Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИСПАНИЯ. I
Т. 27, С. 412-484 опубликовано: 29 июня 2016г.


ИСПАНИЯ. I

[Королевство Испания; испан. España, Reino de España], гос-во на юго-западе Европы, занимающее большую часть Пиренейского п-ова, а также Балеарские и Питиузские о-ва в Средиземном м. и Канарские о-ва в Атлантическом океане. На юге и востоке омывается Средиземным м., на юго-западе и северо-западе - Атлантическим океаном, на севере - Бискайским зал. На западе страна граничит с Португалией, на юге - с Гибралтаром, на севере - с Францией и Андоррой. Под прямым управлением И. со статусом автономии находится 2 города на побережье Сев. Африки - Сеута и Мелилья. Территория - 505,99 тыс. кв. км (506,03 тыс. кв. км, включая Сеуту и Мелилью). Столица - Мадрид (3,1 млн жителей в 2007 г.). Крупнейшие города (без учета агломераций): Барселона (1,6 млн чел.), Валенсия (0,8 млн чел.), Севилья (0,7 млн чел.), Сарагоса (0,6 млн чел.), Малага (0,5 млн чел.), Мурсия (0,4 млн чел.). И.- член ООН (1955), МВФ (1958), МБРР (1958), Совета Европы (1977), ОБСЕ (1973), НАТО (1982), ЕЭС (1986), ВТО (1995). Офиц. язык - испанский; в автономных областях (автономных сообществах; испан. comunidades autónomas) офиц. статусом обладают и другие языки и диалекты: баскский (Страна Басков и Наварра), каталанский (Каталония, Балеарские о-ва, Валенсия), валенсийский (Валенсия), окситанский или аранский (Каталония), галисийский (Галисия).

География

Характер рельефа И. определяется спецификой расположения страны на Пиренейском п-ове. Расчлененность береговой линии незначительная. Берега в основном высокие и скалистые, но к северу от мыса Палос и вдоль Валенсийского зал., а также между устьем р. Гвадиана и мысом Марроки - низменные и песчаные. Значительная часть территории И. расположена на уровне выше 500 м, в т. ч. более 1/4 - выше 1000 м. Сев.-зап., зап. и центральная части страны заняты плато и средневысотными хребтами и плоскогорьями; для сев., вост. и юж. частей характерны складчатые горы и аккумулятивные равнины. Внутреннюю часть И. занимает плоскогорье Месета, имеющее сложную структуру рельефа: глыбовые сильнорасчлененные плоскогорья (Галисийский массив) на северо-западе, денудационные плоскогорья и возвышенности на юго-западе, асимметричная горная гряда Сьерра-Морена на юге, сильнозакарстованные Старокастильское и Новокастильское плато на востоке. К основным горным системам И. относятся глыбовые хребты Центр. Кордильеры, пересекающие Месету с северо-востока на юго-запад; горы Леон на северо-западе страны; Кантабрийские горы вдоль Бискайского зал., переходящие на востоке в мощную систему слабо расчлененных Пиренейских гор. С юж. стороны Пиренеи, протянувшиеся почти на 400 км от Средиземного м. до Бискайского зал., ограничены Арагонской равниной, по к-рой протекает р. Эбро. В свою очередь эта равнина отделена от Средиземного м. грядой Каталонских гор. Каталонские горы тянутся на 400 км и параллельно побережью, вдоль которого расположены Валенсийская и Мурсийская низменности. Южнее Пиренеев находятся средневысотные Иберийские горы, отделяющие Арагонскую равнину от плоскогорья Месета. Юг и юго-восток страны заняты Андалусскими горами с рядом высоких хребтов. В юго-зап. части страны расположена крупнейшая в И. Андалусская низменность. Структурным продолжением Андалусских гор являются низковысотные Балеарские о-ва. Рельеф вулканических Канарских о-вов в зап. части имеет гористый, глубоко расчлененный характер, в вост. части - холмистый, с небольшими участками низменностей. Высшая точка И.- вулкан Тейде на о-ве Тенерифе (3718 м); высшая точка Пиренейского п-ова - гора Муласен в массиве Сьерра-Невада (3482 м).

Для большей части И. характерен субтропический, средиземноморский климат с жарким сухим летом и мягкой влажной зимой. Исключение составляют северо-зап. и сев. районы И., которые характеризуются умеренным океаническим климатом с обильными осадками в течение всего года, теплым летом и мягкой зимой. Средняя температура января колеблется в зависимости от региона и составляет от 3-6°С на плоскогорье Месета до 10-11°С на юге, средняя температура июля - соответственно 21-24°С и 26-27°С. В северо-зап. и сев. прибрежных районах средняя температура января составляет 8-10°С, июля - 18-20°С. В горах на высоте более 2500 м температуры зимних месяцев опускаются ниже 0°С, температуры летних месяцев составляют от 10 до 14°С. Реки большей части И. имеют преимущественно дождевое питание, в нек-рых районах оно дополняется снеговым.

Население

В 2010 г., согласно статистическим подсчетам ООН (U. N. Department of Economic and Social Affairs (DESA). Population Division), численность населения И. составила 46 млн чел.; по оценкам Испанского национального ин-та статистики (www.ine.es), к 1 янв. 2011 г. в И. проживало более 47 млн чел. По данным переписи 2001 г., в составе населения страны преобладают испанцы (более 96%), включая кроме кастильцев и леонцев различные этнические общности: басков, галисийцев, астурийцев, наваррцев, кантабрийцев, каталонцев, валенсийцев, арагонцев, мурсийцев, балеарцев, андалусцев, эстремадурцев, канарцев, а также испанских евреев (в основном сефардов) и испанских цыган. Среди населения автономных областей в возрасте старше 16 лет была сравнительно велика доля полноценно владеющих родными языками и диалектами (41,6%): 35,6% - на Балеарских о-вах, 60,4% - в Каталонии, 22,1% - в Валенсии, 56,7% - в Галисии, 21,9% - в Наварре, 43,7% - в Стране Басков. Остальную часть населения И. составляли иностранцы (ок. 3,8 %), в основном выходцы из стран Лат. Америки, Сев. Африки, Вост. Европы.

В соответствии с данными ООН на 2010 г. средняя ожидаемая продолжительность жизни в И.- 80,5 года (мужчины - 77,2, женщины - 83,8). Естественный прирост населения за последние десятилетия снижается и составляет 1,2%. Показатель рождаемости составляет 10,9 на 1000 жителей, смертности - 8,9 на 1000 жителей. Прирост населения в значительной степени обеспечивается за счет иммиграции (в первую очередь из стран Сев. Африки и Лат. Америки). Средний возраст населения - 40,1 года. Доля детей до 15 лет составляет 15%, лиц трудоспособного возраста (15-64 года) - 62,1, пожилого возраста (65 лет и старше) - 22,9%. Средняя плотность населения - 81 чел. на кв. км. Ввиду различий в социально-экономическом положении плотность населения разных регионов страны неравномерна: наиболее густонаселенные районы - Мадрид, Страна Басков, Канарские о-ва, Каталония; низкой плотностью населения отличаются Кастилия-ла-Манча, Арагон, Эстремадура и Кастилия-Леон.

Государственное устройство

Согласно Конституции, утвержденной на референдуме 6 дек. 1978 г., И.- конституционная парламентская монархия. Главой гос-ва является король. Акты короля контрасигнируются председателем правительства или министрами, к-рые несут за них ответственность. Король подписывает и утверждает законы, дает распоряжения об их немедленном опубликовании. Он не обладает правом вето.

Высший орган законодательной власти - Генеральные кортесы, 2-палатный парламент, включающий Конгресс депутатов (нижнюю палату) и Сенат (верхнюю палату). Нижняя палата состоит из 350 депутатов, избираемых на 4 года всеобщим прямым тайным голосованием по системе пропорционального представительства. Верхняя палата формируется по принципу территориального представительства (все провинции, включая островные, а также города Сеута и Мелилья) и состоит из 264 сенаторов - 208 избираемых на 4 года и 56 назначаемых местными законодательными властями на тот же срок (могут быть отозваны в любое время). Основные задачи парламента - законодательная деятельность в разных сферах, принятие гос. бюджета, контроль за работой правительства.

Исполнительную власть осуществляет правительство. Кандидатуру председателя правительства после консультаций с представителями парламентских фракций предлагает король; Конгресс депутатов должен выразить доверие предложенному кандидату. Остальные члены правительства назначаются и увольняются королем по представлению председателя правительства. Правительство несет солидарную ответственность за свои действия перед Конгрессом депутатов.

В административно-территориальном отношении И. делится на 17 автономных областей (автономных сообществ) и на входящие в их состав 50 провинций (города Сеута и Мелилья имеют статус автономных и не входят в состав автономных областей). В соответствии с Конституцией И. каждая автономная область имеет свой устав (статут), утверждаемый в качестве закона Генеральными кортесами. Представительными органами власти в разных автономных областях являются парламенты, кортесы, ассамблеи, хунты. Их законодательная деятельность распространяется на территории данных областей.

Высшим судебным органом И. является Верховный суд, возглавляемый председателем, к-рого назначает король. Он включает 5 судов, занимающихся рассмотрением дел по гражданским, уголовным и социальным вопросам, по адм. и по военным спорам соответственно. Нижней судебной инстанцией является Национальный суд, состоящий из пленума и 3 палат: по уголовным делам, адм. спорам и социальным вопросам. На территории автономных областей действуют 3-палатные Верховные автономные суды, рассматривающие жалобы на решения нижестоящих судов.

Религия

В соответствии с данными по католич. диоцезам, опубликованными в папском ежегоднике Annuario Pontificio за 2011 г., католиков в И. ок. 91% населения (Ann. Pont. 2011). Согласно результатам опроса, проведенного в окт. 2010 г. среди совершеннолетних жителей И. испан. Центром социологических исследований (Centro de Investigaciones Sociológicas. Barometro de octóbre. Estudio N 2. 847. P. 19-20), католиками являются большинство респондентов (73%). 2,2% участников опроса заявили о своей принадлежности к др. конфессиям или религиям. Ок. 7,8% назвали себя атеистами, 14,3% не причислили себя ни к одной религии. 50% опрошенных участвуют только в религ. церемониях, имеющих социальное значение (свадьбы, похороны); 12,5% посещали церковь по воскресеньям и в праздники, 2,4% - несколько раз в неделю (Ibid. P. 20).

Православие в И. представлено общинами Константинопольской Православной Церкви, Русской Православной Церкви, а также Сербской Православной Церкви (СПЦ), Румынской Православной Церкви и Болгарской Православной Церкви (БПЦ). Точные данные по общему количеству православных в И. отсутствуют.

Рус. приходы Испано-Португальского благочиния Корсунской епархии РПЦ созданы в Мадриде (приход в честь Рождества Христова), в Пальме на о-ве Мальорка (приход в честь Рождества Христова), в Барселоне (приход в честь Благовещения Пресв. Богородицы), в Санта-Крус-де-Тенерифе на о-ве Тенерифе (приход в честь Сретения Господня), в Альтеа (церковь во имя арх. Михаила), в Аликанте (приход во имя Симеона Нового Богослова и свт. Иннокентия Московского), в Малаге (приход в честь Вознесения Господня); также существуют общины в Овьедо, в Валенсии, в Таррагоне и в Лас-Пальмасе на о-ве Гран-Канария.

Испанская и Португальская митрополия Константинопольской Православной Церкви, выделенная в 2003 г. из состава Французской митрополии, насчитывает 39 общин и 30 иереев. Состоит из 5 округов: Центр. и Сев. Испания и Гибралтар; Вост. Испания и Андорра; Юж. Испания; Канарские о-ва; Португалия, Галисия, Азорские о-ва и о-в Мадейра.

Приходы Румынской Православной Церкви на территории И. (ок. 68) относятся к епископии Испании и Португалии (с кафедрой в Мадриде), входящей в митрополию Зап. и Юж. Европы. Имеются благочиния Мадрида, Барселоны, Сев. Испании (Витория-Гастейс), Кастельона-де-ла-Плана, Севильи.

К Западноевропейской епархии СПЦ принадлежит 2 прихода: в честь Покрова Пресв. Богородицы в Барселоне (с 1988) и во имя Иоанна Крестителя в Жироне.

В состав архиерейского наместничества Испании и Португалии Западно- и Среднеевропейской епархии БПЦ входит 3 храма: Пресв. Богородицы (Барселона), св. равноапостольных Кирилла и Мефодия (Аликанте) и Богоявления (Сеговия).

Римско-католическая Церковь в И. имеет 14 архиеп-ств: Барселона (еп-ства-суффраганы: Сан-Фелиу-де-Льобрегат, Терраса), Бургос (еп-ства-суффраганы: Бильбао, Осма-Сория, Паленсия, Витория-Гастейс), Гранада (еп-ства-суффраганы: Альмерия, Картахена, Гуадикс, Хаэн, Малага), Мадрид (еп-ства-суффраганы: Алькала-де-Энарес, Хетафе), Мерида-Бадахос (еп-ства-суффраганы: Кория-Касерес, Пласенсия), Овьедо (еп-ства-суффраганы: Асторга, Леон, Сантандер), Памплона и Тудела (епископства-суффраганы: Калаорра и Ла-Кальсада-Логроньо, Хака, Сан-Себастьян), Сантьяго-де-Компостела (епископства-суффраганы: Луго, Мондоньедо-Ферроль, Оренсе, Туй-Виго), Севилья (епископства-суффраганы: Кадис и Сеута, Кордова, Уэльва, Канарские о-ва, Херес-де-ла-Фронтера, Сан-Кристобаль-де-ла-Лагуна (или Тенерифе)), Таррагона (епископства-суффраганы: Жирона, Льейда, Солсона, Тортоза, Уржель, Вик), Толедо (епископства-суффраганы: Альбасете, Сьюдад-Реаль, Куэнка, Сигуэнса-Гвадалахара), Валенсия (епископства-суффраганы: Ивиса, Мальорка, Менорка, Ориуэла-Аликанте, Сегорбе-Кастельон-де-ла-Плана), Вальядолид (епископства-суффраганы: Авила, Сьюдад-Родриго, Саламанка, Сеговия, Самора), Сарагоса (епископства-суффраганы: Барбастро-Монсон, Уэска, Тарасона, Теруэль и Альбаррасин). На 2011 г. общее количество католиков И. составляет ок. 43,1 млн чел. (согласно данным по диоцезам; An. Pont. 2011).

Протестантские церкви, деноминации и секты. Англиканство представлено на территории И. приходами еп-ства Европы в составе Церкви Англии (Diocese in Europe) (73 общины, 12 тыс. чел.), а также приходами Реформированной епископальной церкви Испании (Iglesia Española Reformada Episcopal), подчиненной Кентерберийскому архиепископу (16 общин, 20 тыс. чел.). Обе провинции являются членами Англиканского содружества. Общее количество англикан в И.- ок. 30-35 тыс. чел.

Протестант. орг-ции страны объединены в Федерацию евангелических религ. общин Испании (Federación de Entidades Religiosas Evangélicas de España), к-рая действует в соответствии с договором, подписанным с правительством И. в 1992 г. Общее число протестантов составляет ок. 300 тыс. чел.

Кальвинизм представлен Испанской евангелической церковью (Iglesia Evangélica Española), насчитывающей 10 тыс. чел. в 35 общинах и являющейся членом Всемирного альянса реформатских церквей.

Баптисты имеют в И. ряд орг-ций, наиболее значительная - Испанский евангелический баптистский союз (Union Evangélica Bautista Española), основанный в 1922 г. и объединяющий 63 общины с общим количеством верующих ок. 13 тыс. чел. В 1957 г. от него отделилась группа верующих, образовав Федерацию независимых евангелических церквей Испании (Federación de Iglesias Evangélicas Independientes de España), состоящую из 85 общин в 6 региональных подразделениях с общим количеством верующих ок. 15 тыс. чел. Также в И. действуют независимые баптист. орг-ции: Ассоциация независимых евангелических баптистских церквей Испании (Asociación de Iglesias Evangélicas Bautistas Independent de España, Associatión of Independent Evangelical Baptists of Spain) (6 общин, 700 чел.), Испанская евангелическая баптистская ассоциация (Asociación Evangélica Bautista Española) (5 общин, 400 верующих), Независимое баптистское сообщество (Comunión Bautista Independiente) (10 общин, 600 верующих). Общее количество баптистов составляет ок. 30 тыс. чел.

Братья имеют в И. 3 организации: Евангелические церкви братьев (Iglesias Evangélicas de Hermanos) (175 общин, 20 тыс. верующих), Церкви Нового Завета (Iglesias del Nuevo Testamento) (20 общин, 650 верующих) и Ассамблеи братьев во Христе (Asambleas de Hermanos en Cristo) (7 общин, 400 верующих).

Движение святости представлено Церковью Назарянина (Iglesia del Nazareno), насчитывающей ок. 300 чел. в 3 общинах; Церковью всемирного Евангелия (Iglesia Evangélica Mundial) (3 общины, 346 чел.); Церковью сообщества святости (Iglesia Santidad Unión) (2 общины, 100 чел.).

Пятидесятники в И. объединены в такие группы, как Ассамблеи Бога Испании (Asambleas de Dios de España) (160 общин, ок. 10 тыс. чел.), Федерация евангелических пятидесятнических церквей Испании (Federación de Iglesias Evangélicas Pentecostales de España) (56 общин, ок. 4,5 тыс. чел.), Евангелическая пятидесятническая церковь Испании (Iglesia Evangélica Pentecostal de España) (12 общин, ок. 1 тыс. чел.), Церковь Бога в Испании (Iglesia de Dios de España) (10 общин, ок. 600 чел.), Пятидесятническая церковь Элим (Iglesia Evangélica Elim) (4 общины, ок. 200 чел.). Помимо этого в стране существуют независимые орг-ции пятидесятнического неохаризматического толка: Христианское сообщество Св. Духа (Comunión Cristiana del Espiritu Santo) (15 общин, ок. 5 тыс. верующих), Пятидесятническая церковь Бога (Iglesia de Dios Pentecostal) (20 общин, ок. 3 тыс. верующих), Федерация апостольских пятидесятнических церквей Испании (Federación de Iglesias Apostolicas Pentecostales de España) (15 общин, ок. 2 тыс. верующих), Пятидесятнические ассамблеи Испании (Asambleas Pentecostales de España) (20 общин, ок. 500 верующих), Христианская евангелическая церковь Пятидесятницы (Iglesia Cristiana Evangélica de Pentecostés) (3 общины, ок. 400 верующих), Церковь Доброго Пастыря (Iglesia El Buen Pastor) (5 общин, ок. 400 верующих). Общее количество пятидесятников - от 25 до 28 тыс. чел.

Адвентисты седьмого дня (АСД), по данным на 2009 г., имеют в И. 105 общин, составляющих т. н. Конференцию испан. объединения церквей в составе Европейско-африкан. дивизиона АСД. Общее количество адептов - ок. 15 тыс. чел. Свидетелей Иеговы, по данным на 2010 г., насчитывают более 112 тыс. чел. в 1466 общинах. Мормонов (Церковь Иисуса Христа святых последних дней) - более 44 тыс. чел. в 133 общинах.

Помимо этого в стране существуют малочисленные общины меннонитов, квакеров, Новоапостольской Церкви, Сообщества миссионерских евангелических церквей, Апостольской христианской церкви Мадрида, Церкви Христа в Испании, Евангелических церквей Благой Вести и др., численность к-рых составляет ок. 15 тыс. чел.

Ислам исповедуют ок. 50 тыс. испан. граждан, живущих в автономных городах Сеута и Мелилья, а также иммигранты из стран Магриба (ок. 1 млн чел. (2005)). Точные данные по общему количеству мусульман в стране отсутствуют. Представительным органом мусульман И. является Исламская комиссия Испании (Comisión Islámica de España), созданная в 1992 г. в рамках соглашения с испан. правительством. К ней принадлежит большинство из 254 мусульм. орг-ций, зарегистрированных в стране. В кон. XX в. на территории И. было построено несколько мечетей, в т. ч. мечеть в Марбелье, возведенная в 1981 г. при финансовой поддержке со стороны Саудовской Аравии. Мечеть Эль-Морабито в Кордове, предназначавшаяся для мусульман из Сев. Африки, к-рые воевали на стороне франкистов, и превращенная в 1950 г. в б-ку, в 1992 г. была передана мусульм. общине. Крупнейшей является мечеть Омара ибн аль-Хаттаба в мадридском Исламском культурном центре (1992), значительны по размерам мечети Абу Бакра в Мадриде (1988), в Валенсии и близ Малаги (1993).

Иудаизм исповедуют более 40 тыс. чел. В стране действует более 30 синагог. На 2005 г. в И. насчитывалось ок. 16 зарегистрированных евр. организаций.

Буддизм распространялся в И. с 60-х гг. XX в., имеет ок. 3 тыс. последователей.

Новые религиозные движения представлены последователями бахаизма (см. Бахаи религия), первые общины к-рых появились в стране после второй мировой войны. Первое местное духовное собрание было основано в Мадриде в 1948 г.; в 1962 г. был создан объединительный орган - Национальное духовное собрание. В наст. время численность бахаистов в И.- более 12 тыс. чел.

Религиозное законодательство

Конституция И., утвержденная на референдуме 6 дек. 1978 г., гарантирует свободу совести и вводит понятие «аконфессиональное государство», в к-ром церковь отделена от гос-ва, ни одна религия не является государственной, однако, учитывая верования испан. общества, гос-во сотрудничает с религ. орг-циями и представителями различных конфессий. В ст. 14 Конституции И. оговаривается равенство всех испанцев перед законом вне зависимости от их религ. взглядов и вероисповедания. Ст. 16 гарантирует свободу вероисповедания и отправления культа; обеспечивает конфиденциальность вероисповедания (никто не обязан отчитываться о своей религии и верованиях); утверждает, что никакое вероисповедание не может иметь характер гос. религии. При этом гос. власти должны принимать во внимание верования и традиции испан. общества, взаимодействовать с католич. Церковью, а также с др. конфессиями. В соответствии с данной статьей и Законом о свободе совести от 1980 г. гос-во имеет специальные соглашения (договоры) с основными религ. орг-циями. С Римско-католической Церковью отношения определяются соглашениями между И. и Папским престолом от 3 янв. 1979 г. Прямое гос. финансирование католич. Церкви прекращено с 2000 г. С 1987 г. налогоплательщики по своему усмотрению могут перечислять Церкви 0,5% подоходного налога (ранее - до 10%). В 1992 г. были подписаны соглашения о сотрудничестве между гос-вом и Федерацией евангелических религиозных общин, Федерацией еврейских общин и Исламской комиссией Испании (Законы № 24, 25 и 26 от 10 нояб. 1992). Этим организациям, как и католич. Церкви, были предоставлены право на получение отчислений от подоходного налога верующих и дополнительные налоговые льготы.

Ст. 27 Конституции И. гарантирует родителям помощь в получении их детьми религ. и нравственного воспитания, соответствующего их взглядам. В 2005 г. обсуждение законопроекта о реформе школьного образования, предполагавшего исключение преподавания Закона Божия из числа обязательных дисциплин школьной программы, вызвало массовые протесты верующих. Тем не менее по принятому в 2006 г. Закону об образовании преподавание основ католицизма стало факультативным.

Дискриминация, разжигание ненависти и вражды на идеологической и религ. почве могут караться в И. тюремным заключением на срок от 1 до 3 лет. В некоторых регионах И. назначаются особые прокуроры, занимающиеся преступлениями на почве идеологической и религ. ненависти, расизма (в Барселоне с 2007, в Мадриде с 2010). В 2010 г. в Барселоне, Таррагоне, Льейде и Эл-Вендреле (Каталония) впервые в И. было запрещено ношение в муниципальных учреждениях мусульманской бурки (паранджи), никаба и др. видов одежды, закрывающей лицо; в июне 2010 г. оппозиционная Народная партия выдвинула в Сенате предложение о запрете ношения мусульманской бурки во всех общественных местах И.

Э. Небольсин

Исторический очерк

Древнейший период

Иберийский воин. Рельеф из Осуны. IV в. до Р. Х. (Национальный археологический музей, Мадрид)
Иберийский воин. Рельеф из Осуны. IV в. до Р. Х. (Национальный археологический музей, Мадрид)

Иберийский воин. Рельеф из Осуны. IV в. до Р. Х. (Национальный археологический музей, Мадрид)
География и хронология расселения племен и народов в И. до начала греч. и финик. колонизации остаются темами оживленных дискуссий. Связь между некоторыми археологическими культурами и этническими группами устанавливается только для I тыс. до Р. Х. и в основном в тех случаях, когда прослеживается влияние финикийской и греческой колонизации. На сев., вост. и юж. побережьях Пиренейского п-ова по меньшей мере с VI в. до Р. Х. проживали многочисленные племена иберов. До наст. времени ведутся споры об их происхождении и о том, можно ли считать иберов автохтонным населением И. Сторонники гипотезы о сравнительно позднем появлении иберов на Пиренейском п-ове в качестве их гипотетической прародины называют регионы Вост. Средиземноморья, Юж. Франции или Центр. и Зап. Европы. Язык иберов, к-рый известен по данным ономастики и немногочисленным памятникам иберской письменности, возникшей в V-IV вв. до Р. Х. на основе финик. системы (вероятно, также под влиянием и греч. алфавита), не поддается однозначной классификации. Иберский алфавит стал известен в Европе в эпоху Ренессанса, тогда же были предприняты попытки его дешифровки, однако многое в интерпретации отдельных знаков остается спорным до наст. времени. Первое издание полного академического собрания иберских надписей «Monumenta linguae Ibericae» было осуществлено в Берлине в 1893 г. Основные успехи в дешифровке надписей относятся к 20-м гг. XX в. и связаны с именем М. Гомеса Морено, выделившего 2 разновидности алфавита: северную (иберскую) и южную (лузитанскую). Большинство совр. исследователей принимают классификацию Гомеса Морено, признавая, однако, что существовало больше разновидностей данного типа письма. Различные типы иберского письма использовались наряду с греч. и лат. алфавитами и для языка кельтиберов. Согласно нек-рым гипотезам, совр. баскский язык родственен иберскому. Впрочем, в соответствии с наиболее распространенной теорией происхождения баскского языка он связан не с иберским, а с аквитанским языком, к-рый иногда даже называют прямым предком баскского (что оправдано и географически, т. к. оба языка распространены на севере И. и на юге Франции).

С гальштатской археологической культурой (Гальштат C) связывают проникновение на Пиренейский п-ов в VIII-VII вв. до Р. Х. кельт. племен. Ареал распространения кельтов в И. определяется по данным топонимики - северо-запад, центральные области и юго-запад полуострова. Во внутренних областях полуострова, на плоскогорье Месета, на кельтов оказала сильное влияние культура иберов, что привело к формированию упоминаемой античными авторами т. н. кельтиберской народности. Очевидно, она не представляла собой национального и политического единства - термин «кельтиберы» (лат. Celtiberi) часто использовали античные авторы, подразумевая под ним смешанные племена кельтов и иберов, к-рые проживали в центральных областях Пиренейского п-ова. В античных описаниях И. можно встретить расхождения в том, какие именно племенные общины следует считать кельтиберскими; Кельтиберией нередко именовалась часть И. к западу от прибрежных областей, заселенных иберами.

«Дама из Ивисы». V–IV вв. до Р. Х. (Национальный археологический музей, Мадрид)
«Дама из Ивисы». V–IV вв. до Р. Х. (Национальный археологический музей, Мадрид)

«Дама из Ивисы». V–IV вв. до Р. Х. (Национальный археологический музей, Мадрид)
На рубеже II и I тыс. до Р. Х. на юж. побережье Пиренейского п-ова появились поселения финикийцев, самым крупным и развитым из них было Гадир (рим. Гадес, ныне Кадис). Финик. колонизация носила в основном торговый характер, нет свидетельств постоянного проживания в И. их сколько-нибудь значительных групп. Финикийцы вывозили из И. металлы (золото, серебро, медь и олово) и рабов, ввозили ювелирные изделия, керамику, металлические сосуды. Благодаря влиянию финикийцев местное население освоило технологию производства железа, гончарный круг, появились первые системы мер и весов, возможно, именно финикийцы положили начало возделыванию оливы в И.

Финик. влияние способствовало появлению 1-го известного на Пиренейском п-ове гос. образования - Тартесс (соотносится с упомянутой в ВЗ страной Таршиш (в синодальном пер. Фарсис) - 3 Цар 10. 22; Ис 2. 16 и проч.). Государство возникло на юго-востоке полуострова (совр. провинции Уэльва, Севилья, Кадис), в области, населенной племенами тартессиев. До начала контактов с финикийцами по уровню развития материальной культуры тартессии относились к археологическим культурам поздней бронзы. Благодаря влиянию финикийцев поселения тартессиев постепенно обрели облик городов (с укреплениями, регулярной застройкой, дворцами - напр., комплекс в Канчо-Роано). В Тартессе правили цари, власть к-рых считалась священной. Древнегреч. историк Геродот упоминает имя одного из царей Тартесса - Арганфония (Herod. Hist. I 163, 165). Распад и исчезновение царства Тартесс в кон. VI в. до Р. Х. связывают с соперничеством между греками и финикийцами за торговые пути. Крайне мало известно о народе, населявшем царство. Сохранились немногочисленные памятники (ок. 70) тартессийской письменности, являющейся, согласно одной из гипотез, разновидностью иберской. На схожем с тартессийским языке говорило племя турдетанов, обитавшее на этих землях в рим. эпоху. Страбон считал их самым богатым и развитым племенем среди др. племен в И. и предполагал наличие обширных трудов по истории на турдетанском языке (Strabo. Geogr. III 2. 1).

Греч. колонизация в И. была менее масштабной, чем в Италии или в Вост. Средиземноморье. В VI в. до Р. Х. на вост. побережье Пиренейского п-ова фокейские греки основали колонию Эмпорий (ныне Эмпурьес), позже появились колонии Гемероскопейон, Заканта (рим. Сагунт, ныне Сагунто), Майнака. Торговые связи греч. колоний охватывали все вост. побережье и юго-восток полуострова. Влияние греч. культуры сказалось на ремесле и искусстве иберов, к-рые населяли эти области.

На рубеже VI и V вв. до Р. Х., после завоевания финикийских центров в Вост. Средиземноморье ассирийцами, контроль над колониями на Пиренейском п-ове, а также над частью распавшегося Тартесса перешел к Карфагену. Попытки Карфагена распространить свое влияние на юго-восток полуострова привели к столкновениям с греками. В сер. IV в. до Р. Х. Карфагену удалось значительно расширить подвластные территории, подчинив греч. колонии. В III в. до Р. Х. правители Карфагена Гамилькар Барка, его зять Гасдрубал и сын Ганнибал вели военные действия с целью проникнуть в центральные регионы полуострова. Карфагеняне покорили турдетанов и др. местные племенные объединения. В 20-х гг. III в. до Р. Х. Гасдрубал основал г. Нов. Карфаген (ныне Картахена), к-рый благодаря близлежащим месторождениям серебра стал опорным пунктом завоевателей.

В эпоху финик. и греч. колонизации появились первые письменные свидетельства об И. В поэме «Морские берега» (Ora maritima) рим. писателя IV в. Руфа Феста Авиена сохранилось описание береговой линии Пиренейского п-ова (составлено в 1-й пол. VI в. до Р. Х. на греч. языке). Об Иберии (название восходит к этнониму иберы), сообщается в сочинениях греч. авторов - Стесихора (VI в. до Р. Х.; сохр. в изложении Аполлодора (II в. до Р. Х.)), Геродота (V в. до Р. Х.), Полибия (II в. до Р. Х.), Аппиана (II в.) и др. Подробные описания И. и ее племен составили рим. авторы (Тит Ливий, Цезарь, Плиний Старший, Страбон и др.).

Римская И.

Мост через р. Тахо в Алькантаре. I в. по Р. Х.
Мост через р. Тахо в Алькантаре. I в. по Р. Х.

Мост через р. Тахо в Алькантаре. I в. по Р. Х.
И. находилась под властью Рима более 600 лет. Подчиненные Карфагену земли Пиренейского п-ова были захвачены римлянами во главе с Публием Корнелием Сципионом Старшим в ходе 2-й Пунической войны (218-201 гг. до Р. Х.). В 197 г. до Р. Х. были созданы провинции Ближняя Испания (Hispania Citerior; северо-восток полуострова) и Дальняя Испания (Hispania Ulterior; юг полуострова). Несмотря на активную политику романизации И., римляне были вынуждены продолжать военные действия против туземного населения почти 200 лет (Лузитанская война, 3 Кельтиберские войны и кампании против астуров и кантабров). Во II в. до Р. Х. происходило постепенное расширение территорий, подвластных Риму, гл. обр. в результате военных экспедиций, к-рые возглавляли консулы республики. Продвигаясь во внутренние области полуострова, римляне основывали города (напр., при консуле Тиберии Гракхе на севере был построен г. Гракхурис (точное местоположение неизвестно)), часто на тех же местах, где существовали крупные поселения (лат. oppidum). С городскими и сельскими жителями заключались соглашения, условия которых часто зависели от того, оказывали ли они сопротивление рим. войску и насколько упорным оно было. В соглашениях определялся размер дани, собираемой римлянами, и количество воинов, рекрутировавшихся в рим. армию. Тех жителей, которые были покорены лишь после военного поражения, обращали в рабство. Серьезный отпор римлянам местные жители дали в 50-30-х гг. II в. до Р. Х. в ходе Лузитанской (154-136 гг. до Р. Х.) и Кельтиберских войн (181-179 гг. до Р. Х., 154-152 гг. до Р. Х., 143-133 гг. до Р. Х.) (Appian. Hist. Rom. VI). Рим. преторы и консулы (Квинт Фульвий Нобилиор, Сульпиций Гальба, Марк Клавдий Марцелл, Луций Лициний Лукулл) действовали против местных племен с переменным успехом.

Изображение рыбы. Фрагмент мозаики. III в. (Музей Санта-Крус, Толедо)
Изображение рыбы. Фрагмент мозаики. III в. (Музей Санта-Крус, Толедо)

Изображение рыбы. Фрагмент мозаики. III в. (Музей Санта-Крус, Толедо)
Лузитанская война между племенами лузитанов и кельтиберов и римлянами проходила в пров. Дальняя Испания и на терр. совр. Португалии. В 147 г. до Р. Х. вождь лузитан Вириат объединил неск. племен и начал военные действия, избегая больших сражений на открытой местности. Во время экспедиций отряды лузитан доходили до юж. побережья. Вириат погиб ок. 139 г. до Р. Х. от рук заговорщиков. После его смерти римляне смогли утвердиться на землях лузитан. Военные столкновения между племенами кельтиберов (ареваков, пелендонов, белов, лузонов) и римлянами происходили в районе среднего течения р. Ибер (ныне Эбро). Кульминацией самого серьезного из этих столкновений, 3-й Кельтиберской, или Нуманцийской, войны, стали осада и взятие в 133 г. до Р. Х. кельтиберского г. Нуманция. На последнем этапе осадой римлян руководил Публий Корнелий Сципион Эмилиан Младший. Когда жители, изнуренные голодом, согласились сдаться, римляне обнаружили, что значительная часть горожан совершила самоубийство, дабы избежать рабства. Укрепления города были разрушены. После падения Нуманции почти все земли в И., заселенные кельтами, оказались под властью Рима; со II в. до Р. Х. начинается постепенная романизация кельтиберов. К 20-м гг. II в. до Р. Х. во мн. регионах, в первую очередь на прибрежных территориях юга и востока Пиренейского п-ова, были заметны результаты романизации. В испан. провинциях активно строились дороги, наиболее значимые из них шли вдоль крупных рек - Ибера, Тага (ныне Тахо), Дурия (ныне Дуэро). По построенной римлянами Виа-Лата (Via Lata) можно было добраться от Астурики Августы (ныне Асторга) до Эмериты Августы (ныне Мерида), от Гадеса до Нов. Карфагена по внутренним районам, затем вдоль вост. побережья шла Виа-Августа (Via Augusta), к-рая достигала Пиренеев и вела далее через Галлию в Италию.

В период гражданских войн в Риме (I в. до Р. Х.) события в испан. провинциях непосредственно влияли на положение дел в метрополии. Один из убежденных противников Суллы, союзник Цинны и Мария Квинт Серторий (в 97-93 гг. до Р. Х. он занимал одну из военных должностей в И.) после неудачи его партии в Риме отправился как претор в пров. Ближняя Испания (83 г. до Р. Х.). Вскоре Сулла сместил его с должности, назначив претором Ближней Испании Гая Аппия, однако Серторий отказался подчиниться. Мятежник сумел склонить на свою сторону значительную часть местного населения, снизив налоги и освободив от обязанности размещать на постой в домах римских солдат (для этого стали использовать специально построенные казармы). Заключив союз с представителями местной знати, Серторий сформировал значительное войско. Гаю Аппию поначалу удалось оттеснить Сертория на юг, откуда он перебрался в Африку. В 80 г. до Р. Х. к Серторию прибыли послы от лузитан с просьбой вернуться. Серторий, вновь оказавшись в И., действовал столь успешно, что возникла реальная возможность образования на Пиренейском п-ове гос-ва, независимого от Рима. После смерти Суллы в 77 г. до Р. Х. Сенат решил отправить в И. войско под командованием Гнея Помпея. Война длилась несколько лет с переменным успехом, и только гибель Сертория от руки заговорщика (72 г. до Р. Х.) привела к поражению его армии. В И. была восстановлена власть Рима.

Бронзовая таблица с текстом муниципальных законов «Lex Malacitana». 81 г. (Музей г. Малага)
Бронзовая таблица с текстом муниципальных законов «Lex Malacitana». 81 г. (Музей г. Малага)

Бронзовая таблица с текстом муниципальных законов «Lex Malacitana». 81 г. (Музей г. Малага)
Во время войны между Цезарем и Помпеем в И. развернулась борьба их сторонников. Помпея поддерживали местные военачальники - Афраний, Петрей и Варрон. Цезарь в 49 г. до Р. Х. разгромил их войска и поставил в И. своего наместника. В 46 г. до Р. Х. ему пришлось вернуться в испан. провинции, поскольку сыновья Помпея, укрепившиеся на Балеарских о-вах, начали военные действия в юж. части Пиренейского п-ова. Цезарю удалось быстро справиться с противниками и разгромить войска республиканцев в 45 г. до Р. Х. в битве при Мунде.

События гражданских войн дали возможность мн. местным племенам отделиться от Рима. В начале единоличного правления Август Октавиан (31 г. до Р. Х.- 14 г. по Р. Х.) возглавил войска для подавления выступлений кантабров и астуров (Кантабрийские войны, 29-19 гг. до Р. Х.). Одержав победу, император приказал провести массовые казни, а также продать в рабство население целых областей. Эти меры не удержали племена от новых восстаний, и спустя 2 года рим. военачальнику Агриппе пришлось вновь воевать на севере И. После его побед на Пиренейском п-ове господство Рима утвердилось окончательно и неск. столетий не подвергалось серьезным угрозам.

Храм Дианы в Мериде. Кон. I — нач. II в.
Храм Дианы в Мериде. Кон. I — нач. II в.

Храм Дианы в Мериде. Кон. I — нач. II в.
Во главе испан. провинций находились назначаемые из Рима преторы. Во время войн с местными племенами вместо преторов действовал консул. Претор осуществлял командование легионами провинции, а также имел судебные полномочия. У претора, как правило, был штат секретарей и исполнителей поручений. Квестор контролировал сбор дани с местного населения. В городах (колониях и муниципиях) существовали местные магистратуры (квесторы, эдилы, дуумвиры), исполнение должностей гарантировало получение рим. гражданства. До III в. гражданами Рима были только переселенцы из Италии и жители городов со статусом колоний. Первыми такой статус получили Кордуба (ныне Кордова), Тарракона (ныне Таррагона) и Нов. Карфаген, с момента основания колониями были Эмерита Августа, Цезаравгуста (ныне Сарагоса), Астиги (ныне Эсиха), Иллици (ныне Эльче), Тукци (ныне Мартос). В городах со статусом муниципиев действовали особые законы, к-рые составлялись для каждого города отдельно на основе «Lex Flavia municipalis», принятого при имп. Домициане (81-96 гг. по Р. Х.) и не сохранившегося. В наст. время известны фрагменты таких законов в виде бронзовых пластин с текстом для Малаки (ныне Малага) - «Lex Malacitana», Сальпенсы (ныне Фасиалькасар) - «Lex Salpensa» и Ирни (ныне Эль-Саусехо) - «Lex Irnitana». Данные эпиграфики свидетельствуют о том, что подобными законами обладали еще ок. 100 муниципиев. В принципат Августа Октавиана сложилась новая административная система. Пров. Дальняя Испания была разделена на Бетику (со столицей в Кордубе) и Лузитанию (со столицей в Эмерите Августе); пров. Ближняя Испания преобразована в Тарраконскую Испанию (со столицей в Тарраконе). Тарраконская Испания и Лузитания подчинялись императору, Бетика стала сенатской провинцией.

В кон. II - нач. III в. по Р. Х. побережье в пров. Бетика подверглось нападениям мавританских племен; одно из них захватило небольшую область близ Малаки. К 210 г. прокуратор Тингитанской Мавритании (Сев. Африка) Валлий Максим изгнал мавров с захваченных земель и положил конец набегам на испан. побережье. В 1-й пол. III в., в период кризиса Римской империи, пришли в упадок города, основная опора власти римлян на полуострове: появилась тенденция к сокращению городского населения, общественные постройки пришли в запустение. Вместе с тем в И. развернулось активное строительство и обустройство загородных поместий - в наст. время по археологическим данным известно о более чем 500 поместьях, многие из которых были заложены в III в. (напр., виллы Ла-Ольмеда, Фортунатус).Ослабевали экономические и политические связи с Римом. Экспорт мн. продуктов (вино, рыба) из И. сократился. В 60-х гг. III в. испан. провинции входили в состав т. н. Галльской империи, независимого от Рима образования, включавшего также провинции Галлии, Германии и Британии. К этому периоду относятся первые нападения франков на северо-вост. земли И. Ок. 262 г. франки достигли Тарраконы и разграбили город.

С образованием тетрархии при имп. Диоклетиане (293) испан. провинции оставались в непосредственном подчинении у младшего августа Максимиана Геркулия. При нем начались гонения на христиан в И., в Африке и в Италии. После отречения Максимиана Геркулия и Диоклетиана (305), в период смут и гражданских войн, власть в И. захватил Максенций (306-312), сын Максимиана Геркулия, долгое время не признаваемый др. соправителями. При Максенции гонений на христиан не было. В 312 г. имп. Константин I Великий (306-337) разбил Максенция и объединил все зап. провинции.

На рубеже III и IV вв. в результате реформ императоров Диоклетиана и Константина I изменилось адм. устройство И. В кон. III в. был создан особый диоцез И. под управлением чиновника 2-го ранга - викария с титулом «vir spectabilis», резиденция которого находилась в Эмерите Августе. В состав диоцеза вошли Тарраконская пров. (северо-восток, вдоль долины р. Ибер, с центром в Тарраконе), Карфагенская пров. (центральная часть И. и вост. средиземноморское побережье, с центром в Нов. Карфагене) и Галлеция (северо-запад, с центром в Бракаре Августе (ныне Брага, Португалия)). Др. провинции в составе диоцеза - Бетика (с центром в Кордубе) и Лузитания (с центром в Эмерите Августе) - остались в прежних границах. Кроме того, в диоцез И. была включена Тингитанская Мавритания (Сев.-Зап. Африка, с центром в г. Тингис (ныне Танжер)). Это деление стало основой для образовавшейся в IV в. системы церковных митрополий. С оформлением системы префектур при имп. Константине I Великом диоцез И. вошел в состав префектуры Галлия; викарий И. был подчинен префекту, резиденция которого располагалась сначала в Треверах (ныне Трир, Германия), затем в Арелате (ныне Арль, Франция). И. была частью префектуры Галлия и подчинялась соправителям императоров (Константину II (337-340), Юлиану Отступнику (355-360)), а также узурпаторам, захватывавшим власть в Галлии (Магну Максиму (383-388), Константину III (407-411)).

Распространение христианства. Церковь в Римской И.

В церковной традиции как христ. просветители И. почитаются ап. Павел, казненный в Риме ок. 64 г. при имп. Нероне, и ап. Иаков Зеведеев, убитый в Иерусалиме по приказу правителя Иудеи Агриппы I Ирода между 41 и 44 гг. (Деян 12. 2). В Послании к Римлянам ап. Павел говорит о намерении посетить И. (Рим 15. 24, 28). В Муратори Каноне (II или IV в.) упоминается об исполнении этого намерения. Римский еп. (папа) Климент I в 1-м послании Коринфянам замечает, что ап. Павел «доходил до границ Запада» (Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 5. 6), но означает ли это посещение И., не ясно. О том, что апостолы проповедовали в И., сообщали Дидим Слепец (Did. Alex. De Trinit. II 4 // PG. 39. Col. 486-488), Иероним Стридонский (Hieron. In Is. 12. 42 // PL. 24. Col. 425) и Феодорит Кирский (Theodoret. Curatio. VIII // PG. 83. Col. 1010). Римский еп. (папа) Иннокентий I в послании 416 г., адресованном Децентию, еп. г. Эвгубий (ныне Губбио, Италия), утверждал, что страны Запада были обращены ко Христу ап. Петром и его учениками (Innocent. I, papa. Ep. 25 // PL. 20. Col. 551-552).

Сщмч. Викентий. Фрагмент алтаря. 1450–1500 гг. (Прадо, Мадрид)
Сщмч. Викентий. Фрагмент алтаря. 1450–1500 гг. (Прадо, Мадрид)

Сщмч. Викентий. Фрагмент алтаря. 1450–1500 гг. (Прадо, Мадрид)
Предание о проповеди в И. ап. Иакова Зеведеева впервые зафиксировано в «Breviarium apostolorum» (лат. перевод одной из греч. версий апостольских списков; текст см.: ActaAA. Vol. 2/2. P. 214). Об этом предании было известно Иулиану, еп. Толета (ныне Толедо) († 690) (Julianus Toletanus. De sextae aetatis comprobatione. II 9 // PL. 96. Col. 565), Альдхельму из Мальмсбери († 709) (Aldhelm. Carmina ecclesiastica. IV 4 // MGH. AA. T. 15. P. 23), а позже неизвестному автору трактата, подписанного именем еп. Исидора Гиспальского (см. Исидор Севильский) (Isid. Hisp. De ortu et obitu patrum. 71 // PL. 83. Col. 151). В VIII-X вв. распространилось предание о 7 «мужах апостольских» (испан. Varones apostólicos), к-рые по благословению ап. Петра основали 7 кафедр в Юж. Иcпании: Торкват в Акци (ныне Гуадикс), Ктесифон в Вергии (ныне Берха), Секунд в Абуле (ныне Авила), Индалеций в Урци (близ совр. Альмерии), Цецилий в Иллиберисе (Эльвире), Исихий в Карцесе (ныне Сьеса), Евфрасий в Иллитургах (близ совр. Менхибара). Впосл. это предание соединилось с преданием об ап. Иакове, вслед. чего 7 «мужей апостольских» стали считать 7 учениками ап. Иакова, к-рые перенесли его тело после мученической кончины из Иерусалима в И.

Первые краткие, но вполне достоверные сведения о существовании в И. христианских общин на рубеже II и III вв. приводят Тертуллиан (Tertull. Adv. Iud. VII. 4-5) и сщмч. Ириней Лугдунский (Лионский) (Iren. Adv. haer. I. 10. 2). О Церкви в И. в сер. III в. дает представление послание сщмч. Киприана Карфагенского (Cypr. Carth. Ep. 67 // CSEL. 3/2. P. 735-743), написанное в 254 г. в связи с отпадением от Церкви епископов Марциала и Василида и адресованное пресв. Феликсу и христианам городов Легиона (ныне Леон) и Астурики Августы. Согласно посланию, в сер. III в. в И. существовали крупные христианские общины, епископские кафедры и развитая структура клира. Св. Киприан упоминает также о гонениях на христиан при имп. Деции (249-251). От 2-й пол. III в. сохранилось единственное Мученичество испан. происхождения, созданное до правления имп. Константина I Великого,- Мученичество св. Фруктуоза, еп. Тарраконы, и его диаконов святых Авгурия и Евлогия, принявших смерть в гонение имп. Валериана (254-259) (BHL, 3196).

Из поэмы «О венцах» (Peristephanon) христ. поэта Пруденция (рубеж IV и V вв.), а также из житийной литературы вестгот. и мосарабского периодов известно об испан. мучениках, пострадавших во время гонений имп. Диоклетиана (303-305),- св. Кукуфате (BHL, 1997) и св. Евлалии (BHL, 2693) в Барциноне (ныне Барселона), мц. Евлалии в Эмерите Августе (BHL, 2700), сщмч. диак. Викентии (BHL, 8630) и многочисленных (innumerabiles) мучениках в Цезаравгусте (BHL, 1503), мучениках Еметерии и Хелидонии в Калагуррисе (ныне Калаорра) (BHL, 2532), мч. Феликсе в Герунде (ныне Жирона) (BHL, 2864), мучениках Викентии, Сабине и Кристете в Абуле (BHL, 8619), мучениках Иусте и Пасторе в Комплуте (ныне Алькала-де-Энарес) (BHL, 4595), мучениках Ацискле и Виктории в Кордубе (BHL, 26), мученицах Иусте и Руфине в Гиспалисе (ныне Севилья) (BHL, 4566), св. Леокадии в Толете (BHL, 4848). Составители агиографических памятников, в основе своей, по-видимому, достоверных, опирались на местную, в т. ч. гимнографическую, традицию (еп. Исидору Гиспальскому приписывают гимны в честь мучениц Иусты и Руфины, еп. Евгению II Толетскому - в честь св. Леокадии). Некоторые агиографические произведения создавались позднее - напр., Мученичество Евлалии Барцинонской было составлено в сер. VII в. по образцу Мученичества Евлалии Эмеритской (сер. VI в.).

Христианская Церковь в Испании в IV в.
Христианская Церковь в Испании в IV в.

Христианская Церковь в Испании в IV в.
Важным источником по ранней истории христианства в И. долгое время считались каноны Эльвирского Собора (см., напр.: PL. 84. Col. 301-310; Concilios visigóticos e hispano-romanos / Ed. J. Vives e. a. Barcelona; Madrid, 1963; Suberbiola Martinez J. Nuevos concilios hispano-romanos de los siglos III y IV: La colección de Elvira. Malaga, 1987; большинство исследователей датировали Собор между 295 и 314 гг. (чаще всего - между 300 и 303)). В Соборе, судя по подписям, принимали участие 19 епископов и 24 пресвитера (в некоторых рукописях указывается др. количество участников), представлявшие 37 христ. общин со всего Пиренейского п-ова. В 70-х гг. XX в. нек-рые ученые стали высказывать сомнение в подлинности канонов Собора. Детальное сравнение с решениями др. Соборов IV-V вв. на Западе показало, что большая часть канонов Эльвирского Собора вторична (Meigne M. Concile ou collection d'Elvire? // RHE. 1975. Vol. 70. P. 361-387). Заставляет усомниться в подлинности соборных канонов и их число, в 4 раза превосходящее любое из собраний канонов 1-й пол. IV в.

Прекращение гонений на христиан и легализация христ. Церкви в пределах Римской империи после Миланского эдикта (313) создали условия для широкого распространения христианства на Пиренейском п-ове. Испан. епископы стали принимать активное участие в богословских спорах, к-рые велись в разных частях средиземноморского региона. Так, на Арелатском Соборе 314 г., созванном в связи с расколом донатистов в Сев. Африке, присутствовали представители 6 испан. диоцезов (Тарраконы, Эмериты Августы, Цезаравгусты, Урци, Басти и неизв. «г. Бетика»). Одним из ближайших доверенных лиц имп. Константина I Великого и активным участником арианских споров стал Кордубский еп. Осий, принявший участие во Вселенском I Соборе (325). Путем переговоров он пытался примирить арианскую партию и их оппонентов. Осий Кордубский выступил защитником свт. Афанасия I Великого на Сардикийском Соборе (343), где присутствовали также 5 епископов, представлявших все провинции И., кроме Галлеции. Мнения испан. епископов относительно учения Ария разделились: после поражения Магненция в 353 г. и установления единоличной власти покровительствовавшего арианам имп. Констанция II многие из епископов пошли на соглашения с противниками никейской партии. В их числе были еп. Осий и Потамий, еп. Олисипонский (Лиссабонский). Следствием арианской смуты стал раскол, связанный с именем еп. Луцифера Каралисского. Луцифериане, оставаясь строгими никейцами, отказывались вступать в общение с теми, кто находились в тех или иных отношениях с арианами. В И. ярким представителем этой партии был еп. Григорий Эльвирский, церковный писатель и богослов. По преданию, восходящему к рим. пресвитерам Марцеллину и Фаустину, сторонникам луцифериан (80-е гг. IV в.), Эльвирский епископ обличал Осия Кордубского, к-рый начал гонения против луцифериан (впосл. Господь наказал его постыдной смертью - Isid. Hisp. De vir. illustr. 16). Серьезной проблемой стало распространение в И. ересей. В сер. 70-х гг. IV в. происходивший из знатного рода и получивший хорошее образование Присциллиан (Sulp. Sev. Chron. II 46 // PL. 20. Col. 155) стал известен как проповедник крайнего аскетизма. Его проповеди привлекли множество людей, в т. ч. неск. епископов. Против него выступили Игин, еп. Кордубы, и Идаций Клар, еп. Эмериты Августы (см. Идаций Клар и Итаций). В 380 г. Собор в Цезаравгусте осудил учение Присциллиана. В 386 г. при поддержке узурпатора Магна Максима (383-388) Присциллиан и неск. его соратников были казнены, их стали почитать как мучеников. Борьба с присциллианами продолжалась до 2-й пол. VI в.

В IV в. установились прочные отношения Церкви И. с Церквами Юж. Галлии и Африки. Контакты с Италией и Римом, напротив, имели спорадический характер. Важную роль играли связи испан. христиан с Палестиной, куда направлялись мн. испан. паломники. Сохранилось описание Св. земли, оставленное некой Эгерией из Галлеции, посетившей Палестину в кон. IV в. В источниках упоминается о современнице Эгерии, знатной и богатой женщине Помнии, к-рая совершила паломничество в Египет и на Св. землю. В самом нач. V в. на Востоке путешествовал испан. хронист Идаций, впосл. епископ г. Аквы Флавиевы (ныне Шавиш, Португалия) († 469 или 474). В Иерусалиме долгое время жил пресв. Авит из Бракары Августы. В 416 г. он первым сообщил об обнаружении мощей первомч. диак. Стефана, а также перевел с греч. языка отчет Лукиана из Кафар-Гамалы об этом событии. Вместе с составленным посланием и реликвиями святого Авит отправил свой перевод в Бракару Августу (PL. 41. Col. 805-816). К этому периоду относится творчество христ. поэтов Ювенка и Пруденция. Помимо епископов-богословов Григория Эльвирского и Осия Кордубского известность получил писатель-апологет и проповедник Пациан, еп. Барциноны. Его сын Декстер, будучи влиятельным чиновником и другом блж. Иеронима Стридонского, прославился как автор исторических сочинений (составленная им «Хроника» не сохр.; «Chronicon Dextri» (PL. 31. Col. 55-572) - подделка XVI в.).

