Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«КИРИЛЛОВА КНИГА»
Т. 34, С. 682-684 опубликовано: 18 декабря 2018г.


«КИРИЛЛОВА КНИГА»

(«Книга иже во святых отца нашего Кирилла, архиепископа Иеросалимского, на осьмый век». М., Печатный двор, 21.04.1644), полемический сборник, изданный по указу царя Михаила Феодоровича. Публикация «К. к.» была вызвана возможностью вхождения протестанта в русскую царскую семью: планировался династический брак между царевной Ириной Михайловной и сыном дат. кор. Кристиана IV от морганатического брака гр. Вальдемаром. Патриарх Московский и всея Руси Иосиф и дворецкий кн. А. М. Львов, в ведении к-рых находился Московский Печатный двор, стремились использовать печатные издания для противодействия этому браку. Так, в 1642 г. на Печатном дворе был издан «Сборник о почитании икон», имевший антипротестант. направленность. В составлении «К. к.» и подготовке ее к изданию в кон. 30-х - нач. 40-х гг. XVII в. принимали участие протопоп московского собора во имя Черниговских чудотворцев Михаил Рогов, ключарь московского Успенского собора Иоанн Наседка, справщики Московского Печатного двора Ш. Марьтемьянов и З. Подосенов.

В основу «К. к.» был положен полемический сборник, в одном из списков озаглавленный как «Просветитель литовский» (в др. списках сборник не имеет заголовка, по названию 1-й гл. может обозначаться как «Изложение о вере»). Сборник был составлен не позднее 20-х гг. XVII в., наиболее вероятно, в кругу книжников, близких к патриарху Филарету (Романову). По составу он близок к др. полемическим компиляциям того времени, в частности к «Изложению на люторы» Иоанна Наседки, текстуально с последним не совпадает. «Просветитель литовский» по структуре повторял полемические сборники ХV-ХVII вв. из произведений, широко бытовавших в рус. рукописной традиции. В нем также приведены новые западнорус. сочинения, в т. ч. антипротестант. тексты; редакторы использовали заимствованные сочинения для обличения реформационного вероучения, против к-рого в рус. письменности не имелось развернутого опровержения. Сборник, судя по входящему в ряд списков тексту оглашения, предназначался для «просвещения» (катехизации) «литовцев» (жителей Литовского великого княжества, вероятно католиков и протестантов). Мн. списки «Просветителя литовского» происходят из крупных монастырей (Соловецкого в честь Преображения Господня муж. мон-ря, Троице-Сергиевой лавры), где проходили оглашение иностранцы.

Текстологическую историю «Просветителя литовского» можно разделить на неск. этапов. Первоначально сложился сборник, основу к-рого составили переведенные с «простой мовы» украинско-белорус. произведения, а также хронографические тексты. В «Просветитель литовский» вошли полемические статьи из Русского Хронографа Пространной редакции (редакция 1601 г.) и перевод западнорус. антипротестант. изданий: «Книги о образех» и «Книги о Троице» (Вильно, 1596) («Книга о образех» бытовала в рус. рукописной традиции также самостоятельно). При включении в «Просветитель литовский» «Книги о образех» одна из ее статей - «О крестном знамении» - была расширена за счет текста, к-рый на протяжении долгого времени предоставлял наибольшее количество аргументов в защиту двоеперстия,- «Феодоритова слова» (не позднее XV в.), приписываемого Феодориту, еп. Кирскому. («Феодоритово слово» текстуально связано со «Сказанием о Мелетии Антиохийском», которое восходит к «Церковной истории» Феодорита Кирского - Русинов В. Н. «Сказание о Мелетии Антиохийском» и споры по церковно-обрядовым вопросам на Руси в XIII и XVI вв. // Идеология и культура феод. России. Горький, 1988. С. 35-47.) Очевидно, что для создателя «Просветителя литовского» основанием для внесения «Феодоритова слова» послужила краткая цитата Феодорита Кирского, присутствующая в виленском издании «Книги о образех». Также была увеличена при включении в «Просветитель литовский» др. глава «Книги о образех» - «Об иконах». В ней значительно расширен рассказ о появлении реформационных течений, усилены параллели между визант. иконоборчеством и протестантизмом, уточнены имена императоров-иконоборцев (Лев III Исавр, Лев IV Хазар, Константин V Копроним), вставлены упоминания о подготовке VII Вселенского Собора, признавшего иконоборчество ересью, введены рассказы о деятельности К-польского патриарха Тарасия, возглавившего Собор, и о реакции иконоборцев на Собор. Повествование замыкает рассказ об имп. Феодоре, вдове имп. Феофила, к-рая по совету К-польского патриарха Мефодия I заупокойными молитвами спасла душу мужа от адских мучений (этот сюжет присутствовал уже в «Хронике» Георгия Амартола).

