Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БОЛГАРИЯ
Т. 5, С. 570-614 опубликовано: 6 сентября 2009г.


БОЛГАРИЯ

(Республика Болгария; болг. Република България), гос-во на Балканском п-ове. Территория: 110994 кв. км. Столица: София (1310 тыс. чел.- 2002). Крупнейшие города: Варна, Пловдив, Бургас, Стара-Загора, Плевен, Шумен, Русе. Гос. язык: болгарский. География. Граничит на севере с Румынией, на западе с Македонией, Сербией, на юге с Грецией и Турцией, с востока омывается Чёрным м. Население: ок. 8 млн чел. (2002). Болгары составляют 86% населения, турки - ок. 10%, цыгане - 3%. Гос. устройство: президентская республика. Основной закон - Конституция, принятая 12 июля 1991 г. Глава гос-ва - президент (избирается на 4 года всеобщим тайным голосованием). Законодательная власть принадлежит Народному собранию (240 депутатов избираются на 4 года). Для принятия новой конституции или решения вопросов об изменении формы гос. устройства предусмотрен созыв Великого Народного собрания (400 депутатов). Адм. деление страны - 9 областей; София имеет статус отдельной области.

Религия

Подавляющее большинство населения Б. исповедует Православие. К Болгарской Православной Церкви принадлежит 85% населения (2001). В Софии находится подворье РПЦ с храмом вмч. Пантелеимона.

Римско-католическая Церковь

(ок. 0,5%) представлена епархиями: Софийско-Пловдивской (кафедра в Пловдиве) и Русенской (Никопольской) (кафедра в Русе). Униатов (0,2%) представляет Софийская епархия во главе с апостолическим экзархом для верующих вост. обряда (кафедра в Софии). Католич. Церковь в Б. управляется Епископской конференцией, председателем к-рой является один из 3 епископов, избираемый на 3 года. Ок. 50 священников, 60 храмов и часовен, 10 мон-рей; католич. семинария в Пловдиве. Офиц. печатный орган газ. «Истина - Veritas».

Армянская Апостольская Церковь

(0,2%) представлена Болгарской епархией Эчмиадзинского Католикосата с центром в Софии.

Протестантские церкви и секты

(0,5%): Союз баптистских церквей Болгарии (3,5 тыс. в 2000), свидетели Иеговы, евангельские христиане, Болгарская Пятидесятническая церковь, свободные пятидесятнические церкви, церковь Иисуса Христа святых последних дней, церковь Бога Нового Завета.

Мусульман - ок. 13%. Иудеев - 0,1%.

История

Вылчитрынский золотой клад. XIII-XII до Р. Х. (СНАМ)
Вылчитрынский золотой клад. XIII-XII до Р. Х. (СНАМ)

Вылчитрынский золотой клад. XIII-XII до Р. Х. (СНАМ)
Наиболее ранние археологические свидетельства заселения территории совр. Б. относятся ко времени раннего палеолита (700-100 тыс. лет до Р. Х.). К эпохе халколита (меднокаменного века, IV-III тыс. до Р. Х.) относятся крупный Варненский золотой клад, находки антропоморфной и зооморфной идольной пластики и керамических сосудов. Тогда же появляются первые поселения с жилыми постройками - полуземлянками (совр. Лудогорие, Шумен, Русе). Распространены были культы матери-земли, солнца, вождя, почитание предков. К периоду бронзы (3000-1200 гг. до Р. Х.) относятся поселения у с. Эзеро, Побит-Камык (в р-не Разграда), в окрестностях Сливена, Русе, Варны и Врацы. Наиболее яркими памятниками искусства того времени являются скальные рисунки в пещере Магура и Вылчитрынский золотой клад XIII-XII вв. до Р. Х., изделия к-рого отличаются изяществом и совершенством техники. Отчетливыми становятся региональные культурные особенности; в отличие от Сев. Болгарии земли к югу от Балканских гор были прочно связаны с греч. и ближневост. культурами.

Античная Фракия

Кариатиды. Фрагмент декора гробницы в с. Свештари. 1-я пол. III в. до Р. Х.
Кариатиды. Фрагмент декора гробницы в с. Свештари. 1-я пол. III в. до Р. Х.

Кариатиды. Фрагмент декора гробницы в с. Свештари. 1-я пол. III в. до Р. Х.
Во II тыс. до Р. Х. одновременно с консолидацией греч. этноса на Балканском п-ове складывается ряд др. индоевроп. народностей, в числе к-рых были фракийцы и иллирийцы. В долине р. Струма расселились македонцы. Родственным фракийцам народом были мёзы, жившие в бассейне Моравы и Н. Подунавье. В сер. II-I тыс. до Р. Х. фракийцы занимали обширные территории от Карпат до Эгейского м. и от Чёрного м. до Македонии. Известно ок. 90 племен, крупнейшими из к-рых были одрисы, занимавшие значительную часть территории Фракии, а также геты и даки. Среди др. фракийских племен к VII-VI вв. до Р. Х. наиболее известны трибаллы, занимавшие территории сев.-зап. окраин совр. Б., серды, бессы, сатры. В VIII-VII вв. до Р. Х. греч. колонизация коснулась и районов расселения фракийских племен. На территории буд. Болгарского гос-ва были основаны греч. колонии Аполлония (совр. Созопол), Анхиал (совр. Поморие), Месемврия (совр. Несебыр), Одесс (совр. Варна), Дионисополь (совр. Балчик). Одними из наиболее ярких свидетельств эллинизации фракийской знати являются великолепные росписи т. н. Казанлыкской гробницы (III в. до Р. Х.) и найденный в окрестностях Панагюриште клад золотых предметов, ориентированных на лучшие греч. и переднеазиатские образцы, но сохранившие особенности местной культуры. Со своей стороны, и фракийцы оказали влияние на греч. культуру. К сер. I тыс. до Р. Х. относится становление фракийских гос-в, сильнейшим из к-рых стало Одрисское царство, сложившееся в VI-V вв. до Р. Х. В 342-339 гг. Одрисское царство было завоевано македон. царем Филиппом II. После смерти его сына Александра Великого (323) и распада его огромной державы на территории Фракии развернулась борьба диадохов; в 212-211 гг. до Р. Х. одрисы изгнали македон. гарнизоны.

Квадрига. Фрагмент росписи гробницы в Казанлыке. III в. до Р. Х.
Квадрига. Фрагмент росписи гробницы в Казанлыке. III в. до Р. Х.

Квадрига. Фрагмент росписи гробницы в Казанлыке. III в. до Р. Х.

К сер. II в. до Р. Х. Македонию и земли Юж. Фракии завоевали римляне. Фракийцы принимали участие в антирим. восстании македонцев (149 г. до Р. Х.) и в войнах против Рима понтийского царя Митридата VI Евпатора (132-63 гг. до Р. Х.). В 27 г. до Р. Х. к Римскому гос-ву была присоединена территория Мёзии (населенная фракийскими племенами область между Н. Дунаем и Балканскими горами), а в 46 г. по Р. Х.- горная Фракия. На этих территориях были образованы рим. провинции. В 86 г. Мёзия (Мисия) была разделена на Верхнюю (зап.) и Нижнюю (вост.). Провинция Фракия включала горную область между Эгейским, Мраморным и Чёрным морями. Территории новых провинций были вовлечены в хозяйственную структуру Римской империи; строились новые дороги; во Фракии производилась треть всего рим. вооружения. Романизация местного населения особенно быстрыми темпами происходила в Мёзии, к-рая являлась пограничной провинцией; здесь были во множестве расквартированы рим. легионы; велась активная колонизация земель ветеранами рим. армии. На месте рим. лагерей в Мёзии со временем вырастали укрепленные города, в т. ч. на территории буд. Болгарского гос-ва,- Бонония (совр. Видин), Дуростор (Доростол, Дристра, совр. Силистра), Новы (в р-не совр. Свиштова), Монтана, Авритт (совр. Разград), Сексагинта-Приста (совр. Русе) и др. Во Фракии и Македонии были сильны традиции греч. культуры. В III-IV вв. территория к cеверу от Балканских гор распадалась на 2 основные этнокультурные зоны: большая часть внутренних районов подверглась романизации, в то время как побережье было эллинизировано. Ко времени слав. колонизации VI-VII вв. фракийские традиции сохранялись лишь в отдельных сельских анклавах к югу от Балканских гор, гл. обр. в Родопах и по верхнему течению р. Стримон (совр. Струма). Однако реликты фракийской культуры прослеживаются во мн. сферах жизни сложившегося на этих землях совр. болг. народа, особенно в народных празднествах, элементах народной одежды, украшениях, ряде топонимов и др. В III-IV вв. Балканский п-ов стал объектом вторжений варварских племен (готов, бургундов, герулов, гуннов и др.).

Фрагмент росписи гробницы в Дуросторе. IV в.
Фрагмент росписи гробницы в Дуросторе. IV в.

Фрагмент росписи гробницы в Дуросторе. IV в.

Во 2-й пол. III-IV в. было введено новое адм. деление балканских владений Римской империи. На территории Вост. Фракии и Н. Мёзии был образован диоцез Фракия в составе Вост. префектуры, включавший 6 провинций: Фракия (центр - Филиппополь), Н. (Вторая) Мёзия (Маркианополь) и Скифия (Томы), Гемимонт (Адрианополь), Европа (Гераклея Фракийская), Родопа (Траянополь). Зап. часть территории совр. Б. входила в состав 2 диоцезов префектуры Иллирик: Македонии (провинции Первая Македония (Фессалоника), Вторая Македония (Стобы)) и Дакии (провинции Прибрежная Дакия (Ратиария), Средиземная Дакия (Сердика)). С 395 г. территории, в пределах к-рых впосл. сложилось Болгарское гос-во, входили в состав Вост. Римской империи (Византии).

Распространение христианства в первые века после Р. Х.

Болгария в I-VII вв.
Болгария в I-VII вв.

Болгария в I-VII вв.
Начало распространения христианства на Балканском п-ове, по преданию, связано с деятельностью св. апостолов и их учеников (св. Андрея Первозванного и его спутника ап. Амплия, учеников ап. Павла Ерма и Карпа). В течение I-II вв. по Р. Х. христ. общины распространились на территории Мёзии, Фракии и Македонии. «Церковная история» Евсевия Кесарийского свидетельствует о существовании во II в. епископских кафедр в Девельте (совр. Бургас) и Анхиале (Euseb. Hist. eccl. V 19). Во 2-й пол. III - нач. IV в. немало христиан было в военных частях пограничных провинций Иллирик, Н. Мёзия и Скифия. В период гонений на христиан в г. Дризипара (Друзипара) во Фракии мученически пострадал воин Александр Римский. В с. Салтус (близ Верои) погибли мученики, схваченные в г. Маркианополе (см. ст. Максим, Феодот и Асклиада). Память этих и мн. др. мучеников веками хранилась и почиталась среди местных христиан.

При св. имп. Константине I Великом на Балканах, как и по всей Римской империи, начинается широкомасштабное строительство церквей. Распространению христианства среди местных фракийских племен во многом способствовала миссионерская деятельность св. Никиты, еп. Ремесианского (355-431). В то же время постепенно оформилась церковно-адм. структура, включавшая митрополичьи кафедры в центрах провинций и епископии в наиболее значительных населенных пунктах. Сохранились известия о существовании в кон. III - нач. IV в. кафедр в Сердике (совр. София), Филиппополе (совр. Пловдив), Маркианополе (совр. Девня), Одессе и др. городах. В I Вселенском Соборе (325) принимали участие Стобийский и Скупский епископы. Сердика занимала особое место среди фракийских городов: Константин Великий построил здесь великолепный дворец и намеревался сделать ее столицей империи (перед тем как остановил свой выбор на г. Византий, буд. К-поле). Важное значение этого города подтверждается фактом проведения в нем Сардикийского Собора (343/44), в к-ром приняли участие ок. 170 епископов со всей империи (в т. ч. представители епископских кафедр в Томах, Адрианополе, Диоклетианополе, Павталии (совр. Кюстендил)), осудивших арианство.

Базилика в Месемврии. V в.
Базилика в Месемврии. V в.

Базилика в Месемврии. V в.

Во 2-й пол. IV-V в. в Мёзии, Дардании, Дакии, Фракии и Македонии велась активная церковная жизнь. Отдельные епископы в ряде случаев принимали деятельное участие в общественной жизни своих городов. К кон. VI - нач. VII в. на территории совр. Б. сложилась развитая церковная организация. С перемещением столицы Вост. Иллирика в Фессалонику местный митрополит в качестве папского викария получил в управление епархии этой префектуры. Важнейшее значение имело решение имп. Юстиниана придать архиерейской кафедре г. Юстиниана Первая статус автокефальной архиепископии (535). Под ее юрисдикцию перешла часть епархий Вост. Иллирика, в т. ч. и находившиеся на территории совр. Зап. Б.: Средиземная и Прибрежная Дакии, Вторая Македония. Вост. провинции, входившие в состав Фракийского диоцеза, находились под церковной юрисдикцией К-польского Патриархата (Darrouzès. Notitiae. N 1). Митрополиту Филиппополя (Фракийская епархия) подчинялись епископы Диоклетианополя, Севастополя и Диосполя. Митрополит Адрианополя (епархия Гемимонт) имел зависимые епископства в Месемврии, Созополе, Плотинополе, Анастасиополе и Цоиде. Митрополиту Маркианополя (та же епархия) подчинялись 5 епископий (в Доростоле, Трансмариске (совр. Тутракан), Новах, Зекедеспе и Апиарии (в окрестностях с. Ряхово, около г. Русе). Статус автокефальных архиепископий имели кафедры в городах Одесс (Мёзия), Вероя и Никополь (Фракия), Месемврия (Гемимонт). Несмотря на то что в сохранившихся перечнях епархий имеется ряд несоответствий, их сведения дают представление об устройстве Церкви на Балканском п-ове накануне массового переселения славян и предков болгар на Балканы, к-рое привело к существенным изменениям в религ. жизни и церковной структуре VII в.

Славянская колонизация

Систематический характер походы славян на земли империи приобрели с начала правления Юстиниана I (527-565). С 60-х гг. VI в. слав. племена, попавшие под власть Аварского каганата, участвовали в походах аваров на Балканы. В 550/51 г. славяне после совершения похода в земли Византийской империи впервые остались зимовать в ее пределах. В дальнейшем вслед за крупными военными походами происходило массовое переселение славян на захваченные земли. Местное романизированное и эллинизированное население было вытеснено на побережья Чёрного и Эгейского морей. Над теми землями, где селились славяне, визант. власти утрачивали контроль, и здесь образовывались слав. племенные протогос-ва и союзы племен - «склавинии» (от греч. σκλαβηνοί- славяне). К сер. VII в. славяне стали основным демографическим элементом на Балканах; к этому времени относится окончательное оформление здесь значительного числа «склавиний» (в Мёзии, Фракии и Македонии). В Мёзии и Добрудже сложилась «склавиния» Семь родов, принявшая впосл. активное участие в формировании Болгарского гос-ва. Вплоть до Х в. нек-рые «склавинии» сохраняли автономию в рамках империи, а иногда отказывались признавать ее власть.

Славянская керамика. VI–X вв. (СНАМ)
Славянская керамика. VI–X вв. (СНАМ)

Славянская керамика. VI–X вв. (СНАМ)

Пришедшие на Балканы славяне придерживались языческих культов, связанных с почитанием природы и природных стихий. Типичная для политеизма терпимость по отношению к др. религиям сделала возможным общение между христ. фракийским населением и славянами-язычниками. Славяне без особых трудностей воспринимали религию местного населения, и этот процесс был лишь постепенно усилен интеграционной политикой визант. правительства, к-рое посредством приобщения к визант. культуре и христианизации стремилось постепенно превратить славян в лояльных подданных империи. В кон. VII в., накануне прихода на Балканы протоболгар во главе с Аспарухом, значительная часть фракийских, македон., иллирийских и фессалийских славян уже была крещена и приобщена к Церкви. Однако в окраинных и труднодоступных районах язычество сохранялось вплоть до XII в. Совр. археологические раскопки не подтверждают сообщения визант. авторов о массовом разрушении славянами христ. храмов и церковных построек. Напротив, многие из них продолжали действовать на протяжении VI-IХ вв. Косвенным доказательством этого можно считать решение Трулльского Собора (691), постановившего, что епископы, желающие вернуться на свои кафедры в занятых язычниками землях, могут сделать это, если сохранили свой сан. Пришли в упадок лишь те поселения, к-рые были оставлены местными жителями и не заселены славянами (напр., Маркианополь, Томы и др. поселения в Н. Мёзии).

Христианизации славян способствовала их служба в армии и гражданской администрации Византии. В VIII в. Патриархом К-польским был славянин Никита (766-780), что является свидетельством того, что славянам был открыт доступ к высшим ступеням церковной иерархии (Theoph. Chron. P. 440). От тех из них, кто стремился получить преимущества ромеев, требовалось принятие христианства как обязательное условие службы в визант. администрации (Ditten H. Prominente Slawen und Bulgaren in byzantinischen Diensten (Ende des 7. bis Anfang des 10. Jh.) // Studien zum 8. und 9. Jh. in Byzanz. B., 1983. S. 95-119).

Образование Болгарского государства

Чаша с надписью на донце: “Сивин, жупан Великой Болгарии”. IX–X вв. (СНАМ)
Чаша с надписью на донце: “Сивин, жупан Великой Болгарии”. IX–X вв. (СНАМ)

Чаша с надписью на донце: “Сивин, жупан Великой Болгарии”. IX–X вв. (СНАМ)
Термином «протоболгары» (или булгары) называют кочевой народ тюркского происхождения, одна из ветвей к-рого наряду со славянами приняла участие в создании Болгарского гос-ва. Первые достоверные сведения о протоболгарах относятся к сер.- 2-й пол. IV в., когда в результате миграции из Центр. Азии одновременно с вторгшейся в Европу гуннской волной они расселились в причерноморских степях, Приазовье и бассейнах Дона и Северского Донца. Часть протоболгар была увлечена гуннами на запад, где они вошли в тесное соприкосновение со славянами. После распада гуннской державы во 2-й пол. V в. часть протоболгар расселилась в М. Скифии (в устье Дуная) и вступила в непосредственный контакт с Византией. В 80-х гг. V в. они оказали помощь имп. Зинону в борьбе с остготами, а в 493 г. совершили поход в подвластные империи земли во Фракии. В VI в. протоболгары, как и славяне, нередко вторгались в пределы Византии. Протоболгары, оставшиеся в приазовских степях, с 1-й пол. VI в. также совершали походы на земли империи. С др. стороны, наемные протоболг. дружины нередко использовались византийцами (напр., во время войны с готами в Италии). В 60-х гг. VI в. авары увлекли из Приазовья в Паннонию новую группу булгар - племенной союз кутригуров,- к-рые вошли в состав основанного тогда же Аварского каганата. Неудачная попытка булгарской знати захватить власть в каганате (631-632) вызвала отток булгар из Паннонии: 2 племенных союза ушли в Италию, а 3-й, во главе с Кубером (Кувером),- в Македонию (80-х гг. VII в.), где поселился на Керамисийском (Битольском) поле по договору с империей. В составе войска Кубера были христиане - потомки византийцев, взятых в плен аварами.

Оставшиеся в Приазовье булгары (крупнейшим племенным союзом здесь были утигуры) вскоре после ухода аваров попали под власть Зап. Тюркского каганата. В результате распада каганата (632) образовался племенной союз булгар во главе с ханом Кубратом (Кувратом) из рода Дуло, названный византийцами Вел. Болгарией (Theoph. Chron. P. 357). Вел. Болгария просуществовала ок. четверти века и распалась после смерти Кубрата на 3 части, во главе к-рых встали его сыновья. В результате войны, начатой против них Хазарским каганатом, один из сыновей Кубрата, Батбаян (Баян), стал данником хазар, 2-й, Котраг, увел свои кочевья на ср. течение Волги, где на рубеже IX-X вв. сложилось гос-во Волжская Булгария. 3-й сын Кубрата, Аспарух, отступил к устью Дуная. В 70-х гг. VII в. протоболгары Аспаруха остановились в местности Онгл (Оглос, предположительно от слав.   - угол), в р-не дельты Дуная (совр. Добруджа). Весной и летом 680 г. визант. имп. Константин IV Погонат предпринял против них неудачный поход. Вскоре после этого булгары распространили свое влияние по всей Мёзии, между Балканскими горами, Чёрным м. и Дунаем. Аспарух подчинил находившийся здесь слав. племенной союз Семь родов, поселив его на границе с аварами, а племя северов - в приморской части равнины для обороны своей территории от византийцев. В авг. 681 г. Византия заключила мирный договор с Аспарухом и тем самым фактически признала образование независимого Болгарского гос-ва, к-рому ежегодно выплачивалась определенная сумма дани. В рамках своей территории протоболгары расселились преимущественно в сев.-вост. и вост. его районах. На месте слав. поселения Плиска была основана первая столица Болгарского гос-ва (к северо-востоку от совр. г. Шумен). Зап. часть Фракии, долина р. Марица между Балканами и Родопами, также плохо контролировалась византийцами; на эти районы орда Аспаруха совершала постоянные набеги.

Заключенный в 681 г. договор был расторгнут имп. Юстинианом II, к-рый в 688 г. у подножия Балканских гор разбил войско булгар, отправлявшихся в очередной набег, затем перешел в р-н Фессалоники. Однако на обратном пути визант. армия была встречена булгарами, к-рые разгромили ее в Родопах; Юстиниану с трудом удалось спастись. По-видимому, ок. 700 г. хан Аспарух погиб в бою с хазарами на Дунае.

Битва хана Крума с войском визант. имп. Никифора I. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 146)
Битва хана Крума с войском визант. имп. Никифора I. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 146)

Битва хана Крума с войском визант. имп. Никифора I. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 146)

Переселение болгар на Балканы и первоначальные победы над византийцами были упрочены в нач. VIII в., в правление хана Тервеля (ок. 700 - ок. 721). Ок. 704 г. Тервель заключил союз с Юстинианом II, к-рый в то время был свергнут с престола. Юстиниан обещал Тервелю богатые дары и собственную дочь в жены с условием, что тот поможет ему вернуть визант. престол. После того как Юстиниану при помощи болгар удалось вновь воцариться в К-поле, он удостоил хана титула кесаря и уступил ему обл. Загору (зап. часть провинции Фракии), расположенную к югу от Балканского хребта. Попытка Юстиниана II вернуть эту территорию в 708 г. не удалась; визант. войско было разгромлено Тервелем под Анхиалом, и мирные отношения были восстановлены, хотя набеги болгар на имперские области продолжались (в 712 они дошли до стен К-поля). В 717-718 гг. болгары действовали как союзники Византии в борьбе с арабами, стремившимися захватить К-поль. Болгары совершали нападения на араб. осадный лагерь под К-полем и сыграли важную роль в разгроме араб. войск.

Хан Крум с пленным имп. Никифором I. Миниатюра из Хроники Константина Манассии. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 145)
Хан Крум с пленным имп. Никифором I. Миниатюра из Хроники Константина Манассии. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 145)

Хан Крум с пленным имп. Никифором I. Миниатюра из Хроники Константина Манассии. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 145)

После смерти Тервеля в Болгарском гос-ве начался длительный период междоусобиц, происходивших на фоне роста враждебности во взаимоотношениях с Византией. Власть у рода Дуло оспаривали представители др. родов - Вокил и Угаин. В то же время в сер. VIII в. Б. испытывала постоянное военное давление со стороны Византии, где правил имп. Константин V. В этот период болг. ханами были Кормесий (Кормисош) (ок. 721-738), Севар (ок. 738-753/54), Винех из рода Вокил (ок. 753/54-762). При Винехе вторгшиеся в визант. владения болгары дошли почти до К-поля, однако на обратном пути были разгромлены войсками Константина V при Маркеллах (Фракия). После этого набега болгар Константин V начал систематические вторжения на территории Б., строя новые крепости на Балканах и постепенно отодвигая границу империи на север. Трудности в борьбе с византийцами привели к временному ослаблению ханской власти; трон переходил из рук в руки и оспаривался партиями сторонников сближения с Византией и консервативно настроенными сторонниками войны. В 60-х гг. VIII в. каждый хан, пытавшийся прийти к соглашению с империей, свергался представителями нек-рых знатнейших родов болг. боил (боляр). Такая участь постигла в 762 г. Винеха, в 763 г. Телеца из рода Угаин, в 766 г. Савина из рода Вокил, в 768 г. Пагана. Между тем Константин V продолжал свой натиск: в сражении 30 июня 763 г. при Анхиале он разбил войско хана Телеца и после этого праздновал триумф в К-поле. Телец по возвращении в Плиску был убит вместе со всеми представителями своего рода. Свергнутый в 766 г. хан Савин бежал в К-поль. После него во главе гос-ва стояли Умор (40 дней в 766), Токту (766-767) и Паган (767-768), убитый после заключения мира с византийцами. В 768-777 гг. правил хан Телериг, к-рый продолжал борьбу с Византией. В 774 г. Телериг предпринял поход в Македонию с целью подчинить нек-рые местные слав. племена, но имп. Константин V был извещен об этом намерении своими тайными сторонниками в Плиске и вновь разгромил болгар в битве в местности Лифосорий. В то же время ряд походов в Б., предпринятых Константином V в нач. 70-х гг., окончились безрезультатно; византийцам не удавалось закрепиться на территории к северу от Балкан. После смерти Константина V наступление византийцев прекратилось.

Во 2-й пол. VIII в. в политике болг. ханов начинают ощущаться все более тесные связи болгар с Византией и влияние ее культуры. В 777 г. свергнутый хан Телериг бежал из Плиски под защиту преемника Константина V имп. Льва IV. В К-поле он, возможно первым из правителей Б., принял христианство и женился на родственнице императрицы. Хан Кардам (777-803), хотя и пришедший к власти в результате переворота, совершенного антивизант. партией, поддерживал относительно мирные отношения с империей.

Расправа болгар над византийцами. Миниатюра из Минология имп. Василия II. 976–1025 гг. (Vat. gr. 1613)
Расправа болгар над византийцами. Миниатюра из Минология имп. Василия II. 976–1025 гг. (Vat. gr. 1613)

Расправа болгар над византийцами. Миниатюра из Минология имп. Василия II. 976–1025 гг. (Vat. gr. 1613)

Языческая Б. достигла своего наивысшего могущества в нач. IX в., при хане Круме (803-814). В 805 г. Крум, воспользовавшись разгромом Аварского каганата франками, занял значительную часть его земель, подчинив своей власти аваров и «склавинии» в Трансильвании и на Паннонской равнине до р. Тисы, по к-рой проходила граница Б. и Франкской империи Карла Великого. Ресурсы Б. тем самым были значительно увеличены, и теперь она представляла реальную угрозу для самого существования Византийской империи. В 807 г. визант. имп. Никифор I начал войну против Б. Военные действия развивались с переменным успехом. В мае 811 г. император двинул против Б. огромную армию, занял Плиску и подверг ее жесточайшему разгрому, перебив население, разрушив ханские дворцы и перерезав весь захваченный скот. Однако Круму удалось не только сохранить войско, но и собрать новые силы для решающей битвы. В ночь с 25 на 26 июля 811 г. возвращавшееся во Фракию войско Никифора погибло, попав в засаду в Вырбицском ущелье (на р. Камчия); император был убит, его голова была выставлена на обозрение болг. войска, а затем Крум приказал сделать из черепа Никифора кубок. В 812-813 гг. болгары один за др. овладели рядом укрепленных городов Фракии, а летом 813 г., разбив визант. войско под Адрианополем, подошли к К-полю. После того как во время переговоров Крума с имп. Михаилом I византийцы попытались убить хана, болгары разгромили пригороды К-поля и ряд городов во Фракии и перебили пленных визант. воинов. Штурмом взяв Адрианополь, хан переселил его жителей в земли на левом берегу Дуная. Положение Византии было настолько серьезным, что она была вынуждена обратиться за помощью к франкам и признать имп. титул Карла Великого. Однако франки не спешили присылать войска, а Крум всю зиму 813-814 гг. готовился к штурму визант. столицы, однако 13 апр. 814 г. хан внезапно умер.

По свидетельству визант. лексикона Х в. «Суда», хан Крум ввел в стране единые законы, обязательные как для булгар, так и для славян, что в конечном счете способствовало быстрой славянизации булгар-кочевников. Вероятно, Крум именовал болгарами уже всех своих подданных. При сыне Крума Омуртаге (814-831) с Византией был заключен договор о 30-летнем мире. В 823 г. Омуртаг оказал помощь имп. Михаилу II, разбив осадившее К-поль войско восставших против Византии во главе с Фомой Славянином. Омуртаг провел военно-адм. реформы, разделив территорию гос-ва на новые адм. области (комитаты) во главе с наместниками (комитами) и ликвидировав тем самым деление страны на булгарское ядро и автономные «склавинии». При нем увеличилось число представителей слав. знати на гос. должностях. Сыновья Омуртага носили уже слав. имена - св. Воин (Енравота), Звиница и Маламир.

Колонна с текстом болгаро-визант. мирного договора 815 г. (СНАМ)
Колонна с текстом болгаро-визант. мирного договора 815 г. (СНАМ)

Колонна с текстом болгаро-визант. мирного договора 815 г. (СНАМ)

Офиц. титулом болг. правителя был «хан сюбиги» - вождь войска (греч. κάνας ὑβηγή», известен по надписям из раскопок Плиски; к нему, как правило, прибавлялась формула ὁ ἐκ Θεοῦ ἄρχων - от Бога князь). Хан был верховным военачальником, главным законодателем и судьей, а также верховным жрецом. Из среды высшей протоболг. знати - боилар (боилов, βοιλάδες; ср. рус. боляре, бояре) назначались первые должностные лица: кавхан - второе лицо после хана, начальник его личной дружины и главный советник, ичиргубоил (в слав. произношении «чергубыль»), ведавший охраной столицы и др. болг. крепостей, и др. Средняя и низшая болг. знать называлась багаинами. Время от времени созывалось «народное собрание» (вероятно, столичное воинское ополчение), решавшее под влиянием аристократических родов важнейшие вопросы жизни гос-ва (Бешевлиев. С. 39-66).

Религия протоболгар представляла собой соединение множества различных политеистических культов. Согласно их представлениям, каждый из родов имел общее происхождение с определенным животным - покровителем рода. Священными животными считались общие для всех булгар волк, собака, заяц. Распространен был также общий для всех тюрк. народов культ «небесного быка» - Огуз-хана. Почитаемые протоболгарами духи (онгоны) изображались обычно в виде животных и птиц. Сохранилось множество амулетов с изображениями коней, грифонов, волков и др., а также с руническими надписями, являвшимися тамгами рода (знак принадлежности к роду) и игравшими роль оберегов. Болгары придерживались т. н. тангризма - веровали в верховного бога-воителя Тенгри, к-рого отождествляли с небом. Часто встречающееся изображение всадника-воина (иногда - верхом на грифоне) связано с культом Тенгри (Там же. С. 67-88). В факте особенной популярности поклонения всаднику на Балканах ряд исследователей видит проявление своеобразного синкретизма язычества протоболгар и традиц. религ. представлений фракийцев, для к-рых почитание всадника также было характерно (наиболее известно наскальное изображение всадника в Мадаре, в окрестностях Шумена). Местом поклонения верховному божеству являлись специально выстроенные святилища, где совершались жертвоприношения. По-видимому, такие капища появляются именно после поселения протоболгар на землях Фракии и Македонии; возможно, до этого обряды и жертвоприношения совершались под открытым небом. В окрестностях Плиски сохранились т. н. девташлары - группы каменных блоков, нек-рые из них расположены в виде четырехугольника с гранями, сориентированными по сторонам света; их предназначение неизвестно. В VIII в. в Мадарских скалах сложилось центральное языческое святилище булгар: под большой скалой Даулташ (камень-барабан) сохранились развалины огромного архитектурного комплекса, ядром к-рого являлся языческий храм, выстроенный, по всей видимости, на месте древнего открытого капища. Позднее на его основании была построена христ. церковь. Новые крупные постройки появились в Мадаре в нач. IX в., по-видимому после побед хана Крума. В сев. части комплекса был возведен небольшой дворцовый ансамбль - ханская резиденция (план здания повторяет устройство дворца в Плиске). В Мадаре могли совершаться магические обряды. Имя Тенгри сохранилось в надписи на обнаруженной здесь же колонне, относящейся ко времени правления хана Омуртага в 1-й пол. IX в.

