Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИЕВ
Т. 32, С. 664-686 опубликовано: 27 апреля 2018г.


КИЕВ

Ап. Андрей водружает крест на месте основания Киева. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 35)
Ап. Андрей водружает крест на месте основания Киева. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 35)

Ап. Андрей водружает крест на месте основания Киева. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 35)
[укр. Киïв], столица Украины, административно-территориальная единица, политический, социально-экономический, культурный, научный и правительственный центр страны, кафедра Киевской митрополии УПЦ. Первое датированное летописное известие о К. приходится на 862 г. (ПВЛ). В кон. IX - нач. Х в. поселение выросло в городской центр и К. стал столицей Киевской Руси. Как политический, экономический, культурный и религ. центр Руси К.- один из крупнейших городов средневековой Европы в XI-XIII вв.- сохранял свое значение вплоть до разорения в 1240 г. войсками хана Батыя. Вопросы возникновения и развития К. неразрывно связаны с образованием и со становлением Древнерусского гос-ва.

Топография и археология древнего города

Основные этапы изучения

Первые описания К. принадлежат древнерус. летописцам, к-рые не только фиксировали исторические события, но и оставляли свидетельства существования различных топографических памятников города IX-ХIII вв.- курганов, укреплений, урочищ, архитектурных сооружений, прежде всего храмов, что помогает воссоздать конкретный образ города тех веков. Сохранились описания ранних памятников К., увиденных глазами путешественников и мемуаристов XVI-XVIII вв. (Э. Ляссоты, М. Груневега, Г. Левассёра де Боплана, П. Развидовского, архидиак. Павла Алеппского и др.).

Первые попытки археологического изучения К. относятся к кон. ХVIII - нач. XIX в. и связаны с деятельностью М. Ф. Берлинского, митр. Евгения (Болховитинова), К. А. Лохвицкого, Н. Е. Ефимова. На протяжении 20-40-х гг. XIX в. археологические работы проводились на территории Десятинной ц. (Богородицы) и киевского Златоверхого во имя арх. Михаила мон-ря, исследовались остатки Золотых ворот, Ирининской (?) ц. Во 2-й пол. XIX в. изучались курганы на Батыевой горе (Я. Я. Волошинский), над Иордановской ц. на Подоле, храмы на Копыревом конце, Успенский собор Киево-Печерской лавры (П. А. Лашкарёв), велись наблюдения за строительными и земляными работами (Т. В. Кибальчич, И. А. Хойновский). Исследования этого периода имеют слабую научную и методическую стороны, они часто проводились без должной фиксации и сбора находок. Были созданы Музей древностей при Киевском ун-те им. равноап. вел. кн. Владимира (1837), Церковно-археологический музей при Киевской Духовной Академии, а затем Киевский музей древности и искусств (1899); появились первые обобщающие труды по исторической топографии древнего К. и о памятниках его церковной архитектуры (М. А. Максимович, Н. В. Закревский, Н. И. Петров, С. Т. Голубев и др.). В нач. ХХ в. В. В. Хвойка, Д. В. Милеев, С. П. Вельмин вели раскопки на территории Старокиевской горы, прежде всего Десятинной ц. и Софии Св. собора в Киеве, прерванные первой мировой войной. П. П. Покрышкин и Милеев блестяще разработали методику архитектурно-археологических исследований, не утратившую своего значения и в наст. время.

После революции и гражданской войны археологическое изучение древнего К. возобновилось, но в небольших масштабах. Раскопки 20-30-х гг. ХХ в. (В. Г. Ляскоронский, С. С. Гамченко, В. Е. Козловская, С. С. Магура, Ф. Н. Молчановский) обогатили археологию К. новыми открытиями. Впервые наряду с традиц. раскопками центральной исторической части города начались исследования и посадских районов (горы Детинка и Замковая, Копырев конец, Подол). До кон. 30-х гг. XX в. работы носили эпизодический характер (археологам были практически недоступны древнерус. памятники К. по причине неповоротливости бюрократической разрешительной системы, а также из-за нахождения земельных участков с остатками древних сооружений в частных владениях и на территории действующих церквей). Изучение и защита (достаточно условная в то время) памятников архитектуры проводились усилиями отдельных ученых, к-рые пытались если не отстоять, то хотя бы по возможности зафиксировать уникальные объекты (Н. Е. Макаренко, И. В. Моргилевский, Т. М. Мовчановский, Ф. Л. Эрнст и др.); большинство этих энтузиастов было уничтожено в ходе репрессий 30-х гг. XX в. В то же время именно в эти годы архитектурно-археологические исследования проходили в несравненно более широких масштабах; ими занимались гос. научные учреждения на основе методологии, фундамент которой лежал еще в дореволюционных разработках Лашкарёва и Покрышкина.

Музеефикация отдельных памятников (Киево-Печерская лавра, Софийский собор, Кирилловская ц. и др.) проводилась в условиях наступления на Церковь и была направлена не столько на сохранение и изучение памятников древнерус. архитектуры, сколько на прикрытие изгнания из них церковных организаций. Были уничтожены памятники древнерусского зодчества (Михайловский собор Михайловского Златоверхого мон-ря, Трехсвятительская ц., Успения Пресв. Богородицы (Пирогощая) церковь на Подоле).

В 1938-1952 гг. на территории К. и его окраин проводила систематические и масштабные работы совместная Киевская археологическая экспедиция Ин-та археологии АН УССР и Ин-та истории материальной культуры АН СССР под рук. М. К. Каргера (см.: Каргер. 1958; 1961), изучавшая прежде всего памятники церковного зодчества эпохи Киевской Руси (Десятинная ц., Софийский собор, Выдубицкий мон-рь, Михайловский Златоверхий мон-рь и т. д.). Ценные археологические материалы найдены в ходе раскопок В. А. Богусевичем, к-рый в 1950 г. провел первые стационарные исследования на Подоле, а на территории Киево-Печерской лавры обнаружил мастерскую по изготовлению стекла и смальты для Успенского собора и фрагмент каменной стены мон-ря XII в.; в 1951 г. он открыл вал эпохи вел. кн. Ярослава Мудрого на ул. М. Подвальная (Малоподвальная), 13. В 50-60-х гг. XX в. проводились раскопки на территории Старокиевской горы (П. П. Толочко, В. К. Гончаров, С. Р. Килиевич, М. Ю. Брайчевский), Копырева конца (Толочко, Ю. С. Асеев) и Клова (Толочко), где были открыты остатки неизвестных ранее храмов (Толочко. 1970).

В 1970 г. для планомерного и систематического исследования города создана Киевская экспедиция Ин-та археологии АН УССР (под рук. Толочко), к-рая развернула работы во всех исторических частях древнего К. и в прилегающих к нему районах («город Владимира», «город Ярослава», Подол, Копырев конец, Клов, Печерск, Выдубичи, Китаево, Церковщина и т. д.) (Новое в археологии Киева. 1981). В посл. трети ХХ - нач. ХХI в. в исследование К. заметный вклад внесли Я. Е. Боровский, К. Н. Гупало, В. Н. Зоценко, Г. Ю. Ивакин, И. И. Мовчан, М. А. Сагайдак и др.

Археологические памятники К. до VIII в. по Р. Х.

Данные археологии значительно расширили круг исторических источников о древнем К. Они позволяют воссоздать картину жизни города, осветить его культуру, экономику, быт, определить размеры и топографическое размещение отдельных районов, выяснить основные этапы развития К. Город возник на высоком правом берегу Днепра, чуть ниже устья Десны, что позволяло контролировать весь бассейн В. Днепра. Здесь же проходит пограничная зона леса и лесостепи, что дает возможность использовать для экономического развития разнообразные природные богатства обеих зон. Преимущество географического положения К. дополнялось удобством его топографического размещения на части высокого (100 м) плато, ограниченного долинами рек Днепр, Лыбедь, Сырец, протяженностью с севера на юг 14-15 км, с запада на восток 3-4 км. Плато прорезано в различных направлениях многочисленными оврагами, образующими изолированные естественные укрепления высот, мысов, останцов. В древности в большинстве этих оврагов протекали небольшие речки и ручьи: Глубочица, Киянка, Клов, Крещатик, Сетомль, Сырец и др. В районе Старокиевского плато Днепр делает изгиб, образуя широкую долину, к-рая тянется от Вышгорода. Часть долины под Старокиевской горой получила название Подол и являлась одним из крупнейших районов древнего К. Там же протекала р. Почайна, устье к-рой было удобной гаванью.

Территория «киевского треугольника», образованного реками Днепр, Ирпень и Стугна, была чрезвычайно удобна для проживания и хозяйственной деятельности с древнейших времен. Начало его заселения относится к каменному веку. Стоянки этого периода (ок. 17-15 тыс. лет назад) открыты на ул. Кирилловской и в урочище Протасов Яр вблизи Байкова кладбища. Последующие эпохи - неолит, бронзовый и железный века - также представлены на территории К. достаточно широко.

Памятники зарубинецкой и черняховской культур (рубеж старой и новой эр и 1-я пол. I тыс. по Р. Х.) обнаружены на горах Замковая, Старокиевская, Юрковица, в районе Львовской пл., на Оболони и в Печерске. Большое количество римских монет (в кладах и случайных находках), местонахождение которых топографически совпадает с находками керамики 1-й пол. I тыс., свидетельствует о развитых связях киевских поселений с периферией рим. мира. История К. сер. I тыс. остается наименее освещенным периодом. Следы исторической жизни на территории ядра города отсутствуют на протяжении большей части V в. Археологически жизнь здесь фиксируется снова с рубежа V и VI вв. Найденные материалы показывают, что одним из древнейших заселенных районов города являлась Замковая гора, к-рая выгодно расположена топографически. В ходе раскопок 1932-1933 и 1940 гг. (Козловская, Магура, Богусевич) был обнаружен культурный слой кон. V-VI в. с лепной керамикой, пряслицами, печиной, костями животных и т. п. С этим слоем, вероятно, связаны и находки 3 визант. монет императоров Анастасия I (498-518) и Юстиниана I (527-566). Вблизи горы, на Подоле, найдены еще 2 визант. монеты - имп. Евдоксии и имп. Юстиниана I, датируемые 537 г. (Петров. 1897). Из вещей VI-VII вв. следует назвать 2 амфориска (маленькая амфора), один из которых обнаружен на Замковой горе, второй - на Подоле.

К сер. I тыс. относится ряд находок в районе Старокиевской горы. В 90-х гг. XIX в. на ул. М. Житомирская найдены большая антропоморфная фибула и серебряный браслет с расширенными концами, происходившие, вероятно, из одного клада (см.: Корзухина. 1955; Каргер. 1958). В 1893 г., во время земляных работ в старой части города, найдены антропоморфные и пальчатые фибулы из низкопробного серебра. В нач. ХХ в. на территории Верхнего города откопали 5 серебряных браслетов с утолщенными концами и еще 2 - в районе Софийского собора; эти предметы происходят из одного района и, возможно, составляли единый комплекс. Фрагмент бронзовой фибулы с красной выемчатой эмалью был обнаружен Хвойкой на территории усадьбы М. М. Петровского.

Во время археологических раскопок были найдены материалы кон. V-VIII в. Работами Милеева, Молчановского, Каргера, Ивакина открыты и исследованы участки рва древнейшего городища на Старокиевской горе. Ров глубиной более 7 м от совр. поверхности (ок. 4 м от уровня материка) начинался на сев.-вост. краю Старокиевской горы, шел на юг, потом поворачивал на юго-запад, перерезал юго-зап. часть горы и заканчивался над урочищем Гончары. Лепная керамика, найденная в разных местах на дне рва, позволяет датировать его VII-VIII вв. (Каргер. 1958; Толочко. 1983). В 1908 г. в центре древнейшего городища Хвойка раскопал объект из мощных валунов песчаника, к-рый обычно определяют как языческое святилище. В 1939 г. обнаружено жилище, в ходе раскрытия к-рого выявлены грубая лепная керамика, глиняные пряслица, фрагмент гончарной керамики салтовского типа (сер. VIII - нач. Х в.). Тогда же на территории усадьбы Слюсаревского (Десятинный пер., 8) найдена лепная керамика красноватого цвета. В 1958 г. вблизи юж. угла здания Национального музея истории Украины открыт культурный слой с лепной керамикой VII-VIII вв. В 1965 г. на склоне Старокиевской горы исследовано жилище VII-VIII вв.: печь, сложенная из мелких камней песчаника и глиняных вальков, размещалась в юго-зап. углу помещения; найдено большое количество лепной и примитивной гончарной керамики (горшки, сковородки), глиняное пряслице и т. п.; рядом находилась хозяйственная яма с аналогичной керамикой. В 1971 г. раскопано жилище с глинобитной печью, в заполнении к-рой представлена многочисленная керамика корчакского типа рубежа V и VI вв. (см.: Новое в археологии Киева. 1981; Толочко. 1983). В 2009 г. раскрыто жилище с керамикой кон. VII-VIII в. под Десятинной ц. (материалы этого времени обнаружены также на горах Детинка и Щекавица). Скопление находок VI-VIII вв. на относительно небольшом участке свидетельствует о значительной концентрации населения в этом районе К. и о существовании здесь городища. Анализ археологического материала показал, что на данной территории он выстраивается в единую культурно-историческую цепочку с рубежа V и VI вв. Этим временем и можно датировать начало развития 1-го киевского поселения (Там же). Общая схема первых киевских поселений в наст. время рассматривается под разными углами зрения; складывается все более сложная и противоречивая картина жизни, что связано с малочисленностью и нередко неоднозначностью археологического материала (см.: Толочко. 2009; Комар. 2012).

К. и зарождение Древнерусского государства (IX-X вв.)

В IX-X вв. территория поселения, ставшего ядром столицы Древнерусского гос-ва, расширяется, занимая горы Старокиевская, Замковая, Лысая, Щекавица, Детинка, Кудрявец, а также Подол. Одновременно увеличивается и центральная часть городского комплекса. Старый оборонительный ров был неск. раз углублен и засыпан только перед строительством Десятинной ц. в 989 г.

Вид с горы Детинка на Замковую гору (справа — Старокиевская гора, слева вдалеке — гора Щекавица, внизу — исторические урочища Гончары и Кожемяки). Фотография. 2013 г.
Вид с горы Детинка на Замковую гору (справа — Старокиевская гора, слева вдалеке — гора Щекавица, внизу — исторические урочища Гончары и Кожемяки). Фотография. 2013 г.

Вид с горы Детинка на Замковую гору (справа — Старокиевская гора, слева вдалеке — гора Щекавица, внизу — исторические урочища Гончары и Кожемяки). Фотография. 2013 г.

Поселения и городища кон. IX-X в. представляли собой не изолированные населенные пункты, а составные части единого города. На Старокиевской горе находился детинец с княжескими постройками (дискуссионным остается вопрос о плотности заселения в это время Старокиевской горы, на значительной части к-рой возник языческий курганный могильник). Археологические исследования на Замковой горе показали, что культурные слои IX-X вв. распространены по всему плато горы. В 1932, 1933, 1940 гг. здесь обнаружены жилища, собрана керамика IX-X вв. Найденная Хвойкой формочка для отливки имитаций дирхемов указывает на наличие здесь ювелирной мастерской. В 1908 г. на этой же горе выявлен клад херсонесско-визант. монет IX-X вв. В разные годы на Замковой горе находили араб. дирхемы. В 1897 г. на кладбище киевского в честь Вознесения Господня и Флора и Лавра мон-ря открыты фундаменты постройки из тонкой плинфы (Петров. 1897), принадлежавшие, возможно, одному из княжеских дворцов Х в.

Усадьба купца. X в. Раскопки 1972 г. на Подоле.
Усадьба купца. X в. Раскопки 1972 г. на Подоле.

Усадьба купца. X в. Раскопки 1972 г. на Подоле.

Подол, Лысая гора, Щекавица, Кудрявец и др. районы преимущественно составляли посад города. Крупнейшим районом, где проживала основная часть населения, являлся Подол, на большей части которого наблюдаются культурные слои кон. IX-X в. На Подоле же находился первый на Руси христианский храм, упоминаемый в русско-визант. договоре, заключенном в 944 г., при вел. кн. Игоре: «…а хрестьяную Русь водиша… въ церковь святаго Ильи, яже есть надъ Ручьемъ, конѣць Пасыньцѣ бесѣдъ» (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1. Стб. 54). Традиционно местом расположения Ильинского храма называют район одноименной церкви ХVII в. вблизи берега Днепра. Однако сообщение летописи оспаривается и считается вставкой, повествующей о клятве дружинников вел. кн. Игоря в к-польской ц. прор. Илии. Но существенно, что Подол в это время превратился в городской район с регулярной застройкой на всей территории и развитой инфраструктурой, где была гавань, многочисленные склады, купеческие дворы, ремесленные мастерские. Дендрохронологические исследования древесины из раскопок на Контрактовой пл. (1972) и Житном рынке (1973) позволили датировать срубы из нижнего культурного слоя соответственно 913 и 887 гг. Жизнь на Подоле осложнялась периодическими наводнениями, полностью затапливавшими район. Кроме того, на Подоле отсутствовали мощные укрепления. В это время фиксируется массовая вырубка леса на Старокиевской гряде и подъем уровня почвы Подола за счет аллювиальных и делювиальных выносов песка (с гор и речных отложений) вместе с ростом насыщенности культурных отложений. Судя по летописным сообщениям, вероятно, тогда же была заселена и юж. часть старокиевской оконечности, однако археологически слои IX-X вв. там пока не выявлены (Аскольдова могила, Угорское, Берестово).

