Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИЕВСКАЯ ЕПАРХИЯ
Т. 33, С. 151-290 опубликовано: 10 июля 2018г.


Содержание

КИЕВСКАЯ ЕПАРХИЯ

диоцез на укр. и в отдельные периоды белорус. землях под непосредственным управлением Киевского митрополита (общерусского в юрисдикции К-польского Патриархата в кон. X - сер. XV в., западнорусского в юрисдикции К-польского Патриархата в сер. XV - кон. XVII в., в юрисдикции Московского Патриархата с кон. XVII в. до наст. времени). Киевская митрополия К-польского Патриархата (в источниках: митрополия «Русская» - «ἡ ῾Ρωσία», «всея Руси» - «πάσης ῾Ρωσίας», «Киевская и всея Руси» - «Κυέβου κα πάσης ῾Ρωσίας»), обнимавшая епархии Др. Руси, а затем бывш. древнерус. земель, входивших в состав разных гос. образований - Великого княжества Владимирского, Великого княжества Литовского, Польши, Золотой Орды,- возникла в кон. Х в., примерно одновременно с Крещением Руси, между 1448 и 1458 гг. разделилась на митрополии: собственно Киевскую (остававшуюся до 1685-1686 в юрисдикции К-польского патриарха) и автокефальную Московскую. Главы обоих диоцезов первоначально имели титул «митрополит Киевский и всея Руси», с нач. XVI в. первоиерарх, имевший кафедру в Москве, титуловался как «митрополит (с 1589 патриарх) Московский и всея Руси». Позднее архиереи, занимавшие Киевскую кафедру, имели титул: «митрополит (архиепископ) Киевский и Галицкий (и всей Малой России)», в кон. XX - нач. XXI в.: «митрополит Киевский и всея Украины».

Кафедральный город К. е.- Киев, кафедральный собор во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских в Киево-Печерской лавре. Правящий архиерей - Блаженнейший митр. Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан; с 27 мая 1992). К 1 апр. 2013 г. территория К. е. включала в себя Киев и 15 районов Киевской обл.: Барышевский, Бориспольский, Бородянский, Броварский, Васильковский, Вышгородский, Згуровский, Иванковский, Киево-Святошинский, Макаровский Обуховский, Переяслав-Хмельницкий, Полесский, Фастовский и Яготинский, а также зону отчуждения Чернобыльской АЭС. К 1 апр. 2013 г. в К. е. действовало 562 прихода (165 в Киеве, 397 в Киевской обл.), 17 муж. и 8 жен. монастырей; в епархии несли служение 761 священник и 112 диаконов. 25 сент. 2013 г. решением Синода УПЦ от К. е. была отделена Бориспольская и Броварская епархия в границах Барышевского, Бориспольского, Броварского, Вышгородского, Згуровского, Переяслав-Хмельницкого и Яготинского р-нов Киевской обл.

К. е. в кон. X - сер. XIII в.

Учреждение Киевской митрополии

Точной даты учреждения Киевской митрополичьей кафедры в источниках нет, но по сумме косвенных хронологических указаний следует признать, что это произошло либо в первые же годы по крещении равноап. кн. Владимира (Василия) Святославича, т. е. в 988/91 г., либо после 996 г., ибо в 991-996 гг. Патриарший престол пустовал. В списках митрополий К-польского Патриархата митрополия «Росия» до времени имп. Андроника II Палеолога (1282-1328) стоит стабильно на 60-м месте, затем перемещается на 71-е. На 61-м значится митрополия Алании; признававшееся в связи с этим еще совсем недавно в качестве terminus ante quem для возникновения Киевской кафедры наиболее раннее на то время упоминание Аланской митрополии (997/8) потеряло силу в свете недавнего открытия датированной 2 апр. 965 г. надписи, в к-рой упоминается митр. Алании Феодор (Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. Фрески Сентинского храма и проблемы истории аланского христианства в Х в. // Рос. Арх. 2005. № 1. С. 138). В пользу 988/91 г. говорит также свидетельство арм. историка Степаноса Таронеци (Асолика) (рубеж Х и XI вв.) о бежавшем в 986 г. в К-поль из М. Азии преследователе антихалкидонитов митрополите Севастийском (Всеобщая история Степаноса Таронского. М., 1864. С. 142, 175), если отождествлять последнего с митр. Феофилактом, к-рый был переведен из Севастии «на Росию» при имп. Василии II Болгаробойце (976-1025), согласно «Церковной истории» Никифора Каллиста Ксанфопула (нач. XIV в.) (Niceph. Callist. Hist. eccl. // PG. 146. Col. 1196 C), а также нек-рым редакциям визант. трактата «О перемещениях епископов» (Laurent V. Aux origines de l'Église Russe: L'établissement de la hiérarchie byzantine // EO. 1939. T. 38. P. 293; Владимир (Филантропов). Описание. С. 170). На более позднюю дату, как иногда считают (Я. Н. Щапов), указывает отсутствие упоминания митрополита в ретроспективном летописном повествовании о крещении киевлян (под 988/9), а также о заложении и освящении Десятинной ц. (991/2, 996/7). Однако такое умолчание характерно для летописного рассказа о раннем периоде в целом (до 1039/40) и не может быть признано аргументом хотя бы ввиду упоминания совещаний Владимира с епископами, к-рых трудно помыслить вне к.-н. церковного возглавления. Повторяемые иногда по сей день гипотезы об основании Киевской митрополии в 1037/38 г. (под этим годом в ПВЛ сообщается о заложении кафедрального митрополичьего Софии Св. собора в Киеве) (А. А. Шахматов) и о подчиненности Русской Церкви до той поры болг. Охридской архиепископии (М. Д. Присёлков) можно считать опровергнутыми (Л. Мюллер).

Митрополиты домонгольского времени

Вопросы о личности 1-го Киевского митрополита (Феофилакт?), о происхождении традиции (фиксируемой по крайней мере с XIV в.), связывающей Крещение Руси при кн. Владимире с именами митр. свт. Михаила (это мнение официально утвердилось в Русской Церкви с XVI в.) или Леонта, наконец, о предшественниках митр. Феопемпта (рубеж 30-х и 40-х гг. XI в.) на Киевской кафедре остаются открытыми. Поскольку митр. Иоанн I, автор 1-й службы святым Борису и Глебу, был, вероятнее всего, не предшественником (как считалось), а преемником Феопемпта, не исключено, что печать «Иоанна, митрополита Росии», к-рая по сфрагистическим признакам датируется кон. Х - нач. XI в. (Laurent V. Le corpus des sceaux de l'Empire Byzantin. P., 1963. T. 5. Pt. 1. N 781), принадлежит не Иоанну I, а неизвестному по др. источникам Киевскому митр. Иоанну, современнику кн. Владимира. Наиболее ранним, точно датированным упоминанием о митрополите в Киеве является сообщение об анонимном «архиепископе того града» («archiepiscopus illius civitatis») в хронике Титмара Мерзебургского († 1018) при описании вступления в Киев войск польск. кн. Болеслава I Храброго и киевского кн. Святополка Владимировича (Святополка Окаянного) в авг. 1018 г. (Die Chronik des Bischofs Thietmar von Merseburg und ihre Korveier Überarbeitung. VIII 32 / Hrsg. R. Holtzmann. B., 1935. S. 531 (MGH. Script. Rer. Germ. NS; 9)).

Собор Св. Софии в Киеве. Ок. 1037 г.; рубеж XVII и XVIII вв. Фотография. 2008 г.
Собор Св. Софии в Киеве. Ок. 1037 г.; рубеж XVII и XVIII вв. Фотография. 2008 г.

Собор Св. Софии в Киеве. Ок. 1037 г.; рубеж XVII и XVIII вв. Фотография. 2008 г.

Титул Киевских митрополитов, как и название митрополии, со временем менялся. В грекоязычных источниках с начала и до сер. XII в. встречаются только «μητροπολίτης ῾Ρωσίας». Таковы, напр., легенды печатей XI в. митрополитов Феопемпта, Ефрема и др. Сосуществование во 2-й пол. XI и, может быть, нач. XII в. Киевской митрополии с временными митрополиями в Чернигове и Переяславле (Переяславе) не отразилось на титулатуре Киевских митрополитов, судя по печатям Георгия, Иоанна II, Иоанна III и Николая (Янин. 1970. № 43-45; Янин, Гайдуков. 1998. № 43а-б). В славяноязычных текстах, как переводных, так и оригинальных, претендующих на официальность, титулатура часто калькирует греческую: «митрополитъ Русьскии», напр., в Канонических ответах митр. Иоанна II или в постановлениях Собора 1273/74 г. (применительно к митр. Кириллу II) (ПДРКП. Стб. 1, 83). Изменения впервые выступают в надписи на печати митр. Константина II (1167-1169/70), где появляется формула «митрополит всея Руси» («μιτροπολίτης πάσης ῾Ρωσίας») (Янин. 1970. № 51). Можно предположить, что введение такого определения в титул подчеркивало целостность Киевской митрополии после урегулирования вопроса о Владимирской митрополии, планировавшейся кн. св. Андреем Юрьевичем Боголюбским в 60-х гг. XII в. Не последовательно, а лишь эпизодически оно фиксируется и позднее, в т. ч. и в русскоязычных текстах, напр., в послании болгарского деспота Иакова Святослава к митр. Кириллу II от 1262/70 г.: «Архиепископу Кирилу преславнаго града Кыева, учителю же всея Руси» и «освященый архиепископе вся Рускыя земля» (Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI-XIII вв. М., 1978. С. 141). Относительно стабильным элементом митрополичьей титулатуры формула «всея Руси» с частым, хотя и не непременным присовокуплением определения «Киевский» становится в XIV в., в пору постоянно возобновлявшихся разделений митрополии. Так, в документах 1347 г. митр. Феогност именуется «ἱερώτατε μητροπολίτης Κυγέβου, ὑπέρτιμος κα ἔξαρχος πάσης ῾Ρωσίας», т. е. «преосвященнейший митрополит Киевский, пречестной экзарх всея Руси» (ПДРКП. Прил. Стб. 13, 17, 21 и др.). Вместе с тем не выходит из употребления и первоначальный упрощенный вариант. В патриаршей грамоте Феогносту от 1339 г. читается обращение: «ἱερώτατος μητροπολῖτα ῾Ρωσίας κα ὑπέρτιμε» («преосвященнейший митрополит Руси и пречестной») (Там же. Стб. 11). Перемену в канцелярской терминологии редактор-составитель к-польской notitiae 20 (нач. XV в.) резюмировал так: «῾Ο δὲ ῾Ρωσίας μητροπολίτης γράφεται Κυέβου κα πάσης ῾Ρωσίας» («А митрополит Руси пишется митрополитом Киевским и всея Руси») (Darrouzès. Notitiae. P. 418).

Интерьер собора Св. Софии. Главный алтарь. Ок. 1037 г. Фотография. 2013 г.
Интерьер собора Св. Софии. Главный алтарь. Ок. 1037 г. Фотография. 2013 г.

Интерьер собора Св. Софии. Главный алтарь. Ок. 1037 г. Фотография. 2013 г.

В качестве наименования Киевской митрополии наряду с официальным «ἁγιωτάτη μητρόπολις Κυγέβου κα πάσις ῾Ρωσίας» («святейшая митрополия Киевская и всея Руси») (ПДРКП. Стб. 200; Прил. Стб. 14, 17, 19 и др.) в употреблении патриаршей канцелярии был также и др. вариант. Перечень епископий Киевской митрополии времен имп. Мануила I озаглавлен: «τῇ Μεγάλῃ ῾Ρωσίᾳ» - «[митрополии] Великой Руси [подчиняются]» (Darrouzès. Notitiae. P. 367). Это свидетельство 70-х гг. XII в. получает продолжение в к-польской терминологии XIV в., когда хороним «Великая Русь» упоминается многократно и, как правило, уже в связке с термином «Малая Русь» («ἡ Μικρὰ ῾Ρωσία»), к-рый служил для обозначения Галицко-Волынской митрополии: митрополии «Галича [или] Малой Руси» («τῆς Γαλίτζης τῆς Μικρὰ ῾Ρωσίας») (Ibid. P. 403. Append. 2, 3). Следует, однако, подчеркнуть, что термин «ἡ Μεγάλη ῾Ρωσία» фиксируется много раньше термина «ἡ Μικρὰ ῾Ρωσία» и независимо от последнего. «Великая Русь» упоминается уже у визант. канониста Нила Доксопатра в соч. «О порядке патриарших престолов» 1142/43 г.: «᾿Αλλὰ κα εἰς τὴν Μεγάλην ῾Ρωσίαν ἀπὸ τοῦ πατριάρχου Κωνσταντινουπόλεως στέλλεται μητροπολίτης» («Но также и в Великую Русь митрополита посылает патриарх Константинопольский») (PG. 132. Col. 1105). Необходимо отметить, что научного издания труда Нила Доксопатра до сих пор нет, так что вопрос требует дальнейших исследований.

Поставление свт. Илариона митрополитом в соборе св. Софии. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 90)
Поставление свт. Илариона митрополитом в соборе св. Софии. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 90)

Поставление свт. Илариона митрополитом в соборе св. Софии. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 90)

Согласно обычаю К-польской Церкви, к Х в. уже безраздельно господствовавшему, право избрания, назначения и рукоположения митрополитов принадлежало императору и патриарху с его постоянным Синодом. Все Киевские митрополиты домонг. времени были греками, кроме поставленного в 1051 г. свт. Илариона: он не только был русским по происхождению, но и рукоположен Собором епископов Киевской митрополии. Поставление состоялось вскоре после заключения в 1045/46 г. Русско-визант. мира и могло быть санкционировано визант. стороной в виде исключения, в качестве уступки киевскому князю. Внешне аналогичное поставление в 1147 г. Собором древнерус. архиереев митр. Климента Смолятича, совершенное под давлением киевского кн. Изяслава (Пантелеимона) Мстиславича, сопровождалось отказом Климента получить, пусть и задним числом, благословение патриарха. Причины таких действий Изяслава и Климента неясны, зато ясно, что они означали канонический разрыв - попытку вывести Киевскую митрополию из-под юрисдикции К-поля; как следствие Климент оказался не признан не только в Византии, но и в части русских епархий (Новгородской, Смоленской, вероятно, Туровской и Ростовской). В 1354 г. в ставленой грамоте Киевскому митр. св. Алексию патриарх Филофей Коккин подчеркивал, что поставил Алексия, «хотя это совершенно не обычно и не вполне безопасно для Церкви», и что сделал это исключение «только относительно одного кир Алексия, отнюдь не допуская и не дозволяя на будущее никому из русских уроженцев сделаться тамошним архиереем: это предоставляется кому-либо из… Константинополя» (ПДРКП. Прил. Стб. 45-46).

Несомненно, Киевская митрополия занимала среди митрополий К-польского Патриархата особое место, ее первоиерархи, представляя интересы Русской Церкви в К-поле, в то же время являлись своего рода визант. «послами» на Руси и в этой, прежде всего политической роли были крайне важны для визант. властей. При всем том едва ли основательно стремление подкрепить эту мысль ссылкой на высокие звания Киевских митрополитов в визант. придворной иерархии. Такой случай известен в сущности только один: митр. Георгий в 3-й четв. XI в. носил удостоверяемое его печатью звание синкелла (σύγκελλος), предполагавшее для того времени членство в имп. сенате. Можно усмотреть придворное звание также в титуле «протопроедр» (πρωτοπρόεδρος - на печати митр. Ефрема, предшественника Георгия), хотя не исключено, что мы имеем дело всего лишь с риторическим усилением обычного «проедр» (πρόεδρος), служившего синонимом терминов «епископ, архиерей», к-рые встречаются на печатях др. Киевских митрополитов XI-XII вв. (Николая, Константина I). В то же время не подлежит сомнению, что выбор кандидата на Киевскую кафедру производился в К-поле, как правило, весьма тщательно, так что в ряду русских митрополитов-греков было немало выдающихся церковных деятелей (Иоанн II, Никифор I, Фотий).

Ансамбль Киево-Печерского монастыря в XI–XII вв. Реконструкция В. И. Масика, А. В. Масика. Панно. 1974–1975 гг. (НКПИКЗ)
Ансамбль Киево-Печерского монастыря в XI–XII вв. Реконструкция В. И. Масика, А. В. Масика. Панно. 1974–1975 гг. (НКПИКЗ)

Ансамбль Киево-Печерского монастыря в XI–XII вв. Реконструкция В. И. Масика, А. В. Масика. Панно. 1974–1975 гг. (НКПИКЗ)

Древнерус. летописи и др. источники сохранили скупые сведения о деятельности митрополитов домонг. времени. В текстах XI в. даже не всегда фиксируются перемены на митрополичьей кафедре. Как правило, в этих записях говорится либо об освящении митрополитом храма, либо о поставлении настоятеля к.-л. мон-ря, либо об участии митрополита в ином крупном событии церковной жизни. Одно из таких сообщений в «Чтении о Борисе и Глебе» прп. Нестора характеризует митрополита как организатора церковной жизни. По его инициативе был построен храм над останками святых и учрежден праздник в их честь. Митрополит «постави попы и диаконы» для храма и выделил из них «старейшину». Интересное свидетельство о пастырской деятельности сохранилось в летописном некрологе митр. Иоанна II (1089): «мужь хитр книгам и ученью... книгами святыми утешая печальныя».

Хиротонии священников, диаконов и поставление настоятелей монастырей в митрополичьей области были прерогативой митрополита. Когда в сер. XII в. кафедры лишился митр. Климент Смолятич, занимавший ее без благословения К-польского патриарха, были отменены все его «ставления», духовных лиц вторично посвящали в сан, и они должны были давать «рукописание» с осуждением Климента. При назначении настоятелей мон-рей митрополит должен был считаться с желаниями их княжеских патронов. Главные киевские монастыри в XII в. были под патронатом отдельных ветвей княжеского рода, в них находились родовые усыпальницы. Однако митрополит обладал над настоятелями реальной властью. После убийства в Киеве св. кн. Игоря (Георгия) Ольговича митрополит послал для совершения похорон «игумена Онанью святого Федора». Когда печерский игум. Поликарп не последовал указаниям митрополита относительно поста по средам и пятницам в «Господские праздники», митрополит, по свидетельству Лаврентьевской летописи, его «запретил», хотя Поликарп был весьма влиятельным лицом, близким к киевскому кн. Ростиславу Мстиславичу.

Высшие духовные лица во главе с митрополитом в летописных текстах обозначаются формулой «митрополит и вси игумени». Обычно такая формула употребляется при описании торжественной встречи князя, а также при характеристике иных ситуаций. Так, «митрополит и игумени» добились в 1101 г. от киевского кн. Святополка Изяславича помилования кн. Ярослава Ярополчича и приняли его присягу у гробниц святых Бориса и Глеба. В сер. XII в. они выступили против выдачи кн. Ивана Берладника его двоюродному брату галицкому кн. Ярославу Владимировичу, и их требование было удовлетворено.

Для митрополичьей кафедры в XI-XII вв., как и для других епископств, главным источником содержания была десятина от разных видов княжеских доходов (так же, вероятно, снабжались первоначально храмы и первые мон-ри). Даже скупые летописные свидетельства показывают, что в XII в. церковные учреждения на территории митрополичьей области становились землевладельцами. Так, сохранились сведения о крупных вкладах кн. Ярополка Изяславича и его дочери в Киево-Печерский монастырь (см. ст. Киево-Печерская лавра): дочь, скончавшаяся в 1158 г., дала вкладом по завещанию «5 сел и с челядью». В рассказах о войне с половцами в нач. 70-х гг. XII в. упоминаются град Полонный (Полоное) и «волости», принадлежавшие Десятинной ц. Киева; вероятно, в XII в. появились земельные владения и у митрополичьей кафедры, но никакими сведениями на этот счет исследователи не располагают.

Территория К. е.

Формирование особой митрополичьей области завершилось не позднее 70-80-х гг. XI в., когда сложилась основная сеть епископств (епархии XII в. выделялись из состава уже существовавших диоцезов). Костяк епархиальной структуры Киевской митрополии должен был сформироваться в течение полувека после Крещения Руси. Поскольку кафедры основывались в таких удаленных от Киева центрах, как Новгород, Полоцк, Владимир-Волынский и Ростов, это свидетельствует, что первые епископии открывались с целью обеспечить архиерейское окормление более или менее равномерно всем областям огромной державы. К моменту организации Киевской кафедры должно быть приурочено создание не только Новгородской и Белгородской, но, как минимум, также Черниговской и, вероятно, Полоцкой епископий. Наличие под властью Киевского митрополита архиепископов (Новгородского, позднее Ростовского, Суздальского) - специфическая черта древнерус. Церкви по сравнению с др. митрополиями К-польского Патриархата, в котором архиепископства существовали, но были автокефальными, т. е. отличались именно тем, что были изъяты из системы митрополичьих округов, подчиняясь непосредственно патриархии. Причины появления в Киевской митрополии такого рода архиепископов не совсем понятны. Наиболее ранние древнерус. кафедры располагались в тех городских центрах, где уже со времен Владимира или Ярослава имелись княжеские столы, замещавшиеся сыновьями киевского князя (исключениями являются Белгород и Юрьев, к-рые до сер. XII в. собственных столов не имели, находясь под управлением непосредственно Киева, но были центрами епархий). Следов., на Руси, как и в Византии, с самого начала имело место совпадение границ епархий с политико-адм. пределами городских волостей, как то и предполагалось 17-м прав. IV Вселенского (Халкидонского) Собора.

На территории Киевской волости помещались 3 епархии - митрополичья К. е., Белгородская и прибавившаяся к ним позднее, но еще в XI в., видимо, в миссионерских целях Юрьевская (Каневская). Юрьевское еп-ство охватывало территорию бассейна р. Рось, территория Белгородского еп-ства не определяется. Исследователи справедливо отметили отличие этих 2 кафедр от др. епархий, территория к-рых совпадала, как правило, с территорией волости. Отсюда предположения о каком-то особом статусе их кафедр, их подчинении митрополиту, не раз высказывалась мысль об особом положении Белгородских епископов как викарных, помогавших митрополитам в управлении митрополичьей областью и замещавших их во время их отсутствия. Такое положение Белгородской кафедры среди древнерус. епископий могло объясняться ее географической близостью к Киеву. Данная гипотеза вполне вероятна, хотя прямых указаний на это в источниках нет.

Сложен вопрос о сев. части митрополичьей области. Территория совр. Зап. Белоруссии с центром в Гродно составляла особое княжество, связанное в 1-й пол. XII в. не с Полоцкой землей, а с Киевом. Поэтому, возможно, уже в домонг. время эта территория входила в состав митрополичьей области. Неясно, каково было положение дел к сер. XIII в., когда эти земли были заняты литов. князьями-язычниками, затем, судя по всему, они вошли в созданную при Гедимине Литовскую митрополию. Ок. 1330 г. она, по-видимому, перестала существовать, и эти территории присоединились к митрополичьей области; юрисдикция Киевских митрополитов как епархиальных архиереев распространялась и на православных в самой Литве. Впрочем, возможно, что западнобелорус. земли в домонг. время входили в Туровскую епархию (учитывая принадлежность тогда Турова Киеву), были отделены от нее при создании Литовской митрополии, после упразднения к-рой Киевские митрополиты не вернули эти земли Туровским епископам, а оставили за собой.

К. е. в сер. XIII - сер. XV в.

Перемещение центра Киевской митрополии в Сев.-Вост. Русь

Положение К. е. принципиально изменилось во 2-й пол. XIII в., когда резиденция общерус. митрополита переместилась из Киева в Сев.-Вост. Русь. После разгрома Киева монголами в дек. 1240 г. и исчезновения митр. Иосифа Киевская кафедра некоторое время оставалась вакантной. Ок. 1246 г. митрополитом был поставлен свт. Кирилл II, кандидат галицко-волынского кн. Даниила Романовича. Свт. Кирилл прибыл из Никеи в Киев ранее 1250 г. Вскоре он оставил разоренный татарами город (в Киеве были разрушены Софийский собор, Десятинная ц., Печерский мон-рь) и в 1250 г. переселился во Владимир-на-Клязьме, откуда предпринимал поездки по епархиям митрополии. В 1274 г. он вернулся в Киев, в 1281 г. отправился в Сев. Русь, 6 дек. скончался в Переяславле, погребен в киевском Софийском соборе. В 1283 г. Киевскую кафедру занял грек митр. Максим. Вскоре после прибытия на кафедру он отправился в Орду за ярлыком, в 1284 г. вернулся в Киев. В 1299 г. митр. Максим переселился в столицу Сев.-Вост. Руси Владимир-на-Клязьме «с крылосом и со всем житием своим», т. е. взяв с собой кафедральный причт и администрацию, а Владимирская епархия (см. Владимирская и Суздальская епархия) вошла вместе с Киевской в состав митрополичьей области. В качестве оправдания переезда были выдвинуты «насилиа от татар в Киеве», так что «весь Киев разыдеся» (ПСРЛ. Т. 10. С. 172).

Тот факт, что новый митр. св. Петр (1308-1326) - уроженец Волыни - оставил своей резиденцией Владимир-на-Клязьме (в конце жизни поселился в Москве), говорит об объективном и необратимом характере происшедших перемен. Москва стала местопребыванием преемника свт. Петра - грека митр. Феогноста, неоднократно посещавшего юго-западнорусские части Киевской митрополии. Перед кончиной свт. Феогност добился от К-поля согласия после своей смерти поставить на митрополию свт. Алексия, что и совершилось в июне 1354 г. Перед своим отъездом из К-поля свт. Алексий получил от патриарха Филофея утверждение перемещения кафедры Киевского митрополита из Киева в Сев. Русь (Владимир-на-Клязьме). Патриарх закрепил за Киевским митрополитом управление Владимирской епархией, Киев должен был числиться «собственным престолом и первым седалищем архиерейским, а после него и вместе с ним святейшая епископия Владимирская была бы вторым седалищем и местом постоянного пребывания и упокоения» митрополитов (ПДРКП. Прил. Стб. 67-70).

После перемещения церковного центра на северо-восток Киевские митрополиты приезжали на южные земли митрополии. По свидетельству древнейшего Жития митр. Петра, этот святитель посетил «Волынскую землю и Киевскую...» (Макарий. История РЦ. Кн. 3. С. 415). Митр. Феогност, путешествуя по Юго-Зап. Руси в 1329-1331 гг., неск. месяцев провел в Киеве; святитель вновь побывал в волынских епархиях в 1347 г. Митр. Алексий приехал в Киев в янв. 1359 г. и ок. 1360 г. был арестован по приказу Литовского вел. кн. Ольгерда. Митрополиту удалось бежать, и он вернулся в Москву. После этого последовал разрыв отношений между главой Рус. Церкви и литов. правителем, к-рый сопровождался расстройством церковной жизни и управления в правосл. литов. епархиях. Впосл. Ольгерд неоднократно жаловался в К-поль на то, что митр. Алексий не посещает ни Киев, ни епархии в Великом княжестве Литовском.

Положение улучшилось после поставления в 1375 г. митр. св. Киприана, жившего в Киеве в 1376-1390 гг. (с перерывами). В 1396 г. и 1404-1405 гг. он приезжал в Киев уже в качестве общерусского митрополита. Очевидно, свт. Киприан во 2-й пол. 70-х гг. сумел установить связи и с духовенством восстановленной в 1371 г. Галицкой митрополии. Поставленный на Киевскую кафедру в 1409 г., свт. Фотий провел в Киеве осень и зиму 1409/10 г., в марте 1410 г. уехал в Москву, митрополит вновь посетил литовские епархии в 1411-1412, 1420 гг. Фотий неоднократно обращался с наставлениями к братии Киево-Печерского мон-ря.

В 1448 г. Собор рус. епископов в Москве возвел на Киевскую кафедру св. Иону, в 1451 г. его архипастырскую власть над правосл. епархиями в пределах Великого княжества Литовского признал польск. кор. и Литовский вел. кн. Казимир IV Ягеллончик. В том же году свт. Иона посетил литов. епархии, побывал в Киеве; до 1456 г. митр. Иона, по его свидетельству, неоднократно приезжал в Киев («бывал паки есмь неоднова тамо управлениа ради святыя Церкви» - цит. по: Там же. Кн. 4. Ч. 1. С. 536).

Попытки разделения митрополии в XIV - сер. XV в.

Перемещение резиденции общерус. митрополитов из Киева во Владимир-на-Клязьме, затем в Москву делало их одиозными в глазах правителей, под властью к-рых находились зап. земли Руси, т. е. галицких князей, Литовских вел. князей и польск. королей. В 1302/03 или 1304/05 гг. имп. Андроник II Палеолог и патриарх Афанасий I учредили митрополию в Галиче с подчинением ей епископий Галицко-Волынской Руси (Владимиро-Волынской, Перемышльской, Луцкой, Холмской), а также епископии Туровской земли, политически зависевшей от Галича. Инициативу этого шага следует приписать галицко-волынскому кн. Юрию (Георгию) Львовичу. Митрополия была упразднена при поставлении митр. св. Петра в 1308 г. В 30-х гг. XIV в., при митр. св. Феогносте, митрополия в Галиче бывала восстанавливаема по меньшей мере дважды: несколько ранее апр. 1331 г. (вероятно, после смерти митр. Петра) и при патриархе Иоанне XIV Калеке (1334-1347) - следов., по требованию последнего галицко-волынского кн. Юрия (Болеслава) Тройденовича (ок. 1325-1340). В 1347 г., когда гражданская смута в Византии завершилась приходом к власти имп. Иоанна VI Кантакузина, эта митрополия оказалась окончательно упразднена в результате усилий митр. Феогноста и московского кн. и вел. кн. Владимирского Симеона Иоанновича Гордого, к-рым некому было противостоять в Галицко-Волынской Руси, потерявшей в 40-х гг. XIV в. независимость и раздираемой между Польшей и Великим княжеством Литовским.

Немного спустя после учреждения Галицкой митрополии тот же имп. Андроник II при патриархе Иоанне XIII Глике (1315-1319) открыл еще и Литовскую митрополию; безусловно, это случилось вскоре по вокняжении в Литве вел. кн. Гедимина (1315-1340/41), но не позднее авг. 1317 г., когда архиерей «Литвы» (ὁ Λιτβάδων) упомянут среди митрополитов - участников Собора в К-поле (Miklosich, Müller. T. 1. P. 72). В последний раз (до восстановления кафедры в сер. XIV в.) Литовский митрополит (ὁ Λιτβῶν) назван в источниках под 1329 г. (Ibid. P. 147). Хотя структура Литовской митрополии 1-й трети XIV в. по источникам того времени неизвестна, но, судя по данным сер. XIV в., митрополичья кафедра находилась в Новогородке (ныне Новогрудок, Белоруссия), имея в подчинении, как минимум, Полоцкую кафедру. По-видимому, кафедра получила от Литовского вел. князя десятину и земельные владения, перешедшие после упразднения Литовской митрополии Киевскому митрополиту.

Итак, положение дел было таково, что политически мотивированные требования об отдельной митрополии для западнорус. земель должны были возбуждаться едва ли не всякий раз при замещении Киевской кафедры. Действительно, практически одновременно с поставлением на митрополию свт. Алексия в 1354 г. в К-поле удовлетворили настоятельное желание вел. кн. Литовского Ольгерда (1345-1377), возобновив в 1355 г. Литовскую митрополию во главе с митр. Романом, чья кафедра разместилась в Новогородке (в летописи сообщается, что Роман пробовал обосноваться в Киеве «и не прияша его кияне» (ПСРЛ. Т. 17. Стб. 34); несмотря на это, Литовский митрополит приезжал в Киев, совершал здесь богослужения и хиротонии). Роман и его покровители (митрополит был свояком вел. князя) претендовали на Киевскую митрополичью область, к-рой фактически Роман и овладел, Брянско-Черниговскую и даже Тверскую епархии, надеясь стать во главе общерус. митрополии с центром в Великом княжестве Литовском. Ради умиротворения его в К-поле приговорили, чтобы к 2 литов. епископиям Романа, Полоцкой и Туровской, присоединить все галицко-волынские кафедры. Это разделение упразднилось со смертью Романа в 1361/62 г. решением патриарха Каллиста I, к-рое было подтверждено и патриархом Филофеем Коккином немедленно по вторичном его вступлении на престол в 1364 г. (Возможно, попыткой возобновить Литовскую митрополию была хиротония на Киевскую кафедру в 1352 Болг. патриархом в Тырнове инока Феодорита. Поставление Феодорита было осуждено в К-поле, но ему удалось в продолжение по крайней мере 2 лет управлять церковными делами в Киеве.) При этом патриарх Филофей снова открыл Галицкую митрополию из внимания к угрозам польск. кор. Казимира III Великого (1333-1370) в случае отказа от создания кафедры принудить подвластных ему православных к переходу в католичество. Этот акт ставит ряд вопросов. В пределы возобновленной Галицкой митрополии входили, согласно грамоте патриаршего Собора (май 1371), Холмская, Туровская, Перемышльская и Владимирская (на Волыни) епархии, а согласно патриаршему посланию к митр. Алексию - только Владимирская, Перемышльская и Холмская, «которые находятся под властью ляшского короля: больше мы ему ничего не дали, ни Луцка, ни другой какой [епископии]» (ПДРКП. Прил. Стб. 145-146). Очевидно, границы учитывали территориальные приобретения Казимира III по литовско-польскому договору 1366 г. (Холм, Владимир) и присоединение к ним еще и Турова остается непонятным. Далее, восстанавливая митрополию в Галиче в мае 1371 г., в К-поле вряд ли могли не знать о смерти Казимира, случившейся полугодом ранее, и тем не менее не воспользовались этим обстоятельством для отмены вынужденного шага. Приходится думать, что положение епархий на крайнем юго-западе Киевской митрополии было действительно отчаянным, поскольку вследствие невозможности (в т. ч. и по политическим причинам) их регулярной связи с митрополичьим центром к 1371 г. неск. кафедр пустовали и для их замещения патриарх Филофей был вынужден адресовать новопоставленного Галицкого митр. Антония к митрополиту Угро-Влахийскому. Вместе с тем возобновление Галицкой митрополии представлялось к-польскому священноначалию мерой временной, «пока не прекратятся там происходящие теперь брани (польско-литовская война за галицко-волынские земли возобновилась в 1368/69.- Авт.) и не настанет мир и конец соблазнам» (Там же. Стб. 131-132).

О том же говорят и аналогичные события, развернувшиеся вокруг Литовской митрополии. В 1371 г., несколько позже послания Казимира III, в К-поле было получено требование вел. кн. Ольгерда дать особого митрополита «на Киев, Смоленск, Тверь, Малую Русь (вероятно, литовскую ее часть, включавшую к тому времени снова кроме Луцка также Владимир и Холм.- Авт.), Новосиль, Нижний Новгород» (Там же. Стб. 139-140), т. е. на земли, не только находившиеся в составе Великого княжества Литовского, но и союзные с ним. Патриарх Филофей поначалу ответил дипломатическими попытками примирить митр. Алексия с Ольгердом и тверским кн. Михаилом Александровичем, но в 1375 г. все же поставил для Киева и Литвы митр. св. Киприана. И снова это решение выглядело как «дело неотложной нужды» - временный компромисс с тем условием, чтобы по смерти митр. Алексия Киприан стал бы его преемником на кафедре нераздельной митрополии. Это действие в дальнейшем повело к смуте в Киевской митрополии, когда после кончины свт. Алексия (1378) на митрополию был возведен Пимен (1380), хотя сам по себе конфликт между 2 митрополитами в принципе не ставил под вопрос единства Рус. Церкви.

Соборный акт от февр. 1389 г., подтвердивший при патриархе Антонии IV низложение Пимена, уже совершенное предшественником Антония патриархом Нилом в конце своего правления, устанавливал целостность митрополии «всея Руси» во главе с Киприаном (Там же. Стб. 203-206, 223-226), обходя при этом молчанием продолжавшую существовать Галицкую митрополию. После смерти Галицкого митр. Антония в 1391/92 г. патриарх Антоний IV не утвердил его преемника только потому, что присланный польским кор. Ягайло кандидат оказался подвержен каким-то каноническим обвинениям, в силу чего митрополия управлялась патриаршими наместниками. Между тем митр. Киприан воспринимал область освободившейся Галицкой митрополии как подлежавшую юрисдикции Киевского митрополита и даже предпринимал там епископские хиротонии. Был ли урегулирован этот спор в Патриаршество Матфея I (1397-1410), с определенностью сказать нельзя; во всяком случае в 1405 г. митр. Киприан de facto руководил Владимирским и Холмским епископами (Присёлков. 2003. С. 459).

О митр. св. Фотии известно, что уже в начале правления, в 1412 г., он посещал Галич, и это наряду с отсутствием к.-л. сведений о повторных попытках Ягайло добыть митрополита для Галича позволяет предполагать упразднение Галицкой митрополии по меньшей мере при вступлении на престол патриарха Евфимия III (II) (1410-1416). Впосл. со стороны К-поля попыток разделения последней уже не предпринималось.

Последний эпизод в истории временных разделений общерусской митрополии по своему характеру выпадает из ряда. Вел. кн. Литовский Витовт (1392-1430) старался сразу по преставлении свт. Киприана (1406) получить для своих владений отдельного митрополита, прислав в К-поль в качестве кандидата Полоцкого еп. Феодосия. Столкнувшись с неоднократным отказом Патриархии, он созвал в Новогородке Собор епископов, к-рый 15 нояб. 1415 г. без санкции К-поля поставил «митрополитом Киевским и всея Руси» Григория Цамблака (ПДРКП. Стб. 309-314). Судя по составу Собора, митрополия Григория обнимала епархии на территории не только Витовта, но и Ягайло, поскольку наряду с литов. епископами Полоцка, Чернигова, Луцка, Владимира, Смоленска, Турова участниками были также архиереи из Перемышля и Холма, лежавших на территории Польского королевства. Григорий попытался расширить свой диоцез за счет великорус. епархий. В послании вел. кн. Тверскому Иоанну Михайловичу 1415 г., имевшем характер окружного (ГИМ. Муз. № 1209. Л. 226-227), Григорий титулует себя «митрополитом Киевским и всея Руси», извещает адресата о своем избрании и обязанности молиться за него. В 1414 г. Григорий «от Святейшаго Вселенскаго Патриарха Евфимия и от Божественного и священнаго збора извержен бысть из сану и проклят» за желание при жизни свт. Фотия занять митрополичий стол (РФА. 1987. Вып. 2. № 125. С. 422), но, по всей видимости, Григорий был прощен преемником Евфимия Иосифом II. Литовско-Польская митрополия с центром в Новогородке упразднилась со смертью ее предстоятеля в 1419/20 г.

Окончательное разделение Киевской митрополии связано в первую очередь с деятельностью митр. Исидора, поставленного главой Русской Церкви в 1436 г., принявшего унию (см. Ферраро-Флорентийский Собор) в 1439 г. и вслед. этого изгнанного из Москвы в 1441 г. В 1458 г. по согласованию с папой Каллистом III униат. К-польский патриарх Григорий III Мамма принял решение о выделении из Киевской митрополии особой митрополии - «Киевской, Литовской и всея Руси», охватывающей епархии на территории Великого княжества Литовского и Польши. 15 окт. 1458 г. в Риме Григорий Мамма поставил на эту кафедру Григория, ученика Исидора. В пользу Григория Исидор отказался от своих прав на польско-литов. часть Киевской митрополии, в янв. 1459 г. он отказался в пользу Григория и от своих прав на московскую часть митрополии. В 1467 г. Григорий перешел в юрисдикцию правосл. К-польского патриарха Дионисия I, этот поступок, по-видимому, был вызван позицией правосл. населения Великого княжества Литовского и Польского королевства. Патриарх Дионисий признал за Григорием титул «митрополит Киевский и всея Руси», так же титуловали себя и преемники Григория (с 1509 западнорус. митрополиты имели титул «Киевские и Галицкие», чтобы подчеркнуть свою власть над Галицкой епархией, где грамотой 1509 г. кор. Сигизмунда I управление правосл. духовенством было предоставлено Львовскому католич. епископу). В Москве западнорус. первоиерархов именовали «Киевскими митрополитами», живших в Сев. Руси митрополитов (возглавлявших автокефальную митрополию с центром в Москве) титуловали «митрополитами всея Руси».

Резиденцией западнорус. митрополитов с 1460 г., когда Григорий прибыл в Великое княжество Литовское, являлся Новогородок, местопребывание Киевских митрополитов не изменилось и после принятия Михаилом (Рагозой) в 1596 г. унии. После 1497 и до 1591 г. западнорус. митрополиты не посещали Киев.

Территория К. е. и владения митрополитов

В XIII в. к К. е. присоединились территории упраздненных Белгородской (под Киевом) и Юрьевской (на р. Рось) епархий. После падения улуса Ногая (1300) в состав Киевской земли вошли обширные территории на левом берегу Днепра, включая Переяславль и Посемье. К посл. четв. XIV в. можно говорить о появлении правосл. населения в ранее языческой Литве, территория которой стала частью митрополичьей епархии: упоминается храм Св. Троицы в Вильно, православные здесь получили св. покровителей в лице канонизированных при участии митр. Киприана Литовских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. К сер. XV в. митрополичью епархию, по-видимому, составляли земли, из к-рых в XV-XVI вв. были образованы воеводства: Киевское, Виленское, Трокское, Новогрудское. В XV в. была закрыта правосл. Галицкая кафедра, с того времени Галицкая епархия также состояла под управлением Киевских митрополитов.

Владения митрополитов находились как в киевской, так и в белорусско-литов. частях К. е., с них в пользу митрополичьей кафедры собиралась десятина. В послании 1378 г. к преподобным Сергию Радонежскому и Феодору Симоновскому свт. Киприан писал о том, что он вернул митрополии «села софийская», к-рые захватили князья и бояре, также вернул «Новый городок литовскии... десятину доспел же к митрополии и села». Действия митр. Киприана, по-видимому, дали возможность Новогородку впосл. стать резиденцией западнорус. Киевских митрополитов. Владения в белорусско-литов. части увеличились при митр. Фотии: в своем завещании он просил сохранить то, что ему «пришло... в Литовьской земли» (ПСРЛ. Т. 6. Вып. 2. Стб. 62). Возможно, при святителях Киприане и Фотии под управление митрополита перешел гродненский Коложский во имя мучеников Бориса и Глеба муж. мон-рь (в 1506 митр. Иона II передал обитель в потомственное «подаванье» королевскому писарю Богушу Боговитиновичу и отказался за себя и своих преемников от всех доходов, собиравшихся в митрополичью казну с мон-ря).

В XV в. митрополичья кафедра имела значительные владения в Киевской земле. Одним из древнейших имений близ Киева была Гнилецкая земля с урочищами Глушец, Калиновщина, Кальным лугом и Куликовским селищем. Севернее и западнее Киева располагались имения по р. Ирпень: села Бышев, Княжичи (в сер. XV в. запустело, в 1489 передано Пустынскому мон-рю) и Демидово (в сер. XV в. отнято у кафедры, передано частному владельцу), по р. Здвиж: земли на территории позднейших сел Бородянка, Забуянье, Филимоновщина. Многочисленными были митрополичьи села в Полесье - в Житомирском и Овручском поветах - в бассейнах рек Уж (Уш, Уша) и Тетерев (Хабное, Тарасы, Мартыновичи, Стечанка, Нежиловичи, Мигалки, Унин, Зарудье, Торчин, Межиречка и др.). В «Записи о денежных и медовых данях, взимаемых с киевской Софийской митрополичьей отчины» 1-й пол. XV в. перечислено более 30 сел, находившихся вблизи этих рек (АЗР. Т. 1. № 26. С. 37-38). Почти все они были приобретены кафедрой ранее XV в., многие были утрачены в следующем столетии: перешли в частное владение или разорены (см. ниже). Кроме сел в источниках упоминаются принадлежавшие Киевскому митрополиту многочисленные острова и озера.

В грамоте, выданной киевским кн. Александром (Олелько) Владимировичем митр. Исидору 3 февр. 1441 г., содержатся сведения о доходах митрополичьей кафедры и ее обязательствах по отношению к местной княжеской власти. Князь подтверждал права кафедры на земли, принадлежавшие ей «издавна», и на недавние вклады князей и бояр - волости, села, озера и борти «с всеми пошлинами». В пользу митрополита должны были поступать доходы от торговых пошлин в Киеве - половина осмничьего (налога, взимавшегося при взвешивании сыпучих тел) и «мыто конское». Все церковные земли и пошлины в отсутствие митрополита передавались в ведение его наместника. Митрополичьи люди должны были участвовать в подводной повинности и укреплении городских стен, как это было и ранее. Для решения споров создавался «смесный» суд светского и митрополичьего судьи (АИ. Т. 1. № 259. С. 488-489). Документ 1470 г. показывает, что последнее установление не соблюдалось. В документе речь идет о земельном споре, продолжавшемся неск. десятилетий, он начался при вел. кн. Витовте, когда интересы «софийских людей» защищал наместник Давид Голобородый, но суд на всех стадиях рассматривали по распоряжению правителей светские судьи (Полехов С. Новые док-ты о Киевской земле XV в. // Сфрагiстичний щорiчник. К., 2012. Вип. 2. С. 277-278).

Наместники Киевских митрополитов

Киевский Софийский мон-рь в кон. XVII в. План И. Ушакова. 1695 г.
Киевский Софийский мон-рь в кон. XVII в. План И. Ушакова. 1695 г.

Киевский Софийский мон-рь в кон. XVII в. План И. Ушакова. 1695 г.
После переезда общерусских митрополитов во Владимир-на-Клязьме управление делами К. е. перешло к митрополичьим наместникам. В поздних летописях при сообщении о переселении митр. Максима в Сев.-Вост. Русь говорится: «Оттоле начаша митрополиты Киевские в Москве жити, а в Киеве токмо наместники бяху» (ПСРЛ. 1841. Т. 3. С. 221 и др.). Местопребыванием наместников был Киев, куда направлялись касающиеся их грамоты. Первые сведения о киевских наместниках общерус. митрополитов относятся к кон. XIV в., первоначально это были исключительно духовные лица, с кон. XV в. среди них стали появляться светские «паны». Возможно, уезжая из Киева в Москву в 1390 г., митр. Киприан поставил своим наместником Фому (Изуфова), старца с Афона. В 1396 г. митрополит заменил Фому на этой должности архим. Тимофеем (киевляне обвинили Фому в том, что он отравил литов. правителя Киева кн. Скиргайло на пиру на митрополичьем дворе). В 1404 г. митр. Киприан лишил архим. Тимофея наместничества и отослал его вместе со всеми прислужниками в Москву, на его место был назначен архим. Феодосий, настоятель московского в честь Преображения Господня мон-ря. Т. о., наместниками митрополита в Киеве были высокопоставленные духовные лица. Нового наместника назначил свт. Фотий, находившийся в Киеве в 1409-1410 гг. В 1414 г. Литовский вел. кн. Витовт, решивший поставить на митрополичью кафедру Григория Цамблака, приказал переписать все имения кафедры и раздал их «паном своим», наместников митр. Фотия ограбил и выслал в Москву. По-видимому, новый наместник был назначен митр. Фотием в 1420 г., после примирения с Витовтом. В 1451 г. митр. св. Иона назначил киевским наместником протодиак. Михаила, в 1455 г. фиксируется наместник архим. Давид, после него архим. Акакий - лицо особо близкое к митрополиту (старец из его кельи). Отношения главы Церкви с наместниками не всегда складывались благополучно. Так, требуя от архим. Давида явиться в Москву, митр. Иона угрожал ему отлучением от Церкви.

До сер. XV в. власть митрополичьего наместника распространялась не только на киевскую, но и на белорусско-литов. часть К. е. О «наместничестве» общерус. митрополита подробно говорится в грамоте митр. св. Ионы Михаилу 1451 г.: «Приказал есмь ему держати наместничьство свое на Киеве, и в Вилне, и в Новегородке, и в Городне, и по всем градом, и местом, и селом, где ни есть мои митропольскии церкви, которыи из старины потяглы при моем брате при Фотеи митрополите к тому нашему наместничьству» (АИ. Т. 1. № 48. С. 96). После разделения общерус. митрополии в 1458 г. и устроения резиденции западнорус. Киевского митрополита в Новогородке в ведении киевского наместника осталась только Киевская земля, в Вильно и в др. городах Великого княжества Литовского появились свои наместники.

Полномочия митрополичьих наместников были достаточно широкими. В грамоте свт. Ионы говорится, что им поручалось управление владениями и доходами кафедры и управление духовенством епархии («суды и дела духовна»). По более поздним документам известно о том, что митрополичьи наместники вершили епархиальный суд при участии соборных клирошан. В обязанности наместников входило заботиться об освящении церквей и обеспечении их антиминсами, о проверке кандидатов в священники и диаконы, которых следовало направлять для посвящения к архиереям соседних епархий (по мнению В. П. Рыбинского, хиротонии совершали преимущественно Луцкие епископы). Наместники заведовали кафедральным Софийским собором и Софийским монастырем, участвовали в «сместном» суде светского и митрополичьего судей, принимали участие в комиссиях по разграничению церковных и монастырских владений, рассматривали споры (преимущественно земельные) с киевскими монастырями, защищали имения Софийской кафедры от посягательств шляхтичей, выполняли поручения митрополита в др. епархиях, участвовали в Соборах.

Ист.: ПСРЛ; Miklosich, Müller. T. 1; ПДРКП; Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. Пг., 1916; НПЛ; Янин В. Л. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1970. Т. 1: Печати Х - нач. XIII в.; Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1998. Т. 3; Darrouzès. Notitiae; Присёлков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. СПб., 20022.
Лит.: Рыбинский В. Киевская митрополичья кафедра с пол. ХIII до кон. XVI в. К., 1891; Павлов А. С. О начале Галицкой и Литовской митрополий и о первых тамошних митрополитах по византийским документальным источникам XIV в. М., 1894; Голубинский. История РЦ; Соколов П. П. Русский архиерей из Византии и право его назначения до нач. XV в. К., 1913; Soloviev A. V. Le nom byzantin de la Russie. ’S-Gravenhage, 1957. (Musagetes; 3); Müller L. Zum Problem des hierarchischen Status und der jurisdiktionellen Abhängigkeit der russischen Kirche vor 1039. Köln; Braunsfeld, 1959. (Osteuropa und der deutsche Osten; R. 3. Bd 6); Poppe A. Państwo i kościół na Rusi w XI w. Warsz., 1968. (Rozprawy Uniwersytetu Warszawskiego; 26); idem. The Rise of Christian Russia. L., 1982; Щапов Я. Н. Государство и Церковь Др. Руси X–XIII вв. М., 1989; Плигузов А. И. О титуле «митрополит Киевский и всея Руси» // РФА. 1992. Вып. 5. С. 1034–1042; Макарий. История РЦ. Кн. 2, 3; Присёлков М. Д. Очерки по церковно-полит. истории Киевской Руси Х–XII вв. СПб., 2003п; Mironowicz A. Kościół Prawosławny w Państwie Piastów i Jagiełłonów. Białystok, 2003; Цукерман К. Дуумвираты Ярославичей: К вопросу о митрополиях Чернигова и Переяславля // Дьнєслово: Збiрка праць на пошану дiйсного члена НАНУ П. П. Толочка з нагоди його 70-рiччя. К., 2008. С. 40–50; Назаренко А. В. Древняя Русь и славяне: (Ист.-филол. исследования). М., 2009. (ДГВЕ, 2007).
А. В. Назаренко, Б. Н. Флоря

К. е. в 1458-1596 гг.

Киевская митрополичья епархия была крупнейшим диоцезом Западнорусской митрополии, образовавшейся после поставления в 1458 г. в Риме на Киевскую кафедру униата Григория, который вскоре перешел в юрисдикцию правосл. К-польского патриарха. К. е. имела особый статус архиепископства, по-видимому близкий к статусу католической архиепархии (кафедры, во главе которой стоит архиерей, непосредственно подчиненный главе Церкви), вследствие чего глава Киевской митрополии мог титуловаться как «архиепископ-митрополит». В 1569 г. митр. Иона III (Протасович) жаловался вел. князю Литовскому на «панов виленских», хранивших у себя документы на имущество К. е.- «того архиепископства». В нач. 80-х гг. XVI в. в письме галицких мирян к митр. Онисифору (Девочке) упоминается «архиепископия Киевская». Митр. Иосиф II (Солтан) в грамоте Собору 1509 г. подписался как «архиепископ-митрополит», так же титуловал себя митр. Иона (Протасович) в 1569 г. Митр. Михаил (Рагоза) под важнейшими документами подписывался: «Миха(и)ло Ра(г)оза, волею Божею а(р)хиепи(с)коп, митрополи(т) Кие(в)скии, и Галича, и в(с)ея Роси(и), рукою вла(с)ною» (провозглашение унии на Брестском Соборе 9 окт. 1596).

Сщмч. Макарий, митр. Киевский. Икона на юж. стороне арки царских врат главного иконостаса Софийского собора. XVIII в.
Сщмч. Макарий, митр. Киевский. Икона на юж. стороне арки царских врат главного иконостаса Софийского собора. XVIII в.

Сщмч. Макарий, митр. Киевский. Икона на юж. стороне арки царских врат главного иконостаса Софийского собора. XVIII в.

Резиденция предстоятелей Западнорус. Киевской митрополии со времени митр. Григория находилась в Новогородке (Новогрудке) в Литве, кафедральным являлся Борисоглебский собор. После гибели под Мозырем в 1497 г. от рук татар Киевского митр. сщмч. Макария, ехавшего в Киев из Литвы, прекратились архипастырские посещения Киева (Макарий стал последним из древнерус. Киевских митрополитов, похороненных в Киеве). Кафедральным собором Вильно был Успенский (Пречистенский) храм, собору подчинялись городские церкви Пятницкая и Космодемьянская. Вероятно, в Вильно митрополит рукополагал священников. В городе и в предместьях в нач. XVI в. насчитывалось 12 приходов и церквей, во 2-й половине столетия их число возросло, по некоторым данным до 30. Под властью Киевского митрополита состоял Виленский во имя Св. Троицы муж. мон-рь. Др. митрополичьей резиденцией был Минск с соборной церковью Рождества Пресв. Богородицы («Святая Пречистая в замке»), в Минске нек-рое время жил митр. Иона (Глезна).

Данные о границах и адм. устройстве К. е. Западнорусской митрополии существуют начиная с XVI в. Митрополичья епархия делилась на 2 части: собственно Киевскую с центром в Киеве и Литовско-Белорусскую с центром в Вильно. По-видимому, власть митрополита распространялась также на Галицкую землю (см. Галицкая Русь) и Подолье, когда там не было архиереев (нач. XV в.- 1539): по приказу митрополита в 1509 г. Холмский еп. Филарет посещал правосл. храмы в Галицкой земле, в 1526 г. митр. Иосиф III назначил Исаакия, архим. мон-ря св. Георгия во Львове, своим наместником в Галицкой земле, 1 авг. 1535 г. митрополичьим наместником стал Макарий (Тучапский).

Усыпальница митр. Макария в киевском Софийском соборе. Копия XVIII в. с рис. А. ван Вестерфельда. 1651 г.
Усыпальница митр. Макария в киевском Софийском соборе. Копия XVIII в. с рис. А. ван Вестерфельда. 1651 г.

Усыпальница митр. Макария в киевском Софийском соборе. Копия XVIII в. с рис. А. ван Вестерфельда. 1651 г.

В связи с нахождением западнорус. Киевских митрополитов в Литве ведущую роль в данный период играла литовско-белорус. часть К. е. Во 2-й пол. XVI в. в нее входила территория Виленского, Трокского, Новогрудского и Минского воеводств, Жямайтия. Не исключено, что в границах поветов (в составе воеводств) функционировали наместничества, или протопопии, но данные о них для этого периода отсутствуют. Количество приходов в митрополичьей епархии в Литве и на белорус. землях было различным. Большинство храмов размещалось в Новогрудском и Минском воеводствах, где с сер. XVI в. создавались многочисленные протестант. общины; на территории Виленского и Трокского воеводств доминировали католич. приходы.

После того как наиболее крупные города Великого княжества Литовского в XV в. получили самоуправление на Магдебургском праве, укреплялось стремление правосл. горожан к установлению патроната над городскими храмами. Уже в грамоте Литовского вел. кн. Александра Ягеллончика 1499 г. упоминаются «войтове, бурмистрове и радцы», которые вмешиваются в церковные дела. 20 марта 1499 г. вел. кн. Александр по просьбе Киевского митр. Иосифа (Болгариновича) подтвердил «Свиток Ярославль» - особую редакцию церковного Устава кн. Ярослава, в к-рой защищались полномочия митрополичьего суда против посягательств мирян. Устав налагал высокие денежные штрафы на ктиторов церквей - «властителей», «князей» и «бояр»,- к-рые попытались бы своей властью разводить супругов, оказывать поддержку епископу, низложенному митрополитом, или «заступовати» священника перед епархиальным архиереем; помимо штрафа виновному угрожало «погубление ктиторства». В традиционное право светского патрона «подавать» священника для храма в своих владениях была внесена поправка, что патрон не имеет права удалить такого священника из церкви «без осмотрения и воли митрополичье». В 1511 г. кор. Сигизмунд I подтвердил данную редакцию Устава кн. Ярослава.

В 1511 г. Киевский митр. Иосиф (Солтан) заключил соглашение с виленскими мещанами. Соглашение предусматривало, что городские власти могут предлагать кандидатов на опустевшие приходы, но, если они своевременно такого кандидата не пришлют, они должны будут принять иерея, поставленного митрополитом. Горожане не могли сами удалить священника, но должны обратиться с жалобами к митрополиту. Митрополит согласился на то, чтобы представители городских властей участвовали в процедуре ежегодного осмотра имущества городских церквей митрополичьим наместником и в описании церковного имущества в приходе, лишившемся священника, и чтобы полученные результаты были занесены в городские книги, но ключи от храма должны находиться у наместника митрополита, и чтобы наместник передавал их новому священнику. Виленские горожане не были довольны такими установлениями и хотели расширить свою власть, стараясь не допускать поставления священников без их согласия, ежегодный осмотр имущества городских церквей также перешел к городским властям. В 1542 г. вслед. жалобы виленского клироса королю особые права местных мирян были отменены. Однако в 1544 г. они подтвердили свое право выбирать священников (привилегия была подтверждена в 1562, 1582, 1584 и 1588), за митрополитами осталось право утверждения избранных священников и их рукоположения.

В Вильно прошли церковные Соборы: в 1509/10 г. (решения Собора были нацелены на укрепление власти архиереев) и 1589 г. (с участием К-польского патриарха Иеремии II). Последующие Соборы созывались в 90-х гг. XVI в. в Бресте (см. Брестские Соборы), в нач. 1596 г. состоялся Собор в Новогрудке.

Административное устройство литовско-белорусской части К. е. имело специфику. Для этой части епархии были важны институты митрополичьих наместников (протопопов) и кафедральных (соборных) клиросов, здесь были активны церковные братства. О разделении К. е. на протопопии (наместничества) к нач. XVI в. свидетельствует присутствие на Виленском Соборе 1509 г. виленского, новогрудского, гродненского, слуцкого, слонимского и волковысского протопопов. В работе правосл. Брестского Собора 1596 г. (см. Брестская уния) участвовали протопопы: волковысский Филипп, минский Иродион Троицкий, слуцкий Емельян Никольский Загоровский, заблудовский Нестор Козменич. Виленский протопоп имел особые полномочия, в частности осуществлял надзор за богослужением в виленских церквах. Наряду с протопопами в нач. XVI в. в сев. части епархии (напр., в Слониме) действовали светские представители власти - десятинники из числа митрополичьих дворян, позднее они перестают упоминаться.

Митрополиты поддерживали институт клиросов. Одно из ранних упоминаний виленского клироса (объединение священников приходских церквей Вильно и округи) относится к 1498 г., когда местные клирошане жаловались королю на то, что митрополит поручил наместничество в Вильно архимандриту Свято-Троицкого монастыря, игнорировав «древнюю традицию». Следующий, виленский клирос ранее имел прерогативу назначать наместника в Вильно. Виленские клирошане присутствовали на Соборе в 1509 г. В 1514 г. митр. Иосиф (Солтан) советовался с клирошанами, предоставляя ставропигию супрасльскому в честь Благовещения Пресв. Богородицы мон-рю. В документе перечислены клирошане: новогрудский протопоп, никольский поп Иаков, михайловский поп Иван Каша, юрьевский поп Ифентий Масло, Роман Пятницкий,- представители духовенства Вильно и Новогрудка. По просьбе митр. Онисифора (Девочки) кор. Сигизмунд III Ваза 25 апр. 1589 г. издал универсал о том, что после смерти митрополита надзор за имениями Киевской кафедры будет осуществлять виленский клирос, имущество должен был принять протопоп со старшими священниками. (Ранее дело обстояло иначе - в первые десятилетия XVI в. по ходатайству митрополитов опекуном имущества Киевской кафедры был кн. Константин Иванович Острожский.) Виленский клирос составил оппозицию митр. Михаилу (Рагозе) после принятия митрополитом унии. На Брестском правосл. Соборе 1596 г. присутствовали виленские клирошане: свящ. Воскресенской ц. Леонтий Бобрикович, свящ. Юрьевской ц. Емельян. Очевидно, существовал клирос при Борисоглебском соборе в Новогрудке: в королевской грамоте 1517 г. о пожаловании собору управлять предоставленными селами поручалось клирошанам.

Важную часть К. е. составляли православные учреждения на территории Слуцкого княжества. В Слуцке - центре протопопии - насчитывалось 14 приходов. Слуцкий во имя Св. Троицы муж. мон-рь был архимандритией, к-рой подчинялись мон-рь св. Илии в Слуцке и обители в др. местах (в Строчицах, Морочах, Грозове, Заблудове и Дитятковичах). Архимандрития находилась под патронатом князей Олельковичей и имела фактически статус митрополичьей ставропигии, слуцкий архимандрит являлся наместником митрополита на территории Слуцкого княжества. В православном Брестском Соборе 1596 г. участвовали слуцкий протопоп и слуцкие мещане.

В литовско-белорусской части К. е. имелось несколько крупных монастырей, напр., Лавришевский (Лаврашевский) в честь Успения Пресв. Богородицы близ Новогрудка, настоятелем которого был до епископской хиротонии Онисифор (Девочка). Став митрополитом, он сохранил за собой управление мон-рем, в 1579 г. получил также виленский Свято-Троицкий мон-рь. В эти обители он назначал наместников-игуменов. Особый статус имел основанный в 1498 г. Супрасльский монастырь: он был освобожден митр. Иосифом II от всяческих обязанностей по отношению к кафедре, митрополит утвердил монастырю особый устав.

Стремление Киевских митрополитов быть настоятелями крупных обителей, владеющих земельной собственностью, объясняется недостаточностью материального обеспечения митрополичьей кафедры в XVI в. Утвердилась практика, согласно которой митрополитами становились архимандриты крупных монастырей, напр. Михаил (Рагоза) перед поставлением на Киевскую кафедру являлся игуменом Вознесенского монастыря в Минске, затем он получил в управление еще 3 монастыря. Имения некоторых западнорус. епископских кафедр были обширнее владений Киевских митрополитов. К кон. XVI в. по актам известны митрополичьи владения: участок (юридика) в Вильно, имения Прилепы и Колодежи в Минском старостве, села Аристовщина, Павловщина, Ничипоровщина, имение Быкевичи и двор Хоневичи с 3 участками и 2 участка в Новогрудском повете (предоставленные в 1517 Борисоглебскому собору в Новогрудке), корчма у Новогрудка, владения в Новогрудке (1586), имения Шешоли, Крошты и Свираны, Колокосы с фольварками, имение Филиповщизна (Филиповское) в Виленском повете (продано Михаилом (Рагозой) Григорию Хорельскому в 1592), грунт Шнипелиский (упом. в 1598), имение Вака (пожалование Сапег, упом. в 1602). Значительная их часть была приобретена кафедрой лишь в XVI в.: Прилепы куплены Иосифом (Солтаном), Шешоли, Быкевичи и Хоневичи - вклады кн. Константина Ивановича Острожского, земли в Новогрудском повете пожалованы митрополиту королем по ходатайству кн. Острожского.

В белорусско-литовской части К. е. было активным братское движение, поддержанное митрополитами. В 1586 г. было основано слуцкое Преображенское братство, в 1587 г.- виленское Свято-Троицкое братство, которое благословил митр. Онисифор (Девочка) и в к-рое в 1594 г. вступил Михаил (Рагоза), в 1592 г. было создано минское братство при соборе Рождества Пресв. Богородицы. В документах упом. виленское Роское (по названию предместья) братство. Объединения мирян активно пытались влиять на церковную жизнь. По инициативе виленского братства и правосл. дворянства Великого княжества Литовского на Брестских Соборах 1590-1594 гг. обсуждались предложения по улучшению положения Церкви, главным препятствием чему правосл. миряне считали позицию епископов. По мнению авторов обращения к Собору, доходы епископских кафедр должны использоваться на содержание школ, строительство храмов и больниц. Предлагалось учредить братства и братские школы в центре каждого повета, подчинить духовенство всех братских храмов непосредственно Киевскому митрополиту, который должен рукополагать кандидатов, избранных мирянами; избрание епископов и митрополита также должно происходить «с согласия мирских людей». Архиереи во главе с митр. Михаилом (Рагозой) и Владимиро-Волынским еп. Ипатием Потеем не согласились на эти предложения.

Киевская часть митрополичьей епархии охватывала территорию Киевского воеводства (создано в 1471). Согласно исследованиям М. Г. Крыкуна, на севере граница воеводства проходила по рекам Случь и Уборть (до впадения в Припять), воеводство граничило с Пинским и позже Мозырским поветами (Мозырский повет в XVII в. окончательно перешел в состав Великого княжества Литовского), Речицкой земли до Днепра. На востоке граница шла преимущественно по Днепру, воеводство включало также часть Левобережья. На юге территория Киевского воеводства ограничивалась Черкасским поветом (до линии Тясмин - Ирклей - Б. Высь, границы с Диким полем и Брацлавским воеводством), на западе Киевское воеводство граничило с Кременецким и Луцким поветами Волынского воеводства (граница проходила по р. Случь до Любара). Территория включала регионы совр. Украины: зап. части Киевской и Черкасской областей, сев.-вост. часть Ровненской обл., части Хмельницкой, Житомирской областей, сев. части Винницкой и Кировоградской областей, а также юж. часть Гомельской обл. Белоруссии. Киевское воеводство делилось на 4 повета: Киевский, Житомирский, Овручский и Черкасский. Вероятно, в поветах воеводства функционировали наместничества Киевского митрополита.

В Киеве кафедральным являлся Софийский собор, есть свидетельства о софийском клиросе: киевские клирошане упоминаются в королевских привилеях сер. XVI в. В городе действовало значительное количество храмов, наиболее известными были церкви: Успения Пресв. Богородицы (Пирогощая), Десятинная в честь Рождества Пресв. Богородицы, Афанасиевская (с кон. XVI в. Николая Доброго), Спаса на Берестове, Крестовоздвиженская, Успенская на Подоле, свт. Василия (Трехсвятительская), св. Никиты. Роль приходских выполняли также монастырские храмы.

Сведения о мон-рях в этот период ограничиваются Киевом и его окрестностями. По сравнению с периодом Киевской Руси количество монастырей в Киеве уменьшилось. В кон. XV-XVI в. в Киеве функционировали: Киево-Печерская архимандрития, Киево-Печерский жен. мон-рь (Вознесенский), киевский Златоверхий во имя арх. Михаила, Софийский (см. Софии Св. собор в Киеве), киевский Выдубицкий Всеволож во имя арх. Михаила муж. мон-рь, Кирилловский Свято-Троицкий, Пустынно-Николаевский, киевский во имя святых Флора и Лавра (в честь Вознесения Господня) жен. мон-рь, Борисоглебский, киевский Церковщинский в честь Рождества Пресв. Богородицы муж. мон-рь, Феодоровский. За пределами Киева существовали обители: Межигорский в честь Преображения Господня монастырь, Ржищевский в честь Преображения Господня муж. мон-рь, Богородичный в Зарубе, Трехтемировский (Зарубский), Пивский (на Левобережье, на берегу Тясмина), Георгиевский в Любаре.

Два киевских мон-ря, Златоверхий Михайловский (с 1523) и Печерский (по привилеям 1522, 1551 и 1570), были в существенной мере независимы от митрополита (братия Киево-Печерского мон-ря, как явствует из ее синодика, признавала в 70-х гг. XV в. митрополитом не сторонника унии Мисаила, а Галактиона-Григория Халецкого, правосл. кандидата на митрополию, выдвинутого слуцкими князьями Олельковичами). В соответствии с грамотами польск. королей эти обители имели право самостоятельно выбирать настоятелей при участии шляхты Киевской земли. Это установление нарушалось, но дворянство добивалось его осуществления. Так, по представлению дворянства настоятельство в Киево-Печерском мон-ре в 1574 г. получил Мелетий (Хребтович-Богуринский). С ним связано изготовление фальсификатов - грамот кн. Андрея Боголюбского и К-польского патриарха Максима, согласно к-рым Печерский мон-рь издревле являлся патриаршей ставропигией. Преемником Мелетия стал Никифор (Тур), избранный на должность настоятеля печерской братией в 1593 г. Архим. Никифор был одним из главных участников правосл. Брестского Собора 1596 г. как «архимандрит киевский», вступил в конфликт с принявшим унию митр. Михаилом (Рагозой), незадолго до того получившим от короля привилей на Киево-Печерскую архимандритию. Митрополит-униат отлучил архим. Никифора от Церкви. Несмотря на давление со стороны митрополита и польских властей, архим. Никифор сохранил Киево-Печерский мон-рь в Православии.

Западнорус. Киевские митрополиты не посещали Киев с кон. XV по кон. XVI в. (в янв. 1591 митр. Михаил (Рагоза) побывал в Киеве по пути во Львов), церковными делами в этой части К. е. занимались митрополичьи наместники. В 1470 г. в должности киевского наместника упоминается Мануил, к-рый в сер. 60-х гг. по поручению митр. Григория ездил с важной миссией в К-поль - «ищучи» для Киевского митрополита, поставленного в 1458 г. К-польским патриархом-униатом, «благословения и подтвержденья» от правосл. К-польского первоиерарха; переговоры завершились успешно. С 1496 г., при митрополитах Иосифе (Болгариновиче) и Ионе II, должность наместника занимал Панько; его преемником был Антоний Крицкий, назначенный, вероятно, Иосифом (Солтаном) (в 1517 он упом. как бывш. киевский наместник). В источниках фигурируют «пан» Василий Шишка и Василий Панкевич (сын Панько) (1518). При Макарии II, в 1539-1545 гг., упоминается наместник Василий Пацкевич, затем Василий Панькович (ранее 1549-1556). При митр. Сильвестре (Белькевиче) наместниками были протопоп киевского Успенского собора на Подоле Иаков Гулькевич (после 1556), «паны» Есько (Иосиф) Прокопович (до 1564-1565) и Федор Тиш (1565-1568), при Ионе III, Илии (Куче) и Онисифоре (Девочке) - «пан» Богуш Гулькевич Глебовский (1575-1589). В период правления Михаила (Рагозы) известны 4 наместника: «пан» Евстафий Радовецкий (1589-1590), протопоп Софийского собора Афанасий Одоней (90-е гг. XVI в.), протопоп Иоанн (1594), «пан» Гурин (до нач. XVII в.). В имениях Киево-Софийской кафедры распоряжались «атаманы».