Хан Омуртаг принимает визант. послов. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 35)
Хан Омуртаг принимает визант. послов. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 35)

Хан Омуртаг принимает визант. послов. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 35)

Сложившуюся в рамках славяно-булгарского гос-ва религ. ситуацию можно охарактеризовать как дуалистическую: обе ветви язычества - слав. и болг. - сосуществовали достаточно мирно. Можно считать, что язычество булгар в какой-то мере выполняло функции гос. религии, поскольку правящие династии были исключительно тюрк. происхождения. О мн. языческих обычаях этого народа известно из «Ответов папы Николая I на вопросы болгар», посланных св. кн. Борису Михаилу в 866 г. Крум, предпринимавший реформы в разных областях гос. жизни, пытался затронуть ими и сферу религии. Об этом свидетельствует стремление хана привлечь слав. вождей к исполнению тюрк. ритуала - питья на пиру из чаши, изготовленной из черепа имп. Никифора I.

Руины Большого дворца хана Крума в Плиске. IX в.
Руины Большого дворца хана Крума в Плиске. IX в.

Руины Большого дворца хана Крума в Плиске. IX в.

Относительно периода с 680 г. (момента создания Болгарского гос-ва) до нач. IХ в. нет данных о преследовании христиан. Хан Омуртаг, начавший политику гонений, усматривал в христианах потенциальных врагов - возможных приверженцев Византийской империи. В результате войн, к-рые вел его отец Крум, в Б. оказалось множество пленных византийцев. Среди них был некто Кинам (или Кинамон), приобщивший к христ. вере старшего сына Омуртага Енравоту-Воина. За симпатии к христианам хан лишил сына престола как отступника от веры предков. По приказу Маламира (831-836), вступившего на престол после смерти Омуртага, св. Воин был усечен мечом. Перемены наступили в правление хана Пресиана (836-852), сына Звиницы, среднего брата Енравоты и Маламира. Пресиану удалось присоединить к Б. обширные районы в Ср. и Юж. Македонии со слав. населением, уже испытавшим к тому времени сильное влияние визант. цивилизации. Возможно, присоединение территорий, большинство жителей к-рых уже были христианами, во многом обусловило прекращение антихрист. политики. Во всяком случае с этого времени сведений о преследовании христиан нет.

Принятие христианства. 1-е Болгарское царство в кон. IX - нач. XI в.

Хану Круму подносят чашу, изготовленную из черепа имп. Никифора I. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 145)
Хану Круму подносят чашу, изготовленную из черепа имп. Никифора I. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 145)

Хану Круму подносят чашу, изготовленную из черепа имп. Никифора I. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 145)
Наследником хана Пресиана стал св. кн. Борис Михаил - креститель Б., вступивший на престол в 852 г. Начало его правления ознаменовалось неудачной войной с Германским (Восточнофранкским) королевством (853). С Византией в 856 г. был заключен мир. В 863 г. кн. Борис на стороне кор. Людовика Немецкого принял участие в войне с союзным Византии Великоморавским княжеством, а также пообещал принять христианство от Зап. Церкви. В 864 г. под военным давлением визант. войск кн. Борис заключил с империей мир и обязался имп. Михаилу III принять крещение. Сам князь и его ближайшее окружение крестились ок. 865 г. (наиболее принятая дата), затем началось крещение всей страны. Однако принятие христианства привело к усилению оппозиции князю. В марте 866 г. ему пришлось подавлять мятеж знати 10 комитатов Б., т. е. большей части областей страны, целью к-рого было свержение Бориса и возвращение Б. к «религии предков». Тем не менее восстание было подавлено, его предводители из числа болг. знати казнены, и положение христ. миссии в Б. упрочилось.

Христианизация Б. давала Византии повод к тому, чтобы считать правителей Б. подчиненными верховной власти императора. В связи с этим наряду с поддержкой христ. миссии внутри страны в области внешней политики главной задачей кн. Бориса стало стремление утвердить автокефалию Болгарской Церкви, что могло бы лишить Византию больших возможностей для влияния в Б. Для достижения этой цели в ходе церковных переговоров в 866-870 гг. князю приходилось лавировать между церковными властями К-поля (свт. Фотий) и Рима (папы Николай I и Адриан II), дипломатическим путем добиваясь все больших уступок от обеих сторон (см. ст. Болгарская Православная Церковь). В 886 г. в Б. прибыли изгнанные из Вел. Моравии ученики святых Константина (Кирилла) и Мефодия: Наум, Горазд, Ангеларий и Климент (буд. архиеп. Охридский), к-рые были с почетом приняты в Плиске кн. Борисом. Их деятельность оказала огромное влияние на дальнейшее развитие болг. культуры, способствовало распространению богослужения на слав. языке, развертыванию активной книжной деятельности.

Хан Омуртаг. IX в. Золотой медальон (филиал Нац. археологического музея в Вел. Тырнове)
Хан Омуртаг. IX в. Золотой медальон (филиал Нац. археологического музея в Вел. Тырнове)

Хан Омуртаг. IX в. Золотой медальон (филиал Нац. археологического музея в Вел. Тырнове)

В 889 г. кн. Борис отрекся от престола и принял монашество. Власть в Б. перешла к его старшему сыну Владимиру-Расате (889-893), к-рый вскоре начал проводить антивизант. политику, заключив в 892 г. договор с восточнофранк. кор. Арнульфом. В 893 г. Владимир предпринял попытку возвращения к языческому культу, сопровождавшуюся гонениями на христиан и разорением церквей. Кн. Борису пришлось временно покинуть стены мон-ря и созвать народный Собор, на к-ром была восстановлена христ. вера, а Владимир был низложен и на болг. престол был возведен 3-й сын Бориса Симеон. Столицей Б. вместо Плиски стал г. Преслав.

Заботы о Церкви и христ. культуре стали важнейшей частью деятельности нового болг. князя, к-рый в юности готовился к духовному поприщу и ок. 10 лет прожил в К-поле, обучаясь в имп. ун-те в Магнаврском дворце. Годы правления Симеона считаются «золотым веком» болг. культуры, в первую очередь книжности. При покровительстве Симеона ученики святых Кирилла и Мефодия создали в Б. корпус христ. лит-ры на слав. языке. В гос. администрации и богослужебной практике греч. язык уступил место слав. Была развернута широкая строительная деятельность (особенно в новой столице Преславе), основано неск. мон-рей (в т. ч. в пригороде Преслава Патлейне). В эти годы происходил возврат Б. к политике широкой экспансии на Балканах. В 894 г. в ответ на отмену визант. правительством торговых льгот болг. купцам Симеон начал войну против Византии. Военные действия шли с переменным успехом до 896 г., когда болгарам удалось разбить визант. армию под Булгарофигом и расширить территорию страны. После попытки Симеона захватить Фессалонику (904) был подписан мирный договор. Однако через неск. лет война возобновилась. В 913 г. в К-поле было достигнуто соглашение, согласно к-рому Византия признала за Симеоном титул василевса (императора, царя) болгар; предусматривалось также заключение брака малолетнего Константина VII Багрянородного с одной из дочерей болг. царя. Однако вскоре вернувшаяся из ссылки мать Константина VII Зоя объявила договор 913 г. недействительным, и Симеон вновь направил армию против Византии. В 917 г. визант. войска потерпели поражение на р. Ахелой; болг. войско вторглось в Грецию и захватило Фивы. По-видимому, уже в нач. 20-х гг. X в. Симеон объявил себя «императором болгар и ромеев». В 924 г. он присоединил к своему гос-ву Сербию. Однако, несмотря на существенное расширение территории страны, войны царя Симеона привели к огромным материальным затратам и вызвали массовое бегство населения из юж. районов Б. на территорию Византии. В мае 927 г. царь Симеон скоропостижно скончался, не перенеся известия о сокрушительном поражении, нанесенном болг. войску хорватами.

Наказание христ. проповедников по приказу хана Омуртага. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 32)
Наказание христ. проповедников по приказу хана Омуртага. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 32)

Наказание христ. проповедников по приказу хана Омуртага. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 32)

Наследовавший престол царь Петр (927-969) попытался продолжить военные действия против Византии, но вскоре отвел войска и осенью 927 г. прибыл в К-поль для ведения переговоров о мире. Во Влахернском дворце был подписан мирный договор на 30 лет, скрепленный браком Петра с Марией (Ириной), внучкой визант. имп. Романа I Лакапина, соправителя и тестя Константина VII. Б. утрачивала приобретенные ею в результате войн Симеона земли во Фракии, однако за Петром был официально признан титул царя болгар, а Болгарская Церковь была возведена в ранг Патриархата. На протяжении всего правления царя Петра Б. сохраняла мирные отношения с Византией. В то же время внутри страны развернулась борьба за трон. Первоначально аристократическая оппозиция организовала заговор с целью свержения Петра и возведения на престол 3-го сына Симеона - Иоанна; заговор был раскрыт, Иоанн отправлен в К-поль. В 930 г. поднял мятеж отстраненный Симеоном от наследования и постриженный в монахи старший брат Петра Михаил, однако он внезапно умер. Плененный царем Симеоном серб. кн. Часлав бежал и, вернувшись в Сербию, объявил ее независимой от Б. Разоряли и ослабляли страну систематические набеги венгров и нападения печенегов. 30-летний мирный договор 927 г. с Византией был обновлен в 963 г.; как гарантия соблюдения его условий в К-поль в качестве заложников были отправлены сыновья царя Петра - Борис и Роман.

Политики в К-поле восприняли примирение как слабость Б. и попытались этим воспользоваться для ее подчинения. В 60-х гг. X в. визант. имп. Никифор II Фока решил использовать против болгар дружины киевского кн. Святослава Игоревича, к к-рому отправил посольство. В 968 г. Святослав разбил армию царя Петра и занял ряд городов и крепостей по Дунаю, в т. ч. Дристру. Успехи рус. князя насторожили византийцев, и Никифор II предложил болгарам союз против русов. В 969 г. царь Петр оставил престол и принял монашество. Его преемником стал Борис II (969-972), искавший защиты от войск Святослава у Византии. Осенью 969 г. киевский князь захватил столичный Преслав и оставил там гарнизон; царское семейство попало в почетный плен: Борис II сохранил царские регалии, его казна оставалась нетронутой. Новый визант. имп. Иоанн I Цимисхий в 970 г. организовал поход в Б. против Святослава, штурмом взял Преслав (переименованный в Иоаннополь) и захватил болг. казну. В 971 г. после осады рус. войска в Дристре между Цимисхием и Святославом был заключен мирный договор; киевский князь ушел из Б. и вскоре погиб в бою с печенегами у днепровских порогов. Иоанн Цимисхий включил сев.-вост. и юж. земли Б. в состав империи. Семья болг. царя была отправлена в К-поль, где во время имп. триумфа Борис II был лишен царских регалий и стал визант. сановником.

Печать царя Симеона. 893–927 гг. (СНАМ)
Печать царя Симеона. 893–927 гг. (СНАМ)

Печать царя Симеона. 893–927 гг. (СНАМ)

Временное возрождение болг. государственности произошло в Зап. Б., где после восстания во главе с 4 «комитопулами» (сыновьями комита Николая) - Давидом, Моисеем, Аароном и Самуилом - сложилось Зап. Болгарское гос-во. После смерти Иоанна Цимисхия (976) братья перешли к активным действиям против византийцев, изгнав их из сев.-вост. болг. земель. Столицей восстановленного Болгарского гос-ва (вместо разрушенного Цимисхием Преслава) стал Охрид. В 976 г. погибли двое братьев-комитопулов (Давид и Моисей); 3-й брат, Аарон, попытался вступить в сепаратные переговоры с визант. имп. Василием II, за что был убит болг. воинами во главе с Самуилом. Для нейтрализации действий Самуила Василий II решил освободить из плена царя Бориса II и его брата - св. Романа. Однако на границе облаченный в визант. одежды Борис был по ошибке убит болг. лучником. Роман же, хотя и был с почетом принят в Б. как законный глава гос-ва, фактически передал власть в руки Самуила, посвятив себя Церкви (он основал мон-рь во имя св. Георгия в окрестностях Скопье). В 986 г. Василий II во главе большой армии отправился в Б. После неудачной осады Сердики возвращавшееся назад визант. войско попало в засаду, организованную болгарами в узком Ихтиманском ущелье, и было разгромлено, а сам император едва спасся бегством. Во время этого похода в визант. плен попал кн. Роман. После его смерти в заточении (997) Самуил был официально провозглашен царем Б. Военные действия с переменным успехом продолжались до 24 июля 1014 г., когда болг. войско попало в окружение у горы Беласица (к зап. от совр. г. Мелник) и было почти полностью уничтожено. Василий II, получивший прозвание Болгаробойца, приказал ослепить 14 тыс. пленных болг. воинов. По словам хрониста Иоанна Скилицы, Самуил умер от сердечного приступа при виде своих искалеченных воинов. Наследовавший престол его старший сын Гавриил Радомир, возглавивший сопротивление болгар, через год был убит своим двоюродным братом Иоанном Владиславом, сыном Аарона. В февр. 1018 г. последний западноболг. царь погиб при осаде Диррахия, после чего сопротивление византийцам фактически прекратилось. Царица Мария, вдова Иоанна Владислава, уведомила имп. Василия II о передаче ему Болгарского царства. Император с триумфом занял Охрид. Большая часть болг. вельмож была зачислена на имп. службу, получив титулы, должности и земельные пожалования.

Болгарские земли под властью Византийской империи (1018-1186)

Победа царя Симеона над визант. армией во Фракии. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2 Fol. 122)
Победа царя Симеона над визант. армией во Фракии. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2 Fol. 122)

Победа царя Симеона над визант. армией во Фракии. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2 Fol. 122)
После завоеваний имп. Василия II земли 1-го Болгарского царства стали визант. провинциями. На его бывш. территории были созданы фемы Парадунавон (Паристрион) с центром в Дристре, Болгария (Вулгария, юго-зап. области с центром в Скопье) и Сирмий (в основном серб. земли к зап. от Балканских гор). Вместо упраздненного Болгарского Патриархата была учреждена автокефальная Охридская архиепископия. Со временем началась постепенная замена болгар на высших церковных постах выходцами из др. областей Византии - в основном греками. С момента визант. завоевания болг. земли были вовлечены в сферу воздействия экономической системы более высокого уровня, что способствовало развитию различных форм феодального землевладения, ремесла и торговли. С др. стороны, визант. владычество привело к упадку собственно болг. культуры, лишившейся покровительства гос. власти. Визант. администрация использовала в болг. землях в качестве офиц. греч. язык. Слав. рукописи продолжали создаваться, однако общий уровень болг. книжности значительно снизился; увеличилось количество апокрифической лит-ры. На протяжении всего периода визант. правления болг. народ сохранял национальное самосознание, что нашло отражение в лит. памятниках этого периода (краткое Житие св. Кирилла, болг. апокрифическая летопись). Эпоха правления христ. болг. царей Симеона и Петра в восприятии болгар стала временем благоденствия, святые Кирилл и Мефодий объявлялись болгарами по происхождению; утверждалось, что св. Димитрий Солунский оставил Фессалонику и «перешел к болгарам», чтобы помочь им освободиться от визант. власти. Неоднократно на территории бывш. Болгарского царства вспыхивали восстания против визант. власти, причем во главе большинства этих выступлений стояли родственники правящей династии 1-го Болгарского царства и представители высшей болг. аристократии либо самозванцы, выдававшие себя за таковых. Наиболее крупным выступлением такого рода стало восстание 1040-1041 гг. под рук. Петра Деляна, к-рый был (или называл себя) сыном царя Гавриила Радомира. Восставшие создали собственную администрацию, пытаясь возродить традиции болг. государственности. В 1072-1073 гг. в болг. землях развернулось восстание, руководителями к-рого были потомок болг. кавханов Георгий Войтех из Скопье и сын главы серб. княжества Зеты Константин Бодин, к-рого восставшие провозгласили царем под именем Петр.

2-е Болгарское царство (1186-1396)

Печать царя Петра. Сер. Х в. (СНАМ)
Печать царя Петра. Сер. Х в. (СНАМ)

Печать царя Петра. Сер. Х в. (СНАМ)
Крупное восстание болгар, приведшее к восстановлению болг. государственности, произошло в 1185-1187 гг., в период, когда в результате ослабления центральной власти Византийская империя рассыпáлась под воздействием сепаратистских движений. Во главе восстания стояли представители знатного болярского рода Асеней - братья Феодор и Асень (Белгун), ставшие основателями 2-го Болгарского царства. Поводом к выступлению послужил отказ визант. имп. Исаака II Ангела предоставить братьям прониарные владения (права феодальной собственности на земельные угодья) на Балканах, а также введение чрезвычайного налога по случаю женитьбы императора. Центром восстания стал г. Тырнов (по-видимому, родовое владение Асеней), где в 1185-1186 гг. была возведена ц. св. Димитрия Солунского, считавшегося покровителем болгар. Восстание охватило всю сев.-вост. часть Б. В 1186 г. в новой болг. столице Тырнове был рукоположен архиеп. Василий, венчавший старшего из братьев Феодора на царство с именем Петр. Болг. войску, руководимому Асенем I, к-рый в 1187 г. также принял царский титул и совместно с братом управлял гос-вом, удалось отразить неск. визант. походов. В 1196 г. в результате заговора болярина Иванко Асень I был убит, а еще через год погиб и Петр; трон перешел к их младшему брату Иоанну (Иванице), известному больше как царь Калоян. В условиях продолжавшегося противостояния с Византией Калояну удалось найти поддержку в Зап. Европе в лице папы Римского Иннокентия III, а затем и участников 4-го крестового похода, направленного против Византии. Для этого Калоян повел сложную дипломатическую игру. Вступив в переписку с папой, он добился в обмен на признание со стороны болгар папского примата восстановления в Б. Патриаршества. Тырновский Патриарх Василий был признан примасом Б., а сам Калоян получил от папы королевский титул (по-славянски переводившийся как «царский»), что стало знаком признания независимой Б. в международной политике.

13 апр. 1204 г. участники 4-го крестового похода овладели К-полем; на месте распавшейся Византийской империи появились неск. гос-в Латинской Романии (Латинская империя и др.), а также ряд греч. владений (Никейская империя и др.). Эти события крайне осложнили ситуацию на Балканах, тем более что «латиняне» претендовали на все наследство Византии, в т. ч. и на земли Б. В ходе начавшейся войны между болгарами и крестоносцами в битве под Адрианополем 14 апр. 1205 г. армия Калояна с помощью половецкой конницы нанесла сокрушительное поражение крестоносцам; был взят в плен и вскоре умер первый имп. Латинской империи Балдуин I. С этого момента болгары оказались втянуты в длительную борьбу за гегемонию на Балканах, продолжавшуюся в течение всего XIII в. между Латинской и Никейской империями, Эпирским деспотатом, Сербским королевством, лат. владениями в Греции. Все они, включая Б., были раздроблены и могли лишь время от времени претендовать на ведущую роль в регионе, ведя сложную политическую игру со сменой союзов и враждебных коалиций. При Калояне болгары быстро расширили свои владения на юг почти до побережья Эгейского м. Однако эти успехи были крайне непрочны. Осенью 1207 г. Калоян погиб при осаде Фессалоники, что вскоре привело к потере приобретенных им земель.

Эпизоды войны в Болгарии киевского кн. Святослава и визант. имп. Иоанна I Цимисхия. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 178v)
Эпизоды войны в Болгарии киевского кн. Святослава и визант. имп. Иоанна I Цимисхия. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 178v)

Эпизоды войны в Болгарии киевского кн. Святослава и визант. имп. Иоанна I Цимисхия. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2. Fol. 178v)

К власти пришел племянник первых Асеней Борил (1207-1218), при к-ром в Тырнове состоялся Собор, осудивший богомильство (1211). При Иоанне II Асене (1218-1241) была возвращена зап. часть Фракии с Филиппополем, 9 марта 1230 г. в битве под Клокотницей болг. войско разгромило армию эпирского правителя Феодора Комнина, после чего болгары завладели Зап. Фракией, Македонией, частью побережья Адриатического м., землями в Фессалии и Эпире. Эти победы дали возможность Иоанну II Асеню принять титул «царя болгар и ромеев»; в то же время он разорвал унию с Римом и вступил в союз с Никейским имп. Иоанном III Дукой Ватацем. На Соборе в Лампсаке под председательством пребывавшего в Никее К-польского Патриарха Германа II был признан Болгарский (Тырновский) Патриархат (1235). В правление Иоанна II Асеня, одного из наиболее ярких деятелей болг. истории, 2-е Болгарское царство достигло наибольших успехов. Расширение границ Болгарского царства после битвы при Клокотнице происходило почти бескровно. Политика царя в отношении населения подвластных территорий, резко отличавшаяся от репрессивных мер крестоносцев и Феодора Комнина, обеспечила лояльность не только болгар, но и многочисленных греч. подданных его державы. Сохранялись мирные отношения с Сербией. Болг. государь, восстановивший в Б. Православие, поддерживал мон-ри и храмы, особенно богато одарив мон-рь Зограф на Св. горе Афон.

Победа имп. Василия II Болгаробойцы над царем Самуилом. Смерть царя Самуила. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2)
Победа имп. Василия II Болгаробойцы над царем Самуилом. Смерть царя Самуила. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2)

Победа имп. Василия II Болгаробойцы над царем Самуилом. Смерть царя Самуила. Миниатюры из Хроники Константина Манасси. 1344–1345 гг. (Vat. slav. 2)

В 1237 г. Иоанн II Асень внезапно разорвал союз с Иоанном III Ватацем и заключил союз с Латинской империей, надеясь добиться регентства при малолетнем имп. Балдуине II. Однако, когда союзники двинулись против Никеи, царь получил известие о том, что в Тырнове от чумы скончались его жена, сын и Патриарх Иоаким I. Сочтя это проявлением гнева Божия, Иоанн II Асень возобновил договор с правосл. Никейской империей.

После смерти Иоанна II Асеня роль Б. на Балканах вновь значительно снизилась. Страна более чем на полстолетия стала ареной гражданских войн и междоусобиц; за это время (до воцарения Иоанна Александра) на тырновском престоле сменилось 8 правителей. В борьбу за власть активно вмешивались Латинская империя (до 1261), Никейская (с 1261 - восстановленная Византийская) империя, Венгрия, монголо-татары, близкие и дальние родственники правящей династии. Все больше усиливались проявления сепаратизма в окраинных районах страны, где знать нередко обнаруживала стремление перейти под власть соседних гос-в. В правление Константина Тиха Асеня (1257-1277) встал вопрос о распространении на Б. Лионской унии 1274 г., заключенной визант. имп. Михаилом VIII Палеологом и предусматривавшей подчинение Риму не только Византийской, но также Болгарской и Сербской Церквей. Однако царь и большая часть политической элиты Б. выступили против унии, установив контакты с Патриархом Иерусалимским и противниками унии в К-поле.

Восставшие болгары провозглашают Петра Деляна своим царем. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2)
Восставшие болгары провозглашают Петра Деляна своим царем. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2)

Восставшие болгары провозглашают Петра Деляна своим царем. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2)

Летом 1277 г. в Добрудже вспыхнуло одно из самых крупных выступлений болг. крестьян - восстание во главе с пастухом Ивайло, вскоре охватившее почти всю территорию Б. После гибели Константина Тиха Ивайло взял Тырнов, женился на вдове Константина Марии (сестре имп. Михаила VIII) и короновался как болг. царь. Положение осложнялось вторжением монголо-татар. отрядов и армии визант. императора, выдвинувшего своего ставленника на болг. престол - Иоанна III Асеня; Ивайло был убит, и восстание подавлено (1279). Однако вскоре Иоанн III бежал в К-поль, а болг. царем стал представитель тырновского болярства Георгий I Тертер (1280-1292).

Династические распри продолжались до восшествия на престол Иоанна Александра (1331-1371), сумевшего стабилизировать ситуацию в Б. Осенью 1331 г. в результате похода на Адрианополь ему удалось почти бескровно вернуть захваченные византийцами приморские города Месемврию, Анхиал и Диамполь; летом 1332 г. визант. армия была разгромлена болгарами при Русокастро (близ совр. Бургаса). В 1364 г. произошел последний военный конфликт между Б. и Византией: войска империи попытались отнять у Б. Анхиал и Месемврию, но были разбиты с помощью наемных тур. отрядов. Выдав свою сестру за серб. кор. Стефана Душана, болг. царь мирным путем урегулировал отношения с Сербией - одним из сильнейших на тот момент Балканских гос-в.

Печать царя Калояна. 1197–1207 гг. (СНАМ)
Печать царя Калояна. 1197–1207 гг. (СНАМ)

Печать царя Калояна. 1197–1207 гг. (СНАМ)

С сер. 40-х гг. XIV в. начинается закат 2-го Болгарского царства, вызванный усилением общей для всех балканских христ. народов внешней опасности: в 1346, 1347 и 1349 гг. турки совершают первые набеги на подвластную болг. царю территорию, а с 1352 г. их нападения становятся регулярными. Тем не менее при Иоанне Александре Б. испытала небывалый подъем в области духовной жизни, лит-ры и искусства. Время его правления сравнивают с эпохой царя Симеона, называя его «вторым золотым веком» болг. культуры. К периоду правления этого царя относятся 2 Собора в Тырнове, анафематствовавшие богомилов (в 1350 или 1351) и «иудействующих» (ок. 1360). Иоанн Александр оказывал покровительство мон-рям и подвижникам, в т. ч. прп. Григорию Синаиту, возродившему аскетическо-созерцательную практику древних пустынников и основавшему ок. 1335 г. обитель в Парории (на границе Б. и Византии). По просьбе прп. Григория Иоанн Александр заново отстроил мон-рь, пожертвовав на содержание братии крупные земельные угодья. Одним из ближайших советников болг. царя стал ученик прп. Григория Синаита св. Феодосий Тырновский, основавший во владениях Иоанна Александра Килифаревский мон-рь.

Болгария в IX-XIV вв.
Болгария в IX-XIV вв.

Болгария в IX-XIV вв.

В сер. XIV в. Иоанн Александр разделил Болгарское гос-во на 2 удела: Тырновский, к-рым царь управлял совместно с сыном Иоанном Шишманом, и Видинский, к-рый получил старший сын и соправитель царя Иоанн Срацимир. Приблизительно тогда же от Б. отделилась значительная территория в Добрудже, где сложилось независимое княжество, возглавляемое деспотом Баликом, а затем его сыном Добротицей. Последний правитель 2-го Болгарского царства Иоанн Шишман (1371-1393) был вынужден признать сюзеренитет тур. султана Мурада I. Летом 1393 г. огромная армия султана Баязида I вторглась в Б. и после продолжительной осады овладела Тырновом. Руководивший обороной Патриарх свт. Евфимий Тырновский был отправлен в заточение; часть столичного населения была насильственно обращена в ислам. В том же году турки взяли Никополь, где был схвачен и вскоре казнен царь Иоанн Шишман. Княжество в Добрудже также утратило свою независимость. Последним пало Видинское царство, просуществовавшее дольше др. благодаря политике Иоанна Срацимира: он признал вассальную зависимость от султана и принял у себя тур. гарнизон. Однако, когда в его владениях появилась армия крестоносцев во главе с венг. кор. Сигизмундом, Иоанн Срацимир изгнал турок; вскоре после поражения крестоносцев под Никополем (25 сент. 1396) Видин был взят турками, а Иоанн Срацимир выслан в М. Азию.

Под властью Османской империи (1396-1878)

Золотая монета царя Иоанна II Асеня. 1218–1241 гг. (СНАМ)
Золотая монета царя Иоанна II Асеня. 1218–1241 гг. (СНАМ)

Золотая монета царя Иоанна II Асеня. 1218–1241 гг. (СНАМ)
Последствия османского завоевания для Б. были крайне тяжелыми: погибли сотни тысяч людей, опустели обширные территории, разрушена значительная часть городов, множество мон-рей и храмов, часть их была обращена в мечети. Из городов на северо-востоке Б. жители были либо переселены, либо бежали в горные районы, где создавали новые поселения (напр., Габрово). На завоеванных территориях вводилось правление османской администрации. Основной поток тур. колонизации направлялся в города: здесь обосновывались османские власти и мусульм. духовенство, к-рому было передано имущество христ. церквей и мон-рей, здесь же размещались военные гарнизоны.

До сер. XV в. Османское гос-во состояло из 2 бейлербейств (провинций): Анадолу (Анатолия, в М. Азии) и Румели (Румелия, на Балканах). Центральным городом Румелийского бейлербейства, значительную часть к-рого составили болг. земли, вначале был Эдирне (Адрианополь), а с XVI в.- София. Во 2-й пол. XV в. бейлербейство было разделено на санджаки; болг. земли входили в состав Никопольского, Видинского и Силистринского санджаков, а также менее крупных - Кюстендилского, Софийского, Охридского, Чирменского (Пиринские горы и территория к востоку от них до р. Арда) и санджака Паша, протянувшегося от Эдирне по Зап. Фракии через города Элхово и Филиппополь (Пловдив) до долины р. Вардар. Т. о., под властью Османской империи Б. оказалась территориально раздроблена.

Население гос-ва было разделено на 2 разряда: аскеры - воины и чиновники и райя - податное сословие. Христиане составляли неполноправную часть райятов; за пользование землей они платили особый дополнительный налог - джизью, им запрещалось ношение оружия и определенных видов одежды, верховая езда и проч. Христиане не могли свидетельствовать против мусульман в суде и были обязаны оказывать знаки покорности любому мусульманину по первому его требованию. Практически любое нарушение этих норм могло быть представлено как оскорбление ислама, каравшееся смертной казнью. Особенно тяжелой была «подать кровью» (девширме) - юношей из христ. семей забирали для последующего обращения в ислам и зачисления в отборное войско - корпус янычар. Чтобы избежать этой участи, мн. болгары были вынуждены скрываться от тур. администрации вдали от родных мест.

Все подданные Османской империи были объединены в рамках неск. религ. общин (миллетов). Правосл. христиане составили т. н. рум-миллет, главой и представителем к-рого перед султаном являлся К-польский Патриарх. Правовое положение населения Османской империи независимо от его религ. принадлежности определялось законами шариата. Кадии (судьи) с XVI в. были поставлены во главе мелких адм. единиц - каз или кадилуков, включавших город и его округу. В болг. землях большую роль в местном управлении стали играть сельские общины, поставленные под контроль тур. администрации. Их главы (кметы, кехаи, чорбаджии, кнезы) участвовали в сборе налогов и решали правовые вопросы в среде болгар-христиан. Особенное значение болг. общины приобрели в XVII в.; во многом благодаря им были сохранены болг. национальные традиции, в т. ч. в области церковной жизни и богослужения. Община устраивала празднование дней особо почитаемых святых, наблюдала за состоянием духовной жизни и соблюдением норм христ. морали. Свою деятельность сельские общины согласовывали с настоятелями приходских храмов; местное духовенство (а в более поздний период и учителя килийных школ) получали жалование от общин. Фактически общины являлись единственным собственно болг. общественным институтом в Османском гос-ве. Со временем сельские общины оказались способными во мн. случаях защищать обвиненных или осужденных тур. властями односельчан.

Царь Иоанн Александр с царицей Феодорой и сыновьями Иоанном Шишманом и Иоанном Асенем. Миниатюра из Четвероевангелия. 1356 г. (Add. MS. 39627. Fol. 3)
Царь Иоанн Александр с царицей Феодорой и сыновьями Иоанном Шишманом и Иоанном Асенем. Миниатюра из Четвероевангелия. 1356 г. (Add. MS. 39627. Fol. 3)

Царь Иоанн Александр с царицей Феодорой и сыновьями Иоанном Шишманом и Иоанном Асенем. Миниатюра из Четвероевангелия. 1356 г. (Add. MS. 39627. Fol. 3)

С кон. XVII в. значительную силу в местном управлении представляли собой аяны - крупные землевладельцы. Упадок провинциальной администрации способствовал росту произвола аянов и местных чиновников, бесчинствам разбойничьих отрядов, в к-рые нередко объединялись обедневшие турки. Нестабильность ситуации вынуждала часть болг. населения перебираться в др. районы гос-ва, нередко в Стамбул, где сформировалась значительная болг. община. Множество крестьян, гл. обр. из Сев.-Вост. Б., переселялись в соседние страны, в основном в Дунайские княжества, а позднее и в Россию. Особенно масштабным этот процесс становится в период русско-тур. войн 2-й пол. XVIII - нач. XIX в. Из Османского гос-ва выехала значительная часть болг. купцов, колонии к-рых имелись в Москве, Одессе, Вене, Бухаресте и др. городах Европы.

