. В проповеди из собрания Евсевия Галликана упоминается «Правило Гонората», к-рое характеризуется как «святое» и «апостольское», основанное на ВЗ и НЗ и заповедях егип. отцов (Euseb. Gall. Hom. 72. 4, 13). По мнению Вогюэ, имеется в виду «Правило 4 отцов», т. к. в нем также говорится о таких качествах настоятеля, как «pietas» (благочестие) и «severitas» (строгость) (Ibid. 72. 10; ср.: Les Règles. 1982. T. 1. P. 186). «Правила святых леринских отцов» наряду с уставами свт. Василия Великого и преподобных Пахомия Великого и Иоанна Кассиана упоминаются в Житиях Юрских отцов в числе «восточных» уставов (в противоположность «галльским» правилам). Такая характеристика соответствует содержанию «Правила 4 отцов», но Вогюэ сделал также вывод о времени составления памятника на основании порядка перечисления уставов: Леринский устав появился после перевода «Правила Василия Великого», выполненного Руфином Аквилейским, но до перевода «Правила Пахомия», сделанного блж. Иеронимом.

Влияние «Правила Василия Великого» в переводе Руфина на «Правило 4 отцов» проявилось в использовании выражения «is qui praeest» (тот, кто во главе) для наименования главы монашеской общины (Руфин ввел его для передачи греч. προεστώς). Заметно также влияние уставов блж. Августина («Ordo monasterii» и «Praeceptum»); принимая во внимание участие леринских монахов в спорах о предопределении, это ставит под вопрос гипотезу Вогюэ. По мнению А. Мундо, «Правило 4 отцов» было составлено лишь во 2-й пол. V в. Ж. Нёвиль, датировавший устав 2-й четв. или сер. V в., полагал, что он был создан не в Леринском мон-ре, а в Италии, т. к. в тексте приведены цитаты из псалмов по т. н. Римской Псалтири. Наиболее критическую позицию по отношению к теории Вогюэ занял Ж. П. Весс (Weiss J.-P. Lérins et la «Règle des Quatre Pères» // Lérins. 2009. P. 121-140). Он отметил, что леринские деятели иногда пользовались псевдонимами (напр., Сальвиан Массилийский называл себя Тимофеем, а Винцентий Леринский - Перегрином), но в «Правиле 4 отцов» псевдонимы не соответствуют реальным личностям авторов-составителей. Подобный прием использовался, напр., в нек-рых литургико-канонических памятниках, где для придания авторитета наставлениям использовалось фиктивное апостольское авторство. В данном случае авторитетом для составителя правил выступали именно егип. отцы. О двух Макариях на Западе узнали из «Истории египетских монахов» Руфина Аквилейского, однако, по мнению Весса, перечисление имен Серапиона, Пафнутия и двух Макариев связано с публикацией в 20-х гг. V в. 3-й кн. «Собеседований» прп. Иоанна Кассиана. Следов., «Правило 4 отцов» не может считаться первоначальным леринским уставом. Иоанн Кассиан посвятил 3-ю кн. «Собеседований» аскетам Иовиниану, Минервию, Леонтию и Феодору (впосл. епископ г. Форум Юлия). По его словам, Феодор основал общежительный мон-рь, а проч. аскеты имели опыт как общежития, так и отшельничества, в т. ч. на островах (Ioan. Cassian. Collat. 18. Praef.). Т. о., в V в. Леринский монастырь был не единственной в Юж. Галлии киновией, с к-рой были связаны жившие на островах отшельники. Для одной из таких обителей могло быть предназначено «Правило 4 отцов».

Согласно «Правилу 4 отцов», братия должна жить под руководством единого главы в доме, к-рый находится в «пустыне». Основа общежития - послушание (Regula sanctorum patrum. I 1-18). Глава общины не должен быть лицеприятен, ему следует одинаково относиться ко всем (Ibid. II 1-9). Он возглавляет псалмопение (Ibid. 10-15). От него зависят принятие и испытание новициев, к-рые могут быть как бедными, так и богатыми (Ibid. 16-35). Акцент делается на гостеприимстве в обители (Ibid. 36-42), в т. ч. внимании к монахам-странникам (Ibid. IV 1-13) и клирикам (Ibid. 14-19). Пост совершается ежедневно до 9-го часа (Ibid. III 1-5). Монахи занимаются ручным трудом (Ibid. 6-20). Если община многочисленна, то на каждую неделю избирается брат-эбдомадарий (Ibid. 21-22). Из монастырских должностей упоминается келарь (Ibid. 23-30). В уставе содержатся предписания относительно наказаний за различные прегрешения (Ibid. V 1-18). Устав полагается читать ежедневно (Ibid. III 31). По ряду признаков (в частности, акцент на принятии гостей) правила соответствуют тому, что известно о Леринском мон-ре по др. источникам. Но на Лерине жили в основном аристократы и члены их семей, которые придавали большое значение молитве, посту и духовному созерцанию, тогда как в уставе подчеркивается важность физического труда.

Вогюэ связывал с Леринским монастырем также «Второе правило отцов» (Statuta patrum // Les Règles. 1982. T. 1. P. 274-283). Текст состоит из 7 глав (всего 46 стихов). По мнению Вогюэ, он является дополнением и развитием «Правила 4 отцов», поэтому во всех рукописях тексты помещены вместе. Исследователь датировал составление устава 427 г. и связывал его с избранием нового настоятеля Максима. В заглавии памятник называется «Regula», а в заключении - «Statuta patrum». Поэтому Вогюэ полагал, что именно этот устав упоминается в 477 г. Сидонием Аполлинарием как «statuta Lirinensium patrum vel Grinnicensium» (Sidon. Apol. Ep. VII 17. 3). Т. о., устав мог происходить из мон-ря Грененк (Гриниак; ныне Гриньи близ Лиона), связанного с аббатством св. Маврикия в Агауне (ныне Сен-Морис, Швейцария). В начале устава говорится, что он составлен «по преданию отцов, святых мужей», поэтому считается, что его автором был некий диак. Вигилий, о к-ром упоминал Геннадий Массилийский (см. Геннадий Марсельский): правило Вигилия для монахов было написано лаконично и простым языком; в нем говорилось обо всех монастырских должностях и служениях, его полагалось регулярно читать в собрании монахов (Gennad. Massil. De vir. illustr. 51). По сравнению с «Правилом 4 отцов» во «Втором правиле отцов» заметно еще большее влияние блж. Августина. В частности, глава монастыря называется препозитом (praepositus), он имеет священный сан и поставлен епископом. Подчеркивается также значение единодушия братии в соблюдении правила (Statuta patrum. 1-4). Говорится о христ. любви и послушании (Ibid. 5-10), о хранении молчания (Ibid. 11-16), об уважении к старшим (Ibid. 17-21), о работе (Ibid. 22-26), о провинностях (Ibid. 27-46), в т. ч. связанных с отправлением служб суточного круга (Ibid. 31-39). Устав, несомненно, адресован общежительным монахам, но в нем отмечается, что вокруг киновии живут старцы в особых келиях (Ibid. 30). Такой порядок совпадает с тем, который, по описанию Евхерия, существовал в Леринском монастыре (Eucher. Ludg. De laud herem. 42). Однако, возможно, в раннюю эпоху киновией считался весь о-в Лерин, на к-ром монахи жили по отдельности или небольшими группами, собираясь вместе только на трапезу и богослужение.

