Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИЕРУСАЛИМ
Т. 21, С. 397-445 опубликовано: 30 марта 2010г.


Содержание

ИЕРУСАЛИМ

Панорама Иерусалима с видом на Храмовую гору и Елеон
Панорама Иерусалима с видом на Храмовую гору и Елеон

Панорама Иерусалима с видом на Храмовую гору и Елеон
[евр.  ,    греч. ῾Ιερουσαλήμ; лат. Hierosolyma; араб.   (Аль-Кудс); франц. Jérusalem; англ., нем. Jerusalem; итал. Gerusalemme; испан. Jerusalén; румын. Ierusalim; серб. Jерусалим; болг. Йерусалим; груз. იერუსალემ; арм. Երռւսաղեմ; амхар.  ; копт. ciL___H_M ; сир.  ], город в исторической Палестине, место проповеди, крестной смерти и воскресения Иисуса Христа, образования 1-й общины христиан (Церкви). И. имеет особое символическое значение для христиан всех конфессий как центр Святой земли и средоточие памяти о библейских событиях, воспоминание о к-рых и приобщение к к-рым составляет главный смысл традиции паломничества христиан в И. и Св. землю. Традиции почитания Небесного Иерусалима как символа грядущего Царства Божия придается большое значение в эсхатологии.

И. также является священным городом иудеев как древняя столица Израиля, место, где находился Иерусалимский храм. В исламской традиции И. почитается как 3-й по значению священный город после Мекки и Медины.

Совр. И.- город с территорией 125,2 тыс. кв. км; население ок. 750 тыс. чел. (2007). Христиане всех конфессий в И. составляют ок. 2% населения (менее 15 тыс. чел.), иудеи - 64% (проживают преимущественно в Зап. И.), мусульмане - 32% (преимущественно в Вост. И.).

Клинописная табличка с упоминанием Иерусалима. Амарнские письма. XIV в. до Р. Х. (Переднеазиатский мезуй, Берлин)
Клинописная табличка с упоминанием Иерусалима. Амарнские письма. XIV в. до Р. Х. (Переднеазиатский мезуй, Берлин)

Клинописная табличка с упоминанием Иерусалима. Амарнские письма. XIV в. до Р. Х. (Переднеазиатский мезуй, Берлин)

И. расположен на плоскогорье в седловине Иудейских гор (средняя высота ок. 800 м над уровнем моря). Исторический центр И. разместился на 2 холмах, тянущихся с севера на юг и в древности разделенных долиной Тиропеон, ныне засыпанной. Рельеф понижается с северо-запада на юго-восток. Холмы обрывистые, ограничены долинами Хинном (см. Енномова долина; с юга) и потока Кедрон (с востока). Большая часть исторического центра находится за стенами современного Старого города. Он разделен на 4 квартала: Христианский (северо-западный), Армянский (юго-западный), Мусульманский (северо-восточный) и Еврейский (юго-восточный). Пространственно выделенная Храмовая гора (740 м) возвышается в юго-вост. углу Старого города. Юж. отроги холмов (западного - гора Сион (765 м) и восточного - Офел) расположены вне городских стен. У юж. оконечности вост. холма, недалеко от места соединения долин Хинном и потока Кедрон, находится питаемая из родника Гихон купель Силоам; здесь расположен т. н. город Давида. К востоку от Старого города, за Кедроном, с севера на юг тянется гряда гор Скопус (826 м), Елеонской (Масличной; 815 м) и ее юж. отрога горы Соблазна.

Статус И. является одной из важнейших проблем в арабо-израильском конфликте. В соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН № 118 (29 нояб. 1948) при образовании евр. и араб. гос-в в Палестине предполагалось создать систему международного управления И. Однако план не был реализован, и И. был разделен на зап. (еврейскую; Израиль) и вост. (арабскую; Иордания) части, к-рые затем почти 20 лет развивались обособленно. В 1967 г. Израиль оккупировал Вост. И. вместе с остальными араб. территориями Палестины. В 1980 г. был принят Основной закон о статусе И. как «вечной и неделимой» столицы Израиля. В наст. время в зап. части И. располагаются резиденции Президента и Премьер-министра Израиля, кнессет, Верховный суд и др. гос. учреждения. Однако ни объединение И., ни его столичный статус официально не признаны большинством стран ООН (в т. ч. Россией). Дипломатические миссии почти всех стран мира, работающие в Израиле, находятся в Тель-Авиве.

В совр. И. сосредоточено большое число церковных орг-ций и представительств мн. христ. Церквей и общин. Традиционно первенство во владении св. местами принадлежит Иерусалимской Православной Церкви (ИПЦ; Иерусалимскому Патриархату). Ее кафедральным собором является храм Гроба Господня, в котором Патриархату принадлежат основные престолы. Резиденция Иерусалимского Патриарха, совмещенная с мон-рем св. Константина и Елены, занимает квартал в Старом городе И. к западу от храма Гроба Господня. В Христианском квартале находятся муж. мон-ри св. Иоанна Предтечи и св. Евфимия Великого, женский - вмц. Екатерины; также ИПЦ принадлежат муж. мон-ри Успения Богородицы у горы Сион, «Мужи галилейские» (Viri galilaei) на Елеонской горе, св. Стефана в долине Кедрона, св. Симеона Богоприимца и св. Илии (оба в юж. части совр. И.), женские - святых Марфы и Марии в Вифании, св. Онуфрия ( Акелдама). В Старом городе действует неск. небольших церквей; в долине Кедрона находится храм Гроба Богородицы.

Представительство РПЦ в И., Русская духовная миссия (РДМ), владеет частью зданий Русского квартала, центром к-рого является Свято-Троицкий собор. Помимо этого на территории совр. И. РПЦ принадлежат жен. Горненский монастырь в Айн-Кареме. Во владении РПЦЗ находятся женские монастыри Елеонский Вознесенский и Гефсиманский во имя равноапостольной Марии Магдалины на Елеонской горе, Александровское подворье в Старом городе. Подворье в И. имеет Румынская Православная Церковь.

Из вост. нехалкидонитских Церквей в И. традиционно большую роль играет Иерусалимский Патриархат Армянской Апостольской Церкви (ААЦ). Резиденция Патриарха находится при кафедральном соборе Иаковов святых армянского монастыря в Иерусалиме в Армянском квартале. Владения Церкви занимают значительную часть Армянского квартала, где расположен также мон-рь св. Архангелов. В храме Гроба Господня ААЦ принадлежит неск. престолов. Ей также принадлежат храмы Плача Богородицы на 4-й остановке Крестного пути и у дома Каиафы на горе Сион. Архиеп-ство Коптской Церкви в И. (диоцез Иерусалимского престола, Ближ. Востока и Синая) возглавляет митрополит, стоящий по рангу сразу же после Патриарха. Резиденция митрополита находится к востоку от храма Гроба Господня; в Христианском квартале действует мон-рь св. Георгия. Подворье Эфиопской Церкви («Райский холм») с храмом Богоматери «Завет милосердия» находится к северо-западу от Старого города. При храме Гроба Господня действует эфиоп. мон-рь Соломона. Подворье Сирийской яковитской Церкви, мон-рь св. Марка, расположено в Армянском квартале. Яковитам принадлежит также часовня в храме Гроба Господня.

Вост. часть Силоамской купели эпохи Второго храма
Вост. часть Силоамской купели эпохи Второго храма

Вост. часть Силоамской купели эпохи Второго храма

Римско-католическую Церковь в И. представляет лат. Иерусалимский Патриархат (см. Латинские Патриархаты). Кафедральный собор и резиденция Патриарха находятся в Христианском квартале. При храме Гроба Господня существует 5 католич. престолов. Значительным числом храмов и подворий владеют различные монашеские ордены. Действует 6 францисканских мон-рей: Богоявления при храме Гроба Господня, Спасителя в Христианском квартале, Бичевания Христа на Крестном пути, св. Франциска на горе Сион, св. Иоанна Предтечи в Айн-Кареме, а также женский св. Клары (к югу от долины Хинном). Др. католич. мон-ри: Успения Марии на горе Сион (бенедиктинский), св. Стефана (доминиканский; к северу от Дамасских ворот), св. Петра «ин Галликанту» (ассумпционистский), св. Анны у купели Вифезда (конгрегации Белых отцов), «Отче наш» (Pater noster) на Елеонской горе (женский кармелитcкий), Бичевания Христа на Крестном пути и Марии в Айн-Кареме (оба жен. конгрегации Богоматери Сиона), св. Петра (муж. конгрегации Богоматери Сиона), Игнатия Лойолы при Папском Библейском ин-те (иезуитский), монастырь при госпитале Карло Борромео. Среди храмов - «Церковь всех наций» в Гефсимании, «Слез Господних» (Dominus flevit) на Елеоне, Встречи Марии и Елизаветы в Айн-Кареме и др.

Объединенный Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский Патриархат Мелькитской католической Церкви имеет в И. Патриаршее подворье, которое находится в Христианском квартале. Церковь также владеет Крестовым монастырем. Армянской католической Церкви принадлежит храм у 3-й остановки Крестного пути, Маронитской католической Церкви - мон-рь в Армянском квартале.