В X в. в состав городской территории входит городище на Лысой горе, занимавшее удобную в топографическом отношении высоту. Здесь в 1863 г. найден клад из 192 серебряных вост. монет VIII-Х вв., такие же монеты были в погребениях. Этим же временем датируют и появление здесь укреплений. В 1965 г. на юж. выступе Лысой горы открыто жилище с керамикой, характерной для IX-X вв.

План древнего Киева 1. Десятинная ц. 989–996 гг. 2–5. Дворцы на Старокиевской горе. Х в. 6. Собор св. Феодора. 1128 г. 7. Церковь св. Андрея Янчина мон-ря. 1086 г. 8. Ротонда (ц. вмц. Екатерины?). ХII–ХIII вв. 9. Васильевская (Трехсвятительская ц.). 1183 г. 10. Воздвиженская ц. 1215 г. 11. Софийские ворота. Кон. Х в. 12. Софийский собор. 1037 г. 13. Каменные стены. ХI в. 14. Собор вмч. Георгия Победоносца. Ок. 1051–1053 гг. 15. Собор св. Ирины? Сер. ХI в. 16. Дворец. ХI в. 17. Безымянный храм. ХI в. 18. Каменная баня на Софийском дворе. ХI в. 19. Спасская ц. 20. Собор св. Димитрия. 60-е гг. ХI в. 21. Михайловский Золотоверхий собор (заложен в 1108) 22. Церковь св. Петра. Ок. 90-х гг. ХI в. 23. Надвратная ц. ХII в. 24. Церковь св. Иоанна . 1121 г. 25. Собор Симеоновского мон-ря. 2-я пол. ХI в. 26. Храм. 2-я пол. ХI в. 27. Храм. Кон. ХII — нач. ХIII в. 28. Каменная постройка (дворец?). ХI–ХII вв. 29. Церковь на г. Щекавице. До 1183 г. 30. Церковь Успения Пресв. Богородицы Пирогощая. 1131–1135 гг. 31. Михайловская (Новгородская) божница. ХII в. 32. Борисоглебская (Туровская) божница. ХII в. 33. Неизвестный храм (ул. Андреевская). 2-я пол. ХII в. 34. Неизвестный храм (ул. Волошская). 2-я пол. ХII в. 35. Неизвестный храм (ул. Юрковская, 3). 20–30-е гг. ХII в. 36. Храм св. Николы (Иорданская ц.). ХI в. 37. Каменная постройка 38. Кирилловская ц. (заложена ок. 1146) 39. Собор Пресв. Богородицы (Стефанич мон-рь). 1075–1108 гг. 40. Мон-рь св. Николая (?). 2-я пол. ХI в. 41. Церковь Спаса на Берестове. Рубеж ХI и ХII вв. 42. Успенский собор Печерского мон-ря. 1073–1077 гг. 43. Трапезная ц. Печерского мон-ря. Нач. ХII в.
План древнего Киева 1. Десятинная ц. 989–996 гг. 2–5. Дворцы на Старокиевской горе. Х в. 6. Собор св. Феодора. 1128 г. 7. Церковь св. Андрея Янчина мон-ря. 1086 г. 8. Ротонда (ц. вмц. Екатерины?). ХII–ХIII вв. 9. Васильевская (Трехсвятительская ц.). 1183 г. 10. Воздвиженская ц. 1215 г. 11. Софийские ворота. Кон. Х в. 12. Софийский собор. 1037 г. 13. Каменные стены. ХI в. 14. Собор вмч. Георгия Победоносца. Ок. 1051–1053 гг. 15. Собор св. Ирины? Сер. ХI в. 16. Дворец. ХI в. 17. Безымянный храм. ХI в. 18. Каменная баня на Софийском дворе. ХI в. 19. Спасская ц. 20. Собор св. Димитрия. 60-е гг. ХI в. 21. Михайловский Золотоверхий собор (заложен в 1108) 22. Церковь св. Петра. Ок. 90-х гг. ХI в. 23. Надвратная ц. ХII в. 24. Церковь св. Иоанна . 1121 г. 25. Собор Симеоновского мон-ря. 2-я пол. ХI в. 26. Храм. 2-я пол. ХI в. 27. Храм. Кон. ХII — нач. ХIII в. 28. Каменная постройка (дворец?). ХI–ХII вв. 29. Церковь на г. Щекавице. До 1183 г. 30. Церковь Успения Пресв. Богородицы Пирогощая. 1131–1135 гг. 31. Михайловская (Новгородская) божница. ХII в. 32. Борисоглебская (Туровская) божница. ХII в. 33. Неизвестный храм (ул. Андреевская). 2-я пол. ХII в. 34. Неизвестный храм (ул. Волошская). 2-я пол. ХII в. 35. Неизвестный храм (ул. Юрковская, 3). 20–30-е гг. ХII в. 36. Храм св. Николы (Иорданская ц.). ХI в. 37. Каменная постройка 38. Кирилловская ц. (заложена ок. 1146) 39. Собор Пресв. Богородицы (Стефанич мон-рь). 1075–1108 гг. 40. Мон-рь св. Николая (?). 2-я пол. ХI в. 41. Церковь Спаса на Берестове. Рубеж ХI и ХII вв. 42. Успенский собор Печерского мон-ря. 1073–1077 гг. 43. Трапезная ц. Печерского мон-ря. Нач. ХII в.

План древнего Киева 1. Десятинная ц. 989–996 гг. 2–5. Дворцы на Старокиевской горе. Х в. 6. Собор св. Феодора. 1128 г. 7. Церковь св. Андрея Янчина мон-ря. 1086 г. 8. Ротонда (ц. вмц. Екатерины?). ХII–ХIII вв. 9. Васильевская (Трехсвятительская ц.). 1183 г. 10. Воздвиженская ц. 1215 г. 11. Софийские ворота. Кон. Х в. 12. Софийский собор. 1037 г. 13. Каменные стены. ХI в. 14. Собор вмч. Георгия Победоносца. Ок. 1051–1053 гг. 15. Собор св. Ирины? Сер. ХI в. 16. Дворец. ХI в. 17. Безымянный храм. ХI в. 18. Каменная баня на Софийском дворе. ХI в. 19. Спасская ц. 20. Собор св. Димитрия. 60-е гг. ХI в. 21. Михайловский Золотоверхий собор (заложен в 1108) 22. Церковь св. Петра. Ок. 90-х гг. ХI в. 23. Надвратная ц. ХII в. 24. Церковь св. Иоанна . 1121 г. 25. Собор Симеоновского мон-ря. 2-я пол. ХI в. 26. Храм. 2-я пол. ХI в. 27. Храм. Кон. ХII — нач. ХIII в. 28. Каменная постройка (дворец?). ХI–ХII вв. 29. Церковь на г. Щекавице. До 1183 г. 30. Церковь Успения Пресв. Богородицы Пирогощая. 1131–1135 гг. 31. Михайловская (Новгородская) божница. ХII в. 32. Борисоглебская (Туровская) божница. ХII в. 33. Неизвестный храм (ул. Андреевская). 2-я пол. ХII в. 34. Неизвестный храм (ул. Волошская). 2-я пол. ХII в. 35. Неизвестный храм (ул. Юрковская, 3). 20–30-е гг. ХII в. 36. Храм св. Николы (Иорданская ц.). ХI в. 37. Каменная постройка 38. Кирилловская ц. (заложена ок. 1146) 39. Собор Пресв. Богородицы (Стефанич мон-рь). 1075–1108 гг. 40. Мон-рь св. Николая (?). 2-я пол. ХI в. 41. Церковь Спаса на Берестове. Рубеж ХI и ХII вв. 42. Успенский собор Печерского мон-ря. 1073–1077 гг. 43. Трапезная ц. Печерского мон-ря. Нач. ХII в.

Еще во 2-й пол. XIX в. на территории К. существовало множество древних курганов. Один из первых их исследователей, Волошинский, сообщал, что курганы есть как в самом городе, так и за его пределами (в предместьях, на хуторах, дачах или на склонах днепровских гор); все они размещаются большими или малыми группами. Общее количество известных киевских курганов в ХIX в. достигало 2 тыс. Изучением киевского некрополя (преимущественно дохристианского, IХ-Х вв.) занимались Хвойка, Милеев, Гамченко, Каргер, Зоценко и др. (см.: Голубева. 1948; Каргер. 1958; Зоценко. 2003; Комар. 2012). В нач. XXI в. древнерус. могильники христ. времени начал исследовать В. Г. Ивакин (см.: Iвакiн В. 2008). Киевский некрополь состоит из 2 основных могильников. Первый из них объединяет погребения, находившиеся на территории Верхнего города, 2-й - в районе Кирилловских высот. Последний еще в нач. ХХ в. насчитывал неск. сот курганов (см.: Хвойка. 1913). Погребения IX-X вв. обнаружены также на сев.-вост. выступе горы Крещатицкого парка над Днепром, на Батыевой горе, над Лыбедью. В 60-70-х гг. XIX в. могильник на Батыевой горе насчитывал более 200 курганов. Захоронения киевских некрополей осуществлены по 2 обрядам: трупосожжению и трупоположению. Каждый из них имеет свои отличия в характере могильных ям, могильных сооружений, в инвентаре, в ориентации и т. д. В киевском некрополе обнаружены захоронения в гробах, больших срубных гробницах, погребения с конем, с разнообразным инвентарем: оружием, вещами личного пользования, ожерельями, сережками, подвесками, крестиками, пряжками, накладками на пояс, застежками-фибулами и т. п. Такие различия свидетельствуют не только об этнической, но и о социальной неоднородности населения К. в IX-Х вв.

Наряду с многочисленными рядовыми погребениями в киевских могильниках есть значительное количество богатых захоронений. Прежде всего это относится к погребениям в срубных гробницах, раскопанных на Старокиевской горе и в районе Кирилловских высот. Здесь найдены утонченные изделия из золота и серебра, остатки дорогой одежды, араб. дирхемы, пышно украшенное оружие. Обнаруженный материал не оставляет сомнения в том, что в срубных гробницах захоронена киевская знать.

К. в древнерусский период: история и топография

Кон. Х - сер. ХIII в.- время наиболее бурного роста территории К., расцвета экономики и культуры. О роли и значении К. этого периода красноречиво свидетельствует Никоновская летопись в статье под 1155 г.: «…и кто убо не возлюбитъ Киевского княжения, понеже вся честь, ï слава, и величество, и глава всмъ sемлемъ Рускимъ Киевъ и отъ всхъ дальнихъ многихъ царствъ стицахуся всякие человцы, и купцы, и всякихъ благихъ от всхъ странъ бываше в немъ» (ПСРЛ. Т. 9. С. 202).

Древний Киев в границах кон. X — нач. XI в. («град Владимира»). Фрагмент макета. Д. П. Мазюкевич. 1968 г. (Национальный историко-культурный заповедник «София Киевская»)
Древний Киев в границах кон. X — нач. XI в. («град Владимира»). Фрагмент макета. Д. П. Мазюкевич. 1968 г. (Национальный историко-культурный заповедник «София Киевская»)

Древний Киев в границах кон. X — нач. XI в. («град Владимира»). Фрагмент макета. Д. П. Мазюкевич. 1968 г. (Национальный историко-культурный заповедник «София Киевская»)

В кон. Х - нач. ХI в. сформировалась основная топографическая структура древнего К.: защищенный валами Верхний город на Старокиевском плато и внизу, на берегу Днепра,- Подол, торговый и ремесленный район с гаванью, где была сосредоточена большая часть населения К. Вокруг этих районов развивалась древнекиевская околица (Печерское плато, горы Щекавица и Хоревица, Дорогожичи, Кудрявец, Оболонь) с княжескими и пригородными селами, со сторожевыми заставами, с мон-рями (Берестово, Угорское, Предславино, Китаево, Дорогожичи и др.). Все они были ориентированы на город с его столичными функциями и составляли единую киевскую агломерацию. Эта структура усложнялась: отдельные части добавлялись, иногда меняли свои функции или отмирали, но главные черты древнего города сохранялись вплоть до 30-х гг. ХIХ в., основная линия градостроительного развития К. продолжается и в наст. время.

Древнейшее киевское городище уже в княжение Игоря и Ольги стало тесным для княжеского детинца. При вел. кн. Владимире Святославиче вокруг старого детинца были сооружены мощные земляные укрепления нового детинца - «города Владимира», площадь которого в кон. Х - нач. XI в. составляла 10 га. Земляные валы проходили от края древнейшего городища вдоль склонов горы к оврагу (линия совр. фуникулера). Здесь вал поворачивал на юго-запад и почти доходил до угла ул. Б. Житомирская. Отсюда вдоль сев. стороны ул. Б. Житомирская и склонов над Гончарным оврагом вал ограждал детинец с юго-запада и запада. Направление и конфигурация валов полностью отвечали топографии местности. Почти со всех сторон детинец имел естественные укрепления - крутые склоны Старокиевской горы, и только с юго-запада он соединялся с общим плато киевского возвышения. Здесь были сооружены центральные въездные каменные ворота киевского детинца, получившие название Софийских (иногда Батыевых). Их остатки открыты на ул. Владимирской, в 16 м от ее пересечения с ул. Б. Житомирская. Сохранились фундаменты 2 пилонов (толщина 2,3 м, а по краям 3,5 м). Длина фундаментов 10 м, общая ширина 10 м, ширина проезжей части ок. 4 м, а посередине 6 м. Вероятно, фундаменты являлись основанием каменной сторожевой башни с проездной аркой. Через ров, проходивший перед воротами, был переброшен мост (упом. в летописи, напр. под 1147 - ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 317).

Киевский детинец в X–XIII в.
Киевский детинец в X–XIII в.

Киевский детинец в X–XIII в.

Еп. Титмар Мерзебургский писал в Хронике (1018) о К.: «В большом городе, который является столицей этого королевства, имеется более 400 церквей и 8 ярмарок, а людей - неведомое количество» (Титмар Мерзебургский. Хроника. М., 20092. С. 178). Возможно, данные слова являются нек-рым преувеличением, но отражают впечатление реального лица, информатора еп. Титмара, видевшего немало европ. городов. Композиционным центром «города Владимира» являлся грандиозный для Руси кон. Х в. ансамбль Десятинной ц., окруженный каменными дворцами. Храм, строившийся с 989 по 996 г., возвышался над городом и был хорошо виден издали. Согласно летописи, в его возведении принимали участие строители, приглашенные вел. кн. Владимиром Святославичем из Византии,- «мастеры от Грек» (ПВЛ. С. 54). Десятинная ц. с дворцовым ансамблем представляла собой многофункциональное сооружение (подобное византийским), где совмещались церковные и общегос. функции, она являлась резиденцией и великого князя, и митрополита, а также главным (до построения Софийского собора) храмом Киевской Руси (Асеев. 1982). Церковь была разрушена во время нашествия Батыя в 1240 г., когда стала последним оборонительным рубежом защитников К. По свидетельству летописца, от большого скопления людей своды храма рухнули: «...оузбегшим и на церковь, и на комар церковныя и с товары своими, от тягости повалишася с ними стены церковныя» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 785).

Ансамбль Десятинной ц. на рубеже XI и XII вв.
Ансамбль Десятинной ц. на рубеже XI и XII вв.

Ансамбль Десятинной ц. на рубеже XI и XII вв.

Надежные данные для реконструкции архитектурного облика Десятинной ц. отсутствуют. В ходе проводимых в разное время исследований фундаментов (последнее в 2005-2011) установлены ее план, последовательность возведения отдельных частей и особенности строительной техники. Основной объем храма и остальные части постройки относятся ко времени одного строительного процесса - 989-996 гг. Об этом свидетельствует идентичный характер деревянных субструкций, строительного камня и плинфы, а также уровень закладки фундаментов центрального объема и галерей (Ивакин, Иоаннисян. 2009).

На 1-м этапе строительства храма была произведена разбивка плана его центрального объема (классический крестово-купольный 3-апсидный 4-столпный храм без нартекса) и вырыты рвы под фундамент. Однако уже в процессе устройства фундаментов зодчие изменили замысел и отказались от поперечной фундаментной ленты по линии вост. подкупольных опор. Ров фундамента на участке основного 3-нефного ядра не был заполнен ни деревянными субструкциями, ни каменной кладкой, а просто засыпан. Это дало основание для предположения, что возведенный храм приобрел вид купольной базилики или специфического варианта крестово-купольного храма, окруженного сложной инфраструктурой. Фундаменты первоначального ядра отличаются от проч. частей (нартекса, экзонартекса и галерей) большей глубиной и наличием слоя железистого песчаника, которым засыпались деревянные субструкции. На следующем этапе были устроены фундаменты нартекса и поперечных лент галерей. Нартекс был присоединен к центральному ядру, глубина его закладки меньше на 0,5 м. Рыжий песчаник здесь отсутствует.

Десятинная ц. 989–996 гг. Обмерный план 2011–2012 гг.
Десятинная ц. 989–996 гг. Обмерный план 2011–2012 гг.

Десятинная ц. 989–996 гг. Обмерный план 2011–2012 гг.