Согласно Вогюэ, 3-м леринским уставом было «Правило Макария» (изд.: Regula sancti Macharii // Les Règles. 1982. T. 1. P. 372-389). Этот устав, состоящий из 30 глав, в значительной мере основан на «Втором правиле отцов» (ср.: Regula sancti Macharii. 10-18; Statuta patrum. 23-24, 26-31, 37-43) и содержит цитаты из 125-го послания блж. Иеронима и соч. «О молитве» сщмч. Киприана Карфагенского. Доказательством леринского происхождения устава Вогюэ считал упоминание о нем в Житии св. Иоанна Реомского (CPL, N 2113; вместе с уставами свт. Василия Великого и святых Бенедикта и Колумбана он упом. также в Житии св. Филиберта (CPL, N 2132)). По мнению исследователя, за именем Макария скрывается леринский аббат Поркарий. На основании цитаты из лат. апокрифического Жития Пахомия (BHL, N 6411-6412; греч. Житие было переведено Дионисием Малым лишь в 525) Вогюэ датировал памятник рубежом V и VI вв. Согласно уставу, во главе мон-ря стоит препозит (praepositus) или аббат, к-рому подчиняется препозит; монахи именуются «воины Христа» (milites Christi).

Аббату Поркарию в рукописной традиции приписывается краткое наставление в 11 главах - «Monita» (Заповеди) (изд.: Wilmart. 1909). Текст не имеет определенного адресата. В нем не упоминаются монахи и мон-рь, поэтому существует гипотеза, что наставления обращены к еремитам или к какому-то клирику (возможно даже, к свт. Кесарию Арелатскому, наставником которого был Поркарий). В тексте не упоминается о послушании, но даются советы, как бороться со страстью гнева, как хранить сердце; говорится о происхождении помыслов, памяти смертной, уподоблении ангелам. Вогюэ также приписывал Поркарию «Увещевание св. Василия к духовному сыну» (компендиум из «Правил Василия», переведенных Руфином, Жития Антония и посланий свт. Павлина Ноланского), которое по структуре и некоторым выражениям совпадает с «Monita» (изд.: Lehmann P. Die «Admonitio S. Basilii ad filium spiritualem». Münch., 1955; Idem. Erforschung des Mittelalters: Ausgewählte Abhandlungen und Aufsätze. Stuttg., 1962. Bd. 5. S. 201-245).

К числу уставов, составленных под влиянием леринской традиции, Вогюэ относил «Восточное правило» (Regula Orientalis), в к-ром использовано «Второе правило отцов», а также «Третье правило отцов», опиравшееся на «Правило Макария», и т. н. южноитал. редакцию «Правила 4 отцов» (первый и последний памятники сохр. в единственной рукописи).

В составе «Правила для дев» свт. Кесария Арелатского есть описание богослужения по чину Леринского мон-ря (Ordo Lirinensis - Caes. Arelat. Reg. ad virg. 66. 2-17). В «Правиле 4 отцов» и во «Втором правиле отцов» службы суточного круга (ordo psallendi) упоминаются, но их содержание практически не раскрывается (Regula sanctorum patrum. II 11; Statuta patrum. 17). В изложении Кесария представлен устав довольно развитых служб суточного круга - 3-й, 6-й, 9-й, часы, lucernarium (вечерня), 12-й час, ноктурны (без утрени), к-рые содержат псалмы, антифоны, чтения из НЗ (Деяния св. апостолов, Откровение Иоанна Богослова, Евангелие) и гимны. Используется специальная литургическая терминология: capitellum (псалмический стих), directaneus (псалом без антифона), antiphonae minores (сокращенные антифоны), missae (чтения). Подробно описываются службы на Светлой седмице начиная с 1-го дня Пасхи, а также указываются бдения в течение всего года. Хотя в уставе трудно отделить элементы, привнесенные свт. Кесарием, от собственно леринских, очевидна его связь с вост. монашеской традицией и трудами прп. Иоанна Кассиана.

Вопросы, связанные с устройством и уставом Леринского мон-ря в V-VI вв., остаются открытыми. Нет твердых доказательств принадлежности тех или иных текстов к леринской традиции. В аутентичных сочинениях церковных деятелей и наставников монашества, связанных с мон-рем, жизнь на Лерине, как правило, описана в общих словах. Обычно считается, что на острове существовал общежительный мон-рь (киновия), а вокруг него и на соседних островах находились жилища «отшельников», причем нек-рые занимали их вместе с членами своих семей. Возможно, формы жизни леринских монахов со временем менялись в сторону консолидации общежития (см.: Gioanni S. «Être véritablement moine»: Les représentations de l'identité ascétique dans la pastorale lérinienne (Ve-VIe siècles) // Lérins. 2009. P. 141-165). Высказывалось мнение, что в ранних зап. мон-рях отсутствовали письменные уставы, а сохранившиеся тексты имели не столько нормативное, сколько поучительное значение (см., напр.: Diem A. Inventing the Holy Rule: Some Observations on the History of Monastic Normative Observance in the Early Medieval West // Western Monasticism «ante litteram»: The Spaces of Monastic Observance in Late Antiquity and the Early Middle Ages / Ed. H. Dey, E. Fentress. Turnhout, 2011. P. 53-84).

А. А. Ткаченко

VII-X вв.

К кон. VI в. относятся данные, позволяющие предположить, что монашеская дисциплина на Лерине ослабла. Св. Аттала, долго живший в мон-ре, покинул обитель из-за распущенности монахов и отправился к св. Колумбану в Луксовий (см. Люксёй) (Vita Columbani. II 1 // Ionae Vitae sanctorum Columbani, Vedastis, Iohannis / Ed. B. Krusch. Hannover; Lpz., 1905. P. 230-231. (MGH. Script. Rer. Germ.; 37)). В 600 г. папа Григорий Великий велел аббату Конону восстановить дисциплину, подорванную неразумными действиями его предшественника (понтифик также рекомендовал Конону «нашего сына пресвитера Колумба», к-рого можно отождествить со св. Колумбаном) (Greg. Magn. Reg. epist. XI 9). Однако в VII в. Леринский монастырь по-прежнему обладал определенным авторитетом и привлекал людей, стремившихся к аскетическим подвигам. Так, св. Ромарик, приближенный кор. Австразии Теодориха II, пожелал стать монахом и решил отправиться на Лерин (MGH. Scr. Mer. T. 2. P. 433-434). В сер. VII в. на острове провел 2 года св. Бенедикт Бископ, к-рый впосл. вернулся в Британию и основал мон-рь Ярроу-Вермут (Beda. Vita beatorum abbatum. 2 // Venerabilis Baedae Opera historica / Ed. C. Plummer. Oxf., 1896. T. 1. P. 365).