Из Русского Хронографа редакции 1601 г. в «Просветитель литовский» перешли основополагающие для средневек. рус. мысли антикатолич. сочинения: «Сказание об отпадении латин» и «О латинских ересях» («Прение Панагиота с Азимитом»), «Повесть Симеона иерея, суждальца, како Римский папа Евгений составлял осмый собор со своими единомысленники». Из Хронографа заимствована антипротестант. ст. «О Мартине Люторе и о его ереси». Заметное место в «Просветителе литовском» заняли взятые из Хронографа произведения, критикующие вероучение и практику Армянской Церкви (негативное освещение разных ветвей христианства усиливало мысль об исключительности рус. Православия). Антиарм. часть сборника была представлена статьями «Прение св. Илариона Меглинского со армены» и «О арменской ереси», восходящими к 189-й гл. Хронографа, но имевшими и самостоятельное хождение в рукописной традиции. В «Прении... со армены» критикуется монофизитство Армянской Церкви. Разд. «О арменской ереси» в «Просветителе литовском» состоит из неск. сочинений: «О Лине, учителе арменском», «О арменском дыбании», «О посту арменском арцыурцове». В «Просветитель литовский» также вошло «Прение св. Илариона Меглинского с манихеи», сопутствующее в Хронографе «Прению... со армены». Кроме того, из Хронографа было заимствовано «Родословие Святыя Богородицы», продолжившее тематику последней главы «Книги о Троице», посвященной Богоматери. «Просветитель литовский» открывается хронографической по происхождению ст. «Изложение о вере».

В результате соединения всех названных полемических текстов сложился первоначальный вариант «Просветителя литовского», состоявший из 31 главы.

На 2-м этапе текстологической переработки в «Просветитель литовский» были включены 2 хронографические статьи: «О еллинских мудрецех, иже отчасти пророчествоваша о Христе» и «О пророцех, иже пророчествоваша о Божестве и о Христове Рожестве». В такой редакции сборник продолжал расширяться за счет различных сочинений. Тот вариант сборника, который лег в основу «К. к.», включил следующие дополнения: краткие святоотеческие учительные и катехизические тексты, индексы ложных и истинных книг, соч. «Ереси римские» и перевод с «простой мовы» «Казанья об антихристе» Стефана Зизания (Вильно, 1596) (см. в ст. Зизании). Сочинение Стефана Зизания являлось толкованием 15-го огласительного поучения свт. Кирилла, еп. Иерусалимского; при переводе с «простой мовы» на церковнослав. язык имя Стефана Зизания было снято и в заголовке осталось лишь имя свт. Кирилла Иерусалимского.

При подготовке «К. к.» справщики Печатного двора внесли в текст «Просветителя литовского» многочисленные изменения. В разд. «О крестном знамении» добавили «Слово о крестном знамении» прп. Максима Грека; т. о., был расширен комплекс сочинений в защиту двоеперстия (разд. «О крестном знамении», такой же как в «К. к.», имеется в предисловии к учебной Псалтири (М., 1641)). В ст. «Об иконах», восходящую к «Книге о образех», был внесен написанный в вопросо-ответной форме отрывок, в к-ром затрагивалась тема возможности видимого проявления невидимого Божества. Статья в этой версии оказала влияние на состав «Сборника о почитании икон» (М., 1642) (12-я гл. «Сборника...»). В «К. к.» по сравнению с «Просветителем литовским» усилены антикатолич. и антиуниат. части. В «Просветителе литовском» имелась направленная против Флорентийской унии (см. Ферраро-Флорентийский Собор) «Повесть инока Симеона...». В «К. к.» ее заменила «Книжица в десяти отделах» (Острог, 1598), содержащая критику Брестской унии 1596 г. Редакторы внесли в «К. к.» 2 антикатолич. раздела из «Книжицы в шести отделах» (Острог, 1588): о григорианском календаре («О пременении дней и праздников и самого дня спасительного Святыя Пасхи») и об опресноках (1-я ч. ст. «О опресноках и баранку, яже вместо стени июдеом на время узаконено было»). Кроме того, справщики поместили в «К. к.» «Слово на латинов» прп. Максима Грека (из киевского издания 1620 г.). Т. о., в «К. к.» вошли все самые распространенные к тому времени антиуниатские и антикатолические тексты. В сборнике были изданы ранние западнорус. полемические памятники, не испытавшие значительных лат. влияний. Новых произведений, незнакомых дотоле рус. книжникам, «К. к.» не содержала. Иоанн Наседка и Михаил Рогов подготовили 2 виршевых предисловия к «К. к.» (имя Иоанна Наседки читается по акростиху, авторство Михаила Рогова было указано патриархом Никоном, оспорившим утверждение Михаила Рогова о крещении через погружение как о достаточном условии спасения).