Управление киевской частью К. е. в этот период было фактически дезорганизовано. К нач. XVII в. здесь не созывались Соборы, съезды приходского духовенства, не создавались братства. На Виленском Соборе 1509 г. из всего духовенства киевской части К. е. присутствовал только киево-печерский архим. Иона. В этих условиях большое влияние на местные правосл. общины имели крупные киевские мон-ри и казаки.

Источники изобилуют свидетельствами о запустении киевских святынь в XVI в. Ряд свидетельств сохранился о судьбе Софийского собора с кон. XV в. В 1482 г. он был разграблен во время набега на Киев отрядов Менгли-Гирея. В XVI в. состояние здания продолжало ухудшаться. Митр. Илия (Куча) признавал, что в кафедральном храме многое давно уже «отпало и заронено было» (АЗР. Т. 3. № 83. С. 212). Благодаря усилиям митрополичьего наместника Богуша Гулькевича Глебовского собор был отремонтирован снаружи, но его убранство было бедным, а количество утвари и богослужебных риз недостаточным. В послании галицких православных дворян митр. Онисифору (Девочке) 1585 г. сообщалось, что в это время Софийский собор был отдан в аренду «еретику-жолнеру» (Там же. № 146. С. 290). В 1596 г. Р. Гейденштейн отмечал, что в Киеве «немало уничтоженных храмов, которые все были греческого обряда. Остался доселе один из них - Св. Софии, но и то в таком жалком виде, что богослужение в нем не совершается» (Сборник мат-лов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874. Отд. 2. С. 23). К 1599 г. почти вся богослужебная утварь из собора, находившегося с 1596 г. в руках униатов, была заложена. Получая в 1633 г. собор от униатов, митр. св. Петр (Могила) писал царю Михаилу Феодоровичу, что он «принял Софийскую церковь бескровную (без кровли.- Л. Т.), украшения внутренняго и внешняго, св. икон, св. сосудов и св. одежд ни единаго не имущую» (АЮЗР. Т. 3. № 18. С. 28). Попытки обновления в XVI в. предпринимались в Межигорском и Златоверхом Михайловском монастырях (1523), более зависевших от киевской шляхты, нежели от митрополита.

В XV-XVI вв. в Киеве и окрестностях митрополичьей кафедре принадлежали: Софийская слобода (запустела к кон. XVI в.), 3 митрополичьи церкви с участками земли (Спаса, св. Никиты и свт. Василия, все разрушились к кон. XVI в.), слобода в нижней части Киева с Воздвиженской ц., обвалившейся к кон. XVI в., урочище Кудрявец с митрополичьим загородным домом, урочище Паньковщина, заднепровские имения Зазимье и Погребы с лесными дачами. За пределами Киева находились имения: Гнилецкая земля с урочищами Глушец, Калиновщина, Кальным лугом и Куликовским селищем (Гнилецкая земля была предметом спора между митрополичьей кафедрой и Выдубицким монастырем), Правденицкая земля (Мильковщина), селище Халимоновщина по р. Борщаговка (спорные территории с Пустынским мон-рем). В Киевском повете имелись митрополичьи села по р. Вите (Вете): Янковичи, Рославичи (оба села запустели к сер. XVI в.), Гвоздово, Псютычи, Столпец, Невчолово и Подгарцукица (смежные и спорные с владениями Печерского мон-ря). На Вите находились также митрополичьи села Куликово, Попадичи, Юрьевичи, Новосёлово и Иванковичи (все запустели к сер. столетия). Сохранились с. Бышев на р. Лупе, имения по р. Здвиж. По-прежнему кафедра обладала обширными имениями в Полесье в пределах Житомирского и Овручского поветов. В окрестностях Радомысля (ныне Радомышль) митрополиты владели имениями Малин, Водотый, Вирлоцы, Потиевка и Толокунь. В Сквирском повете находились церковные села Сокольча, Ходорков и Кривое, захваченные в кон. XVI в. шляхтичами. К сер. XVI в. Киевская кафедра утратила значительную часть своих территорий, перешедших к разным панам и земянам (шляхтичам, владевшим землей на условиях службы). В XVI в. новые пожертвования митрополичьей кафедре в Юго-Зап. Руси не отмечены, хотя документы о вкладах и пожалованиях отдельным храмам и мон-рям сохранились. Начиная с митр. Иосифа (Солтана) почти все западнорус. первоиерархи в XVI в. жаловались на «кривды, чинимые в церковных имениях» со стороны светских лиц - шляхтичей и представителей власти, мн. митрополичьи имения к 70-м гг. XVI в. были захвачены светскими лицами.

Помимо доходов от земельных владений Киевский митрополит получал доход в виде налога с духовенства К. е. Определенные сведения на этот счет можно почерпнуть из освободительных формул митрополичьих грамот. Так, в грамоте митр. Ионы II (1506) братия Коложского мон-ря освобождалась от «сборных куниц», «стаций», «поклонов» и иных уплат. В 90-х гг. XV в. виленские священники жаловались Литовскому вел. кн. Александру на митр. Макария, к-рый повысил налоги со священников в архиерейскую казну, стал взимать в свою пользу ряд пошлин, ранее поступавших священникам.

В 1596 г. литовско-белорус. часть К. е. почти целиком приняла унию; Православие сохранялось здесь в виде небольших анклавов: в Вильно, на территории Слуцкого княжества. Известны многочисленные случаи сопротивления православных униат. иерархии (в Новогрудке - митр. Михаилу (Рагозе), в Вильно - митр. Ипатию (Потею)). Киевская часть митрополичьей епархии осталась православной, за исключением Софийского собора и Выдубицкого мон-ря в Киеве, перешедших под управление наместника униат. митрополита; униат. митрополиты завладели частью имений Софийского собора.

Арх.: Архив СПбФИИ РАН. Ф. 52. Оп. 1. Д. 51. Л. 1; Lietuvos moksl akademijos Vrublevski biblioteka. F. 264. N 1102; F. 21. N 1114, 1618; LVIA. F. 634. Op. 3. N 382. L. 21, 22-27; F. 597. Op. 2. N 77. L. 27; F. 1135. Op. 20. N 1. L. 1-2.
Ист.: Собрание древних грамот и актов городов Вильны, Ковна, Трок, правосл. мон-рей, церквей, и по разным предметам. Вильно, 1843. Ч. 1. № 1-12. С. 1-26; [Деяния Виленского Собора 1509 г.] // Памятники полемической лит-ры в Зап. Руси. СПб., 1878. Кн. 1. Стб. 6-18. (РИБ; 4); АСЗР. Т. 6. № 4. С. 7-10; № 26. С. 39; АЗР. Т. 1. № 152. С. 175; Т. 2. № 219. С. 384-385; АВАК. Т. 1. № 10. С. 39-41; Архiў унiяцкiх мiтрапалiтаў: Дакументы да гiсторыi Царквы ў Беларусi XV-XIX ст. у фондзе «Канцылярыя мiтрапалiта грэка-унiяцкiх цэркваў у Расii»: Деведнiк. Мiнск; Полацк, 1999. С. 10-24; Lietuvos Metrika. Vilnius, 2001. Kn. 12 (1522-1529). № 70. S. 159-160; № 164. S. 211-212; 2002. Kn. 9 (1511-1518). № 690. S. 370; № 692. S. 371; 2007. Kn. 6 (1494-1506). № 248. S. 169-170; Метрыка Вялiкага Княства Лiтоўскага. Мiнск, 2008. Кн. 30 (1480-1546). № 149. С. 220; Кн. 70 (1582-1585). № 122. С. 190-192; Тимошенко Л. В. Берестейська унiя 1596 р. Дрогобич, 2004. Документи. № 3. С. 148; № 4. С. 151; № 6. С. 162; Додатки. С. 180.
Лит.: Закревский Н. В. Описание Киева. М., 1868. 2 т.; Чистович И. А. Очерки истории Западнорус. Церкви. СПб., 1882. Ч. 1. С. 146-160; Рыбинский В. П. Киевская митрополичья кафедра с пол. ХIII до кон. XVI в. К., 1891; Ситкевич А. И., свящ. Западнорус. крылос и его судьба в униатской Церкви до пол. XVIII в. Гродно, 1903. С. 7, 14–17, 20; Владимирский-Буданов М. Церковные имущества в Юго-Зап. России XVI в. // АрхЮЗР. Ч. 8. Т. 4. С. 144–147, 154; Chodynicki K. Kościół prawosławny a Rzeczypospolita Polska: Zarys historyczny, 1370–1632. Warsz., 1934; Historia kościoła w Polsce. Poznań; Warsz., 1974. T. 1: Do roku 1764. Cz. 2: Od roku 1506 / Red. B.Kumor, Z. Obertyński. S. 83–89; Федорiв Ю., свящ. Органiзацiйна структура Української Церкви. Торонто, 1990. С. 51–73, 83–86; Крикун М. Г. Адмiнiстративно-територiальний устрiй Правобережної України в XV–XVIII ст.: Кордони воєводств у свiтлi джерел. К., 1993. С. 135–176; Грушевський М. С. Iсторiя України—Руси. К., 1994. Т. 5: Суспiльно-полiтичний i церковний устрiй i вiдносини в українсько-руських землях XIV–XVII вв. С. 261–287; Ульяновський В. I. Iсторiя Церкви та релiгiйної думки в Українi. К., 1994. Кн. 1. С. 80–81; Макарий. История РЦ. Кн. 5. С. 87, 158–160, 168–169; Mironowicz A. Kościół prawosławny w dziejach dawnej Rzeczypospolitej. Białystok, 2001. S. 28–54; Liedke M. Od prawosławia do katolicyzmu: Ruscy możni i szlachta Wielkiego Ksi_stwa Litewskiego wobec wyznań reformacyjnych. Białystok, 2004. S. 226–235; Тимошенко Л. В. «Жаль намъ души и сумненья вашей милости»: (Київський митр. Онисифор Дiвочка перед викликами часу) // Дрогобицький краєзнавчий зб. Дрогобич, 2006. Вип. 10. С. 149–165; он же. Криза церковного життя Київської православної митрополiї наприкiнцi XVI ст.: Iнтерпретацiї iсторикiв i свiдчення джерел // Там же. 2008. Вып. 11/12. С. 96–116; он же. Парафiальне i братське самоврядування Київської митрополiї в добу Берестейської унiї (друга пол. XVI–XVII ст.) // Urz_dy państwowe, organy samorz_dowe i kościelne oraz ich kancelarie na polskoruskim pograniczu kulturowym i etnicznym w okresie od XV do XIX w.: Materiały polskoukraińskiej konferencji nau kowej w Okunince koło Włodawy 10–12 wrześ nia 2007 r. / Red. H. Gmiterek J. Łosowski. Kraków, 2010. S. 321–345; Пазднякоў В. Кiеўская праваслаўная мiтрапалiцкая епархiя // Вялiкае Княства Лiтоўскае: Энцыклапедыя. Мiнск, 2007. Т. 2. С. 91; . Бiлоус Н. Київ наприкiнцi XV — у першiй пол. XVII ст.: Мiська влада i самоврядування. К., 2008. С. 219–228; Абеленцева О. А. Митр. Иона и установление автокефалии Рус. Церкви. М.; СПб., 2009. С. 145–203.
Л. В. Тимошенко

К. е. в 1596-1686 гг.

В указанный период митрополичья епархия, по-видимому, функционировала практически нераздельно от Киевской правосл. митрополии, территория которой после Собора 1596 г., принявшего Брестскую унию, значительно сузилась. После восстановления правосл. иерархии в 1620-1621 гг. власть Киевских митрополитов и соответственно территория К. е. постепенно распространились на Левобережье и казацкий юг. Митрополичья область сократилась, после того как Исаия (Копинский) не позднее 1628 г. стал «архиепископом Смоленским, Черниговским и всего Севера, архимандритом монастырей заднепрских».

После 1596 г. литовско-белорус. часть К. е. почти целиком приняла унию, в Вильно подавляющее большинство приходских храмов во главе с наместником протопопом Иоанном Парфеновичем признали митрополита-униата Михаила (Рагозу). Несмотря на противоречия в 1608-1609 гг. между униат. митр. Ипатием Потеем и униатским духовенством в Вильно, Новогрудке, Гродно, Минске, Жировицах и др., к-рое протестовало против латинизации униатства и грозило вернуться в правосл. Церковь, уния при вооруженной поддержке властей сохранила свое господство в белорусско-литов. части К. е. Оппозицию унии возглавило правосл. братство, переместившееся в монастырь в честь Сошествия Св. Духа на апостолов (Святодуховское). Братство вело активную полемическую, книгоиздательскую и образовательную деятельность. В 1609 г. в Вильно было совершено покушение на Ипатия Потея. В 1609-1611 гг. неск. правосл. мон-рей появилось в Минском воеводстве на частных землях, они находились в зависимости от виленского Свято-Духова мон-ря (см. Вильнюсский в честь Сошествия Св. Духа на апостолов муж. мон-рь). В нач. XVII в. было создано братство при минском Петропавловском мон-ре, в 1614 г. принявшее устав Виленского братства, при братстве действовала школа.

Юж. часть К. е., в пределах Киевского воеводства, не подчинилась унии. Ни один представитель Киева и Киевского воеводства не присутствовал на униат. Брестском Соборе. На правосл. Соборе 1596 г. эта часть К. е. была представлена архимандритом Киево-Печерского монастыря Никифором (Туром), старцем Выдубицкого монастыря Никоном и 8 светскими лицами: князьями, шляхтичами и земскими чиновниками (в т. ч. 2 чиновниками с Брацлавщины). В связи с тем что униатам сразу же удалось завладеть киевским собором Св. Софии (в унию перешел митрополичий наместник), неск. церквами в Киеве и Выдубицким мон-рем, управление данной частью К. е. было дезорганизовано, но фактически православная жизнь в Киеве и воеводстве продолжалась и даже развивалась. Уния была принята в части митрополичьих владений на Киевщине, во владениях Выдубицкого мон-ря, частью приходов в Сев. Полесье (Овручский повет), в некоторых храмах на Левобережье в имениях кн. Иеремии Вишневецкого начиная с 30-х гг. XVII в., хотя там же в нач. XVII в. активно действовал, основав ряд правосл. мон-рей, Исаия (Копинский); он способствовал созданию Густынского во имя Св. Троицы жен. мон-ря близ Прилук (1600), Ладинского Прилуцкого в честь Покрова Пресв. Богородицы жен. мон-ря (1616), Мгарского в честь Преображения Господня муж. мон-ря под Лубнами (1619).

Исследователи предполагают, что попечение над К. е. после 1596 г. осуществляли в это время Белгородский митр. Лука, к-рого приютил в Степанском мон-ре на Волыни кн. Константин Константинович Острожский, а также правосл. Львовский еп. Гедеон (Балабан). Возможно, после смерти еп. Гедеона (1607) архипастырское окормление К. е. осуществлял его преемник Иеремия (Тиссаровский). В протестации униатского митр. Ипатия Потея от 16 окт. 1612 г. говорилось, что рукоположение священников и освящение храмов в Киеве осуществлял греч. митр. Неофит, живший в Киево-Печерском монастыре под защитой мещан и казаков.

В литературе, посвященной борьбе с унией и восстановлению правосл. институтов на Киевщине в 1-й трети XVII в., митрополичья епархия практически не упоминается. Основное внимание исследователи обращают на роль в этих процессах Киево-Печерского мон-ря. Архим. Никифору (Туру), не подчинившемуся распоряжению Михаила (Рагозы) и декретам светских властей о смещении его с должности киево-печерского настоятеля, удалось объединить мн. киевские обители в борьбе против унии. После кончины архим. Никифора в 1599 г. печерские монахи и киевская шляхта избрали архимандритом Елисея (Плетенецкого). Избрание не было признано польск. властью, кор. Сигизмунд III предоставил Печерскую архимандритию вместе с имениями Ипатию Потею, вскоре подчинение обители униат. митрополитам было утверждено папским бреве. В 1603 г. вслед. протестов со стороны православных папа Климент VIII разделил должности Киевского митрополита и настоятеля Киево-Печерского мон-ря и согласился на выборы архимандрита. В 1604 г. выборы повторились и пост настоятеля вновь достался Елисею (Плетенецкому), в следующем году результат выборов был признан польск. властями, но в том же 1605 г. король отдал Потею имения Печерского монастыря в Великом княжестве Литовском. После смерти Потея в 1613 г. архим. Елисей при помощи казаков вернул земли мон-рю, и униат. митр. Иосиф Вельямин Рутский вынужден был от них отказаться. Печерский настоятель боролся с униатами и в Киевской земле, заняв часть имений Выдубицкого мон-ря. Архим. Елисей добился для Печерского монастыря ставропигии - независимости от Киевской кафедры и подчинения К-польскому патриарху. Большое значение имело основание в 1615 г. в Киеве правосл. Богоявленского братства и Киево-Братского в честь Богоявления мон-ря, руководство к-рыми осуществляла братия Печерской обители. Значительную роль в возрождении правосл. жизни на Киевщине и в противодействии униатам в 20-х гг. XVII в. сыграл архим. Киево-Печерского монастыря Захария (Копыстенский).

Кн. Константин Константинович Острожский. Копия 1883 г. Худож. Я. Сваричевский (НКПИКЗ)
Кн. Константин Константинович Острожский. Копия 1883 г. Худож. Я. Сваричевский (НКПИКЗ)

Кн. Константин Константинович Острожский. Копия 1883 г. Худож. Я. Сваричевский (НКПИКЗ)

Борьбу правосл. мирян и шляхты за Киево-Печерский мон-рь на рубеже XVI и XVII вв. возглавил киевский воевода кн. Константин Константинович Острожский († 1608), имевший полномочия «экзарха патриаршего престола» (в этом качестве он утвердил избрание в 1603 киевским протопопом Иоанна Мужиловского). Позицию киевлян определила прежде всего антиуниат. позиция кн. Острожского, киевского войта Яцко Балыки и киевского магистрата. Киевская земля в этот период стала оплотом Православия, помогало то обстоятельство, что шляхта Киевщины и соседней Волыни была непримиримо настроена против унии. В это же время на защиту правосл. веры выступило казачество.

В нач. XVII в. в Киеве происходили столкновения православных и униатов. Приезд в Киев униат. наместника Антония Грековича (1609) и его действия встретили яростное сопротивление приходских священников, мещан, шляхты и казаков. Грекович был вынужден воздержаться от репрессивных действий по отношению к противникам. Король пожаловал Ипатию Потею в 1612 г. Михайловский мон-рь, но тот не смог им овладеть. В 1618 г. Грекович сделал еще одну попытку занять мон-рь, но был убит, вскоре был убит сборщик податей униатского митрополита пан Околинский. В жалобе в связи с гибелью Околинского говорилось, что его умертвили православные «з ведомости войта киевского Федора Ходыки и всих радец того ж Киева». В сент. 1622 г. казаки и правосл. мещане совершили нападение на собор Св. Софии и воспрепятствовали проведению в ней униат. богослужения. Принявший унию киевский войт Ф. Ходыка в кон. 1623 г. «запечатал» ряд правосл. церквей в Киеве и в следующем году передал униат. свящ. Ивану Юзефовичу Воскресенскую ц. на Подоле. В янв. 1625 г. по городу пронесся слух, что король назначил настоятелем Киево-Печерского мон-ря своего ставленника, который направляется к Киеву, чтобы силой захватить мон-рь. Казаки убили Ходыку и униатского свящ. Юзефовича, храмы были распечатаны. Следующим православно-униатским конфликтом в Киеве стала борьба за ц. св. Василия в Верхнем городе, к-рая в авг. 1626 г. была захвачена православными.

В 1620 г. в Киев прибыл Иерусалимский патриарх Феофан IV. На большом съезде, собравшемся на праздник Успения Пресв. Богородицы, духовные и светские участники просили патриарха поставить православных митрополита и епископов. После того как Запорожское войско взяло патриарха под свою защиту, он согласился исполнить просьбу. Иов (Борецкий) был хиротонисан во епископа с возведением в сан Киевского митрополита 9 окт. 1620 г. в ц. Богоявления Киевского братства. В кон. 1620 - нач. 1621 г. были рукоположены православные епископы и в другие епархии Киевской митрополии. Положение новопоставленных иерархов было тяжелым. Они были рукоположены не только без санкции, но и против воли властей Речи Посполитой, поддерживавших униатскую Церковь и считавших униатских епископов единственными законными архипастырями. Правосл. епископы не могли находиться в своих епархиях и были вынуждены жить в Киеве под защитой войска Запорожского, митр. Иов жил в киевском Златоверхом Михайловском мон-ре. Одной из главных забот православных стало не только сохранение церковной иерархии, но и ее признание гос. властью.

Власть митр. Иова распространялась преимущественно на юж. часть К. е., литовско-белорус. часть митрополичьей епархии (более обширная) почти целиком состояла в юрисдикции униат. митрополитов. Однако и в этой части К. е. продолжали действовать правосл. церковные учреждения: Виленское братство, храмы и мон-ри в Слуцком княжестве и в ряде других мест. Позиции православных поддерживал в 20-х гг. живший в Вильно Полоцкий архиеп. Мелетий Смотрицкий (до перехода в унию в 1627). Слуцкое правосл. братство при церкви Св. Спаса получило в 1621 г. права патриаршей ставропигии. В правосл. церковном Соборе, состоявшемся в Киеве в 1628 г., участвовал не только слуцкий протопоп Андрей Мужиловский, но и протопопы таких городов, как Копысь и Шклов. Митрополит не имел возможности совершать поездки по епархии, т. к. существовали королевские универсалы об аресте его и др. епископов (гетман С. Конецпольский в 1625 пытался арестовать митр. Иова). Западнорус. правосл. архиереи, в т. ч. митрополит, не могли рассчитывать на получение земель и доходов, традиционно связанных с соответствующими кафедрами, поскольку и то и другое находилось в руках униатов. Однако уже в нач. 20-х гг. влияние митрополичьей кафедры распространялось достаточно широко: в Киев для «намов духовных» ездили и проповедник Виленского братства Иосиф (Бобрикович), и игум. Варлаам из стародубского монастыря в честь Рождества Пресв. Богородицы. Поставление правосл. иерархов и возрождение Киева как центра Православия способствовали распространению в 1-й трети XVII в. теории «Киев - второй Иерусалим».

В 20-х числах мая 1621 г. в Киеве под рук. митр. Иова собрался большой съезд «духовенства и людей греческой религии». Позднее в Житомире первоиерарх встречался с шляхтой Киевского воеводства, собравшейся на предсеймовый сеймик. 15 июня митрополит вместе с Владимиро-Волынским еп. Иосифом (Курцевичем) принял участие в казацкой раде в урочище Сухая Дубрава, вместе с митрополитом на раду прибыло неск. сот правосл. священников и монахов. На раде было принято решение защищать свою веру и направить на сейм посольство с участием еп. Иосифа, чтобы добиваться признания поставления правосл. иерархов. Несмотря на любезный прием послов королем, универсалы, направленные против правосл. епископов, не были отменены, никаких грамот от Сигизмунда III правосл. иерархи не получили.

Митр. Иов вместе с др. епископами принял первые меры для организации церковной жизни. Осенью 1621 г. в Киеве был созван Собор, в решениях к-рого говорилось о необходимости ставить в священники достойных людей, не взимая с них платы, основывать в городах школы и братства, укрепить связи с Афоном, печатать книги в защиту Православия после их предварительного одобрения «богомудрыми мужами». Решения предусматривали регулярный созыв Соборов, на к-рых епископы должны принимать меры для собственного исправления, заботиться об устройстве жизни духовных лиц и мирян, епископам запрещалось при жизни назначать себе преемников. Планировалось образование Черкасской епархии, но идея не была реализована. Вероятно, в это время был восстановлен институт митрополичьих наместников. Об одном из них, иером. Леонтии, речь идет в грамоте митр. Иова 1623 г. Леонтий получил полномочия освящать храмы, назначать протопопов для «дозора в церквах Божиих», устранять недостойных священников. Ставший в 1627 г. архимандритом Киево-Печерского мон-ря Петр (Могила) получил от митр. Иова грамоту, по которой он был уполномочен посещать правосл. епархии, по-видимому в первую очередь митрополичью область. 15 дек. 1621 г. митр. Иов обратился с окружным посланием к православным Киевской митрополии. В нем говорилось, что теперь православные имеют своих законных пастырей и могут обращаться к «своему власному святителю... до богоспасаемого места Киева - второго Иерусалима». Ряд решений в области церковного управления принял Киевский Собор 1628 г. Соборную грамоту подписали архимандрит кронский, наместник митрополии в Литве, прот монастырей Великого княжества Литовского, а также игумен любартовский, прот мон-рей воеводств Киевского, Волынского и Брацлавского. При митрополичьей кафедре существовала капитула во главе с протопопом, такая же - в Слуцке.

В 1621 - нач. 1623 г. митр. Иов стремился укрепить связи со своей главной опорой - Запорожским войском и с Россией. В связи с обострением противоречий между казачеством и польск. властями и решением последних о посылке в 1625 г. на Украину армии митр. Иов пытался найти поддержку в России и побудить войско Запорожское к сближению с Русским гос-вом. 24 авг. 1624 г. митрополит обратился к царю Михаилу Феодоровичу с просьбой помочь «российского ти племени единоутробным людем» как «щедротами», так и «промыслом о свободе» (Воссоединение Украины с Россией: Док-ты и мат-лы: В 3 т. М., 1953. Т. 1. № 22. С. 47). 1 сент. митр. Иов направил грамоту патриарху Филарету, в к-рой обращался к патриарху как «господину отцу и пастыру своему» и называл его «пастырем всея России» (Там же. № 23. С. 49). Это было не 1-е обращение митр. Иова в Москву: начало его контактов с рус. властями относится к авг. 1621 г., когда Киевский первоиерарх передал грамоты царю и патриарху вместе с священнослужителями из свиты Иерусалимского патриарха Феофана. Киевский митрополит давал знать царю, что в Киеве отвергают унию, стремился рассеять сомнения в Православии поставленных в 1620-1621 гг. в Речи Посполитой епископов. Грамоты митр. Иова 1621 г. представляли собой изложенный в косвенной форме призыв к установлению связей, объединению усилий в борьбе за сохранение позиций Православия на «русских» землях Речи Посполитой. В кон. 1622 - нач. 1623 г. начались контакты Москвы с Западнорусским первоиерархом. (После раскола общерус. митрополии в кон. 50-х гг. XV в. у Киевской кафедры не было никаких связей ни с рус. властью, ни с Московской митрополией (затем Патриархатом), да и не могло быть, т. к. в Москве ставили под сомнение законность существования Западнорусской митрополии; само Православие жителей Речи Посполитой также вызывало в России сомнения.)

Межигорский мон-рь. Копия XVIII в. с рис. А. ван Вестерфельда. 1651 г.
Межигорский мон-рь. Копия XVIII в. с рис. А. ван Вестерфельда. 1651 г.

Межигорский мон-рь. Копия XVIII в. с рис. А. ван Вестерфельда. 1651 г.

Планам митр. Иова по созданию единой, управляемой из одного центра церковной орг-ции, способной бороться с униат. и католич. экспансией, мешали особенности статуса монастырей и братств в Западнорусской митрополии. В предшествующие десятилетия мн. братства и мон-ри приобрели ставропигиальный статус и вышли из подчинения местным архиереям. Ряд ставропигий в Западнорусской митрополии создал, в частности, Иерусалимский патриарх Феофан IV: предоставил этот статус Луцкому, Киевскому и Слуцкому братствам. В нач. XVII в. усилилось влияние Межигорского муж. мон-ря в Вышгороде, в 1610 г. мон-рь получил патриаршую ставропигию (статус подтвержден в 1617 и 1620). В условиях, когда в большей части западнорус. епархий не было правосл. епископов, такие действия были оправданными. Положение изменилось после воссоздания правосл. иерархии, ставропигиальный статус братств и монастырей стал препятствием на пути к созданию единой церковной организации. Полоцкий архиеп. Мелетий (Смотрицкий), совершивший в 1624 г. путешествие на правосл. Восток, должен был добиться у К-польского патриарха Кирилла I Лукариса ликвидации ставропигий в Западнорусской митрополии. Соответствующая грамота была получена и позднее подтверждена патриархом (ставропигиальный статус был сохранен только у Львовского и Виленского братств, Киево-Печерского монастыря).

В 20-х гг. XVII в. светская власть Речи Посполитой вынашивала планы «новой унии». В 1626 г. была разослана королевская грамота о созыве Собора осенью того же года в Кобрине. Правосл. сторона этот Собор проигнорировала. Впрочем, события 1627-1630 гг. (Соборы и совещания православного духовенства, встреча правосл. иерархов с королевским представителем А. Г. Киселем) продемонстрировали, что в вопросе о соединении с униатами правосл. иерархи и киевское духовенство готовы идти на уступки, против чего резко выступили православная шляхта и казаки, угрожавшие отступникам расправой. Когда в янв. 1631 г. униат. митр. Иосиф Вельямин Рутский посетил Киев, очевидно, чтобы возобновить переговоры о соединении Церквей, митр. Иов с ним не встречался, но у униат. митрополита были контакты с архим. Петром (Могилой).

После смерти митр. Иова (Борецкого), не позднее 20 июля 1631 г. на митрополичью кафедру был избран при активной поддержке казачества Исаия (Копинский). 29 окт. 1631 г. духовенство, собравшееся в киевском Златоверхом Михайловском мон-ре, утвердило Исаию митрополитом, его резиденцией был определен Златоверхий Михайловский мон-рь. Однако избрание и поставление Исаии не было признано значительной частью киевских клириков и польск. сеймом. Сторонникам нового митрополита пришлось занять мон-рь силой при поддержке запорожского полковника Д. Байбузы. При Исаии власти Киевского митрополита подчинились храмы и мон-ри Левобережной Украины и Запорожской Сечи. Косвенным свидетельством этому является универсал гетмана И. Кулаги-Петражицкого от 12 марта 1632 г., в к-ром признается юрисдикция митр. Исаии над православными не только Киевского воеводства, но и войска Запорожского. В свою очередь запорожцы принимали обязательство защищать правосл. церковные учреждения в Киеве.

Между митр. Исаией, опиравшимся на казачество и духовенство левобережных мон-рей, и влиятельным архим. Киево-Печерского мон-ря Петром (Могилой), лояльным по отношению к Речи Посполитой, существовали противоречия. В сент. 1631 г. монахи левобережных монастырей говорили, что только митрополит стоит за Православие, а Петр (Могила) «поддаетца к ляхом в лядцкую веру» (Воссоединение Украины с Россией. М., 1953. Т. 1. № 68. С. 119). В нач. 1632 г., когда начиналась Смоленская война, в Черняховской Дубраве близ Канева собралась казацкая рада, на которой митрополит и старцы призывали казаков стоять за правосл. веру, «против ляхов», говоря, что, если казаки этого не сделают, «духовный чин» будет вынужден ехать в Россию. В нач. окт. 1632 г. собралась рада в Корсуне, на ней митрополит снова призывал казаков стоять за веру и обещал просить царя, чтобы он принял казаков под свою власть.

Несмотря на противоречия между Исаией (Копинским) и Петром (Могилой), последний в качестве доверенного лица митрополита и представителя от киевского духовенства был направлен летом 1632 г. в Варшаву для участия в элекционном сейме. Сейм принял важные решения, изменившие положение правосл. Церкви в Речи Посполитой. Стремясь обеспечить лояльность правосл. населения накануне Смоленской войны, польск. власти пошли на пересмотр своей религ. политики. Решениями сейма (без санкции Ватикана) в нояб. 1632 г. было признано право православных иметь в Речи Посполитой собственную митрополию со своей иерархией, подчиненной К-полю. Однако никто из епископов, поставленных в 1620-1621 гг., в т. ч. митр. Исаия, не был утвержден на кафедре. В силу этого правосл. послы, участвовавшие в элекционном сейме, избрали Киевским митрополитом Петра (Могилу). Избрание было утверждено на коронационном сейме, Петр (Могила) получил благословение К-польского патриарха Кирилла Лукариса и титул патриаршего экзарха, в апр. 1633 г. во Львове был хиротонисан во епископа с возведением в сан митрополита. Митр. Петр сохранил за собой настоятельство в Киево-Печерском мон-ре и использовал доходы от монастырских имений для осуществления реформ церковного управления. Важной частью соглашений 1632 г. было право Киевского митрополита иметь наместника в Великом княжестве Литовском. Сейм также постановил передать православным часть епископских кафедр, монастырей и приходских церквей, находившихся в руках униатов, в т. ч. киевский собор Св. Софии. 2 июля 1633 г. митр. Петр в сопровождении вооруженных отрядов завладел Софийским собором, туда из Михайловского мон-ря переместилась митрополичья кафедра. 7 июля православные заняли последние униат. церкви в Киеве: свт. Николая Десятинного, св. Симеона и св. Василия. Выдубицкий мон-рь православные обменяли у униатов на гродненскую Коложскую обитель.

Соглашения распространяли власть митрополита и на Левобережье, где в 20-х гг. существовала архиепископия во главе с Исаией (Копинским). После сопротивления Исаия подписал отречение от митрополичьей кафедры, но сохранил за собой управление Левобережьем: в дек. 1635 г. он добился от кор. Владислава IV издания указов, предписывавших митр. Петру примириться с Исаией, а кн. Иеремии Вишневецкому (которому принадлежала почти вся Левобережная Украина) не отбирать у Исаии окормляемых им заднепровских монастырей. В указе кн. Вишневецкому король назвал Исаию законным «архиепископом Заднепровским и Северским, от короля поданным» и требовал, чтобы в его подчинении оставались все мон-ри, духовенство и миряне в заднепровских владениях князя. Однако Петр (Могила), по всей вероятности, не допустил существования Северской епархии. Исаия (Копинский) управлял заднепровскими монастырями до 1636 г., после чего они вошли в митрополичью область. Территория К. е. существенно изменилась после возрождения к кон. 40-х гг. XVII в., при митр. Сильвестре (Косове), Черниговской епархии.

В годы предстоятельства митр. Петра (Могилы), ставшие временем укрепления правосл. церковной организации в Речи Посполитой, была усилена власть митрополита над духовенством и братствами, чему способствовало создание новых органов управления, в частности консистории как высшей судебной инстанции (консистория заседала в пресбитерии Св. Софии). Киевская митрополичья кафедра, частично освободившись от влияния казачества и опираясь на поддержку православной шляхты, стремилась получить независимость от вмешательства светских патронов. При митр. Петре усилилось значение митрополичьих наместников и протопопов. Петр (Могила) ввел практику регулярных объездов протопопами приходов и наблюдения за состоянием духовенства и церквей, протопопы также ведали сбором податей в пользу митрополита. Служение протопопов контролировали визитаторы, назначавшиеся из монахов Киево-Печерского мон-ря. Наместником в белорусско-литов. части Западнорусской митрополии являлся Самуил (Шитик-Залесский), представителем митрополита на укр. землях в составе короны польской - Леонтий (Шитик-Залесский), игум. Овручского мон-ря. Власти митрополита подчинили Киевское братство, «фундатором» к-рого был митрополит, и Виленское братство, во главе которого стоял митрополичий наместник. Митрополит совершал объезды митрополичьей области, в частности весной-летом 1635 г. он посетил Вильно, Минск, Оршу и Кутейно.

Митр. Петр начал масштабное восстановление киевских храмов. Реставрационные работы прошли в соборе Св. Софии, были устроены новый иконостас и неск. реликвариев. В украшении собора принимали участие рус. мастера, в благодарность митр. Петр послал царю часть незадолго до этого обретенных останков равноап. кн. Владимира. Были возобновлены Десятинная и Васильевская (Трехсвятительская) церкви, храм Спаса на Берестове, Михайловская ц. Выдубицкого мон-ря и др. Благодаря усилиям свт. Петра укрепилось почитание Киево-Печерского мон-ря. Этой цели послужило издание на польск. языке Киево-Печерского патерика Сильвестра (Косова) (Paterikon, albo Zywoty ss. ojcуw Pieczerskich) (1635), «Тератургимы» Афанасия Кальнофойского (1638) с описанием новых чудес печерских святых. В 1643 г. митрополит канонизировал всех печерских угодников, тогда же была составлена молитва с обращением к «святым, в Малой России просиявшим».

В результате деятельности митр. Петра (Могилы) и его сподвижников возросла образованность и пастырская активность духовенства, этому способствовала практика регулярного созыва священников на Соборы епископами и митрополитом. В противоуниат. соч. «Лифос», изданном в 1644 г. в Киево-Печерском мон-ре, отмечается, что кандидаты в священники иногда полгода или год жили на иждивении митрополита в Киево-Печерском мон-ре для подготовки к принятию сана, были смещены с приходов священники-двоеженцы. Тексты ставленых грамот Петра (Могилы) включали обязательство священника не оставлять церковь «без митрополитского благословения». Имело большое значение создание в 1632 г. 1-го на территории Вост. Европы православного высшего учебного заведения - Киево-Могилянской коллегии, предпринималась попытка создать филиал коллегии в Виннице. Преемником Петра (Могилы) на митрополичьей кафедре стал бывш. ректор коллегии Сильвестр (Косов).

Одной из важнейших задач свт. Петра (Могилы) и его окружения было дать систематическое изложение вероучения, на к-рое православные смогли бы опереться в спорах с протестантами и католиками. Особое значение имела подготовка святителем и его сподвижниками правосл. Исповедания веры, принятого на церковном Соборе в Киеве в 1640 г. и получившего затем одобрение Церквей правосл. Востока на Соборе в Яссах в 1642 г. Богослужебная жизнь при митр. Петре была реформирована путем унификации богослужебных книг, большую роль в этом сыграло издание новых Служебника (1629) и Требника (1646). В конце Требника были приведены образцы ведения приходских метрических книг. В огромной работе, проделанной свт. Петром (Могилой) и его сподвижниками, был и негативный аспект. Стремясь, чтобы пособия, которыми пользовались православные, ничем не уступали пособиям католиков, они во многом ориентировались на последние, и на страницы сочинений проникали отдельные неправосл. мнения (напр., католич. т. зр. о времени пресуществления Св. Даров на страницах «Собрания короткой науки о артикулах веры православно кафолической християнской», напечатанного в Киеве в 1645).

Архим. Петр (Могила) на горе Геликон. Иллюстрация к панегирику «Евхаристирион» от учащихся лаврской школы. 1632 г.
Архим. Петр (Могила) на горе Геликон. Иллюстрация к панегирику «Евхаристирион» от учащихся лаврской школы. 1632 г.

Архим. Петр (Могила) на горе Геликон. Иллюстрация к панегирику «Евхаристирион» от учащихся лаврской школы. 1632 г.

С приходом Петра (Могилы) на кафедру возобновившиеся связи между Москвой и Киевом были разорваны. Вскоре после заключения Поляновского мира (1634) Киевский митрополит попытался восстановить контакты с Россией, чтобы получить средства на возобновление Софийского собора, но его обращение проигнорировали. Новая попытка была предпринята осенью 1637 г., когда литовский митрополичий наместник Леонтий (Шитик-Залесский) поехал в Россию за милостыней на построение в Виленском братстве каменного храма. С собой Леонтий вез грамоты Петра (Могилы) и братчиков, адресованные царю и патриарху Иоасафу. Отношение рус. властей к посольству оказалось сдержанным. В течение ряда лет отношения между Киевской кафедрой и Москвой не налаживались, и лишь в сер. 40-х гг. XVII в. наступило улучшение. Вместе с тем упорные попытки Петра (Могилы) возобновить прерванные контакты говорят о том, что он, по-видимому, уже не представлял нормальной жизни Киевской митрополии без возобновления контактов с Россией.

Перемены к лучшему в годы предстоятельства свт. Петра (Могилы) составляли лишь одну сторону в жизни Западнорусской Церкви в 20-40-х гг. XVII в. Решения сейма 1632 г. в отношении православной Церкви были выполнены лишь частично, значительная часть церковного имущества, предназначенного для православных, осталась в собственности униатов. Власти Речи Посполитой разными способами содействовали распространению католицизма и унии: именно в годы предстоятельства митр. Петра иезуиты появились в Киеве. Одновременно на православную иерархию оказывалось давление со стороны гос. власти, чтобы она начала переговоры о «новой унии» (теперь не с униатской Церковью, а непосредственно с Римом). К сер. XVII в. униаты владели ок. 1/4 всех «русских» приходов Киевской митрополии. Однако накануне восстания Б. М. Хмельницкого, несмотря на наступление католицизма, значительная часть шляхты Киевской земли исповедовала Православие; на воеводских сеймиках, часто становившихся ареной конфликтов православных с униатами, побеждали, как правило, православные.

Антиминс Киевского митр. Сильвестра (Косова). XVII в. (НКПИКЗ)
Антиминс Киевского митр. Сильвестра (Косова). XVII в. (НКПИКЗ)

Антиминс Киевского митр. Сильвестра (Косова). XVII в. (НКПИКЗ)

Период управления Киевской митрополией Сильвестра (Косова; 1647-1657) почти полностью совпал с национально-освободительной войной под рук. Б. М. Хмельницкого, что наложило отпечаток на церковную жизнь того времени. Митрополичья область находилась в эпицентре военных действий в 40-60-х гг. XVII в., особенно пострадала литовско-белорусская часть епархии. Согласно письму в Рим 1672 г. униат. митр. Гавриила Коленды, правосл. митрополичья епархия насчитывала в то время ок. 8 тыс. приходов, к-рые, как сообщал Коленда, сильно пострадали от татар, казаков, польск. и рус. войск.

Религ. лозунги (защита «греческой религии», ликвидация унии и т. д.) не сразу появились в ходе национально-освободительной войны. Первоначально требования восставших имели по преимуществу сословный характер. После первых крупных побед Хмельницкого значение религ. лозунгов возросло, они подтверждали «священное право» восстания против польск. владычества. После занятия Хмельницким Киева (1649) изменилось его понимание религиозных вопросов в восстании, в частности остро был поставлен вопрос об отмене унии. На переговорах с властями Речи Посполитой казаки требовали ликвидации унии на всей территории Польского государства (на практике борьба казачества с унией заключалась в изъятии у униатов церквей и имений). По ходу войны гетманская администрация переместила акцент с попыток «соединить Русь с Русью» (объединить униатов с православными), что было характерно для могилянской эпохи, на трактовку унии как средства уничтожения православной Церкви, что соответствовало положению кон. XVI - первых 2 десятилетий XVII в. В Запорожском гетманстве (совр. Вост. Украина) была прекращена деятельность униат. и католической Церквей. На длительный период в Ср. Поднепровье была устранена опасность, угрожавшая правосл. Церкви со стороны католиков и униатов. Власти гетманства с самого начала стремились оказывать поддержку церковным учреждениям, в первую очередь правосл. монастырям (материалы об этом лучше всего сохранились в отношении Киева, Левобережья и юга Украины), что отчасти компенсировало отрицательные последствия ухода с исторической сцены правосл. шляхты на укр. землях. Хмельницкий стремился перенять от королевской власти право патроната над правосл. Церковью и «подачи хлебов духовных». Это встретило сопротивление киевского высшего духовенства, поскольку еще с могилянских времен Церковь искала пути сосуществования с королевской властью, считая себя единственным выразителем интересов правосл. мирян.

Гетман Богдан Хмельницкий. Портрет. 1-я пол. XIX в. Неизвестный художник
Гетман Богдан Хмельницкий. Портрет. 1-я пол. XIX в. Неизвестный художник

Гетман Богдан Хмельницкий. Портрет. 1-я пол. XIX в. Неизвестный художник

Значимой была попытка сакрализации власти Хмельницкого: в февр. 1649 г. гетман заявил польск. комиссарам, что ему Бог дал власть «самодержца русского». В письме к московскому воеводе С. Н. Болховскому в июле 1648 г. гетман назвал себя «Богдан Хмельницкий, Божию милостью гетман». Эта формула регулярно встречается в переписке между казачьей администрацией и царскими воеводами в 1648-1654 гг. После поражения под Берестечком 20 июня 1651 г., когда Хмельницкий вынужден был признать власть короля, употребление формулы «Божию милостью» было отставлено. Однако после Переяславской рады по мере расширения связей с Россией титул снова стал использоваться. Во времена Сильвестра (Косова) и Б. М. Хмельницкого возросла роль Киева как религиозной столицы, здесь правосл. иерархи благословляли гетмана на власть. Киев (Софийский собор или Печерский мон-рь) мог стать местом казачьей присяги царю в янв. 1654 г., перенос присяги в Переяслав (Переяславль) был вызван не в последнюю очередь позицией митрополита, отрицательно относившегося к событию. При подписании Переяславского договора укр. лидеры, отмечая ист. связи между Киевом и Москвой, подчеркивали «первостепенность» Киева и его великих князей.

Иначе обстояло дело в сев. части К. е., где, несмотря на успехи казацких войск, православным не удалось добиться улучшения своего положения. Новые осложнения возникли после начала польско-русской войны. Они были связаны с деятельностью наместника митрополита в Великом княжестве Литовском Феодосия (Василевича), который встал в этой войне на сторону Речи Посполитой, поэтому на занятой рус. войсками в 1654-1655 гг. территории Великого княжества Литовского правосл. духовенство было подчинено власти поставленного в Москве Полоцкого еп. Каллиста.

Между митр. Сильвестром и Б. М. Хмельницким не было полного согласия. 2 янв. 1649 г. вместе с Иерусалимским патриархом Паисием митр. Сильвестр приветствовал Хмельницкого при его триумфальном въезде в Киев. В то же время митрополит вел тайные переговоры с польскими властями, заверяя их в своей лояльности. Сыграла свою роль тесная связь в сер. XVII в. западнорусских иерархов с правосл. шляхтой, которая, наряду с католической, стала объектом ненависти восставших. Создалась парадоксальная ситуация: Хмельницкий угрозами заставлял митр. Сильвестра отстаивать права правосл. Церкви в Речи Посполитой. На переговорах с польск. властями после победы войск Б. Хмельницкого под Зборовом митр. Сильвестр (Косов) выполнял инструкции Хмельницкого и одновременно поддерживал королевских послов в лагере гетмана. До кампании 1651 г. митрополит не решался выступить против гетмана. В июле 1651 г., когда польское войско приблизилось к Киеву, Сильвестр высказался за капитуляцию, что привело к конфликту с гетманом. Во главе киевского духовенства митрополит приветствовал в Киеве польск. войско под командованием гетмана Я. Радзивилла. Накануне митр. Сильвестр обратился с письмом к Радзивиллу, в к-ром писал о своей верности Речи Посполитой, оправдывал свои действия в предыдущие годы страхом перед казаками. 31 авг. 1651 г. митрополит получил королевский универсал, который гарантировал протекцию православному духовенству. Несмотря на обострение отношений с митрополитом, Б. Хмельницкий просил его благословения перед битвой под Берестечком. Митр. Сильвестр и его окружение отнеслись отрицательно к соединению Украины с Россией (несмотря на это, в июле 1654 митрополит послал грамоту царю, прося о подтверждении прав западнорус. духовенства). Страшась подчинения Киевской митрополии Московскому Патриархату, Сильвестр пошел на компромисс с гетманом и согласился на патронат Б. Хмельницкого над Церковью. Т. о., поставление епископов, настоятелей мон-рей, а в перспективе и митрополита, стало прерогативой гетмана (27 мая 1657 гетман утвердил на кафедре Лазаря (Барановича), избранного Черниговским епископом).

Митр. Дионисий (Балабан). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)
Митр. Дионисий (Балабан). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

Митр. Дионисий (Балабан). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

В русско-польск. войне после первоначальных успехов рус. армия стала терпеть неудачи, осложнились и отношения рус. правительства с разными группами казачества. В этих условиях среди правосл. духовенства произошел раскол. Часть духовенства, прежде всего преемники Сильвестра митрополиты Дионисий (Балабан-Тукальский), а затем Иосиф (Нелюбович-Тукальский), ориентировалась на тех гетманов (сначала И. Е. Выговского, затем П. Д. Дорошенко), к-рые, лавируя между соседями Украины, стремились добиться для гетманства возможно более широкой автономии. В июне 1658 г. митр. Дионисий поддержал курс Выговского на разрыв с Россией, участвовал в разработке и принятии Гадячского соглашения, по которому гетманство становилось частью Польско-Литовского гос-ва. В том же году митрополит покинул Киев, подчинявшийся власти царя, и поселился на Правобережной Украине, в резиденции гетманов Чигирине. Власть митрополита перестала распространяться на Левобережье, где местоблюстителем митрополичьей кафедры стал Черниговский еп. Лазарь (Баранович). 2 нояб. 1658 г. митр. Дионисий передал еп. Лазарю под управление протопопии Черниговскую, Менскую, Борзнянскую, Глуховскую, Конотопскую, Новгород-Северскую и Стародубскую. После низложения Выговского и нового подчинения Запорожского войска власти царя в окт. 1659 г. еп. Лазарь был назначен «блюстителем Киевской митрополии». В 1661 г. митрополичьим местоблюстителем на Левобережье стал посвященный в Москве на Мстиславскую кафедру Мефодий (Филимонович), занимавший этот пост до 1668 г.

После заключения в 1667 г. Андрусовского мира, закрепившего Правобережную Украину за Речью Посполитой, а Киев и Левобережье за Россией, фактически произошел раскол митрополии и К. е. Киевские митрополиты, находившиеся на территории Польско-Литовского гос-ва, практически утратили власть над Левобережьем и Киевом, где усиливалось влияние России (в условиях постоянных войн и разорений определенное значение приобрела материальная поддержка, которую оказывали русские власти киевским мон-рям, и возможность продавать в Москве книги киево-печерской типографии). За укрепление связей с Россией как гарантом сохранения Православия на Украине выступала влиятельная западнорус. группа духовенства во главе с архиеп. Лазарем (Барановичем) и архим. Киево-Печерского мон-ря Иннокентием (Гизелем).

Важную роль в западнорус. церковной жизни во 2-й пол. XVII в. играло киевское духовенство. Наиболее видные его представители составляли клирос при кафедральном Софийском соборе («велебная капитула свято-софийская»). В пожаловании митр. Сильвестром (Косовым) слуге поместья Лазаровщина от 19 февр. 1657 г. перечислены члены кафедральной капитулы: Черниговский еп. Лазарь (Баранович), игумены киевских мон-рей - Никольского Пустынского Алексий (Тур), Выдубицкого Климентий (Старушич), Златоверхого Михайловского Феодосий (Сафонович), софийский наместник Феофан (Креховецкий). По универсалу Б. Хмельницкого от 4 авг. 1654 г. священникам кафедральной капитулы предоставлялось право сычения двух кадей меда. Капитулы существовали в Киево-Печерском, Пустынно-Николаевском, киевском Братском, Межигорском и в Златоверхом Михайловском монастырях. В 60-х гг. большое влияние приобрели настоятели киевских мон-рей во главе с архим. Иннокентием (Гизелем) и настоятелем Златоверхого Михайловского мон-ря игум. Феодосием (Сафоновичем), часто выступавшие вместе. Помимо архим. Иннокентия и игум. Феодосия к высшему киевскому духовенству принадлежали игум. Кирилловского Свято-Троицкого мон-ря Мелетий (Дзик) (2-я пол. 60-х гг. XVII в.), выдубицкий игум. Феодосий (Углицкий), пустынский игум. Алексий (Тур), игум. Братского монастыря Варлаам (Ясинский), игум. Иоанн (Станиславский).

С 70-х гг. XVII в. окормление Запорожской Сечи осуществлял Межигорский мон-рь. Зависимость Сечи от Киевских митрополитов была слабой. Митрополит не мог поставить священнослужителя без согласия казаков, белое духовенство было выборным. Клирики получали разрешение на служение в сечевых храмах у начальника кошевых церквей (эту должность занимал настоятель сечевой Покровской ц.), священнослужители приносили присягу на верность Сечи. В 1672-1686 гг. запорожские кошевые атаманы вели переписку с Межигорским монастырем о духовном окормлении Сечи, в частности о приписке сечевой Покровской ц. к обители. Эти юрисдикционные отношения были закреплены универсалами кошевого атамана И. Сирко и казацкой рады в 1676, 1683 и 1686 гг. 4 окт. 1683 г. универсалом войсковой рады было определено, что в Покровской ц. имеют право служить только священники из Межигорской обители. Кош принимал мон-рь под свою опеку, а мон-рь обязывался направлять на Сечь нужное число священнослужителей и содержать госпиталь. В 1686-1687 гг. Киевский митр. Гедеон (Святополк-Четвертинский) сделал попытку установить свою власть над главным казачьим храмом, но потерпел поражение: по просьбе властей Межигорского мон-ря Московский патриарх Иоаким в 1687 г. даровал обители ставропигию и сохранил ее права в отношении Запорожской Сечи. Статус мон-ря был подтвержден грамотой царя Петра I от 12 мая 1698 г. В 1708 г. запорожцы прекратили отношения с Межигорским мон-рем, т. к. его наместник Иродион (Жураковский) убеждал казаков не поддерживать Мазепу.

В 60-х гг. XVII в. обострился кризис церковной жизни на Правобережье, где выборы 1663 г. (после смерти митр. Дионисия (Балабана-Тукальского)) завершились избранием 2 кандидатов - Антония (Винницкого) и Иосифа (Нелюбовича-Тукальского). В 1664 г. Иосиф, пользовавшийся поддержкой большей части духовенства Правобережья, был арестован польск. властями и заключен в тюрьму. Он вышел на свободу лишь в 1667 г. (или в кон. 1666) и при помощи правобережного гетмана П. Дорошенко смог установить свою власть над зап. частью митрополичьей области (Правобережная Украина) и правосл. учреждениями в Белоруссии и Литве. Гетман и митрополит вели борьбу с распространением унии на этой территории. Северная, литовско-белорус., часть К. е. после ухода рус. войск оказалась под упр. наместника митр. Иосифа - слуцкого архим. Феодосия (Василевича). Здесь уже в 60-70-х гг. XVII в. активно восстанавливались позиции униат. Церкви (за исключением Слуцкого княжества). Когда в 1672 г. Феодосий был утвержден на Могилёвской кафедре, он оставался одновременно и архимандритом слуцким, и наместником митрополита в Великом княжестве Литовском.

В кон. 60-х гг. XVII в. обозначился курс укр. лидеров Правобережья на поиски поддержки у Османской империи для обеспечения автономии гетманства и ликвидации на его территории униат. Церкви. На раде в янв. 1668 г. в Чигирине при участии митр. Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) было принято решение подчиниться власти султана. С этим решением, вероятно, была связана выдача «по челобитью Дорошенкову» 6 марта 1668 г. К-польским патриархом Мефодием III настольной грамоты Иосифу на Киевскую митрополичью кафедру, Иосиф получил титул «митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси, экзарх Константинопольского престола, епископ Белорусский и архимандрит лещинский». Одновременно Иосифу была послана грамота султана об утверждении на кафедре, что стало важным шагом на пути подчинения Правобережного гетманства Османской империи. И рус., и польск. современники считали митрополита главным советником гетмана Дорошенко при установлении османского протектората.

В 1665-1666 гг. обострились отношения между левобережным гетманом И. М. Брюховецким и киевским высшим духовенством. Протест вызвало прежде всего стремление гетмана подчинить Киевскую митрополию Московскому патриарху, население Левобережной Украины было против ограничения автономии гетманства со стороны русских властей и введение новых налогов. Митр. Иосиф убеждал Брюховецкого поднять восстание против рус. власти и объединить земли по обоим берегам Днепра. Когда началось восстание и войска правобережного гетмана Дорошенко перешли Днепр, у митр. Иосифа появилась возможность распространить свою власть на земли Левобережья. Стоявший во главе местного духовенства Мстиславский еп. Мефодий (Филимонович) в июле 1668 г. был арестован и доставлен в Чигирин, где митрополит судил его, лишил сана под тем предлогом, что он был поставлен «Московским митрополитом» и служил царю. Мефодий был заключен в тюрьму, совершенные им поставления были объявлены недействительными, полученные от Мефодия антиминсы сжигались. Не позднее сент. 1668 г. еп. Мефодий был арестован в Киеве по приказу киевского воеводы кн. П. В. Шереметева и отправлен в Москву, где был предан суду за подстрекательство гетмана Брюховецкого к измене. Во время суда Мефодий обвинил настоятелей нескольких киевских монастырей (игум. Выдубицкого монастыря Феодосия (Углицкого), игум. киевского Братского монастыря Варлаама (Ясинского) и др.) в контактах с митр. Иосифом.

Постепенное укрепление на Левобережной Украине позиций гетмана Д. И. Многогрешного и рус. власти привело к тому, что митр. Иосиф утратил контроль над церковной жизнью к востоку от Днепра. Гетман запретил духовным лицам выполнять распоряжения митрополита и просить его благословения, отклонил просьбы Иосифа о сборе в его пользу дани с храмов на Левобережье. Главное духовное лицо на Левобережье - архиеп. Лазарь (Баранович) поручил игум. киевского Златоверхого Михайловского монастыря Феодосию (Сафоновичу) ведать всеми делами в Киеве, не обращаясь ни по каким вопросам к митрополиту.

В 1672 г. османская армия под предводительством султана вступила на Правобережную Украину, в ее составе были казачьи полки во главе с гетманом Дорошенко. В окт. 1672 г. был подписан польско-османский Бучачский мир, по к-рому Подолия стала адм. округом в составе Османской империи. Планам Дорошенко и митр. Иосифа был нанесен сокрушительный удар: территория гетманства не была расширена за счет тур. завоеваний, решение о походе османской армии на Киев (на чем настаивал митр. Иосиф) не было принято, на занятой турками укр. территории началось распространение ислама. Зависимость гетманства от Османской империи укреплялась: в нач. 1673 г. в Чигирин прибыли османские послы, которые привели гетмана и старшину к присяге на верность султану, «а приводил-де их ко кресту Иосиф митрополит Тукальской».

Митр. Гедеон (Святополк-Четвертинский). Портрет. XVII в. (НКПИКЗ)
Митр. Гедеон (Святополк-Четвертинский). Портрет. XVII в. (НКПИКЗ)

Митр. Гедеон (Святополк-Четвертинский). Портрет. XVII в. (НКПИКЗ)

После смерти митр. Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) в 1675 г. и ликвидации Правобережного гетманства на Правобережье стали складываться благоприятные условия для распространения унии. 10 мая 1675 г. кор. Ян III Собеский, видя «клир без пастыря», назначил администратором Киевской митрополии Львовского еп. Иосифа (Шумлянского). В 1677 г. Иосиф тайно принял унию и стал вести политику на разрыв связей с вост. частью митрополии. Правосл. клирики подчинялись власти наместников Иосифа (Шумлянского) из числа его сторонников, у священников отбирались миро и антиминсы, полученные из Киева. Возможности Иосифа (Шумлянского) были ограниченны, т. к. по миру в Журавно 1676 г. юж. часть К. е. оказалась под властью Османской империи. В 1681 г. на территории принадлежавшей османам Подолии К-польский патриарх учредил митрополию, ему непосредственно подчиненную, во главе с Панкратием, «митрополитом Каменецким, и Подольским, и всей Малой Руси, экзархом константинопольским». В сев., белорусско-литов., части ситуация была другой. Здесь в марте 1678 г. умер Феодосий (Василевич), наместник митр. Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) в Великом княжестве Литовском и «белорусский» епископ. Ссылаясь на то, что находившиеся здесь имения Киево-Печерского мон-ря остались «без опеки», Ян Собеский полностью передал их 30 июня 1678 г. под упр. Иосифа (Шумлянского) «до возвращения Киева от Москвы» (АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 10. № 267).

Вместе с тем после смерти Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) был и другой митрополит, имевший привилей на кафедру от Яна Казимира,- Антоний (Винницкий). 12 апр. 1679 г. он назначил своим наместником в Великом княжестве Литовском слуцкого архим. Феофана (Креховецкого). Его преемником стал Серапион (Полховский), к-рый получил назначение на пост наместника в 1687 г. в Киеве от митр. Гедеона (Святополк-Четвертинского), позднее занял Могилёвскую кафедру (хиротонисан в 1697 в Киево-Печерском мон-ре). После смерти Антония (Винницкого) 14 дек. 1679 г. король назначил Иосифа (Шумлянского) постоянным администратором Киевской митрополии вплоть до выборов нового митрополита, к-рые был уполномочен провести Шумлянский.

К нач. 80-х гг. XVII в. относятся свидетельства об осуществлении Иосифом (Шумлянским) власти в юж. части К. е. Так, в Овручскую архимандритию в 1680 г. был поставлен Сильвестр (Творовский), а избранный братией Иннокентий (Монастырский) был вынужден бежать в Киев. В 1683 г. возобновилась война между Польшей и Османской империей и польск. войска стали занимать земли Правобережной Украины. В овручские гродские книги генеральный наместник Шумлянского Иосиф Болонский, игумен колодзяженский, внес обращение Шумлянского к шляхте Киевского воеводства с просьбой помочь его наместнику подчинить местное духовенство, которое противится установлению его власти. 6 февр. 1684 г. в связи со смертью Иннокентия (Гизеля) король пожаловал Шумлянскому Киево-Печерскую архимандритию со всеми ее владениями.

В 1685-1686 гг. произошел ряд крупных событий - возведение Московским патриархом Иоакимом Гедеона (Святополк-Четвертинского) на митрополичью кафедру и признание К-польским патриархом вхождение Киевской митрополии в Русскую Церковь; заключение «вечного мира» между Россией и Речью Посполитой, по к-рому Киев остался в России. Одним из ближайших последствий стала раздача королем владений киевских мон-рей в Речи Посполитой светским лицам и местным церковным учреждениям (так, Овручской архимандритии была передана часть имений Пустынно-Николаевского мон-ря). Православные из Речи Посполитой начали искать у митр. Гедеона помощи и защиты (обращение Виленского братства от 10 окт. 1686). По нормам права после избрания митр. Гедеона епископы в Речи Посполитой должны были подчиниться его власти, она должна была восстановиться на территории К. е., но этого не произошло. В грамоте русскому воеводе митр. Гедеон писал, что Шумлянский занимает митрополичьи владения, дает приют «виновным священникам», расторгает браки, заключенные на землях под властью митрополита. 7 февр. 1690 г. митр. Гедеон писал в Москву о Шумлянском, что «его прикащики по деревням свято-софейским ездят, от крестьян емлют рубли, дань медовую и пашенную и иные поборы... так же и старосты поповские с моих же священников за три или за четыре мили от Киева рубли емлют. Антиминсы и миро святое тем же священником велел раздавать, а предо мною будучих митрополитов велят с престолов имати и к себе отвозити» (АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 10. № 277. С. 765). 28 марта 1691 г. Варлаам (Ясинский) писал, что Шумлянский запрещает поминать Киевского митрополита за богослужением. Одновременно укреплялись связи Киевской кафедры с православными в Речи Посполитой. В сент. 1692 г. Варлаам (Ясинский) отправил в Вильно посольство во главе с Иоасафом (Кроковским), которое уладило конфликты в Виленском братстве, провело избрание «старшего» и мирских старост. Очевидно, открытое признание Шумлянским унии в 1700 г. окончательно разъяснило положение, оставшиеся верными Православию церковные учреждения в Речи Посполитой подчинились власти митрополита в Киеве («заграничные» мон-ри).

Ист.: ПККДА. Т. 2. Отд. 2. С. 421-422; АЮЗР. Т. 2. С. 196-198; Т. 7. С. 68-84; АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 6. С. 459-462, 463-465, 543-546; Голубев С. Т. Киевский митр. Петр Могила и его сподвижники: (Опыт ист. исслед.). К., 1883. Т. 1. Прил. С. 181-182, 261-264, 277-279, 287-290, 296-297, 302-317, 351-353, 360-363, 552-555; Т. 2. Прил. С. 21-24, 56-57, 66-74, 169-170, 358-487; Требник Петра Могили: Перевидання з оригiналу, що появився у друкарнi Києво-Печерськоï лаври 16 грудня 1646 р. / Упоряд.: А. Жуковський. Канберра; Мюнхен; П., 1988; Катехизис Петра Могили: Оригiнал 1645 р. / Пер.: В. Шевчук, упоряд.: А. Жуковський. К.; П., 1996; Заборовский Л. В. Католики, православные, униаты: Проблемы религии в русско-польско-украинских отношениях кон. 40-х - 80-х гг. XVII в.: Док-ты, исслед. М., 1998. Ч. 1: Источники времени гетманства Б. М. Хмельницого. С. 28-29, 81-85, 103, 160-167, 172, 177, 180, 182-184, 198, 203, 208, 210-211, 214, 215, 217, 240, 241-246; Унiверсали Богдана Хмельницького, 1648-1657 / Упоряд.: I. Крип'якевич, I. Бутич. К.; Львiв, 1998. С. 45-72, 76-77, 78, 85, 90, 92, 94, 110, 116-119, 122-123, 126-127, 130, 132, 145-147, 150, 154-155, 158-159, 160-161, 163-171, 176-177, 178, 180-181, 183, 185, 188-189, 192, 196, 206, 214, 217, 225, 236-237; Унiверсали укр. гетьманiв вiд Iвана Виговського до Iвана Самойловича (1657-1687) / Упоряд.: I. Бутич, В. Ринсевич, I. Тесленко. К.; Львiв, 2004. С. 113-124, 236, 239, 265-283, 338-339, 809-810, 997 (покажчик мон-рiв); Унiверсали Iвана Мазепи (1687-1709). К.; Львiв, 2006. Ч. 2 / Упоряд.: I. Бутич, В. Ринсевич. С. 419-421; Халебський П. Украïна - земля козакiв: Подорожнiй щоденник / Упоряд.: М. Рябий. К., 2008. С. 119-19; Кузьмук О. С. Поменник Межигiрського мон-ря: Публ. рукописноï пам'ятки XVII ст. // Болховiтiновський щорiчник, 2011. К., 2012. С. 139-322; Джерела з iсторiï Нацiонально-визвольноï вiйни укр. народу 1648-1658 рр. / Упоряд.: Ю. А. Мицик. К., 2012. Т. 1: 1648-1649 рр. С. 407-409.
Лит.: Голубев С. Т. Киевский митр. Петр Могила и его сподвижники: (Опыт ист. исслед.). К., 1883. Т. 1. С. 241-412, 449-553; Т. 2. С. 241-463, 470-524; Титов Ф. И., прот. Русская Правосл. Церковь в Польско-Литовском гос-ве в XVII-XVIII вв. К., 1905. Т. 2: Киевская митрополия-епархия в XVII-XVIII вв. 1-я пол. т. С. 2-8; он же. Киевская митрополия-епархия // ПБЭ. 1909. Т. 10. Стб. 596-655; Жуковський А. I. Петро Могила й питання єдности Церков / З передмовою Н. Полонськоï-Василенко. П., 1969. С. 48-119; Плохий С. Н. Папство и Украина: Политика римской курии на укр. землях в XVI-XVII вв. К., 1989. С. 139-189; он же (Плохiй С. М.). Наливайкова вiра: Козацтво та релiгiя в ранньомодернiй Украïнi. К., 2005. С. 119-135, 150-175, 230-422; Litwin H. Katolicyzacja szlachty ruskiej a procesy asymilacyjne na Ukrainie w latach 1569-1648 // Tryumfy i porażki: Studia z dziejów kultury polskiej XVI-XVIII w. Warsz., 1989. S. 47-73; Власовський I. Ф. Нарис iсторiï Украïнськоï Правосл. Церкви. Н.-Й.; К.; Бавнд Брук, 1990. Т. 2: (XVII ст.). С. 28-183, 292-378; Яворницький Д. I. Iсторiя Запорiзьких козакiв. К., 1990. Т. 1. С. 198-199; Крижанiвський О. П., Плохiй С. М. Iсторiя Церкви та релiгiйноï думки в Украïнi. К., 1994. Кн. 3: Кiн. XVI - сер. ХIХ ст. С. 50-94; Грушевський М. С. Iсторiя Украïни-Руси. К., 1995. Т. 7. С. 388-425; Т. 8. Ч. 1. С. 4-18, 73-100, 132-134, 147-148, 160-173, 177-199; Ч. 2. С. 89-117; Евгений (Болховитинов), митр. Описание Киево-Софийского собора и киевской иерархии // Он же. Вибранi працi з iсторiï Києва / Упоряд.: Т. Ананьєва. К., 1995. С. 35-270; Блажейовський Д. Iєрархiя Киïвськоï Церкви (861-1996). Львiв, 1996. С. 219-227; Феномен Петра Могили: Бiографiя, дiяльнiсть, позицiя / Вiдп. ред.: В. Климов. К., 1996. С. 49-73; Mironowicz A. Prawosławie i unia za panowanią Jana Kazimierza. Białystok, 1996; idem. Sylwester Kossow - władyka Białoruski, metropołita Kijowski. Białystok, 1999. S. 33-114; Iсторiя релiгiй в Украïнi. К., 1997. Т. 2: Украïнське православ'я / Ред.: П. Яроцький. С. 235-320; Нiчик В. М. Петро Могила в духовнiй iсторiï Украïни. К., 1997. С. 96-159; Флоря Б. М. Нацiонально-конфесiйна свiдомiсть населення Схiдноï Украïни в 1-й пол. XVII ст. // Берестейська унiя та внутрiшнє життя Церкви в XVII ст.: Мат-ли IV «Берестейських читань». Львiв, Луцьк, Киïв, 2-6 жовтня 1995 р. Львiв, 1997. С. 125-147; он же. Митр. Иосиф (Тукальский) и судьбы Православия в Вост. Европе в XVII в. // ВЦИ. 2009. № 1/2(13/14). С. 123-147; он же. Новые данные о начале контактов Киевского митр. Иова (Борецкого) с Россией // Там же. 2011. № 1/2(21/22). С. 225-232; он же. Киевский митр. Петр (Могила) и рус. власть: Эволюция взаимоотношений // Там же. 2013. № 1/2(29/30). С. 179-187; Брестская уния 1596 г. и общественно-полит. борьба на Украине и в Белоруссии в кон. XVI - 1-й пол. XVII в. / Отв. ред.: Б. Н. Флоря. М., 1999. Ч. 2: Брестская уния 1596 г.: Ист. последствия события. С. 151-189; Люта Т. Ю. Земельна власнiсть Києво-Печерського мон-ря в Києвi та його околицi в XVI - 1-й пол. XVII ст. // Науковi зап. НаУКМА. К., 1999. Т. 14: Iсторiя. С. 30-38; Довбищенко М. В. Украïнськi церковнii архiви Литовсько-Польськоï доби: Iсторична доля та перспективи реконструкцiï // Архiви Украïни. 2001. № 6. С. 11-23; Iсторiя украïнськоï культури: У 5 т. К., 2001. Т. 2: Украïнська культура ХIII - 1-ï пол. XVII ст. С. 519-530, 564-574; Беднов В. А. Православная Церковь в Польше и Литве (по Volumina Legum). Минск, 2002п. С. 206-287; Яковенко Н. Паралельний свiт: Дослiдження з iсторiï уявлень та iдей в Украïнi XVI-XVII вв. К., 2002. С. 37-38, 296-332; она же. Дзеркала iдентичностi: Дослiдження з iсторiï уявлень та iдей в Украïнi XVI - поч. XVIII ст. К., 2012. С. 371-396; Kempa T. Metropolita Michał Rahoza a unia Brzeska // Klio: Czasopismo poświęcone dziejom Polski i powszechnym. Toruń, 2002. N 2. S. 49-69; idem. Rywalizacja o Ławrę Peczerską w Kijowie między prawosławnymi a unitami w końcu XVI i na początku XVII w. // Przegląd Wschodni. Warsz., 2003. T. 8. Zesz. 4(32). S. 831-870; idem. Recepcja unii Brzeskiej na obszarze Wielkiego Księstwa Litewskiego i ziem ruskich Korony do połowy XVII w. // Rocznik Instytutu Europy Środkowo-Wschodniej. Lublin, 2005. R. 3. S. 141-170; Iсiченко Ю. А. Iсторiя Христовоï Церкви в Украïнi. Х., 2003. С. 157-192, 196-201; Кагамлик С. Києво-Печерська лавра: Свiт правосл. духовностi i культури (XVII-XVIII ст.). К., 2005. С. 18-21, 66-68, 95-105, 119-149, 272-280; Мицик Ю. А. З нових документiв до бiографiï св. Петра Могили // Украïна XVII ст.: Суспiльство, фiлософiя, культура: Зб. наук. праць на пошану пам'ятi проф. В. М. Нiчик. К., 2005. С. 376-385; Нiкiтенко Н. М. Петро Могила - ктитор Софiï Киïвськоï // Там же. С. 387-392; Кузьмук О. С. «Козацьке благочестя»: Вiйсько Запорозьке Низове i киïвськi чоловiчi мон-рi в XVII-XVIII ст.: Еволюцiя взаємовiдносин. К., 2006. С. 24-49; он же. Межигiрський iгум. Феодосiй Васьковський // Болховiтiновський щорiчник, 2011. К., 2012. С. 109-117; Ćwikła L. Polityka władz państwowych wobec Kościoła prawosławnego i ludności prawosławnej w Królestwie Polskim, Wielkim Księstwie Litewskim oraz Rzeczypospolitej Obojga Narodów w latach 1344-1795. Lublin, 2006. S. 153-254; Drozdowski M. Religia i kozaczyzna zaporoska w Rzeczypospolitej w 1-j połowie XVII w. Warsz., 2008. S. 76-205; Тимошенко Л. В. Религиозные конфликты в Речи Посполитой в кон. XVI - 1-й трети XVII в. // Сравнительное изучение религ. традиций: Россия, Вост. Европа, постсоветское пространство: Сб. авторских программ и мат-лов учебных курсов. Иваново, 2010. С. 394-409; Ульяновський В. I. Князь Василь-Костянтин Острозький: Iсторичний портрет у галереï предкiв та нащадкiв. К., 2012. С. 976-978, 980-986.
Л. В.Тимошенко

К. е. в 1686-1786 гг. (на территории Российского государства)

В 1686 г. юрисдикцию Киевского митрополита признали 6 епархий: Киевская и Черниговская на Левобережной Украине, находившейся под властью России, и Львовская, Луцкая, Перемышльская, Могилёвско-Мстиславская кафедры на территории Речи Посполитой. В 1687 г. стал ставропигиальным по отношению к Московскому патриарху Межигорский мон-рь, в 1688 г.- Киево-Печерский мон-рь. 10 апр. 1688 г. Черниговская епархия перешла под непосредственное управление Московского патриарха (К. е. были возвращены Глуховская, Конотопская и Борзнянская протопопии, присоединенные к Черниговской епархии в 1658). В это же время правобережные епархии Львовская, Луцкая и Перемышльская приняли унию, а Могилёвско-Мстиславская епархия перешла под управление Московского патриарха. Т. о., к нач. XVIII в. Киевский митрополит утратил власть над всеми епархиями, кроме Киевской. В 1700 г. учреждено Переяславское и Бориспольское вик-ство К. е., в 1733 г. ставшее самостоятельной епархией. В 1785 г. было создано викариатство К. е. для приходов и монастырей в Речи Посполитой (на Правобережной Украине, в Литве и в Белоруссии).