Считается, что в VII в. в Леринском мон-ре был введен Устав св. Бенедикта (см. Венедикт Нурсийский) или смешанный устав святых Бенедикта и Колумбана. Мн. исследователи связывали это с деятельностью аббата Айгульфа (напр.: Prinz. 1965. S. 276-277; Dunn. 2000. P. 173). Однако в Житии Айгульфа, составленном во 2-й пол. IX в. агиографом Адревальдом из аббатства Флёри (BHL, N 194), о введении тем бенедиктинского устава не говорится. Адревальд утверждал, что Айгульф был монахом во Флориаке (Флёри; ныне Сен-Бенуа-сюр-Луар) и доставил туда из Италии мощи св. Бенедикта (ср. сказание о перенесении мощей Бенедикта, также составленное Адревальдом (BHL, N 1117); в более раннем сказании (BHL, N 1116) нет упоминаний об Айгульфе). По просьбе насельников Леринского мон-ря франк. король назначил его аббатом, чтобы восстановить порядок в обители. Однако часть монахов во главе с Аркадием и Колумбом подняли мятеж. При поддержке Муммола, «принцепса» г. Ницерия, эти монахи взяли Лерин под контроль. Айгульф и его сторонники были заключены в темницу; их ослепили и вырезали им языки. Перед праздником Пасхи их отвезли на о-в Капразия, а затем убили на о-ве Аматуне, «расположенном между Корсикой и Сардинией». Узнав о гибели Айгульфа, его преемник Ригомир велел перенести мощи мучеников на Лерин. В перенесении мощей участвовала некая аббатиса Ангарисма, названная в Житии ученицей Айгульфа (ActaSS. Sept. T. 1. P. 747-755; сокращенное изложение см. в анонимном Житии Айгульфа (BHL, N 193), составленном, возможно, в XI в.). Предание о гибели Айгульфа могло быть вымышлено Адревальдом (в пользу этой версии говорят топонимы, которые трудно отождествить с реальными местами,- Ницерия (в рукописях также Узея и т. д.), Капразия (Капрассия), Эфес, Аматуна (Амаритина)). Однако в основе сказания, вероятно, лежат воспоминания о политическом конфликте, последовавшем за убийством Хильдерика II (кор. Нейстрии и Австразии в 673-675). На основании данных, приведенных в Житии, можно сделать вывод, что Айгульф пользовался покровительством франк. майордома Эброина († 680/1), его союзника св. Авдуина, еп. Ротомагского (Руанского), и его ставленника кор. Хлодвига III (675-676). Т. о., назначение Айгульфа могло быть связано с попытками нейстрийской аристократической группировки во главе с Эброином установить контроль над Леринским мон-рем. Вероятно, Айгульф был убит противниками майордома (к их числу принадлежал патриций Гектор, франк. наместник Прованса, убитый в 675 по инициативе Эброина,- см. в ст. Леодегарий). «Принцепса» Муммола, оказавшего поддержку мятежным монахам, отождествляют с Муммолом, еп. Уцеции (ныне Юзес), о к-ром упоминается в Житии св. Аманда в связи с его враждебным отношением к нейстрийским клирикам (епископ, недовольный тем, что Аманд получил от кор. Хильдерика II землю для основания монастыря в Провансе, велел своим воинам убить святого) (MGH. Scr. Mer. T. 5. P. 445-446; см.: ActaSS. Sept. T. 1. P. 738; Moreau É., de. Saint Amand, apôtre de la Belgique et du Nord de la France. Louvain, 1927. P. 230-233). Внимание Эброина и его союзников к Леринскому мон-рю может свидетельствовать о церковно-политическом значении обители. В сборнике формул Маркульфа, составленном, вероятно, на рубеже VII и VIII вв. в аббатстве св. Дионисия (см. Сен-Дени), Лерин назван среди важнейших франк. монастырей, обладавших иммунитетом на основании папских и королевских привилегий (MGH. Leg. Sect. 5: Formulae Merowingici et Karolini aevi. P. 39).

Капелла Св. Троицы в аббатстве Лерен
Капелла Св. Троицы в аббатстве Лерен

Капелла Св. Троицы в аббатстве Лерен
Вероятно, в VIII в. Леринский монастырь был разорен арабами, захватившими Испанию, но сведения об этом сохранились лишь в поздних источниках. Предание о гибели леринских монахов изложено в Житии св. Майоля, аббата Клюни, составленном ок. 1000 г. мон. Сиром. Во время вторжения сарацин в Прованс ангел открыл леринскому аббату Поркарию, что враги вскоре нападут на обитель. Монахи решили остаться на острове, чтобы принять мученическую смерть. Однако с приближением вражеских судов их объял страх, поэтому внезапно налетевший ветер не позволил кораблям подойти к острову. Тогда монахи, преодолев страх, вышли навстречу сарацинам и были убиты (в Житии утверждается, что погибло не менее 500 чел.) (BHL, N 5179; Iogna-Prat D. «Agni immaculati»: Recherches sur les sources hagiographiques relatives à saint Maieul de Cluny (954-994). P., 1988. P. 108-121, 178-182). Согласно записи в монастырском картулярии, обитель была разорена вандалами в 455 и восстановлена в 752 г. Елевферием, «Божиим человеком». Тогда же папа Римский Стефан II (III) якобы передал монахам 1/5 герц-ства Прованс (Cartulaire. 1883. T. 1. P. 293. N 290). Согласно Мученичеству св. Поркария, составленному, вероятно, в XII в., эти события произошли при франк. правителе Карле Мартелле. Перед нападением сарацин молодые насельники и ученики были отосланы в Италию. Спрятавшиеся среди скал монахи Колумб и Елевферий увидели души погибших, подобно звездам, поднимавшиеся в небо. Вдохновленный видением, Колумб вышел из укрытия и был убит. На остров прилетело множество морских птиц, к-рые печальными криками оплакивали гибель мучеников. Когда франки изгнали сарацин из Прованса, Елевферий и другие уцелевшие монахи восстановили обитель (BHL, N 6899; ActaSS. Aug. T. 2. P. 737-739; см.: Labrousse et al. 2005. P. 141-144).

Упоминания о Л. содержатся в письмах Алкуина. В связи с назначением Лионского архиеп. Лейдрада (797/8-816) Алкуин обратился к неким монахам с призывом избегать ереси адопцианства, попросив передать его письмо насельникам Л. (MGH. Epp. T. 4. P. 216). После назначения Лейдрада Хильдуин, племянник его предшественника архиеп. Адона, рассчитывавший занять Лионскую кафедру, удалился на Л. и стал монахом (PL. 123. Col. 129). Ок. 801 г. в письме «общине святейшего отца Гонората» Алкуин восхвалял образ жизни леренских монахов и в то же время увещевал их хранить мир и согласие. По-видимому, тогда же насельники Л. сообщили ему, что аббат и мон. Бернарий были вызваны ко двору имп. Карла Великого. Алкуин попросил св. Адальхарда I, аббата Корби и родственника Бернария, позаботиться о благополучном решении дела (MGH. Epp. T. 4. P. 363-364; см.: Dubreucq A. Lérins et la Burgondie dans le haut Moyen Âge // Lérins. 2009. P. 221-226).

Распад гос-ва Каролингов сопровождался борьбой за власть в Провансе. Это позволило испан. мусульманам занять крепость Фраксинет (ныне Ла-Гард-Френе, деп. Вар), находившуюся поблизости от Л., и совершать оттуда набеги на окрестные земли (80-е гг. IX в.). Возможно, в этот период монашеская жизнь на Лерене прервалась. Только после того как мусульмане взяли в плен св. Майоля (июль 972), графы Гийом I и Ротбальд II при поддержке туринского маркгр. Ардуина Лысого захватили Фраксинет и изгнали сарацин из Прованса. Благодаря ликвидации военной угрозы и стабилизации политической обстановки заметно укрепилось положение монастырей, как древних (Сен-Виктор в Марселе, Сен-Понс в Ницце), так и новых (Монмажур близ Арля, основан в 949). По-видимому, Л. был восстановлен позднее. Укрепление Арлюк (в черте совр. г. Канны), ранее принадлежавшее мон-рю и после его упадка отошедшее в королевский фиск, было передано аббатству Монмажур (об этом известно из грамот папы Льва VIII (Jaffé. RPR. N 3702) и кор. Конрада I от 8 дек. 963/4, но папская грамота, возможно, подложная, а в тексте королевской грамоты есть поздние интерполяции).

XI-XIV вв.