Лит.: Garсía Villada Z. Historia eclesiástica de España. Madrid, 1929. Vol. 1; Garсía Rodriguez C. El culto de los santos en la España romana y visigoda. Madrid, 1966; Blázquez Martínez J. Posible origen africano del Cristianismo español // Archivo Español de Arqueologia. Madrid, 1967. Vol. 40. N 115/116. P. 30-50; idem. El Mediterráneo y España en la Antigüedad: Historia, religión y arte. Madrid, 2003; idem. (Бласкес Мартинес Х. М.). Origines финикийской колонизации в Зап. Средиземноморье и Тартессийское царство: Состояние проблемы // ВДИ. 2004. № 4. С. 60-85; Diaz y Diaz M. C. En torno a los orígenes del cristianismo hispano // Las raíces de España. Madrid, 1967. P. 423-443; Козловская В. И. Древнейшая письменность иберов и ее средиземноморские связи // ВДИ. 1973. № 3. С. 138-151; она же. Происхождение и характер раннеиберийского города (VIII - 1-я пол. IV в. до н. э.) // ВДИ. 1988. № 4. С. 181-199; Циркин Ю. Б. Финикийская культура в Испании. М., 1976; он же. Распространение христианства в Испании до Миланского эдикта // Iberica. M., 1983. C. 23-31; он же. Древняя Испания. М., 2000; он же. Античные и раннесредневековые источники по истории Испании. СПб., 2006; Sotomayor y Muro M. La Iglesia en la España romana // Historia de la Iglesia en España / Ed. R. Garсía Villoslada. Madrid, 1979. T. 1. P. 7-400; Lull V. La cultura de El Argar. Madrid, 1983; Gilman A., Thornes J. B. Land-use and Prehistory in South-East Spain. L., 1985; El Megalitismo en la Península Ibérica. Madrid, 1987; Martínez Navarrete I. Una revisión crítica de la Prehistoria española: La Edad del Bronce como paradigma. Madrid, 1989; Chapman R. La formación de las sociedades complejas: El Sureste de la Península Ibérica en el marco del Mediterráneo Occidental. Barcelona, 1991; Rouillard P. Les grecs et la Péninsule Ibérique, du VIIIe au IVe siècle avant Jesus-Christ. P., 1991; Domínguez del Val U. Historia de la antiqua literatura latina hispano-cristiana. Madrid, 1997. Vol. 1; Richardson J. S. Hispania y los romanos. Barcelona, 1998; «Romanización» y «Reconquista» en la Península Ibérica: Nuevas perspectivas / Ed. M. José Hidalgo e. a. Salamanca, 1998; Castillo Maldonado P. Los mártires hispanorromanos y su culto en la Hispania de la Antigüedad Tardía. Granada, 1999; Гурин И. Г. Серторианская война (82-71 гг.): Испан. провинции Римской Республики в начальный период Гражданских войн. Самара, 2001; Siret L. España prehistórica. Almeria, 2001. 3 vol.; Коротких Л. М. Древняя Иберия в античной традиции и археологии. Воронеж, 2002; Koch M. Tarsis e Hispania: Estudios histórico-geográficos y etimológicos sobre la colonización fenicia de la Península Ibérica. Madrid, 2004; Historia del Cristianismo / Ed. M. Sotomayor, J. Fernández Ubiña. Madrid, 2006. Vol. 1. P. 227-291.

V - нач. VIII в. Варварские завоевания. Вестготское королевство

В нач. V в. пришедшие в движение из-за нашествия гуннов племена готов, аланов, вандалов двинулись на земли зап. провинций Римской империи. В дек. 406 г. вандалы и аланы пересекли р. Рейн и стали опустошать Галлию. Вслед за ними на территорию империи устремились свевы. Борьбу с варварами в Галлии возглавил узурпатор Константин III (407-411), провозглашенный в Британии императором. К 409 г. ему удалось вытеснить варваров из Галлии в И., провинции к-рой оставались верны рим. имп. Гонорию (395-423). Гражданская война в Римской империи благоприятствовала варварам. В 408 г. Константин III послал своего сына Константа захватить И., но Константу оказала сопротивление местная знать, возглавляемая родственниками имп. Гонория Дидимом и Веринианом. Когда недовольство было подавлено, к власти в И. пришел Геронтий, военачальник Константина III. Вскоре Геронтий провозгласил новым императором Максима и заключил договор с варварами, что позволило ему противостоять войскам Константина III и Гонория. Пока римляне боролись за власть, варвары разграбили Галлецию, Лузитанию, Бетику и Карфагенскую пров. После того как Максим потерпел поражение и отказался от притязаний на престол (411), имп. Гонорий заключил федеративный договор с варварами и предоставил им в И. земли для поселения. Вандалам-асдингам было разрешено осесть в Вост. Галлеции, свевам - в зап. части провинции, аланам - в Лузитании и Карфагенской пров., а вандалам-силингам - в Бетике.

В 414 г. на Пиренейском п-ове появились вестготы; их предводитель Атаульф, вытесненный из Галлии полководцами Гонория, захватил северо-восток И. и обосновался в Барциноне. Согласно договору, заключенному 2-м преемником Атаульфа Валлией (415-419) с имп. Гонорием, вестготам выделялись земли в Юго-Зап. Галлии с центром в г. Толоза (ныне Тулуза); образованное Толозское королевство вестготов существовало до 507 г.

В 416-418 гг. Валлия как союзник Рима участвовал в походе патриция Констанция (впосл. рим. имп. Констанций III) в И. против вандалов и аланов. По сообщению хрониста Идация, в 418 г. вестготы разгромили аланов; аланский кор. Атак умер, немногие оставшиеся в живых объединились в Галлеции с вандалами-асдингами. После присоединения к асдингам силингов, разгромленных вестготами, вождь асдингов Гундерих (407-428) был провозглашен «королем вандалов и аланов». Под рук. Гундериха вандалы, теснимые свевами с запада и рим. войсками с востока, начали продвигаться на юг И. и в 425 г. опустошили Нов. Карфаген и Гиспалис, а в 429 г. при кор. Гейзерихе (428-477) переправились в Сев. Африку. Вестготы после окончания кампании 416-418 гг. по приказу рим. императора вернулись в Галлию; большая часть И. была возвращена под управление империи.

В 20-50-х гг. V в. Рим контролировал И. лишь номинально. Активную политику по расширению своей зоны влияния проводили свевы. Окончательно утвердившись в нач. 30-х гг. V в. в Галлеции, в 438 г. они под рук. Рехилы (438-448) начали экспансию в Лузитанию, Бетику и Карфагенскую пров.; к кон. 40-х гг. V в. свевы контролировали большую часть полуострова. Для борьбы с ними рим. императоры неоднократно привлекали вестготов (походы 446, 456 гг.), нередко рим. населению И. приходилось отстаивать свои земли без поддержки центральной власти. Сохранились сведения о мирных договорах, заключенных между свевами и жителями галлецийских поселений. В 50-х гг. V в. ситуация, вероятно, сильно осложнилась из-за восстания багаудов в Тарраконской Испании. Для подавления мятежа центральное правительство обратилось за помощью к вестготам (454). В 455-456 гг., в ходе объявленной имп. Авитом войны, вестготы разгромили свевов, что значительно увеличило вестгот. влияние на полуострове. В 459-460 гг. имп. Майориан провел военную кампанию в И. с целью укрепить власть в этом регионе, который в перспективе мог бы стать форпостом для отвоевания у вандалов африкан. провинций. Несмотря на относительно успешные военные действия против свевов на суше, из-за морского поражения от вандалов в 460 г. кампания провалилась, и Майориан был вынужден вернуться в Италию. После похода имп. Майориана римляне фактически утратили влияние на полуострове, чем воспользовались вестготы. В 468 г. кор. Эврих (Эрих) (466-484) вторгся в И. За короткий период ему удалось, не встретив сильного сопротивления со стороны местного романизированного населения, установить контроль надо всем Пиренейским п-овом, кроме Лузитании (большая часть провинции осталась под контролем свевов) и Васконии (где жили горные племена васконов (басков)). После падения Римской империи на западе (476) завоевания Эвриха были подтверждены императором Вост. Римской империи Зиноном в 478 г.

Эврих, существенно расширивший территорию Вестготского королевства, является первым его законодателем - по королевскому распоряжению ок. 475 г. был составлен кодекс права «Кодекс Эвриха» (Codex Euricianus; изд.: MGH. Leg. Nat. Germ. T. 1. P. 1-32). Сохранившиеся 54 статьи (предположительно 1/6 кодекса) посвящены гл. обр. отношениям между готами и рим. населением на завоеванных территориях и свидетельствуют о большом влиянии рим. права, в частности «Сентенций» рим. юриста Юлия Павла (1-я пол. III в.) и «Кодекса Феодосия» (V в.). Спорным остается вопрос, распространялось ли действие «Кодекса Эвриха» только на готов или же на все население И. Законодательная деятельность Эвриха была продолжена его сыном и преемником Аларихом II (484-507). В 506 г. рим. юристами был составлен «Римский закон вестготов» (Lex Romana Visigothorum; изд.: Idem. / Hrsg. G. Hänel. Aalen, 1962r), известный также как «Бревиарий Алариха» (Breviarium Alaricianum), или «Аниана» (Libri Aniani, по имени юриста Аниана, руководившего его составлением); он включал законы из «Кодекса Феодосия» и др. рим. источников. К каждому из законов прилагалось толкование. Согласно предисловию (Commonitorium Alarici Regis), «Бревиарий Алариха» был утвержден «достопочтенными епископами и представителями наших провинциалов», что позволило нек-рым исследователям (напр., А. Гарсии Гальо) предположить, что действие этого сборника законов распространялось не только на римлян, но и на вестготов. Впрочем, по мнению большинства историков, до издания кор. Рекесвинтом «Книги приговоров» (Liber iudicorum) вестгот. и рим. население жили по разным законам.

Поражение Алариха II при Пиктавии (ныне Пуатье) от франков и гибель короля в 507 г. положили конец существованию Толозского королевства. Вестготы сохранили за собой в Галлии лишь Септиманию (территорию на побережье Средиземного м. с центром в Нарбоне). Арелат и окрестные города отошли королевству остготов, которые вмешались в конфликт с франками на стороне вестготов. Королю остготов Теодориху Великому удалось установить контроль над гос-вом вестготов, когда на престол был возведен его внук, малолетний Амаларих, последний сын Алариха II (511). Вероятно, Теодорих предполагал объединить 2 гот. королевства: часть королевской казны вестготов была перевезена в Равенну, столицу Теодориха, двор Амалариха в Нарбоне почти полностью состоял из остготов. Через 5 лет после смерти Теодориха (526) Амаларих был свергнут. Тевдис, избранный королем вестготов (531-548), происходил из остгот. военной аристократии и ранее был приближенным кор. Теодориха.

Военные поражения на юге Галлии способствовали росту миграции вестгот. населения на Пиренейский п-ов. Впрочем, доля варварского населения И. в VI в. оставалась незначительной: при примерной численности местного населения 6-8 млн чел. вестготов было не больше 200 тыс. (по оценке совр. исследователей - 130-150 тыс.). Археологические данные свидетельствуют о том, что компактные поселения вестготов располагались в Центр. Испании, на Месете (в районе совр. городов Сеговия, Бургос, Сория, Гвадалахара, Мадрид, Толедо, Вальядолид и Паленсия) (Ripoll López. 1991); вестгот. элита селилась обычно в испано-римских городах. При Тевдисе центром Вестготского королевства стал г. Толет. В 30-50-х гг. VI в. в государстве вестготов сохранялась внутренняя стабильность: была установлена сев. граница королевства (впрочем, в VI в. франки не раз безуспешно пытались овладеть Септиманией), толерантная политика по отношению к христианам-кафоликам способствовала консолидации державы.

С 30-х гг. VI в. на вост. границах королевства вестготов начали проявлять активность византийцы. После разгрома королевства вандалов и аланов (534) визант. полководцы захватили принадлежавшие вандалам Балеарские о-ва и крепость Септем (ныне Сеута) на африкан. берегу Гибралтарского прол. Вестготское королевство оказалось в состоянии морской блокады (вестготы не обладали собственным флотом). После убийства преемника Тевдиса Теудигизила (549) началась борьба за власть между представителем остгот. знати Агилой (король в 549-555) и Атанагильдом (избран королем в 554, правил в 555-567), которого поддерживало большинство вестготов. Желая добиться перевеса сил, Атанагильд пригласил в И. визант. войска, к-рые в 554 г. заняли восставшую против Агилы Бетику. Вскоре византийцам удалось разгромить войска Агилы под Гиспалисом, король был убит в результате заговора, а его преемником стал Атанагильд. Византийцы закрепились в наиболее романизированных областях полуострова - прибрежной полосе Юж. и Вост. Испании с городами Гиспалис, Дианий (ныне Дения), Нов. Карфаген, Малака, Иллибериc, Кордуба, Тукци и Бигастр (ныне Бигастро). После смерти визант. имп. Юстиниана I (565) Атанагильд стал вытеснять византийцев с полуострова, в 568 г. он занял Гиспалис. Однако значительных успехов в отвоевании юж. территорий вестготы добились лишь в 70-х гг. VI в., когда кор. Леовигильду (568-586) удалось захватить города Ассидонию (ныне Медина-Сидония) и Кордубу. В 80-х гг. VI в. византийцы формально поддержали восстание сына Леовигильда, мч. Эрменегильда (см. ст. Ерминингельд), однако реальной помощи ему не оказали. Мятеж был подавлен в 582 г., а плененный Эрменегильд отправлен в Валенцию (ныне Валенсия), где погиб при неясных обстоятельствах. Преемники Леовигильда вели войны с Византийской империей, в основном безрезультатные. Изгнать византийцев из И. удалось кор. Свинтиле (621-631): в 629 г. визант. гарнизон покинул Нов. Карфаген. До араб. завоевания Византия удерживала за собой крепость Септем на африканском побережье и Балеарские о-ва.

В 559-573 гг., в ходе неск. военных кампаний на северо-западе И., кор. Леовигильд подчинил королевство свевов, а после 583 г. включил его в состав Вестготского королевства. Обстоятельства завоевания не совсем ясны, поскольку излагаются авторами исторических сочинений (Григорием Турским, Иоанном Бикларийским, Исидором Гиспальским) по-разному. Известно, что после смерти свевского кор. Мирона (570-583), признавшего зависимость свевов от вестготов, его сын был смещен с трона родственником Андекой и насильно пострижен в монахи. Это дало Леовигильду повод вмешаться и покарать мятежника (он также был отправлен в монастырь). Др. претендентов на престол не оказалось, и Леовигильд аннексировал королевство свевов. Он оказывал покровительство арианскому исповеданию вместо Православия, которое было принято свевами, вероятно, при кор. Теодомире (559-570).

Франки не оставляли попыток завладеть Септиманией, но с сер. VI в. военные столкновения становились все более редкими. Между представителями франк. и вестгот. королевских родов заключались браки: кор. Атанагильд выдал замуж дочерей - Брунгильду за короля Австразии Сигиберта I и Галсвинту за короля Нейстрии Хильперика I, Эрменегильд был женат на франк. принцессе Ингунде (дочери Брунгильды и Сигиберта I). В сер. VI-VII в. из-за удаленности от центра Вестготского королевства в Септимании сохранялось относительно независимое управление, а среди аристократии нередко возникали заговоры против вестгот. правителей. Угрозу представляли полунезависимые племена васконов и кантабров, жившие в горах и совершавшие опустошительные набеги на равнинные территории. В 574 г. кор. Леовигильд покорил кантабров, восстание которых спровоцировали находившиеся в оппозиции к вестготскому королю испано-рим. магнаты. Было подавлено и крупнейшее восстание васконов (579-582). Кор. Леовигильду удалось занять большую часть Васконии; для укрепления власти вестготов на этой территории в 581 г. была основана крепость Викториак (вероятно, на месте совр. г. Витория-Гастейс). Окончательно разбить горные племена и присоединить их земли к Вестготскому королевству удалось кор. Свинтиле. Т. о., к 30-м гг. VII в. весь Пиренейский п-ов оказался под властью вестготов.

В VI в. одним из главных факторов социальной и политической нестабильности гос-ва вестготов являлась религ. раздробленность. Большинство жителей И. были православными, Церковь оставалась влиятельной и сохраняла сложившуюся еще до прихода вестготов структуру. Большинство вестготов исповедовали арианство, церковные структуры в Вестготском королевстве были неразвитыми, сведения об арианских епископах в И. крайне скудны. С целью унифицировать церковное устройство кор. Леовигильд поддержал арианскую церковь; с именем этого короля связано последнее и наиболее жестокое гонение на правосл. христиан. Попытка Леовигильда объединить население И. на основе арианства окончилась неудачей и привела к конфликтам не только между германцами и испано-римлянами, в т. ч. церковными иерархами, но и среди правящей верхушки (восстание Эрменегильда). После смерти короля его сын и наследник Реккаред I (586-601) отказался от поддержки арианства и в 587 г. перешел в Православие. В 589 г. на III Толедском Соборе православное исповедание было провозглашено обязательным для христ. населения королевства. После недолгого сопротивления арианских епископов и нек-рых представителей знати (мятежи в Эмерите Августе, Нарбоне) в вестготской И. утвердилось единое правосл. исповедание. В результате вестгот. правители смогли опереться на те адм. структуры, к-рые сохранились от Римской империи, в частности на системы фиска и суда (эти институты во мн. крупных центрах королевства контролировались церковными иерархами). Сохранилось деление И. на 5 провинций (кроме них в состав Вестготского королевства входила пров. Септимания, или Готская Галлия), которыми управляли ректоры, или судьи, провинции (iudices provinciae); со 2-й пол. VI в. наместниками провинций стали дуксы (dux), объединившие высшую военную и судебную власть. Провинции делились на территории (territoria), сменившие рим. муниципии.

Солид кор. Леовигильда. Ок. 580–583 гг.
Солид кор. Леовигильда. Ок. 580–583 гг.

Солид кор. Леовигильда. Ок. 580–583 гг.
Сильное политическое влияние церковных иерархов в королевстве вестготов определило характер королевской власти в VII в. С одной стороны, власть монарха распространялась на все стороны жизни испано-вестгот. общества, в т. ч. на некоторые вопросы церковного управления; с др. стороны, Церковь в И. не подчинялась королю, его власть была ограничена вестготским правом и во многом зависела от позиции вестгот. знати. Не претендуя на имп. власть, короли стремились упрочить свое положение через возрождение нек-рых рим. традиций и институтов. В правление Леовигильда возобновилась традиция основывать города (Реккополь в 578, Викториак в 581), чеканились золотые монеты с именем вестгот. короля (т. н. солиды Леовигильда), монархи занимались законодательством (изданные кор. Леовигильдом законы были, по-видимому, собраны в кодекс (Codex revisus), в котором корректировались отдельные положения законов Эвриха; сам кодекс не сохр.). Правитель облачался в пышные одеяния по примеру визант. императоров, тогда же у королей вестготов появились трон и корона. При Реккареде к имени короля стали добавлять имя Flavius. В актах III Толедского Собора (589) Реккаред именуется «священнейшим принцепсом» (sacratissimus princeps), «исполненным божественного духа», «православным королем» (orthodoxus rex), «пастырем народа», «новым Константином» и «новым Маркианом». В честь короля стали возноситься аккламации (laudes). Была установлена новая система летосчисления - от начала правления кор. Реккареда (см.: «Edictum regis» в актах III Толедского Собора). 75-й канон IV Толедского Собора (633) свидетельствует о введении клятвы верности королю, которую приносил весь народ. Власть вестгот. короля считалась делегированной ему народом в момент избрания. От короля требовалась умеренность во всем, а также готовность защищать правосл. веру. Он должен был быть справедливым, благочестивым и милосердным правителем (3-й канон V Толедского Собора (636)). Трон короля вестготов не мог занимать иноземец (17-й канон VI Толедского Собора (638)). В выборах короля принимали участие высшие должностные лица королевства, представители знати (primates gentis) и епископы; избрание проводилось от лица всего народа и должно было быть единодушным (10-й канон VIII Толедского Собора (653)). Со 2-й пол. VII в. центральным элементом в церемонии избрания стал обряд помазания на царство, происхождение к-рого точно не установлено (впервые упом. при избрании кор. Вамбы в 672, однако описавший церемонию св. Иулиан Толетский явно воспринимал ее как традиционную - Iulianus Toletanus. Historia Wambae regis // MGH. Scr. Mer. T. 5. P. 503). С этого же времени новый претендент на трон после смерти или отречения короля провозглашался войском. Далее следовал обряд помазания, к-рый должен был проводиться только в дворцовом храме святых Петра и Павла в Толете. После помазания на царство новому королю приносили присягу верности. С этого момента жизнь короля и его семьи охранялась церковными постановлениями (см. каноны V Толедского Собора).

В оформлении идеологии королевской власти большую роль сыграл еп. Исидор Гиспальский († 636), под руководством к-рого проходили заседания IV Толедского Собора (633). Согласно соборным постановлениям, власть составляет часть божественного замысла о спасении человека и имеет божественное происхождение. Поскольку после грехопадения человек не желает повиноваться Богу по любви, Бог покоряет его силой др. людей, чтобы из-за поврежденной воли человек не уклонялся все время в сторону зла. Т. о., власть возникает как средство удержания человека в рамках естественного закона. Главная цель власти - издание законов и забота об их исполнении. Власть, согласно Исидору Гиспальскому, это не «dignitas» (почет), а «officium» (служение). Долг монарха - защищать Церковь от тех, кто посягают на веру и церковную дисциплину (от язычников, еретиков, схизматиков и иудеев). При этом королем (rex) может считаться только тот, кто правит, следуя законам, а тот, кто их нарушает и грешит, становится тираном (Isid. Hisp. Sent. III 42-43 // PL. 83. Col. 717-719).

Толедские Соборы (известно о 18 Соборах) имели большое значение в истории Вестготского королевства. В отличие от Соборов этого периода в Византийской империи на Толедских Соборах рассматривались не столько вопросы богословского характера, сколько дела, касавшиеся церковной дисциплины, королевской власти и жизни страны в целом. Каноны Соборов регламентировали порядок богослужения, совершение таинств, отправление правосудия, полномочия властей, наказание нарушителей закона и проч. Соборы служили также апелляционной инстанцией и судом, выносившим приговоры по любого рода делам. Соборы повлияли на принятие королем некоторых законодательных актов (напр., об иудеях, о мятежниках). Силу закона соборные постановления могли получить после одобрения короля. Толедские Соборы созывались часто, но не регулярно. Помимо высших клириков в них принимали участие члены «aula regia» (королевского совета). После III Толедского Собора большинство Соборов (кроме IX, XI, XIII и XIV Толедских Соборов) имели общеиспан. характер, соборные постановления были обязательны к исполнению на всей территории королевства и для всех его жителей; вместе с королевскими законами соборные каноны составляют единый нормативный комплекс вестгот. эпохи.

В VII в. была осуществлена работа по кодификации королевских законов, которая прошла в 2 этапа. В правление кор. Хиндасвинта (642-653) была подготовлена 1-я редакция, его сын и наследник кор. Рекесвинт (653-672) в 654 г. объявил о вступлении в силу на всей подвластной вестготам территории нового свода законов, получившего название «Книга приговоров» (Liber iudiciorum, также Forum Iudicium, Lex Visigothorum; изд.: MGH. Leg. Nat. Germ. T. 1. P. 33-456). Незадолго до этого Рекесвинт представил собрание королевских законов VIII Толедскому Собору (653), обратившись к его участникам с просьбой систематизировать и исправить свод. После Собора эту работу закончил св. Браулион, еп. Цезаравгусты (см. Браулио). При кор. Эрвиге (680-687) была предпринята 2-я редакция свода. Последние добавления к кодексу сделаны в правление кор. Эгики (687-702). «Книга приговоров» - одна из наиболее обширных и значительных правовых компиляций. Особенностью этого законодательного памятника является сильное влияние рим. права, сказавшееся как на содержании правовых норм, так и на их форме. Большинство исследователей считают «Книгу приговоров» одной из самых ранних средневек. попыток установить систему унифицированного территориального права. В XIII в. сборник законов был переведен на кастильский язык.

Признание высокого положения короля вестготов не делало его персону неприкосновенной: из-за выборного характера королевской власти он всегда должен был учитывать интересы той части элиты, к-рая способствовала его избранию (как правило, это были коалиции влиятельных родов). В VII в. неоднократно возникали заговоры среди тех, кто занимали высшие дворцовые должности и входили в окружение короля. Многочисленные войны, к-рые пришлось вести преемнику Рекесвинта кор. Вамбе (672-680), дестабилизировали королевство. Введенные Вамбой законы, обязывавшие всех вестготов нести военную службу и ограничивавшие привилегии родовой аристократии, вызвали недовольство у знати и высшего церковного клира. В результате возник заговор, который возглавил дальний родственник кор. Вамбы Эрвиг; в мятеже, вероятно, принял участие и еп. Иулиан Толетский. Выпив не смертельный, но вызывающий тяжелое недомогание яд и думая, что умирает, Вамба отрекся от престола, к-рый занял Эрвиг (после отречения Вамба прожил еще неск. лет в мон-ре, † 688). В 683 г. на XIII Толедском Соборе приход к власти Эрвига был признан законным, но действия, с помощью к-рых король пришел к власти, впредь запрещались под страхом смерти. Эрвиг передал власть Эгике, своему зятю и племяннику Вамбы, получив в обмен обещание сохранить жизнь и имущество семьи. Несмотря на обещание, сразу после вступления на престол Эгика объявил брак с Сихилоной, дочерью Эрвига, незаконным и начал преследование тех, кто поддержали восстание против Вамбы. Эгике наследовал сын Витица (702-708/9), о его правлении сохранилось мало достоверных свидетельств. После его смерти произошел раскол среди дворцовой знати, участвовавшей в выборах нового короля. Часть из них выступала за передачу престола старшему сыну Витицы - Агиле. Другие, вероятно прежде всего те, кто пострадали от конфискаций Эгики, предложили кандидатуру правителя Бетики Родериха, к-рый и был провозглашен королем. Не признавшие нового короля магнаты вместе с Агилой укрепились в Тарраконе; вспыхнувший конфликт создал благоприятные условия для вторжения извне.

Наибольшую опасность представляли арабы, занявшие к тому моменту практически всю Сев. Африку. Первые столкновения с арабами произошли, возможно, еще в правление кор. Вамбы. Вестгот. королю удалось отразить натиск завоевателей и разгромить их флот. История завоевания И. арабами в 711-714 гг. связана с легендой о «предательстве» правителя крепости Септем Юлиана (в араб. источниках он именуется Ильяном). Существует неск. версий легенды, и восстановить ее историческую основу из-за отсутствия достоверных источников не представляется возможным. Согласно одной из легенд, Юлиан поддерживал вестгот. кор. Агилу и надеялся при содействии мусульман утвердить его власть. По др. легенде, помощь в организации нападения мусульман была актом мести Юлиана вестгот. кор. Родериху (710-711) за бесчестье дочери. В 711 г. военный отряд (ок. 7 тыс. чел.) под предводительством Тарика ибн Зияда, наместника Тингиса, переправился через Гибралтар и в течение года завоевал ряд крупных городов, в т. ч. Кордубу и Толет. Вестгот. кор. Родерих потерпел поражение от арабов в сражении на р. Гуадалете (711). В 712 г. в И. прибыл с войском наместник Сев. Африки Муса ибн Нусайр. К 714 г. мусульмане достигли севера Пиренейского п-ова, И. вошла в состав халифата.

Церковь в вестготской И.

Завоевание Пиренейского п-ова вестготами, исповедовавшими арианство, не привело к возникновению острых конфессиональных противоречий в И., как это случилось, напр., в захваченных вандалами африканских провинциях Римской империи. В целом до прихода к власти кор. Леовигильда и мятежа мч. Эрменегильда вестгот. короли проводили толерантную политику по отношению к правосл. населению. Сохранились сведения о 6 провинциальных Соборах, состоявшихся в 516-549 гг. В ходе мятежа мч. Эрменегильда встал вопрос о конфессиональном единстве державы вестготов, началось самое крупное гонение ариан на православных за всю историю Вестготского королевства (580-586). Мн. церкви в Эмерите Августе стали арианскими, еп. Леандр Гиспальский был изгнан и отправился в К-поль, Иоанн Бикларийский и св. Масона Эмеритский сосланы. В 580 г. король созвал в Толете собор арианских епископов, на к-ром был принят ряд положений, имевших целью облегчить переход в арианство: достаточными объявлялись миропомазание (хрисма), принятие причастия от арианского священника и публичное исповедание в виде произнесения троичной формулы в форме: «Слава Отцу через Сына в Духе Святом»; правосл. клирики принимались в арианскую церковь в сущем сане. Среди отступивших от Православия были епископы, напр. Викентий, еп. Цезаравгусты. Впрочем, попытка кор. Леовигильда насадить арианство потерпела поражение. Его наследник Реккаред в 587 г. принял Православие; в 589 г. III Толедский Собор провозгласил обращение в правосл. веру короля и всего королевства вестготов. Большую роль в подготовке и проведении Собора сыграл св. Леандр, еп. Гиспалиса. На Соборе были утверждены Никео-Константинопольский Символ веры и Исповедание веры Халкидонского Собора, приняты 23 анафематизма и 22 канона. С III Толедским Собором связано распространение на Западе учения об исхождении Св. Духа «и от Сына» (см. Filioque). Хотя в И. эта формула не была включена в Символ веры, в VIII-IX вв. учение о filioque с акцентом на превечности исхождения было принято зап. богословами, а затем стало одной из причин разделения Зап. и Вост. Церквей.

Кор. Реккаред с епископами на III Толедском Соборе. Миниатюра из «Codex Conciliorum Albeldensis seu Vigilanus». 976 г. (Escorial. d. I.2. Fol. 145)
Кор. Реккаред с епископами на III Толедском Соборе. Миниатюра из «Codex Conciliorum Albeldensis seu Vigilanus». 976 г. (Escorial. d. I.2. Fol. 145)

Кор. Реккаред с епископами на III Толедском Соборе. Миниатюра из «Codex Conciliorum Albeldensis seu Vigilanus». 976 г. (Escorial. d. I.2. Fol. 145)
Королевская власть принимала участие в управлении Церковью в И.: король созывал общеиспанские Соборы и участвовал в избрании епископов (об этом праве короля упом. в 3-м каноне II Барцинонского (Барселонского) Собора (599)). Напр., кор. Сисебут (612-621) требовал от Тарраконского митрополита назначить своего кандидата епископом Барциноны. Хотя 19-й канон IV Толедского Собора (633) запрещал такую практику, в источниках зафиксировано множество случаев вмешательства королей в избрание епископов, а кор. Вамба учредил новое еп-ство при своей дворцовой церкви (см. 4-й канон XII Толедского Собора). XII Толедский Собор (681) официально предоставил королю право назначать епископов при согласии митрополита Толетского (Mansi. T. 11. Col. 1033-1034). Как помазанник Божий король обладал правом помилования изменников, к-рые были отлучены от Церкви (10-й канон XVI Толедского Собора (693)).

Важную роль в церковной жизни королевства вестготов сыграл IV Толедский Собор. Созванный кор. Сисенандом, Собор проходил под рук. еп. Исидора Гиспальского. В Соборе участвовали 6 митрополитов, 56 епископов и 7 представителей епископов. 75 канонов этого Собора освещают все стороны церковной жизни в И. (от учения о Троице до унификации богослужения), а также затрагивают вопросы, связанные с монархией. Из последующих Соборов весьма значимыми были XI Толедский Собор (675), Исповедание веры к-рого представляет собой развернутый богословский трактат (Mansi. T. 11. Col. 132-137), XII Толедский Собор (681), созванный в связи с отречением кор. Вамбы и избранием кор. Эрвига, а также XIV и XV Толедские Соборы (684 и 688), проходившие под рук. св. Иулиана Толетского и связанные с одобрением деяний VI Вселенского (III К-польского) Собора (см. ст. Вселенский VI Собор). В VII - нач. VIII в. на основании канонических собраний VI в. («Capitula Martini», «Collectio Nouariensis altera», «Epitome Hispanica» и др.) и канонов Соборов VII в. в Вестготском королевстве сложился крупнейший до Декрета Грациана (XII в.) свод канонического права - «Испанская коллекция» (Collectio Hispana, или Hispana; изд.: La Colección canónica Hispana. Madrid, 1966-2002. 6 vol.), впосл. связанная с именами Исидора Гиспальского и Иулиана Толетского. «Испанская коллекция» оказала влияние на Лжеисидоровы декреталии.

В период варварских нашествий в И. значительно возросли влияние и авторитет Римских пап. К папе Симплицию (468-483) восходит практика назначать папских викариев в И. В ранний период викарий Папского престола имел функции посредника между Римом и местным епископатом. На викария обычно возлагалась обязанность сообщать о постановлениях, касавшихся христ. веры и канонов. Викарием мог быть назначен любой, в т. ч. неместный, епископ. Так, представителем Римского папы на Пиренейском п-ове в 514 г. был свт. Кесарий Арелатский. Однако в 517 г. его права были ограничены: папа Римский Гормизд (514-523) подтвердил викарные полномочия еп. Саллюста Гиспальского в Юж. Испании. Институт папских викариев существовал до сер. VI в. После этого Рим при необходимости прибегал к прямому вмешательству в церковные дела в И. Как правило, конфликты возникали в вопросах, связанных с борьбой против присциллианства и с неканоническими назначениями епископов. В V-VI вв. стала нарушаться древняя практика избрания епископов с согласия клира и народа, нек-рые испан. епископы обращались к Римским папам с прошением восстановить прежний порядок (по этой же причине Тарраконский Собор 516 г. обязал митрополитов приглашать к участию в местных синодах не только епископов и пресвитеров городских церквей, но и сельских пресвитеров и мирян). Первый канон III Толедского Собора (589) придал папским посланиям силу закона для Церкви в И. I Бракарский Собор (561), II Гиспальский Собор (619) и IV Толедский Собор (633) подтвердили примат Римского папы в вопросах христ. веры. В случае споров между местными епископами папа часто выступал в роли апелляционной инстанции. Однако в VII в. влияние Рима на Церковь в Вестготском королевстве стало ослабевать. Когда папа Римский Гонорий I (625-638) отправил в И. послание, в котором упрекал епископов в недостаточном внимании к евр. вопросу, в ответном послании VI Толедского Собора (638) была показана необоснованность обвинения. Позднее папа Лев II (681-683) обратился к испан. епископам с просьбой утвердить решения VI Вселенского Собора, XIV Толедский Собор сделал это, и в Рим была отправлена составленная св. Иулианом Толетским «Апология» с опровержением монофелитской ереси. Преемник Льва II папа Римский Бенедикт II (684-685) усмотрел в «Апологии» отклонения от правосл. учения и сообщил об этом испан. епископам. XV Толедский Собор (688) заявил папе, что все изложенное в «Апологии» соответствует правосл. учению, и отказался пересматривать ее. Проблему решил папа Римский Сергий I (687-701), подтвердивший правосл. характер изложенного в «Апологии» учения.

Кор. вестготов Гундемар. 1750–1753 гг. Скульптор П. Сасаро (Мадрид)
Кор. вестготов Гундемар. 1750–1753 гг. Скульптор П. Сасаро (Мадрид)

Кор. вестготов Гундемар. 1750–1753 гг. Скульптор П. Сасаро (Мадрид)
В IV-V вв. в И. складывалась система митрополий, центрами к-рых стали кафедры Тарраконы, Гиспалиса, Эмериты Августы, Бракары Августы и Нов. Карфагена. Однако из-за многочисленных войн и переделов границ на полуострове в VI в. границы митрополий оставались неустойчивыми: часть Лузитании, оказавшаяся под властью свевов, отошла митрополии Бракары Августы; кафедры Первой Нарбонской пров., вошедшей в состав Франкского королевства, подчинялись митрополиту Нарбоны лишь формально. Визант. оккупация Юж. Испании также внесла путаницу в вопрос о юрисдикции испан. митрополитов. Лишь к сер. VII в., когда Пиренейский п-ов оказался под властью вестготов, границы митрополий стали в основном соответствовать границам провинций рим. периода. К VI в. относится возвышение кафедры Толета, связанное с переносом туда столицы Вестготского королевства. В рим. период г. Толет находился в юрисдикции митрополита Нов. Карфагена. На II Толедском Соборе (527) епископ Толета был впервые назван митрополитом Карфагенской пров. Несмотря на сопротивление митрополитов Нов. Карфагена, которым епископы Толета подчинялись прежде (Нов. Карфаген находился под властью византийцев в 554-629), первенство Толета было официально закреплено Собором 610 г., в к-ром участвовали 15 епископов. Собор одобрил декрет кор. Гундемара (610-612) о повышении статуса Толетской кафедры до митрополии и о ее первенстве в церковной провинции Нов. Карфагена. Это означало разделение древней митрополии, т. к. епископские кафедры, находившиеся на территории, контролируемой Византийской империей, по-прежнему подлежали юрисдикции митрополита Нов. Карфагена. Согласно 6-му канону VII Толедского Собора (646), был учрежден постоянный синод при Толетском митрополите; в соответствии с 6-м каноном XII Толедского Собора (681), митрополит получил право рукополагать с согласия короля епископов на вакантные кафедры во всех еп-ствах в И. Изменения в церковной структуре VI-VII вв. коснулись и др. провинций. В Бетике центр митрополии был перенесен из Кордубы в Гиспалис. В визант. владениях епископы подчинялись митрополиту Нов. Карфагена независимо от того, к какой провинции они принадлежали раньше. В Тарраконской пров. в VII в. усилилось влияние епископа Цезаравгусты. Впрочем, в VII в. с ростом влияния Толедских Соборов и епископа Толета в жизни Церкви значение древних митрополий в Вестготском королевстве уменьшилось.

В вестгот. эпоху в И. насчитывалось 77 еп-ств: 22 - в Карфагенской пров., 10 - в Бетике, 13 - в Лузитании, 9 - в Галлеции, 15 - в Тарраконской пров. и 8 - в Нарбонской Галлии (васконы оставались язычниками, на их землях еп-ств не было). В общественной жизни вестгот. И. епископы играли важную роль: они обладали широкими судебными полномочиями в церковных делах (в т. ч. в делах, связанных с иудеями, а также с язычеством и колдовством); выступали в качестве третейских судей в гражданских делах; осуществляли посреднические функции в конфликтах между представителями знатных родов; входили в состав королевского совета; следили за взиманием налогов. Хотя еще в VI в. епископы в И. получили право на 1/3 дохода с относящихся к их диоцезам земель (8-й канон Тарраконского Собора (516)), значительные денежные средства у Церкви появились только в VII в. благодаря пожертвованиям. Напр., при базилике св. Евлалии в Эмерите Августе был создан фонд помощи нуждающимся с начальным капиталом в 2 тыс. солидов (Paulus Emeritanus. De vita patrum Emeritensium. 9 // PL. 80. Col. 139). Вероятно, наличие свободных средств часто приводило к нарушениям, так что светские и церковные власти были вынуждены повторять постановления, запрещавшие клирикам заниматься ростовщичеством. Др. источником церковных доходов стала десятина, 1/3 к-рой получал епископ, 1/3 - местные клирики, а оставшаяся часть использовалась на общецерковные нужды.

Распространение целибата в VI в. подкреплялось решениями Соборов, требовавших, чтобы священники избегали контактов с женщинами и проживали либо со своими матерями и сестрами, либо с братьями и товарищами (1-й канон Тарраконского Собора (516); 6-й и 7-й каноны Герундского (Жиронского) Собора (517); 3-й канон II Толедского Собора (527); 15-й канон Илердского (Леридского) Собора (546)). Если у священников уже были дети, то, достигнув 18 лет, они в присутствии клира и народа должны были проходить собеседование с епископом; если же оказывались достойны и изъявляли желание не вступать в брак, то после 3-летнего испытания поставлялись в субдиаконы. В VII в. многие епископы стремились сохранить кафедры за родственниками - братьями и племянниками; известно о династиях епископов.

Король, епископы и духовенство Толедо. Миниатюра из «Codex Conciliorum Albeldensis seu Vigilanus». 976 г. (Escorial. d. I.2. Fol. 344)
Король, епископы и духовенство Толедо. Миниатюра из «Codex Conciliorum Albeldensis seu Vigilanus». 976 г. (Escorial. d. I.2. Fol. 344)

Король, епископы и духовенство Толедо. Миниатюра из «Codex Conciliorum Albeldensis seu Vigilanus». 976 г. (Escorial. d. I.2. Fol. 344)
С кон. IV в. в испанских источниках встречаются упоминания о монашествующих. Изначально организаторами монашеской жизни выступали епископы (см. 3-й канон Илердского Собора), однако из-за распространения арианства число мон-рей в Вестготском королевстве было невелико. Во 2-й пол. VI - нач. VII в. в И. распространялись местные монашеские уставы, основанные на восточных традициях. Самые известные уставы были составлены епископами Леандром Гиспальским († ок. 600), Исидором Гиспальским и Фруктуозом Бракарским († 665). В основе этих уставов лежат как вост. образцы (напр., Устав прп. Пахомия Великого), так и западные (монашеские правила блж. Августина (см. Августина устав), прп. Иоанна Кассиана Римлянина и прп. Венедикта Нурсийского). Большое значение для активизации монашеской жизни имела деятельность св. Мартина, еп. Бракарского, к-рый основал неск. мон-рей в Галлеции. Помимо муж. и жен. мон-рей в вестгот. И. существовали т. н. фамильные мон-ри, основанные на средства знатных родов (в таких мон-рях часто проживали представители этих родов с друзьями и родственниками). В И. возникло большое количество «двойных» мон-рей, где раздельно жили монахи и монахини (на Востоке такая форма общежития осуждалась с IV в.). Также в И. было много анахоретов и отшельников, которые не подчинялись ни местным епископам, ни аббатам монастырей. С сер. VII в. аббатов крупных монастырей приглашали к участию в поместных Соборах.

В VI в. начинается процесс унификации богослужения. Испан. литургическую традицию доислам. эпохи принято называть древним испанским или вестготским обрядом (см. Испано-мосарабский обряд). Богослужение в этот период было представлено 2 типами - кафедральным и монастырским. Поместные Соборы предписывали приходским храмам брать за образец богослужение кафедральных соборов (1-й канон Герундского Собора (517) для Тарраконской пров.; I Бракарский Собор (561) для Галлеции). Ответственность за сохранение единой богослужебной практики возлагалась на епископов. Службы совершались ежедневно. Среди составителей молитвословий и литургических книг (Сакраментария, Антифонария, Лекционария и др.) были Гиспальские епископы Леандр и Исидор, Иоанн, еп. Цезаравгусты, Толетские епископы Евгений II, Ильдефонс, Иулиан и др. Сохранились неск. испанских пенитенциариев VI - нач. VIII в. (CPL, N 1881-1884), свидетельствующих об усложнении покаянной практики: совершившие тяжкие грехи, но желавшие вернуться в церковное общение должны были проходить длительное испытание и вести аскетический образ жизни, иногда в течение десятилетий. В связи с трудностью несения пожизненного покаяния 4-й канон XVI Толедского Собора (693) ограничил этот период 2 месяцами.

В VII в. важным церковно-политическим вопросом стали обращение в христианство иудеев и борьба с теми, кто формально принимали крещение, но продолжали исполнять иудейские обряды. Иудейский вопрос имел в Вестготском королевстве политическое значение. После толерантной политики в отношении иудеев, к-рую проводил вестгот. кор. Свинтила, последовал ряд королевских указов и церковных постановлений (особенно каноны IV и VI Толедских Соборов (633 и 638)), направленных против иудеев. Во 2-й пол. VII в. притеснения иудеев еще более усилились, что вынудило мн. евреев переехать в мусульм. владения в Африке. Кор. Эгика обвинял иудеев в том, что они перебегают к маврам, чтобы навредить Вестготскому королевству.

Несколько иным было положение Церкви на северо-западе Пиренейского п-ова, в королевстве свевов. После того как вестготы при кор. Эврихе установили контроль над всеми еще формально подчинявшимися рим. императору территориями Пиренейского п-ова, королевство свевов фактически оказалось в изоляции. Свевы, оставаясь язычниками, не только терпимо относились к христ. Церкви, но и использовали ее адм. потенциал для контроля над романизированным населением И. При дворах королей свевов часто появлялись епископы, к-рые нередко исполняли дипломатические миссии. Так, Идаций, еп. г. Аквы Флавиевы, в 431 г. отправился с дипломатической миссией в Галлию к римскому полководцу Аэцию (результатом этой миссии стало соглашение о мире между свевами и Римской империей). При кор. Ремисмунде, в 466 г., среди свевов действовал миссионер-арианин Аякс, однако, судя по дальнейшим событиям, его миссия не имела успеха. Известно, что кор. Рехиарий (448-456) принял православную веру. Общие нестроения препятствовали нормальному функционированию церковных структур: на I Бракарском Соборе (561) еп. Лукреций заявил, что впервые за долгое время удалось собрать столь представительный Собор. Отношения между христианской Церковью в гос-ве свевов и Римскими папами в V-VI вв. носили эпизодический характер; в немногочисленной переписке церковных иерархов с Римскими понтификами затрагивались в основном вопросы, связанные с присциллианством.

Св. Фруктуоз Бракарский. Скульптура на фасаде собора в Браге (Португалия). XII в.
Св. Фруктуоз Бракарский. Скульптура на фасаде собора в Браге (Португалия). XII в.

Св. Фруктуоз Бракарский. Скульптура на фасаде собора в Браге (Португалия). XII в.
Обращение свевов в христианство обычно связывают с деятельностью св. Мартина, еп. Бракарского. Ок. 550 г. он основал монастырь Думий близ Бракары и начал миссионерскую деятельность среди свевов. Миссия св. Мартина оказалась столь успешной, что в 561 г., при кор. Теодемире, на I Бракарском Соборе правосл. вера была признана гос. религией королевства свевов. С самого начала Церковь тесно сотрудничала с королевской властью: король имел право созывать Соборы (известно о Соборах в Бракаре и в Луке (ныне Луго)). Новое положение Церкви потребовало адм. реорганизации. На II Бракарском Соборе (572) были учреждены 2 митрополии, границы которых не совпадали с границами прежних рим. провинций: Юж. Галлеция и Сев. Лузитания попадали в юрисдикцию епископа Бракарского, новая митрополия с центром в г. Лук охватывала Сев. Галлецию (после падения королевства свевов в 585 границы митрополий были восстановлены). На II Бракарском Соборе был реформирован процесс избрания епископов: право клира и народа избирать епископа отменялось, новый епископ избирался другими епископами митрополии. Основой церковного права в королевстве свевов стали одобренные на II Бракарском Соборе «Главы Мартина» (Capitula Martini // Martini episcopi Bracarensis Opera omnia / Ed. C. W. Barlow. New Haven, 1950. P. 123-144), состоявшие из 84 постановлений Вост. Соборов IV в. и I Толедского Собора (400). «Главы Мартина» оказали влияние на позднейшее вестгот. каноническое собрание - «Испанскую коллекцию» (Collectio Hispana). С деятельностью св. Мартина связана унификация литургической практики. Многие из вводимых им в богослужение элементов были более близки к рим. традициям, нежели к тем, которые были распространены на землях вестготов. Особенности богослужения были упразднены в ходе унификации вестготской литургической практики, проведенной IV Толедским Cобором (633).

Политический кризис в И. в V в. сказался на уровне образованности общества. Известно лишь об одном церковном писателе этого периода - хронисте Идации, еп. г. Аквы Флавиевы, продолжившем «Хронику» блж. Иеронима Стридонского. Незначительное количество сочинений церковных писателей сохранилось и от VI в. В этот период проявился интерес к богословским и экзегетическим вопросам: сосуществование арианства и Православия, пусть и относительно мирное, стало темой полемических сочинений. Образцом такой полемики можно считать несохранившиеся ответы Рустику Юстиниана, еп. г. Валенция (сер. VI в.). Пересказ сочинения содержится в трактате «О знаменитых мужах» Исидора Гиспальского (Isid. Hisp. De vir. illustr. 33). Выдающимся экзегетом сер. VI в. был Апрингий, еп. г. Пакс Юлия (ныне Бежа, Португалия), автор толкования на Апокалипсис. Иуст, еп. Ургелла (ныне Ла-Сеу-д'Уржель), оставил толкование на Песнь Песней Соломона; он также был автором панегирика в честь св. Викентия Цезаравгустанского. В области аскетического богословия известны сочинения свт. Евтропия, еп. Валенции († до 610), во многом следовавшего Иоанну Кассиану.

В VI-VII вв., несмотря на политическое господство готов, культура И. по-прежнему оставалась латиноязычной. Гот. письменность, хотя сохранялась и в VII в., после поражения ариан стала быстро выходить из употребления. Все значимые произведения были написаны на латыни, даже если их авторы по происхождению были готами. Наличие в И. большого числа испано-римлян способствовало сохранению преемственности культуры рим. И. Вестготская система образования воспроизводила позднеантичную школьную систему изучения тривиума (грамматика, риторика, диалектика) и квадривиума (арифметика, геометрия, музыка, астрономия) (см. Artes liberales). Школы существовали в крупных городах под патронатом епископов и при монастырях; основное внимание уделялось религ. образованию. Влияние на развитие образования и книжной культуры оказали, вероятно, выходцы из Сев. Африки, принесшие с собой переработанные труды античных авторов (разного рода эпитомы, комментарии и т. п.). Известно о существовании богатых библиотечных собраний в Гиспалисе, Толете и Цезаравгусте.

Самым значительным автором вестготской эпохи является еп. Исидор Гиспальский. В его соч. «Этимологии» (Isid. Hisp. Etymol.) сохранились наиболее важные элементы античной культуры. Гигантский для того времени объем сочинения (448 глав в 20 книгах) охватывает самые разные области знания, что позволяет называть его раннесредневек. энциклопедией. Хотя нек-рые исследователи говорят об «исидоровом ренессансе», расцвет античных традиций носил кратковременный и довольно поверхностный характер. Сочинения большинства греч. и рим. писателей были доступны даже Исидору только в позднеантичных переложениях (напр., известно, что Сенеку он читал в подлиннике, а «Латинскую грамматику» Элия Доната знал скорее всего в переработке североафрикан. грамматика Помпея). С риторикой Цицерона и Квинтилиана вестготы познакомились через посредство творений отцов Церкви, с диалектикой, арифметикой и геометрией - благодаря трудам Боэция, Кассиодора и Марциана Капеллы. Тем не менее даже вестгот. короли были авторами различных сочинений. Так, кор. Сисебуту принадлежат Житие св. Дезидерия (Sisebutus rex Gothorum. Vita vel passio S. Desiderii // MGH. Scr. Mer. T. 3. P. 630-637) и астрономическая поэма, написанная гекзаметром (CPL, N 1300). Писателями были короли Хинтила, Хиндасвинт, Рекесвинт и Вамба. Историописание в Вестготском королевстве представлено произведениями разных жанров: «Хроникой» Иоанна Бикларийского, охватывающей события 567-590 гг. (Joannes Biclarensis. Chronicum // PL. 72. Col. 859-870), «Историей готов, вандалов и свевов» Исидора Гиспальского (Isid. Hisp. Historia de regibus Gothorum, Wandalorum et Suevorum // PL. 83. Col. 1057-1082), его же соч. «О знаменитых мужах» (Idem. De vir. illustr.) и «Историей короля Вамбы» Иулиана Толетского (Iulianus Toletanus. Historia Wambae Regis // MGH. Scr. Mer. T. 5. P. 500-535).

Христианское богословие развивалось в И. по неск. направлениям. Исидору Гиспальскому принадлежат толкования на книги Свящ. Писания (Isid. Hisp. Quaest.). Его «Сентенции» (Idem. Sent.), выдержки из творений блж. Августина, блж. Иеронима Стридонского и Римского папы свт. Григория I Великого, пользовались огромным авторитетом в средние века. Св. Иулиан Толетский был автором сочинения по эсхатологии «Предсказание о грядущем веке» (Iulianus Toletanus. Prognosticon futuri saeculi // PL. 96. Col. 461-524). В мариологии заметное место занимает произведение св. Ильдефонса Толетского «О приснодевстве Марии» (Hildef. Tolet. De virginitate perpetua Sanctae Mariae // PL. 96. Col. 53-110). Ему же принадлежит сочинение о богословии таинства Крещения (Idem. De cognitione baptismi // PL. 96. Col. 111-172). Развивалась житийная лит-ра, самое значительное произведение - Жития Эмеритских отцов (Paulus Emeritanus. De vita patrum Emeritensium // PL. 80. Col. 115-164).