В рамках религ. исламского гос-ва, каким была Османская империя, были неизбежны столкновения групп населения на религ. почве и определенное стремление властей к исламизации Балкан, в т. ч. и Б. Периодически осуществлялись гонения на христиан; в большинстве случаев они возникали на бытовом уровне, а также в качестве карательной меры при подавлении антитур. восстаний. Случаи насильственного обращения в мусульманство происходили гл. обр. в наименее стабильных районах - в сев.-вост. Б., Родопах, в окрестностях Пловдива и в Македонии. Принявших ислам, но сохранивших родной язык болгар называли «помаками». В основном исламизация осуществлялась мирным путем: изменение вероисповедания открывало возможность повышения социального статуса, получения преимуществ, предоставляемых подданным-мусульманам по сравнению с христианами. В первые полстолетия османской власти ислам приняли нек-рые представители болг. аристократии (большая часть к-рой, впрочем, погибла в процессе завоевания и при попытках восстановления независимости Б. в XV в.). Тем не менее массовым явлением исламизация болгар не стала.

Одним из наиболее негативных последствий установления иноверческой власти стал постепенный упадок болг. правосл. культуры. В мон-рях и приходах по возможности сохранялись рукописи, иконы и др. святыни и ценности времен Болгарского царства, однако творческий потенциал общества и Церкви был серьезно подорван: образованные болгары (гл. обр. духовные лица), как правило, уезжали в соседние христ. страны (напр., Константин Костенечский, Киприан, Григорий Цамблак).

В 1404 г., воспользовавшись междоусобицей, наступившей в Османском гос-ве после поражения cултана Баязида I в сражении при Анкаре (Ангоре) от армии эмира Тимура (1402), в обл. Видина вторглись войска коалиции европ. гос-в во главе с венг. кор. Сигизмундом Люксембургом. В этом войске находился и сын последнего Видинского царя Иоанна Срацимира Константин; в 1408 г. он вместе с Фружином, сыном последнего тырновского царя Иоанна Шишмана, поднял восстание в Сев.-Вост. Б. Однако в нач. 20-х гг. XV в. туркам удалось восстановить свою власть над Б. Борьба болг. народа активизировалась всякий раз, когда соседние европ. гос-ва (Венгрия, Польша, а позднее - империя Габсбургов) начинали против нее военные действия. В 1443-1444 гг. болгары участвовали в антитур. крестовых походах, возглавляемых кор. Польши и Венгрии Владиславом III, союзниками к-рого были серб. деспот Георгий Бранкович и венг. воевода Янош Хуньяди. Поражение крестоносцев под Варной и гибель кор. Владислава решили исход борьбы за Балканский п-ов. На протяжении последующих веков на местах постоянно вспыхивали стихийные бунты; нередко крестьяне отказывались от уплаты налогов, расправлялись со сборщиками податей и др. представителями османской администрации. Со 2-й пол. XVI в. особый размах приобрело гайдуцкое движение: в лесных и горных районах формировались партизанские отряды (четы), к-рые наносили захватчикам удары на дорогах, в горных проходах, на перевалах, а иногда совершали нападения и на отдельные населенные пункты; нек-рые четы возглавляли болг. духовные лица. Иногда гайдуцкие отряды достигали больших размеров и нападали на крупные города. Так, в 1595 г. 2 тыс. гайдуков временно овладели Софией. Особенную угрозу гайдуцкие четы представляли для османских чиновников и торговых караванов, а также для небольших тур. отрядов. Население окрестных сел в большинстве случаев оказывало гайдукам поддержку, снабжая их информацией и укрывая раненых. Карательные экспедиции турок против четников завершались не только многочисленными казнями гайдуков, но также репрессиями и насильственным обращением в ислам местных жителей. Сильнее всего гайдуцкое движение развернулось в горных районах и в Сев.-Зап. Б., откуда четники могли в случае необходимости уходить за Дунай. Болгары видели в гайдуках борцов за свободу, мстителей османским завоевателям; их подвиги воспевались в народных песнях и легендах, персонажами к-рых становились реальные исторические личности - воеводы XVI-XVIII вв. Павел Бакич, Чавдар, Страхил.

С кон. XVI в. крупные антиосманские восстания обычно приурочивались к военным действиям против Османской империи соседних христ. держав. Руководители таких выступлений вели переговоры с австр. и др. европ. дворами. Со своей стороны, австр. правительство и папский престол, начиная подготовку очередного похода за Дунай, посылали на Балканы тайных агентов, призывавших население поддержать действия австр. армии. В болг. землях роль таких агентов обычно исполняли купцы из Дубровника (Далмация), ведшие здесь торговлю и имевшие тесные контакты с горожанами. Однако готовившиеся в Риме и Вене проекты изгнания турок из Европы имели в виду не предоставление независимости балканским народам, а присоединение освобожденных от османской власти земель к своим владениям. Когда в 1593 г. Габсбурги начали войну с Османским гос-вом, во мн. областях Балканского п-ова вспыхнули восстания; в 1594-1595 гг. вассальную зависимость от султана расторгли трансильванский кн. Сигизмунд Баторий, молдав. господарь Аарон и валашский господарь Михай Храбрый, войска к-рого, поддержанные болг. гайдуками, развернули военные действия в сев. Б., напав на дунайские крепости Силистру, Свиштов, Ряхово и др. В Б. возник заговор с целью поднять освободительное восстание. Его организаторы во главе с «первенцем» (влиятельным горожанином) из Никополя Тодором Балиной и Тырновским архиеп. Дионисием (Рали) установили связи с К-польским Патриархом и христ. коалицией. Однако из всех возможных союзников помощь болгарам оказал лишь валашский господарь Михай Храбрый, занявший ряд болг. городов и начавший продвигаться к Софии. Центром восстания 1598 г. стал г. Тырнов - бывш. столица 2-го Болгарского царства, где царем был провозглашен потомок последнего болг. царского рода (возможно, самозванец) Шишман III. Восстание было быстро подавлено, чему способствовало отступление Михая Храброго. Несмотря на поражение, Тырновское восстание 1598 г. имело огромное значение, поскольку стало первым организованным выступлением болгар, к-рое по замыслу его организаторов должно было охватить все болг. земли и привести к восстановлению Болгарского гос-ва.

Одним из наиболее крупных антиосманских восстаний XVII в. в болг. землях стало 2-е Тырновское восстание (1686), вспыхнувшее в период неудачных войн османов с коалицией европ. гос-в - Священной лигой. Усилению освободительного движения способствовали также слухи о готовности России вступить в войну с Турцией. Во главе восстания стояли потомок Иоанна Срацимира Ростислав и племянник Патриарха Московского Иоакима С. В. Дубровский. План восстания был выдан султану, Тырнов разгромлен, большинство руководителей повстанцев убиты. Раненых Ростислава и Дубровского укрыли монахи Рильского мон-ря; позже им обоим удалось бежать в Москву.

На рубеже XVI-XVII вв. при поддержке Австрийской империи на Балканах развернулась активная деятельность католич. миссионеров, гл. обр. францисканцев. К кон. XVI в. католичество приняла часть населения г. Чипровец (ныне с. Чипровци) и его окрестностей, где еще с XIV в. жили переселенцы-рудокопы из Саксонии. Именно туда папой Климентом VIII была отправлена и первая группа францисканцев из Боснии во главе с Петром Солинатом, основавшим в Чипровце и соседнем с. Железна католич. мон-ри. Наибольшего успеха католич. миссионеры достигли при обращении в свою веру потомков болг. богомилов и павликиан, переселенных во Фракию из М. Азии еще в визант. период власти и уже в османское время обосновавшихся в сев. Б. (в окрестностях Свиштова и Никополя), а также в районе Пловдива. Солинат был назначен первым Софийским католич. архиепископом; его преемниками были Илия Маринов и Петр Бакшич Богдан, деятельность к-рых в сер. XVII в. стала наивысшей точкой успехов католиков в Б. Среди болг. католиков были деятели, заботившиеся о просвещении болгар, стремившиеся содействовать освобождению Б. (Маринов, Богдан, Ф. Станиславов, П. Парчевич). Число правосл. болгар, обращенных в католичество, несмотря на все усилия миссионеров, оставалось ничтожным.

В 1688 г., во время австро-тур. войны, в одном из главных католич. центров Б., г. Чипровец, вспыхнуло антиосманское восстание. Начиная с 30-х гг. XVII в. влиятельные жители города неоднократно обращались с просьбами о поддержке возможного выступления к австр. императору, папе, в Польшу и Венецию. Активную деятельность при этом развивали католич. архиеп. Петр Богдан и особенно видный болг. католик Парчевич. Однако австр. войска, несмотря на надежды руководителей движения, не сумели оказать поддержку восставшим, что дало возможность перешедшим на сторону турок венг. отрядам разгромить болгар. Чипровец и окрестные села были разрушены, большинство их защитников погибли. Подавление восстания в Чипровце вызвало самую крупную волну эмиграции болг. католиков в Валахию, Венгрию, Трансильванию и Молдавию. Для оставшихся в Б. был основан в 1758 г. Софийско-Пловдивский апостольский викариат.

Эти события на рубеже XVII-XVIII вв. также обусловили поворот во внешнеполитической ориентации организаторов освободительной борьбы в болг. землях: с этого момента они все чаще начинают возлагать надежды на Россию. Для роста политического влияния России на Балканах показательно, что во время 2-го Тырновского восстания 1686 г. Ростислав вел в Москве переговоры о подчинении правосл. Церкви в регионе Московскому Патриархату. Культурные связи болг. земель с Россией в XVI-XVII вв., поездки представителей болг. духовенства в Россию с целью сбора пожертвований для нужд Болгарской Церкви (в т. ч. и богослужебной лит-ры) способствовали сохранению болг. письменности и богослужения на слав. языке.

В сер. XVIII в. начинается новый этап национально-освободительного движения болг. народа. Оформляется движение «болгарского национального возрождения». Особое впечатление произвела на современников книга прп. Паисия Хиландарского «История славяно-болгарская» (1762), дата создания к-рой считается началом национального возрождения болг. народа. Основной целью сочинения Паисия было осмысление прошлого своей страны с тем, чтобы направить болг. народ к борьбе за свою политическую независимость. Паисий осуждал тех болгар, к-рые, желая казаться образованными и культурными, пренебрегали своим происхождением и объявляли себя эллинами. Он считал, что для пробуждения народа необходимы создание национального языка, чувство своей земли и знание своего исторического прошлого. Подчеркивая контраст между прошлым Б. и рабским ее положением в настоящем, Паисий побуждал своих соотечественников к активным действиям. Написав «Историю», Паисий Хиландарский занялся ее распространением в болг. землях; книга передавалась из рук в руки, переписывалась болг. патриотами, с восторгом воспринявшими ее идеи. В наст. время известно более 50 списков и более 20 переработок этого сочинения. Первым переписчиком «Истории славяно-болгарской» и первым последователем прп. Паисия стал свящ. Стойко Владиславов (буд. еп. Врачанский Софроний). Ему же принадлежит авторство 1-й болг. печатной книги - сборника воскресных поучений «Кириакодромион, сиречь Неделник», опубликованного в валашском г. Рымник в 1806 г., а также публицистической автобиографии «Житие и страдания грешного Софрония». В деле укрепления национального самосознания болгар еп. Софроний считал главным фактором просвещение и распространение знаний; он переписывал богослужебные книги, пропагандировал введение разговорного болг. языка во всех сферах жизни, в т. ч. и в богослужении, считая необходимым сделать его доступным для всех. Среди последователей Софрония наиболее известны монахи Иоаким Кырчовский и Кирилл Пейчинович, развернувшие просветительскую и лит. деятельность в Македонии. В нач. ХIХ в. ими было написано и издано неск. книг религиозно-политического содержания, восторженно принятых в юго-зап. Б. (Македонии).

Постепенно углублявшийся кризис Османской империи достиг своего апогея на рубеже XVIII-XIX вв., в эпоху русско-тур. войн (1768-1774, 1787-1791 и 1806-1812). Во время военных действий болг. население повсеместно поддерживало наступавшую рус. армию; возникали болг. добровольческие отряды, действовавшие совместно с рус. армией. В 1768 г. накануне войны на Балканы был послан уполномоченный имп. Екатерины II полковник Н. А. Каразин, распространивший среди населения воззвание с призывом выступить против турок; в рядах армии П. А. Румянцева в ходе этой войны принимали участие болг. добровольцы. На рубеже XVIII-XIX вв. были установлены тесные политические связи между рус. правительством и представителями болг. народа. В ходе русско-тур. войны 1806-1812 гг. еп. Софроний организовал и возглавил 1-ю общеболг. политическую акцию, целью к-рой было достижение автономии болгар под покровительством России. При его содействии был сформирован боевой отряд (Земское болгарское войско), участвовавший в штурме г. Силистра. Т. о., болгары впервые за время своего пребывания под властью Османской империи рассматривались как самостоятельный политический субъект и союзник России.

Военные поражения привели к крайнему ослаблению центральной власти в Османской империи; из подчинения Стамбула выходили целые области. Так, в 1792-1807 гг. на северо-западе Б. существовало фактически независимое от власти султана владение османского военачальника Пазванд-оглы с центром в Видине. В борьбе с сепаратизмом провинциальной знати султанское правительство пыталось опереться на местных болг. старейшин, разрешив им формировать вооруженные отряды для обороны от кирджалиев - банд разбойников, грабивших христ. население. Сепаратисты также начали раздавать оружие болгарам, подталкивая их к сопротивлению центральной власти. В кон. XVIII в. болгары начинают участвовать в кирджалийских отрядах, стремясь использовать тур. движение в целях освободительной борьбы. Самым авторитетным из предводителей таких болг. отрядов был Стоян Индже-воевода, признанный главой всех кирджалиев-болгар. В нач. XIX в. он получил известность как защитник болг. населения юго-вост. Б., где действовал его отряд.

Неофит Рильский. 1838 г. Худож. Захарий Зограф (НХГ)
Неофит Рильский. 1838 г. Худож. Захарий Зограф (НХГ)

Неофит Рильский. 1838 г. Худож. Захарий Зограф (НХГ)

Во время русско-тур. войны 1828-1829 гг. формировались отряды болг. волонтеров, вооруженных рус. оружием. Одним из них командовал болг. патриот Георги Мамарчов, участвовавший ранее в «Болгарском земском войске» и получивший в рус. армии звание капитана. В обращениях болгар к рос. властям отмечалась культурная, религ. и языковая общность болг. и рус. народов и выражалась надежда на освобождение Б. с помощью России. Нек-рые видные деятели болг. национального возрождения (Д. Селиминский, П. Христов, В. Атанасов) приняли участие в греч. восстании 1821 г., под влиянием к-рого в ряде болг. городов для подготовки антиосманского восстания были созданы тайные комитеты. Однако тур. правительству стало известно о деятельности наиболее активного болг. комитета в Сливене; мн. его участники были схвачены. В марте 1821 г. турки организовали резню в Б.; погибло около 10 тыс. болгар.

Под влиянием идей Паисия Хиландарского и его последователей в 1-й четв. XIX в. развернулось движение за национальную болг. школу в противовес греч. влиянию в сфере просвещения. В 1824 г. уроженец г. Котел Петр Берон издал в Брашове (Румыния) первый учебник на болг. языке - т. н. «Рыбный букварь», в к-рый были включены разделы, посвященные грамматике болг. языка, арифметике, естественным наукам, лит-ре и истории, а также различные полезные советы, пословицы и поучительные истории. Букварь Берона, позднее многократно переиздававшийся, заложил основы обучения болг. детей на родном языке и стал поворотным моментом в организации учебного дела в Б. В 1835 г. в Габрове по инициативе болг. просветителя В. Априлова открылась первая болг. светская школа, учителем в к-рой стал один из представителей болг. национального возрождения Неофит Рильский. В течение следующего десятилетия в Б. начали работу более 50 подобных школ. Постепенно на смену греч. влиянию в болг. землях приходило влияние рус. культуры, чему способствовала политика правительства России, уже в 30-40-х гг. XIX в. предоставлявшего стипендии болгарам, обучавшимся в российских учебных заведениях. В самой Б. безвозмездно распространялась рус. богослужебная, учебная и художественная лит-ра. Сильное влияние на болг. просветителей оказала изданная в 1829 г. книга российского слависта Ю. И. Венелина «Древние и нынешние болгары в их отношениях к россиянам», утверждавшая тезис о слав. происхождении болгар (в противовес распространенному в Зап. Европе мнению об их принадлежности к тюрк. этнической группе).

Новый важный этап освободительной борьбы болг. народа наступил после Крымской войны 1853-1856 гг. и был связан с движением за возрождение независимой национальной Болгарской Церкви и с оформлением организованного революционного движения за освобождение от османской власти. Отдельные конфликты болг. населения с греч. духовенством имели место еще в нач. XIX в. Изданные османским правительством акты - хатт-и-шериф 1839 г. и хатт-и-хумаюн 1856 г.- утверждали равноправие подданных перед султаном независимо от религ. принадлежности; однако в силу значительной инерции в традиц. исламском обществе в положении христ. подданных империи мало что изменилось. Тем не менее хатт-и-шериф 1839 г. предоставил болгарам законную возможность подать правительству петицию о решении ряда актуальных проблем, в т. ч. о замене Тырновского митр. Панарета (грека) болгарином Неофитом (Бозвели). Полученный отказ вызвал еще больший подъем движения за национальную Церковь, к-рое вышло за рамки Тырновской округи, охватив ряд др. епархий и болг. колонии за границей. В 1856 г., опираясь на хатт-и-хумаюн, болг. община в Стамбуле, поддержанная др. крупными общинами, обратилась к тур. правительству с просьбой о признании автокефалии Болгарской Церкви. Поскольку существование самостоятельной Церкви в Османской империи было равнозначно признанию самостоятельности данной национальной группы, в короткий срок движение за национальную Церковь охватило различные слои болг. общества, в т. ч. и достаточно далекие от внутрицерковной жизни, в связи с чем на первый план нередко выдвигались политические мотивы. В кон. 50-х гг. XIX в. мн. болг. общины произвели замену своих печатей. Если ранее общины именовались «ромейскими», то на новых печатях они были названы «болгарскими». Вскоре произошло обострение антигреч. настроений: из ряда приходов были изгнаны греч. священнослужители, возникали прямые столкновения между болгарами и греками.

Н. П. Игнатьев. Фотография. Кон. XIX в.
Н. П. Игнатьев. Фотография. Кон. XIX в.

Н. П. Игнатьев. Фотография. Кон. XIX в.

В 1860 г. церковный Собор Вселенского Патриархата в Стамбуле отклонил требования болгар о выборе архиереев на местах, непременном знании ими языка местного населения и установления жалования местному духовенству. В ответ на это во время Пасхальной службы 1860 г. в Стамбуле еп. Макариопольский Иларион не помянул имя К-польского Патриарха. С этого момента начался длительный период греко-болг. церковной распри, оказавшейся в центре дипломатической борьбы, в к-рой наряду с непосредственными сторонами приняли участие и европ. гос-ва. Российский посланник в Стамбуле Н. П. Игнатьев с 1864 г. предпринимал попытки найти компромиссное решение вопроса, однако неоднократно сталкивался с сопротивлением как греч., так и болг. сторон. Приверженцами российской линии в болг. церковном вопросе были видные деятели болг. возрождения Г. Крыстевич, А. Экзарх, Т. Бурмов. Дипломаты зап. держав пытались использовать конфликт с целью отделить болгар от правосл. Церкви и ослабить т. о. влияние России на Балканах. Сюда устремились католич. миссионеры; на средства Австрии и Франции в болг. землях создавались школы, где преподавали католич. священники; усилилась пропаганда униатства. Во главе движения за унию Болгарской Церкви с Римом оказался болг. общественный деятель Д. Цанков, руководивший издававшейся на средства франц. католиков газ. «Болгария» (позже Цанков изменил свой политический курс, став сторонником прорус. ориентации). Наиболее привлекательным моментом унии для националистически настроенных болг. общественных деятелей являлось признание Ватиканом автокефалии Болгарской Церкви. В апр. 1861 г. папа Пий XI посвятил архим. И. Сокольского (возглавившего прибывшую в Рим для переговоров об унии делегацию болгар из К-поля) во епископа и назначил его апостолическим викарием для болг. католиков визант. обряда. Однако, хотя в Стамбуле и ряде др. городов возникли болг. униатские общины, массового обращения населения в униатство не происходило. В тот же период активизировались и протестант. миссионеры, принадлежавшие гл. обр. к англикан. Церкви.

26 февр. 1870 г. султан издал фирман, к-рым учреждался самостоятельный Болгарский Экзархат, глава к-рого должен был избираться болг. церковным Синодом и утверждаться К-польским Патриархом. К-польская Церковь отказалась признать Экзархат: на Соборе в Стамбуле 1872 г. болгары были объявлены схизматиками и отлучены от Церкви. Греко-болг. церковный раскол сохранялся до 1945 г. Несмотря на каноническую сомнительность самочинного учреждения Болгарского Экзархата, этот акт явился крупным шагом в борьбе за национальную независимость и вызвал ликование болг. общественности.

Параллельно борьбе за церковную независимость в 50-70-х гг. XIX в. существовали и более радикальные формы освободительного движения. После Крымской войны в результате усиления проникновения в Османскую империю иностранного капитала началось массовое разорение болг. ремесленников и падение ряда отраслей торговли, что привело к росту недовольства широких слоев болг. населения. Усилилось гайдуцкое движение; вновь возникают орг-ции, действующие против тур. правительства. Еще в ходе Крымской войны были созданы ориентировавшиеся на Россию «Тайное общество» в Стамбуле, стремившееся оказывать помощь рус. разведывательной службе, и эмигрантские орг-ции - Одесское болгарское настоятельство, офиц. задачей к-рого был сбор пожертвований на нужды болг. храмов и школ, и Бухарестский комитет, реорганизованный в 1862 г. в об-во «Добродетельная дружина», ставшее крупнейшей орг-цией национально-освободительного движения болгар. Оформление организованного движения за свержение османского господства связано с именем Георги Раковского (1821-1867), одного из самых популярных в Б. борцов за национальное освобождение. Главную роль в этой борьбе он отводил сформированным на территории др. гос-в болг. вооруженным отрядам; их появление в землях, где преобладало болг. население, должно было, по убеждению Раковского, вызвать там массовые антиосманские выступления. Сформированный Раковским «1-й болгарский легион» (среди бойцов к-рого были соратники Раковского Васил Левский, Стефан Караджа, Васил Друмев (буд. митрополит Тырновский Климент)) участвовал в боях с тур. гарнизоном Белграда в 1862 г., но был распущен после того, как конфликт Сербии и Османской империи был урегулирован дипломатическими средствами. Общее восстание в болг. землях в 60-х гг. XIX в. поднять не удалось.

В апр. 1867 г. под покровительством России был создан возглавляемый Сербией Балканский союз, руководители «Добродетельной дружины» вступили в переговоры с серб. правительством и выработали программу объединения Б. и Сербии в единое Южнославянское царство во главе с представителем серб. династии Обреновичей при сохранении автономии болгар. После того как Сербии удалось дипломатическим путем добиться вывода со своей территории тур. гарнизонов, серб. правительство потеряло интерес к союзу с болгарами, и дальнейшего развития этот проект не получил. Осенью 1869 г., после поражения очередных выступлений болг. четников, в Бухаресте был образован Болгарский революционный центральный комитет (БРЦК), претендовавший на роль единого центра вооруженной освободительной борьбы болг. народа; во главе комитета встали Любен Каравелов и В. Левский. Главной целью орг-ции было всенародное освободительное восстание; программа носила антимонархический характер и предусматривала создание путем вооруженного восстания объединенной единым верховным руководством Балканской конфедерации в составе автономных Болгарии, Сербии и Румынии. Одним из виднейших лидеров орг-ции был революционер-утопист и поэт-романтик Х. Ботев, возглавивший БРЦК и распустивший комитет после провала восстания в районе Стара-Загоры, Русе и Шумена в 1875 г.

Новое восстание болгар началось уже весной 1876 г.; в Панагюриште было образовано Временное правительство и торжественно освящено знамя повстанцев. На подавление восстания, охватившего гл. обр. Пловдивский окр., были брошены тур. войска, в мае 1876 г. подавившие основные очаги сопротивления; 20 мая в бою погиб Х. Ботев. В июне 1876 г. восстание было полностью подавлено; погибли более 30 тыс. мирных жителей, более 100 населенных пунктов были разрушены. Однако Апрельское восстание 1876 г. имело огромное значение для дальнейших судеб болг. народа, выдвинув проблему национального освобождения Б. на первый план в международных отношениях в Европе. По инициативе России для обследования пострадавших районов была создана Международная анкетная комиссия. Во мн. европ. странах развернулось движение в поддержку болг. народа, особенно в России, к-рая вскоре начала войну с Османской империей, в 1878 г. принесшую Б. освобождение.

Становление независимой Болгарии. 1876-1908 гг.

“Русские генералы”. 1907. Худож. Ярослав Вешин (НХГ)
“Русские генералы”. 1907. Худож. Ярослав Вешин (НХГ)

“Русские генералы”. 1907. Худож. Ярослав Вешин (НХГ)

Апрельское восстание в Б. потерпело поражение, однако именно оно послужило отправной точкой для политического процесса возрождения Б. как нового независимого европ. гос-ва. Уже летом 1876 г. началась война Сербии и Черногории против Османской империи. Военные действия первоначально были неудачны для балканских стран, однако гораздо большее значение имело то, что на стороне христ. народов, в т. ч. и болгар, активно выступало общественное мнение во всей Европе. Наиболее широкую поддержку движение в Б. получило в России, и вскоре правительство имп. Александра II использовало сложившуюся обстановку для нанесения удара по Османской империи, освобождения Б. и расширения российского влияния на Балканах. 12 апр. 1877 г. Россия объявила войну Турции; в июне рус. войска перешли Дунай и вскоре заняли почти всю территорию Б. к северу от Балкан. Однако затем армия была на длительный период скована тяжелой осадой крепости Плевна и одновременно отражала попытки тур. войск прийти на помощь осажденным через Шипкинский перевал. На стороне России в войне принимал участие корпус болг. ополчения в составе до 8 тыс. чел. под командованием ген. Н. Г. Столетова. На освобожденной территории местным населением создавались отряды народной милиции, в тылу османских войск действовали гайдуцкие четы. После капитуляции тур. войск в Плевне 28 нояб. 1877 г. русские начали новое наступление; вскоре перешли через Балканы, заняли Софию и разгромили тур. армию в сражении на р. Вид, под Пловдивом. 19 янв. 1878 г. между Россией и Турцией было заключено перемирие в Адрианополе, уже занятом рус. войсками.

3 марта 1878 г. в мест. Сан-Стефано (совр. Ешилькёй) в окрестностях Стамбула был заключен предварительный мирный договор, условия к-рого были фактически продиктованы российской стороной. Согласно Сан-Стефанскому трактату предполагалось создание вассального султану автономного Болгарского княжества в границах от Дуная до Эгейского м. и от Чёрного м. до Охридского оз. (общей площадью 160 тыс. кв. км); княжество должно было включать Мёзию, Юж. Добруджу, большую часть Фракии и Македонии. Впервые за 400 лет своей истории Б. получала свою государственность. Для окончательного урегулирования в июне 1878 г. был созван международный конгресс в Берлине с участием всех Балканских и крупных европ. стран.

Самарское знамя болг. ополчения. 1877–1878 гг. Копия (Самарский краеведческий музей)
Самарское знамя болг. ополчения. 1877–1878 гг. Копия (Самарский краеведческий музей)

Самарское знамя болг. ополчения. 1877–1878 гг. Копия (Самарский краеведческий музей)
Самарское знамя болг. ополчения. 1877–1878 гг. Копия (Самарский краеведческий музей)
Самарское знамя болг. ополчения. 1877–1878 гг. Копия (Самарский краеведческий музей)

Самарское знамя болг. ополчения. 1877–1878 гг. Копия (Самарский краеведческий музей)

Международное соглашение, заключенное 13 июля 1878 г. по итогам Берлинского конгресса, стало серьезным показателем, с одной стороны, действительного отношения западноевроп. политиков к балканским проблемам, а с др. продемонстрировало границы влияния России в этом регионе. Под давлением зап. держав условия Сан-Стефанского мира были решительно пересмотрены. Согласно Берлинскому трактату, территория автономного Болгарского княжества сокращалась, будучи ограничена Сев. Болгарией от Дуная до Балканских гор и р-ном Софии. Вассальная зависимость от Османской империи выражалась для княжества в необходимости выплаты дани султану, а также в отсутствии права вести самостоятельную внешнюю политику. До выработки и введения в действие Конституции княжества в нем устанавливалось временное управление во главе с рус. верховным комиссаром. Срок временного рус. управления и пребывания рус. войск в княжестве был ограничен 9 месяцами со дня ратификации договора (по Сан-Стефанскому миру предусматривалось 2 года). Кроме того, на территории между Балканскими горами, Родопами и Чёрным м. в рамках Османской империи создавалась пользовавшаяся адм. автономией область Вост. Румелия, остававшаяся т. о. под прямой властью султана, к-рый имел право в случае возникновения угрозы целостности империи вводить туда войска. Македония и Эгейская Фракия были возвращены Османской империи с условием введения в каждой из этих провинций Органических уставов по типу Критского устава 1868 г. Границы др. Балканских гос-в были неск. расширены по отношению к довоенным; была официально подтверждена независимость Сербии, однако территории, оставшиеся по-прежнему в составе Османской империи, были весьма значительными.

До 1879 г. в Б. действовала российская гражданская администрация, к-рая была образована перед началом военных действий для создания основ буд. болг. гос-ва и подготовки условий для самостоятельного функционирования его институтов в дальнейшем. Первым ее руководителем стал кн. В. А. Черкасский. Создание нового аппарата управления освобожденными территориями началось вскоре после вступления рус. войск в Болгарию и происходило одновременно с их продвижением в глубь страны. В границах старых санджаков создавались делившиеся на округа губернии; заместителями российских губернаторов и окружных начальников непременно назначались болгары (гл. обр. получившие образование в учебных заведениях России). В дальнейшем российские губернаторы и начальники округов должны были постепенно замещаться болгарами, по мере того как те приобретут опыт адм. управления. Болг. беженцам и населению разоренных болг. городов и сел безвозмездно предоставлялись денежные пособия и продовольствие. После смерти (в день подписания Сан-Стефанского мира) кн. В. А. Черкасского главой российской гражданской администрации был назначен ген. Дондуков-Корсаков, получивший после подписания Берлинского договора титул Верховного комиссара. Столицей княжества Б. по предложению М. Дринова (глава отдела народного просвещения рус. администрации Б.) была провозглашена София. Для подготовки национальных кадров были организованы специальные курсы по обучению болг. чиновников; делопроизводство в княжестве велось на болг. языке. К моменту ликвидации рус. управления в 1879 г. было подготовлено ок. 3 тыс. болг. чиновников. Была введена совр. система судоустройства, близкая к российской; при помощи России был создан первый болг. банк, заложены основы почтовой и телеграфной службы, открыты окружные и губернские больницы и аптеки. Особое внимание уделялось созданию болг. армии; под рук. рус. офицеров на основе батальонов ополчения было организовано болг. земское войско, введена всеобщая воинская повинность. Рус. юристы разработали проект основного закона княжества - 1-й болг. т. н. Тырновской конституции.