Уникальным является устройство апсидной части храма. Вырыт большой котлован, план которого близок к прямоугольному. Его площадь (ок. 140 кв. м) значительно превышает площадь апсид. На дно котлована крест-накрест были уложены субструкции из 2 ярусов сосновых брусьев (нижний ярус по оси «запад-восток», верхний - по оси «север-юг») и закреплены вертикальными кольями. Деревянные субструкции были засыпаны слоем железистого песчаника и залиты раствором. Непосредственно на известковой стяжке возводилась кладка полукруглых фундаментов апсид. Пазухи котлована вне и внутри полукружий апсид были засыпаны железистым песчаником и гумусированным грунтом. Этот необычный технологический прием был спланирован заранее. Важно, что фундаменты центральной и сев. апсид имели подковообразные очертания и значительное расширение относительно продольных фундаментных лент. Иной характер был у конструкции фундаментов под юж. апсидой, глубина которой больше других в среднем на 20 см. Деревянные субструкции здесь уложены аналогичным образом. На всей площади юж. апсиды была сложена мощная прямоугольная кварцитовая платформа, залитая раствором, а на нее установлены полукруглые фундаменты юж. апсиды. Такие меры по укреплению фундаментов храма связаны с находящимся на территории Десятинной ц. крупным ранним объектом - «домом варяга» (по Каргеру - погребальная камера № 109; котлован заглублен на 1,7 м от древней поверхности, размер котлована ок. 6,4×6,3 м, размер сруба в нем 5,8×5 м). Необычным представляется фундамент в сев.-зап. углу Десятинной ц., к-рый в части сев. стены заложен на 0,8 м глубже, чем в западной; причем фундамент зап. стены положен внахлест на фундамент сев. стены. Выявлены следы крупного ремонта (включая участок фундамента) 1-й трети ХII в., особенно юго-зап. угла храма. К западу от внешней зап. стены собора по оси юж. ленты фундамента центрального нефа был обнаружен мощный столб (3×3 м) этого же времени (Иоаннисян, Ёлшин, Ивакин. 2012).

Наиболее крупный из дворцов - Западный - шел параллельно зап. фасаду церкви. Такие же по планировке (прямоугольные, с галереями) дворцы находились к югу и северо-востоку от храма. Еще один дворец, время возведения и планировка которого остаются дискуссионными, находился с северо-запада, на территории древнейшего киевского городища. Датировка дворца VIII-IX вв. и соотнесение его по планировке с каролингскими ротондами мало аргументированы (это прежде всего касается строительных материалов). Перед Десятинной ц. находилась площадь Бабин торжок, где вел. кн. Владимир поставил бронзовые античную квадригу и 2 статуи, вывезенные из Херсонеса.

Десятинная ц. 989–996 гг. Фундаменты апсид. Фотография. 2007 г.
Десятинная ц. 989–996 гг. Фундаменты апсид. Фотография. 2007 г.

Десятинная ц. 989–996 гг. Фундаменты апсид. Фотография. 2007 г.

В XI в. К. продолжал быстро расти как крупнейший адм., экономический и культурный центр Руси. Старая линия укреплений «города Владимира» уже не отвечала необходимым требованиям обороны. В 1-й пол. XI в., при вел. кн. Ярославе Мудром, в Верхнем городе была заложена новая крепость, охватывавшая значительно большую территорию и занимавшая уже всю площадь Старокиевского плато. Попытки приписать начало строительства нового Верхнего города и Софийского собора кн. Владимиру и датировать последний 1007 или 1011 г. оказались несостоятельными и противоречащими многочисленным научным фактам, зафиксированным письменными, археологическими, архитектурными и др. источниками (см.: Комеч. 2007; Толочко. 2011; Он же. 2013; Иоаннисян, Ёлшин, Ивакин. 2012).

Линия укреплений «города Ярослава» начиналась от валов Х в. (неподалеку от совр. фуникулера) и тянулась по склонам Михайловской горы. В районе совр. Костельной ул. вал круто поворачивал на запад и спускался на совр. пл. Независимости (часть Крещатицкой долины) к Лядским воротам, откуда поднимался опять на гору вдоль ул. Малоподвальной к Золотым воротам. Далее вал шел по краю Старокиевской возвышенности (по линии ул. Ярославов Вал) до совр. Львовской пл., где находились Жидовские ворота, откуда поворачивал на восток и тянулся вдоль склонов гор параллельно ул. Б. Житомирская к Софийским воротам «города Владимира». Общая длина укреплений «города Ярослава» составляла 3,5 км, а охваченная ими новая территория превышала 72 га. Из 3 въездных ворот «города Ярослава» - Лядских, Золотых и Жидовских - последние известны только по летописным упоминаниям, их остатки не найдены. Проезжая часть Лядских ворот обнаружена в 1981 и 2001 гг. (Сагайдак) при исследованиях на пл. Независимости (Сагайдак. 2009). Ворота не сохранились, поскольку, очевидно, были деревянными. На их месте в позднесредневек. время построены каменные ворота, получившие название Печерских. Сохранились остатки Золотых ворот. Реконструировать их первоначальный вид во многом помогли исследования 1972-1973 гг. С. А. Высоцкого (Новое в археологии Киева. 1981). Золотые ворота представляли собой 2-ярусное сооружение. Нижний ярус состоял из 2 каменных стен с арочным перекрытием проезда, к к-рым с 2 сторон примыкал вал. Над ними размещалась боевая (сторожевая) площадка и Благовещенская ц. с иконой Божией Матери на фасаде. Пространство перед Золотыми воротами в древности никогда не застраивалось (в отличие от территории у др. ворот, где вырастали предместья), что подчеркивало триумфальный, парадный характер этой части городских укреплений и символическое значение главных ворот К. с ц. Благовещения над ними.

Золотые ворота. 1-я пол. XI в. Фотография 60-е гг. ХХ в.
Золотые ворота. 1-я пол. XI в. Фотография 60-е гг. ХХ в.

Золотые ворота. 1-я пол. XI в. Фотография 60-е гг. ХХ в.

Валы «города Ярослава» неоднократно исследовались археологами. В 1879 г. при перепланировке ул. Ярославов Вал был срыт вал, высота которого превышала 16 м. Вал состоял из деревянных срубов, заполненных лёссом. С внешней стороны вала проходил глубокий ров. В 1935 г. при земляных работах на углу совр. улиц Олеся Гончара и Ярославов Вал и в 1947-1948 гг. во дворах по совр. ул. Ярославов Вал, 2, 7 и 9, а также по совр. ул. Олеся Гончара, 20 обнаружены остатки др. фрагментов укреплений времен «города Ярослава». С внешней стороны вала проходил глубокий ров. Его стационарные раскопки проводились в 1951 г. на участке между бывш. телевышкой и усадьбой № 13 по ул. Малоподвальной. Были выявлены мощные деревянные конструкции, служившие основой вала. На исследованном участке вал сохранился на высоту до 6 м от древнего горизонта (см.: Раппопорт. 1956).

Важные дополнения к реконструкции укреплений времени вел. кн. Ярослава Мудрого дали исследования Золотых ворот, проведенные в 1972-1973 гг., а также работы 1981 и 2002 гг. на пл. Независимости. В итоге установлено, что каркас вала состоял из срубов-городен, располагавшихся по ширине в 9 рядов (до 30 м). Это самые мощные деревоземляные укрепления, известные на территории Др. Руси. Перед валом находился широкий (до 18 м) и глубокий (до 10 м) ров. В районе Золотых ворот был дополнительный ров глубиной ок. 4 м. В целом линия укреплений удачно использовала рельеф местности и ее особенности, напр. Козье болото и ручьи в месте спуска укреплений с горы в Крещатицкую долину.

Золотые ворота. 1-я пол. XI в. Фотография 2012 г.
Золотые ворота. 1-я пол. XI в. Фотография 2012 г.

Золотые ворота. 1-я пол. XI в. Фотография 2012 г.

Композиционной (и градостроительной) доминантой «города Ярослава» стал Софийский собор (ок. 1037). Новый город явно возводился по визант. градостроительным канонам и находился на перекрестье главных осей К. (кардо и декуманус) и равноудаленно от городских ворот. Эти градообразующие улицы имели одинаковую длину (1200 м); одна шла от Золотых к Подольским воротам «города Владимира», другая перпендикулярно ей - от Жидовских к Лядским воротам.

Софийский собор. 1037 г. Реконструкция Ю. С. Асеева
Софийский собор. 1037 г. Реконструкция Ю. С. Асеева

Софийский собор. 1037 г. Реконструкция Ю. С. Асеева
Софийский собор являлся 5-нефным крестово-купольным храмом с крещатым подкупольным пространством (что придает центричность интерьеру), окруженным анфиладами боковых нефов. Пятинефный тип храма нередко встречается в к-польской архитектуре, однако не в сложной, а в простой крестово-купольной системе, распространенной в провинциальном визант. зодчестве. С 3 сторон собора - 2 ряда открытых галерей: 2-этажная внутренняя и одноэтажная внешняя, образованные рядами полуарок-аркбутанов. С запада к собору между внешними галереями пристроены 2 башни с широкими лестницами, ведущими на 2-й этаж - «полати». Собор завершают 13 глав, наибольшая из к-рых является центром композиции. Один из вдохновителей строительства «града великого Киева» - буд. митр. Киевский Иларион справедливо возглашал: «                     » (Иларион, митр. Слово о законе и благодати / Сост., вступ. ст., пер.: В. Я. Дерягин; реконстр. древнерус. текста: Л. П. Жуковская. М., 2011. С. 100). В соборе проходили торжественные гос. церемонии. При нем был основан центр книгописания, здесь находилась и большая б-ка.

Своды Софийского собора. 1037 г. Фотография 2013 г.
Своды Софийского собора. 1037 г. Фотография 2013 г.

Своды Софийского собора. 1037 г. Фотография 2013 г.

Ансамбль Софийского собора - нового центра Русской митрополии - дополняли 3 больших храма, которые словно полукругом охватывали с запада Софийский собор: вмч. Георгия Победоносца, мц. Ирины (небесные патроны княжеской четы) и неизвестного посвящения (угол улиц Владимирской и Ирининской) с каменным дворцовым сооружением. По типу они были близки к Софийскому собору: 5-нефные (или 3-нефные с галереями), 3-апсидные, крестово-купольные, вероятно с лестничными башнями. Усадьба Софийского собора ограждалась каменной стеной. В 1998 г. рядом обнаружена еще одна каменная стена неясного предназначения. В ограде собора находилась каменная (кирпичная) баня, что вполне соответствовало визант. традиции. Храмы вмч. Георгия и мц. Ирины фланкировали часть главной улицы, ведущей от Золотых ворот к Софийскому собору. Это свидетельствует в пользу единовременного композиционного замысла всего ансамбля «города Ярослава» и строительства этих 3 монументальных сооружений после планировки новой части К. Историческая топонимика храмов указывала на подчеркнутую наследственность нового киевского града от К-поля.

Церковь вмч. Георгия Победоносца. Ок. 1051–1053 гг. Реконструкция В. Шелягова, Я. Е. Бровского, М. А. Сагайдака
Церковь вмч. Георгия Победоносца. Ок. 1051–1053 гг. Реконструкция В. Шелягова, Я. Е. Бровского, М. А. Сагайдака

Церковь вмч. Георгия Победоносца. Ок. 1051–1053 гг. Реконструкция В. Шелягова, Я. Е. Бровского, М. А. Сагайдака
Во 2-й пол. XI в. начала застраиваться та часть «города Ярослава», которая позднее получила название Михайловская гора (верхнее плато совр. Владимирской горки). Она представляла собой почти изолированный останец над Днепром и Крещатицким яром и лишь в районе Михайловской пл. соединялась с частью Старокиевской горы. Топографические особенности горы, а также конфигурация укреплений Верхнего города в ХVII-XVIII вв. наряду с традицией этой эпохи возводить укрепления на месте древнерус. валов дали основания утверждать, что данный район в XI-XIII вв. имел отдельную систему мощных укреплений нового «города Изяслава-Святополка». Однако археологические исследования последних десятилетий - изучение планов ХVII-ХVIII вв. и архивных документов показали, что в древности эти внутренние укрепления не существовали, а вал был насыпан в 1673 г. (упом. как Поперечный Михайловский вал). На этой территории при вел. кн. Изяславе Ярославиче, а затем при его сыновьях Ярополке и Святополке был спланирован курганный могильник Х в., основан Димитриевский мон-рь (ок. 1062), построены ц. св. Петра (ок. 1085) и Михайловский Златоверхий собор (1108-1113) в честь небесных покровителей князей. В 90-х гг. ХII в. здесь была возведена надвратная церковь (возможно, Петром Милонегом), раскопанная в 1999 г. Свой патрональный Димитриевский мон-рь кн. Изяслав (в крещении Димитрий) хотел сделать крупнейшим и наиболее влиятельным на Руси, но из-за политической ситуации и усобиц с братьями эти планы не осуществились. Остаются дискуссионными вопросы о количестве мон-рей в районе «города Изяслава-Святополка», об их преемственности, а также о посвящении. С ХIV в. остался лишь Михайловский Златоверхий мон-рь, собор которого, вероятнее всего, никогда не менял своего посвящения, т. е. не был Димитриевским, как предполагали некоторые исследователи архитектуры (Асеев. 1982; Iвакiн, Козюба. 2002). Впосл. в этом районе началась массовая городская застройка. Отмечены многочисленные находки кладов, следы ремесленных художественных и ювелирных мастерских.

В XI-XIII вв. К. имел неск. ремесленно-торговых посадов, основной - на Подоле (функции посадов в определенной степени играли Замковая гора, Копырев конец, Щекавица). Представление о роли Подола в жизни города дает летопись: здесь размещались торговая и вечевая площади, стояли каменные церкви; под 1161 г. содержится упоминание об оборонительных сооружениях - «столпии» - относительно легких деревянных укреплениях, которые шли от отрога киевской гряды (вероятно, Хоревицы) вдоль небольшой речки (Юрковский ручей) к р. Почайне. Две другие границы района были определены топографическими факторами - киевской грядой и р. Почайной, к-рая впадала в Днепр, образуя гавань. Площадь Подола древнерус. времени достигала 180-200 га. За укреплениями посада размещались усадьбы «предградья», тянувшегося вдоль дороги на Дорогожичи (к Кирилловскому мон-рю) и далее к переправе на Вышгород. На основании данных, полученных в результате раскопок, был открыт Подол XI-XIII вв. (работы 1950 (Богусевич) и 1971-2013 гг. (Толочко, Гупало, Г. Ивакин, Сагайдак, Зоценко и др.)). Особенность культурного слоя Подола заключается в хорошей сохранности ископаемого дерева и соответственно деревянных построек в отличие от остальных районов древнего города. Достаточно мощный культурный слой (4-10 м) простирался от Почтовой пл. до ул. Введенской (вероятно, линия «столпия» на северо-западе). Наибольшая мощность слоя - в историческом центре Подола, на Контрактовой пл. (10 м). Здесь находились и наиболее крупные зафиксированные усадьбы - до 900 кв. м. Древнейшая дендродата сооружений нижнего строительного горизонта - 913 г. Предматериковый слой относится к IX в. Под Замковой горой его мощность не менее 14 м (ниже пройти не удалось из-за грунтовых вод). Дендрохронология на этом участке дает древнейшую дату - 887 г.

Закладка храма Успения Пресв. Богородицы Пирогощей. Радзивиловская летопись. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 35)
Закладка храма Успения Пресв. Богородицы Пирогощей. Радзивиловская летопись. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 35)

Закладка храма Успения Пресв. Богородицы Пирогощей. Радзивиловская летопись. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 35)

В X-XIII вв. на Подоле были гл. обр. срубные жилые и хозяйственные постройки, район имел произвольную поусадебную застройку. Планировка была не регулярной, а полурадиальной, приспособленной к природным факторам, основными из к-рых являлись горы, гавань, речки и ручьи (Новое в археологии Киева. 1981; Сагайдак. 1991). С 945 г. известна ул. Боричев спуск (часть совр. Андреевского спуска), к-рая соединяла Верхний город (через Подольские ворота) с Подолом. Ширина зафиксированных улиц - 6 м, переулков - 3 м. В перекрестьях улиц находились храмы, преимущественно деревянные, которые плохо фиксируются археологически. В 2003 и 2007 гг. были выявлены следы лишь 2 деревянных храмов (Тараненко, Ивакин В. 2008). Известны остатки 6 каменных храмов XII в. Летописи сообщают о 3 из них: ц. Успения Пресв. Богородицы (Пирогощей), ц. св. Михаила (Новгородской божнице; упом. под 1147 - ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 318), ц. святых Бориса и Глеба (Туровской божнице; упом. под 1146 - ПСРЛ. Т. 2. Стб. 119). Церковь, «рекомая Пирогощая», была заложена на главном торге города - летописном «торговище» - вел. кн. Мстиславом Владимировичем в 1131 г. (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 301), вероятно для киевских купцов, строительство окончено при вел. кн. Ярополке Владимировиче, в 1135 г. Название храма происходит от Пирогощей иконы Божией Матери (типа Одигитрия), к-рая была привезена из К-поля «в едином корабли» с Владимирской иконой Божией Матери. Храм являлся главным городским собором на протяжении всего средневековья. Здесь хранился городской архив, весы и меры, тут же хоронили городской патрициат. В нач. ХVII в., когда Софийский собор был захвачен греко-католиками, Успенский собор стал главным храмом всей Киевской правосл. митрополии. Это единственный из подольских храмов, к-рый пережил монг. время, но был взорван в 1935 г. Восстановлен в 1999 г. на древних фундаментах в условных древнерус. формах. Место, где находилась ц. святых Бориса и Глеба, отождествляется с руинами на ул. Борисоглебской, 11, а ц. св. Михаила - с остатками храма на ул. Волошской, 11. Еще 3 (или 4) храма зафиксированы археологически (ул. Волошская, 23; ул. Андреевская, 4; ул. Юрковская, 3). Судя по обнаруженным следам строительных материалов и фресок храмов было значительно больше. Однако плотная совр. застройка и большая глубина залегания препятствуют раскопкам широкими площадями.