Библиогр.: The Visigoths in Gaul and Iberia: A Supplemental Bibliography, 1984-2003 / Ed. A. Ferreiro. Leiden; Boston, 2006; The Visigoths in Gaul and Iberia (Update): A Supplemental Bibliography, 2004-2006 / Ed. A. Ferreiro. Leiden; Boston, 2008.
Лит.: Görres F. Die byzantinischen Besitzungen an den Küsten des spanisch-westgotischen Reiches (554-624) // BZ. 1907. Bd. 16. S. 515-538; Корсунский А. Р. К вопросу о византийских завоеваниях в Испании VI-VII вв. // ВВ. 1957. Вып. 12. C. 31-45; он же. Готская Испания. М., 1969; Goffart W. Byzantine Policy in the West under Tiberius II and Maurice: The Pretenders Hermenegild and Gundovald (579-585) // Traditio. N. Y., 1957. Vol. 13. P. 73-118; Thompson E. A. The Conversion of the Visigoths to Catholicisme // Nottingham Mediaeval Stud. 1960. Vol. 4. P. 4-35; idem. The Goths in Spain. Oxf., 1969; King P. D. Law and Society in the Visigothic Kingdom. Camb., 1972; García Moreno L. A. Prosopografía del reino visigodo de Toledo. Salamanca, 1974; idem. El fin del reino visigodo de Toledo. Madrid, 1975; idem. Historia de España visigoda. Madrid, 19982; Puertas Tricas R. Iglesias hispánicas (siglos IV al VIII): Testimonios literarios. Madrid, 1975; Orlandis J. La Iglesia en la España visigotica y medieval. Pamplona, 1976; idem. Historia del reino visigodo español. Madrid, 1988; idem. Semblanzas visigodas. Madrid, 1992; Fontaine J. Isidore de Séville et la culture classique dans l'Espagne wisigothique. P., 19832. 3 vol.; Корсунский А. Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств (до сер. VI в.). М., 1984. С. 54-70; Sanz R. La intervención bizantina en la España de Leovigildo // Erytheia. Madrid, 1985. T. 6. N 1. P. 45-59; Orlandis J., Ramos-Lissón D. Historia de los concilios de la España romana y visigoda. Pamplona, 1986; Díaz Martínez P. C. Formas económicas y sociales en el monacato visigodo. Salamanca, 1987; idem. El reino suevo (411-585). Madrid, 2011; Isla Frez A. Las relaciones entre el reino Visigodo y los reyes merovingios a finales del siglo VI // En la España Medieval. Madrid, 1990. Vol. 13. P. 12-32; Ripoll López G. La ocupación visigoda en época romana a través de sus necrópolis: Diss. Barcelona, 1991; Barbero de Aguilera A. La sociedad visigoda y su entorno histórico. Madrid, 1992; Cazier P. Isidore de Séville et la naissance de l'Espagne catholique. P., 1994; Frighetto R. Religião e poder no reino hispano-visigodo de Toledo: A busca da unidade político-religiosa e a permanência das práticas pagãs no século VII // Iberia. Logroño, 1999. Vol. 2. P. 133-149; The Visigoths: Studies in Culture and Society / Ed. A. Ferreiro. Leiden; Boston, 1999; Diaz [Martínez] P. C., Valverde M. R. The Theoretical Strength and Practical Weakness of the Visigothic Monarchy of Toledo // Rituals of Power from Late Antiquity to the Early Middle Ages / Ed. F. Theuws, J. L. Nelson. Leiden; Boston, 2000. P. 59-93; Stocking R. L. Bishops, Councils, and Consensus in the Visigothic Kingdom, 589-633. Ann Arbor, 2000; Клауде Д. История вестготов. СПб., 2002; Martin C. Le géographie du pouvoir dans l'Espagne Visigothique. Lille, 2003; Collins R. Visigothic Spain, 409-711. Oxf., 2004; Попова Г. А. Клятвы в законах вестготских королей // Право в средневековом мире, 2009 / Под ред. И. И. Варьяш, Г. А. Поповой. М., 2009. С. 209-223; Córcoles Olaitz E. Las Formulae Wisigothicae: Aproximacion a la prática jurídica visigoda. Lecce, 2010; Koch M. Ethnische Identität im Entstehungsprozess des spanischen Westgotenreiches. B.; N. Y., 2011; Ward A. History and Chronicles in Late Medieval Iberia: Representations of Wamba in Late Medieval Narrative Histories. Leiden; Boston, 2011.
Г. А. Попова, Д. В. Зайцев, А. А. Ткаченко

VIII-XIII вв. Мусульманская И.

В 711-714 гг. арабы распространили власть практически на весь Пиренейский п-ов (за исключением обл. Астурия на севере И.). В 1-й пол. VIII в. они предприняли неск. военных походов к северу от Пиренеев. Власть арабов признала бывш. вестгот. пров. Септимания. В 725 г. арабы захватили Каркасон и Немаус (ныне Ним), осадили Августодун (ныне Отён). После поражения арабов при Пиктавии (732), к-рое они потерпели от франков под командованием Карла Мартелла, продвижение мусульман на север было остановлено, хотя до 50-х гг. VIII в. они удерживали Нарбону и Септиманию. Этимология араб. названия подконтрольных мусульманам земель в И.- Андалус - остается спорной. Традиционная трактовки, согласно к-рым топоним восходил к араб. названию Юж. Бетики - Вандалисия - или к арабизированному названию Атлантического океана (Atlantis), в наст. время пересматриваются (см., напр.: Bossong G. Der Name Al-Andalus: Neue Überlegungen zu einem alten Problem // Sounds and Systems: Stud. in Structure and Change: A FS for T. Vennemann / Ed. D. Restle, D. Zaefferer. B., 2001. P. 149-164).

На юг И. мигрировало значительное число мусульман из Сев. Африки, гл. обр. берберов и арабов. Состав населения Андалуса с самого начала был разнородным. Привилегированное положение занимали различные племенные группы арабов (преимущественно кайситы и позднее кельбиты (йемениты)). Среди мусульман было немало берберов, составлявших основную часть войска Тарика ибн Зияда. Из-за того что берберы были недавно обращены в ислам, они считались клиентами («маула» - зависимые) араб. племен, имели более низкий правовой статус, что отразилось на качестве наделов, предоставленных им после завоевания И.,- эти земли находились в основном на севере Пиренейского п-ова. 1-я пол. VIII в. была отмечена выступлениями берберов против арабов, что осложняло политическую обстановку в Андалусе. В 740 г. расселенные на севере И. племена берберов, узнав о восстании соплеменников против арабского господства в Сев. Африке, снялись с мест и двинулись на юг И., громя араб. поселения и угрожая крупным городам. Др. источником внутренней нестабильности в Андалусе была вражда между араб. племенами кайситов и кельбитов.

Большая мечеть (ныне кафедральный собор) в Кордове. VIII–Х вв.
Большая мечеть (ныне кафедральный собор) в Кордове. VIII–Х вв.

Большая мечеть (ныне кафедральный собор) в Кордове. VIII–Х вв.
Численность мусульм. населения на территории И. росла и за счет обращенных в ислам местных жителей («мулади», букв.- неараб. происхождения). Мулади освобождались от обязанности платить особый налог на немусульман (джизью), а принявшие ислам рабы объявлялись свободными. Количество христиан, принявших ислам, до наст. времени остается неизвестным. Христиане («мосарабы», букв.- арабизированные) и иудеи представляли собой многочисленные группы, получившие в Андалусе особый административно-правовой и податной статус (зимми). До 756 г. Андалус считался частью североафриканской провинции Ифрикия со столицей в Кайруане; наместник Ифрикии назначал правителей И. (вали), некоторые из них носили титул эмира. Центром Андалуса вскоре после завоевания стала Кордова. Первоначально организация местного управления определялась условиями соглашений, заключаемых арабами с христианской знатью в ходе завоевания. Эти условия известны благодаря единственному сохранившемуся тексту договора подобного рода, заключенного в 713 г. между вестгот. комитом Тудмиром (Теодемиром) и Абд аль-Азизом, сыном эмира Мусы ибн Нусайра. Тудмиру была выделена в управление обширная область в районе Мурсии, где полностью сохранялись прежние порядки при условии признания власти мусульман и регулярной выплаты фиксированной дани. Ряд областей получили в управление потомки кор. Витицы.

В 756 г. в Андалус прибыл представитель свергнутой Аббасидами в 750 г. династии Омейядов Абд ар-Рахман I (756-788). Заручившись поддержкой марокканских берберов и кельбитов, он разгромил войско правителя Андалуса Юсуфа аль-Фихри и захватил власть. В Кордове Абд ар-Рахман I провозгласил Андалус независимым эмиратом под властью династии Омейядов. Основная трудность для кордовских эмиров во 2-й пол. VIII в. состояла в сохранении контроля над всеми частями страны: в крупных городах быстро складывалась местная элита (нередко берберского происхождения или из мулади), к-рая стремилась обособиться от центра; усилившееся в правление Карла Великого Франкское королевство представляло внешнюю угрозу Андалусу; важным фактором нестабильности оставались противоречия между основными группами населения мусульм. И. Так, объявление Андалуса независимым эмиратом дало повод некоторым местным правителям, в частности вали Сарагосы, Барселоны и Жироны, отложиться от Кордовы и призвать на помощь войска Карла Великого. В 778 г. состоялся 1-й поход франков в И. (не имел успеха). В 785 г. франками была захвачена Жирона, в 801 г.- Барселона.

Очагом нестабильности оставалось немусульманское население И.: в 792 г. в Толедо началось крупное восстание мосарабов и иудеев. Сепаратизм в крупных городах - Толедо, Сарагосе и Мериде - стал причиной военных действий в правление аль-Хакама I (796-822), внука Абд ар-Рахмана I. В 797-798 и 807-808 гг. были проведены массовые казни толедской знати (в основном мулади), в 818 г. войска эмира жестоко подавили восстание в предместье Кордовы.

В правление Абд ар-Рахмана II (822-852) эмират вел успешные войны с христ. государями (в Алаве, в Галисии, на землях Испанской марки). В 844 г. мусульмане одержали победу над викингами, дошедшими по р. Гвадалквивир до Севильи. Чтобы предотвратить дальнейшие нападения на араб. города, Абд ар-Рахман II приказал выстроить флот, к-рый вскоре был использован для захвата Балеарских о-вов. Стремлением к консолидации Андалуса была обусловлена внутренняя политика эмира. При Абд ар-Рахмане II были преобразованы и упорядочены адм. и фискальная системы (в частности, в аппарате управления стало меньше христиан). Поощрялась исламизация местного населения. Изменения, приведшие к уменьшению политической и социальной роли христиан в Андалусе, продолжились при его преемниках и стали причиной масштабного и длительного возмущения - движения мулади и мосарабов под предводительством Омара ибн Хафсуна. Центром восстания в 880-928 гг. в горах на севере совр. пров. Малага стала крепость Бобастро. К восставшим мулади и мосарабам присоединялись и мусульмане берберского происхождения, недовольные возросшей ролью араб. аристократии. Войска 3 эмиров не могли усмирить и подчинить область, находившуюся в непосредственной близости от столицы эмирата. Мятеж продолжался и после смерти Омара под руководством его сына Сулеймана. Только эмиру Абд ар-Рахману III (912-961) удалось разбить мятежников и взять в 928 г. Бобастро. Для предотвращения подобных восстаний Абд ар-Рахман III гарантировал свободу вероисповедания мосарабам. Мулади был открыт доступ к гос. службе наравне с арабами.

Интеллектуальная деятельность мусульман Андалуса после провозглашения в 756 г. Кордовского эмирата отражала процесс развития самобытной этнокультурной общности. Движущей силой местного культурного развития стала необходимость обосновать «андалусский сепаратизм» и легитимность власти Омейядов в провозглашенном ими гос-ве. В VIII-IX вв. внимание уделялось в основном правовым и религ. вопросам. Утверждение в Андалусе на рубеже VIII и IX вв. правовой школы маликитства привело к появлению лит-ры о ее основателе, мединском законоведе Малике ибн Анасе, и его учениках, законоведческих трудов (напр., Абд аль-Малика ибн Хабиба (ум. в 853/54)), к упорядочению религиозно-правовых норм, к развитию агиографического жанра. Сложилась местная юридическая школа, ее представители - факихи оказывали большое влияние на первых эмиров. В кон. IX в. маликитство было обогащено знаниями др. правовых школ (напр., работами араб. правоведов Баки ибн Махлада (817-889), Мухаммада ибн Ваддаха (814-900)), при сохранении доминирующей позиции участие законоведов в гос. делах сократилось. Среди араб. историков этого периода известен Абд аль-Малик ибн Хабиб, описавший завоевание Пиренейского п-ова и составивший историю первых эмиров из династии Омейядов и др. При первых кордовских эмирах лит-ра Андалуса развивалась в традиционных для араб. поэзии формах - это были небольшие поэмы, в которых воспевались воинские подвиги, оплакивались умершие или выражалась тоска по покинутой родине (напр., стихи эмира Абд ар-Рахмана I). В кон. IX в. под влиянием романских народных песенных традиций возникли строфические формы поэзии (мувашшаха). Персид. певец и музыкант Абу аль-Хасан Али ибн Нафи, по прозвищу Зирьяб (ум. в 857), переехавший из Багдада в Кордову, способствовал распространению в И. манеры исполнения стихов под аккомпанемент муз. инструментов.

Интерьер Большой мечети (ныне кафедральный собор) в Кордове. VIII–Х вв.
Интерьер Большой мечети (ныне кафедральный собор) в Кордове. VIII–Х вв.

Интерьер Большой мечети (ныне кафедральный собор) в Кордове. VIII–Х вв.
Во 2-й пол. X в. мусульм. гос-во Андалус достигло пика политического могущества. В 929 г. Абд ар-Рахман III объявил себя халифом. Ему удалось добиться политического единства страны, что способствовало процветанию торговли и земледелия. Халиф выделял немалые средства из казны на поддержание и развитие ирригационной системы в И., прославился масштабными строительными проектами (расширение Большой мечети в Кордове, возведение загородной резиденции Мадинат-эз-Захра) и меценатской деятельностью. Он успешно противостоял Фатимидам в Сев. Африке, где закрепил за собой нек-рые прибрежные территории (Мелилья, Сеута, Танжер). При нем были установлены дипломатические отношения со Свящ. Римской империей (см. Римско-Германская империя) и с Византией. За относительно мирным периодом правления Абд ар-Рахмана III последовали годы правления халифов аль-Хакама II (961-976) и Хишама II (976-1009, 1010-1013), к-рые вели войны с испан. христ. государями. В 960-1008 гг. практически все христ. королевства и графства на Пиренейском п-ове (Астуро-Леонское королевство, Памплона, Кастилия и Барселона) признали свое вассальное положение и платили ежегодную дань мусульманам. Походы, совершаемые войсками халифата, носили в основном карательный характер.

В правление Абд ар-Рахмана III оформилась система адм. управления Андалусом. Главным советником халифа являлся хаджиб, руководивший неск. везирами. Важнейшим органом управления была канцелярия. Гос. сокровищница была отделена от личной сокровищницы халифа. Гос. доходы складывались из предписанных Кораном поземельного налога с мусульман (ушр и харадж) и подати с немусульман (джизья и харадж), а также из специальных налогов, пошлин и дани с христ. государей, признавших себя вассалами халифа, и африканских берберов. Главным доходом халифа являлась прибыль от его поместий. Халиф считался верховным судьей, однако на практике высшей инстанцией по вопросам религ. характера являлись кади Кордовы и др. крупных городов Андалуса. Светскими вопросами занимались верховный судья, глава стражи, глава города и надзиратели рынков. Территория Андалуса была разделена сначала на 5 провинций, но впосл. возникло более дробное деление по округам с центрами в больших городах (не менее 21). Округа управлялись назначаемыми из Кордовы вали. Пограничные территории (на севере, северо-западе и юге) составляли особые адм. единицы, власть в которых принадлежала военачальникам (каидам) с широкими гражданскими полномочиями. Организация армии развивалась постепенно - от ополчения к наемной профессиональной армии. Эмир аль-Хакам I создал особые отряды из африкан. берберов, жителей Судана и воинов-христиан. Со временем наемники стали основой араб. армии. В Кордове размещался значительный отряд личной охраны халифа, состоявший из выросших при дворе рабов неарабского происхождения. Вместе с тем это не исключало участия в военных действиях многочисленных добровольцев. До 70-х гг. X в. армия была организована в соответствии с племенной структурой.

Дворец Альхаферия в Сарагосе. 2-я пол. XI в.
Дворец Альхаферия в Сарагосе. 2-я пол. XI в.

Дворец Альхаферия в Сарагосе. 2-я пол. XI в.
При малолетнем халифе Хишаме II в 976 г. власть оказалась в руках регентов (матери халифа Субх, хаджиба аль-Мусхафи и надзирателя личной охраны халифа Ибн Аби Амира аль-Мансура (ум. в 1002; в европ. традиции Альманзор)). В распрях между регентами верх одержал аль-Мансур, к-рый занял пост хаджиба халифа Хишама II и сделался фактическим правителем Андалуса (978). При нем были снижены налоги, возрос авторитет маликитских законоведов, была проведена реформа армии, направленная на уменьшение количества занятых в военных действиях арабов (в обмен на денежные выплаты) и увеличение числа наемников (прежде всего из берберов). В итоге основную часть армии составили отряды из иноземцев и испан. христиан, приносивших клятву личной верности аль-Мансуру, и рабов, судьба к-рых зависела только от воли хаджиба, что в целом значительно усилило его власть. Аль-Мансур организовал неск. успешных военных экспедиций против христ. королевств на севере полуострова - были разорены Леон, Коимбра, Барселона, Сантьяго-де-Компостела. После смерти аль-Мансура Хишам II утвердил на посту хаджиба его сына Абд аль-Малика, который продолжил военную политику отца. Непрочность власти халифа и усиление влияния хаджибов спровоцировали в нач. XI в. политический кризис, усилившийся после смерти аль-Малика (1008). Борьба за власть переросла в гражданскую войну (1009-1031) и привела к падению халифата (1031).

На период халифата (929-1031), когда Кордова стала одним из культурных центров мусульм. мира, приходится расцвет араб. культуры Андалуса. Получившие хорошее образование халифы Абд ар-Рахман III и аль-Хакам II покровительствовали как араб., так и европ. ученым. Собранная аль-Хакамом II в Кордове б-ка насчитывала более 400 тыс. томов и превосходила крупнейшие б-ки Зап. Европы того времени (сочинения, выходившие за рамки традиц. ислама, были уничтожены аль-Мансуром в надежде завоевать расположение факихов). Часть доходов халифа тратилась на поддержку образования. Выросла роль частных и общедоступных б-к при мечетях, они формировались из даров владельцев частных хранилищ. Более высокого уровня по сравнению с предыдущей эпохой достигло историописание. В X в. увеличилось количество и жанровое разнообразие исторических сочинений. Во 2-й пол. X в. появились произведения, в к-рых события излагались по годам (близкие к хроникам); напр., соч. «Эмиры Андалуса» (или «Хроника мавра Расиса» (испан. Crónica del Moro Rasis)) Ахмада ибн Мухаммада ар-Рази (ум. в 955) открывается географическим очерком и охватывает историю И. с рим. эпохи до X в.; Ибн аль-Кутийи (ум. в 977) в «Истории завоевания Андалуса» довел повествование до правления эмира Абдаллаха (888-912). К нач. XI в. относится компилятивное сочинение Акбара Махмуда, в к-ром описывается история Андалуса от араб. завоевания до правления халифа Абд ар-Рахмана III. В 30-х гг. XI в. историк Ариб составил продолжение общеараб. хроники Абу Джафара Мухаммада ат-Табари («Сокращение истории Табари»). Появлялись и сочинения по истории провинций или о к.-л. событиях (напр., «Книга возмущающихся и восстающих в Андалусе и их история» аль-Джайяна (ум. в 976)). Получил распространение биографический жанр (словари законоведов, судей, поэтов и т. п.), напр. «Книга о судьях Кордовы» Мухаммада ибн Хариса аль-Хушани (ум. во 2-й пол. X в.). К наиболее известным поэтам X в. относятся Ибн Абд Раббихи (890-940; автор стихотворных произведений в традиц. жанрах и антологии «Ожерелье»), Ибн Хани (938-973; автор более 60 стихотворений-панегириков). Развивались медицина и естественные науки. В «Руководстве по медицине» Абуль-Касима (Абулкасиса) (936-1013), впосл. получившем известность в христ. Европе, были изложены основы хирургии.

Ансамбль дворца Альгамбра в Гранаде. XV–XVI вв.
Ансамбль дворца Альгамбра в Гранаде. XV–XVI вв.

Ансамбль дворца Альгамбра в Гранаде. XV–XVI вв.
В период между ликвидацией халифата и захватом араб. И. Альморавидами Андалус был разделен на независимые государства-тайфы (до 23) с центрами в крупных городах -Севилье, Гранаде, Кордове, Толедо, Бадахосе, Сарагосе и проч. Наиболее могущественными были правители Севильи, Валенсии и Гранады. Правители тайф происходили из местных знатных родов и называли себя хаджибами в знак того, что власть получена ими от халифа. Отношения между тайфами определялись не в последнюю очередь происхождением правящего рода (арабским, берберским, мулади). Вост. тайфы управлялись преимущественно потомками слав. рабов (сакалиба). Тайфы не обладали военной мощью халифата, что позволило правителям христ. королевств принимать участие в междоусобных конфликтах между мусульманскими государями и значительно расширять свои владения. Период тайф - время расцвета андалусской поэзии, ценившейся при дворах правителей (в особенности эмиров Севильи Аббада II аль-Мутадида (1042-1069) и Мухаммада ибн Аббада аль-Мутамида (1069-1091)). Среди поэтов этого периода выделяются автор панегириков, элегий, любовных лирических произведений Ибн Зайдун (1003-1071), оставивший красочные описания природы Андалуса Ибн Хафаджа (1058-1139) и автор соч. «Ожерелье голубки» Ибн Хазм (994-1064), которому принадлежат также доксологический труд «Разбор» со сравнительным описанием религий и этическое соч. «Характеры и нравы». В естественных науках определенных успехов добился араб. математик и астроном Маслам (ум. в 1107 или в 1108), последователь основавшего классическую алгебру аль-Хорезми (783-850). В сфере права в этот период наметилась тенденция к разрушению монополии маликитской школы: в духе учения захиритов выдержаны юридические трактаты Ибн Хазма, нетрадиц. подхода в правоведении придерживался араб. законовед Ибн Абд аль-Барр (978-1071).

С кон. XI в., в правление представителей североафрикан. династий Альморавидов и Альмохадов, предпринимались попытки централизации и укрепления Андалуса. Держава Альморавидов была создана в 40-50-х гг. XI в. сторонниками воинственного движения мусульман, к-рое зародилось среди берберских кочевников в районе р. Сенегал и верхнего течения р. Нигер под влиянием маликитских факихов Сев. Африки. После захвата Толедо королем Леона и Кастилии Альфонсо IV Храбрым мусульм. правители Севильи и Бадахоса, обеспокоенные ростом могущества христиан, обратились за помощью к Альморавидам, владения к-рых в то время занимали значительную часть Сев.-Зап. и Зап. Африки. В 1086 г. войско Альморавидов нанесло поражение кор. Альфонсо IV при Заллаке (Саграхасе). В 1090 г. правители тайф вновь обратились с просьбой о военной поддержке. Во 2-м походе, изначально направленном против христиан на вост. побережье И., Альморавиды во главе с Юсуфом ибн Ташфином (1061-1106) подчинили наиболее значительные испан. тайфы (Гранаду, Кордову, Севилью в 1090-1091, Бадахос в 1094, Валенсию в 1102 и Сарагосу в 1110). Военное могущество объединенного Альморавидами Андалуса возросло, выплата тайфами дани христ. королям прекратилась. Правители из династии Альморавидов упорядочили и централизовали денежную систему, базовой единицей которой стал золотой динар (монету такого же веса стали чеканить в Леоно-Кастильском королевстве, где она получила название «мараведи»), покровительствовали торговле.

Внутренний двор дворца Альгамбра в Гранаде. XV в.
Внутренний двор дворца Альгамбра в Гранаде. XV в.

Внутренний двор дворца Альгамбра в Гранаде. XV в.
При Альморавидах положение мосарабов и иудеев ухудшилось: их принуждали к обращению в ислам, а упорствовавшие были вынуждены переселяться в христ. королевства. Мосарабская община г. Гранады обратилась с просьбой о помощи к кор. Арагона Альфонсо I Воителю, к-рый совершил в 1125-1126 гг. поход на юг, разорив окрестности Гранады, Кордовы и Севильи. Вместе с ним в Арагон ушли мосарабы из мн. областей. После этого часть христиан Андалуса была принудительно переселена в Сев. Африку. Успешный поход Альфонсо I показал, что военная мощь Альморавидов пошатнулась. Внутри гос-ва обострились противоречия между ставленниками Альморавидов и отстраненной от власти арабо-испанской аристократией. Военные поражения и отсутствие консолидации в Андалусе привели к восстаниям в 1144-1145 гг., фактически уничтожившим власть Альморавидов в И.

В 1145-1172 гг. в мусульм. И. к власти вновь пришли правители отдельных тайф. С 50-х гг. XII в. началось постепенное завоевание Андалуса Альмохадами. Основой державы Альмохадов стало зародившееся в горах Атлас на территории совр. Марокко в 20-х гг. XII в. религ. движение в рамках ислама, идеологом к-рого был бербер Ибн Тумарт (ок. 1082-1130). После долгого противостояния с Альморавидами преемник Ибн Тумарта, Абд аль-Мумин, смог в 1147 г. захватить африкан. столицу Альморавидов г. Марракеш и вскоре распространить власть на всю Сев.-Зап. Африку. В 70-х гг. XI в. Альмохады под предводительством Абу Якуба Юсуфа (1163-1184) начали активные военные действия в Андалусе. К 1172 г. они подчинили пиренейские мусульм. территории. 11 июля 1195 г. в битве при Аларкосе (близ совр. г. Сьюдад-Реаль) войска Альмохадов под командованием Якуба аль-Мансура, имея значительный перевес, разгромили армию кастильского кор. Альфонсо VIII и захватили большую часть Нов. Кастилии, включая Гвадалахару и Мадрид (за Альфонсо VIII остался город Толедо). Альмохады придерживались жестких позиций в управлении страной и большое внимание уделяли военным вопросам. При них во мн. крупных городах И. появились крепостные сооружения. В нач. XIII в., после поражения в 1212 г. при Лас-Навас-де-Толоса от объединенного войска нескольких христианских королевств, Альмохады начали терять власть; к сер. XIII в. на Пиренейском п-ове мусульманам подчинялась лишь область на самом юге с центром в Гранаде. Здесь сложился Гранадский эмират (существовал до кон. XV в.), где правила династия Насридов.

Интерьер дворца Альхаферия в Сарагосе. 2-я пол. XII в.
Интерьер дворца Альхаферия в Сарагосе. 2-я пол. XII в.

Интерьер дворца Альхаферия в Сарагосе. 2-я пол. XII в.
В XII-XIII вв. Андалус стал центром философской мысли, во многом благодаря изучению и переосмыслению мусульм. мыслителями древнегреч. философии. К этому периоду относится творчество основоположника аверроизма Ибн Рушда (Аверроэс, 1126-1198), богословов Абу Мухаммада Абдаллы из Бадахоса и Абуль-Аббаса Ахмада (Ибн аль-Банны), развивавших учение Газали (1058-1111) об основах суфизма. Широкую известность в Европе получил трактат Мухаммада аль-Идриси (1100-1165 или 1166) «Развлечение истомленного в странствии по областям», написанный по заказу сицилийского кор. Рожера II (1130-1154); в этом сочинении были обобщены географические познания античных и араб. авторов. Из исторических сочинений наиболее известен трактат аль-Аббара (1199-1260) «Туника, расшитая золотом». В литературе XII-XIII вв. получила распространение народная диалектальная строфическая поэзия - заджаль, с упрощенной ритмической структурой (в этой манере написаны мн. произведения кордовского поэта Ибн Кузмана (ум. в 1160)). К этому времени относится одно из самых известных произведений араб. средневек. художественной прозы - «Повесть о Хайе, сыне Якзана» философа и писателя Ибн Туфайля (Абубацер, ум. в 1185/86). Популярностью пользовалась мистическая суфийская лирика; видными представителями этого направления являлись аш-Шуштари (1203-1269) и Салих ибн Шариф ар-Рунди (1204-1285). Высокого уровня достигла медицина - за пределами И. были широко известны медики Абу Марван Ибн Зухр (Авензогар, ум. в 1162) из Севильи и Ибн Байтар (ум. в 1248) из Малаги, автор соч. «Сборник простых медикаментов» с описанием действия различных лекарственных трав. При альмохадском халифе Якубе аль-Мансуре (1184-1199) в Севилье была построена обсерватория для занятий астрономией (1196). Выдающимся математиком был аль-Ишбили (ум. ок. 1213) из Севильи, продолживший традиции родоначальника сферической тригонометрии египетского ученого аль-Джайяни (989 - ок. 1050).

Высокого уровня в Андалусе достигла иудейская культура благодаря деятельности таких авторов, как поэт и философ Соломон ибн Габироль (ум. в 1052 или 1055), философ и историк Авраам ибн Дауд из Толедо (ок. 1110-1180), философ, медик, экзегет и законовед Моисей бен Маймон (Маймонид, 1135 или 1138-1204) из Кордовы, прославившийся прежде всего своим философским трудом «Путеводитель растерянных».

Существовавшие под властью арабов христ. общины сохраняли внутреннее самоуправление и собственное право, основанное на вестгот. «Книге приговоров» (ее кастильский перевод XIII в. известен как «Фуэро Хузго» (Fuero Juzgo)). Во главе христ. общины стояли выборные комит (comes, conde), сборщик податей или казначей (exceptor) и судья (censor). Христианам разрешалось совершать богослужения, хотя и с нек-рыми ограничениями (запрещались звон колоколов, процессии и др. публичные действия). Вопрос о строительстве новых церквей в мусульм. период является дискуссионным; по мнению некоторых исследователей, с образованием Кордовского эмирата в сер. VIII в. были зафиксированы нормы, регулировавшие постройку христ. храмов. Сохранившиеся источники по истории христ. общин мосарабов относятся прежде всего к Кордове (IX в., сохр. большое количество нарративных памятников) и Толедо (ХII-ХIII вв., сохр. гл. обр. документальные источники).

Численность христ. населения, а также характер его расселения в мусульм. И. установить сложно. Известно, что христиане проживали как в крупных городах Андалуса (в Толедо, Кордове, Севилье, Мериде), образуя особые кварталы или свободно расселяясь среди иноверцев, так и в сельской местности. До сер. X в. мосарабы составляли большинство населения мусульм. И. По приблизительным оценкам, в 850 г. на территориях, покоренных арабами, мусульманами являлось ок. 20-30%, в 961 г.- 50% населения. Увеличение числа мусульман в этот период происходило в основном за счет обращения в ислам берберов. Положение христиан было стабильным, они тесно контактировали с мусульманами в повседневной жизни, перенимая многое из араб. культуры. Реакцией на усиление ислам. гос-ва и мусульм. общин в сер. IX в. (в результате как административных преобразований, так и насильственной исламизации местного населения) стало движение кордовских мучеников. В 850-859 гг. в Кордове по приказу мусульм. властей были казнены 48 христиан, обвиненных в оскорблении ислама и в проповеди христ. веры. Большинство из казненных добровольно в присутствии мусульм. судьи (кади) по примеру раннехрист. мучеников исповедали себя христианами, объявляя Мухаммада лжепророком, а ислам - лжеучением. В суде никто из них не отказался от предъявленных обвинений; все они были казнены. Единоверцы признавали погибших христиан св. мучениками, отдавшими жизнь за сохранение христ. веры в окружении «нечестивых» завоевателей. Сторонники движения (напр., Кордовский пресв. Евлогий и его сподвижник Павел Альвар) выступали также в защиту христ. культурных традиций и ценностей, вестготско-рим. образованности, лат. языка, переживавшего упадок в период расцвета ислам. культуры. Тем не менее мн. представители высшего духовенства (напр., Кордовский еп. Рекафред) и мосарабской верхушки (комит Ибн Антониан) возражали против подобных действий, полагая, что это может осложнить отношения с мусульм. властями. Действительно, выступления кордовских мучеников привели к ужесточению политики властей по отношению к христ. общинам, к разрушению христ. храмов, способствовали миграции христиан на север. В кон. XI в., когда политика правителей из династии Альморавидов была направлена на исламизацию христ. населения, положение мосарабских общин еще более осложнилось. В 1099, 1126 (после похода кор. Альфонсо I, к которому мосарабы Гранады обратились за помощью) и 1137 гг. происходили гонения на христиан Гранады; христиане в значительном количестве переселялись на север Пиренейского п-ова (1102, 1125-1126), в Африку (1106, 1126, 1138); нек-рые христиане перешли в ислам. В 1164 г., при Альмохадах, большинство мосарабов Гранады было истреблено во время погрома. К сер. XIII в. христ. население оставалось лишь в немногих городах Андалуса (напр., в Мурсии).

Скальная мосарабская церковь в Бобастро. Кон. IX — нач. X в.
Скальная мосарабская церковь в Бобастро. Кон. IX — нач. X в.

Скальная мосарабская церковь в Бобастро. Кон. IX — нач. X в.
Об устройстве церковного управления на территории мусульм. И. известно мало. Вероятно, главную роль играли епископы крупнейших городов, в которых существовали влиятельные мосарабские общины,- Севильи, Кордовы, Гранады, Толедо, Мурсии и др. На Соборах, как общих, так и провинциальных, решались важные церковные вопросы. Всеобщим, вероятно, был Собор в Кордове в 839 г. (CSMA. 1973. T. 1. P. 135-141), на к-ром присутствовали епископы Толедо, Севильи, Мериды, Кордовы, Гуадикса, Эсихи, Кабры, Малаги и Эльвиры. Собор осудил полупелагианство. К провинциальным можно относить Кордовские Соборы 852 г. (решался вопрос о добровольных мучениках), 861 г. (осуждение ереси донатизма) и 862 г. (избрание нового епископа); об участниках Соборов ничего не известно.

В городах с многочисленным христианским населением (Толедо, Кордова, Сарагоса, Мерида, Валенсия, Малага) продолжали действовать храмы и мон-ри. В Кордовском еп-стве находилось не менее 20 церквей и монашеских обителей, большая часть к-рых располагалась в сельской местности. По сочинениям Евлогия Кордовского и др. авторов IX в., а также по упоминаниям в Кордовском календаре 961 г., составленном Эльвирским еп. Ибн Зиядом (Рецемундом), известны находившиеся в Кордове и ее пригородах (аррабалях) церкви св. Киприана, Трех святых (мучеников Фавста, Ианнуария и Марциала), а также базилики святых Ацискла и Зоила. При мн. христ. храмах действовали школы (обучение следовало вестгот. традиции), скриптории и б-ки. В источниках упоминается, что нек-рые мон-ри были основаны жителями Кордовы уже после мусульм. завоевания, в 1-й пол. IX в. Как правило, это были семейные обители, построенные на средства христиан, к-рые решили посвятить себя служению Богу. Немногочисленные насельники таких мон-рей жили по собственным «уставным правилам». Вероятно, эти уставы создавались под влиянием предшествующей монастырской традиции (в т. ч. творений епископов Исидора Гиспальского, Леандра Гиспальского и проч.).

В араб. период христ. Церковь формально сохраняла самостоятельность от светских властей, однако с сер. IX в. заметно усилилось вмешательство мусульман в церковные дела, гл. обр. в назначение епископов. Евлогий Кордовский, избранный в нач. 50-х гг. IX в. на Толедскую кафедру, не получил утверждение от мусульм. властей. Постоянные и тесные контакты христиан с мусульманами и иудеями, необходимость отстаивать религ. взгляды в условиях массовых обращений в ислам привели в кон. VIII - сер. IX в. к богословским дискуссиям в среде мосарабов. В источниках упоминается о распространении полупелагианства, адопцианства и донатизма. В этот же период в трудах кордовских мосарабов большое внимание уделялось антиислам. полемике. Для первых сочинений такого рода (работы Евлогия Кордовского и Павла Альвара) были характерны поверхностное знакомство с мусульм. учением (христиане опирались на антиислам. традицию вост. областей халифата, известную в основном благодаря произведениям прп. Иоанна Дамаскина) и внимание к морально-нравственному компоненту ислам. вероучения (ислам рассматривался как религия наслаждения и плотских удовольствий). Во 2-й пол. XI - XII в. центром антиислам. полемики стал Толедо. Работы этого времени (уже на араб. языке) характеризуются интересом к доктринальным сторонам ислам. вероучения и их углубленным анализом.

Несмотря на то что мосарабы поддерживали регулярные контакты с Церковью в христ. гос-вах Сев. Испании, со временем увеличивалась их изоляция от христ. мира. Уже в IX в. в связи с адопцианскими спорами усилились расхождения между церковными иерархами сев. и юж. частей Пиренейского п-ова. Со временем культурные различия между мосарабами и христианами сев. гос-в усугубились. Мосарабы не присоединились к постановлениям Собора в Бургосе (1080), на к-ром духовенство Леона и Кастилии приняло решение о повсеместном переходе с испано-мосарабского обряда на римский обряд. Однако после отвоевания христианами Толедо (1085) для нужд мосарабской общины города было отведено 6 церквей (в XII в. богослужение по рим. обряду совершалось в 20 церквах). В последующие годы Реконкисты христ. правители и иерархи принудительно вводили рим. обряд на отвоеванных территориях, за исключением Кордовы: в 1236 г. мосарабы этого города получили право на сохранение собственного обряда (однако мосарабское население города было таким незначительным, что мосарабская литургия быстро уступила место римскому обряду).

Лит.: Гиргас В. Ф. Право христиан на Востоке по мусульманским законам. СПб., 1865; Кустодиев К. Л., свящ. Христианство в Испании под владычеством мусульман. М., 1867; Simonet F. J. Historia de los mozárabes de España. Madrid, 1897-1903. 4 t.; Asín Palacios M. El Islam cristianizado. Madrid, 1931; Dozy R. P. A. Histoire des musulmans d'Espagne jusqu'à la conquête de l'Andalousie par les almoravides. Leiden, 1932. 3 vol.; Крачковский И. Ю. Арабская культура в Испании. М.; Л., 1937; González Palencia Á. Moros y cristianos en España medieval: Estudios histórico-literarios. Madrid, 1945; Cagigas I., de las. Minorías étnico-religiosas en la Edad Media española. Madrid, 1947-1948. T. 1-2: Los mozárabes; Lévi-Provençal É. Histoire de l'Espagne Musulmane. P., 1950-1953. 3 vol.; Cruz Hernández M. La filosofía árabe. Madrid, 1963; idem. El Islam de al-Andalus: Historia y estructura de su realidad social. Madrid, 1996 2; Vernet Ginés J. Literatura árabe. Barcelona, 19682; idem. El Islam en España. Madrid, 1993; Ladero Quesada M. Á. Granada: Historia de un país islámico (1232-1571). Madrid, 1969; Cuevas García C. El pensamiento del Islam: Contenido e historia: Influencia en la mística española. Madrid, 1972; Haines C. R. Christianity and Islam in Spain, A. D. 756-1031. N. Y., 1972r; Arié R. L'Espagne musulmane au temps des Nasrides (1232-1492). P., 1973; idem. España musulmana (siglos VIII-XV). Barcelona, 1984. (Historia de España; 3); Ashtor E. The Jews of Moslem Spain. Phil., 1973-1989. 3 vol.; Chejne A. G. Muslim Spain: Its History and Culture. Minneapolis, 1974; Бойко К. А. Арабская ист. лит-ра в Испании (VIII - 1-я треть XI в.). М., 1977; Cantarino V. Entre monjes y musulmanes: El conflicto que fue España. Madrid, 1978; Arte y cultura mozárabe: Ponencias y comunicaciones presentadas al I Congreso Intern. de Estudios Mozárabes (Toledo, 1975). Toledo, 1979; Bulliet R. W. Conversion to Islam in the Medieval Period: An Essay in Quantitative History. Camb., 1979; Collins R. Early Medieval Spain: Unity in Diversity, 400-1000. N. Y., 1983; Millet-Gérard D. Chrétiens mozarabes et culture islamique dans l'Espagne des VIIIe-IXe siècles. P., 1984; Torres Balbás L. Ciudades hispanomusulmanas. Madrid, 1985 2; Faulhaber Ch. B. Libros y bibliotecas en la España Medieval. L., 1987; Fierro Bello M. I. La heterodoxia en Al-Andalus durante el período omeya. Madrid, 1987; eadem. Al-Andalus: Saberes e intercambios culturales. Barcelona, 2001; Harvey L. P. Islamic Spain, 1250 to 1500. Chicago, 1990; Urvoy D. Penseurs d'al-Andalus: La vie intellectuelle à Cordoue et à Séville au temps des empires Berbères (fin XI siècle - début XIII siècle). Toulouse, 1990; Pavón Maldonado B. Ciudades hispanomusulmanas. Madrid, 1992; Viguera M. J. Los reinos de taifas y las invasiones magrebíes. Madrid, 1992; Peñarroja Torrejón L. Cristianos bajo el Islam: Los mozárabes hasta la reconquista de Valencia. Madrid, 1993; Wasserstein D. The Caliphate in the West: An Islamic Political Institution in the Iberian Peninsula. Oxf.; N. Y., 1993; Burman T. E. Religious Polemic and the Intellectual History of Mozarabs, c. 1050-1200. Leiden; N. Y., 1994; Chalmeta P. Invasión e islamización: La sumisión de Hispania y la formación de al-Andalus. Madrid, 1994; Chrétiens, musulmans et juifs dans l'Espagne médiévale / Ed. R. Barkaï. P., 1994; The Legacy of Muslim Spain / Ed. S. K. Jayyusi. Leiden; N. Y., 1994 2. 2 vol.; Benavides-Barajas L. Los Mozárabes y Muladies. [Granada], 1995; Herrera Roldán P. Cultura y lengua latinas entre los mozárabes cordobeses del siglo IX. Córdoba, 1995; Kennedy H. Muslim Spain and Portugal: A Political History of al-Andalus. L.; N. Y., 1996; Los mozárabes: Una minoría olvidada / Ed. M. González Jiménez, J. del Río Martín. Sevilla, 1997; Lagardère V. Les Almoravides: Le djihad Andalou (1106-1143). P.; Montréal, 1998; Варьяш И. И. Правовое пространство ислама в христианской Испании XIII-XV вв. М., 2001; Попова Г. А. Мосарабы Толедо: Проблемы идентификации: Дис. / ИВИ РАН. М., 2002; Christys A. Christians in al-Andalus, 711-1000. Richmond, 2002; Manzano Moreno E. Conquistadores, emires y califas: Los Omeyas y la formación de Al-Andalus. Barcelona, 2006; Al-Andalus/España: Historiografías en contraste: Siglos XVII-XXI / Ed. M. Marín. Madrid, 2009; Рыбина М. В. Добровольные мученики Кордовы IX-X вв.: Проблема социальной идентификации: Дис. М., 2010.
Г. А. Попова, М. В. Рыбина

Христианские государства в И. Реконкиста

Возвращение завоеванных арабами земель Пиренейского п-ова под власть христиан получило название Реконкиста (10-20-е гг. VIII в.- 1492). К этому периоду относится политическое становление христ. королевств, к-рые расширяли свои владения, гл. обр. в юж. направлении. Темпы и характер этого процесса различались в разные века; в нем сочетались военные действия, миграция населения и хозяйственное освоение территорий. Выделяют 4 этапа Реконкисты, определяемые по территориальным изменениям на полуострове: в VIII-X вв. бóльшая часть Пиренейского п-ова была завоевана мусульманами, а своеобразной буферной зоной между Андалусом и христ. гос-вами являлась долина р. Дуэро; в XI-XII вв. христиане отвоевали и начали осваивать земли между реками Дуэро и Тахо; в 10-60-х гг. XIII в. в результате ряда военных экспедиций (т. н. Великая Реконкиста) под властью христиан оказалась практически вся территория Андалуса, за исключением Гранадского эмирата; в 1481-1492 гг. был завоеван Гранадский эмират.

Реконкиста в Испании
Реконкиста в Испании

Реконкиста в Испании
Традиция связывает начало Реконкисты с битвой при Ковадонге (пещера в горе Аусева, Кантабрийские горы, Астурия). В этом сражении христиане под командованием Пелайо (Пелагия) одержали победу над отрядом аль-Камы, посланным наместником Мунусой усмирить восставших астуров. Дата военного столкновения (711, 718 или 722), равно как и его масштаб и характер, до наст. времени остается предметом дискуссий. Впервые об этом событии подробно рассказывается в лат. хрониках кон. IX - нач. X в., знали о нем и мусульм. историки (о сражении упом. в анонимной хронике XI в. и в «Истории мусульманских династий Андалуса» аль-Маккари). Более близких по времени свидетельств того, кем был Пелайо, кто участвовал в сражении на его стороне, не сохранилось. Исследователи предполагают, что Пелайо либо принадлежал к вестготской знати, либо являлся местным астурийским вождем. Хотя статус Пелайо неясен, именно с ним и с его наследниками связывают образование 1-го после мусульм. вторжения христ. королевства Астурия, чьи земли тянулись вдоль побережья Бискайского зал. от Галисии до Ла-Риохи (в регионе преобладали горы). Власть в новом гос-ве унаследовал Альфонсо, сын дукса Кантабрии, женившись на Эрмесинде, дочери Пелайо. Резиденция правителя Астурии до 774 г. находилась в мест. Кангас-де-Онис. Альфонсо I (739-757) предпринял попытки расширить территорию гос-ва. Его сын Фруэла I (757-768) изгнал берберские гарнизоны из Галисии и установил контроль над провинцией. Большинство военных экспедиций в VIII в. завершалось опустошением земель в долине р. Дуэро и разрушением крепостей. Правители Астурии не имели возможности удерживать разоренные ими земли, что способствовало возникновению пустынной «ничьей территории» между христ. землями и пограничными владениями мусульман. Ситуация изменилась при Альфонсо II Целомудренном (791-842). Одержав неск. серьезных побед над арабами, король смог расширить владения на юг и утвердиться в областях Леон и Ст. Кастилия. Королевская резиденция была перенесена в Овьедо. В новой резиденции Альфонсо II предпринял попытку восстановить церемониал и порядки толедского двора вестгот. королей. Об амбициях королей Астурии свидетельствует стиль построек и качество настенных росписей (напр., в ц. Сан-Хульян-де-лос-Прадос). При кор. Рамиро I (842-850) близ Овьедо были построены дворец (сохр. парадный зал; ныне ц. Санта-Мария-дель-Наранко) и ц. Пресв. Девы Марии (частично сохр.; ныне ц. Сан-Мигель-де-Лильо).

В 844 г. у побережья Астурии появились скандинавы. Совершив 2 неудачные попытки напасть на города А-Корунья и Хихон, они двинулись на юг вдоль зап. берега Пиренейского п-ова (атаковали Лиссабон, Кадис и Севилью). В эти же годы, воспользовавшись междоусобной борьбой в Андалусе, кор. Рамиро I попытался укрепить г. Леон. Король не смог удержать город; в 846 г. войска эмирата разорили захваченные Рамиро I земли и изгнали христиан. Присоединить Леон к королевству Астурия удалось в 856 г. кор. Ордоньо I (850-866). Военные столкновения королей Астурии с мусульм. правителями получили отражение в легенде о битве при Клавихо, якобы состоявшейся в 844 г. Впервые об этом сражении подробно рассказывается в хронике 1-й пол. XIII в. Толедского архиеп. Родриго Хименеса де Рады (Roderici Ximenii de Rada Historia de rebus Hispaniae, sive Historia gothica. Turnhout, 1987. Cap. LXVI). По преданию, в самый опасный для христиан момент битвы явился ап. Иаков Зеведеев, разивший мавров (Santiago Matamoros; Сантьяго Матаморос - св. Иаков Мавроборец).

Церковь Сан-Мигель-де-Лильо в Овьедо. Сер. IX в.
Церковь Сан-Мигель-де-Лильо в Овьедо. Сер. IX в.

Церковь Сан-Мигель-де-Лильо в Овьедо. Сер. IX в.
Альфонсо III Великий (866-910) продолжил политику предшественников по расширению границ королевства: были подчинены земли до долины р. Эбро на востоке, на юге захвачены города Самора и Бургос. Завоеванные территории активно заселяли, строили там крепости. При Альфонсо III были составлены первые в испан. христ. королевствах хроники: «Хроника из Альбельды» (Chronicon Albeldense), «Хроника из Роды» (Chronica Rotense), или «Хроника Альфонса III» (Chronica Adefonsi III), «Пророческая хроника» (Chronica Prophetica) - с описанием событий после завоевания полуострова мусульманами в 711-718 гг. В этих сочинениях короли Астурии представлены как преемники и законные наследники вестгот. королей, а войны с мусульманами - как борьба христ. королей Астурии за возвращение отнятых у их предков земель. Перед смертью Альфонсо III разделил королевство на 3 части (Леон, Галисия и Астурия) и распределил их между сыновьями, что привело к усобицам. При кор. Ордоньо II (914-924) центр Астурийского королевства был перенесен в Леон (с этого времени королевство стало именоваться Астуро-Леонским). В Х в. Астуро-Леонское королевство не раз было разделено на 2 или 3 части, правители которых враждовали друг с другом, что замедляло продвижение христиан на юг.

Наибольшие успехи в военных действиях против мусульман были достигнуты при Рамиро II (931-950/51). Утвердившись на троне Леона по завершении конфликта с братом и кузенами (до 931 Рамиро II был правителем Галисии и Сев. Португалии), он столкнулся с серьезной опасностью, к-рая исходила от халифа Абд ар-Рахмана III. В 30-х гг. X в. Рамиро II активно противодействовал походам мусульман на земли, подконтрольные христианам (арабами были разорены Осма, Бургос и обл. Алава). В 932 г. королю удалось взять крепость Маджрит (ныне Мадрид), однако вскоре он был вынужден ее оставить. Самое крупное в этот период поражение мусульмане потерпели в авг. 939 г. в битве при Симанкасе, когда армия под предводительством халифа возвращалась из похода против восставшей Сарагосы и Наварры. После этого сражения мусульмане на некоторое время отказались от вторжений в христ. гос-ва, а Рамиро II смог расширить границы королевства Леон на юг до р. Тормес (были заселены Ледесма, Саламанка, Сепульведа и др.). Заселение происходило не только за счет переселений с севера, но и за счет иммиграции мосарабов, которую поддерживал Рамиро II. В 1-й пол. X в. начинается противостояние короля Астурии и Леона и графа Кастилии Фернана Гонсалеса (932-970), который поднял мятеж против Рамиро II, возмутившись несправедливым, с его т. зр., распределением прав на земли Пеньяфьеля и Куэльяра, расположенные у юж. пределов его графства.

Одновременно с Астуро-Леонским королевством на востоке Пиренейского п-ова существовало еще одно политическое образование, не подчинявшееся мусульманам,- Испанская марка. Первоначально Испанская марка вместе с Септиманией входила в состав Готской марки - пограничного графства, оформившегося в результате военных походов Карла Великого (778-811). В кон. VIII в. начались расширение Испанской марки на юг и отвоевание земель у мусульман. В 785 г. франки захватили Жирону, в 801 г.- Барселону. Несмотря на пограничное положение этих земель и статус марки, власть здесь принадлежала не одному графу, а нескольким. Наиболее влиятельными из них были графы Барселоны. Все графы назначались императором, однако по мере ослабления имп. власти графства Испанской марки становились все более самостоятельными. Графство Памплона к сер. IX в. стало королевством, в остальных должность графа закрепилась за представителями местных знатных родов, которые передавали ее по наследству. К кон. IX в. Испанская марка представляла собой конгломерат фактически независимых графств (наиболее значимые - Барселона, Жирона, Озона, Эмпурьес, Уржель, Серданья, Безалу, Собрарбе, Рибагорса, Конфлен). Формально зависимость восточнопиренейских (каталонских) графств от западнофранк. королей сохранялась до 1258 г.

Церковь Сан-Хуан в Баньос-де-Серрато. После 711 г.
Церковь Сан-Хуан в Баньос-де-Серрато. После 711 г.

Церковь Сан-Хуан в Баньос-де-Серрато. После 711 г.
В кон. IX-Х в. возросло политическое влияние Барселонского графства: гр. Вифред I Волосатый (878-897) объединил графства Барселона, Озона и Жирона. Позже границы влияния графов Барселоны менялись, но эта территория постоянно оставалась под их властью, даже после разорения Барселоны войсками кордовского хаджиба аль-Мансура в 985 г. ХI век стал временем политического и экономического расцвета Барселонского графства. Гр. Рамону Беренгеру I Старому (1035-1076) удалось справиться с длительным противостоянием знати, к-рое началось в период его малолетства. Подавив сопротивление, он добился принесения вассальной присяги от представителей мятежной аристократии, а утвердившись в наследственных землях, получил клятву верности от графов сопредельных областей - Безалу, Серданьи, Эмпурьеса и Руссильона. В результате Барселонское графство стало самым влиятельным среди восточнопиренейских графств. Предположительно в 1068 г., при гр. Рамоне Беренгере I, была составлена 1-я редакция «Барселонских обычаев» (каталан. «Usatges de Barcelona», лат. «Usatici Barchinone»), свода гражданских, уголовных и процессуальных правовых норм. Впосл. свод неоднократно дополнялся по инициативе нек-рых удельных правителей, что привело к возникновению неск. его редакций. С 1251 г., когда каталон. графства уже входили в состав Арагонской державы, по указу кор. Хайме (Жауме) I Завоевателя (1213-1276), поддержанному кортесами, «Барселонские обычаи» стали использоваться во всех судах Каталонии. В правление Рамона Беренгера III Великого (1097-1131) благодаря династическим бракам в состав Барселонского графства вошли Безалу с Риполем и Серданья с Бергой и Конфленом. В 1114-1115 гг. Рамон Беренгер III вместе с коалицией флотов итал. городов участвовал в экспедиции против пиратов о-ва Мальорка (Римский папа Пасхалий II (1099-1118) объявил ее крестовым походом). Однако после успешных операций на Ивисе и Мальорке крестоносцы оставили острова, где была восстановлена власть мусульман.

В 1118 г., после длительной военной кампании, Рамону Беренгеру III удалось захватить Таррагону, активные боевые действия против мусульман продолжались до завоевания Льейды (1139) и Тортозы (1148). В 1137 г. в результате брака Рамона Беренгера IV Святого (1131-1162) с арагонской принцессой Петрониллой (невесте было не более года) графы Барселоны стали королями Арагона, а графство вошло в состав королевства, сохранив особый политический статус и местные привилегии.

Арагон до XI в. представлял собой небольшое графство в Пиренеях. В 1-й пол. IX в. Арагон вместе с соседними Собрарбе и Рибагорсой вышел из сферы влияния Каролингов. Известно, что к 810 г. графством управлял представитель местной знати Аснар I Галиндес († 839). После смерти в 922 г. гр. Галиндо Аснареса II, не оставившего наследников муж. пола, Арагон был включен во владения короля Памплоны Санчо Гарсеса I (905-925): наследница Арагонского графства Андрегото Галиндес была помолвлена с наследником Санчо I Гарсией Санчесом I (925-970). После смерти короля Памплоны Санчо Гарсеса III Великого (ок. 1004-1035) Арагон отошел одному из его сыновей - Рамиро I (1035-1069), который стал 1-м королем Арагона.

Гибель Роланда в битве в Ронсельванском ущелье. Миниатюра из «Больших хроник Франции». 1455–1460 гг. Мастер Жан Фуке (Paris. 6465. Fol. 113)
Гибель Роланда в битве в Ронсельванском ущелье. Миниатюра из «Больших хроник Франции». 1455–1460 гг. Мастер Жан Фуке (Paris. 6465. Fol. 113)

Гибель Роланда в битве в Ронсельванском ущелье. Миниатюра из «Больших хроник Франции». 1455–1460 гг. Мастер Жан Фуке (Paris. 6465. Fol. 113)
В кон. VIII - 1-й пол. IX в. племена васконов (басков), населявшие земли в верхнем течении р. Эбро (центр в г. Памплона), оказались втянуты в борьбу между государями Франкского королевства и наместниками кордовских эмиров в г. Сарагосе. Одним из самых ранних и известных эпизодов этой борьбы стала битва в Ронсевальском ущелье (это сражение описано в «Песни о Роланде»). В 778 г. Карл Великий возглавил поход за Пиренейские горы, чтобы захватить Сарагосу (это ему не удалось), на обратном пути король франков завоевал и разрушил Памплону, поскольку васконы выступали в союзе с мусульманами Сарагосы. Есть все основания связывать нападение васконов на арьергард франк. армии с этим событием. Позже Памплона как графство на очень короткий период вошла в состав Испанской марки. Но уже в 20-х гг. IX в. здесь правил представитель местной знати Иньиго Ариста († ок. 850), к-рый пришел к власти при поддержке правителя Сарагосы и признал свою зависимость от него. Каролинги направили неск. военных экспедиций против Памплоны, но вновь подчинить эти земли не удалось. В нач. X в. престол королевства Памплона (стало называться Наварра в XII в.) заняли представители новой династии - Хименесы. Первый из них, кор. Санчо Гарсес I, нарушил соглашение о подчинении Кордовскому эмирату и начал расширять свои владения на западе и на юге. При поддержке короля Леона Ордоньо II ему удалось дойти до Нахеры и Калаорры. Однако затем он потерпел неск. поражений от мусульман, опустошивших Ла-Риоху и разоривших в 924 г. Памплону.