Памятник-часовня в честь рус. гренадеров — освободителей Плевны. Москва. 1887 г. Архит. В. О. Шервуд
Памятник-часовня в честь рус. гренадеров — освободителей Плевны. Москва. 1887 г. Архит. В. О. Шервуд

Памятник-часовня в честь рус. гренадеров — освободителей Плевны. Москва. 1887 г. Архит. В. О. Шервуд

В февр. 1879 г. в Тырново начало работу Учредительное собрание, утвердившее 16 апр. 1879 г. конституцию княжества. Согласно Тырновской конституции, Б. провозглашалась наследственной конституционной монархией; князь наделялся широкими полномочиями: ему принадлежало право утверждения принятых парламентом (Народным собранием) законов, роспуска Народного собрания и назначения новых выборов; монарх являлся верховным главнокомандующим, назначал кабинет министров. Полномочия князя ограничивались Народным собранием, подразделявшимся на Великое (созывавшееся для решения особо важных вопросов - внесения изменений в конституцию, избрания монарха, обмена и отчуждения территорий и т. п.) и Обыкновенное (созываемое регулярно). Ст. 37 Конституции устанавливала господствующий статус Православия: «Господствующая в Болгарском княжестве вера есть христианская, православная, восточного исповедания». Решение вопроса о статусе БПЦ (было определено, что ее главой должен быть экзарх) депутатами Учредительного собрания и обсуждение ими вопроса о границах Экзархата ознаменовали собой начало введения в гос. устройство Б. заимствованной из России системы гос. церковности. Созванное 17 апр. 1879 г. 1-е Великое Народное собрание избрало первым князем Б. 22-летнего принца Александра Баттенберга, представителя Гессенского дома, родственника российской императрицы, участника войны 1877-1878 гг. Передав власть князю, Дондуков-Корсаков выехал из страны со своими помощниками.

Захоронение прапорщиков лейб-гвардии Драгунского полка, погибших в 1877 г. при с. Новачене. Церковь Вознесения Господня во Враце. Фотография. Нач. ХХ в. (ГИМ)
Захоронение прапорщиков лейб-гвардии Драгунского полка, погибших в 1877 г. при с. Новачене. Церковь Вознесения Господня во Враце. Фотография. Нач. ХХ в. (ГИМ)

Захоронение прапорщиков лейб-гвардии Драгунского полка, погибших в 1877 г. при с. Новачене. Церковь Вознесения Господня во Враце. Фотография. Нач. ХХ в. (ГИМ)

Крупным успехом первых лет новой Б. стало объединение княжества и Вост. Румелии. Инициативу в деле объединения взял на себя образованный в февр. 1885 г. в Пловдиве Тайный комитет (с апр. 1885 Болгарский тайный центральный революционный комитет, БТЦРК), одним из руководителей к-рого был З. Стоянов - активный участник Апрельского восстания 1876 г., автор популярного в среде болг. молодежи 1-го т. «Записок о болгарских восстаниях» (вышел в 1884), пропагандировавшего идеи революционного романтизма. Лидеры БТЦРК выдвинули задачу объединения Вост. Румелии с княжеством под скипетром Александра Баттенберга. В сент. 1885 г. в столице Вост. Румелии Пловдиве объединение было провозглашено и одновременно было сформировано т. н. временное правительство объединенной Б. во главе со Стояновым. Александр Баттенберг издал манифест об объединении и обратился к великим державам с просьбой о его признании, что формально являлось нарушением условий Берлинского договора. По инициативе российского правительства для решения болг. вопроса в К-поле была созвана специальная международная конференция. Тем не менее еще до окончания ее работы серб. кор. Милан под предлогом нарушения установленного Берлинским договором равновесия на Балканах в нояб. 1885 г. объявил Б. войну. Кратковременный военный конфликт завершился в февр. 1886 г. подписанием Бухарестского мирного договора, согласно к-рому отношения между Сербией и Б. восстанавливались на прежних условиях. Возобновившая свою работу по окончании сербо-болг. войны международная конференция признала объединение Вост. Румелии с княжеством Б. в форме личной унии. 5 апр. 1886 г. в Стамбуле был подписан протокол об объединении, предусматривавший назначение болг. князя ген.-губернатором Вост. Румелии сроком на 5 лет, объединение администрации и войск княжества и области и передачу Турции Кырджалийского окр. из состава Вост. Румелии. Восстановление единства Сев. и Юж. Б. оказало благотворное влияние на дальнейшее развитие экономики страны и способствовало консолидации болг. нации.

Однако положение Александра Баттенберга на престоле Б. оставалось непрочным; его прогерм. взгляды не устраивали С.-Петербург. 7-8 авг. 1886 г. группа пророссийски настроенных офицеров совершила гос. переворот, принудив князя к отречению. Против переворота выступил председатель Народного собрания С. Стамболов (глава либеральной партии), к-рый огласил состав нового правительства и отдал войскам приказ занять Софию, совершив т. о. контрпереворот. Оказавшийся в сложной ситуации князь обратился за советом к имп. Александру III, но, не получив поддержки России, был вынужден окончательно отречься от престола. До избрания нового князя в стране был создан регентский совет в составе Стамболова, С. Муткурова и П. Каравелова. В результате конфликта регентского совета с российским представителем Н. В. Каульбарсом дипломатические отношения России и Б. были разорваны. Великое Народное собрание избрало новым князем Б. принца Фердинанда Кобург-Готского, к-рый в авг. 1887 г. прибыл в страну и принес присягу. Ок. 10 лет великие державы официально не признавали Фердинанда I болг. князем (в первую очередь из-за враждебного отношения к нему России).

Свободная Болгария. Литография. 1879 г. Худож. Г. Данчов (НХГ)
Свободная Болгария. Литография. 1879 г. Худож. Г. Данчов (НХГ)

Свободная Болгария. Литография. 1879 г. Худож. Г. Данчов (НХГ)

Премьер-министром и министром иностранных дел правительства Фердинанда I стал Стамболов, к-рый начал планомерную деятельность по выводу страны из политического кризиса и дипломатической изоляции; также был принят ряд протекционистских мер, стимулировавших модернизацию экономики Б. Исполнения правительственных решений Стамболов добивался с помощью решительных и крайне жестких методов; любые посягательства на власть незамедлительно подавлялись. В 1890 г. были арестованы мн. деятели оппозиции (в т. ч. Каравелов), 4 чел. приговорили к смертной казни. Против Стамболова объединились различные оппозиционные круги, его противники начали применять террористические методы. Стабилизации положения Б. мешало непризнание Фердинанда Кобург-Готского болг. князем; Россия, недовольная политикой Стамболова, стремившегося переориентировать экономику страны на запад, долгое время откладывала решение этого вопроса. В 1894 г. Фердинанд I отправил Стамболова в отставку, что вызвало ликование в стране. В 1895 г. в Софии Стамболов был убит. Российская сторона согласилась на восстановление дипломатических отношений с Б. при условии принятия Православия наследником болг. престола. В 1896 г. наследник (буд. царь Борис III) был крещен по правосл. обряду, и его крестным отцом стал имп. Николай II. За этим последовали восстановление дипломатических отношений между Б. и Россией и вскоре - признание Фердинанда I в качестве князя Б. и генерала-губернатора Вост. Румелии со стороны Высокой Порты.

Кон. XIX в. ознаменовался появлением в Б. политических партий демократического направления, основными из к-рых были Болгарская рабочая социал-демократическая партия (БРСДП) и становившийся все более популярным Болгарский Земледельческий Народный Союз (БЗНС), лидером к-рого с 1907 г. стал А. Стамболийский. БЗНС призывал к установлению «самостоятельной» крестьянской власти; согласно его программным установкам, все приоритеты в экономике должны были отдаваться сельскому хозяйству и связанным с ним отраслям промышленности; предполагалось равномерное распределение земельного фонда между крестьянами, поддержка мелкой крестьянской собственности, развитие кооперативных объединений и расширение народного просвещения. Нестабильность внутриполитической ситуации способствовала частой смене правительств.

На рубеже XIX-XX вв. положение страны в международных отношениях постепенно укрепилось; Б. заключила ряд торговых договоров со своими соседями и крупными европ. странами, что формально противоречило условиям Берлинского трактата. Наконец в окт. 1908 г. кн. Фердинанд I воспользовался внутриполитическими проблемами Турции в связи с революцией младотурок и провозгласил независимость Б.; тогда же он был венчан на царство Тырновским митрополитом. Великие державы встретили провозглашение независимости Б. сдержанно; правительство Турции потребовало в качестве условия признания самостоятельного Болгарского гос-ва выплаты им огромной денежной суммы; на болгарско-тур. границе с обеих сторон сосредоточились войска. Кризис был ликвидирован благодаря вмешательству России, взявшей на себя обязательство учесть требуемую сумму в счет погашения задолженности Турции России по долгам, связанным с окончанием русско-тур. войны 1877-1878 гг. Вслед за этим Турция и Россия, а затем и зап. гос-ва официально признали независимость Б.

Войны XX в. на Балканах

В 10-х гг. XX в. Б., в к-рой все вопросы ведения внешней политики были сосредоточены в руках царя, почувствовала себя достаточно сильной, чтобы активизировать собственную политику на Балканах и добиваться здесь статуса региональной державы. В нач. 1912 г. был заключен болгаро-серб. военный союз, и в окт. 1912 г. была начата война коалицией Б., Сербии, Черногории, Греции и Албании (1-я Балканская война) против Турции. К весне 1913 г. тур. войска были разгромлены; болгары вышли к побережью Эгейского м. и захватили Адрианополь. 30 мая 1913 г. был заключен Лондонский мирный договор, предусматривавший значительное расширение болг. владений; Турция утрачивала почти все свои европ. владения, кроме Стамбула и части Вост. Фракии.

После заключения Лондонского договора выявившиеся еще при его подписании противоречия между союзниками по вопросу о разделе бывш. тур. владений продолжали обостряться. Премьер-министр Сербии Н. Пашич предъявил претензии на земли Македонии, занятые серб. войсками во время боевых действий, что вызвало противодействие болг. правительства и общественности. 29 июня по приказу Фердинанда I болг. войска атаковали греч. и серб. позиции в Македонии, начав т. н. Межсоюзническую (2-ю Балканскую) войну. Однако болг. наступление было вскоре остановлено, а действия Б. против ее прежних союзников были восприняты в мире как вероломство. Б. оказалась в международной изоляции: кроме Сербии и Греции против нее выступили Черногория, Румыния, а вскоре и Турция. 23 июля 1913 г. войну Б. объявила Россия, однако это осталось лишь формальным политическим актом, поскольку война быстро завершилась. Зажатая с 4 сторон, Б. потерпела поражение и капитулировала. 10 авг. 1913 г. в Бухаресте был заключен мирный договор, согласно к-рому к Румынии отошла Юж. Добруджа; Македония была разделена между Грецией (побережье Эгейского м.), Сербией (Вардарская Македония) и Б. (Пиринский край). Согласно подписанному 29 сент. 1913 г. в Стамбуле мирному договору между Б. и Турцией, к последней отходила почти вся Вост. Фракия с Адрианополем (Эдирне); за Б. была оставлена часть Зап. Фракии с единственным портом на Эгейском м.- г. Дедеагач (совр. Александруполис). Результаты 2-й Балканской войны были восприняты болг. общественностью как национальная катастрофа.

Начало первой мировой войны в авг. 1914 г. породило в политических кругах Б. надежды на скорый реванш и установление гегемонии Б. на Балканах. В обстановке открытой враждебности к соседним правосл. гос-вам Б. заключила союзнический договор с коалицией Германии, Австро-Венгрии и Турции, по к-рому к ней должны были перейти вся Македония и Добруджа. 14 окт. 1915 г. Б. вступила в мировую войну, начав вторжение на серб. территорию, что стало основной причиной быстрой военной катастрофы Сербии, чьи войска были скованы противостоянием с австро-венг. армией под Белградом. В дальнейшем болг. армия совместно с австро-венг. и герм. соединениями участвовала в сражениях на Салоникском фронте, во взятии Бухареста и оккупации Зап. Румынии, заняв Добруджу, и в боевых действиях против России в этом районе. Тем не менее достигнутые успехи Б. оказались непрочными. Затянувшаяся война истощила ресурсы страны; сельское хозяйство страдало от реквизиций и мобилизации работоспособных мужчин, закрылись мн. предприятия. Под влиянием антивоенной пропаганды, ведшейся представителями демократических партий, в войсках стали возникать солдатские комитеты, организовавшие ряд мятежей.

Вершиной кризиса стало солдатское (т. н. Владайское) восстание, вспыхнувшее в ряде подразделений болг. армии после того, как в сент. 1918 г. поражение германо-австр. блока стало очевидным и войска Антанты осуществили прорыв на Салоникском фронте в р-не Добро-Поле. В Вост. Македонию стали стекаться солдаты из района прорыва, полные решимости свергнуть правительство и покончить с войной; разгромив располагавшуюся в Кюстендиле штаб-квартиру действующей армии, повстанцы двинулись к Софии. В этих условиях правительство спешно обратилось к командованию войск Антанты с просьбой о перемирии, а также выпустило из тюрьмы арестованных в 1915 г. за антивоенную пропаганду лидеров БЗНС Стамболийского и Р. Даскалова, к-рые должны были уговорить солдат прекратить бунт и вернуться на боевые позиции. Однако вместо этого Даскалов провозгласил в захваченном повстанцами г. Радомир (под Софией) Болгарскую республику, президентом к-рой объявил Стамболийского. Солдаты под командованием Даскалова предприняли попытку захвата Софии, но были разбиты у с. Владая. Опасаясь повторения в Б. российских событий 1917 г., страны Антанты согласились принять ее просьбу о перемирии, к-рое и было заключено в Фессалонике 29 сент. 1918 г. Необходимость добиться смягчения позиций стран Антанты в отношении Б. при выработке условий мирного договора заставила Фердинанда I спешно отречься от престола в пользу своего сына Бориса III и покинуть Б. Страна была оккупирована войсками Антанты.

Поражение в войне, ответственными за к-рое считались в первую очередь либералы, стало причиной усиления политических партий демократического толка, прежде всего БЗНС, представители к-рого получили большинство на выборах в Народное собрание; был сформирован новый коалиционный кабинет министров во главе со Стамболийским. Представителями этого правительства 27 нояб. 1919 г. в пригороде Парижа Нёйи-сюр-Сен был подписан мирный договор между гос-вами Антанты и Б. По этому договору Б. лишалась полученных ею в 1913 г. территорий в Зап. Фракии в обмен на право «экономического выхода» к Эгейскому м. Юж. Добруджа оставалась в Румынии; города Струмица, Босилеград и Цариброд (совр. Димитровград) передавались Югославии. По Севрскому (1920) и Лозаннскому (1923) договорам Зап. Фракия отходила к Греции. Б. обязывалась выплачивать репарации; ей запрещалось иметь регулярную армию и нек-рые виды вооружений. Условия договора в Нёйи болг. общественность восприняла как «вторую национальную катастрофу».

В мае 1920 г. было создано однопартийное правительство БЗНС во главе с А. Стамболийским; в соответствии с программными установками союза крестьянское сословие было провозглашено руководящим, монарх лишался гарантированных ему конституцией законодательных полномочий, вся власть переходила к руководству союза, по воле к-рого принимало решения Народное собрание. Кабинет Стамболийского провел аграрную реформу, суть к-рой заключалась в изъятии (за компенсацию) земель у крупных собственников и мон-рей, передача их в гос. фонд для последующего наделения участками малоземельных и безземельных крестьян. Кабинет Стамболийского добился также нек-рой реабилитации Б. на международной арене: страна была принята в Лигу Наций, были сокращены суммы репараций.

Тем не менее внутриполитическая обстановка в Б. оставалась крайне неустойчивой. Режим, установленный в стране БЗНС, все больше приобретал черты диктатуры; формировалась разнонаправленная оппозиция Стамболийскому. Вскоре на первый план в борьбе с правительством выдвинулись Военный союз (во главе с доверенным лицом Бориса III ген. И. Вылковым), состоявший из офицеров болг. армии, особенно остро переживавших поражения Б., и Народный сговор (Народное согласие), объединявший представителей интеллигенции, буржуазии и офицеров (одним из лидеров движения стал проф. Софийского ун-та А. Цанков). 9 июня 1923 г. противники Стамболийского во главе с руководством Военного союза совершили гос. переворот; было объявлено о переходе власти к новому правительству во главе с Цанковым; ключевые посты в гос-ве отводились военным. Сторонники БЗНС (в нек-рых местах и коммунисты) поднялись на вооруженную борьбу (т. н. Июльское восстание 1923), но восстание было подавлено, а Стамболийский убит.

Новым режимом проводилась политика предотвращения возможного революционного кризиса в Б., укрепления роли военных в гос-ве. Однако структура управления оставалась непрочной, и до сер. 30-х гг. сменилось неск. правых правительственных кабинетов, не сумевших добиться существенных успехов. Все более привлекательным для многих становился тезис о необходимости сильной гос. власти и консолидации болг. общества вокруг национальной идеи. 19 мая 1934 г. Тайным военным союзом (Д. Велчев) был совершен гос. переворот, результатом к-рого стало формирование нового правительства во главе с К. Георгиевым. Было объявлено о приостановке действия Тырновской конституции и о роспуске парламента, а также партий, профсоюзов и др. политических и общественных орг-ций, что должно было положить конец раздиравшим болг. общество столкновениям. Были приняты меры, направленные на нормализацию работы гос. аппарата и на усиление централизации управления страной. В условиях частой смены правительств царю Борису III удалось достаточно укрепить свои позиции. После того как в окт. 1935 г. по обвинению в организации республиканского заговора были арестованы руководители Тайного военного союза, управление фактически перешло к Борису III. Царь проводил умелую политику лавирования между различными политическими силами, предпринимая в ряде случаев компромиссные шаги, что позволило ему не только избегать серьезной конфронтации с большинством политических партий, но и добиться определенной консолидации общества. Внешнеполитические действия болг. кабинетов 2-й пол. 30-х гг. также отличала осторожность и взвешенность в принятии решений: болг. дипломатия довольно удачно лавировала между нацистской Германией и зап. демократиями. В янв. 1937 г. был подписан договор о вечной дружбе с Югославией, создавший предпосылки для нормализации болгаро-югославских отношений. 31 июля 1938 г. в Фессалонике Б. подписала соглашение о неприменении силы с Балканской Антантой, в соответствии с к-рым с нее были сняты предусмотренные договором в Нёйи запрещение иметь регулярную армию и ограничения вооружений. Существенным моментом, влиявшим на внешне- и внутриполитическую ситуацию, было стремление СССР вовлечь Б. в орбиту своей политики. В 1934 г. между двумя странами были восстановлены дипломатические отношения; летом 1939 г. СССР, добивавшийся обеспечения безопасности своих границ, предложил болг. правительству заключить пакт о ненападении и взаимной помощи, на что Б. в тех условиях не решилась. Исключительной популярностью в стране пользовались советские газеты, книги, кинофильмы. Значительная часть болг. общественности была склонна идеализировать происходящее в СССР, воспринимая любую информацию негативного характера как клеветническую, что серьезно влияло на внутреннюю обстановку в стране в годы войны. Однако в экономической сфере все большее значение для Б. приобретали связи с Германией.

После начала второй мировой войны осенью 1939 г. Б. заявила о своем нейтралитете. Однако спустя год рост военного могущества гитлеровской Германии и ее влияния на Балканах привел к повороту правящих кругов Б. (кабинет Б. Филова) в сторону союза с Германией. В сент. 1940 г. при поддержке Германии между Б. и Румынией был заключен договор о передаче Б. Юж. Добруджи. С окт. 1940 г. велись переговоры о присоединении Б. к Антикомминтерновскому пакту; договор об этом был заключен 1 марта 1941 г., а в апр. с территории Б. герм. войска совершили нападение на Югославию и Грецию. Вслед за вермахтом болг. войска оккупировали Македонию и нек-рые районы Сербии, где было организовано временное болг. адм. управление. Правительство Б. отказывалось вступать в войну с СССР; несмотря на все усилия Германии добиться устранения из Софии советской миссии, дипломатические отношения с СССР были сохранены, тогда как с США и Великобританией Б. находилась в состоянии войны с дек. 1941 г.

В авг. 1943 г. умер царь Борис III, что стало причиной нового затяжного политического кризиса. В Б. развернулось антифашистское партизанское движение. Летом 1944 г. болг. правительство, работавшее при малолетнем царе Симеоне, потребовало вывода герм. войск со своей территории, и одновременно болг. армия была выведена из Македонии. 5 сент. 1944 г. СССР объявил войну Б., и вскоре на ее территорию вступила Красная Армия. Однако болг. войска не оказали организованного сопротивления, и уже через неск. дней к власти в Б. пришло правительство Отечественного фронта, объединившего все антифашистские силы. Благодаря поддержке СССР Б. получила право на участие в военных действиях против Германии на завершающей стадии войны. Согласно подписанному в окт. 1944 г. соглашению о перемирии, болг. воинские соединения были подключены к ряду операций по освобождению Югославии, Венгрии и Австрии, что имело важное значение для Б. с т. зр. условий буд. мирного договора.

Социалистическая Б. (1945-1990)

В результате второй мировой войны Б. оказалась в сфере интересов Советского Союза, в первые послевоенные годы в стране происходил рост влияния болг. коммунистической партии, к-рая на долгие годы стала правящей политической орг-цией в Б. 15 сент. 1946 г. по итогам референдума была отменена монархическая форма правления, Народное собрание провозгласило Б. Народной республикой. В нояб. 1946 г. было сформировано правительство, половину к-рого составляли коммунисты; главой правительства стал генеральный секретарь болг. компартии Г. Димитров. В февр. 1947 г. в Париже был подписан мирный договор Объединенных наций с Б., к-рая не получила статуса страны-участницы антигитлеровской коалиции, но вышла из войны без территориальных потерь (ее территория была признана в границах на 1 янв. 1941). В кон. 1947 г. Великое народное собрание, уже контролировавшееся коммунистами, приняло новую Конституцию, написанную по советскому образцу на основе идеи слияния партийного и гос. аппарата управления. Димитров и все его преемники советской эпохи занимали одновременно посты премьер-министра и генерального секретаря компартии Б. В февр. 1948 г. Отечественный фронт, в к-рый были включены все оставшиеся политические партии, кроме компартии и признавшего ее руководство БЗНС, был преобразован в единую общественно-политическую орг-цию, к-рая в дальнейшем для коммунистического режима играла роль легальной оппозиции. С 1949 г. экономика Б. управлялась на основе 5-летних планов, осуществлялась индустриализация и кооперация сельского хозяйства. В кон. 40-50-х гг. проводилась политика подчинения культурной жизни страны новой власти, реорганизация жизни творческой интеллигенции и культуры на основе коммунистической идеологии.

Утверждение социалистического строя в Б., как и по всей Вост. Европе, сопровождалось политическими чистками и уничтожением ряда правых и либеральных политических деятелей. Смерть Димитрова в 1949 г. привела к острой внутрипартийной борьбе, одержавший верх и ставший новым генеральным секретарем В. Червенков проводил чистки уже в рядах самой компартии. Наступившие после смерти Сталина перемены в СССР послужили толчком к аналогичным изменениям в политической линии болг. коммунистов. Прекратили существование трудовые лагеря, были снижены цены на предметы первой необходимости и т. п. В 1954 г., после начала «оттепели» в СССР, Червенков, ассоциировавшийся в Б. со сталинизмом, был лишен власти и затем исключен из партии. С того времени и до конца советской эпохи во главе страны находился Т. Живков.

Как и др. социалистические страны, Б. была членом Совета экономической взаимопомощи (СЭВ); с 1955 г. наряду с др. странами Вост. Европы участвовала в организации Варшавского договора. В то же время отношения Б. с ее соседями на Балканах, прежде всего с членами НАТО Грецией и Турцией, оставались напряженными; с 1950 по 1959 г. были разорваны дипломатические отношения с США.

2-я пол. XX в. для Б. стала эпохой политической стабильности, обеспеченной монопольным правлением компартии. Однако постепенно происходило накопление различных социальных проблем, вызванных отсутствием в обществе демократических свобод, бюрократическим управлением экономикой. С сер. 80-х гг. происходила либерализация политической жизни, что в нояб. 1989 г. привело к отставке Живкова и вскоре к потере власти компартией, к-рую заменил Союз демократических сил (СДС).

Современная Б.

В июле 1991 г. была принята новая конституция, провозгласившая Б. унитарным, демократическим и правовым гос-вом. Политическая жизнь Б. в 90-х гг. определялась соперничеством СДС и Болгарской социалистической партии (БСП, преобразована в 1990 из компартии), представители к-рых сменяли друг друга на ключевых постах гос-ва. С 1990 г. страну возглавляет президент (первый президент Б.- П. Младенов; с янв. 2002 г.- Г. Пырванов). С 2001 г. пост премьер-министра занимает бывш. царь Симеон II. Основное направление внешней политики Б.- стремление к интеграции с западноевроп. сообществом. С 1992 г. Б. является членом Совета Европы; в будущем предполагается ее вступление в Европейский союз. В нояб. 2002 г. Б., как и ряд др. стран Вост. Европы, была официально приглашена к вступлению в НАТО. Одновременно Б. стремится к сохранению добрососедских отношений с Россией. В янв. 2003 г. в Москве Г. Пырванов был награжден Патриархом Московским и всея Руси Алексием II премией Международного фонда единства православных народов.

Законодательство о религии

20 дек. 2002 г. 39-е Народное собрание Республики Болгарии приняло новый Закон о вероисповедании. В преамбуле Закона утверждается право всякого лица на свободу совести и вероисповедания, всеобщее равенство перед законом независимо от религ. принадлежности и убеждений. В Законе подчеркивается особая и традиц. роль Болгарской Православной Церкви в истории Б., формировании и развитии ее духовности и культуры, выражено уважительное отношение к христианству, исламу, иудаизму и др. религиям, особо отмечается важность взаимопонимания, уважения и терпимости в вопросах, связанных со свободой совести и вероисповедания. Закон устанавливает свободу и равноправие всех исповеданий и отделение религ. институтов от гос-ва, к-рое не может вмешиваться во внутренние дела религ. сообществ и институтов, но обеспечивает свободное и беспрепятственное использование вероисповедного права и не допускает дискриминации на вероисповедной основе (ст. 4). Констатируется, что «традиционным вероисповеданием в Республике Болгария является восточное Православие», выразителем и представителем к-рого выступает Болгарская Православная Церковь, являющаяся частью Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. В то же время это не может быть основанием для к.-л. привилегий и преимуществ перед законом (ст. 10). Взаимоотношения религ. институтов с гос-вом осуществляются на офиц. болг. языке, но при совершении богослужений и ритуалов могут быть использованы др. языки (ст. 11). Утверждается неприкосновенность тайны исповеди (ст. 13). Религ. об-ва могут приобрести статус юридического лица, пройдя соответствующую закону регистрацию, при этом существование более одного юридического лица с одинаковым наименованием и местопребыванием не допускается (ст. 14-15). Гос-во может оказывать финансовую помощь зарегистрированным религ. объединениям в их религ., социальной, образовательной и здравоохранительной деятельности при установленном законом контроле (ст. 25). Гос. политику в религ. области осуществляет Министерский совет через особую дирекцию вероисповеданий (гл. 34-35).

Ист.: Протоколите на Берлински конгрес. София, 1885; Документи за българската история: В 6 т. София, 1931-1951; Дуйчев И. Из старата българска книжнина. София, 1943-19442. Кн. 1-2; Извори за българската история. София, 1954-[1994]-. Т. 1-[30]-; Българското опълчение. София, 1956-1959. Т. 1-2; Ангелов Б. Из старата българска, руска и сръбска лит-ра. София, 1958-1978. Т. 1-3; Освобождение Болгарии от тур. ига: Док-ты. М., 1961-1967. Т. 1-3; Асимилаторска политика на турските завоеватели: Сб. от документи за похамеданчвания и потурчавания, XV-XIX в. София, 19642; Април 1876: Спомени. София, 1976; Россия и национально-освободительная борьба на Балканах: [Док-ты]. М., 1978; Йонов М. Немски и австрийски пътеписи за Балканите XV-XVI в. София, 1979; Руски пътеписи за българските земи XVII-XIX в. / Сост. М. Кожухарова. София, 1986; Калиганов И. И., Полывянный Д. И. Родник Златоструйный: Памятники болг. лит-ры IX-XVIII вв. М., 1990.
Лит.: Иречек К. История болгар. Од., 1878; он же. Княжество България. Пловдив, 1899. Т. 1-2; Успенский Ф. И. Образование Второго Болгарского царства. Од., 1879; он же. История Византийской империи. М., 1996; Милетич Л. Из история на българската католишка пропаганда в XVII в. // Български преглед. Год 1 (1893/1894). № 10. С. 62-82; № 11/12. С. 146-189; Матвеев П. А. Болгария после Берлинского конгресса: Ист. очерк. СПб., 1887; Рус. управление в Болгарии в 1877, 1878, 1879 гг. СПб., 1906-1907. Т. 1-3; Погодин А. А. История Болгарии. СПб., 1910; Радев С. Строителите на България. София, 1910-1911. Т. 1-2; Каптерев Н. Ф. Характер отношений России к правосл. Востоку в 16-17 ст. Серг. П., 1914; Маджаров М. Източна Румелия. София, 1925; Пенев Б. История на новата българска лит-ра. София, 1932-1936. Т. 1-4; Дуйчев И. Софийската католишка архиепископия през XVII век: Изучаване и документи. София, 1939; он же. Българско средновековие. София, 1972; он же. Проучвания върху средновековната българска история и култура. София, 1981; Бурмов А. История на България през времето на Шишмановци (1323-1396). София, 1947; Натан Ж. Болг. возрождение. М., 1949; Снегаров И. Духовно-културни връзки между България и Русия през средните векове (X-XV в.). София, 1950; Освобождение Болгарии от тур. ига: Сб. ст. М., 1953; он же. Културни и политически връзки между България и Русия през XV-XVIII в. София, 1953; Ангелов Д. Богомильство в Болгарии. М., 1954; он же. Образуването на българската народност. София, 1971; История Болгарии: В 2 т. М., 1954; Йонов М. Политиката на Австрия и политическите движения в България от края на XVI до края на XVII в. // Годишник на Софийския ун-т. Филос.-ист. фак. 1958. Т. 52. Кн. 2. С. 247-335; он же. Европа отново открива българите: XV-XVIII в. София, 1980; Велков В. Градът в Тракия и Дакия през късната античност (IV-VI в.): Проучвания и материали. София, 1959; Литаврин Г. Г. Болгария и Византия в IX-XII вв. М., 1960; он же. Византия, Болгария и Древняя Русь (IX - нач. XII в.). М., 2000; он же. Христианство в Болгарии в 927-1018 гг. // Христианство в странах Вост., Юго-Вост. и Центр. Европы на пороге 2-го тысячелетия. М., 2002; История на българската лит-ра. София, 1962-1976. Т. 1-4; Никитин С. А. Очерки по истории юж. славян и русско-балканских связей в 50-70-е годы XIX в. М., 1970; Улунян А. А. Болгарский народ и русско-турецкая война 1877-1878 гг. М., 1971; он же. Апрельское восстание 1876 г. и Россия. М., 1978; Горина Л. В. Социально-экономические отношения во Втором Болгарском царстве. М., 1972; Плетньов Г. Руското консулство в Търново (1862-1865 г.) // Исторически преглед. 1973. № 1. С. 55-62; България и европейските страни през XIX-XX в. София, 1975; Генчев Н. Българската национална просвета и Русия след Кримската война // Годишник на Софийския ун-т. Ист. фак. 1975. Т. 66. С. 295-373; он же. Българско възраждане: Зап. и бележки по нова българска история. София, 1981; Гандев Хр. Проблеми на Българското възраждане. София, 1976; Виноградов В. Н. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и освобождение Болгарии. М., 1978; Дойнов Ст. Българската общественост и Руско-турската война 1877-1878. София, 1978; Грозданова Е. Българска селска община през XV-XVIII в. София, 1979; История на България: В 14 т. София, 1979-1991. Т. 1-7; Бешевлиев В. Първобългарите: Бит и култура. София, 1981; Българското възраждане и Русия. София, 1981; Гюзелев В. Средновековна България в светлината на нови извори. София, 1981; История и культура Болгарии: К 1300-летию образования Болгарского гос-ва. М., 1981; Развитие этнического самосознания слав. народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982. С. 49-81; Россия и освобождение Болгарии. М., 1982; Бакалов Г. Средновековният български владетел: титулатура и инсигнии. София, 1985; Раннефеодальные гос-ва на Балканах, VI-XII вв. М., 1985. С. 132-188, 285-313; Формирование национальных независимых гос-в на Балканах (кон. XVIII - 70-е гг. XIX в.). М., 1986. С. 348-406; Краткая история Болгарии / Под ред. Г. Г. Литаврина. М., 1987; Матеева М., Тепавичаров Х. Дипломатическите отношения на България, 1878-1988. София, 1989; Развитие этнического самосознания слав. народов в эпоху зрелого феодализма. М., 1989. С. 36-93; Койчева Е., Кочев Н. Болгарское гос-во с сер. VIII до кон. IX в. // Раннефеодальные гос-ва и народности: Южные и зап. славяне, VI-XII вв. М., 1991; Косик В. И. Рус. политика в Болгарии 1879-1886 гг. М., 1991; он же. Время разрыва: Политика России в болг. вопросе 1886-1894 гг. М., 1993; Тъпкова-Заимова В. Структура Болгарского гос-ва (кон. IX - нач. XI в.) и проблема гегемонии на Балканах // Раннефеодальные гос-ва и народности: Южные и зап. славяне, VI-XII вв. М., 1991; она же. Южные славяне, протоболгары и Византия. Пробл. гос. и этнического развития Болгарии в VII-IX вв. // Там же; Бешевлиев В. Първобългарски надписи. София, 1992; Краткая история Болгарии: С древнейших времен до наших дней. М., 1992; Петканова Д. Старобългарската лит-ра, IX-XVIII в. София, 1992; История на България / И. Божилов и др. София, 1993; Златарски В. Историята на Българската държава през средните векове. София, 19942. Т. 1-3; Литаврин Г. Г., Макарова И. Ф. Этническое самосознание болгар в кон. XIV - нач. XVI в. // Этническое самосознание славян в XV ст. М., 1995; Оболенский Д. Византийское содружество наций. М., 1998; Полывянный Д. И. Культурное своеобразие средневек. Болгарии в контексте византийско-слав. общности IX-XV вв. Иваново, 2000; История юж. и зап. славян: В 2 т.: Учебник / Под ред. Г. Ф. Матвеева и З. С. Ненашевой. М., 20012.
И. А. Корж, Хр. Темелски

Искусство

Раннехристианское и ранневизантийское искусство на территории Б.