Возрождение Л. было связано с деятельностью монахов Клюнийской конгрегации. В 978 г. папа Римский Бенедикт VII передал св. Майолю «остров Лерен с монастырем Арлюк и всеми землями, которые к нему относятся» (Jaffé. RPR. N 3796). Высказывались сомнения в подлинности этой грамоты (Labrousse et al. 2005. P. 137), однако, по мнению Ж. Бюто, ее не следует считать подделкой. Тем не менее до нач. XI в. нет сведений о монашеской общине Л. Самый ранний документ в монастырском картулярии датирован 29 февр. 1008 г. (Cartulaire. 1883. Pt. 1. P. 48. N 50). Согласно дарственным грамотам Константина и Изенгарды и Трюана и Амальсинды, в нач. 20-х гг. XI в. мон-рь возглавлял клюнийский аббат св. Одилон. Вероятно, именно по его инициативе на Лерене возродилась монашеская жизнь. В грамотах впервые упоминается средневековое посвящение обители Пресв. Деве Марии и св. Гонорату (Ibid. P. 53-55. N 55; 1905. Pt. 2. P. 50-52. N 28). Л. не был включен в конгрегацию Клюни, хотя Одилон, по-видимому, поставил во главе обители клюнийского мон. Гарнерия, носившего титул аббата. Преемником Гарнерия был Амальрик, насельник Л. (1028-1043/44) (см.: Butaud G. Listes abbatiales, chartes et cartulaire de Lérins: Problèmes de chronologie et de datation (XIe-XIIe siècles) // Lérins. 2009. P. 368-387).

Панегирик аббатству Лерен в картулярии. 1-я пол. XII в. (Архив деп. Приморские Альпы. H. 10. Fol. 156)
Панегирик аббатству Лерен в картулярии. 1-я пол. XII в. (Архив деп. Приморские Альпы. H. 10. Fol. 156)

Панегирик аббатству Лерен в картулярии. 1-я пол. XII в. (Архив деп. Приморские Альпы. H. 10. Fol. 156)
Положение восстановленного монастыря заметно укрепилось при аббатах Альдеберте I (1043/44-1088) и Альдеберте II (1088-1103; в 1103-1124 епископ Альбенги) (о датировке их правления см.: Ibid. P. 387-398). Они установили тесные отношения с местной знатью, прежде всего с сеньорами Граса и Антиба, а позднее - с графами Прованса, Барселоны и Вентимильи. Аристократы и церковные иерархи жертвовали мон-рю земельные владения (ко 2-й пол. XI в. относятся 103 дарственные грамоты), предоставляли налоговый и судебный иммунитет. Графы Прованса передали монахам право рыбной ловли в прибрежных водах, позволили им вести беспошлинную морскую торговлю и т. д.; сеньоры Граса гарантировали неприкосновенность прав и владений мон-ря (напр.: Cartulaire. 1883. Pt. 1. P. 72. N 74). Во 2-й пол. XII в. количество дарений и привилегий заметно сократилось, но к этому времени Л. обладал крупными земельными владениями, гл. обр. в Вост. Провансе. Их основу составляла т. н. антибская сеньория, располагавшаяся в окрестностях мон-ря. В нее входили Арлюк, Валлорис, Канны и Мужен. Некоторые владения, прежде всего Арлюк, могли принадлежать обители еще в раннее средневековье. Кроме того, мон-рь обладал земельной собственностью в других регионах, в т. ч. в Каталонии, Лигурии и Оверни (см.: Moris. 1909. P. 108-177). В булле папы Римского Александра IV (1259) перечислены 64 монастырских владения, которые были сосредоточены вокруг замков и «церквей» (ecclesiae). «Церкви» фактически являлись приоратами: при них жили монахи, направленные из аббатства Л., к-рые служили в храмах и управляли монастырскими землями. Количество принадлежавших Л. «церквей» не было постоянным (в документах разного времени упом. 20-30 приоратов). Среди них выделялись общины клириков и монашеские обители, признавшие зависимость от аббатства. Так, в 1050 г. монастырь Сен-Веран близ г. Кань-сюр-Мер стал приоратом Л., чтобы избежать зависимости от епископа и местных сеньоров. В 1068 г. Рамон Беренгер I, гр. Барселоны, и его супруга Альмодис де ла Марш подарили аббатству монастырь Сан-Пол-де-Мар (пров. Барселона, Каталония). В подчинении Л. находились также небенедиктинские обители (напр., мон-рь регулярных каноников в Сен-Маме близ Гапа) и жен. мон-ри, напр. приорат в Валлорисе близ Антиба (основан в 1227, впосл. преобразован в мужской) и аббатство Пресв. Девы Марии и св. Гонората в Тарасконе (основано в 1358 Жаном Гантельмом, сенешалем Прованса). С 1303 г. насельники Л. претендовали на аббатство Вальбон близ Ниццы, оказавшееся в трудном положении после распада бенедиктинской конгрегации Шале; в 1346 г. права Л. на этот мон-рь были признаны Папским престолом (см.: Weiss. 2001). Некоторые крупные приораты выполняли функции госпиталей (больниц, приютов для стариков и детей), напр. госпитали св. Гонората в Каннах и св. Антония в Генуе.

Аббат Альдеберт II добился от папы Римского Урбана II привилегии, в соответствии с которой Л. был принят под защиту Папского престола (1094) (Cartulaire. 1883. Pt. 1. P. 294-295. N 291). В 1102 г. папа Пасхалий II подтвердил права аббатства на владения в еп-стве Антиб (Ibid. P. 295-297. N 292). Впосл. папы Римские неоднократно подтверждали права и привилегии монастыря, издавали грамоты об индульгенции для паломников и благотворителей (см.: Méhu D. Les privilèges pontificaux de Lérins, de l'élaboration du cartulaire à la nouvelle Vita Honorati (milieu XIIe - début XVIe siècle) // Lérins. 2009. P. 457-543). В 10-х гг. XII в. были собраны воедино документы из монастырского архива; между 1155 и 1158 гг. на основе этого сборника был составлен картулярий, в который вошли ок. 300 документов. В приложениях сохранились также копии 33 актов из более раннего сборника и др. тексты (ркп.: Archives départementales des Alpes-Maritimes. H 10; изд.: Cartulaire. 1883. Pt. 1; 1905. Pt. 2; см.: Butaud G. Listes abbatiales... // Lérins. 2009. P. 399-412, 420-444). Картулярий - важнейший источник сведений об истории мон-ря в XI-XII вв., хотя некоторые включенные в него акты являются подложными или содержат интерполяции (напр.: Février. 1956).

После изгнания сарацин из Прованса Л. неоднократно подвергался нападениям мусульм. пиратов из Испании. Так, в 1046 или 1047 г. часть монахов была захвачена в плен. Оставшиеся насельники собрали средства и попросили св. Изарна, аббата мон-ря Сен-Виктор, помочь с выкупом пленных. О др. нападении на Л. сообщается в письме Хильдеберта Лаварденского (ок. 1101). Вскоре после того, как Хильдеберт посетил мон-рь по дороге из Рима во Францию, на остров напали сарацины и убили многих монахов (PL. 171. Col. 287-288). Вероятно, аббатство пострадало также во время нападения сарацин на Антиб (ок. 1124). Для защиты от разбойников аббат Альдеберт II начал строительство укреплений на Лерене и в Каннах (замок Ле-Сюке; права монахов на это укрепление были подтверждены гр. Беренгером Раймондом в 1131). На острове была возведена башня, где при необходимости могли укрыться монахи. В то же время велось строительство церквей и др. монастырских зданий. О том, что монахи занимались интеллектуальной деятельностью, свидетельствует комментарий на Псалтирь, к-рый мон. Даниил посвятил Альдеберту II (Morard. 2011).

Крепость аббатства Лерен. XII–XV вв.
Крепость аббатства Лерен. XII–XV вв.