В нач. XI в. благодаря политике Санчо Гарсеса III Великого королевство Памплона стало самым влиятельным из христ. гос-в на Пиренейском п-ове, чему способствовали ослабление халифата после смерти хаджиба аль-Мансура (1002) и формирование тайф. Королю удалось окончательно присоединить области, пограничные с тайфой Сарагоса (Лоарре, Сос, Ункастильо, Больтанья). После того как король женился на дочери графа Кастилии Мунье, он заключил соглашение о сопредельных землях и стал опекуном юного графа Кастилии Гарсии II (1017-1028), после гибели к-рого провозгласил себя правителем этой значительной территории. Ок. 1020 г. Санчо Гарсес III присоединил к своим владениям графство Рибагорса. Участвуя в урегулировании конфликта между Кастилией и Леоном в правление Альфонсо V (999-1028), Санчо Гарсес III смог добиться заключения брака между королем Леона и своей сестрой Урракой. При наследнике кор. Альфонсо V, малолетнем Бермудо III (1028-1037), король Памплоны увеличил свое влияние в Леоне (Бермудо III женился на дочери Санчо Гарсеса III Химене Санчес, а сестра короля Леона вышла замуж за его сына Фернандо) и добился приращения земель подвластной ему Кастилии за счет Леона. В последние годы правления кор. Санчо Гарсес III развернул полномасштабную войну против Леона, захватил столицу королевства и в 1034 г. короновался там как «Божией милостью король испанцев» (rex Dei gratia Hispaniarum). Перед смертью король Памплоны разделил свои огромные владения между сыновьями: т. о., все королевские династии, правившие в христ. королевствах в XI-XIII вв., восходят к Санчо Гарсесу III.

Замок в Лоарре. XI–XII вв.
Замок в Лоарре. XI–XII вв.

Замок в Лоарре. XI–XII вв.
После установления мусульм. владычества на Пиренейском п-ове важнейшие епископские кафедры, в т. ч. центры всех 5 митрополий, оказались на территории мусульм. гос-ва Андалус. Сформировавшееся в VIII в. королевство Астурия первоначально охватывало труднодоступные и малоразвитые в хозяйственном отношении области, где церковные структуры практически отсутствовали. Постоянные войны между правителями Астурии и Андалуса приводили к разорению городов в сев. части И., что не способствовало развитию структур христианской Церкви. Тем не менее Астурийское (впосл. Астуро-Леонское) королевство стало центром притяжения для христ. духовенства, к-рое покидало города Андалуса. С усилением христ. королевств на севере полуострова были связаны как появление новых кафедр, так и реорганизация церковной структуры - епископы оставляли пришедшие в запустение после араб. завоевания центры Вестготского королевства, мн. титулярные епископы находили прибежище в мон-рях, вместо захваченных арабами церковных кафедр появлялись новые. В результате военных походов астурийцев, в первую очередь кор. Альфонсо II (791-842), у мусульман был отвоеван ряд городов с епископскими кафедрами. Однако церковная организация в Астурии была плохо развита, система митрополий фактически не восстановлена. Как и при вестготах, монархия поддерживала тесную связь с христ. Церковью. Христ. правители сохранили за собой право избирать или утверждать кандидатуры епископов, учреждать новые еп-ства, определять границы диоцезов, созывать церковные Соборы (известно о Соборах 812 и 893 гг. в Овьедо (сохранившиеся акты в нач. XII в. были фальсифицированы по указанию Овьедского еп. Пелагия); в 892 состоялось совещание 7 епископов по случаю освящения ц. Сан-Сальвадор-де-Вальдедьос).

Верховным церковным иерархом в гос-ве был митрополит Браги, его резиденция находилась в Луго. Однако в перечне астурийских епископов (ок. 880), сохранившемся в «Хронике из Альбельды», на 1-м месте стоит имя Эрменегильда, «епископа Царского города» (т. е. Овьедо), тогда как Флавиан, «епископ Браги [пребывающий] в крепости Луго» значится 2-м. Ввиду того что власть митрополита была слабой, возросло значение епископской кафедры Овьедо, основанной Альфонсо II при своей резиденции. С нач. X в. все большее значение приобретала кафедра г. Леон, куда была перенесена столица королевства (в перечне «Хроники из Альбельды» имя Леонского еп. Мавра стоит на предпоследнем, 11-м месте). Правители Астурии не только основывали новые еп-ства, но и восстанавливали прежние. Так, в сер. IX в. была восстановлена кафедра в г. Асторга (рим. Астурика Августа), существовавшая при вестготах. В IX-X вв. по мере отвоевания земель у арабов учреждались новые епископские кафедры в пограничных с Кастилией городах Астуро-Леонского королевства - в Вальпуэсте, Сасамоне, Осме и др. Отсутствие централизованной системы церковного устройства сказывалось на особенностях жизни Церкви в Сев. Испании - слабое развитие системы приходов, преобладание частных церквей (см. Частной церкви право), существование т. н. семейных мон-рей.

Контакты кор. Альфонсо II с правителями из династии Каролингов способствовали развитию церковной жизни: строились храмы (наиболее представительным был соборный ансамбль в Овьедо, от к-рого сохр. отдельные части), основывались мон-ри, к-рые принимали участие в колонизации отвоеванных у арабов территорий. Принято считать, что благодаря сотрудничеству Альфонсо II и Теодомира, еп. Ирии Флавии (ныне Падрон), в И. стало распространяться почитание ап. Иакова, гробница к-рого была обретена на месте совр. г. Сантьяго-де-Компостела. При кор. Альфонсо III (866-910) туда была перенесена епископская кафедра, а гробница апостола стала самой значимой испанской святыней и местом паломничества.

Стремление к легитимации притязаний на владычество над всей И. привело к формированию т. н. неогот. идеологии, в к-рой подчеркивалась преемственность Вестготского и Астуро-Леонского королевств. Эта тенденция получила отражение в «Хронике из Альбельды», где при описании строительства храмов и королевского дворца в Овьедо отмечается: «И как в церкви, так и во дворце в Овьедо он [Альфонсо II] сделал все в точности по образцу готов (Gotorum ordinem), как было в Толедо». Стремление возродить величие державы вестготов способствовало быстрому развитию культуры. Из И. происходили церковные деятели и богословы, сыгравшие заметную роль при дворе Карла Великого,- Агобард Лионский, Теодульф Орлеанский, Клавдий Туринский, Пруденций Галинд. Показателем развития богословия и «книжной учености» является участие Беата Лиебанского и Этерия, еп. Осмы, в полемике против адопциан, учение которых защищал Толедский еп. Элипанд. Вероятно, именно борьба с ересью стала поводом для 3 посольств, к-рыми обменялись Альфонсо II и Карл Великий. Др. поводом для посольств, как полагают исследователи, могла быть церковная реформа, проводившаяся во Франкском королевстве. К Карлу Великому апеллировали и сторонники, и противники адопцианства в Испанской марке, где по повелению франк. короля было созвано неск. Соборов для решения возникших споров. После осуждения адопцианства карательные меры против еретиков также осуществлялись франк. правителями (так, напр., Уржельский еп. Феликс был арестован и умер в заточении). Поддержанное Папским престолом и франк. богословами выступление Беата Лиебанского и Этерия Осмийского против адопцианства мосарабских епископов свидетельствует не только о вероучительных расхождениях между прелатами севера и юга И., но и о стремлении астурийского духовенства установить прочные связи с христ. Европой. Об образованности испан. клириков свидетельствует Толкование на Апокалипсис, в котором Беат Лиебанский использовал труды многих церковных писателей II-VII вв. Существует мнение, что Беат Лиебанский представил эсхатологическое осмысление борьбы против мусульман - Мухаммад отождествлялся с Антихристом, гос-во Андалус было воплощением Вавилонской блудницы и т. д. Роскошно иллюстрированные рукописи сочинения Беата Лиебанского получили широкое распространение на севере И. О богатстве рукописных собраний Астурии, Галисии и Леона, не уступавших каролингским б-кам, свидетельствует путешествие Евлогия Кордовского по мон-рям Сев.-Вост. И. с целью сбора книг для мосарабов Кордовы (сер. IX в.). В завещании Леонского еп. Сихилы (927) перечислены как труды христ. авторов (блж. Августина, прп. Иоанна Кассиана Римлянина, прп. Ефрема Сирина, свт. Иоанна Златоуста, св. Проспера Аквитанского, свт. Евхерия Лионского, свт. Авита Вьеннского, Драконция, Альдхельма Малмсберийского), в т. ч. испанских (Пруденция, св. Исидора Гиспальского, св. Евгения II Толетского и св. Ильдефонса), а также Жития Эмеритских отцов, так и сочинения рим. писателей (Помпея Трога, Ювенала, Вергилия, Катона), особенно позднеантичных грамматиков (Доната, Клавдия, Мавра Сервия Гонората). В завещании Сихилы упомянуты и богослужебные книги - Псалтири, Антифонарии, Лекционарии (Liber commicus), Liber ordinum и др. Вероятно, «неоготские» устремления астуро-леонских правителей включали укрепление т. н. испано-мосарабского обряда. Из числа сохранившихся литургических рукописей этого обряда подавляющее большинство было создано в североиспан. скрипториях в X-XI вв. Продолжением традиций вестгот. эпохи было и широкое распространение т. н. пактового монашества, отличавшегося тем, что монашеская община была основана на формальном договоре (pactum) между аббатом и всеми насельниками. Эта традиция получила развитие в Галисии под влиянием св. Фруктуоза, еп. Браги († 665), который считался одним из отцов испанского монашества, а с VIII в.- также в Леоне, Кастилии и Ла-Риохе.

Мост паломников в Пуэнте-ла-Рейна, пров. Наварра. 1-я пол. XI в.
Мост паломников в Пуэнте-ла-Рейна, пров. Наварра. 1-я пол. XI в.

Мост паломников в Пуэнте-ла-Рейна, пров. Наварра. 1-я пол. XI в.
Испанская марка, территориальный центр которой окончательно оформился после захвата франками Барселоны, объединяла 5 еп-ств с кафедрами в Барселоне, Жироне, Эльне, Уржеле и Вике. Положение Церкви здесь было лучшим, нежели в Астурии: в ряде еп-ств поддерживалась непрерывная епископская преемственность, покровительство со стороны франк. правителей и местной знати способствовало строительству храмов и мон-рей. Так, в 80-х гг. IX в. на средства Вифреда I Волосатого, гр. Барселоны, Озоны, Жироны, Уржеля и Серданьи были основаны мон-ри Санта-Мария-де-Риполь и Сан-Жоан-де-лез-Абадесес, впосл. ставшие важными духовными и культурными центрами Каталонии. Поскольку Таррагона, древняя митрополия Сев.-Вост. Испании, оставалась в руках араб. правителей, еп-ства Испанской марки находились в юрисдикции архиепископа Нарбонского. Однако с ростом политической независимости графств на востоке Пиренейского п-ова влияние Нарбонской кафедры ослабевало. В 886 г. при поддержке местной знати и вопреки воле архиепископа на Уржельскую кафедру был возведен еп. Эсклуа, к-рый провозгласил себя митрополитом Таррагонской пров. и низложил епископа Жироны. В сослужении епископов Барселоны и Вика он рукоположил нового епископа и по желанию знати восстановил древние кафедры в Эмпурьесе и Пальярсе. Это вызвало недовольство Вифреда I Волосатого, к-рый сначала поддержал Эсклуа. Опасаясь графа, сторонники еп. Эсклуа обратились к кор. франков Одо (888-898), чтобы тот утвердил учреждение новых диоцезов. Однако Нарбонский архиеп. Теотард I, заручившись согласием короля и поддержкой гр. Вифреда, созвал Собор 16 епископов, который осудил деятельность Эсклуа (890). На Уржельском Соборе 892 г. Эсклуа и его ставленники были низложены, а др. епископы Испанской марки выразили покорность митрополиту. Попытки создать в Каталонии независимую церковную провинцию возобновились в X в. В 970/71 г. по просьбе гр. Борреля II папа Римский Иоанн XIII (965-972) признал за Викским еп. Аттоном право носить титул архиепископа и тем самым утвердил его юрисдикцию над еп-ствами бывш. Таррагонской пров. на тот период, пока Таррагона остается во власти мусульман. Однако вскоре еп. Аттон был убит, а его преемники до 3-й четв. XI в. не поднимали вопрос об архиепископском статусе.

В г. Памплоне, центре королевства Памплона, епископское преемство, вероятно, не прерывалось с вестгот. эпохи. Однако за VIII - 1-й пол. IX в. сведений о епископах Памплоны не сохранилось; после араб. завоевания 1-е достоверное упоминание о них относится к 851 г. Достаточно поздно (в XI в.) были восстановлены еп-ства с кафедрами в г. Арментия и в г. Калаорра. Важным духовным центром Памплоны был мон-рь Сан-Сальвадор-де-Лейре, существовавший уже в сер. IX в. В X в. значимые мон-ри возникают в Ла-Риохе, в то время относившейся к королевству Памплона,- Сан-Мартин-де-Альбельда и Сан-Пруденсио на горе Латурсе. В сер. X в. благодаря покровительству короля Памплоны Гарсии Санчеса I активно развивался мон-рь прп. Емилиана (Сан-Мильян-де-ла-Коголья), в соседней Кастилии при участии гр. Фернана Гонсалеса был основан монастырь св. Себастиана (впосл. Санто-Доминго-де-Силос). На территории формировавшегося в X в. королевства Арагон верховным церковным иерархом оставался титулярный епископ Уэски (город до 1096 удерживали арабы, епископская резиденция находилась в Хаке). На землях Арагона существовал ряд крупных мон-рей, в т. ч. Сан-Хуан-де-ла-Пенья и Сан-Педро-де-Сиреса (в сер. IX в. здесь побывал Евлогий Кордовский).

Церковь мон-ря Сан-Хуан де ла Пенья. После 1071–1094 гг.
Церковь мон-ря Сан-Хуан де ла Пенья. После 1071–1094 гг.

Церковь мон-ря Сан-Хуан де ла Пенья. После 1071–1094 гг.
В сер.- 2-й пол. XI в. наибольших успехов в Реконкисте добилось Леоно-Кастильское королевство - новое гос. образование, к-рое сложилось при Фернандо I Великом (1035-1065, с 1038 король Леона). В первые годы правления Фернандо I в Кастилии возобновился конфликт с королем Леона из-за земель между реками Сеа и Писуэрга. Спор разрешился в битве при Тамароне в сент. 1037 г. На стороне Фернандо выступил его брат, король Памплоны Гарсия. Армия короля Леона потерпела поражение, а сам кор. Бермудо III погиб. Поскольку наследников у него не было, права на корону предъявила его сестра Санча, жена кор. Фернандо I. Из-за недовольства знати Фернандо был помазан на царство в Леоне спустя почти год, летом 1038 г. В начале правления ему пришлось подавить многочисленные мятежи. После умиротворения Леона у Фернандо I начались конфликты с братом, кор. Гарсией, из-за земель на границе Кастилии и Памплоны (обл. Ла-Риоха). В 1054 г. в сражении при Атапуэрке победу одержал Фернандо I, а Гарсия погиб. Спорные земли достались леоно-кастильскому королю - граница между его королевством и Памплоной проходила теперь по р. Эбро, а новый король Памплоны Санчо Гарсес IV (1054-1076) стал вассалом Фернандо I. Важным результатом политики Фернандо I было приведение к вассальной присяге эмиров крупнейших мусульм. тайф - Толедо, Севильи, Сарагосы и Бадахоса; отныне они обязывались регулярно платить дань христианам. В результате удачных военных экспедиций Фернандо I значительно продвинулся в юж. направлении на западе Пиренейского п-ова - были взяты города Ламегу (1057), Визеу (1058) и Коимбра (1064). Во внутренней политике короля особое значение имел Собор в Коянсе, созванный в 1055 г. По примеру Толедских Соборов, в этом Соборе участвовали как церковные иерархи, так и представители светской знати, а соборные постановления касались церковной и мирской жизни Леона и Кастилии.

Фернандо I, как и его отец, разделил свои владения между сыновьями: Кастилию, которая была провозглашена королевством, получил Санчо I Сильный (1065-1072), Леон - Альфонсо VI (1065-1109), Гарсия (1065-1071, 1072-1073) унаследовал королевство Галисия. В кон. 60-х - нач. 70-х гг. XI в. началась усобица между братьями. Сначала удача была на стороне Санчо I Сильного, Альфонсо искал защиты у правителя Толедо аль-Мамуна, к-рый был вассалом его отца. После гибели Санчо при осаде Саморы (1072) король Леона вернулся из изгнания и объединил под своей властью все 3 королевства. Своего брата Гарсию, короля Галисии, он взял в плен и заточил в тюрьму (Гарсия † 1090). После смерти короля Памплоны Санчо Гарсеса IV (1076) магнаты королевства решили передать власть не сыну короля, а его кузенам. Т. о., королевство Памплону получил правитель Арагона Санчо Рамирес (1063-1094), а Альфонсо VI достались земли Алавы, Гипускоа и Бискайи. В 1077 г. Альфонсо VI стал именовать себя «императором всей Испании» (imperator totius Hispaniae), что вызвало недовольство Римского папы Григория VII (1073-1085).

Интерьер Пантеона королей в базилике св. Исидора в г. Леон. 1054–1066 гг.
Интерьер Пантеона королей в базилике св. Исидора в г. Леон. 1054–1066 гг.

Интерьер Пантеона королей в базилике св. Исидора в г. Леон. 1054–1066 гг.
После смерти некогда предоставившего ему убежище правителя Толедо аль-Мамуна (1075) Альфонсо VI начал серию военных кампаний, приведших к самому значительному событию Реконкисты XI в.- взятию Толедо в мае 1085 г. Сначала войска леоно-кастильского короля выступали как союзники нового правителя Толедской тайфы аль-Кадира в подавлении мятежей, однако, когда границам тайфы стали угрожать соседи - мусульм. правители Бадахоса и Севильи, Альфонсо VI полностью захватил власть в Толедо, а аль-Кадир по условиям соглашения о капитуляции во главе кастильских войск отправился завоевывать Валенсию. Взятие Толедо имело важные последствия для всех гос-в Пиренейского п-ова. Поскольку перевес сил был теперь на стороне христиан, правители тайф обратились за помощью к берберской державе Альморавидов в Сев. Африке, которым удалось приостановить продвижение христиан на юг и вернуть некоторые земли под власть мусульман, но вновь захватить Толедо они так и не смогли. В 1086 г. войска Альфонсо VI потерпели поражение в сражении при Заллаке (Саграхасе), в 1108 г.- при Уклесе (в этом сражении погиб инфант Санчо, единственный сын Альфонсо VI и наследник престола).

В XI в. в И. возросла роль рыцарства, главной силы в сражениях Реконкисты этого времени. В основу эпоса кон. XII - нач. XIII в. «Песнь о моем Сиде» (Cantar de mío Cid) легла история рыцаря Родриго Диаса де Бивара (ок. 1050-1099), или Сида Воителя (El Cid Campeador). В молодости он занимал высокий пост (альферес) при дворе Санчо II, короля Леона, а после его гибели согласился перейти на службу к Альфонсо VI. По воле короля Родриго Диас де Бивар получил в жены донью Химену Диас, представительницу одного из самых благородных леонских семейств, находившегося в родстве с королями. Он выполнял мн. важные и ответственные поручения Альфонсо VI (в частности, ездил за данью в Севильскую тайфу); дважды оказывался в изгнании из-за самовольных военных действий против мусульман и неподчинения королю. Оба раза, покинув земли, находившиеся под контролем христиан, Сид поступал на службу к эмирам тайф. В 1094 г., действуя самостоятельно, Сид завоевал г. Валенсия, к-рому постоянно угрожали Альморавиды. Рыцарь удерживал город до своей смерти в 1099 г. За это время в Валенсии была восстановлена епископская кафедра; ее занял клюнийский мон. Иероним из Перигора (1097-1102). После смерти Сида донья Химена еще 3 года обороняла город от мусульман, но в 1102 г. была вынуждена оставить его, несмотря на военную помощь кор. Альфонсо VI.

В нач. XII в. позиции Леоно-Кастильского королевства несколько ослабли. После смерти Альфонсо VI из-за отсутствия наследников муж. пола корону наследовала его дочь Уррака (1109-1126). В условиях непрекращающегося конфликта с Альморавидами были начаты военные действия на вост. границах: королева враждовала со своим 2-м мужем, королем Арагона Альфонсо I Воителем (1104-1134). Кроме того, на западе с 20-х гг. XII в. на самостоятельность стало претендовать графство Португальское, где правила сестра Урраки Тереса (до 1128), а затем ее сын Афонсу I Энрикиш (король в 1139-1185).

Собор в Льейде. 1203–1278 гг.
Собор в Льейде. 1203–1278 гг.

Собор в Льейде. 1203–1278 гг.
Арагонский кор. Альфонсо I после развода с кор. Урракой (1114) и прекращения военных действий против Кастилии начал подготовку к походу против мусульм. правителей Сарагосы и Льейды. Он заручился поддержкой как графов по др. сторону Пиренейских гор - Сентуло и Гастона Беарнских, так и графа Барселоны Рамона Беренгера III, который надеялся закрепить за собой земли по течению р. Сегре. Этот поход был объявлен крестовым, и под знамена короля Арагона встали мн. франц. рыцари. В июне 1118 г. пали укрепления Сарагосы, самой мощной мусульм. крепости в Северо-Вост. Испании. Несмотря на помощь, отправленную из Гранады, действия мусульман не имели успеха, и Сарагоса окончательно перешла под власть христиан. Мусульманам было разрешено остаться в городе при условии уплаты ежегодной дани. Вскоре Альфонсо I захватил Туделу (на тех же условиях капитуляции, что и в Сарагосе), затем Тарасону и Борху (1124), т. е. долина р. Эбро была возвращена под власть христиан. С захватом королевской армией городов Эпила и Рикла началось отвоевание христианами земель в долине р. Халон. Взяв в 1120 г. Калатаюд, арагонцы начали строить укрепления на пути к Льейде и Валенсии. В 1126 г. кор. Альфонсо I и гр. Рамон Беренгер III встретились в Каласансе, чтобы заключить договор о разделе еще не отвоеванных мусульм. территорий.

Не имея наследников, Альфонсо I оставил свои владения - Арагон и Наварру, а также отвоеванные у мусульман земли - духовно-рыцарским орденам госпитальеров (см. Мальтийский орден) и тамплиеров. Арагонская знать не поддержала это решение и на собрании в Хаке признала королем Рамиро, брата Альфонсо I. Рамиро, к тому времени занимавший епископскую кафедру Роды-Барбастро, решил снять с себя духовный сан и принять титул короля Арагона. Наваррская знать в свою очередь провозгласила королем Наварры Гарсию Рамиреса (1134-1150). Летом 1136 г. король Арагона Рамиро II Монах (1134-1137) женился на Агнессе Аквитанской. Родившуюся от этого брака в 1136 г. принцессу Петрониллу король выдал замуж за графа Барселоны Рамона Беренгера IV. В 1137 г., после свадьбы дочери, Рамиро II отошел от дел и подвизался в монастыре св. Петра в Уэске (аббатом этого мон-ря он был до принятия королевского титула), передав управление королевством графу Барселоны (Рамон Беренгер IV не считался королем, имел титул принца Арагонского, однако его сын должен был стать королем Арагона даже в том случае, если бы Петронилла умерла, не оставив потомства). Т. о., королевство Арагон обрело 2-частную структуру, при которой каталон. графства сохраняли особый статус и привилегии.

Дворец королей Наварры в Эстелье. 2-я пол. XII в.
Дворец королей Наварры в Эстелье. 2-я пол. XII в.

Дворец королей Наварры в Эстелье. 2-я пол. XII в.
В Леоно-Кастильском королевстве после смерти кор. Урраки на престол взошел ее сын Альфонсо VII (1126-1157). В начале его правления создалось нестабильное положение как на границах королевства, к-рым угрожал арагонский кор. Альфонсо I Воитель, так и внутри, где сильная группировка знати находилась в оппозиции к королевской власти. После успешной военной кампании Альфонсо VII против Арагона, в ходе которой были отвоеваны спорные пограничные территории в Кастилии, Альфонсо I пошел на соглашение (Тамарский мирный договор, июль 1127), по его условиям восстанавливались границы между Кастилией и Арагоном, определенные кор. Санчо III Великим. В 1130 г. Альфонсо VII сместил с кафедр епископов Леона, Саламанки и Овьедо, которые противодействовали его браку с Беренгелой Барселонской, дочерью гр. Рамона Беренгера III. В том же году королю удалось подавить мятеж знати. В 1135 г. в торжественной обстановке в кафедральном соборе Леона в присутствии папского легата кор. Альфонсо VII принял титул «император всей Испании» (imperator totius Hispaniae). Альфонсо VII был 1-м испан. правителем, чей имп. титул был признан мн. испан. и франц. сеньорами - на церемонии присутствовали граф Барселоны Рамон Беренгер IV, король Наварры Гарсия Рамирес, граф Тулузы Беренгер Рамон и др.

С 1139 г. Альфонсо VII, пытаясь воспользоваться распрями между Альморавидами и Альмохадами, начал активные военные действия на юге. В этом году был взят замок Кольменар-де-Ореха, это позволило увеличить территорию настолько, что Толедо находился теперь далеко от границ с мусульм. государством. В 40-х гг. XII в. были завоеваны Кория, Хаэн и Кордова (вскоре вновь захвачена мусульманами). В 1146 г. Альфонсо VII договорился с барселонским гр. Рамоном Беренгером IV и наваррским кор. Гарсией Рамиресом о совместных действиях по завоеванию Альмерии. К ним присоединились крестоносцы из Франции (папа Римский Евгений III объявил поход крестовым); итал. республика Генуя предоставила испан. христ. правителям флот. Альмерия была взята в 1147 г., однако через 10 лет Альмохадам удалось вернуть город. В 1151 г., после смерти Гарсии Рамиреса, кор. Альфонсо VII и гр. Рамон Беренгер IV заключили в Тудилене договор о разделе Наварры, за Рамоном Берегером было признано право на завоевание Валенсии, Дении и Мурсии.

Церковь Санто-Сепулькро в Торрес-дель-Рио, пров. Наварра. Кон. XII — нач. XIII в.
Церковь Санто-Сепулькро в Торрес-дель-Рио, пров. Наварра. Кон. XII — нач. XIII в.

Церковь Санто-Сепулькро в Торрес-дель-Рио, пров. Наварра. Кон. XII — нач. XIII в.
В XII в. христ. гос-вам в И. удалось добиться превосходства над мусульманами; продолжилось освоение завоеванных земель. В Леоно-Кастильском королевстве это происходило в основном путем дарования привилегий (фуэро) и наследственных владений жителям поселений, в т. ч. городов, расположенных между реками Дуэро и Тахо. Позднее на вновь заселяемых территориях возникли бегетрии - сельские поселения с лично свободным и имеющим право присягать сеньору по своему выбору крестьянским населением. Важной обязанностью жителей городов и поселений на отвоеванных у мусульман территориях было участие в королевских военных экспедициях, а также организация обороны крепостей. Форма участия в военных операциях (в качестве конного или пешего воина) определяла принадлежность человека к социальной группе - кабальеро (привилегированный статус) либо пеонов. К кон. XII в. города, имевшие фуэро, стали значительной силой, к-рую короли стремились удержать под контролем. Представители оформившихся к этому времени в И. сословий могли выражать свою позицию, прежде всего по вопросам сбора платежей, на общих собраниях - кортесах (cortes). Кортесы появились в Леоне и Кастилии (кон. XII в.), несколько позже - в Арагоне; в XIII-XIV вв. они оказывали уже значительное воздействие на внутреннюю и иногда на внешнюю политику королей. Впервые посланцы городов присутствовали на королевском совете в Бургосе в 1170 г. Однако самые ранние сведения об участии представителей городских общин (консехо) в утверждении постановлений королевского совета относятся к 1188 г.- в г. Каррионе было подписано соглашение о заключении брака между доньей Беренгелой, дочерью короля Кастилии Альфонсо VIII (1158-1214), и герц. Конрадом Ротенбургским, одним из сыновей имп. Фридриха I Барбароссы. В списках свидетелей договора названы представители 48 испан. городов. С самого начала существования кортесов сложилось своеобразное ядро городских советов, представители к-рых постоянно приглашались на заседания этого органа как делегаты от области. К таким городам относились Самора, Торо, Сория, Вальядолид, Саламанка, Сеговия, Авила, Гвадалахара, Куэнка, Мадрид, а также центры королевств (reinos), входивших в состав Кастильской короны,- Бургос, Леон, Толедо, затем Севилья, Кордова, Хаэн, Мурсия.

Начиная со 2-й пол. XII в. особая роль в Реконкисте принадлежала испан. рыцарским орденам Калатрава (1158), Сантьяго (1170-1175) и Алькантара (1177). Объявление военных действий против мусульман на Пиренейском п-ове крестовыми походами привлекло в И. рыцарей из др. европ. стран. В этот период заметное участие в Реконкисте принимало новое королевство - Португалия. Между 1230 и 1239 гг. португальцы отвоевали мусульм. территории в низовьях р. Гвадиана, последний мусульм. оплот на крайнем юго-западе Пиренейского п-ова г. Фару был взят в 1249 г.

Стены Авилы. 2-я пол. XII в.
Стены Авилы. 2-я пол. XII в.

Стены Авилы. 2-я пол. XII в.
К 1212 г. королю Кастилии Альфонсо VIII (1158-1214) удалось создать коалицию правителей для похода против мусульман. В нее вошли Педро II Арагонский (1196-1213), Санчо VII Наваррский (1194-1234), епископы Нарбона, Бордо, Нанта; португ. кор. Афонсу II Толстый (1211-1223) отправил свои войска (сам король не участвовал в экспедиции). Король Леона Альфонсо IX (1188-1230) из-за неурегулированных территориальных претензий к Кастилии не присоединился к коалиции. Папа Римский Иннокентий III (1198-1216) провозгласил поход крестовым. Мусульм. армию, собранную со всех территорий халифата Альмохадов, возглавил халиф Мухаммад аль-Насир. 16 июля 1212 г. в битве при Лас-Навас-де-Толоса христиане нанесли армии противника сокрушительное поражение.

С победой христиан при Лас-Навас-де-Толоса начался период т. н. Великой Реконкисты, в ходе к-рого практически весь Пиренейский п-ов перешел в руки христ. государей. В 1230 г. кор. Кастилии Фернандо III Святой (1217-1252) унаследовал корону Леона и окончательно объединил 2 королевства. После подавления выступлений нек-рых знатных семейств, возглавляемых представителями рода де Лара, Фернандо III начал серию военных кампаний против мусульман и завоевал важнейшие центры Андалуса - Баэсу (1227), Убеду (1233), Кордову (1236), Хаэн (1245), Севилью (1248). Некоторые мусульм. эмиры признавали себя вассалами короля Кастилии, чтобы избежать военного вторжения. Так, в 1241 г. был заключен договор с эмиром Мурсии; после взятия Хаэна признал себя вассалом кастильского короля эмир Гранады, к-рый затем принял участие в осаде Севильи. После взятия Севильи христианам сдались сразу неск. крупных городов Юж. Андалусии. Кор. Альфонсо X Мудрый (1252-1284) продолжил расширять границы королевства Кастилия, прежде всего в юж. направлении (король пытался начать военные действия против мусульман в Сев. Африке и получил одобрение Римских пап Иннокентия IV (1243-1254) и Александра IV (1254-1261), но предпринятый в 1254-1255 поход оказался неудачным). При Альфонсо X были завоеваны Картахена (1245), Ньебла (1262), Кадис (1262). В 1264 г. в Андалусии (в городах Мурсия и Херес) вспыхнуло восстание мусульм. населения из-за частых нарушений условий капитуляций и притеснения христ. поселенцами. Эмир Гранады, получив поддержку из Сев. Африки, начал войну против христиан. Альфонсо X в союзе с королем Арагона Хайме I захватил Мурсию и Херес, восстание было подавлено, однако военные действия против мусульман продолжались до 1272 г. Королю Кастилии удалось отторгнуть от Гранадского эмирата часть земель, мусульмане были изгнаны из мн. юж. районов. В числе прочего это привело к уменьшению плотности населения, т. к. христиан, переселившихся на эти земли, было немного, они концентрировались в основном в крупнейших городах долины р. Гвадалквивир.

Капитель клуатра мон-ря Сан-Хуан-дель-Дуэро в Сории. Нач. XIII в.
Капитель клуатра мон-ря Сан-Хуан-дель-Дуэро в Сории. Нач. XIII в.

Капитель клуатра мон-ря Сан-Хуан-дель-Дуэро в Сории. Нач. XIII в.
Притязания кор. Альфонсо Х на королевство Наварра, а также на корону Свящ. Римской империи (он претендовал на имп. титул как сын Беатрисы Швабской из рода Гогенштауфенов) не имели успеха. Но самым тяжелым периодом его правления стали последние годы из-за конфликта по поводу престолонаследия с сыном, инфантом Санчо (впосл. кор. Санчо IV Храбрый (1284-1295)). Санчо опротестовал намерение отца передать престол одному из сыновей инфанта Фернандо де ла Серда († 1275), старшего брата Санчо, и был поддержан представителями знати, недовольными централизаторской политикой короля, якобы посягнувшего на их исконные привилегии. Альфонсо X остались верны лишь Севилья, Мурсия и Бадахос, королю пришлось отречься от власти, хотя титул он сохранил. После его смерти в Кастилии развернулась борьба за престол, в которой участвовали представители знатных испан. родов, поддерживавшие того или иного кандидата, мусульм. правители Марокко, а также городские ополчения. В результате кровопролитных войн инфанту Санчо удалось одержать верх над противниками и стать королем Леона и Кастилии, закрепив этот титул за собой и своим наследником Фернандо IV (1295-1312) и сохранив территориальную целостность королевства. В первые годы правления кор. Фернандо IV, унаследовавшего трон в возрасте 9 лет, смута возобновилась, в ней участвовали инфант де ла Серда, кузен короля, мусульм. правители Гранады и Марокко, а также короли Португалии, Арагона и Франции, рассчитывавшие на территориальные приобретения в обмен на поддержку того или др. претендента. Интересы Фернандо IV успешно отстаивала его мать, кор. Мария де Молина,- он сохранил трон, с большинством противников были заключены соглашения.

Арагонская корона добилась самых крупных успехов в расширении территории в правление Хайме I Завоевателя. После гибели в 1213 г. отца Хайме, кор. Педро (Пере) II, участвовавшего в альбигойских войнах на стороне графа Тулузского, Хайме попал в плен к предводителю крестового похода Симону де Монфору. Благодаря заступничеству папы Иннокентия III, выступившего в поддержку своего вассала (король Арагона признал себя вассалом Папского престола в 1204), Хайме смог вернуться в И. Неск. лет происходили столкновения между опекунами несовершеннолетнего правителя. В 1227 г. было подписано т. н. соглашение в Алькала, прекращавшее вражду между королем и знатью. В 1229 г. началась кампания по завоеванию Балеарских о-вов, ядром армии стала эскадра, снаряженная крупнейшими каталон. городами, заинтересованными в устранении постоянной угрозы со стороны мусульман Балеарских о-вов. 31 дек. 1229 г., после осады с суши и моря, г. Пальма сдался. На Мальорке был введен каталанский язык, на остров распространилось действие «Барселонских обычаев», каталон. свода обычного права. В 1231 г. кор. Хайме I без сопротивления овладел Меноркой. В 1235 г. Таррагонский архиеп. Гильем де Монгри завоевал Ивису. Король лично занимался вопросом о разделе земель между местным мусульм. и прибывшим христ. населением. По договору с наваррским кор. Санчо VII в 1231 г. Хайме I получил корону Наварры. В 1238 г. была завоевана Валенсия, и Хайме придал покоренным территориям статус отдельного королевства. Как и при завоевании Мальорки, в Валенсии каталонцы пользовались особыми привилегиями, каталанский язык был признан официальным. В 1240 г. Хайме I пожаловал своим подданным «Новое фуэро» вместо действовавших прежде арагонских фуэро. К концу его правления Арагонская корона представляла собой объединение 4 гос. образований - 3 королевств и 1 принципата.

Кор. Хайме I Завоеватель в окружении епископов и магнатов. Миниатюра из сборника фуэрос Арагона (Vidal Mayor). Кон. XIII в. (Los Angeles. The J. P. Getty Museum. Ludwig XIV. 6. Fol. 1)
Кор. Хайме I Завоеватель в окружении епископов и магнатов. Миниатюра из сборника фуэрос Арагона (Vidal Mayor). Кон. XIII в. (Los Angeles. The J. P. Getty Museum. Ludwig XIV. 6. Fol. 1)

Кор. Хайме I Завоеватель в окружении епископов и магнатов. Миниатюра из сборника фуэрос Арагона (Vidal Mayor). Кон. XIII в. (Los Angeles. The J. P. Getty Museum. Ludwig XIV. 6. Fol. 1)
С кон. XI в. в составе христ. королевств, гл. обр. Леоно-Кастильского и Арагона, оказались территории, населенные мусульманами, в XIII в., после периода т. н. Великой Реконкисты, число мудехаров (от араб. мудаджан - прирученный, домашний), т. е. мусульман, ставших подданными христ. королей, возросло. Условия жизни мудехаров первоначально регламентировались в капитуляциях, к-рые заключались при завоевании тех или иных земель и городов. Как правило, предусматривалось внутреннее самоуправление мусульм. общины (альхамы), право на сохранение веры и соблюдение обычаев. С XIII в. короли издавали специальные фуэро, где положение мудехаров регламентировалось более подробно. Особое внимание уделялось этому в Арагоне (впосл. арагонские фуэро мудехаров стали образцами для соответствующих документов в Кастилии). Мудехарам гарантировались свобода передвижения, в т. ч. право на эмиграцию, свобода торговли, право обращаться в свой суд; мусульмане сохраняли мечети, школы, кладбища. В сер. XIII-XIV вв. самые крупные мусульм. альхамы были на юге и на востоке полуострова (в Андалусии, Мурсии, Валенсии) и в Арагоне. При разделе завоеванных юж. территорий арагонские короли, в частности Хайме I, даровали земли на условиях личного пожалования, ограничивая привилегии сеньоров. Все альхамы во владениях Арагонской короны находились в прямой зависимости от короля; налоги, к-рыми облагались мудехары, поступали в казну королевства и служили важной статьей дохода. В этом было отличие положения арагонских мудехаров от кастильских: в Кастилии мусульмане нередко оказывались в сеньориальной зависимости от крупных землевладельцев, на чьи отношения с местным населением короли, производившие раздел вновь завоеванных территорий, практически не могли влиять. На протяжении всего периода существования мусульм. альхам (до начала насильственного обращения мудехаров в христианство в XV-XVI вв.) наблюдалась постепенная эмиграция мусульман из христ. королевств, однако масштабы ее были незначительными.

Условия существования евр. (сефардских) общин (также альхамы) в христ. королевствах были очень схожи с условиями в мусульманских. Евр. альхамы сохраняли самоуправление и собственный суд. У каждой альхамы имелась конституция, утвержденная королем, в к-рой определялись правила выборов и система управления. Первоначально все вопросы, в т. ч. и отношения с христ. властями, решались избираемыми с учетом высокого имущественного ценза должностными лицами (аделантадо, берурим или мукадемим). К нач. XIV в. система управления изменилась: главным органом стал Совет (Йеца), состоявший поровну из представителей 3 групп-«сословий» (по размеру имущества) и осуществлявший контроль над исполнительной властью, представленной выборными должностными лицами. Выборные должностные лица контролировали большинство сфер общинной жизни: сбор налогов, соблюдение галахических норм, назначение судей. В крупных общинах существовали религ. и светский суды; также можно было обращаться в общегородской суд (эта практика осуждалась евр. старейшинами). Кроме того, еврейские альхамы в И., единственные во всей евр. диаспоре, обладали уголовной юрисдикцией и имели право выносить решения о телесных наказаниях (порке, увечье) и даже о казни преступника. С XIV в. альхамы постепенно, сначала в Арагоне, а затем и в Кастилии, лишались этого права, рассматриваемого как крупная судебная привилегия.

В XI-XIII вв. изменения коснулись практически всех сторон церковной жизни: появилось клюнийское монашество, укрепились связи христ. королевств в И. с Папским престолом, проводилась григорианская реформа. Ко 2-й пол. XIII в. христиане почти полностью контролировали территорию И. В ходе Реконкисты были восстановлены церковные провинции с центрами в Толедо, Таррагоне, Севилье, Сантьяго-де-Компостела, учреждены новые кафедры, создана система приходских церквей.

Период Реконкисты стал временем расцвета испан. монашества, отмеченным не только его численным ростом, но и заметным увеличением влияния монашеских общин на общественно-политическую жизнь христианских гос-в. При покровительстве королевской власти монашество сыграло важную роль в освоении опустошенных или недавно освобожденных от мусульман земель. Новые мон-ри часто были исключены из сферы юрисдикции епископов. Особенно заметным это стало с появлением в И. монахов Клюнийской конгрегации. В И. клюнийцев впервые пригласил король Памплоны Санчо Гарсес III Великий, однако его ближайшие преемники уже не оказывали им подобной поддержки. Тесное взаимодействие между монастырями Клюнийской конгрегации и правителями Леоно-Кастильского королевства началось только в сер. XI в. Фернандо I обещал ежегодно выплачивать аббатству Клюни сумму в 1 тыс. золотых, а также совершил множество единовременных выплат. В 1072 г. Гуго, аббат Клюни, добился освобождения из плена кор. Альфонсо VI, тем самым завоевав королевское благоволение. Гуго и его преемникам удалось стать своего рода посредниками между Римскими папами, стремившимися подчинить Испанскую Церковь, и леоно-кастильскими королями, желавшими вернуться к вестгот. традициям. При этом клюнийцы заботились и о своих интересах, к-рые не всегда совпадали с интересами Церкви и светских государей. Напр., в 1078 г. Гуго удалось устроить брак своей племянницы Констанции Бургундской и кор. Альфонсо VI, что вызвало негодование папы Григория VII, поскольку Констанция приходилась дальней родственницей 1-й жене Альфонсо, Агнессе Аквитанской. Альфонсо VI не только увеличил ежегодные выплаты аббатству до 2 тыс. золотых, но и сделал своим советником клюнийского мон. Роберта. Аббат Клюни рассматривался как socius (товарищ) правителя. Отношения королей Леона и Кастилии с аббатами Клюни исследователи оценивают по-разному: нек-рые полагают, что это была своего рода вассальная зависимость, др. ученые называют это патронатом. Крупнейшими клюнийскими обителями в И. были мон-ри Санта-Мария-ла-Реаль в Нахере, Сан-Сальвадор-де-Онья, Сан-Соило-де-Каррион, Сан-Факундо-и-Сан-Примитиво-де-Саагун и Сан-Исидро-де-Дуэньяс. Клюнийцы строго следовали бенедиктинскому уставу, поддерживали Римских пап в вопросе о запрете испано-мосарабского богослужения, способствовали распространению в И. почитания европ. святых, в основном французских.

Мон-рь Уэльгас в Бургосе. Ок. 1190 — ок. 1220 г.
Мон-рь Уэльгас в Бургосе. Ок. 1190 — ок. 1220 г.

Мон-рь Уэльгас в Бургосе. Ок. 1190 — ок. 1220 г.
Стремление к возрождению традиций вестгот. монархов, к-рое проявляли леоно-кастильские короли, наталкивалось на трудности в установлении контактов с христ. Европой. Подчеркивание особенностей древних испан. традиций, в т. ч. испано-мосарабского богослужения, препятствовало взаимопониманию между испан. правителями и Папским престолом, поэтому принятие рим. обряда богослужения стало рассматриваться испан. монархами как непременное условие интеграции их гос-в в христ. ойкумену, объединенную под духовным главенством Римского папы. В 1071 г. по благословению папы Александра II впервые была совершена месса по рим. обряду в монастыре Сан-Хуан-де-ла-Пенья - важнейшем духовном центре Арагона. В 1080 г. кор. Альфонсо VI созвал Собор в Бургосе, на котором по настоянию папских легатов испан. епископы запретили использовать испано-мосарабский обряд в Леоне и Кастилии.

Вид на кафедральный собор Вознесения Пресв. Девы Марии (быывш. Большая мечеть) в Кордове. 786-988, 1523-1607 гг.
Вид на кафедральный собор Вознесения Пресв. Девы Марии (быывш. Большая мечеть) в Кордове. 786-988, 1523-1607 гг.

Вид на кафедральный собор Вознесения Пресв. Девы Марии (быывш. Большая мечеть) в Кордове. 786-988, 1523-1607 гг.
К кон. XI в. относится унификация церковного управления - после отвоевания у арабов Толедо (май 1085) кафедре было возвращено первенство среди испан. еп-ств (18 дек. 1086, по мосарабскому календарю - в день Благовещения Пресв. Девы Марии, состоялось празднование восстановления Толедской кафедры). Первым Толедским архиепископом и примасом И. стал Бернард (1086-1124), аббат клюнийского мон-ря Саагун, уроженец Юж. Франции и деятельный сторонник григорианской реформы.

Восстановление системы церковного управления в И. происходило при активном участии Папского престола. В 1089 г. папа Урбан II объявил о восстановлении митрополичьей кафедры в Таррагоне (на тот момент остававшейся в руках мусульман). До отвоевания города титул архиепископа Таррагоны был передан епископу Вика. В 1118 г. гр. Рамон Беренгер III после многочисленных попыток захватил Таррагону, пришедшую в упадок за время мусульм. господства. Архиепископская кафедра была передана св. Олегарию († 1137), еп. Барселоны (с 1116). В течение последующих 10 лет под руководством архиеп. Олегария велись активные работы по заселению города, повышению его обороноспособности и строительству церквей.

Изменения в структуре католич. Церкви в И. повлекли за собой передел границ еп-ств и привели к спорам о юрисдикции между кафедрами. Так, в состав церковной пров. Брага (восстановлена в 1091) вошли еп-ства сев.-зап. И.- Асторга, Визеу, Коимбра, Луго, Мондоньедо, Оренсе, Порту и Туй. Однако в результате усилий епископов Сантьяго-де-Компостела провинция была разделена. По просьбе еп. Далмация кафедра Сантьяго-де-Компостела была непосредственно подчинена Папскому престолу (1095), в 1104 г. еп. Диего Хельмирес (1100-1149) получил право ношения паллия. Благодаря тому что находившаяся в Сантьяго-де-Компостела гробница ап. Иакова широко почиталась и в город стекалось множество паломников из Европы, еп. Диего Хельмирес, сосредоточив в своих руках огромные богатства, активно участвовал в междоусобицах, искусно лавируя между соперничавшими испан. правителями, знатными кланами и горожанами. В 1120 г. по его ходатайству папа Каллист II даровал кафедре Сантьяго-де-Компостела архиепископский статус (формально там была восстановлена древняя митрополия Мериды (рим. Эмерита Августа), находившаяся под властью мусульман) с 2 суффраганами (Коимбра и Саламанка). Тогда же архиеп. Диего Хельмирес был назначен папским легатом в провинциях Браги и Сантьяго-де-Компостела. Архиепископ пытался подчинить еп-ства Галисии (Луго, Мондоньедо, Оренсе, Туй), способствуя назначению на кафедры своих сторонников. Эти действия, а также притязания архиеп. Диего Хельмиреса на диоцезы Авилы и Саморы привели к конфликту между ним и архиепископами Толедо и Браги. В дальнейшем расширение церковной пров. Сантьяго-де-Компостела проходило за счет основания новых еп-ств на юге - Эворы (1165), Силвиша (1189), Гуарды (1197), Лиссабона (1148, с 1343 архиеп-ство) и др. После создания церковной пров. Лиссабона (1392) в нее вошли диоцезы, расположенные на территории Португалии. В составе пров. Сантьяго-де-Компостела, кроме 4 галисийских еп-ств, остались диоцезы Асторги, Авилы, Бадахоса, Сьюдада-Родриго, Кории, Пласенсии, Саламанки и Саморы.

Собор Санта-Мария в Толедо. 1226–1493 гг.
Собор Санта-Мария в Толедо. 1226–1493 гг.

Собор Санта-Мария в Толедо. 1226–1493 гг.
Первенство Толедской кафедры оспаривалось мн. прелатами, самым активным из к-рых был Пелагий, еп. Овьедо (1102-1130, 1142-1143). В 1105 г. он и Петр, еп. Леона, добились подчинения своих диоцезов непосредственно Папскому престолу. Впосл. еп. Пелагий вступил в конфликт с епископами Бургоса и Луго, а также с архиепископом Браги, который претендовал на юрисдикцию над кафедрой Овьедо. Стремясь создать в Овьедо центр паломничества, превосходящий Сантьяго-де-Компостела, Пелагий способствовал распространению почитания хранившихся там святынь, прежде всего погребального плата Христа. По его инициативе был составлен сборник документов, подтверждающих привилегии еп-ства Овьедо (Liber Testamentorum). Включенные в сборник грамоты являются важным источником по истории Астуро-Леонского королевства, хотя почти все они были отредактированы или фальсифицированы по указанию епископа. Из-за активного участия в политической борьбе еп. Пелагий был смещен с кафедры; противостояние с Толедо сошло на нет. После отвоевания Арагонской короной Балеарских о-вов (1229-1235) начался конфликт между епископами Барселоны и Жироны и архиепископом Таррагоны. В 1232 г. было создано еп-ство Мальорка, подчиненное Папскому престолу; о-в Ивиса после отвоевания христианами отошел под юрисдикцию архиепископа Таррагоны. Основанное после освобождения города от арабов (1238) еп-ство Валенсия также подчинялось Таррагонскому архиепископу. В 1250 г. была восстановлена и подчинена Папскому престолу кафедра Картахены (в 1291 резиденция епископа перенесена в более населенную Мурсию). Во 2-й пол. XIII в. восстановили еп-ство Кордова (как суффраган Толедо) и архиеп-ство Севилья (1249), суффраганами к-рого стали Кадис и Силвиш на юж. побережье Пиренейского п-ова.

Портик Славы собора в Сантьяго-де-Компостела. 2-я пол. XII в. Мастер Матео
Портик Славы собора в Сантьяго-де-Компостела. 2-я пол. XII в. Мастер Матео

Портик Славы собора в Сантьяго-де-Компостела. 2-я пол. XII в. Мастер Матео
XII и XIII вв. в совр. историографии рассматриваются как период церковного кризиса в Кастилии и Леоне. Участие Церкви в военных походах как на Пиренейском п-ове, так и на Св. земле стало причиной упадка экономического могущества Церкви, что усугублялось фактически неограниченной властью монарха над духовенством (король был вправе распоряжаться церковной собственностью, жалобы духовенства в основном игнорировались папами Римскими). Так и не установилась традиция регулярного созыва Соборов, что делало положение епископов Кастилии и Леона еще более уязвимым. Экономическая и политическая слабость иерархов Леоно-Кастильского королевства предопределила провал реформ, проводимых в духе Латеранского IV Собора и предполагавших повышение образовательного уровня клириков и проведение мероприятий по «оздоровлению» католич. Церкви. Иоанн Гальгрин, к-рого папа Григорий IX в 1228 г. послал легатом в И., столкнулся с тем, что решениями Соборов часто пренебрегали. Для проведения церковных реформ Иоанн Гальгрин созвал провинциальные Соборы в Вальядолиде (1228), в Саламанке и в Льейде (1229); их решения в основном дословно повторяли каноны IV Латеранского Собора. Несмотря на активную деятельность папского легата, церковные реформы в Кастилии и Леоне не привились. Недовольство духовенства действиями кастильских королей постепенно накапливалось, в кон. XIII в. мн. церковные иерархи оказались вовлечены в войны, связанные с восстанием инфанта Санчо.

При слабости церковной иерархии епископы в центральных областях И. были в большей степени связаны с королевской властью, участвовали в походах и сражениях против мусульман. Ключевую роль в Реконкисте сыграл архиеп. Толедо Родриго Хименес де Рада (1209-1247), к-рый участвовал в военных действиях и являлся духовным лидером похода 1212 г., когда войско Альмохадов было разгромлено в битве при Лас-Навас-де-Толоса. Создание коалиции христ. правителей и издание папской буллы, объявлявшей этот поход крестовым, были плодами усилий архиепископа. Др. Толедский архиепископ, Гонсало Гарсия Гудьель (1280-1299), возглавлял королевскую канцелярию и впосл. занял один из важнейших постов при Римской курии (папа Бонифаций VIII возвел его в сан кардинала-епископа Альбано). На протяжении всей т. н. Великой Реконкисты кастильские короли пользовались поддержкой католич. Церкви. Несмотря на то что связи Церкви в И. с Папским престолом укреплялись, папские легаты часто бывали в испан. королевствах, испан. прелаты участвовали в Соборах Римско-католической Церкви (на IV Латеранском Соборе присутствовали 23 представителя испан. церковной иерархии), на Пиренейском п-ове, прежде всего в Леоно-Кастильском королевстве, Церковь не отстаивала свою независимость от светской власти, а предпочитала выступать в союзе с ней, получая привилегии в уплате податей и в решении вопросов о юрисдикции епископов. Поступаясь иногда доходами, субсидируя военные кампании королей, кастильское духовенство добивалось сохранения большинства своих привилегий. Во многом такая позиция объяснялась единством интересов королевской власти и Церкви в Реконкисте. Королевская власть могла быть уверена в содействии Церкви в освоении обширных территорий, присоединенных в ходе военных действий 1-й пол. XIII в. Когда после отвоевания Севильи начался раздел земель (repartimientos) и формирование адм. структуры на местах, именно король, а не папа Римский (это вызвало недовольство в Риме) и не совет испан. прелатов решал, кому поручать управление восстановленными и вновь учрежденными кафедрами (Севилья, Кордова, Хаэн, Картахена).