Межигорский мон-рь. 1843 г. Худож. Ф. Г. Солнцев
Межигорский мон-рь. 1843 г. Худож. Ф. Г. Солнцев

Межигорский мон-рь. 1843 г. Худож. Ф. Г. Солнцев

Вхождение Киевской митрополии в состав Московского Патриархата положило начало ее постепенной унификации с др. правосл. епархиями на территории Российской империи. На развитие К. е. в XVIII в. решающим образом повлияли события, определившие судьбу Русской Церкви в целом: отмена Патриаршества, принятие «Духовного регламента» (25 янв. 1721), учреждение Святейшего Синода (14 февр. 1721). Со времени Петра I российские власти принимали меры для упразднения древних прав и привилегий Киевской кафедры. Процесс унификации К. е. официально был завершен к 80-м гг. XVIII в. К этому времени была проведена реформа, в ходе которой границы К. е. были приведены в соответствие с границами одноименного наместничества, изданный 10 апр. 1786 г. указ о секуляризации церковных земель в Малороссии повлиял на все сферы жизни К. е. В целом период 1686-1786 гг. ознаменовался, с одной стороны, активной унификаторской политикой высшей гос. и церковной власти в отношении укр. епархий, в т. ч. К. е., с другой - усилиями духовенства К. е., направленными на восстановление давних прав и привилегий. Традиц. местный церковный уклад дольше всего сохранялся в приходской жизни, где практика существенно расходилась с предписаниями высшей церковной власти.

Архиереи

Первым Киевским митрополитом, поставленным в Москве, стал Гедеон (Святополк-Четвертинский). В полученной им 15 дек. 1686 г. настольной грамоте он именовался «митрополитом Киевским, Галицким и Малой России». Т. о., сразу после подчинения Московскому Патриархату изначальный титул митрополита Киевского был изменен: с «всея России» на «Малой России». Однако митр. Гедеон продолжал подписываться как «митрополит Киевский, Галицкий и всея России». Указом от 27 янв. 1688 г. ему было еще раз запрещено использовать этот титул. После этого митр. Гедеон до конца жизни подписывался как «митрополит всея Малой России и епископ Луцкий и Острожский».

После смерти митр. Гедеона 6 апр. 1690 г. гетман И. С. Мазепа испросил у царя Петра I разрешение на избрание нового митрополита. После получения одобрения гетман созвал избирателей. На Соборе, прошедшем в Софийском храме 1-2 июня 1690 г., на Киевскую кафедру был избран архим. Киево-Печерского мон-ря Варлаам (Ясинский). 31 авг. в московском Успенском соборе состоялась его хиротония, 26 и 28 сент. 1690 г. он получил настольные грамоты от патриарха и от царя. Митр. Варлааму благодаря поддержке гетмана впервые в истории Киевской митрополии в 1698 г. было разрешено иметь викария (коадъютора) - Переяславского епископа, в 1700 г. им стал игум. Златоверхого Михайловского мон-ря Захария (Корнилович). Создание Переяславского и Бориспольского вик-ства существенно повысило престиж Киевской кафедры, к-рая к этому времени уже утратила все прежде подчиненные ей епархии. Митр. Варлаам (Ясинский) пытался вернуть себе статус экзарха К-польского или Московского Патриаршего престола, но осуществить это не получилось.

Следующим избранным на Киевскую кафедру митрополитом стал Иоасаф (Кроковский). Его избрание состоялось 19 окт. 1707 г., 15 авг. следующего года он был хиротонисан в московском Успенском соборе, настольную грамоту от царя получил 14 сент. 1709 г. В грамоте были подтверждены все права и привилегии, пожалованные его предшественникам Гедеону (Святополку-Четвертинскому) и Варлааму (Ясинскому). 12 нояб. 1708 г. в Троицком соборе Глухова по требованию Петра I митрополит возглавил богослужение, на к-ром была провозглашена анафема Мазепе. При этом иерарх отказался произнести проповедь с осуждением Мазепы и не подписал акт избрания нового гетмана - И. И. Скоропадского; есть предположение, что митр. Иоасаф был посвящен в план Мазепы выступить против Петра I. В 1718 г. начался процесс по делу царевича Алексея Петровича. На допросах царевич оговорил митр. Иоасафа; в том же году на митрополита поступил донос о том, что собор укр. иерархов во главе с Иоасафом постановил не принимать церковных реформ. По распоряжению Петра I митрополит был вызван для дачи показаний в С.-Петербург, по дороге в Твери скончался. После его смерти Киевская кафедра 4 года оставалась вакантной. Указы о епархиальных делах присылались софийскому наместнику или казначею и приказным архиерейского дома, с 1721 г.- Киевской духовной консистории.

Антиминс митр. Варлаама (Ванатовича). 1724 г. (НКПИКЗ)
Антиминс митр. Варлаама (Ванатовича). 1724 г. (НКПИКЗ)

Антиминс митр. Варлаама (Ванатовича). 1724 г. (НКПИКЗ)

В 1721 г. поступило позволение избрать Киевского митрополита. Был избран архим. киевского Межигорского мон-ря Иродион (Жураковский), но его кандидатуру не утвердили (позже он стал Черниговским архиепископом). 11 мая 1722 г. Петр I назначил на Киевскую кафедру по представлению Синода Варлаама (Вонатовича), тем самым была фактически упразднена выборность Киевского митрополита. Варлаам должен был именоваться не митрополитом, а архиепископом «Киевским, Галицким и Малой России», хиротония состоялась 14 мая того же года. В 1724 г. архиерей просил вернуть Киевской кафедре статус митрополии, но не добился цели. Со времени учреждения Синода было фактически упразднено право Киевских архиереев на духовный суд. Синод принимал жалобы от духовных лиц К. е. на решения местного духовного суда, подтверждал или отменял их. Архиеп. Варлаам был противником церковных преобразований, инициированных Петром I, был оппонентом архиеп. Феофана (Прокоповича). Архиеп. Варлаам и Киевская консистория признавали распоряжения Синода обязательными для себя лишь в той мере, в к-рой они не противоречили традициям К. е. В июле 1730 г. архиеп. Феофан использовал донос киевского войта Д. Прилуцкого о неслужении Варлаамом торжественных молебнов по случаю восшествия на престол Анны Иоанновны для расправы с ним. 2 авг. 1730 г. Киевский архиепископ был вызван в Москву, судебное разбирательство завершилось 25 нояб. 1730 г. лишением его сана и ссылкой в Кириллов Белозерский мон-рь. Игумены киевских Пустынно-Николаевского, Златоверхого Михайловского, Выдубицкого и Кирилловского мон-рей, софийский наместник, архидиакон, кафедральный писарь и экзаменатор были уволены от присутствия в духовной консистории. В 1740 г. Варлаам (Вонатович) был восстановлен в сане и поселился в тихвинском Успенском мон-ре, где прежде он был архимандритом. Во время отсутствия в Киеве архиерея К. е. управляла духовная консистория, 28 февр. 1731 г. производство в духовные чины было поручено греч. Коринфскому митр. Митрофану, в окт. 1728 г. прибывшему в Киев.

В 1731 г. Киевским архиепископом стал Рафаил (Заборовский). В 1733 г. из ведения Киевского архиепископа была изъята Переяславско-Бориспольская епархия. Имп. указом от 16 июня 1743 г. Рафаилу (Заборовскому) был возвращен титул митрополита. Владыка пытался возобновить и др. права Киевской кафедры: неподсудность духовенства светскому суду, привилегии, изложенные в царской грамоте 1686 г., право покупки и продажи земли. Сенат удовлетворил 1-ю просьбу, 2-ю оставил без определенного решения, в 3-й было отказано. Особое внимание митр. Рафаил оказывал Киево-Могилянской академии.

В 1748 г., после смерти митр. Рафаила, на Киевскую кафедру был назначен архим. Киево-Печерского мон-ря Тимофей (Щербацкий), хиротония состоялась в С.-Петербурге. Митр. Тимофей, с одной стороны, выступал в защиту привилегий Киевской кафедры, с другой - будучи опытным администратором (долгое время занимал должность кафедрального писаря), использовал нововведения для упорядочения жизни К. е. При поддержке гетмана К. Г. Разумовского митр. Тимофей в 1752 г. подал петицию в Коллегию иностранных дел с требованиями вернуть в юрисдикцию Киевского митрополита Переяславскую епархию и Межигорский монастырь, восстановить церковный суд, снять ограничения на печатание книг. Митрополит выступал в защиту имущественных прав К. е., провел выборы нового епископа в Переяславе. Синод отказал по всем пунктам и объявил себя высшей инстанцией во всех делах управления и суда К. е. Митр. Тимофей получил выговор за попытку избрать Переяславского епископа.

Митр. Арсений (Могилянский). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)
Митр. Арсений (Могилянский). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)

Митр. Арсений (Могилянский). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)

Указом имп. Елизаветы от 22 окт. 1757 г. митр. Тимофей был переведен на Московскую кафедру, на К. е. был назначен Арсений (Могилянский). В 1766 г. возник конфликт между митр. Арсением и Синодом. 2 апр. 1767 г. вышел указ имп. Екатерины II об исключении из титула Киевского митрополита слов «и всея Малыя России» (поскольку территория Малороссии была значительно больше, нежели территория К. е.); архиерей пытался сохранить титул, но 18 марта 1770 г. ему было окончательно предписано титуловаться «митрополитом Киевским и Галицким» (слово «Галицкий» было сохранено в надежде на присоединение галицких земель и возрождение там Православия). Митр. Арсений активно занимался организацией епархиальной жизни, провел ряд важных реформ.

Гавриил (Кременецкий), митр. Киевский и Галицкий. Посл. треть XVIII в. (НКПИКЗ)
Гавриил (Кременецкий), митр. Киевский и Галицкий. Посл. треть XVIII в. (НКПИКЗ)

Гавриил (Кременецкий), митр. Киевский и Галицкий. Посл. треть XVIII в. (НКПИКЗ)

В ходе работы созданной в 1767 г. Законодательной комиссии епархиальные архиереи должны были присылать в С.-Петербург записки с изложением необходимых перемен в церковном управлении. Из Малороссии в Синод прислали донесения Киевский, Черниговский и Переяславско-Бориспольский архиереи, настоятели Киево-Печерской лавры и Межигорского мон-ря. В записке Киевского митрополита была изложена программа церковной автономии для укр. епархий под властью Киевского митрополита: признание титула «митрополит Киевский, Галицкий и всей Малороссии», возобновление избрания митрополита, передача юрисдикции над Киевским митрополитом из Синода в Коллегию иностранных дел; напоминание о том, что Черниговская, Переяславская и другие украинские епархии, а также ставропигиальные мон-ри когда-то состояли под властью Киевского митрополита, требование, чтобы настоятели мон-рей утверждались Киевским митрополитом или епархиальными архиереями, но не назначались Синодом. В то же время Переяславский и Черниговский епископы и ставропигиальные монастыри не высказали желания вернуться под власть Киева. Приходские клирики требовали подтверждения шляхетских прав, выступали за невмешательство светских властей в материальное обеспечение храмов прихожанами, духовенство просило подтверждения своих владений и доходов. В донесениях из всех епархий имелся протест против вмешательства в церковный суд, требования присутствия в светских судах представителей духовенства при разборе дел духовных лиц, освобождения духовенства и церковных людей от военного постоя и нек-рых налогов (пункты от Киевской епархии и Межигорского мон-ря включали просьбы об освобождении от всех налогов). Киевский митрополит просил о финансовой поддержке и повышении статуса Киево-Могилянской академии, о создании для епархии отдельной типографии. Донесения не имели последствий, но они свидетельствовали об оппозиционных и автономистских настроениях в К. е.

После кончины митр. Арсения († 8 июня 1770) власти желали видеть в качестве его преемника более послушного архиерея. Таким оказался Гавриил (Кременецкий), назначенный на Киевскую кафедру 22 сент. 1770 г. Он стал членом Синода, ему пожаловали белый клобук. Вслед. позиции митр. Гавриила К. е. потеряла значительную часть своей территории, переданную соседним епархиям.

Митр. Самуил (Миславский). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)
Митр. Самуил (Миславский). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)

Митр. Самуил (Миславский). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)

Следующим шагом на пути ликвидации церковной автономии Киева стала секуляризация церковных имений в Малороссии, осуществленная при митр. Самуиле (Миславском) (назначен на Киевскую кафедру в 1783, так же как и его предшественник, стал членом Синода и получил право ношения белого клобука). 10 апр. 1786 г. высочайшим указом предписывалось ввести в малороссийских епархиях духовные штаты, церковные владения с жителями передать в Ведомство казенных палат. В основном указе о секуляризации названы суммы, к-рые казна выделяла на содержание епископских кафедр, духовных школ и монастырей. Киевский митрополит получил содержание наравне с Московским архиепископом. Киевский митрополит становился архимандритом Киево-Печерской лавры. Митрополичий дом должен был перейти гос-ву, там планировалось создать губернскую школу и перевести туда часть Киево-Могилянской академии. Др. часть академии должна была переместиться в Киево-Печерскую лавру, а на территории упраздненного Братского монастыря предполагалось создать госпиталь. На содержание Киево-Печерской лавры планировалось выделять столько же средств, как и на содержание Троице-Сергиевой лавры. Кафедральная церковь киевского Софийского мон-ря стала кафедральным собором со штатом белого духовенства наравне с московским Архангельским собором. Киевские муж. мон-ри Пустынно-Николаевский, Златоверхий Михайловский и жен. киевский Флоровский признаны первоклассными. Второклассными стали муж. обители: греческий Екатерининский, Мгарский Преображенский под Лубнами, переяславский Вознесенский и жен. киевский Богословский. К 3-му классу были причислены муж. мон-ри: киевский Выдубицкий, козелецкий Георгиевский, и женские: козелецкий Богоявленский и золотоношский Благовещенский. Ставропигиальный Межигорский монастырь со штатом 1-го класса планировалось перевести в Таврическую обл. Не вошедшие в штат мон-ри и пустыни должны были быть обращены в приходские церкви с открытием при них, где возможно, народных уч-щ и богаделен. Оставшихся за штатами монахов и монахинь предписывалось разослать по др. епархиям, белое духовенство, оказавшееся вне штата, должно было ожидать вакансий. До размещения всего духовенства приказывалось не рукополагать новых иереев и не постригать в монашество. Киевская консистория была переименована в дикастерию, изменялись ее кадровый состав и принципы функционирования.

Пустынно-Николаевский мон-рь. Фотография. 1911 г. (ГПИБ)
Пустынно-Николаевский мон-рь. Фотография. 1911 г. (ГПИБ)

Пустынно-Николаевский мон-рь. Фотография. 1911 г. (ГПИБ)

Новые распоряжения не были исполнены в полной мере, нек-рые даже были вскоре отменены. Монастыри получили право сбора последнего урожая на полях, перешедших к гос-ву. Киево-Могилянская академия осталась в помещениях Братского мон-ря (мон-рь был закрыт). Митрополит, несмотря на то что получил новые апартаменты в Киево-Печерской лавре, оставил за собой также прежнюю резиденцию. Самой большой проблемой для властей было значительное число монахов из закрытых обителей, оставшихся без средств к существованию. В указе от 13 июля 1786 г. уволенным монахам и монахиням гарантировалась минимальная гос. пенсия, было разрешено существование неск. мон-рей, к-рые перед тем планировали закрыть, запрещалось действующим мон-рям принимать новых послушников, пока все уволенные монахи не подыщут себе мест. Благодаря этим мерам секуляризация не вызвала значительного протеста. Митр. Самуил в храмах епархии произносил наставления о необходимости подчиниться реформам.

В 1785 г. было организовано викариатство К. е. для приходов и монастырей в Речи Посполитой (на Правобережной Украине, в Литве и Белоруссии), глава которого Виктор (Садковский) получил титул «Переяславский и Бориспольский», хотя его кафедра была в Слуцке, в его юрисдикцию не входили ни Переяслав, ни Борисполь. Викариатство фактически начало действовать в кон. 1786 г., когда после долгих проволочек был получен привилей польского короля на открытие в Слуцке православной епископской кафедры.

Епархиальное управление

В систему управления К. е. входили общеепархиальные органы: духовная консистория и кафедральная контора и местные власти: протопопы, наместники, духовные правления. Монастырями управляли настоятель и Духовный собор.

Дом митрополита. 1722–1730 гг. Фотография. 2013 г.
Дом митрополита. 1722–1730 гг. Фотография. 2013 г.

Дом митрополита. 1722–1730 гг. Фотография. 2013 г.

В XVIII в. консистория по отношению к митрополиту выступала как совещательный адм. орган, все ее решения утверждались митрополитом. Консистория имела также судебные полномочия, но их объем постоянно уменьшался, во 2-й пол. XVIII в. ее деятельность была сосредоточена на решении адм. вопросов и осуществлении исполнительной власти. В консистории имелись присутствие (собрание всех членов) и канцелярское отд-ние. В 1-й пол. XVIII в. число присутствующих в Киевской консистории приближалось к нормам, закрепленным в «Духовном регламенте» (10-11 членов), в кон. 60-х гг. XVIII в. число присутствующих уменьшилось вдвое. В консистории заседали исключительно представители духовенства, преимущественно из монашествующих. Членами присутствия, как правило, назначались настоятели киевских мужских неставропигиальных монастырей: Пустынно-Николаевского, Златоверхого Михайловского, Братского, Выдубицкого Михайловского, Софийского, Кирилловского Свято-Троицкого, Петропавловского. В 1-й пол. XVIII в. Софийскую кафедральную обитель в присутствии в отличие от др. мон-рей могли представлять не только наместник, но и насельники. С кон. 60-х гг. XVIII в. места в присутствии стали привилегией архимандритов Пустынно-Николаевского, Златоверхого Михайловского, Братского мон-рей и наместника Софийского мон-ря. Во 2-й пол. XVIII в. в присутствии появились представители некиевских мон-рей: с 1764 г. в присутствии заседал архимандрит нежинского Благовещенского Назарет-Богородичного мон-ря Епифаний (Могилянский).

Канцелярия консистории обеспечивала делопроизводство учреждения. С 20-х гг. XVIII в. дела епархии, митрополичьей кафедры и кафедрального Софийского мон-ря вел один кафедральный писарь (нотарий) с небольшим числом писцов. Через некоторое время для ведения документации кафедрального монастыря был назначен отдельный писарь, в 1745 г. произошла очередная реорганизация, следствием которой стало создание отдельной консисторской канцелярии во главе с консисторским писарем. Помимо писарей высшими чиновниками канцелярии были регент (организовывал работу канцеляристов) и поветчики; низший канцелярский персонал составляли канцеляристы, подканцеляристы, копиисты, писцы. В 1-й пол. XVIII в. в канцелярии Киевской консистории служили 12-15 чел., с середины столетия их число увеличивалось. В нач. XVIII в. канцелярия практически полностью формировалась из монахов кафедрального мон-ря, с кон. 30-х гг. в ее составе появились представители разных социальных слоев, преимущественно дети белого духовенства.

Мгарский Спасо-Преображенский мон-рь. XIX в.
Мгарский Спасо-Преображенский мон-рь. XIX в.

Мгарский Спасо-Преображенский мон-рь. XIX в.
В 1-й пол. XVIII в. при митрополите действовал отдельный орган - кафедра архиерейская, или кафедральное правление, в ведении которого находились управление владениями митрополичьей кафедры, сборы в архиерейскую казну (солодовые, мировые, столовые, венечные подати), ставленические и «омофорные» дела. В этом учреждении состояли наместник кафедрального Софийского монастыря, кафедральный писарь, архидиакон, экзаменатор, крестовый иеромонах и неск. монахов кафедрального мон-ря. Позже все указанные полномочия перешли к кафедральной конторе - учреждению, созданному 2 сент. 1758 г. по указу митр. Арсения (Могилянского). В конторе заседали кафедральный наместник, кафедральный писарь, архидиакон, духовник, экзаменатор и крестовый иеромонах - все они принадлежали к братии кафедрального Софийского мон-ря.

Органами местного управления, подчиненными консистории, были духовные правления в протопопиях и наместничествах. В духовном правлении заседали протопоп или наместник, неск. священников. В XVIII в. места протопопа, наместника или члена духовного правления были выборными с обязательным утверждением митрополитом, принцип выборности подрывался практикой передачи места протопопа или наместника по наследству (особенность К. е.). На протопопов (наместников) возлагалась задача ознакомления приходов с указами, присылавшимися консисторией, контроль над их исполнением. Протопоп и духовное правление проводили выборы наместников и представляли их на кафедру для получения грамот, составляли отчетную документацию о подчиненной им церковной области; делопроизводство в местных органах епархиального управления, как правило, обеспечивали временные писари, принимавшиеся на работу на определенный срок. Небольшие протопопии включали от 20 до 50 приходов, крупные - 50-70 храмов. Центры протопопий размещались в полковых и сотенных центрах гетманщины.

Надзор за монастырями осуществляла кафедра (кафедральная контора) митрополита. Право назначать в епархиальные монастыри настоятелей имели митрополиты Гедеон (Святополк-Четвертинский), Варлаам (Ясинский), Иоасаф (Кроковский). Согласно синодальному указу от 2 апр. 1724 г., архиерей был обязан сообщать в Синод о вакантных настоятельских местах и ждать его решения. Фактически этот указ в К. е. не действовал, митрополит назначал настоятелей самостоятельно или по рекомендации консистории. В 1765 г. было вновь запрещено посвящать архимандритов без разрешения Синода, в 1774 г.- ставить без ведома Синода также игуменов. Данная политика привела к тому, что в 70-х гг. XVIII в. почти половина настоятелей мон-рей в К. е. не были местными уроженцами.

В 1-й трети XVIII в. всеми монастырями, кроме ставропигиальных, управляли игумены, кафедральным мон-рем - наместник. В 1732 г. настоятели Пустынно-Николаевского и Братского монастырей получили сан архимандрита. В 1734 г. сана архимандрита удостоились настоятели Златоверхого Михайловского, 1743 г.- Гамалеевского Пустынно-Харалампиевского, в 1744 г.- глуховского Петропавловского и Мгарского Спасо-Преображенского под Лубнами монастырей. В самых важных вопросах настоятели должны были совещаться с монастырским Духовным собором. Кроме настоятеля в обителях К. е. имелись следующие должностные лица: наместник, духовник, экклесиарх, уставщик, городничий, шафарь. Именно они, как правило, составляли Духовный собор. Эти должности оставались выборными. Помимо управления мон-рем настоятели (в первую очередь киевских обителей) были активно задействованы в общеепархиальных делах.

Территория

В 1688 г. в состав К. е. вернулись протопопии Глуховская, Конотопская и Борзнянская, уступленные митр. Дионисием (Балабаном-Тукальским) Черниговскому архиепископу в 1658 г. В царской грамоте Варлааму (Ясинскому), данной при назначении его на Киевскую кафедру в 1690 г., этот переход был подтвержден. По-видимому, созданное в 1700 г. Переяславско-Бориспольское вик-ство было полусамостоятельным, т. к. его территория не входила в К. е. Для Переяславского еп. Кирилла (Шумлянского) в 1715 г. были отделены от митрополии храмы Переяславского, Корсунского и Богуславского полков.

Точно очертить границы К. е. становится возможным с 20-х гг. XVIII в. К. е. делилась на округа (протопопии) во главе с протопопами, в составе протопопий могли выделяться наместничества во главе с наместниками. Четкого закрепления приходов за наместничествами не было, количество наместничеств также менялось. Первый известный список протопопий К. е. датируется 1722 г.- это ведомость, поданная архиеп. Варлаамом (Ванатовичем) в Синод. К. е. включала 20 протопопий: Старокиевскую (Верхнекиевскую), Киево-Подольскую (Нижнекиевскую), Козелецкую, Острицкую, Нежинскую, Борзнянскую, Конотопскую, Воронежскую, Глуховскую, Ивановскую, Ичнянскую, Прилуцкую, Пирятинскую, Лохвицкую, Лубенскую, Роменскую, Гадячскую, Опишнянскую, Миргородскую, Полтавскую. В указах архиеп. Варлаама, изданных в янв., февр., июне и нояб. 1723 г., упоминается также Кролевецкая протопопия, а под 26 апр. 1724 г.- Трипольская протопопия, при этом отсутствуют Острицкая и Ивановская протопопии. В нач. 30-х гг. XVIII в. в ведомостях о присяге имп. Анне Иоанновне в К. е. снова зафиксированы 20 протопопий (с учетом указанных изменений). В 40-х - 1-й пол. 50-х гг. XVIII в. насчитывалась 21 протопопия, в т. ч. 2 новые - Батуринская и Сорочинская, была ликвидирована Конотопская протопопия. До 70-х гг. XVIII в. менялись границы протопопий внутри К. е., переносились центры из одного города в другой, создавались новые протопопии путем повышения в статусе наместничеств. В 1757 г. Крыловская и Новомиргородская протопопии отошли Переяславско-Бориспольской епархии. В кон. 50-х гг. XVIII в. в К. е. действовали 22 протопопии: Старокиевская, Киево-Подольская, Трипольская, Козелецкая, Кролевецкая, Воронежская, Глуховская, Прилуцкая, Ичнянская, Лубенская, Пирятинская, Лохвицкая, Роменская, Миргородская, Сорочинская, Гадячская, Опишнянская, Полтавская, Кобелякская, Нежинская, Борзнянская, Конотопская. В 1768 г. в К. е. входило 23 протопопии (прибавилась Решетиловская) и Старокодакское наместничество. Периодически в епархии появлялись протопопии, существование к-рых было кратковременным. Так, в 1778 г. из Нежинской протопопии ненадолго выделилась Ивангородская протопопия.

В 70-х гг. XVIII в. епархия утратила значительную часть территории на юге и востоке. 9 сент. 1775 г. была создана Славяно-Херсонская епархия (см. Херсонская и Таврическая епархия), к-рой отошли Полтавская, Кобелякская протопопии, Старокодакское наместничество и частично храмы Решетиловской, Сорочинской, Миргородской протопопий (173 церкви и 7 мон-рей). По указу Синода от 13 окт. 1777 г. из К. е. в Переяславско-Бориспольскую епархию перешли 126 храмов Миргородской, Сорочинской и Лубенской протопопий. В 1778 г. Переяславско-Бориспольская епархия получила Сорочинский Михайловский мон-рь с церквами.

К нач. 80-х гг. XVIII в. в К. е. насчитывалась 21 протопопия: Старокиевская, Киево-Подольская, Киево-Печерская, Борзнянская, Прилуцкая, Ивангородская, Роменская, Воронежская, Гадячская, Кролевецкая, Пирятинская, Конотопская, Ичнянская, Трипольская, Козелецкая, Нежинская, Лубенская, Лохвицкая, Опишнянская, Зеньковская, Глуховская. В епархию входили приходы на территории Киевского, Нежинского, Прилуцкого, Черниговского, Лубенского, Стародубского, Гадячского и Переяславского полков - 8 из 10 существовавших полков. Всего насчитывалось 973 приходские церкви. Самой маленькой была Трипольская протопопия (18 приходов), самой большой - Прилуцкая (82 церкви).

Территории протопопий были достаточно компактными. Исключением являлись киевские протопопии (Старокиевская, Киево-Подольская, Киево-Печерская). Они включали приходы на землях киевских монастырей, название протопопии соответствовало той части Киева, где находился мон-рь - владелец земельных наделов: приходы в селах Братского мон-ря попали в состав Киево-Подольской протопопии, приходы во владениях Киево-Печерской лавры составили Киево-Печерскую протопопию, владения Софийского кафедрального мон-ря - Старокиевскую протопопию. Приходы в монастырских вотчинах первоначально подчинялись мон-рям, указ митрополита от 17 сент. 1771 г. предписывал все церкви в монастырских владениях и жен. мон-ри подчинить духовным правлениям протопопий.

В 1781 г. на украинских землях в Российской империи были образованы 3 наместничества: Киевское, Черниговское и Новгород-Северское. В состав Киевского наместничества была включена территория Киевского, Переяславского, Лубенского и Миргородского полков. Указом от 27 марта 1785 г. предписывалось создать в границах наместничеств отдельные епархии: Киевскую, Черниговскую и Новгород-Северскую. Указ имп. Екатерины II о штатах Киевской, Черниговской и Новгород-Северской епархий был подписан 10 апр. 1786 г.

Монастыри и монашество

Никольский мон-рь. Фрагмент панорамы «Вид Киево-Печерской крепости». 1783 г. Неизвестный художник
Никольский мон-рь. Фрагмент панорамы «Вид Киево-Печерской крепости». 1783 г. Неизвестный художник

Никольский мон-рь. Фрагмент панорамы «Вид Киево-Печерской крепости». 1783 г. Неизвестный художник
Первая ведомость о количестве монастырей в К. е. была представлена в Синод в 1722 г., но она не была исчерпывающей. Полный список мон-рей известен на начало правления митр. Тимофея (Щербацкого) (1748), тогда Киевской кафедре подчинялось 34 мужские и 12 жен. обителей. Их количество практически не менялось до 1786 г. В 1775-1783 гг. в К. е. действовали следующие муж. мон-ри (в скобки взяты приписные обители): Максаковский Киселевский Преображенский, киевский Софийский кафедральный (Зазимская Николаевская пуст., Моровская Онуфриевская пуст., Кудрявское подворье, Шулявское подворье), Пустынно-Николаевский (Пивогородский Николаевский), киевский Златоверхий Михайловский (Красногорская пуст., Липянская Онуфриевская пуст.), киевский Братский Богоявленский, киевский Выдубицкий Михайловский, киевский Кирилловский Свято-Троицкий, киевский Петропавловский, батуринский Николаевский, гадячский Красногорский Николаевский (гадячский Красногорский Преображенский скит), Гамалеевский Пустынно-Харалампиевский, глуховский Петропавловский, Густынский Свято-Троицкий (Деймановский скиток), козелецкий Георгиевский (козелецкий Свято-Троицкий), Мгарский Преображенский (Слепородский Успенский скит, Онуфриевский «дворец»), нежинский Благовещенский (нежинский Ветхорождественский Рождества Пресв. Богородицы), Нехворощанский Успенский (Сокольский Преображенский), полтавский в честь Воздвижения Креста Господня жен. мон-рь, Пустынно-Скельский Преображенский. В тот же период существовали жен. монастыри: киевский Богословский, киевский Иорданский, киевский Флоровский, Быстрицкий Вознесенский, Великобудищский Преображенский, глуховский Успенский, Ладинский Покровский, Мутинский Златоустовский, нежинский Введенский, Новомлинский Успенский, Пушкаровский Вознесенский. На территории К. е. действовали 2 ставропигиальных монастыря - Киево-Печерская лавра (с подворьями) и Межигорский мон-рь (с 2 приписными мон-рями). Особым статусом обладал Софийский мон-рь. На его территории размещались резиденция митрополита, органы епархиального управления. Мон-рь служил своеобразным кадровым резервом для кафедры.

В XVIII в. число монашеских постригов регулировалось законодательно, вслед. ограничений на принятие монашества оно значительно уменьшилось в 1721-1740 гг. Кроме того, в XVIII в. много монахов было перемещено из укр. обителей, в основном киевских, в Россию. В 40-70-х гг. XVIII в. численность братии в мон-рях, прежде всего в киевских, росла. В 40-50-х гг. XVIII в. среди неставропигиальных киевских монастырей наибольшее число насельников имели кафедральная Софийская обитель, Пустынно-Николаевский, Выдубицкий, Златоверхий Михайловский, Братский, Кирилловский и Петропавловский мон-ри. В Софийском мон-ре во 2-й пол. 50-х гг. насчитывалось более 100 монахов, в Пустынно-Николаевском - более 50, в Златоверхом Михайловском - более 60, в Братском - более 35, в Выдубицком - ок. 30, в Кирилловском - ок. 20, в Петропавловском - более 10, в Екатерининском - 4 насельника. В 1757 г. в К. е. подвизались 729 монахов и 592 монахини. После резкого увеличения числа монахов в результате разрешения в 1760 г. принимать постриг лицам всех сословий численный состав обителей уменьшался в 70-х - 1-й пол. 80-х гг. XVIII в. В 1784 г. в киевских неставропигиальных мон-рях насчитывалось 213 монахов. Одной из причин сокращения численности братии было уменьшение числа выпускников Киево-Могилянской академии, желавших принять постриг.

В мон-ри поступали преимущественно выходцы из мещан, крестьян и духовенства. Большинство насельников киевских обителей были грамотными, ок. 2/3 братии составляли иеромонахи и иеродиаконы. Образовательный уровень монахов в разных обителях различался. Последние места по уровню грамотности среди киевских мон-рей занимали Кирилловский и Петропавловский, выше был уровень иноков Софийского, Пустынно-Николаевского, Златоверхого Михайловского и Братского мон-рей. Изучая монастырские б-ки, исследователи пришли к выводу о малом интересе к книгам среди монашествующих.

Храмы и приходское духовенство

В К. е. в XVIII в. имелись соборные, ружные, кладбищенские, домовые и приходские церкви, отдельную группу составляли монастырские храмы. В сер. 20-х гг. XVIII в. в епархии насчитывалось 987 церквей, это число оставалось неизменным до сер. 30-х гг. XVIII в., в 1737 г. зафиксировано 1107 церквей. Во 2-й пол. XVIII в. количество храмов в К. е. менялось следующим образом: 1751-1752 гг.- 1130 церквей, 1759 г.- 1157, 1764 г.- 1174, 1769 г.- 1199, 1776 г.- 1250, 1780 г.- 968, 1785 г.- 935 церквей. Количество храмов в К. е. росло на протяжении всего XVIII в., уменьшение их числа во 2-й пол. 70-х - 80-х гг. связано с территориальными потерями кафедры.

Наиболее многочисленными в К. е. были приходские церкви. Инициировала и обеспечивала строительство приходская община, постоянный рост числа церквей свидетельствует о высокой степени религиозности населения этих земель. Количество соборных храмов, находившихся в центрах протопопий и в больших населенных пунктах, в разное время составляло от 30 до 40. Ружных храмов во 2-й пол. XVIII в. в К. е. было от 7 до 16. Еще более нетипичными для Киевщины были кладбищенские церкви, информация о них единичная. В 1773 г. в епархии насчитывалось 10 домовых храмов (все они были построены в кон. XVII - XVIII в. генеральной старшиной), в нач. 80-х гг.- 6 домовых церквей.

Посвящение храмов было достаточно традиционным, преобладали церкви, посвященные Богородичным праздникам и свт. Николаю Чудотворцу. Из 973 церквей, действовавших в 1780-1783 гг., 128 были посвящены свт. Николаю Чудотворцу, 115 - Покрову Пресв. Богородицы, 95 - арх. Михаилу, 82 - Рождеству Пресв. Богородицы, 77 - Успению Пресв. Богородицы, 13 - Введению во храм Пресв. Богородицы, 10 - Благовещению Пресв. Богородицы, 77 - Св. Троице, 54 - Преображению Господню (храмов, посвященных киево-печерским угодникам, было немного: 3 во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских, 2 во имя прп. Иоанна Многострадального).

В XVIII в. в К. е. проводились ревизии храмов, они были 3 типов: епископская, кафедральная (назначенными консисторией представителями), протопопская ревизии. Наиболее регулярными были протопопские осмотры, введенные в 30-х гг. XVIII в. митр. Рафаилом (Заборовским). Они преследовали неск. целей: контроль над богослужебной деятельностью священнослужителей, замена старых или несоответствующих антиминсов, регулирование храмостроительства. Ревизии храмов в К. е. существенно отличались от тех, к-рые предписывались «Духовным регламентом», напр., совершать обязательные объезды епархии архиереем; в XVIII в. продолжались традиции посещений храмов, заложенные митр. Петром (Могилой). Материалы осмотров свидетельствуют о преобладании в XVIII в. в епархии деревянных храмов. Они поддерживались в хорошем состоянии, число ветхих, требовавших полной перестройки было небольшим. Церкви в достаточном количестве были обеспечены богослужебными книгами, в то же время почти отсутствовала учительная и проповедническая лит-ра.

До кон. XVIII в. в К. е. действовал принцип выборности священнослужителей общиной, особую роль играло мнение владельцев населенных пунктов, где находились храмы, кроме того, сильной была традиция наследования церковных мест. Киевскому митрополиту часто оставалось только рукоположение избранного кандидата. Зафиксировано много примеров, когда при занятии церковного места прихожане отдавали предпочтение малограмотному кандидату перед более образованным ставленником, рекомендованным епархиальными властями. Попытки епархиальных властей в XVIII в. повысить уровень образования духовенства обычно не достигали цели.

Традиционно приходская община содержала священнослужителей. Изменения последовали после указа 1778 г., к-рым для каждого прихода было определено денежное содержание. Еще одним указом регулировалось число священно- и церковнослужителей в приходе. На протяжении XVIII в. власти возлагали на приходское духовенство новые обязанности. Ряд синодальных указов был направлен на усиление контроля над исповедью прихожан, от священников требовалась активная проповедническая деятельность и т. д.

Ист.: Климов Н. Ф., свящ. Постановления по делам правосл. Церкви и духовенства в царствование имп. Екатерины II. СПб., 1902. Вып. 1; ПСЗ. Т. 6, 7, 9-11, 16-20.
Лит.: Крыжановский Е. М. Феофан Прокопович и Варлаам Ванатович // ТКДА. 1861. № 3. С. 267-315; он же. Очерки быта южнорус. сельского духовенства в XVIII в. // Собр. соч.: В 2 т. К., 1890. Т. 1. С. 391-439; Антонович В. Б. Очерк состояния Правосл. Церкви в Юго-Зап. России по актам (1650-1798). К., 1871; Корольков К. Арсений (Могилянский), митр. Киевский, и его заботы об улучшении проповеднического дела (во 2-й пол. XVIII в.) // Киевские ЕВ. 1875. Ч. неофиц. № 12. С. 405-414; № 19. С. 642-651; Рождественский Ф. Самуил Миславский, митр. Киевский // ТКДА. 1876. № 3. С. 510-563; № 11. С. 505-536; 1877. № 4. С. 3-39; № 5. С. 301-359; № 6. С. 529-577; Терновский Ф. А. Очерки из истории Киевской епархии в XVIII ст., на основании док-тов Синодального архива. К., 1879; Знаменский И. П. Положение духовенства в царствование Екатерины II и Павла I. М., 1880; Знаменский П. В. Приходское духовенство в России со времени реформы Петра I. Каз., 1883; Орловский П. И., прот. Исключение из титула митрополитов Киевских слов «митрополит всей Малой России» // Киевские ЕВ. 1894. № 18. С. 546-552; он же. Материалы для биографии Киевского митр. Арсения (Могилянского) // ТКДА. 1894. № 6. С. 280-323; № 7. С. 479-485; № 10. С. 301-322; он же. Сказание о блаженном Рафаиле, митр. Киевском. К., 1908; Маркевич Г. И. Выборное начало в духовенстве в древнерус. преимущественно юго-зап. Церкви до реформы Петра I. Полтава, 1905; Титов Ф. И., прот. Русская Правосл. Церковь в Польско-Литовском гос-ве в XVII-XVIII вв. К., 1905. Т. 2: Киевская митрополия-епархия в XVII-XVIII вв. 1-я пол. т.; он же. Киевская митрополия-епархия // ПБЭ. 1909. Т. 10. Стб. 596-655; Шпачинский Н. А., свящ. Киевский митр. Арсений Могилянский и состояние Киевской митрополии в его правление (1757-1770 гг.). К., 1907; он же. Общий взгляд на историю Киевской епархии в половине XVIII ст. К., 1907; Рыболовский А. П. Варлаам Ванатович, архиеп. Киевский, Галицкий и Малыя России. К., 1908; Граевский И. С. Киевский митр. Тимофей (Щербацкий). К., 1912; Крижанiвський О. П., Плохiй С. М. Iсторiя Церкви та релiгiйноï думки в Украïнi. К., 1994. Кн. 3; Евгений (Болховитинов), митр. Описание Киево-Софийского собора и киевской иерархии // Он же. Вибранi працi з iсторiï Києва / Упоряд.: Т. Ананьєва. К., 1995. С. 35-270; Смолич. История РЦ. Т. 1; Власовський I. Ф. Нарис iсторiï Украïнськоï Правосл. Церкви. К., 1998р. Т. 3: XVIII-XX ст.; Мордвинцев В. М. Государственные налоги и повинности монастырских крестьян Левобережной Украины в XVIII в. К., 1998; Когут З. Є. Корiння iдентичности: Студiï з ранньомодерноï та модерноï iсторiï Украïни. К., 2004; Яременко М. В. Киïвське чернецтво XVIII ст. К., 2007; Прокоп'юк О. Б. Духовна консисторiя в системi єпархiального управлiння (1721-1786 рр.). К., 2008; она же. Кафедральний статус мон-ря Св. Софiï у 1721-1786 рр.: Практична реалiзацiя // Болховiтiновський щорiчник, 2009. К., 2010. С. 38-56; она же. Книги в парафiяльних храмах Киïвськоï митрополiï (70-80-тi рр. XVIII ст.): Функцiï, кiлькiсть, репертуар, шляхи надходження // Киïвська старовина. 2010. № 3. С. 91-112; она же. Киïвська митрополiя: Топографiя посвят: Реконструкцiя реєстру храмiв за вiдомостями про церковнослужителiв (1780-1783). К., 2012; она же. Парафiяльне повсякдення: Практика проповiдництва в храмах Киïвськоï митрополiï у другiй пол. XVIII ст. // Повсякдення ранньомодерноï Украïни: Iсторичнi студiï / Ред.: В. Горобець. К., 2012. Т. 1: Практики, казуси та девiацiï повсякдення. С. 187-200; она же. Парафiяльне проповiдництво в Киïвськiй митрополiï XVIII ст.: Органiзацiйнi засади та повсякденна практика // Болховiтiновський щорiчник, 2011. К., 2012. С. 118-129; она же. Проповiдництво у Киïвськiй митрополiï XVIII ст. мiж освiтою та адмiнiстративним примусом // Киïвська академiя. К., 2012. Вип. 10. С. 185-201; она же. Огляди храмiв Киïвськоï митрополiï у XVIII ст.: Управлiнськi iнiцiативи та парафiяльнi реалiï // ЗНТШ. Працi Iст.-фiлос. секцiï (в печ.); Романова О. О. Сповiдальнi книги Киïвськоï митрополiï XVIII ст. як спосiб церк. контролю за мораллю парафiян // Украïнський iст. журнал. 2008. № 4. С. 122-148.
О. Б. Прокопюк

«Заграничная часть» К. е.

В 1686-1795 гг. Киевскому митрополиту подчинялись правосл. мон-ри и приходы, находившиеся в Речи Посполитой - на территории Польской Украины (юж. часть Киевщины и Брацлавщины), Белоруссии, Литвы, Пинского Полесья, Холмщины и Подляшья (территория существовавших до 1793 г. Киевского, Брацлавского и Минского воеводств, существовавших до 1795 г. Брест-Литовского, Новогрудского, Люблинского, Подляшского (с центром в Бельске), Виленского, Трокского (в 1793-1795 Гродненского) воеводств). До 1686 г. правосл. монастыри на этих землях имели статус ставропигии К-польского патриарха или ставропигии Киевского митрополита (последнее стало практиковаться со времени Петра (Могилы)). Этот статус был обусловлен отпадением в унию архиереев западнорус. епархий: Полоцкой и Витебской (1618), Владимирской и Брестской (1625), Пинской и Туровской (1633), Львовской и Галицкой (1700), Луцкой и Острожской (1715). Ставропигиальный статус, утвержденный за обителями до 1686 г., сохранялся и после присоединения Киевской митрополии к Русской Церкви. В нач. XVIII в. ряд мон-рей и приходов на соседних с Киевщиной землях Речи Посполитой состоял под управлением Переяславского епископа, викария Киевского митрополита. В ведении Переяславского епископа в 1702 г. находились запустевшие Ирдынский-Виноградский Успенский, каневский Успенский, Крестовоздвиженский Трехтемировский мон-ри (два последних вскоре на неск. десятилетий стали униатскими). В 1704 г. в урочище Монастырище близ г. Богуслава был возобновлен Рождество-Богородичный муж. мон-рь, также в юрисдикции Переяславского епископа (в 1740 перенесен к Николаевской ц. в Богуславе, в 1750 перешел в унию).

В непосредственном подчинении Киевскому митрополиту состояли приходские церкви и мон-ри в обширных имениях Киево-Печерского монастыря на Волыни (Городокский скит, Овручский монастырь и др.). Этими имениями пытался завладеть Львовский еп. Иосиф (Шумлянский), которого король назначил администратором Киевской митрополии на Правобережной Украине, однако далеко не везде признали его власть. После открытого признания Иосифом (Шумлянским) унии в 1700 г. правосл. приходы перешли под власть Луцкого и Острожского еп. Дионисия (Жабокрицкого), который в 1702 г. также принял унию. В 1712 г. митр. Иоасаф (Кроковский) разрешил настоятелям белорус. заграничных мон-рей принимать посвящение от белорус. правосл. епископов вслед. затрудненности связи правосл. клира Речи Посполитой с Киевской митрополией. Не позднее 1713 г. должность управляющего имениями Киево-Печерского монастыря и Киевской митрополии на Правобережной Украине получил Луцкий и Острожский еп. Кирилл (Шумлянский): 3 июля 1713 г. он имел титул «епископ Луцкий и Острожский, прототроний митрополии Киевской и добр, до митрополии Киевской и архимандрии Печерской в Короне Польской належащих, генеральный администратор» (Киевские ЕВ. 1865. № 5. Отд. 2. С. 187-188). В 1715 г. он был назначен Переяславским епископом-коадъютором с сохранением Луцкой кафедры. Как Переяславский архиерей он управлял храмами на территории Переяславского, Корсунского и Богуславского полков. Местопребывание еп. Кирилла, лишенного возможности находиться в Луцкой епархии, постоянно менялось. В 1711 г. он находился в мест. Унин (ныне с. Тетеревское Киевской обл.), в 1713 г.- в с. Микуличи под Киевом, в 1721 г.- в Радомысле (ныне Радомышль), уже в пределах Речи Посполитой.

По Прутскому договору 1711 г. и Адрианопольскому договору 1713 г. царь Петр I передал почти всю юж. часть Киевщины (кроме Киева и окрестностей) Польше. В 1711 г. эта территория подверглась сильному разорению татар. войск и казаков - сторонников Ф. С. Орлика (вассал султана). Несмотря на это, правосл. церковная жизнь на Правобережье продолжалась. По благословению еп. Кирилла (Шумлянского) не позднее 1718 г. был возобновлен Маньковский Преображенский мон-рь, настоятелем к-рого стал игум. Арсений (Беляшевский) (в 1766 обитель в Маньковке упоминается как «филиальный монастырек» основанного в том же году униат. уманского Рождество-Богородичного муж. мон-ря). Игум. Арсений заложил Успенский храм в соседнем с. Иваньки и Рождество-Богородичный храм в близлежащем мест. Лукашовка.

В 1-й пол. XVIII в. правосл. храмы открылись во внутренних районах Польши: Торуне и Люблине. В кон. XVII в. при русском посольстве в Варшаве появились священники в юрисдикции Киевского митрополита. В 1711 г. по рекомендации еп. Кирилла (Шумлянского) капелланом при русском посольстве в Варшаве стал свящ. Авраамий Скорута из Чуднова. Так начала действовать Варшавская правосл. капеллания в ведении Киевской митрополии, просуществовавшая до 1793 г. При иером. Сильвестре (Каховском) Варшавская капеллания была влиятельным церковным учреждением.

В 20-х гг. XVIII в., вскоре после перехода юж. части Киевщины под польскую власть, здесь началась экспансия униатства. Уже в 1724 г. как настоятель запустелого вслед. татар. набегов каневского Успенского мон-ря упоминается униат. архим. Феодосий Рудницкий, к-рому униат. митр. Лев Кишка поручил восстановить обитель. В 1729 г. при поддержке коронного хорунжего Яблоновского василиане заняли Лысянский Троицкий муж. мон-рь под предлогом того, что в нем проживали «бунтовщики».

В 1724 г., при жизни еп. Кирилла (Шумлянского), имела место попытка создания «епископства Чигиринского и Украинского» в пределах Польской Украины беглым игум. Скельского монастыря Епифанием (Ревуцким), использовавшим для этой цели поддельные документы от имени Киевского архиеп. Варлаама (Ванатовича). Введенный Епифанием в заблуждение, Ясский митр. Георгий 22 июля 1724 г. хиротонисал его во «епископа Чигиринского и Украинского», и Епифаний служил несколько месяцев в мест. Лысянка, рукополагая священников, но его изгнали униаты. В Киеве за использование подложных грамот Епифаний был арестован, впоследствии стал старообрядческим епископом на Ветке. Сменивший еп. Кирилла в 1727 г. на Переяславской кафедре еп. Иоаким (Струков) расследовал дело о злоупотреблениях покойного архиерея, связанных, в частности, с продажей им частным лицам части имений Киево-Печерского монастыря в Речи Посполитой. Вероятно, Иоаким как Переяславский епископ также управлял приходами Киевской митрополии и имениями Киево-Печерского монастыря на Правобережной Украине.

В 1726 г. Переяславское вик-ство было преобразовано в коадъюторство с большей степенью самостоятельности. Правобережные мон-ри были переданы под непосредственное управление Киевского митрополита. В 1733 г. Переяславское коадъюторство было преобразовано в Переяславскую и Бориспольскую епархию. Духовенство заграничных приходов и мон-рей К. е. с тех пор обращалось по духовным делам в основном к Киевскому митрополиту, в отдельных случаях - к Переяславскому епископу. Так продолжалось до 70-х гг. XVIII в., когда приходы Правобережной Украины полностью перешли в ведение епископа Переяславского и Бориспольского и его наместника на Правобережье.

В 30-50-х гг. XVIII в. шло массовое присоединение правосл. приходов к униат. Церкви. В 1734 г. в унию перешел настоятель Георгиевского собора в мест. Лысянка Симеон Кондрацкий. В 1736 г. униат. свящ. Иоанн Ильяшевич занял Никольский собор в Смеле. В 1739 г. униат. свящ. Лука Падановский захватил правосл. Покровский храм в Смеле, после чего его назначили главой новообразованного униатского Смелянского деканата. (Священники Падановский и Ильяшевич в 1766 присоединились к правосл. Церкви.) В 1739 г. униат игум. Анастасий Дубина силой занял Лебединский Георгиевский муж. монастырь. К 1739 г. в «коронной части» Львовско-Галицкой униат. епархии существовали «крылосы-официалаты»: Брацлавский, Житомирский и Киевский. В 1739 и 1743 гг. на Киевщину приезжал визитатор - архим. униат. Овручского мон-ря Бенецкий. Он проводил собрания правосл. духовенства, на которых объявлял собравшихся униатами, требовал взять у него униат. антиминсы.

В 1740 г. греко-католики захватили Никольский собор в мест. Животов, изгнав из него правосл. свящ. Феодора Достоянского. Был образован униат. Животовский деканат, его декан, или протопоп (использовались оба термина), Корнилий Шпановский в кон. 40-х - нач. 50-х гг. присоединил к униатству ряд близлежащих правосл. храмов. В 1745 г. был захвачен Успенский храм в с. Вязовок, в том же году униатскими стали Успенский собор и Преображенская ц. в мест. Мошны, в их насильственном отнятии у православных участвовал униат. свящ. Иеремия Калиновский. В Мошнах разместился центр униат. деканата во главе с гонителем Православия Афанасием Гдешицким, к-рый в 1746 г. обратил в унию храм в с. Шелепухи Мошенского староства. В том же году силой при участии жолнеров был переведен в унию причт Николаевского собора в г. Корсуне во главе с настоятелем свящ. Николаем Рудницким, захвачен униатами Михайловский храм в с. Маньковка. В 1748 г. униаты заняли храмы Преображенский в том же селе, Петропавловский в мест. Конела; насильно был переведен в унию священник из с. Ерки Трофим Головченко, из мест. Соколовка был изгнан правосл. свящ. Иоанн Зулевич, местный Иоанно-Богословский храм заняли греко-католики. В 1751 г. был захвачен Михайловский храм в мест. Ст. Дашев, в 1755 г.- Михайловский храм в мест. Оратов. В том же году униат. свящ. Феодор Круть завладел храмом в с. Хацки Черкасского староства, население не стало посещать униат. богослужение.

Помимо благочиннических храмов в уездных городах и местечках униаты отнимали десятки церквей в отдаленных селах. В 1759 г. в с. Белозерье Черкасского староства местный храм силой захватил униатский свящ. Лукиан Космачёвский (в 1766 присоединился к Православию). Особую активность в присоединении православных приходов в южной части Киевщины и восточной части Подолии в 40-50-х гг. XVIII в. проявили униатские деканы: уманский Василий Лепнецкий, грановский Николай Сендик, погребищенский Афанасий Лесенский, животовский Корнилий Шпановский, чигиринский Стефан Ветвицкий, смелянский Лука Падановский, мошенский Афанасий Гдешицкий. Несмотря на то что униатам удалось захватить десятки храмов в южной части Киевщины, большинство прихожан оставались православными, что констатировали греко-католические священники в описаниях своих приходов, указывая на малое количество прихожан из-за сильного влияния «схизмы». Население Киевщины с враждебностью относилось к униатскому духовенству, считая его «польским». Несколько более прочные позиции уния имела на Брацлавщине, которая гораздо раньше вошла в состав Речи Посполитой.

К 1761 г. на территории Польской Украины (Киевского и Брацлавского воеводств) имелось от 20 до 30 православных приходов. Впрочем, учитывая, что в один приход часто входило по 2-3 храма, можно предположить, что самих церквей было не менее 50. Действовали 6 мужских монастырей: Ирдынский Виноградский Успенский, Матронинский Троицкий, Медведовский Николаевский, Лебединский Георгиевский, Жаботинский Онуфриевский, Мошенский Вознесенский, а также 3 жен. мон-ря: чигиринский Троицкий, Лебединский Николаевский и Плескачовский Онуфриевский. Ирдынский Виноградский мон-рь в 1749-1761 гг. принадлежал василианам, в распоряжении греко-католиков в 1739-1744 и в 1748-1751 гг. находился Лебединский Николаевский мон-рь. Неоднократно под угрозу захвата униатами попадал чигиринский Троицкий муж. мон-рь, в 1735 г. преобразованный в жен. обитель (в 1766-1768 занят униат. монахинями).

В 1761 г. настоятель Матронинского монастыря игум. Мелхиседек (Значко-Яворский) начал активную работу по присоединению к Православию униат. приходов, оказывал всестороннюю помощь тем униат. клирикам, к-рые стремились вернуться в Православие. 26 авг. 1761 г. Переяславский и Бориспольский еп. Гервасий (Линцевский) назначил игум. Мелхиседека управляющим православными церквами «Украйны и Брацлавщины» («правителем духовных дел польской Украйны»). Тогда же в Матронинском монастыре было образовано духовное управление, поначалу распространявшее свою юрисдикцию на Чигиринское и Мошенское староства. Первыми в Православие вернулись в 1761 г. все храмы в мест. Мошны и в соседних селах Мошенского староства. Обеспокоенный этим греко-католический митр. Филипп (Фелициан) Володкович послал туда группу униатов во главе со свящ. Филимоном Кротевичем, которая захватила Никольский храм в Мошнах (Кротевич вместе с приходом присоединился к Православию в 1766). Несмотря на противодействие со стороны греко-католиков, с февр. по кон. сент. 1761 г. в Чигиринском старостве в Православие вернулись 22 униатских прихода со священниками.

В 1761-1765 гг. игум. Мелхиседек неоднократно предпринимал поездки по юж. части Киевщины, уговаривая униат. священнослужителей, особенно тех, кто получили посвящение в сан в правосл. Церкви, вернуться в Православие. В 1762 г. под влиянием проповеди игум. Мелхиседека вернулся в Православие униатский, ранее православный свящ. из с. Ольшана Чигиринского староства Симеон Фёдоровский, хиротонисанный в 1737 г. на этот приход правосл. Переяславским еп. Арсением (Берло). Кроме того, в юж. части Киевщины служили священники, рукоположенные «волошскими» архиереями, назначение на приход они получали от униатских архиереев, но их переход в унию был формальным. Клирики «волошского посвящения» в числе первых возвращались в правосл. Церковь, в 1761 г. были зачислены в клир Переяславской епархии рукоположенные в Валахии священники Григорий Синячевский из с. Пархомовка Белоцерковского староства, Дионисий Григоревич из мест. Кальниболото (ныне пос. Катеринополь). В 1762-1766 гг. движение за воссоединение охватило униат. приходы Смелянского, Черкасского, Чигиринского и Жаботинского староств. В нояб. 1765 г. к Православию присоединился униат. мошенский декан, настоятель собора в мест. Мошны Роман Клиницкий. Иногда к вере предков возвращались целые села. Так было, напр., в с. Телепин Смелянского староства, где в 1763 г. в правосл. Церковь перешел свящ. Василий Карпенко, а в следующем году грамоту о присоединении к Православию подписали все жители села. 29 дек. 1765 г. униат. митр. Ф. Володкович жаловался, что правосл. движение охватило 80 церквей и распространяется на Киевский повет. Правосл. возрождение активизировалось, после того как в нач. 1766 г. кор. Станислав Август издал привилей, которым подтвердил все «права и вольности» правосл. Церкви в Речи Посполитой. В 1766 г. переходы в Православие были особенно частыми в Смелянском, Мошенском, Корсунском, Белоцерковском, Лысянском, Звенигородском, Каневском староствах. В 1766 г. православными стали настоятели храмов в Черкассах: Николаевской ц.- Евстафий Карака и Троицкой ц.- Максим Борзаковский.

Православные не только отнимали храмы у униатов, но и строили новые. В 1761 г. игум. Мелхиседек заложил церковь в мест. Жаботин, в 1762 г.- храм в с. Вороновка близ Чигирина. В 1764 г. им же был построен правосл. храм в мест. Медведовка, где с 40-х гг. XVIII в. все храмы находились в унии. В 1765 г. был сооружен храм в мест. Каменка Смелянского староства. В авг. 1765 г. еп. Гервасий посетил Матронинский мон-рь и ряд новоприсоединенных приходов, что вызвало новый подъем православного движения в крае.

Противодействуя этому движению, греко-католики предпринимали новые захваты православных храмов. В 1763 г. был обращен в унию Успенский храм в мест. Липовец. 28 февр. 1765 г. суррогат (инструктор) униат. митрополии Василий Любинский написал письмо еп. Гервасию с требованием положить конец деятельности игум. Мелхиседека. 17 марта униаты с польскими казаками осадили Матронинский и Мошногорский монастыри, требуя от иноков перейти в унию. В кон. 1765 г. греко-католики по указанию митр. Ф. Володковича пытались захватить 15 приходов Жаботинского староства. В сент. 1766 г. униат. официал Киевской митрополии Григорий Мокрицкий захватил Лебединский Николаевский жен. мон-рь и совершил нападение на Чигиринскую Троицкую жен. обитель. Был избит настоятель Жаботинского мон-ря игум. Ефрем (Быковский). Разорениям со стороны униатов и польск. казаков в 1765-1766 гг. подвергался также Плескачовский Онуфриевский жен. скит, находившийся в подчинении Жаботинского монастыря, в сент. 1766 г. скит прекратил существование.

Опасаясь усиления гонений, еп. Гервасий 3 марта 1766 г. издал к православным «Польской Украйны» грамоту, в к-рой писал, чтобы все переходы из католичества в Православие совершались по согласованию с «местными панами», чтобы это «никоим образом их не прогневляло». Однако это предписание было неисполнимо, поскольку большинство помещиков, поляков-католиков, преследовали православных. 21 марта 1766 г. вопреки воле местного пана к правосл. Церкви присоединились Троицкий и Успенский приходы в с. Млиев. В мае 1766 г. в Млиев прибыл униатский мошенский декан Афанасий Гдешицкий, пытавшийся вернуть Успенский храм, при этом он взял потир и хотел забрать дарохранительницу, но титарь (ктитор) храма Даниил Кушнир воспрепятствовал ему. Гдешицкий обвинил Кушнира в святотатстве, поскольку мирянам нельзя касаться свящ. сосудов, и потребовал ареста Кушнира. 29 июля 1766 г. Кушнир был обезглавлен в с. Ольшана. По благословению еп. Гервасия часть его останков была перевезена в переяславский Вознесенский муж. мон-рь, почти сразу же началось его почитание как мученика, в 1994 г. он был канонизирован Синодом УПЦ. Из-за насилий униатов часть храмов в 1766 г. вернулась в унию.

В 1766 г. последовал ряд арестов правосл. священнослужителей, к-рых привозили в униат. митрополию в Радомысле и принуждали к принятию унии. В июне 1766 г. был арестован свящ. Иосиф Морозенко из с. Крещатик Мошенского староства, после отказа перейти в унию он был изувечен и выслан в Россию. В том же году официал Григорий Мокрицкий направил в заключение в Радомысль свящ. с. Березняки Иоанна Старжевского, духовного правителя Чигиринского окр. Максима Левицкого, игум. Лебединского Георгиевского мон-ря Иосифа, игум. Медведовского мон-ря Виссариона и др. В июле 1766 г. был арестован и игум. Мелхиседек (Значко-Яворский), 30 авг. его судил прокурор Радомысльской униат. консистории Иосиф Скульский. В сент. игум. Мелхиседека перевели в митрополичий замок в с. Грудек (ныне Городок Ровненской обл.), затем в василианский Дерманский мон-рь, откуда ему удалось бежать, он вернулся в Матронинский мон-рь 31 окт. 1766 г. В нач. 1767 г. в Радомысль был доставлен арестованный иером. Матронинского мон-ря Иоанн. К тому времени в темнице Радомысльской униат. консистории находились 11 монахов Мошногорского мон-ря. Монахов расстригали, избивали, заставляя принять унию.

Случаи перехода в Православие участились после вступления в Польшу рус. войск в мае 1767 г. По договоренности между Речью Посполитой и Россией от 24 февр. 1768 г. все мон-ри и храмы, к-рые покинули унию в 1761-1767 гг., должны были оставаться в Православии. Движение за воссоединение с Православием на юге Киевщины стало массовым после Колиивщины (крупнейшее крестьянско-казацкое восстание на Правобережной Украине в мае-июле 1768 против крепостнического, религ. и национального гнета, жестоко подавленное Речью Посполитой при поддержке России). В ходе Колиивщины были разгромлены все 8 униат. мон-рей Киевщины и Брацлавщины. Уманский мон-рь в июне 1768 г. был полностью сожжен вместе с крупнейшей на Правобережье василианской школой, был убит архим. мон-ря Ираклий Костецкий, а также десятки монахов и учеников школы. Остальные 7 монастырей (Маньковский, Лысянский, Ржищевский, Корсунский, Уляницкий, Трехтемировский, Богуславский, Каневский) были возвращены в Православие. (После подавления восстания Каневский, Маньковский и Лысянский мон-ри вновь стали униатскими, Уманский был заново отстроен в нач. 70-х гг. XVIII в. гр. С. Щ. Потоцким, к-рый возобновил василианскую школу при нем.) Монахи-василиане частью были убиты, частью бежали. Исключение составили перешедшие в Православие игум. Лысянского мон-ря Гавриил Баевский (в 1769 вернулся в унию) и игум. Маньковского мон-ря Феодор Туревич (в нач. 70-х гг. изгнан из обители униатами). Участники Колиивщины убивали не только униат. священников, но и правосл. клириков, недавно перешедших из унии и ранее зарекомендовавших себя ревнителями униатства. Жертвами восставших стали правосл. священники Иоанн Коломацкий из с. Верещаки, Фома Пискуненко из с. Костянец, Феодор Гдешицкий из с. Млиев, последний был причастен к осуждению на казнь Даниила Кушнира, но во время Колиивщины оставил унию.

В июле и авг. 1768 г. еп. Гервасий назначил на Брацлавщину и Киевщину «духовных правителей», в основном священников. До Колиивщины на юж. Киевщине активную деятельность вели духовные правители 3 округов: Чигиринского (свящ. Максим Левицкий, с 1762), Мошенского (свящ. Филимон Кротевич, перешел в 1766 из унии), Смелянского (свящ. Иоанн Вейнарский из с. Валява, с 1766). До начала восстания на Киевщине насчитывалось 118 правосл. приходов, в период восстания (май-июль 1768) их число возросло до 800. 5 авг. 1768 г. еп. Гервасий утвердил более 10 новых духовных правителей, которых рекомендовал игум. Мелхиседек, из числа бывш. униат. священников: Богуславского окр.- Иоанна Яроцкого, Лысянского окр.- Симеона Кондрацкого, Великоольшанковского окр.- Павла Тхоржевского, Ставищенского окр.- Николая Тучапского, Конельского окр.- Симеона Маценко-Переровского, Маньковского окр.- Петра Савенского, Уманского окр.- Якова Усаневича, Белоцерковского окр.- Василия Зражевского, Тетиевского окр.- Григория Добрянского, Каневского окр.- Иоанна Крупы, Фастовского окр.- Михаила Гуранды. Духовные правители, замененные в 1770 г. протопопами, принимали от униат. священников прошения о присоединении к правосл. Церкви, передавали их епископу, от к-рого получали «усыновительные грамоты на приход» для духовенства.