Крепость аббатства Лерен. XII–XV вв.
Наличие у Л. крупных земельных владений приводило к конфликтам с местной знатью, представители к-рой иногда пытались отобрать у монахов собственность, подаренную их предками. Права монахов на приходские церкви и на сбор десятины нередко становились предметом споров с епископами (в этот период Л. находился в диоцезе Антиб (с 1244 - Грас); лишь в 1377 папа Григорий XI освободил аббатство и приораты от епископской юрисдикции; см.: Cartulaire. 1905. Pt. 2. P. 8-12. N 5). К кон. XII в. относятся сведения о конфликтах среди насельников Л., скорее всего связанных с управлением сеньорией. Этим воспользовались цистерцианцы: на генеральном капитуле ордена (сент. 1197) они постановили ходатайствовать перед Папским престолом о передаче аббатства под их контроль. Однако папа Иннокентий III велел архиепископу Арльскому восстановить дисциплину в мон-ре; передача обители цистерцианцам разрешалась только как крайняя мера (13 июня 1198; см.: Caby C. Les Cisterciens et les îles: Variations sur deux affaires provençales de la fin du XIIe siècle // Lérins. 2009. P. 335-350).

В XIII в. система управления Л. изменилась. Ранее полная власть над мон-рем и его владениями принадлежала аббату, хотя в действительности приораты обладали широкой автономией. Ограничению власти аббата способствовало проведение генерального капитула, в котором участвовали все монахи Л., жившие на острове и в приоратах (первоначально собирался каждые 2 года, с 1441 - каждые 6 лет). В полномочия генерального капитула входили такие вопросы, как отчуждение монастырских владений. В XIV-XV вв. генеральный капитул принимал статуты - уставные документы, в к-рых содержались подробные указания относительно повседневной жизни монахов, управления аббатством и его владениями, сбора и распределения доходов и т. д. (известны 7 статутов Л., принятых между 1310 и 1453; см.: Moris. 1909. P. 93-107). В частности, было определено количество монахов, к-рые могли жить на острове (по статутам 1441 г., в монастыре было 30 монахов во главе с аббатом, в приоратах и других владениях - 76 насельников). Обычной практикой было частое перемещение монахов между аббатством и приоратами. Почти все монахи участвовали в управлении аббатством, т. к. должностные лица избирались или назначались на короткие сроки (лишь с 1453 важнейшие должности (клаустральный приор, сакристан и др.) стали пожизненными).

В XIV в. положение Л. ухудшилось из-за эпидемии, голода и военных действий в Провансе. В условиях сокращения доходов монахи стали укрупнять сеньорию, сосредоточив внимание на владениях, находившихся поблизости от Л. (напр., еще в 1264 они продали обитель Сан-Пол-де-Мар в Каталонии). Автономия мон-ря была ограничена в эпоху «Авиньонского пленения пап», когда осуществлялись прямые назначения епископов и аббатов. Впервые аббат Л. был назначен Папским престолом в 1256 г., но только в XIV в. эта практика стала регулярной (лишь в редких случаях папская курия утверждала аббатов, избранных братией). Как правило, ставленники Папского престола совмещали настоятельство в мон-ре с др. бенефициями и редко посещали обитель. Вместо них аббатством руководил заместитель (клаустральный приор или викарий). В 1368 г. папа Урбан V подчинил Л. аббатству Сен-Виктор в Марселе, но вскоре по настоянию монахов это решение было отменено.

Пытаясь упрочить престиж Л. в условиях материальных трудностей и соперничества с новыми религ. орденами (францисканцами, доминиканцами, августинцами-эремитами), монахи стремились сделать обитель местом паломничества. Они добивались издания папских грамот об индульгенции для паломников. В 1246 г. папа Иннокентий IV даровал 40-дневное отпущение грехов паломникам, посетившим остров в день памяти св. Гонората (Cartulaire. 1905. Pt. 2. P. 3-4. N 3). Впосл. индульгенция была распространена на паломничество в Пальмовое воскресенье и день Рогаций, а в XV в.- на период между праздниками Вознесения и Пятидесятницы. Целью паломничества было не столько поклонение монастырским реликвиям (в обители хранились частицы мощей мн. святых), сколько посещение «святого острова», обагренного кровью мучеников. Согласно панегирику Л. (нач. XII в.), святые Айгульф, Поркарий и 500 монахов своей кровью освятили «остров мучеников» и монастырь, ставший «невестой Христовой» (Lauwers M. Porcaire, Aygulf et une île consacrée par le sang des martyrs (début du XIIe siècle) // Lérins. 2009. P. 445-455; о паломничестве на Л. см.: Butaud G. Le culte de saint Honorat en Provence et les pratiques dévotionnelles sur l'«Île sacrée» de Lérins (XIIIe-début XVIe siècle) // Ibid. P. 601-668).

Насельники Л. способствовали распространению почитания св. Гонората, которому был посвящен мон-рь. В леренских агиографических сказаниях Гонорат был представлен в первую очередь как основатель монастыря, наставник монахов и чудотворец. Пространное «эпическое» Житие св. Гонората, составленное во 2-й пол. XIII в. (BHL, N 3976; изд.: Die Vita. 1911), отличается обилием фантастических эпизодов, рассказов о чудесах, путешествиях и приключениях героев, образцом для к-рых послужили франц. эпос и Хроника Псевдо-Турпина. Сведения о Гонорате, заимствованные из «Слова...» Илария Арелатского, искажены до неузнаваемости. Особое внимание уделено борьбе с манихеями (катарами), междоусобицам знати и престижу Л.- древнейшего мон-ря, прославленного подвигами и чудесами святых (см.: Labrousse et al. 2005. P. 231-235). В Житии Гонорату приписывается вост. происхождение (он якобы был сыном царя Никомидии); мать, фанатичная язычница, пыталась оградить его от христ. проповеди, но благодаря знакомству с подвижниками Капразием, Магонцием и Леонтием Гонорат обратился в христианство и стал отшельником в горах Прованса. По указанию ап. Иакова он освободил Карла Великого, томившегося в плену у испан. сарацинов, и помог ему одержать победу над врагами. После кончины Капразия и Венанция, с к-рыми святой подвизался в пещере, манихеи схватили его и отвезли на о-в Лерен, где обитали ядовитые змеи. Однако Гонорат изгнал змей и основал мон-рь, для к-рого из Монте-Кассино привезли текст Устава св. Бенедикта. Карл Великий щедро одарил обитель, а папа Римский Евгений, услышав о праведной жизни монахов, благословил остров и принял мон-рь под свою защиту. Причиной избрания Гонората на епископскую кафедру названа борьба православных с еретиками. Далее в Житии описываются многочисленные чудеса Гонората и мученичество Поркария. В XIV в. «эпическое» Житие было переведено на каталон. язык (изд. в 1485 в Валенсии). По просьбе аббата Госельма де Меирьера (1295-1309) мон. Раймон Феро составил стихотворное Житие св. Гонората на провансальском языке. Аббат намеревался преподнести это сочинение Марии Венгерской, супруге кор. Карла II Анжуйского. Поэма о Гонорате, написанная неск. стихотворными размерами, состоит более чем из 10 тыс. стихов. Повествование в целом соответствует лат. «эпическому» Житию, за исключением нек-рых деталей (напр., отец Гонората назван королем Венгрии). В XIV-XVI вв. поэма пользовалась популярностью в Юж. Франции (см.: Ibid. P. 235-239).