Англикан. Церковь владеет собором св. Георгия к северу от Дамасских ворот, храмом при англ. госпитале (севернее Русского квартала) и ц. Христа Мессии в Старом городе рядом с цитаделью (в совместном владении с лютеранами). Крупнейшими в И. нем. лютеран. храмами являются ц. Христа Искупителя южнее храма Гроба Господня и ц. Вознесения при госпитале Августы Виктории на Елеонской горе. Иерусалимская конгрегация Евангелической церкви также имеет представительство в И. и содержит Немецкую евангелическую школу.

Э. П. Г., Э. П. И.

Древний И.

Название

Этимология названия неясна (  - основанный Шалемом?). Исследователи предполагают, что слово «И.» состоит из 2 частей:   - утвердить, создать и   к-рое, возможно, указывает на западносемит. божество Шалим, известное по текстам Угарита как покровитель города. И. впервые упоминается в ВЗ как Салим, царем к-рого был Мелхиседек (Быт 14. 18; ср.: Пс 75. 3, где под названием Салим имеется в виду «жилище Его (Господа.- Авт.)» как синоним Сиона).

В ВЗ И. иногда отождествляется с Иевусом (Нав 15. 8; 18. 28; Суд 19. 10; 1 Пар 11. 4-5) - названием, производным от наименования племени иевусеев, живших в городе до его завоевания (см. в ст. Ханаан), в эпоху царя Давида. Однако такого варианта названия города ( ) нет в др. текстах Др. Востока (возможно, г. Иевус следует искать севернее И.; см.: Miller. 1974. S. 126).

Более 150 раз в ВЗ использовано др. наименование И.- Сион ( ), обозначающее город как вместилище храма и центр религ. жизни иудеев. Изначально под Сионом понимали только город Давида (2 Цар 5. 7), позднее, возможно, и Храмовую гору; с ранневизант. эпохи - только холм Сион.

Под собственным именем И. впервые упомянут в ВЗ как город хананеев, царь к-рого Адониседек заключил союз против Гаваона (Нав 10. 1-4). Считается, что именно И. назван в егип. Текстах проклятий (кон. XIX в. до Р. Х.) и Амарнских письмах (XIV в. до Р. Х.); в последних вассал Египта Абди-Хиба, правящий в И., заверяет фараона Аменхотепа IV (Эхнатона) в преданности (эти источники упом. в регионе совр. Израиля кроме И. еще Аскалон и Беф-Рехов). Имя И. встречается в ассир. текстах (засвидетельствована форма  , в т. ч. в связи с осадой города Синаххерибом в 701 г. до Р. Х. (ANET. P. 288)).

В Библии нет описания города. Понять его топографию помогают сочинения уроженца И. Иосифа Флавия (I в. по Р. Х.), особенно надежные в описании укреплений города (только он описал 3 городские стены) и построек царя Ирода Великого; необходимо учитывать, что привязки даны к давно не существующим ориентирам, а размеры и расстояния зачастую преувеличены.

Город Давида. Вид с юга. Аэрофотосъемка
Город Давида. Вид с юга. Аэрофотосъемка

Город Давида. Вид с юга. Аэрофотосъемка

Единственная древняя карта - мозаика ок. 565 г. из Мадабы, открытая в кон. XIX в., где И. назван по-гречески «Святой град Иерусалим», окружен овальными стенами (6 ворот, 21 башня) и пересечен по оси «север-юг» 2 колоннадными улицами - большой и малой кардо (cardo maximus и cardo minimus). Схематичные и менее подробные ранневизант. изображения И. сохранились в церковных мозаиках в Умм-эр-Расас в Заиорданье. В средние века и в раннее Новое время сложилась традиция условно-схематических изображений святынь города на картах эпохи крестовых походов и в иллюстрациях к итинерариям (вид из «Итинерария» С. Верро, 1581 г.; план 1588 г. из Генуи). Первые обмерные гравюры и рисунки сделаны в XVI-XVII вв. (напр., фра Бернардо Амико). Простейший план И. совр. типа снял в 1818 г. австр. врач Ф. Зибер; затем брит. картограф и архит. 1-й пол. XIX в. Ф. Катервуд с помощью camera lucida скопировал абрис главных зданий, издал панораму и план И. Видовая фиксация И. стала проводиться чаще с развитием ориентализма в XIX в. (Д. Робертс, У. Бартлет, рус. акварелисты). Сведения письменных источников и картографии дополняют топографические и археологические исследования.

История натурных исследований

В XIX в. натурное изучение И. было затруднено до захвата города (1833) егип. правителем Ибрагим-пашой. В 1856 г. амер. библеист Э. Робинсон (см. статьи Археология библейская, Святая земля) начал обследования туннеля Езекии, 3-й стены Агриппы I Ирода и арки у юго-зап. угла платформы храма (арка Робинсона). В 1864-1865 гг. представители Корпуса Королевских саперов Ч. Уилсон и Ч. Уоррен, прокладывая инженерные коммуникации в И. (Wilson, Warren. 1871. P. 3-32), обследовали весь город, составили картографический очерк и нанесли контуры И. на 1-ю точную карту Палестины, ставшую основой для дальнейших исследований. В 1865 г. был создан Палестинский исследовательский фонд, к-рый, опираясь на результаты работ военных инженеров, приступил к натурному изучению И.

В 1867-1870 гг. Уоррен выстроил исторический план И. Он проследил линии городских стен и обследовал Храмовую гору, решив при этом проблемы точной локализации храма и 3 древних стен И. с севера (Warren. 1876). С 4 сторон ограды храма были проложены несколько шахт и туннелей (тур. администрация запрещала вести раскопки ближе 12 м от стен). При этом были открыты часть древней стены И. в юго-вост. углу Храмовой горы (т. н. Уорренова стена Офел) и одна из древних систем водоснабжения (вертикальная «шахта Уоррена» и связанные с ней туннели у Гихона). Планы и измерения, сделанные Уорреном, очень точны. В 1894-1897 гг. на западных и восточных холмах работали амер. археолог Ф. Дж. Блисс и англ. архит. А. Дики (Bliss, Dickie. 1898), их проект включал изучение самой южной из древних стен и туннеля к Гихону. Хотя предложенные ими датировки кладок устарели, описания их технических особенностей сохраняют свою ценность.

В посл. четв. XIX в. в городе Давида, в районе крепости Антония и арки «Се человек», работал Ш. Клермон-Ганно (Clermont-Ganneau. 1896). В 1909-1910 гг. к нему присоединился Л. Ю. Венсан (его привлек М. Паркер, в поисках сокровищ храма Соломона тщательно изучавший Гихон и склон над ним). Паркер очистил подземные туннели и «шахту Уоррена», включая туннель Езекии. Венсан составил отчет о работе и нанес на план города древние водные артерии И., а также подходы к источнику. Он пришел к выводу, что древний И. располагался на вост., а не на зап. холме.

Иерусалим от раннего бронзового века до 586 г. до Р.Х.
Иерусалим от раннего бронзового века до 586 г. до Р.Х.

Иерусалим от раннего бронзового века до 586 г. до Р.Х.

В 1913-1914 и 1923-1925 гг. в И. работала экспедиция франц. египтолога Р. Вейля (Weill. 1920; Idem. 1947). Стремясь найти гробницу царя Давида и царей Иудеи, он расчистил часть юж. оконечности вост. холма, где открыл укрепления города Давида, доказав, что эта часть холма была освоена до прихода израильтян. В 1923-1925 гг. Р. А. С. Макалистер и Дж. Г. Дункан (Macalister, Duncan. 1926) исследовали линии укреплений, продолжавших «Уорренову стену Офел» на вост. склоне города Давида, прорезав большой участок до скалы. Ученым удалось подтвердить размещение города Давида на вост., а не на зап. холме.

В 1927-1928 гг. исследовалась территория юж. части вост. холма, спуск с него в долину Тиропеон (была сделана траншея), при этом были открыты т. н. Долинные ворота города Давида (Crowfoot, FitzGerald. 1929). В 1931 и 1937-1938 гг. археолог Р. У. Хамилтон (Hamilton. 1940), исследовав прилегавший к совр. сев. стене Старого города участок и основание Дамасских ворот, открыл фасад 3-арочных сев. ворот эпохи имп. Адриана (132 г. по Р. Х.), однако ошибся в датировке (Magen. 1988. P. 50), сочтя их «третьей стеной» (эпохи Агриппы I Ирода, 41-44 гг. по Р. Х.). Работавший в И. в 1964-1966 гг. Дж. Б. Хеннесси (Hennessy. 1970) нашел под Дамасскими воротами фасад эпохи крестоносцев и определил дату постройки ворот имп. Адриана (Shanks. 1987. P. 54). Археолог Н. Джонс с 1934 г., исследовав зап. холм и открыв двор цитадели, соединенной с Яффскими воротами, определил, что этот район был заселен незадолго до VII в. до Р. Х. (Johns. 1950). Датировку подтвердили работы на цитадели кон. 60-х гг. XX в. (Amiran, Eitan. 1970).

В 1961-1967 гг., в ходе раскопок классика брит. археологии К. М. Кеньон, на вост. склоне города Давида была вырыта глубокая траншея, что позволило датировать монументальные сооружения и определить, где находилась стена иевусеев (Kenyon. 1974; в наст. время выводы пересматриваются). Как в эпоху хананеев, так и после прихода израильтян стена города Давида с востока шла ниже по склону, ближе к Гихону. Стоявшая на 48 м ниже хребта древнейшая стена (ок. 1800 г. до Р. Х., 2-я фаза среднебронзового века) использовалась до VIII в. до Р. Х. (ср.: Simons. 1952. P. 70).