В сент. 1768 г. еп. Гервасий и игум. Мелхиседек были заподозрены в содействии восстанию, указом Синода от 14 окт. 1768 г. епископ был переселен из Переяслава в Киев, сохранив за собой кафедру до своей смерти в 1769 г. Игум. Мелхиседек 3 сент. 1768 г. был переведен из Матронинского в переяславский Михайловский мон-рь (утверждение отдельных историков о том, что игум. Мелхиседека подвергли церковному суду за причастность к восстанию, не имели оснований). После перемещения клириков движение за возвращение униатов в Православие на Брацлавщине пошло на спад, осенью 1768 г. начался обратный процесс - возвращение в унию. 18 окт. 1768 г. официал Львовской униат. консистории Иоанн Любинский собрал в Умани священников Уманского окр. и потребовал под угрозой ареста перейти в унию. В числе первых в унию вернулись священнослужители - гонители правосл. Церкви, к-рые из страха перед восставшими на время стали православными: корсунский декан и официал Киевского воеводства Григорий Мокрицкий и мошенский декан Афанасий Гдешицкий, к-рые пробыли в Православии неск. месяцев. Польск. конфедераты арестовали ряд правосл. клириков, отказавшиеся принять унию были казнены: в нояб. 1768 г. конфедераты убили свящ. Романа Кривецкого из с. Ольховец Лысянского староства, в дек.- свящ. Иоанна Зубковского из с. Севериновка. В 1769 г. умер от побоев в польск. тюрьме свящ. Петр Куцевич из с. Насташка Белоцерковского староства. На правосл. клириков были наложены контрибуции. Несмотря на гонения, в 1769 г. имело место присоединение отдельных приходов к правосл. Церкви: по 1 храму в Фастовском и Уманском округах, 2 храма в Каневском окр.

По ведомости 1771 г., Переяславской епархии принадлежали Ирдынский Виноградский Успенский, Матронинский Троицкий, корсунский Онуфриевский, богуславский Николаевский, ржищевский Преображенский, Лысянский Троицкий и Маньковский Преображенский мон-ри. Последние 3 мон-ря до 1774 г. снова стали униатскими с помощью польск. военных команд. Осенью 1771 г. подольские священники Симеон Маценко-Переровский (благочинный Аннопольского и Животовского округов) и Михаил Гуранда (благочинный Фастовского окр.) посетили С.-Петербург, где просили об оказании помощи православным в Речи Посполитой. Приняв их, имп. Екатерина II 7 нояб. 1771 г. издала рескрипт ген.-губернатору Малороссии гр. П. А. Румянцеву о покровительстве православным Киевщины и Подолии. Синодальным указом от 15 янв. 1772 г. Переяславскому еп. Иову (Базилевичу) было предписано ведать «находящимися в Польше греческого звания исповедниками в Киевском и Брацлавском воеводствах». Весной 1772 г. протопопы Симеон Маценко-Переровский и Михаил Гуранда направились в Яссы к находившемуся там гр. Румянцеву, чтобы ознакомить его с рескриптом императрицы. На обратном пути в Балте Михаил Гуранда был замучен поляками, закопавшими священника живым в землю. В 1771-1772 гг. с помощью военных команд из своих приходов были изгнаны правосл. протопопы: богуславский Стефан Левандовский, белоцерковский Василий Зражевский, каневский Иоанн Крупа. В сент. 1772 г. силой был возвращен в унию Лысянский Троицкий мон-рь, настоятель иером. Иаков (Крамаренко) с 2 монахами изгнан из обители. Поляки арестовали ряд правосл. клириков Киевщины, которых содержали в тюрьме в Корсуне.

В марте 1772 г. всем рус. военным командам, находившимся в Подолии и на юге Киевщины, было дано распоряжение защищать правосл. приходы от посягательств униатов и римо-католиков. В 1772 г. еп. Иов (Базилевич) направил населению Брацлавщины увещевание, в к-ром призывал «заявлять себя православными». В 1772-1773 гг. произошел новый подъем движения из унии в Православие. В 1772 г. православными стали 23 деканата и ок. 1 тыс. приходов. Об этом сообщил униат. митрополит, хотя указанные цифры представляются завышенными, особенно учитывая тот факт, что мн. униат. клирики номинально объявляли себя православными и при первом же удобном случае возвращаясь в унию. В февр. 1773 г. большая группа униат. священников (от 54 до 71 чел.) была помещена российскими войсками под арест в Бердичевском замке, к сент. все они были освобождены. Это событие спровоцировало возвращение многих клириков в унию. 9-29 июня 1773 г. митр. Володкович провел в Радомысле собор, на к-ром 400 униат. священников, часть к-рых ранее приняла Православие, объявили о верности униат. Церкви.

К нач. 1773 г. в пределах Польской Украины (Киевского и Брацлавского воеводств) насчитывалось 1902 правосл. прихода, объединенных в 33 протопопии. В Брацлавском воеводстве существовало 11 протопопий: Кальницкая, Ямпольская, Комаргородская, Браиловская, Красненская, Рашковская, Немировская, Брацлавская, Винницкая, Грановская и Чечельницкая. На юге Киевщины действовало 11 протопопий: Белоцерковская, Фастовская, Паволочская, Погребищенская, Тетиевская, Каневская, Корсунская, Мошенская, Чигиринская, Радомысльская и Дымерская. На западе Киевщины возникли правосл. протопопии Чудновская, Любарская, Барашевская, Овручская и Брагинская. При этом в ведении униат. Церкви к нач. 1773 г. остались в полном составе только 9 деканатов в Киевском воеводстве. Согласно резолюции еп. Иова от 11 июля 1774 г., был возобновлен разоренный василианами бершадский Преображенский муж. мон-рь, где поселился иером. Крискент (Михайловский) с 3 монахами, бежавшими из разгромленного турками Подольского Успенского Машковского мон-ря (Подольские ЕВ. 1890. № 25. С. 566-567).

После ратификации польск. сеймом в сент. 1773 г. договора о разделе страны переход греко-католиков в Православие в Речи Посполитой был запрещен, мн. приходы Подолии, вернувшиеся в 1772-1773 гг. в Православие, снова стали униатскими. Этому немало поспособствовал папский нунций в Польше Дж. Гарампи. В дек. 1773 г. на Брацлавщину прибыл посланный нунцием униат. еп. Максимилиан Рыло, имевший титул апостольского визитатора греко-католич. приходов Киевского и Брацлавского воеводств. При помощи польск. казаков с дек. 1773 г. он захватывал правосл. храмы в Брацлавской, Уманской и Браиловской протопопиях, в февр. 1774 г. был арестован ген. С. Е. Ширковым и выдворен из региона. В 1774-1776 гг. из Православия в унию перешло свыше 700 храмов. В частности, в 1774-1775 гг. в унию были переведены свыше 40 церквей Тетиевской протопопии (о чем сообщал в 1775 свящ. Стефан Симонович), свыше 100 церквей Уманской протопопии (согласно отчету уманского протопопа Кирилла Зельницкого), свыше 50 церквей Каневской протопопии (по данным каневского протопопа Иоанна Крупы), свыше 20 церквей Кальницкой протопопии (по отчету кальницкого протопопа Григория Леневича). Польск. военные команды в 1774-1775 гг. захватили и передали униатам Воскресенскую и Покровскую церкви в г. Фастове, Рождество-Богородичный храм в мест. Ясногородка, Никольский храм в Богуславе. В 1775 г. униаты избили белоцерковского протопопа Василия Зражевского, фастовского протопопа Алексия Андриевского, в нач. 1776 г. были убиты уманский протопоп Кирилл Зельницкий (умерщвлен за совершение богослужения в униат. церкви), помощник протопопа Красненского окр. свящ. Петр Зборовский из Воскресенской ц. мест. Красное, присоединенный из унии в 1774 г. Так униаты отреагировали на жалобу, поданную православными королю. Однако и тогда имел место переход в Православие: в февр. 1775 г. унию оставил свящ. Михаил Перетятко из с. Рыбница Рашковской протопопии.

15 марта 1776 г. был издан королевский универсал, осуждавший притеснения православных и призывавший шляхту к гуманности. Он не оказал влияния на конфессиональную ситуацию. Так, 10 апр. 1776 г. в мест. Бершадь польск. полковник Р. Ерлич избил брацлавского православного протопопа Василия Мокрицкого, к-рый от полученных побоев скончался. 7 мая того же года православные протопопы Переровский и Радзимовский получили в С.-Петербурге от Коллегии иностранных дел имп. рескрипт на имя посла в Варшаве барона О. М. Штакельберга, в котором послу предписывалось более внимательное отношение к нуждам православных, но и это не оказало никакого влияния на положение дел. В 1778 г. православные вторично направили королю жалобу по поводу преследований. Эта жалоба, как и предыдущая, имела плохие последствия для православных. После рассмотрения документа «пресветлая постоянная рада» при короле предписала униат. митр. Льву Шептицкому поручить своим официалам - киевскому Михаилу Примовичу и брацлавскому Иоанну Любинскому «собрать сведения о всех кривдах, причиненных униатами неуниатам, и всех виновных предать строгой каре». Однако притеснения православных только усилились. В 1778 г. в ряде мест Киевщины и Брацлавщины польск. помещики наложили на правосл. священников новые подати (напр., за пользование водой из колодцев), запрещали хоронить православных на общих с униатами кладбищах.

Постепенное поглощение униат. Церковью правосл. приходов юж. части Киевщины и вост. части Подолии продолжалось и в последующие годы, в 1779-1780 гг. в унию перешло не менее 70 священников. Для многих из них такой переход был далеко не первым, над такими священнослужителями в униат. Церкви совершался чин «разрешения от апостасии». Небольшая часть клириков, подавших заявление о переходе в унию, не была принята, это касалось гл. обр. рукоположенных в священный сан «епископами-схизматиками» (православными). Помимо добровольных переходов продолжался насильственный перевод в унию православных. В 1780 г. уманский декан Иоанн Яхимович во главе группы униатов ограбил правосл. храм в мест. Гранов. 25 июля 1781 г. браиловский декан Василий Рогаль-Левицкий (ранее 1773, будучи литинским деканом, перешел в Православие, в 1774 вернулся в унию) со своими сторонниками во время богослужения напал на правосл. церковь в мест. Литин, избил священника. В 1781-1782 гг. имела место новая эскалация насилия против православных во время сбора налогов с правосл. мон-рей, к-рый был поручен униатам - настоятелю василианского Лысянского мон-ря Иустину Погорлецкому и декану чигиринскому и мошенскому Иосифу Гдешицкому. Они использовали польск. военные команды для нападений на правосл. обители. С протестом выступил российский посол в Варшаве Штакельберг, сбор податей в 1782 г. был отменен. Агрессивностью в отношении к православным отличался униат. митр. Иасон Смогоржевский (1780-1788). Он провоцировал конфликты между униатами и православными, объявлял последних «сборищем отверженных и бунтовщиков», призывал власти расправляться со «схизматиками». Массовый переход клириков в унию завершился в мае 1781 г., когда митр. И. Смогоржевский на соборе униат. Церкви в Радомысле с участием 89 делегатов от всех деканатов Киевской митрополии объявил о повышении налогов с приходов (в мае 1782 он инициировал новое повышение взносов). Это оттолкнуло от него часть клириков, в отдельных деканатах начался переход духовенства обратно в правосл. юрисдикцию.

В нач. 1785 г. между Россией и Польшей было достигнуто соглашение о восстановлении в пределах Речи Посполитой правосл. кафедры в юрисдикции Русской Церкви, во главе к-рой указом имп. Екатерины II от 27 марта 1785 г. был поставлен Виктор (Садковский), архим. слуцкого Свято-Троицкого мон-ря. С нояб. 1783 г. архим. Виктор являлся наместником Киевской митрополии в Польше, Слуцкое наместничество (протопопия) с консисторией при Свято-Троицком мон-ре стало центром управления большей частью правосл. приходов в Речи Посполитой, кроме отдельной группы мон-рей и приписных к ним приходских храмов, к-рые подчинялись непосредственно Киевскому митрополиту. В 1785 г. самостоятельная Переяславская епархия, занимавшая почти всю Правобережную Украину и большую часть Белоруссии, была преобразована в «Переяславское коадъюторство с консисторией в Слуцке» (полусамостоятельное вик-ство), Переяславским епископом был назначен архим. Виктор, его хиротония состоялась в Киеве 9 июня 1785 г. Переяславская протопопия и др. протопопии левобережной части Киевщины оставались в составе К. е. и не были переданы еп. Виктору, его власть распространялась только на правосл. учреждения в Речи Посполитой. Резиденцией архиерея стал слуцкий Свято-Троицкий монастырь. 15 сент. 1785 г. в Слуцке была открыта духовная семинария. В сент. 1786 г. король передал еп. Виктору через российского посла в Варшаве рескрипт от 27 июня 1785 г., к-рым подтвердил его назначение в Польшу; 7 мая 1787 г. еп. Виктор в Тульчине вместе с настоятелями мон-рей принес присягу королю.

Помимо приходов и мон-рей Правобережной Украины в заграничную часть К. е. входили мон-ри и приходские церкви на белорус. землях, организованные в неск. корпораций. Крупнейшим было Литовское, или Виленское, «старшинство» в составе 8 муж. и 2 жен. мон-рей. Во главе этой корпорации стоял архимандрит виленского Свято-Духова мон-ря, называвшийся «виленским старшим». Второй по значимости была Слуцкая архимандрития, объединявшая 6 муж. мон-рей и 1 женский. Монастырями этой группы заведовал архимандрит слуцкого Свято-Троицкого мон-ря, имевший звание наместника Киевского митрополита. В его подчинении, в свою очередь, находились мн. приходские священники, старшие над к-рыми имели звание «наместников архимандритии». Третьей по численности была Белорусская группа мон-рей, в которую входили 5 муж. обителей и 2 женские. Четвертая - Подляшская группа из 5 муж. мон-рей. На последнем месте по числу мон-рей была Пинская архимандрития, в ее ведении находились пинский Богоявленский и Дятловичский Преображенский мон-ри. В ведении Пинской архимандритии была большая часть белорус. приходов К. е.- ок. 100, составлявших 6 протопопий: Слуцкую, Мозырскую, Петриковскую, Пинскую, Туровскую и Давид-Городецкую.

Указом Синода от 2 апр. 1722 г. Виленский и Слуцкий мон-ри были признаны ставропигиальными по отношению к Киевскому митрополиту, что было подтверждено в 1741 г. Однако нередко вопросы, связанные с названными мон-рями, решались непосредственно в Синоде в обход Киевского митрополита, к-рый обязан был согласовывать с Синодом назначения наместников мон-рей. Епископы Белорусско-Могилёвской епархии, начиная с еп. Сильвестра (Четвертинского), безуспешно пытались отнять у Киевских митрополитов власть над этими обителями. В 1772 г. все мон-ри Сев.-Вост. Белоруссии (Мстиславское, Витебское, Полоцкое воеводства) после вхождения их в состав Российской империи стали епархиальными. То же произошло с мон-рями, присоединенными в 1793 г., после 2-го раздела Польши: почти все, кроме обителей Литвы и Подляшья, перешли в ведение Минского коадъюторства Киевского митрополита (см. Минское, Изяславское и Брацлавское вик-ство Киевской епархии). В 1785-1793 гг., когда существовало Переяславское коадъюторство, власть еп. Виктора над ставропигиальными монастырями была формальной.

К 60-м гг. XVIII в. настоятели Слуцкого, Виленского и Пинского мон-рей имели особые полномочия, близкие к полномочиям викарных архиереев; при архимандритиях действовали консистории. Архимандриты служили как архиереи: с дикирием и трикирием, имели право судить священников и ставить псаломщиков. Особые полномочия имели старшины («старшие») Виленского Свято-Духовского старшинства: игум. Сильвестр (Добрыня; 1755), архим. Авраамий (Флоринский; ранее 1762), игум. Сиф (Гамалея; 1762-1764), игум. Иакинф (Пелкинский; 1776-1787). Такую же власть имел игумен пинского Богоявленского монастыря. В 1752 г. обитель освободилась от власти униатов, ее первым православным настоятелем стал игум. Иакинф (Пелкинский; 1752-1756), игум. Варлаам (Шишацкий; 1787-1789). Особую роль играл Слуцкий мон-рь, где уже с 1766 г., при архим. Павле (Волчанском), была устроена Слуцкая духовная консистория.

В авг. 1787 г. началась русско-тур. война, после чего на территорию юж. части Киевщины вошли российские войска. Польск. власти предоставили еп. Виктору больше свободы передвижения, в 1787 г. он неск. раз посещал Киев. В кон. 1787 г. польск. власти разрешили еп. Виктору приехать на юг Киевщины, где он прожил почти год, посещая правосл. мон-ри и приходы. По благословению архиерея протопоп смелянский и чечельницкий Лука Романовский открыл 1 янв. 1787 г. в мест. Ольшана «церковное училище», к-рым заведовал выпускник Киево-Могилянской академии И. Уланов, там же стали преподавать еще 9 священников Смелянского староства. В 1791 г. уч-ще перестало существовать в результате новых гонений на правосл. Церковь в Речи Посполитой.

Гонения начались в 1789 г. «волынской тревогой» - массовыми арестами православных и униатов на Волыни и Подолии в связи с мнимым антипольск. заговором, репрессии обрушились и на белорусско-литов. часть К. е. 18 апр. 1789 г. сейм постановил арестовать еп. Виктора и отправить в Варшаву для допроса. Вместе с еп. Виктором были арестованы священники Слуцкой консистории. В Виленском и Минском монастырях были проведены разгромные обыски. Конфедерационный сейм 18 апр. 1789 г. потребовал, чтобы все православное духовенство приняло присягу на верность королю. 30 апр. 1789 г. в Шполе все игумены и протопопы юж. части Киевщины в присутствии польск. шляхты приняли присягу. В Шполу не приехал игум. Медведовского монастыря Виссарион, принесший присягу в 1787 г., Медведовский монастырь осадила военная команда, в 1791 г. игум. Виссарион был арестован, мон-рь разграблен.

Польск. гос. комиссия, рассмотревшая положение правосл. Церкви в Речи Посполитой, в нач. 1791 г. сделала вывод о том, что существование Церкви, имеющей центр за пределами Польши, не соответствует интересам Польского гос-ва, и предложила создать автономную «схизматическую» Церковь для окормления польск. подданных. С этим планом польск. власти ознакомили К-польского патриарха, к-рый его одобрил. 15 мая и 15-16 июня 1791 г. в Пинске в Богоявленском муж. мон-ре прошли первые заседания генеральной конгрегации «Православной Церкви Польши, Литвы и Белоруссии», в к-рых участвовали 44 духовных лица, а также десятки мирян, польск. чиновники, представители униат. и римо-католич. Церквей. Первоначально конгрегацию возглавлял архим. Матронинского монастыря Иринарх (Балановский). 1 июля 1791 г. состоялось очередное заседание конгрегации, на котором было провозглашено создание автономной Польской Церкви в юрисдикции К-польского Патриархата. Решение было утверждено королем. Была образована «главная, или генеральная, консистория» в Богоявленском монастыре в Пинске, которую возглавил игум. Бельско-Подляшского монастыря Савва (Пальмовский), его заместителем стал духовный правитель Виленской и Минской архимандритий архим. Сильвестр (Бутлай). В подчинении генеральной консистории была образована «Брацлавско-Житомирская провинциальная консистория для Малопольской провинции» в Богуславе, главой к-рой был избран архимандрит Матронинского монастыря Иринарх (Балановский).

Согласно актам Пинской конгрегации, протопопы, наместники и члены протопопских правлений должны были избираться при участии всех священников протопопий на деканальных конгрегациях, которые рекомендовано проводить раз в 4 года. С такой же периодичностью предписано проводить провинциальные конгрегации, т. е. окружные соборы духовенства ([Лебединцев И.] Состояние Православной Церкви в Польше по взятии преосв. Виктора под арест в Варшаву // Киевские ЕВ. 1861. № 12. С. 372-385; № 14. С. 413-425). Особо регулировалась деятельность братств, учреждавшихся, по решениям Пинской конгрегации, при участии шляхты как при протопопиях, так и при отдельных приходах. Акты конгрегации подписали в т. ч. делегаты от Брацлавского воеводства: прот. Лука Романовский, уполномоченный от Смелянской, Чечельницкой и Рашковской протопопий, его помощник свящ. Феодор Атаназевич из мест. Круты. От Киевского воеводства акты подписали прот. Иоанн Крупа, уполномоченный от Каневской, Богуславской, Мошенской и Корсунской протопопий, а также протопоп Ольшанского окр. Иоанн Радзимовский, чигиринский протопоп Димитрий Кривицкий, черкасский протопоп Феодор Бетулинский, игум. Лебединского Георгиевского мон-ря Даниил (Натток-Михайловский).

Генеральная и провинциальная консистории управляли правосл. Церковью в Речи Посполитой до нач. 1793 г. Проект создания Польской Православной Церкви не осуществился из-за освобождения в июле 1793 г. из заключения законного управляющего правосл. приходами на польск. землях еп. Виктора (Садковского), а также из-за последовавших вскоре 2-го и 3-го разделов Речи Посполитой.

После упразднения в 1793 г. Переяславского коадъюторства на новоприсоединенных территориях было учреждено Минское коадъюторство К. е. Его консистория и кафедральный собор размещались в Слуцке, на кафедре остался еп. Виктор (Садковский), 13 апр. 1793 г. ему был присвоен титул «архиепископ Минский, Изяславский и Брацлавский» с сохранением звания коадъютора Киевской митрополии (Минское коадъюторство ошибочно называют самостоятельной епархией, оно являлось полусамостоятельным викариатством.) 12 апр. 1795 г. вместо Минского коадъюторства К. е. были учреждены самостоятельные Минская и Изяславская епархия во главе с еп. Виктором (Садковским) и Брацлавская и Подольская епархия. После этого события был упразднен ин-т заграничных приходов и монастырей К. е.

Лит.: Петров Н. И. Меры к поддержанию унии в XVIII в. в пределах нынешней Киевской епархии // Киевские ЕВ. 1867. № 22. Отд. 2. С. 707-721; Павловский И. Д. Симония в укр. духовенстве 1-й четв. XVIII в. // ИВ. 1881. № 3. С. 696-697; Доброловский К. С. Виктор Садковский, еп. Переяславский и Бориспольский, а затем Минский, Изяславский и Брацлавский // К 100-летию воссоединения Подолии с Россией: Сб. ст. Каменец-Подольский, 1893. С. 31-100; Иваницкий С. М. Переяславский еп. Гервасий Линцевский и начало воссоединения униатов в Зап. или Польск. Украине: 1757-1769 гг. // Тр. Подольского церк. ист.-археол. об-ва. Каменец-Подольск, 1904. Вып. 10. С. 1-392; П[архоменко] В. А. Гервасий Линцевский: Мат-лы по истории Переяславской епархии 3-й четв. ХVIII в. // Киев. старина. 1904. Т. 87. № 12. С. 408-443; он же. Очерк истории Переяславско-Бориспольской епархии: 1733-1785 гг. Полтава, 1908; Титов Ф. И., прот. Русская Правосл. Церковь в Польско-Литовском гос-ве в XVII-XVIII вв. К., 1916. Т. 3: Заграничные мон-ри Киевской епархии в XVII-XVIII вв. Ч. 1; Ластовський В. В. Монастирi Переяславсько-Бориспiльськоï єпархiï у 18 ст. // Переяславська земля i свiт людини. К., 1998. С. 132-135; Дмитренко В. А. Матерiали церк. облiку населення Киïвськоï та Переяславсько-Бориспiльськоï єпархiй як джерело з соцiальноï iсторiï Гетьманщини XVIII ст.: АКД. К., 2011.
В. Г. Пидгайко

1786-1836 гг.

Реформы 1786 г., ликвидировавшие монастырское землевладение и существенно ослабившие самостоятельность монастырей, усилили власть епархиальных архиереев, в т. ч. Киевского митрополита. В 1786 г. он стал священноархимандритом Киево-Печерской лавры, до этого времени имевшей статус ставропигии по отношению к Московскому патриарху, позднее к Синоду. К. е. получила статус первоклассной наряду с Московской и С.-Петербургской епархиями.

Реформа в наибольшей степени затронула мон-ри, в т. ч. в К. е. Из 40 обителей (23 мужских, из которых Киево-Печерская лавра и Межигорский мон-рь были ставропигиальными, и 17 женских), согласно указу от 10 апр. 1786 г., должны были сохраниться 12, из них 8 мужских (Киево-Печерская лавра, киевские Пустынно-Николаевский (1-й класс), Златоверхий Михайловский (1-й класс), греч. Екатерининский (2-й класс) и Выдубицкий (3-й класс) мон-ри, а также Мгарский Преображенский (2-й класс), переяславский Вознесенский (2-й класс), козелецкий Георгиевский (3-й класс)) и 4 женских (киевские Флоровско-Вознесенский (1-й класс) и Богословский (2-й класс), а также козелецкий Богословский и золотоношский Благовещенский (оба - 3-й класса). 29 мая 1799 г. по ходатайству митр. Самуила (Миславского) был восстановлен киевский Братский Богоявленский мон-рь, упраздненный в 1786 г. Количество епархиальных монастырей уменьшилось после изменения границ епархии в 1797 г., в нач. ХIХ в. был упразднен киевский Иоанно-Богословский жен. мон-рь.

Границы К. е. совпадали с границами Киевской губ. (до 1796 Киевское наместничество), кроме т. н. заграничной части. В 1-й пол. XVIII в. К. е. располагалась преимущественно на левом берегу Днепра, охватывая территории, позднее вошедшие в Полтавскую и Черниговскую губернии. После разделов Польши и присоединения к Российской империи Правобережной Украины произошла перестройка административно-территориального деления укр. земель, что привело к изменению епархиального деления. В 1786 г. из К. е. были отчислены в Екатеринославскую епархию уезды Голтвянский и Городищенский (с 1789 Градижский), в 1795 г. в новоучрежденную Вознесенскую епархию вошли Хорольский и Миргородский уезды, в Черниговскую епархию - Гадячский у. 30 нояб. 1796 г. вместо Киевского наместничества была образована Киевская губ., полностью расположенная на правом берегу Днепра. Соответственно изменились и границы К. е. Распоряжением Синода от 7 сент. 1797 г. в нее вошли приходы 12 уездов: Киевского, Богуславского (в 1800 уездным городом стал Канев), Васильковского, присоединенных из Подольской губ.: Махновского, Липовецкого, Пятигорского (с 1800 Таращанский), Сквирского, присоединенных из Волынской губ.: Радомысльского, из Новороссийской губ.: Катеринопольского (с 1798 Звенигородский), Уманского, Черкасского и Чигиринского, а также бывш. Белоцерковского округа (включен в Васильковский у.). Т. о., основу территории К. е. составили земли, ранее принадлежавшие Речи Посполитой. Большинство местных дворян были католиками, неправославными (католиками, униатами, иудаистами) были также мн. жители городов и местечек губернии, что в значительной степени осложняло межконфессиональную обстановку.

Митрополичьей резиденцией с 1786 г. являлась Киево-Печерская лавра. После упразднения в 1786 г. киевского Софийского монастыря Софийский собор остался кафедральным, должность митрополичьего наместника при соборе была упразднена, его полномочия переданы кафедральному протоиерею, принимавшему участие в делах управления епархии. На подворье Софийского собора находилась 2-я резиденция митрополита - «митрополитанский дом».

Главным органом епархиального управления после объединения в 1786 г. кафедрального («митрополитанского») управления и консистории стала Киевская духовная дикастерия, в 1832 г. вновь переименованная в Киевскую духовную консисторию. До 1786 г. дикастерии содержались за счет епархиальных средств (сборов с мон-рей и приходов, пошлин за оформление документов). Указом от 10 апр. 1786 г. из гос. казначейства было приказано отпускать на содержание Киевской дикастерии 932 р. 90 к. В соответствии с реформой 1786 г. были значительно увеличены полномочия секретаря дикастерии, одновременно урезаны полномочия духовных правлений. В 1786 г. митр. Самуил (Миславский) обратился в Синод с предложением о сокращении в его епархии числа духовных правлений с 17 до 10 в целях экономии средств. Просьба была удовлетворена, Синод распорядился сохранить следующие духовные правления: Козелецкое, Пирятинское, Лубенское, Переяславское, Миргородское, Хорольское, Золотоношское, Городищенское, Остёрское и Трипольское. Упразднялись протопопии: Верхнекиевская, Нижнекиевская, Борзнянская, Ичнянская, Кролевецкая, Прилуцкая, Воронежская. В 1796 г. в К. е. с учетом новоприсоединенных уездов существовало 12 уездных духовных правлений. В 1796 г. в присоединенных от Речи Посполитой районах Киевщины была введена церковная должность десятоначальника в подчинении уездных протопопов. Как и ранее, практиковалась выборность протопопов и «протопопских духовников». В 1799 г. в К. е. насчитывалось 1327 приходских церквей, 1384 штатных священника и протопопа, 107 диаконов, 1142 дьячка и 910 пономарей.

В 70-80-х гг. XVIII в. духовенство К. е. несло многочисленные гос. повинности в условиях русско-турецких войн. Стремясь облегчить положение клириков, митр. Самуил отменил ряд налогов: в 1787 г. были отменены 4 вида «кафедральных сборов с парохиальных дворов», которые направлялись на содержание консистории, митрополичьего дома, протопопий и семинарии; в 1788 г. отменен налог с приходов, который собирали на мироварение и на раздачу св. мира по церквам. 22 июля 1787 г. митр. Самуил издал указ духовенству К. е. о посылке детей из священнических семей на учебу в Киево-Могилянскую академию или в Переяславскую ДС (архиерей высказал недовольство тем фактом, что в академии учились по преимуществу дети мещан, а не священников).

Митр. Иерофей (Малицкий). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)
Митр. Иерофей (Малицкий). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)

Митр. Иерофей (Малицкий). Портрет. XVIII в. (НКПИКЗ)

В 1798 г. управление К. е. было реформировано. Митр. Иерофей ввел инструкцию для благочинных по образцу великорус. епархий. Протопопские правления преобразовались в духовные, действовавшие во всех 11 уездных городах на территории епархии (Киевский у. с 1793 был подчинен непосредственно дикастерии). Во главе духовных правлений стояли протопопы соборов в уездных городах (в 1798 вместо должности протопопа была учреждена должность соборного городского или уездного протоиерея с широким объемом власти, в 1841 по новому уставу консисторий полномочия протоиереев сократились, фактически должность просуществовала до 90-х гг. XIX в.). Уездные церковные округа разделялись на благочиннические во главе с приходскими священниками. Указом от 26 февр. 1798 г. митр. Иерофей отменил выборность благочинных и членов духовных правлений, утвердив назначение их митрополитом; тем же постановлением, ссылаясь на указ Синода от 7 мая 1797 г., митр. Иерофей потребовал, чтобы в каждом благочинническом округе было 10-15 приходов. Эти распоряжения не выполнялись. Так, в вошедших в К. е. благочиннических округах бывш. Киевского воеводства Речи Посполитой, а также Брацлавщины благочинные продолжали избираться всем духовенством округа.

В 1797-1798 гг. митр. Иерофей боролся против практики избрания общинами священнослужителей. Официально выборность священнослужителей была отменена в 1786 г., но прихожане, избрав ставленника, подавали прошения о его рукоположении. В 1797 г. имел место конфликт вокруг киево-подольской Васильевской ц., прихожане которой выбрали священником диакона этой церкви Евфимия Чернявского, а митр. Иерофей, проигнорировав их решение, назначил на приход свящ. Петра Кнешинского. Миряне не пустили священника в храм, митрополит обратился за помощью к властям, протест был подавлен. Суд управы Киевского благочиннического округа поддержал мирян, а не митрополита. Во избежание подобных происшествий митр. Иерофей в марте 1798 г. издал распоряжение, по к-рому миряне имели право подавать не прошения о рукоположении кандидата во иерея, но рекомендацию кандидату, аналогичную рекомендацию мог давать и помещик - владелец прихода. В 1816 г. епархиальному начальству было предписано не обращать внимания на такие рекомендации.

При проведении реформ митр. Иерофей сталкнулся с трудностями. В нач. 1798 г. он упразднил 2 духовных правления, находившихся с 1793 г. на территории Киевского у.: Корсунское и Чернобыльское. В результате очень большое число приходов Киева и Киевского у. перешло в непосредственное ведение дикастерии. В янв. 1798 г. митр. Иерофей просил Синод открыть для управления приходами Киевского у. духовное правление в мест. Триполье, существовавшее до 1793 г., но получил отказ.

Митр. Гавриил (Банулеску-Бодони). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)
Митр. Гавриил (Банулеску-Бодони). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

Митр. Гавриил (Банулеску-Бодони). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

После смерти митр. Иерофея в 1799 г. его преемником стал митр. Гавриил (Банулеску-Бодони). По указу Синода от 16 окт. 1799 г. Переяславская епархия перестала быть викариатством К. е. и стала самостоятельной 3-классной кафедрой. Тем же указом было образовано Чигиринское вик-ство К. е. Чигиринским епископом был назначен архим. новгород-северского в честь Преображения Господня муж. мон-ря Феофан (Шиянов), его хиротония состоялась 12 февр. 1800 г. Под управление еп. Феофана перешел Златоверхий Михайловский монастырь, ставший его резиденцией. 31 янв. 1807 г. еп. Феофана на Чигиринской кафедре сменил еп. Ириней (Фальковский).

Митр. Гавриил продолжил сближение устройства К. е. с др. епархиями РПЦ (утверждение «церковного купночиния»). Из богослужебного обихода вытеснялись книги западнорус. печати, содержащие тексты на «простой мове». Указ Синода 1800 г. повторил положения указа 1766 г., к-рым Киево-Печерской лаврской типографии запрещалось издавать богослужебные книги, по содержанию или по языку отличающиеся от московских изданий. Власти лавры писали в Синод о том, что «книги московского наречия», особенно буквари, не пользуются спросом и в лавру поступают просьбы возобновить издание южнорус. книг, но Синод оставался непреклонен. Власти поставили правосл. книгопечатание в Малороссии в неравное положение с выпуском книг униатами, т. к. имп. указом от 4 мая 1800 г. униат. Почаевской типографии было разрешено издавать лит-ру без языковых ограничений, и василиане Почаевского мон-ря печатали книги на «простой мове». Вслед. такого положения случались злоупотребления. Сотрудник типографии Киево-Печерской лавры иеродиак. Иустин получал от василиан униат. богослужебные книги и агиографические сборники (в частности, издававшееся параллельно на польск. языке и на «простой мове» описание чудес от Почаевской иконы Божией Матери «Пресветлая гора Почаевская» и др.), заменял титульные листы и распространял книги в Киеве. В 1800-1801 гг. почаевские униат. издания с переклеенными титульными листами активно продавались в городе. В окт. 1801 г. Иустин был арестован. Митр. Гавриил обратился в Синод с просьбой запретить реализацию почаевских изданий в Киевской губ. 9 февр. 1802 г. последовал указ, запрещающий продавать в светских книжных лавках неправосл. издания, благодаря чему распространение униат. книг в Киеве было прекращено.

В 1800-1802 гг. митр. Гавриил упорядочил распределение приходов по благочинническим округам К. е. таким образом, чтобы в каждом округе было от 10 до 15 приходов. Владыка боролся за унификацию богослужения и за ликвидацию униат. пережитков. 17 сент. 1800 г. он распорядился, чтобы дикастерия разослала по всем приходам «книги краткого объяснения церковного устава». Митрополит запретил обливательное крещение и 11 июля 1800 г. сделал распоряжение, чтобы во всех храмах епархии были устроены крестильни. 22 февр. 1803 г. митр. Гавриил упразднил имевшую место в храмах Киева практику причащения мирян в алтарях. 2 июня 1803 г. Киевская дикастерия по поручению митрополита приказала всем благочинным и духовным правлениям приобрести для всех приходских храмов дароносицы (для правильного хранения Св. Даров) и киоты.

Митрополит уменьшил полномочия духовных правлений. В мае 1802 г. он запретил духовным правлениям самостоятельно рассматривать дела о дисциплинарных нарушениях духовенства, повелев направлять все дела в дикастерию. Указом от 11 июля того же года было запрещено членам духовных правлений созывать «соборики» подчиненного духовенства.

Указом Синода от 10 февр. 1810 г. предписывалось архиереям 7 епархий Малороссии и Белоруссии: Новороссийской (с центром в Новомиргороде), Черниговской, Минской, Подольской, Переяславской, Волынской и Слободско-Украинской получать миро от митрополита Киевского и Галицкого, чем существенно был повышен статус последнего. В 1817 г. была начата реформа духовных учебных заведений К. е., результатом которой стало открытие Киевской ДС и 3 духовных уч-щ, в 1819 г. начала работу реформированная КДА. Главная проблема приходского духовенства на рубеже XVIII и XIX вв. заключалась в недостатке образованных пастырей, а в нач. ХIХ в. среди белого духовенства К. е. лишь четверть имела духовное образование, в 1837 г. соотношение было таким же. Это вынуждало архиереев часто назначать на приходы бывш. униат. священников, имевших более высокий уровень образования.

Митр. Серапион (Александровский). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)
Митр. Серапион (Александровский). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

Митр. Серапион (Александровский). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

При митр. Серапионе (Александровском; 1803-1822) принимались меры для упорядочения монастырской жизни. 22 апр. 1814 г. Киевская дикастерия, опираясь на требования Синода, приняла постановление, к-рым запрещалось принимать в братию без документов. Чигиринский еп. Ириней (Фальковский), настоятель Златоверхого Михайловского мон-ря, отказался от выполнения данных указов, ссылаясь на то, что не следует лишать мон-ри статуса «священных убежищ». 9 мая 1819 г. по указу Синода состоялась реформа духовных правлений. Киевской дикастерией в 1819 г. было предписано, чтобы все вопросы деятельности правлений решались коллегиально, а не единолично по воле первоприсутствующего члена правления. Ранее, в 1807 г., митр. Серапион ввел обязательную ревизию деятельности служащих дикастерии, учредив для этого должность «депутата дикастерии».

В июне 1811 г. пожар уничтожил мн. мон-ри и храмы на Подоле: Братский мон-рь, Синайский Екатерининский муж. мон-рь, Флоровский жен. мон-рь и др. Под угрозой закрытия в 1811-1817 гг. находился Пустынно-Николаевский мон-рь на Печерске.

Десятинная ц. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБ)
Десятинная ц. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБ)

Десятинная ц. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБ)

После того как 24 янв. 1822 г. митр. Серапион ушел на покой, архиепископом Киевским и Галицким назначили Евгения (Болховитинова), 16 марта 1822 г. он был возведен в сан митрополита, стал членом Синода. Митр. Евгений инициировал ряд нововведений в епархии, добивался упорядочения работы Киевской дикастерии и духовных правлений. В мае 1822 г. он распорядился, чтобы духовные правления под угрозой штрафа присылали ему копии с журналов заседаний, 5 июня распорядился поручать все следственные дела духовных правлений благочинным. В 1825 г. митр. Евгений, ссылаясь на имп. указ 1820 г. об усилении благочиннического надзора, добился от Синода разрешения на избрание в К. е. благочинных с участием всего духовенства округа, что стало важной особенностью К. е., обусловленной традициями. Ранее, 29 июля 1824 г., митр. Евгений составил правила избрания благочинных, их утвердила Киевская дикастерия. В 1828 г. митр. Евгений расширил штат дикастерии, введя должности присутствующих, обязанных следить за делопроизводством. По ходатайству митр. Евгения на содержание Киевской дикастерии ввиду ее «исключительных нужд» Синод в 1828 г. постановил выделять дополнительно 1962 р. в год. Синодальным указом от 31 марта 1832 г. Киевская духовная дикастерия была переименована в консисторию «для соблюдения единообразия по образцу великороссийских епархий».

Митр. Евгений усилил контроль за дисциплиной духовенства. В 1827 г. он запретил совершение треб заштатным священникам. В указе от 18 авг. 1831 г. архиерей отмечал, что при рукоположении предпочтение будет оказано выпускникам духовных семинарий, предписывал, чтобы священники назначались на те приходы, где среди клира не имеется их родственников. В 1831 г. митрополит принял жесткие меры в отношении нарушителей церковной дисциплины: 26 священников были лишены сана за «пьянство, буянство, порочное поведение», десятки священнослужителей отправлены за штат. В апр. 1835 г. были лишены сана неск. десятков диаконов К. е. Современники считали эти действия неоправданно жестокими. Строгим был контроль со стороны митрополита за совершением богослужения. 4 февр. 1835 г. митр. Евгений в письме в Киевскую консисторию указывал, что в К. е. мн. священники крестят младенцев не погружением, а обливанием, по католич. обычаю; митрополит предупредил о возможном лишении сана за это нарушение. 20 сент. 1823 г. митр. Евгений учредил Киевское епархиальное попечительство о бедных духовного звания, для к-рого исходатайствовал у имп. Александра I капитал в 15 тыс. р. Стремясь поддержать малообеспеченную часть духовного сословия, в февр. 1835 г. митр. Евгений передал право печь и продавать просфоры вдовам и сиротам духовного звания, в то время как ранее этим в Киеве занимались булочники.

Митр. Евгений много сделал для церковно-исторической науки и духовного просвещения. В Киеве он организовал первые систематические археологические раскопки, офиц. начало к-рых относится к 17 окт. 1824 г., когда приступили к поискам фундамента Десятинной ц., обнаруженного в том же году вместе с остатками фресок. 2 авг. 1828 г. митрополит освятил закладку новой Десятинной ц. Он объехал мн. исторические места Киевской губ., составил план ее археологического обследования. При содействии митр. Евгения в 1822-1825 гг. было возведено новое здание КДА, в 1828-1830 гг.- новое здание КДС.

В 1830-1831 гг. в зап. губерниях произошло 2-е польск. восстание, частично затронувшее и Киевщину. После подавления восстания митр. Евгений инициировал в 1834-1835 гг. упразднение на Киевщине римо-католич. приходов в селах Рудое Село Сквирского у., Мервин Липовецкого у., Салиха Таращанского у., Пенёжково Уманского у.

Завершающим в истории процесса унификации К. е. с др. епархиями РПЦ стал 1836 год, когда указом Синода была окончательно отменена выборность благочинных в К. е. Официально избрание благочинных в епархии было упразднено в предыдущем столетии, но фактически оно сохранялось, т. к. благочинных избирали духовные правления, и в 1805 г. эта практика была узаконена Синодом как «исключение для малороссийских епархий» (в февр. 1825 митр. Евгений (Болховитинов) добился разрешения на избрание благочинных в К. е. с участием всего духовенства округа). Однако в авг. 1836 г. Синод издал указ Киевской консистории, где говорилось, что существующий способ избрания благочинных «не совсем согласен с иерархическими и высочайшими постановлениями». Несмотря на многочисленные прошения в Синод о сохранении старой традиции, ее отменили окончательно, система управления в К. е. пришла в полное соответствие с адм. устройством великорус. епархий.

1837-1917 гг.

Митр. Филарет (Амфитеатров). 1865 г. Худож. П. Ф. Борель. Литография А. Э. Мюнстера (ГИМ)
Митр. Филарет (Амфитеатров). 1865 г. Худож. П. Ф. Борель. Литография А. Э. Мюнстера (ГИМ)

Митр. Филарет (Амфитеатров). 1865 г. Худож. П. Ф. Борель. Литография А. Э. Мюнстера (ГИМ)
18 апр. 1837 г. на Киевскую кафедру был назначен архиеп. Филарет (Амфитеатров) с возведением в сан митрополита. В 1837-1840 гг. митр. Филарет столкнулся с трудностями, связанными с завершающим этапом воссоединения униатов Киевщины с православной Церковью. Имели место конфликты между польск. помещиками-католиками, поддерживавшими униатов, и правосл. священниками, окормлявшими перешедшие из унии приходы. Митр. Филарет выступал в защиту духовенства перед лицом гражданской власти. По его инициативе в 1837 г. был закрыт римо-католич. костел в мест. Вчерайше Сквирского у., активно занимавшийся обращением униатов в лат. обряд.

В 1844 г. территория К. е. расширилась, из Волынско-Житомирской епархии в нее перешел г. Бердичев с рядом сел, ставший центром уезда вместо мест. Махновка. В Бердичев перевели Махновское духовное правление вместе со штатом уездного собора. Данный уезд был особенно подвержен влиянию католичества: там находился один из главных католич. санктуариев на укр. землях с Бердичевской иконой Божией Матери, здесь же жили многочисленные бывш. униаты, записавшиеся православными, но обращавшиеся за исполнением треб к римо-католич. духовенству. Хотя уния в зап. и юж. уездах Киевской губ. в 1839-1840 гг. была ликвидирована, там продолжалась экспансия католичества лат. обряда, преимущественно среди бывш. униатов. В целях окончательного искоренения пережитков униатства в 40-х гг. XIX в. в бывш. греко-католич. храмах Киевщины массово изымалась униат. лит-ра, в т. ч. богослужебная (к 1852 в К. е. было собрано 540 униат. книг, старейшая из к-рых датировалась 1605). Отношения православных с католиками в Киевской губ. были сложными. Стремясь защитить православное духовенство от помещиков-католиков, митр. Филарет в письме к обер-прокурору Синода в 1851 г. указывал, что шляхтичи не должны принуждать правосл. священников вести деловую переписку на польском языке. В 1862 г. митр. Арсений (Москвин) посетил Радомысльский у. и констатировал, что во внутреннем убранстве храмов сохраняются униат. особенности, «следы католических образований в иконах и иконостасах», потому что духовенство не имеет средств на их замену православными. Влияние католичества на Киевщине немного уменьшилось после 3-го польск. восстания 1863 г., в борьбе с к-рым отличились 44 священника К. е., удостоенные за это гос. наград. Однако и после подавления восстания и последовавшего за ним упразднения в юго-зап. губерниях ряда католич. мон-рей католицизм сохранял сильные позиции на Киевщине.

При митр. Филарете совершенствовались органы епархиального управления, окончательно сложился аппарат Киевской духовной консистории. Киевская консистория (до 1832 дикастерия) включала присутственное место и канцелярию с протокольным столом, в функции которого входило решение общеепархиальных дел. Хотя еще в 1828 г. синодальным указом часть дел, проходивших через канцелярию, рекомендовалось передавать в ведение присутственных мест, в К. е. это не выполнялось. В ходе реформирования консистории в 1838 г. она была разделена на 4 подразделения. В «общем» столе решались общеепархиальные дела, устанавливалась достоверность чудес, это подразделение отвечало за информирование причтов о консисторских указах. «Административный» стол занимался назначением и увольнением священнослужителей, деятельностью духовных учебных заведений и благотворительных учреждений. «Экономический» стол решал вопросы о материальном обеспечении духовенства. «Бракоразводный», или «дисциплинарный», стол занимался вопросами о расторжении браков и церковных епитимиях. Во главе каждого стола стоял столоначальник («повитчик»), к-рый назначался лично митрополитом. В 30-40-х гг. XIX в. материальное положение служащих Киевской консистории было тяжелым, о чем неоднократно писал в Синод митр. Филарет. В 1868 г. от консистории в качестве отдельного присутствия было отделено Киевское епархиальное попечительство о заштатных священнослужителях, вдовах и сиротах духовного звания, что сопровождалось урезанием расходов на содержание др. структур консистории. В 1869 г. Киевская духовная консистория получала в 2 раза меньше жалованья из Синода, нежели консистории 2 др. первенствующих кафедр - С.-Петербургской и Московской.

Принятие в 1841 г. устава духовных консисторий отразилось и на местном управлении в К. е. Устав предписывал закрывать уездные духовные правления в целях экономии средств, а также для того, чтобы последние не дублировали функции консисторий. В К. е. данная реформа была реализована в 60-х гг. XIX в. В 1861 г. были закрыты 3 духовных правления: Васильковское, Радомысльское и Черкасское; в 1868 г. прекратили существование и остальные 7 духовных правлений. Вместо духовных правлений в 1868 г. в К. е. были учреждены благочиннические советы (в 1892 их насчитывалось 62) для руководства благочинническими округами. На фоне данных преобразований в К. е. еще сохранялись должности «протопопов уездных городов», или «уездных протоиереев»; к кон. XIX в. их функция была сведена к передаче распоряжений епархиального начальства в приходы.

Значительное место в деятельности митр. Филарета занимало попечение о духовных учебных заведениях К. е. Открытому в 1837 г. Киево-Софийскому ДУ митр. Филарет передал 3-этажный митрополичий дом при Софийском соборе, на свои средства содержал 40 из 110 учеников. Мн. воспитанники уч-ща поступали в Киевскую ДС, число студентов в к-рой увеличилось. Митрополит передал КДС личную б-ку и распорядился о передаче ей же б-ки Пустынно-Николаевского монастыря. При вступлении митр. Филарета на Киевскую кафедру из 1213 священников К. е. 377 имели полное семинарское образование, в 1858 г.- из 1265 штатных священнослужителей К. е. окончили семинарию 887 священников. В 1858 г. благодаря деятельности митр. Филарета в Киевской губ. насчитывалось 225 приходских школ с 2006 учащимися. В епархии действовали 1330 церквей, из них 1242 самостоятельные приходские, 14 соборных, а также 12 мужских и 4 женских мон-ря.

Живя в Киево-Печерской лавре, митр. Филарет много внимания уделял устройству внутренней жизни обители, строго следил за нравственным состоянием братии, постоянно наставляя ее поучениями. В 1837 г. он запретил привлекать братию на полевые работы, что было заведено митр. Евгением в 1827 г. Примером для подражания была подвижническая жизнь митр. Филарета, 13 авг. 1841 г. тайно принявшего постриг в великую схиму.

По инициативе митр. Филарета в К. е. были построены десятки храмов, средства на возведение к-рых часто он находил лично. Митрополит активно участвовал в обсуждении вопроса о материальном обеспечении сельского духовенства, защищая положение 1842 г., по к-рому сельское духовенство должно получать земли, дома и пособия от прихожан. В 1855 г. на Киевщине имело место крестьянское восстание («Киевская козаччина», «вторая Колиивщина»). Митр. Филарет вошел в правительственную комиссию, созданную для преодоления последствий восстания, лично выезжал в наиболее охваченный восстанием Корсунский у., где увещевал крестьян, проводил миссионерские беседы.

Митр. Исидор (Никольский). Гравюра. Кон. XIX в.
Митр. Исидор (Никольский). Гравюра. Кон. XIX в.

Митр. Исидор (Никольский). Гравюра. Кон. XIX в.

При активном участии митр. Исидора (Никольского), сменившего в 1858 г. на Киевской кафедре митр. Филарета, по предложению киевского военного ген.-губернатора И. И. Васильчикова в 1859 г. была начата организация церковно-народных (церковноприходских) школ в К. е. В 1862 г. в К. е. насчитывалось 1370 церковноприходских школ. Митр. Исидор инициировал учреждение журнала Киевской ДС «Руководство для сельского пастыря». В 1862 г. Киевский митр. Арсений (Москвин) создал в консистории 5-й, «школьный», стол в связи с распространением в К. е. церковноприходского образования. По инициативе митр. Арсения были созданы епархиальные просветительские орг-ции: киевское Владимирское братство (1864), Киевский комитет Православного миссионерского об-ва (1870). В марте 1866 г. митр. Арсений был назначен председателем комиссии Синода по реформе духовных школ.

В 1874 г. было образовано 2-е вик-ство К. е.- Уманское, во главе которого стоял ректор КДА и настоятель киевского Братского мон-ря. После образования в 1884 г. Каневского викариатства ректоры КДА до 1923 г. являлись епископами Каневскими. В 1885 г. митр. Платон распределил обязанности между викариями К. е. Каневскому епископу помимо заведования духовно-учебными заведениями и церковноприходскими школами было поручено осуществлять надзор за духовенством и храмами Каневского у. Уманскому епископу помимо заведования епархиальными попечительскими комитетами для бедных духовного звания и председательства в Киевской церковно-строительной палате поручался надзор за церковной жизнью в Звенигородском, Уманском, Липовецком, Бердичевском, Сквирском и Таращанском уездах. На Чигиринского епископа было возложено заведование преподаванием Закона Божия в светских учебных заведениях и председательство в комитете по обеспечению быта духовенства, а также надзор за церковной жизнью в Радомысльском, Киевском, Черкасском, Чигиринском и Васильковском уездах (О распределении дел между епархиальными преосвященными // Киевские ЕВ. 1885. № 23. С. 1121-1122). 30 дек. 1909 г. было образовано Черкасское вик-ство К. е. с резиденцией архиерея в киевском Выдубицком мон-ре.

В 1862-1882 гг. в К. е. вновь практиковалась выборность благочинных местным духовенством, возобновления этого местного обычая в дек. 1861 г. добился митр. Арсений. В 1882 г. Синод восстановил назначение благочинных епархиальным архиереем. В целях возрождения еще одной местной традиции - братского движения - в 1862 г. в «Киевских епархиальных ведомостях» был опубликован «Проект устава для сельских братств», на основе к-рого начали возрождаться братства. 15 июля 1864 г. митр. Арсений торжественно открыл киевское Владимирское епархиальное братство. К нач. 80-х гг. XIX в. епархия была разделена на 94 благочиния, включала 1326 приходов, в каждом благочинии насчитывалось от 9 до 27 приходов. В 1882 г. число благочиннических округов по инициативе митр. Платона (Городецкого) было уменьшено до 59, в каждом округе осталось в среднем по 23 храма, 29 апр. 1883 г. митр. Платон утвердил распределение церквей К. е. по благочинническим округам. В 1882 г. в клире К. е. состояли 1330 священников, из них 33 протоиерея.

В июне-авг. 1883 и в июне 1884 г. митр. Платон посетил все мон-ри и значительную часть приходов К. е., обращая особое внимание благочинных на состояние приходских храмов (до этого в течение 10 лет Киевские митрополиты не совершали объезд епархии) (ЦГИАК. Ф.127. Оп. 685. Д. 658. Л. 33). Усилиями митр. Платона в 1884-1886 гг. был возрожден Межигорский Преображенский муж. мон-рь под Киевом, упраздненный в 1786 г. Настоятелем мон-ря стал, согласно резолюции Синода 1886 г., настоятель киевского Ионинского во имя Св. Троицы мон-ря игум. прп. Иона (Мирошниченко) с возведением в сан архимандрита, Ионинский мон-рь был приписан к Межигорскому.

Митр. Иоанникий (Руднев). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)
Митр. Иоанникий (Руднев). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

Митр. Иоанникий (Руднев). Портрет. XIX в. (НКПИКЗ)

В 1886 г. по инициативе митр. Платона в Киеве прошел съезд преосвященных юж. и зап. епархий для выработки мер по борьбе с распространением штундизма. В К. е. были учреждены 4 должности епархиального миссионера. В 1896 г. для борьбы со штундизмом митр. Иоанникий (Руднев) основал в Киеве ж. «Миссионерское обозрение». В 1902 г. митр. Феогност (Лебедев) с той же целью открыл в Киеве миссионерский комитет, преобразованный в 1908 г. в Киевский епархиальный миссионерский комитет. По инициативе митр. Иоанникия в 1893 г. было создано Киевское религиозно-просветительское об-во. В 1902 г. основаны киевский отдел правосл. Палестинского имп. об-ва и Киевский отдел Об-ва ревнителей рус. исторического просвещения в память имп. Александра III.

В 1888 г. в К. е. торжественно праздновали 900-летний юбилей Крещения Руси. К этому событию отреставрировали древнейший Трехсвятительский храм в Верхнем городе, к-рый в 1888 г. был переосвящен во имя свт. Василия, придел Нерукотворного образа Господня - во имя равноап. Ольги. 20 авг. 1896 г. в присутствии имп. семьи митр. Иоанникий (Руднев) освятил новопостроенный Владимирский кафедральный собор (закладка собора состоялась 15 июля 1862). В 1899 г. впервые в истории Киевской митрополии митр. Иоанникий стал первенствующим членом Синода.

В 1890 г. по инициативе митр. Платона был выработан устав Киевского епархиального взаимовспомогательного общества, которое начало свою деятельность в 1893 г. при митр. Иоанникии. 25 дек. 1898 г. митр. Иоанникий пожертвовал 50 тыс. р. на создание Киевской епархиальной богадельни. «Иоанникиевский приют» открылся в г. Богуславе в здании упраздненного ДУ уже после смерти архиерея, в 1905 г., существовал на средства московского «Иоанникиевского фонда». В 1890 г. начал работу Киевский епархиальный свечной завод.

Митр. Флавиан (Городецкий). Портрет. Нач. ХХ в. (НКПИКЗ)
Митр. Флавиан (Городецкий). Портрет. Нач. ХХ в. (НКПИКЗ)

Митр. Флавиан (Городецкий). Портрет. Нач. ХХ в. (НКПИКЗ)

В ходе революционных событий 1905-1906 гг. на территории К. е. активизировалась деятельность католиков и протестант. объединений, после издания манифеста «Об укреплении начал веротерпимости» в К. е. участились случаи перехода православных в католичество. 1 сент. 1905 г. митр. Флавиан (Городецкий) издал окружное послание к духовенству К. е., в к-ром призывал к более активной миссионерской деятельности в новых условиях. В 1908 г. митр. Флавиан инициировал проведение в Киеве 4-го Всероссийского миссионерского съезда. В 1909 г. он открыл при Киево-Печерской лавре крупнейшую к тому времени церковную б-ку (более 20 тыс. томов).

Отдельные либерально настроенные представители правосл. духовенства К. е. и преподаватели духовных школ приняли участие в революционных событиях. В К. е. революционные прокламации распространяли свящ. Марк Грушевский из Чигирина (впосл. «епископ» УАПЦ) и диак. Куликовский из Умани. За сочувствие революционным идеям был лишен права священнослужения и направлен в Выдубицкий Михайловский мон-рь свящ. Григорий Нечаевский из Таращанского у. Идеи христ. социализма пропагандировала выходившая в Киеве с 1906 г. газ. «Народ». Исходя из «идеалов вселенского христианства», газета отстаивала «народную свободу», раскрывала «неправду капиталистической эксплуатации», боролась против национальной вражды. В ее редакционной коллегии состояли профессор Киевской политехники (1901-1905), буд. священник С. Н. Булгаков, профессора КДА П. П. Кудрявцев и Ф. И. Мищенко, буд. «митрополит» УАПЦ В. Липковский; в редколлегии сотрудничали 14 священнослужителей К. е.

В 1882 г. в К. е. имелось 84 благочиннических округа, в 1913 г.- 80 (3 в Киеве, по 6 в Киевском, Васильковском, Липовецком, Радомысльском, Сквирском, Черкасском уездах, по 7 в Бердичевском, Звенигородском, Каневском уездах, в Уманском у.- 8, в Чигиринском у.- 5). Количество приходских церквей в кон. XIX - нач. XX в. увеличивалось. В 1882 г. в К. е. насчитывалось 1326 приходов, в 1895 г.- 1340 приходов (в т. ч. 13 соборных храмов, 23 церкви при уч-щах, благотворительных и др. заведениях, а также при кладбищах), в 1913 г. имелось 1384 прихода. В 1908-1909 гг. в К. е. действовали 12 муж. мон-рей (5 штатных и 7 заштатных) и 7 женских (2 штатных и 5 заштатных). В муж. обителях жили 474 чел., в жен. мон-рях - 438 насельниц. В нач. ХХ в. система духовного образования К. е. включала КДАиС, 4 духовных уч-ща - Киево-Подольское, Киево-Софийское, Уманское и Черкасское, 2 киевских жен. епархиальных уч-ща. Ок. 90% священников имели семинарское образование, 5% священников и 40% протоиереев были выпускниками духовных академий. В 1900-1919 гг. в Киевской консистории были представлены только клирики из белого духовенства.

Во время первой мировой войны в ряде мон-рей К. е. открылись лазареты, работали церковные приюты для сирот. В 1914 г. начал работу крупнейший в епархии лазарет при Киевском Владимирском епархиальном братстве. Большой детский приют (для 49 мальчиков и 27 девочек) существовал при Киево-Печерской лавре (ЦГИАК. Ф. 128. Оп. 3. Д. 726); в нач. 1917 г. 31-й Киевский епархиальный съезд принял решение выделить 25 тыс. р. на строительство приюта для детей погибших воинов при Межигорском Преображенском жен. мон-ре. При поддержке Церкви в Киеве и Киевской губ. нашли приют многочисленные беженцы из оккупированных австрийскими и нем. войсками юго-зап. и северо-зап. губерний Российской империи. Особенно много беженцев прибыло весной-летом 1915 г., 3 приехавших униат. священника (Сваричевский, Кульчицкий и Криницкий) приняли в Киеве Православие. По указу Киевского митрополита от 6 мая 1915 г. представители интеллигенции размещались в Киево-Софийском и Киево-Подольском духовных уч-щах (на 1916 в каждом из них размещалось по 300 чел.), студенты - в Ионинском и Выдубицком мон-рях, учащиеся девушки - в Киево-Покровском и Межигорском жен. мон-рях. С 1915 г. епархиальное духовенство проводило регулярный сбор денег и продуктов питания для солдат на фронтах, в 1916-1917 гг. проходили сборы средств на нужды инвалидов войны. В нач. 1917 г. настоятель церкви в мест. Хабное Радомысльского у. провел сбор золотых вещей для передачи в фонд поддержки раненых.

23 нояб. 1915 г. на Киевскую кафедру был назначен митр. сщмч. Владимир (Богоявленский). В янв. 1916 г. митр. Владимир уехал в Петроград для участия в заседаниях Синода как первоприсутствующий член Синода. Революционные события 1917 г. коренным образом изменили церковную жизнь на Украине, как и во всей стране.

Лит.: Памятная книжка Киевской епархии / Сост.: А. Воронов, свящ. В. Антонов. К., 1882. С. 24; Белгородский А. В. Киевский митр. Ерофей Малицкий. К., 1901; Чеховской В. М. Киевский митр. Гавриил Банулеско-Бодони. К., 1905; Памятная книжка Киевской губ. на 1909 г. К., 1909; Всеподданнейший отчет обер-прокурора Св. Синода по ведомству правосл. исповедания за 1908-1909 гг. СПб., 1911; Покровский И. М. Русские епархии в XVI-ХIХ вв.: Их открытие, состав и пределы. Каз., 1913. Т. 2; Венок на могилу высокопреосв. митр. Флавиана (4 нояб. 1915 г.). К., 1915; Мордвiнцев В. М. Росiйське самодержавство i Украïнська Правосл. Церква в кiн. XVII-XVIII ст. К., 1997; Перерва В. С. Державний вплив на церковне богослужiння в Киïвськiй єпархiï кiн. 18-19 ст. // Вiсник Киïвського нац. ун-ту iм. Т. Шевченка. Сер.: Iсторiя. 2000. Вип. 47. С. 70-74; он же. Протидiя Киïвських митрополитiв використанню греко-католицьких богослужбових книг у Киïвськiй єпархiï ХIХ ст. // Дрогобицький краезнавчий зб. 2000. Вип. 4. С. 150-160; он же. Православне Надросся у ХIХ ст. Бiла Церква, 2004; Хитровська Ю. В. Громадянсько-полiтична позицiя духовенства Правобережноï Украïни наприкiнцi ХVIII - сер. ХIХ ст.: (В контекстi церк. полiтики самодержавства): Канд. дис. К., 2001; Хоменко К. В. Самуïл Миславський: (Бiогр. довiдка) // Лаврський альманах. К., 2003. Вип. 9. С. 120-129; Коптюх Ю. В. Реформи устрою Росiйськоï Правосл. Церкви на Правобережнiй Украïнi (кiн. XVIII - перша пол. ХIХ ст.): АКД. К., 2005; Шугальова I. М. Змiни в адмiнiстративному устроï Правосл. Церкви в Украïнi в другiй пол. ХIХ ст.: Канд. дис. Запорiжжя, 2005; Потапова О. Б. Православне духовенство в суспiльному життi Украïни у 1917-1920 рр.: Канд. дис. К., 2010; Баранова Н. В. Освiтня, благодiйна та мiсiонерська дiяльнiсть митр. Киïвського i Галицького Платона Городецького (1882-1891 рр.): Канд. дис. К., 2011; Святненко А. В. Киïвська єпархiя за часiв митрополитiв Єрофiя Малицького й Гавриïла Банулеско-Бодонi // Вiсник Державноï академiï керiвних кадрiв культури i мистецтв. К., 2011. № 4. С. 203-207; она же. Становлення органiзацiйноï структури Киïвськоï єпархiï (кiн. XVIII - сер. ХIХ ст.) // Там же. 2012. № 1. С. 186-189.
К. К. Крайний, В. Г. Пидгайко

1917-1920 гг.

Митр. Никодим (Кротков). Фотография. 1908 г.
Митр. Никодим (Кротков). Фотография. 1908 г.

Митр. Никодим (Кротков). Фотография. 1908 г.
Февральская революция 1917 г. вызвала большие перемены в жизни К. е. Значительная часть духовенства Киева стояла на консервативных позициях. 22 февр. 1917 г., после начала в Петрограде Хлебных бунтов, в Киеве прошло совещание городского духовенства под председательством Чигиринского еп. сщмч. Никодима (Кроткова), 1-го викария К. е. Участники приняли телеграмму к императрице с призывом к «разгону Думы, революционизирующей общество» (Церковь и жизнь. Пг., 1917. № 5/6. С. 77). После отречения имп. св. Николая II Александровича (2 марта 1917) представители киевского духовенства во главе с еп. Никодимом предприняли попытку реабилитироваться перед новыми властями: 7-9 марта 1917 г. в Киеве прошло расширенное собрание духовенства К. е., участники которого выпустили неск. заявлений в поддержку Временного правительства, хотя и достаточно сдержанных. В кон. марта 1917 г. по настоянию обер-прокурора Синода В. Н. Львова еп. Никодим как активный «старорежимник» и «черносотенец» был переведен викарием в Саратовскую епархию, несмотря на несогласие Киевского митр. Владимира (Богоявленского) и протесты киевлян. В июле еп. Никодим был возвращен на Чигиринское вик-ство.

В марте-апр. 1917 г. среди духовенства К. е. активно проявляли себя сторонники автономии Церкви на Украине и украинизации богослужения (позднее аналогичные группы духовенства стали активно действовать в Полтавской, Волынской и Подольской епархиях). Начав с требований церковной автономии, эти круги духовенства впосл. перешли к пропаганде автокефалии. Толчком к росту этого движения стало образование 4 марта 1917 г. Украинской Центральной рады, которую возглавил М. С. Грушевский, стремившийся уменьшить церковное влияние на политические процессы. Рада пользовалась поддержкой части киевского духовенства: ее приветствовал еп. Димитрий (Вербицкий), викарий К. е., собрание киевского духовенства под рук. еп. Никодима 15 марта 1917 г. избрало 3 делегатов в раду. В янв. 1918 г. рада учредила департамент исповеданий, главой к-рого стал Н. Н. Бессонов - бывш. Красноярский еп. Никон, снявший с себя сан и монашество. У киевских монастырей были реквизированы земли и городские владения.

В апр. 1917 г. в трапезной палате Киево-Печерской лавры начали проходить собрания с участием как белого духовенства, так и монашествующих, на одном из к-рых было провозглашено создание Исполнительного комитета духовенства и мирян Киевской епархии. Комитет учредил должность комиссара по духовным делам, к-рым стал прот. Феодор Поспеловский. Киевский исполком духовенства и мирян стал выразителем идей независимости Украинской Церкви. Митр. Владимир отрицательно отнесся к самочинно провозглашенному комитету, но после вмешательства обер-прокурора Львова он благословил созыв в сер. апр. 1917 г. по инициативе Киевского исполкома духовенства и мирян епархиального съезда духовенства и мирян. Участники постановили назвать собрание «1-м украинским епархиальным съездом Киевщины». Большинство делегатов съезда настаивали на автономии Украины и Украинской Церкви, викарные епископы К. е. выступали на съезде за сохранение связи с Русской Церковью. Мн. делегаты предлагали провозгласить автономию или автокефалию Киевской митрополии, в юрисдикцию к-рой рекомендовалось включить все епархии с укр. населением. Съезд принял постановление о Киевском епархиальном совете при 1-м викарии К. е. из 43 чел. (21 мирянин, 9 священников, 9 диаконов и псаломщиков, 2 представителя от духовных учебных заведений, 1 монашествующий и 1 законоучитель), впосл. число членов совета уменьшилось до 37. Согласно принятому положению, Киевскому епархиальному совету принадлежали значительные права в управлении епархией. В совете была создана церковно-адм. комиссия, к-рая стала аналогом консистории, хотя последняя, с урезанными полномочиями, также продолжала существовать.

Руководство съездом захватил Киевский исполком духовенства и мирян, который начал совершать назначения на приходы. Митр. Владимир отказался признать решения съезда. Вернувшись 23 апр. 1917 г. в Киев из Петрограда (14 апр. митр. Владимир был отстранен от работы в Синоде), митрополит принял делегацию епархиального съезда во главе с проф. В. В. Зеньковским, которая потребовала ввести в епархии выборность благочинных. Митрополит отказался и долгое время продолжал игнорировать решения съезда. 28 апр. митр. Владимир провел совещание со старым составом Киевской консистории, в связи с чем комиссар духовных дел Киевского епархиального совета прот. Феодор Поспеловский выразил митрополиту протест (ЦГИАК. Ф. 127. Оп. 953. Д. 46. Л. 3). После поездки руководителей Киевского епархиального совета (прот. Поспеловского, проф. КДА П. П. Кудрявцева, преподавателя КДС М. П. Максакова) к обер-прокурору Львову Синод издал указ, по которому епархиальный совет допускался к управлению К. е., Киевская консистория была расформирована, епархиальный совет должен был избрать новый состав консистории. 30 июня 1917 г. Киевский епархиальный совет принял решение о создании комиссии во главе с Уманским еп. Димитрием (Вербицким) для подготовки и созыва Всеукраинского церковного Собора, на что митр. Владимир впосл. дал согласие.

Противостояние митр. Владимира и епархиального совета продолжилось в связи с проведением 9 авг. 1917 г. 2-го епархиального съезда, к-рый подтвердил решения апрельского собрания. В ответ митр. Владимир издал послание, в к-ром резко осудил автокефалистские устремления части духовенства и мирян. Автокефалистски настроенная часть братии Киево-Печерской лавры потребовала переселения митрополита из лавры в Киево-Софийский митрополичий дом и смены наместника. Наместник архим. Амвросий (Булгаков) подал прошение об отставке, новым наместником был избран эконом лавры архим. Климент (Жеретиенко). Все громче звучали требования изъятия лавры из-под власти Киевского митрополита.

Сщмч. Владимир (Богоявленский), митр. Киевский. Фотография. 90-е гг. XIX в.
Сщмч. Владимир (Богоявленский), митр. Киевский. Фотография. 90-е гг. XIX в.

Сщмч. Владимир (Богоявленский), митр. Киевский. Фотография. 90-е гг. XIX в.