Житие св. Гонората. XV в. (Stresa. Bibl. Rosminiana. 4. Fol. 65r)
Житие св. Гонората. XV в. (Stresa. Bibl. Rosminiana. 4. Fol. 65r)

Житие св. Гонората. XV в. (Stresa. Bibl. Rosminiana. 4. Fol. 65r)
В период политической нестабильности в Провансе, связанной с мятежом виконта Раймона де Тюрена, насельники Л. получили мощи св. Гонората, которые ранее хранились в Арле. Приор мон-ря Ганагоби тайно вывез святыню в свою обитель под предлогом ее спасения от врагов. Навестив родственника, ризничего Л., он предложил отдать мощи в аббатство с условием, что его примут в число братии. Торжественная встреча святыни состоялась 20 янв. 1392 г. (BHL, N 3978; Barralis. 1613. P. 79-81). В аббатстве был установлен праздник в честь перенесения мощей св. Гонората (20 янв.; по решению генерального капитула 1453 г. были введены также праздники перенесения мощей св. Айгульфа (17 мая) и всех леренских святых (15 мая)). Вскоре после этого было составлено новое лат. Житие св. Гонората, автором или заказчиком к-рого считается Жоффруа де Моншуази (аббат Л. в 1420-1436). Его содержание в целом соответствует «эпическому» Житию. Текст сохранился в богато оформленной рукописи, скорее всего подаренной настоятелем Л. аббату Лудовико Барбо из мон-ря Санта-Джустина в Падуе. Житие не получило распространения в рукописях, но текст был напечатан в 1501 г. в Венеции и в 1511 г. в Париже; известны переводы на каталон. и франц. языки, выполненные по печатным изданиям (см.: Caby C. Écrire la Vie d'Honorat а Lérins au début du XVe siècle: Autour de la «Vita Honorati» du manuscrit Stresa, Biblioteca Rosminiana, 4 // Lérins. 2009. P. 669-728).

XV-XVIII вв.

В 1400 г. Л. был захвачен и разграблен генуэзскими корсарами, к-рые попытались закрепиться на острове, но были изгнаны ополчением провансальской знати. Об ослаблении монашеской дисциплины говорилось в статутах, принятых на генеральном капитуле 1441 г.; насельникам было запрещено самовольно покидать остров, носить оружие и т. д., им следовало регулярно исповедоваться и причащаться. В 1464 г. папа Римский Пий II ввел на Л. режим комменды и назначил аббатом своего референдария Инара де Грасса дю Бара, еп. Граса. После этого мон-рем номинально управляли Грасские епископы Жан Андре Гримальди (аббат Л. в 1482-1500) и Огюстен Гримальди (аббат Л. в 1501-1532), к-рый разрешил монахам вступить в итал. бенедиктинскую конгрегацию Санта-Джустина (Монте-Кассинская конгрегация; присоединение к ней Л. утверждено папой Римским Львом X 29 янв. 1515). В 1513 г. еп. О. Гримальди отказался от комменды, сохранив тем не менее пожизненное право на доход от должности аббата и контроль над значительной частью монастырских владений. В 1516 г. на Лерен прибыли приор Иероним из Монферрата, избранный генеральным капитулом в Монте-Кассино, и 10 итал. монахов. Присоединение к конгрегации Санта-Джустина обеспечило монашеской общине определенную самостоятельность. Аббат, к-рый занимал должность на условиях комменды, как правило, не вмешивался во внутренние дела мон-ря (повседневное руководство осуществлял «регулярный» аббат или клаустральный приор). Во время Итальянских войн семейство Гримальди выступило на стороне имп. Карла V; в 1524 и 1536 гг. на острове высаживались испан. войска.

После кончины еп. О. Гримальди монахи Л. самостоятельно избрали настоятеля и отказались принять аббата, назначенного кор. Франциском I (Жана дю Белле, еп. Байонны). В ответ король отозвал ратификацию присоединения Л. к конгрегации Санта-Джустина и запретил принимать в обитель монахов-иностранцев (1542). Впосл. кард. Ж. дю Белле уступил должность аббата Гийому Пелисье, еп. Монпелье (аббат Л. в 1548-1567), к-рый судился с монахами из-за доходов обители и пытался изгнать итальянцев, чтобы ликвидировать автономию монашеской общины (в 1564 Королевский совет вынес решение в пользу монахов). Монахи Л. под рук. Дени Фоше неоднократно ходатайствовали перед королем об отмене комменды, судились с аббатами из-за доходов и имущества. В 1592 г. избранный монахами аббат Анж де Фрежюс получил утверждение Папского престола, но кор. Генрих IV отказался его признать и в 1594 г. назначил своего кандидата. После переговоров с Римской курией король одобрил присоединение Л. к конгрегации Санта-Джустина при условии, что мон-рем будет руководить аббат-француз (1597). В 1611 г. монахи откупились от назначенного королем аббата, передав ему о-в Сент-Маргерит, но в 1638 г. комменда была восстановлена. Причиной этого была оккупация Л. испанцами, к-рые изгнали с острова монахов и франц. гарнизон (в 1635-1637 монахи жили в замке Валлорис). После освобождения острова кард. Луи де ла Валетт обвинил монахов-итальянцев в сговоре с неприятелем и, получив должность аббата, велел им покинуть Л. В 1639 г. кор. Людовик XIII включил аббатство во франц. бенедиктинскую конгрегацию св. Мавра (см. Мавристы), но папа Римский не утвердил это решение. Положение мон-ря оставалось неопределенным. Кард. Джулио Мазарини (аббат Л. в 1654-1661) признал союз аббатства с конгрегацией Санта-Джустина в обмен на ежегодную выплату пенсии, но отказал монахам, просившим вывести с острова франц. гарнизон. В 1732 г. должность аббата Л. была объединена с епископской кафедрой Граса; протестовавшие против этого монахи проиграли тяжбу, и в 1756 г. Королевский совет постановил включить аббатство в конгрегацию Клюни как общину «старой обсервации».

Борьба монахов с аббатами, назначенными франц. королем, привела к ослаблению дисциплины, сокращению доходов и падению авторитета Л. В XVII в. мон-рь утратил значение духовного центра и места паломничества, а почитание св. Гонората в Провансе заметно ослабело. Однако нек-рые насельники Л. внесли вклад в изучение истории мон-ря, особенно раннего периода. Гуманист Джованни Андреа (Грегорио) Кортезе (регулярный аббат Л. в 1524-1527; кардинал с 1542) составил неск. поэм о св. Гонорате и о мон-ре (Gregorii Cortesii Omnia, quae huc usque colligi potuerunt, sive ab eo scripta, sive ad illum spectantia. Patavii, 1774. Pars 1. P. 154-164). Мон. Дени Фоше (регулярный аббат в 1544-1547; † 1562) участвовал в подготовке издания «Слова о жизни св. Гонората» Илария Арелатского и «Похвалы пустыне» Евхерия Лугдунского, осуществленного бенедиктинцем Жильбером Женебраром (Париж, 1578). До XX в. самым значительным трудом по истории мон-ря была «Хронология святых и прочих прославленных мужей и аббатов священного острова Лерен» мон. Венсана Барралиса (Barralis. 1613). В этом сочинении приведены подробное описание мон-ря, исторические источники (прежде всего Жития святых), сведения из архивных документов, ныне утраченных.

В XVIII в. монашеская жизнь в аббатстве пришла в упадок. По ходатайству епископов Граса и Сенеза кор. Людовик XVI подписал указ об упразднении мон-ря (24 сент. 1786; утвержден Папским престолом 10 авг. 1787). Согласно описи имущества, составленной в июне 1788 г., доход аббатства составлял ок. 20 тыс. ливров; в мон-ре было всего 7 монахов, из них лишь 4 жили на острове. Имущество обители отошло епископской кафедре Граса, ценности монастырской ризницы были распределены между приходскими церквами, а часть сокровищ сдана в казну.

XIX - нач. XXI в.