Церковь Успения Пресв. Богородицы Пирогощая (реконструкция 1997–1998). Фотография 2013 г.
Церковь Успения Пресв. Богородицы Пирогощая (реконструкция 1997–1998). Фотография 2013 г.

Церковь Успения Пресв. Богородицы Пирогощая (реконструкция 1997–1998). Фотография 2013 г.

Во 2-й пол. ХI и в последующие века продолжалась застройка центральной части Верхнего города. Появились новые каменные постройки: ц. св. Андрея (Янчин мон-рь, 1086), ц. св. Феодора Тирона (Феодоровский мон-рь, 1128), Васильевская (Трехсвятительская) (1183) и Воздвиженская (ок. 1215) церкви. Размещались они в юго-вост. части «города Владимира». Васильевская ц., просуществовавшая до 30-х гг. ХХ в., стояла невдалеке от совр. станции фуникулера. Феодоровский мон-рь размещался на территории усадьбы на ул. Владимирской, 7-9. В глубине застройки этого совр. квартала находился жен. Янчин мон-рь св. Андрея, основанный кн. Всеволодом Ярославичем для своей дочери Анны. Воздвиженская ц. стояла в районе Андреевского храма XVIII в. В 1975-1976 гг. на ул. Владимирской, 3 исследовалась постройка необычной для К. круглой в плане формы - ротонда кон. XII - нач. XIII в. Атрибуция остается дискуссионной - от светского здания с функциями типа Грановитой палаты (парадный зал для великокняжеских приемов) до католич. храма св. Марии или ц. вмц. Екатерины (Новое в археологии Киева. 1981; Iвакiн, Iоаннiсян. 2010). Т. о., в пределах «города Владимира» в X-XIII вв. существовало не менее 12 церковных и дворцовых построек, а также каменные ворота. В «городе Ярослава» каменная застройка эпохи после вел. кн. Ярослава Мудрого практически неизвестна, кроме Спасской (?) ц. по ул. Б. Житомирская, 24, вблизи валов, что шли вдоль горы.

Довольно часто в летописи упоминается Копырев конец. На основании этих сведений его можно локализовать северо-западнее Жидовских ворот «города Ярослава». Более конкретные данные о местонахождении Копырева конца и его размерах дает археологический материал. На северо-запад от «города Ярослава» обнаружен древнерус. культурный слой практически по всей площади совр. Кудрявца (район улиц Вознесенский спуск и Кудрявская, Нестеровского и Кияновского переулков) и его обширной периферии. Кроме керамики, стеклянных браслетов, шиферных пряслиц, железных ножей, монетных кладов здесь открыты остатки жилищ XI-XIII вв. и фундаменты каменных соборов этого же времени. Картографирование древнерус. материалов дает представление о том, что это был густонаселенный район К., его общая площадь достигала 40 га. Начинался Копырев конец сразу за Жидовскими воротами, шел вдоль Кудрявских склонов в направлении Глубочицкого спуска, включая мыс вдоль Воздвиженского спуска, а также район ул. Обсерваторной. Копырев конец был укреплен земляными валами. Летопись под 1202 г. в рассказе о том, как киевляне впустили в город кн. Романа Мстиславича, упоминает название ворот в системе этих укреплений: «...отвориша ему кияне ворота Подольская в Копыреве конци» (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 417). Следы валов и рвов фиксировались археологически (Боровский, А. А. Козловский, М. М. Иевлев) (Толочко. 1970; Iєвлєв, Козловський. 2013). На территории Копырева конца выявлены 4 каменные постройки. Остатки храма были найдены еще в 70-х гг. XIX в. на углу Вознесенского спуска и Кияновского пер. В результате исследований открыт пол из поливных плиток, прослежена техника кладки. Собор датируется кон. ХI в.: очевидно, его можно связывать с летописным мон-рем св. Симеона, основанным кн. Святославом Ярославичем (Каргер. 1961). На Вознесенском спуске, ниже Художественного ин-та, Лашкарёв в 1878 г. открыл остатки древнерусского храма XII в.; в 1947 г. его повторно исследовал Каргер. Фундамент еще одного храма, 2-й пол. ХI в. (Там же), к-рый был украшен фресковой росписью, поливными плитками, шиферными плитами, обнаружен перед фасадом Художественного института. Вероятно, один из этих храмов следует атрибутировать как летописную ц. св. Иоанна (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 286). Остатки 4-й церкви выявлены и частично исследованы в 1967 г. на территории усадьбы № 9 в Нестеровском пер. Постройка имела небольшие размеры и была расписана фресками. Характер строительной техники позволяет датировать ее рубежом XII и XIII вв. (Новое в археологии Киева. 1981).

Ротонда (ц. вмц. Екатерины?). Кон. XII — нач. XIII в. Раскопки 1975 г.
Ротонда (ц. вмц. Екатерины?). Кон. XII — нач. XIII в. Раскопки 1975 г.

Ротонда (ц. вмц. Екатерины?). Кон. XII — нач. XIII в. Раскопки 1975 г.

На горах Замковая и Щекавица обнаружена массовая застройка, ремесленные мастерские, могильники христ. времени. В 1980 г. на Щекавице найдена каменная церковь ХII в., откуда «Василия попа» поставили в 1183 г. игуменом Печерского мон-ря (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 627).

Ближайшие окрестности К.- пригородные слободы, села, княжеские дворы и монастырские усадьбы - в древнерусский период входили в городскую систему (Мовчан. 1993). Севернее границы Подола, на пути к Кирилловскому мон-рю (район в основном был застроен), находился Иордановский монастырь с ц. свт. Николая ХI в. и еще с одной каменной постройкой XI-XII вв., а также открытый в 2003 г. (Сагайдак) каменный храм 20-30-х гг. ХII в. на ул. Юрковской. На севере границей К. был основанный кн. Всеволодом Ольговичем в 40-х гг. XII в. Кирилловский монастырь, собор которого был завершен вдовой князя Марией Мстиславовной. Территория горы на север и запад от собора была занята жилыми постройками. В районе монастыря, «под святым Курилом», размещались Дорогожичи, неоднократно упоминаемые летописью в эпизодах, связанных с борьбой князей за К. В археологическом отношении район мало изучен.

Кирилловский мон-рь. Акварель. 1843 г. Солнцев Ф. Г. Альбом «Собрание видов Киева и его окрестностей 1843» (НТБ НДТБВ)
Кирилловский мон-рь. Акварель. 1843 г. Солнцев Ф. Г. Альбом «Собрание видов Киева и его окрестностей 1843» (НТБ НДТБВ)

Кирилловский мон-рь. Акварель. 1843 г. Солнцев Ф. Г. Альбом «Собрание видов Киева и его окрестностей 1843» (НТБ НДТБВ)

На юж. подходах к городу, на возвышенности над р. Лыбедью, находилось княжеское с. Предславино (1-е упом. под 980 - ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1. Стб. 80). В кон. Х - нач. ХI в. здесь проживала одна из жен Владимира Святославича - Рогнеда и ее дочь Предслава. Вероятно, тут размещался и княжеский двор. Предславино можно связать с поселением, открытым Мовчаном в 1976 г. на Красноармейской ул. (Б. Васильковская). Археологические обследования долины Лыбеди обнаружили в районе Караваевых Дач культурный слой Х-ХIII вв., а на Батыевой горе - большой курганный могильник. Следы еще одного поселения выявлены в 1981 г. в парке Нивки (Мовчан. 1993).

Церковь Спаса на Берестове. Рубеж XI и XII вв.
Церковь Спаса на Берестове. Рубеж XI и XII вв.

Церковь Спаса на Берестове. Рубеж XI и XII вв.

На юго-вост. оконечности К., на Печерском плато, было княжеское село, известное с Х в. под названием Берестово. В летописи неоднократно говорится о размещавшемся здесь княжеском дворе (1-е упом. под 980 - ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1. Стб. 80). В 1-й пол. ХI в. в селе стояла ц. св. Апостолов, а на рубеже XI и ХII вв. была построена ц. Спаса на Берестове. В Берестове размещалась княжеская резиденция, где иногда проходили церемонии посажения на стол великих князей Киевских (разрушена в 1240). Спасский храм, сохранившийся с многочисленными изменениями и перестройками, занимает важное место в истории древнерус. архитектуры, поскольку знаменует смену строительной техники. Он построен с типичным для Х-ХI вв. утопленным рядом, но уже не в смешанной технике кладки opus mixtum, а в порядовой - без использования камня на фасадах (в забутовке камень также малочислен). Традиционно собор датируют временем княжения Владимира Мономаха, но высказано аргументированное мнение (В. А. Булкин), что его построили в 90-х гг. ХI в., в княжение его отца Всеволода Ярославича (Булкин. 2012). В 1640-1643 гг., при митр. Петре (Могиле), с востока к уцелевшей части храма были пристроены 3 апсиды, с запада - деревянный притвор, церковь увенчали 3 купола. Работы по реставрации, проведенные в 1909 г. под рук. Покрышкина, выявили, что от древнего храма почти на полную высоту уцелел нартекс с крещальней и лестничной башней, включенный в постройку XVII в. В 1914 г. были открыты части храма с вост. стороны, что позволило полностью реконструировать план. В 1970 г. на зап. стене под росписями времени митр. Петра (Могилы) была раскрыта фреска нач. XII в. «Чудесный лов рыбы».

Летопись упоминает княжеский двор «под Угорским» (район Аскольдовой могилы), к-рый располагают обычно рядом с Берестовом (более точно локализовать в наст. время не удается). Традиционно эту местность связывают с летописным рассказом 882 г. о том, как Олег хитростью заманил киевских князей Аскольда и Дира и убил их на берегу Днепра, а затем похоронил здесь Аскольда (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1. Стб. 23). Во времена летописца здесь стояла ц. свт. Николая «на Ольмином дворе». Однако древнерус. археологические материалы пока не выявлены.

В сер. ХI в. вблизи Берестова возник Печерский мон-рь, к-рый вскоре стал крупнейшей обителью Руси, влиятельным идеологическим и культурным центром. Мон-рь основан на подаренных вел. князем землях, которые, вероятно, относились к владениям княжеского села. Центральным каменным сооружением мон-ря является Успенский собор, построенный в 1073-1078 гг. и разрушенный в 1941 г. (восстановлен в формах ХIX в. в 2001). Руины собора исследовались в 1945, 1952, 1962, 1963 и в 1996-1999 гг. (Богусевич. 1948; Холостенко. 1975; Он же. 1976).

Успенский собор Киево-Печерского мон-ря. 1073–1077 гг. Реконструция Н. В. Холостенко
Успенский собор Киево-Печерского мон-ря. 1073–1077 гг. Реконструция Н. В. Холостенко

Успенский собор Киево-Печерского мон-ря. 1073–1077 гг. Реконструция Н. В. Холостенко

В Успенском соборе Печерского мон-ря ярче всего проявилось новое направление в архитектуре древнерус. церквей 2-й пол. ХI - нач. XII в. В сооружениях этого времени больше от архитектуры Десятинной ц. и Спасского собора в Чернигове, чем от Софийского собора. Несмотря на то что в Успенском соборе еще прослеживаются многочисленные традиц. приемы, роднящие его с постройками предыдущих веков (техника смешанной кладки, декорация фасадов и проч.), его архитектура в целом относится к новому стилистическому этапу. Это больших размеров 6-столпный 3-нефный крестово-купольный храм. Его основной объем все больше приближается к параллелепипеду, увенчан одной главой на цилиндрическом барабане. С запада находился нартекс, с востока - 3 граненые апсиды (позднее с сев. стороны нартекса, возле храма, была пристроена крещальня в виде сильно вытянутой вверх маленькой часовенки с высоким куполом). Полуциркульные своды пространственного креста высоко поднимались над боковыми сводами (подобно Спасскому собору в Чернигове), что усложняло композицию постройки. Фасады церкви расчленены широкими пилястрами, соответствующими структуре плана, их украшали традиционные плоские ниши, из кирпичей выкладывали орнамент в виде меандра или ставили их на ребро. Статичные формы сооружения, простая замкнутая композиционная схема, завершающаяся одной главой, соответствуют функциональному предназначению постройки - монастырскому собору. Главное, что тип Успенского собора Печерского монастыря активно усваивался русскими зодчими.

В нач. XII в. в Печерском мон-ре возвели надвратную Троицкую и Трапезную церкви (в 1108 «повелением Глебовом»). В 80-х гг. ХII в. вместо деревянного «столпия» вокруг мон-ря была сооружена каменная оборонительная стена (при игум. Василии), обнаруженная во время раскопок 1951 г. Археологические материалы, найденные на территории митрополичьего сада, свидетельствуют, что мон-рь владел хорошо развитым хозяйством. Здесь открыта мастерская по изготовлению смальты и стекла (Богусевич. 1954). В 1978 г. в Ближних пещерах раскопана еще одна неизвестная ранее подземная церковь, с граффити на стенах. В результате этих раскопок длина существующих ходов Ближних пещер увеличилась более чем на 100 м.

Влахернский собор Кловского мон-ря. 2-я пол. XI в. Реконструкция плана по Г. Н. Логвину
Влахернский собор Кловского мон-ря. 2-я пол. XI в. Реконструкция плана по Г. Н. Логвину

Влахернский собор Кловского мон-ря. 2-я пол. XI в. Реконструкция плана по Г. Н. Логвину

К западу от Печерского монастыря, на одном из отрогов Печерской возвышенности, в 70-х гг. ХI в. игум. Стефан основал Кловский («Стефанич») мон-рь (выявлен в 1963 Толочко) с собором в честь Влахернской иконы Божией Матери. Полностью собор исследован в 1974-1975 гг. (Новое в археологии Киева. 1981). О типе здания высказывались различные мнения (Асеев и В. А. Харламов, Г. Н. Логвин). В целом оно представляло собой сложный комплекс помещений, построенных в технике, характерной для 2-й пол. ХI в. (Iвакiн, Iоаннiсян. 2010). План собора похож на план Десятинной ц.: центральную часть здания, как можно предполагать, составлял небольшой, вытянутый в плане 8-столпный крестово-купольный храм, окруженный галереями.

На юг от Печерского мон-ря, на высоком «холму, иже есть над Выдубичь», размещался Красный двор - загородная резиденция вел. кн. Всеволода Ярославича. Под ним находился Выдубицкий мон-рь с каменным Михайловским собором, основанным в 1070 г. В 1199 г. зодчим Петром Милонегом была возведена огромная подпорная стена, предотвращавшая оползни холма, на котором стоял собор. С Выдубицким мон-рем связаны 2 комплекса пещер, в т. ч., вероятно, и Зверинецкие пещеры.

В XI-XIII вв. было заселено и киевское Левобережье, в т. ч. островная его часть. Об этом свидетельствуют как летописные упоминания, так и неоднократные археологические находки. Здесь располагался загородный двор вел. кн. Юрия Долгорукого «Рай». Известен мост через Днепр, построенный вел. кн. Владимиром Мономахом. Его точное место не локализовано, но в ХVII-XVIII вв. такие мосты сооружались вблизи Выдубицкого мон-ря и Наводницкой долины.

Т. о., в XI-XIII вв. заселенная площадь К. занимала ок. 400 га (Верхний город - 80 га, посады - ок. 270 га, суммарно околица - 50 га). На этой площади могло проживать до 50 тыс. чел. К. являлся одним из крупнейших городов средневековой Европы (со старой античной традиц. планировкой, исключая К-поль, Фессалонику, Рим, Париж и др.). К примеру, население Лондона в XII в. составляло 20 тыс. чел., а в XIV в.- 40 тыс., количество жителей больших торговых городов Ганзейского союза не превышало 20-22 тыс. чел. (Толочко. 1983).

Домонгольский К.: жилая и хозяйственная застройка, производство и потребление, торговля

В X-XIII вв. город имел достаточно четкую планировочную структуру. Ее важнейшими узлами являлись ворота в системе валов, городские площади, архитектурные ансамбли, куда радиально стекались уличные магистрали. Направление улиц зависело также от топографических факторов: гор, рек и ручьев. Сохранились главные городские магистрали Верхнего города; Подол после пожара в 1811 г. приобрел новую, «регулярную» застройку.