По инициативе еп. Никодима в сент. 1917 г. при К. е. были образованы орг-ции духовенства и мирян, стоявшие на церковно-канонических позициях и активно поддерживавшие митр. Владимира: «Совет объединенных приходов», «Братство приходских советов», «Союз пастырей Киева» («Киевский пастырский союз»). Председателем общих собраний «Союза пастырей» был избран прот. Симеон Трегубов. 10 окт. 1917 г. митр. Владимир благословил деятельность союза. В нач. дек. 1917 г. митр. Владимир подал прошение об уходе на покой, но патриарх Тихон счел это прошение несвоевременным.

23 нояб. 1917 г. состоялось совещание инициативного комитета по созыву Всеукраинского Собора духовенства и мирян; фактически комитет состоял из членов Киевского епархиального совета и автокефалистски настроенного киевского Воскресенского братства. На совещании был создан совет по управлению епархиями Украины - «Временная всеукраинская православная церковная рада» (см. ст. Всеукраинская православная церковная рада) во главе с жившим на покое в Киево-Печерской лавре архиеп. Алексием (Дородницыным), реальным главой рады стал заштатный прот. Александр Марычев, ранее неоднократно подвергавшийся каноническим прещениям и взысканиям. Рада потребовала изгнания митр. Владимира из Киева и провозглашения автокефалии правосл. Церкви на Украине. Эти предложения поддержала на собрании 1 дек. 1917 г. и часть лаврской братии во главе с архим. Климентом (Жеретиенко). Оппоненты рады организовали «Союз приходских советов Киева», к-рый в нач. дек. 1917 г. призвал митрополита «выступить против самочинной антиканонической попытки создать автокефальную Украинскую Церковь». На такой же позиции стоял «Киевский пастырский союз». Не собирался идти на уступки автокефалистам и патриарх Тихон, хотя он и принял 12 дек. 1917 г. в Москве делегацию церковной рады, требовавшую предоставления автокефалии. В тот же день патриарх послал в Киев Кавказского митр. Платона (Рождественского), который должен был убедить киевское духовенство в ошибочности борьбы за отделение. Патриарх дал согласие на проведение Всеукраинского Собора.

Дважды - 9 и 20 дек. 1917 г.- автокефалисты пытались депортировать митр. Владимира из Киева. В свою очередь большая группа духовенства К. е. опубликовала 21 дек. 1917 г. в газ. «Киевлянин» заявление с поддержкой митр. Владимира и с резкой критикой церковной рады во главе с прот. Александром Марычевым. 23 дек. того же года, потеряв надежду каноническим путем утвердить свои права, автокефалистская рада при помощи солдат захватила консисторию, после чего были назначены новые члены консистории во главе с комиссаром свящ. Павлом Пащевским. Церковная рада издала распоряжение о прекращении поминовения за богослужением патриарха, митр. Владимира и «чужой власти». Правительство Украинской Республики признало церковную раду и включило в ее состав своих представителей, в Киеве создалось церковное двоевластие. В этой ситуации митр. Владимир был вынужден одобрить введение нек-рых особенностей богослужения в укр. храмах.

7 янв. 1918 г. в Киеве открылась 1-я сессия Всеукраинского церковного Собора. Патриарх и Всероссийский Собор делегировали на него своих представителей. Одновременно архиеп. Алексию (Дородницыну) было предписано покинуть Киев в связи с назначением на др. кафедру. Возглавляемая им и Марычевым Всеукраинская церковная рада, согласно своему уставу, самораспускалась сразу же после открытия Собора (в апр. 1918 большинство ее участников создали автокефалистское всеукр. Кирилло-Мефодиевское братство). Перед открытием Собора, 18 дек. 1917 г., рада признала его полномочия. Архиеп. Алексий отказался уехать из Киева, и в день открытия Собора митр. Владимир вместе с архиереями принял решение о лишении его епископского сана. К этому времени Святейший патриарх Тихон известил представителей К. е. о своем согласии «на полную автономию с самым широким внутренним самоуправлением» Украинской Церкви. Собор прервал работу 19 янв., не приняв к.-л. решений, материалы 1-й сессии Собора не сохранились.

В ночь с 25 на 26 янв. 1918 г. неподалеку от лавры группой солдат был застрелен Киевский и Галицкий митр. сщмч. Владимир, в убийстве оказалась замешана революционно настроенная часть лаврской братии. Временное управление К. е. взял на себя Чигиринский еп. Никодим (Кротков).

29 апр. 1918 г. власть в Киеве перешла к гетману П. П. Скоропадскому, стремившемуся в религ. сфере реализовать идею «государственной Церкви». Киевское духовенство во главе с еп. Никодимом заявило о поддержке гетманата. Первым министром исповеданий в правительстве гетманата стал проф. Киевского ун-та св. Владимира Зеньковский, в прошлом один из организаторов Киевского епархиального совета. 19 окт. того же года его сменил на этой должности А. И. Лотоцкий, который в отличие от своего предшественника выступал уже не за автономию, а за автокефалию Украинской Церкви. Государство стремилось провести выборы нового митрополита на Всеукраинском Соборе, но еп. Никодиму при поддержке епископата удалось провести выборы на киевском епархиальном собрании (это собрание иногда ошибочно называют «областным собором»). 1 июня Киевским и Галицким митрополитом был избран Антоний (Храповицкий). 4 июня патриарх Тихон утвердил избрание, поддержку новому митрополиту выразило большинство киевского духовенства и все члены епархиального совета.

20 июня 1918 г. началась 2-я сессия Всеукраинского церковного Собора. Мнения делегатов в вопросе об автокефалии разделились. На 2-й сессии проект автономии Украинской Церкви и организации ее высшего управления отстаивал прот. Феодор Титов, автокефалистский проект продвигал прот. Василий Липковский. 8 июля 1917 г. Липковский, как и остальные 45 членов бывш. Всеукраинской церковной рады, был исключен из числа делегатов Всеукраинского Собора. 9 июля 1918 г. Собор принял «Статут высшего церковного управления православной Церкви на Украине». 20 сент. Всероссийский Поместный Собор утвердил «Положение о высшем управлении православной Церковью на Украине», где говорилось об укр. церковной автономии. За патриархом сохранялось право утверждения на кафедре Киевского митрополита и архиереев украинских епархий.

2 авг. 1918 г. Киевская консистория была расформирована (фактически работала до 29 апр. 1919), вместо нее указом митрополита учреждался Киевский епархиальный совет. Прекратился выпуск «Киевских епархиальных ведомостей», вместо них был учрежден «Киевский православный вестник». Им руководил еп. Никодим (Кротков), который проводил достаточно независимую линию, не подчиняясь всем требованиям властей. Министры гетманского правительства, в частности Лотоцкий, критиковали «Киевский православный вестник» за его «антиукраинские выпады» (ЦГИАК. Ф. 1072. Оп. 3. Д. 11. Л. 126).

В период гетманата в Киеве при поддержке гос-ва начали активно создаваться православные братства (Кирилло-Мефодиевское, Покрова Пресв. Богородицы, в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», благотворительное Братство белого креста и др.), деятельность к-рых в основном была направлена на украинизацию богослужения и достижение церковной автокефалии. Наиболее радикальным было Кирилло-Мефодиевское братство во главе с социалистом-федералистом С. П. Шелухиным (одним из его заместителей являлся прот. Александр Марычев). Члены братства предлагали обратиться к К-польскому патриарху с просьбой о даровании независимости Украинской Церкви. Украинское гос-во взяло курс на полное гособеспечение церковной деятельности, но выполнить этот план не смогло. 22 авг. 1918 г. Киевская консистория при поддержке Мин-ва исповеданий отказалась от перечисления средств на общецерковные нужды в Московскую Патриархию. Тогда же прекратилось финансирование Синодом К. е.

16 окт. прошел 1-й миссионерский съезд духовенства К. е., в тот же день митр. Антоний составил резолюцию о деятельности церковной рады. 28 окт. 1918 г. в Киеве открылась 3-я сессия Всеукраинского Собора, на которой говорилось о расширении границ К. е. в связи с включением в состав гетманата части уездов Минской и Курской губерний. Киевскому митрополиту подчинились викарные епископы: Гомельский Варлаам (Ряшенцев), Рыльский Аполлинарий (Кошевой) и Белгородский Никодим (Кононов), принявшие участие в Соборе. К этому времени в К. е. числилось 82 благочиннических округа, 1478 самостоятельных приходских и 29 приписных храмов.

В сер. дек. 1918 г., после отречения от власти Скоропадского и установления власти Директории Украинской народной республики (УНР) во главе с С. В. Петлюрой, церковно-гос. отношения обострились. Украинское гос-во пыталось взять Церковь под полный контроль. 15 (по др. данным, 18) дек. 1918 г. был арестован Киевский и Галицкий митр. Антоний (Храповицкий), 21 (по др. данным, 30) дек. арестовали еп. Никодима (Кроткова). Вскоре их отправили в ссылку в базилианский Бучачский мон-рь в Галиции (их освобождение произошло в авг. 1919, после протестов со стороны правительств Антанты). Перестали действовать Высший церковный совет УПЦ и образованный 7 дек. 1918 г. Собор епископов Украины. Перед арестом митр. Антоний издал указ о том, что в случае его смерти обязанности Киевского митрополита до решения Собора переходят к Херсонскому митр. Платону (Рождественскому). Однако митр. Платон 21 дек. из-за угрозы ареста переехал в Одессу, церковными делами в Киеве краткое время управлял Екатеринославский архиеп. Агапит (Вишневский), которому Контора Собора епископов всея Украины поручила оставаться в Киеве и поддерживать контакты с Директорией УНР (РГИА. Ф. 796. Оп. 445. Д. 784. Л. 47). Официально управляющим К. е. 21-30 дек. 1918 г. был Рыльский еп. Аполлинарий (Кошевой), входивший в состав Конторы Собора епископов всея Украины, но из-за заболевания он не смог руководить епархией.

Архиеп. Агапит и прот. Василий Липковский 19 дек. 1918 г. приветствовали в Киеве на Софийской пл. Директорию УНР. Липковский выступил на торжественном митинге с речью, в к-рой высказал пожелание, что Директория «установит закон, по которому Украинская православная Церковь станет независимой». По инициативе Петлюры был образован «Украинский высший церковный синод» из 5 чел., в который вошли архиеп. Агапит (впосл. за участие в самочинном «синоде» архиеп. Агапит был подвергнут церковному суду), прот. Василий Липковский, а также автокефалистски настроенные священники Макарий Крамаренко, Александр Матеюк, Петр Тарнавский. Никакой канонической силы этот орган не имел, реальную власть осуществляла Контора Собора епископов всея Украины во главе с Кременецким еп. Дионисием (Валединским). 12 янв. 1919 г. Контора Собора епископов всея Украины поручила управление К. е. викарному Черкасскому еп. Назарию (Блинову).

1 янв. 1919 г. Директория приняла «Закон о высшем управлении Украинской автокефальной православной соборной Церкви», составленный Лотоцким и В. М. Чеховским. В соответствии с законом правосл. Церковь на Украине должна быть преобразована на принципах автокефалии и соборности, под соборностью подразумевалась, вероятно, либерализация внутрицерковного устройства. Мин-во культов УНР активно искало возможности признания готовившейся укр. автокефалии со стороны К-польского Патриархата.

В нач. февр. 1919 г. Киев заняли большевики. Еще в янв. Временное рабоче-крестьянское правительство Украины издало декреты «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», «О передаче всех учебных заведений в ведомство отдела просвещения». 15 февр. 1919 г. Народный комиссариат просвещения Украины издал постановление «О духовных училищах и семинариях», в соответствии с к-рым все училища и семинарии на Украине переходили в ведомство указанного комиссариата и преобразовывались в общеобразовательные школы. По приказу комиссара по ликвидации бывш. Мин-ва культов Г. Мазуркевича 1 марта 1919 г. прекратила свою деятельность Киевская консистория. Все сбережения консистории были конфискованы (в т. ч. 765 р., собранные на нужды военнопленных в кон. 1918 - нач. 1919), рассматривался вопрос о реквизиции взносов на содержание детского приюта при киевском Покровском жен. монастыре (ЦГИАК. Ф. 127. Оп. 874. Д. 11. Л. 13, 1; Оп. 953. Д. 174. Л. 66). 3 апр. 1919 г. власти приняли решение о закрытии КДА и КДС и состоявших в ведении семинарии 3 ДУ.

В марте 1919 г. начались репрессии против духовенства К. е. Временно управляющий К. е. еп. Назарий (Блинов) был арестован в ночь с 6 на 7 марта 1919 г., 8 марта освобожден. Во время облавы в киевском Покровском мон-ре 26 марта 1919 г. были арестованы 30 представителей духовенства и мирян и благочинная обители. 4 апр. Киевская ЧК освободила 24 арестованных, свящ. Андрей Скрипчинский остался под арестом. 16 мая в качестве заложника в рамках дела против «Киевского клуба русских националистов» был арестован настоятель киевской Мариинско-Благовещенской ц. прот. Михаил Вишневецкий, 26 мая он был освобожден.

Нек-рые бывш. члены 1-го состава церковной рады вошли в возникший в Киеве в марте 1919 г. церковно-религ. кружок автокефалистского направления. В то же время при Военно-Никольском соборе на Печерске была организована 1-я «украинская православная парафия», получившая в бессрочное пользование здание собора. 17 апр. с согласия властей была учреждена Всеукраинская правосл. церковная рада («Церковная рада Всеукраинского общества православных парафий»), к-рая провозгласила себя «временным руководящим органом в деле организации Украинской автокефальной православной Церкви». Раду возглавил зав. секцией сельскохозяйственной статистики при Киевском губисполкоме М. Н. Мороз, его заместителями стали священники Василий Липковский, Нестор Шараевский и Петр Тарнавский. В июне сторонники рады имели в Киеве 4 прихода: Софийский собор, Печерский Никольский, Андреевский и Лыбедский Ильинский храмы, богослужение в к-рых совершалось на укр. языке. Рада приветствовала декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», охарактеризовав его как «самую совершенную форму отношений церкви и государства» («Меморандум уполномоченных приходов УАПЦ в г. Киеве»). Сторонники рады в своих обращениях к чиновникам Киевского губревкома называли свои приходы «очагами церковно-революционного движения».

В связи с активизацией автокефалистов еп. Назарий 23 мая 1919 г. подал рапорт на имя патриарха с просьбой благословить возобновление деятельности Конторы Собора епископов всея Украины в составе викариев К. е. Постановлением от 4 июля 1919 г. патриарх и Синод дали такое благословение. Фактически Собора епископов всея Украины не было, существовал епископский синод с урезанными полномочиями, что было вызвано отсутствием в 1919-1921 гг. в Киеве правящего архиерея. После захвата Киева деникинцами в авг. 1919 г. Всеукраинская церковная рада прекратила деятельность. 7 сент. в Киев вернулся митр. Антоний (Храповицкий), 10 сент. он запретил в священнослужении священников - членов рады и добился возвращения занятых ими храмов (в данный период «украинизированные» приходы оставались в юрисдикции РПЦ).

Особые полномочия Антония как митр. Киевского и Галицкого и областного архиерея были почти полностью отменены постановлениями Ставропольского церковного Собора в мае 1919 г., к-рый фактически упразднил автономию УПЦ и поставил Контору Собора епископов всея Украины, председательство в которой сохранялось за Киевским митрополитом, в полную зависимость от Временного высшего церковного управления на Юго-Востоке России. 17 нояб. митр. Антоний покинул Киев и вскоре навсегда уехал с Украины в связи с установлением власти большевиков.

1920-1941 гг.

После окончательного утверждения в Киеве большевиков начался новый период в истории К. е., к-рый характеризуется активизацией и организационным оформлением автокефалистского раскола, а также усилением гонений и дезорганизацией канонического церковного управления. В 1919 г. автокефалистское «Украинское православное общество в г. Киеве» ходатайствовало перед Киевским епархиальным советом о снятии запрета в священнослужении с 11 клириков К. е., данное ходатайство совет удовлетворил 22 дек. 1919 г. (ГА Киевской обл. Ф. Р-4752. Оп. 4. Д. 450). К тому времени председателем совета являлся руководитель «Киевского союза пастырей» прот. Николай Гроссу, сменивший в июне 1919 г. в руководстве советом прот. Симеона Трегубова, он пытался проводить более умеренную линию в отношении сторонников автокефалии. В дек. 1919 г. советские власти вернули автокефалистам храмы в Киеве, зимой 1919/20 г. им передали еще 2 храма: Петропавловский на Подоле и Кирилловский Троицкий в предместье Дорогожичи. В последних 2 церквах параллельно совершали службы как автокефалисты, так и общины РПЦ. Аналогичная ситуация существовала и в отношении Трапезной ц. при Софийском соборе (Малая София).

В нач. 1920 г. конфликт автокефалистов со священноначалием К. е. обострился. 5 янв. Киевский губревком зарегистрировал статут «Всеукраинского сообщества православных парафий», сформированного из Всеукраинской церковной рады (старое название также продолжало употребляться), главой новой структуры стал Мороз, заместителем - прот. В. Липковский. 3 февр. 1920 г. было зарегистрировано также «Всеукраинское товарищество «Церква жива» при Софийском соборе», главой к-рого стал буд. «священник» УАПЦ И. С. Белосорочко, его заместителем являлся Мороз. Последнее сообщество стояло на обновленческих позициях, выступая за «новое устройство Церкви в духе первого христианства». Обе структуры претендовали на Софийский собор с прилегающими зданиями.

В февр. 1920 г. Киевский епархиальный совет постановил запретить в священнослужении всех клириков - членов автокефалистской рады, поддерживающим их мирянам пригрозил отлучением от Церкви. Однако в результате переговоров, которые автокефалисты периодически вели с Киевским епархиальным советом, еп. Назарий в марте 1920 г. снял с них все прещения, ожидая от своих оппонентов прекращения смуты. Уступкой автокефалистам стало назначение временно управляющим Полтавской епархией заштатного еп. Парфения (Левицкого), выступавшего за разрешение украиноязычных богослужений, его кандидатуру утвердил не позднее 23 февр. 1920 г. патриарх Тихон и Всероссийский церковный совет (РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 26. Д. 159). Ожидания оказались тщетными, переговоры лишь показали непоследовательность того курса, к-рый проводил в отношении раскольников еп. Назарий. После попыток автокефалистов при поддержке властей вытеснить из Малой Софии общину РПЦ Киевский епархиальный совет прекратил диалог с радой и предложил возобновить прещения. 30 апр. 1920 г. указом еп. Назария были запрещены в священнослужении 5 священников автокефалистского прихода при Софийском соборе: Василий Липковский, Нестор Шараевский, Петр Тарнавский, Кирилл Стеценко, Иоанн Степаненко; 3 мая этот указ утвердил Киевский епархиальный совет. Официально данное решение мотивировалось неподчинением указанных клириков распоряжениям управляющего епархией, а также «возобновлением богослужений в храме, отнятом при поддержке советской власти у православной общины». В ответ 5 мая 1920 г. церковная рада под рук. Липковского объявила правосл. Церковь на Украине «автокефальной и соборноправной», постановила прекратить общение с епископатом РПЦ и провозгласила себя руководящим органом УАПЦ.

7 мая - 12 июня 1920 г. Киев был занят польск. войсками и воевавшими на их стороне петлюровскими отрядами. По требованию Петлюры 1 июня 1920 г. был упразднен Киевский епархиальный совет, функции которого перешли к автокефалистской Киевской губ. церковной раде, захватившей здание совета. 15 июня 1920 г., после ухода из Киева польско-украинских войск, председатель возобновившего свою деятельность Киевского епархиального совета прот. Михаил Вишневецкий добивался у большевистских властей возвращения совету его архива и др. имущества. Однако это не дало результата, 6 авг. Киевский епархиальный совет самораспустился, указом еп. Назария была учреждена заменившая совет Киевская епархиальная канцелярия (ГА Киевской обл. Ф. Р-4752. Оп. 5. Д. 634). В свою очередь автокефалисты в июле-авг. 1920 г. обращались к властям с требованиями передать в их ведение все имущество Киевского епархиального совета, запятнавшего себя «сотрудничеством с белогвардейским оккупационным режимом деникинцев» (Там же. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 196. Л. 5).

29 июля 1920 г. автокефалистская рада известила Киевский губпартком, что в ближайшее время у нее должен появиться епископ. 21 авг. на очередном заседании церковная рада вновь объявила о выходе К. е. из Русской Церкви и провозгласила своим архиереем и главой УАПЦ Полтавского архиеп. Парфения (Левицкого). В письме к еп. Назарию от 24 авг. еп. Парфений оправдывался, указывая на то, что он согласился принять «киевских украинцев» под свое архипастырское окормление, но никак не под управление. Он утверждал, что является лишь «духовным попечителем» для приверженцев раскола с целью их увещевания и вразумления, но вовсе не руководителем УАПЦ. Архиеп. Парфений также обратился с письмом к патриарху Тихону, прося себе как «епископу для украиноязычных приходов» особых «экстерриториальных полномочий». Ответ патриарха Тихона от 4 окт. 1920 г. был негативным. В 1920-1921 гг. архиеп. Парфений допустил ряд неканонических вмешательств в жизнь К. е., рукоположив для Киевщины 30 кандидатов, предложенных Всеукраинской церковной радой (как правило, кандидаты рады рукополагались на приходы Полтавской епархии и потом отправлялись «украинизировать» приходы Киевщины). Несмотря на это, 22 дек. 1920 г. еп. Назарий докладывал патриарху Тихону о якобы наступившей нормализации церковной жизни на Киевщине, в ответ на что патриарх заявил о необходимости создания в Киеве общеукр. церковного управления, устав которого должно утвердить собрание епископов Украины. 14 янв. 1921 г. Каневский еп. Василий (Богдашевский) в одном из частных писем указывал на то, что данная инициатива патриарха блокируется на местном уровне, ввиду категорического нежелания отдельных епископов К. е. «улаживать украинские церковные вопросы» (ОР РНБ. Ф. 194. Оп. 1. Д. 354. Л. 30).

Образованный по инициативе патриарха Свящ. синод епископов Украины (иногда обозначаемый в литературе как собор-синод, поскольку называл себя «Священным собором») на 1-м же заседании 22-28 февр. 1921 г. обратился к архиеп. Парфению с требованием письменно подтвердить свою подчиненность ему и в дальнейшем согласовывать с синодом все вопросы. Также был поставлен вопрос о смещении архиеп. Парфения с Полтавской кафедры. Синод рассмотрел вопросы, связанные с распространением автокефалистского движения прежде всего на Киевщине. В частности, было решено «допустить совершение богослужения в украинских храмах по церковнославянским книгам с украинским произношением и чтением св. Евангелия в переводе на украинский язык, а также проповедь на украинском языке, где того пожелают прихожане». 28 февр. синод принял резолюцию: священнослужители, «отпадающие от единства со Святейшим патриархом Тихоном», подлежат извержению из сана; миряне, участвующие в организации «самочинных церковно-административных учреждений», отлучаются от общения церковного. 25 марта 1921 г. еп. Назарий подписал указ о лишении сана прот. В. Липковского со ссылкой на это постановление (ГА Киевской обл. Ф. Р-3. Оп. 2. Д. 73. Л. 27).

В 1920-1921 гг. власти предпринимали попытки ликвидировать Киевское епархиальное управление, отказывая в регистрации руководящим структурам и епархиальным организациям канонической Церкви в Киеве и Киевской губ. Это происходило в период становления автокефалистского раскола на Киевщине и значительно облегчало деятельность автокефалистов. 2 июля 1920 г. Киевский епархиальный совет (с 1917 являвшийся основным органом епархиального управления) во главе с прот. Михаилом Вышеславцевым обратился в Киевский губревком с прошением о регистрации устава совета. 28 июля 1920 г. в прошении было отказано якобы из-за неправильного оформления документов (Там же. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 18. Л. 275). В нач. авг. епархиальный совет был закрыт решением Киевского губревкома, которое 4 авг. утвердил Всеукраинский ЦИК. Киевский губревком захватил имущество совета, включая архив (сохр. до наст. времени). 28 сент. 1920 г. еп. Назарий просил Киевский губревком о восстановлении совета, но получил отказ, и совет вынужден был объявить о самороспуске. Ликвидация этого важного органа церковного управления негативно сказалась на жизни К. е. Вместо епархиального совета в кон. 1920 г. начала работу образованная в более узком составе и с гораздо меньшими полномочиями Киевская епархиальная канцелярия под фактическим рук. еп. Назария. Автокефалисты обвиняли руководство К. е. в отсутствии коллегиального управления, указывали, что в К. е. нет постоянного правящего архиерея (еп. Назарий был временно управляющим, его нередко обвиняли в самоуправстве).

Автокефалистские общины пользовались полной поддержкой со стороны органов власти на селе - волостных комитетов незажиточных крестьян (комнезамов), к-рые выделяли средства на проведение волостных и окружных раскольнических съездов. На губ. уровне непосредственного содействия раскольникам не было, но власти без проволочек давали разрешение на проведение всех собраний автокефалистских групп. Иной подход практиковался в отношении канонической Церкви: ни Собор епископов всея Украины, ни епархиальные Соборы не разрешались. Опираясь на волостные комитеты бедноты, автокефалисты создавали инициативные группы, к-рые регистрировали при храмах канонической Церкви раскольнические общины и заявляли претензии на церковные здания. После того как в 1920-1921 гг. на Киевщине набралось неск. десятков украинизированных приходов, было решено провести губ. съезд автокефалистов, который должен был сыграть ключевую роль в консолидации раскола. 27-29 марта 1921 г. в Малой Софии и в Лыбедской Ильинской ц. прошло подготовительное совещание представителей «украинских» сельских приходов киевской округи.

Губернский съезд сторонников автокефалии («1-й украинский церковный собор Киевщины») состоялся в Киеве 22-26 мая 1921 г., в нем участвовали 412 делегатов, из них 58 священников, 12 диаконов и 29 псаломщиков. Одной из главных была резолюция «Про киевский епископат». В ней говорилось, что епископы РПЦ на Киевщине - это «духовные чиновники», к-рых назначила «российская черносотенная власть», после уничтожения этой власти они потеряли право на руководство Церковью. Предписывалось всех 3 викариев К. е. «считать самочинными руководителями, и созданной ими Киевской епархиальной канцелярии украинские приходы принадлежать не должны». Съезд запретил допускать к служению на «украинских» приходах действующих епископов или священников, которые поддерживают «бывший российский старорежимный черносотенный епископат». «Собор Киевщины» принял решение об избрании «митрополитом Всеукраинским» архиеп. Парфения (Левицкого), на должность «архиепископа Киевского» был назначен еп. Антонин (Грановский), живший в то время в Москве и участвовавший в создании обновленчества. Это была авантюра со стороны участников съезда, поскольку оба архиерея письменно неоднократно отказывались руководить автокефалистами. Видимо, в силу этого обстоятельства «собор Киевщины» не предоставил им никаких реальных полномочий, но избрал для управления «украинскими» приходами Киевщины «Киевский губернский церковный совет».

Получив приглашение на съезд автокефалистов, архиеп. Парфений 21 мая 1921 г. написал об этом еп. Назарию и патриарху Тихону и выступил с предложением о проведении в противовес автокефалистам Всеукраинского Собора епископов. Синод епископов, собравшийся 1-2 июня 1921 г., обратился к патриарху Тихону с предложением назначить для управления Киевской митрополией и К. е. вместо отсутствовавшего митр. Антония (Храповицкого) «заместителя митрополита Киевского и Галицкого» и выдвинул на эту должность архиерея, знакомого с укр. церковными проблемами,- Новгородского митр. Арсения (Стадницкого). Архиеп. Парфений не участвовал в заседании синода епископов 1-2 июня 1921 г. Хотя он и отмежевался от Киевского автокефалистского съезда, в его архиве сохранилось письмо на имя патриарха (кон. мая 1917), в к-ром проводилась мысль о законности «собора Киевщины», поскольку на него не было прямого запрета епископата, повторялось предложение назначить для «окормления заблудших чад» отдельного экстерриториального архиерея. 15 июля 1921 г. в офиц. записке в синод епископов Украины архиеп. Парфений впервые осудил съезд автокефалистов и отказался от сотрудничества с «украинской церковной радой», раскритиковав постановления «Собора Киевщины» (ЦДАВО. Ф. 3984. Оп. 1. Д. 4. Л. 3).

23 июля 1921 г. патриарх Тихон назначил в Киев «временным заместителем отсутствующего по нынешним обстоятельствам Киевского митрополита Высокопреосвященнейшего Антония» Гродненского архиеп. Михаила (Ермакова) «с званием Патриаршего экзарха на Украине, с возведением его в сан митрополита и с предоставлением ему прав, принадлежащих митрополиту Киевскому» (Обращение Патриарха Московского и всея России Тихона к чадам Православной Церкви на Украине от 23(10).07.1921 // Перший Всеукраïнський правосл. церковний собор УАПЦ 14-30 жовтня 1921 р.: Док-ти i мат-ли. К.; Львiв, 1999. С. 504). Митр. Михаил получил полномочия Патриаршего экзарха для противодействия укреплявшемуся автокефалистскому движению и восстановления церковного мира; митр. Михаилу не был усвоен титул «Киевский и Галицкий», он остался Гродненским архиереем. 13 авг. 1921 г. митрополит прибыл в Киев.

В связи с тем что автокефалисты уже назначили на 14 окт. 1921 г. проведение учредительного «Всеукраинского собора», епископы Украины также решили созвать Собор духовенства и мирян Украины. 18 авг. 1921 г. синод епископов Украины под председательством митр. Михаила принял обращение «К украинцам, которые отпадают от святой православной Церкви и от своих законных епископов» (ЦДАВО. Ф. 3984. Оп. 1. Д. 67. Л. 12-13). 28 авг. 1921 г. на расширенном заседании синода епископов Украины (в документах названо «епископским совещанием») было решено не выполнять пожелание автокефалистской «Всеукраинской рады» о назначении экстерриториального епископа «для украинцев». Вместо этого синод постановил созвать в мае 1922 г. Всеукраинский Собор, поручив его подготовку митр. Михаилу. 15 окт. 1921 г. митрополит обратился в Киевский губисполком с просьбой разрешить проведение Всеукраинского церковного Собора в Киеве 28 мая 1922 г. На Собор, как сообщалось в прошении, будут вынесены вопросы о языке богослужения, о переводе Свящ. Писания и богослужебных книг на укр. язык, о внесении изменений в организацию церковноприходской жизни (Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2189. Л. 51-52). Киевский губисполком передал прошение во Всеукраинский ЦИК. 28 нояб. 1921 г. митр. Михаил подал аналогичное заявление в НКВД Украинской ССР. Ответы из ЦИК и НКВД были отрицательными. На заседании 5-10 сент. 1921 г. синод епископов Украины запретил клирикам и верным чадам Церкви принимать участие в автокефалистском съезде. Синод также утвердил устав нового правосл. высшего учебного заведения - Киевской православной богословской академии, к-рая должна была противостоять создававшейся тогда автокефалистской богословской школе.

Окончательное организационное оформление автокефалистского раскола произошло 14-30 окт. 1921 г. на «Всеукраинском соборе» УАПЦ, когда с грубым нарушением канонов были поставлены раскольнические «епископы» («самосвяты»). Единственным архиереем РПЦ, прибывшим на съезд, стал митр. Михаил, к-рый обратился к участникам с архипастырским увещеванием и предложением покинуть самочинное собрание.

В 1921-1923 гг. власти периодически снимали с регистрации органы церковного управления, заставляя создавать и регистрировать новые. В нач. окт. 1921 г. митр. Михаил учредил «Церковный совет из клириков и мирян при Киевском митрополите», в него вошли секретарь прот. Николай Гроссу, протоиереи Михаил Вишневецкий и Феодосий Павловский, миряне Н. Белогорский, В. Петрушевский, А. Браиловский. Совет был зарегистрирован Киевским губисполкомом. Согласно уставу, новый епархиальный орган имел в своем ведении благочиния и благочиннические советы в пределах Киевской губ., пользовался печатью «Управление Киевской епархии» (ГА Киевской обл. Ф. 111. Оп. 1. Д. 322. Л. 112). Церковный совет действовал до янв. 1923 г.

В нач. 20-х гг. произошли перемены в составе вик-ств К. е. В 1921 г. появились Бердичевское и Звенигородское вик-ства. Не позднее февр. 1921 г. во епископа Звенигородского был хиротонисан архим. Алексий (Готовцев), назначенный настоятелем киевского Златоверхого Михайловского мон-ря, в это время почти полностью занятого советскими учреждениями. В том же году в Киеве состоялась хиротония во епископа Бердичевского Александра (Чекановского). В нач. окт. 1921 г. Черкасский еп. Назарий (Блинов) был переведен на Радомысльское вик-ство, на Черкасскую кафедру 9 окт. 1921 г. был хиротонисан архим. Николай (Браиловский), бывш. ключарь Киево-Софийского собора. В нач. 1922 г. было учреждено Богуславское викариатство, 8 янв. во епископа Богуславского и Липовецкого был хиротонисан Георгий (Делиев). 4 мая 1922 г. скончался Уманский еп. Платон (Петров), возглавлявший викариатство с 1920 г., в 1922 г. на Уманскую кафедру был хиротонисан архим. Макарий (Кармазин).

Митр. Макарий (Кармазин). Фотография. 20-е гг. XX в.
Митр. Макарий (Кармазин). Фотография. 20-е гг. XX в.

Митр. Макарий (Кармазин). Фотография. 20-е гг. XX в.

8 марта 1922 г. Всеукраинский ЦИК принял постановление «О передаче церковных ценностей в фонд помощи голодающим». 2 апр. кампания по изъятию церковных ценностей началась в Киеве с конфискации ценностей лавры. В ходе обысков в лавре и скитах были обнаружены тайники с ценностями. 18 апр. газ. «Правда» отметила «добросовестное отношение к делу изъятия ценностей настоятеля лавры о. Климента (Жеретиенко) и его помощников». 10 апр. были изъяты ценности из Софийского собора. 14 мая началось изъятие из Златоверхого Михайловского мон-ря. По делу «сокрытия ценностей в Михайловском монастыре» был арестован приходский совет. Не избежала репрессий и братия: 21-23 мая Киевский ревтрибунал приговорил настоятеля обители Звенигородского еп. Алексия (Готовцева), наместника архим. Тихона, ризничего архим. Иннокентия к 5 годам принудительных работ, замененных домашним заключением. В отчете ГПУ отмечено, что за «непредставление инвентарных книг» 33 приходских совета в Киевской губ. преданы суду ревтрибунала (ЦДАВО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 707. Л. 9).

26 июня 1922 г. украинские ученые А. Е. Крымский, С. А. Ефремов, Д. М. Щербаковский и другие обратились в Совнарком с письмом, где содержалась просьба прекратить изъятие церковных ценностей, превратившееся в акты вандализма по отношению к произведениям искусства. Своего рода ответом на письмо стало проведенное 27 июня 1922 г. вторичное изъятие ценностей в лавре, во время к-рого была конфискована старинная золотая риза с чудотворной Киево-Печерской иконы Успения Богоматери, несмотря на то что братия лавры внесла за нее половину выкупа; были изъяты большое серебряное паникадило из Успенской ц., серебряная доска с престола из Трапезной ц. и серебряная рака с частицами мощей св. кнг. Иулиании из Благовещенской ц. В авг. в К. е. образовалась «группа прогрессивного духовенства», выступавшая за легализацию церковного управления, нормализацию отношений с властями и проведение церковной реформы. Лидерами группы стали прот. Александр Ходзицкий и свящ. Хрисанф Григорович, в нее вошло свыше 40 клириков.

Участники совещаний духовенства Киевской губ. в авг.-сент. 1922 г. обращались к патриарху с просьбой разрешить проведение Всеукраинского Собора, аналогичные резолюции принимали благочиннические съезды Киевщины, прошедшие в 1923 г. (РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 211. Л. 18-19). Стремясь укрепить церковную жизнь на Украине в условиях распространения автокефалистского и обновленческого расколов, митр. Михаил добился регистрации 7 авг. 1922 г. «Киевского церковного совета епископов, клириков и мирян» (ГА Киевской обл. Ф. 111. Оп. 1. Д. 484. Л. 204). Совет провел 2-4 сент. 1922 г. в Киеве под рук. митр. Михаила свое единственное совещание с участием ряда епископов, священников и прихожан из др. епархий, к-рые прибыли на предполагавшийся Всеукраинский Собор (см. Киевское совещание 1922 г.). На совещании обсуждались возможность украинизации богослужения в приходах по желанию прихожан, вопросы реформирования церковноприходской жизни на принципах «соборноправности», была принята резолюция с осуждением деятельности обновленческой «Живой церкви». После обсуждения создания автокефалистской лжеиерархии на совещании организовали комиссию по диалогу с УАПЦ во главе с еп. Димитрием (Вербицким). На заключительном заседании большинство участников выступило с пожеланием к Собору епископов всея Украины «объявить, что Украинская Церковь отныне стала на путь автокефалии, и принять меры к закреплению этой автокефалии законно-каноническим путем». На состоявшемся 5 сент. заседании синода украинских епископов были утверждены высказанные на Киевском совещании предложения.

В Москве отрицательно отнеслись к укр. инициативам. В определении патриарха и Синода от 1 февр. 1924 г. указывалось: «Не благословляется как Святейшим Патриархом, так и Священным Синодом вводить в церковную жизнь Украины постановления и пожелания Собора епископов Украины, который состоялся в августе 1922 г.» (РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 211. Л. 27-28). Впосл. укр. раскольники использовали материалы Киевского совещания, к-рое они называли «Всеукраинским собором», для подтверждения собственной позиции. Обновленцы утверждали, что на совещании митр. Михаил выступил в поддержку идей обновленчества, за автокефалию правосл. Церкви на Украине (Автокефалия Православной Украинской Церкви в совещании депутатов Киевского собора 1922 г. // Голос правосл. Украины. Х., 1925. № 3. С. 3-4). При организации «лубенского» раскола Ф. И. Булдовский в заявлении от 11 нояб. 1923 г. апеллировал к «Киевскому собору 1922 года», к-рый, по утверждению Булдовского, прошел под лозунгами автокефалии, украинизации и соборноправности, но его резолюции не были реализованы.

В сент. 1922 г. митр. Михаил и еп. Димитрий (Вербицкий) встречались в Киеве с прибывшими из Москвы представителями «Живой церкви», условия обновленцев не были приняты. В то же время в поддержку обновленчества выступил еп. Алексий (Готовцев), изъявивший желание участвовать в намеченном на 10-15 дек. 1922 г. учредительном съезде киевской группы обновленцев. В преддверии съезда митр. Михаил написал своим викариям Алексию Звенигородскому и Георгию Богуславскому, что не препятствует им участвовать в съезде «Живой церкви» с целью окончательного определения своей позиции в отношении обновленчества. Со стороны еп. Алексия готовность к сотрудничеству с обновленцами имела вынужденный характер. Он находился под домашним арестом до 12 дек. 1922 г., когда власти согласились на его освобождение во время проведения в Киеве 1-го обновленческого съезда, от участия в к-ром еп. Алексий все же уклонился. Еп. Алексий выступал за смещение с кафедры митр. Михаила как «недостаточно прогрессивного», против принятия резолюции с осуждением обновленцев (ЦДАВО. Ф. 5. Оп. 20. Д. 998. Л. 78). 19 янв. 1923 г. один из первых на Киевщине съездов «Живой церкви» прошел в Черкассах, раскольники объявили о поддержке их деятельности со стороны Черкасского еп. Николая (Браиловского).

В нач. янв. 1923 г. прекратились полномочия «Церковного совета из клириков и мирян при Киевском митрополите», митр. Михаил подал в Киевский губисполком прошение о регистрации личной канцелярии при митрополите. 12 янв. 1923 г. канцелярия была зарегистрирована (Там же. Оп. 1. Д. 2189. Л. 207; НБУВ ИР. Ф. № 191. Д. № 41. Л. 1-1 об.). В состав нового органа управления К. е. вошли протоиереи Евгений Капралов, Николай Поройков, Феодосий Павловский, Александр Ходзицкий и мирянин А. Браиловский в качестве секретаря.

Митр. Михаил не считал нужным запрещать в служении или лишать сана перешедших в обновленчество священников. В кон. 1922 - нач. 1923 г. иерарх благословил деятельность «инициативной группы» для урегулирования отношений с обновленцами (ЦДАВО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2189. Л. 212). 12 янв. 1923 г. митр. Михаил принял представителя обновленческого «митрополита» Антонина (Грановского), но не согласился на его предложения. Деятельность «инициативной группы» и самого митрополита по налаживанию диалога с обновленцами оказалась недолгой. 27 янв. члены киевской обновленческой инициативной группы получили распоряжение раскольнического Высшего церковного управления (ВЦУ) от 23 янв. 1923 г., утверждавшее ноябрьский 1922 г. указ президиума ВЦУ об увольнении на покой митр. Михаила и поселении его в г. Холмогоры. На Киевскую кафедру обновленческое ВЦУ назначило Воронежского митр. Тихона (Василевского), к-рый сразу же по приезде в Киев заявил претензии на все крупнейшие храмы в Киеве и Киевской губ.

Предвидя свой арест, митр. Михаил 22 янв. 1923 г. издал тайное распоряжение о передаче управления К. е. в случае своего отстранения от должности в порядке очередности и старшинства: епископам Белоцерковскому Димитрию (Вербицкому), Уманскому Макарию (Кармазину), Богуславскому и Липовецкому Георгию (Делиеву), Звенигородскому Алексию (Готовцеву), Бердичевскому Александру (Чекановскому), Радомысльскому Назарию (Блинову) и Каневскому Василию (Богдашевскому). В данный список вошли почти все викарии К. е., кроме Черкасского еп. Николая (Браиловского), не пользовавшегося доверием из-за своих тесных контактов с обновленцами и НКВД.

5 февр. 1923 г. митр. Михаил был арестован у себя в келье в Киево-Печерской лавре и отправлен в Москву. Вскоре о своем переходе к обновленцам заявил Бердичевский еп. Александр (Чекановский). Остальные викарии К. е., не согласившиеся перейти в обновленчество, почти все подверглись репрессиям. В ночь с 22 на 23 марта 1923 г. арестовали еп. Назария (Блинова) (ЦГИАК. Ф. 130. Оп. 3. Ед. хр. 52. Л. 28; впрочем, есть данные, что арест состоялся в апр. 1923). В ночь с 3 на 4 апр. были арестованы епископы Димитрий (Вербицкий) в Пустынно-Николаевском мон-ре, Алексий (Готовцев) в Златоверхом Михайловском мон-ре, Василий (Богдашевский) в Братском Богоявленском мон-ре, епархиальный миссионер архим. Ермоген (Голубев) в Киево-Печерской лавре и двое влиятельных представителей белого духовенства: прот. Василий Словачевский из ц. св. Марии Магдалины на Шулявке и прот. Анатолий Жураковский из ц. свт. Иоанна Златоуста. Почти все арестованные были приговорены к ссылке. Еп. Назария (Блинова) освободили, в июне 1923 г. он вернулся в Киев, но уже через месяц по требованию Киевского ГПУ выехал в Москву. Освобожден был и еп. Алексий (Готовцев), получивший в том же году назначение на Серпуховское викариатство Московской епархии. Митр. Михаил до 1925 г. находился в заключении, позднее в ссылке, на Украину вернулся в кон. 1927 г., поселился в Харькове.

4 апр. 1923 г. в права управляющего К. е. вступил Уманский еп. Макарий (Кармазин), приехавший из Умани. В это время в предместье Киева Святошино поселился живший на покое бывш. Ананьевский еп. Парфений (Брянских). Вместе с ним еп. Макарий совершил тайные хиротонии новых викариев К. е., кандидатуры к-рых предварительно были согласованы с представителями киевского духовенства. В кон. 1923 - нач. 1924 г. были тайно хиротонисаны: Сергий (Куминский) во епископа Радомысльского и Чернобыльского, Филарет (Линчевский) во епископа Черкасского, Афанасий (Молчановский) во епископа Сквирского (см. в ст. Сквирское вик-ство), Феодор (Власов) во епископа Вышгородского (в ст. Вышгородское вик-ство (ПЭ. Т. 10. С. 112) неверно указано, что вик-ство было создано в 1997), Варлаам (Лазаренко) во епископа Хорольского (вероятно, Хорольское викариатство в связи с арестом всех епископов Полтавской епархии временно входило тогда в К. е.).

Еп. Макарий (Кармазин) управлял К. е. до янв. 1925 г. с небольшими перерывами, когда он на краткое время подвергался арестам. Ему удалось наладить тайную систему епархиального управления, в к-рую были включены почти все благочиннические округа, что позволило противодействовать расширению влияния обновленцев. Впосл. «уполномоченный представитель Софийской старославянской общины г. Киева» Владимир Воловик на допросе свидетельствовал: «Деятельность епископа Макария была чрезвычайно реальна и действенна. Еще будучи в Киеве, параллельно с деятельностью руководящих ячеек епископ Макарий создал т[ак] н[азываемую] пятерку общекиевского масштаба из Н. В. Кривицкого, А. Г. Феоктистова, Волошинова, М. Н. Петренко, И. П. Мельникова. В задачи этой пятерки входила координация всех киевских групп» (цит. по: Доненко Н., прот. Наследники Царства. Симферополь, 2000. С. 338-339). Ключарь Мало-Софийского собора прот. Александр Должанский был особенно близок к еп. Макарию и еп. Сергию (Куминскому) и часто ездил в Харьков, Полтаву, Москву с особыми поручениями. Киевский прот. Владимир Демьяновский в 1923-1924 гг. пытался наладить отношения еп. Макария с еп. Георгием (Делиевым), находившимся в Тараще.

25 марта 1924 г. патриарх Тихон назначил Иоанникия (Соколовского), Екатеринославского архиеп., временно управлявшего Харьковской епархией, своим «уполномоченным представителем на Украине» (РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 211. Л. 27). Постановлением патриарха и Синода от 1 февр. 1924 г. архиеп. Иоанникию благословлялось организовать новый «Украинский собор (синод) православных епископов» (ГА Харьковской обл. Ф. Р-845. Оп. 2. Д. 822. Л. 29). Однако эти решения еще больше запутали укр. церковную ситуацию, т. к. вскоре после смерти патриарха Тихона архиеп. Иоанникий присоединился к автокефалистскому лубенскому расколу и претендовал на полученные им «особые полномочия от патриарха Тихона». В нач. 1924 г. патриарх Тихон, чтобы защитить Киево-Печерскую лавру от притязаний обновленцев, объявил ее патриаршей ставропигией. Против этого шага выступил еп. Макарий (Кармазин), в 1924 г. киевский прот. Евгений Капралов вместе с еп. Сергием (Куминским) по просьбе еп. Макария ездил в Москву, чтобы урегулировать вопрос о ставропигии лавры, но безрезультатно.

Решение патриарха о ставропигии лавры, согласованное с властями Украины, объясняется, в частности, той неоднозначной ролью, к-рую играл в жизни К. е. в 1924-1925 гг. еп. Макарий. Он не признал полномочий архиеп. Иоанникия и именовал себя «заместителем митрополита Киевского и Галицкого, экзарха Украины», претендуя на руководство Украинским экзархатом. В связи с этим патриарх Тихон 2 апр. 1924 г. дал разъяснение на имя архиеп. Иоанникия, в к-ром отмечал, что в юрисдикции еп. Макария состоит только К. е. и он не может быть председателем Собора епископов всея Украины. Такое же разъяснение патриарх направил и Полтавскому архиеп. Григорию (Лисовскому). Вероятно, это подтолкнуло еп. Макария к разрыву с патриархом. 31 дек. 1924 г. в заявлении от собрания киевского духовенства в НКВД Украинской ССР еп. Макарий писал, что «Украинская церковь с 1922 г. вступила на путь самостоятельности», поэтому он в 1923 г. прекратил поминовение патриарха Тихона. По словам еп. Макария, с авг. 1924 г., после освобождения патриарха из-под ареста, духовная власть К. е. «вновь допустила его поминовение как канонического руководителя православной Церкви... а в данное время она прекратила это поминовение, как только ей стало очевидно, что поминовение это враги ее желают использовать в качестве доказательства политической неблагонадежности ее представителей». Подчеркивая свою лояльность властям, еп. Макарий, в частности, писал о своих общих политических взглядах с обновленцами: «Епископы, духовенство г. Киева с особенной настойчивостью обращают внимание центральной власти на Украине на то, что их разделяют с т. н. обновленцами церковно-религиозные различия, а отнюдь не противоположности в политических воззрениях» (ЦДАВО. Ф. 5. Оп. 2. Д. 220. Л. 96-97).

В мае 1924 г. окончательно прекратила работу основанная в 1920 г. Киевская правосл. богословская академия, последним ректором которой в 1923-1924 гг. был прот. Александр Глаголев. В янв. 1925 г. в рамках кампании по передаче лавры обновленцам были арестованы более 20 насельников во главе с настоятелем архим. Климентом (Жеретиенко). Было заведено групповое дело против насельников лавры, архим. Климента и наместника игум. Макария (Величко) весной 1925 г. выслали в Харьков, в том же году состоялась передача лавры обновленцам. В 1924-1925 гг. происходило массовое отречение от сана священнослужителей. К 1 февр. 1925 г. в Киевской губ. сняли с себя сан 49 священников, 3 диакона, отреклись от веры 36 псаломщиков.

В янв. 1925 г. еп. Макарий был арестован и отправлен в ссылку, управление перешло к еп. Георгию (Делиеву), к-рый тогда же подвергся кратковременному аресту. В марте архиеп. Иоанникий, проживавший в Харькове, был переведен указом патриарха в Омск, после отказа покидать кафедру был запрещен в служении. До апр. временное управление К. е. осуществляли Радомысльский еп. Сергий (Куминский) и Сквирский еп. Афанасий (Молчановский). В апр. в Москве управляющим К. е. был официально утвержден Богуславский еп. Георгий (Делиев), который в отличие от др. киевских викариев имел относительно хорошие отношения с гражданской властью.

Весной 1925 г. группа епископов-автокефалистов во главе с П. Ф. Погорилко, получившим «епископскую хиротонию» у обновленцев, рассчитывала созвать в мае 1925 г. всеукр. съезд в Лубнах. Приглашения на съезд были разосланы всем епископам, в т. ч. киевским викариям Георгию (Делиеву), Сергию (Куминскому), Филарету (Линчевскому; со 2 дек. 1923 епископ Черкасский и Чигиринский) и Афанасию (Молчановскому). К сторонникам Погорилко 12 мая присоединился архиеп. Иоанникий с общиной Мироносицкой ц. Харькова. Григорианский и лубенский расколы частично затронули Киевщину, но массового распространения в К. е. не получили благодаря действенным мерам со стороны еп. Георгия, к-рый в дек. 1925 г. собрал подписи всех укр. епископов под постановлением с осуждением лубенского раскола.

В нояб. 1925 г. в Москву из Ташкента приехал митр. Михаил (Ермаков), после нового ареста и допросов он был освобожден под подписку о невыезде. В дек. 1925 г. был освобожден еп. Макарий (Кармазин). Еп. Георгий (Делиев) отказался передать ему дела К. е. и обвинил епископов Макария, Сергия и др. в неправильной линии поведения. Еп. Георгий послал митр. Михаилу в Москву секретное письмо, стремясь возбудить недоверие экзарха к др. викариям К. е. Он уговаривал «приехать в Киев и здесь на месте решить все дела», намекая на обещание поддержки со стороны главы «церковного отдела» ГПУ УССР С. Т. Даниленко-Карина. Еп. Георгий писал о своей преданности и сообщал, что митр. Михаила хотят лишить кафедры и звания экзарха и поставить во главе К. е. еп. Дамаскина (Цедрика). Митр. Михаил, поверив еп. Георгию, сместил Макария (Кармазина) с Уманского вик-ства и назначил его на Екатеринославскую (с 1926 Днепропетровскую) кафедру. Это произошло после того, как в марте 1926 г. все викарии К. е., включая еп. Макария, объявили о своей верности заместителю патриаршего местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскому). 4 марта 1926 г. в Харькове, где тогда жил еп. Макарий, 6 укр. епископов подписали заявление с осуждением григорианского раскола. Похожее по содержанию письмо было позже подписано в Киеве 6 викариями К. е.: архиеп. Каневским Василием (Богдашевским), еп. Богуславским Георгием (Делиевым), еп. Сквирским Афанасием (Молчановским), еп. Радомысльским Сергием (Куминским), еп. Черкасским Филаретом (Линчевским), еп. Белоцерковским Димитрием (Вербицким).

В 1926-1927 гг. митр. Михаил вновь находился в ссылке предположительно из-за конфликта с властями в связи с подготовкой декларации о лояльности советской власти (митр. Михаил начал ее составлять не позднее июня 1926). В окт. 1926 г. основные кадровые решения по Украине принимал митр. Сергий (Страгородский), в частности, 5 окт. он утвердил архим. Ермогена (Голубева) в должности наместника Киево-Печерской лавры вместо арестованного архим. Климента (Жеретиенко). В сент. 1926 г. имела место попытка проведения «нелегального Собора тихоновского епископата Украины», сорванная властями. В документах следствия записано, что Собор «имел тесную связь с руководством тихоновской верхушки в СССР в лице зам. местоблюстителя митр. Сергия Нижегородского и экзарха Украины митр. Михаила». Связь осуществлялась посредством специального курьера - «тихоновского полтавского попа» Николая Пискановского. 24 дек. 1926 г. свящ. Николай Пискановский был арестован и направлен в Харьков. На допросе он показал, что осуществлял связь епископов Украины с Москвой, совершил 9 поездок в разные города (Москва, Ярославль, Н. Новгород) с документами для подготовки Собора в сент. 1926 г.

Предвидя возможность своего ареста, киевские викарии Сергий (Куминский) и Филарет (Линчевский) приняли меры для сохранения созданной еп. Макарием (Кармазиным) тайной системы киевского епархиального управления. По совету еп. Макария владыка Сергий до своего ареста в нояб. 1926 г. создал окружные комиссии-«пятерки», обладавшие широкими полномочиями. Еп. Сергий заготовил акты назначений в «пятерки» с определением полномочий. Окружным «пятеркам» предоставлялось право вести церковные дела, сохранять преемство в руководстве комиссией в случае ареста, увольнения или взыскания, сохранять связь с находившимся в Харькове еп. Макарием. Осенью 1926 г. еп. Сергий разрабатывал план совершения тайных епископских хиротоний, кандидатами в епископы для Киевщины были выдвинуты священники Селецкий, Цуйманов и Скрипка. План был одобрен еп. Макарием, временно управлявшим Харьковской епархией Сумским еп. Константином (Дьяковым) и др., но новых епископов для К. е. рукоположить не удалось. Ставился вопрос о привлечении архиеп. Василия (Богдашевского) к работе тайного центра по управлению Церковью на Украине.

Временно управлявшего К. е. еп. Георгия (Делиева) пытались привлечь на свою сторону как обновленческий Киевский митр. Иннокентий Пустынский, так и глава УАПЦ лжемитр. В. Липковский. Последний 13 мая 1927 г. пригласил еп. Георгия на 2-й Всеукраинский поместный собор УАПЦ, открытие которого намечалось на 17 окт. 1927 г.; еп. Георгий отказался участвовать в соборе (ЦДАВО. Ф. 3984. Оп. 4. Д. 167. Л. 193-194).

В кон. 1927 г. встал вопрос о принятии духовенством декларации о лояльности советской власти как условии легализации церковно-адм. структур. Чтобы подчеркнуть самоуправляемый статус экзархата Украины, митр. Михаил вслед за митр. Сергием и временным Синодом РПЦ издал 17 нояб. 1927 г. отдельную декларацию, к-рая в целом повторяла московский документ (см. «Декларация 1927 г.»), но была выдержана в более мягкой форме. По свидетельству современников, еп. Георгий и др. 4 викария К. е. критически отнеслись к декларации митр. Михаила, принимали меры, чтобы она не дошла до верующих, сообщили документ членам приходских «пятидесяток» фрагментарно, опуская места, где речь шла о контактах с советской властью. Тем не менее благодаря декларации митр. Михаилу удалось легализовать церковное управление на Украине. 23 нояб. 1927 г. он получил указ от митр. Сергия, к-рым освобождался от Гродненской кафедры и назначался митрополитом Киевским, Галицким и всея Украины с сохранением звания экзарха Украины. В дек. 1927 г. владыка Михаил получил гос. регистрацию как экзарх Украины, митрополит Киевский и Галицкий, ему было дано разрешение на учреждение канцелярии, изготовление бланков, личную печать и штамп (Там же. Ф. 5. Оп. 3. Д. 369. Л. 7). Тогда же митрополит получил возможность выезжать из Харькова (с 1919 по июнь 1934 город являлся столицей Украины) и неск. раз посещал Киев. 30 дек. 1927 г. в Киеве его встречали староста Софийского собора Владимир Воловик и прот. Александр Ходзицкий, более 60 священников К. е., множество мирян. Было совершено торжественное богослужение в Малом Софийском соборе. В день равноап. Владимира 28 июля 1928 г. митр. Михаил впервые служил молебен у памятника Крещению Руси. Еп. Георгий хотел устроить крестный ход с участием ок. 100 клириков К. е., но инициатива не была одобрена НКВД как «религиозная демонстрация» (З архiвiв ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. К., 2005. № 1/2(24/25). С. 200).

Впервые за много лет митр. Михаил получил разрешение на проведение в Киеве совещания епископов Украины, назначенного на 24-25 янв. 1928 г. (ЦДАВО. Ф. 5. Оп. 3. Д. 369. Л. 10-12). Особенно важное значение имело заседание 25 янв. 1928 г., на котором были одобрены предложение митр. Михаила организовать Высшее церковное управление и епархиальные управления и постановление о границах епархий в соответствии с гражданским делением на округа. Епископы имели суждение о сохранении в титулатуре Киевского митрополита слов «и Галицкий». Одобрение получило предложение митр. Михаила о порядке присоединения к Церкви отпавших от нее в обновленчество и др. течения. Харьковский архиеп. Константин от лица митр. Сергия (Страгородского) и патриаршего Синода высказал негативное мнение по вопросу об автокефалии правосл. Церкви в Польше, и участники совещания единогласно осудили польск. автокефалию как неканоническую. На совещании присутствовали и акт подписали: Киевский митр. и экзарх Украины Михаил, Полтавский архиеп. Дамиан, Харьковский архиеп. Константин, Белоцерковский архиеп. Димитрий, Богуславский еп. Георгий, Кременчугский еп. Николай, викарии Волынско-Житомирской епархии Коростенский еп. Леонтий и Полонский еп. Максим (Руберовский), Винницкий и Подольский еп. Варлаам, Пирятинский еп. Димитрий. Следующее епископское совещание прошло в Киеве 25-26 июля 1928 г.

Не позднее 25 сент. 1928 г. митр. Михаил поселился в киевском Златоверхом Михайловском монастыре, служил в Малом Софийском соборе, скончался в марте 1929 г., похоронен у Малой Софии.

После кончины митр. Михаила экзархом Украины стал Харьковский архиеп. Константин (Дьяков), центр экзархата переместился в Харьков. В 1929-1930 гг. К. е. временно управляли архиеп. Константин и переведенный на Днепропетровскую кафедру еп. Георгий (Делиев).

В 1929-1931 гг. (годы «великого перелома») антирелигиозная политика властей ужесточилась. 7 окт. 1929 г. Киевский городской совет принял решение выселить из киевских монастырей всех монахов (Там же. Ф. 1. Оп. 7. Д. 345. Л. 3). В качестве 1-го этапа органы НКВД приступили к инвентаризации монастырского имущества и к учету насельников (Там же. Ф. 5. Оп. 3. Д. 1065. Л. 20; Д. 1066. Л. 3). 18 нояб. 1929 г. Киевский окрисполком принял решение о закрытии Киево-Печерской лавры. В К. е., как и повсеместно, совершалось повальное закрытие храмов, шли массовые аресты духовенства, вслед. чего значительная часть клириков отреклась от сана. В 1929 г. были арестованы и осуждены противники «Декларации 1927 г.»: настоятель Александро-Невской ц. на Липках прот. Виктор Элланский, настоятель Пустынно-Николаевского мон-ря игум. Иларион (Копыл). В 1930 г. оказались в заключении прот. Александр Ходзицкий из Щекавицкой ц., настоятель Петропавловской ц. прот. Михаил Иваницкий, свящ. Андрееевской ц. Петр Спиваков, настоятель Приорской ц. свящ. Сергий Филиппенко, настоятель Покровской Соломенской ц. прот. Василий Демьяновский. С окт. 1930 по янв. 1931 г. шло следствие по «антисоветскому делу церковников». По нему проходили киевские клирики: ключарь Софийского собора прот. Александр Должанский, клирик собора прот. Николай Шпачинский, архим. Братского монастыря Иоанн (Черкасский), прот. Николай Гроссу, прот. Василий Долгополов (Иоанно-Златоустовская Железная ц.), протоиереи Феодор Поспеловский, Евгений Капралов, Александр Вишняков, Виталий Богдан (настоятель Десятинной ц.), священники Хрисанф Григорович, Вячеслав Бычковский, Константин Стешенко (Лыбедская Троицкая ц.), Ксенофонт Соколовский, Александр Лобачевский (из Владимирского собора), Николай Малиженовский (Десятинная ц.) и др. 14 апр. 1931 г. были приговорены к расстрелу протоиереи Александр Должанский и Виталий Богдан, остальные были приговорены к лагерным работам и к ссылкам.

Экзарх Украины архиеп. Константин постарался укрепить церковное управление. В 1930 г. вместо благочинных, число к-рых в связи с массовым закрытием храмов сокращалось, на Украине была введена должность экзарших наблюдателей по округам, которые утверждались лично экзархом (такой должности не было в России). Также вводилась должность районных наблюдателей. В апр. 1930 г. Белоцерковский еп. Димитрий (Вербицкий) был назначен архиепископом Киевским при экзархе Украины архиеп. Константине. Еп. Димитрий пользовался большим влиянием в Киеве, но у властей имел репутацию «черносотенца». В февр. 1932 г. архиерей скончался в Киеве (возможно, после ареста). В февр.- окт. 1932 г. К. е. окормлял экзарх Украины архиеп. Константин (Дьяков), к-рый получил от НКВД разрешение посещать Киев. В связи с образованием 27 февр. 1932 г. Киевской обл., в состав к-рой также вошла территория совр. Житомирской обл., границы К. е. существенно расширились; была упразднена Волынская и Житомирская епархия, большая часть которой присоединилась к К. е.

Архиеп. Димитрий (Вербицкий). Фотография. 1910 г.
Архиеп. Димитрий (Вербицкий). Фотография. 1910 г.

Архиеп. Димитрий (Вербицкий). Фотография. 1910 г.

21 марта 1932 г. на Киевскую кафедру назначили архиеп. Сергия (Гришина). По его рекомендации 30 окт. 1932 г. во епископа Уманского, викария К. е., был рукоположен архим. сщмч. Александр (Петровский); его хиротонию в Малом Софийском соборе совершили архиеп. Сергий (Гришин), архиеп. Василий (Богдашевский) и схиархиеп. Антоний (Абашидзе). 13 нояб. 1932 г. во епископа Новоград-Волынского, викария К. е., был хиротонисан Вячеслав (Шкурко) (его предшественник по Новоград-Волынской кафедре еп. Николай (Пирский) являлся викарием Волынско-Житомирской епархии и исполнял должность временно управляющего этой епархией).

Митр. Сергий (Гришин). Фотография. 30-е гг. XX в.
Митр. Сергий (Гришин). Фотография. 30-е гг. XX в.

Митр. Сергий (Гришин). Фотография. 30-е гг. XX в.

15 мая 1932 г. ЦК ВКП(б) провозгласил начало «безбожной пятилетки», к-рая была отмечена дальнейшим закрытием храмов и репрессиями против духовенства. В февр.-марте 1933 г. следственные органы начали дело «Абашидзе, Любимов и другие», главными обвиняемыми по к-рому проходили проживавший в Киево-Печерской лавре схиархиеп. Антоний (Абашидзе) и его келейник М. Н. Любимов; было арестовано более 20 монахов и послушников, живших в Китаевской и Преображенской пустынях в Киеве. 21 апр. 1935 г. был закрыт последний действующий монастырь Киева - жен. Введенский на Печерске.

Схиархиеп. Антоний (Абашидзе). Фотография. 30-е гг. ХХ в.
Схиархиеп. Антоний (Абашидзе). Фотография. 30-е гг. ХХ в.

Схиархиеп. Антоний (Абашидзе). Фотография. 30-е гг. ХХ в.

21 янв. 1934 г. XII съезд КП(б) Украины принял решение о переносе столицы из Харькова в Киев. Вначале власти не разрешали переместить центр Украинского экзархата из Харькова в Киев, хотя вопрос об этом обсуждался. Впрочем, архиеп. Константин имел право посещать Киев, он совершил в новую столицу 1-й визит в марте 1934 г., как следует из его показаний, данных на следствии в 1937 г.: «В связи с переводом столицы из Харькова в Киев я прибыл к месту своего нового служения 29 марта 1935 года. На Киевщине было 170 приходов, из них 70 функционировало и 100 взяты под заготзерно» (цит. по: Шоломова С. Б. Служенья узкие врата. Х., 2007. С. 120). В 1934-1935 гг. в Киеве оставались действующими 7 канонических («старославянских») и 5 обновленческих («синодальных») церквей. С 27 марта 1934 г. в Киеве стал служить близкий соратник архиеп. Константина Уманский архиеп. Филарет (Линчевский). Хотя еп. Филарет был назначен в кон. 1934 - нач. 1935 г. епископом Житомирским (что, по-видимому, предусматривало возрождение самостоятельной Волынско-Житомирской епархии), он не был утвержден на кафедре властями и с нач. 1936 г. служил настоятелем ц. Николы Набережного на Подоле в Киеве, управлял церковной жизнью на Житомирщине через своего представителя. В Киеве он был арестован в 1937 г., впосл. расстрелян.

Руководители оппозиционно настроенной в отношении экзарха Константина части клира - киевские священники Александр Глаголев, Александр Браиловский и Адриан Рымаренко (см. Андрей (Рымаренко)) 13 июня 1934 г. отправились в Москву к митр. Сергию (Страгородскому) с ходатайством об оставлении на Киевской кафедре в случае окончательного перевода в Киев центра Украинского экзархата архиеп. Сергия (Гришина). Однако их просьба не была удовлетворена, и после перемещения центра экзархата в Киев архиеп. Сергий получил назначение на Харьковскую кафедру, Харьковский митр. Константин (Дьяков) стал Киевским.

Митр. Константин (Дьяков). Фрагмент иконы «Святые Слободского края». Кон. XX в.
Митр. Константин (Дьяков). Фрагмент иконы «Святые Слободского края». Кон. XX в.

Митр. Константин (Дьяков). Фрагмент иконы «Святые Слободского края». Кон. XX в.

13 мая 1937 г. политбюро ЦК КП(б)У рассматривало вопрос об антирелиг. пропаганде (ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 450. Л. 125-138). К этому заседанию была подготовлена «Справка о молитвенных зданиях по Киевской области», где указывалось, что в Киеве и Киевской обл. на 1 мая 1937 г. насчитывалось 311 культовых зданий, формально находившихся в распоряжении верующих, в т. ч. 273 православных храма, 9 католич. костелов и каплиц, 29 синагог (Там же. Оп. 20. Д. 7105. Л. 2). Треть церквей использовалась под склады зерна, хотя формально числилась в ведении религ. общин. Закрытыми в области были 1579 культовых зданий разных конфессий, использовавшихся в основном под клубы, б-ки и склады. Указывалось на высокую активность верующих в борьбе за возвращение храмов. В мае 1937 г. во Всеукраинском ЦИК побывали 95 делегаций от религ. общин, было подано 46 обращений верующих Киевской обл. Отмечалось, что храмы Киева - «тихоновские» и «синодальные» - за время пасхальных праздников посетило почти 14 тыс. молящихся. В апр. 1937 г. в православных храмах Киева было совершено 549 обрядов крещения. Констатируя высокий уровень религиозности населения Киева и Киевской обл., партийное руководство Украины 13 мая 1937 г. приняло решение об усилении антирелиг. пропаганды, что предусматривало в т. ч. ускоренное закрытие храмов.

Митр. Николай (Ярушевич). Фотография. 50-е гг. XX в.
Митр. Николай (Ярушевич). Фотография. 50-е гг. XX в.

Митр. Николай (Ярушевич). Фотография. 50-е гг. XX в.

29 окт. 1937 г. митр. Константин был арестован по обвинению в руководстве «антисоветской фашистской организацией церковников (тихоновцев)». О своем служении на Киевской кафедре архиерей на допросе сообщил следующее: «Серьезная болезнь прекратила мою деятельность почти на 3 месяца. В настоящий момент число приходов на Киевщине сократилось до минимума: всего 16 с 4 городскими» (цит. по: Шоломова С. Б. Служенья узкие врата. 2007. С. 120). Также были арестованы архиепископы Филарет (Линчевский), Георгий (Делиев), киевские клирики: секретарь канцелярии Украинского экзархата настоятель Покровской Соломенской ц. прот. Виктор Вельмин, прот. Александр Глаголев из Набережно-Никольской ц. († 25 нояб. 1937 после допросов), настоятель Борисоглебской ц. прот. Михаил Едлинский (расстрелян 17 нояб. 1937), бывш. свящ. Введенского жен. мон-ря прот. Иоанн Предтеченский, настоятель прихода в Чоколовке под Киевом прот. Михаил Алабовский, бывш. настоятель Царе-Константиновской ц. на Подоле прот. Николай Поройков, священники Трифиллий Гороновский, Вячеслав Бычковский. В Киевской обл. были арестованы 8 священников в Васильковском р-не, 6 священников во главе с прот. Александром Коломацким из Городища в р-не им. Г. И. Петровского Киевской обл. (ныне Городищенский р-н Черкасской обл.), 4 священника из др. районов. В отчете главы НКВД УССР И. М. Леплевского от 27 нояб. 1937 г. записано, что «антисоветская фашистская организация церковников», которую в Киеве возглавлял митр. Константин (Дьяков), а в Москве - митр. Сергий (Страгородский), успешно разгромлена. Митр. Константин был признан виновным. На допросах архиерей не дал признательных показаний, скончался 10 нояб. 1937 г. В 1937-1938 гг. подверглись репрессиям десятки киевских священнослужителей. В сент. 1938 г. органы НКВД раскрыли «фашистскую организацию церковников «Истинно православная церковь», проводившую контрреволюционную деятельность в отдаленных районах Киева».