Навершие епископского посоха и реликварий. Ок. 1200–1230 гг. (Музей Каталонии, Барселона)
Навершие епископского посоха и реликварий. Ок. 1200–1230 гг. (Музей Каталонии, Барселона)

Навершие епископского посоха и реликварий. Ок. 1200–1230 гг. (Музей Каталонии, Барселона)
Положение католич. Церкви в королевствах Наварра и Арагон в этот период было более прочным и в экономическом, и в политическом отношениях во многом из-за отсутствия тяжелых денежных повинностей и сохранения традиции созыва Соборов. Больший успех здесь имела и церковная реформа: вскоре после отъезда Иоанна Гальгрина Собор в Таррагоне утвердил постановления Соборов, проходивших в Леоно-Кастильском королевстве. Одним из деятельных сторонников реформы был архиепископ Таррагоны Пере д'Албалат (1238-1251). При его активном участии состоялось 10 провиницальных Соборов. Архиепископ посещал подчиненные ему еп-ства, восстановил еп-ство Валенсия (1238). Вопрос о подчинении епископской кафедры Валенсии стал причиной конфликта между архиепископами Таррагоны и Толедо по вопросу о старшинстве кафедр. Хотя папа Григорий IX первоначально вынес решение в пользу Толедского архиепископа и статус примаса, главной кафедры на Пиренейском п-ове, остался за Толедо, еп-ство Валенсия отошло к архиеп-ству Таррагона. Реформаторская политика архиеп. Пере д'Албалата и его сторонников часто противоречила интересам светской власти. Так, Собор 1250 г. в Альканьисе отлучил от Церкви наваррского кор. Тибальдо I из-за конфликта с епископом Памплонским Педро Хименесом (решением папы Иннокентия IV отлучение было снято).

Римские папы активно поддерживали крестоносцев в И. В 1064 г. папа Александр II даровал 30-летнюю индульгенцию всем участникам похода против тайфы Бобастро. Впосл. Римские понтифики неизменно оказывали поддержку Реконкисте, придавая борьбе с мусульм. гос-вами на территории Пиренейского п-ова статус крестовых походов. Папа Гонорий III (1216-1227) принял участие в мирных переговорах между Кастилией и Леоном в 1218 г. и стал одним из вдохновителей военной кампании 1221 г., когда был завоеван Касерес. Папы Григорий IX, Иннокентий IV и Григорий X (1272-1276) передавали значительные средства на военные походы испан. христианских королей против мусульман.

В XIII в. большое распространение в И. получили монашеские ордены францисканцев , кларисс , кармелитов и августинских регулярных каноников. Наиболее могущественным из новых орденов в И. были доминиканцы. Орден, основанный испан. проповедником католич. св. Домиником (Доминго де Гусманом) и утвержденный папой Гонорием III в 1216 г., активно способствовал церковной реформе, особенно в Таррагонском архиеп-стве: к сер. XIII в. 5 епископских кафедр в этом архиеп-стве занимали доминиканцы. В доминиканских и францисканских колледжах получили образование схоласты Феррарий Каталонец (ок. 1200-1278) и Мунио из Саморы (1237-1300), агиографы Педро Феррандо († после 1242), Родриго Серратский († после 1278), а также Хуан Хиль из Саморы (ок. 1241-1318), ставший известным благодаря историческим и богословским сочинениям. Доминиканцы и францисканцы сыграли важную роль в искоренении ересей, не только проповедуя, но и являясь членами инквизиции, активно действовавшей в Арагоне с 30-х гг. XIII в.

Кор. Альфонсо X в скриптории. Миниатюра из «Книги об играх» (Escorial. T. I.6. Fol. 65)
Кор. Альфонсо X в скриптории. Миниатюра из «Книги об играх» (Escorial. T. I.6. Fol. 65)

Кор. Альфонсо X в скриптории. Миниатюра из «Книги об играх» (Escorial. T. I.6. Fol. 65)
Деятельность инквизиции в Арагоне связывается с распространением в нач. XIII в. ересей катаров и вальденсов; в Каталонии появление катаров относится к 60-м гг. XII в. После альбигойских войн в Юж. Франции мн. катары нашли прибежище в И. Катарская ересь, хотя и не получившая в Сев. Испании столь массового распространения, как в Юж. Франции, имела здесь влиятельных сторонников, в т. ч. и в окружении арагонского кор. Хайме I. Одним из центров катарской ереси в сер. XIII в. была Льейда. Сохранились сведения о многочисленных денежных штрафах, к-рые налагались арагонским королем на подданных, уличенных в ереси. Частота подобных взысканий и их крупные размеры свидетельствуют о том, что приверженцами ереси были гл. обр. зажиточные горожане. Многочисленными были и сторонники учения вальденсов, также распространившегося в И. из Юж. Франции, в основном крестьяне и беднейшие горожане. Борьба с вальденсами являлась одним из важных направлений деятельности Церкви (в 1242 эта ересь была вновь осуждена на провинциальном Соборе в Таррагоне). Еретиком-вальденсом был Дуран из Уэски (Дуран да Оска); в 1207 г. он вместе с группой последователей перешел в католицизм. Дуран стал основателем одного из нищенствующих орденов, т. н. бедных католиков (Pauperes Catholici), существовавшего до 1212 г. Сведения о проникновении альбигойских ересей в центральные регионы И. отрывочны. Известно, что в 1-й пол. XIII в. ереси получили распространение в Леоне.

Помимо мон-рей основными образовательными центрами являлись епископские школы, где преподавание было ориентировано на потребности еп-ства. В XII в. такие центры находились в Леоне, Сантьяго-де-Компостела, Саламанке и Толедо. 1-я пол. XII в.- время расцвета школы в Овьедо. Важнейшим образовательным центром Кастилии являлась школа при соборе Паленсии. При соборах существовали библиотеки (в Леоне, Сеговии, Вике, Жироне и проч.) и переводческие центры (в Толедо, при поддержке архиеп. Раймунда Толедского (1125-1152)). В XIII в. в И. появились первые ун-ты: ок. 1212 г. был основан ун-т в Паленсии (прежде всего усилиями еп. Тельо Тесеса де Менесеса (1208-1246)), в 1218 г.- ун-т в Саламанке. Позже появились ун-ты в Севилье, Алькала-де-Энарес, Вальядолиде, Льейде.

Печать Саламанкского ун-та
Печать Саламанкского ун-та

Печать Саламанкского ун-та
В XIII в. испан. культуре покровительствовали короли Кастилии Фернандо III и Альфонсо X, короли Арагона Хайме I и Хайме II. Придворные науки и искусства были ориентированы на национальные языки. По заказу кор. Фернандо III были переведены на кастильский язык «Этимологии» Исидора Гиспальского (Севильского) и вестгот. «Книга приговоров». При кор. Альфонсо X, одном из образованнейших европ. государей того времени, сложилась т. н. 2-я школа толедских переводчиков с арабского и иврита, переводили также сочинения Аристотеля и Аверроэса. Особый интерес был к научной лит-ре - книгам по астрономии и астрологии. При Альфонсо Х (предполагается, что и при его непосредственном участии) был составлен ряд текстов, оказавших заметное влияние каждый в своей сфере: «История Испании» (Estoria de España; 70-80-е гг. XIII в.) и «Всемирная история» (Grande e General Estoria; после 1272), трактат о минералах и об их лечебных и магических свойствах «Лапидарий» (Lapidario; между 1276 и 1279), астрономические таблицы, описывающие положение небесных тел, «Таблицы Альфонсо Х» (Tablas alfonsíes; между 1252 и 1270), «Книга игр» (Libro de los juegos; 1283), собрание песнопений на галисийском языке в честь Пресв. Богородицы «Песни о Деве Марии» (Cantigas de S. Maria; 70-80-е гг. XIII в.). По указанию короля и при его активном участии были составлены важнейшие в истории И. своды права - «Фуэро Кастилии» (Fuero Real de Castilla; 1255) и «Семь Партид» (Siete Partidas; 1256-1263), отразившие процесс рецепции рим. права в Леоно-Кастильском королевстве. Важной чертой большинства трактатов, составлявших т. н. альфонсинскую лит-ру, является то, что они были написаны на романсе, который, постепенно вытесняя латынь, приобрел статус языка политики, канцелярии и придворной культуры. По заказу Толедского архиеп. Родриго Хименеса де Рады был выполнен перевод Корана на лат. язык. Большую известность получили исторические сочинения архиепископа, прежде всего «История готов» (Historia gothica), написанная по заказу кор. Фернандо III.

В Арагоне активная переводческая деятельность способствовала формированию каталанского языка. Во многом под влиянием болонской школы юриспруденции велась работа по кодификации права, составлялись хроники (напр., «Libre dels Feyts»). В отличие от Кастилии в Арагоне значительно большее участие в общем культурном процессе приняли церковные деятели (канонист Раймунд Пеньяфортский, богословы Луллий Раймунд , Арнольд из Виллановы и др.). Распространение в Арагоне ересей и влияние инквизиции способствовали появлению полемических сочинений. Так, Таррагонский архиеп. Пере д'Албалат составил одно из первых детальных описаний инквизиционного процесса, а также богословское соч. «Сумма семи таинств» (Summa septem sacramentorum).

Лит.: González J. Las conquistas de Fernando III en Andalucía // Hispania. Madrid, 1946. N 25. P. 515-631; idem. Repoblación de Castilla la Nueva. Madrid, 1975. 2 vol.; Lacarra J. M., Vázquez de Parga L., Uría Riu J. Las peregrinaciones a Santiago de Compostela. Madrid, 1948-1949. 3 t.; Procter E. S. Alfonso X of Castile. Oxf., 1951; Pastor de Togneri R. Las primeras rebeliones burguesas en Castilla y León (siglo XII): Análisis histórico-social de una coyuntura. Buenos Aires, 1965; Palomeque Torres A. Episcopologio de las sedes del reino de León. León, 1966; Burns R. I. The Crusader Kingdom of Valencia: Reconstruction on a XIIIth Cent. Frontier. Camb. (Mass.), 1967. 2 vol.; Soldevila F. Els primers temps de Jaume I. Barcelona, 1968; Linehan P. The Spanish Church and the Papacy in the XIIIth Cent. Camb., 1971; idem. Spanish Church and Society, 1150-1300. L., 1983; Lacarra J. M. Aragón en el pasado. Madrid, 1972; idem. Historia del reino de Navarra en la Edad Media. Pamplona, 1975; Linage Conde A. Los orígenes del monacato benedictino en la Península Ibérica. León, 1973. 3 vol.; Moreta Velayos S. Rentas monásticas en Castilla: Problemas de método. Salamanca, 1974; Gutton F. L'Ordre d'Alcantara. P., 1975; O'Callaghan J. F. The Spanish Military Order of Calatrava and its Affiliates. L., 1975; Shneidman J. L. L'imperi catalano-aragonés (1200-1350). Barcelona, 1975; Rivera Recio J. F. La Iglesia de Toledo en el siglo XII (1086-1208). Toledo, 1976; Alvarez Palenzuela V. A. Monasterios cistercienses en Castilla: Siglos XII-XIII. Valladolid, 1978; Benito Ruano E. Estudios santiaguistas. León, 1978; Lomax D. W. The Reconquest of Spain. L.; N. Y., 1978; Bonnassie P. Catalunya mil anys enrera: Creixement económic i adveniment del feudalisme a Catalunya, de mitjan segle X al final del segle XI. Barcelona, 1979-1981. 2 vol.; Portela Silva E. La colonización cisterciense en Galicia (1142-1250). Santiago de Compostela, 1981; García de Cortázar J. A., Ruiz de Aguirre J. A. La formación de la sociedad hispano-cristiana del Cantábrico al Ebro en los siglos VIII a XI. Santander, 1982; Bishko Ch. J. Spanish and Portuguese Monastic History, 600-1300. L., 1984; La ciudad hispánica durante los siglos XIII al XVI / Ed. E. Sáez. Madrid, 1985-1987. 3 vol.; Durán Guidiol A. Aragón de condado a reino // Historia de Aragon / Ed. A. Beltrain Martínez. Zaragoza, 1985. T. 4. P. 9-152; Estepa Díez C. El nacimiento de León y Castilla (siglos VIII-X). Valladolid, 1985. (Historia de Castilla y León; 3); Alfonso Antón I. La colonización cisterciense en la Meseta del Duero. Zamora, 1986; Navarrete M. F., de. Españoles en las Cruzadas. Madrid, 1986; Pérez-Embid Wamba J. El Císter en Castilla y León: Monacato y dominios rurales (siglos XII-XV). Salamanca, 1986; Nieto Soria J. M. Iglesia y poder real: El episcopado, 1250-1350. Madrid, 1988; Reilly B. F. The Kingdom of León-Castilla under King Alfonso VI, 1065-1109. Princenton, 1988; Martín J. L. Las Cortes medievales. Madrid, 1989; Mínguez Fernándes J. M. La reconquista. Madrid, 1989; Rubio García L. La corona de Aragón en la reconquista de Murcia. Murcia, 1989; Iradiel Murugarren F. P. Las claves del Feudalismo, 860-1500. Barcelona, 1991; Gerbet M.-C. Les noblesses espagnoles au Moyen Âge, XIe-XVe siècle. P., 1994; Barreiro Rivas J. L. La función política de los caminos de peregrinación en la Europa medieval. Madrid, 1997; Варьяш О. И. Два очерка о Реконкисте // СВ. 1997. Вып. 59. С. 116-129; То же // Она же. Пиренейские тетради: Право, общество, власть и человек в средние века. М., 2006. С. 277-292; García Fitz F. Relaciones politicas y guerra: La experiencia castellano-leonesa frente al Islam: siglos XI-XIII. Sevilla, 2002; Ayala Martínez C., de. Las órdenes militares hispánicas en la Edad Media (siglos XII-XV). Madrid, 2003; La Monarquía como conflicto en la Corona Castellano-Leonesa: (1230-1504) / Ed. J. M. Nieto Soria. Madrid, 2006; Reglero de la Fuente C. M. Cluny en España: Los prioratos de la provincia y sus redes sociales: 1073 - c. 1270. León, 2008; Попова Г. А. Как горожане перехитрили короля: Из истории фуэро Толедо // Право в средневек. мире, 2008 / Ред.: И. И. Варьяш, Г. А. Попова. М., 2008. С. 96-111.
Г. А. Попова, А. А. Ткаченко

Кон. XIII - кон. XV в.

По завещанию кор. Хайме I Завоевателя (1276) его старший сын Педро (Пере) III (1276-1285) унаследовал Арагон, Каталонию и Валенсию, тогда как королевство Мальорка (Балеарские о-ва) вместе с Руссильоном и Монпелье отошло 2-му сыну короля - Хайме (Жауме). По Перпиньянскому договору 1279 г. Хайме признал сюзеренитет старшего брата; впосл. короли Арагона считали королей Мальорки своими вассалами и отрицали их право проводить независимую политику. Педро III при коронации отказался принести вассальную клятву папе Римскому (в 1204 такую клятву принес его дед, Педро II). Правление этого короля прошло в борьбе с мятежной знатью в стране - Педро III сумел добиться поддержки большинства представителей привилегированных сословий всех частей Арагонской короны, гарантировав им сохранение в неизменном виде прежних вольностей и фуэро. В это время начинается экспансия Арагонской короны в Италию. Сицилийцы, восстав против кор. Карла Анжуйского (т. н. Сицилийская вечерня, 30 марта 1282), обратились за помощью к Педро III, к-рый был женат на дочери короля Сицилии Манфреда Гогенштауфена и имел наследственные права на Сицилийское королевство после смерти потомков имп. Фридриха II по муж. линии. Арагонцы захватили Сицилию, в неск. сражениях разбили войска Карла Анжуйского и начали военные действия на юге Апеннинского п-ова. 4 сент. 1282 г. Педро III был коронован в Палермо как король Сицилии. В ответ профранцузски настроенный папа Римский Мартин IV (1281-1285) отлучил его от Церкви (18 нояб. 1282), а в 1284 г., напомнив о вассальной зависимости Арагона от Рима, объявил, что лишает Педро III владений и освобождает его подданных от клятвы верности. Папа призвал франц. принца Карла Валуа (по матери он приходился племянником Педро III) завладеть страной, придав этому предприятию характер крестового похода. Вторжение франц. армии в Каталонию, вначале весьма успешное (после взятия г. Жирона Карл Валуа стал королем Арагона), в 1285 г. закончилось провалом, при отступлении французы понесли огромные потери. Др. внешнеполитическим успехом Педро III стало установление протектората над Тунисом (1280). Правитель Туниса обязался выплачивать дань, арагонцы получили право сбора пошлины на торговлю вином, в крупнейшие города Туниса были назначены арагонские консулы и алькальд, управлявший местными христианами.

Денарий кор. Хайме I Завоевателя. 2-я пол. XIII в.
Денарий кор. Хайме I Завоевателя. 2-я пол. XIII в.

Денарий кор. Хайме I Завоевателя. 2-я пол. XIII в.
После смерти Педро III владения Арагонской короны унаследовал старший сын Альфонсо III (1285-1291), а Сицилию - 2-й сын короля Хайме (Жауме) (впосл. кор. Хайме II (1291-1327)), которому пришлось отстаивать свои права в военных действиях против французов, поддержанных Римскими папами Гонорием IV (1285-1287) и Николаем IV (1288-1292). Хайме был вынужден пойти на уступки: по договору в Тарасконе (1291) он согласился выплачивать дань папе Римскому. Неудачной была внутренняя политика и Альфонсо III. Арагонская знать, опасаясь наступления королевской власти на свои привилегии, объединилась в т. н. унию, вступила с Альфонсо III в открытый конфликт и вынудила короля подписать «Привилегию унии» (Privilegio de la unión; 1287). В соответствии с ней король обязался ежегодно созывать в Сарагосе кортесы, к-рым переходило право назначать членов королевского совета, и не предпринимать никаких действий против унии или любого ее члена без разрешения кортесов и верховного судьи (хустисьи) Арагона. В случае нарушения королем «Привилегии унии» представители знати имели право избрать др. государя.

После смерти Альфонсо III королем Арагона стал его младший брат - Хайме II; управление Сицилией было поручено Федерико (Фадрике), 3-му сыну кор. Педро III. По заключенному соглашению о мире в Ананьи (1295) Хайме II отказался от прав на Сицилию, но население острова, не желая восстановления власти Анжуйской династии, провозгласило Федерико королем Сицилии (1296-1337); до нач. XV в. Сицилией правила младшая ветвь Арагонского дома.

В XIV в. король Арагона стоял во главе мощной морской державы с сильным торговым и военным флотом. Ее позиции в Зап. Средиземноморье усилились после завоевания Сардинии (1324), хотя впосл. на острове не раз вспыхивали антиарагонские восстания. В военных действиях королей Арагона в XIII-XIV вв. немалую роль играли отряды наемников (almogávares). После заключения в 1302 г. мира в Кальтабеллоте, завершившего войну между Неаполитанским и Сицилийским королевствами, по инициативе короля Сицилии военачальник Рожер де Флор во главе большого отряда наемников отправился в Византию, чтобы оказать помощь визант. имп. Андронику II Палеологу в борьбе против турок. Действия наемников были успешны, однако усиление каталонцев вызвало опасения наследника и соправителя Андроника II, Михаила IX, который приказал убить Рожера и его свиту (1305). От последовавшей за убийством «каталонской мести» Византия пострадала едва ли не больше, чем от турок. Затем каталонцы поступили на службу к герцогу Афин, но когда тот отказался уплатить им положенное жалованье, восстали и в 1311 г. разбили войска герцога. После этого наемники захватили герц-ство и, объявив себя вассалами короля Арагона, удерживали Афинское герц-ство до 1387/88 г.

Завоевание Мальорки отрядами наемников. Фрагмент росписи Тронного зала Королевского дворца в Барселоне. Кон. XIII — нач. XIV в.
Завоевание Мальорки отрядами наемников. Фрагмент росписи Тронного зала Королевского дворца в Барселоне. Кон. XIII — нач. XIV в.

Завоевание Мальорки отрядами наемников. Фрагмент росписи Тронного зала Королевского дворца в Барселоне. Кон. XIII — нач. XIV в.
Новый этап внутренней борьбы в Арагоне и его средиземноморской экспансии приходится на правление кор. Педро IV Церемонного (1336-1387). Найдя формальный повод для разрыва вассальных отношений с дальним родственником, королем Мальорки, Педро IV объявил его непокорным вассалом, в 1343 г. высадил войска на Балеарских о-вах и окончательно присоединил эти владения, а затем и Руссильон к Арагонской короне. Попытки Педро IV провозгласить наследницей престола свою дочь Констанцию (сыновей у него тогда еще не было) вызвали возобновление т. н. унии и восстание знати Арагона и Валенсии, но король разбил мятежников при Эпиле (1348), отменил «Привилегию унии» и жестоко расправился с ее сторонниками в Арагоне и особенно в Валенсии, оказавшей ему упорное сопротивление. В течение мн. лет Педро IV воевал с кор. Кастилии Педро I Жестоким («война двух Педро», 1356-1369), поддерживая Энрике Трастамарского, сводного брата Педро Жестокого, в его борьбе за кастильский трон. Перевес в этой войне был за Кастилией, однако военные действия закончились сразу после гибели Педро I Жестокого и смены династии.

В целом в XIV в. власть королей Арагона, особенно на недавно завоеванных в ходе Реконкисты территориях, заметно укрепилась. Этому способствовало и составление Педро IV «Установлений о дворе», где подробно описывались структура двора, права и обязанности должностных лиц. Хотя единых для всех владений Арагонской короны органов управления создано не было, получил развитие институт королевских наместников с адм. и судебными полномочиями (губернаторы, байлы, батлы). В Арагоне противодействие знати такой политике позволило сохранить неприкосновенной систему арагонских фуэро. Знать разных частей королевства не объединялась против короля, в частности, сеньоры графства Барселонского (с XIV в. принципат Каталония) поддерживали монарха. Кортесы Арагона, Каталонии и Валенсии собирались независимо друг от друга.

В Леоно-Кастильском королевстве в кон. XIII - нач. XIV в., начиная с последних лет правления Альфонсо X Мудрого, часто происходили внутренние конфликты. Санчо IV Храбрый (1284-1295) захватил трон в обход законного наследника, однако затем на протяжении всего правления ему приходилось бороться с мятежами противников. После его смерти 2 следующих кастильских монарха вступали на трон в малолетнем возрасте: Фернандо IV (1295-1312) наследовал отцу, когда ему было 9 лет, а Альфонсо XI (1312-1350) - когда ему был год. При малолетних королях между претендентами на регентство развернулась борьба, знать стремилась добиться различных уступок, а королевская власть слабела, несмотря на здравую политику вдовы Санчо IV, Марии де Молина, сыгравшей важную роль в правление малолетних не только сына, но и внука. В условиях, когда в борьбе за влияние на юного короля группировки знати вели между собой настоящую войну, для противодействия им города заключали между собой, а также с др. лицами и институтами особые союзы - эрмандады. Такие союзы известны с XII в., однако в 1282-1325 гг. эрмандады оказывали наибольшее влияние на жизнь испан. общества. Кор. Альфонсо XI, начав править самостоятельно, подтвердил привилегии поддерживавшим его городам, однако отменил эрмандады. После этого движение эрмандад не исчезло, но замкнулось в рамках городской и территориальной автономии, выполняя в основном функции охраны порядка на локальном уровне и не претендуя на участие в политической жизни королевства.

Кор. Альфонсо XI перед сражением. Миниатюра из «Хроники» Жана Фруассара. Ок. 1410 г. (Den Haag. Koninkilijke Bibliotheek. КВ. 72 А 25. Fol. 1r)
Кор. Альфонсо XI перед сражением. Миниатюра из «Хроники» Жана Фруассара. Ок. 1410 г. (Den Haag. Koninkilijke Bibliotheek. КВ. 72 А 25. Fol. 1r)

Кор. Альфонсо XI перед сражением. Миниатюра из «Хроники» Жана Фруассара. Ок. 1410 г. (Den Haag. Koninkilijke Bibliotheek. КВ. 72 А 25. Fol. 1r)
В Леоно-Кастильском королевстве в отличие от Арагонской короны в XIV в. возникли единые органы управления - Аудиенсия (судебный орган), Королевский совет. Общими для всего королевства были кортесы, к-рые, обладая в XIII-XIV вв. широкими полномочиями, к кон. XIV в. начали терять влияние. Этот процесс был связан с трансформацией городского управления. Сравнительно демократичная система с выборностью мн. городских должностей и большой ролью общего собрания всех полноправных горожан (т. н. открытый совет - concejo abierto) в XIV в. изменилась, важное значение приобрели замкнутые корпорации назначенных королем муниципальных советников - рехидоров, обычно происходивших из городской знати. Королевская власть благодаря введению института коррехидоров (королевских представителей в наиболее крупных городах) установила более прочный контроль над органами городского управления - консехо. Практика назначения коррехидоров получила распространение при Альфонсо XI. В XIV и большей части XV в. войны с Гранадским эмиратом, правители которого действовали в союзе с берберской династией Маринидов в Сев. Африке, велись лишь эпизодически, хотя и были успешными: победа при р. Саладо (Рио-Саладо) в 1340 г., взятие Антекеры в 1410 г., победа при Ла-Игеруэле в 1431 г.; в результате удалось установить контроль над Гибралтарским прол.

Альфонсо XI, умершему от чумы, наследовал его единственный законный сын Педро I Жестокий (1350-1369), правление к-рого пришлось на крайне тяжелый период в истории страны. От эпидемии чумы («черной смерти») вымирали кварталы в городах, пустели деревни; мор и голод усиливали социальную напряженность. Кор. Педро I пытался навести в стране порядок, прибегнув к крайним мерам, вплоть до казней самых высокопоставленных лиц. Оппозицию аристократов, недовольных политикой короля, возглавили его сводные братья - сыновья Альфонсо XI от знатной севильской дамы Леонор де Гусман. Внутренняя борьба в Кастилии разворачивалась на фоне конфликтов с мусульм. Гранадским эмиратом, Португалией и особенно с Арагоном, а после 1360 г. события на полуострове находились в тесной связи с перипетиями Столетней войны. Сначала успех был на стороне кор. Педро I, но жестокие расправы и непоследовательность политики лишили его поддержки не только знати, но и городов. Именно в этот момент старший из сводных братьев Педро, Энрике Трастамарский, стал претендовать на трон короля Кастилии. Педро был вынужден бежать из страны и заручился помощью правителей Наварры и англичан во главе с Эдуардом, Черным Принцем, старшим сыном англ. кор. Эдуарда III. В союзе с ними Педро I вторгся в Кастилию. В 1367 г. Энрике был разбит при Нахере, однако не сложил оружия, получив к тому времени помощь франц. отрядов во главе с рыцарем Бертраном Дюгекленом. В 1369 г. Энрике разбил Педро I при Монтьеле, а затем заманил его в ловушку и убил. После этого он взошел на престол под именем Энрике II (1369-1379), основав династию Трастамара (правила в 1369-1516).

Архиеп. Толедо Альфонсо Каррильо де Акунья. Ретабло капеллы Санта-Ана собора в Бургосе. 1486–1492 гг. Скульптор Хиль де Силоэ
Архиеп. Толедо Альфонсо Каррильо де Акунья. Ретабло капеллы Санта-Ана собора в Бургосе. 1486–1492 гг. Скульптор Хиль де Силоэ

Архиеп. Толедо Альфонсо Каррильо де Акунья. Ретабло капеллы Санта-Ана собора в Бургосе. 1486–1492 гг. Скульптор Хиль де Силоэ
После смены династии попытки государей унифицировать управление Леоно-Кастильским королевством стали особенно активными. К тому времени вслед. эпидемии чумы, войн с Гранадским эмиратом, а также репрессий и военных конфликтов, сопровождавших смену династии, мн. роды старой знати, часто находившейся в оппозиции к королю, исчезли, а опорой престола стала возвысившаяся новая знать. Несмотря на неудачу кор. Хуана I (1379-1390), претендовавшего на португ. престол (в 1385 португальцы разбили кастильцев при Алжубарроте), авторитет Кастилии заметно вырос. Показателем далеко идущих внешнеполитических планов кор. Энрике III (1390-1406) стало посольство в 1403-1406 гг. к эмиру Тимуру (Тамерлану; 1370-1405), а также начало колонизации Канарских о-вов.

После смерти в 1410 г. кор. Арагона Мартина Гуманного и пресечения прежней династии корона по т. н. компромиссу в Каспе (1412) была передана Фернандо Антекерскому (1412-1416), младшему брату кор. Энрике III Кастильского и регенту Кастилии при малолетнем Хуане II (1406-1454). Новый король Арагона и его сыновья сохранили влияние в Кастилии и долгое время вели борьбу с оппозицией знати, к-рую возглавлял коннетабль Кастилии Альваро де Луна. Сыновья Фернандо I, «арагонские инфанты», потерпели поражение в битве при Ольмедо (1445), после чего уже не играли важной роли в политической борьбе в Кастилии. Однако и успех Альваро де Луны оказался недолгим: противники добились от короля его отставки и казни (1453; Альваро де Луна был обвинен в том, что околдовал короля). При Энрике IV (1454-1474) знать, стремясь ослабить королевскую власть, создавала лиги, восставала против монарха, добиваясь от него новых пожалований и привилегий, вмешивалась в вопрос о престолонаследии, а магнаты окраинных провинций (Мурсия, Галисия) вели себя как независимые правители. В междоусобных войнах участвовали представители католич. духовенства, напр. Толедский архиеп. Альфонсо Каррильо де Акунья (1446-1482). Нерешительный король объявлял своей наследницей то сестру Изабеллу, то дочь Хуану; он то шел на уступки знати, то пытался их отменить. В результате в стране сформировались предпосылки гражданской войны.

Арагонский кор. Альфонсо V Великодушный (1416-1458) проводил активную политику в Италии (в 1442 он подчинил Неаполитанское королевство), однако из-за долгого отсутствия короля управление пиренейскими владениями было расстроено. После смерти Альфонсо V Неаполитанское королевство унаследовал его побочный сын Ферранте, узаконенный с разрешения папы Римского, Арагон - младший брат Хуан II (1458-1479), к-рый, женившись на наследнице наваррского престола Бланке, с 1425 г. являлся королем Наварры. В 1458 г. он объединил Арагон и Наварру, но после его смерти королевства были вновь разделены. В Каталонии комплекс социальных и политических противоречий вызвал гражданскую войну (1461/62-1472). Затем вспыхнуло восстание ременсов (так в Каталонии называли лично зависимых крестьян, на которых распространялись сеньориальные повинности («дурные обычаи», испан. malos usos), в т. ч. ременса - обязанность уплачивать выкуп за право уйти от сеньора, размер выкупа полностью зависел от сеньора). Восстание под рук. Пере Сала (1482-1485), хотя и потерпело поражение, заставило кор. Фердинанда (Фернандо) II Арагонского (см. Фердинанд V (II)) отменить в Каталонии «дурные обычаи» (Гуадалупская сентенция; 1486).

Король Кастилии Хуан II. Скульптура алтаря в Картухе Мирафлорес. 1496–1499 гг. Скульптор Хиль де Силоэ
Король Кастилии Хуан II. Скульптура алтаря в Картухе Мирафлорес. 1496–1499 гг. Скульптор Хиль де Силоэ

Король Кастилии Хуан II. Скульптура алтаря в Картухе Мирафлорес. 1496–1499 гг. Скульптор Хиль де Силоэ
В ходе Реконкисты под властью христиан Кастилии и Арагона оказались мусульмане-мудехары; сохранив веру и значительную автономию в делах управления, они платили налоги в казну и пользовались защитой королевской власти. Отношение к ним с кон. XIV в. ужесточилось, появились законы, ограничившие их автономию, регламентировавшие занятия, ношение той или иной одежды и т. д. С кон. XIV в. обострились прежде относительно мирные отношения между христианами и иудеями в И. В 1391 г. по Кастилии, а затем и по Арагону прокатилась волна евр. погромов, в к-рых наиболее активной силой были крестьяне и городские низы, умело направляемые католич. проповедниками и городскими властями. В течение неск. месяцев происходили грабежи, поджоги, убийства, насильственные обращения, синагоги превращались в католич. храмы. В нек-рых районах центральная власть сумела поставить ситуацию под контроль лишь в 1392 г. Евр. погромы, хотя и не столь масштабные, возобновлялись до 20-х гг. XV в. Одна из наиболее ярких фигур в религ. жизни И. этого времени - проповедник, монах-доминиканец католич. св. Винсент (Висенте) Феррер (1350-1419). В И. его деятельность в основном была направлена на обращение иудеев в христианство, он осуждал упорствовавших в иудаизме столь яростно, что его проповеди часто сопровождались погромами. Характерной чертой эпохи стали диспуты между христ. и иудейскими теологами (напр., диспут в Тортосе в 1413-1414).

После событий 1391 г. последовал массовый переход иудеев в христианство, причем нек-рые высокопоставленные иудеи, крестившись, могли быстро достичь высокого положения в гос. и даже в церковной иерархии. Так, раввин Бургоса Шломо Га-Леви (ок. 1351-1435), во время погромов принявший христианство с именем Пабло де Санта-Мария, проявил выдающиеся способности в христ. теологии и стал католич. епископом Бургоса (с 1415), хранителем королевской печати, канцлером Кастилии, членом регентского совета и наставником инфанта. При этом он критиковал былых единоверцев столь же рьяно, сколь ранее их защищал. Ему приписывается авторство «Прагматики доньи Каталины» (1412; Каталина Ланкастерская - мать кор. Хуана II и регентша в его малолетство), где предлагалось с помощью сегрегационных и дискриминационных мер против иудеев вынудить их к массовому обращению в христианство. Сын Пабло де Санта-Марии, Алонсо де Картахена (1384-1456), еп. Бургоса (с 1435), писатель и переводчик, также приобрел видное положение при дворе короля Кастилии. Будучи представителем Кастилии на Базельском Соборе (1434), он выступил с речью, в которой доказывал превосходство Кастилии над Англией. Во главе иерархии христ. мира он поместил папу Римского, затем - императора, а потом - королей христ. гос-в, среди к-рых первенствовал король Кастилии в силу древнего происхождения и возложенной на кастильских монархов миссии по борьбе с неверными. Др. участник Базельского Собора, теолог Иоанн из Сеговии (ок. 1395-1458), в сер. XV в. на фоне успехов тур. завоеваний выдвинул идею мирного диалога христиан и мусульман.

Иудеев, принявших крещение, называли «новыми» христианами, конверсо (обращенные) или маранами. Их численность достигала, по разным оценкам, от неск. десятков тысяч до неск. сот тысяч; по-видимому, они составляли не меньше половины евр. населения И. Конверсо успешно занимались торговлей и финансами, получали высокие должности, дворянские титулы, вступали в ряды служителей Римско-католической Церкви. Они составили значительную часть испан. интеллектуальной и бюрократической элиты. Быстрое социальное возвышение конверсо вызвало негативную реакцию «старых» христиан, к-рые обвиняли маранов в тайном исповедании иудаизма. С сер. XV в. в Кастилии принимались т. н. статуты «чистоты крови» (limpieza de sangre), ограничительные законы против конверсо. Согласно этим статутам, лица евр. происхождения не могли занимать общественные должности (в судах и муниципалитетах), вступать в монашеские и духовно-рыцарские ордены, учиться в ун-тах. Для всех этих видов деятельности требовались доказательства «чистоты крови» (такие доказательства, впрочем, нередко фальсифицировались). На рубеже XVI и XVII вв. в испан. языке появилось слово «раса» (raza), причем оно применялось в явно негативном значении по отношению к евр. и араб. населению И. Статуты «чистоты крови» наиболее жестко действовали в XVI в., затем произошло их нек-рое смягчение, отменены в XIX в.

В XIV-XV вв. мн. представители испан. католич. духовенства не отличались набожностью и чистотой нравов, пренебрегали исполнением пастырских обязанностей; мн. священники были неграмотны. Служители католич. Церкви, включая и самых высокопоставленных, открыто сожительствовали с женщинами более низкого социального положения (т. н. баррагания). Обычным было совмещение церковных должностей, а также пожалование церковных бенефициев иностранцам. На положение католич. Церкви в И., особенно монашества, заметно повлияло сокращение земельных рент, что привело к упадку традиц. монашеских орденов, хотя тогда же получили распространение нек-рые новые ордены, напр. орден иеронимитов, отличавшийся аскетизмом и строгой дисциплиной.

Во время схизмы в католической Церкви и Кастилия, и Арагон поддерживали тесные связи с Авиньоном. В 1394 г. на Папский престол в Авиньоне был избран знатный арагонец Педро (или Педро Мартинес) де Луна (антипапа Бенедикт XIII), энергичный церковный деятель, сторонник реформ. Первоначально он пользовался поддержкой Франции, Шотландии, Кастилии, Арагона, Португалии и Наварры. Для преодоления схизмы его неоднократно призывали отречься от сана, но «папа Луна», как его называли в И., не подчинился ни этим призывам (утратив поддержку Франции, Португалии и Наварры, а позже и Кастилии), ни решениям Пизанского и Констанцского Соборов и до кончины (1423) считал себя главой католич. Церкви. Будучи вынужден покинуть Авиньон, он нашел убежище в Провансе, затем в Перпиньяне и, наконец, в замке Пеньискола близ Валенсии.

Кор. Фердинанд II Арагонский. Фронтиспис кн.: Constitutiones catalanas / Ed. P. Michel, D. de Gumiel. Barcelona,. 1495 (Archivio de la Corona de Aragón. Inc, 49)
Кор. Фердинанд II Арагонский. Фронтиспис кн.: Constitutiones catalanas / Ed. P. Michel, D. de Gumiel. Barcelona,. 1495 (Archivio de la Corona de Aragón. Inc, 49)

Кор. Фердинанд II Арагонский. Фронтиспис кн.: Constitutiones catalanas / Ed. P. Michel, D. de Gumiel. Barcelona,. 1495 (Archivio de la Corona de Aragón. Inc, 49)
С успехами итал. политики кор. Альфонсо V Великодушного во многом было связано усиление позиций Арагонской короны при папской курии. Арагонец Алонсо де Борха (в Италии фамилию произносили как Борджа) содействовал тому, чтобы кор. Альфонсо V признал законным папой Мартина V, потом быстро поднялся по ступеням церковной иерархии и был избран папой (Каллист III (1455-1458)). Он покровительствовал родственникам, при его поддержке развивалась церковная карьера племянника Родриго де Борхи (впосл. папа Римский Александр VI (1492-1503)).

В результате брака, заключенного в 1469 г. между кастильской принцессой Изабеллой (впосл. кор. Изабелла I (1474-1504) и арагонским принцем Фердинандом (Фернандо), и после того как Изабелла унаследовала кастильский трон, а Фердинанд - арагонский (1479), оформилась династическая уния между Кастилией и Арагоном, ставшая важнейшим событием на пути к объединению И. Оба королевства еще долго сохраняли различные системы управления и налогообложения, свои суд и законы, вначале координируя в основном лишь вопросы внешней и религ. политики. Последствия унии для обеих стран были неодинаковыми. Кастилия стала ядром И. и шире Испанской монархии, а владения Арагонской короны, являвшейся в XIV-XV вв. могущественной средиземноморской державой, вскоре оказались на периферии, монархи там почти не бывали. С этого времени и в течение по крайней мере 200 лет Арагон, Каталония и Валенсия развивались медленно, сохраняя ранее сложившиеся формы управления, обычаи и привилегии.

В борьбе за трон Кастилии Изабелла преодолела сопротивление мятежной знати в гражданской войне 1474-1479 гг., в к-рую на стороне Хуаны, дочери Энрике IV (хотя его отцовство отрицалось противниками короля), вмешался король Португалии. Вдовый кор. Афонсу V женился на Хуане и вступил с войском в Кастилию, требуя, чтобы Изабелла отказалась от своих прав на кастильский трон. В 1476 г. португальцы были разбиты при Торо. Используя противоречия внутри знати и опираясь на поддержку ее части, а также на поддержку мелкого дворянства, католич. Церкви и городов, Фердинанд и Изабелла сумели обуздать мятежных аристократов. Заключив серию соглашений с основными противниками, пойдя на ряд уступок, правители затем приказали срыть множество замков, являвшихся очагами сопротивления, лишили знать пожалований, сделанных предыдущими королями, и заставили вернуть короне самовольно присвоенные земли.

Еще до окончания войны Фердинанд и Изабелла утвердились как законные государи и начали реформы: был реорганизован Королевский совет, где усилилось влияние зависимых от короны чиновников-летрадо, упорядочены гос. финансы, укреплена королевская власть на местах за счет расширения полномочий коррехидоров (наместников). Важным орудием испан. короля и королевы в стране была Генеральная эрмандада - союз кастильских городов, располагавший собственными военно-полицейскими силами. Фердинанд стал магистром кастильских духовно-рыцарских орденов: Калатравы (в 1487), Сантьяго (1492) и Алькантары (после 1495); материальные ресурсы орденов облегчили монархам возможность создать постоянное войско. В 1523 г. папа Римский Адриан VI навечно закрепил звание магистра всех 3 орденов за испан. королями. Орден Монтеса, основанный в 1317-1319 гг. в землях Арагонской короны и никогда не имевший таких богатств и такого военно-политического значения, как кастильские ордены, сохранил самостоятельность; короли И. стали магистрами ордена Монтеса только в 1587 г.

В 1481-1492 гг. в результате тяжелой войны был присоединен Гранадский эмират и тем самым завершена Реконкиста. За заслуги в распространении христианства папа Александр VI в 1496 г. удостоил испан. правителей Фердинанда V (II) и Изабеллу I титула «католические короли» (Reyes Católicos), который впосл. носили испан. монархи. В 1494 г. кастильцы завершили завоевание Канарских о-вов (частично контролировались Кастилией с нач. XV в.), истребляя при этом местных жителей - гуанчей (позднее методы колонизации, примененные на Канарских о-вах, использовались при освоении Америки).

В правление «католических королей» произошли изменения в организации католич. Церкви в И. В 1486 г. папа Римский Иннокентий VIII пожаловал Фердинанду и Изабелле право королевского патроната над католич. Церковью на Канарских о-вах. Кафедра еп-ства Рубикон была переведена в Лас-Пальмас на о-ве Гран-Канария, а само еп-ство вошло в состав Севильского архиеп-ства. В 1492 г. Иннокентий VIII повысил до архиепископского статус диоцеза Валенсия, к-рому теперь подчинялись еп-ства Картахена и Мальорка. В кон. 1492 г., почти сразу после завоевания Гранадского эмирата, папа Александр VI придал статус архиеп-ства Гранаде, к-рому были подчинены еп-ства Гуадикс и Альмерия; еп-ство Малага вошло в состав Севильского архиепископства.

Клуатр мон-ря Сан-Хуан-де-лос-Рейес в Толедо. 1477–1506 гг.
Клуатр мон-ря Сан-Хуан-де-лос-Рейес в Толедо. 1477–1506 гг.

Клуатр мон-ря Сан-Хуан-де-лос-Рейес в Толедо. 1477–1506 гг.
В кон. XV в. под влиянием идей Соборного движения на церковной ассамблее в Севилье (1478) были приняты решения о реформе католич. Церкви в Кастилии и Арагоне. Эти меры усиливали зависимость Церкви от королевской власти. Были определены правила назначения епископов (право назначать епископов сохранялось за папой Римским, но он должен был выбрать из кандидатов, предложенных испан. монархом), требовалось присутствие епископов в диоцезах, были приняты меры против недостойных служителей Церкви. Представители католич. духовенства в И. были широко вовлечены в дела управления гос-вом, король и королева доверяли им больше, чем светской знати. Огромную роль в гос. делах играли королевские духовники (Диего де Деса, Эрнандо де Талавера и др.). Ближайшим сподвижником «католических королей» был Толедский архиеп. кард. Педро Гонсалес де Мендоса (1482-1495), к-рый пользовался таким влиянием, что иногда его называли «третьим королем Испании». Его преемник примас И. (с 1495) кардинал (с 1507) Франсиско Хименес де Сиснерос (в 1507 возглавил инквизицию в И.) дважды выполнял обязанности регента Кастилии: после смерти Изабеллы и после смерти Фердинанда. По инициативе Хименеса де Сиснероса и под его покровительством в 1502-1517 гг. было подготовлено 6-томное издание «Многоязычной Библии» (Biblia políglota complutense; Комплут (Complutum) - лат. название г. Алькала-де-Энарес, где велась работа над изданием). В 1-4-м томах был дан параллельный текст ВЗ на иврите, греческом и латыни (Вульгата), а для Пятикнижия - еще и тексты на арам. языке. 5-й том включал греч. и лат. тексты НЗ. В 6-м томе были собраны дополнительные материалы для изучения Библии: евр. и арам. словари с лат. индексом, евр. грамматика, комментарии евр., арам. и греч. имен. Работа над греч. текстом НЗ была закончена в 1514 г. (за 2 года до того, как аналогичную работу проделал и опубликовал ее результаты Эразм Роттердамский), однако в ожидании завершения всего издания эта часть не была тогда напечатана. «Многоязычную Библию» опубликовали в 1520 г., через 3 года после завершения работы над ее текстом. При подготовке издания был использован ряд древних рукописей, привлекались крупнейшие испанские библеисты того времени. В тесной связи с этим проектом находилось др. начинание Хименеса де Сиснероса - в 1499 г. был основан университет в Алькала-де-Энарес, центр испан. Ренессанса.

Главное здание ун-та в Алькала-де-Энарес. 1543 г.
Главное здание ун-та в Алькала-де-Энарес. 1543 г.

Главное здание ун-та в Алькала-де-Энарес. 1543 г.
В сложной религ. обстановке (обострение противоречий между христианами и мусульманами, христианами и иудеями, христианами и конверсо, расправы над религиозными меньшинствами) Фердинанд и Изабелла в 1478-1483 гг. ввели в И. инквизицию (прежде отсутствовавшую в Кастилии и не слишком активную в Арагоне), деятельность которой сначала была направлена гл. обр. против конверсо. Генеральным инквизитором стал Томас де Торквемада, при нем расправы над отклонившимися от католич. веры были особенно жестокими. Возможно, именно его позиция способствовала решению испан. правителей изгнать из И. тех иудеев, кто не пожелали перейти в христианство (1492). В кон. XV - нач. XVI в. судьбу иудеев разделили мусульмане Гранады и мудехары. Тех мусульман, кто приняли крещение и могли остаться во владениях «католических королей», стали называть морисками. Религ. гонения во многом были вызваны политическими соображениями: стремлением в условиях нараставшей тур. угрозы в сжатые сроки утвердить в объединенном гос-ве единое вероисповедание. Формально единство веры в стране к нач. XVI в. было достигнуто, но мн. конверсо и мориски втайне продолжали исповедовать веру своих предков.

Кор. Кастилии Хуана Безумная. 1496–1500 гг. Худож. Хуан де Фландес (Музей истории искусств, Вена)
Кор. Кастилии Хуана Безумная. 1496–1500 гг. Худож. Хуан де Фландес (Музей истории искусств, Вена)

Кор. Кастилии Хуана Безумная. 1496–1500 гг. Худож. Хуан де Фландес (Музей истории искусств, Вена)
В 1492 г. Фердинанд и Изабелла приняли проект путешествия в Индию зап. путем генуэзского мореплавателя Христофора Колумба. После открытия им Америки началась колонизация нового континента, были заложены основы испан. колониальной империи. С 1503 г. основные направления колониальной политики разрабатывала созданная в Севилье Торговая палата. Соперничество с Португалией за сферы влияния в Атлантике, а затем и на Востоке урегулировали неск. 2-сторонних соглашений. Договор в Алкасоваше (Алваковасе) (1479) решил спорные вопросы, возникшие в результате гражданской войны в Кастилии (1474-1479) и португ. участия в ней, а также установил границу сфер влияния И. и Португалии в Атлантике. Португалия признала права Кастилии на Канарские о-ва, но воды к югу от параллели Канарских о-вов вошли в сферу влияния Португалии, у которой появилось, т. о., исключительное право колонизовать Зап. Африку и искать вокруг нее морской путь в страны Востока. После возвращения Колумба из 1-го плавания (март 1493) стало очевидно, что Алкасовашский договор в отношении сфер влияния в Атлантике невыгоден И., поскольку не обеспечивает ее права на земли, открытые за океаном. На начавшиеся вскоре в г. Тордесильяс испано-португ. переговоры повлияла благоприятная для И. позиция папы Римского Александра VI, к-рый в 1493 г. закрепил за И. право на открытые ею земли в неск. буллах: «Inter cetera (I)», «Eximie devotionis», «Inter cetera (II)», «Piis fidelium», «Dudum siquidem» (Colección documental del descubrimiento (1470-1506). Madrid, 1994. T. 1. P. 290-309, 432-434, 491-492). Португалия не согласилась с игнорированием ее прав на открытия в Атлантике. Согласно Тордесильясскому договору (1494), И. была вынуждена пойти на нек-рые уступки по сравнению с условиями, изложенными в папских буллах. Устанавливалась новая разграничительная линия, к-рая делила Атлантику от Северного полюса к Южному полюсу по меридиану, проходившему в 370 лигах к западу от самого западного из Канарских о-вов. Тем самым за И. были закреплены права на Новый Свет (за исключением тогда еще не открытой Бразилии, оказавшейся в сфере влияния Португалии). После путешествия Фернана Магеллана (1519-1522) колониальные интересы И. и Португалии столкнулись на Молуккских о-вах, высоко ценившихся как место сбора лучших пряностей (в Тордесильясском договоре не предусматривалась возможность такого конфликта). В 1529 г. в Сарагосе был подписан новый договор, дополнивший Тордесильясский. И. за большую денежную компенсацию согласилась на такую линию раздела, к-рая оставляла Молуккские о-ва Португалии. Однако открытые испанцами Филиппинские о-ва, хотя и находились в зоне португ. влияния, принадлежали И.

По Барселонскому договору 1493 г. И. вернула Руссильон, уступленный Франции в 1462 г. Соперничество И. с Францией за контроль над Юж. Италией привело к началу Итальянских войн (1494-1559). Наибольшего успеха - завоевания Неаполитанского королевства - И. добилась в 1501-1503 гг. во многом благодаря Гонсало Фернандесу де Кордова, по прозвищу Великий Капитан. Под его руководством испан. армия была модернизирована и стала одной из сильнейших в Европе. В поисках союзников в борьбе против Франции «католические короли» заключили серию династических браков и т. о. укрепили связи с Португалией, Свящ. Римской империей и Англией. Однако из-за смерти старших детей наследницей «католических королей» оказалась их 2-я дочь Хуана, жена Филиппа I Габсбурга, что позже привело к объединению И. и Свящ. Римской империи в державе имп. Карла V.

После смерти кор. Изабеллы I (1504) Фердинанд V (II) остался королем Арагона, а Хуана унаследовала Кастилию; династическая уния на время распалась, что сопровождалось в Кастилии социально-политическим кризисом. Местная знать раскололась: одни поддерживали Филиппа и Хуану, другие - Фердинанда. Однако после неожиданной смерти Филиппа I Габсбурга (1506) Хуана была признана недееспособной (вошла в историю как Хуана Безумная); до совершеннолетия ее сына (буд. имп. Карл V) регентом был провозглашен Фердинанд. В это время Кастилии удалось захватить неск. портов в Сев. Африке (крупнейший из них, Оран,- в 1509), необходимых для контроля над Зап. Средиземноморьем и обеспечения безопасности прибрежных районов И. В 1512 г. Фердинанд завоевал испан. часть королевства Наварра (к югу от Пиренеев); в 1515 г. ее официально присоединили к Кастилии. Когда Карл I (король И. в 1516-1556, с 1519 император Свящ. Римской империи), взойдя на трон, окончательно объединил Кастилию и Арагон, совр. территория И. была в основном сформирована.

XVI-XVII вв.

В период правления в И. королей из династии Габсбургов (в И. ее называли «Casa de Austria» - «Австрийский дом») (1516-1700) страна достигла вершины могущества, но уже с кон. XVI и особенно в XVII в. столкнулась с рядом демографических, экономических, социальных и политических проблем. Воспитывавшийся в Нидерландах испан. король управлял страной авторитарными методами, пренебрегал традициями И. и сохранявшимися средневек. привилегиями провинций, городов и корпораций (ремесленных, торговых и проч.). На высшие должности, в т. ч. церковные, он назначал своих фаворитов (часто фламандцев по происхождению), демонстративно пренебрегал мнением испан. кортесов, резко увеличил налоги и использовал собранные суммы не для нужд страны, а в целях имперской политики. Действия короля стали причиной восстаний: Комунерос в Кастилии (1520-1521) и Херманий (Жерманий) в Валенсии (1520-1522) и на Балеарских о-вах (1521-1523); в восстаниях принимали участие представители дворянства (включая аристократию), католич. духовенства, ремесленников и крестьян. Направленность восстаний против усиления королевской власти приобрела характер апелляции к средневек. традициям. После подавления мятежей королевская власть в И. усилилась, а баланс социальных сил изменился в пользу дворянства.

И. много сделала для осуществления Великих географических открытий, оказав наряду с Португалией большое влияние на последующее развитие Лат. Америки. В свою очередь колонизация Америки имела важные последствия для развития И.: приобретение огромных рынков сбыта и источников сырья и драгоценных металлов способствовало в 1-й пол. XVI в. экономическому росту; в нек-рых отраслях хозяйства появились черты капиталистических отношений (эта тенденция не получила развития). С 20-х и особенно с 40-х гг. XVI в., когда в И. стало поступать серебро из рудников Мексики и Перу (Потоси), королевской власти необходимо было организовать добычу и доставку серебра (т. н. серебряные флоты), а интерес к развитию испан. экономики падал. Большое внимание уделялось христианизации индейцев, созданию и развитию в Новом Свете структур католич. Церкви. В 1508 г. кор. Фердинанд V (II) получил от папы Римского Юлия II право выдвигать кандидатов на церковные должности (прежде всего епископские) во всех амер. владениях И. (т. н. право королевского патроната). Королевская власть способствовала грандиозной по масштабам деятельности в Америке католич. миссионеров: францисканцев и доминиканцев, с сер. XVI в.- иезуитов. После завоевания (Конкисты) Америки были учреждены архиеп-ства и еп-ства, основывались монастыри (к нач. XVII в. только в Нов. Испании их было более 400). Конкиста вызвала и в Новом Свете, и в И. полемику о том, кто такие индейцы, имеют ли они душу, являются ли людьми или же созданиями диавола. Решающую роль в этом споре сыграл монах-доминиканец, историк и публицист Бартоломе де Лас Касас (1474 (или, по др. данным, 1484) - 1566), прозванный «апостолом индейцев». Лас Касас подчеркивал благородство и «природное христианство» индейцев. Во многом благодаря его деятельности, повлиявшей на позицию по этому вопросу имп. Карла V, папа Павел III в 1537 г. признал индейцев полноценными людьми. В 1542 г. в И. были приняты «Новые законы» (Leyes Nuevas), подтвердившие введенный еще в 1512 г., но почти не выполнявшийся запрет обращать индейцев в рабство и ограничившие их эксплуатацию.