С распространением христианства происходит трансформация художественных традиций античности; своеобразие культуры во многом определило взаимное влияние местного фракийского элемента и переселенцев из разных частей Римской империи. К 1-й пол.- сер. IV в. относится массовое распространение христ. культуры. Во 2-й пол. VI-VII в. в результате переселения славян, авар и протоболгар на ряде территорий было уничтожено множество христ. построек, но к югу от Балканских гор и на побережье Чёрного м. христ. культура сохранилась и продолжала развиваться; позже эти районы вошли в состав 1-го Болгарского царства.

Красная церковь в Перуштице. IV–VI вв.
Красная церковь в Перуштице. IV–VI вв.

Красная церковь в Перуштице. IV–VI вв.

I. Архитектура. Самые ранние христ. постройки IV-VII вв. (в с. Воден около Болярово, в с. Галата под Варной, т. н. Красная ц. в Перуштице) были возведены на месте или вблизи языческих святилищ, что объясняется процессом вытеснения языческих культов. Им присуще многообразие, сочетание привычных художественных и архитектурных форм, отвечающих требованиям богослужебной практики и почитания мучеников. К наст. времени известно более 200 подобных сооружений.

Наиболее распространен был тип базилики - здания с продольным планом, ориентированного по оси восток-запад, как правило, одно- и трехнефного, с одной апсидой, притвором или без него. Базилики IV в. сохраняют античные признаки: трехнефный план, наличие большой полукруглой апсиды и нерасчлененный притвор (нартекс), стены из кирпича или с использованием смешанной кладки, крыша обычно деревянная. Нефы разделены колоннами, несущими архитрав. Древнейшая из таких построек, церковь в вост. некрополе Сердики (совр. София), возникла, вероятно, сразу после 313 г., позднее на ее основании была возведена базилика Св. Софии. В V в. проникновение сир. и малоазийского влияний привело к появлению зданий разнообразной планировки (церкви в местностях Джанавара близ Варны и Иваняне близ Софии). Большие по размеру, богато украшенные храмы возводились на побережье Чёрного м. и в районах, близких к К-полю, в крупных адм. и церковных центрах, многие из к-рых славились своими целебными источниками (Сандански, Сердика, Павталия (Вельбужд, совр. Кюстендил), Диоклетианополь (совр. Хисаря), Кабиле (около Ямбола)) и большой населенностью (Одесс (совр. Варна), Месемврия (совр. Несебыр), Филиппополь (совр. Пловдив)). В постройках, расположенных вдоль рек Струма и Места, сказалось влияние архитектурных традиций Греции и в меньшей степени К-поля. Памятники в р-не Сердики и Пазарджика отличают планировка и приемы строительной техники, свойственные зап. территориям Балканского п-ова, Вост. Иллирику и Сирии. Встречаются базилики с укороченным планом (г. Ратиария (совр. с. Арчар) и Ловеч).

Церковь Св. Софии Премудрости Божией в Софии. 2-я пол. V в. План
Церковь Св. Софии Премудрости Божией в Софии. 2-я пол. V в. План

Церковь Св. Софии Премудрости Божией в Софии. 2-я пол. V в. План

С кон. IV - нач. V в. архитектурные формы стали разнообразнее: к основному зданию пристраивают дополнительные помещения; колоннада сменилась аркадой, колонны - столбами. Изменения в литургической практике вызвали усложнение планов зданий, появление многогранной апсиды, к кон. V в. обособились отдельные помещения в вост. части храма - жертвенник и диаконник, средний неф стал шире. К VI в. относится использование сводчатых и купольных конструкций, появление трансепта, во внешнем облике зданий выражено стремление к центрической композиции, окончательно оформляется трехчастный алтарь с 3 апсидами-экседрами. Около зданий строятся баптистерии и атриумы. На гладких фасадах появляются элементы пластического декора: ниши, портики, порталы, пилястры. Уменьшение пропорций и появление купола над небольшим зданием можно считать переходом к главному типу средневек. храма - крестово-купольному. Его развитие в болг. землях после длительной паузы продолжилось со 2-й пол. IX в. Реже строились сводчатые здания, моделью для них послужили каменные постройки в Сирии, М. Азии, на Кавказе (близ Белово, Лозенец (ныне р-н Софии), Струмско (ныне р-н Благоевграда)). В церковной архитектуре болг. земель сложился ряд специфических черт вост. происхождения: наличие пастофорий (Лозенец, Дели-Душка близ Преслава), встроенных в вост. стену апсид (Джанавара, Радомир (под Софией), Монтана), боковых конх (Лютиброд), пристроек с востока и запада и симметрично расположенных башен на зап. фасаде (Джанавара, Лозенец, церковь около Иваняне), появление двора с юж. стороны вместо атриума, к-рый мог иметь 3 портика (по греч. образцу) или 4 (рим. практика) (напр. базилика около с. Овчарово в окрестностях Тырговиште), строительство массивных сооружений с использованием сводов и конструкций на столпах, с объединением нефов под общей крышей. В VI в. притворы, состоявшие ранее из одной части (Диоклетианополь, Иваняне, Цырквиште близ г. Пирдоп), приобретают дополнительные помещения (базилика № 6 в Диоклетианополе, Старая митрополия в Месемврии, базилика № 1 в Кабиле, Эленская базилика около Пирдопа и др.). Вход с 3 сторон (как в Старой базилике в Месемврии) становится характерной чертой болг. церковных построек до X в. Особенно много таких храмов в Преславе.

Начиная с VI в. появились центрические постройки, характерные для баптистериев или мартириев сложных конструкций, необходимых для осуществления большего числа литургических функций. Несмотря на малочисленность сохранившихся памятников этой группы, они разнообразны по внешнему виду, их отличает тенденция к вертикальности и наличие куполов. Обычно это крестовидные в плане церкви, тетраконхи, как, напр., ротонда св. Георгия в Сердике; баптистерии, план к-рых представляет равноконечный крест с апсидой на востоке (в г. Сандански, в крепости г. Сливен, в Ботеве близ г. Видин, в Водене, на холме Царевец в Велико-Тырнове) или крест с удлиненной зап. ветвью (Цырквиште). Среди строений с конхами особенно известны здание без коридоров по периметру у вост. стены крепости Августа Траяна (совр. Стара-Загора) и Красная ц. в Перуштице, к-рая по своему типу и ряду др. особенностей сходна с мартирием в Охриде (Македония), церковью в Лини (Албания) и храмом Звартноц (Армения). В IV в. в качестве мартириев строятся центрические сооружения, окруженные коридорами.

Старая базилика в Месемврии. IV–V вв. План
Старая базилика в Месемврии. IV–V вв. План

Старая базилика в Месемврии. IV–V вв. План

II. Каменная пластика была тесно связана с архитектурой и широко использовалась во внутреннем убранстве храмов по контрасту с простыми, без украшений, фасадами. Получили распространение изделия мастеров с о-ва Проконнес (совр. Мармара) в Мраморном м., мастерских, расположенных на о-ве Тасос, в крупных балканских центрах, в традиц. районах добычи декоративных материалов (известняк - около Никополя-на-Истре, мрамор - в с. Илинденци на р. Струме, красные сланцы - около Августы Траяна и т. д.). Строительство, в огромных масштабах развернувшееся в империи в первые 3 века, привело к стандартизации и монополизации заказов по изготовлению архитектурных деталей. Напр., на Черноморском побережье обработка привозных полуфабрикатов совершалась в местных мастерских (Одесс и Маркианополь (совр. Девня)). Лучшие заготовки предназначались для богатых построек, возводившихся в крупных городах на побережье Чёрного м. (Одесс и его окрестности, Месемврия и Обзор) и во Фракии (Августа Траяна, Филиппополь, Диоклетианополь). Для имитаций типовых деталей в таких провинциальных центрах, как Сердика, характерно использование местных материалов и более ранних моделей. Особенно интересны архитектурные детали базилик в Лютиброде и Никополе-на-Несте у с. Гырмен, в к-рых узнаваемы типы изделий, созданных по образцам известных мастерских К-поля, Фессалоники и Равенны. Несмотря на запрет, было распространено повторное использование материалов, взятых из античных построек. Особенности устройства алтарной части требовали изготовления престолов, алтарных преград, парапетов, колонок. Поскольку подобные заказы выполнялись крупными мастерскими, их изделия отличались стандартностью форм и декора. Исключением было использование необычных мотивов в украшении, напр., декоративные плиты базилики в Ореше (в Родопах), изготовленные в р-не Месты, известняковые плиты из маленькой церкви у с. Осеново (к северу от Варны) с выгравированными изображениями павлинов, канфаров (ваза с 2 ручками) и др., что свидетельствует о вост. влиянии на провинциальное искусство IV в. На бордюрах целого ряда престолов имеются рельефные украшения в виде мифических животных, рыб, профильные изображения головы в шлеме, фигуры охотников и др. (жертвенники из храмов в Никополе-на-Несте, Павталии, на холме Царевец в Велико-Тырнове). Рельефное изображение 2 львов сохранилось на жертвеннике из церкви в Абритте (ныне в Историческом музее в Разграде). Данный тип круглых жертвенников был заимствован в Вост. Средиземноморье и распространен в IV-V вв. Амвоны-платформы и парапеты, в т. ч. изготовленные в местных мастерских, имеют стандартную форму и тип украшения (напр., из храмов св. Георгия в Одессе, Маркианополе, Месемврии). Исключением являются найденная в Велико-Тырнове плита с образом Божией Матери (ок. VI-VII в.), выполненная в примитивной технике, фрагменты рельефов с изображением евангельских персонажей из Епископской базилики в Сандански и 2 скульптурных изображения Доброго Пастыря (из окрестностей г. Оряхово на Дунае, ныне в городском музее Оряхова) и из Филиппополя (в Археологическом музее Пловдива), распространенные в раннехрист. эпоху в зап. областях империи.

III. Монументальная живопись (мозаики, роспись). Если в начальный период мозаика использовалась для украшения светских построек, то с IV в. большинство сохранившихся образцов связаны с церковным убранством. О мозаичных украшениях стен в храмах можно судить по незначительным фрагментам из базилик в Сандански, в Никополе-на-Несте (№ 1), в Пиринч-Тепе в Варне. Во мн. храмах и др. постройках, связанных с богослужением и расположенных в различных районах страны, сохранились мозаичные полы, известна одна гробница с напольной мозаикой (Диоклетианополь). Получила распространение мозаика из смальты, кусочков цветного стекла (opus tesselatum), реже использовались кусочки или пластинки натуральных камней (opus sectile). Как и др. виды искусства этого периода, мозаика IV в. трансформируется: изображения, сохраняющие пластический характер, включаются в орнаментальные мотивы, к кон. IV в. происходит переход к стилю, для к-рого характерна геометризация форм: изображения становятся декоративными, исполнение не отличается изысканностью (Южная базилика в Маркианополе, базилика № 1 в Кабиле, базилика № 2 в Никополе-на-Несте). Графические изображения в мозаике V-VI вв. превращаются в часть декоративной схемы, что отражает проникновение в болг. земли общевизант. тенденций. Мозаичные произведения кон. VI - нач. VII в. неизвестны.

Самой ранней из сохранившихся мозаик является пол в алтарной части базилики Св. Софии в Сердике, созданный в начальный период строительства в 1-й четв. IV в. Мозаичный рисунок представляет собой символическое изображение рая, окруженное плетеной рамой; нек-рые из его символов (напр. кипарисы) связаны с языческим погребальным культом. Композиция включает изображения высокого сосуда - лутерия с голубями в центре, корзин с плодами, птиц, сидящих на виноградных лозах (аллегория праведных душ в раю). Мозаика пола наоса разделена на 9 панно с различными сюжетами, включающими орнаментальные мотивы и изображения христ. символов -агнцев, павлинов, виноградных побегов, плюща и т. д. После ряда промежуточных перестроек в нач. V в. пол в базилике был покрыт мозаикой, где в центре размещался медальон с изображением сосуда, а вокруг, среди геометрического орнамента, были расположены еще 4 подобных медальона. Изменения выразились в появлении композиций с геометрическим орнаментом с включением символических образов. Так, в мозаике базилики на ул. Хана Крума в Варне представлены изображения сосуда-кратера, павлинов среди ветвей, отделенные от орнаментальных секторов мозаики.

Церковь св. Георгия в Сердике. III–IV, VI, XIV вв.
Церковь св. Георгия в Сердике. III–IV, VI, XIV вв.

Церковь св. Георгия в Сердике. III–IV, VI, XIV вв.

В мозаиках V-VI вв. появляются надписи на лат. (базилика в Плевене) и греч. языках, иногда стихотворные (базилика еп. Иоанна в Сандански). Мозаики этого периода выполнены грубее и содержат символические изображения, гл. обр. птиц и рыб (базилика в Сандански, Павталия, Шкорпиловци, Филиппополь, Катунци, базилика № 1 в Никополе-на-Несте). Произведения местных мастерских ориентированы на греч. и малоазийские образцы, а также свидетельствуют о связях с Зап. и Сев. Грецией, что характерно для территории Иллирика (Плевен, Сердика, Сапарева-Баня).

В наст. время насчитывается более 100 памятников с фрагментами настенных росписей. Росписи храмов первых десятилетий IV в. сохранились в Сердике, напр. в декорации цоколя базилики № 1, 2 в виде сетки диагональных квадратов, желтых и красных, с точками в центре. Отличительной чертой т. н. инкрустационного стиля IV-VI вв. является введение в роспись элементов архитектоники и имитация облицовки различных цветов. Квадраты иногда отделены друг от друга канелированными колоннами или их графической имитацией (базилика в Сандански). Над ними в неск. зонах, чередуясь, расположены панно или фризы с геометрическим и растительным орнаментом в виде листьев ольхи, винограда, цветов, ветвей (церковь в Водене, базилика около с. Хан-Крум (около г. Шумен), Красная ц. в Перуштице).

От V-VI вв. сохранился ряд живописных фрагментов внутреннего убранства церквей (базилика около с. Хан-Крум, Красная ц. в Перуштице, церковь в Водене). Их отличает высокое качество исполнения, изысканный колорит и ряд особенностей, связанных с эллинистической традицией Вост. Средиземноморья. Росписи сев. части Красной ц. в Перуштице позволяют восстановить иконографическую систему фресок: над декоративным цоколем в нижнем ярусе изображались сюжеты ВЗ и НЗ; на сводах подкупольных арок - ряды медальонов с полуфигурами ангелов или отдельными сценами, вписанными в арочные проемы; на щеках арок расположены фигуры ангелов, несущих медальоны с изображением Агнца Божия или Этимасии (сохр. фрагментарно). Сохранились сцены мученичества, свидетельствующие о первоначальном назначении здания как мартирия. В принципах формирования иконографической программы и монументальном характере росписи проявилось влияние Востока, ее создателями были мастера высокого уровня. По колориту с этими фресками сходны росписи церкви в с. Воден. Образцы росписи последующих столетий до наст. времени не сохранились, что может быть связано с нашествиями варваров.

Живопись погребальных сооружений имела свою сюжетную программу. Лучшими по уровню исполнения являются памятники, переходные от язычества к христианству, однако идентифицировать и точно датировать их сложно (гробницы в некрополях Филиппополя, Силистринская гробница). В них использовались античные мотивы и схемы, вошедшие в число сюжетов христ. живописи. Гробницы с росписями в некрополях Софии (более 20) отражают изменение источников этой живописной программы. Основной принцип росписей заключался в разделении на 2 зоны: нижнюю, связанную с земной жизнью, и верхнюю, олицетворявшую жизнь небесную. Условное разделение закреплялось при помощи линий, декоративных лент, райских растений, спускавшихся со свода, текстов, заключенных в рамки панно, имитаций мраморных облицовок, реальных или иллюзорных архитектонических элементов (напр. изображение балки в церкви в Силистре). К VI в. в люнетах и на стенах гробниц появились изображения птиц и растений, канфаров, свещниц, разнообразные варианты изображения креста (хризмон, процветший крест, группы из 3 крестов, символизирующих Голгофу, и др.). Роспись гробницы, открытой на ул. Гурко в Софии, свидетельствует о распространении в болг. землях визант. по духу живописи: размещенные на ее своде образы 4 архангелов с надписями - единственный пример подобных изображений, созданных в период 395-447 гг. В росписи Филиппопольской гробницы, о времени создания к-рой ведутся дискуссии, присутствует сцена погребальной трапезы, где использованы античные сюжеты периода тетрархии или начала эпохи имп. Константина Великого. Росписи Силистринской гробницы (ок. 350-370) и гробницы (посл. треть IV в.) в крепости около Осенова сходны в изображении пространства, но отличаются по стилю и технике: живопись первой напоминает росписи гробницы Евсторгия в Фессалонике, что дает возможность видеть христ. содержание в ее образах, однако явных христ. символов нет; вторая отличается нек-рым примитивизмом, ограниченностью колорита, линеарностью изображения. В ее декоре наряду с языческими символами использованы монограмма Христа и изображения храмов. В обоих случаях для росписей характерно наполнение античных сюжетов новым смыслом.

Памятники архитектуры Болгарии
Памятники архитектуры Болгарии

Памятники архитектуры Болгарии

IV. Богослужебная утварь и реликварии. К IV-V вв. значительная часть богослужебной утвари изготавливалась в местных мастерских, напр., глиняные лампы в Кратове (Македония) или в Сердике, подсвечник в форме головы молодого мужчины и сосуд для св. воды с литургической надписью и рельефными изображениями человеческой фигуры и уток на бордюре (из Одесса). Сохранились уникальные предметы, сделанные на заказ в развитых художественных центрах Византии, мастерских К-поля и Сирии VI-VII вв.: серебряные свещницы (из с. Садовец), чаша (из с. Нова-Надежда) с именами правоверной имп. четы Юстиниана и Феодоры и дискос (из окрестностей Севлиева). Из бронзы или глины делали лампы с изображением крестов, монограммы Христа, виноградной лозы, сборщиков винограда и др. христ. символов. Замечательным произведением искусства является бронзовая лампа (из Августы Траяна) с изображениями креста, дельфина и головы в шлеме, стиль к-рых характерен для 80-х гг. IV - сер. V в. Сохранились бронзовые и серебряные палочки из Одесса для миропомазания со скульптурной фигуркой птицы на конце, формы для евхаристического хлеба с изображением хлебов и 2 рыб, символизирующих чудо в Галилее (VI в., Археологический музей в Варне).

Отдельную группу предметов представляют реликварии как обязательная часть церковного убранства и обряда. Наиболее древним является реликварий, найденный в захоронении под полом ц. Св. Софии в Сердике. Он изготовлен в Сирии ок. 330 г., украшен растительными орнаментами, крестами-хризмонами и позолотой (СНАМ). Маленький серебряный реликварий, происходящий, очевидно, из Киликии, датируется 2-й пол. IV в., на его крышке по сторонам креста размещены погрудные изображения святых Константина и Елены, а на боковых стенках - рельефные образы Христа и апостолов (СНАМ). Ряд реликвариев IV-V вв. имеет восточносредиземноморское происхождение (Старо-Оряхово, Обзор, Хисаря, Элешница, Ореш, Сердика, Мездра). Уникален созданный в Сирии в V в. золотой реликварий, украшенный сапфирами, изумрудами и гранатами, помещенный в 2 саркофага, серебряный и алебастровый (происходит из церкви близ местности Джанавара).

V. Христ. мотивы в ювелирных украшениях. Раннехрист. символика стала одним из элементов орнаментики ювелирных украшений, многие из них произведены в крупных мастерских. Среди изделий клада, обнаруженного в Ратиарии, сохранивших свойственные античности стиль и технику, есть украшения с крестами (IV-V вв.). В отличие от массовой продукции, каковой являлись ввозившиеся из Сирии бронзовые кресты-реликварии, в с. Бежаново найдены золотые изделия того же рода, изготовленные в мастерских К-поля. Ко 2-й пол. V-VI в. относятся украшения клада, обнаруженного в Варне, гривны с изображениями виноградной лозы и птиц; из этого же клада происходит богато украшенный цветными пластинами и эмалью крест-реликварий. В IV-VI вв. появились перстни с монограммой Христа или крестами, иногда с образами святых Константина и Елены по сторонам креста (СНАМ. Инв. № 2580).

IX-XI вв.

I. Архитектура. С принятием христианства самым распространенным из архитектурных типов стала базилика (иногда с атриумом, двойными притворами и баптистерием, напр., Большая базилика в Плиске), способная вместить много молящихся. В области церковного строительства был достигнут синтез архитектуры, пластической декорации вне и внутри здания, мозаики и стенной живописи. В письменных источниках встречаются свидетельства о неск. типах построек: базилике как соборной церкви (7 были созданы по приказу царя Бориса), а также круглых и, упоминаемых в текстах XI в. (напр., в Житии св. Климента Охридского), «белых церквах». Центрические постройки имели крестовый план, нередко конхи, завершающие рукава креста (мартирий, обнаруженный под фундаментом Большой базилики (после 865); дворцовая Круглая, т. н. Золотая, церковь в Преславе, 10-е гг. X в.; триконх в Плиске и др.). Храмы возводились на месте языческих святилищ (Большая и Дворцовая базилики в Плиске, церкви в Преславе, Мадаре, а также в центрах раннего христианства и древних епископских кафедрах. Известно более 40 базилик, 20 из к-рых располагались в жилых кварталах и усадьбах Плиски, 4 в Преславе (Дворцовая базилика, Гебе-килисе, Сакалова могила, Черешето), в Дуросторе (совр. Силистра) и др.

Большая базилика в Плиске. IX в.
Большая базилика в Плиске. IX в.

Большая базилика в Плиске. IX в.

В посл. четв. IX в. в городах и около них строились мон-ри, ставшие центром духовной жизни и художественных ремесел; здесь переписывали книги, изготовляли драгоценную утварь и др. Напр., в мон-рях, расположенных в окрестностях населенных пунктов Равна, Черноглавци и др., возводились базилики, нек-рые монастырские храмы были сходны с постройками раннехрист. Востока (Плиска, Силистра). В др. церковных зданиях отразилось влияние Рима и протороманских моделей Далмации и Адриатического побережья (базилика в центре Преслава, 866-867, и в мон-ре близ Равны, 889). В преславский период (кон. IX-X в.) под визант. влиянием в связи с активным строительством церквей для небольшого числа молящихся в городах, имениях и мон-рях стали появляться крестово-купольные храмы к-польского и преславского типов (с вписанным в плане крестом (купол опирается на колонны или свободно стоящие опоры), уменьшенным предалтарным пространством, 3 входами и фасадами, украшенными лепниной).

II. Скульптура. Необходимость украшения христ. храмов привела к появлению мастерских, специализировавшихся на изготовлении элементов декоративной пластики из камня для построек 2-й болг. столицы - Вел. Преслава. В 3-й четв. IX - нач. X в. при строительстве Дворцовой базилики были применены массивные архитектонические элементы из известняка со стилизованной протороманской декорацией, созданные, очевидно, под влиянием искусства Адриатики. В то же время, напр. в Большой базилике в Преславе, для украшения литургически важных частей храмов использовали декоративные элементы более раннего времени, а также привезенные из К-поля.

Круглая (Золотая) церковь в Преславе. Нач. Х в. План
Круглая (Золотая) церковь в Преславе. Нач. Х в. План

Круглая (Золотая) церковь в Преславе. Нач. Х в. План

Архитектура времени правления царя Симеона (893-927) отличалась полихромным убранством (мозаики, стенные росписи, расписная керамика, инкрустация по камню), каменной пластической декорацией снаружи и внутри здания. Замечательным памятником той эпохи является Круглая (Золотая) ц. в Преславе (ок. 906). Ее богатое скульптурное убранство, в к-ром использованы античные, визант. и вост. (араб.) художественные мотивы, сродни лучшим постройкам К-поля (напр., ц. Богородицы Панахранты (Фенари-Иса) в мон-ре Константина Липса, 908). Ок. 60-х гг. X в. в украшении храмов проявляются местные особенности: напр., на фасаде небольшой церкви в местности Аврадака (в окрестностях Преслава) выполнены львиные протомы (передняя половина фигуры), свойственные протороманскому и раннему романскому стилям. Рельефы с христ. сюжетами в этот период не встречаются. В преславской декоративной пластике преобладал раскрашенный рельеф, инкрустированный кусочками стекла, керамики и др. Наиболее часто применялся низкий рельеф и ажурный орнамент, о широком применении пластических деталей, исполненных в технике высокого рельефа, говорить трудно, сохранились лишь немногие детали украшений церквей после X-XI вв. в Силистре и Шуменской крепости.

III. Монументальная живопись. Ряд памятников монументальной живописи, созданных в эпоху 1-го Болгарского царства, ныне находятся вне территории Болгарии. Первый слой росписи ротонды св. Георгия в Сердике ранее датировался кон. X в., напоминая лучшие образцы визант. миниатюры этого времени, в наст. время исследователи относят его создание к 1-й пол. XI в. В живописи периода 1-го Болгарского царства преобладали черты офиц. стиля, связанного с визант. искусством, и декоративные изображения раннехрист. времени с обобщенной моделировкой. Влияние визант. классицизма заметно в 1-м живописном слое росписи ц. св. Ахиллия на оз. Преспа (совр. территория Греции) и в росписи церкви с. Герман (не сохр.), к-рые были созданы в том районе представителями одной мастерской в кон. X - нач. XI в. На развитие болг. изобразительного искусства оказала влияние и провинциальная живопись Византийской империи, сохранившая черты, свойственные доиконоборческому периоду и вост. искусству более позднего времени. Иконография и система распределения образов и сцен в храмах отражают переходный этап после иконоборчества.

Архангел. Роспись ц. св. Георгия в Софии. 1-я пол. XI в. Фрагмент
Архангел. Роспись ц. св. Георгия в Софии. 1-я пол. XI в. Фрагмент

Архангел. Роспись ц. св. Георгия в Софии. 1-я пол. XI в. Фрагмент

IV. Керамика. Преславская расписная керамика использовалась при украшении гражданских и храмовых построек с кон. IX-X в. Самые ранние образцы керамических икон были обнаружены в 1909 и 1927 гг. в мон-рях, расположенных в местности Патлейна около Преслава и среди руин Круглой ц. в Преславе. Раскопки на месте мастерских, находки бракованной продукции, инструментов и материалов показывают, что производство керамики осуществлялось в широких масштабах и было связано с разработкой богатых залежей светлых пород глины в районе Преслава, а также с привлечением сюда мастеров, вероятно выходцев из ближневост. христ. стран. Ими была создана художественная школа, работы к-рой отличались от др. школ (Никомидии, К-поля, Фессалоники) использованием различных моделей керамики, начиная от разработанных в раннехрист. искусстве Сирии, Палестины, Египта, М. Азии и К-поля. Технология изготовления керамических икон заключалась в нанесении на формованные и обожженные рельефные плитки сначала коричневого контура рисунка, затем ангоба или минеральных красок типа охры и дополнительных цветов (светло-коричневого, розового, красного, темно-фиолетового, зеленого), после чего раскрашенную поверхность покрывали прозрачной глазурью. Керамические иконы представляли собой монументальные или переносные образы, части иконостаса, использовались как инкрустация каменных архитравов и др. К кон. IX в. относятся керамические иконы, выполненные в мастерской в местности Тузлалыка: рисунок погрудных изображений апостолов и евангелистов плоский и неск. грубоватый. Небольшие иконы из т. н. Дворцового мон-ря дают представление о келейном иконостасе. Из плиток составлялись панно, иногда больших размеров, как, напр., в Круглой ц. мон-ря в мест. Патлейна, откуда происходит многосоставная керамическая икона вмч. Феодора Стратилата (СНАМ), являвшаяся, вероятно, элементом украшения храма, аналогичным стенной живописи.

Тенденция к архаизации в преславской керамике объясняется ее ориентацией на иконографические образцы, характерные для вост. провинций империи периода раннего христианства. В X в. стиль росписи постепенно трансформировался под влиянием образцов визант. искусства этого периода. Развитие керамики прекратилось, вероятно, в период нашествий печенегов во 2-й пол. XI в.

Вмч. Феодор Стратилат. Керамическая икона из Патлейна. IX–Х вв. (СНАМ)
Вмч. Феодор Стратилат. Керамическая икона из Патлейна. IX–Х вв. (СНАМ)

Вмч. Феодор Стратилат. Керамическая икона из Патлейна. IX–Х вв. (СНАМ)

V. Миниатюра. Появление миниатюр в произведениях рукописных мастерских Плиски и Преслава в IX-XI вв. было связано с переводом и переписыванием визант. богослужебных книг. О характере орнаментики (заставки, орнаменты и виньетки) таких рукописей, как Саввина книга, Супрасльская минея и Ассеманиево Евангелие, испытавших непосредственное влияние визант. памятников IX-XI вв. и развивавшихся в русле общего стиля преславского искусства, можно судить по поздним спискам произведений болг. раннесредневек. школ (Плиска, Преслав, Охрид) рус. происхождения, сохранившим стиль оригиналов. В рус. списках XI-XII вв. (Остромирово Евангелие, Учительное Евангелие Константина Преславского, Изборник Святослава и Слова сщмч. Ипполита, еп. Римского) преобладает влияние визант. миниатюр т. н. «цветного стиля» 2-й пол. X в., а также заметна связь болг. переводчиков и переписчиков раннего времени со скрипториями и книжниками К-поля (возможно, со Студийским мон-рем). По мнению рус. исследователей, миниатюры Остромирова Евангелия связаны с искусством К-поля сер. XI в., притом что текст восходит к преславскому оригиналу IX-X вв. В списках Учительного Евангелия Константина Преславского и Слов сщмч. Ипполита, еп. Римского, сохранились образы болг. государей - Бориса I и Симеона. Болг. происхождение оригиналов, с к-рых были сделаны списки (в т. ч. миниатюры), устанавливается по воспроизведенным в них припискам. К деятельности монастырских скрипториев относится не только иллюстрирование рукописей, но и роспись керамики и настенных изображений в технике граффито, напр., в мон-ре в окрестностях Равны (886) сохранилось более 2 тыс. таких рисунков и надписей.

Заставка и инициалы “М” и “В”. Ассеманиево Евангелие. 2-я пол. Х в. (Vat. Slav. 3. Л. 112 об.)
Заставка и инициалы “М” и “В”. Ассеманиево Евангелие. 2-я пол. Х в. (Vat. Slav. 3. Л. 112 об.)

Заставка и инициалы “М” и “В”. Ассеманиево Евангелие. 2-я пол. Х в. (Vat. Slav. 3. Л. 112 об.)