Археологическими исследованиями открыты сотни жилых и хозяйственных построек, в т. ч. фрагменты усадеб, улиц и переулков, однако ситуация совр. города не дает возможности исследовать их на обширных площадях. Большая часть выявлена в Верхнем городе и на Подоле. Впервые жилища древнего К. обнаружены и исследованы во время раскопок Хвойки в 1907-1909 гг. на Старокиевской горе (из 19 открытых им построек 8 исследовано полностью). По мнению Хвойки, стены жилищ складывали из толстых сосновых колод. Особой прочностью отличались фундаментные колоды-подкладки, являвшиеся основанием стен и помещавшиеся в специальные углубления. Иногда к основной камере пристраивалась меньшая - сени (Хвойка. 1913). В 4 жилищах Хвойка обнаружил конструктивные детали, позволившие ему утверждать, что отдельные постройки были 2-этажными. К такому же выводу пришла Г. Ф. Корзухина, предложившая их реконструкцию.

Данные о характере массовой застройки К. значительно пополнили Каргер, Богусевич, Толочко, Килиевич, Гупало, Сагайдак и др.: раскопки дали возможность проследить планировку отдельных дворов и даже целых кварталов. Усадьбы размещались вдоль улиц и переулков, а также по берегам ручьев и отгораживались одна от другой и от улицы заборами. Направление мн. совр. улиц Верхнего города (Владимирская, Б. Житомирская, Сретенская, Софийская, Михайловская и др.) почти точно совпадает с направлением древних улиц. Ширина улиц была в основном 6 м (раскопки улиц Владимирская, Сретенская, Хоревая, Н. и В. Вал), а переулков - 3-3,4 м. На склонах Старокиевской горы жилища размещались террасами.

Жилища делятся на 2 основных типа: наземные срубные и углубленные в землю столбовые конструкции. Срубные постройки во время раскопок Верхнего города (а также верхних горизонтов Подола) прослеживаются плохо, поскольку в обезвоженных слоях дерево практически не сохраняется. Только в ходе широких раскопок на Подоле в 70-х гг. ХХ в. выявлено, что массовая застройка города являлась срубной. Срубы обнаружены также и в пределах Верхнего города. Для срубных жилищ характерны постоянные признаки. Как правило, это большие (6,4×4,5; 7×5; 7,6×8 м) 2-камерные сооружения - пятистенки, возведенные из сосновых бревен диаметром 20-22 см. В одном из углов сруба, преимущественно образованном внутренней и внешней стенами, стояла глинобитная печь. Во мн. срубах настелен дощатый пол. Раскопки большого жилого сруба на древней Красной (Контрактовой) пл. показали, что он имел 2 этажа. Вероятно, в К. было немало таких зданий. Вход в срубные жилища Подола из-за периодических разливов Днепра делали на уровне 4-5-го венца, он вел в сени, а затем в светлицу. Как и в городах сев. и сев.-зап. районов Руси, между бревнами стен для утепления прокладывался мох.

Каменные формочки для отлива колтов. Нач. XIII в. Найдены в «тайнике» под Десятинной церковью. Раскопки 1939 г. (Национальный музей истории Украины)
Каменные формочки для отлива колтов. Нач. XIII в. Найдены в «тайнике» под Десятинной церковью. Раскопки 1939 г. (Национальный музей истории Украины)

Каменные формочки для отлива колтов. Нач. XIII в. Найдены в «тайнике» под Десятинной церковью. Раскопки 1939 г. (Национальный музей истории Украины)

Стены жилищ, углубленных в землю, возводились из досок или обаполов, крепившихся в пазах угловых столбов. В отдельных жилищах столбы обнаружены и в средней части стен. Открыты жилища из 2, реже 3 камер. Постройки в плане всегда прямоугольные, редко - квадратные. Размеры углубленных в землю частей, как правило, небольшие: 4×4; 5×3,2; 9×3 м. Вероятно, во мн. случаях это было не само жилище, а его подклет. Т. о., жилище (2-3-камерное) было наземным, а углублялся в землю подклет одной из камер. Камера, где находилась печь, была жилой, другие являлись сенями, мастерскими, кладовыми. Внутреннее устройство таких сооружений характеризовалось устойчивыми чертами. Как правило, в одном из углов жилища на невысоком (20-40 см) возвышении клали печь. В подавляющем большинстве это глинобитное полусферическое сооружение с челюстями. Встречаются печи, сложенные из плинфы, камней песчаника и т. п. Недалеко от печи имелись хозяйственные ямы. Вдоль одной из стен жилища, чаще той, где стояла печь, помещалась глинобитная или деревянная лежанка на вкопанных столбиках.

Больших размеров достигло в К. каменное строительство. Летопись упоминает ок. 25 различных каменных сооружений, но в действительности их, разумеется, было намного больше. Археологи открывают все новые и новые остатки архитектурных памятников, о к-рых письменные источники умалчивают. Найдено ок. 50 каменных сооружений древнерусского периода (последнее - храм 20-30-х гг. XII в. на ул. Юрковская, 3), а многочисленные развалы строительных материалов, обнаруженные в ходе наблюдений за земляными работами, свидетельствуют о том, что буд. раскопки увеличат известное количество монументальных построек. Преимущественно это были храмы и частично княжеские дворцы.

Быстрыми темпами развития К. обязан сосредоточению большого количества сельскохозяйственной продукции и промыслов со всего Приднепровья, наличию ремесел и торговли, к-рые являлись экономической основой древнерус. городов. За короткое время К. выдвинулся на 1-е место на Руси, а уже в Х-ХI вв. стал главным торгово-ремесленным центром всех восточнослав. земель.

Деревянные изделия. Сер. X в. Киев. Раскопки на Контрактовой пл. 1972 г.
Деревянные изделия. Сер. X в. Киев. Раскопки на Контрактовой пл. 1972 г.

Деревянные изделия. Сер. X в. Киев. Раскопки на Контрактовой пл. 1972 г.

Материалы, засвидетельствовавшие высокоразвитое и разнообразное ремесленное производство в К., были впервые получены Хвойкой в 1907-1909 гг. на территории усадьбы Петровского (Старокиевская гора). Здесь раскопаны 2 косторезные, камнеобрабатывающая и 2 ювелирные мастерские. В наши дни остатки ремесленных мастерских открыты на всей площади древнего К. Их продукция удовлетворяла потребности населения не только К., но и мн. др. городов и селений Руси, лучшие образцы выходили и на международный рынок. Среди городских ремесел 1-е место занимали железообрабатывающее и кузнечное. В древнерус. городах кузнецы, как правило, селились на околицах, которые в археологическом отношении изучены слабо. В 1930 г. на горе Детинка найдены остатки кузнечной мастерской. На Старокиевской горе в 1981 г. обнаружены следы еще одной кузницы. В разных местах Подола открыты скопления крицы и железных шлаков, причем нередко на берегах небольших ручьев. Эти находки, как и многочисленные изделия из черного металла, свидетельствуют о широком ассортименте продукции из железа и стали. Их структурное изучение показало, что киевские кузнецы владели всеми способами обработки железа: цементацией, многослойной наваркой, варкой стальных лезвий и т. д. (Новое в археологии Киева. 1981).

Самыми массовыми были изделия гончаров. Во время раскопок встречаются разнообразные горшки, корчаги, мисочки, светильники, игрушки, писанки, плитки пола, глиняные иконки и т. п. Многие из них покрыты глазурью. Особенно высокого уровня развития достигло ремесло «кузнецов по злату, серебру и меди». Анализ ювелирных изделий подтверждает, что в обработке цветных и благородных металлов ремесленники К. владели всеми техническими секретами, известными в то время мастерам наиболее передовых стран Европы. Литейное дело, ковка и чеканка по металлу, тиснение и штамповка, чернь, скань и филигрань, инкрустация - вот те разновидности обработки цветных металлов, к-рые использовали киевские ювелиры. Следы ювелирных мастерских по обработке цветных металлов обнаружены на Старокиевской и Замковой горах, на Подоле. В 1975 г. на Подоле открыта мастерская Х в. по изготовлению поясных бляшек (Гупало, Ивакин. 1980). Здесь найдены великолепные по исполнению формочки из розового шифера для изготовления поясных украшений. Это наиболее ранние киевские литейные формы. Кроме того, они являются единственным известным набором форм для изготовления поясных бляшек во всей Евразии.

Великомученики Георгий Победоносец и Феодор Стратилат. Шиферный фасадный рельеф, 2-я пол. XI в. Киев (Национальный историко-культурный заповедник «София Киевская»)
Великомученики Георгий Победоносец и Феодор Стратилат. Шиферный фасадный рельеф, 2-я пол. XI в. Киев (Национальный историко-культурный заповедник «София Киевская»)

Великомученики Георгий Победоносец и Феодор Стратилат. Шиферный фасадный рельеф, 2-я пол. XI в. Киев (Национальный историко-культурный заповедник «София Киевская»)

Большого развития достигло также производство стекла и эмалей. Остатки мастерских по изготовлению стеклянных и эмальерных изделий исследованы на Старокиевской горе, в «городе Ярослава», на Михайловской горе, на Печерске, в неск. местах Подола. В 1981-1982 гг. такая мастерская обнаружена на ул. Щекавицкой, 25 (Г. Ивакин). На территории усадьбы Софийского собора есть следы производства смальты для его мозаик. В стеклоделательных мастерских изготовляли смальту, браслеты, перстни, вставки для них, посуду и оконное стекло. Наиболее ранние находки киевского стекла (донца остродонных кубков) происходят из слоев Х в. на Контрактовой пл. (1972).

Мастерские по обработке камня и кости найдены на Старокиевской и Замковой горах, на Подоле. Хвойке удалось исследовать мастерскую по обработке крупных масс камня, в к-рой изготовлялись мраморные, шиферные и гранитные плиты, карнизы и капители для украшения Десятинной ц. Об уровне мастерства киевских резчиков по камню свидетельствуют шиферные плиты хор Софийского собора, знаменитые монументальные рельефы св. всадников из Димитриевского, Печерского и других мон-рей. О масштабах использования шифера говорит тот факт, что только при исследовании Успенского собора найдено 544 плиты, покрывавшие общую площадь 530 кв. м. На Подоле (выше мастерской по отливке поясных бляшек) в слоях ХII в. обнаружена мастерская по изготовлению пряслиц из овручского шифера. Столяры, косторезы, изготовители пряслиц применяли токарные станки, о чем свидетельствуют находки деревянных ковшей, шашек и др. Традиционно широк был ассортимент изделий из кости и дерева (Сергєєва. 2011).

Энколпион. Нач. XIII в. Киев. Раскопки Михайловского Златоверхого мон-ря. 1998 г.
Энколпион. Нач. XIII в. Киев. Раскопки Михайловского Златоверхого мон-ря. 1998 г.

Энколпион. Нач. XIII в. Киев. Раскопки Михайловского Златоверхого мон-ря. 1998 г.

Распространенной специальностью киевских ювелиров была обработка днепровского янтаря. Кроме мастерских в «городе Ярослава» и на Михайловской горе еще несколько выявлены на Подоле (ул. Ярославская, 41 (1968 г.), ул. Покровская, 5 (1975 г.), ул. Щекавицкая, 25 (1981 г.)). В них делали крестики, бусы, различные подвески, вставки для перстней. Иногда ремесленник совмещал несколько специальностей. Так, в мастерской на ул. Щекавицкой, 25 изготовляли стеклянные и янтарные изделия, а также выливали ювелирные поделки из драгоценных металлов, покрывали глазурью керамические светильники, обрабатывали железо и сталь.

Интересные находки относятся к строительному делу. На ул. Ирининской обнаружен комплекс печей ХI в. для обжига извести; на Старокиевской горе раскрыт комплекс печей для обжига плинфы для Десятинной ц. На подворье Софийского собора также открыта печь для обжига плинфы (Новое в археологии Киева. 1981).

К. являлся крупнейшим торговым центром на Руси. Сюда прибывали купцы не только со всех концов Древнерусского гос-ва, но и из разных стран (Византия, Хазария, Скандинавия, Польша, Германия, Чехия, Венгрия, араб. Восток и т. д.). Купцы нек-рых древнерус. городов, а также иностранные имели в К. постоянные торговые колонии. У новгородцев на их торговом подворье на Подоле была Михайловская (Новгородская) божница. Во время нападения половцев на К. в 1203 г. «гости, иноземця всякого языка, затвориша в церквах и вдаша им живот, а товари з ними [с половцами] разделиша на колы».

Местом торговых операций были торги, или торжища. По сообщению еп. Титмара Мерзебургского, в К. в нач. ХI в. существовало 8 рынков. Два из них (Торговище на Подоле и Бабин торжок на Старокиевской горе) упоминаются в летописи. Согласно сообщению Киево-Печерского патерика, на киевских рынках можно было купить все - от простенького жен. украшения до крупных партий сельскохозяйственных продуктов и ремесленных изделий.

Иисус Христос. Фрагмент стеатитовой иконки. Сер. XII в. Византия. Раскопки Михайловского Златоверхого мон-ря. 1998 г.
Иисус Христос. Фрагмент стеатитовой иконки. Сер. XII в. Византия. Раскопки Михайловского Златоверхого мон-ря. 1998 г.

Иисус Христос. Фрагмент стеатитовой иконки. Сер. XII в. Византия. Раскопки Михайловского Златоверхого мон-ря. 1998 г.

На территории К. выявлено ок. 11 тыс. араб. монет VIII-X вв. Их находки сосредоточивались гл. обр. на Старокиевской горе, Кирилловских высотах и Печерске. Клад 1706 г. (Печерск) состоял из 2380 арабских дирхемов; клад 1851 г. (Аскольдова могила) содержал более 3 тыс.; клад 1913 г. (ул. Ярославов Вал, 15) - ок. 3 тыс. монет. Визант. монет обнаружено ок. 200, в основном в Верхнем городе, на Подоле и Печерске. В Верхнем городе найдены западноевроп. монеты. Четыре западноевроп. денария 1-й пол. ХI в. (3 из них английские) выявлены при раскопках 1978 г. на ул. Рейтарской, 36-38. Место клада расположено вблизи Жидовских ворот, где начинался большой торговый путь на Краков - Регенсбург и находились, вероятно, кварталы ростовщиков и менял (Новое в археологии Киева. 1981). О развитой торговле и об экономическом богатстве К. свидетельствуют также находки серебряных монетных гривен. Их обнаружено ок. 300, преимущественно в центральной части города. Из К. в разные районы Руси вывозили браслеты, бусы, пряслица, медальоны, кресты-энколпионы, колты, трубчатые замки, писанки, посуду с глазурью и т. д. За границу (в Польшу, Чехию, Крым, Скандинавию и т. д.) поступали колты, 3-бусинные сережки, энколпионы, пряслица, трубчатые замки, писанки и проч.

Денежно-вещевые клады составляют отдельную категорию археологических памятников древнего К. Их изучение дает ценнейший материал для характеристики как общего экономического богатства города, так и уровня развития ремесла и искусства, торговых и культурных связей, для выяснения вопросов исторической и социальной топографии К. X-XII вв. (Толочко. 1980). За время археологического исследования города найдено 64 клада ювелирных изделий из золота и серебра - примерно треть всех известных на Руси. Количественный и качественный состав киевских кладов различный: от 300-400 изделий из золота и серебра до 5-10 из низкопробного серебра или даже бронзы. Клады включают диадемы, бармы, колты, наручи, шейные гривны, драгоценные ожерелья, височные кольца, перстни, реже монеты и монетные гривны.

Очевидно, топография находок кладов отображает расположение крупных дворов или монастырей в древнем К. Более полусотни кладов найдено в Верхнем городе (29 - в «городе Владимира», 17 - в «городе Ярослава», 13 - на Михайловской горе, 1 - на Копыревом конце). В киевских посадах и на околицах (кроме Печерска) практически не было найдено кладов. В 1842 г. при планировке площади возле Десятинной ц. строители в пещере или погребе, вырытом в материковой глине, нашли огромный клад, едва уместившийся в 2 мешках. Из сохранившихся фрагментарных данных известно, что здесь были изделия из золота (от продажи которых на переплавку владелец получил неск. тысяч рублей), колты с перегородчатой эмалью, медальоны с изображением святых (бармы), золотые медальоны от ожерелий и т. п.

Исключительным богатством отличался клад 1889 г. с территории усадьбы Гребеновского (Рыльский пер.). Кроме 9 монетных гривен, визант. золотых монет, шейных золотой и серебряной гривен, колтов, сережек, браслетов, перстней, золотой парчи в состав клада входила золотая княжеская диадема с перегородчатой эмалью. В 7 киотцах диадемы помещен Деисус. Вероятно, такая находка свидетельствует о местонахождении здесь княжеской или боярской усадьбы. Последние клады выявлены при раскопках Михайловского Златоверхого мон-ря в 1997 г. и на ул. Б. Житомирская, 2 в 2002 г.

Батыево нашествие и К. после 1240 г.

Археологические исследования показали, что в XII-XIII вв. К. продолжал расти и развиваться. Широко велось каменное строительство, на подъеме находились различные виды искусств, процветали ремесла. Подавляющее большинство ювелирных изделий из кладов датируется XIII в. и свидетельствует не только об огромных богатствах киевской верхушки, но и о высоком уровне развития ювелирного ремесла в городе, о значительном производственном потенциале киевских мастерских этого времени.