Продолжив работы (1978-1984) в городе Давида, израильский археолог И. Шило открыл в юж. части вост. холма над Гихоном поселение II тыс. до Р. Х., выделив здесь 25 слоев заселения - от медно-каменного века до средневековья. Он смог воссоздать общую картину развития системы, по к-рой вода из Гихона поступала в И. («шахта Уоррена» - канал Силоам - туннель Езекии) (Shiloh. 1987), полностью раскрыл обнаруженную Кеньон ступенчатую постройку высотой 18 м и шириной 16 м, датировал ее Х в. до Р. Х. (сейчас ее относят к кон. эпохи бронзы, ок. XII в. до Р. Х.) и определил как основу стены или как подиум под зданиями царского «акрополя» (Idem. 1981; Idem. 1984). Материалы раскопок города Давида не удалось целиком опубликовать из-за смерти Шило в 1987 г., они вводятся в научный оборот только в наст. время.

Результаты Шестидневной войны 1967 г. стимулировали проведение раскопок в И. Кроме Шило выдающиеся открытия сделали здесь в 1968-1978 гг. Б. Мазар и М. Бен-Дов, исследовав линию вдоль зап. и юж. стен храма. Были найдены артефакты вплоть до 2-й фазы железного века, но следы эпохи Первого храма там, где планировали найти царские кварталы, не были обнаружены. Подтвердились сведения Иосифа Флавия о том, что, готовясь перестроить храм, Ирод вдвое расширил площадь Храмовой горы (Mazar B. 1978; Ben-Dov. 1985). Были найдены следы разрушения И. римлянами в 70 г. по Р. Х. и более поздние периоды, в частности раскрыты ранневизант. жилые кварталы. Материалы были опубликованы только предварительно в научно-популярной форме (книги Бен-Дова), в научный оборот вводятся лишь в наст. время.

Ступенчатая постройка в городе Давида
Ступенчатая постройка в городе Давида

Ступенчатая постройка в городе Давида
Наконечники стрел из археологических слоев времени разрушения города вавилонянами (обнаружены под основанием сев. башни стены Неемии)
Наконечники стрел из археологических слоев времени разрушения города вавилонянами (обнаружены под основанием сев. башни стены Неемии)

Наконечники стрел из археологических слоев времени разрушения города вавилонянами (обнаружены под основанием сев. башни стены Неемии)

В 3-й четв. XX в. Н. Авигад впервые исследовал центр Еврейского квартала Старого города. Были изучены роскошные дома жителей И. эпохи Хасмонеев и Ирода Великого (Avigad. 1983; Geva. 2000. Vol. 1). Удалось подтвердить существование в ранневизант. эпоху большой кардо именно в том виде, в каком она показана на карте из Мадабы: улица, проложенная по оси «север-юг», шла через весь И.- от Дамасских ворот на севере и почти до Сионских ворот на юге. Было установлено, что заселение зап. холма могло произойти уже в VIII в. до Р. Х. (что может объяснить существование «второй части» ( ) И., упоминаемой в 4 Цар 22. 14). Обнаружение широкой стены на зап. холме обосновывает вывод о том, что в VIII-VII вв. до Р. Х. площадь И. увеличилась в 4 раза, и подтверждает описание Иосифа Флавия допленного И. как очень большого города.

В те же годы на горе Сион и в Армянском квартале определяли размеры и конструкцию дворца Ирода (Bahat, Broshi. 1975; Tushingham. 1985) и обследовали территорию к северу от Старого города (Ben-Frief, Netzer. 1974). При строительных работах в окрестностях древнего И. (лес Ха-Шалом и др. зоны) было найдено большое количество различных артефактов.

В последние годы активно раскапывается крепостное сооружение эпохи cредней бронзы (до XVI в. до Р. Х.) над Гихоном (руководители Р. Рейх, Э. Шукрон). Как выясняется, И. той эпохи был гораздо более развитым, чем представлялось, а городской источник воды был хорошо защищен. По мнению Э. Мазар, в городе Давида был обнаружен дворец царя Давида, но ее вывод не получил общего признания (Finkelstein e. a. 2007;Mazar E. 2008).

В городе Давида, возле Силоамской купели, обнаружена улица с системой канализации (эпоха Ирода). В 2007-2008 гг. на площади перед Стеной Плача раскрыта (Ш. Векслер-Бдола) большая часть малой кардо, прежде не изученной.

Крупномасштабные раскопки 2007-2009 гг. в зап. части города Давида (Д. Бен-Ами), прежде практически не исследовавшейся, позволили уточнить зап. границы города в эпоху железа (в X-VIII вв. до Р. Х.) и пролить свет на историю Нижнего города И. классических периодов. Так, впервые в И. были обнаружены архитектурные постройки, относящиеся к периоду эллинизма (III-II вв. до Р. Х.), множество керамических изделий: чернолаковой греч. керамики, штампов, родосских амфор и др. Раскрыт монументальный жилой комплекс, датируемый I в. по Р. Х., с подвальными складскими помещениями и рядом микв, разрушенный римлянами в 70 г. Постройку предложено идентифицировать как дворец царей Адиабены, упомянутый Иосифом Флавием (Ios. Flav. Antiq. IV 9. 11; V 6. 1; VI 6. 3). Обнаружены также слои, относящиеся к рим., ранневизант. и раннеараб. периодам (Ben-Ami, Tchekhanovets. 2008).

Для археологии эпохи НЗ важны раскопки могильников в Акелдаме, обнаружение останков распятого человека (Гиват-ха-Матос, в окрестностях И.), многочисленные находки комплексов с оссуариями (в т. ч. гробница рода первосвящ. Каиафы). Место, почитаемое ранними христианами, изучено С. Гибсоном в окрестностях И. (т. н. Пещера Иоанна Крестителя, см. раздел о ранневизант. периоде) (Gibson. 2009).

История И. при Давиде и Соломоне по письменным источникам

Израильтяне завоевали И., видимо, в эпоху Давида (2 Цар 5. 6-7), хотя о его взятии и сожжении свидетельствует уже Книга Судей Израилевых (Суд 1. 8), подробности захвата И. воинами Давида не сообщаются (2 Цар 5. 6-8; 1 Пар 11. 4-7). Город, лежавший в центре страны и не принадлежавший к территории ни одного из колен Израилевых, царь сделал столицей гос-ва и общим святилищем, куда перенесли ковчег завета (1 Пар 18. 14-17). В эпоху Единого царства И. воспринимали как царский город и называли «город Давида». Давид возвел здесь дворец и укрепления, расширив город на север, к Храмовой горе, «и обстроил кругом от Милло и внутри» (2 Цар 5. 9).

При Соломоне (970/69-931 гг. до Р. Х.) И. продолжал развиваться к северу, «захватив» Храмовую гору. Среди городов Ближ. Востока он выделялся своими храмом и дворцом с жилыми помещениями, тронным и судебным залами. Согласно ВЗ, храм строили 7 лет, дворец - 13; архитектурные формы пришлось заимствовать, т. к. своей традиции возведения святилищ такого масштаба у израильтян не было, и они обратились к царю Тира Хираму (3 Цар 5; 2 Пар 2).

Принято считать, что Первый храм Соломона был возведен на месте Купола скалы (Куббат-эс-Сахры) или на 100 м к северо-западу, где позже был восстановлен Второй храм (Kaufman. 1983. P. 42; в агаде по традиции место храма на горе Мориа, где Авраам поставил алтарь для жертвоприношения Исаака (Быт 22; ср.: 2 Пар 3. 1)). Царский дворец располагался к югу от святилища, между городом и Храмовой горой.

На Др. Востоке храм и дворец, связанные единым центром управления, представляли собой монолит гос. и религ. основы Единого царства и подчеркивали духовную, политическую и культурную значимость И. Храм играл огромную роль и в экономике как основа финансовой системы. О сокровищах храма и дворца известно из рассказов о получении фараоном Шешонком средств от Ровоама (3 Цар 14. 25-26) и об ограблении хранилищ царем Иоасом, разгромившим Амасию Иудейского (4 Цар 14. 8-14).

Главным источником дохода жителей И. был храмовый налог на всех иудеев; в окрестностях И. выращивали маслины, виноград, фрукты, разводили овец и коз, что позволяло вести молочное хозяйство; добывали строительный камень; храмовые заказы давали работу широкому кругу ремесленников (Avi-Yonah. 1966. P. 188-211).

Археология и топография древнейшего ханаанского и израильского И.

Древний И. занимал 2 вершины известнякового плато (800 м над уровнем моря) в центральной нагорной части страны, на границе Иудейской пустыни, вдали от главных торговых путей. К западу от него располагались склоны гор Иудеи; к востоку, до Мёртвого м.,- пустыня. Такое положение было выгодно для обороны, но препятствовало экономическому развитию, т. к. пересечения торговых путей в Палестине сосредоточены на прибрежной равнине (Hopkins. 1970. P. 11-12).