В 1791 г. о-в Сент-Онора был продан с аукциона и до 1859 г. оставался в руках частных лиц. Жозеф Антуан Жордани, еп. Фрежюса, приобрел остров с намерением восстановить мон-рь. Некоторое время на Сент-Онора жили францисканцы, затем - клирики из марсельской конгрегации св. Петра в узах (Сен-Пьер-эс-Льен). В 1869 г. цистерцианцы из аббатства Сенанк основали мон-рь Нотр-Дам-де-Лерен, который возглавил аббат Мари Бернар Барнуэн († 1888). При роспуске религ. конгрегаций во Франции (1903) было сделано исключение для цистерцианской конгрегации Непорочного зачатия с центром в аббатстве Л., т. к. монахи не занимались общественной или коммерческой деятельностью. С XIX в. основной отраслью монастырского хозяйства является виноделие. В наст. время в состав конгрегации Непорочного зачатия входят Л. и 5 др. монашеских обителей во Вьетнаме, Италии, Канаде и Франции. С 1992 г. мон-рь возглавляет аббат Владимир Годра.

Архитектура

В XI-XIII вв. сложился архитектурный ансамбль, в который входили основной комплекс мон-ря и расположенная поблизости от него на берегу моря укрепленная башня. Согласно описанию Барралиса, основной комплекс состоял из 2 церквей, клуатра, зала капитула, рефектория и дормитория. Главный монастырский храм св. Гонората (не сохр.), по-видимому, был возведен после нападения сарацин в 1046/47 г. и освящен 4 окт. 1088 г. Это была 3-нефная одноапсидная романская церковь; боковые нефы были сужены, а стены, прорезанные небольшими окнами, почти лишены декора; к сев. стене примыкали капеллы. К северу находилась ц. Пресв. Девы Марии - скромный однонефный храм с апсидой (вероятно, освящена в 1159; в XIX в. перестроена в жилой корпус). Храмы соединялись т. н. галереей мертвых, перекрытой цилиндрическим сводом, которая скорее всего служила усыпальницей. С юга к ц. св. Гонората примыкал прямоугольный клуатр, сооруженный в XI в. и полностью перестроенный на рубеже XII и XIII вв. Галереи клуатра оформлены как замкнутые помещения, перекрытые простыми цилиндрическими сводами и отделенные от двора глухими стенами с широкими оконными и дверными проемами. С вост. стороны клуатра находится зал капитула, с южной - рефекторий; оба помещения перекрыты массивными сводами на нервюрах.

Башня-донжон, которая в позднее средневековье стала основной резиденцией монахов, имеет сложную историю строительства. По сведениям Барралиса, укрепление было заложено при аббате Альдеберте II (1088-1103). В грамоте папы Гонория II (1124-1130) упоминается о возведении крепости для защиты от сарацин; понтифик призвал христиан помогать монахам, находившимся в опасности. Высказывалось мнение о подложности грамоты (Labande. 1922/1923. P. 196-197), но, по-видимому, текст лишь подвергся интерполяции (Méhu D. Les privilèges... // Lérins. 2009. P. 482-487). Кон. XI-XII в. можно датировать строительство донжона высотой не менее 15 м, к-рый составил основу укрепления. Вероятно, в кон. XII в. к башне была сделана пристройка (об этом упом. в грамоте папы Луция III 1184 г.), на 2-м этаже к-рой с 1392 г. находилась капелла Св. Креста. После взятия башни генуэзскими пиратами (1400) укрепление подверглось существенной перестройке: здание было расширено, в нем устроили 2-ярусный клуатр со стрельчатыми арками, в нижнем ярусе - цистерны. Работы были завершены в 1468 г. По свидетельству Барралиса, в крепости было 36 монашеских келий, 5 помещений для слуг, 4 капеллы, трапезная с кухней, ризница, архив, б-ка, 2 цистерны и т. д. Особое значение приобрела капелла Св. Креста, к-рая именовалась «Святая святых», т. к. в ней хранились главные святыни мон-ря (см.: Bay, Fixot. 1990; Poteur, Salch. 1996).

В XVIII в. основной комплекс монастырских зданий почти не использовался; монахи жили и совершали богослужения в крепости. После закрытия аббатства постройки были заброшены и разрушались. Поселившиеся на острове цистерцианцы возвели новые здания, превосходившие по масштабу средневек. постройки, среди к-рых доминирует неороманская ц. Пресв. Девы Марии (1874-1878). Клуатр, рефекторий, зал капитула и нек-рые др. помещения были отреставрированы.

Капелла Спасителя в аббатстве Лерен. IX–XI вв. (?)
Капелла Спасителя в аббатстве Лерен. IX–XI вв. (?)

Капелла Спасителя в аббатстве Лерен. IX–XI вв. (?)
В средние века в окрестностях аббатства находилось 7 капелл, из которых сохранились 3 (известная по упоминаниям в источниках капелла св. Михаила разрушена, капеллы св. Петра, св. Капразия и святых Киприана и Иустины реконструированы в XX в.). Расположенная поблизости от мон-ря капелла св. Поркария - простое однонефное сооружение с апсидой и округлым оконным проемом на зап. фасаде. Средневек. капелла Св. Троицы состоит из прямоугольной основной части и примерно равной ей по площади алтарной части в форме триконха. Капелла Спасителя - октагон (диаметр ок. 8 м), из его вост. грани выступает небольшая апсида. В интерьере 7 граней октагона отмечены полуциркульными нишами; в стене над зап. входом прорезано округлое окно. По одной из версий, капелла относится к эпохе Каролингов, по другой - к XI в. При археологических раскопках под капеллой были обнаружены остатки построек, восходящих к начальному этапу истории мон-ря. В V в. на этом месте был возведен небольшой ораторий (молельня) со зданием из неск. комнат, одна из к-рых служила кухней. Вероятно, это была келья отшельника. В VI-VII вв. на месте жилых помещений возвели пристройку с гробницей (скорее всего, там был похоронен чтимый подвижник, живший в келье); внутри и снаружи оратория найдены захоронения. Исследователи интерпретировали эти данные как свидетельство укрепления монашеского общежития: кельи, где ранее жили аскеты, становились местами их почитания, а монахи собирались в монастыре. По-видимому, в VIII в. в оратории и пристройке поселились люди; это могло быть связано с временной оккупацией острова сарацинами. В эпоху Каролингов, когда монашеская жизнь возобновилась, здесь была построена новая небольшая церковь (Codou. 2013).

Реликварий со сценами жизни св. Гонората. Кон. XIV в. (ризница собора Нотр-Дам-де-Пюи в Грасе)
Реликварий со сценами жизни св. Гонората. Кон. XIV в. (ризница собора Нотр-Дам-де-Пюи в Грасе)

Реликварий со сценами жизни св. Гонората. Кон. XIV в. (ризница собора Нотр-Дам-де-Пюи в Грасе)
Главной святыней Л. считались мощи св. Гонората, вскоре после перенесения в мон-рь (1392) разделенные на неск. частей; их поместили в реликварии, изготовленные на средства мон. Жана Ложье, приора Валлориса. Череп святого хранился в серебряном бюсте-реликварии, основная часть мощей - в деревянной раке, украшенной резными сценами жизни и чудес святого. В 1485 г. руку св. Гонората поместили в серебряный реликварий в форме руки, а в 1491 г. аббат Ж. А. Гримальди подарил Л. серебряную раку для мощей, в к-рой они хранились до XVIII в. В 1788 г., после закрытия Л., еп. Франсуа д'Этьен де Сен-Жан де Прюньер распределил монастырские реликвии между церквами диоцеза Грас. Бюст-реликварий св. Гонората и резную раку с его мощами поместили в соборе Нотр-Дам-дю-Пюи в Грасе; там же хранился серебряный бюст-реликварий св. Айгульфа (реликварии, выполненные из драгоценных металлов, были утрачены в 1792). Серебряная рака, подаренная Гримальди, была передана в приходскую церковь в Каннах (сохр. деревянный ковчег, находившийся внутри раки; в 2006 в нем были обнаружены частицы мощей святого и средневек. ярлыки с указаниями на принадлежность). В Мужене находится реликварий 1485 г. с рукой Гонората, в Орибо-сюр-Сьянь - серебряный реликварий кон. XV в. с челюстью святого (Moris. 1909. P. 415-429; Butaud, Coudou. 2007). В XX в. из Граса в аббатство Л. была возвращена часть мощей св. Гонората.