Осенью 1937 г. временное управление К. е. по указу митр. Сергия (Страгородского) было поручено Харьковскому архиеп. Александру (Петровскому). 28 июля 1938 г. архиерей был арестован. На территории К. е. в авг. 1940 г. была образована Житомирская епархия, во епископа Житомирского в Москве был хиротонисан Дамаскин (Малюта), на кафедру он не прибыл. На покое в Киеве жил схиархиеп. Антоний (Абашидзе), из-за запрета властей не служивший. Из-за отсутствия правящего архиерея в Киеве появлялись «епископы»-самозванцы, один из них - М. А. Поздеев - был арестован 23 июня 1940 г. 15 июля 1941 г. митрополитом Киевским и Галицким, экзархом Украины, был назначен Николай (Ярушевич), вскоре после назначения эвакуировавшийся из Киева в Москву при наступлении нем. войск.

В 1940-1941 гг. в К. е. действовали 3 храма в Киеве: Набережно-Никольская, Покровская Соломенская и Байково-кладбищенская Вознесенская церкви. Соломенская ц. официально была закрыта в 1939 г., но в ней совершалось богослужение, ее настоятелем являлся настоятель Набережно-Никольской ц. архим. Александр (Вишняков). Настоятелем Байково-кладбищенской ц. был свящ. Павел Остренский.

В. Г. Пидгайко

Истинно православные христиане и иосифлянское движение

Одной из первых организационно оформленных структур буд. иосифлянства в К. е. стало созданное в Киеве в 1915 г. усилиями свящ. Анатолия Жураковского и архим. Спиридона (Кислякова) Братство Иисуса Сладчайшего, первоначально имевшего целью духовно и материально поддержать беднейшие слои населения. Взгляды архим. Спиридона были весьма далеки от традиц. Православия. 21 авг. 1920 г. Черкасский еп. Назарий (Блинов) писал патриарху Тихону: «Появившийся в Киеве в 1917 году архимандрит Спиридон года два тому назад организовал братство во имя Иисуса Сладчайшего и как председатель этого братства стал устраивать при некоторых храмах на окраинах города, по соглашению с местными причтами, богослужения с особыми молениями и проповедями, а также крестные ходы с участием преимущественно детей и женщин. Необычное совершение литургии при открытых царских вратах и с чтением совершительных молитв вслух всех молящихся привлекали к о. Спиридону… тем более что о. Спиридон во время евхаристийного канона обыкновенно становился сбоку у св. престола и театральными жестами старался направить внимание богомольцев на святые чашу и дискос. При проповедях своих о. Спиридон варьировал одну и ту же тему - о нашем отступлении от Христа и необходимости покаяния, причем особой аффектацией голоса и движений он в каждой проповеди непременно стремился вызвать у слушателей воздыхания, слезы и общий вопль, для чего, прерывая проповедь, сам становился на колени… Излюбленной темой о. Спиридона в проповедях была также речь о грехах духовенства православного, которое он публично обвинял в «коммерсализме», в «торговле Богом, Христом, таинствами», в «обмане народа» и т. п.» (ГА Киевской обл. Ф. Р-4752. Оп. 1. Д. 1217. Л. 9-11). В 1919 г. архим. Спиридон издал в Киеве брошюру «Исповедь священника перед Церковью», в к-рой объявил не соответствующими учению Христа совр. гос. и церковное устройство, деятельность Церкви и т. д. В сент. 1919 г. митр. Антоний (Храповицкий) поручил епархиальному совету расследовать дело архим. Спиридона и привлечь его как автора кн. «Исповедь священника перед Церковью» к церковному суду, а до суда запретил клирика в священнослужении.

Архим. Спиридон апеллировал к патриарху Тихону: «…я с самого своего детства горячо стремился всем своим существом служить Христу, но потом все это во мне заглохло, и я отдался обыкновенному течению жизни. Потом со мной произошла перемена в жизни, и я после этого написал книгу «Исповедь священника перед Церковью». Я же лично не считаю себя настолько виновным, чтобы быть под запрещением священнослужения, наоборот, я думаю, что каждый священнослужитель, стоящий за христианскую законность войны, смертной казни и вообще всякого насилия среди христиан недостоин не только священнодействовать, но даже и принадлежать в качестве члена к Церкви Христовой… Евхаристические молитвы я начал читать при открытых царских вратах еще при покойном митрополите Владимире. Владыка Владимир узнал об этом и тотчас же призвал меня к себе и спросил меня: что руководит мною так совершать Божественную литургию. Я ему ответил, что в этом руководит мною прежде всего моя пастырская совесть, а затем и та чисто практическая цель, чтобы этим чтением вслух евхаристических молитв в такое страшное, смутное и антихристианское время увлечь как можно больше людей ко Христу и силой молитвы закрепить их возле и около Самого Господа. Тогда митрополит Владимир одобрил мою инициативу, согласился со мной и благословил меня совершать Божественную литургию так, как я совершаю ее и сейчас» (Там же. Д. 1233. Л. 2-3). Резолюция патриарха Тихона от 20 окт. 1920 г.: «Дело архим. Спиридона еще не окончено Киевским епарх. начальством, и потому мое суждение о нем было бы преждевременным. Но не признаете ли возможным, Преосвящен. Назарий, разрешить о. Спиридону священнослужение в братстве без проповедывания» (Там же. Л. 4) - укрепила общину архим. Спиридона в представлении о своей правоте. Общине удалось получить бывш. единоверческую ц. Преображения на Гоголевской ул., которая впосл. стала одним из оплотов оппозиционного движения.

Параллельно стали создаваться и др. оппозиционные центры правого уклона, поначалу открыто не декларировавшие своих позиций. Они формировались в основном вокруг киевских мон-рей Подола и Печерска. Активное наступление властей на Покровский жен. мон-рь (в 1918 там была устроена укр. гимназия, в 1923 создан центр киевской группы духовенства и мирян «Живая церковь») способствовало постепенному вытеснению монахинь из монастыря. Часть монахинь, категорически отказавшись принимать существующую власть, пошла за бывш. настоятельницей игум. Софией (Гринёвой), которая благодаря приобретению в Ирпене дачи Бабенко смогла наладить монастырский быт на новом месте. Игум. Софию активно поддержал бывший старший свящ. Покровского монастыря Димитрий Иванов. Еще один будущий центр оппозиции был образован на Подоле, где в Покровской ц. с 1923 г. служил бывш. свящ. из с. Черевач Радомысльского у. Леонид Рохлиц. С 1928 г. оппозиционно настроенная община сложилась вокруг настоятеля Ильинской ц. на Подоле свящ. Василия Конского (он присоединился к иосифлянскому движению в авг. 1930, подчинившись еп. Павлу (Кратирову)). С 1922 г. 2-м священником Введенского монастыря служил иерей-беженец Борис Квасницкий. Несколько особо стояла община, сформировавшаяся вокруг бывш. до 14 июля 1928 г. священником в с. Ст. Позняки Никиты Смолия, а затем работавшего сапожником в Дарнице (в 1929 приговорен к заключению в лагерь на 2 года).

Это белое духовенство составило костяк киевской оппозиции, в сент. 1928 г. открыто выступившей против деклараций митрополитов Сергия (Страгородского) и Михаила (Ермакова). Как утверждал на допросе прот. В. П. Вельмин: «…фактически отколовшись… они только через полгода заявили об этом официально в письменной форме, т. к. только тогда смогли найти малейший канонический повод (лишение кафедр ссыльных викарных епископов)». Центральной фигурой новой церковной группы в Киеве стал свящ. Димитрий Иванов, в 1928 г. установивший контакт с еп. Димитрием (Любимовым) в Ленинграде и др. иосифлянами: «…Дмитрий Иванов явился объединительным центром для киевской группы, будучи как бы уполномоченным архиепископа Дмитрия Гдовского, и держал самую тесную связь с единственным оппозиционным епископом на Украине епископом Павлом (Кратировым)» (ЦДАГОУ. Ф. 263. Оп. 1. Д. 59164. Л. 18-19). Анатолий Жураковский и последователи архим. Спиридона (Кислякова) также старались заручиться поддержкой в Ленинграде, однако поездка туда Жураковского в сер. окт. 1928 г. окончилась безрезультатно, поскольку он попал в квартиру прот. Феодора Андреева во время ареста последнего. Лишь свящ. Андрей Бойчук встретился в Ленинграде с Гдовским еп. Димитрием, который согласился духовно окормлять киевских иосифлян.

Т. о., в 1930 г. в Киеве действовало неск. иосифлянских приходов: Покровская ц. (священники Леонид Рохлиц, Борис Квасницкий и Анатолий Бобров), Ильинская ц. (свящ. Василий Конский), Преображенская ц. на Гоголевской ул. (священники Анатолий Жураковский, Евгений Лукьянов, Андрей Бойчук, архим. Спиридон), Троицкая ц. в дачном пос. Ирпень (ныне город в Киевской обл.), где настоятелем был Виктор Давидович, в 1928 г. перешедший к иосифлянам. В нач. 30-х гг. ХХ в. в Киевской обл. к иосифлянским относились общины сел Купьеватое Каневского р-на, Шибеное Бородянского р-на, Андреевка Бородянского р-на, Погребы, Гута, Косачовка. Среди киевского епископата на сторону иосифлян перешли епископы Макарий (Кармазин) и Афанасий (Молчановский). К «непоминающим» относился также еп. Сергий (Куминский). Нек-рые представители киевского духовенства заняли выжидательную позицию и не поминали митрополитов Сергия и Михаила. К их числу принадлежали протоиереи Михаил Едлинский, Александр Глаголев, Сергий Филиппенко, Николай Богдашевский и др.

На роль идеолога иосифлянского движения в Киеве выдвинулся свящ. Анатолий Жураковский. Ему принадлежит ведущая роль в составлении обращения киевлян к митр. Сергию (Страгородскому) с подробным разбором «Декларации 1927 г.». Выражая солидарную позицию киевского оппозиционного духовенства, священник писал: «…у нас перед глазами позорный путь «церкви лукавнующих» - обновленчества, и этот же позор постепенного засасывания в болото все более и более страшных компромиссов и отступничества, этот ужас полного нравственного растления неизбежно ждет церковное общество, если оно пойдет по пути, намеченному деятелями «синода». Нам кажется, что митрополит Сергий поколебался в уверенности во всемогущество все преодолевающей истины, во всемогущество Божие, в роковой миг, когда он подписывал декларацию, и это колебание, как страшный толчок, передается всему телу Церкви и заставляет его содрогнуться... Немало найдется тех, для которых лучше умереть в истине, чем жить во лжи; тех, кто не переменит своего знамени. Над Церковью навис грозный призрак нового раскола» (Шкаровский М. В. Иосифлянство: течение в РПЦ. СПб., 1999. С. 212-213). Жураковский неоднократно обращался и к митр. Михаилу, издавшему декларацию, аналогичную декларации митр. Сергия.

Киевское духовенство пыталось дистанцироваться от оппозиционно настроенного священника: благочинный киево-подольских церквей прот. Александр Ходзицкий в письме к митр. Михаилу уверял: «Спешим заверить Ваше Высокопреосвященство, что он, священник Жураковский, по-видимому и вышел от нас, но никогда не был нашим ни по духу той высокомерной гордыни, ни по практике, какой он старается отправлять свою пастырскую работу среди небольшой горсти киевской интеллигентной молодежи, также духовно неопытной и неуравновешенной, как и ее вожак» (ЦДАГОУ. Ф. 263. Оп. 1. Д. 9900. Л. 32-33).

Между легально существовавшими иосифлянскими общинами не было полного согласия и в степени признания реалий советской власти: если Покровская ц. не разделяла к.-л. признания советской власти (в основном под влиянием монахинь бывш. Флоровского, Введенского и Покровского мон-рей), то для Ильинской общины, состав к-рой в основном определялся бывш. профессурой КДА, характерно более компромиссное отношение (члены общины даже вывешивали красный флаг на советские праздники). На особое место в жизни киевских иосифлянских общин претендовал и свящ. Леонид Рохлиц, сумевший привлечь в свою группу монахинь Флоровского и Введенского монастырей, часть из к-рых перешла в Покровскую ц. в 1928 г. вместе со свящ. Борисом Квасницким. По словам свящ. Флоровского мон-ря Космы Петрушевского, «…Рохлиц Леонид, один из видных членов контрреволюционной организации, старающийся привлечь в свою организацию темные массы крестьян окружных сел, кликуш, монахов и монахинь. У него свои агенты на пристанях, у храмов близлежащих, у него агенты, буквально за руки затягивающие в храм Покрова к о. Леониду, к-рый молится за гонимых, не поминает митрополита Михаила и впоследствии архиепископа Димитрия. …Рохлиц всеми силами старается втянуть в свою организацию возможно большее количество. К его организации принадлежит Бойчук Андрей, монахиня Тихона, Пелагея, Мария» (Отраслевой ГА СБУ. Д. № 67093-ФП. Л. 20).

У каждого из представителей иосифлян были свои почитатели, свои представления о церковной работе и свой духовный опыт, поэтому нередко возникали внутренние конфликты. После того как еп. Димитрий (Любимов) назначил своим уполномоченным (благочинным) свящ. Димитрия Иванова, группа А. Жураковского выразила резкий протест. Результатом стала очередная поездка в Ленинград священников Б. Квасницкого и А. Бойчука, где был достигнут компромисс - свящ. Д. Иванов привлекался к руководству всеми общинами по мере надобности, а право принимать в свои ряды духовенство было предоставлено всем лидерам киевского иосифлянства. После временного урегулирования разногласий состоялись совещания киевского иосифлянского духовенства. Первое прошло в кон. июня 1929 г. на квартире свящ. Леонида Рохлица, где обсуждалось присоединение свящ. Щербатова. Через 2 недели на 2-м собрании рассматривалось предложение архиеп. Димитрия (Любимова) об установлении контакта с еп. Павлом (Кратировым). На совещании 25 июля 1929 г. у свящ. Бориса Квасницкого свящ. Димитрию Иванову было поручено посетить еп. Дамаскина (Цедрика) и выяснить его позицию. На 4-м совещании в авг. того же года обсуждались результаты этой поездки. В сент. состоялось последнее совещание. В окт. 1929 г. возник конфликт с архим. Спиридоном. После обращения Л. Рохлица к архиеп. Дмитрию (Любимову) с описанием прошлых вольностей архим. Спиридона архиерей предложил архим. Спиридону покаяться, чего он не сделал. В результате «…о. Иванов, а никто иной объявил о. Спиридона и всех его сторонников (Жураковский, Лукьянов, Бойчук), потерявшими общение с церковью…» (ЦДАГОУ. Ф. 263. Оп. 1. Д. 59164. Л. 20). Впосл. разгорелся конфликт между бывш. единомышленниками Л. Рохлицем и Б. Квасницким, улаживать к-рый пришлось также свящ. Димитрию Иванову. После ареста еп. Димитрия (Любимова) киевские иосифляне перешли под омофор еп. Старобельского Павла (Кратирова).

Влиятельным, как и прежде, было киевское монашество, к-рое вслед. массового закрытия мон-рей становилось частью городского и пригородного и сумело создать довольно много нелегальных центров Истинно православной церкви (ИПЦ). Лаврские иеромонахи, Агапит (Жиденко), Еразм (Прокопенко), Мартирий (Слободенко), Амфилохий (Фурс), Феогний (Деркач), Аполлоний (Кононский), монахи Кодрат (Речка), Патрикий (Недроль), Патрикий (Кирдай), Виктор (Емельянский), Тимофей (Гнатюк), вышли из подчинения архим. Ермогену (Голубеву) и признавали своим настоятелем прежнего архим. Климента (Жеретиенко), высланного в Харьков. Немаловажную роль играл и игумен подворья Киево-Печерской лавры в Ленинграде Клавдий (Савинский), каждое лето приезжавший в Киев и привозивший послания, воззвания, письма архиеп. Димитрия (Любимова). Все оппозиционное лаврское монашество имело своих сторонников, в основном жителей прилегающих к Киеву окрестностей. Еще один центр оппозиции во главе с игум. Михаилой (Шепелевой (Щёлкиной)) сформировался на Феодосиевском подворье.

Многолюдной была община иером. Еразма (Прокопенко) в Ирпене (ей принадлежало неск. домов по Надсоновской ул., № 10, Украинской ул., № 34 и т. д.). Состояла она в основном из женщин-крестьянок и жила довольно обособленно (Там же. Д. 46790. Л. 45). Впосл. органами ГПУ деятельность иером. Еразма была расценена как «участие в к/р церковной группе и проведение а/с агитации». Он был арестован 23 нояб. 1932 г. Одновременно с иером. Еразмом и позднее, в нач. 1933 г., была арестована и вся его группа, а также лаврские монахи Мартирий (Слободенко) и Тимофей (Гнатюк).

В Ирпене проживали также члены общины иером. Агапита (Жиденко), мон. Филарета (он являлся представителем полтавского монашества и имел много сторонников в с. Лебедин), схим. Саввы. В Ирпень часто приезжали игум. Рафаила из Гомеля, игум. Валерия из Ржищевского мон-ря, монахини из Дивеевского, Шамординского, Оренбургского мон-рей. В янв. 1929 г. свящ. Димитрий Иванов привлек к иосифлянскому движению мон. Анастасию из Славянска, мон. Ирину (Гладышеву) из Оренбурга.

После смерти архим. Спиридона (Кислякова), ареста 14 окт. 1930 г. свящ. Анатолия Жураковского и массовых арестов 15 янв.1931 г. в рамках общей кампании уничтожения ИПЦ оппозиционная группа в Киеве и близлежащих окрестностях была в основном представлена монашествующими. Так, вместо арестованного Виктора (Давидовича) настоятелем Троицкой ц. Ирпеня по приглашению общины стал иером. Мартирий (Слободянко), официально работавший 10 лет в должности столяра и садовника в доме отдыха секции научных работников в бывш. Преображенской пуст.

Единственным белым священником до своего ареста 14 июля 1935 г. был настоятель Ильинской ц. (окт. 1933-1934) прот. Димитрий Шпаковский, с к-рым впосл. сослужили иеромонахи Мартирий (Слободянко), Каллиник (Хоменко) и свящ. Игнатий Шпаков. Все эти священники входили в юрисдикцию еп. Дамаскина (Цедрика) и служили в Покровской ц., к-рая находилась на попечении иером. Амфилохия (Фурса).

В 1935 г., вернувшись после ареста, возобновил подпольную церковную деятельность и свящ. Никита Смолий. Впосл. на допросе он так ответил на вопросы следователя: «С митрополитом Сергием и его церковью я порвал потому, что он в своей декларации от июля 1927 г. объявил во всеуслышание, что он вполне разделяет и одобряет политическое направление и деятельность Советской власти, требуя того же от духовенства и верующих. С этим я согласиться не мог, поскольку считаю, что Советская власть открыто проявила духовные и церковные свойства «царства антихриста», как-то: закрытие и разрушение христианских храмов, поругание и упразднение святынь, гонение на всех православных священнослужителей, отрыв путем антирелигиозной пропаганды верующих масс от Бога и церкви, упразднение праздничных дней (...) К церковному течению, в котором я в настоящее время нахожусь, я примкнул в 1927 г., т. е. после опубликования декларации митрополита Сергия. ...По возвращению из концлагеря в январе 1932 г. я по сентябрь 1933 г. проживал в деревне Новинки-Абрамовы Александровского района Ивановской промышленной области, но там никакой религиозной деятельности не проводил. В сентябре 1933 г. я приехал в Киев и, поселившись на хуторе Красном Киевского района, начал продолжать на нелегальных началах свою пастырскую деятельность... Последователи «истинно-православной церкви», с к-рыми я, как священник этой церкви, имел связь и обслуживаю их духовно-религиозные нужды, проживают... 1) г. Киев - 4 человека; 2) хут. Красный - 4 человека; 3) хут. Шевченко - 3 человека; 4) с. Новые Позняки - 2 человека; 5) с. Старые Позняки - 2 человека; 6) Ворзель - 2 человека; 7) Дарница - 1 человек; 8) с. Скопцы Барышевского района - 1 человек» (ЦДАГОУ. Ф. 263. Оп. 1. Д. 33067. Л. 14-15, 20).

Следующая волна арестов 1933-1934 гг. практически полностью загнала оппозиционное движение в подполье. После 1-го ареста в 1932 г. иером. Еразм (Прокопенко), выпущенный из тюрьмы, ушел в затвор (в кон. 1945 вернулся в Киево-Печерскую лавру; киевская прописка в мон-ре оформлена 22 янв. 1946), затем был опять арестован, умер в заключении 5 февр. 1951 г. Вернувшийся после ссылки в Киев Евгений Лукьянов отошел от активной церковной деятельности, но тем не менее 12 июня 1937 г. был арестован и погиб в заключении. 13 сент. 1937 г. были расстреляны иеромонахи-иосифляне Мартирий (Слободянко), Феогний (Деркач), Аполлоний (Кононский).

Свящ. Андрей Бойчук, вернувшись из заключения в 1939 г., всячески старался наладить связи между уцелевшими представителями киевских иосифлян. Проживая на нелегальном положении в Киеве, он совершал тайные богослужения на частных квартирах и периодически посещал схим. Еразма (Прокопенко). 7 мая 1941 г. был арестован и на допросах сообщил, что «начал совершение нелегальных религиозных треб в начале июня 1940 г., после того, как умер бывший профессор Киевской духовной академии Кудрявцев. Попросил меня отслужить панихиду по Кудрявцеву бывший псаломщик Преображенской церкви Глаголев Алексей Александрович, к-рый и принес туда облачение для священника, антиминс, сосуды и другие церковные принадлежности. Панихида совершалась ночью после того, как разошлись посторонние, присутствовали при панихиде только родственники Кудрявцева, Глаголев и я. После этого случая фактически началась моя подпольная церковная деятельность» (Там же. Д. 60260. Л. 38). Свящ. А. Бойчук погиб в заключении.

Частичная легализация ИПЦ произошла во время нем. оккупации Киева, когда общине архим. Михаила (Костюка), преемника игум. Михаилы (Шепелевой (Щёлкиной)), в нач. 1942 г. удалось организовать в Чоколовке мон-рь (после освобождения Киева арестован, расстрелян, были арестованы и члены общины). Активизировались также члены общины расстрелянного иером. Мартирия в Мышеловке, к-рых окормлял прибывший в Киев бывш. наместник Киево-Печерской лавры архим. Климент (Жеретиенко), так и не сумевший восстановить свои полномочия по управлению лаврой (после отъезда архим. Климента в Харьков общину стал окормлять свящ. Владимир Веселовский). Сохранился и костяк общины иером. Агапита (Жиденко), к-рый окормлял крестьян Золотоношского р-на и нек-рых сел Киевского р-на (эта община была разгромлена властями в 1950, когда вместе с иером. Агапитом были арестованы почти 15 прихожан; 26 мая 1950 все они приговорены к разным срокам заключения - от 5 до 10 лет). В сер. 50-х гг. ХХ в. начали постепенно восстанавливаться общины ИПЦ в окрестностях Киева - Ирпене и Буче. Проживавшие в Киеве представители ИПЦ - еп. Варнава (Беляев), некоторые монашествующие, члены общин священников Анатолия Жураковского, Андрея Бойчука, Леонида Рохлица были обособлены, имели некоторое количество почитателей и старались ничем не привлекать внимание. К кон. 60-х гг. ХХ в. ИПЦ не имело влияния в Киеве.

Т. В. Кальченко

1941-1943 гг.

Летом-осенью 1941 г. УССР оккупировали нем. войска, 19 сент. был взят Киев. В период нем. оккупации в жизни православной Церкви на Украине происходили значительные изменения. Решением 1-го Почаевского Собора от 18 авг. 1941 г. на территории Украины была создана автономная правосл. Церковь в каноническом единстве с РПЦ, архиеп. Волынскому и Кременецкому Алексию (Громадскому) были предоставлены права областного митрополита и титул экзарха всея Украины. 21 авг. были утверждены правила приема в Церковь священнослужителей-раскольников: обновленцев принимали в клир после принесения публичного покаяния, «липковцев-самосвятов» рукополагали во все священные степени. Не позднее сер. дек. 1941 г. временно управляющим К. е. был назначен Львовский еп. Пантелеимон (Рудык).

Митр. Пантелеимон (Рудык). Фотография. 40-е гг. XX в.
Митр. Пантелеимон (Рудык). Фотография. 40-е гг. XX в.

Митр. Пантелеимон (Рудык). Фотография. 40-е гг. XX в.

29 сент. 1941 г. в Киеве образовалась Киевская церковная рада («Украинская церковная рада г. Киева»), в состав к-рой вошли представители автономной УПЦ (впосл. покинули раду), остававшиеся на свободе деятели УАПЦ Липковского и прибывшие с Волыни представители УАПЦ Поликарпа (Сикорского), которым было поручено создать автокефалистские структуры в Киеве и Киевской обл. и добиться объединения с липковцами. В раде были представлены также бывш. клирики почти полностью пришедшей в упадок к нач. 40-х гг. XX в. «Украинской обновленческой автокефальной церкви», имевшей общины в отдельных районах Киевщины. Почетным председателем рады стал свящ. Леонтий Юнаков, в прошлом активный деятель липковского и лубенского расколов. В окт. 1941 г. с Киевской церковной радой наладил контакты пообещавший поставить для Украины епископов Варшавский митр. Дионисий (Валединский), к-рый 29 окт. 1941 г. направил в Киев свое письменное благословение и пожелание «молитвенного труда по возрождению и упорядочению автокефальной Украинской православной Церкви» (Бурчак-Абрамович Н. Н. УПЦ в 1941-1943 рр. // Рiдна церква. Новий Ульм; Мюнхен, 1956. № 25. С. 6). С Киевской радой наладила контакты Ровенская церковная рада во главе с С. И. Скрыпником (см. Скрыпник Мстислав).

В нач. окт. 1941 г. председателем Киевской церковной рады был избран сын священника-поликарповца с Волыни бывш. полковник петлюровской армии Н. Рыбачук (впосл. священник УАПЦ в эмиграции). Он объявил своей целью объединить представленные в раде 3 деноминации. Фактически ему удалось объединить киевских автокефалистов - поликарповцев и липковцев. Объединительное заседание состоялось 17 окт. 1941 г., на нем не были решены все вопросы (полное слияние 2 автокефалистских движений произошло в 1942). Рыбачук в кон. окт. 1941 г. объявил свою раду главным органом церковного управления на «Надднепрянщине», канцелярия рады разместилась в митрополичьем дворце при Софийском соборе. Позже др. активный деятель автокефалистского раскола Скрыпник (лжепатриарх Мстислав) писал, что Рыбачук выполнял роль связного между киевскими липковцами и «архиепископом Луцким», впосл. главой УАПЦ Поликарпом (Сикорским). Со стороны оккупационных властей не было препятствий для создания на Киевщине структур УАПЦ. 2 окт. 1941 г. в Мин-ве вост. территорий был подготовлен меморандум, в нач. 1942 г. разосланный чиновникам оккупационной администрации, где указывалось, что не следует препятствовать развитию укр. национально ориентированной Церкви, враждебной Москве (ЦДАВО. Ф. КМФ-8. Оп. 2. Д. 296).

Члены «Украинской церковной рады» отказались принять главу автономной УПЦ митр. Алексия (Громадского), прибывшего в Киев в нач. нояб. 1941 г. Перед приездом предстоятеля УПЦ рядом с митрополичьим дворцом взорвались мины. В результате было сорвано проведение на территории Софийского мон-ря киевского епархиального совещания духовенства автономной УПЦ под председательством митр. Алексия. После начала утром 7 нояб. 1941 г. встречи духовенства и мирян К. е. с митр. Алексием, в к-рой участвовали 49 священников и 95 гражданских лиц, сотрудники нем. службы безопасности провели облаву, во время к-рой были задержаны участники собрания; вскоре почти все они были освобождены. Митр. Алексия также ненадолго арестовали и отпустили, на допросе он рассказал, что по пути в Киев посетил Житомир и Бердичев. В Киеве митр. Алексий имел краткие встречи с настоятелем Покровского храма на Приорке свящ. Тимофеем Ковалиной, а также с автокефалистом Н. Рыбачуком. Под арестом остались архим. Александр (Вишняков) и прот. Павел Остренский. Поскольку в 1941 г. они являлись единственными легально служившими в Киеве клириками, немцы обвинили их в сотрудничестве с НКВД, в нояб. 1941 г. архим. Александр (Вишняков) и прот. Павел Остренский были расстреляны.

По разрешению немецких властей 20 нояб. 1941 г. в Петропавловской ц. в с. Лесная Буча под Киевом прошел Киевский окружной собор УАПЦ, объединивший делегатов от 5 приходов и 13 сел., на нем председательствовал киевский окружной миссионер УАПЦ прот. Иоанн Потапенко. По его предложению председателем Киевского окружного совета УАПЦ был избран прот. Павел Семинский из пос. Ворзель. Потапенко говорил о том, что членам окружного собора надо войти в Киевскую церковную раду и направить ее деятельность в автокефалистское русло (Там же. Ф. 4398. Оп. 1. Д. 4. Л. 110-112). Судя по дальнейшим событиям, именно такую направленность и получила деятельность рады. После того как у Рыбачука возник конфликт с частью членов рады, выступавших против ее политизации, в нач. дек. 1941 г. было принято решение о его отставке. После этого раду возглавил один из активных деятелей укр. обновленчества киевлянин Филипп Руденко, его заместителем избрали свящ. Петра Длугопольского. Однако и при них никакого сближения рады с автономной УПЦ не произошло.

Важное значение имел 2-й Почаевский Собор автономной УПЦ, проходивший 8-9 дек. 1941 г. в Почаевской лавре. Собор провозгласил курс на достижение автокефалии УПЦ каноническим путем, 8 дек. Алексий (Громадский) был возведен в сан митрополита Волынского и Житомирского с присвоением ему титула «экзарх Украины». В тот же день участники Собора предложили служившему в юрисдикции митр. Дионисия (Валединского) Холмско-Подляшскому архиеп. Илариону (Огиенко), к-рый имел высокий авторитет на Украине, титул архиепископа Киевского и Переяславского, управляющего К. е. (речь не шла о назначении его главой Украинской Церкви). Служивший ранее подпольно в Киеве архим. Леонтий (Филиппович) был хиротонисан 11 дек. 1941 г. в Почаевской лавре во епископа Бердичевского, викария Волынско-Житомирской епархии (т. о. Бердичевский округ был исключен из К. е.). Митр. Алексий не мог находиться в Житомире из-за плохого состояния Преображенского кафедрального собора и архиерейской резиденции, предстоятель УПЦ продолжал жить в кременецком в честь Богоявления муж. мон-ре.

22 дек. 1941 г. несогласные с политикой Скрыпника члены «Ровенского украинского церковного совета» во главе с И. Карнауховым провели свой съезд, на к-ром приняли резолюцию в поддержку решения Почаевского Собора о приглашении архиепископа Илариона (Огиенко) на Киевскую кафедру и просили митр. Дионисия благословить отъезд Илариона в Киев. Митр. Дионисий отказался, тем самым отвергнув всякую возможность для компромисса с митр. Алексием (Громадским).

Указом митр. Алексия между 8 и 15 дек. 1941 г. временно управляющим К. е. был назначен Львовский еп. Пантелеимон (Рудык). 18 дек. 1941 г. еп. Пантелеимон, получивший разрешение на проживание в Киеве, прибыл в столицу Украины; 21 дек. его принял председатель Киевской городской управы В. П. Багазий. К февр. 1942 г. еп. Пантелеимон образовал в Киеве при Покровском жен. мон-ре епархиальное управление (консисторию), секретарем к-рой стал прот. Михаил Иваськов, служивший ранее благочинным одного из округов Волынско-Кременецкой епархии. Архиерейские службы еп. Пантелеимон совершал в единственном сохранившемся храме в Златоверхом Михайловском мон-ре.

Архиерей был враждебно встречен автокефалистами. В дек. 1941 г. Волынская церковная рада направила письмо Киевской церковной раде, в к-ром сообщалось о назначении «Луцкого архиепископа» Поликарпа (Сикорского) «администратором» правосл. Церкви на Украине и содержалось предписание «не принимать епископов - посланцев еп. Алексия, дать им должный отпор и ожидать архиеп. Поликарпа и рукоположенных им епископов» (Власовський I. Нарис iсторiï Украïнськоï Православноï Церкви. К., 1998р. Т. 3. С. 211). С целью присоединить к автономной УПЦ автокефалистов, а также чтобы не допустить объединения липковцев с поликарповцами по всей Украине (в Киеве и Киевской обл. такое объединение уже фактически состоялось) еп. Пантелеимон решил провести 29 (по др. данным, 20) дек. 1941 г. совещание с Киевской церковной радой, в к-рой к тому времени возобладало умеренное течение. Еп. Пантелеимон совершил хиротонии в священный сан неск. священнослужителей - бывш. автокефалистов и обновленцев, присоединившихся к канонической Церкви.

Кроме еп. Пантелеимона в Киеве в этот период жил на покое схиархиеп. Антоний (Абашидзе). После открытия для богослужений Ближних пещер Киево-Печерской лавры в нояб. 1941 г. схиархиеп. Антоний переехал в лавру, там скончался 1 нояб. 1942 г. Открытие пещер состоялось после того, как 3 нояб. 1941 г. взрыв уничтожил лаврский Успенский собор. 28 февр. 1942 г. еп. Пантелеимон дал благословение наместнику лавры архим. Валерию (Устименко) на перенесение мощей вмц. Варвары в Златоверхий Михайловский муж. мон-рь.

Помимо Киево-Печерской лавры, насчитывавшей в кон. 1943 г. 37 насельников, в 1941-1942 гг. в Киеве было возрождено 9 мон-рей: мужские - Златоверхий во имя арх. Михаила (наместник - архим. Еразм (Довбенко), 18 насельников), Ионинский Троицкий (настоятель - архим. Иадор (Лось), 31 насельник), Выдубицкий Михайловский (настоятель - архим. Варлаам (Цивенко), 3 насельника), Церковщинский Рождество-Богородичный (настоятель - архим. Иона (Рябоконь), 8 насельников), Киево-Никольский Слупский (настоятель - архим. Евстафий (Кисель), 3 насельника); женские - Покровский (игум. Архелая (Савельева), 245 сестер), Введенский (игум. Елевферия (Прудько), 103 сестры), Вознесенский Флоровский (игум. Флавия (Тищенко), 239 сестер), Знаменский скит Ионинского мон-ря (под рук. мон. Манефы (Енакоевой), 39 сестер). В К. е. были возрождены женские мон-ри - богуславский Николаевский (игум. Евфалия (Пряничникова), 22 сестры), чигиринский Троицкий (игум. Елеазара (Белоусова), 59 сестер), Лебединский Николаевский (игум. Валентина (Резниченко), 83 сестры), Красногорский Покровский (игум. Анатолия (Водопицына), 33 сестры). Предпринимались попытки возродить монашескую жизнь при храмах, бывших ранее монастырскими: при Вознесенском в киевском предместье Китаево (настоятель - иером. Варнава (Череп), из братии Киево-Печерской лавры), при храме иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в киевском предместье Сталинка (ныне Демиевка; настоятель - иером. Тихон (Яценко), из братии Церковщинского Рождество-Богородичного мон-ря), при Покровском храме в киевском предместье Феофания (настоятель - свящ. Афанасий Слободянский), при храме в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Киеве (настоятель - игум. Маврикий (Бойко), из братии Церковщинского мон-ря, он же в 1942-1943 гг. пытался возродить подворье Церковщинского мон-ря в Умани), при Онуфриевском храме в с. Гарбузин Корсунь-Шевченковского р-на (настоятель - прот. Николай Кукулевский). Монахи Киево-Никольского мон-ря добивались у властей возвращения зданий обители - трапезной и Никольского храма на Аскольдовой могиле, но получили отказ и разместились в 2-этажном флигеле, где до 1928 г. жил викарий К. е. К кон. 1943 г. в Киеве с пригородами действовало 10 мон-рей и 26 приходских храмов автономной УПЦ, 6 приходских храмов УАПЦ и легализованный при немцах ставропигиальный мужской мон-рь истинно православных христиан. Территория К. е. совпадала с территорией Киевского генерального округа, в т. ч. включавшего Полтавщину.

В нач. 1942 г. УАПЦ сделала попытку захватить управление К. е. 13 марта 1942 г. в Киев прибыли автокефалистские викарии К. е., «хиротонисанные» в Пинске в нач. февр. 1942 г. («хиротонии» возглавил Поликарп (Сикорский)): «Чигиринский епископ» Никанор Абрамович, 16 марта назначенный управляющим К. е. УАПЦ, и «Уманский епископ» Игорь Губа. Они провели переговоры с киевской группой липковцев, после чего 19 марта 1942 г. «Представительство УАПЦ (Василия Липкивского) в Киеве» объявило о вхождении в юрисдикцию Поликарпа (Сикорского), признав Никанора Абрамовича своим архиереем. Вместе с липковцами-самосвятами Никанор Абрамович и Игорь Губа 21 марта 1942 г. совершили в Андреевской ц. литургию, Андреевский собор был полностью передан автокефалистам. В кон. 1942 г. Никанор Абрамович упразднил Киевскую церковную раду УАПЦ, не желая мириться с конкурирующим органом управления (позднее Абрамович писал о том, что Киевская церковная рада якобы была разогнана немцами в февр. 1942 по требованию еп. Пантелеимона (Рудыка)).

9 мая 1942 г. в киевской Андреевской ц. открылся «Второй архиерейский собор УАПЦ», проходивший без участия Поликарпа (Сикорского), поручившего председательство на нем Никанору Абрамовичу. Данный собор, очевидно, был созван в ответ на проведенный 30 апр. 1942 г. 3-й Почаевский Собор автономной Церкви, который охарактеризовал УАПЦ как секту, осудил евхаристическое единение ее «епископов» с липковцами. Согласно 1-му решению Киевского собора УАПЦ, в Андреевской ц. 10 мая состоялась «хиротония» архим. Фотия (Тимощука) во епископа Черниговского и Нежинского. 11 мая в Андреевской ц. была совершена «хиротония» архим. Мануила (Тарнавского) во епископа Белоцерковского, викария Киевско-Чигиринской епархии УАПЦ. Эти 2 «хиротонии», а также «Положение о Киевском церковном управлении УАПЦ», предусматривавшее наличие в К. е. УАПЦ 3 викарных епископов, были утверждены главой УАПЦ Поликарпом 29 мая 1942 г. По решению собора УАПЦ С. Скрыпник после принятия монашеского пострига с именем Мстислав был «хиротонисан» 14 мая 1942 г. во епископа Переяславского, викария К. е. На Лубенское вик-ство К. е. 16 мая был поставлен Сильвестр Гаевский с титулом «епископ Лубенский и Миргородский» (Полтава не входила в его епархию, т. к. там большинство храмов подчинялось Феофилу (Булдовскому)). Архим. Владимир (Малец) был «хиротонисан» 23 июня во епископа Черкасского, викария К. е. В Черкассы он не прибыл, служил в качестве епископа Новомиргородского, викария К. е.

Киевский собор епископов УАПЦ своими провокационными и противоречивыми решениями оттолкнул от УАПЦ мн. клириков. Наибольшие споры вызвало постановление собора от 17 мая 1942 г., к-рым Почаевский Собор автономной Церкви 18 авг. 1941 г. объявлялся самочинным сборищем, а его постановления не обязательными для исполнения. Этим же решением духовенству УАПЦ предписывалось не иметь молитвенного единения с клириками автономной Церкви «до тех пор, пока те не покаются и не вернутся в юрисдикцию своего канонического митрополита Дионисия (Валединского)». Собор постановил «считать местоблюстителем Киевской митрополии до проведения Всеукраинского поместного собора» митр. Дионисия (со ссылкой на томос К-польского патриарха от 13 нояб. 1924).

В письме от 27 мая 1942 г. митр. Илариону (Огиенко), к-рый негативно оценивал деятельность укр. автокефалистов и критиковал митр. Дионисия за поддержку Поликарпа (Сикорского), митр. Алексий (Громадский) выражал беспокойство по поводу Киевского собора «неолипковцев» (УАПЦ Поликарпа (Сикорского)), отмечая, что собор своими решениями усугубил церковный раскол; писал, что викарий К. е. УАПЦ Игорь Губа был лишен иерейского сана, когда являлся клириком Волынской епархии. В том же письме митр. Алексий сообщил, что он планирует реорганизовать управление К. е. и назначить Пантелеимона епископом Вышгородским, викарием К. е., исключив из его власти Киев, к-рый должен находиться под непосредственным руководством Собора епископов и митр. Алексия как предстоятеля автономной УПЦ и экзарха Украины (Листи громадських дiячiв, представникiв украïнськоï науки, культури i Церкви до Iвана Огiєнка (митр. Iларiона), 1910-1969. К., 2011. С. 279).

12 июня 1942 г. на 4-м Почаевском Соборе епископов автономной УПЦ для управления Церковью в случае чрезвычайных обстоятельств был избран Свящ. Синод, в к-рый вошли митр. Алексий, архиепископы Симон (Ивановский) и Вениамин (Новицкий) и еп. Пантелеимон (Рудык). «Противоавтокефальным миссионером» при Свящ. Синоде был назначен секретарь еп. Пантелеимона прот. Михаил Иваськов, до 1939 г. являвшийся председателем Волынского епархиального миссионерско-законоучительного комитета и имевший богатый опыт миссионерской деятельности. Синод просуществовал до окт. 1942 г., когда по указанию нем. властей был распущен. 4 авг. 1942 г. 5-й Почаевский Собор автономной УПЦ принял из раскола бывш. автокефалистского Владимиро-Волынского и Ковельского еп. Мануила (Тарнавского), он был хиротонисан по «упрощенному чину» во епископа Белоцерковского, викария К. е. На епископские кафедры Киевщины планировалось хиротонисать канонических архиереев в противовес уже поставленным автокефалистским «епископам». 12 авг. 1942 г. митр. Алексий писал Илариону (Огиенко), что Собор епископов УПЦ планирует назначить на викарные кафедры К. е. следующих утвержденных им кандидатов: на Каневское вик-ство - свящ. Михаила Оксиюка (см. Макарий (Оксиюк)), на Черкасское вик-ство - прот. Андрея Славинского, на Кременчугское вик-ство - архим. Мефодия (Сибиковского), на Елисаветградское вик-ство (планировалось в составе К. е.) - прот. Георгия Боришкевича (Там же. С. 282-283). Власти не разрешили проведение нового архиерейского Собора и хиротонии епископов автономной УПЦ, в то время как на хиротонии автокефалистских «архиереев» разрешения давались до окт. 1943 г., когда был хиротонисан последний за время оккупации «епископ» УАПЦ.

В окт. 1942 г. автокефалисты попытались склонить митр. Алексия к объединению. 8 окт. «архиепископы» Никанор Абрамович и Мстислав Скрыпник прибыли в Почаевскую лавру и убедили митр. Алексия подписать соглашение, признававшее существование «Украинской автокефальной православной Церкви» в юрисдикции Варшавского митр. Дионисия. Этот акт вызвал протест среди архиереев и видных деятелей автономной УПЦ. В нояб. 1942 г. был издан меморандум против объединения УАПЦ и автономной УПЦ за подписями еп. Пантелеимона (Рудыка), архиепископов Симона (Ивановского) и Вениамина (Новицкого). Архиереи заявили, что в случае объединения они не войдут в новую структуру и создадут новую юрисдикцию. Категорическое несогласие с актом выразил схиархиеп. Антоний (Абашидзе). Все это заставило митр. Алексия пересмотреть свою позицию. Кроме того, нем. власть была резко против приведения акта в жизнь. Объединения не произошло, единство канонической Церкви было сохранено. В нач. 1943 г. митр. Алексий признал подписание акта с автокефалистами ошибкой.

Накануне Пасхи 1943 г. немецкие власти по просьбе еп. Пантелеимона (Рудыка) передали в ведение автономной УПЦ Владимирский кафедральный собор. По свидетельству в 1967 г. еп. Пантелеимона, к кон. 1943 г. в городе было 36 действующих храмов и 9 мон-рей (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 5. Д. 54. Л. 37). Очевидно, владыка имел в виду все храмы Киева, как автономной УПЦ, так и УАПЦ, поскольку, по др. данным, автономистам в Киеве принадлежало 28 храмов, часть церквей находилась в совместном пользовании автономистов и автокефалистов (напр., Демиевская Вознесенская ц.).

Гибель митр. Алексия от рук укр. националистов 7 мая 1943 г. внесла коррективы в деятельность автономной УПЦ. 9 мая 1943 г. в Киеве образовался Временный синод для управления правосл. епархиями Киевско-Полтавского генерального комиссариата в составе Пантелеимона (Рудыка), Симона (Ивановского) и Вениамина (Новицкого) (Церковная жизнь. Ладомирова, 1943. № 9. С. 35). Этот орган стал управлять епархиями УПЦ в центральной и вост. областях Украины в условиях, когда кафедра предстоятеля автономной УПЦ была вакантной. Фактически в неск. нем. генеральных округах (генерал-комиссариатах) образовались автономные церковные структуры, основанием для чего был циркуляр рейхскомиссара Украины Э. Коха от 1 окт. 1942 г. (документ трактовался по-разному, поначалу он не был реализован, но под давлением нем. властей иерархи автономной УПЦ и УАПЦ постепенно стали выполнять основные его положения). Архиеп. Дамаскин (Малюта), избранный новым первоиерархом автономной УПЦ по решению Ковельского Собора от 6 июня 1943 г. с титулом «Подольский и Волынский», уже не был полноправным главой автономной УПЦ, но «старшим епископом», его власть являлась номинальной. В пределах Киевского генерального округа, или генерал-комиссариата, фактически существовала самостоятельная церковная структура, к-рой руководил епископ, управлявший К. е.

25 сент. 1943 г. (по др. данным, в окт. 1943) архиеп. Пантелеимон вместе со своим келейником мон. Димитрием (Щуром) по распоряжению нем. власти об эвакуации гражданского населения покинул Киев, нек-рое время находился на территории К. е. и продолжал управлять епархией. На момент отъезда из Киева владыка Пантелеимон имел титул «архиепископ Киевский и Галицкий», когда и кем он был возведен в сан архиепископа, данных нет, но несомненно, что это произошло между маем и сент. 1943 г., после гибели митр. Алексия (Громадского). Вероятно, назначение его правящим архиереем инициировал Временный синод. По всей видимости, архиеп. Пантелеимон играл важную роль в общецерковной жизни на оккупированных укр. землях; известно, что глава автономной УПЦ архиеп. Дамаскин (Малюта) из-за активных контактов с УАПЦ не пользовался доверием укр. архиереев. Вскоре после отъезда архиеп. Пантелеимона в Киев прибыл архиеп. Дамаскин, ожидая признания своего звания экзарха и первоиерарха автономной УПЦ от Московской Патриархии и от советских властей; вероятно, он претендовал и на управление К. е. Однако 15 мая 1944 г. владыка Дамаскин был арестован в Киеве, трибунал войск НКВД Киевской обл. приговорил его к 15 годам заключения.

Следом за архиеп. Пантелеимоном родную землю покинули Бердичевский еп. Леонтий (Филиппович), духовник киевского Покровского жен. мон-ря прот. Адриан Рымаренко, благочинный Печерского р-на Киева прот. Антоний Юнак, клирик Владимирского собора свящ. Стефан Ляшевский, свящ. Владимир Чекановский и др. священнослужители К. е. Бывш. секретарь К. е. прот. Михаил Иваськов также уехал из Киева вместе с отступавшими нем. войсками, но остался на территории Волынско-Ровенской епархии, где в 1944 г. он был арестован и осужден на 10 лет лагерей.

При отступлении из Киева оккупанты прибегли к новым репрессиям. 26 окт. 1943 г. немцы убили почитавшуюся как блаженная схим. Серафиму (Фёдорову) и послушницу Александру. Перед смертью подвижниц жестоко пытали; возможно, немцы посчитали их советскими агентами (были сведения, что они прятали у себя бежавших из плена красноармейцев) (Агапит (Юрков), игум. Древо плодовитое и благосеннолиственное. К., 2007. С. 34-35).

В нач. окт. 1943 г. в Умани, на территории К. е., стал служить бывш. Таганрогский еп. автономной УПЦ Иосиф (Чернов), к-рого, согласно его свидетельству, архиеп. Пантелеимон назначил епископом Уманским, викарием К. е. (документами это свидетельство не подтверждается). В то время в Умани действовало 7 храмов. Еп. Иосиф служил не в соборе, к-рый был закреплен за благочинным Уманского округа прот. Константином Буйникло, а в храме на Мещанском кладбище. По доносу жившего в Умани «епископа» УАПЦ Игоря Губы 5 нояб. 1943 г. еп. Иосиф был арестован как «советский агент», до 11 янв. 1944 г. находился в Винницкой тюрьме СД. 15 янв. 1944 г., после 2-й оккупации Умани немцами во время контрнаступления, еп. Иосиф вернулся на Уманскую кафедру и пробыл в Умани до прихода советских войск. После освобождения Киевщины от немецко-фашистских захватчиков он был утвержден патриархом Сергием как епископ Уманский, викарий К. е., но уже 4 июня 1944 г. был арестован в Киеве органами НКВД и осужден по обвинению в коллаборационизме.

В апр. 1944 г. в связи с отсутствием данных о судьбе первоиерарха автономной УПЦ архиеп. Дамаскина архиерейский Собор автономной УПЦ в Варшаве назначил главой Церкви архиеп. Пантелеимона с сохранением за ним титула «Киевский и Галицкий». Одновременно укр. епископы вели переговоры по вопросу объединения с Русской Православной Церковью за границей. В марте 1946 г. в Мюнхене состоялся последний архиерейский Собор автономной УПЦ, который принял решение о присоединении к РПЦЗ. 5 апр. 1946 г. на Архиерейском Соборе РПЦЗ в Мюнхене под председательством Анастасия (Грибановского) архиеп. Пантелеимон в числе 12 архиереев бывш. автономных Украинской и Белорусской Церквей был принят в Зарубежную Церковь в сущем сане, в 1959 г. он перешел в юрисдикцию Московского Патриархата и был назначен архиепископом Эдмонтонским и Канадским.

В. Г. Пидгайко

1943-1945 гг.

6 нояб. 1943 г. Киев был освобожден советскими войсками. 7 нояб. митр. Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич) издал обращение к духовенству и верующим Украины. Митрополит поздравил украинцев с освобождением Киева и приближением окончательного освобождения Украины от оккупантов и предостерег духовенство от участия в церковных нестроениях и перехода на сторону оккупантов (ЖМП. 1943. № 3. С. 5-6). 15 окт. 1944 г. во Владимирском соборе прошло торжественное богослужение с благодарственным молебном по поводу окончательного освобождения территории Украины от немецко-фашистских оккупантов.

Митр. Иоанн (Соколов). Фотография. 50-е гг. ХХ в.
Митр. Иоанн (Соколов). Фотография. 50-е гг. ХХ в.

Митр. Иоанн (Соколов). Фотография. 50-е гг. ХХ в.

В нояб. 1943 г. митр. Николай вернулся в Киев, однако многочисленные обязанности, связанные с Московской Патриархией и Синодом, не позволяли ему регулярно бывать на своей кафедре, и уже с дек. 1943 г. обсуждался вопрос о назначении экзархом Украины и управляющим К. е. нового архиерея, который мог бы постоянно находиться в епархии. В кон. янв. 1944 г. митр. Николай (Ярушевич) решением Свящ. Синода был перемещен на Крутицкую кафедру, а митрополитом Киевским и Галицким, патриаршим экзархом всея Украины, постоянным членом Свящ. Синода Московского Патриархата, священноархимандритом Киево-Печерской лавры был назначен архиеп. Ярославский и Ростовский Иоанн (Соколов)ю На правах экзарха митр. Иоанн возглавлял хиротонии архиереев для укр. епархий, к-рые совершались, как правило, во Владимирском кафедральном соборе в Киеве. В сер. мая (не позднее 18 мая) 1945 г. Киев посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский). Официальной информации об этой поездке нет, единственным свидетельством визита является письмо патриарха Алексия Г. Г. Карпову, в котором он благодарит председателя Совета по делам РПЦ за организацию поездки в Киев. Цель и точное время поездки из письма не ясны (Письма Патриарха Алексия I в Совет по делам РПЦ. М., 2009. Т. 1. С. 55).

Из-за участия в работе Синода митр. Иоанн часто отсутствовал в епархии, его функции по управлению К. е. в это время выполнял управляющий делами Украинского Экзархата прот. Димитрий Введенский, приехавший с ним из Ярославля. 12 окт. 1945 г. в Москве была совершена хиротония архим. Нестора (Сидорука), настоятеля полтавского кафедрального собора, во епископа Уманского, викария К. е. Ему также было предоставлено управление Мукачевско-Пряшевской епархией. 24 окт. 1945 г. еп. Нестор возглавил Мукачевскую кафедру как правящий архиерей с соответствующим титулом, и в связи с этим через год на Уманское вик-ство был назначен еп. Нифонт (Сапожков).

В день освобождения Киева по благословению настоятельницы Покровского жен. мон-ря игум. Архелаи (Савельевой) в обители был открыт госпиталь на 100 мест. Немного позднее на территории мон-ря разместились военный эвакогоспиталь и Центральная железнодорожная больница, весь младший и обслуживающий персонал этих медицинских учреждений состоял исключительно из инокинь. В главном корпусе эвакогоспиталя был открыт больничный храм во имя прп. Агапита Печерского. Монахини Флоровского мон-ря во главе с игум. Флавией (Тищенко) установили шефство над 3 военными госпиталями. В одном из киевских эвакогоспиталей самоотверженно трудились под началом игум. Елевферии (Прудько) сестры Введенского монастыря (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 1. Л. 204-205). Несмотря на настороженное отношение советского руководства к попыткам со стороны верующих входить в непосредственные отношения с командованием госпиталей и ранеными, служение монахинь в госпиталях продолжалось (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 188. Л. 13).

Помощь фронту оказывали и муж. монастыри Киева. Они посылали на фронт денежные пожертвования, медикаменты, продукты питания. Так, братия Киево-Печерской лавры во главе с наместником архим. Валерием (Устименко) в 1944 г. внесла в Фонд обороны 70 тыс. р., несмотря на то что большая часть монастырских доходов уходила на уплату гос. налогов (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 18. Л. 50-58). Из протокола заседания Духовного собора лавры от 14 июля 1944 г. видно, что на оборону страны была выделена «часть дохода лавры, равная 3-месячному содержанию братии». Сбор средств в пользу раненых бойцов Красной Армии проводила также братия Златоверхого Михайловского монастыря (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 1. Л. 205). Духовенство и прихожане киевских храмов в февр. 1944 г. единовременно передали в Фонд обороны собранные ими 150 тыс. р. (ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 1030. Л. 1). После освобождения Украины правосл. Церковь увеличила свою помощь армии. Так, на изготовление самолетов и танков было выделено 1 135 661 р., в фонд Красного Креста - 185 163 р., на помощь детям фронтовиков - 553 381 р. Духовенством и верующими одного лишь Шполянского благочиния К. е. с 1 сент. 1944 по 15 марта 1945 г. на оборону страны было собрано 325 тыс. р. В 1944 г. К. е. перечислила на нужды фронта 3 365 861 р. Многие клирики, монашествующие и миряне помогали деньгами и продуктами раненым в госпиталях. 24 янв. 1945 г. митр. Киевский и Галицкий Иоанн издал указ о сборе пожертвований на подарки бойцам Красной Армии к празднику 23 февр. (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 3. Д. 11. Л. 119). Отмечалось увеличение количества крещений и венчаний, активное участие в церковной жизни молодежи. В День Победы 9 мая 1945 г. во мн. укр. городах и селах священнослужители от имени верующих выступали на торжественных митингах, после к-рых служили благодарственные молебны. В окт. 1947 г. 11 клириков К. е. во главе с митр. Иоанном (Соколовым) были представлены к гос. наградам за участие в Великой Отечественной войне (митр. Иоанн был удостоен медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»).

В 1944-1945 гг. значительно возросла посещаемость храмов, особенно в Киеве; увеличилось количество совершенных треб (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 3. Д. 5. Л. 9). Нередко таинство Крещения принимали взрослые люди, иногда это были молодые члены коммунистической партии, достаточно частым явлением было крещение комсомольцев (Там же. Д. 7. Л. 36). Широкое распространение на Киевщине получили крестные ходы в день вмч. Георгия Победоносца с освящением воды у колодцев и полей, особенно массовыми они были в Иванковском и Ржищевском районах (Там же. Оп. 2. Д. 2. Л. 1).

1 мая 1944 г. была учреждена должность уполномоченного Всесоюзного Совета по делам РПЦ при правительстве Украинской ССР, первым уполномоченным стал писатель П. С. Ходченко, в прошлом известный атеистический агитатор. Он продолжал использовать антирелиг. методы 30-х гг. XX в., допускал «перегибы» и «администрирование». Начиная с 1945 г. председатель Совета по делам РПЦ Карпов безуспешно добивался увольнения Ходченко, указывая на «совершенно недопустимые» способы его работы. Позиция Карпова поддержки в Киеве не встретила, Ходченко был уволен лишь в 1950 г.

Открытые во время оккупации на укр. землях храмы и мон-ри сначала не закрывались. К 1 июня 1944 г. в Киевской обл. (без 12 районов, сведения по к-рым на тот момент отсутствовали) было зарегистрировано 348 правосл. общин; не все они принадлежали РПЦ: 18 общин были обновленческими, 31 храм был занят УАПЦ (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 3. Д. 1. Л. 2). Однако еще до окончания войны власти начали принимать меры по «возвращению» помещений, ранее находившихся в «общественном и государственном пользовании». Поскольку в довоенный период почти все закрытые храмы Киевщины были переданы «под социально-культурные нужды» (магазины, склады, зернохранилища и т. д.), данное обоснование стало удобным предлогом для закрытия большинства сельских храмов - в отдаленных селах храмы начали закрывать уже в 1944 г. (за 10 месяцев 1944 в Киевской обл. у правосл. общин было отнято 77 помещений). Отмечались случаи самоуправства со стороны сельских руководителей: взлом замков на церковных зданиях, изъятие утвари. Все это вызывало возмущение верующих, о чем свидетельствуют отчеты уполномоченного Совета по делам правосл. Церкви по Киеву и Киевской обл. (эту должность с 1944 занимал П. В. Федотов, кадровый работник НКВД). В отдельных случаях уполномоченному удавалось найти мирное решение конфликтов. В этот период религ. общины К. е. не снимались с учета в адм. порядке в связи с отсутствием у них помещений, им давали право искать себе новые молитвенные здания (Там же. Л. 5, 7-8). После Поместного Собора РПЦ, проходившего в Москве с 31 янв. по 4 февр. 1945 г., увеличилось количество просьб верующих об открытии храмов, в большинстве случаев эти прошения не удовлетворялись. В нек-рых районах Киевской обл. (Бориспольский, Бородянский) правосл. общины строили храмы, не дожидаясь офиц. разрешения властей.

В окт. 1944 г. был закрыт Вознесенский храм, открытый в бывш. Китаевой пуст. в 1942 г. иером. Варнавой (Черепом). В кон. 1944 г. определен к закрытию киевский Никольский муж. мон-рь на Печерске, окончательно упраздненный в нач. 1945 г., его помещения были переданы заводу «Арсенал», 3 насельника переведены на приходское служение (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 1. Л. 5). В данном случае уполномоченный сразу снял общину с регистрации, отказав ей в новом помещении. В том же году были закрыты Выдубицкий Михайловский муж. мон-рь, Ионинский Троицкий муж. мон-рь, Знаменский жен. скит при Ботаническом саду. В 1945 г. закрылись Пантелеимоновский храм в Феофании, где в последний год оккупации создавалась жен. монашеская община под рук. местного настоятеля свящ. Афанасия Слободянского, и бывш. церковь Онуфриевского муж. мон-ря в с. Гарбузин Корсунь-Шевченковского р-на, при к-рой ее настоятель прот. Николай Кукулевский пытался возродить муж. обитель.

Часть клириков и мирян К. е. автономной УПЦ с кон. 1943 г. подверглась репрессиям по обвинению в антисоветской деятельности и коллаборационизме. В 1944 г. среди небольшого количества удовлетворенных просьб верующих была и просьба об освобождении из заключения одного священнослужителя.

В июне 1945 г. в К. е. насчитывалось 569 священнослужителей (562 священника и 7 диаконов), из них 10 чел. были рукоположены в 1945 г., 361 чел. получил сан в 1941-1944 гг. К нач. 1945 г. в Киевской обл. самоликвидировалась последняя обновленческая община. Ускорился процесс перехода в РПЦ клириков и мирян из УАПЦ (были перерукоположены 123 священника-автокефалиста). Число автокефалистов, отказывавшихся присоединяться к РПЦ, было незначительным. Они быстро теряли поддержку верующих, о чем свидетельствуют данные о посещаемости автокефалистских храмов; напр., Андреевская ц., где служба совершалась на укр. языке, даже в праздники была заполнена лишь наполовину (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 3. Д. 7. Л. 36). Большинство священников К. е. не имели духовного образования (только 80 чел. окончили семинарию, еще 7 - ДА), 264 чел. имели лишь начальное школьное образование (Там же. Л. 27). В 1945 г. Совет министров СССР дал согласие на открытие в Киеве пастырско-богословских курсов, разместившихся в единственном неразрушенном здании Златоверхого Михайловского муж. мон-ря.

Еп. Климент (Вечеря), еп. Филарет (Гаврин)

1946-1964 гг.

В первые послевоенные годы Киевский митр. Иоанн (Соколов) отказывался создавать епархиальное управление в К. е. «за ненадобностью». Функции секретаря епархиального управления выполняли управляющие делами канцелярии Киевской митрополии и Украинского Экзархата (в 1944-1946 прот. Димитрий Введенский, в 1946-1949 прот. Константин Ружицкий, в 1949-1950 прот. Михаил Вертоградский, настоятель Рождество-Богородичной ц. в Киеве). Благочинным Киева в 1948 г. был назначен прот. Николай Скоропостижный, с 1950 г. он также занимал должность управляющего делами Киевской митрополии и Украинского Экзархата. При нем система епархиального управления в К. е. стабилизировалась. В 1947 г. митр. Иоанн получил от властей здание в центре Киева, в котором разместилась митрополичья резиденция и канцелярия Украинского Экзархата. В нояб. 1948 г. Уманский еп. Нифонт (Сапожников) был переведен на Уфимскую кафедру. По указу Святейшего патриарха и Свящ. Синода от 21 окт. 1949 г. епископом Уманским, викарием К. е., стал преподаватель Киевской ДС иером. Иларион (Кочергин), епископская хиротония к-рого была совершена в Киеве 13 нояб. 1949 г. Уже 17 марта 1950 г. он был переведен на Мукачевскую и Ужгородскую кафедру, и К. е. до кон. 1953 г. не имела викарного архиерея.

В нач. 1946 г. в Киеве и Киевской обл. насчитывалось 604 общины, служили ок. 600 священников, в нач. 1947 г.- 606 приходских церквей и 6 мон-рей, было 563 зарегистрированных священника. Впосл. число приходов с каждым годом уменьшалось из-за закрытия храмов и снятия общин с регистрации. Так, в нач. 1948 г. было 605 общин, служили 519 священников, в нач. 1949 г. имелось 565 общин, в т. ч. мужской (Киево-Печерская лавра) и 4 жен. монастыря (киевские Флоровский, Покровский и Введенский, а также Лебединский Вознесенский) (Там же. Д. 13. Л. 1), служили 494 священника, 23 диакона, 83 псаломщика. В 1949 г. во всех 53 районах Киевской обл. имелись действующие храмы (Там же. Л. 10), большинство храмов и молитвенных домов располагались в сельской местности, лишь 69 из 560 церквей находились в городах и поселках городского типа (Там же. Д. 15. Л. 3). В мон-рях в кон. 1949 г. жили 99 чел. (из них 15 послушников) в Киево-Печерской лавре и 818 (из них 275 послушниц) в жен. обителях. Большинство монашествующих были старше 55 лет. В указанном году в лавру на послушание пришло 24 чел., в жен. монастыри - 63 послушницы (ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 1638. Л. 6). Для поступающих в мон-ри был установлен 35-летний возрастной ценз.

Число заявлений о регистрации новых общин с каждым годом уменьшалось. Если в 1948 г. верующие в К. е. подали 40 заявлений об открытии новых храмов, то в 1949 г. такие заявления не зафиксированы, но было много просьб о возвращении общинам молитвенных помещений, изъятых в 1944-1948 гг.; в ряде случаев общины предлагали выкупить у гос-ва такие помещения, пустующие и «неосвоенные». Только в кон. 1949 г. в Киеве и Киевской обл. было подано 30 таких заявлений (Там же. Л. 97-104). Все они остались без удовлетворения. Более того, участились случаи закрытия храмов: в 1949 г. у религ. общин было изъято 7 зданий, 45 общин было снято с регистрации по причине того, что в их храмах более года не совершалось церковных служб (Там же. Л. 30). Многие из храмов, значившихся как действующие, не имели штатного священника, что служило поводом к их снятию с регистрации. С этими обстоятельствами связана новая черта в религ. жизни республики, на к-рую обратил внимание уполномоченный по делам РПЦ Ходченко: верующие обращались с многочисленными просьбами об открытии церквей в индивидуальных жилых домах, настойчиво доказывая «пригодность таких домов для осуществления в них религиозных обрядов». Не получая разрешения на строительство храмов, верующие готовы были отдать под храмы свои дома. В 1948-1953 гг. в Киеве и Киевской обл. было закрыто 122 храма (121 приходский и 1 монастырский), из них в 1948 г.- 2, в 1949 г.- 47, в 1950 г.- 58, в 1951 г.- 5, в 1952 г.- 4, в 1953 г.- 6 церквей (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 1. Д. 5. Л. 1-9).

Центром епархиальной жизни был кафедральный Владимирский собор. Всенощное бдение под престольный праздник в соборе традиционно оканчивалось не раньше полуночи (На киевских церковных торжествах // ЖМП. 1953. № 10. С. 9-11), в соборе священники проводили занятия по Закону Божию (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 3. Д. 3. Л. 54). 20 мая 1948 г. в соборе служил патриарх Алексий I. Вторым кафедральным собором Киева с дек. 1949 г. была Андреевская ц. Митр. Иоанн намеренно присвоил ей статус 2-го кафедрального храма в условиях, когда местные власти собирались закрыть церковь под предлогом ее особого историко-культурного значения. Почетным настоятелем храма стал еп. Иларион (Кочергин). До 5 тыс. чел. собиралось в праздничные дни в киевском Покровском жен. мон-ре, на великопостных литургиях бывало до 3 тыс. причастников (Там же. Оп. 2. Д. 3. Л. 15). Городское духовенство заботилось о привлечении в церковные хоры талантливых певцов, владеющих традициями пения киевским распевом, таинство Елеосвящения совершалось круглый год, а не только в период Великого поста. Уделялось внимание работе с молодежью. Значительный приток молящихся в храмах наблюдался после введения в богослужение чина пассии (Там же. Оп. 3. Д. 1. Л. 13). Прихожанами киевских храмов были преимущественно женщины, в нач. 50-х гг. мужчины составляли 10-20% членов приходского актива (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 1. Д. 4. Л. 1).

Большая часть духовенства К. е. была старше 55 лет (303 чел.), только 17 священнослужителей были в возрасте до 40 лет (Там же. Л. 9). Значительная часть клириков (162 чел.) успела получить среднее духовное образование, 14 священников имели высшее духовное и еще 23 - высшее светское образование (Там же. Л. 35). К 1951 г. количество священников уменьшилось до 472 (Там же. Оп. 2. Д. 2. Л. 57), в нач. 1952 г. в Киеве и Киевской обл. насчитывалось 503 общины, служили 469 священников.

18 февр. 1947 г. состоялось торжественное открытие Киевской ДС, возрожденной на базе пастырско-богословских курсов в Златоверхом Михайловском мужском монастыре. Праздничное богослужение и молебен перед началом учебных занятий совершил митр. Иоанн (Соколов) в сослужении 14 священников. Ректором семинарии был назначен свящ. Сергий Афонский. В 1-й класс семинарии по итогам экзаменов было зачислено 11 чел. Классы и интернат были размещены в центре Киева. В 1949 г. Михайловский Златоверхий монастырь был вновь упразднен (келейный корпус передали орг-ции «Заготзерно», в Иоанно-Богословской ц. разместился спортзал), семинарию перевели в помещения в стилобатной части Андреевской ц. 12 авг. 1947 г. по благословению Киевского митр. Иоанна при КДС были открыты месячные пастырские курсы для сельского духовенства К. е., не имеющего духовного образования. Курсы были организованы также в 1949, 1951 гг. и в последующие годы. На курсах ежегодно обучалось не менее 30 священников (Там же. Оп. 3. Д. 1. Л. 27).

В февр. 1946 г. в Киеве прошли мероприятия, связанные с воссоединением западноукр. униатов с правосл. Церковью. 20 февр. в Киев из Львова прибыла делегация инициативной группы по воссоединению греко-католиков с РПЦ. В состав делегации входили глава инициативной группы прот. Гавриил Костельник, предназначенные к епископской хиротонии на Станиславско-Коломыйскую и Дрогобычско-Самборскую кафедры священники Антоний Пельвецкий и Михаил Мельник, а также священники Тимофей Марко, Иоанн Крук, Василий Дрели, Мирон Крутяк, Константин Добрянский, Роман Дорик, Юрий Ванчицкий, Евгений Юрик (буд. митр. Львовский и Тернопольский Николай), Иосиф Маринович и др. 23 февр. в Воздвиженской ц. Киево-Печерской лавры во время литургии, которую возглавил митр. Иоанн, был совершен чин воссоединения делегатов греко-католич. инициативной группы с православной Церковью. 24 февр. во Владимирском соборе состоялась хиротония иером. Антония (Пельвецкого) во епископа Станиславского и Коломыйского, 25 февр. там же состоялась хиротония во епископа Дрогобычского и Самборского иером. Михаила (Мельника). Обе хиротонии совершили епископы Украинского экзархата во главе с митр. Киевским и Галицким Иоанном.

В 50-х гг. XX в. Киев и К. е. неоднократно посещали делегации Поместных Правосл. Церквей, приезжавшие в СССР. 16 июля - 4 авг. 1954 г. здесь побывали представители Болгарской Церкви во главе с ее предстоятелем патриархом Кириллом. 17 авг.-12 сент. 1954 г. в рамках визита, приуроченного к 100-летию учреждения Антиохийского подворья в Москве, Киев и Одессу посетила делегация Антиохийской Церкви во главе с патриархом Александром III. 15 июля - 4 авг. 1956 г. Киев и Львов посетил иерарх Антиохийской Церкви митр. Тирский и Сидонский Павел (Кури). 20-27 окт. 1956 г. в Киеве побывала делегация Сербской Церкви во главе с патриархом Викентием.