Глиняные оттиски печатей князей Юхала, сына Селемии (слева), и Годолин, сына Пасхора (справа). Кон. VII - нач. VI в. до Р. Х.
Глиняные оттиски печатей князей Юхала, сына Селемии (слева), и Годолин, сына Пасхора (справа). Кон. VII - нач. VI в. до Р. Х.

Глиняные оттиски печатей князей Юхала, сына Селемии (слева), и Годолин, сына Пасхора (справа). Кон. VII - нач. VI в. до Р. Х.
Часть городской стены в Еврейском квартале, построенной при Немии
Часть городской стены в Еврейском квартале, построенной при Немии

Часть городской стены в Еврейском квартале, построенной при Немии

И. времен иевусеев (средний и поздний бронзовый век и ранний железный - XX-X вв. до Р. Х.) и израильский город Давида - маленькие селения на вост. холме, ниже Храмовой горы (до 4-6 га в юго-вост. углу). Юго-вост. часть холма (иногда и весь вост. отрог) называлась Офел (Ис 32. 14 и др.).

По мере роста поселений на Офеле холм и Храмовая гора образовали Нижний город; юж. часть зап. холма (по Иосифу Флавию, Верхний город) занял район совр. Еврейского и Армянского кварталов (цитадель и традиц. гора Сион).

Решающим для выбора мест поселений уже в доизраильский период был доступ к источникам воды. Главный среди них, Гихон у подножия вост. холма с юга, протекал по Кедронской долине и давал минимум 73 тыс. куб. м воды (Wilkinson. 1974. P. 33); южнее Гихона известен источник Ен-Рогел.

Древнейшее поселение возникло на холме Офел, над Гихоном, где обнаружены керамика эпохи перехода к бронзовому веку (3500-3000 гг. до Р. Х.), могилы и квадратные жилища раннебронзового века, руины сооружений 3000-2800 гг. до Р. Х. Кеньон открыла башню со стеной на половине высоты от подножия холма (эпоха средней бронзы, ок. 1800 г. до Р. Х.), защищавшие источник от врагов. Хотя Гихон находится за стеной города, площадь И. эпохи бронзового века довольно значительна. Интенсивные раскопки последних лет, ведущиеся Рейхом и Шукроном вокруг Гихона, открыли ряд оборонительных построек конца среднего бронзового века (ок. 1800 г. до Р. Х.): массивную (ширина 1,83 м) крепостную стену из огромных блоков в центре склона, в районе Гихона - 2 башни циклопической кладки, видимо защищавшие источник и водоразборный бассейн. Этот укрепленный участок, к-рый, возможно, имел городские ворота, дает представление о системе фортификаций хананейского И. эпохи средней бронзы, не сохранившихся в др. частях города. К тому же периоду, по всей вероятности, относится и сложная система водоснабжения И., интерпретация к-рой в последнее время претерпела значительные изменения. Система состояла из короткого туннеля от Гихона к водоразборному бассейну (канал III), бассейна, надежно защищенного башнями, и Силоамского туннеля (канал II) длиной ок. 400 м - род акведука, к-рый вел от Гихона вдоль Кедронской долины в резервуар на окраинах города. (При иудейском царе Езекии был прорублен еще один водовод, берущий воду непосредственно из Гихона.) Причина, по которой был заброшен древний хананейский водовод и возникла необходимость в строительстве нового, неизвестна. Первый из обнаруженных еще в XIX в. туннелей - «шахта Уоррена» представляет собой вертикальный ствол (глубина 16 м, ширина 2 м). Поначалу он был идентифицирован как туннель, по которому пробрался в И. авангард армии Давида. Вместе с прилегающими к «шахте Уоррена» др. туннелями система рассматривалась как тайный ход, позволявший жителям в случае осады беспрепятственно пользоваться водой. Раскопки последних лет показали, что «шахта Уоррена» является естественным карстовым образованием, позднее искусственно расширенным (Reich, Shukron. 1999; Iidem. 2000; Iidem. 2004).

К 1-й фазе железного века (XII-XI вв. до Р. Х.) и к началу его 2-й фазы (Х в. до Р. Х.) относят неск. погребений, полы в плохо сохранившихся постройках и сооружение, связанное с известным по ВЗ Милло (2 Цар 5. 9; евр. засыпка, заполнение), которое понимается исследователями как искусственные террасы на вост. склоне вост. холма (Кеньон), земляная насыпь к югу от Храмовой горы (Бен-Дов) или земляной вал, соединявший город Давида с царским «акрополем» (Храмовая гора) (Stager. 1982. P. 121).

Считается доказанным, что во времена царя Давида жизнь сосредоточивалась на юж. отроге Храмовой горы, в т. н. городе Давида. Но в отношении расположенного на склоне горы памятника раннего И.- «ступенчатой каменной постройки» - мнения расходятся. Это массивное сооружение было столь тяжелым, что для его поддержки возвели стену крепостного типа примерно в середине склона города Давида. Стена состоит из мантии и основы, разделенной на террасы с ячейками, образованными продольными и поперечными стенами. Ячейки заполнены снизу камнем, сверху утрамбованной глиной. На эту платформу наброшена огромная, высотой 36-37 м, ступенчато поднимающаяся с востока на запад каменная мантия, облицованная грубо обработанным крупным известняком, под ней - засыпка из мусора. Эта ступенчатая громада служила для поддержки большого сооружения, имевшего общественное назначение (дворца, храма, крепости).

Части ступенчатой постройки открывали в разное время: в 1923-1925 гг.- ирландско-амер. группа Макалистера, в 1961-1967 гг.- англичанка Кеньон, в 1978-1985 гг.- израильтянин Шило. Кеньон и Шило разделяют террасы и накрывшую их мантию, датируя субструкцию XIV-XIII вв. до Р. Х. (поздний бронзовый век), а в мантии различают неск. более поздних периодов. Согласно Кеньон, верхние ряды мантии уложены в эллиниcтическое время (II в. до Р. Х.), средние - в «эпоху Езекии» (VIII в. до Р. Х.) и Единого царства (Х в. до Р. Х.). Шило относил всю мантию к Х в. до Р. Х. Отчеты о проделанной работе продолжают издаваться. Нек-рые ученые считают, что террасы и мантия хронологически независимы, и относят первую к началу железного века (XII в.), вторую - к Х в. до Р. Х. Дж. Кахилл, напротив, уверена, что все слои постройки (террасы с забутовкой, мусорная подсыпка и облицовка) появились одновременно.

Основа такого заключения - керамическая и архитектурная стратиграфия. При раскопках Шило нашел до 500 фрагментов керамики в каменных забутовках террас, 350 - в глиняной утрамбовке и 50 - в подсыпке мусора; все они одинаковы по составу, и самые ранние относятся к переходу от 2-й фазы позднего бронзового к 1-й фазе железного века (XIII-XII вв. до Р. Х.). На этой датировке Кахилл основывает свое представление о ступенчатой постройке как о части оборонительной системы цитадели и «акрополя», возникших на вершине за 200 лет до царствования Давида, и приходит к выводу о наличии развитой социальной структуры в И. в XII/XI-X/IX вв. до Р. Х.

По мнению Э. Мазар, ведущей раскопки в районе ступенчатой постройки в течение последних лет, всю конструкцию следует датировать Х в. до Р. Х. Вместе с руинами массивного сооружения, обнаруженного западнее, ступенчатую постройку предлагается рассматривать как часть дворцового комплекса, выстроенного финик. мастерами для царя Давида (Mazar E. 2006, 2008). Десятки обнаруженных в последние годы именных булл с евр. именами (в т. ч. известными по ВЗ), датирующихся концом эпохи железа (до VI в. до Р. Х.), по мнению исследовательницы, свидетельствуют об использовании этих построек в качестве адм. центра города вплоть до разрушения И. вавилонянами. Эта идентификация пока не получила поддержки (Finkelstein e. a. 2007).

Выводы Кахилл основаны гл. обр. на анализе керамики Х в. из раскопок Шило. Др. ученые не согласны с заключениями о сложности социальной структуры и процветании экономики И. в X в. до Р. Х. Израильский археолог И. Финкельштейн предлагает сделать имеющуюся керамическую шкалу более ранней, примерно на столетие, представляя И. X в. как небольшой, не оказывавший заметного влияния на события, но быстро развившийся в следующем столетии город. Финкельштейна поддерживал Д. Усишкин, утверждавший, что находки с уровня материка позволяют говорить о развитии города только в IX-VIII вв. до Р. Х., в то время как слои, датируемые, по его мнению, X-IX вв. до Р. Х., не содержат ни следов укреплений, ни керамики (даже в перекопах). К их позиции близка т. зр. Г. Лемана: анализируя данные о сельском окружении И., он пришел к заключению о его малой заселенности и неразвитости товарного хозяйства, что не соотносится с представлениями об И. как о столице Единого царства и крупном военном центре. Рейх и Шукрон не соглашаются с тем, что керамика железного века встречается вне стен города; по своим находкам на вост. склоне холма в городе Давида они датируют открытые там стену и дома VIII в. до Р. Х. в отличие от Шило и следующей ему Кахилл, к-рые относят их к X в. до Р. Х.