В XVI-XVII вв. экономика и социальный строй в И. во многом сохраняли средневек. черты. Большая часть земли в И. принадлежала католич. Церкви и представителям дворянства (в Кастилии в 1591 оно составляло 10,2% населения). Предпринимательские слои города и деревни, экономически слабые и политически плохо организованные, под воздействием системы ценностей сословного общества часто считали лучшим путем возвышения отказ от прежних занятий и аноблирование. Королевская власть, покровительствуя орг-ции кастильских овцеводов - Месте, с помощью торговых пошлин облегчала вывоз шерсти и ввоз дешевого сукна, что губительно сказывалось на испан. сукноделии. Ограничение цен на хлеб (в условиях т. н. революции цен это делало невыгодным его выращивание) и увеличение налогов, особенно в 70-80-х гг. XVI в., способствовали снижению производства в сельском хозяйстве и ремесле, сокращению населения, росту бродяжничества и проч. Внешняя торговля - и атлантическая, и средиземноморская - сокращалась и переходила в руки иностранцев. С 20-х гг. XVII в. начался спад колониальной торговли.

Новый собор в Саламанке. 1513–1733 гг.
Новый собор в Саламанке. 1513–1733 гг.

Новый собор в Саламанке. 1513–1733 гг.
Достигнув политического могущества в качестве «ядра» империи Карла V, И. в XVI в. была сравнительно бедной страной с редким для ее территории населением (во 2-й пол. XVI в.- ок. 8 млн чел.). Успешность внешней политики И. в Европе и Америке прямо зависела от способности мобилизовать ресурсы политически связанных с нею владений в Италии, Нидерландах, Германии, позже Португалии. На службе у испан. монарха были итал. банкиры и инженеры, нем. солдаты, португ. моряки; испанцы составляли костяк офицерского корпуса и аппарата управления в этих странах. При этом в каждой стране действовали собственные законы, обычаи, привилегии, системы управления. Единством не обладала и сама И. Обе ее части, Кастилия и Арагон, сохраняли свои политические институты, сословно-представительные органы, систему налогообложения, привилегии, законы и даже язык. В свою очередь каждая территория, входившая в состав Кастилии или Арагона, имела свой статус, свои законы и обычаи, которые монарх должен был соблюдать.

Под властью имп. Карла V оказались сосредоточены огромные территории в Зап. и Центр. Европе (Испания, Юж. Италия, Австрия, Нидерланды, Франш-Конте и Шароле), а также в Азии, Африке и Америке, к-рые никогда еще не объединялись под властью одного правителя (по словам современников, над империей Карла V «никогда не заходит солнце»). Фактически его держава представляла собой совокупность разных гос-в, связанных лишь личностью правителя. Главные интересы Карла V были сосредоточены в Германии, но титул императора, предполагавший первенство над всеми христ. государями, много значил и для его испан. подданных: впервые король И. именовался «Его величество» (Su Majestad), а не «Его высочество» (Su alteza); впосл. такое обращение сохранилось за испан. королями, хотя они уже не были императорами. В XVI в. заметно возросли полномочия испан. монарха; сформировалась система управления в форме советов при особе короля. Советы по делам Кастилии, Арагона, Италии, Фландрии, Португалии, Индий были организованы по территориальному принципу, а советы по военным делам, делам инквизиции и духовно-рыцарских орденов - по функциональному. Гос. совет занимался по преимуществу проблемами внешней политики. Эффективность аппарата управления тормозилась недостаточным взаимодействием между советами, а также разногласиями между советами и представителями Испанской короны в отдельных частях монархии - вице-королями, к-рые, несмотря на широкие полномочия, находились под постоянным контролем центральной власти. Испан. кор. Филипп II (1556-1598) сделал попытку упорядочить законодательство («Новый свод законов»), установил постоянную столицу И. в Мадриде (1561). Король стремился к унификации владений, усовершенствовал аппарат управления, но старался пунктуально соблюдать вольности и привилегии сословий и провинций. Лишь восстание в Арагоне в 1591 г., угрожавшее безопасности страны, вынудило его ввести войска и ограничить арагонские вольности. Укрепление авторитарных тенденций в управлении сопровождалось ростом полномочий коррехидоров и сокращением влияния кастильских кортесов (после 1538 из кортесов были исключены представители дворянства и католич. духовенства; 3-е сословие было представлено в кортесах 36 депутатами от 18 городов).

Правление имп. Карла V прошло в почти непрерывных войнах с Францией, с турками и нем. протестантами. Войны, несмотря на ряд важных военных побед (битва при Павии в 1525, захват Туниса в 1535, сражение при Мюльберге в 1547), не принесли императору успеха. После раздела державы Карла V (1555-1556) его младший брат Фердинанд получил австр. владения Габсбургов (ими он фактически управлял уже давно) и титул императора Свящ. Римской империи, а сын Филипп II получил И., Нидерланды и остальные владения в Европе, Азии, Африке и Америке. Если для Карла V И. была одним из владений, хотя и важным, то для Филиппа II она стала центром державы. В результате побед на завершающем этапе Итальянских войн И. утвердила свое господство в Италии. В это же время усилился натиск турок в Зап. Средиземноморье. Ущерб испан. владениям наносили действия алжирских пиратов - вассалов Османской империи; ежегодно тысячи людей попадали к ним в плен и были обращены в рабство. В 1565 г. османы осадили о-в Мальту, но взять его не смогли. Чтобы остановить турок, была создана Свящ. лига, объединившая И., Папское гос-во, Венецию и ряд др. итал. гос-в; главную роль играла И. Флот Свящ. лиги во главе со сводным братом Филиппа II доном Хуаном Австрийским разбил турок при Лепанто (1571). Эта победа, хотя в полной мере воспользоваться ее плодами не удалось, позволила приостановить османское наступление в Зап. Средиземноморье и имела большое психологическое значение, развеяв миф о непобедимости турок.

К кон. XVI в. испан. владения достигли максимальных размеров. Помимо Пиренейского п-ова, к-рый с присоединением к И. Португалии (1580-1581; т. н. Иберийская уния) был впервые со времен вестготов объединен под властью одного правителя, в состав Испанской державы входили Нидерланды, Франш-Конте и Шароле (ныне на территории Франции), Миланское герц-ство, Юж. Италия, Сицилия, Сардиния и колонии: Америка от Калифорнии и Флориды до Огненной Земли, Филиппины, португ. владения в Африке, Азии и Америке. Кон. XVI в. отмечен поражениями И. в борьбе с Англией (гибель испан. флота, «Непобедимой Армады», в 1588) и с восставшими Нидерландами; неудачной оказалась попытка испан. короля вмешаться на исходе религиозных войн во Франции во внутренние дела Французского королевства.

Кор. Карл I перед сражением при Мюльберге. Портрет. 1548 г. Худож. Тициан (Прадо, Мадрид)
Кор. Карл I перед сражением при Мюльберге. Портрет. 1548 г. Худож. Тициан (Прадо, Мадрид)

Кор. Карл I перед сражением при Мюльберге. Портрет. 1548 г. Худож. Тициан (Прадо, Мадрид)
Католич. Церковь в И. по-прежнему играла важную роль в жизни страны. В ее распоряжении находилось ок. 1/6 части национального богатства. Духовенство было освобождено от налогов, однако испан. монархи в XVI в. всегда исходили из того, что могут привлекать материальные ресурсы католич. Церкви в И. для решения задач внешней политики, направленной на защиту католицизма. С этой целью монархи, начиная с Карла V, добивались от Римских пап разрешения на секуляризацию части церковных и орденских земель (от Климента VII в 1529, от Павла III в 1536 и 1538, от Павла IV в 1559, от Григория XIII в 1572 и 1574); эти земли переводились в разряд владений короны, а затем продавались.

По переписи 1591 г., в Кастилии насчитывалось более 40 тыс. монахов и монахинь; более 33 тыс. чел. составляли секулярный клир (Historia de España / Fundada por R. Menéndez Pidal. Madrid, 1989. T. 19: Fernández Alvarez M. El siglo XVI: Economía. Sociedad. Instituciones. P. 352). Католич. духовенство составляло в это время более 10% населения Кастилии (в XVII в., возможно, еще больше). В 1523 г. папа Адриан VI буллой «Eximiae devotionis affectus» расширил право королевского патроната на все еп-ства Кастилии и Арагона, это пожалование подтвердили папы Климент VII (в 1530) и Павел III (в 1535). Во 2-й пол. XVI в. церковная организация И. значительно изменилась. К 7 ранее существовавшим архиеп-ствам (Толедо - кафедра примаса католич. Церкви в И., Сантьяго-де-Компостела, Севилья, Гранада, Сарагоса, Таррагона, Валенсия) в 1574 г. было добавлено новое архиеп-ство Бургос (в его состав вошли еп-ства Бургос, Памплона, Паленсия и Калаорра), в 1595 г. было учреждено еп-ство с кафедрой в Вальядолиде. На территории Арагона созданы еп-ства Ориуэла, Барбастро, Теруэль, Сольсона; прежде единое еп-ство Сегорбе и Альбаррасин разделено на 2 диоцеза. К кон. XVI в. в И. насчитывалось свыше 50 еп-ств, причем границы архиеп-ств и еп-ств не совпадали с адм. границами. Еп-ства Леон и Овьедо, как и прежде, напрямую подчинялись Папскому престолу (obispados exentos). Помимо епископата к высшему клиру относились члены соборных капитулов (ок. 7 тыс.). Только в капитуле кафедрального собора в Толедо числились 60 каноников и 200 капелланов. Наиболее высокопоставленные из них получали большие ренты. Так, доходы архидиакона Толедо составляли 20 тыс. дукатов в год, больше, чем у мн. графов и маркизов.

В кон. XVI в. в Кастилии насчитывалось ок. 15 тыс. приходов. Епископы обычно назначали приходских священников, однако в некоторых провинциях (напр., в Галисии или в Стране Басков) этим правом часто располагали местные сеньоры.

Крестный путь. 1614–1615 гг. Скульптор Г. Фернандес (Национальный музей коллегиума Сан-Грегорио, Вальядолид)
Крестный путь. 1614–1615 гг. Скульптор Г. Фернандес (Национальный музей коллегиума Сан-Грегорио, Вальядолид)

Крестный путь. 1614–1615 гг. Скульптор Г. Фернандес (Национальный музей коллегиума Сан-Грегорио, Вальядолид)
Важную роль в жизни страны играли монахи. Среди мон-рей численно преобладали бенедиктинские и цистерцианские (на севере), а также францисканские и доминиканские, к-рые чаще всего находились в городах и в наиболее экономически развитых районах И. В кон. XVI в. в стране насчитывалось 236 доминиканских мон-рей, нек-рые из них (Сан-Эстебан в Саламанке, Сан-Грегорио в Вальядолиде) были центрами католич. богословия, откуда вышли крупнейшие испан. теологи (Франсиско де Витория (1483-1546), Доминго де Сото (1494 или 1495-1560), Мельчор Кано (1509-1560)), католич. миссионеры (Бартоломе де Лас Касас), духовные писатели (Луис де Гранада (1504-1588)). Картезианских и иеронимитских монастырей было меньше, но нек-рые играли важную роль (напр., иеронимитский мон-рь в Гуадалупе).

Заметным явлением в церковной жизни И. в XVI в. стало движение «алюмбрадос» (см. Алюмбрады). Появившееся в нач. XVI в., оно восходило к средневек. мистической традиции (в частности, францисканской), охватило разные регионы И. и развивалось в неск. этапов. Учение «алюмбрадос» не было зафиксировано в письменном виде, с наибольшей полнотой оно выразилось в молитвенной практике. Судить о нем можно на основании гл. обр. доносов и протоколов допросов инквизиции. В основе движения лежало стремление к религ. свободе, что приводило его адептов к неприятию католич. обрядов и внешних форм религиозности, к отказу от церковной догматики, от почитания священных образов и реликвий, от общепринятой молитвенной практики, от народных религ. суеверий, нередко граничивших с магией. Движение «алюмбрадос» обладало общими чертами с духовными движениями религ. обновления (от Devotio moderna до учений Эразма Роттердамского и Мартина Лютера) и имело целью нравственное преобразование общества путем воспитания личной религиозности, «подражания Христу». Главным для «алюмбрадос» был мистический путь объединения с Богом в любви, когда благодать Божия, воздействуя на душу, приводит ее в столь совершенное состояние, что лишает свободы воли и делает свободной от всякого греха. Нек-рые испан. аристократы покровительствовали «алюмбрадос» (так, в Гвадалахаре они собирались во дворце герцогов Инфантадо, в Пьедраите - во дворце герцогов Альба). Обеспокоенная размахом движения инквизиция увидела в нем ростки лютеранства. «Эдикт о вере», принятый в Толедо в 1525 г., объявил движение еретическим, каждый верующий был обязан донести на того, кто мог быть заподозрен как сторонник «алюмбрадос» или лютеран. В 1-й пол. 30-х гг. XVI в. состоялись процессы над наиболее активными из «алюмбрадос»; многие были приговорены к различным срокам заключения, нек-рые казнены. Новое оживление движения наблюдалось в 50-70-х гг. XVI в. в Эстремадуре, а затем в нач. XVII в. в Андалусии. В результате осуждения и преследования «алюмбрадос» католич. Церковь и инквизиция в И. стали относиться с еще большим подозрением ко всем проявлениям мистики, в тюрьме инквизиции находились такие крупные духовные писатели, как Хуан де Авила и Луис де Леон, подозрение в ереси долго тяготело над католич. святыми Игнатием Лойолой и Терезой Авильской. Испан. мистика стала одним из направлений в религ. жизни и культуре И.; ее расцвет в 1560-1600 гг. связан с именами Терезы Авильской, Хуана де ла Круса и Луиса де Леона. Отличительной чертой испан. мистики XVI в. считаются соединение аскетизма, томистской теологии и использование народного языка кастельяно. Получили развитие и др. мистические течения - от протестант. мистики Хуана де Вальдеса до квиетизма.

Интерьер собора в Бургосе. Башня над средокрестием. 1539–1568 гг.
Интерьер собора в Бургосе. Башня над средокрестием. 1539–1568 гг.

Интерьер собора в Бургосе. Башня над средокрестием. 1539–1568 гг.
В 20-30-х гг. XVI в. важным явлением не только в культурной, но и в религ. жизни И. стало эразмианство. Идеи Эразма Роттердамского распространились в И. после того, как в 1516 г. он посетил в Генте кор. Карла I, недавно унаследовавшего И., и поднес ему кн. «Наставление христианского государя» (Institutio principis christiani; 1-е изд.- Leuven, 1516). Карл I объявил Эразма своим советником и действительно находился (как впосл. и кор. Филипп II) под нек-рым влиянием его идей. Франсиско Хименес де Сиснерос приглашал Эразма Роттердамского приехать в Алькала-де-Энарес, где в это время велась работа над «Многоязычной Библией», однако тот отказался. Число последователей Эразма Роттердамского в И. росло, в 20-х гг. XVI в. его труды издавались в оригинале и переводились на кастельяно, сторонником его идей объявил себя даже генеральный инквизитор Алонсо Манрике. Однако уже в 1527 г. группа монахов, среди к-рых наиболее непримиримую позицию занимали францисканцы и доминиканцы, составила для императора перечень ошибок и заблуждений Эразма Роттердамского. Комиссия, рассматривавшая это дело, отвергла обвинения, но через нек-рое время обстановка в стране изменилась, особенно после того как в 30-х гг. умерли инквизитор Алонсо Манрике и секретарь Карла V Альфонсо де Вальдес, к-рого иногда называли «большим эразмистом, чем сам Эразм». Сначала осуждению подверглись испан. последователи эразмианства (в 1533 начался процесс против Хуана де Вергара, испан. гуманиста, участвовавшего в работе над «Многоязычной Библией»), а затем сочинения Эразма Роттердамского были внесены в Индекс запрещенных книг.

Изменение в отношении к Эразму Роттердамскому предвосхитило начало Контрреформации в И., однако решительный поворот в этом направлении наметился в кон. 50-х гг. XVI в. и был связан с распространением лютеранства. Вначале в И. почти не было последователей Лютера, или же они, опасаясь репрессий, скрывали свои взгляды. Некоторые испанцы, обучавшиеся в ун-тах др. стран, примыкали к лютеранам. Наиболее известным из них был Франсиско де Энсинас, друг Филиппа Меланхтона и автор перевода НЗ на кастельяно (1543). Во 2-й пол. 50-х гг. XVI в. тайные лютеранские кружки появились и в И. Так, группа монахов иеронимитского мон-ря Сан-Исидоро-дель-Кампо близ Севильи планировала бежать из И. и воссоздать свою общину в Женеве на «евангельских основах». Ее идейным лидером был Касиодоро де Рейна (перевел на кастельяно ВЗ, т. н. Медвежья Библия (1569)). В движении участвовали и др. монахи, а некоторые аристократы предоставляли свои дворцы для собраний. Всего в Севилье и ее окрестностях протестант. идеями были затронуты ок. 800 чел. Крупный лютеран. кружок (ок. 60 активных участников) возник в Вальядолиде, он также объединял лиц разных занятий и социального происхождения - от аристократов и чиновников до торговцев, монахов и приходских священников. В 1557-1558 гг. оба кружка были раскрыты инквизицией, ок. сотни их членов казнили на аутодафе 1559-1560 гг.; нек-рые участники севильского кружка сумели бежать. В результате этих мер лютеранство в И., и прежде не слишком популярное, почти исчезло, с нач. 60-х гг. и до кон. XVI в. инквизиция осудила по обвинению в лютеранстве лишь неск. человек. Однако в кон. 50-х гг. «лютеранская опасность» воспринималась в И. очень остро, в 1559 г. был составлен список запрещенных книг. В том же году кор. Филипп II, пытаясь изолировать И. от веяний Реформации, издал указ, запрещавший испанцам обучаться в иностранных ун-тах (за исключением неск. коллегий в Италии и Португалии).

И. стала оплотом католич. Контрреформации; на Тридентском Соборе испан. делегация была одной из самых представительных. Кор. Филипп II возвел решения Тридентского Собора в ранг законов королевства. В И. прошла серия провинциальных Соборов, обсудивших в соответствии с решениями Тридентского Собора требования к кандидатам в епископы и обязательность присутствия епископов в диоцезах. Соборы осудили симонию, приняли решения о замещении приходских священников на конкурсной основе и о создании сети семинарий для обучения священников. На практике, однако, соборные капитулы и ун-ты сопротивлялись проекту создания семинарий. Нек-рым епископам пришлось основывать их за свой счет, предоставлять им здания. В 1564-1597 гг. в И. было создано 20 семинарий. Проводились реформы монашеских орденов. Так, по инициативе францисканца католич. св. Петра Алькантарского (канонизирован в 1669) во мн. францисканских мон-рях были приняты аскетические практики, в т. ч. отказ от обуви в теплое время года. Петр Алькантарский был духовником кармелитки Терезы Авильской, к-рая, вероятно под его влиянием, выступила за создание небольших обителей, где можно было бы вернуться к изначальным аскетическим идеалам ордена и строго соблюдать его древний устав. В 1562 г. она основала такой мон-рь в Авиле (где было всего 12 монахинь) и стала его настоятельницей; в 1582 г., когда умерла Тереза Авильская, в И. было 16 таких мон-рей. В результате реформы ордена кармелитов под рук. Терезы Авильской и ее последователя Хуана де ла Круса возник орден босых кармелитов. Создавались и др. новые ордены, в т. ч. орден госпиталитов св. Иоанна Божия (см. ст. Госпиталиты), основанный в 1537 г. католич. св. Хуаном де Диосом (Иоанном Божиим). Члены ордена занимались уходом за больными и увечными, к 1590 г. 300 монахов-госпиталитов работали в 40 госпиталях в И. Особую роль в И. сыграл орден иезуитов.

Св. Тереза Авильская. 1615 г. Худож. Рубенс (Музей истории искусств, Вена)
Св. Тереза Авильская. 1615 г. Худож. Рубенс (Музей истории искусств, Вена)

Св. Тереза Авильская. 1615 г. Худож. Рубенс (Музей истории искусств, Вена)
Главным орудием Контрреформации была инквизиция. Если в кон. XV - нач. XVI в. деятельность инквизиции была направлена прежде всего против конверсо, то затем - против эразмианцев, лютеран, иллюминатов. Жертвами инквизиции стали мориски, которых пытались насильственно ассимилировать. По королевскому указу 1566 г. морискам запрещалось использовать араб. язык, вводились ограничения на мн. обычаи и культуру мусульман. Восстание морисков Гранады и ее окрестностей против такой политики (1568-1571) было подавлено регулярными войсками под командованием дона Хуана Австрийского, после чего мн. мориски покинули страну. Ок. 80 тыс. оставшихся морисков переселили из Гранады в Кастилию. В условиях османской угрозы враждебное отношение к морискам нарастало, и в соответствии с указом кор. Филиппа III в 1609-1614 гг. они были изгнаны из И. Эта мера имела тяжелые демографические и экономические последствия, особенно в Валенсии, где мориски составляли до 1/4 населения. Страна потеряла ок. 300 тыс. земледельцев и ремесленников. Инквизиция широко преследовала конверсо, к-рых дискриминировали статуты «чистоты крови». В Новое время «чистота крови» стала в И. важным фактором социальной стратификации, провоцируя в обществе конфликты.

Контрреформация в И. не сводилась к преследованиям инакомыслящих. Католич. Церковь противопоставила протестант. Реформации широкую программу действий. Важнейшая роль в ней принадлежала представителям направления т. н. второй схоластики, сформировавшегося в XVI в. в испан. ун-тах. Доминиканцы Франсиско де Витория, Доминго де Сото, Мельчор Кано, Бартоломе де Медина (1527-1581), Доминго Баньес (1528-1604), иезуит Луис де Молина (1535-1600) и др. представители этого направления рассматривали теологические основания гос-ва, международного права, межконфессиональных отношений, экономики, морали. Стремясь к положительному раскрытию догматов и оставаясь в рамках католич. вероучения и доктрины томизма, они учитывали происшедшие в мире изменения: географические открытия и экспансию европейцев в Новый Свет, развитие ренессансного гуманизма и естественнонаучных знаний, религ. конфликты и рыночные отношения. С сер. XVI в. иезуиты во многом определяли идеи богословия второй схоластики; к Обществу Иисуса принадлежал Франсиско Суарес (1548-1617), переосмысливший в новых условиях метафизику Аристотеля и учение Фомы Аквинского. В трактате «О законах и Господе Законодателе» (Tractatus de legibus ac Deo legislatore; 1612) Суарес впервые представил учение о гос-ве в границах философии права. Он внес значительный вклад в осмысление проблем войны и мира, размышлял о народном суверенитете и о сопротивлении тирании.

Эскориал. Общий вид. Гравюра из кн.: Atlas Major / Ed. J. Blaeu. Amst., 1662. Vol. 10: Spain and Africa (Auxerre, Billiothèque Municipale)
Эскориал. Общий вид. Гравюра из кн.: Atlas Major / Ed. J. Blaeu. Amst., 1662. Vol. 10: Spain and Africa (Auxerre, Billiothèque Municipale)

Эскориал. Общий вид. Гравюра из кн.: Atlas Major / Ed. J. Blaeu. Amst., 1662. Vol. 10: Spain and Africa (Auxerre, Billiothèque Municipale)
Воплощением духа Контрреформации стал Эскориал - дворец-мон-рь, построенный в 1563-1584 гг. испан. кор. Филиппом II в горах к северу от Мадрида. В королевской резиденции были собраны богатейшая б-ка и одна из самых больших в Европе коллекций христ. реликвий. В XVI-XVII вв. центрами культуры оставались ун-ты: крупнейший на Пиренейском п-ове Саламанкский ун-т (его называли Иберийскими Афинами), ун-т в Алькала-де-Энарес. К 1620 г. в И. насчитывалось 33 ун-та, в рамках уже существовавших учебных заведений возникали новые коллегии. Образование университетского уровня давали иезуитские коллегии, сеть к-рых возникла на полуострове во 2-й пол. XVI в. Затем наступил период стагнации ун-тов, сменившийся их упадком. Качество образования в разных центрах было неодинаковым. Даже в престижных ун-тах Саламанки, Алькала-де-Энарес, Вальядолида, где сохранялся высокий уровень преподавания теологии и права, почти перестали обучать математике и астрономии.

Испан. агиография получила развитие в сочинениях А. де Моралеса (Житие св. мучеников Иуста и Пастора, пострадавших при имп. Диоклетиане) и П. де Рибаденейры (жизнеописания Игнатия Лойолы и др. иезуитов (Диего Лайнеса, Альфонсо де Сальмерона и Франсиско де Борхи), к-рых Рибаденейра знал лично). Труды Рибаденейры пользовались популярностью и неоднократно переиздавались. Успех имел его сборник житий святых (Ribadeneyra P., de. Flos sanctorum, o libro de las vidas de los santos. Madrid, 1604. 2 vol.). Во 2-й пол. XVI в. под влиянием ренессансного гуманизма и развивавшихся научных методов работы с текстом переживает расцвет библеистика: в 1569-1572 гг. в Антверпене была отпечатана «Королевская Библия» с параллельным текстом на евр., арам., сир., греч. и лат. языках. Инициатором и покровителем этого издания выступил испан. кор. Филипп II, а научное руководство осуществлялось испан. гуманистом Бенито Ариасом Монтано. Из 8 томов издания 5 содержали параллельные тексты ВЗ; остальные тома включали евр., халд., греч. и сир. грамматики и соответствующие словари, индексы, а также комментарии и трактаты, необходимые для правильного понимания Библии (язык жестов, топография Св. земли и др.). Помимо текста Вульгаты в издании был представлен новый лат. перевод.

Культура испан. Возрождения формировалась в условиях недавно завершившейся Реконкисты и длительного сосуществования на Пиренейском п-ове разных этнических групп, религий и культур. В правление имп. Карла V, когда И. в гораздо большей степени, чем прежде, была открыта влиянию европ. культуры, прежде всего итал. Ренессанса, особое значение приобрели связи с деятелями т. н. Сев. Возрождения. Идеи Эразма Роттердамского оказались близки надеждам испан. гуманистов на религиозно-нравственное обновление общества в И. При кор. Филиппе II, когда в условиях разворачивавшейся в Европе Контрреформации сократились культурные контакты И. с протестант. странами, а мн. произведения гуманистов попали в списки запрещенных книг, испан. авторы, опасаясь преследований, были вынуждены прибегать к самоцензуре и эзопову языку. Однако именно этот период стал временем расцвета испан. лит-ры, театра и искусства: тогда в И. творили Мигель де Сервантес Сааведра (1547-1616), Лопе де Вега (1562-1635); космография, медицина, ботаника, общественная мысль достигли определенных успехов.

Портрет кор. Филиппа III. 1605 г. Худож. Хуан Пантоха де ла Крус (Прадо, Мадрид)
Портрет кор. Филиппа III. 1605 г. Худож. Хуан Пантоха де ла Крус (Прадо, Мадрид)

Портрет кор. Филиппа III. 1605 г. Худож. Хуан Пантоха де ла Крус (Прадо, Мадрид)
В кон. XVI в. И. заключила ряд мирных договоров: Вервенский мир с Францией (1598), мир с Англией (1604), Двенадцатилетнее перемирие с Республикой Соединённых провинций (1609). С 1609 г. начался мирный период в истории И., когда страна в течение десятилетия не вела больших войн (именно тогда из И. были изгнаны мориски). При кор. Филиппе IV (1621-1665) была сделана попытка провести реформы, однако в условиях войны они не имели шансов на успех. В это время И., потеряв Португалию (1640) и едва не утратив Каталонию, рассталась с надеждами восстановить не только свою гегемонию в Европе, но и статус великой державы. При кор. Карле II (1665-1700) сменявшие друг друга правительства тщетно пытались выйти из затяжного кризиса и по возможности минимизировать территориальные потери.

В XVII в. отличительной чертой И. стала особая роль королевских фаворитов (validos), к-рым монархи доверяли управление внутренней и внешней политикой гос-ва. Наиболее влиятельные из них - Ф. Гомес де Сандоваль-и-Рохас, герцог Лерма, при кор. Филиппе III и Г. де Гусман-и-Пиментель, граф-герцог Оливарес, при кор. Филиппе IV - обладали властью премьер-министра, причем их власть основывалась исключительно на доверии короля и предполагала делегирование части функций помощникам и передачу ключевых должностей друзьям и родственникам. Это относилось и к важнейшим церковным должностям. Так, в 1599 г., вскоре после прихода герцога Лермы к власти, его дядя стал архиепископом Толедо и кардиналом. В 1621-1643 гг. у власти находился граф-герцог Оливарес, талантливый и энергичный политик, выдвинувший программу реформ, имевших целью восстановить могущество И. в Европе, усилить власть короля, оздоровить экономику и управление гос-вом, преодолеть обособленность испан. провинций, унифицировать управление, законодательство и налоговую систему в И. по кастильскому образцу. Оливарес сумел снизить уровень коррупции, принял меры против сокращения численности населения (ограничив возможность принимать монашество, оказывая помощь многодетным семьям, привлекая ремесленников-иммигрантов), противодействовал росту числа чиновничьих и придворных должностей, ввел законы против роскоши. Была сделана попытка упорядочить налоговую политику, прекратить порчу монеты, обуздать инфляцию, заинтересовать дворянство военной службой, а податное сословие - предпринимательством.

В Тридцатилетней войне военное противостояние И. и Франции проходило с переменным успехом, обе католич. державы в политических целях легко вступали в союзы с протестантами (И. поддерживала франц. гугенотов в Ла-Рошели). В условиях войны реформы в И. были отложены, а попытки унифицировать управление, законодательство и налогообложение в стране по кастильскому образцу, а также рост налогов вызвали ожесточенное сопротивление в стране. Вспыхнули восстания в Португалии (особенно крупным было восстание в Эворе в 1637, а в 1640 Португалия отложилась от И.), в Каталонии (1640-1652), к-рую удалось удержать лишь силой, на Сицилии (1646-1647), в Неаполе (1647). По Вестфальскому миру (1648) И. признала независимость Республики Соединённых провинций и переход к ней ряда территорий в Испанских Нидерландах и ранее захваченных голландцами колоний. Освободившись от необходимости воевать в Германии и в Соединённых провинциях, И. попыталась вернуть Португалию и продолжить войну с Францией, но в обоих случаях потерпела поражение. По условиям Пиренейского мира (1659) И. уступила Франции Люксембург, Артуа, Руссильон и Сердань (Серданью).

В период почти непрерывных войн правительство И. пыталось изыскивать новые источники пополнения казны (новые налоги, продажа должностей, рент, систематические неплатежи по гос. процентным бумагам), прибегало к порче монеты, что привело к инфляции, кризису доверия населения к власти и росту напряженности. Гос-во не справлялось с финансовыми трудностями, периодически объявляя о банкротстве. С одной стороны, в отдаленных регионах, входивших в состав Испанской державы и не получавших помощи из центра, нарастали сепаратистские настроения; волнения и заговоры знати едва не привели в 1640 г. к распаду монархии. С другой - стремление сеньоров любыми способами обеспечить рост доходности земли вызвало в XVI-XVII вв. т. н. сеньориальную реакцию - наступление на права крестьян. Вместе с растущим налоговым гнетом и неурожаями это привело к упадку крестьянского хозяйства. Показателем социальной напряженности стали восстания в деревнях и городах (в 1631 в Бильбао, в 1693 в Валенсии и др.), направленные против роста налогов и цен на продовольствие, злоупотреблений сеньоров, а также разбой.

В XVII в. повышенный накал религ. жизни проявлялся в многочисленных религ. праздниках и процессиях, в проповедях, собиравших толпы людей, а также в необыкновенной популярности театрального жанра «ауто сакраменталь», когда в спектаклях затрагивались сложнейшие богословские проблемы (напр., свободы воли). Книги религ. содержания с рассказами о чудесах, небесных видениях и пророчествах, и прежде широко распространенные, издавались в еще большем количестве. Однако Церковь, как правило, сдержанно относилась к крайним проявлениям религиозности. Тридентский Собор способствовал развитию почитания святых, что нашло воплощение в испан. живописи. Были канонизированы нек-рые религ. деятели предшествующего столетия, а в 1622 г.- Игнатий Лойола, Франциск Ксаверий и Тереза Авильская.

Портрет графа Оливареса. Ок. 1638 г. Худож. Веласкес (ГЭ)
Портрет графа Оливареса. Ок. 1638 г. Худож. Веласкес (ГЭ)

Портрет графа Оливареса. Ок. 1638 г. Худож. Веласкес (ГЭ)
При кор. Карле II изменилась внешняя политика гос-ва. Стремясь сохранить владения в Европе, Америке, Азии и Африке, И. в поисках союзников против Франции сблизилась с Англией и Республикой Соединённых провинций. Однако каждая война приводила страну к территориальным потерям: в 1668 г. по Ахенскому миру И. утратила ряд крепостей в Испанских Нидерландах, в 1678-1679 гг. по Нимвегенскому миру - Франш-Конте. За пределами Европы И. утратила М. Антильские о-ва, Ямайку, территории в устье р. Ориноко, Молуккские о-ва. При Карле II впервые были установлены прямые дипломатические отношения с Россией. В 1667-1668 гг. И. посетило посольство П. И. Потёмкина, за ним последовали др. посольства. Однако из-за удаленности и отсутствия на тот момент серьезных общих интересов 2-сторонние связи не получили развития.

Карл II, физически и психически слабый человек, всю жизнь серьезно болел; среди современников утвердилось мнение, что на короля наложено заклятие, в историю он вошел с прозванием Околдованный. Король не мог управлять гос-вом, политику страны определяли наиболее влиятельные придворные, группировавшиеся вокруг королевы-матери Марианны Австрийской и ее фаворитов (сначала австр. иезуита Нитарда, а позже придворного Фернандо Валенсуэлы). Оппозицию возглавил внебрачный сын кор. Филиппа IV дон Хуан Хосе Австрийский (1629-1679), талантливый полководец и гос. деятель. После серии конфликтов с королевой-матерью и ее министрами в 1677 г. он пришел к власти, но вскоре умер, успев лишь начать свою программу реформ. Карл II не мог иметь детей, и уже при его жизни появились претенденты на «испанское наследство», в т. ч. Филипп Анжуйский, внук франц. кор. Людовика XIV, и эрцгерц. Карл, сын имп. Леопольда I. В результате начавшейся после смерти короля войны за «испанское наследство» (1701-1714) на престоле в И. утвердилась франц. династия Бурбонов.

В религ. жизни И. посл. трети XVII в. выделяется квиетизм (от лат. quies - покой), основателем и крупнейшим представителем к-рого был испан. пресв. Мигель де Молинос (1628-1696). Учение Молиноса, созданное им во время долгого пребывания в Риме, продолжило традиции испан. мистики XVI - нач. XVII в. Его соч. «Духовное руководство» (Guía espiritual; 1675) за короткое время выдержало ок. 20 изданий на разных языках. Молинос утверждал, что возможно общение с Богом через размышление и созерцание, причем созерцание - высшая форма слияния с Богом - должно сопровождаться «актом самоотречения», подавления собственной воли. Хотя идеи «Духовного руководства» в целом укладывались в рамки католич. догматики, Молинос оказался жертвой борьбы партий при папском дворе и попал под суд инквизиции. В 1685 г. Молинос был арестован по обвинению в аморальном поведении, в 1687 г. осужден Конгрегацией инквизиции. Несмотря на публичное отречение от своих взглядов, он был приговорен к пожизненному заключению, во время к-рого умер. Квиетизм как учение был осужден папской буллой «Coelestis Pastor» от 20 нояб. 1687 г. Однако взгляды Молиноса нашли сторонников не только в И., но и во Франции и Италии, позже в Германии.

На период кон. XVI - кон. XVII в. приходится «золотой век» испан. культуры, когда она оказала влияние на общеевроп. культурные процессы. Однако различные сферы культуры развивались неравномерно: если испан. лит-ра, театр, живопись были образцом для др. стран Европы, то в философии и особенно в науке вклад И. был в это время гораздо более скромным. На рубеже XVI и XVII вв. в И. получил распространение стиль барокко, с к-рым связан расцвет испан. театра, отмеченный творчеством Лопе де Веги, Тирсо де Молины (ок. 1581-1648), Педро Кальдерона де ла Барки (1600-1681). Представителями барокко в лит-ре были Луис де Гонгора-и-Арготе (1561-1627), Франсиско де Кеведо (1580-1645), Бальтасар Грасиан (1601-1658); стал популярным жанр плутовского романа, зародившийся и достигший расцвета именно в И.

Лит.: Fromme B. Die spanische Nation und das Konstanzer Konzil. Münster, 1896; Лозинский С. Г. История инквизиции в Испании. СПб., 1914; Revilla Vielva R. Ordenes militares de Santiago, Alcántara, Calatrava y Montesa. Madrid, 1927; Carreras y Artau T. Historia de la filosofia española: Filosofia christiana de los siglos XIII al XV. Madrid, 1939-1943. 2 vol.; Vincke J. Die Krone von Aragon und das grosse abendländische Schisma. Gumbinnen, 1944; idem. Die Anfänge der päpstlichen Provisionen in Spanien // RQS. 1953. Bd. 48. S. 195-210; idem. Das Patronatsrecht der aragonischen Krone // Spanischen Forschungen. R. 1: Gesammelte Aufsätze zur Kulturgeschichte Spaniens. Münster, 1955. Bd. 10. S. 55-95; Beltrán de Heredia V. La formación intelectual del clero en España durante los siglos XII, XIII y XIV // Rivista española de theología. Madrid, 1946. Vol. 6. P. 313-397; Suárez Fernández L. Castilla, el cisma y la crisis conciliar, 1378-1440. Madrid, 1960; Литаврина Э. Э. Мемориал испанского экономиста Луиса Ортиса и зарождение идей протекционизма в Испании XVI в. // СВ. 1961. Вып. 19. С. 142-159; Domínguez Ortiz A. La sociedad española en el siglo XVII. Madrid, 1963-1970. 2 vol.; Elliott J. H. Imperial Spain, 1469-1716. N. Y., 1966; idem. España, Europa y el mundo de Ultramar: (1500-1800). Madrid, 2010; Tellechea Idígoras J. I. El arzobispo Carranza y su tiempo. Madrid, 1968. 2 vol.; idem. Felipe II y el Papado. Madrid, 2004-2006. 2 vol.; Caro Baroja J. Inquisición, brujería y criptojudaísmo. Barcelona, 1970; idem. Las formas complejas de la vida religiosa: Religión, sociedad y carácter en la España de los siglos XVI y XVII. Madrid, 1978; Maravall J. A. Estado moderno y mentalidad social. Madrid, 1972. 2 t.; Andrés Martin M. La teología española en el siglo XVI. Madrid, 1976. 2 vol.; Pérez-Bustamante R. El gobierno y la administración de los reinos de la corona Castilla (1230-1474). Madrid, 1976. 2 vol.; Huerga A. Historia de los alumbrados: (1570-1630). Madrid, 1978-1994. 5 vol.; Llorente J. A. Historia crítica de la Inquisición en España. Madrid, 1980. 4 vol. (рус. пер.: Льоренте Х. А. История испанской инквизиции: В 2 т. / Пер.: М. А. Алексеева. М., 1999); La ciudad hispánica durante los siglos XIII al XVI / Ed. E. Sáez e. a. Madrid, 1985-1987. 3 t.; Денисенко Н. П. Испанский абсолютизм и гранадские мориски (1492-1571 гг.) // Проблемы истории Зап. Европы развитого и позднего феодализма. Иваново, 1986. С. 143-155; он же. Испанская монархия в посл. трети XV - нач. XVI в. Иваново, 1991; Мордвинцев В. Ф. Испанский перевод «Энхиридиона» и инквизиция // Эразм Роттердамский и его время. М., 1989. С. 169-184; Киреева М. В. Проблемы инквизиции в трудах историков XX в. // Ли Г. Ч. История инквизиции в средние века: Пер. с франц. М., 1994P. Т. 1. C. XXIII-XXX; La burguesía española en la Edad Moderna. Valladolid, 1996. 3 vol.; Nobleza y sociedad en la España moderna / Dir. C. Iglesias. Oviedo, 1996-1999. 3 vol.; Reilly B. F. Las Españas medievales. Barcelona, 1996; Ведюшкин В. А. Идальго и кабальеро: испан. дворянство в XVI-XVII вв. // Европейское дворянство XVI-XVII вв.: Границы сословия / Отв. ред.: В. А. Ведюшкин. М., 1997. C. 100-128; он же. Испанские эрмандады // Город в средневек. цивилизации Зап. Европы. М., 2000. Т. 4. С. 158-166; он же. «Третий король Испании»: Кардинал Мендоса как политик и меценат // Испанский альманах. М., 2008. Вып. 1: Власть, общество и личность в истории. С. 152-168; Шилова-Варьяш И. И. Право и правовое положение иноконфессиональных групп в Испании XIII-XV вв.: Дис. М., 1997; она же. [Варьяш И. И.]. Мудехары в Арагоне XIV-XV вв.: Нек-рые аспекты судебной практики // Право в средневек. мире: Сб. ст. СПб., 2001, Вып. 2/3. С. 77-89; она же. Правовое пространство ислама в христ. Испании XIII-XV вв. М., 2001; Felipe II (1527-1598): Europa y la monarquía católica / Dir. J. Martínez Millán. Madrid, 1998. 4 vol.; Ladero Quesada M. A. La España de los Reyes Católicos (1474-1516). Madrid, 1999; Morgado García A. Ser clérigo en la España del Antiguo Régimen. Cádiz, 2000; Sociedad y élites eclesiásticas en la España moderna / Ed. Fr. J. Aranda Pérez. Cuenca, 2000; Калугина Е. О. Движение «alumbrados» в религ. жизни Испании XVI в. // Verbum. СПб., 2001. Вып. 5: Образы культуры и стили мышления: иберийский опыт. C. 17-26; Carlos V: Europeísmo y Universalidad / Ed. J. L. Castellano Castellano, Fr. Sánchez-Montes González. Madrid, [2001]. 5 vol.; Carlos V y la quiebra del humanismo político en Europa (1530-1558) / Ed. J. Martínez Millán. Madrid, 2001. 4 vol.; De la union de coronas al Imperio de Carlos V / Ed. E. Belenguer Cebriá. Madrid, 2001. 3 vol.; Rouco Varela A. M. Estado e Iglesia en la España del siglo XVI. Madrid, 2001; Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II / Пер. с франц.: М. А. Юсим. М., 2002-2004. 3 т.; Прокопенко С. А. Население Испании в XVI-XVII вв.: демографическая и соц. характеристика: Историогр. исслед. М., 2002; Dandelet T. J. La Roma española (1500-1700). Barcelona, 2002; García Hernán E. Políticos de la monarquía hispánica (1469-1700): Ensayo y Diccionario. Madrid, 2002; Дефурно М. Повседневная жизнь Испании Золотого века / Пер. с франц.: Т. А. Михайлова. М., 2004; Yun Casalilla B. Marte contra Minerva: El precio del imperio español, c. 1450-1600. Barcelona, 2004; Storrs C. The Resilience of the Spanish Monarchy 1665-1700. Oxf., 2006; Зеленина Г. С. От скипетра Иуды к жезлу шута: Придворные евреи в средневек. Испании. М., 2007; она же. «Божественная Дева» vs. «проклятая жена»: Изабелла Кастильская под пером жертв своей религ. политики // Испанский альманах. М., 2008. Вып. 1: Власть, общество и личность в истории. С. 129-139; Кеймен Г. Испания: Дорога к империи / Пер. с англ.: А. Демин, В. Капустина. М., 2007; Bataillon M. Erasmo y España. Madrid, 2007 3; Fernández Albaladejo P. Materia de España: Cultura política e identidad en la España moderna. Madrid, 2007; Isabel La Católica y su época: Actas del Congreso Intern. Valladolid-Barcelona-Granada, 15 a 20 de noviembre de 2004 / Coord. L. Ribot, J. Valdeón, E. Maza. Valladolid, [2007]. 2 vol.; La Iglesia española en la Edad Moderna: Balance y perspectivas / Ed. A. L. Cortés Peña. Madrid, 2007; Martínez Millán J. La Inquisición española. Madrid, 2007; Valdeón Baruque J. Cristianos, judíos y musulmanes. Barcelona, 2007; Atienza A. Tiempos de conventos: Una historia social de las fundaciones en la España moderna. Madrid, 2008; Barrio Gozalo M. El clero en la España moderna. Córdoba, 2010; idem. El sistema beneficial de la Iglesia española en el Antiguo Régimen (1475-1834). Alicante, 2011; La historia sin complejos: La nueva visión del Imperio Español / Ed. D. García Hernán. Madrid, 2010; La pureté de sang en Espagne: Du lignage à la «race» / Dir. R. Carrasco, A. Molinié, B. Perez. P., 2011; Ruiz T. F. Spain's Centuries of Crisis, 1300-1474. Chichester, 2011.
В. А. Ведюшкин

XVIII-XIX вв.

По завещанию бездетного кор. Карла II (1700) испан. корону наследовал внук франц. кор. Людовика XIV Филипп V Бурбон, что стало поводом к общеевроп. войне за «испанское наследство». И. и Франция противостояли коалиции европ. держав (Свящ. Римская империя, Англия, Республика Соединённых провинций, Савойя, Португалия), поддержавших претензии на испан. престол австр. эрцгерц. Карла Габсбурга. После успешных военных действий коалиции на Пиренейском п-ове, где конфликт имел характер гражданской войны, Арагон, Каталония и Валенсия признали Карла Габсбурга королем И. В 1709 г. его поддержал папа Римский Климент XI. В 1710 г. папа направил нунция в Барселону, резиденцию эрцгерц. Карла, закрепив тем самым политический раскол И. (Филипп V разорвал отношения с Папским престолом). Война завершилась поражением И. и Франции: по Утрехтскому (1713) и Раштаттскому (1714) договорам И. лишалась европ. владений (Юж. Нидерланды, Неаполь, Сардиния, Милан, Сицилия). Англия оставляла за собой захваченные во время войны Гибралтар и о-в Менорка и на 50 лет получала право ввозить рабов в испан. колонии Нового Света (т. н. право асьенто). Филипп V сохранил испан. трон при условии отказа от прав на наследование франц. короны. В ходе войны за «испанское наследство» стали заметны слабые стороны испан. гос-ва: незавершенность процессов объединения в пределах полуострова, неэффективность гос. аппарата, дефицит финансовых ресурсов.

В правления Филиппа V (1700-1746) и Фердинанда VI (1746-1759) были определены главные направления адм. и экономических реформ, их осуществление продолжилось при Карле III (1759-1788). Реформы не затрагивали сословных привилегий и сеньориальных отношений, но имели целью укрепление централизации государства: ликвидировались обл. привилегии Арагона и Валенсии (1709), Каталонии (1714) и Мальорки (1716), вводились интендантства (1718-1749). Утрата европ. владений благотворно сказалась на хозяйственном развитии страны - появилась возможность более рационального использования экономических ресурсов. И. почти не участвовала в европейских военных конфликтах и вплоть до 90-х годов XVIII в. не вела войн на своей территории. В кон. XVII - 80-х гг. XVIII в. И. переживала хозяйственный подъем на фоне естественного прироста населения (с 7,5 до 10,5 млн чел.) и увеличения спроса на продовольствие, что привело к активизации товарных отношений. Была изменена система налогообложения, проведена колониальная реформа в духе протекционизма (1778), предприняты попытки аграрных преобразований (ограничение майоратных прав (1749), отмена привилегий овцеводов (Месты, 1759), колонизация пустошных земель в Эстремадуре (70-е гг. XVIII в.)). Испанские монархи поощряли развитие образования и культуры: были основаны Испанская академия (1713), Академия медицины (1734), Академия истории (1738), Академия изящных искусств (1752), открыты светские учебные заведения (ун-т в Сервере, Дворянская семинария), в университетских программах увеличилось количество светских дисциплин.

Король Испании Филипп V. Худож. М. Х. Мелендес (Прадо, Мадрид)
Король Испании Филипп V. Худож. М. Х. Мелендес (Прадо, Мадрид)

Король Испании Филипп V. Худож. М. Х. Мелендес (Прадо, Мадрид)
В основу гос. идеологии легли принципы Просвещения, находившие поддержку у испан. гос. деятелей (П. Аранды, П. Кампоманеса, Х. Флоридабланки, М. Роды, Х. Уркихо, Ф. Кабарруса). Среди сторонников идей Просвещения в И. было много представителей католич. духовенства. Так, отстаивая достижения европ. философии рационализма, бенедиктинец Б. Х. Фейхоо-и-Монтенегро (1676-1764) критиковал суеверия и общественные предубеждения, в т. ч. сословные и расовые. Изучение точных наук и отечественной истории представлялись ему средствами интеллектуального возрождения И. Его соч. «Универсальный критический театр, или речи о материях всякого рода, разоблачающие всеобщие заблуждения» (Feyjóo y Montenegro B. J. Teatro crítico universal, o Discursos varios en todo género de materias para desengaño de errores comunes. Madrid, 1726-1739. 8 t.) и переписка «Ученые и любознательные письма» (Idem. Cartas eruditas y curiosos. Madrid, 1742-1760. 5 t.) неоднократно переиздавались в XVIII в. Оригинальный вклад в развитие испан. Просвещения внесли члены монашеских орденов: иезуит Л. Эрвас-и-Пандуро - энциклопедией «Идея вселенной» (Hervás y Panduro L. Idea dell'Universo. Cesena, 1778-1787. 21 vol.) и «Каталогом языков известных наций» (Idem. Catálogo de las lenguas de las naciones conocidas, y numeración, división, y clase de éstas según la diversidad de sus idiomas y dialectos. Madrid, 1800-1805. 6 vol.), августинец Э. Флорес - фундаментальной историей Церкви в И., написанной с критических позиций, «Испания священная» (Flórez [de Setién y Huidobro] E. España Sagrada: Theatro geográphico-histórico de la Iglesia de España. Madrid, 1747-1775. 28 vol.). Испан. деятелей Просвещения интересовали практические вопросы, связанные с экономикой, правом, системой образования. Истинность католицизма деятелями испан. Просвещения не подвергалась сомнению, однако их сочинения не были лишены антиклерикальных выпадов (роман испан. иезуита Х. Ф. де Ислы «История известного проповедника брата Герундио де Кампасас, по прозвищу Тупица» (Lobon de Salazar Fr. [Isla J. Fr., de]. Historia del famoso predicador fray Gerundio de Campazas, alias Zotes. Madrid, 1758. 2 t.) стал образцом испанской антиклерикальной сатиры XVIII в.).

Фасад Обрадойро собора Сантьяго-де-Компостела. 1738–1750 гг.
Фасад Обрадойро собора Сантьяго-де-Компостела. 1738–1750 гг.

Фасад Обрадойро собора Сантьяго-де-Компостела. 1738–1750 гг.
Важной частью преобразований в XVIII в. была реформа государственно-церковных отношений. В сер. XVIII в. в И. было ок. 158 тыс. клириков (1,7% от общей численности населения). Церкви принадлежали обширные земельные владения (мн. земли сдавались в аренду), на ее долю приходилась 1/5 общих доходов испан. экономики, к-рая складывалась из десятины, рент, выморочного имущества, арендных платежей и плат за требы. В условиях хозяйственного роста католич. Церковь увеличила стоимость аренды земель в 2-3 раза. Мон-ри сохраняли монополию в кредитовании под залог недвижимости (70% доходов).

Ориентируясь на пример французского галликанизма, испан. Бурбоны отстаивали примат королевской власти над католической Церковью (регализм), последовательно ограничивая ее политические и финансовые права и расширяя сферу действия «королевского патроната» (с XVI в. распространялся только на колонии).

По заключенному в 1717 г. конкордату были восстановлены дипломатические отношения И. с Папским престолом, однако между кор. Филиппом V и папой Климентом XI, осудившим попытку испан. короля вернуть итал. области, которые были утрачены по Утрехтскому договору (т. н. война четверного альянса, 1717-1720), сохранялись напряженные отношения. В 1734 г. испан. войска завоевали Неаполитанское королевство; королем Неаполя и Сицилии стал сын Филиппа V инфант Карл (впосл. испан. кор. Карл III). Военное давление со стороны И. заставило папу Римского Климента XII искать примирения с испан. Бурбонами. Папа был вынужден согласиться с требованием Филиппа V назначить администратором Толедского архиеп-ства и возвести в достоинство кардинала 8-летнего инфанта Луиса Антонио, однако отказался признать инфанта Карла королем Неаполя и Сицилии без совершения над ним светской инвеституры (Неаполитанское королевство считалось вассалом Папского престола). В марте 1736 г. в Риме начались волнения из-за насильственного призыва в неаполитанскую армию жителей Папской области; для подавления волнений в город были введены испанские войска. Заключенный в нояб. 1737 г. конкордат урегулировал отношения между Папским престолом и И., в мае 1738 г. папа совершил акт инвеституры Карла во владение Неаполитанским королевством. Конкордат 1737 г. носил декларативный характер: в нем заявлялось о намерении папы оставлять в И. часть ренты с вакантных бенефициев, о согласии на сокращение числа духовенства и об ограничении права церковного убежища. Условия соглашения не соблюдались, и 11 янв. 1753 г. папа Римский Бенедикт XIV и испан. кор. Фердинанд VI заключили новый конкордат (действовал до 1833), утвердивший за испанскими королями право «всеобщего патроната»: монарх предлагал кандидатов на епископские кафедры (кроме Леона и Овьедо, которые оставались в подчинении Папскому престолу), а также получал ренту с вакантных бенефициев. В качестве компенсации испан. корона выплатила Папскому престолу 37,5 млн реалов. Заключение конкордата 1753 г. позволило испан. монархам приступить к ограничению финансовых прав Церкви в пользу государства. В 1760 г. была проведена реформа налога экскусадо (части десятины): сбор налога стал осуществляться короной и его доходная часть увеличилась в 4 раза.

Королевская базилика Сан-Франсиско-эль-Гранде в Мадриде. 1761–1784 гг.
Королевская базилика Сан-Франсиско-эль-Гранде в Мадриде. 1761–1784 гг.