VI. Мелкая пластика. Среди образцов мелкой пластики из металла, датируемых IX-X вв., в основном представлены литые кресты, энколпионы, небольшие иконы. В традиц. технике обработки кости изготавливались не только кресты, но и изображения - имитации визант. изделий из слоновой кости, выполненные в виде плоского рельефа. В Велико-Тырнове была обнаружена часть изготовленного в визант. мастерской триптиха X в. с изображением композиции «Успение Пресв. Богородицы». Уникальным предметом к-польской мастерской является золотой крест-энколпион из Плиски, изготовленный ок. сер. IX-X в. (СНАМ). Он представляет собой реликварий с вложенными один в др. 3 крестами, во внутреннем из к-рых находится частица Животворящего Древа Господня. На кресте изображены праздники (Благовещение, Рождество Христово, Введение во храм, Крещение, Преображение, Распятие, Воскресение Христово и Успение Пресв. Богородицы), образы Богородицы Никопеи, святителей Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Василия Великого, архиеп. Николая Мирликийского, сопровождающиеся надписями на греч. языке. По сторонам Распятия - Богородица и св. Иоанн Богослов. Ряд этих памятников, созданных в К-поле, как и золотой дискос из Преслава (XI в.), пластинка с изображением павлинов из Преславского клада (все в СНАМ) и др., свидетельствуют о проникновении из Византии в Болгарию произведений высокого уровня, служивших образцами для местных мастеров. В музеях Болгарии хранятся тысячи крестов с рельефными или выгравированными изображениями, представляющие широко распространенную в ср. века массовую продукцию различных мастерских. В их числе - памятные кресты, в основном X в., из св. мест (Египта, М. Азии). С нач. XI в. распространение получают нагрудные иконы и кресты, в т. ч. из камня.

М. Ваклинова

XI-XIV вв.

Крест-энколпион с изображением двунадесятых праздников. Сер. IX–Х в. (СНАМ)
Крест-энколпион с изображением двунадесятых праздников. Сер. IX–Х в. (СНАМ)

Крест-энколпион с изображением двунадесятых праздников. Сер. IX–Х в. (СНАМ)
Крест-энколпион с изображением двунадесятых праздников. Сер. IX–Х в. (СНАМ)
Крест-энколпион с изображением двунадесятых праздников. Сер. IX–Х в. (СНАМ)

Крест-энколпион с изображением двунадесятых праздников. Сер. IX–Х в. (СНАМ)

I. Архитектура. Сохранившиеся памятники эпохи почти полуторавекового визант. владычества, наступившего в 1018 г. после завоевания державы царя Самуила, свидетельствуют о применении и развитии основных типов храмовой архитектуры. Митрополичья церковь в Месемврии (т. н. Новая митрополия) - единственная базилика XII в., сохранившаяся до наст. времени; в ее декоре использованы керамические и скульптурные элементы. Базиликой также была дошедшая во фрагментах митрополичья ц. свт. Николая в окрестностях г. Мелник. Наиболее распространены были 2 варианта крестово-купольных построек типа вписанного креста: к-польский тип - с предапсидным пространством (ц. св. Георгия в Вельбужде (совр. квартал Колуша в Кюстендиле), ц. св. Георгия в Месемврии) и «провинциальный» - без него (церкви св. Иоанна Богослова в Земенском мон-ре, св. Димитрия в Паталенице, арх. Михаила в Риле). Тип крестово-купольного храма с квадратным планом представлен Боянской церковью. Храмы этого периода представляют собой каменные постройки почти без украшений на фасадах (церкви в Паталенице и в Риле) или с декоративной кладкой из камня и кирпича в декоре (церкви в Колуше, Бояне, Новая митрополия в Месемврии). Исключением является костница (кон. XI - нач. XII в.) Бачковского мон-ря (см. ст. Петрицонский мон-рь), сооруженная из каменных квадров, чередующихся с рядами кирпича, фасад украшен декоративными арками, подобных к-рым нет ни в одном болг. памятнике, что объясняют груз. происхождением ктитора Бачковского мон-ря Григория Пакуриана.

Костница Бачковского мон-ря. Кон. XI — нач. XII в.
Костница Бачковского мон-ря. Кон. XI — нач. XII в.

Костница Бачковского мон-ря. Кон. XI — нач. XII в.

В эпоху 2-го Болгарского царства крупными художественными центрами были столица Тырново, города Месемврия, Мелник, Червен. Как и в предшествующий период, в основном возводились храмы крестово-купольного типа (в неск. вариантах) и простые однонефные сводчатые церкви. Строительство крестово-купольных храмов велось гл. обр. в столице и крупных городских центрах. Второй тип храмов представлен небольшими постройками, ктиторами к-рых были местные феодалы.

Новая столица Тырново состояла из хорошо укрепленной крепости (сохр. в развалинах) на холме Царевец, над р. Янтра, где находились царский дворец, резиденция Патриарха, адм. здания, многочисленные храмы и из маленькой крепости на противоположном берегу реки, на холме Трапезица, где сохранились руины 17 церквей и мон-рей. Замечательным памятником архитектуры нач. XIII в. является ц. апостолов Петра и Павла в Тырнове, отличающаяся изысканностью внутреннего убранства, главным элементом к-рого являются изящные колонны с капителями. Нач. XIII в. датируется ц. Сорока мучеников (в руинах), на ее колоннах сохранились мемориальные надписи периода 1-го Болгарского царства. Окрестности Тырнова получили название Малой Святой горы благодаря множеству возведенных там мон-рей (Преображенский, Килифаревский и Св. Троицы - все в руинах). В правление царя Иоанна Асеня II (1218-1241) были основаны знаменитые скальные мон-ри в среднем течении р. Русенски-Лом, в окрестностях с. Иваново, действовавшие до кон. XIV в. Располагавшаяся здесь т. н. Засыпанная церковь была освящена во имя св. Архангелов (сохр. фрагменты росписи - цикл чудес архангелов) и являлась одной из самых ранних. Наиболее известной постройкой комплекса является церковь, сооруженная при царе Иоанне Александре (1341-1371), относящаяся к числу лучших памятников периода позднего палеологовского искусства. В эпоху 2-го Болгарского царства активные контакты с Византией сохраняла Месемврия, что отразилось в архитектуре многочисленных церквей этого небольшого города. В различной степени сохранности до нас дошли храмы XIII-XIV вв.: св. Параскевы (XIII в.), св. Феодора (XIII-XIV вв.), св. Иоанна Алитургитоса (сер. XIV в.), Христа Пантократора (сер. XIV в.) и св. Архангелов (XIV в.). Церкви св. Иоанна Алитургитоса и Христа Пантократора относятся к к-польскому типу храма на 4 колоннах с предапсидным пространством; остальные представляют собой однонефные постройки с куполом. Вероятно, с запада они имели нартекс с колокольней в виде башни. Характерная черта этих храмов - фасад, отделанный декоративной кладкой и украшенный керамическими и каменными элементами. Фрески средневек. церквей Месемврии практически не сохранились, однако уцелел ряд икон того периода.

Церковь во имя св. Архангелов в Месемврии. XIV в.
Церковь во имя св. Архангелов в Месемврии. XIV в.

Церковь во имя св. Архангелов в Месемврии. XIV в.

Среди сохранившихся монастырских построек выделяется башня-донжон в Рильском мон-ре, т. н. Хрелёва башня с часовней на верхнем этаже, сооруженная в 1335 г. Фрески часовни современны постройке и представляют оригинальную иконографическую программу с изображением Софии Премудрости Божией и сюжетов псалмов 148-150. Типичными являются маленькие однонефные сводчатые церкви, часто не имевшие притвора, строившиеся как усыпальницы семейства местного феодала или в память к.-л. из его членов.

II. Монументальная живопись. Большинство росписей XI-XII вв. сохранились фрагментарно. О бесспорных контактах с визант. столицей свидетельствуют росписи Бачковской костницы, ротонды св. Георгия в Сердике и Боянской ц. Бачковская костница - единственная монастырская церковь-гробница с хорошо сохранившимися росписями, стиль к-рых перекликается с визант. живописью XII в. Фрагменты фресок ц. св. Георгия представляют 2 слоя живописи, датируемые 1-й пол. XI-XII в. Из фресок 1-го слоя частично сохранились 2 фигуры пророков в барабане, фигуры ангелов в куполе. Ко 2-му слою относятся фрески в боковых конхах с изображением праздников и фигур преподобных в зап. части храма, отличающиеся монументальностью и лаконичностью. Сходными чертами обладают фрагменты росписи 1-го слоя Боянской ц. (1259): немногочисленные фигуры святых в 1-м регистре и на арках свода, фрагменты композиций «Распятие» в люнете зап. стены и «Рождество Христово» в люнете юж. стены. В росписи первоначального слоя церквей Земенского мон-ря, в мест. Колуши, и арх. Михаила в Риле прослеживаются черты периферийного художественного направления, для к-рого характерно превалирование линии над цветом, грубоватость в построении форм. Исключение составляют фрески ц. арх. Михаила в Риле, исполненные 2 мастерами, работа одного из них выделяется пластичностью образов. Связь с визант. художественной традицией подчеркивает расположенный в нише жертвенника образ почитавшегося в К-поле св. Патапия. Среди фрагментов росписи церкви в Паталенице выделяются образ св. Феодора Тирона на юж. стене, фигуры преподобных и др.

Традиционно с работой живописцев болг. столицы связывают фрески Боянской ц., представляющие образец визант. живописи XIII в. на Балканах.

В росписи однонефных церквей-гробниц, построенных местными феодалами, обычно представлены многофигурные ктиторские композиции: ц. свт. Николая в с. Станичене (1331/32), ц. в Долна-Каменице (в наст. время в с. Доня-Каменица на территории Сербии; ктиторы были подданными болг. Видинского царства), свт. Николая в с. Калотина (1333/34), а также во 2-м слое живописи ц. Земенского мон-ря и др. По стилю эти росписи относятся к народному направлению живописи, их тематика не отличается разнообразием, но имеет ряд особенностей (напр., в церкви в Станичене св. равноап. Кирилл Философ изображен в конхе апсиды как епископ; в церкви Земенского мон-ря в композиции «Распятие» показан эпизод с изготовлением гвоздей и др.). В сер.- 2-й пол. XIV в. были созданы росписи церкви Асеновской крепости, в к-рых, несмотря на плохую сохранность, очевидно высокое мастерство художников, и фриз с изображениями пророков (24 фигуры) в барабане ц. св. Георгия в Сердике.

Богородица на троне с предстоящими архангелами. Роспись в костнице Бачковского мон-ря. XII в.
Богородица на троне с предстоящими архангелами. Роспись в костнице Бачковского мон-ря. XII в.

Богородица на троне с предстоящими архангелами. Роспись в костнице Бачковского мон-ря. XII в.

Из сохранившихся в Б. средневек. икон лишь одна относится ко времени визант. владычества - чудотворная Петричская икона Божией Матери (типа «Гликофилуса»; после 1083) из Бачковского мон-ря. Она представляет собой список одного из чудотворных образов Божией Матери из Влахернского храма в К-поле. Сохранилось неск. икон XIII в.: свт. Николая с житием; Богородицы «Госпожи Жизни» (обе из Несебыра; находятся в филиале Музея средневек. искусства НХГ, в т. н. Крипте); двухсторонняя икона с образом Богородицы Одигитрии и циклом «Страстей Христовых» из г. Мелник (Роженский мон-рь). К XIV в. относятся иконы: Богородицы Одигитрии из Юж. Фракии (НХГ Крипта); двухсторонняя икона с образами Христа Пантократора, с апостолами на полях и Богородицы «Горгоэпикоос», с пророками на полях из Несебыра (НХГ Крипта); «Собор св. Архангелов» из Бачковского мон-ря (сер. XIV в., НХГ Крипта); древнейший образ св. Иоанна Рыльского (30-е гг. XIV в., НМРМ). Одной из наиболее почитаемых является икона из мон-ря св. Иоанна Богослова, расположенного в окрестностях с. Поганово (в наст. время на территории Сербии; см. ст. Погановская икона Божией Матери). На одной стороне иконы изображены Богородица со св. Иоанном Богословом в образе старца, на др.- т. н. Чудо в Латоме, представляющее Христа Еммануила в сияющем круге, над скалами около озера - символы евангелистов, по обе стороны озера - пророки Иезекииль и Аввакум. Икону принято считать даром Елены Драгаш, супруги визант. имп. Мануила II Палеолога, в память ее отца, деспота Константина Драгаша, погибшего в 1395 г.

III. Миниатюра. Создание иллюминированных рукописей в этот период связано с заказами царского двора и духовенства. В орнаментике (заставки, инициалы, миниатюры) утверждаются 3 стиля: неовизант., тератологический и балканский. Особое место занимают немногие рукописи XIII в., созданные при царе Иоанне Александре. Наиболее интересный памятник тератологического стиля - т. н. Добрейшево Евангелие (НБКМ. № 17) с миниатюрами на отдельных листах с образами евангелистов Луки и Иоанна, подле к-рого изображение предполагаемого заказчика и надпись: «поп Добрейшо молится святому Иоанну». Хроника Константина Манасси (Vat. slav. 2) 1344/45 г. и Лондонское Евангелие 1356 г. (Add. MS. 39627) являются копиями более ранних визант. оригиналов, созданных по заказу царя Иоанна Александра. Время создания Томича Псалтири (ГИМ. Муз. 2752) неизвестно, но ее происхождение также связывают с дворцовым скрипторием царя Иоанна Александра и относят к 3-й четв. XIV в. Интерес представляют Софийская Псалтирь (София. БАН. 2, 1337 г.- заставка в неовизант. стиле и изображение Христа Ветхого Денми), т. н. Евангелие царя Георгия Тертера (РНБ. FN. I. 84, 1322-1323 гг.- образы евангелистов), Лествица (РНБ. Погод. 1054, XIV в.- образ прп. Иоанна Лествичника) и др.

Свт. Николай. Икона. XIII в. (НХГ Крипта)
Свт. Николай. Икона. XIII в. (НХГ Крипта)

Свт. Николай. Икона. XIII в. (НХГ Крипта)

IV. Прикладное искусство. Большая часть сохранившихся памятников является привозной или несет в себе черты влияния крупных имп. мастерских из К-поля. Периодом визант. владычества, XI-XII вв., датируются «Старозагорские плиты» (СНАМ) с изображениями павлинов и льва, 2 рельефа с образами апостолов Петра и Павла из крепости Цепина около с. Дорково в Родопах (ГЭ) и рельефное изображение Иисуса Христа (в рост) из ц. св. Георгия Старого (СНАМ). Эти образы, исполненные в технике низкого рельефа, представляли собой составные части алтарной преграды. Много деталей каменной пластики периода 2-го Болгарского царства происходит из Велико-Тырнова и Червена. Большой интерес представляют найденные на холме Царевец капители с рельефными украшениями: с монограммой царя Михаила Шишмана, с изображением двуглавого орла и др. (все в Историческом музее в Велико-Тырнове). Двуглавый орел изображен также на фрагменте крышки саркофага XIV в., предположительно царя Иоанна Александра (там же), найденном при раскопках Дворцовой церкви на холме Царевец. Единственным примером круглой пластики являются 3 мраморные главы, обнаруженные в тырновской ц. Богородицы Одигитрии, представляющие собой части композиции «Распятие» (там же). В технике высокого рельефа исполнен образ святого из церкви № 1 в Червене.

В эпоху 2-го Болгарского царства широкое распространение получила керамика. Значительная часть керамической посуды оформлена в технике граффито, в XII в. проникшей в болг. земли из Византии и сохранившей ближневост. черты. Центрами производства керамики были Тырново, Варна, Червен, Месемврия, Сердика и др. В росписи сосудов использовались геометрические, растительные и зооморфные мотивы: многочисленны изображения птиц, реже - львов и грифонов; единичны изображения голов людей или гравированные монограммы болг. царей Иоанна Александра и Иоанна Шишмана и Тырновского Патриарха Феодосия. Широко представлена декоративная керамика, служившая украшением фасадов дворцов и храмов.

Традицию производства рельефных керамических икон продолжают 2 тырновских медальона с образами арх. Михаила и благословляющего Христа (СНАМ), служившие, очевидно, украшением рамы (иконы, напрестольного креста или переносного алтаря), состоявшей из 13 рельефных миниатюрных керамических икон с изображением святых и евангельских сцен (коллекция из Червена, СНИМ). В качестве модели для них были использованы отпечатанные в глине иконы из стеатита.

Богородица Агиосоритисса. Икона-реликварий. XII–XIII вв. (СНАМ)
Богородица Агиосоритисса. Икона-реликварий. XII–XIII вв. (СНАМ)

Богородица Агиосоритисса. Икона-реликварий. XII–XIII вв. (СНАМ)

Широко была распространена стеатитовая пластика (миниатюрные иконы и нагрудные кресты), расцвет производства к-рой пришелся на XII-XIII вв. Среди выдающихся произведений этого рода рельефная икона вмч. Димитрия (XII-XIII вв., СНАМ); икона с образами Иисуса Христа и ап. Фомы (XII-XIII вв., Исторический музей в Русе); фрагменты образа св. Феодора Стратилата (XI-XII вв., Исторический музей в Велико-Тырнове); икона святых Георгия, Димитрия и Феодора Стратилата (XIII-XIV вв., там же); икона св. Георгия (XII-XIII вв., СНАМ); рельефная икона из алебастра св. Георгия (XII-XIII вв., Археологический музей в Пловдиве).

Предметов ювелирного искусства, изготовленных в Тырнове, сохранилось не много, напр. золотые пластины с изображением льва и дракона, служившие украшением пояса (XIV в., Исторический музей в Видине). К-польское происхождение имеют миниатюрный медальон с образом св. Акепсима из золота и эмали (XII в., СНАМ), икона-реликварий из г. Елена с изображением Богородицы Агиосоритиссы на одной стороне и Голгофского креста - на др. (золото, эмаль; XII-XIII вв., СНАМ), а также бронзовые матрицы для икон Благовещения и Богородицы с Младенцем (XII-XIII вв., Исторический музей в Стара-Загоре).

Церковь Богородицы Витошской Драгалевского мон-ря. 1476 г.
Церковь Богородицы Витошской Драгалевского мон-ря. 1476 г.

Церковь Богородицы Витошской Драгалевского мон-ря. 1476 г.

Большинство литийных крестов (ок. 200), сохранившихся гл. обр. во фрагментах, имеют визант. происхождение. Нек-рые из них (напр., бронзовый крест XII в. с изображением арх. Михаила; Исторический музей в Велико-Тырнове) были изготовлены в мастерских К-поля. Расцвет металлической пластики палеологовского искусства связывают с такими памятниками, как оклады икон Богородицы Елеусы (1310, собор Успения Богородицы Бачковского мон-ря), Одигитрии из Несебыра (1342, СНАМ), Одигитрии из Мелника (XIV в., СНХГ) и оклад Охридского Евангелия (XIV в., СНАМ). Одним из традиц. элементов украшения ставротек, окладов Евангелий и икон являлись ажурные диски сферической формы со сложным геометрическим плетеным орнаментом.

Данный орнаментальный мотив использовался и в технике резьбы по дереву. Врата и трон Хрельо (оба - XIV в., НМРМ) и врата из ц. свт. Николая Болнички в Охриде (XIII-XIV вв., СНИМ) с символической декорацией, включающей фигуры львов, грифонов, фантастических животных и св. всадников, представляют собой шедевры искусства монументальной резьбы по дереву этой эпохи.

В болг. храмах и музеях хранятся образцы визант. и балканских литургических тканей XIII-XIV вв., большая часть из них была произведена в имп. мастерских К-поля: плащаницы имп. Андроника II Палеолога одна из Охрида (нач. XIV в., СНИМ), другая из Бачковского мон-ря, вложенная Матеем и Анной (кон. XIV в., ЦИАМ), 3-я из приходского храма в г. Рила (кон. XIV в., ц. свт. Николая в Риле); 4-я янинского деспота Изауса и его супруги Евдокии Балшич (XV в., Исторический музей в Благоевграде). Из Охрида происходят 2 шитые пелены с изображением Богородицы Оранты, подаренные эпирским деспотом Феодором Комнином и его женой Марией Охридскому архиеп. Димитрию II Хоматиану (1216, СНИМ), и с изображением Распятия Христова (ок. 1295, СНИМ).

ХV - 1-я пол. ХVIII в.

I. Архитектура и монументальная живопись. Первые памятники поствизант. периода датируют 2-й пол. ХV в. К ним относят: церкви Драгалевского мон-ря Богородицы Витошской (1476), монастырскую во имя вмч. Димитрия около с. Бобошево (1488), апостолов Петра и Павла в метохе Орлица Рильского мон-ря (1491) и вмч. Георгия Кремиковского мон-ря (1493). Архитектура этих храмов не имеет к.-л. отличительных черт: постройки небольшие, однонефные, с одной апсидой, перекрытые полуцилиндрическим сводом. В кон. XV в. к храмам Драгалевского и Кремиковского мон-рей были добавлены нартексы. Кроме церкви метоха Орлица, все монастырские храмы возведены и расписаны на средства представителей местной болг. аристократии, их портреты представлены на фресках. Роспись храмов метоха Орлица, Драгалевского мон-ря, Бобошева принадлежит мастерам охридской школы, Кремиковского мон-ря - художникам костурской мастерской. В целом программа росписи продолжает традицию балканской живописи ХIV в. с большим числом отдельных композиций, циклов, иллюстраций житий святых, псалмов и др.

Успение Богородицы. Роспись ц. св. Петки в с. Вукове. 1598 г. Фрагмент
Успение Богородицы. Роспись ц. св. Петки в с. Вукове. 1598 г. Фрагмент

Успение Богородицы. Роспись ц. св. Петки в с. Вукове. 1598 г. Фрагмент

Датированные памятники монументальной живописи 1-й пол. XVI в. не сохранились. В сер. века были созданы фрески небольшой церкви Ильинского мон-ря (1550; ныне на территории Софии). В кон. XVI в. были построены и украшены церкви св. Петки Самарджийской в Софии, в мон-ре св. Иоанна Рыльского в с. Курило около Софии (1596), осуществлена роспись фасада кафоликона и интерьера трапезной Роженского мон-ря (1596/97), 1-й слой росписи ц. Рождества Христова в с. Арбанаси (1597), ц. св. Петки в с. Вукове (1598), ц. св. Стефана или т. н. Новой митрополии в Несебыре (1599). Здесь работали мастера из Печской Патриархии (Петка Самарджийска) и греки. В росписях заметно влияние критской иконописи, появились новые иконографические детали, напр., в композиции «Страшный Суд», цикл по воскресным Евангелиям и др. Строительство и украшение храмов велось деревенской или ремесленнической общинами, приглашавшими мастеров высокой квалификации из разных мест Балкан. В кон. столетия сформировались местные художественные артели, исполнявшие заказы на территории Македонии и Зап. Болгарии (Куриловский мон-рь, 2-й слой росписи в храме Драгалевского мон-ря и др.). В собраниях болг. музеев и церковных ризниц сохранилось небольшое число икон ХVI в., повторяющих черты, характерные для памятников монументальной живописи.

К 3-й четв. ХVII в. на территории Б. было построено и украшено фресками множество приходских и монастырских храмов, сосредоточенных в неск. городах и больших селах: в Тырнове (ц. вмч. Георгия (1610), св. Петки (XVII в., не сохр.)); в Арбанаси (ц. Рождества Христова (1638-1649), вмч. Димитрия (1621), св. Афанасия (1667), вмч. Георгия (1710), св. Архангелов (наос ХVIII в., притвор 1761), Пресв. Богородицы (1704), свт. Николая (ХVIII в.), придел св. Харалампия ц. св. Афанасия (1724)); в Несебыре (ц. Христа Спасителя (1609), св. Климента (ХVII в.), св. Георгия Големи (1704), св. Георгия Мали (нач. ХVIII в.)), в Видине (св. Пантелеимона (1646), св. Петки (1686)); в Бобошеве (св. Афанасия (1656), св. Илии (1678)). Др. часть сохранившихся фресок приходских церквей находится в деревнях по течению р. Струмы (ц. св. Петра и Павла в с. Мала-Церква, свт. Николая в с. Марица, свт. Николая в Вукове и др.- все ХVII в.), на северо-западе Б. (ц. св. Иоанна Крестителя в Вырбове (1652), свт. Николая в с. Долна-Вереница (сер. XVII в.), Пресв. Богородицы в с. Прибой, свт. Николая в с. Царевец (1747) и др.), в с. Добырско (ц. св. Феодора Тирона и Феодора Стратилата, 1614) и др.

Жертвоприношение Авраама. Роспись ц. Богородицы Витошской в Драгалевском мон-ре. 1476 г. Фрагмент
Жертвоприношение Авраама. Роспись ц. Богородицы Витошской в Драгалевском мон-ре. 1476 г. Фрагмент

Жертвоприношение Авраама. Роспись ц. Богородицы Витошской в Драгалевском мон-ре. 1476 г. Фрагмент

В ХVII - 1-й пол. ХVIII в. строительство в мон-рях пошло на убыль, сменившись массовым обновлением храмов. В нач. ХVII в. был построен новый кафоликон Бачковского мон-ря, в 40-х гг. XVII в.- жилой корпус с трапезной. Кафоликон и трапезная были расписаны в 1643 г. (наос кафоликона заново расписан в ХIХ в.), очевидно мастерами с Афона. Росписи являются выдающимся произведением поствизант. живописи. К обновлению Роженского мон-ря приступили в кон. ХVI в., в 1611 г. были исполнены фрески на зап. и юж. фасадах кафоликона. После большого пожара в конце века, к-рый повредил фрески в наосе, его расписали заново в 1732 г. братья Анастасий и Алексий, иерей из г. Янина. В 1662 г. была расписана костница мон-ря. В 1724 г. мастера «даскал Цою и Недю» из г. Трявна украсили фресками придел св. Харалампия ц. св. Афанасия в Арбанаси. В 1761 г., согласно ктиторской надписи, зограф Михаил из Фессалоники расписал наос, а Георгий из Бухареста - притвор ц. св. Архангелов в Арбанаси.

II. Иконопись. От ХV в. дошли лишь неск. икон, среди к-рых точно датирован Деисус (1495, НХГ Крипта) из Бачковского мон-ря. Сохранилось неск. датированных икон ХVI в. Большинство икон привозные и только в самом кон. столетия появляются иконы местных мастеров, напр. «Св. Троица» (т. н. ветхозаветная Троица) зографа Недялко из г. Ловеча, созданная в 1598 г. для Этропольского во имя Св. Троицы мон-ря. В ХVII в. центром производства икон, отличающихся ярким колоритом, был район Тырнова. Местные артели работали в Зап. Болгарии и в районе Софии. Расцвет в ХVII в. пережил древний художественный центр Месемврия, где иконы писали в основном греч. мастера, приглашенные представителями старых греч. фамилий. В 1-й пол. ХVIII в. количество привозных и созданных на местах икон увеличилось в связи с обновлением храмов и мон-рей. В то время были написаны иконы иконостаса и создана роспись кафоликона Роженского мон-ря, не прекращался обмен иконами с афонскими мон-рями.

Страшный Суд. Роспись ц. св. Афанасия в с. Арбанаси. 1726 г. Мастера Цою и Недю. Фрагмент
Страшный Суд. Роспись ц. св. Афанасия в с. Арбанаси. 1726 г. Мастера Цою и Недю. Фрагмент

Страшный Суд. Роспись ц. св. Афанасия в с. Арбанаси. 1726 г. Мастера Цою и Недю. Фрагмент

Стилевая и иконографическая характеристика болг. иконописи в общих чертах соответствует традиции и практике совр. ей поствизант. иконописи на Балканах. В состав иконостаса входили образы Спасителя (поясной и очень редко на троне) с апостолами на боковых полях, Богоматери (поясной или на троне) с пророками, св. Иоанна Крестителя, св. арх. Михаила и храмовая икона. Наиболее распространены были изображения свт. Николая Мирликийского, вмч. Георгия, прп. Иоанна Рыльского, вмц. Петки (Параскевы), прор. Илии и др. С развитием иконостаса увеличивается количество в нем праздничных икон. С ХVII в. возрастает число житийных икон почитаемых святых. Наряду с иконами классической поствизант. традиции, к-рые были привозными или создавались приглашенными греч. мастерами, существовало большое количество икон, написанных в местных артелях. Иногда приезжие и местные мастера работали вместе, как в Несебыре ХVII - нач. ХVIII в. Несмотря на непрекращавшийся ввоз икон, в ХVII и особенно в ХVIII в. местная продукция доминирует. Стиль икон этого периода из районов Тырнова, Врацы или Софии не отличается классической трактовкой, а передает специфику болг. иконописи - непосредственность в передаче форм и яркий колорит.

Болгарская иконопись в ХV-ХVIII вв. была тесно связана с развитием иконостаса. Примеров иконостасной преграды ХV-ХVI вв. не сохранилось, только в кон. ХVI в. в церквах св. Петки в Вукове (1598) и св. Стефана в Несебыре (1599) можно различить основные элементы буд. иконостаса: простую деревянную конструкцию с четким горизонтальным членением составляли иконы местного ряда вместе с царскими вратами и диаконскими дверями, апостольский фриз и венчающее иконостас Распятие. Резьба по дереву первоначально появилась только в оформлении алтарных дверей и Распятия, к кон. ХVIII в. уже вся деревянная конструкция покрыта резьбой. Ранняя резьба раскрашена и позолочена, простой плоскостной рельеф постепенно обогащается ажурными элементами. В ХVI-ХVII вв. резьбу иконостаса и иконы нередко выполняли одни и те же мастера.

Деисус. Икона из Бачковского мон-ря. 1495 г. (НХГ Крипта)
Деисус. Икона из Бачковского мон-ря. 1495 г. (НХГ Крипта)

Деисус. Икона из Бачковского мон-ря. 1495 г. (НХГ Крипта)

III. Миниатюра. Характерной чертой искусства рукописной книги поствизант. периода является его демократизация. Рукописи переписываются и украшаются в монастырских скрипториях, с ХVII в.- в мастерских больших городов. В орнаментике (заставки, инициалы) превалирует т. н. балканский стиль, заметно также ислам. влияние. Традиц. изображения евангелистов на отдельных листах (напр., Евангелие иером. Никодима - НБКМ. № 41, ХV в.; т. н. Сучавское Евангелие - НМРМ. 1/11, 1529 г.) начинают помещать в заставки (напр., Евангелие попа Иоанна из Кратова - ЦИАМ. № 34, 1563 г.; т. н. Буховское Евангелие - НБКМ. № 57, 1567 г.; Аджарское Евангелие попа Недялко - СНАМ. № 3109, 1652 г.). С Рильским мон-рем связан книжник Владислав Грамматик, его рукописи содержат заставки большого размера, выполненные в балканском стиле (напр., Андрианты - НМРМ. 3/6, 1473 г.). В ХVII в. миниатюрами украшались прежде всего богослужебные книги: Служебник (НМРМ. 1/22, 1602 г.), Псалтирь (НБИВ. № 1638, 1638 г.), рукописи 2-й пол. ХVII в. со Словами св. Иоанна Дамаскина, т. н. дамаскины (Рильский дамаскин - НМРМ. 4/10; Еленский дамаскин - ЦИАМ. Муз. 2008; Протопопинский дамаскин - НБКМ. № 708). В ХVIII в. искусство рукописной книги постепенно угасает, последний памятник попа Пунчо (НБКМ. № 693, 1796 г.), орнаментика к-рого отличается простотой и наивностью.

IV. Прикладное искусство. В ходе османского завоевания Балканского п-ова мн. художественные ценности были утрачены. Нехватка использовавшихся в богослужении священных предметов стимулировала производство церковной утвари. Расцвет ювелирного дела в XV-XVII вв. происходил в экономических центрах, в окрестностях к-рых имелись разработки месторождений металлов (в первую очередь серебра), или в городах с хорошо развитыми ремеслами и торговлей. Одним из значительных центров ювелирного дела на Балканах был г. Чипровци. Продукция чипровских ювелиров была распространена по всей территории Балканского п-ова и отличалась разнообразием. Мастера создали ряд новых пластических принципов, архитектонических форм и орнаментальных фризов, первыми начали украшать ветви креста коваными и ажурными конструкциями в форме храма с куполом. 2-м по значению центром ювелирного дела в северо-зап. болг. землях был г. Враца, где на протяжении почти 80 лет активно работала ювелирная мастерская. Чипровские и врачанские мастера занимались гл. обр. изготовлением церковной утвари, значительная часть изделий датирована и подписана, известны имена мастеров Николы и Пала из Чипровцев, создавших оклады напрестольного креста (1611, СНИМ) и Черепишского Евангелия (1612). Сложную иконографическую программу имеет изготовленный мастером Петром Йоановым дискос из Бачковского мон-ря - одно из самых совершенных произведений чипровских ювелиров. В 1626 г. чипровские мастера изготовили для мон-ря Дечаны (Сербия, Косово и Метохия) дарохранительницу в форме храма (СНИМ); по заказам серб. ктиторов работали мастера Лука (чаша, 1652), Неделко (напрестольный крест для мон-ря Хопово, 1654), Никола Неделкович (2 киота для мон-рей Врдник и Крушедол, 1705 и 1707). Ювелиром был также кнез (правитель) Франко Марканич, изготовивший оклад Евангелия для мон-ря Бистрица в Румынии (1642). Мастера из Чипровцев Яков и Марко по поручению мон-рей Тисмана и Снагов (в Валахии) создали 2 дарохранительницы и реликварий (1671, 1673-1674). Врачанские ювелиры Мавруди, Никола Янов и Костадин занимались изготовлением окладов крестов и напрестольных Евангелий на протяжении более 40 лет.