Во 2-й пол. 40-х гг. XX в. продолжались массовые аресты духовенства и представителей церковного актива в связи с усилением борьбы с «украинским буржуазным национализмом» по обвинениям в антисоветской деятельности и коллаборационизме. Усиление антицерковной направленности укр. властей в этот период обусловлено прежде всего позицией укр. партийного руководства во главе с Н. С. Хрущёвым, которую активно проводил в жизнь уполномоченный по делам РПЦ в УССР Ходченко. В 1946 г. была предпринята 1-я попытка закрытия Киево-Печерской лавры, власти лишили ее всех земельных угодий. В том же году в Киеве и Киевской обл. были репрессированы 47 правосл. «церковников». Были арестованы наместник Златоверхого Михайловского мон-ря архим. Еразм (Прокопенко), игум. Лебединского во имя свт. Николая Чудотворца мон-ря Валентина (Резниченко), протоиереи Иоанн Пустотин (Байково-кладбищенский приход, Киев) и Иоанн Березовский (настоятель Успенского собора в Переяславе-Хмельницком), священники Савва Коломиец (пос. Святошино, ныне в черте Киева), Иаков Московит (г. Ирпень), Захария Куценко (настоятель Преображенского собора в Белой Церкви), Григорий Витковский (настоятель Мариино-Магдалинской ц. в Заречном предместье в Белой Церкви) и мн. др. священнослужители и представители церковноприходского актива Киевщины (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 1. Д. 18). Нек-рые клирики К. е. УАПЦ с наступлением советских войск в 1943 г. перевелись на приходы Волыни и в 1944 г. перешли в клир РПЦ, но и это не помогло им избежать репрессий. В Волынской обл. в кон. 40-х гг. были репрессированы бывш. клирики К. е. УАПЦ: Иван Брук, Константин Гаврилков, Самуил Брик-Высовень, Иван Лихнякевич, Иван Матюха, Евгений Богуславский, а также бывш. секретарь Киевского епархиального управления автономной УПЦ прот. Михаил Иваськов.

Поводом для ареста могло быть принятие сана в период оккупации (таких было большинство среди клириков К. е.), «антисоветское поведение» во время оккупации (напр., по просьбе прихожан священник служил панихиды по жертвам безбожной власти), недостаточная с т. зр. советских властей лояльность (напр., клирик не платил взносы в советские фонды, не подписывался на госзаймы), «религиозный фанатизм», критика антирелигиозных действий властей и др. В 1952-1953 гг. в Киевской обл. органы МГБ ликвидировали 6 «антисоветских» церковных орг-ций и групп, в которые входили 86 лиц (представители правосл. духовенства, истинно православные христиане, баптисты). Репрессии и закрытие храмов сопровождались усилением атеистической пропаганды.

После избрания в сент. 1953 г. 1-м секретарем ЦК КПСС Хрущёва (с 1938 1-й секретарь ЦК КП(б) Украины, с 1944 председатель Совета министров УССР, в 1947-1949 вновь 1-й секретарь ЦК КП(б) Украины) усиление гос. антицерковной политики сразу же стало ощутимым и на Украине. Митр. Иоанн (Соколов) ограничил прием посетителей, не созывал собрания епархиальных благочинных, отказался от др. мер по активизации церковной жизни. Епархиальное управление практически осуществлял управляющий делами Украинского Экзархата прот. Николай Скоропостижный, что вызывало недовольство киевских клириков.

6 дек. 1953 г. во Владимирском соборе совершилась епископская хиротония наместника Киево-Печерской лавры архим. Нестора (Тугая) во епископа Уманского, викария К. е. С 11 нояб. 1954 г. владыка Нестор имел титул епископа Переяслав-Хмельницкого, до закрытия лавры в 1961 г. являлся наместником обители. Киево-Печерская лавра во 2-й пол. 40-х - 50-х гг. XX в. оставалась одним из крупнейших духовных центров на Украине. Помимо еп. Нестора из братии обители в эти годы были поставлены и др. архиереи РПЦ: настоятель лавры в 1926-1931 гг. архим. Ермоген (Голубев) 1 марта 1953 г. был рукоположен во епископа Ташкентского и Среднеазиатского; 28 февр. 1954 г. во епископа Черновицкого и Буковинского был хиротонисан благочинный лавры архим. Евмений (Хорольский); 4 марта 1956 г. во епископа Великолукского и Торопецкого хиротонисан насельник лавры архим. Мстислав (Волонсевич), перешедший в 1953 г. из РПЦЗ в РПЦ.

К 1 янв. 1954 г. в Киеве и Киевской обл. насчитывалось 485 зарегистрированных общин, из них 22 прихода и 4 мон-ря в Киеве; в К. е. служили 2 архиерея, 441 священник и 22 диакона. В 1953-1954 гг. в УССР прошла адм. реформа. 6 янв. 1954 г. из Киевской обл. было отделено 20 районов для образования Черкасской обл. В них числилось 147 храмов и жен. мон-рь (в с. Лебедин Шполянского р-на). Одновременно к Киевской обл. было присоединено 2 района Полтавской обл.- Згуровский и Яготинский с 9 храмами (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 2. Д. 6. Л. 62). Количество приходов в К. е. увеличилось, поскольку Черкасская обл. продолжала входить в ее состав. К нач. 1957 г. в Киеве и Киевской обл. насчитывалось 347 приходских общин, служили 2 архиерея, 302 священника и 18 диаконов, действовали 2 муж. обители - Киево-Печерская лавра (99 насельников) и Введенский мон-рь (143 насельника), 2 жен. мон-ря - Покровский (255 насельниц) и Флоровский (275 насельниц). В Черкасской обл. насчитывалось 236 приходских общин РПЦ, 2 жен. мон-ря - Лебединский и Красногорский, в к-рых жили соответственно 182 и 81 насельница, на территории области служили 182 священника, 5 диаконов (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 151. Л. 166-170). Сохранялась тенденция к старению епархиального духовенства: из 327 священнослужителей в 1955 г. 254 чел. были старше 55 лет, иерейские хиротонии в Киеве совершались не каждый год (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 2. Д. 9. Л. 6).

Одной из важнейших задач митрополита Киевского и Галицкого оставалась пастырская забота о перешедших в 1946 г. в лоно РПЦ униатах, а также о преодолении последствий возглавляемого еп. Поликарпом (Сикорским) автокефального раскола (Славный юбилей // ЖМП. 1952. № 1. С. 15-18). В 1954-1956 гг. на Киевщину возвращались десятки ранее репрессированных священников, значительную их часть составляли бывш. автокефалисты, ранее судимым клирикам разрешалось селиться не ближе чем в 50 км от Киева. Многих из них митр. Иоанн присоединил к правосл. Церкви и повторно рукоположил. В 1954 г. был повторно рукоположен в сан иерея вернувшийся из заключения один из основателей Липковского раскола, Дмитрий Ходзицкий; он получил назначение на приход в с. Лукьяновка Барышевского р-на. В 1957 г. перерукоположение принял клирик УАПЦ Илья Маняко.

В ходе совещания с уполномоченными Совета в Киеве 15-17 дек. 1953 г., которое проводил зам. председателя Совета по делам РПЦ С. К. Белышев, чиновникам было поручено усилить наблюдение за деятельностью правосл. мон-рей. В февр. следующего года, после инспекционной поездки зам. председателя инспекторского отдела Совета по делам РПЦ В. С. Спиридонова, в Киеве прошло совещание, на к-ром рекомендовалось изучить вопрос об ограничении использования пещер Киево-Печерской лавры монастырской общиной (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 1110. Л. 77-78). В сент. 1954 г. в «Литературной газете» прозвучал призыв к закрытию Киево-Печерской лавры. В ЦК КПСС посчитали эту идею правильной, но преждевременной; тем не менее статья положила начало активной антицерковной кампании в печати. Власти опасались, что активное наступление на Церковь вызовет негативную реакцию в обществе. В дек. 1954 - февр. 1955 г. в Киеве, как и в др. центральных городах СССР (Москва, Ленинград, Минск), Совет по делам РПЦ провел ряд «кустовых» совещаний уполномоченных. На совещаниях обсуждалось постановление ЦК КПСС от 10 нояб. 1954 г. «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». Отмечалось, что деятельность уполномоченных должна быть направлена на исполнение задачи удержать Церковь на тех лояльных позициях по отношению к гос-ву, на к-рые она встала в годы Великой Отечественной войны, и в то же время сдерживать рост влияния Церкви на советское общество.

Церковь, видя нарастание угрозы для лавры, попыталась закрепить свои права на нее. Совет по делам РПЦ на заседании 27 марта 1956 г., проведенном по итогам встречи председателя Совета министров СССР Н. А. Булганина с патриархом Алексием I, на которой патриарх поднял вопрос о судьбе Киево-Печерской лавры, распорядился войти в контакт с руководящими органами Украинской ССР для выяснения вопроса о целесообразности дальнейшего существования на территории монастыря государственного музея (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 1329. Л. 24-25). Однако общеукраинские и киевские власти не хотели уступать «церковникам»: в нач. 1957 г. киевский уполномоченный Совета по делам РПЦ Федотов выступил с предложением изъять все мощи Киево-Печерских святых из лавры, ликвидировать источник преподобных Антония и Феодосия, а главный храм лавры превратить в «небольшую приходскую церковь». В 1957 г. этот план показался властям слишком радикальным. Федотов за многочисленные «перегибы» и «администрирование» в том же году был смещен с поста, а на его место назначили М. Ф. Бибика. В 1958 г. были уволены также уполномоченный по делам РПЦ при Совете министров УССР Г. А. Корчевой и его заместитель Г. С. Катунин, вместо них были назначены Г. П. Пинчук и М. И. Гладаревский.

Антицерковная кампания на Украине продолжала развиваться. 24 окт. 1958 г. в ЦК КПСС поступила докладная записка секретаря компартии Украины Н. В. Подгорного, предлагавшего в ближайшее время закрыть 13 из 40 украинских монастырей и скитов и передать территорию нижней части Киево-Печерской лавры с Ближними пещерами музею-заповеднику. Записка была одобрена заведующим отделом пропаганды ЦК Л. Ф. Ильичёвым. 1 нояб. Совет министров УССР принял постановление об изъятии у православных монастырей Украины 293 га земли (из имевшихся 357 га). 28 нояб. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по прекращению паломничества к так называемым святым местам». Срок для выполнения данного постановления местными партийными организациями определили в полгода, после чего они должны были отчитаться о проделанной работе. На Украине засыпали несколько почитаемых верующими источников и выпустили фильм «Правда о мощах» с клеветническими измышлениями о мощах Киево-Печерских преподобных и о др. святынях Украины. В дек. 1958 г. Совет по делам РПЦ утвердил план закрытия мон-рей на 1959-1960 гг., согласно к-рому на Украине должны были упразднить 17 монастырей, в т. ч. Киево-Печерскую лавру и жен. Введенский мон-рь. В янв. 1959 г. из лавры были выселены 32 монаха. 4 мая 1960 г. патриарх Алексий I под сильнейшим давлением со стороны советских властей был вынужден дать согласие на закрытие неск. духовных семинарий, в т. ч. Киевской.

В янв. 1959 г. в К. е. насчитывалось 25 благочиннических округов и 577 приходов. В Киеве было 23 прихода и 2 благочиннических округа, 4 монастыря; в Киевской обл. имелось 317 приходов и 14 благочиннических округов; в Черкасской обл. насчитывалось 237 приходов и 9 благочиннических округов, 2 мон-ря. Все острее становилась проблема восполнения числа монашествующих.

В нач. 60-х гг. митр. Иоанн (Соколов) в связи с ухудшением здоровья почти безвыездно жил в киевском предместье Святошино, епархией практически руководил управляющий делами Украинского Экзархата прот. Василий Юрченко. При этом митрополит категорически отвергал предложения Патриархии о назначении викарного епископа. В кон. 50-х гг. в качестве самостоятельной управленческой единицы сформировалась канцелярия К. е. (аналог епархиального управления), в 1959-1960 гг. ею заведовал викарий К. е. В 60-х гг. канцелярию К. е. объединили с канцелярией Украинского Экзархата. В окт. 1960 г. был уволен с должности управляющего делами Украинского Экзархата прот. Николай Скоропостижный. Уполномоченный Совета по делам РПЦ Пинчук обвинил его в «непринятии должных мер» против духовенства, к-рое нарушает законодательство о культах (Скоропостижный не готовил экзарху документы на запрещение в священнослужении мн. клириков, которых снимал с регистрации уполномоченный), в неуважении к уполномоченным и т. п. С окт. 1960 по май 1961 г. управляющим делами Украинского Экзархата являлся архим. Филарет (см. Денисенко М. А.), в 1961 г. переведенный на должность настоятеля подворья РПЦ в Александрии (Египет). По инициативе архим. Филарета в нач. 1961 г. прот. Н. Скоропостижный был уволен с прихода и отправлен за штат, Уманский еп. Нестор (Тугай), вик. К. е., 17 марта 1961 г. был освобожден от должности наместника Киево-Печерской лавры и переведен на Харьковскую и Богодуховскую кафедру. Престарелый митр. Иоанн фактически был лишен сотрудников, к-рые помогали ему осуществлять управление К. е.

В 1958-1964 гг. шло ускоренное закрытие храмов во всех районах Киевской и Черкасской областей. Особое рвение проявлял уполномоченный по Черкасской обл. Ф. Матюха. 15 авг. 1960 г. Совет по делам РПЦ осудил рекомендацию, данную Матюхой областным советским органам власти, о сжигании всей культовой утвари снятых с регистрации религ. общин (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 1744. Л. 126-130). В Киевской обл. в 1959 г. было снято с регистрации 45 церквей (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 1. Д. 51. Л. 1-2). В 1959 г. в Киеве закрылись Вознесенский храм в Китаево, Троицкий в предместье Мышеловка. 13 июля 1960 г. власти приняли решение о закрытии Киевского Введенского жен. мон-ря (Там же. Д. 13. Л. 188), прекратилось богослужение в киевских храмах: Покровском на Подоле, Набережно-Никольском, Притиско-Никольском, Рождество-Богородичном в предместье Чапаевка. В 1961 г. закрылись кафедральная Андреевская ц., Киево-Печерская лавра, Никольский храм в Никольской слободе. К кон. 1961 г. количество храмов в Киеве уменьшилось до 15 (Там же. Д. 57. Л. 1). На 15 апр. 1961 г. в К. е. насчитывалось 244 клирика (Там же. Оп. 3. Д. 63. Л. 35-44).

Особенно драматичным стало изгнание общины из Андреевского храма. 2 марта 1961 г. уполномоченный по делам РПЦ М. Бибик написал докладную записку на имя секретаря Киевского горкома компартии Украины с предложением закрыть в Киеве еще 6 храмов, включая Андреевскую ц., окончательно прекратить богослужения в Киево-Печерской лавре, где продолжал действовать в качестве приходского Крестовоздвиженский храм (Там же. Оп. 1. Д. 59. Л. 1). В апр.-мае 1961 г. власти закрыли 2-ю кафедру К. е.- Андреевскую ц. Власти ожидали, что закрытие одной из самых популярных киевских церквей, в к-рой хранилась часть мощей вмц. Варвары, вызовет массовые протесты. Несмотря на все меры предосторожности, верующие узнали о планах властей и 18 апр. 1961 г. заняли храм, чтобы помешать его закрытию. Кампания верующих в защиту храма получила широкую огласку. Власти осаждали храм ок. месяца, 11 мая 1961 г. сотрудникам милиции и КГБ удалось выдворить из церкви защищавших ее людей. Среди верующих - защитников собора, арестованных и допрошенных в КГБ, было много молодежи, людей с высшим образованием и даже членов КПСС, как докладывал в ЦК КПУ (письмо от 14 мая 1961) секретарь Киевского обкома КПСС В. Дрозденко.

В кон. 1961 г. уполномоченный по Киеву и Киевской обл. Бибик за недостаточно активную работу был уволен, на его место назначен В. П. Сухонин, занявший непримиримую по отношению к верующим позицию. В 1962 г. он начал проводить мероприятия по закрытию Флоровского мон-ря в Киеве, однако обитель закрыть не удалось. В Киеве в том году перестали действовать храмы: Екатерининский на Лукьяновском кладбище и Вознесенский на Байковом кладбище. В 1963-1964 гг. закрылись церкви: Димитриевская на Щекавице, Пантелеимоновская на Куренёвке (снесена), Феодосиевская на Дарнице, Варваринская церковь-колокольня в ограде храма Николы Доброго на Подоле.

Храм Покрова Пресв. Богородицы в Фастове. 1740 г.
Храм Покрова Пресв. Богородицы в Фастове. 1740 г.

Храм Покрова Пресв. Богородицы в Фастове. 1740 г.

В 1961 г. в Черкасской обл. снят с регистрации Лебединский Николаевский жен. мон-рь. Из крупнейших городских храмов К. е. были закрыты Владимирская и Покровская церкви в г. Фастове (9 марта 1960), Феодосиевская ц. в г. Василькове (12 июля 1962), Успенская церковь в г. Сквира (3 янв. 1963), Преображенский собор в г. Белая Церковь (15 марта 1963). В 1963 г. в Киеве и Киевской обл. насчитывалось 188 общин (число приходов с 1957 уменьшилось почти в 2 раза), 89 общин в Черкасской обл. (число приходов с 1957 уменьшилось в 3 раза).

За особенно активное сопротивление закрытию своих храмов отдельные настоятели приходов привлекались к уголовной ответственности. Так, в сент. 1961 г. был арестован и осужден на 3 года с отбыванием срока в исправительно-трудовом лагере (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 1. Д. 64. Л. 91) якобы за хищение денежных средств и культового имущества священник закрытого властями храма в пос. Никольская Слободка Дарницкого р-на прот. Алексий Ильющенко, выпускник Киевской ДС 1953 г. (срок отбыл полностью, в Киев вернулся в 1964). В апр. 1962 г. жители с. Жукин Высшедубечанского р-на (ныне Вышгородского р-на) Киевской обл. силой защищали свою церковь от закрытия, образовав живую цепь вокруг храма, мн. участники акции были арестованы.

В 1960 г. в Киеве и Киевской обл. 14 священников сняты с регистрации, 36 оставили служение; в 1961 г. 18 священников самовольно оставили служение, 6 чел. были сняты с регистрации, 11 клириков уволены за штат митрополитом, 1 иерей осужден на тюремное заключение. В Черкасской обл. 6 священников сняты с регистрации, 5 иереев были уволены за штат епископом. В 1962 г. в Киеве и Киевской обл. 20 священников оставили служение, 4 - сняты с регистрации. В 1963 г. имели регистрацию 160 священников, 11 диаконов, 12 псаломщиков. В 1962 г. уполномоченный по делам РПЦ в УССР Пинчук жаловался в ЦК КПб(У) на то, что местные власти недостаточно активно осуществляют переоборудование или разрушение церквей, в к-рых в связи с отсутствием священников прекращены богослужения. 9 окт. 1962 г. ЦК КП Украины принял постановление «О состоянии и мерах улучшения научно-атеистического воспитания трудящихся в УССР». Помимо рекомендации партийным и советским органам создавать в городах и райцентрах дома и дворцы торжественной регистрации браков и систематически заниматься вопросами введения советских гражданских обрядов постановление содержало директиву об открытии при горисполкомах общественных комиссий по контролю над исполнением законодательства о культах. Комиссии должны были контролировать деятельность духовенства и религ. общин, в т. ч. это касалось содержания проповедей. О фактах «незаконной» деятельности комиссии сообщали в партийные и советские органы для принятия соответствующих мер против нарушителей. В целях дальнейшего усиления борьбы с религией 1 февр. 1963 г. были уволены уполномоченный по делам РПЦ при Совете министров УССР Пинчук и его заместитель Гладаревский, новым уполномоченным по делам РПЦ стал бывш. секретарь ЦК КП(б)У по вопросам агитации и пропаганды К. З. Литвин, его заместителем был назначен Р. И. Швайко.

И все же гонения на Церковь в пределах К. е. не были столь жестокими, как в остальных 15 епархиях Украинского Экзархата, что было обусловлено столичным статусом, а также частой посещаемостью епархии иностранными делегациями. В 1963 г. количество церквей и молитвенных домов в УССР сократилось на 526, службу оставили 176 священников, 12 из них отреклись от сана. В Киеве и Киевской обл. за год было закрыто 23 прихода, тогда как во Львовской - 142, в Ивано-Франковской обл.- 110 приходов (Там же. С. 64). В 1961-1964 гг. в Киеве и Киевской обл. у православных общин было изъято 225 церковных и прицерковных зданий (в т. ч. в Киеве - 31 здание), не считая сооружений Киево-Печерской лавры (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 433. Л. 38а).

30 марта 1964 г. Свящ. Синод удовлетворил прошение 87-летнего Киевского и Галицкого митр. Иоанна (Соколова) об удалении на покой. Уполномоченный Совета по делам РПЦ Литвин всячески противился смене Киевского митрополита, т. к. бездеятельность экзарха существенно облегчала властям процесс закрытия церквей (в 1961-1962 мн. священники и псаломщики были сняты с гос. регистрации, потому что указы на них канцелярия управления Экзархата вовремя не предоставляла на утверждение уполномоченного). Согласие на смену экзарха власти дали после того, как митр. Иоанна 2 года отказывался платить взносы от К. е. в Советский фонд мира, мотивируя свои действия тем, что в случае продолжения закрытия церквей епархия разорится.

1964-1988 гг.

30 марта 1964 г. митрополитом Киевским и Галицким, постоянным членом Свящ. Синода, патриаршим экзархом Украины был избран архиеп. Винницкий и Брацлавский Иоасаф (Лелюхин) с возведением в сан митрополита. Недолгое управление митр. Иоасафа (1964-1966) не оставило серьезного следа в истории К. е. В 1964-1965 гг. управляющим делами Украинского Экзархата был прот. Борис Дикарёв, бывш. секретарь Синода Украинской обновленческой церкви. Из-за недовольства новым управляющим значительной частью духовенства К. е., помнившей Дикарёва как одного из руководителей обновленчества на Украине, митр. Иоасаф уволил его. И в 1965 г. управляющим делами Украинского Экзархата стал прот. Василий Юрченко, который уже занимал эту должность в 1961-1963 гг. Постановлением Синода от 5 февр. 1965 г. митр. Иоасафу было поручено временное управление Луганской епархией. Для помощи митр. Иоасафу ввиду его частого отсутствия 5 февр. 1965 г. епископом Переяслав-Хмельницким, викарием К. е., был назначен Боголеп (Анцух), ранее еп. Мукачевский и Ужгородский. Однако уже 25 мая 1965 г. по инициативе митр. Иоасафа еп. Боголеп был переведен на Кировоградскую и Николаевскую кафедру. На том же Синоде митр. Иоасаф был освобожден от временного управления Луганской епархией (Определения Свящ. Синода // ЖМП. 1965. № 6. С. 2). Причиной было то, что митр. Иоасаф решал кадровые вопросы для Луганской епархии без согласования с Патриархией (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 1. Д. 459. Л. 6-8). 24 апр. 1966 г. митр. Иоасаф скончался.

Митр. Иоасаф (Лелюхин). Фотография. 60-е гг. XX в.
Митр. Иоасаф (Лелюхин). Фотография. 60-е гг. XX в.

Митр. Иоасаф (Лелюхин). Фотография. 60-е гг. XX в.

После отставки Хрущёва в окт. 1964 г. инициированная им антицерковная кампания приостановилась, в процессе закрытия храмов наступило временное затишье, в 1965 г. в Киеве и Киевской обл. не было ни одного случая закрытия церкви или снятия с регистрации религ. общины. Удалось сохранить Свято-Духовский храм в с. Троещина (ныне в Деснянском р-не Киева), процесс закрытия которого начался еще в 1963 г. Расположенное в центре села здание планировали снести. Только в связи со смягчением политики властей в отношении Церкви, а также благодаря стойкой позиции прихожан в дек. 1965 г. настоятель прихода прот. Леонид Соболев (см. Серафим (Соболев)) добился от местного руководства перенесения деревянной церкви на заброшенный пустырь в 2 км от села, и храм удалось спасти от разрушения. 13 авг. 1965 г. Президиум Верховного Совета УССР принял постановление «О некоторых фактах нарушения социалистической законности в отношении верующих», к-рое дало толчок принятию местными советами аналогичных постановлений. Так, в постановлении исполкома Черкасского облсовета критиковались имевшие место адм. меры против верующих: увольнения с работы, обыски в молитвенных помещениях и т. д. Постановлением СМ СССР от 8 дек. 1965 г. Совет по делам РПЦ и Совет по делам религиозных культов были реорганизованы в Совет по делам религий. В мае 1966 г. были назначены уполномоченные по делам религий: в Киеве (Сухонин с 1962 занимал должность уполномоченного по делам РПЦ по Киеву и Киевской обл.), в Киевской обл. (А. Е. Шарандак), и в Черкасской обл. (З. С. Сидоренко).

К нач. 1965 г. в Киеве и Киевской обл. имелась 141 зарегистрированная община РПЦ (из них 26 храмов больше года не действовали), служили 121 священник, 11 диаконов и 76 псаломщиков; 208 церквей были закрыты. В Черкасской обл. было 75 зарегистрированных общин РПЦ (из них 5 храмов больше года не действовали), служили 60 священников, 3 диакона и 44 псаломщика; закрытых церквей - 157. Остро ощущалась нехватка духовенства, в то время как десятки клириков находились за штатом по воле уполномоченного по делам РПЦ. Позиция митр. Иоасафа, во всем следовавшего указаниям уполномоченного, приводила к необоснованному перемещению и выведению за штат и так небольшого количества духовенства. В 1965 г. митр. Иоасаф по совету уполномоченного сократил число священников Флоровского монастыря с 2 до 1. Настоятельница Флоровского мон-ря Анимаиса (Кайдунова-Бутовская) сумела через Патриархию добиться отмены указов митрополита о перемещении монастырских священников (в 1965 патриарх Алексий без ведома митр. Иоасафа возвел монахиню Анимаису в сан игумении).

24 апр. 1966 г., в день кончины митр. Иоасафа, патриарх Алексий без согласования с властями своим указом возвел Винницкого и Брацлавского еп. Алипия (Хотовицкого) в сан архиепископа и назначил его архиепископом Киевским и Галицким, экзархом Украины. Это решение патриарха вскоре было отменено вслед. вмешательства Ленинградского митр. Никодима (Ротова), который в апр. 1966 г. находился в зарубежной командировке и не смог повлиять на замещение Киевской кафедры. После возвращения в Москву митр. Никодим сразу же поставил вопрос о необходимости пересмотра назначения, принятого без участия Синода. Свое мнение митр. Никодим высказал председателю Совета по делам религий В. А. Куроедову. Недовольство назначением архиеп. Алипия на Киевскую кафедру выразил и уполномоченный по делам религий при Совете министров УССР Литвин. В письме к Куроедову от 28 апр. 1966 г. он писал, что архиеп. Алипий не отличается широтой взглядов и с ним нельзя будет решать вопросы так же просто, как с митр. Иоасафом. Литвин потребовал объяснений по данному поводу от управляющего делами Московской Патриархии архиеп. Алексия (Ридигера; впосл. патриарх Московский и всея Руси Алексий II), прибывшего в Киев 27 апр. 1966 г. на похороны митр. Иоасафа (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 5. Д. 17. Л. 71-72). В итоге постановлением Свящ. Синода от 14 мая 1966 г. архиепископом Киевским и Галицким, экзархом Украины, было определено стать 34-летнему Дмитровскому еп. Филарету (Денисенко), ректору МДАиС, с возведением его в сан архиепископа. Тем же решением архиеп. Алипий был освобожден от управления Киевской кафедрой.

С первых месяцев пребывания на Киевской кафедре архиеп. Филарет находился в тесном сотрудничестве с уполномоченным Совета по делам религий Литвиным. Позднее Литвин характеризовал Филарета как «вполне советского человека», которому патриарх Алексий «мешал проводить работу в нужном для нас направлении» (ГА г. Киева. Ф. Р-525. Оп. 1. Д. 17. Л. 26). В апр. 1967 г. архиеп. Филарет пожаловался Литвину, что патриарх не хочет давать экзарху Украины сан митрополита (хотя архиепископом Филарет стал всего за год до этого), что это вызывает нежелательные пересуды за рубежом относительно того, что советскими властями упраздняются Киевская митрополия и Украинский Экзархат. В янв. 1967 г. Филарет просил Литвина посодействовать, чтобы в его управление была передана Луганская епархия, поскольку К. е. несет большие расходы по приему иностранных делегаций и по содержанию учреждений Украинского Экзархата, спрашивал разрешения на хиротонию архим. Феодосия (Дикуна) во викарного епископа К. е. Просьбу о назначении викария уполномоченный поддержал. 7 февр. 1967 г. Синод определил архим. Феодосию (Дикуну), ректору Одесской ДС, быть епископом Переяслав-Хмельницким, викарием К. е. На хиротонии архим. Феодосия планировал присутствовать патриарх Алексий, который предварительно попросил архиеп. Филарета составить ходатайство к властям Украины о возвращении Киево-Печерской лавры. Однако архиеп. Филарет отказался, ссылаясь на то, что действующих храмов в Киеве достаточно и в возвращении лавры необходимости нет. Патриарх Алексий не поехал в Киев и предложил провести хиротонию еп. Феодосия в Одессе, где он тогда находился. Архиеп. Филарет писал Литвину, что решение патриарха обусловлено тем, что Киево-Печерские пещеры не возвращены Церкви и что поступок патриарха Алексия нужно истолковать как нападки на власть. В итоге епископскую хиротонию Феодосия (Дикуна) возглавил 4 июня того же года во Владимирском кафедральном соборе Киева Крутицкий и Коломенский митр. Пимен (Извеков; впосл. Патриарх Московский и всея Руси). В хиротонии участвовали находившиеся тогда в Киеве архиеп. Эдмонтонский и Канадский Пантелеимон (Рудык), архиеп. Иркутский и Читинский Вениамин (Новицкий). 7 окт. 1967 г. вопреки желанию Филарета еп. Феодосий (Дикун) был переведен на Полтавскую кафедру, после чего Киевский архиепископ снова обратился к уполномоченному за содействием в хиротонии нового викария. 16 июня 1967 г. Литвин ходатайствовал перед председателем Совета по делам религий Куроедовым о расширении полномочий Филарета в отношении украинских епархий: «В политических целях целесообразно, если епископов для украинских епархий будет поставлять только экзарх Украины совместно с украинскими архиереями» (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 5. Д. 54. Л. 55-56).

Насельницы Киево-Вознесенского Флоровского мон-ря. 60-е гг. ХХ в.
Насельницы Киево-Вознесенского Флоровского мон-ря. 60-е гг. ХХ в.

Насельницы Киево-Вознесенского Флоровского мон-ря. 60-е гг. ХХ в.

Тесное сотрудничество экзарха Украины с советскими властями неизбежно влекло за собой многочисленные требования к архиеп. Филарету со стороны властей: усиление контроля за духовенством (напр., Филарет лишил права священнодействовать в К. е. заштатного еп. Феодосия (Ковернинского), к-рый, по мнению властей, входил в оппозиционную группу духовенства), увольнение из хора Владимирского собора ранее репрессированных лиц (в т. ч. реабилитированных). В 1968 г. районные уполномоченные сообщали, что Филарет стал первым из архиереев, кто, выполняя рекомендации Совета по делам религий, жестко наказывал священников в случае, если те в период посевного или хлебоуборочного сезонов допускали «затягивание богослужений до 14-15 часов дня в ущерб сельскохозяйственным работам» (ГА г. Киева. Ф. Р-1525. Оп. 1. Д. 83. Л. 13). Во 2-й пол. 60-х гг. участились случаи закрытия церквей в Киевской обл.; в частности, были закрыты крупные храмы в райцентрах Ирпень и Макаров, пос. Песковка, с. Триполье. В 1967 г. была снята с регистрации Рождество-Богородичная община в пос. Совки Московского р-на Киева. После пожара, повредившего церковь, община хотела взять в аренду новое помещение, но из-за отсутствия поддержки со стороны экзарха это стало невозможным; в том же году архиеп. Филарет благословил общину перечислить ее банковские сбережения для нужд государства (Там же. Д. 26. Л. 8). 1 февр. 1973 г. по согласованию с Филаретом была снята с регистрации Трапезная ц. Флоровского монастыря, переданная в аренду Украинскому специальному научно-реставрационному управлению (Там же. Д. 41. Л. 27).

Указом патриарха Алексия I 25 февр. 1968 г. архиеп. Киевский и Галицкий Филарет был возведен в сан митрополита. 28 нояб. 1968 г. митр. Филарет подал в Синод рапорт о назначении ему «ввиду частых заграничных командировок» викарием Звенигородского еп. Владимира (Сабодана), вик. Московской епархии. Синод удовлетворил прошение и назначил еп. Владимира викарием К. е. с титулом «Переяслав-Хмельницкий». Вернувшись на родину из Швейцарии, где он был представителем Московского Патриархата при ВСЦ, еп. Владимир часто служил в кафедральном Владимирском соборе (настоятелем собора был широко известный на Украине прот. Николай Радецкий) и вскоре стал пользоваться любовью прихожан. Под редакцией еп. Владимира в 1968 г. было возобновлено издание ж. «Православний вiсник». Популярность викария не понравилась экзарху, и 20 марта 1969 г. еп. Владимир был перемещен на Черниговскую и Нежинскую кафедру. Переяслав-Хмельницкое вик-ство занял благочинный Виноградовского округа Мукачевской епархии игум. Савва (Бабинец), чья епископская хиротония состоялась 30 марта 1969 г. в кафедральном соборе Киева. 2 февр. 1972 г. еп. Савва был переведен на Черновицкую и Буковинскую кафедру. Переяслав-Хмельницким епископом 11 окт. 1972 г. был назначен управляющий делами Украинского Экзархата архим. Варлаам (Ильющенко), хиротонисанный во епископа 22 окт. того же года (до 1973 он осуществлял также временное управление Черниговской епархией). Впосл. Переяслав-Хмельницкое вик-ство К. е. замещалось непрерывно, кроме периода 1977-1985 гг. 16 дек. 1969 г. Свящ. Синод РПЦ принял решение об образовании при экзархе Украины филиала ОВЦС. 7 июня 1970 г. во епископа Уманского, 2-го викария К. е., хиротонисан архим. Макарий (Свистун). Участия в жизни К. е. еп. Макарий до 1978 г. не принимал, неся служение за границей. В 1978 г. еп. Макарий вернулся на Украину, в 1979 г. был возведен в сан архиепископа, в 1982 г. назначен архиепископом Ивано-Франковским и Коломыйским.

23-24 июля 1969 г. православная Церковь торжественно отметила 1000-летний юбилей со дня преставления равноап. кнг. Ольги. Центром празднеств стал киевский Владимирский собор, в к-ром богослужение возглавил прибывший в Киев патриарх Александрийский и всея Африки Николай VI. 14-25 марта 1972 г. в рамках визита патриарха Болгарского Максима в СССР предстоятель Болгарской Церкви посетил Киев. 16-17 дек. 1972 г. в Киеве побывал с архипастырским визитом патриарх Московский и всея Руси Пимен. 21-28 июля 1986 г. в Киеве прошла международная научная конференция, посвященная 1000-летию Крещения Руси. В 1987 г. Украину в рамках визита в СССР посетил К-польский патриарх Димитрий I.

По предложению митр. Филарета в 1971 г. в Киеве был проведен семинар по проблемам христ. служения миру между народами (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 6. Д. 454. Л. 101-108). 9 июня 1978 г. по инициативе Литвина состоялась 1-я встреча Филарета с преподавателями кафедр атеизма вузов Киева. На вопрос, воспитываются ли в семинариях студенты в духе советского патриотизма, Филарет ответил утвердительно, отметив: «Все, что мы делаем в наших духовных учебных заведениях,- это специальное обучение, а формирование личности продолжается под непрестанным влиянием социализма» (ГА г. Киева. Ф. Р-1525. Оп. 1. Д. 63. Л. 30).

Трехсвятительская ц. из с. Пищики. Фотография. 2012 г.
Трехсвятительская ц. из с. Пищики. Фотография. 2012 г.

Трехсвятительская ц. из с. Пищики. Фотография. 2012 г.

В 1970 г. власти вновь вернулись к вопросу о закрытии Владимирского собора и др. храмов К. е. В 1970-1971 гг. форсированными темпами были упразднены неск. церквей в Киевской и Черкасской областях в основном благодаря тому, что митр. Филарет не присылал в упраздняемые приходы священников, т. о. власти снимали с регистрации приходские общины как «фактически прекратившие деятельность». На Киевщине при таких обстоятельствах в окт. 1970 г. закрыли храм в с. Бобрик Броварского р-на, в апр. 1971 г.- храм в с. Грузское Макаровского р-на, в дек. 1971 г.- в с. Скригалевка Фастовского р-на. В Черкасской обл. в 1970 г. были закрыты храмы в с. Шарине Уманского р-на, с. Иваньки Маньковского р-на. Уполномоченный по делам религий по Киеву В. В. Руденко в июне 1971 г. писал о возможности закрытия Владимирского собора: «Для решения данного вопроса создались определенные возможности после смерти патриарха Алексия. Новый патриарх Пимен уже не будет иметь такого авторитета в церковных кругах; кроме того, патриарх должен опираться в своей деятельности на таких лиц, как митр. Филарет, а он, по мнению К. Литвина (уполномоченный Совета по делам религий при СМ УССР), является вполне советским человеком, но ему покойный патриарх Алексий мешал проводить работу в нужном для нас направлении» (Там же. Ф. Р-525. Оп. 1. Д. 17. Л. 26). По указанию уполномоченного по делам религий по Киевской обл. Бунтина в 1973 г. был проведен «ряд мероприятий» по прекращению паломничеств к св. местам (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 6. Д. 1247). В 1973 г. закрыт благочиннический храм в г. Кагарлык. В 1974 г. уполномоченный по Киеву Руденко сообщил о принятии мер по пресечению паломничеств к источнику св. Пантелеимона в предместье Киева Феофания (Там же. Оп. 5. Д. 1413).

1 нояб. 1974 г. постановлением ЦК КПУ был образован Совет по делам религий при Совете министров УССР, его председателем стал Литвин. Антирелигиозная политика властей Украины сделалась более самостоятельной и жесткой в сравнении с позицией общесоюзного Совета по делам религий. В 1973-1975 гг. в Киевской обл. закрылись храмы в г. Кагарлык, с. Леоновка Иванковского р-на, с. Ярешки Барышевского р-на, с. Македоны Мироновского р-на, с. Трушки Белоцерковского р-на; в Черкасской обл. были упразднены храмы в селах Терешки Шполянского р-на, Антиповка Золотоношского р-на, Корытня Монастырищенского р-на, Доброводы Уманского р-на, Лящовка (ныне Чернобаевского р-на). Затем на несколько лет наступило относительное затишье, храмы не закрывались до 1981 г. Зато в 1977 г. усилилась борьба с паломничествами к св. местам. Так, уполномоченный по Киевской обл. Н. А. Мишенин докладывал о посещении верующими св. источника в с. Черкас Белоцерковского р-на Киевской обл. 19 июня 1977 г. и о принятых впоследствии властями мерах по ликвидации источника (Там же. Оп. 6. Д. 1225. Л. 17-18). В 1979 г. в аппарате укр. уполномоченных произошли кадровые изменения. В 1979 г. новым председателем Совета по делам религий при Совете министров УССР после ухода на пенсию Литвина стал Н. А. Колесник, в 1980 г. уполномоченным по делам религий по Киеву был назначен М. Т. Донченко, в 1985 г.- Н. В. Соловей, занимавший эту должность до 1992 г.

Покровская церковь из с. Сухой Яр Ставищенского района. Фотография. 2012 г.
Покровская церковь из с. Сухой Яр Ставищенского района. Фотография. 2012 г.

Покровская церковь из с. Сухой Яр Ставищенского района. Фотография. 2012 г.

В 1980 г. в Киевской обл. числилось 111 действующих храмов (ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 40. Д. 1. Л. 9). В столице насчитывалось 9 приходских и 3 монастырских храма (Там же. Л. 1). Пасхальное ночное богослужение в 1980 г. в Киевской обл. посетили ок. 113 тыс. чел., из них в Киеве - ок. 18 тыс. верующих (Там же. Д. 5. Л. 2). Средняя посещаемость Владимирского кафедрального собора в воскресные и особо праздничные дни колебалась от 1,5 до 4,5 тыс. чел. (Там же. Д. 2. Л. 21).

Церковь вмч. Георгия Победоносца в с. Софиполь. Фотография. 2010 г.
Церковь вмч. Георгия Победоносца в с. Софиполь. Фотография. 2010 г.

Церковь вмч. Георгия Победоносца в с. Софиполь. Фотография. 2010 г.

В 1981 г. имела место последняя кампания по закрытию храмов в Киевской и Черкасской областях: в Черкасской обл. снята с регистрации община в с. Степанцы Каневского р-на, на Киевщине закрыта община в с. М. Старица Бориспольского р-на. 1986-й год стал трагическим для К. е. в связи аварией на Чернобыльской АЭС. После аварии были отселены жители ряда сел Чернобыльского, Полесского р-нов и сев. части Иванковского р-на Киевской обл. Действовавшие в этих селах храмы снимались с регистрации. В 1987 г. были закрыты храмы в селах Красное и Толстый Лес Чернобыльского р-на, 10 мая 1990 г. была снята с регистрации как «прекратившая свою деятельность в связи с эвакуацией населения» Свято-Ильинская община г. Чернобыля (Там же. Д. 8. Л. 12). Храмы впосл. были разрушены, а вся зона отчуждения Чернобыльской АЭС (в 1991 получила статус особой адм. единицы в составе 69 населенных пунктов Киевской обл. и 7 населенных пунктов Житомирской обл.) стала особой территорией в подчинении Киевского митрополита. В 1994 г. возобновились богослужения в Воскресенском храме в с. Толстый Лес Чернобыльского (ныне Иванковского) р-на, куда вместе с другими жителями вернулся священник, но в 1996 г. храм сгорел. В 1999 г. возобновлен приход при Ильинском храме в Чернобыле, настоятелем которого стал прот. Николай Якушин. Благодаря его усилиям приспособлены для богослужения заброшенные храмы: Михайловский в с. Красном и Казанско-Богородичный в с. Замошье.

В янв. 1985 г. в Киеве прошел семинар-совещание, организованный рабочей группой по контрпропаганде при ЦК КП Украины, по вопросам атеистической пропаганды и контрпропаганды в связи с «церковной кампанией подготовки 1000-летия введения христианства на Руси». После совещания в советской прессе вышел ряд публикаций, «разоблачающих буржуазно-клерикальную суть празднования юбилея 1000-летия Крещения Руси», было создано неск. документальных фильмов атеистического содержания. В то же время в 1984-1986 гг. имели место и первые положительные моменты в отношениях между Церковью и местными властями. 25 июля 1984 г. республиканский Совет по делам религий разрешил общине РПЦ в с. Григоровка Обуховского р-на Киевской обл. приобрести жилой дом, чтобы обустроить там храм (аналогичное разрешение в 1979 было дано общине в с. Летки Броварского р-на, в 1981- общине в с. Кононча Каневского р-на Черкасской обл.). В 1986 г. общине в с. Микуличи Бородянского р-на разрешили провести реконструкцию церковного здания, хотя раньше обветшавшие храмы закрывались. Примечательно, что в 1985-1986 гг. закрытые храмы Киевщины, предназначенные к сносу, но представлявшие историко-архитектурную ценность, не разрушались, но перевозились в Музей народной архитектуры в Переяслав-Хмельницкий: в 1985 г. туда была перенесена церковь из с. Пищики Сквирского р-на, в 1986 г.- храмы из с. Сухой Яр Ставищенского р-на и из с. Софиполь Тетиевского р-на.

В целом итоги первых 20 лет служения Филарета (1967-1987) в статистическом отношении являются следующими. В 1967 г. в Киеве действовало 12 общин РПЦ, в Киевской обл.- 129 общин (ГА г. Киева. Ф. Р-1525. Оп. 1. Д. 1. Л. 2). К нач. 1988 г. в Киеве имелось 10 общин, в Киевской обл.- 106 общин (ГА Киевской обл. Ф. 5571. Оп. 1. Д. 124. Л. 2). Именно при Филарете, в 1967-1987 гг. две общины Киева и 23 общины Киевской обл. были сняты с регистрации, их храмы закрыты, и это в условиях, когда число зарегистрированных общин других христ. конфессий в эти годы в Киевской обл. незначительно увеличилось (так, число общин баптистов - с 73 до 75, адвентистов - с 4 до 6). 15 апр. 1987 г. митр. Филарет обратился в Совет министров УССР и Совет по делам религий УССР с просьбой дать разрешение на возобновление богослужений в Ближних и Дальних пещерах Киево-Печерской лавры. Однако прошение осталось без ответа.

Еп. Климент (Вечеря), В. Г. Пидгайко

1988-1992 гг.

1988 г. стал особо значимым в истории правосл. Церкви на Украине. Киев был определен как один из центров торжественного празднования 1000-летия Крещения Руси. В июне 1988 г. гос-во передало Украинскому Экзархату РПЦ несколько помещений на территории Дальних пещер Киево-Печерской лавры. С этого момента началось возрождение после почти 30-летнего бездействия 1-го на Руси монастыря. 16 авг. 1988 г. Совет по делам религий при СМ СССР дал согласие на регистрацию 1-й на Киевщине за неск. десятилетий новой общины РПЦ - в Борисполе, где верующим был возвращен храм, 30 июня 1989 г. той же общине было разрешено строить новый храм. В 1988 г. в Киевской обл. были возвращены храмы для вновь зарегистрированных общин РПЦ в г. Тараща, с. Гоголев Броварского р-на, с. Креничи Обуховского р-на, с. Синява Ракитнянского р-на, с. Софиполь Тетиевского р-на. 14 апр. 1989 г. по решению Совета по делам религий при СМ СССР возобновилось богослужение в Преображенском соборе в г. Белая Церковь. 30 сент. 1988 г. уполномоченный по Черкасской обл. принял решение о регистрации общин РПЦ и возвращении им храмов в г. Монастырище, в с. Халаидове Монастырищенского р-на, с. Худяки Черкасского р-на, пос. Русская Поляна Черкасского р-на. 28 окт. 1988 г. возвращен Церкви находившийся в аварийном состоянии деревянный Успенский храм в с. Жаботин Каменского р-на, предназначенный властями к сносу в 1985 г. В февр. 1989 г. Церкви возвращен Успенский собор в Каневе, где располагался музей народно-декоративного искусства. 14 апр. 1989 г. Флоровскому жен. мон-рю были переданы ранее отчужденные у него здания Трапезной и Воскресенской церквей. Важнейшим событием стало возрождение 4 окт. 1989 г. Киевской ДС, ректором к-рой стал прот. Петр Влодек. В первый набор были зачислены 44 чел. 9 июля 1990 г. на Архиерейском Соборе РПЦ было принято решение о возрождении КДА.

Свято-Преображенский собор в г. Белая церковь. 1812 г. Фотография. 2008 г.
Свято-Преображенский собор в г. Белая церковь. 1812 г. Фотография. 2008 г.

Свято-Преображенский собор в г. Белая церковь. 1812 г. Фотография. 2008 г.

В 1989 г. митр. Филарет вел переписку с главой укр. Совета по делам религий Н. Колесником о возвращении верующим Софийского собора и Ближних пещер Киево-Печерской лавры. Удалось вернуть Ближние пещеры, в передаче Церкви Софийского собора было отказано (ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 6. Д. 4156). В 1990 г. были зарегистрированы 22 новые общины УПЦ в Киевской обл. и 6 общин в Киеве. К нач. 1991 г., по данным Совета по делам религий, в Киевской обл. числилось 197 религиозных общин и 160 священнослужителей. В Киеве на 1991 г. были зарегистрированы 17 общин РПЦ, 47 священнослужителей. В Киевской ДС в 1991 г. насчитывалось 159 студентов (ЦДАВО. Оп. 7. Д. 607. Л. 80-87).

Однако на Киевщине возобновилась деятельность раскольнических движений. 16 февр. 1989 г. в Киеве при активном участии движения «Рух» был создан «Инициативный комитет по возрождению Украинской автокефальной православной церкви». Возглавил самочинный комитет свящ. Богдан Михайличенко, клирик Рижской епархии, объявивший о разрыве с РПЦ. Комитет декларировал свое преемство от «самосвятской» УАПЦ 1921 г. и призвал приходы выходить из юрисдикции РПЦ и поминать за богослужением К-польского патриарха. В сент. 1989 г. автокефалисты начали в Киеве издание газ. «Наша вiра - Православ'я» (позднее «Наша вiра»). На «соборе» во Львове 20 окт. было провозглашено возрождение УАПЦ, 30 окт. 1989 г. ее первоиерархом был объявлен живший в США Мстислав (Скрыпник). 5-6 июня 1990 г. раскольники провели в Киеве «Всеукраинский собор УАПЦ», к-рый утвердил устав УАПЦ и избрал заочно «патриархом Киевским» Мстислава (Скрыпника). 7 июня Совет по делам религий при Совете министров УССР зарегистрировал Устав УАПЦ. 17-18 нояб. 1990 г. в киевском Софийском соборе автокефалисты совершили интронизацию 90-летнего Мстислава как «патриарха Киевского и всея Руси-Украины».

9 июля 1990 г. укр. православные епископы на совещании в Киеве составили «Обращение Украинской Православной Церкви о предоставлении ей независимости и самостоятельности в управлении», что предполагало расширение автономии УПЦ. Предстоятелем УПЦ епископы избрали Киевского митр. Филарета (Денисенко). 10 июля 1990 г. Свящ. Синод Украинской Церкви принял постановление о мерах по расширению автономии Украинского Экзархата. Согласно постановлению, Синод Украинской Православной Церкви имел право избирать и поставлять правящих и викарных архиереев, открывать новые епархии в границах Украины; Предстоятель Украинской Православной Церкви должен был избираться укр. епископами и утверждаться патриархом и Свящ. Синодом РПЦ; Предстоятель Украинской Православной Церкви получал титул «митрополит Киевский и всея Украины» и титул «Блаженнейший» (в границах Украины). 20 июля 1990 г. Синод РПЦ рассмотрел постановление укр. Синода и принял решение: в связи со значимостью данного вопроса обсудить его на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, назначенном на 25-27 окт. 1990 г. (см. Архиерейский Собор РПЦ 25-27 окт. 1990 г.). 27 июля 1990 г. было опубликовано «Обращение епископата Украинской Православной Церкви к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию и Священному Синоду Русской Православной Церкви» с предложениями по нормализации обстановки, вызванной экстремистскими действиями на Украине униатов и раскольников-автокефалистов.

В такой неспокойной обстановке 27 июля - 6 авг. 1990 г. состоялся визит патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Украину, продиктованный стремлением оказать поддержку правосл. населению Украины. Предстоятель Русской Церкви побывал в Киево-Печерской и Почаевской лаврах, Покровском, Флоровском и Корецком жен. мон-рях, совершил богослужения в храмах Киева, Житомира, Ровно и Чернигова. Патриарх встретился с главой Верховного Совета УССР Л. М. Кравчуком. 28 июля, в день памяти св. равноапостольного кн. Владимира, патриарх Алексий совершил праздничное богослужение в кафедральном Владимирском соборе в Киеве, после которого обратился к верующим со словами, передававшими его тревогу о распространении раскола в Церкви и объяснявшими его посещение Украины как свидетельство единства с епископатом, клиром и верующими УПЦ.

Собор Бориса и Глеба в Борисполе. 1998 г. Фотография. 2005 г.
Собор Бориса и Глеба в Борисполе. 1998 г. Фотография. 2005 г.

Собор Бориса и Глеба в Борисполе. 1998 г. Фотография. 2005 г.

25-27 окт. 1990 г. Архиерейский Собор принял определение о независимости и самостоятельности в управлении Украинской Православной Церкви. 28 окт. 1990 г. патриарх Московский и всея Руси Алексий II прибыл в Киев. В соборе Св. Софии он совершил литургию, после которой вручил митр. Филарету Благословенную грамоту о даровании УПЦ самостоятельности в управлении. Это событие было омрачено беспорядками, спровоцированными представителями политических сил правого толка (гл. обр. «Руха»). 29 окт. 1990 г. в Киеве состоялся Собор правосл. епископов Украины, подготовивший проект Устава УПЦ. 22-23 нояб. 1990 г. в Киеве прошел 1-й Собор УПЦ, к-рый принял Устав УПЦ. На Соборе в очередной раз обсуждались проблемы противостояния автокефалистам и униатам, было отмечено, что церковный раскол на Украине с самого начала носил политический характер и являлся составной частью сепаратистского направления в укр. политике. В 1990 г. в Киеве начался выпуск изд. «Церковна православна газета» - офиц. органа УПЦ.

В 1991 г. в Киеве происходили важные события, связанные с процессом институционализации УПЦ. Большое влияние на них оказало провозглашение Украиной гос. независимости 24 авг. 1991 г. Архиерейский Собор УПЦ, проходивший 6-7 сент. 1991 г., лишил Переяслав-Хмельницкого еп. Ионафана (Елецких) архиерейского сана. Этому событию предшествовал конфликт между митр. Филаретом и еп. Ионафаном, который выступил против внесения в Устав УПЦ ряда пунктов об особых правах Киевского митрополита, нарушающих принцип соборности в церковном управлении. 21 апр. 1991 г. под влиянием митр. Филарета Свящ. Синод УПЦ выдвинул против еп. Ионафана обвинения в хищении имущества Киево-Печерской лавры. Однако главным «преступлением» еп. Иоанафана стал его рапорт патриарху Алексию II от 24 июня 1991 г., в к-ром митр. Филарет был обвинен в нарушении монашеских обетов. Еп. Ионафан был лишен всех должностей в Украинском Экзархате (22 дек. 1992 Синод РПЦ признал недействительным лишение владыки Ионафана епископского сана, 22 июня 1993 Ионафан (Елецких) в сане епископа Белоцерковского, викария К. е., был назначен на должность управляющего делами Киевской митрополии УПЦ). 1-3 нояб. 1991 г. на Соборе УПЦ в Киеве митр. Филарет впервые объявил о планах полной независимости Украинской Церкви, что отвечало курсу нового укр. правительства. В работе Собора приняли участие 95 делегатов от 22 епархий и 32 монастырей Украины. Под сильнейшим нажимом митр. Филарета участники Собора приняли определение о необходимости автокефалии для УПЦ. С этой просьбой от имени Собора укр. иерархи обратились к патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Необходимость автокефалии мотивировалась новыми политическими условиями - провозглашением независимого Украинского гос-ва. 20-21 нояб. 1991 г., в канун президентских выборов, в Киеве прошел созванный по инициативе председателя Верховного Совета Украины Кравчука межрелиг. форум, в к-ром участвовали 211 глав и представителей 16 действовавших в стране конфессий. Кравчук, выступая на форуме, произнес призыв в адрес Украинской Православной Церкви: «Независимой Украине - независимую Церковь» и сказал о необходимости объединения с УАПЦ. Митр. Филарет выразил поддержку идеям Кравчука. Управляющий делами УАПЦ Антоний (Масендич) заявил, что об объединении можно будет говорить после обретения Украинской Церковью автокефалии.

25-27 дек. 1991 г. на заседании Свящ. Синода РПЦ рассматривался вопрос об автокефалии Украинской Церкви. Синод постановил, что этот вопрос в силу своей исключительной важности должен быть рассмотрен на Архиерейском Соборе Русской Церкви, а возможно, и на ее Поместном Соборе, также было высказано пожелание о необходимости лучше выявить позицию клира и мирян Украины по этому вопросу.

22 янв. 1992 г. в Киеве состоялось епископское совещание УПЦ, которое под нажимом митр. Филарета, действовавшего в тесном союзе с Президентом Украины Кравчуком, приняло ультимативное обращение к патриарху Алексию II, Синоду и ко всем архиереям РПЦ с призывом о даровании полной независимости УПЦ. Епископы Черновицкий Онуфрий (Березовский), Тернопольский Сергий (Генсицкий) и Донецкий Алипий (Погребняк) отозвали свои подписи под обращением, 23 янв. решением Синода УПЦ они были смещены со своих кафедр. Епископы Алипий и Сергий были назначены викариями К. е.: Алипий - епископом Черкасским, Сергий - епископом Переяслав-Хмельницким (Постанови Свящ. Синоду УПЦ // Правосл. вiсник. 1992. № 4. С. 6-7). За отказ братии Киево-Печерской лавры поставить подписи в поддержку решения Собора УПЦ о даровании ей автокефалии Синодом УПЦ в 1992 г. с должности наместника был смещен архим. Елевферий (Диденко), на его место назначен архим. Питирим (Старинский).

4 февр. патриарх Алексий II отправил митр. Филарету телеграмму с просьбой воздержаться от канонических прещений до предстоящего 18-19 февр. 1992 г. заседания Синода Русской Церкви. В ответ митр. Филарет писал, что просит патриарха и Свящ. Синод РПЦ не принимать никаких постановлений, касающихся внутренней жизни УПЦ. 18-19 февр. 1992 г. Свящ. Синод Русской Церкви повторно рассмотрел вопрос о даровании УПЦ автокефалии и вновь подтвердил свое декабрьское решение отложить рассмотрение этого вопроса до Архиерейского или Поместного Собора. Митр. Филарет и в этот раз не прибыл на заседание Синода «по болезни», в связи с чем было подготовлено «Послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету и епископату Украинской Православной Церкви». В нем сообщалось о предстоящем Архиерейском Соборе, к-рый рассмотрит вопрос об укр. автокефалии, митр. Филарету рекомендовалось незамедлительно пересмотреть свои решения от 23 янв. относительно епископов, не подписавших обращение о даровании автокефалии.

31 марта - 5 апр. 1992 г. положение в УПЦ рассмотрел Архиерейский Собор РПЦ, вопрос об автокефалии Украинской Церкви был ключевым. Митр. Филарет на Соборе отстаивал курс на достижение автокефалии Украинской Церкви, такого же рода пожелание содержалось в телеграммах Собору от Президента Украины Кравчука и Кабинета министров Украины. Однако в ходе обсуждения большинство укр. архиереев, согласно с волей своей паствы, высказались против предоставления полной самостоятельности Украинской Церкви и дезавуировали свои подписи, поставленные под Обращением с просьбой о даровании автокефалии, т. к. были к тому принуждаемы угрозами прещений со стороны митр. Филарета. Митр. Филарет перед крестом и Евангелием пообещал, что сложит с себя полномочия предстоятеля УПЦ, и попросил оставить за ним право перехода в др. епархию УПЦ. Архиерейский Собор РПЦ принял к сведению заявления митр. Филарета о том, что во имя мира церковного он подаст прошение предстоящему Архиерейскому Собору УПЦ об освобождении его от обязанностей предстоятеля УПЦ. Собор благословил ему нести епископское служение на др. кафедре УПЦ. Митр. Филарет попросил провести выборы нового митрополита Киевского и всея Украины в Киеве, на что было получено согласие Собора. Архиерейский Собор Русской Церкви постановил вопрос об автокефалии Украинской Церкви вынести на обсуждение ближайшего Поместного Собора. В послании, с которым Архиерейский Собор РПЦ обратился к пастырям и пастве Украинской Церкви, также сообщалось, что митр. Филарет подаст в отставку с поста предстоятеля Украинской Церкви на ее предстоящем Архиерейском Соборе. 6 апр. 1992 г. прошло расширенное заседание Свящ. Синода УПЦ, на к-ром епископы Онуфрий, Сергий и Алипий были восстановлены на своих кафедрах.

1992-2013 гг.

В апр. 1992 г. митр. Киевский и всея Украины Филарет во время богослужения в кафедральном соборе объявил о своем отказе уйти с поста предстоятеля УПЦ. 14 апр. на пресс-конференции в Украинформагентстве в Киеве митр. Филарет сказал, что намерен остаться на посту предстоятеля УПЦ до конца жизни. С этого момента начался период трагического раскола укр. Православия. В большинстве храмов прекратилось поминовение предстоятеля УПЦ за богослужением, т. о. правосл. духовенство и миряне стали ограждаться от антицерковной деятельности митр. Филарета. 30 апр. 1992 г. в г. Житомире по инициативе Житомирского и Овручского архиеп. Иова (Тывонюка) состоялось собрание архиереев УПЦ, а также духовенства, монашествующих, представителей православных братств и мирян. Заявление Киевского митрополита было подвергнуто острой критике, а сам он был обвинен в клевете на Архиерейский Собор РПЦ и в клятвопреступлении. Собрание потребовало от митр. Филарета незамедлительной отставки, участники собрания объявили о необходимости созыва Архиерейского Собора УПЦ, чтобы утвердить отставку митр. Филарета.

Церковь Преображения Господня Преображенского мон-ря в с. Нещерове. 1794 г. Фотография. 2010 г.
Церковь Преображения Господня Преображенского мон-ря в с. Нещерове. 1794 г. Фотография. 2010 г.

Церковь Преображения Господня Преображенского мон-ря в с. Нещерове. 1794 г. Фотография. 2010 г.

6-7 мая в Москве состоялось расширенное заседание Свящ. Синода РПЦ, на котором был рассмотрен вопрос о ситуации в УПЦ. Синод призвал Филарета исполнить данное им на кресте и Евангелии обещание Архиерейскому Собору РПЦ уйти с поста предстоятеля УПЦ. Синод запретил митр. Филарету до созыва Архиерейского Собора УПЦ действовать в качестве предстоятеля, в т. ч. рукополагать архиереев. Синод предупредил Филарета о том, что в случае неисполнения постановлений Собора и данного решения Синода он будет предан церковному суду. О принятых решениях укр. паства была извещена посланием, в к-ром подчеркивалось, что принятие решений, пресекающих антиканонические действия митр. Филарета, находятся в строгом соответствии с соборными определениями и не являются покушением на самостоятельность Украинской Церкви, дарованную ей в окт. 1990 г. 21 мая 1992 г. на заседании Синода РПЦ, приглашение на к-рое также было проигнорировано митр. Филаретом, старейшему по хиротонии архиерею УПЦ митр. Никодиму (Руснаку) было поручено собрать Архиерейский Собор УПЦ для избрания нового предстоятеля УПЦ, до выборов управление Украинской Церковью поручалось митр. Никодиму.

26 мая 1992 г. митр. Филарет собрал в Киеве своих немногочисленных сторонников на «всеукраинскую конференцию по защите прав Украинской Православной Церкви», в ее работе не принял участия ни один архиерей. «Конференция» отвергла решения Синода Русской Церкви от 7 и 21 мая 1992 г., деятельность правосл. епископата, не последовавшего за Филаретом, назвала «предательством Церкви и православного народа Украины». 30 мая 1992 г. митр. Филарет направил К-польскому патриарху Варфоломею I послание, в к-ром обвинил Московскую Патриархию в «антиканонической деятельности» и в учинении раскола в Украинской Церкви. Также митр. Филарет просил К-польского патриарха принять его вместе с ближайшими помощниками.

Поскольку проведение Архиерейского Собора УПЦ в Киеве не представлялось возможным из-за прямых угроз со стороны митр. Филарета и националистически настроенных политиков, 27-28 мая 1992 г. митр. Никодим провел Собор в Харькове. На Собор приехали 18 укр. правосл. архиереев, митр. Филарет не явился. Собор внес поправки в Устав УПЦ, касающиеся митрополита Киевского и всея Украины. В частности, были упразднены пункты о пожизненности титула предстоятеля УПЦ и о том, что он должен избираться только из числа архиереев УПЦ. Основным деянием Харьковского Собора было смещение Филарета (Денисенко) с поста предстоятеля УПЦ с почислением за штат. В качестве предсудебной меры Архиерейский Собор УПЦ запретил Филарета в священнослужении вплоть до окончательного решения по этому вопросу кириархальной Церкви. Новым предстоятелем УПЦ большинством голосов (16 из 18) был избран Владимир (Сабодан), митр. Ростовский и Новочеркасский, управляющий делами Московской Патриархии. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил митр. Владимира особой грамотой на предстоятельское служение. Определение Архиерейского Собора УПЦ об избрании Владимира митрополитом Киевским и всея Украины было с одобрением принято всеми Поместными правосл. Церквами. 10 июня 1992 г. в Киево-Печерской лавре состоялось собрание клириков К. е., к-рое возглавил духовник епархии прот. Михаил Бойко. Собрание приняло неск. обращений, в к-рых выразило свою поддержку решениям Харьковского Собора. Духовенство Киевщины направило телеграмму новоизбранному митр. Киевскому и всея Украины Владимиру со словами приветствия и призывом к скорейшему вступлению в управление К. е.

11 июня 1992 г. в Даниловом монастыре в Москве под председательством патриарха Московского и всея Руси Алексия II был проведен специально созванный Архиерейский Собор РПЦ (см. Архиерейский Собор РПЦ 11 июня 1992 г.), на к-ром вновь рассматривалась церковная ситуация на Украине. 10 июня на собрании 16 укр. правосл. епископов было составлено заявление с характеристикой противоканонических действий митр. Филарета. Заявление было представлено на Архиерейском Соборе РПЦ. Собор постановил извергнуть митр. Филарета (Денисенко) из сана, лишив всех степеней священства. Поскольку запрещенный в священнослужении митр. Филарет продолжал совершать хиротонии, в т. ч. епископские (совм. с Почаевским еп. Иаковом (Панчуком)), Собор постановил считать недействительными все совершенные им хиротонии, начиная с 27 мая 1992 г. Архиерейский Собор обратился с посланием к пастырям и верным чадам УПЦ, оповещавшим о возникновении в Украинской Церкви нового раскола. В Послании отмечалось, что извержение из сана Филарета (Денисенко) и Иакова (Панчука) не связано с принципиальным отношением к вопросу об автокефалии Украинской Церкви, к-рый станет предметом обсуждения на Поместном Соборе РПЦ на основании свободного волеизъявления верующих. В послании также содержалось предупреждение о том, что все, кто будут вступать в церковное общение с Филаретом (Денисенко) и Иаковом (Панчуком), подвергают себя отлучению от Церкви, а клирики - извержению из сана.

18 июня 1992 г. для принятия имущества и документов Киевской митрополии от бывш. митр. Филарета прибыла комиссия, образованная решением Архиерейского Собора УПЦ в Харькове. Однако члены комиссии не были допущены в здание канцелярии митрополии по ул. Пушкинской, 36. Ночью по инициативе Филарета националистические боевые группировки УНА-УНСО предприняли попытку, используя холодное оружие захватить Киево-Печерскую лавру, захватом руководил настоятель Владимирского кафедрального собора прот. Борис Табачек. Предотвратить их вторжение в лавру удалось после вмешательства правоохранительных органов. Одновременно были инициированы силовые захваты др. храмов УПЦ. Власти Украины во главе с президентом Кравчуком оказали поддержку Филарету (Денисенко). Кравчук и председатель Совета по делам религий Украины А. Л. Зинченко объявили незаконными решения Харьковского Собора УПЦ. Президиум Верховной рады Украины по инициативе западноукр. депутата Д. В. Павлычко (униата) принял заявление, объявлявшее Харьковский Собор не только незаконным, но и неканоническим.

20 июня 1992 г. в Киев прибыл митр. Киевский и всея Украины Владимир, радостно встреченный тысячами верующих канонической Церкви. Поскольку в этот день Владимирский кафедральный собор был забаррикадирован боевиками УНСО, митр. Владимир направился в Киево-Печерскую лавру, к-рая с этого дня стала резиденцией Киевского митрополита. В лаврском Трапезном храме преподобных Антония и Феодосия митр. Владимир совершил благодарственный молебен и обратился с 1-й проповедью к верующим УПЦ. После молебна в Трапезном храме состоялся Архиерейский Собор, который констатировал, что митр. Владимир приступил к исполнению обязанностей управляющего К. е. и предстоятеля УПЦ. Собор признал факт хищения мон. Филаретом (Денисенко) церковной казны и имущества, принадлежавших Киевской митрополии.

23 июня 1992 г. Филарет (Денисенко) вместе с «архиереями» УАПЦ, группой народных депутатов и представителями гражданской общественности создал «Комитет по защите украинского православия». На раскольническом «соборе» 25-26 июня 1992 г. произошло организационное оформление «Украинской православной церкви - Киевского Патриархата» (УПЦ КП), фактическим главой к-рой стал Филарет (Денисенко) с титулом «митрополит Киевский и всея Украины». Номинально УПЦ КП возглавил «патриарх Киевский» Мстислав (Скрыпник). Т. о., оба руководителя раскольнической структуры имели титул «Киевский».

26 июня 1992 г. в Киево-Печерской лавре прошел Собор УПЦ, который своим решением подтвердил правомочность низложения бывш. митр. Филарета (Денисенко) и избрания предстоятелем УПЦ и митрополитом Киевским и всея Украины Владимира (Сабодана). В постановлении указывалось, что объединение с УАПЦ является личным делом Филарета (Денисенко) и никакого отношения к УПЦ не имеет. Постановлением Собора Черкасское викариатство К. е. было преобразовано в самостоятельную епархию.

В июле 1992 г. Филарет (Денисенко) и Антоний (Масендич) посетили в Стамбуле К-польского патриарха Варфоломея, прося признать УПЦ КП. Патриарх ограничился обещаниями, отказал он им и в выдаче св. мира. Одновременно патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился с письмом к К-польскому предстоятелю, в к-ром описал церковную ситуацию на Украине, возникшую в связи с раскольнической деятельностью Филарета (Денисенко), и просил патриарха Варфоломея не оказывать поддержку раскольникам. 26 авг. 1992 г. патриарх Варфоломей известил патриарха Алексия о признании митр. Владимира (Сабодана) единственным законным предстоятелем УПЦ и о поддержке решения о лишении Филарета священного сана.

Церковь арх. Михаила в Переяславе-Хмельницком. 1646–1666 гг. Фотография. 2004 г.
Церковь арх. Михаила в Переяславе-Хмельницком. 1646–1666 гг. Фотография. 2004 г.

Церковь арх. Михаила в Переяславе-Хмельницком. 1646–1666 гг. Фотография. 2004 г.