Вывод ряда исследователей о том, что бесспорно датировать к.-л. монументальные постройки временем Давида и Соломона невозможно, послужил основанием для гипотезы, предложенной археологами Тель-Авивского ун-та (тель-авивская школа) во главе с Финкельштейном и Усишкиным, согласно к-рой царство Давида и Соломона было лишь племенным союзом, его вожди не вели серьезных строительных работ, а монументальные постройки в царских городах (Мегиддо, Асор и др.) должны датироваться более поздним временем (VIII в. до Р. Х.). Поскольку иерусалимская керамика X в. до Р. Х. изучена плохо, остается возможность для различных толкований: археологи иерусалимской школы настаивают на верности традиц. системы керамических дат, восходящей к У. Ф. Олбрайту и усовершенствованной И. Ядином, в то время как тель-авивская школа относит ту же керамику к IX в. до Р. Х. и даже позже.

Эпоха разделенных царств

И., оставшийся столицей Иудейского царства, пришел в упадок. Иудейский царь Озия за долгие годы правления укрепил его башнями (2 Пар 26. 9, 15), Иоафам построил верхние врата храма (2 Пар 27. 3). При царе Езекии была проведена реформа, состоявшая в централизации культа в И. и очищении города от святилищ Ваала. Езекия укрепил Милло и построил новую стену (2 Пар 32. 5). Готовясь к осаде Синаххериба в 701 г. до Р. Х., он велел прорыть новый туннель (2 Пар 32. 2-4, 30; Ис 22. 11), чтобы пустить воду Гихона в Силоамскую купель (см. Силоам). Новой внешней стеной И. укрепил Манассия (2 Пар 33. 14), при Иосии, расширившем территорию Иудеи, город достиг процветания и стал единственным центром богослужения. После восстания царя Иоакима против Вавилона и разрушения города вавилонянами (586 г. до Р. Х.) (4 Цар 25. 1-21; Иер 39-43) в городе еще оставалось население (4 Цар 25. 22-26; Иер 40. 10; Иез 33. 21-27) и совершались жертвоприношения (Иер 41. 5).

Результаты археологических раскопок подтверждают в целом свидетельства письменных источников. К эпохе упадка перед нашествиями ассирийцев и вавилонян исследователи относят строительство массивной крепостной стены (ширина 7 м), датируемой по керамике VIII-VII вв. до Р. Х. (открыт участок в 65 м в центре Еврейского квартала). Стену возводили быстро, прямо по разрушенным домам, с нач. VIII в. до Р. Х. занимавшим еще не укрепленный зап. холм (возможно, для защиты от ассирийцев, ср.: 2 Пар 32. 5). Эта древнейшая из стен на зап. холме шла почти по линии буд. стен эпохи Хасмонеев. Вне города Давида за стеной оказались Силоамская купель и, согласно Авигаду, все плато зап. холма (Avigad. 1983. P. 46-54). К той же эпохе относят настенную надпись в туннеле Езекии (найдена в 1880), в к-рой сообщается, что 2 группы строителей двигались с противоположных сторон и соединились, пройдя 533 м скалы под холмом Офел; имени Езекии в надписи нет.

Свидетельства очищения храма от языческих идолов исследователи видят в зооморфных и антропоморфных статуэтках и сосудах, обнаруженных при раскопках Шило в городе Давида в заполнении здания VIII в. (похожая комната была найдена Кеньон).

О 18-месячной осаде и штурме И. в 587-586 гг. до Р. Х. свидетельствуют: остатки укреплений на вост. холме с проломами, ставшими причиной обвала террас и обрушения ступенчатой постройки; множество железных и бронзовых наконечников стрел вавилонского и местного типа у подножия боевой башни и в простых квадратных в плане домах, встроенных в нижнюю часть ступенчатой постройки; толстый слой пепла, покрывший руины; сотни тарных сосудов с десятками печатей с надписью:   (царю), к-рые были собраны в городе Давида и у подножия Храмовой горы. Нек-рые печати, по мнению исследователей, подтверждают достоверность текста ВЗ. Так, среди печатей с надписями, собранных на полу «дома печатей» в городе Давида при раскопках Шило, упомянут «Гемария, сын Сафанов» - писец с таким именем известен по рассказу о прор. Иеремии (Иер 36. 10-26). На буллах (оттисках печатей) сохранилось еще не менее 80 имен - вероятно, это части архива, сгоревшего при взятии города вавилонянами: их находят в больших количествах не только в городе Давида, но и у подножия Храмовой горы и в Еврейском квартале. (В домах эпохи железного века в районе Стены Плача при раскопках Векслер-Бдола также найдены печати и буллы.)

Сложным остается вопрос о заселенности И. после вавилонского погрома. Следов обживания в это время в городе пока не обнаружено, и Э. Штерн полагает, что И. восстановили только в персид. период, так же как и крепости к югу и востоку от него (Иерихон, Ен-Геди) и поселения в горах Иудеи (Рамат-Рахель, Беф-Цур). В долине Хинном под И. расположено мн. богатых гробниц VI в. до Р. Х. (Mazar B. 1978. P. 548), но их связь с И. вавилонского периода небесспорна. Это скальные гробницы с прямым входом, камерой неправильной формы с ямой в центре и вырубленными вдоль стен скамьями. В них были найдены предметы традиц. местной керамики и много металлических и каменных персид. изделий (чаши, зеркала, черпаки, сита, ручные и ножные браслеты, алебастровые сосуды). Обнаружение аттической керамики, греч. монет 570 г. до Р. Х., ахеменидских украшений позволяет соотносить гробницы с вавилонской эпохой. В скальных гробницах встречаются глиняные месопотамские гробы, характерные для ассир. и нововавилонского времени. В муж. погребениях находят наконечники стрел, такие же как в слоях разгрома И. Это оружие характерно для предвавилонского, вавилонского и раннеперсид. периодов (Stern. 2001. P. 341, 346). Видимо, с приходом вавилонян исчезает ранее распространенная глиняная антропоморфная пластика, изображения атрибутов божеств сохраняются только на т. н. импортных артефактах: монетах, печатях и их местных имитациях.

Послепленный (персидский) период

В 538 г. до Р. Х. Кир II издал указ, позволивший иудеям вернуться на родину. И. как религ. центр был восстановлен, храм отстроен. В 520 г. до Р. Х. его обновление начали пророки Аггей, Захария, потомок Давида правитель Зоровавель, свящ. Иисус, через 5 лет (515 г. до Р. Х.) храм освятили (1 Езд 3. 12). Персы вернули его храмовую утварь, однако ковчег завета бесследно исчез; в обновленном храме Святая Святых содержало только свиток Свящ. Писания.

В то же время самаряне построили свой храм на горе Гаризим (1 Езд 6. 15-18). В Книгах Ездры (1 Езд 2. 21-35) и Неемии (Неем 7. 6-63) приводятся списки возвратившихся из вавилонского плена с указанием их родных городов и селений, хотя достоверность источников нек-рыми учеными оспаривается (Stern. 2001. P. 430).

При персах столица Иудеи как персид. провинции на время была перенесена в г. Мицпу, но после восстановления стен И. при Неемии (445 г. по Р. Х.) город вновь стал столицей. И. населили знать и выходцы из окрестных сел (Неем 11. 1-2). Книга Неемии рассказывает о прибытии Неемии в И., о заготовках материалов и об организации строительных работ; приводятся имена руководителей с указанием подведомственных им участков (Неем 2. 6; 3. 1-32; 4. 17; 6. 15). Особо подчеркиваются тяжелые условия работ и постоянная опасность нападений врагов (аравитян, аммонитян и др.); работников разделили на группы по пряслам стен, строительство было завершено в 52 дня (по Иосифу Флавию, за 2 или 4 месяца - Ios. Flav. Antiq. XI 5. 8 (179)). К наст. времени ориентиры (в т. ч. названия ворот) утрачены, однако в ряде исследований линия Первой стены гипотетически восстановлена (Aharoni Y., Avi-Yonah M. Macmillan Bible Atlas. N. Y., 1968, 19933. P. 170; Bahat D. The Illustrated Atlas of Jerusalem. Jerusalem, 1996. P. 36).

Персид. эпоха представлена археологическими находками в городе Давида и у подножия Храмовой горы (экспедиции Б. Мазара и Бен-Дова). Раскопки Кеньон в 1961-1967 гг. показали, что в персид. период был заселен только вост. холм города и стена окружала его вершину (Кеньон нашла ее развалины выше древних стен, что говорит об уменьшении площади города, см.: Williamson. 1984; башни появятся лишь в эпоху Хасмонеев); на прилегающих участках отложился слой с керамикой V-IV вв. до Р. Х. (Kenyon. 1974). Несмотря на подробное описание Второй стены (Неем 2. 13-15; 3. 1-32; 12. 31-40), с XIX в. продолжаются дискуссии о том, где она проходила (Stern. 2001. P. 434-435). С юга стена, видимо, усилила линию укреплений эпохи Единого царства, а с востока совпала с древнейшей частью (что говорит о преемственности традиции).

Раскопки Шило подтвердили малую площадь города в персид. период: стена не дошла до вост. склона вост. холма, здания здесь не восстанавливали, а развалы домов перекрыл строительный мусор, образовавшийся в V-IV вв. до Р. Х. Но находок персид. времени в И. много: характерные кувшины с оттисками печатей на ручках (в т. ч. с именами сатрапов Ахазая и Ханании); печати без надписей с изображением животных; серебряная монета V в. до Р. Х. Это доказывает заселенность отдельных участков вост. холма, на западном же постройки эпохи Первого храма перекрыты непосредственно слоем эпохи эллинизма.