Вмч. Георгий Победоносец. Икона из Тырнова. XVII в. (НХГ)
Вмч. Георгий Победоносец. Икона из Тырнова. XVII в. (НХГ)

Вмч. Георгий Победоносец. Икона из Тырнова. XVII в. (НХГ)

В числе лучших памятников ювелирного искусства поствизант. периода были и изделия, созданные мастерами софийской школы. Мастер Матей изготовил оклады 2 Евангелий, предназначенных для Рильского мон-ря (1577) и для ц. св. Петки в Софии (1581). Его произведения являлись образцами т. н. синтетического стиля, в к-ром еще сильны были традиции визант. периода. Позже здесь работали мастера Вело (Евангелие для Драгалевского мон-ря, 1648) и Постол (1719).

С нач. XVII - сер. XVIII в. производство ювелирных изделий осуществлялось в районе Бачковского мон-ря; отличительной чертой искусства местных мастеров было использование для изготовления окладов Евангелий отдельных серебряных пластин в технике филиграни. Наиболее значительным произведением этой школы является т. н. Венецианская дарохранительница (1637), изготовленная мастером Зафиром Златым.

Венецианская дарохранительница. 1637 г. Мастер Зафир Златый (Бачковский мон-рь)
Венецианская дарохранительница. 1637 г. Мастер Зафир Златый (Бачковский мон-рь)

Венецианская дарохранительница. 1637 г. Мастер Зафир Златый (Бачковский мон-рь)

Миниатюрные произведения церковной резьбы по дереву создавались в рамках традиций визант. мелкой пластики и являлись естественным продолжением средневек. резьбы по слоновой кости и стеатиту. Подобный вид искусства был распространен в странах, испытавших влияние визант. культуры переходного периода. Центрами его развития являлись в первую очередь мон-ри Афона. Сохранились сведения о том, что уставами нек-рых монашеских братств предписывалось изготовление миниатюрных резных деревянных предметов. В технике миниатюрной резьбы по дереву изготовлялись кресты, панагии, небольшие иконы, в т. ч. диптихи и триптихи. На крестах в зависимости от их размеров изображались сцены праздников и Страстей Христовых, иллюстрации ветхозаветных событий, отдельные святые и ангелы. Материалом для изготовления рельефов служили самшит, кипарис, липа и грушевое дерево.

Церковное шитье XV-XVII вв. продолжило традиции визант. шитых тканей, сохранившихся в ряде крупных мон-рей, расположенных в порабощенных балкан. землях. Особенно распространенной была продукция молдо-влахийских мастерских (к северу от Дуная). В болг. музеях и коллекциях хранится лишь небольшое количество произведений этого периода. Среди лучших образцов - Тырновская (1569) и Врачанская (1623) плащаницы, использовавшиеся в чинопоследовании Погребения Христа, новом в этот период, возду́х с изображением сцены Причащения апостолов из Охрида (XVI в., СНИМ). В Рильском мон-ре хранятся 2 покрова (1511), подаренные молдав. владетелем воеводой Богданом, возду́х с изображением Господа Вседержителя (XV в.), 2 возду́ха рус. работы (XVII в.), диаконский орарь (XV в.) с вышитой в медальонах композицией «Деисус с 12 апостолами», епитрахиль Рашского митр. Симеона (1550) с изображением 12 великих праздников. Из Бачковского мон-ря происходят 2 палицы (XVI-XVII вв.) с вышитыми на них сценами «Сошествие во Ад» и «Преображение Господне», а также омофор (XVII в.) с образами Христа, Великого Архиерея, и Богородицы Платитеры.

Б. Пенкова, Е. Генова

Искусство периода национального возрождения (XVIII в. - 1878 г.)

Активизация храмового строительства в XVIII-XIX вв. сопровождалась расцветом живописи, резьбы по дереву, каменной пластики и ювелирного дела; появились новые художественные центры и школы местного и общенационального значения; активизировались контакты с европ. странами, в т. ч. в области культуры.

Церковь Рождества Богородицы Рильского мон-ря. 1816–1870
Церковь Рождества Богородицы Рильского мон-ря. 1816–1870

Церковь Рождества Богородицы Рильского мон-ря. 1816–1870

I. Архитектура и изобразительное искусство. Во 2-й пол. XVIII - 30-х гг. XIX в. наиболее распространенным типом приходских церквей и соборов стала псевдобазилика, нередко больших размеров, с неск. нефами. Новые храмы, способные вместить большое число молящихся, становились своеобразными центрами общественной жизни и резко контрастировали с маленькими и темными зданиями предшествующего периода. Нередко церкви имели неск. престолов, к-рые располагались в приделах по сторонам от главного алтаря или в притворах. Нефы были разделены аркадами, опиравшимися на колонны, в зап. части наоса сооружались эмпоры (галереи, в больших церквах - многоэтажные), предназначенные для женщин, позднее - для хора. Около входов в храм возводились портики, в зап. части и на открытых галереях - нартексы. Во 2-й пол. XIX в. начинают строить купольные базилики. Самым большим монастырским кафоликоном того времени является главная церковь Рильского мон-ря (1835-1838), построенная по образцу афонских соборов под рук. Павла Йовановича (родом из с. Кримин в Сев. Греции). При ее строительстве традиц. схема была нарушена: внутреннее пространство храма объединено, в т. ч. с притвором, по продольной оси размещены 3 купола, др. 2, меньшие по размеру, возвышаются над боковыми приделами, освященными во имя прп. Иоанна Рыльского и свт. Николая. С севера, запада и юга храм окружает открытая галерея с аркадой, в юго-зап. углу установлена мраморная чаша-фиал для освящения воды. Визант. черты в украшении фасадов сочетаются с элементами европ. барокко и ислам. архитектуры.

Среди архитекторов, обладавших оригинальным творческим почерком, известны: Никола (Колю) Фичев из г. Дряново, строивший церкви в Тырнове, Свиштове, Преображенском мон-ре под Тырновом и др.; мастера из городов Брацигово и Пештера (в Родопах), работавшие в районе Пловдива, в Троянском мон-ре и др.

Старейшая из художественных школ находилась в Трявне, ее мастера в кон. XVII - кон. XIX в. возводили храмы и жилые постройки, создавали росписи, иконы, деревянные изделия, украшенные резьбой, на всей территории совр. Болгарии, а также в Валахии и Сербии. В XVIII в. тревненские мастера были объединены в единый цех. Наиболее известные живописцы этой школы - Витан и Симеон Цоневы, Иоанникий Папа Витанов, Захарий Цанев, свящ. Димитр Кынчов. В неск. семействах (Витановичей, Захариевичей, Миневичей и др.) искусство живописи и резьбы по дереву передавалось от отца к сыну.

Свт. Николай. Икона из церкви в с. Радуил Софийского окр. 1798 г. Мастер Симеон Цонев
Свт. Николай. Икона из церкви в с. Радуил Софийского окр. 1798 г. Мастер Симеон Цонев

Свт. Николай. Икона из церкви в с. Радуил Софийского окр. 1798 г. Мастер Симеон Цонев

В посл. четв. XVIII в. возникла самоковская художественная школа. Ее основатель, живописец Христо Димитров, учился художественному мастерству на Афоне; сыновья Христо, Димитр Христов и Захарий Зограф, а также их дети стали известны как род Доспевских. Др. семейство самоковских живописцев ведет начало от ученика Христо Димитрова - Косты Валёва. Профессию своего отца, Йоана Иконописца, унаследовал и Никола Образописов. Мастера самоковской школы специализировались гл. обр. в области монументальной живописи и иконописи. Они работали в Рильском мон-ре, в Зап. Б., во Фракии, к северу от Балканских гор, их произведения можно видеть в Македонии, в Сербии и на Афоне. В сер. XIX в. работал сын Димитра Христова Зафир, получивший художественное образование в Москве и С.-Петербурге, где он принял имя Станислав Доспевский. Введенные им в иконопись новые иконографические изводы и стилистические подходы оказали влияние на творчество его братьев Ивана, Николы и Захария, а также на учеников, трудившихся с ним в г. Пазарджике. Самоковские живописцы работали и в светских жанрах живописи, занимались графикой: иллюстрировали печатные книги, создавали гравюры с т. н. книжными иконами и панорамными изображениями мон-рей и храмов. В сер. XIX в. открылась типография Н. Карастоянова, сыновья к-рого были граверами. Графикой занимались также братья Клинковы, Н. Образописов и др. Родоначальником резьбы по дереву в самоковской школе стал Атанас Теладур, переселившийся из Солуни и, вероятно, обучавшийся художественному ремеслу в мон-рях Афона. Его учениками стали Петр и Георгий Дашины, Стойчо Фандыков. Самоковскими резчиками изготовлены иконостас для кафоликона Рильского мон-ря, иконостасы Девичьего мон-ря в Самокове, ц. Богородицы в г. Берковица и др. Для этой школы характерно развитие редких видов пластики, напр. изготовление т. н. антиков - печатей и гемм.

В кон. XVIII в. одновременно с самоковской школой сложился художественный центр в г. Банско, родоначальником к-рого стал обучавшийся у серб. мастеров Тома Вишанов по прозвищу Молера; его сын Димитр Молеров и внуки также были живописцами. В Банско художники специализировались на создании росписей и икон, кроме того, было развито строительное дело; графика, резьба по дереву и произведения светских жанров для этой школы не характерны. Произведения банских живописцев находятся преимущественно в Пиринском крае, в Рильском мон-ре, в Сев. Греции, на Афоне и в Сербии. Как художественный центр был известен г. Асеновград, куда переселились мастера из Солуни, Одрина и др. мест.

Процесс возрождения церковного строительства вернул к жизни забытое на протяжении неск. веков искусство каменной пластики: фасады церквей и домов, внешние стены мон-рей, чешмы (каменные сооружения для подачи воды из источника) украшались рельефными изображениями креста и святых, растительным орнаментом, фигурами реальных и фантастических животных. Нек-рые рельефы создавались под влиянием монументальной резьбы по дереву и отличались точной проработкой деталей; др. ориентировались на народную традицию с присущей ей стилизацией. Отдельной разновидностью каменной пластики были надгробия, изготовлявшиеся в XVIII в. в крупных городских центрах. Большое влияние на характер их украшения оказали мотивы, свойственные т. н. тур. барокко. В болг. селах создавались надгробные кресты, иногда сложной формы, с использованием символов спасения и загробной жизни.

Внутреннее убранство крупных храмов периода болг. возрождения представляло собой сложный художественный ансамбль, центральное место в к-ром занимал иконостас. Появившиеся в храмах после многовекового отсутствия кивории над престолом, троны и амвоны не повторяли средневек. образцы, а создавались в стиле барокко.

Автопортрет мастера Захария Зографа. Роспись Троянского мон-ря. 1847–1848 гг.
Автопортрет мастера Захария Зографа. Роспись Троянского мон-ря. 1847–1848 гг.

Автопортрет мастера Захария Зографа. Роспись Троянского мон-ря. 1847–1848 гг.

Перемены коснулись и монументальной живописи: усложненная архитектура и размеры новых монастырских кафоликонов способствовали обновлению иконографической программы (напр., в главной церкви Рильского мон-ря, расписанной мастерами самоковской школы в 40-х гг. XIX в.). Замечательные росписи были созданы в кафоликонах Троянского и Преображенского мон-рей. В монументальной живописи получили распространение новые сюжеты поучительного характера, напр. «Мытарства души», «Праведное и грешное исповедание», «Смерть тайноядца», «К знахарке за исцелением», «Арх. Михаил изгоняет душу богатого», «Хождение Богородицы по мукам» и др. Новыми для болг. искусства были композиции «Апокалипсис», «Символ веры». Во мн. храмах помещались портреты ктиторов без изображения святых, принимающих дар заказчиков. В большинстве случаев портреты были заключены в живописную раму, что придавало им сходство со светским портретом; благочестие подчеркивалось изображением четок в руках. Новым элементом церковной монументальной живописи стали автопортреты художников, один из первых, самоковского живописца Захария Зографа, представлен в росписи ц. свт. Николая Бачковского мон-ря, а также в Троянском и Преображенском мон-рях (все - 40-х гг. XIX в.). Большинство росписей выполнены в традиц. темперной технике, в то же время мастера из Банско начали применять масляные краски.

В XVIII в. болг. иконопись находилась под сильным влиянием искусства Афона, проявлявшимся в строгости ликов и каллиграфическом исполнении деталей. Постепенно разработка фигур и одежд стала более мягкой, орнаментика приобрела барочные черты. Стиль барокко получил распространение в болг. иконописи не ранее кон. XVIII в. и сохранял в ней господствующее положение до 60-х гг. XIX в.

Произведения церковной живописи, предназначенные для храмов крупных мон-рей и больших городов, отличает следование лучшим памятникам культуры; образцы примитивного искусства, со стилизованными формами, плоскостным изображением, ярким колоритом, фольклорными мотивами, представлены в небольших храмах, как правило в сельской местности.

Для больших иконостасов характерен расширенный иконографический состав: в местном ряду стали помещать образы святых, почитаемых как покровителей и целителей,- Харалампия, Елевферия, Пантелеимона, Стилиана, Модеста, Власия, Марины и др. На сев. дверях изображался арх. Михаил, изгоняющий душу богатого, на юж.- образы святых Кирилла и Мефодия, Христа Доброго Пастыря. В др. рядах иконостаса располагались иконы различных святых с житиями, сцены Страстей Господних. Интересны образы святых, покровителей отдельных эснафов (цехов), со сценами, подчеркивающими их покровительство: на иконах святых Модеста и Власия в состав житийных клейм включены сцены исцеления домашних животных; на иконах св. Стилиана, покровителя маленьких детей,- изображения святого, держащего в руках спеленутого младенца; на иконах св. Харалампия, защитника от чумы,- попирающего ее символическое изображение; на иконах свт. Николая, покровителя моряков,- изображения святого в окружении парусных кораблей. Важное место живописцы отводили образам болг. святых, ориентируясь на список их имен, помещенный в «Истории славяноболгарской» Паисия Хиландарского (1762), и дополняя его местночтимыми святыми. С сер. XIX в., после введения офиц. дня празднования памяти слав. просветителей Константина (Кирилла) и Мефодия, их образы встречаются повсеместно; с борьбой за создание независимой Болгарской Церкви и введение богослужения на болг. языке связано появление большого числа изображений серб. и рус. святых.

Киккская икона Божией Матери. 1867 г. Мастер Никола Образописов
Киккская икона Божией Матери. 1867 г. Мастер Никола Образописов

Киккская икона Божией Матери. 1867 г. Мастер Никола Образописов

В это же время получают распространение списки чудотворных образов Божией Матери: Троеручицы, Киккской, «Достойно есть», Ватопедской, Портаитиссы, «Живоносный Источник» (особенно на побережье Чёрного м. и при св. источниках), а также образ евангелиста Луки, пишущего икону Божией Матери; списки с гравюр, выполненных на Афоне; списки образа Богоматери. Нередки иконы с Акафистом Богородицы; под зап. влиянием распространились изображения страдающей Богородицы, образы «Непорочное Зачатие» и «Коронование Божией Матери», а также иконографические типы, заимствованные у зап. мастеров прежде всего из гравюр европ. изданий Библии и др. печатных книг, изданных на Украине, в России, а также из эстампов из Венеции, Вены, Будапешта и т. д.

На аналоях в храмах размещались чудотворные иконы, нередко списки известных в правосл. мире образов, иконы местночтимых святых. Отдельную группу составляли иконы-помянники с именами, поминавшимися священником во время проскомидии, как правило с изображением Деисуса. В ряде церквей хранились комплекты икон (в т. ч. двухсторонних), к-рые выносились для поклонения в соответствующие праздники. Часто стены храмов украшались иконами, подаренными частными лицами.

В среде иконописцев популярность приобрели рукописные руководства для художников - Ерминии. Они состояли из технической и иконографической частей, соединяя визант. традиции палеологовского возрождения и наследие критских живописцев XVI в., в творчестве к-рых были синтезированы приемы средневек. балканского и итал. искусства XVI в. Нек-рые из этих книг представляли собой списки Ерминии афонского мастера Дионисия из Фурны, др. являлись компиляциями различных источников, нередко с авторскими добавлениями, была хорошо известна Ерминия Христофора Жефаровича.

В XVIII в. завершилось многовековое развитие искусства изготовления рукописных книг; одна из последних богато украшенных рукописей - сборник, созданный в 1796 г. свящ. Пунчо из с. Мокреш, в к-ром он поместил 2 автопортрета (София. НБКМ. № 693).

Реликварий с изображением архиеп. Дионисия К-польского. 1820 г.
Реликварий с изображением архиеп. Дионисия К-польского. 1820 г.

Реликварий с изображением архиеп. Дионисия К-польского. 1820 г.

В кон. XVIII - нач. XIX в. нек-рые крупные мон-ри (Рильский, Бачковский) по примеру Афона стали заказывать за границей эстампы с панорамами мон-рей, предназначенные для паломников. Постепенно было налажено местное производство гравюр, напр. эстампов с изображением Троянского мон-ря работы Леонтия Руса и его ученика, мон. Филофея. В 30-х гг. XIX в. мон. Исаия основал в Рильском мон-ре мастерскую по изготовлению эстампов; первое время использовались привозные формы, но постепенно графика полностью стала создаваться в мон-ре; в производстве были заняты как приглашенные мастера, так и монахи. В 1866 г. мон. Каллистрат организовал в обители типографию.

Крупнейшим центром графики в период возрождения стал Самоков. В типографии Н. Карастоянова печатались иллюстрированные книги и отдельные гравюры, изготовленные его сыновьями и др. художниками и предназначавшиеся для паломников: рядом с панорамой мон-ря или храма помещались образы их небесного покровителя, портреты средневек. ктиторов, изображения хранящихся святынь, пояснительные надписи. Подобные гравюры печатали Рильский, Троянский, Бачковский, Лопушанский, Германский и др. мон-ри. Мастерами-граверами самоковской школы был отпечатан своеобразный путеводитель с обозначением мест, к-рые проходили паломники по пути из Самокова в Рильский мон-рь. Широко были распространены книжные иконы, воспроизводившие почитаемые образы святых.

II. Прикладное искусство. В посл. четв. XVIII в. из Греции и Афона в Б. стали попадать церковные предметы из дерева, украшенные резьбой в стиле т. н. левантинского (вост.) барокко, к-рый приобрел популярность у болг. резчиков. Композиция и структура иконостасов усложнилась, шире стала применяться резьба с разнообразными растительными мотивами и изображениями птиц, животных, людей. Рельеф стал многоплановым, передающим пространственную глубину, образы приобрели реалистические черты. Единство фигур и растительного орнамента с сер. XIX в. сменилось тенденцией к их обособлению. В нижней части деревянных резных иконостасов помещались сцены на сюжеты ВЗ и НЗ, житий святых. Лучшие образцы резьбы представлены в церквах Богородицы в Созополе (80-е гг. XVIII в.), Митрополичьей в Самокове (1793 и 30-е гг. XIX в.), Богородицы в Пазарджике (30-е гг. XIX в.), прор. Илии в Севлиеве (30-е гг. XIX в.) и др. Монументальностью отличается иконостас главной церкви Рильского мон-ря, созданный самоковским мастером А. Теладуром и его помощниками в 30-х гг. XIX в.

В XVIII-XIX вв. цехи золотых дел мастеров имелись во всех крупных городских центрах: наиболее значимые - в Софии, Видине, Пловдиве и Враце, где производились все виды церковной утвари (кресты, потиры, дискосы, дарохранительницы, рипиды, кадильницы, паникадила, мощевики, оклады напрестольных Евангелий, икон и т. д.). При их изготовлении применялись традиц. техники, за исключением эмали, особенно техника филиграни; в орнаментации широко использовались мотивы барокко и рококо. Богатые коллекции церковной утвари этого периода хранятся в Рильском и Бачковском мон-рях, в ЦИАМ и СНИМ. В упадок приходит искусство церковной вышивки: в XIX в. изготовление шитых церковных облачений продолжал лишь мастер Николай Павлович из г. Враца.

И. Гергова

Архитектура и изобразительное искусство после 1878 г.

После освобождения от тур. господства в Б. работали мн. архитекторы из России, Австрии, Чехии и др. стран - А. Н. Померанцев, А. Н. Смирнов, А. А. Яковлев, Ф. Грюнангер, А. Колар и др. В 90-х гг. XIX в. после обучения за границей начали свою деятельность болг. архитекторы П. Бойчев, Н. Лазаров, Й. Миланов, П. Момчилов, А. Начев и др. Мастера стремились придать национальной архитектуре совр. облик, одновременно сохраняя древние визант. и болг. традиции; это течение просуществовало до второй мировой войны, преодолевая сильное влияние неоклассицизма, функционализма и конструктивизма. Среди наиболее значительных сооружений 80-х гг. XIX - 30-х гг. XX в.- кафедральные соборы в Варне, Бургасе, Русе, Стара-Загоре, Пловдиве и др.; храмы-памятники в Софии (см. ст. Александра Невского собор в Софии), в с. Шипка.

В кон. XIX в. создание росписей храмов и икон сократилось, распалась большая часть художественных школ. Центром художественного образования стало Гос. училище рисования, созданное в 1896 г. в Софии, где основное внимание уделялось светским жанрам живописи. Серьезное влияние на развитие болг. искусства в этот период оказали зарубежные художники, выпускники европ. академий художеств, работавшие в Б. В нач. XX в. состоялся 1-й выпуск воспитанников уч-ща рисования (Ал. Иванов, Ст. Иванов, Ц. Тодоров и др.). Распространение в Б. академического художественного образования привело к созданию нового типа живописи, далекого от эстетики визант. культуры и эпохи болг. возрождения. Попытки болг. художников (И. Ангелова, М. Василева, И. Димитрова, П. Клисурова, А. Митова), получивших образование в зарубежных художественных академиях, реформировать церковную живопись путем внесения в нее элементов реализма успеха не имели. Мастера старого поколения А. Гюдженов, Г. Данчов, Н. Доспевски, Ст. Доспевски, Н. Образописов, Н. Павлович, Х. Цокев и др. помимо работ светского характера создавали иконы и храмовые росписи. Черты, типичные для эпохи болг. возрождения, вплоть до Балканской войны сохраняли произведения мастеров Банской художественной школы. В небольших селениях работали живописцы, не имевшие специального образования, в т. ч. священники, составившие в болг. правосл. искусстве нач. XX в. «наивное направление». В эти годы полностью или частично были расписаны храмы: Успения Пресв. Богородицы в Варне; св. Георгия, св. Параскевы, св. Николая Софийского, св. Недели, св. Краля, св. Седмочисленных мучеников, святых Кирилла и Мефодия, св. Иоанна Рыльского (в Духовной Семинарии), св. Климента Охридского (в Духовной Академии) в Софии; Богородицы в Бургасе; св. Петки, святых Петра и Павла, Вознесения Христова, св. Марины в Пловдиве; Св. Троицы, св. Феодора Тирона в Стара-Загоре; свт. Николая, Св. Троицы в Ловече; св. Иоанна Рыльского в Пернике; св. Иоанна Предтечи в Казанлыке и др. В храмах работали художники А. Белковски, Г. Белостойнев, Д. Гюдженов, Г. Желязков, С. Иванов, Н. Кожухаров, Н. Маринов, Б. Михайлов, Н. Петров, Х. Тачев, Ц. Тодоров и др.

После первой мировой войны произошло возвращение к национальным художественным традициям: внимание болг. художников привлекли древняя иконопись, фресковая живопись, резьба по дереву, народные художественные промыслы периода возрождения; мн. мастера собирали и исследовали произведения искусства, совершая путешествия как по стране, так и на Афон. Музейные экспозиции пополнялись предметами церковной утвари; по поручению ЦИАМ ряд художников занимался копированием средневек. произведений и работ эпохи болг. национального возрождения. С особым вниманием изучались древние произведения правосл. искусства Б. в Академии художеств (основана в 1921). Созданные в сер. 20-х - сер. 40-х гг. XX в. росписи храмов указывают на возникновение художественной школы, отличительной чертой к-рой было возвращение к старинным образцам. Параллельно с обращением к традиц. искусству существовала и академическая церковная живопись, преобладавшая в 30-40-х гг. XX в.; к церковной живописи обратились художники Д. Бакалски, Г. Богданов, К. Йорданов, М. Малецки, Н. Ростовцев, Д. Узунов и др.

После второй мировой войны церковное искусство оказалось фактически под запретом, уничтожались иконы, не обеспечивалась сохранность росписей. Только в 70-х гг. XX в. власти обратили внимание на росписи и иконы ср. веков и периода национального возрождения, рассматривая их только как памятники культуры или музейные экспонаты. В храмах работали художники и реставраторы, начавшие творческий путь в предшествующие десятилетия (Кожухаров, Йорданов, Ростовцев, А. Сорокин). Приобщению новых поколений художников к традициям правосл. искусства препятствовала политическая система. С сер. 40-х до кон. 80-х гг. XX в. новых храмов не строили, художники занимались преимущественно возобновлением уничтоженных или завершением не законченных мастерами предшествующего поколения росписей и икон.

Наступившие после 1989 г. общественно-политические перемены способствовали возрождению правосл. искусства: в Академии художеств в рамках специальности «монументальные искусства» было введено изучение иконографии; исследователи стали акцентировать внимание на единстве храмового пространства и символическом значении его составляющих (росписей, икон, утвари). В 90-х гг. XX в. в Болгарии возобновилось массовое строительство храмов и часовен; особенно интересна ц. св. Петки Болгарской в местности Рупите (около г. Петрич; роспись притвора и иконы из иконостаса выполнены проф. С. Русевым). В наст. время в области правосл. искусства работают художники В. Аврамов, В. Вырбанова, А. Гицов, З. Каменаров, К. Китанов, И. Ковачев, М. Прашкова, Г. Трифонов, С. Христова и др.

Памятники архитектуры и монументального искусства на территории Б. находятся под наблюдением Национального ин-та по охране памятников культуры. Станковая живопись, скульптура, рукописное наследие и образцы прикладного искусства хранятся в Софии, в Национальном историческом музее (СНИМ), Национальном археологическом музее (СНАМ), Национальной художественной галерее (СНХГ), Церковном историко-археологическом музее (ЦИАМ), Национальной библиотеке им. святых Кирилла и Мефодия, Городской художественной галерее, а также в исторических музеях и художественных галереях Варны, Велико-Тырнова, Благоевграда, Пловдива, Добрича, Кюстендила, Стара-Загоры и др.