Развалины Феодоровского мон-ря. Копия XVIII в. с рисунка А. ван Вестерфельда. (ок. 1651)
Развалины Феодоровского мон-ря. Копия XVIII в. с рисунка А. ван Вестерфельда. (ок. 1651)

Развалины Феодоровского мон-ря. Копия XVIII в. с рисунка А. ван Вестерфельда. (ок. 1651)

Поступательное развитие К. было прервано в 1240 г. нашествием Батыя. Бoльшая часть населения или погибла, или была угнана в рабство. Город потерял ремесленников, веками накапливавших опыт и достигших высочайших вершин в своем деле. Были прерваны традиц. связи со мн. районами страны. К. был сожжен, разрушен, разграблен.

Археологические раскопки позволяют определить степень разрушения города, судьбу тысяч киевлян (Каргер. 1961; Килиевич. 1982). В ходе раскопок открыты громадные братские могилы: в 1892 г.- на ул. Владимирской, 1 (позднее Милеев обнаружил продолжение этого захоронения); к востоку от Десятинной ц. (раскопана Хвойкой). В «городе Владимира» и на Михайловской горе неоднократно открывали сгоревшие, обвалившиеся жилища. Исследования показали, что, хотя количество населения значительно уменьшилось, жизнь продолжалась практически во всех основных исторических районах К. (в т. ч. в тех, что подверглись наибольшему удару во время штурма,- «городе Владимира»).

В наст. время существуют сведения приблизительно о полутора десятках киевских памятников, переживших 1240 г. Это ок. 30% известных построек Х-ХII вв., причем далеко не все ранние сооружения сохранились до ХIII в. Археологическими раскопками не зафиксировано уничтожение храмов в ходе событий 1237-1241 гг.; не сообщают о разрушении монголами церквей (кроме Десятинной в Киеве и Михайловской в Переяславе) и рус. летописи. На стенах Софийского собора, храмов Михайловского и Кирилловского монастырей, ц. Спаса на Берестове выявлены граффити XIII в., в т. ч. и с точными датами - 1257, 1259, 1285 гг.; принципиальные изменения в палеографии, лексике, грамматике не отмечены. Утвердившееся в историографии мнение не просто об опустошении монголами древнерусских каменных храмов, а об их сплошном уничтожении базируется гл. обр. на текстах авторов ХVI-ХVII вв., отмечавших жалкое состояние одних киевских храмов и разрушение других, однако эти свидетельства фиксируют сохранность памятников на период, отстоящий от Батыева нашествия на неск. веков.

Монг. нашествие стало определяющим для последующей судьбы всей Киевской Руси и ее памятников каменного зодчества: была разорена экономическая база К.- Ср. Поднепровье, население города резко уменьшилось и не могло содержать все свои церкви, разрушающиеся «от ветхости», впрочем, и потребности в таком количестве храмов уже не было. Наряду с такими причинами гибели храмов, как ветхость и строительные просчеты (в т. ч. в ранний период: напр., обрушение купола собора Кловского мон-ря в ХI в. и ц. св. Андрея в Янчином мон-ре в 1105), стихийные бедствия (пожары, землетрясения, наводнения), штурм города в 1416 и 1482 гг., следует учитывать политические и социально-экономические факторы: указ польск. кор. Казимира IV (подтвержден в 1481), запретивший православным не только строить новые храмы, но и ремонтировать и восстанавливать прежние; отсутствие ресурсов для поддержания существования правосл. церквей (Iвакiн. 1996).

В К. сохранились те храмы, к-рые имели экономическую поддержку. Софийский собор, Успенскую (Пирогощую) ц. поддерживали митрополия и город; Успенский, Михайловские Выдубицкий и Златоверхий, Кирилловский храмы принадлежали монастырям, которые владели землями, помощь им оказывала и княжеская власть. Т. о., разрушались преимущественно приходские храмы и церкви прекративших свое существование монастырей.

Город вел международную торговлю, продолжали развиваться ремесла, поддерживалась письменная традиция, в ХIV в. чеканилась собственная монета. Дальнейшее существование материальной (ремесла, каменного строительства, оборонительного зодчества и т. п.) и духовной культуры К. базировалось на традициях и достижениях предшествующего времени. Однако до ХVII в. К. находился на уровне рядового города. Основная масса населения была сосредоточена на Подоле, где располагались ратуша и органы самоуправления - магистрат. Цитадель с князем (воеводой) и гарнизоном переместилась на Замковую гору. На Печерске были расположены крупнейшие монастыри: рядом с обителью преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских на Аскольдовой могиле вырос Пустынно-Никольский монастырь. Основное районирование К. (Верхний город, Подол и Печерск) сохранялось до XIX в., когда возник Крещатик, объединивший составные части города.

Ист.: Иннокентий (Гизель), архим. Синопсис, или Краткое собрание от различных летописцев. К., 18365; Сборник мат-лов для ист. топографии Киева и его окрестностей. К., 1874; Абрамович Д. I. Києво-Печерський патерик. К., 1930.
Лит.: Берлинский М. Ф. Краткое описание Киева. СПб., 1820. К., 1997р; он же. Iсторiя мiста Києва. К., 1991; Евгений (Болховитинов), митр. Описание Киево-Софийского собора. К., 1825; он же. Описание Киево-Печерской лавры. К., 1826; Закревский Н. В. Описание Киева: В 2 т. М., 1868; Максимович М. А. Обозрение старого Киева // Собр. соч. К., 1877. Т. 2. С. 91-123; Антонович В. Б. О монетных кладах, найденных в Киеве и его окрестностях // ЧИОНЛ. 1888. Кн. 2. С. 14-17; Антонин (Грановский), еп. Киево-Подольская Успенская соборная церковь. К., 1891; Петров Н. И. Историко-топогр. очерки древнего Киева. К., 1897; он же. Новооткрытый альбом видов и рисунков достопримечательностей Киева 1651 г. // ТКДА. 1905. Т. 2. № 7. С. 431-472; Лашкарёв П. А. Церковно-археол. очерки, исслед. и рефераты. К., 1898; Смирнов Я. И. Рисунки Киева 1651 г. по копиям их кон. XVIII в. // Тр. ХIII Археол. съезда в Екатеринославе. М., 1908. Т. 2. С. 197-512; Милеев Д. В. Вновь открытая церковь ХI в. в Киеве и положение исследований в связи с новыми застройками города // Тр. IV Съезда рус. зодчих. СПб., 1911. С. 117-121; Хвойка В. В. Древние обитатели Среднего Приднепровья и их культура в доисторические времена. К., 1913; Моргилевський I. В. Киïвська Софiя в свiтлi нових спостережень // Киïв та його околиця в iсторiï i пам'ятках / Ред.: М. С. Грушевський. К., 1926. С. 81-108; Богусевич В. А. Робота по розборцi руïн Великоï Лаврськоï церкви // Археологiя. К., 1948. Т. 2. С. 205; он же. Розкопки на горi Киселiвцi // Археологiчнi пам'ятки УРСР. К., 1952. Т. 3. С. 66-72; он же. Мастерские ХI в. по изготовлению стекла и смальты в Киеве: По мат-лам раскопок 1951 г. // Краткие сообщ. Ин-та археологии АН УССР. К., 1954. Вып. 3. С. 14-21; он же. К вопросу о крепостных стенах ХII в. Киево-Печерского мон-ря // Там же. 1960. Вып. 9. С. 106-112; Голубева Л. А. Киевский некрополь // МИА. 1948. Вып. 11; Асєєв Ю. С., Богусевич В. А. Воєнно-обороннi стiни ХII в. в Києво-Печерськiй лаврi // Вiсник Академiï архiтектури УРСР. К., 1951. № 4. С. 40-43; Єфiменко П. П., Богусевич В. А. Крiпость Ярослава Мудрого в Києвi // Вiсник АН УРСР. 1952. № 12. С. 36-46; Корзухина Г. Ф. К истории Среднего Поднепровья в сер. I тыс. н. э. // Сов. Арх. 1955. Т. 22. С. 61-82; Раппопорт П. А. Очерки по истории рус. военного зодчества Х-ХIII вв. // МИА. 1956. Вып. 52; он же. Древнерус. архитектура Х-ХIII вв. Л., 1982. (САИ; Е 1-47); он же. Древнерус. архитектура. СПб., 1993; Каргер М. К. Древний Киев. М.; Л., 1958. Т. 1; 1961. Т. 2; Асеев Ю. С. Новые данные о соборе Дмитриевского монастыря в Киеве // Сов. Арх. 1961. № 3. С. 291-296; он же. Архитектура древнего Киева. К., 1982; Самойловський I. М. Мiська брама Х ст. у Києвi // Археологiя. 1965. Вип. 19. С. 183-188; Высоцкий С. А. Древнерус. надписи Софии Киевской. К., 1966; он же (Висоцький С.). Вал Ярослава Мудрого у Києвi // Археологiя Києва: Дослiдження i мат-ли. К., 1979. С. 22-38; он же. Золотые ворота в Киеве. К., 1982; Толочко П. П. Iсторична топографiя стародавнього Києва. К., 1970; он же. Киев и Киевская земля в период феод. раздробленности. К., 1980; он же. Древний Киев. К., 1983; он же. Историческая топография раннего Киева: реальная и вымышленная // Ruthenica. К., 2009. Т. 8. С. 151-183; он же. Ярослав Мудрый. К., 2011; он же. Древний Киев: История сложения города // Археологiя домобудiвництва Європи. К., 2013. С. 365-376; Логвин Г. Н. София Киевская. К., 1971; Комеч А. И. Роль княжеского заказа в построении Софийского собора в Киеве // ДРИ. М., 1972. [Вып.:] Худож. культура домонг. Руси. С. 50-64; он же. Архитектура кон. Х - сер. ХI в. // История рус. искусства: В 22 т. М., 2007. Т. 1. С. 111-177; Холостенко М. В. Успенський собор Печерського мон-ря // Стародавнiй Киïв. К., 1975. С. 107-170; он же. Новi дослiдження Iоанно-Предтеченськоï ц. та реконструкцiя Успенського собору Києво-Печерськоï лаври // Археологiчнi дослiдження стародавнього Києва. К., 1976. С. 131-165; Асєєв Ю. С., Харламов В. А. Новi дослiдження церкви Спаса на Берестовi // Археологiя Києва: Дослiдження i мат-ли. 1979. С. 84-90; Асєєв Ю. С., Харламов В. А., Мовчан I. I. Дослiдження архiтектури Кловського собору в Києвi // Археологiя. 1979. Вип. 30. С. 37-46; Гупало К. Н., Ивакин Г. Ю. О ремесленном производстве на Киевском Подоле // Сов. Арх. 1980. № 2. С. 205-208; Новое в археологии Киева / Ред.: П. П. Толочко. К., 1981; Килиевич С. Р. Детинец Киева IХ - 1-й пол. ХIII в. К., 1982; Толочко П. П., Ивакин Г. Ю. Киев // Археология УССР: В 3 т. К., 1986. Т. 3. С. 252-272; Ивакин Г. Ю. О церкви Успения Богородицы Пирогощей // Древние славяне и Киевская Русь. К., 1989. С. 168-180; он же (Iвакiн Г. Ю.). Iсторичний розвиток Києва ХIII - сер. ХVI ст. К., 1996; он же. О «юбилее» Софийского собора в Киеве // Тр. ГЭ. СПб., 2012. Т. 65: Первые каменные храмы Др. Руси: Мат-лы архит.-археол. семинара 22-24 нояб. 2010. С. 259-274; он же. Новi архiтектурно-археологiчнi дослiдження ц. Богородицi Десятинноï в Києвi // Археологiя домобудiвництва Європи. 2013. С. 377-393; Килиевич С. Р., Харламов В. А. Исследование храма Вотча Федоровского мон-ря ХII в. в Киеве // Древние славяне и Киевская Русь. 1989. С. 180-187; Сагайдак М. А. Давньокиïвський Подiл. К., 1991; он же. Новi данi про укрiплення «мiста Ярослава» // Фортеця: Зб. заповiдника «Тустань» на пошану М. Рожка. Львiв, 2009. С. 268-271; Мовчан I. I. Давньокиïвська околиця. К., 1993; Iвакiн Г. Ю., Козюба В. К. Iсторична топографiя Михайлiвськоï гори у Києвi в Х-ХIII ст. // А сє єго срєбро. К., 2002. С. 71-88; Зоценко В. Н. Скандинавские древности и топография Киева «дружинного периода» // Ruthenica. К., 2003. Т. 2. С. 7-52; Iвакiн В. Г. Християнськi поховальнi пам'ятки давньоруського Києва. К., 2008; Тараненко С., Ивакин В. Про находку 2 деревянных культовых сооружений древнерус. времени на Киевском Подоле // Acta Archaeologica Albaruthenica. 2008. Т. 4. С. 154-160; Ивакин Г. Ю., Иоаннисян О. М. Десятинная церковь в Киеве: «старый взгляд» в новом освещении (предварительные результаты раскопок 2005-2007 гг.) // Archeologia Abrahamica. М., 2009. С. 179-202; они же (Iвакiн Г., Iоаннiсян О.). Мурована архiтектура // Iсторiя украïнського мистецтва: У 5 т. К., 2010. Т. 2. С. 457-524; Ёлшин Д. Д., Ивакин Г. Ю. Церковь Рождества Богородицы Десятинная митр. Петра Могилы: история, археология, изобразительные источники // Ruthenica. 2010. Т. 9. С. 74-109; Сергєєва М. С. Косторiзна справа у Стародавньому Києвi. К., 2011; Булкин В. А. О времени постройки ц. Спаса на Берестове // Он же. О древнерус. архитектуре: Избр. тр. СПб., 2012. С. 57-63; Зыков П. Л. Материалы к реконструкции Десятинной церкви в Киеве на основании археологических исследований // Тр. ГЭ. 2013. Т. 65: Первые каменные храмы Древней Руси. С. 136-160; Иоаннисян О. М. Еще раз по поводу дискуссии о датировке Софийского собора в Киеве: к одной ли группе памятников принадлежат Десятинная церковь и Софийский собор? // Там же. С. 274-302; Иоаннисян О. М., Ёлшин Д. Д., Ивакин Г. Ю. Археологические исслед. пилона у зап. фасада Десятинной ц. в Киеве в 2009-2010 гг. // Там же. С. 125-135; Комар А. В. Киев и Правобережное Поднепровье // Русь в IХ-Х вв.: Археол. панорама. М., 2012. С. 300-333; Iвакiн Г. Ю., Iоаннiсян О. М., Йолшин Д. Д. Архiтектурно-археологiчнi дослiдження ц. Богородицi Десятинноï в Києвi у 2008-2011 рр. // Слов'яни i Русь: археологiя та iсторiя. К., 2013. С. 76-109; Iєвлєв М. М., Козловський А. О. Забудова Копирева кiнця VI-Х ст. // Там же. С. 69-76.
Г. Ю. Ивакин

К. в XVII - нач. XX в.

Градостроительство и церковная архитектура

XVII век стал временем расцвета градо- и храмостроительства в К. Наиболее раннее известное графическое изображение К. XVII в. имеется на одной из гравюр в книге мон. Афанасия Кальнофойского «Тератургима», изданной в типографии Киево-Печерской лавры (1638). Основное внимание на гравюре уделено изображению лавры и Печерского местечка, на территории Верхнего города и Подола отмечены лишь основные сооружения. К сер. XVII в. относится карта Верхнего города, выполненная инженером Левассёром де Бопланом. Особую ценность представляет собой план К. 1695 г., к-рый приписывается полковнику И. Ушакову. Архитектура К. зафиксирована на рисунках голл. худож. А. ван Вестерфельда (1651), на гравюрах издания Киево-Печерской лавры, а также на рисунках и чертежах городских построек из Национального музея в Стокгольме (Алфёрова, Харламов. 1982. С. 27). Градостроительный образ К. кон. XVII в. и главные памятники его архитектуры отражены на гравюре И. Щирского (т. н. Тезис Обидовского, 1688-1691, РНБ).

Софийский собор. Копия XVIII в. с рисунка А. ван Вестерфельда. (ок. 1651)
Софийский собор. Копия XVIII в. с рисунка А. ван Вестерфельда. (ок. 1651)

Софийский собор. Копия XVIII в. с рисунка А. ван Вестерфельда. (ок. 1651)

Существенное влияние на облик К. сер. XVII в. оказала строительная деятельность свт. Петра (Могилы), митр. Киевского и всея Руси, направленная на укрепление Православия на Украине. По его инициативе были изъяты у униатов и отремонтированы Десятинная и Трехсвятительская (древняя - во имя свт. Василия Великого) церкви. Большие восстановительные работы после долгого запустения проводились в Софийском соборе в 1630-1690 гг. В сер. XVII в. постройкой сев. придела во имя вмц. Варвары было начато обновление собора Михайловского Златоверхого мон-ря. Два древних собора, как и собор Киево-Печерской лавры, начали приобретать тот внешний облик, который сохранили до сер. ХХ в. В 1640-1642 гг. была восстановлена и перестроена ц. Спаса Преображения на Берестове: древний 3-нефный храм был превращен в крестообразный; в кон. XVII - нач. XVIII в. на месте деревянного притвора с зап. стороны был возведен каменный.