В И. известны погребения персид. периода, имеющие надежные ближневост. аналоги. Эти погребения в цистах (скальных камерах), т. н. персидские, ахеменидские - иногда с глиняными гробами месопотамского типа и металлическими сосудами ахеменидского стиля сер.- 2-й пол. VI в. до Р. Х., поступавшие из Персии,- отражают обычай погребения высшей знати у ассирийцев, вавилонян и персов. Эта традиция была принесена в Палестину в персид. период.

Погребений в шахтах, связанных с влиянием эгейского мира, в И. нет, однако т. н. импортные артефакты из этого региона (греч. керамика, греч. и финик. монеты, украшения, косметические средства) встречаются в простейших ямных погребениях и в немногих статусных гробницах (погребения Тобиадов в долине Хинном).

Были обнаружены первые монеты Иудеи, отчеканенные первосвященником храма с разрешения персид. администрации: серебряные имитации аттических драхм с евр. или арам. надписью:   - арам. наименованием провинции Иудея в персид. период.

При персах И. превратился в религ. анклав, жизнь которого строилась вокруг нового храма. Вплоть до кон. III в. до Р. Х. это будет единственный крупный город в горной части Палестины. Производство и быт здесь были регламентированы: находки привозных изделий крайне редки, а местные вещи утилитарны и просты. Положение жителя И. определялось местом в религ. иерархии, причем элита достигла значительного процветания, владела сельскими угодьями вне города и рабами.

Период эллинизма и Хасмонейской династии

В 332 г. до Р. Х. Иудея была завоевана Александром Великим, а после его смерти (323) и развала империи оказалась на границе между владениями егип. Птолемеев и сир. Селевкидов. Птолемеи заняли И. в 320 г. и владели им до 201 г. до Р. Х. При них храм стал центром общественной и религ. жизни, его священники играли важную роль в политике. Сир. царь Антиох III Великий завладел Палестиной в 201-198 гг. до Р. Х. Иудеям было позволено отстроить поврежденный храм, жить согласно закону Моисея и не платить налогов 3 года.

Длительное включение в состав эллинистических империй привело к формированию 2 течений в общественной жизни провинции: сторонников эллинизации и религ. консерваторов. Первосвящ. Ясон был открытым сторонником эллинизации жизни города (1 Макк 1. 11-15; 2 Макк 4. 10-15). По его указанию в И. построен гимнасий Гермеса и Геракла; он распорядился называть жителей И. антиохиянами (2 Макк 4. 9), ввел языческие обычаи (1 Макк 1. 11-15; 2 Макк 4. 9-17), как бы противопоставляя новый центр храму. И. даже переименовали в честь Антиоха IV Епифана в Антиохию (2 Макк 4. 9). В 169 г. до Р. Х. Антиох IV устроил в храме алтарь Зевса (1 Макк 1. 41-63; 2 Макк 6. 2-5), разрушил стены И. (1 Макк 1. 31) и построил крепость для сир. гарнизона (Акра) на одной из высот недалеко от храма, чтобы держать его под контролем (1 Макк 1. 29-36); согласно Иосифу Флавию, она находилась в Нижнем городе, в юж. части вост. холма (Ios. Flav. Antiq. XII 5. 4 (252)).

Осквернение храма вызвало народное восстание против сирийцев. Его лидер Иуда Маккавей освободил И. от войск Антиоха IV Епифана (175-164 гг. до Р. Х.), и, хотя Акра выстояла (эту сир. крепость, расположенную к югу от Храмового комплекса, снес ок. 141 г. Симон Маккавей), храм очистили от языческих изображений и освятили (1 Макк 4. 36-55) (см. Маккавеи). И. до 63 г. до Р. Х. стал столицей независимого гос-ва Хасмонеев.

Археологи отмечают активизацию городской жизни в И. и медленный рост населения в кон. IV - нач. II в. до Р. Х., анализируя редкие находки нач. II в. до Р. Х. (монеты, местную керамику с клеймом  и родосскими клеймами) за пределами города Давида, на горе Сион.

О взимании первосвященником храма ежегодного налога и части продуктов (масла, вина, зерна), а также о взносах в царскую казну свидетельствуют отметки о натуральном взносе на остраконах и штампы на ручках сосудов, оставленных в храме или переданных администрации.

Подтверждением растущего влияния эллинизма является обилие амфор для вина с островов Эгейского м. К нач. XXI в. в И. собрано более 1 тыс. ручек амфор со штампами (ок. половины - в городе Давида, относительно хорошо изученном), из них 430 - с о-ва Родос. Часть ручек можно датировать: крупнейшая группа (216 экз.) относится к 205-175 гг. до Р. Х.; ранних (до 260 г. до Р. Х.) и поздних (после 150 г. до Р. Х.) - не более 10. Это говорит о том, что в И. в большом количестве потреблялись изготовленные иноверцами вина, хотя прежде религ. предписания строго соблюдались.

О распространении в И. греч. языка, ставшего в III в. до Р. Х. языком коммерции и администрации в городах побережья и в Идумее, свидетельствуют длинные греч. надписи эпохи Антиоха IV Епифана, в т. ч. на монетах: грекоязычных (тетрадрахма 305 г. до Р. Х. (времени Птолемея I) - 1-я монета Иудеи с портретом правителя) и двуязычных (первая 103 г. до Р. Х. и Александра Янная (103-76 гг. до Р. Х.)).

При Хасмонеях (142-63 гг. до Р. Х., расцвет И.- при Иоанне I Гиркане и его сыне Александре Яннае) границы И. вновь расширили: были плотно заселены и обнесены новой стеной Храмовая гора, Верхний и Нижний город (с неоднородным в религ. отношении населением); в Верхнем городе открыты большие отрезки стен с прямоугольными башнями, построенные из квадров. В целом линия стены Хасмонеев следовала линии крепости железного века (т. н. Первой стены). Вокруг города были построены монументальные гробницы, из к-рых примечательна т. н. гробница Ясона. Кубическое сооружение завершено пирамидальной кровлей, стены покрыты прекрасно отесанными блоками известняка, балка портала опирается на единственную дорическую колонну. Внутри расположено 2 камеры с погребальными скамьями, нишами-локулами, каменными оссуариями; найдены монеты, лампы, сосуды. На стене обнаружено граффити с изображением корабля и греч. и арам. надписи, упоминающие некоего Ясона. К тому же времени относятся и монументальные семейные гробницы в долине Кедрона, к востоку от города (т. н. гробницы Авессалома, Иосафата и Захарии, Бней Хезир). К событиям борьбы за И. Антиоха VII с Иоанном Гирканом (132 г. до Р. Х.) относится найденный на скальном основании крепости Акра «склад» свинцовых снарядов для пращи, железных наконечников стрел и копий, камней для баллисты (Johns. 1950. Fig. 7), что может указывать на существование в районе цитадели стены и башен, строительство к-рых приписывают Маккавеям.

Римский протекторат. Ирод Великий

В 63 г. до Р. Х. Гней Помпей захватил Верхний город и Храмовую гору, вошел в Святая Святых, уничтожил стены И. и заставил Хасмонеев подчиниться власти Рима. И. стал столицей Иудеи, части рим. пров. Сирия. Наследовавший Хасмонеям вассал Рима царь Ирод Великий был сторонником эллинизации И., его правление (37-4 гг. до Р. Х.) - период экономического процветания города, сопровождавшегося социальным расслоением.

Царь Ирод перестроил в И. храм (см. Храм Иерусалимский) и возвел гигантский дворец; во дворе цитадели и в Армянском саду, у юго-зап. угла совр. городской стены, и на горе Сион, за стеной Старого города, открыты части его вытянутой с севера на юг платформы высотой 4-5 м и площадью более 4 га (300-350×60-130 м) (Bahat, Broshi. 1975). Севернее дворца воздвигли 3 новые башни - Фасаэля, Мариамны и Гиппика; связанные с городской стеной, они защищали как дворец Ирода, так и город. Основание одной из них (Фасаэля или Гиппика) известно как башня Давида у совр. Яффских ворот (см.: Johns. 1950; Amiran, Eitan. 1970).

Ирод перестроил также башню Барис в сев.-зап. углу Храмовой ограды (37-35 гг. до Р. Х.), расширив ее до размеров большой крепости, и назвал Антонией в честь имп. Марка Антония (снесена имп. Титом). Она защищала Храмовую гору, служила казармой и дворцом. Возможно, здесь был преторий римлян (офиц. резиденция рим. прокуратора), куда на суд Пилата привели Иисуса Христа (Ин 18. 28 - 19. 16); однако идентификация вымостки в мон-ре жен. конгрегации Богоматери Сиона как упомянутого евангелистом Иоанном (Ин 19. 13) «лифостротона» (см. Гаввафа) стратиграфически недоказуема (Benoit. 1952). Как и арка «Се человек», она не связана с крепостью Антония и со временем Иисуса Христа, но относится к маленькому форуму эпохи имп. Адриана. По версии, предложенной Гибсоном, с преторием во дворце Ирода следует идентифицировать руины мощных построек в зап. части города, в районе башни Давида (Gibson. 2009).