Несмотря на то что УПЦ неоднократно обращалась в гос. органы по вопросу возвращения ей незаконно отнятых митрополичьей резиденции, Владимирского кафедрального собора, имущества и документации Киевской митрополии, никаких решений по данным обращениям принято не было. В связи с этим новым кафедральным собором К. е. УПЦ временно был определен Трапезный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерской лавры, а резиденцией Киевского митрополита стал корпус № 49 лавры. После июньского 1992 г. Собора УПЦ все мон-ри и подавляющее большинство общин К. е. подтвердили свою верность предстоятелю УПЦ, митр. Киевскому и всея Украины Владимиру. 14 июля 1992 г. Синод УПЦ определил архим. Антонию (Фиалко), ранее состоявшему в УАПЦ, быть епископом Переяслав-Хмельницким, викарием К. е. 27 июля в Крестовоздвиженском храме Киево-Печерской лавры состоялась его епископская хиротония (22 июня 1993 назначен епископом Хмельницким и Шепетовским). На том же заседании Синода наместнику московского Данилова мон-ря архим. Ипполиту (Хилько) определено быть епископом Белоцерковским, викарием Киевской митрополии. 16 авг. в киевском Покровском храме на Соломенке была совершена его архиерейская хиротония (впосл. храм отпал в раскол).

И в 1992 г., и в последующие годы продолжилась положительная динамика в регистрации новых общин и мон-рей УПЦ. Так, в 1992 г. в Киевской обл. было зарегистрировано 226 общин УПЦ, в к-рых совершали служение 156 священнослужителей. В Киеве в 1992 г. насчитывалось 37 религ. орг-ций и 3 монастыря. Открывались воскресные школы, к кон. 1992 г. их число достигло 30 (ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 41. Ед. хр. 1. Л. 2). В 90-х гг. УПЦ уверенно сохраняла в Киеве и Киевской обл. доминирующее положение по количеству общин.

7 сент. 1993 г. частью бывш. «епископов» УАПЦ, отколовшихся от УПЦ КП, был организован «второй поместный собор УАПЦ», избравший «патриархом Киевским» и главой УАПЦ Димитрия (до принятия «монашеского пострига» львовский прот. Владимир Ярема). 21-24 окт. 1993 г. на «поместном соборе» УПЦ КП также состоялись выборы нового «патриарха» УПЦ КП, им стал Владимир Романюк, Филарет (Денисенко) имел титул «Блаженнейший митрополит Киевский» и должность «заместителя патриарха Киевского и всея Руси-Украины». 1 нояб. 1993 г. Свящ. Синод РПЦ определил считать избрание обоих «Киевских патриархов» самочинным, а лиц, дерзнувших незаконно принять на себя патриарший сан, святотатцами. В постановлении Синода обращалось внимание, что сам факт появления двух «патриархов Киевских» в одном месте и для одного народа является свидетельством лжи и обмана. 23 дек. 1993 г. Верховная рада Украины утвердила внесение изменения в ст. 17 закона «О свободе совести и религиозных организациях», согласно которому стало возможным предоставление храмов в поочередное пользование 2 и более общинам верующих без их взаимного согласия. Впосл. данное постановление, якобы призванное помочь урегулированию межцерковного противостояния, напротив, стало причиной роста количества межрелиг. столкновений.

Церковь Бориса и Глеба в Вышгороде. 1863 г. Фотография. 2009 г.
Церковь Бориса и Глеба в Вышгороде. 1863 г. Фотография. 2009 г.

Церковь Бориса и Глеба в Вышгороде. 1863 г. Фотография. 2009 г.

В июле 1994 г. решением Синода УПЦ из К. е. были выведены 10 районов южной части Киевской обл. для образования Белоцерковской и Богуславской епархии, в состав которой вошли Белоцерковский, Богуславский, Володарский, Кагарлыкский, Мироновский, Ракитнянский, Ржищевский, Сквирский, Ставищенский, Таращанский, Тетиевский и Узинский благочиннические округа. С того времени К. е. имеет современные границы. 1 авг. 1994 г. во епископа Белоцерковского и Богуславского был хиротонисан архим. Серафим (Зализницкий). В том же году викарий К. е. Белоцерковский архиеп. Ионафан (Елецких) был переведен на новообразованную Конотопскую и Глуховскую кафедру. С образованием самостоятельной Белоцерковской епархии удалось более эффективно противостоять деятельности Киевского Патриархата, руководство которого создавало и регистрировало в Киевской обл. «параллельные общины», претендовавшие на храмы канонической Церкви.

14 июля 1995 г. скончался «патриарх Киевский и всея Руси-Украины» Владимир Романюк. 18 июля в Киеве на Софийской пл. во время похорон «патриарха» Владимира произошли массовые беспорядки. Похороны своего предстоятеля епископы УПЦ КП во главе с Филаретом (Денисенко) использовали в политических целях. Желая представить «Киевский патриархат» правопреемником канонической правосл. Церкви, Денисенко потребовал передать УПЦ КП Софийский собор, митрополичьи палаты, церкви и строения верхней Киево-Печерской лавры, Почаевскую лавру, Выдубицкий мон-рь, строения Златоверхого Михайловского мон-ря, Андреевскую ц. 22 июля 1995 г. патриарх Московский и всея Руси Алексий II во время своей поездки в Минск высказался по поводу происшедших в Киеве событий, заявив, что достойны осуждения действия раскольников, отделившихся от Матери-Церкви и использующих для удовлетворения политических амбиций даже смерть. В авг. 1995 г. в Киево-Печерской лавре состоялся Архиерейский Собор УПЦ, давший оценку июльским событиям на Софийской пл. Участники Собора указали: имевшая место провокация в очередной раз подтвердила, что «Киевский патриархат» - это орг-ция не религиозная, а политическая, насаждающая разделение. Архиереи УПЦ обратились к братиям, пребывающим в расколе, с призывом покаяться и вернуться в лоно Матери-Церкви, отметив, что любой диалог с УПЦ КП будет возможен лишь при условии, что осужденный Церковью и извергнутый из сана Филарет (Денисенко) не будет принимать в нем участия. Была также подтверждена готовность канонической Церкви к диалогу с автокефалистами в случае остановки насильственных захватов правосл. храмов и прекращения вмешательства политиков в церковную жизнь. 20-21 окт. 1995 г. на «поместном соборе УПЦ КП» новым «патриархом Киевским и всея Руси-Украины» был избран Филарет (Денисенко).

Церковь Рождества Пресв. Богородице в Василькове. 1859 г. Фотография. 2011 г.
Церковь Рождества Пресв. Богородице в Василькове. 1859 г. Фотография. 2011 г.

Церковь Рождества Пресв. Богородице в Василькове. 1859 г. Фотография. 2011 г.

13 дек. 1996 г. епископом Переяслав-Хмельницким, викарием К. е., был назначен архим. Иоанн (Сиопко). 26 июля еп. Иоанн стал управляющим Хустской и Виноградовской епархией, на Переяслав-Хмельницкое викариатство был назначен проректор КДА архим. Митрофан (Юрчук), ему также было определено исполнять послушание управляющего делами УПЦ. 19 дек. 2007 г. на вакантную Переяслав-Хмельницкую викарную кафедру был хиротонисан секретарь предстоятеля УПЦ митр. Владимира архим. Александр (Драбинко), 19 дек. 2010 г. возведенный в сан архиепископа. Решением Синода УПЦ от 14 июня 2011 г. архиеп. Александру была присвоена расширенная титулатура: Переяслав-Хмельницкий и Вишневский.

19 апр. 1997 г. решением Синода УПЦ было учреждено Вышгородское вик-ство, епископом Вышгородским, викарием К. е., был избран наместник Киево-Печерской лавры архим. Павел (Лебедь). 1 мая 2011 г. викариатство было преобразовано в Вышгородское и Чернобыльское, а возглавляющий его архиеп. Павел (Лебедь) указом митр. Владимира был возведен в сан митрополита. 3 дек. 2000 г. было учреждено Почаевское вик-ство К. е., бывшее ранее вик-ством Тернопольской епархии УПЦ; епископом Почаевским, викарием К. е., Свящ. Синод УПЦ определил быть наместнику Почаевской Успенской лавры архим. Владимиру (Морозу). 24 дек. решением Синода УПЦ было учреждено Васильковское вик-ство К. е. Первым епископом Васильковским стал наместник Глинской пуст. архим. Пантелеимон (Бащук), 13 нояб. 2005 г. викариатство возглавил Лука (Коваленко), который пребывал на кафедре по 8 мая 2008 г., с 24 сент. 2008 г. Васильковским епископом является бывший благочинный Киево-Печерской лавры архим. Пантелеимон (Поворознюк). В нач. 2013 г. кафедра стала вакантной в связи с переводом еп. Пантелеимона на новообразованную Ровеньковскую и Свердловскую епархию, 17 марта во епископа Васильковского был хиротонисан архим. Николай (Почтовый). Бориспольское вик-ство К. е. создано решением Свящ. Синода УПЦ от 22 нояб. 2006 г. с избранием епископом Бориспольским архим. Антония (Паканича), насельника Киево-Печерской лавры, заведующего канцелярией Киевской митрополии. 31 мая 2007 г. еп. (с 24 сент. 2008 архиеп., с 19 янв. 2013 митр.) Антоний (Паканич) был назначен ректором КДАиС.

Решением Свящ. Синода УПЦ от 18 окт. 2007 г. было учреждено Белогородское вик-ство К. е., на которое был назначен архиеп. Николай (Грох), занимавший до этого Ивано-Франковскую и Коломыйскую кафедру. Местопребыванием викарного архиерея определен Пантелеимоновский мон-рь в Киеве (Феофания). 14 нояб. того же года образовано Яготинское вик-ство, 16 нояб. 2007 г. во епископа Яготинского был хиротонисан клирик К. е. архим. Серафим (Демьянов). 11 нояб. 2008 г. было учреждено Городницкое викариатство К. е. с назначением на него наместника ставропигиального Городницкого Георгиевского мон-ря в Новоград-Волынском р-не Житомирской обл. архим. Александра (Нестерчука). 17 нояб. 2008 г. Свящ. Синод УПЦ учредил Макаровское вик-ство К. е., назначив на него еп. Илария (Шишковского), освобожденного от управления Херсонской и Таврической епархией.

Решением Синода УПЦ от 23 дек. 2010 г. территорию К. е. (кроме Киева) разделили между 4 вик-ствами: Броварским, Макаровским, Переяслав-Хмельницким и Яготинским. Каждый из названных викариев имеет полномочия над частью территории К. е.; на новоучрежденное Броварское вик-ство был назначен архим. Феодосий (Снигирёв), благочинный мон-рей К. е. В соответствии с распоряжением митр. Владимира от 1 нояб. 2012 г. была проведена реорганизация благочиннических округов Киева. С этого времени Киев разделен на 14 благочиний: Голосеевское, 1-е и 2-е Дарницкие, Деснянское, Днепровское, Оболонское, Печерское, Подольское, Святошинское, Соломенское, 1-е и 2-е Шевченковские, Кладбищенское, Больничное. Монашеские общины К. е. объединены в Монастырское благочиние.

Синодальным решением от 26 августа 2011 г. образовано Обуховское вик-ство, 9 сент. 2011 г. во епископа Обуховского, викария К. е., хиротонисан архим. Иона (Черепанов), настоятель киевского Ионинского монастыря. Решением Свящ. Синода УПЦ от 8 мая 2012 г. архим. Антоний (Крипак) был избран епископом Бородянским, викарием Киевской митрополии. 20 июля 2012 г. при ставропигиальной Глинской Рождество-Богородичной пуст. было образовано Путивльское викариатство К. е., на новоучрежденную кафедру был переведен еп. Антоний (Крипак), назначенный наместником Глинской пуст. 28 авг. 2012 г. во епископа Бородянского, викария К. е., был хиротонисан архим. Варсонофий (Столяр). 20 июля 2012 г. образовано Ирпенское викариатство, 23 июля во епископа Ирпенского был хиротонисан архим. Климент (Вечеря), председатель Учебного комитета УПЦ. 25 авг. 2012 г. учреждено Фастовское вик-ство, во епископа Фастовского 30 авг. был хиротонисан архим. Дамиан (Давыдов), настоятель киевского Введенского мон-ря.

К сер. 2013 г. в УПЦ несли служение 15 викариев К. е.: митр. Бориспольский Антоний (Паканич), митр. Вышгородский и Чернобыльский Павел (Лебедь), митр. Почаевский Владимир (Мороз), архиеп. Белогородский Николай (Грох), архиеп. Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко), архиеп. Яготинский Серафим (Демьянов), архиеп. Городницкий Александр (Нестерчук), еп. Макаровский Иларий (Шишковский), еп. Броварский Феодосий (Снигирёв), еп. Обуховский Иона (Черепанов), еп. Путивльский Антоний (Крипак), еп. Ирпенский Климент (Вечеря), еп. Бородянский Варсонофий (Столяр), еп. Фастовский Дамиан (Давыдов) и еп. Васильковский Николай (Почтовый).

25 сент. 2013 г. были учреждены новые викариатства: в пределах Киева - Северное, Южное и Восточное.

В соответствии с уставом об управлении УПЦ митрополит Киевский и всея Украины осуществляет руководство церковной жизнью при помощи Киевской митрополии УПЦ. Киевская митрополия представляет собой высший адм. аппарат УПЦ, а также выполняет функции управления К. е. Киевскую митрополию возглавляет митрополит Киевский и всея Украины. Указом митр. Владимира (Сабодана) от 8 мая 2012 г. учреждена должность 1-го викария Киевской митрополии. Ему делегированы следующие полномочия: координация деятельности викариатств Киевской митрополии, управление мон-рями и приходами Киева и К. е., председательство в епархиальном совете К. е., созыв епархиального совета и епархиального собрания К. е. и председательство на них. С 8 мая 2012 г. должность 1-го викария занимал Бориспольский митр. Антоний (Паканич), 25 сент. 2013 г. он возглавил новоучрежденную самостоятельную Бориспольскую и Броварскую епархию (отделена от К. е.). 19 июня 2012 г. митр. Владимир издал указ о реорганизации Киевской митрополии. В составе митрополии созданы: адм. аппарат, исполнительный секретариат, информационно-аналитическая служба, пресс-служба, юридическая служба, финансово-хозяйственная служба, отдел кадров и референтура. В состав исполнительного секретариата входят секретарь К. е. и секретарь по Киеву.

2 июня 2007 г., во время празднования 15-летия Харьковского Архиерейского Собора, в Киеве состоялась закладка кафедрального собора в честь Воскресения Христова, в том же году возле места строительства был воздвигнут временный храм во имя Всех святых. Решением Свящ. Синода УПЦ от 10 февр. 2011 г. установлено празднование Собору Киевских святых, совершаемое 15/28 июля в день памяти равноап. вел. кн. Владимира. В Соборе значатся имена 125 подвижников благочестия.

В 2000-х гг. сложилась традиция празднования в Киеве памяти Крещения Руси. 26-28 июля 2008 г. прошли торжества в честь 1020-летия Крещения Руси, к-рые возглавили патриарх Московский и всея Руси Алексий II и патриарх К-польский Варфоломей. На следующие торжества 27 июля 2009 г. Киев впервые после своего избрания посетил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, визиты к-рого в столицу Украины стали ежегодными. В кон. июля 2013 г. в Киеве прошли торжества по случаю 1025-летия Крещения Руси. 26 июля для участия в торжествах в Киев прибыли предстоятели Поместных Православных Церквей: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, патриарх Александрийский Феодор II, Патриарх Иерусалимский Феофил III, Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, Патриарх Сербский Ириней, Патриарх Болгарский Неофит, Архиепископ Кипрский Хризостом II, Митрополит Варшавский Савва и митрополит всей Америки и Канады Тихон, представители всех Поместных Церквей. В Киев был доставлен крест св. ап. Андрея Первозванного, прибывший из Греции по случаю годовщины Крещения Руси. Кульминацией торжеств стали праздничный молебен на Владимирской горке, совершенный 27 июля предстоятелями правосл. Церквей, и торжественная литургия на площади Киево-Печерской лавры. По случаю юбилея было опубликовано послание митрополита Киевского и всея Украины Владимира и Синода УПЦ. В рамках торжеств в Киеве был освящен отреставрированный памятник Крещению Руси, действовало множество выставок, прошла Международная научная конференция «Владимир Святой и Крещение Руси».

В К. е. издаются газеты «Вера и культура», «Ионинский листок», «Кириллица», «Прямая речь», «Вертоград», «Вера и честь», журналы «Отрок», «Покров», «Фамилия». Действует ряд духовно-просветительских центров, братств и сестричеств. При КДАиС открыты катехизаторские курсы, при Ионинском мон-ре - певческие, катехизаторские (для людей с недостатками слуха), миссионерские курсы и курсы чтецов.

В. Г. Пидгайко

Ист.: Шаповалова А. Пасхальные дни в Киеве // ЖМП. 1945. № 6. С. 13; Александров И. В. Частичный список погибшего духовенства г. Киева // Вiсник прес-служби УПЦ. 2002. № 11; Киïв у днi нацистськоï навали: (За док-тами радянських спецслужб) / Упоряд.: Т. В. Вронська та iн. К., 2003. С. 374-382; Малоизвестные страницы церковного служения экзарха Украины митр. Михаила (Ермакова) в 1922-1923 гг.: (По мат-лам следственного дела) / Публ. вступ. ст. и примеч.: А. Н. Сухоруков // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2: История. История РПЦ. 2009. Вып. 1(30). С.79-122; ; Варнава (Беляев), еп. «Дядя Коля» против…: Зап. книжки. 1950-1960 / Сост., вступ. очерк, коммент.: П. Г. Проценко. Н. Новг., 2010; Церковная жизнь эпохи гонений глазами тайного курьера укр. епископов: Следственные показания Г. А. Косткевича 1931 г. / Вступ. ст., публ. и примеч.: свящ. А. Мазырин, О. В. Косик, А. Н. Сухоруков // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2. 2010. Вып. 4(37). С. 70-87; 2011. Вып. 2(39). С. 89-130.
Лит.: Бiлокiнь С. I. Православнi єпархiï Украïни 1917-1941 рр. // Iсторико-географiчнi дослiдження на Украïнi. К., 1992. С. 100-120; Пащенко В. О. Держава i православ'я в Украïнi: 20-30-тi рр. ХХ ст. К., 1993; он же. «Нiч минула, а день наблизився...»: Держава i православ'я в Украïнi. 20-тi рр. К., 1994; он же. Свобода совiстi в Украïнi: Мiфи i факти 20-30-х рр. К., 1994; он же. Православ'я в новiтнiй iсторiï Украïни. Полтава. 1997. Ч. 1; 2001. Ч. 2; он же. Православна Церква в тоталiтарнiй державii: Украïна 1940 - початку 1990-х рр. Полтава, 2005; Пилявець Л. Б. Взаємовiдносини мiж православ. Церквами в Украïнi в умовах становлення тоталiтаризму // Церква i нацiональне вiдродження. К., 1993. С. 78-89; Нестуля О. Доля церковноï старовини в Украïнi, 1917-1941 рр. К., 1995. Ч. 1: 1917 - сер. 20-х рр.; Ткачук А. П. Розп'ятi на Хрестi: Киïвськi священики та чернецтво - жертви комунiстичного режиму (1930-1944 рр.) // Украïнське слово: Газ. К., 1995. № 16-19; Шип Н. А. Церковно-православний рух в Украïнi (початок ХХ ст.). К., 1995; Надтока Г. М. Православна Церква i процес украïнського нац. вiдродження 1900-1917 рр. К., 1996; Андрусишин Б. Церква в Украïнськiй державi, 1917-1920 рр.: (Доба Директорiï УНР). К., 1997; Лисенко О. Є. Церковне життя в Украïнi, 1943-1946. К., 1998; Гордiєнко В. В. Православнi конфесiï в Украïнi перiоду другоï свiтовоï вiйни (вересень 1939 р.- вересень 1945 р.): Канд. дис. К., 1999; Стародуб А. В. Боротьба за церковну самостiйнiсть в 1917-1921 рр. та участь у нiй єпископiв-украïнцiв // Науковi зап.: Зб. праць молодих вчених i аспiрантiв / Iн-т укр. археографiï i джерелознавства iм. М. Грушевського. К., 1999. Вип. 3. С. 325-343; он же. Украïнська державнiсть 1917-1921 рр. «очима» центр. влади Росiйськоï Правосл. Церкви: Еволюцiя не сприйняття // Просемiнарiй: Медiєвiстика, iсторiя Церкви, науки, культури. К., 1999. Вип. 3. С. 190-203; он же. Юрисдикцiйна полiтика Росiйськоï Правосл. Церкви 1917-1921 рр.: Украïнський аспект: Канд. дис. К., 1999; Шкаровский М. В. Иосифлянство: Течение в РПЦ. СПб., 1999; он же. Судьбы иосифлянских пастырей: Иосифлянское движение РПЦ в судьбах его участников: Арх. док-ты. СПб., 2006; Бажан О. Г. До питання про опозицiйний рух в середовищi Росiйськоï Правосл. Церкви в Украïнi в 1950-1980-х рр. // Iсторiя релiгiй в Украïнi: Працi Х Мiжнар. наук. конф. Львiв, 2000. Кн. 1. С. 52-56; он же. Антирелiгiйна полiтика в УРСР в 1950-тi рр.: Позицiя Церкви, настроï серед вiруючих // Релiгiя i Церква в iсторiï Украïни: Мат-ли Мiжнар. наук. конф. Полтава, 2006. С. 31-38; он же. Репресивна полiтика радянських органiв держбезпеки на Киïвщинi у 1940-х - на початку 1950-х рокiв // Наук. зап. НаУКМА. К., 2009. Т. 91: Iсторичнi науки. С. 35-41; он же. «Шпигуни в сутанах»: До питання про масштаби полiт. репресiй среди духовенства та вiруючих в УРСР у 1937-1938 рр. // Сумський iст.-арх. ж. 2010. № 10/11. С. 135-154; Бажан О. Г., Данилюк Ю. З. Випробування вiрою: Боротьба за реалiзацiю прав i свобод вiруючих в Украïнi в другiй пол. 1950-х - 1980-тi рр. К., 2000; Киридон А. М. Обновленство в Украïнi: Причини виникнення та спроби перiодизацiï // Iсторична пам'ять: Зб. наук. праць. Полтава, 2000. № 1/2. С. 152-160; она же. Державно-церковнi вiдносини в радянськiй Украïнi 1920-1930-х рр.: Соцiальний вимiр // Проблеми iсторiï Украïни: Факти, судження, пошуки: Мiжвiдомчий зб. наук. праць. К., 2004. Вип. 12. С. 234-256; она же. Документи «Окремоï папки» ЦК КП(б)У як джерело з iсторiï полiтики радянськоï влади щодо релiгiï i Церкви // Студiï з архiвноï справи та документознавства. К., 2004. Т. 11. С. 150-157; она же. Еволюцiя полiтики партiйно-державного керiвництва радянськоï Украïни щодо релiгiï i Церкви (1917-1930-тi рр.) // Iсторичний ж. К., 2004. № 6/7. С. 20-31; она же. Мораль i моральнiсть провiдникiв полiтики вiдокремлення Церкви вiд держави в радянськiй Украïнi 1920-1930-х рр. // Лаврський альманах. 2004. Вип. 12. С. 52-59; она же. Причини розколiв в украïнському православ'ï (1920-i рр.) // Дрогобицький краєзнавчий сб. Дрогобич, 2004. Вип. 8. С. 294-307; она же. Духовенство в радянськiй Украïнi 1920-1930-х рр. // Проблеми iсторiï Украïни: Факти, судження, пошуки. 2005. Вип. 14. С. 301-328; она же. Мiжконфесiйнi вiдносини в радянськиiй Украïнi (1920-1930-тi рр.) // Iсторичний ж. 2005. № 6. С. 15-33; она же. Парфенiй Левицький i рух за автокефалiю Украïнськоï Правосл. Церкви // Вiсник Киïвського нац. ун-ту iм. Т. Шевченка. Сер.: Iсторiя. 2005. № 77/79. С. 79-82; она же. Стан збереження архiвних документiв лiквiдованих релiгiйних громад (кiн. 1920-х - початок 1930-х рр.) // Студiï з архiвноï справи та документознавства. 2005. Т. 13. С. 155-163; она же. Час випробувань: Держава, Церква i суспiльство в радянськiй Украïнi 1917-1930-х рр. Тернопiль, 2005; Євсєєва Т. М. Екуменiчний аспект мiжцерковних стосункiв в Украïнi 1914-1921 рр. // Проблеми iсторiï Украïни ХIХ - початку ХХ ст. К., 2001. Вип. 3. С. 264-278; она же. Зародження християнськоï демократiï у структурi Росiйськоï Правосл. Церкви в 1917-1921 рр.: (Загальний та украïнський аспект) // Украïнський iст. ж. 2001. № 1. С. 107-122; она же. Боротьба мiнiстерства iсповiдань уряду УНР Директорiï за визнання Украïнськоï Церкви у всеправославному та всехристиянському контекстi // Проблеми iсторiï Украïни: Факти, судження, пошуки. 2002. Вип. 6. С. 393-405; она же. Росiйська Православна Церква в Украïни 1917-1921 рр.: Конфлiкт нац. iдентичностей у правосл. полi. К., 2005; Свистун В. Спасая тела и души: Киевские мон-ри в годы Великой Отечественной // Вестник пресс-службы УПЦ. 2003. № 27. С. 21-22; Iгнатуша О. М. Iнституцiйний розкол правосл. Церкви в Украïнi: Ґенеза i характер (ХIХ - 30-i рр. ХХ ст.). Запорiжжя, 2004; Пащенко В. О., Киридон А. М. Бiльшовицька держава i правосл. Церква в Украïнi 1917-1930-тi рр. Полтава, 2004; Войналович В. А. Партiйно-державна полiтика щодо релiгiï та релiгiйних iнституцiй в Украïнi 1940-1960-х рр.: Полiт. дискурс. К., 2005; Удовик В. М. Нiмецько-фашистський окупацiйний режим (1941-1944 рр.) на територiï генеральноï областi «Киïв»: Канд. дис. К., 2005; Серафима (Шевчик), игум. Молитва за Победу: Церковь в Великой Отечественной войне. К., 2006; Бойко О. В. Протидiя правосл. Церкви i громадськостi антирелiгiйному наступу держави у 20-30-тi рр. ХХ ст.: (На мат-лах Пiвдня Украïни): АКД. Днiпропетровськ, 2007; Кальченко Т. В. Этапизация и результаты репрессий против киевского духовенства // Вiсник УПЦ. 2007. № 68; Рубльова Н. Репресiï проти «церковникiв» i «сектантiв» в УРСР, 1917-1939 рр. // З архiвiв ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. К., 2007. № 1(28). С. 205-219; Сварчевский А. Священноисп. Михаил: К 40-летию преставления о. Михаила Иваськова // Одигитрия: Газ. Вiнниця, 2007. № 2(58). С. 4-5; Самофалова М. О. Мiжвоєнна iсторiографiя взаємин влади i правосл. Церкви в Украïнi: АКД. К., 2008; Олiйник Ю. В. Духовенство УАПЦ i УПЦ в роки нацистськоï окупацiï: (На мат-лах Хмельниччини) // Освiта, наука i культура на Подiллi: Зб. наук. праць. Хмельницький, 2009. Т. 14. С. 418-427; Релiгiйна полiтика в Украïнi у 1960-х - 1980-х рр. i сучасна практика мiжконфесiйних вiдносин / Ред.: В. М. Даниленко. К., 2010; Сухоруков А. Н. Конспиративная деятельность украинских архиереев в борьбе за внутрицерковную свободу в 1920-е гг. // ЕжБК. 2010. Т. 1. С. 307-312; он же. Архим. Климент (Жеретиенко) и преодоление церковного большевизма в Киево-Печерской лавре в 1-й пол. ХХ в. // Там же. 2011. Т. 1. С. 367-369; Бондарчук П. М. Релiгiйне життя населення Украïни (сер. 1940-х - сер. 80-х рр.): Докт. дис. К., 2011.
Еп. Климент (Вечеря), В. Г. Пидгайко

Духовное просвещение в К. е. в XVIII-ХХI вв. 1738-1924 гг.

1738-1924 гг.

В июне 1738 г. Переяславская консистория и еп. Переяславский и Бориспольский Арсений (Берло) объявили об открытии при Переяславском архиерейском доме славяно-греко-лат. уч-ща. Занятия в уч-ще начались 2 окт. 1738 г. в переяславском Вознесенском монастыре. Для нужд уч-ща наместник Киево-Печерской лавры архим. Иларион (Негребецкий) пожертвовал 4 монастырских здания. Открытие семинарии в Переяславе связано с тем, что в левобережной части К. е. школ было гораздо больше, чем в Киеве и на Правобережье. «Церковные школы грамоты» в тот период массово открывались при всех крупнейших приходских церквах Левобережного гетманства. В 1748 г. в Переяславском полку насчитывалось 119 школ, Полтавском - 98, Прилуцком - 69, Миргородском - 37, Лубенском - 172 школы. В 1774 г. в Переяславском уч-ще был открыт философский класс, в 1778 г. богословский класс, с того времени уч-ще стало семинарией. В 1785 г., после преобразования Переяславской епархии в коадъюторство с центром в Слуцке, философский и богословский классы были закрыты, Переяславское уч-ще стало «просеминарией» и было поставлено в зависимость от Киево-Могилянской академии, к-рая ассигновала на ее содержание по 50 р. ежегодно. В 1797 г., когда Переяславская епархия снова стала самостоятельной, возобновились гос. дотации на семинарию. В 1807 г. кн. А. Б. Куракин инициировал открытие 53 приходских школ в Переяславском у. В 1817 г. от Переяславской ДС отделилось Переяславское уездное ДУ, его ректорами до 1832 г. были инспекторы Переяславской ДС. В 1867 г. Переяславская ДС была переведена в Полтаву, а в Переяславе (относившемся к Полтавской губ.) сохранилось духовное уч-ще, закрытое в 1919 г.

Вознесенский собор в Переяславе-Хмельницком. 1700 г. Фотография. 2010 г.
Вознесенский собор в Переяславе-Хмельницком. 1700 г. Фотография. 2010 г.

Вознесенский собор в Переяславе-Хмельницком. 1700 г. Фотография. 2010 г.

1817 год ознаменовался проведением реформы духовного образования в К. е. в соответствии с решением, к-рое приняла в начале 1816 г. синодальная комиссия духовных уч-щ о преобразовании Киевского духовно-учебного округа. Решением синодальной комиссии духовных уч-щ от 24 июля 1817 г. было образовано правление проектируемой Киевской ДС, первым ректором которой стал профессор богословия СПбДА иером. Моисей (Богданов-Платонов-Антипов), инспектором - свящ. Михаил Леонтович (впосл. епископ Мелетий, свт.), ставший 11 июля 1818 г. ректором киевских уездного и приходского уч-щ. Преподавателем и секретарем правления КДС был назначен магистр СПбДА А. Максимович, преподавателем философии - магистр СПбДА проф. И. М. Скворцов, учителем церковной истории, греч. и лат. языков, заведующим б-кой - иером. Кирилл (Куницкий), ставший в нач. 1819 г. ректором КДС в связи с переходом иером. Моисея на должность ректора новообразованной КДА (открыта 28 сент. 1819). Торжественное открытие КДС состоялось 27 окт. 1817 г. На 1-й курс поступило 273 чел., из них 66 - в среднее отд-ние, 162 - в низшее и 45 - в высшее (из последней категории студентов набирались учителя для уездных и приходских уч-щ). Семинария сначала находилась на территории киевского Братского мон-ря, в 1819 г. в связи с открытием КДА перенесена в здание на набережной Днепра на Подоле. Она была отнесена в 1817 г. к 3-му разряду с окладом в 12 850 р., существовавшее при ней Киевское (Киево-Подольское) уездное уч-ще получило оклад 950 р., Киевское приходское училище получило 400 р. В 1832 г. семинария была переведена в киевский Петропавловский муж. мон-рь на Подоле.

В 1818 г. были открыты Черкасское, Уманское и Богуславское училища, в 1819 г.- Бердичевское ДУ, перешедшее в 1844 г. в К. е. из Волынской и Житомирской епархии (упразднено в 1846). В 1837 г. из Киевского уездного училища было выделено Киево-Софийское училище. К 1917 г. в Киевской губ. имелось 5 муж. ДУ, из них 2 в Киеве. В 1861 г. в Киеве открылось епархиальное жен. уч-ще, размещавшееся с 1863 г. на территории бывшего Кловского подворья Киево-Печерской лавры. В 1878 г. было создано Киевское жен. училище духовного ведомства.

В 1860-1917 гг. издавался печатный орган Киевской ДС ж. «Руководство для сельского пастыря», главными редакторами к-рого являлись, как правило, ректоры семинарии. Отдельные преподаватели семинарии получали широкую известность в богословских кругах своими научными трудами: прот. Матфей Поторжинский, архим. Борис (Плотников), архим. Феодосий (Олтаржевский).

В 30-х гг. XIX в. митр. Евгений (Болховитинов) поощрял духовенство к организации приходских школ грамоты. Первые полные школы грамоты в правобережной части К. е. были созданы усилиями помещиков и священников в 30-х гг. XIX в. в мест. Кагарлык Киевского у., мест. Корсунь Каневского у., мест. Кошевата (ныне Ковшеватая) Таращанского у., с. Соловьёвка Радомысльского у., с. Ступично Звенигородского у. и др. К нач. 1846 г. насчитывалось: 34 школы в Уманском у., 21 школа - в Липовецком у., 8 школ - в Васильковском у. В 1846-1847 гг. большинство школ было закрыто из-за нехватки средств. В Киеве на Печерске на средства Пустынно-Николаевского муж. монастыря в нач. 30-х гг. было образовано «монастырское Аскольдовское церковное училище грамоты» (ЦГИАК. Ф. 131. Оп. 16. Д. 29). Оно существовало в здании рядом с ц. свт. Николая на Аскольдовой могиле и входило в состав скита Пустынно-Николаевского мон-ря - Аскольдово-Никольского подворья. Несколько лучше организация церковных школ была поставлена в имениях казенного ведомства, где к 1843 г. насчитывалось 109 церковных школ грамоты с 1269 учащимися. В 1858 г. при поддержке гос-ва открылись большие церковные школы в мест. Торговица и в мест. Ольховец.

Свящ. Петр Лебединцев. Портрет. Кон. XIX в. (Национальный заповедник «София киевская»)
Свящ. Петр Лебединцев. Портрет. Кон. XIX в. (Национальный заповедник «София киевская»)

Свящ. Петр Лебединцев. Портрет. Кон. XIX в. (Национальный заповедник «София киевская»)

В 1859 г. Киевский митр. Исидор (Никольский) первым в Российской империи выдвинул идею «распространения церковно-народных школ во всех местечках и селах», которая позже была принята и в др. епархиях РПЦ. Он же предложил открывать разные типы церковных школ. Благочинный церквей Белоцерковского у. свящ. Петр Лебединцев в 1859 г. приступил к организации начального образования для детей. При содействии митр. Исидора и владельца имений в мест. Белая Церковь и окрестностях гр. В. Г. Браницкого о. Петр открыл в Белой Церкви 4 школы, к-рые послужили примером при организации школ на Правобережной Украине. Киевский ген.-губернатор гр. И. И. Васильчиков в 1860 г. предложил передать начальное обучение крестьян правосл. приходским священникам, благодаря усилиям митр. Исидора и Васильчикова число церковных школ на Киевщине стремительно росло. Организация в 1859-1860 гг. церковноприходских школ нового типа позднее была названа «киевским почином». В 1862 г. в обязанность приходскому духовенству юго-западных губерний было вменено своими силами организовывать церковноприходские школы.

Количество церковноприходских школ на Киевщине резко возросло при митр. Арсении (Москвине): если ко времени вступления им в управление К. е. (1860) их было 355 (по др. данным, 385), то уже к нач. 1861 г. насчитывалось 1036 школ. По числу открытых в 60-х гг. XIX в. школ К. е. значительно опережала др. епархии РПЦ. В Киеве действовали 2 школы: при Куренёвской ц. и при киево-подольской Царе-Константиновской ц. В кон. 60-х - нач. 70-х гг. XIX в. на Киевщине имели место попытки перевести церковноприходские школы из ведения Синода в ведение Мин-ва народного просвещения, эти попытки участились в условиях личного конфликта между митр. Арсением и киевским ген.-губернатором А. П. Безаком. Митр. Арсений принял ряд мер, направленных на поднятие уровня педагогической подготовки священнослужителей. В 1870 г. вышел указ, которым предписывалось обязательное изучение буд. пастырями педагогики, в 1872 г. митрополит издал указ, в соответствии с которым каждый выпускник Киевской ДС направлялся на 3-летнюю педагогическую работу в церковноприходскую школу.

В 1859 г. при Лебединском Николаевском жен. мон-ре было открыто одно из первых на Киевщине женских 3-класных уч-щ, имевшее сначала статус епархиального. Аналогичное женское уч-ще начало работу в 1874 г. при чигиринском Троицком жен. мон-ре. Оба уч-ща в 1887 г. были реорганизованы из 3-классных в 2-классные, из них только Лебединское, переведенное впосл. в статус высшего, просуществовало до 1919 г. Существовали также школы иконописи, 1-я школа была открыта в 1864 г. при Медведовском Николаевском муж. мон-ре. С 1874 г. существовала школа иконописи при Жаботинском Онуфриевском муж. мон-ре.

В 1873 г. в Киевской губ. насчитывалось 1413 учебных заведений разных уровней, из них ведомству правосл. исповедания принадлежали 1270 школ, в ведении Мин-ва народного просвещения состояли 112 учебных заведений. В последующие годы шло уменьшение числа церковных школ в пользу государственных. Уникальной чертой К. е. был тот факт, что даже в 1881 г., в условиях наиболее массового вытеснения церковных школ государственными, из 4,4 тыс. церковных школ Российской империи 1063 приходилось на Киевскую губ. После принятия в 1884 г. положения о церковноприходских школах число церковных школ в К. е. снова стало расти. Уже в 1885 г. в К. е. насчитывалось 1198 школ при храмах, из них 551 церковноприходская школа и 647 школ грамотности.

Многие инициативы в области церковноприходского просвещения Русской Церкви берут начало в Киевской митрополии. 24 янв. 1885 г. в К. е. была учреждена должность окружного наблюдателя для церковноприходских школ, первоначально в епархии насчитывалось 58 наблюдателей. В 1888 г. учреждены уездные отд-ния Киевского епархиального училищного совета. В 1889 г. Киевский митр. Платон (Городецкий) предложил синодальному училищному совету утвердить предложенный им порядок отношений Киевского епархиального училищного совета с подчиненными ему уездными отд-ниями. Предложенный митр. Платоном вариант положения был одобрен, впосл. его использовали на общецерковном уровне. Следующим шагом в развитии школьного дела в К. е. стало введение по инициативе архиереев Юго-Западного края в 1893 г. должностей епархиальных наблюдателей школ и уездных ревизоров («наблюдателей»), что было утверждено столичным училищным советом. Нововведение затрагивало неземские (не охваченные широко земствами) губернии, т. е. Киевщину, Подолию и Волынь. Уездным ревизорам церковноприходских школ К. е. подчинялись уездные отд-ния Киевского епархиального училищного совета. Каждый уезд имел в своем составе неск. округов-благочиний, школы в к-рых состояли под контролем окружных ревизоров. В 1896 г. киевская епархиальная власть добилась установления гос. жалованья служащим уездных отд-ний епархиального училищного совета.

В 1896 г. Киевское об-во распространения религ. образования открыло школу-церковь в киевской Юрковице в честь «священного коронования их императорских величеств». При ректоре Киевской ДС архим. Амвросии (Полянском; 1906-1918) на высокий уровень вышла «образцовая церковноприходская школа» при семинарии, к-рой руководил прот. Виталий Кулинский. Также при учебном заведении состояло Петровское попечительство о бедных воспитанниках семинарии, председателем к-рого являлся ректор.

В 1893 г. в К. е. действовало 1590 школ, в т. ч. 859 церковноприходских и 727 школ грамоты. В 1911 г. в К. е. насчитывалось 1628 школ, из них 1411 церковноприходских и 217 школ грамотности.

В 1919 г. все духовные учебные заведения Киева были закрыты. В 1920 г. нек-рые попытались возобновить деятельность. Так, КДА зарегистрировалась в 1920 г. как высшая школа при «Киевском православном богословском обществе», в дек. 1921 г. перерегистрировалась с названием «Киевская православная богословская академия». 14 июля 1920 г. Трехсвятительский храм КДС на Подоле был зарегистрирован как приходский. По-видимому, в 1920 г. семинария была упразднена и заменена пастырскими курсами под рук. последнего ректора семинарии в 1918-1919 гг. архим. Платона (Петрова), хиротонисанного в 1920 г. во епископа Уманского, викария К. е. Киевские пастырские курсы были зарегистрированы в июне 1920 г., упоминаются в 1920-1922 гг. Курсы содержались на средства «Союза православного духовенства г. Киева и Киевской епархии», «Вспомогательного общества духовенства Киевской епархии», а также частных лиц. В нач. 1920 г. Киевский епархиальный совет (вскоре упраздненный) утвердил учебную программу и преподавательский состав курсов. 9 февр. 1920 г. курсы были сняты с регистрации (ГА Киевской обл. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 189. Л. 137), в 1920-1921 гг. они были вновь зарегистрированы и продолжали функционировать, в 1922 г. закрылись, что совпало со смертью еп. Платона. По меньшей мере до 1922 г. существовали Высшие жен. богословские курсы Киева под рук. некой Полонской, также относившиеся к К. е. Занятия шли в квартирах преподавателей. 24 дек. 1921 г. курсы были перерегистрированы Киевским губревкомом одновременно с Киевской правосл. богословской академией. Краткое время в Киеве действовал «домашний богословский университет» проф. В. И. Экземплярского. История духовного просвещения в К. е. прерывается в 1924 г., после окончательной ликвидации советскими властями богословской академии. После этого в Киеве краткое время существовали пастырские курсы автокефалистов и обновленцев, основанные в нач. 20-х гг. XX в.

1947-1960 гг.

12 марта 1945 г. патриарх Алексий I обратился в Совет по делам РПЦ с прошением об открытии пастырско-богословских курсов в Ленинграде, Минске, Киеве, Ставрополе, Луцке и Львове. 22 марта 1945 г. постановлением СНК было разрешено создание пастырских курсов в Киеве, 29 мая 1946 г. СНК СССР принял постановление, которым разрешалось открытие духовных академий в Москве, Ленинграде и Киеве. Организация духовного учебного заведения затянулась на 2 года из-за отсутствия помещения. В 1947 г. власти предложили Киевскому митр. Иоанну бывш. купеческий особняк в центре Киева под «официальную резиденцию для приема иностранных делегаций». Митр. Иоанн переехал в это здание, а занимаемый им с 1944 г. трапезный корпус Златоверхого Михайловского мон-ря передал для семинарии.

18 февр. 1947 г. состоялось торжественное открытие Киевской ДС. Ее ректором стал прот. Сергий Афонский, настоятель киевской Димитриевской ц., выпускник КДА 1914 г., его заместителем и инспектором был назначен прот. Александр Луценко, настоятель киевской Троицкой ц., выпускник КДС 1916 г. Духовником семинарии стал прот. Георгий Едлинский - выпускник Киевской православной богословской академии 1924 г. Предполагалось, что в зданиях Михайловского мон-ря семинария будет находиться временно, т. к. 16 февр. 1948 г. Украинскому Экзархату были переданы 3 корпуса Киево-Печерской лавры для обустройства там семинарии и КДА (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 3. Д. 248. Л. 68-69). В связи с ужесточением гос. антицерковной политики договор не был выполнен: ни один из корпусов лавры Церкви не был передан, открытие академии не состоялось.

В 1948 г. по настоянию уполномоченного был смещен с должности ректора КДС прот. Сергий Афонский (как ранее репрессированный). В 1949 г. ректором семинарии был назначен свящ. Борис Шулькевич, настоятель киевской Притисско-Никольской ц., работавший до войны преподавателем в техникумах Киева. Условия деятельности Киевской ДС постоянно ухудшались. В нач. 1949 г. в связи с закрытием Златоверхого Михайловского мон-ря семинария была переведена в помещения в стилобате Андреевской ц. Соседство учебного заведения с существовавшей при Андреевской ц. «украинской соборной общиной», к-рую окормляли перешедшие из УАПЦ священники - прот. Александр Езерский и свящ. Павел Прилипко, совершавшие богослужение на укр. языке, нередко вызывало конфликты. В апр. 1949 г. власти расторгли договор с украиноязычной общиной, при Андреевской ц. была сформирована община под рук. свящ. Николая Капшученко, служившего на церковнослав. языке. 15 июня 1949 г. нижняя часть Андреевской ц. перешла в ведение Киевской ДС. В 1950 г. состоялся 1-й выпуск, семинарию окончили 9 чел., выпуск 1951 г. был более многочисленным - 13 чел. Первоначально семинаристы проходили богослужебную практику при Киево-Печерской лавре, где совершались ежедневные богослужения. В окт. 1954 г. в помещениях семинарии при стилобате Андреевской ц. был открыт домовый храм прп. Сергия Радонежского (существовал там в 1865-1931) (ЦДАВО. Ф. 4848. Оп. 3. Д. 205. Л. 122).

В июле 1953 г. при Киевской ДС были организованы курсы для духовенства К. е., к-рые окончили 33 священника (Там же. Д. 139. Л. 246-250). Инициатором выступил митр. Иоанн, к-рый объяснял властям свою инициативу тем, что среди духовенства К. е. на 1953 г. насчитывалось 130 священников - бывш. автокефалистов (из расколов Липковского, Павловского и Поликарпа Сикорского), образовательный уровень которых был очень низким (ГА Киевской обл. Ф. 4828. Оп. 1. Д. 5. Л. 1-9). Гл. о. именно они и направлялись епархией на курсы.

В 1951-1954 гг. ректором Киевской ДС являлся прот. Владимир Ганецкий, в 1954-1957 гг.- прот. Николай Концевич. В 1951-1954 гг. из семинарии под надуманными предлогами были отчислены 199 студентов. Власти всячески ограничивали деятельность учебного заведения. Так, в 1955 г. в семинарию поступило лишь 9 чел. (Там же. Д. 322. Л. 30). Учебное заведение испытывало большие трудности с финансами и продовольствием. В 1957-1958 гг. ректором Киевской ДС был архим. Иоанн (Вендланд), инспектором игум. Филарет (Денисенко), в 1958 г. в сане архимандрита ставший последним ректором семинарии перед ее закрытием. В 1957 г. в семинарии не было выпуска, т. к. набор учеников в 1953 г. был сорван властями. В 1957/58 уч. г. в КДС училось 118 чел. В 1958 г. семинарию окончило рекордное для тех лет число выпускников - 21 чел., но уже в 1959 г.- 14 чел. Уполномоченный по делам РПЦ в 1958 г. предложил постепенно ликвидировать семинарию, не производя новых наборов.

В 1957 г. ректор семинарии прот. Н. Концевич, узнав о планах закрытия семинарии вместе с Андреевской ц., предложил компромиссный вариант: перенести семинарию из Киева в Будаевку в черте г. Боярка Киево-Святошинского р-на. Не возражал против такого варианта позднее и архим. Иоанн (Вендланд). Заместитель уполномоченного Совета по делам РПЦ при СМ УССР Г. С. Катунин 6 февр. 1958 г., поддерживая данное предложение, обратился к председателю СМ УССР с просьбой помочь РПЦ стройматериалами для обустройства в Будаевке нового здания семинарии. Однако архим. Филарет настаивал на нереалистичном плане - перенесении семинарии в Киево-Печерскую лавру, которая находилась под угрозой закрытия.

27 сент. 1959 г. всеукр. уполномоченный по делам РПЦ Г. Пинчук обратился с инициативой закрытия Киевской ДС, на что Карпов ответил, что первоочередно следует закрыть семинарии в Саратове и Ставрополе, а вот Киевскую ДС закрывать в ближайшее время нецелесообразно, т. к. она находится в столице союзной республики, и лучше закрыть Одесскую. Однако зам. председателя СМ СССР М. С. Гречуха решил, что существование семинарии в Киеве нецелесообразно, т. к. укрепляет в городе позиции церковников, поэтому и саму Андреевскую ц. необходимо скорее закрыть. В этих условиях планировавшийся на июнь 1960 г. выпуск 4-го класса Киевской ДС, в к-ром насчитывалось 15 семинаристов, оказался невозможным. Уполномоченный Пинчук 12 мая 1960 г. сообщил в Москву о закрытии Киевской ДС. 8 июня 1960 г. Учебный комитет при Свящ. Синоде принял вынужденное решение о закрытии семинарии в Киеве, лишь констатировав то, что фактически уже состоялось за месяц.

В 1957 г. были прекращены богослужения в семинарской ц. прп. Сергия Радонежского, на основании чего игум. Филарет в 1957 г. добился у митр. Иоанна (Соколова) придания Андреевскому храму статуса семинарского. Впоследствии у ректора ДС архим. Филарета происходили столкновения с общиной Андреевской ц. Как отмечал уполномоченный Совета по делам РПЦ В. Сухонин, с приходом в храм Филарета в качестве настоятеля между ним и приходом возник конфликт, в 1958 г. закончившийся «изгнанием всего старого церковного совета и назначением нового совета и нового старосты И. С. Отрощенко, по усмотрению настоятеля» (Там же. Д. 122. Л. 57). Назначенный «по усмотрению» Филарета староста стал активным участником закрытия Андреевской ц. в 1961 г., объявив при этом о своем переходе к «атеистическому мировоззрению».

1988-2013 гг.

В июне 1988 г. Совет министров УССР принял решение о передаче РПЦ части территории Киево-Печерской лавры, в 1989 г. было получено разрешение на возрождение Киевской ДС. Первоначально семинария разместилась в 53-м корпусе лавры (ныне архиерейская гостиница). Ректором возрожденной школы стал прот. Петр Влодек, занимавший в 1988-1989 гг. должность управляющего делами Украинского Экзархата, а инспектором назначен наместник лавры архим. Елевферий (Диденко). В авг. 1989 г. прошли вступительные экзамены, по итогам к-рых в 1-й класс были зачислены 44 чел. Кроме того, из Одесской семинарии в Киев была переведена группа 2-го класса. Весной 1990 г. в распоряжение Церкви было передано неск. корпусов бывш. Гостиного двора лавры, 2 корпуса решено было использовать для нужд семинарии.

7 авг. 1991 г. прот. Петр Влодек был переведен на должность ректора Волынской ДС в Луцке, новым ректором Киевской ДС стал архим. Даниил (Чокалюк). В нач. мая 1992 г. в семинарии произошло разделение среди семинаристов и преподавателей, вызванное разным отношением к действиям митр. Филарета, при этом сторонники Филарета оказались в меньшинстве. После Харьковского Собора 27 мая 1992 г. архим. Даниил объявил о поддержке митр. Владимира лишь для того, чтобы беспрепятственно завладеть архивом семинарии (архив был тайно перевезен Даниилом в резиденцию Филарета). На учредительном соборе УПЦ КП 26 июня 1992 г. архим. Даниил открыто примкнул к филаретовскому расколу. Вместе с архим. Даниилом в УПЦ КП перешли 2 преподавателя семинарии в священном сане и ок. 10 семинаристов. Из них была образована «Киевская духовная семинария УПЦ КП», которая объединилась с существовавшей при трапезном корпусе Златоверхого Михайловского мон-ря Киевской семинарией УАПЦ, открытой в 1991 г. и перерегистрировавшей в 1992 г. свой устав в юрисдикции УПЦ КП (с 1992 размещается в стилобате Андреевской ц.).

16 сент. 1992 г. Свящ. Синод УПЦ назначил новым ректором Киевской ДС прот. Александра Кубелиуса (ЦДАВО. Ф. 4648. Оп. 7. Д. 648. Л. 136). В 1992 г. начала свою деятельность КДА УПЦ. На 1-й курс стационара возрожденной академии в 1992 г. было зачислено 15 чел. (ЦДАГОУ Ф. 1. Оп. 41. Ед. хр. 1. Л. 3). В 1993 г. за академией и семинарией был закреплен храм в честь Рождества Пресв. Богородицы при Киево-Печерской лавре, который в наст. время является академической церковью. В 2012 г. статус храма Киевских духовных школ получил Воскресенский («афганский») храм у ворот лавры.

К 1 янв. 1993 г. в Киевской ДС очно обучалось 207 чел., на заочном отд-нии - 320 чел. 28 окт. 1993 г. исполняющим обязанности ректора Киевских духовных школ был назначен прот. Николай Забуга, он занимал эту должность до мая 2007 г. На посту ректора его сменил Бориспольский еп. Антоний (Паканич; с 2008 архиеп., с 2013 митр.). В 1992-2006 гг. Киевскую ДС окончили 3758 студентов, КДА - 1255 студентов. В 2012/13 г. в КДС обучалось 195 студентов, в КДА - 132 студента.

Ист.: Лебединцев П., прот. Открытие первых школ в Киевской губ. // Киевские ЕВ. 1864. № 12. Отд. 2. С. 393-397; Историко-стат. сведения о церковноприходских школах Киевской епархии // Там же. 1872. Отд. 2. № 5. С. 108-112; № 6. С. 125-132; Афонский С., прот. Открытие Киевской ДС // ЖМП. 1947. № 6. С. 6-10.
Лит.: Булашев Г. Очерк деятельности по народному образованию Арсения (Москвина), митр. Киевского и Галицкого // Народное образование. СПб., 1896. Кн. 4. С. 108-112; Перерва В. С. Вiдкриття церк.-парафiяльних шкiл у Киïвськiй єпархiï (сер. ХIХ ст.) // Проблеми гуманiтарних наук: Наук. зап. Дрогобицького державного пед. ун-ту iм. I. Я. Франка. 2000. Вип. 5. С. 116-129; он же. Нацiональний фактор у освiтнiй дiяльностi духовенства у Киïвськiй та Фiнськiй єпархiях в ХIХ ст. // Етнiчна iсторiя народiв Європи. К., 2001. Вип. 10. С. 63-66; он же. Iсторiя шкiльництва в мiстах i селах Киïвщини ХIХ - поч. ХХ ст. Бiла Церква, 2008; Войналович В. А. Духовнi навчальнi заклади Украïни (друга пол. 40-х - перша пол. 60-х рр. XX ст.) // Украïнський iст. ж. 2003. № 2. С. 24-38; № 4. С. 61-74; Степаненко А. В. «Киевский почин» о. Петра Лебединцева: Попытка микроист. анализа // Проблеми iсторiï Украïни XIX - поч. XX ст. К., 2008. Вып. 15. С. 320-334.
В. Г. Пидгайко

Чудотворные и чтимые иконы К. е.

Одними из наиболее почитаемых святынь К. е. являются древнейшие чудотворные иконы Киева: Киево-Печерская икона «Успение Пресв. Богородицы» (не сохр., в наст. время почитается список XIX в. из Крестовоздвиженской ц. в Киево-Печерской лавре); икона свт. Николая Чудотворца «Мокрого» из Софийского собора, перед к-рой, согласно Житию святого, был обнаружен живым утонувший в Днепре младенец (Закревский. 1868. Т. 2. C. 824); икона свт. Николая Чудотворца «Слупского» (Столпового) из Пустынно-Николаевского мон-ря, явившаяся блгв. кн. киевскому Мстиславу (Феодору) Владимировичу (не сохр.). Одновременно с Владимирской иконой Божией Матери (до 1130, ГТГ, ц. свт. Николая Чудотворца в Толмачах), ставшей главной святыней правосл. Руси, была привезена в Киев из К-поля известная только по летописным источникам Пирогощая икона Божией Матери и поставлена в ц. Успения Пресв. Богородицы (Пирогощей) на Подоле (ПСРЛ. Т. 2. С. 78). Игоревская икона Божией Матери, моленный образ блгв. кн. киевского Игоря (Георгия) Ольговича († 1147), до нач. 40-х гг. XX в. находилась в Успенском соборе Киево-Печерской лавры (не сохр.). История иконы свт. Николая Чудотворца «Доброго» связана с одноименной киевской церковью на Подоле (не сохр., в наст. время почитается список 1-й пол. XVIII в. в Зачатьевской ц. Киево-Печерской лавры). Среди древнейших сохранившихся святынь в Киеве особо почитается мозаика с образом Божией Матери «Нерушимая Стена» («Оранта») в алтарной конхе Софийского собора (40-е гг. XI в.).

Во 2-й пол. XVII в. в Софийский собор были перенесены Купятицкая и Любечская иконы Божией Матери (1-я оставалась в соборе до 20-х гг. ХХ в., 2-я в 1701 возвращена в Любеч; обе не сохр.). Особым почитанием в XVII-XVIII вв. пользовалась Киево-Братская икона Божией Матери из Киево-Братского в честь Богоявления мон-ря на Подоле (70-90-е гг. XVII в., ныне в НХМУ).

С 1712 г. в киевском Флоровском мон-ре находилась Рудненская икона Божией Матери (не сохр.). В Красногорском Покровском мон-ре почитается Дубенская Красногорская икона Божией Матери (не сохр., в наст. время в мон-ре находится чтимый список 1864). В XVIII в. был написан чтимый храмовый образ Софийского собора «София Премудрость Божия».

В XIX в. особую известность получила местночтимая Рудосельская икона Божией Матери, исцелившая польского помещика С. Залесского, который в благодарность построил для образа Троицкую ц. в Рудном Селе (ныне Володарского р-на Киевской обл.). В 1832 г. было официально разрешено местное почитание Байбузской иконы Божией Матери в с. Байбузы (ныне Черкасского р-на Черкасской обл.). В 1915 г. прославлена обретенная в пещерах Зверинецкого во имя арх. Михаила мон-ря Зверинецкая икона Божией Матери.

Во время гонений на Православие в советское время, а также в период Великой Отечественной войны мн. чудотворные иконы К. е. были утрачены. Некоторые уцелели, будучи спрятаны в частных домах, возвращены Церкви в 90-х гг. XX в.

В кон. XX в. прославились иконы Божией Матери «Призри на смирение» в киевском Введенском мон-ре, «Услышательница» в с. Фасовая Макаровского р-на Киевской обл. В наст. время чудотворные и чтимые иконы, а также их списки находятся во мн. храмах и мон-рях Киева и К. е.

Э. П. И.

Старообрядчество на Киевщине

В нач. 70-х гг. ХVIII в. (не позднее 1773) старообрядцы-беглопоповцы переселились с Ветки в окрестности Чернобыля и основали ряд слобод: Красиловка, Спасская, Покровская, Замошье, Залесье, Андреевская, Глинная и др. В 1783 г. часть чернобыльцев во главе с Иларионом Петровичем (по прозвищу Коровьи Ножки) перебралась в низовья Дуная, позже переселенцы создали сел. Белая Криница (ныне в Черновицкой обл. Украины). В 1823 г. в дер. Кошарище Радомысльского у., на землях ген. А. П. Племянникова, обосновались беспоповцы.

В посл. четв. ХVIII - нач. ХIХ в. в Киевской губ. появилось 71 поселение с компактным проживанием старообрядцев и единоверцев, собственно старообрядческими были 27 селений края. В 1833 г. в Киевской губ. проживало 2936 старообрядцев, наиболее многочисленными были общины в Киеве, в Красиловке (326 чел.), в Замошье (94 чел.), в Спасской слободе (280 чел.). В 1850 г. в Красиловке жили 776 старообрядцев, в Замошье - 226 чел., в слободе Спасской - 420, в слободе Стрижевка - 121 чел. С 1861 г., после отмены крепостного права, расселение последователей «старой веры» изменило свой характер: они начали создавать хуторские хозяйства, преимущественно на юге края. Большинство поселенцев являлись выходцами из Черниговской губ. В 1893 г. на Киевщине числилось 11 212 старообрядцев, почти все они принадлежали к мещанскому сословию, занимались мелкой торговлей, плотничеством, редко землепашеством, в Киеве было широко представлено старообрядческое купечество, особенно среди купцов 1-й гильдии.

Наиболее многочисленными в регионе были старообрядцы, признающие Белокриницкую иерархию. Они жили в Чернобыле, Спасской слободе, Замошье, Глинной слободе, Залешане, Покровской слободе, Вересне, Андреевской слободе, а также в Красиловке, Дитятках, Стрижевке (Радомысльский у.), в Киеве, Демиевке и Ржищеве (Киевский у.), в Ставище и Тараще (Таращанский у.), в Монастырище (Липовецкий у.). Беспоповцев было значительно меньше, они жили в Новосёлке и Кошарище (Радомысльский у.), в Киеве, Демиевке и Ржищеве, в городах Васильков и Звенигородка. Центрами беглопоповщины считались города Черкассы и Смела (совр. Черкасская обл.). В 1913 г. в Киевской губ. насчитывалось 14 562 старообрядца, в т. ч. представителей Белокриницкой иерархии - 8860 чел., беглопоповцев - 2468 и беспоповцев - 3234 чел. В Киеве жили 1586 старообрядцев, из них 1429 чел. принадлежало к белокриницкому согласию, 157 чел. являлись беспоповцами.

В Киеве старообрядцы появились в нач. ХIХ в., когда здесь поселились купцы Алексеевы, Шишикины, Беляевы и Поповы. Основу старообрядческой общины города составили выходцы из Черниговской и Калужской губерний, прибывшие в Киев после предоставления правительством льгот на занятие торговлей. Большое влияние на дела киевской общины имели выходцы из Калуги купцы Дехтерёвы, принимавшие активное участие в учреждении Белокриницкой иерархии. В 40-х гг. ХIХ в. кроме Дехтерёвых в Киеве обосновались купцы 1-й гильдии Бугаев из посада Добрянка и Широков из посада Клинцы (Черниговская губ.), купцы 3-й гильдии Фокин и Желтов. Большая группа старообрядцев из Калуги участвовала в сооружении Николаевского цепного моста через Днепр (1848-1853), после окончания строительства они вернулись в Калугу. В нач. ХХ в. на сезонные работы в Киев приезжали жители черниговских старообрядческих слобод в городах Городня и Новозыбков, посадах Климов, Клинцы и др., на землях Софийского собора они основали поселение, впосл. получившее название Теремки.

В первые годы XIX в. в Киеве была устроена старообрядческая часовня, сгоревшая в 1811 г. В 1813 г. киевский купец И. Алексеев выстроил новый молитвенный дом на ул. Чёрная Грязь. Еще одна часовня находилась в урочище Глубочица. В 1817 г. старообрядческая молельня была устроена в доме купца Н. Самофалова по Немецкой ул. на Печерске. Дом сгорел в 1841 г., после чего утварь перенесли в специально приобретенное здание. В сер. XIX в. в связи с приездом в Киев большого числа старообрядцев из Калужской губ. на Б. и М. Шияновских улицах на Печерске действовали 2 беспоповские молельни. В 1860 г. на Набережно-Никольской ул. была освящена ц. в честь Успения Пресв. Богородицы, престол к-рой перенесли из молитвенного дома на ул. Чёрная Грязь. В 1875 г. в общине возник конфликт, от нее отделился со своими сторонниками свящ. Кирилл Куликов, создавший в частном доме на Почайнинской ул. молельную в честь Вознесения Господня. К 1886 г. на Почайнинской ул. был построен храм, обе старообрядческие общины примирились (РГБ. Ф. 246. К. 204. Д. 7). В 1895 г. власти зафиксировали 2 «раскольнические молельни» в Киеве, одна из них была открыта с разрешения министра внутренних дел, 2-я - самовольно. В нач. XX в. уставщиком в Успенском храме служил Л. Ф. Калашников, создавший после 1905 г. в Киеве изд-во «Знаменное пение», где публиковались старообрядческие богослужебные книги на основе рукописей из б-ки Успенской общины.

В Чернобыле действовали 2 старообрядческих храма: белокриницкого согласия и беглопоповский, в Красиловке имелись слободской и скитский храмы белокриницкого согласия. По неск. храмов действовали в чернобыльском Пустынно-Николаевском мон-ре и в Замошском Казанском мон-ре, в Городищенском жен. мон-ре имелась часовня, церкви были открыты в слободах Замошье и Покровская (белокриницкое согласие). В дер. Кошарище действовала беспоповская молельня.

Несмотря на относительную малочисленность последователей «старой веры» на Киевщине, здесь существовало 4 старообрядческих монастыря. Наиболее влиятельными были чернобыльский Пустынно-Николаевский муж. мон-рь и Замошский Казанский жен. мон-рь. Непродолжительное время существовали Городищенский Георгиевский жен. мон-рь вблизи дер. Залешане и жен. скит в Красиловке.

Чернобыльский Пустынно-Николаевский мон-рь был основан ок. 1772 г. в имении польск. шляхтича гр. Я. Н. Ходкевича. В 1812 г. владелец имения подарил монастырю 275 десятин земли с условием в случае упразднения мон-ря вернуть угодья помещику. По др. сведениям, ок. 20-х гг. ХIХ в. мон-рь приобрел ок. 600 дес. земли. Сначала мон-рь размещался в Чернобыле на берегу р. Припяти, из-за подмыва берега позднее был перенесен в урочище Бычки. Монастырь был богат. В обители действовали деревянная Никольская ц. 70-х гг. XVIII в., каменная ц. Рождества Христова, освященная в 1829 г., ранее этого времени была построена ц. во имя вмч. Димитрия Мироточивого. В 1805 г. в монастыре возвели ок. 50 братских келий. После пожара 1842 г. обитель была отстроена заново, в ней имелся кирпичный завод. В мон-ре жили выходцы из Новгородской, Вятской, Бессарабской, Московской, Калужской, Тульской, Витебской, Тверской, Орловской, Курской, Смоленской, Херсонской губерний, Новочеркасска, Житомира, Балты (Подольская губ.), близлежащих старообрядческих слобод Красиловка, Замошье, Забелочье. Чернобыльский монастырь был окружническим; после того как в старообрядческом Куренёвском Никольском мон-ре (Подольская губ.) было осуждено «Окружное послание», часть несогласных с общим решением иноков переселилась в Пустынно-Николаевский мон-рь.

В 1845 г. был издан имп. указ о переходе Пустынно-Николаевского монастыря в единоверие. Обер-прокурор Н. А. Протасов поставил перед Киевским митр. Филаретом (Амфитеатровым) задачу присоединить к единоверию мон-рь и все чернобыльские старообрядческие слободы. 18 апр. 1847 г. и 28 апр. 1850 г. последовали новые имп. указы о Пустынно-Николаевском мон-ре. Для увещевания чернобыльских староверов из Радомысля был командирован свящ. Успенский, но его миссия была безуспешной, в 1857 г. Киевский митр. Филарет писал в Синод о невозможности присоединить к единоверию чернобыльских старообрядцев. 3 февр. 1859 г. киевский ген.-губернатор Васильчиков предложил уничтожить мон-рь через запрет на прием новых лиц. Эта политика дала результаты; по офиц. данным, в мон-ре проживало: в 1830 г.- 22 чел., в 1839 г.- 60, в 1853 г.- 47, в 1861 г.- 29, в 1867 г.- 15 чел. Проверка в 1866 г. выявила, что, несмотря на запрет, в мон-рь поступали новые насельники под видом прислуги, число проживающих в мон-ре иноков и бельцов увеличилось. Ввиду этого министр внутренних дел издал распоряжение о недопущении прислуги в Пустынно-Николаевский мон-рь. 19 сент. 1874 г. пожар истребил значительную часть монастырских построек, в т. ч. церковь. В 1882 г. в Чернобыльском мон-ре официально числилось 2 инока, однако при очередной проверке было установлено, что там проживало 35 иноков и послушников, были построены новая церковь взамен сгоревшей и др. здания. По старообрядческим данным, в 1884 г. в Пустынно-Николаевском мон-ре проживал 41 чел. (15 иноков и 26 послушников), по офиц. сведениям 1887 г., в мон-ре имелось 12 насельников.

В нач. ХIХ в. в слободе Замошье был основан Казанский жен. монастырь. В 1834 г. гр. А. И. Ходкевич подарил обители ок. 2 дес. земли. В 1836 г. в Замошском мон-ре жили 23 чел., в 1842 г.- ок. 50, в 1853 г.- 23, в 1861 г.- 52, в 1890 г.- 63, в 1899 г.- 29 чел. В сент. 1863 г. пожар истребил все монастырские постройки. Вскоре обитель удалось полностью отстроить заново, к 1867 г. в мон-ре были возведены деревянная церковь, ограда, неск. десятков келий, в т. ч. на средства киевских купцов Поповых. В 1881 г. Замошский монастырь посетил старообрядческий Балтский еп. Сильвестр.

В 1827 г. в урочище Городище дер. Залешане был основан Городищенский Георгиевский жен. мон-рь, получивший от помещика Липпомана 15 дес. земли. В обители были сооружены деревянный молитвенный дом и неск. келий. В 1839 г. монастырскую часовню опечатали, инокиням было предписано вернуться в места прежнего жительства. Несмотря на это, в 1850 г. в Городищенском мон-ре жили 13 инокинь во главе с игум. Евфросинией (Михайловой) и 6 белиц.

В 1852 г. по инициативе игум. Пустынно-Николаевского мон-ря Гурия был основан жен. скит в слободе Красиловка. В скиту имелась часовня, ок. 30 келий. В 1858 г. скит сгорел, но продолжал существовать до 20-х гг. XX в.

В 1907 г. была образована Киевская епархия Белокриницкой иерархии, ее возглавил еп. Ермоген (Перфилов), кафедральным стал Успенский храм в Киеве. В 1914 и 1915 гг. в Киеве прошли епархиальные съезды, в 1914 г. съезд причислил к Успенскому храму Пустынно-Николаевский и Замошский мон-ри. В 1915 г., после смерти еп. Ермогена, Киевскую епархию присоединили к Новозыбковской кафедре. В годы первой мировой войны киевская Успенская община содержала лазарет для раненых на 33 места.

В первые десятилетия советской власти старообрядцы Киевщины подверглись жестоким гонениям. В 20-х гг. ХХ в. были ликвидированы все старообрядческие мон-ри. В сер. 20-х гг. началось преследование духовенства и прихожан старообрядческих общин, в 1930 г. арестован служивший в Успенской ц. свящ. Феодор Торлин (расстрелян в 1938). Оба киевских храма (Успенский и Вознесенский) были закрыты. Деятельность Успенской общины возобновилась в 30-х гг. ХХ в. в Вознесенской ц., куда были перенесены иконостас и утварь Успенского храма. В советский период киевский храм, не имевший постоянного священника, являлся одним из 3 действующих в регионе старообрядческих церквей. Шел постоянный отток населения из сельской местности в города. Основные миграционные потоки были связаны с коллективизацией и индустриализацией (2-я пол. 20-х - 30-е гг. XX в.), многие жители стар