После воссоединения России с Украиной в К. начался новый градостроительный период. 31 дек. 1662 г. из Посольского приказа был выделен Малороссийский приказ, в компетенции которого оказались в т. ч. вопросы планирования городской территории К., возведение и ремонт оборонительных сооружений, постройка каменных зданий. Важными документами, фиксировавшими информацию о городском строительстве, были росписные (составлявшиеся при смене воевод) и сметные списки. Во 2-й пол. XVII в. К. постоянно находился в центре военных действий, поэтому в городе велись активные работы по строительству укреплений. С появлением огнестрельного оружия и артиллерии старая фортификационная система К. стала неэффективной и потребовала обновления. В 1679 г. вокруг Киево-Печерской лавры по распоряжению гетмана И. С. Самойловича были возведены земляные валы и другие оборонительные сооружения, фактически положившие начало новой Печерской крепости (позднее возведение укреплений лично контролировал Петр I); к 1682 г. была создана деревянная оборонительная крепость на Подоле; в 1695-1702 гг. построены каменные стены вокруг Печерского монастыря. В это время активно ремонтировали и восстанавливали обветшавшие постройки, возводили многочисленные здания (церковные, административные и общественные).

Киево-Печерская лавра. Фрагмент панорамы «Вид Киево-Печерской крепости». 1783 г.
Киево-Печерская лавра. Фрагмент панорамы «Вид Киево-Печерской крепости». 1783 г.

Киево-Печерская лавра. Фрагмент панорамы «Вид Киево-Печерской крепости». 1783 г.

На кон. XVII в. приходится расцвет храмового строительства на средства частных вкладчиков. Во 2-й пол. XVII в. храмы строились еще деревянные, как, напр., небольшая Георгиевская ц. (1674), возведенная кн. Ю. П. Трубецким на месте разрушенного каменного храма XI в. (Там же. С. 52; см. ст. Георгия Победоносца великомученика церковь в Киеве); благодаря поддержке царевны Софии Алексеевны была сооружена ц. во имя Веры, Надежды, Любови и Софии в Михайловском Златоверхом мон-ре (1695) (Там же. С. 58). На рубеже XVII и XVIII вв. в К. велось активное каменное храмовое строительство в формах укр. барокко, аналогичных укр. 3- и 5-срубным деревянным церквам, хотя были примеры использования форм традиционной древнерусской архитектуры. Так, на средства В. Л. Кочубея перестроена Трехсвятительская ц. (во имя свт. Василия Великого, 1693-1707, разрушена в 30-х гг. XX в., на ее месте - здание МИД Украины). Братский и Никольский мон-ри были отстроены на деньги крупнейшего храмоздателя этого времени гетмана И. С. Мазепы с привлечением московского архит. О. Д. Старцева (см. Киево-Братский в честь Богоявления мужской монастырь). Части старого, деревянного Богоявленского собора Братского мон-ря в 1690 г. были использованы при возобновлении Воздвиженской ц. (позднее - Андреевская, Симеоновская) в Малом городе, сгоревшей в 1675/76 г.

В районе Печерска построили несколько церквей, напр. ц. во имя прп. Феодосия Печерского (1698-1700), большую, 3-частную, с 3 куполами вдоль оси здания, на средства киевского полковника Войска Запорожского К. Мокиевского. Тем же ктитором в том же районе была сооружена Воскресенская ц. (1696-1698) - небольшой кирпичный одноглавый храм с 3 апсидами на месте деревянного (до 1786 принадлежал Киево-Печерской лавре). На средства Мазепы был возведен Никольский (Николо-Пустынный, Новый Никольский) монастырь с большим оригинальным 3-нефным 5-купольным собором (позднее собор назывался «Военно-Никольский» или «Большой Никола»; 1690-1693, архит. Старцев, разрушен вместе с колокольней в 1934, см.: Там же. С. 69). На его территории кн. Д. М. Голицыным была построена еще одна церковь во имя свт. Николая Чудотворца (т. н. Малый Никола, 1715) - 3-частная, одноглавая (не сохр.). Синтез древнерус. и укр. особенностей проявился в архитектуре Троицкой ц. Китаевской во имя Св. Троицы пуст. (1763-1767, архит. С. Д. Ковнир) - обители, основанной к югу от Печерска как скит Киево-Печерской лавры (ныне Голосеевский р-н К.).

Церковь прор. Илии. 1692 г. Фотография. 2013 г.
Церковь прор. Илии. 1692 г. Фотография. 2013 г.

Церковь прор. Илии. 1692 г. Фотография. 2013 г.

Районом активной застройки с кон. XVII в. стал Подол (5-купольная крестообразная в плане Воскресенская ц., Борисоглебская ц. (1692, не сохр.), заложенная на деньги полковника Г. К. Коровки-Вольского). Полковая старшина активно участвовала в храмоздании. Нек-рые храмы, возможно, строили по типу укр. деревянных церквей: напр., ц. прор. Илии (1692), сооруженная на средства П. Гудимы, соответствует типу 3-срубного здания. Декор ее фасадов выполнен в традициях рус. архитектуры XVII в., что может свидетельствовать об участии в работе московских мастеров (перестроена в 1755). К крестообразным в плане одноверхим укр. храмам восходит архитектурный тип и детали декора ц. свт. Николая Чудотворца (Притиска) (1695-1707): поясок поребрика на уровне хоров напоминает подобное членение в деревянных храмах. В 1738-1741 гг. на Подоле греч. диаспорой К. была построена ц. вмц. Екатерины греч. Екатерининского мон-ря (с 1744 подворье мон-ря вмц. Екатерины на Синае; снесена в 1929). Не прекращалось и деревянное церковное строительство - этот материал использовался при возведении приходских храмов. Напр., на средства жителей урочища Гончары-Кожемяки была выстроена на Подоле церковь в традиционных формах укр. деревянного зодчества: крестообразная в плане, с 3 куполами и граненой апсидой (1746-1748; деревянная, на каменном фундаменте, сгорела при пожаре в 1811).

Андреевская ц. 1744 г. Фотография. 2013 г.
Андреевская ц. 1744 г. Фотография. 2013 г.

Андреевская ц. 1744 г. Фотография. 2013 г.

С кон. 40-х гг. XVIII в. в связи с приездом в К. имп. Елизаветы Петровны в городе началось строительство репрезентативных зданий. Был возведен путевой (Мариинский) дворец на Печерске по образцу подмосковной усадьбы императрицы в Перове (ныне президентский дворец в Царском саду; 1747-1767, проект Б. Ф. Растрелли, архит. И. Ф. Мичурин) и дворцовая ц. во имя ап. Андрея Первозванного (Андреевский собор), заложенная в присутствии государыни в 1744 г. В том, что Растрелли побывал в К., исследователи уверены благодаря его подписному рисунку с изображением лаврских пещер (Безсонов. 1951. С. 7). Андреевская ц. в К. стала первым церковным сооружением придворного архитектора, в котором было использовано древнее пятиглавие как символ рус. православного зодчества. Расположение на высоком мысу-бастионе над Подолом и Днепром, контраст между тяжелыми пропорциями фундамента-стилобата в виде 2-этажного здания и легкостью, изящностью небольших размеров самого храма сделало Андреевский собор одной из жемчужин архитектуры К., а также всего рус. барокко елизаветинского времени. В плане церковь представляет собой лат. крест, в богатом декоре использован коринфский ордер. Творчество Растрелли и строительство в стиле елизаветинского барокко внесли в архитектуру К. элементы имперской репрезентативности и повлияли на усиление декоративного начала в последующих значимых для города постройках (Софийская колокольня, брама Заборовского и др.).

Кирилловская ц. 40-е гг. XII в., 1734 г. Фотография. 2012 г.
Кирилловская ц. 40-е гг. XII в., 1734 г. Фотография. 2012 г.

Кирилловская ц. 40-е гг. XII в., 1734 г. Фотография. 2012 г.
Последним крупным представителем укр. барокко, чье творчество повлияло на архитектурный облик К., был И. Г. Григорович-Барский (1713-1785), получивший образование в Киево-Могилянской академии и работавший в городском магистрате. Его вкладом в благоустройство К. был водопровод на Подоле с фонтанным павильоном-ротондой напротив главного фасада здания городского магистрата (1748-1749, в нач. XIX в. фонтан получил название «Самсон» после установки новой скульптурной группы, не сохр., воссоздан к празднованию 1500-летия К. в 1982). Григоровичем-Барским был выстроен или реконструирован целый ряд киевских церквей. Особенно активно архитектор работал в Кирилловском мон-ре (возобновил в формах укр. барокко Кирилловскую ц. после пожара 1734 г., построил колокольню с надвратной церковью (не сохр.) и другие монастырские здания - 1748-1760) и на Подоле. В 40-50-х гг. XVIII в. он реконструировал храм святых Константина и Елены, возведенный в 1735 г. на деньги бургомистра Г. Минцевича, достроив галерею и 3-этажную барочную колокольню с маленькой ц. во имя свт. Димитрия Ростовского (перестроена в 1865, уничтожена, сохр. колокольня). Одним из лучших сооружений архитектора считается Покровская ц. (1766-1772) - небольшой 3-частный 3-главый храм, выстроенный на месте деревянной церкви 1685 г., к-рый перекликается своими формами и декоративными элементами с Андреевской ц. (архит. Растрелли). Церковь свт. Николая Чудотворца (Набережного) (1772-1775) создана Григоровичем-Барским в формах, переходных от барокко к классицизму. Однокупольный храм имеет крестообразный план, где каждая ветвь креста заканчивается полукружием и треугольным фронтоном. Как и Покровская ц., храм имеет большое значение для формирования градостроительного силуэта Подола. Самой знаменитой киевской градостроительной доминантой стала барочная колокольня Киево-Печерской лавры (высота 96,5 м; 1731-1745, проект И. Г. Шеделя, он же спроектировал колокольню на Дальних пещерах, 1751-1761, мастер Ковнир). Украинское барокко стало восприниматься впоследствии, в архитектуре нач. ХХ в., как национальный (старый укр.) стиль.

Церковь свт. Николая Чудотворца (Набережного) (справа). 1772–1775 гг. Фотография. 2013 г.
Церковь свт. Николая Чудотворца (Набережного) (справа). 1772–1775 гг. Фотография. 2013 г.

Церковь свт. Николая Чудотворца (Набережного) (справа). 1772–1775 гг. Фотография. 2013 г.
На протяжении XVIII в. К. сохранял планировку, зафиксированную еще схемой Ушакова 1695 г., согласно которой восстанавливались городские кварталы после пожаров. В 1787 г. имп. Екатерина II во время визита охарактеризовала К. как город, целиком состоявший «из укреплений да из предместий, а самого города я до сих пор не могу доискаться» (Ерофалов-Пилипчак. 2000. С. 30). В 80-х гг. XVIII в. разрабатывались планы генеральной реконструкции К., его перепланировки на регулярной основе и соединения самостоятельных частей города в единое целое. Самый радикальный план принадлежал И. И. Миллеру и гр. А. П. Шувалову и предполагал перенос города на возвышенность с постепенной ликвидацией Подола, существование к-рого признали нерациональным из-за постоянных наводнений и пожаров. Однако проекты оставались неосуществленными, пока киевским городовым архитектором не был назначен А. И. Меленский (1799-1829). Под его рук. в нач. XIX в. было начато обширное строительство зданий по образцовым проектам, созданы новые районы, возведены главные административные сооружения (Контрактовый дом на Подоле; Присутственные места, Дворянское собрание и дом губернатора на Дворцовой пл. в Липках). Согласно генеральному плану К. 1808-1809 гг. (В. И. Гесте при участии Меленского), были проложены новые улицы, центром города стал Крещатик. Работы по объединению частей К. на основе регулярного плана продолжались в течение 1-й пол. XIX в.

А. И. Меленскому удалось примирить строгую классицистическую регулярность планов Гесте с особенностями уже сложившегося городского ландшафта и привнести в архитектуру К. традиции московского ампира. Напр., Никольская ц. на Аскольдовой могиле, на месте перевоза через Днепр, на территории Николо-Пустынного монастыря (1810), получила вид небольшой ротонды, окруженной колоннадой, что напоминало парковый павильон (это единственное строение, сохранившееся от обширного монастырского комплекса, включавшего 3 храма во имя Николая Чудотворца). Меленский - автор старейшего в К. архитектурного монумента, сооруженного у основания Владимирской горки, на набережной Днепра, на месте св. источника, где, согласно преданию, св. Владимир крестил своих сыновей. Установленную здесь колонну тосканского ордера (позднее в ее основании была устроена часовня) назвали памятником Крещению Руси или нижним памятником св. Владимиру (1802-1808, известна также как «колонна Магдебургского права»).

Аскольдова могила. Худож. Т. Шевченко. 1846 г. Сепия, акварель (ГПИБ)
Аскольдова могила. Худож. Т. Шевченко. 1846 г. Сепия, акварель (ГПИБ)

Аскольдова могила. Худож. Т. Шевченко. 1846 г. Сепия, акварель (ГПИБ)

В 1811 г. в результате пожара было уничтожено большинство жилых построек на Подоле, что позволило его полностью реконструировать согласно плану Гесте при активном участии Меленского. Новая регулярная планировка учитывала сохранившиеся архитектурные ансамбли: напр., ц. свт. Николая Чудотворца (Притиска) замкнула перспективу ряда улиц, комплекс Ильинской ц. с колокольней стал одним из акцентов в застройке днепровской набережной. Пожар повредил большое количество старых храмов, их возобновление проводилось с учетом новых вкусов классицизма. С ц. в честь Успения Пресв. Богородицы (Пирогощей) - кирпичного здания домонгольского периода - были сняты пострадавшие 4 угловые башенки-главки, ее фасады приобрели завершения в виде треугольных фронтонов (разрушена в 1935, условно воссоздана). Обновлена была ц. прор. Илии на Подоле, на месте древнейшего храма К.: в 1-й пол. XIX в. пристроен придел с юга и притвор с портиком с запада. Барочные купола Покровского храма получили завершения в формах классицизма, в 1824 г. к его зап. фасаду был пристроен 2-этажный объем новой теплой церкви. Храм свт. Николая Чудотворца (Притиска) и Крестовоздвиженская ц. на Кожемяках (1811) были восстановлены с сохранением барочных форм декора. На Подоле одновременно с масштабными работами по реконструкции в 20-х гг. XIX в. Меленским велось классицистическое строительство: во Флоровском (1818-1832), в Братском (1815-1826) монастырях, а также в Выдубицком монастыре (1829-1833) и Киево-Печерской лавре (1826); были сооружены 5-главая ц. свт. Николая Доброго (1800-1808, разрушена в 1935, сохр. колокольня 1716 г.) и ц. Рождества Христова - октагон на Почтовой пл. (1808-1814, разрушена в 1930, воссоздана).

Новый облик К. приобрел после того, как были срыты валы древних княжеских «городов» и на их месте в сер. XIX в. проложены ул. Ярославов вал, Трехсвятительская, Прорезная. В 1841-1844 гг. был уничтожен древний Михайловский вал (Логвин. 1982. С. 43). Однако с 1830 г. по желанию императора началось сооружение Новой Печерской крепости (проект К. И. Оппермана). В результате Киевская крепость стала самым большим земляным укреплением Европы. Археологические работы этого периода иногда завершались реконструкцией найденных сооружений, напр. Десятинной ц. Рождества Пресв. Богородицы (1828-1842, архит. В. П. Стасов). Проект этого храма, выполненный архит. Н. Е. Ефимовым в 1826 г., стал первой в России попыткой научного воссоздания форм древней церкви, основанного на археологических источниках и сохранившихся аналогах. Произведение же Стасова явилось первым примером рус. стиля в городе (церковь разрушена в 1936). В 1833 г., во время прокладки Владимирской ул., были обнаружены остатки фундаментов, отождествленные с древней ц. св. Ирины. В 1852 г. один из столбов храма был обложен найденным при раскопках кирпичом, получил шатровое завершение с куполом и был оставлен посреди проезжей части в качестве памятника св. Ирине («Ирининский столб», не сохр.).

Одним из градообразующих ансамблей стала площадь с монументальным зданием ун-та св. Владимира (1837-1843, ныне т. н. Красный корпус КНУ им. Т. Г. Шевченко), построенным по проекту и под надзором активно работавшего в К. архит. В. И. Беретти в стиле репрезентативного с.-петербургского классицизма. Университетский корпус, первое столь крупное здание в К., и огромная площадь перед его фасадом задали новый масштаб городской застройке.

Подол. Фотография. Нач. XX в.
Подол. Фотография. Нач. XX в.

Подол. Фотография. Нач. XX в.

С 1838 г. в Киевской епархии работал архит. П. И. Спарро (1814-1887?), проектировавший в формах рус. («тоновского») стиля (Казанская ц. во Флоровском мон-ре, 1841-1844, и другие постройки). Он спроектировал также 5 зданий в Киево-Печерской лавре, отдельные сооружения в Китаевской и Голосеевской пустынях. Примерами «тоновского» стиля являются также колокольни церквей свт. Николая Чудотворца (Набережного) (и теплая церковь там же, 1862-1863, автор проекта - губ. архит. М. С. Иконников, исполнявший эту должность в 1854-1895) и Димитриевской (Иорданской, не сохр.), Троицкая Лыбедская ц. (1858). Значительный интерес с т. зр. применения новых материалов и конструкций представляла сооруженная позднее в русском стиле первая в империи т. н. железная (при постройке были использованы железо, сталь, чугун) ц. свт. Иоанна Златоуста (1867-1871, инженер А. А. Никкельс, архит. Н. Е. Юргенс, разрушена в 1934).