Королевская базилика Сан-Франсиско-эль-Гранде в Мадриде. 1761–1784 гг.
В XVIII в. среди испан. духовенства преобладали монашествующие (54% от общего числа), большое количество мон-рей находилось в городах (напр., 66 в Мадриде, 84 в Севилье). Под влиянием реформ «просвещенной монархии» количество монашествующих за 50 лет сократилось с 92 до 73 тыс. чел. Особенно острым стало противостояние между иезуитами, пользовавшимися в И. значительными привилегиями, и испан. кор. Карлом III. Началом длительной конфронтации стала т. н. Гуаранийская война 1753-1756 гг., вызванная отказом иезуитов подчиниться условиям Мадридского трактата (1750), который разграничивал владения И. и Португалии в Юж. Америке. Опасаясь развала системы редукций в Парагвае из-за их раздела между странами, иезуиты поддержали вооруженное сопротивление индейцев гуарани, закончившееся подавлением восстаний в редукциях силами испан. и португ. войск. В И. иезуиты пытались оспорить право применять в отношении их ордена «королевский патронат», настаивая на подчинении непосредственно Римскому папе, но в 1763 г. Карл III установил обязательное визирование документов Папского престола (право «regium exequantur» или «placetum regium»), без королевской санкции они не могли вступить в силу на территории И. В 1767 г. иезуиты были обвинены в подстрекательстве к городским восстаниям весной 1766 г. (самое крупное в Мадриде - «шляпное восстание», или «восстание против Скилаче»), причинами которых было ухудшение продовольственной ситуации из-за неурожая и отмена правительством маркиза де Скилаче гос. таксации цен. 2 апр. 1767 г. Карл III издал декрет, запрещавший деятельность ордена в И. и в испан. колониях, выслал из страны ок. 6 тыс. иезуитов. В нояб. того же года кор. Фердинанд IV, сын Карла III, изгнал иезуитов из Неаполитанского королевства. Имущество ордена было конфисковано и распределено между др. монашескими орденами, часть имущества осталась в собственности короны. И. отказывалась от дипломатических отношений с Папским престолом до упразднения ордена (1773).

В XVIII в. под контроль королевской власти была поставлена испанская инквизиция. Ее деятельность по-прежнему заключалась в цензуре духовной лит-ры, преследовании ереси и неблагочестия, однако процесс судопроизводства был существенно изменен (в т. ч. запрещался арест подозреваемых без доказательства вины). Правительство контролировало содержание испан. варианта Индекса запрещенных книг. Количество инквизиционных процессов в XVIII в. сократилось. Испан. короли часто использовали инквизицию как инструмент политического давления, нек-рые гос. деятели (М. Маканас, П. Кампоманес, М. Рода, Г. Ховельянос) подвергались инквизиционному преследованию за политическую деятельность и взгляды. Общественный резонанс получило дело П. Олавиде, интенданта Андалусии, который в 1776-1778 гг. был осужден инквизицией по обвинению в чтении запрещенных книг и в неверии. Вероятно, настоящей причиной его преследования был конфликт с представителями местной знати из-за колонизации пустошей в Сьерра-Морене. С 1790 г. одной из задач инквизиции стало предотвращение проникновения в И. франц. революционных идей.

Изгнание иезуитов из Испании. Гравюра. 1767 г. Худож. Ш. Мокур
Изгнание иезуитов из Испании. Гравюра. 1767 г. Худож. Ш. Мокур

Изгнание иезуитов из Испании. Гравюра. 1767 г. Худож. Ш. Мокур
Французская революция 1789-1799 гг. положила начало политическому кризису в И., изменившему направление внешней и внутренней политики монархии. Усиление консервативных настроений в правящих кругах, совпавшее с началом правления кор. Карла IV (1788-1808), привело к завершению либеральных реформ. Вступление И. в коалицию с Англией против революционной Франции и казнь франц. кор. Людовика XVI послужили поводом к т. н. войне против Конвента (1793-1795), которая завершилась поражением испан. армии. В июле 1795 г. испан. правительство под рук. М. Годоя подписало Базельский мирный договор, а в 1796 г. заключило в Сан-Ильдефонсо договор с республиканской Францией о создании военного союза. С 1796 по 1808 г. И. участвовала на стороне республиканской и наполеоновской Франции в войнах с Англией (1796-1802, 1804-1808) и Португалией (1801), во время которых понесла территориальные (о-ва Менорка и Тринидад) и военные потери (разгром в 1805 испан. флота у мыса Трафальгар привел к утрате связи с испан. колониями). Война ослабила экономику страны, дестабилизировала финансовую систему и усугубила общий политический кризис; правительство во главе с Годоем лишилось общественной поддержки. Стремясь восстановить доверие общества и решить финансовые проблемы государства, Годой либерализовал печать, усилил контроль над инквизицией и в поиске финансовых средств предпринял попытку секуляризации имущества католич. Церкви в И. через т. н. дезамортизацию (ликвидацию неотчуждаемости): в собственность короны перешли кастильские владения (энкомьенды) Мальтийского ордена и имущество церковных благотворительных учреждений, распроданное на аукционных торгах (1798). В 1805 и 1807 гг. папа Римский Пий VII санкционировал продажу части церковной собственности, после чего королевским указом были конфискованы сеньориальные владения епископов. Общая прибыль казны от этих операций составила 1,6 млрд реалов (они были направлены на погашение гос. долга).

По договору о франко-испан. союзе, подписанному Годоем в Фонтенбло (окт. 1807), войска имп. Наполеона I Бонапарта получили право прохода к португ. границе через территорию И., что в нач. 1808 г. привело к фактической оккупации севера И. Военное присутствие французов, соперничество придворных партий, экономические проблемы обострили политический и социально-экономический кризис, вызвав т. н. мятеж в Аранхуэсе (март 1808), в результате после отставки Годоя Карл IV отрекся от престола и королем был провозглашен его сын Фердинанд (впосл. кор. Фердинанд VII (1814-1833)). Наполеон сумел добиться отъезда Карла IV и Фердинанда во Францию (в г. Байонну) и повторного отречения от престола в пользу своего брата Жозефа, провозглашенного в июне 1808 г. королем И. Обнародованный 8 июля 1808 г. т. н. Байоннский статут устанавливал в И. конституционную монархию. Правительство Жозефа I отменило инквизицию, распустило монашеские ордены, секуляризировало имущество мон-рей.

Стихийное патриотическое восстание в Мадриде (2 мая 1808), подавленное войсками И. Мюрата, положило начало войне за независимость (1808-1814). По мере оккупации И. франц. войсками в стране началась освободительная партизанская война. Местные комитеты (хунты) занимались организацией сопротивления под лозунгом восстановления на испан. троне Фердинанда VII. В сент. 1808 г. в Аранхуэсе была создана Центральная хунта, выполнявшая функции народного правительства. Испан. католич. духовенство отказалось от поддержки французов; нек-рые священники организовывали в приходах и возглавляли партизанские отряды. Епископы, назначенные Жозефом I Бонапартом, бежали на юг страны и в Португалию.

В сент. 1810 г. на о-ве Леон (близ Кадиса) были созваны общеиспан. Учредительные кортесы (Кадисские кортесы), к-рые к 1812 г. выработали конституцию: в И. устанавливалась ограниченная монархия, утверждались принципы гражданского равенства, разделения властей и свободы печати, жители колоний и метрополии уравнивались в правах, отменялись феодальные привилегии и повинности. Из 308 депутатов кортесов 98 были католич. клириками (в т. ч. 5 епископов), в новый орган высшей власти, Гос. совет, были избраны 3 представителя духовенства. 12-я ст. конституции объявляла католицизм гос. и единственной религией И. Кадисские кортесы приняли также положения об упразднении инквизиции и о секуляризации имущества разрушенных во время войны монастырей, что стало причиной настороженного отношения католического духовенства к развитию либерального законодательства.

Клятва депутатов Кадисских кортесов. 1863 г. Худож. Х. К. де Алисаль (Дворец кортесов, Мадрид)
Клятва депутатов Кадисских кортесов. 1863 г. Худож. Х. К. де Алисаль (Дворец кортесов, Мадрид)

Клятва депутатов Кадисских кортесов. 1863 г. Худож. Х. К. де Алисаль (Дворец кортесов, Мадрид)
В марте 1814 г. франц. войска были изгнаны из И. По возвращении в страну кор. Фердинанд VII отменил конституцию 1812 г. и восстановил довоенные порядки, в т. ч. имущественные и социальные привилегии католич. Церкви, монашеские ордены, инквизицию. В 1815 г. в И. был возвращен орден иезуитов (восстановлен папой Пием VII в 1814). Во время франц. оккупации и войны Церковь в И. лишилась значительной части имущества, численность католического духовенства сократилась почти на треть. В Церкви усилились консервативные настроения, однако восстановление церковных привилегий было негативно воспринято населением, во мн. местах уклонявшимся от уплаты десятины.

1 янв. 1820 г. в Андалусии произошел военный переворот. Он послужил началом массовых волнений по всей стране, проходивших под лозунгом восстановления конституции 1812 г. 9 марта 1820 г. кор. Фердинанд VII согласился восстановить Кадисскую конституцию и объявил о созыве кортесов. В период т. н. либерального трехлетия (1820-1823) проводилась антиклерикальная политика: вновь была отменена инквизиция, запрещена деятельность ордена иезуитов, декретирована конфискация орденского имущества (15 авг. 1820), хотя иезуитам было разрешено остаться в И. в качестве секулярных клириков. В 1821 г. кортесы наполовину сократили десятину и ввели жалованье для белого духовенства, распустили монашеские ордены (кроме нищенствующих) и конгрегации, мон-ри с количеством насельников менее 24 подлежали закрытию; нищенствующие ордены сохранялись, но их количество сокращалось, им запрещалось принимать послушников. К 1822 г. был закрыт 801 мон-рь из 1661, продажа монастырского имущества принесла казне ок. 700 млн реалов. Правительство, объявив о назначении пенсий, вынуждало монашествующих пресвитеров переходить к приходскому служению. В 1822 г. кортесы объявили Индекс запрещенных книг недействительным на территории И. Католич. духовенство негативно восприняло либеральное законодательство: клирики отказывались признавать законной конституцию; многие поддерживали консервативные роялистские группы. Стремление Церкви сохранить экономические привилегии в условиях хозяйственного кризиса стало причиной проявлений стихийного антиклерикализма: в 1822-1823 гг. мн. мон-ри были разорены.

В 1821 г. произошла консолидация антиправительственных сил вокруг образованной в Галисии при участии католич. духовенства «Апостолической хунты»; на местах организовывались «хунты веры», что в 1822-1823 гг. привело к восстаниям в Галисии и Каталонии. В авг. 1822 г. в Уржеле был создан центральный орган консервативных сил - Регентский совет, в состав которого вошли 2 епископа. Участие духовенства в мятежах вызвало ответную реакцию правительства: 6 епископов были лишены кафедр и отправлены в изгнание, все мон-ри в Каталонии закрыты (монахам надлежало либо приступить к приходскому служению, либо покинуть страну). Репрессии против духовенства способствовали укреплению влияния роялистов.

Реформы и антицерковная политика либерального правительства вызвали протест папы Римского Пия VII, отказавшегося принять нового испан. посла в Риме и утвердить предложенные кандидатуры на вакантные епископские кафедры. В ответ кортесы выслали из страны папского нунция, заявив, что разрыв дипломатических отношений с Римским престолом не является отказом от признания духовной власти папы. С санкции стран Свящ. союза (Россия, Пруссия, Австрия, Франция) в апр. 1823 г. в И. была введена франц. 100-тысячная армия («поход сынов св. Людовика»). Неск. представителей католич. духовенства, поддержавших франц. интервенцию, в т. ч. епископ Вика (совр. пров. Барселона) Рамон Штраух-и-Видаль, были казнены. Декретом от 1 окт. 1823 г. кор. Фердинанд VII отменил действие конституции и законов, принятых либеральными кортесами (за исключением отмены инквизиции), мон-ри получили право реституции собственности. В стране начались репрессии против либералов, активное участие в них принимали продолжавшие действовать на местах «хунты веры», фактически заменившие инквизиционные трибуналы. В 1825 г. король, опасавшийся роста политического влияния Церкви и еще большей дестабилизации в стране, запретил «хунты веры». Одним из последствий т. н. либерального трехлетия стала независимость испан. колоний в Лат. Америке; И. сохранила военное присутствие на Кубе и в Пуэрто-Рико.

29 марта 1830 г. кор. Фердинанд VII, у которого не было сыновей, обнародовал «Прагматическую хартию», отменив действие т. н. салического закона и разрешив, т. о., престолонаследие по жен. линии. После смерти Фердинанда VII (29 сент. 1833) испан. трон перешел к его старшей дочери Изабелле II (1833-1868, самостоятельно с 1843). До ее совершеннолетия регентшей назначалась мать Мария Кристина (1833-1840). В нач. окт. 1833 г. брат Фердинанда VII инфант дон Карлос Старший (1788-1855) заявил о незаконности «Прагматической хартии» и провозгласил себя кор. Карлом V, чем спровоцировал начало гражданской войны в И. (1-я карлистская война, 1833-1840).

В нач. 1834 г. было сформировано либеральное правительство. Изданный в апр. того же года «Королевский статут» во многом повторял положения Кадисской конституции 1812 г. и устанавливал в И. конституционную монархию. Правительство приняло ряд антиклерикальных мер: упразднение инквизиции, запрет деятельности иезуитов, а также др. монашеских орденов и конгрегаций (июль 1835). 17 июля 1834 г. в Мадриде, во время эпидемии холеры, произошли беспорядки, в ходе к-рых были убиты 78 монахов, обвиненных в отравлении городских колодцев; в ряде др. городов по обвинению в сотрудничестве с карлистами были репрессированы и казнены неск. клириков и монашествующих. В окт. 1835 г. папа Римский Григорий XVI, официально сохранявший нейтралитет по вопросу о престолонаследии в И., разорвал дипломатические отношения с либеральным правительством и поддержал дона Карлоса.

Король Испании Фердинанд VII. Фрагмент. 1815 г. Худож. Ф. Гойя (Музей изящных искусств в Сарагосе)
Король Испании Фердинанд VII. Фрагмент. 1815 г. Худож. Ф. Гойя (Музей изящных искусств в Сарагосе)

Король Испании Фердинанд VII. Фрагмент. 1815 г. Худож. Ф. Гойя (Музей изящных искусств в Сарагосе)
Сторонниками Марии Кристины (кристиносами) в основном были представители либерального дворянства, буржуазии, крестьянства Центр. и Юж. Испании, жители городов. Карлистов поддерживали земельная аристократия, большая часть духовенства, не принимавшего антиклерикальной направленности либеральных реформ, жители Страны Басков, Наварры, Арагона, Каталонии, Валенсии, требовавшие восстановления традиционных региональных привилегий (фуэро). К сер. 1837 г. армия карлистов под командованием Т. де Сумалакарреги контролировала почти всю территорию И. до р. Эбро, но после поражения в битве под Арансуэке (сент. 1837) и ряда др. военных неудач неск. карлистских генералов перешли на сторону армии кристиносов, возглавляемой генералами Б. Эспартеро и Р. Нарваэсом. В сент. 1839 г. дон Карлос бежал во Францию, но карлисты сохранили влияние на политическую жизнь страны.

В 1836 г. правительство Х. А. Мендисабаля в целях либерализации рынка земельной собственности и ликвидации бюджетного дефицита провело дезамортизацию церковного имущества и конфискацию у Церкви земель упраздненных мон-рей и монашеских орденов. Церковь в И. утратила привилегии в приобретении земли. Реформа была направлена на лишение Церкви экономической самостоятельности и окончательное подчинение гос-ву. В мае 1836 г. ввиду усилившегося в обществе недовольства Мария Кристина отправила правительство в отставку и была вынуждена объявить о созыве Учредительных кортесов, итогом работы которых стало принятие либеральной конституции (18 июня 1837). Конституция закрепляла законодательную власть за 2-палатными кортесами: депутаты нижней палаты избирались прямым голосованием (сохр. высокий имущественный ценз), члены верхней платы (сената) назначались монархом. Согласно ст. 11 конституции, католицизм объявлялся единственной религией в И., гос-во брало на себя обязательство поддерживать католич. Церковь. После отмены десятины (29 июля 1837) правительство установило контроль за имуществом и финансами Церкви, клирики стали получать фиксированное жалованье, что ухудшило положение приходских священнослужителей. В сент. 1839 г. испан. епископы обратились к папе Римскому Григорию XVI с жалобой на бедственное положение Церкви в И., указав на резкое сокращение католич. духовенства, вызванное преследованиями, запретом рукополагать новых священников и конфискацией церковного имущества. В 1840 г. офиц. контакты между И. и Папским престолом были прекращены (до 1847).

Отказ Марии Кристины от политики либеральных реформ и нахождение с 1838 г. у власти консерваторов под рук. ген. Р. Нарваэса привели к народным волнениям. Осенью 1840 г. в Барселоне, Сарагосе и Мадриде произошли восстания, поддержанные армией во главе с ген. Эспартеро. 12 окт. 1840 г. Мария Кристина отреклась от регентства и покинула страну, 8 марта 1841 г. кортесы назначили Эспартеро новым регентом. В 1841 г. он возобновил процесс дезамортизации и конфисковал в пользу гос-ва церковные земли; в 1836-1844 гг. доход казны от продажи этих земель составил 3,5 млрд реалов. Политика Эспартеро не получила поддержки у населения. В 1843 г., столкнувшись с противодействием парламентариев, регент был вынужден досрочно распустить кортесы. В июле в результате переворота под рук. ген. Нарваэса и Ф. Серрано-и-Домингеса пост председателя правительства занял Нарваэс.

В нояб. 1843 г. кортесы признали 13-летнюю Изабеллу II совершеннолетней, однако юная королева принимала минимальное участие в политической жизни страны. Консервативное правительство проводило охранительную политику и способствовало установлению диктатуры Нарваэса, подавлявшего любые проявления общественного недовольства. В мае 1845 г. кортесы утвердили новую конституцию, увеличившую власть монарха: он получил право назначать кабинет министров, распускать кортесы, а также право законодательного вето. Законом о выборах (1846) был повышен имущественный ценз, вслед. чего число избирателей сократилось в 5 раз.

Стремясь к восстановлению отношений с Папским престолом, Нарваэс прекратил конфискацию и продажу церковных земель и возвратил часть нераспроданного имущества Церкви. В февр. 1845 г. кортесы приняли закон «О культе и духовенстве», согласно к-рому устанавливалось гос. обеспечение Церкви, частично компенсировавшее проведенную дезамортизацию. Позднее в закон было внесено дополнение о возвращении Церкви земельных угодий и зданий, прилегающих к культовым сооружениям, а также непроданного имущества еп-ств и приходов. В 1845 г. в ходе переговоров в Риме с посланником испан. правительства К. Айенсом был подготовлен проект договора, позволявшего провести назначения епископов на вакантные кафедры, но его подписанию противодействовала оппозиция прогрессистов, к-рые заявили о нарушении гос. интересов. Избранный в 1846 г. папа Римский Пий IX заявил о готовности продолжить переговоры с И. и признал в 1848 г. Изабеллу II законной королевой. В 1849 г. Нарваэс оказал папе военную помощь, направив в Папскую область 9 тыс. солдат для борьбы с революционной Римской республикой. 16 марта 1851 г. между И. и Папским престолом был подписан конкордат: католицизм признавался гос. религией в И., гос-во обязывалось содержать духовенство, следить за состоянием церковных зданий, передавало Церкви контроль над сферой образования, была разрешена деятельность монашеских орденов. Испан. монархи сохранили право назначать епископов на кафедры по согласованию с папой Римским, к-рый отказывался от претензий по итогам дезамортизации. Церковь в И. получила возможность приобретать имущество.

Противоречивые отношения католич. Церкви и гос-ва в И., развивавшиеся от антиклерикализма к компромиссу, определили состояние испан. религ. философии в сер. XIX в. Испан. католич. мыслитель Х. Доносо Кортес (1809-1853) в соч. «Опыт исследования о католицизме, либерализме и социализме» (Donoso Cortés J. Ensayo sobre el catolicismo, el liberalismo y el socialismo. Madrid, 1851) противопоставил католич. цивилизацию («универсальный порядок мироздания») цивилизации «философской, негативной, революционной». Он считал, что нравственной основой государственно-политических преобразований должен быть католицизм - суть испан. национального духа.

Усиление реакции в нач. 50-х гг. XIX в., а также попытки правительства Х. Браво Мурильо подготовить конституцию, согласно к-рой в И. восстанавливалась абсолютная монархия, вызвали в июне 1854 г. военный мятеж и восстания в крупных городах с требованием новой конституции. Новое правительство прогрессистов во главе с Б. Эспартеро добилось роспуска парламента и созыва Учредительных кортесов для выработки либеральной конституции. Большинство в кортесах получили правые либералы под рук. ген. Л. О'Доннеля. Проект конституции, выработанный к 1855 г., предусматривал свободу совести и вероисповеданий (принят не был). Эспартеро объявил о проведении новой дезамортизации, в мае 1855 г. вступил в силу закон об «общей дезамортизации», по к-рому упразднялись все сеньориальные владельческие права, распродавались гос., муниципальные и общинные владения, было конфисковано все оставшееся у Церкви имущество. Несмотря на противодействие папского нунция, кор. Изабелла II после неск. попыток отклонить закон была вынуждена его ратифицировать. В 1854-1856 гг. продажа церковных владений принесла казне 435,5 млн реалов. На вырученные средства правительство планировало построить шоссейные и железные дороги, создать эффективную банковскую систему, реструктурировать аграрный сектор.

В условиях политического соперничества Эспартеро и О'Доннеля активизировалось общественное движение как правого, так и левого толка (аграрные волнения в Эстремадуре и Андалусии, всеобщая забастовка в Барселоне). В июле 1856 г., после отставки Эспартеро, в Мадриде началось восстание под руководством либерально-демократических групп в кортесах. Восстание было подавлено, Учредительные кортесы распущены, к власти пришло правительство, сформированное О'Доннелем. 14 окт. оно приостановило продажу церковных земель. Стремясь укрепить консервативную политику после «революционного двухлетия», королева отправила О'Доннеля в отставку и назначила главой правительства Нарваэса, к-рый начал репрессии против левых участников общественного движения и отменил законы 1854-1855 гг. Подавление крупных крестьянских волнений в Андалусии вызвало возмущение общественности, что привело к отставке Нарваэса (окт. 1857) и постепенному возвращению к умеренному либеральному курсу. В июне 1858 г. на основе центристской партии «Либеральный союз» под рук. О'Доннеля, получившей большинство мест в кортесах, создано новое правительство.

Политика О'Доннеля была направлена на поддержку экономического роста страны и развития в И. промышленности: было начато масштабное строительство железных дорог, заводов и предприятий, что позволило обеспечить работой население и привлечь в И. иностранные инвестиции. В 1860 и 1861 гг. возобновился процесс дезамортизации и продажи церковных земель, было разрешено отчуждать имущество Церкви, не конфискованное ранее. С 1854 г. государство получило ок. 8,2 млрд реалов, что вдвое превышало доход от дезамортизации 30-40-х гг. XIX в. Конфискация земель не сопровождалась аграрной реформой, что обострило социальную дифференциацию в сельском хозяйстве, особенно на юге И., где упрочился латифундизм. Дезамортизация нанесла значительный урон Церкви, кроме земельных владений были утрачены мн. произведения искусства, книжные собрания, разрушены католич. храмы и мон-ри.

Рост оппозиционных настроений привел к отставке О'Доннеля (март 1863). В И. усилились реакционные тенденции. В то же время частая смена правительства и политического курса, незавершенность экономических реформ способствовали увеличению числа противников королевы. В нач. 1868 г. на фоне экономического и политического кризиса кор. Изабелла II назначила главой правительства сторонника абсолютной монархии Л. Гонсалеса Браво, который ввел строгую цензуру и начал репрессии против левой оппозиции. 18 сент. 1868 г. в Кадисе восстала эскадра под командованием адмирала Х. Б. Топете-и-Карбальо, ее поддержали войска под командованием генералов Ф. Серрано-и-Домингеса и Х. Прима, издавших декрет о низложении королевы. После поражения правительственных войск в битве при Альколеа (28 сент. 1868) Изабелла II уехала во Францию. В окт.-нояб. 1868 г. временное правительство во главе с Серрано-и-Домингесом ввело в И. всеобщее избирательное право, свободу совести, образования, печати, собраний, ассоциаций. Монархический строй сохранялся, но представители династии Бурбонов исключались из числа претендентов на испан. престол. До 21 окт. 1868 г. в стране существовала система, близкая к двоевластию, когда наравне с временным правительством действовали местные революционные хунты, некоторые из них принимали радикальные антиклерикальные меры (закрытие монастырей, церквей и семинарий; в Тортозе (Тортосе) были запрещены публичные богослужения; в Сеговии сняли колокола для переплавки на военные нужды).

В окт. 1868 г. временное правительство упразднило в И. орден иезуитов, его собственность была конфискована, прекращена деятельность всех монашеских орденов и конгрегаций, созданных после 1837 г., отменена выплата гос. дотаций духовным семинариям, закрыты теологические фак-ты ун-тов, из церквей и мон-рей изымались все архивы и произведения искусства. Испан. епископы выразили протест в связи с антиклерикальным законодательством и одобрили создание в дек. 1868 г. Ассоциации католиков (Asociación de católicos), объединившей мирян для поддержки церковных институтов и расширения влияния Церкви. В связи с отказом Папского престола принять нового испанского посла, направленного временным правительством, 26 янв. 1869 г. в Мадриде состоялась демонстрация в защиту свободы совести и за отмену конкордата 1851 г. Демонстрация завершилась нападением толпы на дворец папского нунция. Несмотря на стремление временного правительства сохранить дипломатические отношения И. с Папским престолом, они фактически не поддерживались, но официально не были разорваны.

1 июня 1869 г. была принята новая конституция, провозгласившая И. «демократической монархией» (законодательная власть сохр. за кортесами, которые избирали короля). Конституция закрепила введенные временным правительством гражданские свободы, в т. ч. свободу вероисповедания, лишив, т. о., католицизм статуса гос. религии, хотя представители высшей власти должны были принадлежать к католич. Церкви, а гос-во гарантировало испан. католич. духовенству финансовую поддержку. Несмотря на протесты Церкви, указывавшей на нарушения конкордата 1851 г., правительство потребовало от духовенства присягнуть новой конституции, но получило поддержку лишь ок. 5% католич. клира. В авг. 1869 г. был издан декрет, возлагавший на епископов ответственность за деятельность священников, поддерживавших карлистов; на основании декрета 2 испан. епископам был запрещен выезд из страны для участия в Ватиканском I Соборе. Ассоциация католиков в И. провела кампанию за отмену статьи конституции о свободе совести, собрав ок. 3 млн подписей (ок. 1/5 населения И.). В июне 1870 г. испан. епископат осудил введение в стране гражданского брака, гражданской регистрации новорожденных и умерших.

16 нояб. 1870 г. кортесы избрали королем Амадея Савойского (сын итал. кор. Виктора Эммануила II). Правление Амадея I сопровождалось борьбой политических группировок, роспуском кортесов и частыми сменами правительства. В апр. 1872 г. началась 2-я карлистская война, целью которой было утверждение на испанском престоле Карлоса Младшего, внука дона Карлоса. После военных побед карлистов 11 февр. 1873 г. Амадей I отрекся от престола, в тот же день кортесы провозгласили И. республикой во главе с президентом Ф. Пи-и-Маргалем. Понизив возрастной ценз до 21 года, президент организовал выборы в Учредительные кортесы, на к-рых большинство голосов получили республиканцы-федералисты. В июне 1873 г. кортесы приступили к составлению новой конституции, где в качестве формы гос. устройства И. предполагалась федеративная республика с широкими правами регионов. В государственно-церковных отношениях республиканцы продолжали курс на сохранение принципов религ. свободы, но часть депутатов выступала за антиклерикальные меры (ликвидация нунциатуры, запрет преподавания катехизиса в школах, отмена церковных праздников).

К сер. 1873 г. карлисты контролировали обширные районы на севере и северо-востоке И. Каталония, Валенсия, Авила, Саламанка, Малага, Севилья, Кадис и другие провинции объявили о независимости от республиканского правительства. С июля 1873 г. власти стали проводить жесткую политику в отношении кантональных восстаний (расширены полномочия центральной власти, введена смертная казнь). 3 янв. 1874 г. в результате военного переворота была установлена диктатура Серрано-и-Домингеса. Он распустил кортесы, подавил кантональные восстания и одержал неск. побед над карлистами. 29 дек. 1874 г. при поддержке большинства офицеров армии ген. А. Мартинес де Кампос совершил военный переворот: была восстановлена монархия, королем И. стал Альфонсо XII (1874-1885), старший сын Изабеллы II.

После реставрации монархии мн. сторонники Карлоса Младшего перешли на сторону правительственных войск. В марте было подписано соглашение с басками, гарантировавшее сохранение местных привилегий, а также должностей и чинов для карлистских чиновников и офицеров, признавших нового короля. К кон. осени 1875 г. почти вся территория И. была освобождена от карлистов.

30 июня 1876 г. вступила в силу конституция, предложенная председателем правительства А. Кановасом дель Кастильо. И. провозглашалась наследственной конституционной монархией, король являлся главой исполнительной власти, назначал министров и сенаторов, мог выступать с законодательной инициативой, обладал правом законодательного вето. Конституция гарантировала основные права и свободы, в т. ч. право неприкосновенности личности, собраний, ассоциаций, петиций и др., однако король имел право приостанавливать их действие в случае чрезвычайного положения. В конституции получила оформление разработанная Кановасом дель Кастильо по примеру Великобритании 2-партийная система, позволившая на основе консервативной и либеральной партий объединить сторонников нового политического режима и отстранить от активного участия в политической жизни партии карлистов, республиканцев, социалистов и региональные партии. В 1875 г. были созданы либерально-консервативная партия (под рук. Кановаса дель Кастильо) и либерально-конституционная партия (под рук. П. М. Сагасты-и-Эсколара), попеременно сменявшие друг друга у власти по согласованию с королем. Изданный в 1878 г. избирательный закон установил высокий имущественный ценз, т. о., электорат сократился с 4 млн до 860 тыс. чел. (ок. 1/16 населения).

Конституция объявляла католицизм гос. религией, др. религии признавались терпимыми, но им запрещалось публичное отправление культа. На фоне ожесточенных дискуссий о содержании гос. политики по отношению к Церкви (либералы ратовали за введение принципа свободы совести, консерваторы (карлисты и большинство альфонсистов) требовали следования конкордату 1851 г. и полного запрета иных религий) Кановас дель Кастильо был вынужден закрыть неск. протестант. молитвенных домов и антиклерикальных изданий и отменить мн. антицерковные законы (о гражданской регистрации брака, рождения и смерти, о передаче кладбищ в ведение местных властей, об ограничениях в образовательной сфере и др.). Из ун-тов были уволены профессора, придерживавшиеся антиклерикальных взглядов, но многие из них вскоре объединились в Институт свободного образования, основанный королевским декретом в 1876 г.

Правительство гарантировало католич. Церкви экономическую поддержку и соблюдение норм конкордата 1851 г. Гос-во платило клирикам жалованье, к-рое регулярно задерживалось и урезалось, что побуждало приходских священников создавать об-ва взаимопомощи. По причине нехватки духовенства в семинариях был введен сокращенный вариант образовательной программы, позволявший готовить клириков в более короткие сроки.

Оформление отношений гос-ва и Церкви в условиях нового монархического режима породило общественные дискуссии о роли католицизма в развитии испан. культуры. Антиклерикальная традиция, сложившаяся в XIX в., привела к распространению негативных оценок исторического и культурного влияния католич. Церкви в И. С опровержением подобных взглядов выступил историк и философ М. Менендес Пелайо. В «Истории испанских инакомыслящих» (Menéndez y Pelayo M. Historia de los heterodoxos españoles. Madrid, 1880-1882. 3 vol.) он доказывал, что католицизм являлся основой испан. культуры, основой «величия испанской нации»; отклонение от католич. ценностей (в т. ч. либеральная традиция) - временное, но пагубное заблуждение испан. гос-ва.

В кон. XIX в. численность испан. духовенства составляла ок. 90 тыс. чел., значительно увеличилось число монахов (с 1,7 тыс. в 1860 до 13 тыс. в 1910) и монахинь (с 19 тыс. до 46 тыс.), количество монастырей (с 1,2 тыс. в 1888 до 3,1 тыс. в 1901). Наиболее многочисленными монашескими орденами и конгрегациями были доминиканцы, францисканцы, капуцины, иезуиты, клариссы и кармелитки. Духовенство и члены католич. ассоциаций получили возможность заниматься социальной и образовательной деятельностью, частично финансировавшейся гос-вом, устраивать и содержать приюты, дома престарелых, больницы. К кон. XIX в. в образовательных учреждениях, находившихся в ведении Церкви, обучались ок. 168 тыс. детей и подростков и ок. 26,5 тыс. взрослых. Тем не менее в обществе сохранялись антиклерикальные настроения (по подсчетам нунциатуры, из 1078 газет и журналов 186 выражали антицерковную позицию), что побудило Церковь развивать католич. прессу. В 1871 г. в Барселоне была открыта миссия, занимавшаяся изданием и распространением духовной лит-ры, филиалы миссии располагались во мн. приходах. Почти все архиепископства и еп-ства, а также монашеские ордены выпускали бюллетени и журналы, напр.: иезуиты руководили ж. «Razón y Fe» (Разум и вера, с 1901), доминиканцы - изданием «La ciencia tomista» (Наука томизма, с 1910). В 1899 г. Севильское архиеп-ство стало издавать ежедневную газ. «El correo de Andalucía» (Андалусский курьер), под церковным контролем находилась выпускавшаяся в Бильбао с 1901 г. консервативно-монархическая «La Gaceta del Norte» (Северная газета).

Относительная нормализация государственно-церковных отношений позволила католической Церкви включиться в политическую жизнь И. и привлечь к сотрудничеству с либерально-консервативной монархией Альфонсо XII либеральных католиков и карлистов. В 1881 г. с разрешения Папского престола и при поддержке испан. епископата в рамках карлистского движения А. Пидалем-и-Моном был основан Католический союз (Unión Católica), вошедший в 1884 г. в состав либерально-консервативной партии. Примирению враждующих католических течений способствовала энциклика папы Римского Льва XIII «Cum multa» от 8 дек. 1882 г., в которой испан. католики призывались к внутреннему единству. Часть «непримиримых» карлистов, провозглашавших необходимость борьбы с либерализмом, организовала в 1888 г. Католическую национальную партию (Partido Católico Nacional), или Партию интегристов (см. в ст. Интегризм), во главе с издателем газ. «El Siglo Futuro» Р. Носедалем. В 1889 г. Мадридский еп. Сириако Мария Санча-и-Эрвас основал Национальный католич. конгресс - объединение духовенства и мирян, активно участвовавшее в политической жизни И. В 1894 г. в Таррагоне была создана постоянная хунта католич. конгрессов. Большое влияние приобрели орг-ции Ассоциации католиков, впосл. составивших основу испан. Католического действия. Они стремились повысить уровень религиозности рабочей и крестьянской среды. К 1895 г. насчитывалось 169 рабочих католич. кружков с 36 тыс. участников.

Согласно конституции, после скоропостижной смерти Альфонсо XII (25 нояб. 1885) его супруга кор. Мария Кристина Австрийская, ввиду ее беременности, становилась регентшей до рождения наследника престола. 25 нояб. 1885 г. между Кановасом дель Кастильо и Сагастой-и-Эсколаром был заключен т. н. пакт Пардо, по к-рому консервативная и либеральная партии соглашались поддерживать монархию и обеспечивать мирный переход власти от одной партии к другой. Рождение в 1886 г. наследника престола (впосл. кор. Альфонсо XIII (1886-1902)) способствовало сохранению политической стабильности. В период регентства были приняты нек-рые либеральные меры: предоставлена свобода объединений и союзов (1887), введен суд присяжных, установлено всеобщее избирательное право для мужчин старше 25 лет (1890).

В кон. XIX в. И. оставалась аграрной страной и по уровню развития отставала от ведущих европ. держав. Согласно переписи населения (1877), в И. проживало 16,6 млн чел., из них в сельском хозяйстве было задействовано ок. 70%, в промышленности - 11%. Неравномерность развития регионов, господство во мн. районах латифундий, где крестьяне зависели от крупных помещиков, устаревшая система земельной ренты и отсутствие аграрных реформ ухудшали положение крестьянства. В кон. XIX в. в промышленных центрах (в Каталонии, в Стране Басков) оформилось рабочее и профсоюзное движение. Были созданы Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) (1879, до 1884 на нелегальном положении) и Всеобщий союз трудящихся (1888), требовавшие законодательной защиты прав рабочих. В Каталонии, Стране Басков и Галисии развивались национальные движения.

После испано-американской войны 1898 г. И. утратила Кубу и Филиппины. В стране начался затяжной социально-политический кризис, сопровождавшийся экономическим спадом из-за прекращения поступлений доходов из колоний. В обществе усилились реформаторские настроения, на фоне которых росла популярность левых партий и республиканцев, объединенных в Республиканский союз (1903). Манифестации республиканцев проводились под антиклерикальными лозунгами; участники акций нередко нападали на храмы и монастыри.

Ярким явлением истории испан. культуры рубежа XIX и XX вв. стала деятельность «поколения 1898 года» - группы философов, писателей и общественных деятелей (М. де Унамуно, А. Ганивет, Х. Коста, П. Бароха-и-Несси, Р. де Маэсту-и-Уитни), воспринявших поражение И. в испано-американской войне как следствие кризиса не только испан. общественно-политических порядков, но и национального сознания, утратившего свои основы. Залогом возрождения И. они считали открытость достижениям европ. мысли и обращение к традициям народной духовной культуры, в т. ч. к христианству - «оригинальному испанскому католицизму».

Начало ХХ в.- 1939 г.

17 мая 1902 г. кор. Альфонсо XIII был объявлен совершеннолетним и вступил на престол, что привнесло нестабильность в политическую систему, находившуюся в условиях кризиса. С мая 1902 г. по янв. 1907 г. в И. сменилось 11 правительств, к-рым не удалось провести никаких значительных реформ. Благодаря активизации либералов и радикалов в кортесах обсуждались проекты отделения Церкви от гос-ва и введения свободы совести. Декретом от 19 сент. 1901 г. монашеские ордены и конгрегации были объявлены ассоциациями и на основании закона об ассоциациях подчинены светским властям. С целью активизировать участие католиков в политической жизни И. в 1906 г. папа Римский Пий Х направил Толедскому архиеп. кард. С. М. Санче-и-Эрвасу послание «Inter catholicos Hispaniae», в котором одобрил участие испан. католиков в парламентских выборах. В 1907 г. была проведена 1-я ассамблея испан. епископата, подготовившая меморандум с описанием размеров ущерба, нанесенного государством Церкви за период с 1868 г.

В 1907-1909 гг. кабинет министров возглавлял консерватор А. Маура-и-Монтанегра. Начатая им в 1908 г. в Марокко война против восстания берберов на подконтрольных И. территориях и выпущенный в янв. 1909 г. указ о призыве 20 тыс. резервистов из Каталонии вызвали масштабные антивоенные волнения в Барселоне, подавленные правительственными войсками (т. н. трагическая неделя 26 июля - 2 авг. 1909). Во время беспорядков поджигали мон-ри; было уничтожено более 60 зданий, принадлежавших католич. Церкви. После подавления восстания военные действия в Марокко были приостановлены, и король отправил правительство консерваторов в отставку.

С февр. 1910 г. кабинет министров возглавил либерал Х. Каналехас-и-Мендес, продолживший курс реформ. Следуя политике либерального антиклерикализма, Каналехас в дек. 1910 г. инициировал принятие закона, согласно которому в течение 2 лет запрещалось учреждать новые религ. орг-ции (в т. ч. приходы и социальные структуры). Закон был опротестован католиками и спровоцировал серию антиправительственных выступлений, поддержанных папой Пием Х, что привело к разрыву дипломатических отношений между И. и Папским престолом. Несмотря на попытки правительства идти по пути реформ, социальное напряжение в стране не спадало. Убийство Каналехаса анархистом (12 нояб. 1912) и смена правительства привели к отмене закона 1910 г.

Антиклерикальная политика правительств стимулировала появление новых форм социально-политической деятельности католич. Церкви в И. Духовенство и католич. организации начали кампанию против светских школ, потребовав от правительства Мауры-и-Монтанегры соблюдения условий конкордата 1851 г., в т. ч. предоставления Церкви полного контроля над сферой образования. В 1908-1909 гг. иезуитами была создана Национальная католич. ассоциация пропагандистов, имевшая целью миссионерскую деятельность среди рабочих и развитие католич. синдикализма. В 1911 г. «пропагандисты» начали издавать газ. «El Debate», к-рая впосл. стала ведущим католич. органом печати, публиковавшим материалы по актуальным общественно-политическим проблемам. При редакции газеты возникла первая в И. школа журналистики. 1 янв. 1910 г. Толедский архиеп. кард. Грегорио Мария Агирре-и-Гарсия опубликовал «Правила католического социального действия в Испании», где он призывал католиков к общественно-политической активности, социальному взаимодействию с рабочими и проповеди христ. вероучения. Во многих провинциях страны были созданы католические профсоюзы, кассы взаимопомощи, кооперативы. В 1916-1917 гг. эти структуры объединились в Национальную католич. аграрную федерацию (к 1919 насчитывала ок. 2 млн чел.), боровшуюся за улучшение условий существования крестьян в центральных областях И. (Кастилия, Леон).

1 авг. 1914 г. И. объявила о нейтралитете в первой мировой войне, став одним из важных поставщиков продовольствия, сырья и вооружений воюющим державам, что способствовало бурному экономическому росту. В 1914 г. бюджет страны впервые за много лет стал профицитным, за годы войны правительству удалось расплатиться по долгам и увеличить золотой запас в 4 раза. Однако материальное положение бедных слоев населения ухудшилось из-за инфляции, перебоя поставок продуктов, роста безработицы, вызванного притоком сельских жителей в города. Социально-экономические противоречия осложнялись политической нестабильностью. В апр. 1917 г. с нарушением конституции были распущены кортесы, новые выборы в парламент проведены не были. В авг. 1917 г. началась всеобщая забастовка, охватившая крупнейшие города промышленных районов И. Участники стачки наряду с экономическим выдвигали политические требования - образование временного правительства, проведение выборов в кортесы. Правительство ввело военное положение в стране; за неделю были подавлены практически все очаги общественного недовольства. В 1917-1923 гг. правительство менялось 13 раз, резко ухудшилась экономическая ситуация. Изменился состав политической оппозиции. Активизировались демократические и левые внепарламентские силы (анархисты и социалисты), в 1921 г. в И. была создана коммунистическая партия (КПИ). С кон. 1916 - нач. 1917 г. стал очевидным рост антиправительственных настроений офицерского корпуса. Офицерские организации, «хунты защиты», взяли на себя функции представителей социальных интересов средних военных чинов перед властями. Правительственные репрессии против хунт вызвали возмущение в армии и спровоцировали очередной политический кризис.

13 сент. 1923 г. ген. М. Примо де Ривера при поддержке армии совершил гос. переворот и с согласия кор. Альфонсо XIII установил диктатуру, заняв пост председателя правительства. Кортесы были распущены, деятельность партий и анархистских профсоюзов запрещалась. В 1924 г. был создан Патриотический союз, не получивший широкой поддержки населения. Примо де Ривера заимствовал некоторые положения своей программы из идеологии итал. фашизма (идеи корпоративизма, курс на поддержку гос. национализма). До 1925 г. в стране сохранялось военное положение, существовала цензура, были ограничены гражданские свободы, роль правительства исполняла временная военно-инспекторская директория. Одной из первых мер диктатора стала замена гражданских губернаторов военными с расширением полномочий в сфере обеспечения общественного порядка. Католич. Церковь в И. поддержала Примо де Риверу как политика, способного восстановить социальную стабильность. Он изменил систему назначения епископов: постоянно действовавшая комиссия из епископов и священников предлагала неск. кандидатур на выбор королю. Примо де Ривера добился некоторых успехов в экономической политике за счет усиления роли гос-ва, создания разветвленной системы налоговых льгот и субсидий, поддержки испан. производителей, массового строительства коммуникаций с использованием общественных работ (т. н. экономический национализм). В 1925 г. на смену военной директории пришла гражданская, сформированная из представителей Патриотического союза. С окт. 1927 г. назначенное правительством Национальное консультационное собрание приступило к разработке нового законодательства. В то же время диктатор начал борьбу со сторонниками автономии регионов, к-рая вызвала развитие сепаратизма (особенно в Каталонии). В годы правления Примо де Риверы обострились социальные противоречия, в оппозиции к режиму находились большая часть военных, предпринимателей, региональных националистов, представители рабочего движения, республиканцы. Затронувший И. мировой экономический кризис 1929 г. ускорил процесс падения диктатуры. В янв. 1930 г. Примо де Ривера подал в отставку.

К сер. 1930 г. лидеры республиканцев и социалистов заключили соглашение о сотрудничестве в борьбе с монархическим режимом и в дек. того же года предприняли неудачную попытку военного переворота. 12 апр. 1931 г. на муниципальных выборах в большинстве крупных городов до 70% избирателей отдали голоса левому блоку, тем не менее в целом с незначительным перевесом победили монархисты. Не дожидаясь офиц. объявления результатов, 14 апр. муниципалитеты Сан-Себастьяна, Сарагосы, Кордовы, Эйбара, Барселоны, Мадрида заявили о поддержке республиканцев. Правительство подало в отставку, И. была провозглашена республикой. Кор. Альфонсо XIII покинул страну, не отрекаясь от престола (позднее кортесы вынесли постановление о пожизненной депортации короля и лишении его имущества). В созданное временное правительство под рук. Н. Алькалы Саморы-и-Торреса вошли представители неск. республиканских и социал-демократических партий.

Следуя указаниям гоc. секретаря Ватикана кард. Эудженио Пачелли (впосл. папа Римский Пий XII), рекомендовавшего испан. католикам участвовать в выборах и провести в конгресс католич. депутатов, 29 апр. 1931 г. была создана католич. партия «Национальное действие» (с 1932 «Народное действие»), под рук. лидера «пропагандистов» А. Эрреры. Партия объединила представителей правых сил, дистанцировалась от монархистов и республиканцев, объявив своей целью защиту христ. вероучения и католич. Церкви.

Приход к власти республиканцев, значительная часть к-рых придерживалась антиклерикальных взглядов, и дискредитация монархии, традиционно пользовавшейся поддержкой Церкви, способствовали росту антицерковных настроений в И. 11-13 мая 1931 г. в Мадриде, а затем и в др. крупных городах произошли массовые антицерковные выступления, были сожжены ок. 100 церквей и мон-рей, их имущество разграблено. Власти ввели в стране чрезвычайное положение, но попыток воспрепятствовать волне насилия практически не было. Правительство отказалось возместить ущерб католич. Церкви. Тем не менее готовность к сотрудничеству с правительством выразили архиеп. Таррагоны кард. Франсиско Видаль-и-Барракер, архиеп. Севильи Эустакио Илундаин-и-Эстебан и папский нунций в И. архиеп. Федерико Тедескини, участвовавшие в неск. встречах с членами республиканского правительства. Однако в июне 1931 г. выступавшего с призывами к восстановлению монархии Толедского архиеп. кард. Педро Сегуру-и-Саэнса власти выслали из страны.

Временное правительство передало власть на местах республиканским комитетам, объявило политическую амнистию, провело некоторые социальные реформы (введение 8-часового рабочего дня, расширение прав наемных рабочих), сократило на 40% офицерский состав армии и флота. 28 июня 1931 г. состоялись выборы в Учредительные кортесы, на которых 83% голосов было отдано блоку республиканцев и социалистов. Несмотря на призывы католич. духовенства, партия «Национальное действие» собрала незначительное число голосов и получила в кортесах только 5 мест. 9 дек. 1931 г. была принята конституция, провозгласившая И. единой («интегральной») республикой с предоставлением регионам широкой автономии и гарантировавшая основные гражданские свободы. Высшим органом законодательной власти стал однопалатный конгресс депутатов, избираемый на 4 года; главой гос-ва являлся президент, к-рого выбирала специальная коллегия. Президент назначал председателя правительства и министров, имел право вернуть законопроект в парламент на повторное рассмотрение, приостановить его работу и распустить (не более 2 раз за срок). Парламент и органы местной власти избирались на всеобщих выборах; впервые право голоса получили женщины. 2 дек. 1931 г. было сформировано республиканское правительство. Алькала Самора-и-Торрес был избран президентом И., главой правительства стал М. Асанья-и-Диас.

Конституция провозглашала свободу совести, отделение Церкви от гос-ва и приравнивала религ. организации к ассоциациям, подчиненным светскому законодательству и гражданской администрации и подверженным налогообложению. Запрещалась торговая и производственная деятельность Церкви. Публичное отправление культа (в т. ч. проведение религ. процессий) требовало разрешения властей. Монашеские ордены упразднялись, их имущество национализировалось. Церковь утратила контроль над образованием. Были введены гражданский брак и развод. Во время обсуждения антиклерикальных статей проекта конституции Алькала Самора-и-Торрес и министр внутренних дел М. Маура в знак протеста подали в отставку.

В 1931-1933 гг. республиканцы осуществили комплекс реформ, актуальность к-рых признавало большинство политических сил. Развивалось демократическое трудовое законодательство: был установлен ежегодный отпуск, принимались меры по социальной защите трудящихся. Аграрная реформа предусматривала перераспределение земельных угодий путем экспроприации земель, не обрабатываемых непосредственно владельцем, и их дальнейшей передачи нуждающимся крестьянам на правах аренды. Но к 1936 г. из 24 тыс. га экспроприированной земли наделы были выделены всего 4,3 тыс. крестьян, положение среднего и мелкого крестьянства практически не изменилось. После утверждения парламентом 9 сент. 1932 г. «Каталонского статута» об автономии (принят 2 авг. 1931 на региональном референдуме, предоставлял Каталонии права автономного региона) активизировалось движение за автономию в Стране Басков и Галисии.

В 1931-1933 гг. был принят ряд антиклерикальных законов, в т. ч. декреты о роспуске ордена иезуитов (23 янв. 1932), о гражданских погребениях (30 янв. 1932), закон о разводе (2 февр. 1932). Закон о конфессиях и религ. конгрегациях (17 мая 1933) развивал положения конституции о гос. контроле за религ. организациями: правительство наделялось правом отклонять кандидатуры на епископские кафедры, вводилась процедура регистрации религ. организаций, отменялись гос. субсидии и национализировалась большая часть церковного имущества (в т. ч. здания и культовые предметы, за использование к-рых устанавливался особый налог). Кроме неск. духовных семинарий закрывались все принадлежавшие католич. Церкви учебные заведения, в т. ч. начальные и средние школы; до 31 дек. 1933 г. представители монашеских орденов должны были прекратить преподавание, что привело к кризису системы начального обучения. Правительство оказалось не в состоянии компенсировать недостаток светских учебных заведений - было организовано только 4 тыс. школ из 7 тыс. необходимых. В послании испан. епископов от 25 мая 1933 г. осуждались политика правительства и общая тенденция подчинения Церкви гос-ву. Послание призывало католиков отстоять права Церкви и продолжать отправлять детей в церковные школы. Позиция испан. епископов была одобрена папой Римским Пием XI в энциклике «Dilectissima nobis» от 3 июня 1933 г., папа впервые осудил республиканское правительство И. за антиклерикализм и призвал верующих к борьбе за свои права доступными правовыми методами.

Продолжавшийся экономический и политический кризис привел к массовым забастовкам 1932 г., организованным анархо-синдикалистскими профсоюзами и Испанской социалистической рабочей партией (ИСРП), в ряде городов произошли столкновения между бастующими и отрядами гражданской гвардии. В янв. 1933 г. крестьяне и сельскохозяйственные рабочие под руководством анархо-синдикалистов подняли восстание в Беналуп-Касас-Вьехас (пров. Кадис), объявили отмену частной собственности и захватили земли, принадлежавшие аристократической фамилии Мединасели. Восстание было подавлено гражданской гвардией, было убито 30 чел., что вызвало раскол левых сил, но Асанья-и-Диас отказался уходить в отставку, в результате чего работа парламента оказалась практически парализована. По итогам муниципальных выборов правительство не могло рассчитывать на поддержку местных властей. При этом продолжала расти социальная напряженность, число стачек в городах и волнений в сельской местности увеличивалось. В сент. 1933 г. правительство ушло в отставку, новый кабинет министров возглавил лидер Радикальной партии А. Леррус.

В кон. 1932 - нач. 1933 г. ряд правых католич. орг-ций и «Народное действие» объединились в Испанскую конфедерацию автономных правых (СЭДА) под рук. Х. М. Хиля Роблеса. Целью конфедерации было содействовать приходу к власти политических сил, способных возродить государственное положение католической Церкви и восстановить частную собственность. На выборах в конгресс в нояб. 1933 г. СЭДА получила в парламенте 115 мест из 473 - больше, чем др. партии. Радикальная партия получила 102 места, левые - 94. Чтобы не допустить объединения радикалов с социалистами, депутаты от СЭДА приняли решение вступить в коалицию с радикалами, несмотря на их антиклерикальные позиции. 8 дек. 1933 г., в день открытия заседаний парламента, в Арагоне, Ла-Риохе и нек-рых регионах Андалусии, Галисии и Валенсии анархо-синдикалисты предприняли попытку устроить революционный переворот, но восстание было подавлено.

Ф. Франко и его окружение перед воротами ц. свт. Николая в Бильбао. Фотография. 1936 г.
Ф. Франко и его окружение перед воротами ц. свт. Николая в Бильбао. Фотография. 1936 г.

Ф. Франко и его окружение перед воротами ц. свт. Николая в Бильбао. Фотография. 1936 г.
В новом правительстве Лерруса решающую роль играли центристы, инициировавшие ревизию реформ. Было приостановлено действие закона о конфессиях и религиозных конгрегациях, восстановлено гос. содержание духовенства, часть экспроприированных земель возвращена владельцам. 2 окт. 1934 г. Леррус включил в состав правительства 3 представителей СЭДА. В знак протеста 5 окт. левые силы организовали всеобщую забастовку, 6 окт. восстали горняки в Астурии, провозгласив создание Астурийской социалистической республики, в к-рой отменялась частная собственность и запрещалось любое проявление религии. Храмы и мон-ри в Астурии были закрыты и разграблены, духовенство подвергнуто массовым репрессиям. 6-12 окт. восставшие вели бои против правительственных войск и потерпели поражение. В это же время каталонские националисты объявили о создании Каталонской республики. Правительство сочло это нарушением конституции: «Каталонский статут» был отменен; общественное движение подавлено путем жестоких репрессий.

Усиление консервативных тенденций в политике правительства привело к объединению левых сил. В нач. 1936 г. перед выборами в конгресс левые партии подписали пакт о Народном фронте, в который вошли левые республиканцы, социалисты, коммунисты, представители некоторых национальных партий Каталонии и Галисии. В программу Народного фронта были внесены пункты об амнистии, о борьбе с безработицей, налоговой реформе, защите интересов трудящихся, противодействии правым силам. На выборах 16 февр. 1936 г. Народный фронт получил большинство мест в парламенте. Новое правительство под рук. Асаньи-и-Диаса объявило амнистию арестованным во время волнений, восстановило «Каталонский статут», возобновило аграрную реформу. Вновь участились проявления антиклерикализма, были разграблены, сожжены и разрушены несколько сотен церквей и помещений, принадлежавших католич. Церкви, конфисковано церковное имущество, начались аресты духовенства, в ряде мест запрещены совершение богослужений, колокольный звон, религ. процессии. Во многом под влиянием событий в И., происходивших во время нахождения у власти Народного фронта, папа Пий XI приступил к подготовке энциклики «Divini Redemptoris» от 19 марта 1937 г., осудившей «безбожный коммунизм».