По всему И. Ирод построил не менее 6 резервуаров, проведя к ним воду по акведуку длиной 24 км: 2 - в районе храма (Овчая купель, или Вифезда, и т. н. Израиль - оба к северу от храма), 1 - в Антониевой крепости (Струтион), 3 - в районе Яффских ворот (Мамилла; Иезекииля и Офеон к юго-западу от города).

В Верхнем городе (совр. Еврейский квартал, северо-западнее Храмовой горы) открыты особняки представителей городской элиты (служителей храма эпохи Ирода?), разрушенные в 70 г. по Р. Х. Это хорошо спланированный аристократический квартал: роскошные дома имели 2 этажа и более и центральный двор, оштукатуренные стены с фресками (геометрический и растительный орнамент), а многие - и мозаичные полы. Жители пользовались расписанной керамикой исключительного качества, каменной утварью, изысканной мебелью. В одном из особняков (200 кв. м) были большой ступенчатый оштукатуренный бассейн для ритуальных омовений (микве) и бассейн для питьевой воды; найдены амфоры для вина и парадная керамика «terra sigillata А» из Италии, что свидетельствует о состоятельности жителей И. Дворцовая усадьба была еще больше (600 кв. м), в подвальном этаже было неск. микве. В одной из этих усадеб («Сожженный дом») найдено много традиц. каменных сосудов, каменных табличек и кухонной посуды.

Ряд найденных надписей связывают с перестройкой И. в эпоху Ирода. Две из них - одинаковые каменные таблички с рамками, на которых выгравированы древнеевр. тексты. В одной сообщается о перезахоронении останков израильского царя Осии в связи с их переносом; в др. надписи упоминаются «старейшины» - она найдена при раскопках в мон-ре вмц. Екатерины и, возможно, указывает на размещение на этом месте синедриона. Третья надпись (до 70 г. по Р. Х.) сделана по-гречески и посвящена некоему Феодосию, старейшине синагоги, его отец и дед также были старейшинами. Непосредственно с храмом связаны надписи по-гречески с запретом иноверцам входить под страхом смерти во внутренние дворы и на древнеевр. языке о месте «для трубления».

Система стен И., сложившаяся к эпохе Ирода, известна фрагментарно. Стены окружали тогда Сион, Офел и юж. сектор Старого города. Иосиф Флавий пишет о 3 стенах, построенных в разное время (Ios. Flav. De bell. V 4. 1 (136)). Внутренняя (Первая), окружавшая весь город, несомненно древнейшая, обычно датируется хасмонейским временем (ок. 100 г. до Р. Х.). Защищая сев.-зап. угол И., она шла от башни Фасаэля вокруг горы Сион, вдоль Енномовой долины к Кедрону, от вершины вост. холма к юго-вост. углу Храмовой горы, потом от «арки Уилсона» на зап. стене Храмовой горы назад к башне Фасаэля. Сев.-зап. угол этой стены открыт во дворе цитадели. Согласно Иосифу Флавию, стена имела 60 башен (Ibid. 3 (158)).

Вторую стену датируют эпохой Хасмонеев или временем Ирода. Она шла от совр. цитадели по направлению к Дамасским воротам, затем к Антониевой крепости у сев.-зап. угла храма. Флавий считает ее короче Первой стены; она имела 14 башен (Ibidem) и ров снаружи (часть его открыта при раскопках под лютеран. церковью Искупителя - Lux. 1972). До сих пор не обнаружено ни одной части Второй стены (Schein. 1981. P. 23). Раскопки У. Лукса доказали, что остатки строений, определенные в нач. ХХ в. Венсаном как Вторая стена, являются кладкой опорной части террасы рим. или ранневизант. времени. Не обнаружив фрагментов Второй стены, исследователи не могут дать ответ, где размещался храм Воскресения - за стеной или внутри ее.

Последняя внешняя стена построена для защиты с севера; на ней насчитывали до 90 башен, что явно преувеличено (Ios. Flav. De bell. V 4. 3 (158)); Shanks. 1987). По Флавию (Ios. Flav. De bell. II 11. 6 (218)), ее основали при Агриппе I Ироде (41-44 гг. по Р. Х.) и закончили во время Первого антирим. восстания (66-73 гг. по Р. Х.). Она могла быть построена по линии совр. сев. стены Старого города или соединяться с Третьей стеной (обе версии имеют много сторонников). Кеньон считала самую сев. стену осадным сооружением Тита; Э. У. Хамрик (Hamrick. 1977. P. 22), напротив, приписывал ее восставшим, к-рые построили ок. 68 г. по Р. Х. для защиты от римлян. В 1925-1927 гг. эта стена была изучена во время раскопок (Sukenik, Mayer. 1930), и на ней же в 1972-1974 гг. открыли кладку из квадров и булыжников (длина 45 м, сохранность более 4 м) с башнями I в. по Р. Х. (Ben-Arieh, Netzer. 1974. P. 98-100). Раскопки у Дамасских ворот (1964-1966; Hennessy. 1970) открыли часть стены эпохи Агриппы I Ирода, подтвердив, что она совпадает с совр. сев. стеной Старого города, хотя позже исследователи передатировали этот фрагмент рим. временем.

Прямое римское правление

Ок. 6 г. по Р. Х. столицей провинции и местом пребывания прокуратора стала Кесария Палестинская. Первосвященник и синедрион сохраняли власть в И., однако ее пределы были ограничены. При римлянах улучшилось водоснабжение И. Понтий Пилат, прокуратор Иудеи (26-36 гг. по Р. Х.), создал сложную систему водосборников. Он построил верхний и нижний акведуки, по к-рым в И. поступала вода из Соломоновой купели между Вифлеемом и Хевроном (их фрагменты обнаружены по всей протяженности водопровода); тем самым была усовершенствована система, созданная еще Хасмонеями.

Мечеть Аль-Акса. VIII, XI-XIV вв. Фотография. 2008 г.
Мечеть Аль-Акса. VIII, XI-XIV вв. Фотография. 2008 г.

Мечеть Аль-Акса. VIII, XI-XIV вв. Фотография. 2008 г.
Мозаика ц. св. Стефана в Умм-эр-Расас (Иордания), с изображением Иерусалима и подписью: «Агиаполис. Неаполис» (Святой город. Новый город). 757
Мозаика ц. св. Стефана в Умм-эр-Расас (Иордания), с изображением Иерусалима и подписью: «Агиаполис. Неаполис» (Святой город. Новый город). 757

Мозаика ц. св. Стефана в Умм-эр-Расас (Иордания), с изображением Иерусалима и подписью: «Агиаполис. Неаполис» (Святой город. Новый город). 757

Гессий Флор, последний прокуратор Иудеи, захватил сокровища храма и своим поступком вызвал в 66 г. Первое антирим. восстание. И. покинули христиане, бежавшие в Пеллу. В 70 г. рим. полководец Тит осадил И., построил осадную стену с севера, взял Храмовую гору и Нижний город, а через месяц - Верхний, после чего И. был полностью разрушен. От храма сохранилась только платформа, уцелели 3 башни: Гиппика, Фасаэля и Мариамны, а также часть зап. стены И. (Ios. Flav. De bell. VII 1. 1 (1-2)). Взятие города в 70 г. археологически фиксируется в обнаруженных разрушениях каменных сооружений города и храма (вдоль юж. стены Храмовой горы: у ее подножия нагромождены рухнувшие сверху на широкую улицу иродианские каменные блоки). После гибели города в домах находили слои пепла, полопавшуюся от огня каменную посуду, оружие и человеческие скелеты.

Между 70 и 132 гг. в И. стоял 10-й легион, жили вернувшиеся из Пеллы христиане и евреи (Clark. 1960. P. 273-274; Avi-Yonah. 1973. P. 16; Peters. 1985. P. 124-126). Поиск лагеря легиона - особая глава в археологии И. Во время осады он стоял на зап. холме, более высоком и с плоской вершиной. Но по всей исследованной территории зап. холма после пожара и разрушения 70 г. наблюдается единая картина запустения, причем последующий слой запустения перекрыт уже наслоениями ранневизант. эпохи (IV-VII вв.).

Гробницы эллинистического времени в долине Кедрона. Фотография. 2008 г.
Гробницы эллинистического времени в долине Кедрона. Фотография. 2008 г.

Гробницы эллинистического времени в долине Кедрона. Фотография. 2008 г.
Цитадель (Башня Давида). Фотография. 2008 г.
Цитадель (Башня Давида). Фотография. 2008 г.

Цитадель (Башня Давида). Фотография. 2008 г.

Присутствие в И. части сил или штаба легиона после захвата города в 70 г. подтверждает масса находок, прежде всего эпиграфических. Среди них - фрагменты 2 посвятительных надписей на триумфальных колоннах, поставленных легионом: в одной (не ранее 79) упомянут 10-й легион и Тит как император; в другой (нач. III в.) - легат «10-го Фретенсийского Антонинова легиона» Марк Юний Максим и его помощник Домиций Сергий Юлий Гонорий. Кроме того, по всему И. находят кровельные черепицы и кирпичи со штампом 10-го легиона. Новый лагерь, возможно, стоял на месте разрушенного храма, что подтвердил Б. Мазар раскопками в Старом городе, и к юго-западу от него, где открыто сооружение II в. (термы), типичное для зимних квартир рим. легионов, найден штамп пекаря, 2 геммы для перстней с изображением божества войны и воина-всадника, игральные кости. Большая часть исследователей считает, однако, что легион располагался в Верхнем городе (нынешний Армянский квартал). На въезде в И. с запада обнаружен крупный керамический комплекс 10-го легиона, производивший во II в. черепицу, кирпичи и посуду.