В связи со строительством общественных зданий нового типа в них появились домовые храмы, напр. во имя равноап. кн. Владимира в ун-те св. Владимира (1840). Посвящение крестителю Руси храмов в К. стало элементом гос. политики, особенно в преддверии празднования 900-летнего юбилея Крещения Руси. Еще с сер. XIX в. планировалось строительство храма в К., посвященного князю - крестителю Руси (см. ст. Владимира, равноап. кн., собор в Киеве). Выбор архитектурных форм и программы внутреннего убранства сопоставимы со строительством крупнейших по масштабу и культурному значению храмов империи того времени - храма Христа Спасителя в Москве и храма Спаса на Крови в С.-Петербурге (см. ст. Воскресения Христова собор), что должно было подчеркнуть знаковое положение К. Важное место в церковной архитектуре К., исторически тесно связанного с Византией, стал занимать визант. стиль, к-рый, в частности, характерен для Владимирского собора (основной автор - А. В. Беретти) и спроектированных В. Н. Николаевым во 2-й пол. 80-х гг. XIX в. и несохранившихся Введенской, Благовещенской, Сретенской и Александро-Невской церквей, для храма свт. Михаила Киевского при больнице цесаревича Александра (1893-1895, воссоздан после 1995).

Вид Старого города с Ярославова вала. 1854 г. Литография В. Тимма
Вид Старого города с Ярославова вала. 1854 г. Литография В. Тимма

Вид Старого города с Ярославова вала. 1854 г. Литография В. Тимма

Деятельность Николаева, занимавшего должности городового архитектора (1873-1887), архитектора по Киевскому епархиальному ведомству (1875-1898) и Киево-Печерской лавры (1893-1899), отличалась масштабом и разнообразием. Он, по свидетельству современников, «построил целый новый город» (Ерофалов-Пилипчак. 2000. С. 104) - гостиницы, особняки, доходные дома, больницы, концертные залы, приюты и гимназии, промышленные и садово-парковые сооружения, здание Купеческого собрания (1894). Используя в качестве образца византийские и русские храмы, Николаев создал или реконструировал ок. 20 киевских церквей. По воле вел. кнг. Александры Петровны (в иночестве прп. Анастасия) на Вознесенском холме над Подолом был возведен киевский в честь Покрова Пресв. Богородицы женский монастырь - крупнейший в К. ансамбль в русском («московско-ярославском») стиле. Сохранились построенные Николаевым Покровская ц. (1889-1890) и Никольский собор (1896-1911; эскиз сделал сын прп. Анастасии, военный инженер вел. кн. Петр Николаевич) - самый большой по площади киевский храм. Вероятно, при проектировании Никольского собора архитектор применил плановое решение и декор одного из предыдущих своих сооружений - небольшой Александро-Невской ц. в Галаганах (1891-1892, разрушена в 1936). Из др. его храмовых построек уцелели Трапезная ц. преподобных Антония и Феодосия в Киево-Печерской лавре (1893-1895), сочетающая черты рус. и визант. стилей, и Вознесенская ц. на Байковом кладбище в визант. стиле (1884-1888). Его сыном, городовым архит. И. В. Николаевым, была спроектирована Покровская ц. на Соломенке (1893-1897) в формах узорочья XVII в. Преемником В. Николаева на посту киевского епархиального архитектора был Е. Ф. Ермаков, спроектировавший множество храмов и церковно-административных зданий в киевских монастырях, особенно активное строительство под его рук. развернулось в Киево-Печерской лавре, где им было возведено 11 зданий, включая митрополичью Крестовую Благовещенскую и больничную церкви, б-ку митр. Флавиана (Городецкого). В богатой отделке митрополичьего корпуса оригинально сочетаются русский стиль и барочные элементы старого здания. Его храмовые сооружения - ц. в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Голосеевской пуст. (1910-1912, воссоздана после 1997) и собор Свято-Пантелеимонова монастыря в Феофании (1905-1912), последний киевский собор, построенный перед Октябрьским переворотом, а также Покровская ц. на Приорке (1899-1906). Особой выразительностью отличалась доминировавшая в районе вокзала Ильинская ц. на Новом Строении (1908-1914, разрушена в 1936), сочетавшая черты «московско-ярославского» стиля и модерна.

Университет св. Владимира. Светопечать С. В. Кульженко. Киев. 1897 г. (ГПИБ)
Университет св. Владимира. Светопечать С. В. Кульженко. Киев. 1897 г. (ГПИБ)

Университет св. Владимира. Светопечать С. В. Кульженко. Киев. 1897 г. (ГПИБ)

Стилистика храмов, построенных Ермаковым, и ряда церквей, сооруженных В. Николаевым, соответствует формам московско-ярославского узорочья XVII в., поиск национальных форм в русской и украинской («старый украинский» стиль) архитектуре нач. ХХ в. мало затронул церковное зодчество К. Редкий пример «неоампирной» стилизации представляет собой колокольня греческого Екатерининского монастыря на Контрактовой пл. (1914-1915, архит. В. В. Эйснер).

Вознесенская ц. на Байковом кладбище. 1884–1888 гг. Фотография. 2012 г.
Вознесенская ц. на Байковом кладбище. 1884–1888 гг. Фотография. 2012 г.

Вознесенская ц. на Байковом кладбище. 1884–1888 гг. Фотография. 2012 г.

В храмах К. появились копии палестинских святынь: в Покровском мон-ре в нише церкви была устроена копия Гроба Господня; в ц. св. Феодора Освященного (30-е гг. XIX в.) в Лукьяновке, районе Дорогожичей, предместья К., при расширении храма (1887-1896) по инициативе прихожан были сооружены подземные помещения по проекту архит. А. А. Парланда, скопированные с Кувуклии храма Гроба Господня в Иерусалиме и пещерного храма св. Климента в Инкермане (церковь разрушена в 30-х гг. XX в., подземные сооружения раскопаны и обустроены, работы велись с 2008). Настоятелем Феодоровской ц. в районе древней горы Щекавица была основана школа с ц. свт. Макария, митр. Киевского (1897; закрыта в 1938, богослужения возобновлены в 1942). Здание - один из 3 (наряду с церквами Вознесения Господня на Демеевке (Демиевке, 1882-1883) и прп. Серафима Саровского в Пуще-Водице (1908-1910), архитекторы Э. П. Брадтман, А. И. Тихонов) сохранившихся исторических деревянных храмов К.

На формирование облика К. в эпоху историзма влияли не только новые храмы, но и театральные (оперный театр, проект 1896 г. В. А. Шрётера в стиле французского ренессанса, реализован в 1898-1901), банковские, учебные здания (ряд из них был спроектирован А. В. Кобелевым; Владимирский кадетский корпус на Соломенке, 1849-1857,- И. В. Штромом; Политехнический институт имп. Александра II, 1898-1901,- И. С. Китнером), гостиницы и доходные дома (значительное их число было сооружено архит. А. Ф. Крауссом и городовым архитектором в 1887-1913 А. С. Кривошеевым), скульптурные монументы, напр. памятник св. кн. Владимиру Великому (1853, скульптор П. К. Клодт), поставленный на бывшей Михайловской горке, в районе древнего «города Изяслава», едва ли не первый памятник святому в России. Крест в руках князя с 1895 г. освещался электричеством. Ансамбль Софийской пл. был дополнен памятником гетману Богдану Хмельницкому (1888, скульптор М. О. Микешин, архит. В. Николаев). Конный, в традиции имп. монументов, с активным движением фигур и формой каменного постамента, он напоминает памятник Петру I (Медный всадник) в С.-Петербурге. В сквере напротив здания университета был установлен памятник имп. Николаю I (1896, скульптор М. А. Чижов, архит. В. Николаев, уничтожен в 1920, ныне на его месте находится памятник Шевченко), призванный отметить вклад императора в градостроительство К.: он опирался на утвержденный при нем план города, а барельефы на пьедестале изображали возведенные по его указам здания. В 10-х гг. XX в. К. украсили памятники св. равноап. кнг. Ольге (1911, скульптор И. П. Кавалеридзе), имп. Александру II (1910-1911), П. А. Столыпину (1913, оба - скульптор Э. Ксименес, архит. В. Николаев). В советское время они были уничтожены.

В гражданском строительстве К. в нач. ХХ в. значительную роль сыграли модерн (архит. В. В. Городецкий, также автор проекта монументального неоготического костела свт. Николая на Б. Васильковской ул., 1899-1909, и соавтор, вместе с П. С. Бойцовым, проекта Городского музея антиквариата и искусств, 1897-1900) и неоклассицизм, крупнейшими представителями которого были архит. П. Ф. Алёшин (здания Педагогического музея им. цесаревича Алексея, ул. Владимирская, 57, 1910-1911; Ольгинской гимназии, ул. Б. Хмельницкого, 15, 1914-1928), П. С. Андреев, В. А. Осьмак, В. Н. Рыков. Два банковских сооружения до сих пор определяют панораму начала Крещатика. Элементы модерна и неоренессанса сочетает здание Русского для внешней торговли банка, возведенное в 1913-1915 гг. по проекту архит. Ф. И. Лидваля; неоклассицистический характер имеет дом, построенный для С.-Петербургского международного коммерческого банка (1911-1914; Л. Н. Бенуа). Еще один столичный зодчий, В. А. Щуко, стал автором монументального неоклассицистического с элементами неоренессанса здания Киевской губернской земской управы (1913-1914).

Лит.: Сементовский Н. М. Киев, его святыни, древности, достопамятности. К., 1864; Похилевич Л. И. Мон-ри и церкви г. Киева. К., 1865; Закревский Н. В. Описание Киева. К., 1868. 2 т.; Захарченко М. М. Киев теперь и прежде. К., 1888; Путеводитель по г. Киеву и его святыням. К., 1895; Петров Н. И. Киев, его святыни и памятники. СПб., 1896; Указатель святыни и священных достопамятностей Киева. К., 18986; Максимович Н. И. Перечень обществ. и казенных зданий монастырей, церквей, часовен, памятников, садов, скверов, театров, площадей и проч. в г. Киеве. К., 1902; Титов Ф. И., прот. Путеводитель при обозрении святынь Киево-Печерской лавры и г. Киева. К., 19122; он же. Киево-Подольские монастырские и приходские храмы сто лет тому назад: (К истории великого пожара на Киево-Подоле 9 июля 1811 г.). К., 1914; Путеводитель по г. Киеву со справ. отделом. К., 1914; Щероцкий К. В. Киев: Путев. К., 1918; Лукомский Г. К. Киев: Церк. архитектура XI-XIX вв.: Визант. зодчество. Укр. барокко. Мюнхен, 1923; Ернст Ф. Киïвська архiтектура XVII в. // Киïв та його околиця в iсторiï i пам'ятках / Ред.: М. С. Грушевський. К., 1926. С. 125-166; Холостенко М. В. Iван Григорович-Барський - зодчий Києва XVIII ст. // Архiтектура Радянськоï Украïни. К., 1940. № 11. С. 40-47; Безсонов С. В. Архитектура Андреевской церкви в Киеве. М., 1951; Архитектура Украинской ССР: [Альбом]. М., 1954. Т. 1; Пилявский В. И. Из истории планировки и застройки Киева в нач. XIX в. // Зодчество Украины. К., 1954. С. 197-212; Леонтович В. Г. Архитекторы, инженеры-строители и скульпторы, работавшие в Киеве в период с 1855-1925 гг. К., 1961. Ркп. // ВНИИТАГ [Электр. ресурс: www.alyoshin.ru/Files/arhiv/leon_pre.html]; Игнаткин И. А. История планировки и застройки Киева в нач. XIX в.: АКД. К., 1962; Логвин Г. Н. Киев: Книга-спутник по г. Киеву. М., 19672; он же. Киев: [По архит. памятникам: Очерк]. М., 1982; Болотова Г. В. План Києва 1695 р., як джерело до вивчення iсторiï мiста кiн. XVII ст. // Архiви Украïни. К., 1980. № 4. С. 51-59; Алфёрова Г. В., Харламов В. А. Киев во 2-й пол. XVII в.: Ист.-архит. очерк. К., 1982; Архитектура Киева: Сб. / Отв. ред.: В. П. Дахно. К., 1982; История городов и сел Укр. ССР: В 26 т. К., 1982. [Т. 1:] Киев; Шулькевич М. М., Дмитренко Т. Д. Киев: Архит.-ист. очерк. К., 19826; Памятники градостроительства и архитектуры Укр. ССР: В 4 т. К., 1983. Т. 1: Киев. Киевская обл.; Киев: Энцикл. справ. / Ред.: А. В. Кудрицкий. К., 19863; Геврик Т. Втраченi архiтектурнi пам'ятки Києва: [Кат. выст.]. Н.-Й., 19872; Дегтярёв М. Г. Киевский городской архитектор А. И. Меленский // Строительство и архитектура. К., 1989. № 2. С. 17-19; Анисимов А. Л. Скорбное бесчувствие: На добрую память о Киеве, или Грустные прогулки по городу, к-рого нет. К., 1992; Ерофалов Б. Л. Развитие планировочной структуры Киева в 1-й пол. XIX в. // М. Ф. Казаков и архитектура классицизма: [Сб. ст.]. М., 1996. C. 135-141; он же (Ерофалов-Пилипчак). Архитектура имперского Киева. К., 2000; Кiржаєва I. Iван Григорович-Барський у Києвi: Буклет. М., 1996; Фiсун О. Андрiй Меленський - головний архiтектор Києва. К., 1996; Третяк К. О. Киïв: Путiвник по зруйнованому мiсту. К., 1998; он же. Втраченi споруди та пам‘ятники Києва: Довiдник. К., 2004; Виноградова М. В. и др. Головнi та мiськi архiтектори Києва, 1799-1999: [Кат. выст.]. К., 1999; Тимофiєнко В. I. Зодчi Украïни кiн. XVIII - початку XX ст.: Бiогр. довiдник. К., 1999; Кандий А., диак. Мон-ри и храмы Киева: Справ.-путев. К., 20013; Попельницька О. О. Iсторична топографiя Киïвського Подолу XVII - початку XIX ст. К., 2003; Толочко Л. I., Дегтярьов М. Г. Подiльськi храми Києва. К., 2003.
Свящ. Александр Берташ, А. А. К.
Ключевые слова:
Древняя Русь (Древнерусское государство), древнейшее государство восточных славян Епархии Русской Православной Церкви Россия. История. XIX в. Археология российская Археология церковная Археология всеобщая Россия. История. XIX в. – нач. XX в. Украина. История Страноведение. Украина Города древнерусские Церковная архитектура. Храмы (Украина) Киев, столица Украины, административно-территориальная единица, политический, социально-экономический, культурный, научный и правительственный центр страны, кафедра Киевской митрополии УПЦ
См.также:
БЕЛГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ Киевской митрополии
ВЫШГОРОД древнерус. город в Киевской земле
«АРХИВ ЮГО-ЗАПАДНОЙ РОССИИ» сборник документов по истории Украины и Белоруссии XIII-XVIII вв.
БЕЛГРАД столица Сербии
ВЛАДИМИРО-ВОЛЫНСКАЯ ЕПАРХИЯ основана в древнерус. время с центром в г. Владимире-Волынском на р. Луге, правом притоке Зап. Буга
ВЩИЖ древнерус. город XI-XIII вв., к-рый был расположен в зап. части совр. с. В. Жуковского р-на Брянской обл.
ГАЗА город в юго-зап. Палестине
ГАЛИЦКАЯ РУСЬ историческая область на сев.-вост. склонах Карпат
ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ЦЕРКОВЬ В КИЕВЕ
ГРУЗИНСКИЙ ЭКЗАРХАТ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ Православная Церковь на территории Грузии после ее вхождения в состав Российской империи (1811 - 1920 гг.)
ДЕСЯТИННАЯ ЦЕРКОВЬ в Киеве, первый каменный храм Др. Руси
ДРЕВНЕЙ РУСИ АРХЕОЛОГИЯ одно из главных направлений отечественной истории и археологии
ЗАКАРПАТЬЕ территория, занимающая юго-зап. склоны сев. части Вост. Карпат и прилегающую к ней часть низменности в бассейне р. Тисы (совр. Закарпатская обл. Украины)
ИСПАНИЯ. II археология, архитектура
КИЕВСКАЯ ЕПАРХИЯ диоцез на укр. и в отдельные периоды белорус. землях под непосредственным управлением Киевского митрополита
АБАКАНСКАЯ И ХАКАССКАЯ ЕПАРХИЯ Русской Православной Церкви
АБХАЗСКАЯ ЕПАРХИЯ ГРУЗИНСКОГО ЭКЗАРХАТА см. Сухумо-Абхазская епархия
АВАРЫ союз кочевых племен монголо-тюркского происхождения
АВДАТ [Эбода], город-крепость в пустыне Негев (Палестина), на караванном пути из Петры в Газу
АВЕЛЬ ПРОРИЦАТЕЛЬ (Васильев Василий; до 7.03.1757- 29.11.1831), мон., автор рукописных книг
АГАФИЯ ВСЕВОЛОДОВНА († 1238), св. блгв. кнг. местночтимая (пам. 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
АГРИППИНА († 1237), кнг. рязанская
АЗОВСКАЯ МИТРОПОЛИЯ образована в 1700 г.
АЗОВСКОЕ ВИКАРИАТСТВО Ростовской епархии, учреждалось дважды