А. А. Королёв

Ист.: Hilarius. Sermo de vita S. Honorati // Hilaire d'Arles. Vie de St. Honorat / Éd. M.-D. Valentin. P., 1977. (SC; 235); Honoratus. Vita Hilarii // Honorat de Marseille. La Vie d'Hilaire d'Arles / Éd. P.-A. Jacob. P., 1995. (SC; 404); Eucher. Lugd. De laud herem. // Eucherius Lugdunensis. Opera omnia / Ed. C. Wotke. W., 1894. Pars 1. P. 175-194. (CSEL; 31); Арелатские проповедники V-VI вв.: Сб. исслед. и пер. М., 2004; Les Règles des saints Pères / Éd. A. de Vogüé. P., 1982. T. 1: Trois règles de Lérins au Ve siècle; T. 2: Trois règles du VIe siècle incorporant des textes lériniens. (SC; 297, 298); Wilmart A. Les «Monita» de l'abbé Porcaire // RBen. 1909. T. 26. P. 475-480; Cartulaire de l'abbaye de Lérins / Éd. H. Moris, E. Blanc. P., 1883. Pt. 1; 1905. Pt. 2; Die Vita sancti Honorati / Hrsg. B. Munke. Halle, 1911; Raymond Féraud. La Vida de sant Honorat, légende en vers provençaux du XIIIe s. / Éd. A.-L. Sardou. P., 1858; idem. La vida de sant Honorat / Éd. P. T. Ricketts, C. P. Hershon. Turnhout, 2007.
Лит.: Barralis V. Chronologia sanctorum et aliorum virorum illustrium ac abbatum sacrae insulae Lirinensis. Lugduni, 1613; Alliez L. Histoire du monastère de Lérins. P., 1862. 2 vol.; Moris H. L'abbaye de Lérins: Histoire et monuments. P., 1909; Cooper-Marsdin A. C. The History of the Islands of the Lerins: The Monastery, Saints and Theologians of S. Honorat. Camb., 1913; Labande L.-H. Bullaire de l'abbaye de Lérins: Essai de reconstitution (VIe-XIIIe siècle) // Annales de la Société des lettres, sciences et arts des Alpes-Maritimes. Nice, 1922/1923. T. 24. P. 115-198; Leclercq H. Lérins // DACL. T. 8. Pt. 2. Col. 2596-2627; Chadwick N. K. Poetry and Letters in Early Christian Gaul. L., 1955; Février P.-A. La donation faite à Lérins par le comte Leibulfe // Provence historique. Marseille, 1956. T. 16. Fasc. 23. P. 23-33; Prinz F. Frühes Mönchtum im Frankenreich: Kultur und Gesellschaft in Gallien, den Rheinlanden und Bayern am Beispiel der monastischen Entwicklung. W., 1965; Antier J.-J. Lérins: L'île sainte de la Côté d'Azur. P., 1973; Pricoco S. L'isola dei santi: Il cenobio di Lerino e le origini del monachesimo gallico. R., 1978; Oury G.-M. Un homme de foi: Dom Marie-Bernard Barnouin, restaurateur des abbayes de Sénanque et Lérins. Chambray, 1983; Carrias M. Vie monastique et règle à Lérins au temps d'Honorat // RHEF. 1988. T. 74. N 193. P. 191-211; Nouailhat R. Saints et patrons: Les premiers moines de Lérins. P., 1988; Weiss J.-P. La fondation de la communauté des moines de Lérins // Bull. de l'Assoc. G. Budé: Lettres d'humanité. 1988. N 47. P. 338-351; idem. Lérins et Valbonne // Provence historique. 2001. T. 51. Fasc. 205. P. 295-318; Mathisen R. W. Ecclesiastical Factionalism and Religious Controversy in 5th-Cent. Gaul. Wash., 1989; Vogüé A., de. Aux origines de Lérins: La règle de Saint Basile? // StMon. 1989. Vol. 31. P. 259-266; idem. Les débuts de la vie monastique à Lérins: Remarques sur un ouvrage récent // RHE. 1993. T. 88. P. 5-53; idem. Regards sur le monachisme des premiers siècles. R., 2000. P. 187-257; idem. Histoire littéraire du mouvement monastique dans l'Antiquité. P., 2003. Pt. 1. T. 7; Bay L., Fixot M. La tour de Saint-Honorat à Lérins // Provence historique. 1990. T. 40. Fasc. 159. P. 7-36; Kasper C. M. Theologie und Askese: Die Spiritualität des Inselmönchtums von Lerins im 5. Jh. Münster, 1991; Woods D. The Origin of Honoratus of Lérins // Mnemosyne. Ser. 4. Leiden, 1993. Vol. 46. P. 78-86; Labrousse M. Saint Honorat, fondateur de Lérins et évêque d'Arles. Bégrolles-en-Mauges, 1995; Poteur J.-C., Salch Ch.-L. Le château de Lérins. Strasbourg; Nice, 1996; Dunn M. The Emergence of Monasticism: From the Desert Fathers to the Early Middle Ages. Oxf.; Malden (Mass.), 2000; DelCogliano M. Porcarius of Lérins and His «Counsels»: A Monastic Study // American Benedictine Review. Atchison, 2002. Vol. 53. N 4. P. 400-424; 2003. Vol. 54. N 1. P. 30-58; Dulaey M. Jérôme, maître d'exégèse au monastère de Lérins: Le témoignage des «Formulae» d'Eucher de Lyon // Augustinianum. 2004. Vol. 44. N 2. P. 371-400; Labrousse M. et al. Histoire de l'abbaye de Lérins, Bégrolles-en-Mauges, 2005; Butaud G., Codou Y. Honorat moine et évêque: Ses reliques d'Arles à Lèrins // Bull. de l'Assoc. pour l'Antiquité tardive. Turnhout, 2007. N 16. P. 42-50; Lérins, une île sainte de l'Antiquité au Moyen Âge / Éd. Y. Codou, M. Lauwers. Turnhout, 2009; Morard M. Daniel de Lérins et le Psautier glosé: Un regard inédit sur la Glose à la fin du XIe siècle // RBen. 2011. T. 121. N 2. P. 393-445; Codou Y. Aux origines du monachisme en Gaule (Ve-XIe s.): Les fouilles de l'église du Saint-Sauveur, Lérins, Île Saint-Honorat, Alpes-Maritimes // Hortus Artium Medievalium. Zagreb, 2013. Vol. 19. P. 63-71.
А. А. Королёв, А. А. Ткаченко
Ключевые слова:
Монастыри Римско-католической Церкви Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Франция) Лерен [Лерин (Леринский монастырь)], католический монастырь Пресвятой Девы Марии на острове Сент-Онора в архипелаге Лерен близ г. Канны (деп. Приморские Альпы, Франция)
См.также:
КЛЮНИ католич. бенедиктинский мон-рь св. апостолов Петра и Павла (деп. Сона и Луара, Франция), центр движения за монашескую реформу в Зап. Европе в X-XII вв.
КОНК Конк, католич. бенедиктинский, впосл. премонстрантский мон-рь Спасителя и св. Веры (деп. Аверон, Франция)
БАНГОР ирландский мон-рь VI в.
БАТАЛЬЯ город и мон-рь в Португалии, усыпальница королей Авишской династии
БЕРИ-СЕНТ-ЭДМУНДС город и бенедиктинское аббатство в Вост. Англии
БРАТЬЯ ОБЩЕЙ ЖИЗНИ полумонашеские общины, объединявшиеся для ведения совместной благочестивой жизни