При подготовке «К. к.» справщики изменили порядок глав «Просветителя литовского». «Казанье...» Стефана Зизания было перемещено в начало и дало название всей книге, в делопроизводственной документации Печатного двора она именовалась «Книга Кирилла Иерусалимского».

Сборник был готов к публикации ок. 1639 г., однако отдан в печать лишь в 1643 г. Он увидел свет 21 апр. 1644 г. и сразу оказался в центре полемики. «К. к.» привлекалась в ходе богословского диспута в янв. 1644 - авг. 1645 г. между пастором, прибывшим с гр. Вальдемаром, и рус. богословами. Большое количество цитат из «К. к.» включено во 2-е послание патриарха Иосифа к гр. Вальдемару. В 1644 г. 5 экз. издания было отправлено Киевскому митр. свт. Петру (Могиле). «К. к.» постоянно использовалась рус. стороной в полемике с греками. В 1649 г. экземпляр «К. к.» был сожжен на Афоне. Раздел «К. к.», восходящий к «Сказанию об отпадении латин», был переведен на латынь и отправлен в Ватикан Ю. Г. Крижаничем. «К. к.» стала предметом споров в русско-швед. и русско-польск. переговорах. Впосл. она приобрела авторитет у старообрядцев благодаря подборке статей в защиту двоеперстия, а также эсхатологическим рассуждениям Стефана Зизания (защищавшего мысль о папе Римском как об антихристе). «К. к.» была переиздана старообрядцами в Гродно (1786, 1791) и в Московской единоверческой типографии (1900).

«К. к.» - памятник рус. допетровской библиографии. В ней впервые был опубликован индекс истинных книг. Он включает ряд названий и имен, к-рые никогда ранее не перечислялись в древнерус. рукописных индексах истинных книг, в т. ч. книги укр. и белорус. происхождения. Среди впервые указанных в «К. к.» авторов - свт. Григорий Чудотворец, еп. Неокесарийский, блж. Августин, еп. Гиппонский, преподобные Макарий Великий, Иларион Великий и Исидор Пелусиот, митрополиты Григорий Цамблак и Феодор Авукар Карийский, а также Козьма Пресвитер, Георгий Писида. По мнению И. М. Грицевской, индекс, помещенный в «К. к.», был составлен в нач. ХVII в. на базе ряда источников. Основные из них - оглавление Острожской Библии 1584 г. и индексы в редакциях ХVI - нач. ХVII в.

Лит.: Лилов А. И. О так называемой Кирилловой книге. Каз., 1858; Виноградов И. Г., свящ. О Феодоритове слове. М., 1866; Цветаев Д. В. Из истории брачных дел в царской семье московского периода. М., 1884; он же. Протестанты и протестантство в России до эпохи преобразований. M., 1890; Голубцов А. П. К вопросу об авторе, о времени написания, цели и составе «Изложения на лютеры» // ПрТСО. 1888. Ч. 42. С. 152-176; он же. Прения о вере, вызванные делом королевича Вальдемара и царевны Ирины Михайловны. М., 1891; Каптерев Н. Ф. Патр. Никон и царь Алексей Михайлович. Серг. П., 1909. Т. 1; он же. Патр. Никон и его противники в деле исправления церк. обрядов. Серг. П., 19132; Харлампович К. В. Малороссийское влияние на великорус. церк. жизнь. Каз., 1914. Т. 1; Niess H. P. Kirche in Russland zwieshen Tradition und Glaube? Gött., 1977; Rothe H. Zur Kiever Literatur im Moskau. I // Studien zu Literatur und Kultur in Osteuropa: Bonner Beiträge zum IX Intern. Slavistenkongress in Kiew, 1983. Köln; W., 1983. S. 233-260; Новые мат-лы для описаний изданий Московского печатного двора. М., 1986. С. 47-48. № 120; Грицевская И. М. Индекс истинных книг в составе «Киpилловой книги» // ТОДРЛ. 1993. Т. 46. С. 125-134; она же. Индексы истинных книг. СПб., 2003. С. 130-145; Каган М. Д. Кириллова книга // СККДР. Вып. 3. Ч. 2. С. 163-166 [Библиогр.]; Ч. 4. С. 732 [Библиогр.]; Опарина Т. А. Иван Наседка и полемическое богословие Киевской митрополии. Новосиб., 1998.
Т. А. Опарина