Лит.: Филов Б. Софийската църква «Св. София». София, 1913; он же. Старобългарското изкуство. София, 1924; Миятев К. Декоративната живопис на Софийския некропол. София, 1925; он же. Кръглата църква в Преслав. София, 1932; он же. Преславската керамика. София, 1936; он же. Архитектурата на средновековна България. София, 1965; Grabar A. La peinture religieuse en Bulgarie. P., 1928; Беляев Н. М. Очерки по византийской археологии. 2 Херсонесская мощехранительница // SK. 1929. Т. 1. С. 115-132; Димитров Д. П. Две изображения на Добрия пастир от България // ИИД. 1944. T. 19/20. C. 40-50; Иванова В. Разкопки на Аврадака в Преслав // Разкопки и проучвания. 1948. Кн. 3. C. 13-64; она же. За украсата на ръкописите от Преславската школа // Преслав. 1968. Кн. 1; Мавродинов Н. Изкуството на българското възраждане. София, 1955; он же. Старобългарското изкуство. София, 1958. Т. 1; Друмев Д., Василиев А. Резбарското изкуство в България. София, 1959; Василиев А. Ктиторски портрети. София, 1960; он же. Български взрожденски майстори. София, 1965; он же. Ерминии: Технология и иконография. София, 1976; он же. Българските светци в изобразителното изкуство. София, 1987; Димитров Д. Ил. Раннохристиянски релефи от Варненско // Археология. София, 1961. T. 3. C. 17-21; Тотев Т. За обработката на кост в средновековна България // Археология. 1963. Т. 5. Kн. 3. C. 83-92; он же. Манастирът в «Тузлалъка» - център на рисувана керамика в Преслав през IХ-Х в. София, 1982; он же. Преславско златно съкровище. София, 1982; он же. Бележки за проникването на техниката на клетъчния емайл в Преслав // Преслав. 1993. Кн. 5. C. 102-115; он же. Преславското съкровище. Шумен, 1993; он же. Дворцовият манастир в Преслав. Шумен, 1998; Gerassimov T. Deux plats en argent de la Haute époque byzantine trouves en Bulgarie // Cah. Arch. 1966. Vol. 16. P. 215-219; Божков А. Тревненска живописна школа. София, 1967; он же. Българската историческа живопис. София, 1972. Т. 1; он же. Българската икона. София, 1984; он же. Българско изобразително изкуство. София, 1988; Иванов М. Златарските произведения от ХVI-ХVII в. в музея на Бачковския манастир. София, 1967; Lafontaine-Dosogne J. Notes d'archéologie bulgare // Cah. Arch. 1967. Vol. 17. P. 45-48; Цончева М. Художественото наследство на тракийските земи. София, 1971; Buschhausen H. Die Spätrömischen Metallscrinia und Frühchristlichen Reliquiare I. W., 1971. T. 1: Katalog. (Wiener byzant Stud.; IX); Чаврыков Г. Болгарские монастыри: Памятники истории, культуры и искусства. София, 1972; Чичикова М. Mensa sacra от Nikopolis ad Nestum // ИАИ. 1972. T. 33. C. 245-257; Друмев Д. Златарско изкуство. София, 1976; он же. Резбарско изкуство. София, 1989; Ваклинов С. Формиране на старобългарската култура VI-ХI в. София, 1977; Каменова Д. Сеславската църква. София, 1977; она же. Стенописите на Искрецкия манастир. София, 1984; Коева М. Паметници на културата през българското Възраждане: Архитектура и изкуство на българските църкви. София, 1977; Овчаров Д. Архитектура и декорация на старохристиянските гробници в нашите земи // Археология. София, 1977. Т. 19. Kн. 4. C. 20-29; Пандурски В. Паметници на изкуството от Църковен ист.-археол. музей. София, 1977; Овчаров Д., Ваклинова М. Ранновизантийски паметници от българските земи (IV-VII в.). София, 1978; Tschilingirov A. Christliche Kunst in Bulgarien. B., 1978; Прашков Л. Църквата «Рождество Христово» в Арбанаси. София, 1979; Donceva-Petkova L. Croix d'or-reliquaire de Pliska. Culture et art en Bulgarie mediévale (VII-XIV) // ИАИ. 1979. T. 35. C. 71-91; Енциклопедия на българското изобразително изкуство. София, 1980. Т. 1; 1987. Т. 2; Иванова-Мавродинова В., Мавродинова Л. Украсата на старобългарските глаголически ръкописи // Славянска палеография и дипломатика. София, 1980; Паскалева К. Църквата «Св. Георги» в Кремиковския манастир. София, 1980; она же. Икони от България. София, 1981; она же. Старата църква в Добърско. София, 1981; она же. Алинските стенописи. София, 1983; она же. Средновековни стенописи: Вуково 1598 г. Църквата «Св. Петка». София, 1987; Valeva J. Sur certaines particularites des hypogées paléochrétiens des terres Thraces et leurs analogues en Asie Mineur // Anatolica. 1979/1980. Vol. 7. P. 117-150; idem. La tombe aux Archanges de Sofia: Signification eschatologique du décor // Cah. Arch. 1986. Vol. 34. S. 5-28; idem. Les nécropoles paléochrétiennes de Bulgarie et les tombes peintes // Actes du 11e Congr. Intern. d'Archéologie chrétienne (Lyon, 1986). Vat., 1989. Vol. 2. P. 1243-1258; idem. Géometric Mosaics from Bulgaria // 5th Intern. Colloquium on Ancient Mosaics (Bath 5-12 Sept., 1987). Ann Arbor, 1995. P. 251-264. (JRA; Suppl. 9); La Bulgarie Médiévale: Art et civilisation: Cat. P., 1980; Vaklinova M. Un aterier de la sculpture architecturale a Nikopolis ad Nestum // Actes de Xeme Congr. Intern. d'Archéologie chrétienne. Thessal., 1980; idem. Sztuka bulgarska w epoce Pierwszego Panstwa Bulgarskiego (VII-XI w) // Balcanica Posnaniensia II, UAM Poznann, 1985. C. 59-85; idem. The Christian Rhodopes // Rhodopica. 1999. Vol. 1. P. 51-73; Джурова А. 1000 години българска ръкописна книга. София, 1981; Иванова-Мавродинова В., Джурова А. Асеманиевото евангелие. София, 1981; Бояджиев С. Архитектурата на Кръглата църква в Преслав // Изследвания върху архитектурата на българското средновековие. София, 1982. C. 5-131; Божилов И. Цар Симеон Велики (893-922): Златният век на Средновековна България. София, 1983; Ваклинов С., Ваклинова М. Съкровището от Над сент Миклош. София, 1983; Овчаров Н. Бележки върху произхода и стила на преславската рисувана керамика: (Според човешките изображения) // Преслав.1983. Кн. 3; Божков Ат. Българската икона. София, 1984; Ваклинова М. Ранновизантийската архитектурна декорация и украсата на ранносредновековните български постройки // Сб. в памет на проф. С. Ваклинов. София, 1984. C. 93-101; она же. Тенденции в развитието на средновековната българска скулптура // I Конгрес по българистика. 1992. C. 330-350; она же. Някои особености на скулптурно-декоративната практика във Велики Преслав през IХ-Х в. // ДРИ. СПб., 1995. [Вып.:] Балканы, Русь. C. 142-162; Мавродинова Л. Образците на българската ръкопидна украса и техните паралели в други изкуства // Славянска палеография и дипломатика. София, 1985. Т. 2. C. 193-213; она же. Стенната живопис в България до края на ХIV в. София, 1995; Чанева-Дечевска Н. Църковната архитектура на Първата българска държава. София, 1984; Генова Е. Миниатюрна дърворезба XVII-XIX в. София, 1986; Димитров Д. П., Чичикова М. Късноантичната гробница при Силистра. София, 1986; Минчев А. Ранното християнство в Одесос и околностите му // ИНМВн. 1986. Кн. 22(37). C. 31-42; он же. Early Christian Bronzes in the Varna Museum // Там же. 1991. Кн. 27(42). P. 11-19; Bozilov Iv. Preslav et Constantinople: Dependance et Independance Culturelles // The 17th Intern. Byzantine Congr., Major Papers. Wash., 1986. P. 429-446; Spätаntike und frühbyzantinische Kultur Bulgarien zwischen Orient und Okzident / Hrsg. R. Pillinger. W., 1986; Das Christentum in Bulgariens und auf der übrigen Balkanhalbinsel in der Spätantike und im frühen Mittelalter. 2. Intern. Symp. (Haskovo, 10-13. Juni 1983). W., 1987. Miscellanea Bulgarica. Bd. 5; Джорджети Д. Съкровище от златни накити и сребърни предмети от Рациария // Археология. 1988. T. 29. Кн. 3. C. 30-38; Генова Е., Влахова Л. 24 утвари от Рилския манастир. София, 1988; Bossilko S. Arbanassi. Sofia, 1988; Tresors d'Art Medieval Bulgare VIIe-XVIe siècle: Cat. d' éxposition. Gen.; Berne, 1988; Barsanti C. L'Esportazione di marmi dal Proconneso nelle regioni, pontiche durante il IV-VI sec. // Riv. dell' Inst. Nazionale di Archeologia e Storia dell' Arte. Ser. III. 1989. Vol. 12. P. 91-220; Pillinger R., Minиev A., Georgiev P. Ein frühchristliches Grabmal mit Wandmalereien bei Ossenovo (Bezirk Varna, Bulgarien). W., 1989; Сантова М. 24 златарски творби от Бачковския манастир. София, 1990; она же. Чипровският дискос. София, 1997; Мусакова Е. Украсата на два глаголически ръкописа - Зографското и Мариинското четвероевангелие // Проблеми на изкуството. 1991. Кн. 4. C. 27-36; Пилингер Р. Гробница с псалмов текст от Стара Загора // Изв. на музеите в Южна България. 1992. Кн. 14. C. 59-67; Die Schwarzmeerküste in der Spätantike und im frühen Mittelalter: Ref. von 16. bis 19. Oct. 1990 / Hrsg. R. Pillinger. W., 1992; Die spätantiken Befestigungen von Sadovec (Bulgarien). Münch., 1992. (Münchner Beitr. z. Vor- und Frühgeschichte; Bd. 43); Георгиев П. Златната църква в Преслав // Преслав. 1993. Кн. 5. C. 7-25; он же. Мартириумът в Плиска и началото на християнството в България. София, 1993; Гергова И. Ранният български иконостас XVI-XVIII в. София, 1993; Геров Г., Пенкова Б., Божинов Р. Стенописите на Роженския манастир. София, 1993; Маджаров К. Диоклецианопол. София, 1993. T. 1: Топография; Овчаров Д., Овчаров Н., Аладжов Ж. Големият дворец във Велики Преслав I: Преславската патриаршия през Х в. София, 1993; Пуцко В. Преславский керамический епистилий // Преслав. 1993. Кн. 4. C. 138-151; Станилов С. Преславското съкровище и произходът на старобългарската металопластика // Преслав. 1993. Кн. 5. C. 138-164; Танчева-Василева Н. Раннохристиянски култов комплекс при с. Воден // Североизточна Тракия и Византия през IV-ХIV в. София, 1993. C. 73-91; Studia protobulgarica et medievale Éuropi: В чест на проф. В. Бешевлиев. В. Търново, 1993; Matakieva-Lilkova T. Icons in Bulgaria. Sofia, 1994; Totev T. Pour la question des églises a coupole cruciforme de Preslav // ИАИ. 1994. Т. 38. С. 59-64; idem. The Ceramic Icon in Medieval Bulgaria. Sofia, 1999; Марков К. Духовен живот в българските земи през късната античност (IV-VI в.). София, 1995; 1100 години Велики Преслав. Шумен, 1995. Кн. 1; Biernacki A. The Pulpit in the Episcopal Basilica at Novae (Svistov): (An Attempt at a Reconstruction) // Balcanika Posnaniensia. 1995. Vol. 7. P. 315-332; idem. A Marble Sigma-shaped Mensa from Novae // Der Limes an der Unteren Donau von Diokletian bis Heraklios: Vorträge d. Intern. Konf. Svistov (1-5. Sept. 1998). Sofia, 1999. S. 75-86; Бояджиев С., Динова-Русева В. Раннохристиянски храм «Света София». София, 1996; Minaeva O. From Paganism to Christianity: Formation of Medieval Bulgarian Art (681-972). Fr./M., 1996; Vogt C., Bouquillon A. Technologie des plaques murales decorée de Preslav et de Constantinople (IX-XI siecles) // Cah. Arch. 1996. Vol. 44. P. 105-116; Late Roman and Early Byzantine Cities on the Lower Danube from the 4th to the 6th Cent. Poznan, 1997; Ori bulgari: Sette millenii di arte orafa: Catalogo della mostra. Vicenza, 1997; Танкова В. Раннохристиянска църква и базилика и средновековна църква в местн. Гергевец при гара Кричим // ГПНМ. 1997. T. 7. C. 61-77; Бойчева Ю. Нови сведения за Бачковската плащаница // Проблеми на изкуството. 1999. Kн. 3. C. 18-21; она же. Търновската плащаница от 1559 г. // Там же. 2002. Kн. 3. C. 42-52; Дончева С. Някои символни аспекти при определянето на архитектурния образ на кръстокуполните храмове // Средновековните Балкани: Политика, религия, култура. София, 1999. C. 101-107; Пенкова Б. Особености на поствизантийското изкуство в България // Проблеми на изкуството. 1999. Kн. 1. С. 3-8; Чанева-Дечевска Н. Раннохристиянската архитектура в България IV-VI в. София, 1999; Corpus der spätantiken und frühchristlichen Wandmalereien Bulgariens / Hrsg. R. Pillinger, V. Popova, B. Zimmermman. W., 1999; Tesori dell'Arte cristiana in Bulgaria: Mercati di Traiano (Roma, 22 maggio - 15 Iuglio 2000). Sofia, 2000 [Кат.]; Георгиев П., Витлянов С. Архиепископията-манастир в Плиска. София, 2001; Попова Е. Зографът Христо Димитров от Самоков. София, 2001; Сотиров И. Чировска златарска школа. София, 2001; Николова Б. Православните църкви през Българското средновековие IХ-ХIV в. София, 2002.
А. Филева

Церковная музыка

Аргирова Триодь. XII–XIII вв. (НБКМ. № 933. Л. 31 об.). Фрагмент
Аргирова Триодь. XII–XIII вв. (НБКМ. № 933. Л. 31 об.). Фрагмент

Аргирова Триодь. XII–XIII вв. (НБКМ. № 933. Л. 31 об.). Фрагмент

Начало восточноправосл. богослужебного пения (гл. обр. монодийного) на слав. языке было положено просветительской миссией святых Кирилла (Костантина) и Мефодия, к-рые перевели с греч. на слав. язык основные богослужебные тексты, предназначенные для литургического мелодизированного чтения и певч. исполнения. Было также положено начало и собственно слав. церковному музыкально-поэтическому творчеству. Росту уровня слав. христ. культуры способствовало прибытие в Болгарию учеников святых Кирилла и Мефодия (886). Были творчески усвоены визант. музыкально-поэтические модели, устная практика чтения и пения. Была воспринята система экфонетических знаков для записи литургического чтения (присутствует в болг. памятнике - фрагменте Триоди XI в. (Б-ка Болг. АН (София). № 37), а также в древнерус. письменных памятниках XI в., созданных по болг. протографам,- Остромировом Евангелии (РНБ. F. п. I. 5) и Новгородских (Куприяновских) евангельских листках (РНБ. F. п. I. 58)). Староболг. памятники литургического пения, содержащие знаки нотации, родственной ранневизант., в наст. время не известны; самые ранние слав. нотированные памятники (XI-XII вв.) принадлежат древнерус. культуре. Именно в них сохранилась использовавшаяся, по-видимому, и в Б. техника адаптирования слав. текстов к визант. мелодиям на основе мелодических формул сообразно жанровой и осмогласной (модальной) системе и устойчивым принципам их структурной организации. Предполагается, что с IX-X вв. утвердилась устная традиция пения «на глас», особенно широко практиковавшаяся в Византии до появления ранних форм нотации. Закрепившись в период визант. владычества (1018-1187), эта устная традиция продолжала развиваться после восстановления Болгарского гос-ва; ее памятниками являются немногочисленные певч. книги XII-XIII вв. с фитной нотацией (Битольская Триодь, Аргирова Триодь, Орбельская Триодь, Скопская Минея, Загребская Триодь, Добрианова Минея и др.). Развитие церковного пения этого периода и его системы записи достигло кульминации во 2-й пол. XIII в. с появлением уникальной невменной нотации в Зографской Драгановой Минее (Zogr. 85), сочетающей разные системы знаков - экфонетическую и ранневизант. невменную.

Синодик царя Борила. 2-я пол. XIV в. (НБКМ. № 289. Л. 4). Фрагмент
Синодик царя Борила. 2-я пол. XIV в. (НБКМ. № 289. Л. 4). Фрагмент

Синодик царя Борила. 2-я пол. XIV в. (НБКМ. № 289. Л. 4). Фрагмент

В XIV в. реформаторская книжная деятельность Патриарха Евфимия II, связанная с введением афонской версии Иерусалимского устава, затрагивала и муз. сторону богослужения. В результате его литургической деятельности начала развиваться высокая культура муз. книжности. Через адаптирование греч. мелодий к слав. текстам было усвоено орнаментированное поздневизант. калофоническое пение (известна выполненная С. Палаузовым копия Синодика царя Борила (XIV в.), с записью уникальных мелодий аккламаций 4-го автентического гласа). В репертуаре, стилистике и нотации произошли следующие изменения: орнаментальная обработка ранних мелодических образцов, утверждение системы мелизматических мелодических формул, создание калофонических мелодических версий песнопений, а также репертуара орнаментированных мелодий типа кратим, утверждение особого класса безгласных невм (греч. ἄφωνα), хейрономических знаков типа больших ипостасей - символов традиц. мелизматических формул и их динамических характеристик. Эти изменения связаны гл. обр. с именем прп. Иоанна Кукузеля (болг. исследователи предполагают его болг. происхождение, ориентируясь на текст его жития и надписание «βουλγάρα», встречающееся для мелоса полиелейных стихов, связывавшихся в рукописях с именем Кукузеля с XVI в.). Начиная с XIV в. в греч. певч. рукописях типа Аколуфии-Анфологии стали появляться записи мелодий, именуемых βουλγάρα на 1-й автентический глас для 134-го псалма и βουλγαρικόν на 4-й автентический и 2-й плагальный гласы для 135-го псалма, а также кратима на 1-й глас, приписываемая Димитрию Докиану, ученику Иоанна Кукузеля, и обозначенная как «подражающая болгарскому оплакивающему мотиву» (μιμούμενος βουλγαρικὸν σκοπὸν Θρήνου.- Athen. Bibl. Nat. 2599. Fol. 163v, 1352 г.).

В ходе Евфимиевых «реформ» утверждались и перерабатывались в духе поздневизант. «ангелогласия» традиц. болг. устные прототипы. В XV в. центрами подобной деятельности стали Рильский и Жеглиговский мон-ри (в Скопска-Црна-Горе). Эта деятельность документирована двуязычными рильскими муз. записями (певч. заметки слав. псалта, помещенные на полях и между строк в македон. глаголическом листке XI в.- БАН. № 24.4.15), засвидетельствовавшими усвоение поздневизант. нотации и репертуара по учебному трактату типа пападики (по Скопской пападики, XV в.?). Ценным источником по двуязычной певч. традиции, записанной поздневизант. нотацией, является Жеглиговская, или Исаиина, Анфология (Athen Bibl. Nat. 928, XV в.), к-рая содержит богатый славяноязычный репертуар: полиелей-«сервикон» Исайи Сербина, в к-ром, однако, обнаруживаются и полиелейные мелодии «βουλγάρα»; объемная подборка полиелейных припевов, среди к-рых и славяноязычные «переводные» версии припевов из творений Иоанна Кукузеля; стихиры на слав. языке. Уникальной палеографической особенностью этой рукописи является мелодико-сегментирующая точка, помещенная в словесном тексте и разграничивающая мелодические формулы 2 структурных уровней: традиц. распевную мелодическую «лексику» (в орнаментированных мелодиях) и мелодические обороты типа «попевок» (в стихирарном репертуаре и припевах). Эта особенность подтверждает гипотезу, что в балканской славяноязычной певч. традиции сохранился более ранний тип псалмодической строфики. По памятникам известна и творческая деятельность слав. авторов (таких, как Исайя Сербин) на греч. и слав. языках в стиле поздневизант. калофонии. Эта тенденция развития утвердилась в певч. практике в молдав. мон-ре Путна в течение XVI в. В его двуязычной греко-слав. певч. практике наряду с письменной фиксацией устной славяноязычной традиции (циклы воскресных тропарей и богородичнов) усилилась тенденция к обогащению славяноязычного репертуара поздневизант. стилистикой. Эти 2 тенденции особенно богато представлены в сборнике 1511 г. путнянского протопсалта Евстафия (ГИМ. Щук. № 350; БАН. № 13.3.16), автора множества песнопений на слав. языке (херувимских, причастнов, калофонических стихир-анаграмматизмов и др.). В путнянских муз. рукописях того времени раскрывается и процесс расхождения славяноязычного балканского пения с поздневизант. письменной практикой (среди более поздних путнянских рукописей преобладают грекоязычные).

Согласно аргументированной сравнительными исследованиями гипотезе, славяноязычное балканское пение, опиравшееся на устную традицию и частично вошедшее в поздневизант. муз. письменность, было воспринято на Украине и в Белоруссии в кон. XVI и в течение XVII-XVIII вв., записано киевской квадратной нотацией (во 2-й пол. XVII в. оно проникло и в Московскую Русь) и прочно связано с этнонимом «болгарское»: «болгарский напел», «болгарский роспев».

Драганова Минея. 2-я пол. XIII в. (Zogr. 85. Fol. 3)
Драганова Минея. 2-я пол. XIII в. (Zogr. 85. Fol. 3)

Драганова Минея. 2-я пол. XIII в. (Zogr. 85. Fol. 3)

Важную роль в этом процессе в XVII-XVIII вв. сыграл карпатский мон-рь Великий (Манявский, Львовский) скит; 3 певч. книги («скитские Ирмолози болгарского напела», распев назван в них «болгарское пение стародавнее») свидетельствуют о существовании в мон-ре школы «болгарского» пения. Родоначальником школы был путнянский иеродиак. Феодосий, основавший в 1612 г. вместе со старцем Иовом (Княгиницким) этот мон-рь. В условиях тур. владычества на Балканах (с XIV-XV по XVIII-XIX вв.) в болг. землях продолжала существовать своя устная славяноязычная певч. традиция. С развитием движения за культурное возрождение в XVIII в. на Балканах и Афоне (в мон-рях Хиландар и Зограф), как и в болг. Рильском мон-ре (в кон. XVIII - нач. XIX в.), возобновилось усвоение муз. певч. книжности на слав. языке (в церковнослав. редакции). Это происходило в период, когда начался процесс муз. «экзегезиса» (развода мелодических формул) более ранней певч. традиции (включая и славяноязычное творчество Иоасафа Рильского), к-рый завершился с реформой к-польских «учителей» Хрисанфа из Мадита, Хурмузия Гиамалиса и Григория, протопсалта и лампадария (1818), утвердил единую по жанровой системе и стилистике певч. традицию и реформированную невменную нотацию (хрисанфо-хурмузиеву; см. ст. Новый метод), сохранившиеся в балканских правосл. Церквах до наст. времени. Процесс усвоения хрисанфо-хурмузиевой нотации и музыки происходил в певч. школе эпохи болг. возрождения в Рильском мон-ре, где, начиная с архим. Неофита, в 1-й пол. XIX в. был создан полный годовой репертуар песнопений на церковнослав. языке; в него вошли как муз. «переводы» (на мелодии самых известных греч. мелургов), так и творения ряда рильских муз. деятелей: Афанасия, Исаии, Аверкия Рыльского, Акакия, Иосифа и др. С сер. XIX в. появляются и болг. печатные певч. книги (Николы Триандафилова, Ангела Хаджи Иванова Севлиевца, Тодора Икономова и др.).

В кон. XIX в., особенно после восстановления болг. государственности в 1878 г., в Б. стали известны рус. правосл. многоголосные хоровые сочинения (от Д. С. Бортнянского и прот. П. Турчанинова до П. И. Чайковского, П. Г. Чеснокова и А. А. Архангельского), к-рые утвердились в певч. практике болг. храмов наряду с образцами одноголосной певч. традиции эпохи болг. возрождения, издававшимися Манасием Поптодоровым, Петром Диневым. Хоровой церковнопевч. репертуар был создан первым поколением болг. композиторов кон. XIX-1-й трети XX в. (А. Бадевым, Э. Маноловым, А. Крастевым, А. Николовым, П. Пипковым, И. Кюлевым, Х. Маноловым и др.). Центральное место среди них занимает творчество Добри Христова, он создал многоголосные композиции (2 «Литургии», «Всенощное бдение» и др.) гл. обр. на основе прототипов «болгарского распева» - репертуара, к-рый приобрел популярность в Б. с кон. XIX в. и получил оценку Христова как «истинное болгарское церковное пение». П. Динев, автор «Литургий», песнопений всенощного бдения, великопостного концерта «На реках Вавилонских» и др. произведений, в основном использовал в своем творчестве прототипы одноголосной певч. традиции эпохи болг. возрождения. Значительную роль в утверждении хоровой церковной музыки в Б. сыграл и ряд рус. церковных дирижеров (особенно Н. Николаев). В совр. церковнопевч. практике Болгарской Православной Церкви сохраняется одноголосная традиция времен болг. возрождения (гл. обр. в службах суточного круга) наряду с многоголосным церковным пением (на литургии). Как репертуар «болгарского распева», так и творчество рильской певч. школы используются в концертном репертуаре болг. хоров, среди к-рых выделяется хор «Святой Иоанн Кукузель Ангелогласный» (дирижер Д. Димитров).

Лит.: Динев П. Духовни музикални творби на св. Йоан Кукузел. София, 1938; он же. Йоан Кукузел: живот, творчество, епоха // Муз. хоризонти. 1981. № 18-19; Palikarova-Verdeil R. La musique Byzantine chez les bulgares et les Russes (du IX au XIV siecle). Copenhagen, 1953. (MMB. Subs.; 3); Лазаров С. Синодикът на цар Борил като музикално-исторически паметник // Изв. на Ин-та за музика. 1960. № 7. С. 5-77; он же. Из историята на българската музика през IХ в. // Годишник на Висшия ин-т за театрално изкуство. 1961. № 6. С. 308-315; он же. Средновековен славянски трактат по музика // Търновска книжовна школа. София, 1980. № 2. С. 555-572; Anfänge der slavischen Musik. Bratislava, 1966; Тончева Е. Музикалните текстове в Палаузовия препис на Синодика на цар Борил // Изв. на Ин-та за музика. 1967. № 12. С. 57-159; она же. Към въпроса за музикалната дейност на славянските просветители Константин-Кирил и Методий // Старобългарска лит-ра. София, 1971. Брой 1. С. 81-102; она же. Проблеми на старата българска музика. София, 1975; она же. Звучали ли са мелодии от Йоан Кукузел в Търново през ХIV в.? // Музикознание. 1977. № 1. С. 39-52; она же. Късновизантийска музика и нотация в славянската ръкописна практика от XIV-XVI в. // Славянска палеография и дипломатика. София, 1980. Брой 1. С. 255-265; она же. Манастирът «Голям Скит» - школа на «Болгарский роспев». «Болгарски» ирмолози от ХVII-ХVIII в. София, 1981. Т. 1-2; она же. Нови факти и изследователски аспекти в музикалната старобългаристика // Бълг. музикознание. 1982. № 4. С. 3-31; она же. Новооткрит паметник на средновековната музика в Бачковския манастир // Там же. 1984. № 3. С. 3-46; она же. Преславската керамична плочка спрокименов репертоар от IХ-Х в. като старобългарски музикален паметник // Музикални хоризонти. 1985. № 4. С. 15-42; она же. Балкански нотирани извори за Скитския «Болгарский роспев» в Украина // Търновска книжовна школа. София, 1985. Брой 4. С. 412-429; она же. Полиелейни припели за св. Йоан Рилски от ХV в. // Бълг. музикознание. 1992. № 2. С. 42-54; она же. Полиелейният цикъл по псалм 135 в Атинския ръкопис 928 (Жеглиговска антология) от ХV в. и полиелейните мелодии «вулгарикон» // Българският петнадесети век. София, 1992. С. 359-375; она же. За устния църковнопевчески професионализъм в южнославянския ареал - подобро пеене по извори от XV-XIX/XX в. // Муз. хоризонти. Cофия, 1993. [Извънреден брой]; она же. Полиелейни припели в рък. Атина 928 (Исайева антология) и отношението им към Търновската химнографска традиция // Търновска книжовна школа. Велико Търново, 1994. № 5. С. 641-664; она же. Празникът на православието в България през ХIV в. // Празници и зрелища в Европейската културна традиция през Средновековието и Възраждането: Летни научни срещи - Варна 1994. София, 1995. С. 81-92; она же. Полиелейни припели на Филотей в славяноезичната песенност през ХV в. // Старобългарска лит-ра. София, 1995. № 28/29. С. 176-187; она же. Нотацията в Драгановия миней в контекста на музикалнописмената практика през ХIII в. // Светогорската обител «Зограф». София, 1996. Брой 2. С. 243-258; она же. Новооткрити славяноезични (преводни) творби на Йоан Кукузел. Полиелейни припеви от XV в. // Бълг. музикознание. 2000. № 2. С. 5-31; она же. За стилистиката на славяноезичното църковно пеене на Балканите (по музикалнописмени извори от ХIV-ХVIII в.) // В памет на Петър Динеков. Традиция. Приемственост. Новаторство. София, 2001. С. 432-447; Станчев К., Тончева Е. Българските песнопения във византийските аколутии // Музикознание. 1978. № 2. С. 39-70; Тончева Е., Коцева Е. Рилски музикални приписки от ХV в. // Бълг. музикознание. 1983. № 2. С. 3-44; Атанасов А. Авторски песнопения на рилските муз. дейци (по данни на църковнослав. ръкописни певчески сборници от XIX в. от Националния музей «Рилски манастир») // Там же. 1990. № 3. С. 88-102; он же. Преводни песнопения на рилските муз. дейци // Там же. № 4. С. 97-104; Toncheva E. The Bulgarian Liturgical Chant (9th-19th c.) // Rhythm in Byzantine Chant. Hernen, 1991. P. 129-140; eadem. Die musikalische Bedeutung des Interpunktionszeichen «Punkt» in dem sticherarischen Repertoire der Handschrift NB Athens No 928 (XV Jh.) // Musikkulturgeschichte: Festschrift f. C. Floros zum 60. Geburtstag. Wiesbaden, 1991. P. 461-478; Williams E. John Koukouzeles. Reform of Byzantine Chanting in the 14th c.: Ph. D. Thesis. Yale, 1968; Петров С., Кодов Х. Старобългарски музикални паметници. София, 1973; Велимирович М. Българските песнопения във византийските ръкописи // Изв. на Ин-та за музика. 1974. № 18; он же. Мелодиите на канона на св. Димитър от IХ в. // Бълг. музикознание. 1987. № 1. С. 45-63; Кожухаров С. Нотни начертания в Орбелския триод - среднобългарски книжовен паметник от ХIII в. // Български език. 1974. № 4. C. 324-343; он же. Палеографски проблеми на тита нотация в среднобългарски ръкописи от ХII-ХIII в. // Славянска палеография и дипломатика. София, 1980. Брой 1. С. 228-232; Куюмджиева С. Музикалните ръкописи в библиотеката на Рилския манастир // Там же. София. 1980. Брой 1. C. 266-272; она же. «Возвателните» стихове в муз. колекции (по ръкописи от XIV - началото на XIX век) // Бълг. музикознание. 1995. № 2. С. 34-58; она же. Въпроси на муз. изворознание: По мат-ли от поствизантийския период // Там же. 1997. № 1-2. С. 24-38; она же. Редактирането на Стихирара от Йоан Кукузел - нови данни // Там же. 2000. № 2. С. 32-62; Българо-руски музикални връзки ХIV-ХVIII в.- Болгарский роспев // Бълг. музикознание. 1982. № 1; Hannick K. Ch. Kyrillos und Methodios in der Musikgeschichte // Musices aptatio: Liber Annuarius. 1984. № 1.
Е. Тончева
Ключевые слова:
Болгария, государство на Балканском полуострове Предметы церковного обихода География историческая Болгария. История Болгарская Православная Церковь. История Рукописи, миниатюры Христианство. Болгария Живопись монументальная. Болгария Страноведение. Болгария Болгарский распев, церковнопевческая традиция Церковная музыка. Болгария География. Болгария Религиозная ситуация на территории разных стран. Болгария Религиозное законодательство. Болгария Православие на территории разных стран. Болгария Памятники архитектуры. Болгария Декоративно-прикладное искусство. Болгария Церковная архитектура. Болгария Иконопись. Болгария Певческие рукописи болгарские Скульптура
См.также:
БОБОШЕВО село в Зап. Болгарии
БОЛГАРСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
БОРИС († 907), св. равноап. кн. (852-889), креститель Болгарии
АНФИМ I (Чалыков), 1-й экзарх Болгарского экзархата
БЕЛЁВА ЦЕРКОВЬ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ болг. памятник арх-ры
БИТОЛА город Республики Македонии
БОББИО аббатство, город, с XI в. еп-ство в Сев. Италии
БОРИЛА ЦАРЯ СИНОДИК болг. редакция нач. XIII в. К-польского патриаршего Синодика в Неделю Православия 843 г.
ВЛАДИМИР (ок. сер. IX в.- 893), болг. князь (889-893)
ГРУЗИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ. ЧАСТЬ III Поместная Церковь, распространяющая юрисдикцию на территорию Грузии, а также на свою паству в приграничных областях Турции, Азербайджана и Армении
ИСПАНИЯ. III изобразительное искусство, церковная музыка
АБИССИНИЯ старое название Эфиопии как страны - общей родины христиан, мусульман и язычников
АБОБА городище первой столицы Болгарии - см. Плиска
АВАН древнее селение в Армении, к северо-востоку от Еревана (в наст. время входит в черту города)
АВИ-ЙОНА Михаэль (1904–1974), археолог, историк искусства
АВИЛИНЕЯ территория в южной части Антиливана
АВИНЬОН город во Франции на слиянии рек Роны и Дюранса
АВКСЕНТИЯ СВЯТОГО ГОРА в 12 км к юго-востоку от Халкидона, первоначально называвшаяся Скопа
АДАНА город в килийской долине, на р. Сейхан (древнее название – Сар), центр Одноименного вилайета в Турции
АДДИС-АБЕБА столица Эфиопии, центр Эфиопской Церкви
АДИАБЕНА историческая область в Северной Месопотамии
АДИШСКОЕ ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ пергаменная рукопись (897), один из важнейших памятников древнегрузинской письменности, содержащий грузинский перевод Четвероевангелия
АДРИАНОПОЛЬ (совр. Эдирне), город в Восточной Фракии
АДУЛИС крупный портовый город, располагавшийся в поздней античности и раннем средневековье близ Красноморского побережья Африки южнее совр. г. Массауа (Эритрея); являлся центром епархии Эфиопской Церкви
АЗОТ - см. Ашдод, город филистимлян
АЙН-КАРЕМ сел. юго-западнее Иерусалима,почитаемое как одно из возможных мест рождения Иоанна Предтечи
АКВИЛЕЯ [лат. Aquileia], древний город в Сев.-Вост. Италии (при слиянии Анче и Торре, притоков р. Изонцо), центр Аквилейского Патриархата
АККАД в Библии - обширная семитоязычная древневост. империя XXIV - XXII вв. до Р.Х.
АККО морской порт и крепость севернее мыса Кармель (Израиль)
АКСУМ столица Аксумского царства
АЛБАНИЯ КАВКАЗСКАЯ древняя страна в Вост. Закавказье
АЛЕКСАНДРИЯ центр Александрийской Православной Церкви, второй по величине город Арабской Республики Египет, крупный морской порт на побережье Средиземного моря, в зап. части дельты Нила
АЛЬБА длинная белая льняная туника с узкими рукавами, к-рую носят клирики католич. и англикан. Церквей в качестве нижнего из церковных облачений
АЛЬТЭТТИНГ место паломничества в Баварии ( еп-ство Пассау)
АМАСТРИДА город (совр. Турция) на Юж. бер. Черного моря, визант. митрополия, ныне митрополия Вселенского Патриархата
АМИС город на юж. побережье Чёрного моря, возник в VII в.
АМОРИЙ визант. город в центре М. Азии (совр. пос. Хисаркёй близ Эмирдага, Турция), митрополия Константинопольского Патриархата
АМОРРЕИ степной западносемитский народ Передней Азии, сформировавшийся в нач. III тыс. до Р. Х.
АМПУЛА в Древнем Риме - сосуд из глины, стекла или металла для хранения жидкостей; в православной и католической Церквах - небольшой сосуд для хранения мира, святой воды и др. священных жидкостей
АМУАС араб. сел. к сев.-зап. от Иерусалима, возм. др. Эммаус
АМУРСКАЯ ОБЛАСТЬ субъект Рос. Федерации
АМФИПОЛЬ древн. город в Македонии, на вост. берегу р. Стримон, кот. посетил ап. Павел