Победа Народного фронта способствовала консолидации правых партий. Весной 1936 г. начала активные выступления фашистская партия Испанская фаланга, созданная в 1933 г. Х. А. Примо де Риверой, сыном М. Примо де Риверы. Под рук. ген. Х. Санхурхо готовился заговор военных. 17 июля в Испанском Марокко и на Канарских о-вах под рук. ген. Ф. Франко-и-Баамонде начался военный мятеж, поддержанный на следующий день в Кадисе и Севилье. В радиообращении Франко от лица восставших обещал справиться с анархией, восстановить верховенство закона и социальную справедливость. В И. началась гражданская война. В распоряжении восставших националистов были организованные войска (ок. 14 тыс. офицеров и ок. 150 тыс. рядовых). Республиканское правительство, сохранившее ок. 3,5 тыс. офицеров и ок. 160 тыс. солдат, большую часть военно-морских сил и авиации, объявило всеобщую мобилизацию. В первые недели гражданской войны войска республики не имели единого командования, испытывали нехватку офицерского состава, оружия, техники и боеприпасов. Республиканская армия представляла собой разрозненные группы, оказывавшие сопротивление мятежникам без общего плана действий.

23 июля из-за гибели ген. Санхурхо восставшие создали в качестве руководящего органа Техническую хунту. Действия восставших одобрили архиеп. Бургоса Мануэль де Кастро Алонсо и кард. Э. Илундаин-и-Эстебан. Офиц. призыв к верующим вступать в борьбу с республиканскими властями содержало послание епископов Матео Мухики и Марселино Олаэчеа от 6 авг. 1936 г. 11 авг. путч публично приветствовал Сарагосский архиеп. Ригоберто Доменек-и-Вальс. К нач. сент. 1936 г. под контролем националистов находились Ст. Кастилия, Наварра, Галисия и Арагон, Испанское Марокко, Балеарские и Канарские острова. На этих территориях было сосредоточено сельскохозяйственное производство страны, проживало ок. 10 млн чел. В большинстве регионов И. путч провалился, не получив поддержки населения, промышленные регионы и крупные города контролировались республиканским правительством.

Расстрел монумента «Священное сердце Иисуса Христа» на Холме ангелов близ Мадрида республиканской милицией. Фотография. 1936 г.
Расстрел монумента «Священное сердце Иисуса Христа» на Холме ангелов близ Мадрида республиканской милицией. Фотография. 1936 г.

Расстрел монумента «Священное сердце Иисуса Христа» на Холме ангелов близ Мадрида республиканской милицией. Фотография. 1936 г.
29 сент. 1936 г. в Бургосе генералы избрали Франко главой хунты национальной обороны и главнокомандующим войсками восставших, 1 окт. он был объявлен главой государства и ему присвоено звание генералиссимуса. На подконтрольных франкистам территориях отменялось действие гражданских свобод (свободы слова, печати, собраний и манифестаций), всех антицерковных и антирелигиозных законов, экспроприированная земельная собственность возвращалась прежним владельцам. Близкая к итал. фашизму и герм. нацизму, позиция франкистов строилась на идеях национал-синдикализма, антикоммунизма, единого корпоративного гос-ва, объединенного под руководством национального вождя. С апр. 1937 г. запрещалась деятельность любых профсоюзных и политических организаций, корме Испанской фаланги, в состав к-рой Франко включил карлистов и др. правые силы. Франкисты преследовали членов партий Народного фронта и лиц, заподозренных в сочувствии к республиканскому правительству, сторонников автономии в Каталонии, Стране Басков и Галисии. Жертвами массовых репрессий стали представители рабочего движения (особенно в Бадахосе, Толедо, Малаге), крестьянские активисты в сельской местности. В окт. 1936 г. в Гипускоа было убито 32 католич. клирика по обвинению в поддержке автономии Страны Басков. Мн. испанские католики, недовольные антиклерикальными и антирелигиозными действиями властей в период 2-й республики и массовыми актами насилия над католич. духовенством на территориях, подконтрольных республиканскому правительству, оказали поддержку франкистам. В авг. 1936 г. ген. Э. Мола впервые использовал термин «крестовый поход» (крусада) в отношении войны против республиканского правительства. 30 сент. еп. Саламанки Энрике Пла-и-Даниель выпустил послание «Два града» (Las dos ciudades), в к-ром оправдал восстание против республики, объявив военные действия франкистов «справедливой войной» и «крестовым походом», направленными на восстановление христ. государственности И. Впосл. декларация тесной связи франкистов с католич. Церковью стала частью идеологии сторонников Франко (т. н. национал-католицизм).

Церковь Сан-Мартин-де-Турс в Бельгите (Арагон), разрушенная в 1937 г. при взятии города республиканской армией. Фотография. 2008 г.
Церковь Сан-Мартин-де-Турс в Бельгите (Арагон), разрушенная в 1937 г. при взятии города республиканской армией. Фотография. 2008 г.

Церковь Сан-Мартин-де-Турс в Бельгите (Арагон), разрушенная в 1937 г. при взятии города республиканской армией. Фотография. 2008 г.
Отсутствие централизованного контроля со стороны республиканского правительства в начале войны привело к образованию местных революционных комитетов и хунт защиты республики. В сельской местности происходила самочинная экспроприация земель в пользу мелких крестьян, инициированная анархо-синдикалистскими профсоюзами. Нек-рые крупные фабрики в Каталонии были переданы под контроль рабочих и служащих. На местах анархисты, троцкисты и социалисты создавали патрули, взявшие на себя функции правосудия и охраны общественного порядка. Часть этих организаций и групп в течение нескольких недель осуществляла репрессии в отношении политических оппонентов, представителей аристократии, буржуазии и духовенства, совершала грабежи и поджоги домов, храмов и мон-рей. Основанием для репрессий служил декрет от 11 авг. 1936 г. о преследовании лиц, содействовавших мятежникам. Мн. епископам и священникам пришлось покинуть кафедры и приходы, чтобы спасти жизнь (местные власти отказывались гарантировать клирикам безопасность), скрываться в подполье, переезжать на территории, подконтрольные франкистам, или эмигрировать из страны. Иногда репрессии были вызваны самим фактом принадлежности к.-л. лица к духовенству. С сент. 1936 г. новое правительство социалиста Ф. Ларго Кабальеро стало проводить централизацию и укрепление власти - были распущены революционные комитеты и хунты обороны республики, реорганизованы местные органы власти, подотчетные центральному правительству. Это позволило вернуть контроль над ситуацией в регионах, однако насилие и убийства продолжались и позднее (в т. ч. по отношению к духовенству). Для борьбы с самосудом были введены трибуналы с упрощенным судопроизводством, функционировавшие на всей территории, подконтрольной правительству.

Ф. Франко получает Крест Астурии, символ победы над маврами, после установления диктатуры в пров. Овьедо. Фотография. 1937 г.
Ф. Франко получает Крест Астурии, символ победы над маврами, после установления диктатуры в пров. Овьедо. Фотография. 1937 г.

Ф. Франко получает Крест Астурии, символ победы над маврами, после установления диктатуры в пров. Овьедо. Фотография. 1937 г.
В большинстве мест республиканской зоны, несмотря на отсутствие законодательного запрета на исповедание религии, богослужения совершались тайно в частных домах, в помещениях посольств и дипломатических миссий. Часто даже чтение молитв, хранение дома священных изображений и книг могли служить поводом для задержания и расследования. 7 янв. 1937 г. министр М. де Ирухо представил республиканскому правительству доклад, в к-ром отмечалось, что на всей территории республиканской И. (за исключением Страны Басков) почти все церковные здания либо разрушены, либо используются под склады, рынки, гаражи, мастерские и приюты, церковное имущество разграблено, колокола конфискованы для военных и промышленных целей, священные изображения и книги изымаются даже из частных домов. Де Ирухо предложил допустить отправление любого культа в соответствии с утвержденной в конституции свободой вероисповедания и освободить арестованное духовенство, но правительство единогласно отклонило предложение.

Важную роль в гражданской войне сыграла международная поддержка противоборствующих сторон. Уже в июле Германия и Италия начали оказывать военную помощь Франко, направив в Марокко 20 транспортных самолетов, 12 бомбардировщиков и транспортное судно, в нояб.- герм. авиационный легион «Кондор» и бронетанковый батальон, в дек.- итал. экспедиционный корпус. Несмотря на то что СССР был членом т. н. Комитета по невмешательству в испан. дела, созданного в авг. 1936 г. под эгидой Лиги Наций, с сент. 1936 г. Советский Союз тайно поставлял в И. оружие, боеприпасы, военную технику (в т. ч. танки и самолеты). СССР способствовал развитию международного движения солидарности с испан. республикой, в рамках к-рого осуществлялся сбор средств, формировались добровольческие бригады. Из числа добровольцев-антифашистов, прибывших в И. в окт., было создано 7 интернациональных бригад.

Монументальный комплекс «Долина павших» под Мадридом. Памятник погибшим в гражданской войне. 40-е гг. ХХ в.
Монументальный комплекс «Долина павших» под Мадридом. Памятник погибшим в гражданской войне. 40-е гг. ХХ в.

Монументальный комплекс «Долина павших» под Мадридом. Памятник погибшим в гражданской войне. 40-е гг. ХХ в.
В нояб. 1936 г. в ходе ожесточенных боев армия республиканцев остановила наступление франкистов на Мадрид. Весной 1937 г. лидеры Народного фронта приняли решение об отказе от курса реформ, стремясь заручиться поддержкой представителей буржуазии. Левое крыло республиканской коалиции восприняло эти шаги как предательство интересов рабочего класса, и в мае 1937 г. начался антиправительственный мятеж анархистов в Барселоне. Эти события спровоцировали отставку Ларго Кабальеро, новым главой правительства стал социалист Х. Негрин, поставивший задачу создания регулярной армии. Было учреждено мин-во национальной обороны, народное ополчение включено в регулярные части, в воинских подразделениях введена должность политкомиссара, ответственного за укрепление дисциплины и поднятие боевого духа. В мае 1937 г. министром юстиции был назначен де Ирухо, что позволило ему освободить нек-рых клириков и монахов, содержавшихся под арестом, запретить преследование духовенства, легализовать богослужения в частных капеллах. Однако данные меры носили скорее пропагандистский характер и не повлияли на ситуацию в большинстве мест.

1 июля 1937 г. 43 испан. епископа и 5 генеральных викариев выпустили послание, в к-ром обвинили республиканские власти и коммунистов в убийстве 6 тыс. клириков и 300 тыс. мирян с начала гражданской войны. Документ обозначил переход большей части испан. епископов на сторону франкистов, фактически оправдав военные действия против республиканской власти, к-рые были названы «вооруженным плебисцитом за христианскую цивилизацию» и войной за спасение национального духа И. Редактором послания был примас И., Толедский архиеп. кард. Исидро Гома-и-Томас, один из решительных сторонников ген. Франко (впосл. назначен офиц. представителем Папского престола при ген. Франко). Послание вынудило республиканское правительство прекратить преследования духовенства, хотя случаи расправы над священниками имели место вплоть до крушения республики. Всего в 1936-1939 гг. жертвами республиканского террора стали 6832 представителя католич. духовенства и монашества, из них 13 епископов, 4172 приходских священника и семинариста, 2364 монаха и 283 монахини разных орденов и конгрегаций (т. е. 13% приходских священников и 23% монахов и монахинь от общего числа в начале войны). В нек-рых местах количество убитых представителей католич. духовенства доходило до 88%.

Осенью 1937 г. франкистам удалось установить контроль над 2/3 территории И., а в результате прорыва на Арагонском фронте (апр. 1938) - расколоть подконтрольную республиканцам территорию на 2 части. 30 янв. 1938 г. было создано 1-е франкистское правительство, куда вошли монархисты, карлисты, фалангисты и военные, Франко занял пост премьер-министра. 16 мая 1938 г. папа Пий XI назначил титулярного архиеп. Анкиры Гаэтано Чиконьяни нунцием при правительстве Франко, к-рое вскоре получило юридическое признание 9 гос-в. Последним крупным сражением, определившим исход гражданской войны, стала битва на Эбро (25 июля-15 нояб. 1938), во время к-рой республиканцы потерпели тяжелое поражение, лишившись практически всего вооружения и потеряв убитыми ок. 75 тыс. чел. 26 янв. 1939 г. франкисты захватили Барселону, в течение февраля ими была взята под контроль вся Каталония. 27 февр. правительство Франко получило офиц. признание Великобритании и Франции. Мн. лидеры республиканцев, в т. ч. президент Асанья-и-Диас, эмигрировали из страны; в нач. марта правительство Негрина было отстранено в результате военного переворота полковника С. Касадо Лопеса, создавшего хунту национальной защиты, к-рая вступила с франкистами в переговоры о капитуляции. К кон. марта вся территория И. контролировалась франкистами. 28 марта 1939 г. франкисты без боя вошли в Мадрид, 1 апр. Франко объявил об офиц. окончании войны. Общее число погибших в период гражданской войны составляет ок. 380 тыс. чел.

1939-1975 гг.

Победа франкистов в гражданской войне привела к установлению в И. авторитарного режима. В 1939-1944 гг. политический террор в И. был направлен гл. обр. против лиц, выступавших в годы гражданской войны на стороне республиканского правительства. Число казненных в послевоенный период, по приблизительным подсчетам, достигает 50 тыс. чел., ок. 500 тыс. чел. были вынуждены эмигрировать из И.

Декрет от 8 авг. 1939 г. закрепил неограниченную власть Франко как главы гос-ва, наделенного титулом «каудильо [предводитель, вождь] Испании Божией милостью» (Caudillo de España por la gracia de Dios). Он назначал членов правительства, губернаторов провинций и судей, имел право вето. Законом от 17 июля 1942 г. были учреждены кортесы из 438 депутатов (прокурадоров), исполнявшие совещательные функции и формировавшиеся на корпоративной основе - 50 депутатов назначались Франко, остальные являлись министрами, губернаторами и др. представителями высшей гос. администрации, руководителями Испанской фаланги. В И. восстанавливалась унитарная форма гос-ва, автономии Каталонии и Страны Басков отменялись, упразднялись органы местного самоуправления, власть на местах осуществляли губернаторы и мэры городов (алькальды). Гос-во полностью контролировало экономику путем регулирования и планирования производства и товаробмена; деятельностью всех отраслей хозяйства руководил Ин-т национальной индустрии (основан в 1941), что позволило осуществлять политику автаркии (самодостаточности) испан. экономики в условиях международной изоляции. В 1940 г. была создана Испанская профсоюзная орг-ция, ставшая основой для системы «вертикальных профсоюзов», в которую входили 26 отраслевых профсоюзов, их членами в обязательном порядке становились все работодатели и работники той или иной отрасли хозяйства. Руководители профсоюзов назначались правительством; гос-во устанавливало фиксированную зарплату и уровень цен на производимые товары. Католические светские ассоциации также были включены в состав «вертикальных профсоюзов». По окончании гражданской войны правительство Франко отменило все республиканские законы, в т. ч. антирелигиозные (о религ. конгрегациях, гражданском браке и разводе); было восстановлено религиозное обучение во всех школах, объявлено о гос. поддержке католич. Церкви в И., ведению к-рой поручались брачно-семейные отношения, образовательная сфера и цензура СМИ. Церковь в И. пользовалась материальными преимуществами: гос-во субсидировало восстановление разрушенных церковных зданий, строительство новых; финансировало образовательные учреждения, выделяло дотации на вспомоществование духовенству. За период диктатуры размер гос. дотаций Церкви составил 3 млрд песет. После второй мировой войны, чтобы показать отличия испанских политических порядков от нацизма и фашизма, национал-католицизм демонстрировался как свидетельство приверженности режима христ. ценностям. В то же время гос-во стремилось контролировать деятельность Церкви, как и др. общественных орг-ций. Признавая фактически действующим конкордат 1851 г., Франко настаивал на заключении нового конкордата, однако папа Римский Пий XII счел нужным ограничиться временным договором. 7 июня 1941 г. от имени Папского престола нунций в И. архиеп. Г. Чиконьяни подписал соглашение, к-рое урегулировало процедуру назначения испан. епископов: из 6 кандидатов, представленных нунцием, папа выбирал 3, из к-рых затем Франко выбирал одного. Вступая в должность, епископы приносили клятву верности каудильо.

С началом второй мировой войны 4 сент. 1939 г. Франко объявил о нейтралитете И., к-рый после герм. оккупации Франции был заменен в июне 1940 г. статусом невоюющей страны, что позволило поставлять Германии и Италии продовольствие и стратегическое сырье. В 1941 г. И. предоставила в помощь Германии военное соединение добровольцев («Голубая дивизия»), участвовавшее в войне против СССР. 10 окт. 1943 г. Франко возвратил И. статус нейтралитета, в кон. 1944 г. заключил с США соглашение о предоставлении амер. гражданским самолетам права на взлет и посадку в И. Перед открытием Потсдамской конференции по итогам второй мировой войны Франко решил продемонстрировать начало демократизации режима и 17 июля 1945 г. обнародовал Основной закон «Фуэро испанцев», в к-ром декларировались основные гражданские права и свободы; католицизм объявлялся гос. религией, др. религии признавались терпимыми, но публичное совершение некатолических обрядов не допускалось. Однако по предложению СССР страны - участники конференции осудили франкистский режим как фашистский и призвали мировые державы к разрыву дипломатических отношений с И. 12 дек. 1946 г. И. было отказано во вступлении в ООН.

22 окт. 1945 г. был принят Основной закон о референдуме, допускавший принятие предлагаемых Франко законов путем проведения плебисцита с участием мужчин и женщин старше 21 года. На основании плебисцита от 6 июня 1947 г., на к-ром более 80% голосов было отдано за восстановление монархии, 26 июля того же года был принят Основной закон о преемстве поста главы гос-ва, провозгласивший И. монархией с сохранением за Франко пожизненных полномочий главы гос-ва в качестве регента королевства. Франко мог по собственному усмотрению выбрать короля или регента для страны и предложить его кандидатуру кортесам. В авг. 1948 г. каудильо встретился с главным претендентом на испан. престол принцем Хуаном Барселонским, сыном кор. Альфонсо XIII. Согласно договору, его сыновья, 10-летний Хуан Карлос и 7-летний Альфонсо (погиб в 1956), должны были переехать в И. и воспитываться под контролем Франко, чтобы после его смерти один из них смог стать королем.

Принятие Основных законов отчасти помогло режиму Франко преодолеть изоляцию, в 1950 г. окончилась международная блокада И. Ключевой в этом процессе оказалась роль Церкви. 27 авг. 1953 г. И. заключила конкордат с Папским престолом, к-рый закрепил сложившиеся отношения между католич. Церковью и гос-вом. Были подтверждены статус католицизма как гос. религии, юридические и финансовые привилегии католич. Церкви (налоговый и территориальный иммунитет, финансовые дотации духовенству, освобождение клириков от военной службы). Сохранялся порядок назначения епископов, утвержденный в соглашении 1941 г. Гос-во признавало церковный брак и канонические нормы, регулирующие семейно-брачные отношения, Церковь должна была контролировать образование, изучение основ католического вероучения входило в программы всех учебных заведений, вводилась церковная цензура СМИ и разрешалось их использование Церковью, светские ассоциации Католического действия исключались из системы «вертикальных профсоюзов» и наделялись особым статусом. Конкордат упрочил внешнеполитические позиции франкистского режима в мире.

26 сент. 1953 г. было подписано испано-амер. соглашение об обороне и экономическом сотрудничестве, на основании к-рого США предоставили И. кредит в 1,5 млрд долл. 14 дек. 1955 г. И. вошла в ООН. В 50-х гг. ХХ в. происходил постепенный отказ от принципа автаркии и либерализация экономики, в 1958 г. страна стала членом Международного валютного фонда и Орг-ции европейского экономического сотрудничества. Правительственные реформы способствовали началу хозяйственного подъема, притоку в И. иностранных инвестиций, развитию промышленности и туризма, ставшего одним из ведущих источников доходов страны, общему повышению уровня жизни. Внутренней модернизации франкизма помогала деятельность светской католич. орг-ции «Opus Dei», получившей в послевоенной И. широкое распространение. Члены «Opus Dei» с 1957 г. постоянно входили в состав франкистских правительств, вытеснив Испанскую фалангу с политической арены. 17 мая 1958 г. Франко издал Основной закон «О фундаментальных принципах Национального движения», к-рый преобразовал Испанскую фалангу в Национальное движение - сообщество испанцев, объединенных в служении единству и величию И., а потому имеющих право на доступ к государственной службе. Министры, являвшиеся членами «Opus Dei», осуществляли проведение либеральных хозяйственных реформ, способствовавших экономическому подъему в 60-х гг. XX в. Однако предпринятая в то же время аграрная реформа не принесла желаемых результатов, почти не проводились изменения в социальной сфере, увеличивались дифференциация и социальное неравенство населения.

В кон. 50-х гг. под лозунгами демократизации политических и социальных порядков происходило развитие общественного движения (гл. обр. рабочего и студенческого), в Каталонии и Стране Басков активизировались националистические структуры, призывавшие к борьбе против режима Франко и проводимой им политики централизма. В 1959 г. создана леворадикальная орг-ция баскских сепаратистов «Eukadi ta Askatasuna» (Страна Басков и свобода; ЭТА), члены которой в нач. 60-х гг. XX в. совершили серию террористических актов.

В условиях государственного контроля над гражданским обществом деятельность Церкви позволила испанцам принимать участие в общественной жизни через посредство светских католических организаций, таких как Католическое действие. Католич. священники критиковали социальную политику франкистских правительств, выступали за изменение законов о СМИ, поддерживали выступления студентов и рабочих, участвовали в запрещенных забастовках. В 1960 г. 339 католич. священников Страны Басков выступили с посланием, в котором осудили политику властей, не учитывавшей национальное своеобразие басков. Весной 1962 г. произошел подъем забастовочного движения на севере И., где правительство ввело чрезвычайное положение. Забастовки и студенческие волнения показали неэффективность системы «вертикальных профсоюзов», в 1965 г. в связи со студенческими выступлениями власти были вынуждены расформировать профсоюз студентов ун-тов.

Усиление антиправительственных выступлений привело к реформам в государственно-политической сфере. В 1966 г. был принят закон о печати, отменявший обязательную предварительную цензуру изданий, 10 янв. 1967 г. введен в действие Основной «Органический закон государства». Закон разделил посты главы гос-ва и главы правительства (Франко продолжал занимать оба поста до 1973), увеличил число депутатов в кортесах, сделав часть из них избираемыми (местные депутаты), а не назначаемыми. Впервые допускалось создание политических ассоциаций при условии их лояльности к режиму. В июле 1969 г. Франко объявил Хуана Карлоса своим преемником и наследным принцем И.

Ватиканский II Собор (1962-1965), провозгласивший курс на обновление Римско-католической Церкви, повлиял на отход от идей национал-католицизма большей части испан. духовенства. Принятые на Соборе принципы, зафиксированные в пастырской конституции о Церкви в совр. мире «Gaudium et spes» и в декларации о религиозной свободе «Dignitatis humanae», вступили в противоречие с действовавшей в И. моделью государственно-церковных отношений. Несмотря на стремление католич. Церкви отказаться от статуса гос. религии, позиция Франко оставалась неизменной. Переговоры о пересмотре конкордата, предпринимавшиеся в 1971 и 1974 гг., оказались неудачными; даже после личного обращения папы Римского Павла VI Франко продолжал настаивать на своем праве назначения епископов.

Выполнение решений Собора способствовало обособлению испан. духовенства от режима (в 1969 только 10% клириков относили себя к сторонникам Франко). Священники чаще стали участвовать в выступлениях оппозиционных политических групп, в забастовках и демонстрациях. В Стране Басков и Каталонии часть клира поддерживала националистические выступления, что в т. ч. было связано с начавшейся после II Ватиканского Собора богослужебной реформой и переводом служб на национальные языки (использование баскского и каталанского языков во франкистской И. было сильно ограничено). В 1968 г., после совершенного ЭТА террористического акта, 32 священника Бильбао обратились к епископату с требованием вмешаться в дела арестованных террористов, но были подвергнуты тюремному заключению по обвинению в причастности к деятельности ЭТА.

Несмотря на конфессиональный характер испан. гос-ва и статус католицизма как гос. религии, в И., как и в др. западноевроп. странах, в 60-х гг. ХХ в. происходили процессы секуляризации общества. Кроме того, в нек-ром отношении церковные институты и офиц. религию в виде национал-католицизма дискредитировало сохранение политического союза с режимом Франко. По данным опросов, на 1972 г. лишь 34% испанцев считали себя практикующими католиками. Из 38 млн населения в 1965 г. количество священников составляло ок. 36 тыс., монахов и монахинь - ок. 84 тыс., семинаристов - ок. 8 тыс. чел. С 1965 по 1975 г. количество семинаристов уменьшалось на 40% каждые 5 лет, увеличивалось количество священников, отказавшихся от сана (1189 чел. в 1965, 3700 чел. в 1970).

1975 г.- нач. ХХI в.

После смерти Франко (20 нояб. 1975) королем И. стал Хуан Карлос I. В стране начался период перехода (transición) от авторитарного режима к демократии. Король сохранил в должности главы правительства последнего франкистского премьер-министра К. Арьяса Наварро, поручив ему сформировать новый кабинет министров, в который вошли представители реформаторского крыла франкистов. Правительство предполагало принять ряд мер по демократизации политического устройства (реформа избирательной системы, введение свободы манифестаций, собраний и ассоциаций), но после их частичной реализации в нач. 1976 г. столкнулось с резкой поляризацией общества и ростом протестных выступлений. 5 июля того же года было сформировано новое правительство под рук. А. Суареса, занимавшего умеренные центристские позиции. В июле 1976 г. правительство провело амнистию всех политических заключенных, в сент. того же года Суарес выступил с инициативой реформы гос. устройства И. с целью установления в стране либеральной демократии. Путем диалога как с франкистами, так и с левыми партиями (кроме коммунистов) Суаресу удалось консолидировать различные политические силы. 18 нояб. кортесы проголосовали за предложенный правительством закон «О политической реформе», декларировавший суверенитет народа и незыблемость прав человека. Закон учреждал 2-палатные кортесы, состоящие из сената и конгресса, избираемые всеобщим тайным голосованием (кроме 20% сенаторов, назначаемых королем) и наделенные правом вносить изменения в законодательство. Закон был вынесен на референдум (15 дек. 1976) и поддержан большинством голосов (ок. 94% против 2,5%). 4 янв. 1977 г., после утверждения королем, закон вступил в силу.

Новый закон о выборах в кортесы санкционировал создание в И. многопартийной системы путем легализации деятельности всех политических партий, в т. ч. ИСРП и КПИ. Правые политические силы объединились в партию «Народный альянс» (бывш. франкисты и члены христианско-демократических партий). На выборах в Учредительные кортесы (15 июня 1977) проправительственная партия «Союз демократического центра» (СДЦ) получила 165 мандатов, левые партии ИСРП и КПИ - 118 и 20 соответственно, консерваторы («Народный альянс») - 16. В окт. 1977 г. правительство и политические партии заключили т. н. пакт Монклоа: власти обязывались продолжить политические преобразования, левые силы соглашались на ограничения социальных прав трудящихся. Начатые в стране демократические преобразования повлияли на изменение международного положения И.- 24 нояб. 1977 г. она была принята в Совет Европы, в том же году были восстановлены или установлены дипломатические отношения со мн. странами, в т. ч. с СССР.

31 окт. 1978 г. Учредительные кортесы утвердили проект конституции страны, получивший 6 дек. на референдуме одобрение 87,7% проголосовавших. 27 дек., после подписания королем, конституция вступила в силу. И. провозглашалась парламентарной монархией, правовым и демократическим гос-вом. Конституция декларировала суверенитет народа, принцип разделения властей, право на национальную и территориальную автономию при сохранении единства и нерушимости испан. нации. Автономные статуты с правом иметь собственные правительства, парламенты и бюджет были предоставлены Стране Басков и Каталонии в 1979 г., нек-рым др. регионам И. в 1981-1983 гг.; т. о., унитарное гос. устройство сменилось сложносоставным, близким к федеративному. Конституция 1978 г. провозглашала отделение Церкви от государства, гарантировала гражданам свободу совести. Гос. принципами были объявлены уважение религ. верований граждан и сотрудничество власти и конфессий. Основной закон зафиксировал изменения государственно-церковных отношений, начавшиеся после вступления Хуана Карлоса I на престол,- одним из его первых решений был добровольный отказ от права назначать епископов. 28 июля 1976 г. это решение было закреплено соглашением с Папским престолом, которое также предусматривало пересмотр конкордата 1953 г., постепенный переход к налогообложению не использующейся для религ. целей собственности католич. Церкви в И. и уменьшение гос. поддержки Церкви. 3 янв. 1979 г. испан. правительство и Папский престол подписали договоры, согласно к-рым отношения гос-ва и католич. Церкви в И. были приведены в соответствие с конституцией: гос. финансирование Церкви сокращалось, гос-во обязалось оказывать материальную поддержку церковным образовательным учреждениям. 5 июля 1980 г. был принят закон о свободе совести, 7 июля 1981 г. легализовано гражданское расторжение брака. В то же время в кон. 70-х гг. продолжались сокращение количества духовенства католич. Церкви в И. и резкое снижение числа семинаристов (с 9 тыс. в 50-х гг. до 1,5 тыс. в 1979).

Парламентские и муниципальные выборы весной 1979 г. продемонстрировали рост политического влияния левых и националистических партий. Из-за внутрипартийных противоречий в СДЦ, а также из-за ряда неудачных мер в региональной политике и в образовательной сфере 29 янв. 1981 г. Суарес был вынужден уйти в отставку. Король поручил сформировать новое правительство одному из лидеров СДЦ - Л. Кальво Сотело-и-Бустело. 23 февр. 1981 г. зал заседаний кортесов захватила группа гражданских гвардейцев во главе с подполковником А. Техеро Молиной, потребовавших возврата страны к франкистским методам управления. Благодаря твердой позиции короля попытка военного мятежа была предотвращена, заговорщики арестованы и преданы суду. 24 февр. представители ведущих политических партий заявили королю о своей лояльности и приверженности конституции. На следующий день правительство Кальво Сотело получило вотум доверия в кортесах. Свидетельством общественного доверия демократическому курсу правительства стали массовые демонстрации.

Экономический кризис (повышение мировых цен на нефть, рост инфляции, падение производства и увеличение безработицы), а также внутриполитические разногласия относительно вступления И. в НАТО и в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) способствовали расколу СДЦ. Правительство потеряло поддержку кортесов, и Кальво Сотело объявил об их роспуске. На досрочных выборах в окт. 1982 г. победу одержала ИСРП, что позволило впервые с 30-х гг. ХХ в. сформировать правительство социалистов под рук. Ф. Гонсалеса. Вскоре после выборов СДЦ объявил о самороспуске, в результате чего 2-й по численности партией в кортесах стал «Народный альянс» (преобразован в Народную партию в 1989).

ИСРП оставалась правящей партией с 1986 до 1996 г. Политическая линия правительства Гонсалеса отклонялась от идеологии социализма, проводился курс капиталистического развития экономики (приватизация части гос. предприятий, привлечение иностранных инвестиций, сокращение социальных программ и др.), 12 июня 1985 г. был подписан трактат о вступлении И. в ЕЭС (его полноправным членом страна стала в янв. 1986). По результатам референдума 12 марта 1986 г. И. вошла в НАТО. Социальная политика ИСРП была ориентирована на процессы секуляризации в обществе, что вызывало критику со стороны испан. епископата. В 1985-1986 гг. была упрощена процедура получения разрешения на аборт, сняты ограничения в отношении контрацепции, с 1983 г. правительство пыталось ввести ограничения в преподавание католич. катехизиса в гос. школах и установить контроль над католич. образовательными учреждениями. В 1987 г. изменился порядок оказания гос. финансовой поддержки Церкви - налогоплательщики получили право распоряжаться сборами в пользу католич. Церкви: часть подоходного налога (0,52%) можно было направить либо на церковные нужды, либо в правительственный фонд, предназначенный для развития культуры. В 1992 г. между испан. властями и Федерацией евангелических общин, Федерацией еврейских общин и Исламской комиссией были подписаны соглашения о сотрудничестве, предоставившие права на получение отчислений от налогов верующих данных конфессий, увеличение налоговых льгот, обеспечение доступа в СМИ.

Папа Бенедикт XVI и король Испании Хуан Карлос I. Фотография. 2011 г.
Папа Бенедикт XVI и король Испании Хуан Карлос I. Фотография. 2011 г.

Папа Бенедикт XVI и король Испании Хуан Карлос I. Фотография. 2011 г.
Снижению популярности социалистов способствовали нерешенность социальных проблем (уровень безработицы в 1993 составлял более 20%, уровень инфляции в 1990 - 6,7%) и ряд коррупционных скандалов с участием членов правительства от ИСРП. В марте 1996 г. на выборах в кортесы победу одержала Народная партия, сформировавшая коалиционное неоконсервативное правительство под рук. Х. М. Аснара Лопеса, к-рому удалось снизить рост инфляции, уровень безработицы и дефицит бюджета за счет сокращения гос. расходов (в т. ч. фонда заработной платы) и приватизации гос. предприятий. В 1999 г. И. присоединилась к соглашению о единой европ. валюте, что позволило в нач. XXI в. добиться существенного экономического роста. На выборах 2000 г. Народная партия одержала победу. Однако ряд реформ в сфере образования (введение новых правил сдачи экзаменов, сокращение числа гос. школ) и социальной политики (уменьшение социальных выплат, рост безработицы) вызвал массовое недовольство правительством. С 2000 г. было прекращено гос. финансирование католической Церкви в И. (сохранялось финансирование католических школ и ун-тов, содержание священников в вооруженных силах, тюрьмах и больницах). Присоединение И. к военной коалиции США и Великобритании во время вторжения в Ирак (2003) было негативно воспринято большинством населения страны. После террористического акта на мадридском вокзале Аточа (11 марта 2004), в результате к-рого погибло 198 чел., Народная партия потерпела поражение на выборах (март 2004). Вопреки заявлениям властей, обвинивших в террористическом акте ЭТА, ответственность за его проведение взяла на себя «Аль-Каида» - этот факт общественное мнение связало с участием испан. войск в ирак. войне.

14 марта 2004 г. ИСРП одержала победу на выборах в кортесы и сформировала правительство под рук. Х. Л. Родригеса Сапатеро, который в апр. того же года объявил о выводе испан. войск из Ирака. Продолжая политику европ. интеграции, 20 февр. 2005 г. правительство организовало референдум, на к-ром большинством голосов был одобрен проект общеевропейской конституции. Правительство расширило автономию регионов, в 2006 г. были утверждены статуты Каталонии, Валенсии и Андалусии, увеличившие степень их автономии вплоть до признания суверенитета во внутренней политике. Социальные реформы 2005-2006 гг. привели к резкой конфронтации гос-ва и католич. Церкви в И. В мае 2005 г. правительство Сапатеро представило в кортесы законопроект, разрешавший искусственное оплодотворение, 1 июля того же года в И. были узаконены однополые союзы и усыновление детей лицами, получившими гос. регистрацию однополого сожительства. Однако, несмотря на организованные католич. Церковью массовые демонстрации протеста, в к-рых приняли участие до 1,5 млн чел., кор. Хуан Карлос I ратифицировал закон, сославшись на то, что закон поддержало ок. 60% населения страны. 10 июля того же года вступил в силу закон, упростивший процедуру разводов.

Широкий резонанс получило обсуждение предложенного социалистами законопроекта о реформе образования, в котором предлагалось исключить из числа обязательных школьных предметов католич. катехизис и ввести преподавание во всех школах (в т. ч. и католических) предмета «граждановедение». 12 нояб. 2005 г. ок. 400 тыс. чел. приняли участие в антиправительственной демонстрации, где наряду с призывами пересмотреть законопроект об образовании звучали требования отставки правительства Сапатеро. Тем не менее в апр. 2006 г. был принят новый закон об образовании, согласно к-рому католич. катехизис в светских школах перешел в число факультативных предметов. По данным опросов, проведенных в окт. того же года, более половины испанцев признались в равнодушном отношении к религии, при этом лишь 19% подтвердили свое участие в воскресных мессах.

На выборах в марте 2008 г. ИСРП вновь одержала победу, что позволило Сапатеро сохранить пост председателя правительства. В 2008 г. мировой экономический кризис поразил экономику И.: резко увеличилось число безработных, дефицит бюджета в 2009 г. составил ок. 9,5%. Правительство было вынуждено пойти на непопулярные меры, сократив зарплаты работников бюджетного сектора, увеличив налоговые сборы и повысив пенсионный возраст до 67 лет, что привело к массовым забастовкам в кон. 2010 г.

Лит.: Becker J. Relaciones diplomáticas entre España y la Santa Sede durante el siglo XIX. Madrid, 1908; Montero Moreno A. Historia de la persecución religiosa en España, 1936-1939. Madrid, 1961; Olaechea R. Las relaciones hispano-romanas en la segunda mitad del [siglo] XVIII. Zaragoza, 1965. 2 vol.; idem. Relaciones entre Iglesia y Estado en el siglo de las Luces // La Ilustracion española: Actas del Colloquio intern. celebrado en Alicante 1-4 oct. 1985. Alicante, 1986. P. 271-297; Batllori M. La cultura hispano-italiana de los jesuitas expulsos: Españoles-hispanoamericanos-filipinos, 1767-1814. Madrid, 1966; Devlin J. J. Spanish Anticlericalism: A Study of Modern Alienation. N. Y., 1966; Artigues D. El Opus Dei en España. P., 19712; Asamblea conjunta obispos-sacerdotes: Historia de la Asamblea, discursos, texto íntelas ponencias, proposiciones, conclusiones, apéndices. Madrid, 1971; Cuenca Toribio J. M. La Iglesia española ante la revolución liberal. Madrid, 1971; idem. Relaciones Iglesia-Estado en la España contemporanea. Madrid, 1989 2; Marti Gilabert F. La Iglesia en España durante la Revolución Francesa. Pamplona, 1971; idem. Iglesia y Estado en reinado de Fernando VII. Pamplona, 1994; Arbeloa V. M. Socialismo y anticlericalismo. Madrid, 1973; idem. La semana trágica de la Iglesia en España. Barcelona, 1976; Benavides D. El fracaso social del catolicismo español: Arboleya-Martínez, 1870-1951. Barcelona, 1973; idem. Democracia y cristianismo en la España de la Restauración, 1875-1923. Madrid, 1978; Хибриков Н. Г. «Национальное движение» («Фаланга») и «Опус Деи» в системе франкистской диктатуры в Испании // ВМУ. Сер. 12: Право. 1974. № 6. С. 71-78; Andrés-Gallego J. La política religiosa en España, 1889-1913. Madrid, 1975; idem. Pensamiento y acción social de la Iglesia en España. Madrid, 1984; Cárcel Ortí V. Política eclesial de los gobiernos liberales españoles (1830-1840). Pamplona, 1975; idem. Iglesia y revolución en España, 1868-1874. Pamplona, 1979; idem. León XIII y los católicos españoles. Pamplona, 1988; idem. La Iglesia y la transición española. Valencia, 2003; Álvarez Bolado A. El experimento del nacional catolicismo. Madrid, 1976; idem. Para ganar la guerra, para ganar la paz: Iglesia y guerra civil, 1936-1939. Madrid, 1995; Chao Rego J. La Iglesia en el franquismo. Madrid, 1976; Andrés-Gallego J. e. a. Estudios históricos sobre la Iglesia española contemporáne. Escorial, 1979; Historia de la Iglesia en España / Dir. R. García-Villoslada. Madrid, 1979. T. 4-5; Sarrailh J. La España ilustrada en la segunda mitad del siglo XVIII. México; Madrid, 1979; Caro Baroja J. Introducción a una historia contemporánea del anticlericalismo español. Madrid, 1980; Díaz-Salazar R. Iglesia, Dictadura y democracia. Madrid, 1981; idem. El capital simbólico: Estructura social, política y religión en España. Madrid, 1988; Alvarez de Morales A. Inquisición e Ilustración (1700-1834). Madrid, 1982; Marquina Barrio A. La diplomacia vaticana y la España de Franco (1936-1945). Madrid, 1983; Amorós Azpilicueta J. J. La libertad religiosa en la Constitución española de 1978. Madrid, 1984; Callahan W. J. Church, Politics and Society in Spain, 1750-1874. Camb. (Mass.), 1984; idem. Iglesia, poder y sociedad en España, 1750-1874. Madrid, 1989; idem. La Iglesia católica en España (1875-2002). Barcelona, 2003; Campomar Fornieles M. M. La cuestión religiosa en la Restauración: Historia de los heterodoxos españoles. Santander, 1984; Tusell J. Franco y los católicos: La politica interior española entre 1945 y 1957. Madrid, 1984; Мигель А., де. 40 млн испанцев 40 лет спустя. М., 1985; Эпштейн А. Л. Церковный вопрос в политике правящих партий Испании (1900-1913) // Развитие политических партий в странах Зап. Европы и Америки в новое и новейшее время. М., 1985. С. 119-136; Hermet G. Los católicos en la España franquista. Madrid, 1985-1986. 2 t.; La Parra López E. El primer liberalismo español y la Iglesia: las Cortes de Cadiz. Alicante, 1985; Foi et Lumières dans l'Espagne du XVIII siècle / Dir. J. Saugnieux. Lyon, 1985; Aradillas A. Piedra de escándalo: La iglesia en el cambio. Barcelona, 1986; Gómez Pérez R. El franquismo y la Iglesia. Madrid, 1986; Bada i Elias J. Guerra Civil i Església catalana: La «recepció» de la Guerra Civil per l'Església Catalunya (1838-1953). Montserrat, 1987; Laboa J. M. Iglesia e intolerancias: La guerra civil: Una historia que habla de dos Españas. Madrid, 1987; Sánchez J. M. The Spanish Civil War as a Religious Tragedy. Notre Dame (Ind.), 1987; Пономарёва Л. В. Испанский католицизм ХХ в. М., 1989; Lannon F. Privilegio, persecución y profecía: La Iglesia católica en España, 1875-1975. Madrid, 1990; Blázquez F. La traición de los clérigos en la España de Franco: Crónica de una intolerancia (1936-1975). Madrid, 1991; Botti A. Cielo y dinero: El nacionalcatolicismo en España (1881-1975). Madrid, 1992; Delgado M. La ira sagrada: Anticlericalismo, iconoclastia y antirritualismo en la España contemporánea. Barcelona, 1992; González-Anleo J., González Blasco P. Religión y sociedad en la España de los 90. Madrid, 1992; Álvarez Junco J. Los intelectuales: Anticlericalismo y republicanismo // Los orígenes culturales de la II Republica. Madrid, 1993. P. 101-126; Valín Fernández A. Laicismo, educación y represión en la España del siglo XX. Sada, A Coruña, 1993; Моран Г. М. Испанская система отношений церкви и государства // Религия, церковь в России и за рубежом. М., 1995. № 6. С. 73-85; Historia de la acción educadora de la Iglesia en España / Dir. B. Bartolomé Martínez. Madrid, 1995-1997. 2 vol.; Lazo Diaz A. La Iglesia, la Falange y el fascismo. Sevilla, 1995; Andrés-Gallego J., Pazos A. M. La Iglesia en la España contemporánea. Madrid, 1999. T. 1: 1800-1999; Витюк В. В., Данилевич И. В. Испанская Церковь и ее отношение с государством и гражданскими институтами в условиях перехода от авторитаризма к демократии // Гражданское общество: Теория, история, современность. М., 1999. С. 116-138; Álvarez Tardio M. Anticlericalismo y libertad de conciencia: Política y religión en la Segunda República Española (1931-1936). Madrid, 2002; Юрчик Е. Э. Испанское просветительское движение // Общественно-политическая мысль европейского Просвещения. М., 2002. C. 216-276; она же. Представления о нации и национальное сознание в Испании XVI - нач. XIX в. // Национальная идея в Западной Европе в новое время: Очерки истории. М., 2005. C. 231-287; Кирсанова Н. В. Представления о нации и национальное сознание в Испании XIX в. // Там же. C. 288-314; Castillo J. M., Tamayo J. J. Iglesia y sociedad en España. Madrid, 2005; Revuelta González M. La Iglesia española en el siglo XIX: Desafios y respuestas. Madrid, 2005; Blanco M. La libertad religiosa en el derecho español: Gestión de A. Garriges e del concordato de 1953 (1967-1970). Cizuz Menor (Navarra), 2006; Payne S. G. El catolicismo español. Barcelona, 2006; Cueva Merino J., de la. La secularización conflictiva: España (1898-1931). Madrid, 2007.
С. В. Ведюшкина, Е. Э. Юрчик
Библиогр.: Sánches Alonso B. Fuentes de la historia española e hispanoamericano: Ensayo bibliografia sistemática. Madrid, 1952 3. 3 vol.
Общие работы: Пискорский В. К. История Испании и Португалии. СПб., 19092; Historia de España / Fundada por R. Menéndez Pidal; Dir. J. M. Jover Zamora. Madrid, 1935-2007. 43 t.; Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании / Пер. с испан.: Е. А. Вадковская, О. М. Гармсен. М., 1951. 2 т.; То же, изм. загл.: История средневек. Испании. СПб., 2003; Baer I. F. A History of the Jews in Christian Spain. Tel-Aviv, 1959; Социально-экономические проблемы истории Испании. М., 1965; Проблемы испанской истории: [Сб. ст.]. М., 1971-1992. [6 вып.]; Diccionario de historia eclesiástica de España / Dir. Q. Aldea Vaquero e. a. Madrid, 1972-1987. 5 vol.; Abellán J. L. Historia crítica del pensamiento español. Madrid, 1979-1988. 5 t.; Histoire des espagnols / Éd. B. Bennassar. P., 1985. 2 vol.; Historia de España / Ed. A. Montenegro Duque. Madrid, 1985-1995. 15 t.; Россия и Испания: Ист. ретроспектива: [Сб. ст.]. М., 1987; Enciclopedia de historia de España / Dir. M. Artola. Madrid, 1988-1993. 7 t.; Historia de España / Dir. M. Artola. Madrid, 1988-1993. 7 t.; Россия и Испания: Док-ты и мат-лы, 1667-1917. М., 1991, 1997. 2 т.; Mansilla Reoyo D. Geografía eclesiástica [de España]: Estudio histórico-geográfico de las diócesis. R., 1994. 2 vol.; Historia de la acción educadora de la Iglesia en España / Dir. B. Bartolomé Martínez. Madrid, 1995-1997. 2 vol.; Из истории европ. парламентаризма: Испания и Португалия: [Сб. ст.]. М., 1996; Испанские короли: 18 исторических портретов от средних веков до современности / Пер. с нем. под ред. В. Л. Бернекера. Р.-н/Д., 1998; Ladero Quesada M. A. Lecturas sobre la España histórica. Madrid, 1998; Actas del I Congreso de Historia de la Iglesia en España y el Mundo Hispánico. Madrid, 2000-2001. 4 vol.; Iglesia y religiosidad en España: Historia y archivos: Actas de las V Jornadas de Castilla-La Mancha sobre Investigación en Archivos. Guadalajara, 2002. 3 vol.; Cárcel Ortí V. Breve historia de la Iglesia en España. Barcelona, 2003; Каро Бароха Х. Баски / Пер. с испан.: Р. Н. Игнатьев. М., 2004; El peso de la Iglesia: Cuatro siglos de Órdenes Religiosas en España / Dir. E. Martínez Ruiz. S. Sebastián de los Reyes (Madrid), 2004; De Hispania a España: El nombre y el concepto a través de los siglos / Ed. V. Palacio Atard. Madrid, 2005; Варьяш О. И. Пиренейские тетради. М., 2006; Вилар П. История Испании / Пер. с франц.: И. Борисова. М., 2006; Испанский альманах. М., 2007, 2010. Вып. 1-2; Sánchez Herrero J. Historia de la Iglesia en España e Hispanoamérica: Desde sus inicios hasta el siglo XXI. Madrid, 2008.
В. А. Ведюшкин, Г. А. Попова

Русская Православная Церковь в И.

В 1761 г., при П. И. Репнине, российском посланнике в И., в Мадриде появилась домовая посольская ц. св. Марии Магдалины. В 1834/35 г. из-за разрыва дипломатических отношений Российской империи с Испанским королевством церковь закрыли. С 1856 г. восстановленная церковь находилась в здании посольства, пока ее не упразднили в 1882 г. в связи с сокращением государственных расходов (Ковалевский. 1947. С. 7).

С 1864 по 1870 г. настоятелем посольского храма св. Марии Магдалины был свящ. Константин Кустодиев (1837-1875), который с 1862 г. состоял псаломщиком при посольской церкви и за год самостоятельно выучил испан. язык. Во время пребывания в И. свящ. К. Кустодиев регулярно публиковал в ж. «Православное обозрение» «Письма из Испании», содержавшие яркие оценки общественно-политической ситуации в И. и Европе, российско-испан. отношений. Настоятель правосл. храма св. Марии Магдалины входил в мадридское научное об-во «Атеней», был знаком со многими испан. политическими деятелями. Он путешествовал по И., совершив пастырскую поездку в Португалию для окормления рус. моряков в Лиссабоне.

После второй мировой войны в Мадриде, в доме вел. князей Романовых, была устроена домовая ц. во имя св. мц. царицы Александры. Приход находился в юрисдикции РПЦЗ и был упразднен в кон. 60-х гг. XX в., когда в Мадриде построили храм К-польского Патриархата. В наст. время в Мадриде существует община вмч. Георгия Победоносца, окормляемая духовенством Женевской и Западноевропейской епархии РПЦЗ.

Церковь арх. Михаила в Алтее. Фотография. 2007 г.
Церковь арх. Михаила в Алтее. Фотография. 2007 г.

Церковь арх. Михаила в Алтее. Фотография. 2007 г.
В кон. 90-х гг. XX в. эмиграция в И. из стран Вост. Европы привела к росту количества православных на территории страны и способствовала формированию значительной русскоязычной диаспоры. В 2001 г. Свящ. Синодом РПЦ были учреждены первые приходы - в Мадриде и на о-ве Мальорка. По благословению митр. Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева; ныне Патриарх Московский и всея Руси) архим. Макарий (Росселло), уроженец о-ва Мальорка, 30 июня 2003 г. зарегистрировал приход РПЦ в Министерстве юстиции И. В последующие годы возникли правосл. приходы и общины в Барселоне, на о. Тенерифе и др.

В 1997 г. в г. Альтеа (пров. Аликанте) была образована правосл. община во имя арх. Михаила в юрисдикции Архиепископии православных русских церквей в Зап. Европе К-польского Патриархата. В 2001 г. был зарегистрирован «Русский православный фонд св. архистратига Михаила», основной целью к-рого стало строительство правосл. храма. 21 нояб. 2002 г. в присутствии верующих, представителей администрации г. Альтеа, католич. духовенства пров. Аликанте был заложен первый камень буд. храма. 18 июля 2004 г. общим собранием прихода единогласно было принято решение о вхождении в юрисдикцию Московского Патриархата. 24 дек. того же года решением Патриарха Алексия II и Свящ. Синода РПЦ приход был принят в состав Корсунской епархии. 12 нояб. 2007 г. Смоленский и Калининградский митр. Кирилл совершил освящение построенной в Альтеа церкви во имя арх. Михаила.

В 2010 г. при содействии президента РФ Д. А. Медведева РПЦ был передан участок для возведения храма в Мадриде, в районе Орталеса. В 2011 г. мадридский приход начал строительство храма, отметив 250-летие посольской ц. св. Марии Магдалины.

Ежегодно правосл. общины РПЦ в И. и Португалии организуют пешее паломничество в г. Сантьяго-де-Компостела к мощам ап. Иакова Зеведеева. Во время паломничества правосл. богослужения совершаются в кафедральном соборе Сантьяго-де-Компостела и в соборе г. Овьедо, а также у мощей мучениц Евлалии Барцинонской (Барселонской) и Евлалии Толетской, епископов Исидора и Леандра Гиспальских (Севильских), свт. Ильдефонса Толетского, мц. Оросии.

Лит.: Кустодиев К. Л., свящ. Духовные семинарии в Испании // ХЧ. 1864. Ч. 1. № 4. С. 506-535; Ч. 2. № 5. С. 98-128; он же. От Мадрита до Валенсии: (Из зап. об Испании) // ПО. 1869. Т. 1. № 5. С. 765-786; № 6. С. 872-894; Т. 2. № 7. С. 92-105; Т-ский. Прот. Константин Лукич Кустодиев // Странник. 1880. № 12. С. 570; 1884. № 1. С. 70-88; № 2. С. 292-302; Ковалевский П. Православная церковь в Испании // Русская мысль. 1947. № 31; он же. Неурядицы в православном приходе Мадрида // Там же. 1949. 30 нояб.; Кордочкин А., свящ. Православие в Испании: Есть ли у нас будущее? // ЖМП. 2011. № 7. С. 58-61; e.korsoun.free.frru; www. orthodoxbarcelona.com; www.arkhangelmikhail-spain. com; orthodox.es; www.orthodoxspain.com [Электр. ресурсы].
Э. П. С.
Ключевые слова:
Испания. История Ислам на территории разных стран Христианство на территории разных стран. Испания Испания. I - общие сведения, религия, история Религиозная ситуация на территории разных стран. Испания Религиозное законодательство. Испания Православие на территории разных стран. Испания Испания [Королевство Испания;], государство на юго-западе Европы, занимающее большую часть Пиренейского полуострова, а также Балеарские и Питиузские острова в Средиземном море и Канарские острова в Атлантическом океане
См.также:
АДЫГЕЯ субъект Российской Федерации
АЗЕРБАЙДЖАН гос-во в юго-вост. части Закавказья
АЛБАНИЯ гос-во на юге Европы
АЛЖИР государство в Сев. Африке
АЛЮМБРАДЫ влиятельное мистическое движение в Испании в XVI-XVII вв.
АРМЕНИЯ гос-во в Закавказье
АФГАНИСТАН гос-во в юго-зап. части Центр. Азии
БАГДАД г. на р. Тигр, в Центр. Месопатамии, совр. столица Республики Ирак
БАНГЛАДЕШ гос-во в Юж. Азии
БАХРЕЙН гос-во в Ю.-Зап. Азии на о-вах Бахрейн в Персидском зал.
БАШКОРТОСТАН субъект РФ
БЕЙРУТ г. на вост. побережье Средиземного моря, столица Ливанской республики
БЕЛЬГИЯ гос-во в Зап. Европе
БЕНИН гос-во, расположенное в Зап. Африке
БОРДЖА знатный испано-итал. род
ГАБОН гос-во на зап. побережье Центр. Африки