Интерьер храма Гроба Господня. Юж. рукав трансепта и Голгофа
Интерьер храма Гроба Господня. Юж. рукав трансепта и Голгофа

Интерьер храма Гроба Господня. Юж. рукав трансепта и Голгофа

В 129-130 гг. имп. Адриан посетил И. и принял решение о его восстановлении в качестве рим. колонии. После поражения восстания Бар-Кохбы (132-135) он декретом запретил евреям под страхом смерти жить в городе и даже посещать его, лишил И. имени и построил на зап. холме, в районе совр. Еврейского квартала, новый город - Элию Капитолину (Aelia от своего 2-го имени, Capitolina в честь Капитолийской триады божеств - Юпитера, Юноны и Минервы). Это фиксируется на монетах, отчеканенных в память победы (с изображением имп. Адриана, идущего за плугом в момент проведения сакральной границы нового города); на всех монетах И. 130 г. выбиты имена Элии и Юпитера Капитолийского (Mazar E. 2006; Weksler-Bdolah e. a. 2007).

Население древнего И.

Согласно демографическим подсчетам М. Броши (Broshi. 1974; Idem. 1978), древнейший И. (в эпоху бронзы и перехода к железному веку XIII-XI вв. до Р. Х.) был небольшим городом (площадь до 5 га) с населением ок. 1 тыс. чел.; в период древнего Израильского царства в городе Давида (площадь более 6 га) жило ок. 2 тыс., а вместе с Храмовой горой И. включал до 13 га (4,5-5 тыс. жителей). Территория города была сильно расширена при царе Езекии (площадь 50 га; жителей до 25 тыс.), город достиг зап. холма (Верхний город), причем в кон. VIII в. до Р. Х. в И. поселились беженцы из Северного царства и той части Южного царства (Иудеи), к-рая была разорена. При Неемии площадь города уменьшилась до 12 га, население составило 4,5 тыс. чел. В эпоху процветания, при Хасмонеях, площадь И. достигла 67 га при населении в 30-35 тыс. чел., при Ироде - 93 га при населении 40 тыс. чел. В рим. период И. вырос вдвое за счет территорий на севере и северо-западе (площадь 182 га; не менее 80 тыс. чел.). На рубеже ранневизант. и араб. периодов здесь жили 55-60 тыс. чел.

Л. А. Беляев

Образ И. в богословских традициях

В Ветхом Завете

И. упоминается более 650 раз, прежде всего в исторических книгах. В Пятикнижии И. фигурирует всего один раз как Салим (cогласно Быт 14. 18, Аврам после победы над 4 царями был встречен Мелхиседеком, «царем салимским», к-рый был священником Бога Всевышнего). Город Салим отождествляется с И. уже в Пс 75. 2 (ср.: Ios. Flav. Antiq. I 10. 2; Иосиф Флавий, пересказывая ветхозаветные повествования, приводит толкование 1-го названия И.- Солима, к-рое, по его мнению, переводится как «безопасность» (убежище, греч. ἀσφάλεια) - Ibid. VII 3. 2). Земля Мориа, упомянутая в Быт 22. 2, впосл. будет ассоциироваться с той горой, на к-рой Соломон построил храм (2 Пар 3. 1; ср.: Юб 18. 13).

В Нав 15, где определяются границы территории колена Иудина, говорится, что Иевус (так назван И.) лежит за ее пределами, поскольку иудеи так и не смогли изгнать иевусеев оттуда (Нав 15. 8-9, 63). Захватить город удалось только царю Давиду, к-рый назвал его «городом Давидовым», укрепил и значительно расширил (2 Цар 5. 9). После того как Соломон выстроил в И. храм, город обрел культовое и символическое значение для избранного народа и в поздних книгах всегда упоминается вместе с храмом. Для ВЗ очень характерно отождествление И. с горой Сион, к-рая также именуется святой (Пс 2. 6). В Пс 48 Сион и И. предстают центром мира, местом встречи неба и земли (ср.: Иез 5. 5; 38. 12; подробнее см.: Clifford R. J. The Cosmic Mountain in Canaan and the Old Testament. Camb. (Mass.), 1972; Levenson J. D. Sinai and Zion: An Entry into the Jewish Bible. Minneapolis, 1985). В ВЗ часто говорится о том, что с Сионом или И. будут враждовать народы, но Сион и И. останутся непобежденными (Пс 46; Ис 29. 1-8). При этом указывается, что неприступность Сиона для врагов зависит от нравственного поведения избранного народа (Иер 7. 1-15; Пс 15; 24).

Даже после разрушения И. оставался местом, на к-рое возлагались надежды об избавлении от плена (ср.: Пс 136. 5: «Если я забуду тебя, Иерусалим,- забудь меня, десница моя»). Утверждается обычай обращаться в сторону И. с молитвой (Дан 6. 10-11). Появляются пророчества о восстановлении И. Прор. Иезекииль уподобляет это восстановление новому исходу из Египта (Иез 20. 33-40; ср.: Ис 51. 10-11). В И. будет воздвигнуто вечное святилище (Иез 37. 26-28). Опустошенная земля И. станет Эдемским садом (Иез 36. 22-38).

В пророческих книгах Сион приобретает черты небесной горы, к-рая превосходит все земные горы (Иез 20. 40; 40. 2; Ис 2. 2-4; Мих 4. 1-4). В видении Иезекииля И. оказывается переименован: «А имя городу с того дня будет: «Господь там»» (Иез 48. 35). У прор. Исаии восстановленный И. описывается как построенный из драгоценных камней (Ис 51. 11-12; ср.: Ис 13. 16-17). При этом для пророков характерно противопоставление нынешнего положения И., который уподобляется блуднице (Иер 2. 20-21, 32 сл.; 3. 1-13; Иез 16. 1-58) и называется «городом нечистым и оскверненным, притеснителем» (Соф 3. 1), его буд. величию и славе: «Так говорит Господь: обращусь Я к Сиону и буду жить в Иерусалиме, и будет называться Иерусалим городом истины, и гора Господа Саваофа - горою святыни» (Зах 8. 3).

В межзаветной литературе

На эволюцию образа И. в эллинистический период большое влияние оказали события, связанные с осквернением храма Антиохом IV Епифаном и последующими Маккавейскими войнами, в ходе к-рых в 164 г. до Р. Х. И. был освобожден, а храм переосвящен. Тема «нового Иерусалима» занимает значительное место в кумран. текстах. Cектантская община считала себя «новым Иерусалимом» и «храмом» (1QS 8. 4-10; 9. 3-6; 11QMelch 2. 23-24). У кумранитов существовало представление о том, что они будут участвовать в постройке храма «в конце дней» (см. «Храмовый свиток» 11Q19, 11Q20, 4Q524).

В арам. тексте, получившем название «Новый Иерусалим» и относящемся к апокрифическим вариациям на темы Книги прор. Иезекииля (см. в ст. Иезекииля апокриф), присутствует описание И. и его зданий как построенных из драгоценных камней (4Q554 fragm. 2. 2. 14-16).

И. отождествляется со станом избранного народа (ср.: 4QMMT 394-399 l. 62-65). В «Апокалипсисе животных», сохранившемся на арам. языке среди текстов из 4-й кумран. пещеры и входящем в состав эфиоп. 1-й Книги Еноха (1 Енох 85-90), говорится о доме, построенном «овцой» (Моисеем) для «Хозяина овец» (Бога), в к-ром будут обитать «все овцы» (1 Енох 89. 40). Этот дом станет большим и просторным, в нем будет выстроена высокая башня (1 Енох 89. 50). Овцы будут обитать там до разрушения (1 Енох 89. 66-67).

В этот период получает развитие идея связи И. и Адама. Во «Флорилегии» говорится о построении на Сионе «храма Адама» (4QFlorilegium 1. 6). В сир. Апокалипсисе Варуха утверждается, что небесный И. был создан прежде рая (Ibid. 4. 3).

Во мн. межзаветных текстах И. называется центром мира (Юб 8-10; Ep. Arist. ad Philocr. 83; Philo. Leg. Gai. 294), «пупом земли» (Ios. Flav. De bell. 3. 51-52), а также митрополией, матерью для диаспоры (Philo. Leg. Gai. 281).

Одним из наиболее важных текстов, связанных с судьбой И., является Ездры третья книга, к-рая появилась, вероятно, как реакция на разрушение И. во время войны с Римом (ср.: 3 Езд 3. 1). Причиной опустошения И. называются грехи народа, к-рый поклонялся идолам и убивал пророков (3 Езд 1. 6, 26, 32). Однако Ездра задается вопросом, почему Бог не погубил врагов И., к-рые грешили не меньше израильского народа (3 Езд 3. 30). Ответ на него дается в эсхатологической перспективе: праведники и грешники получат воздаяние на Страшном Суде (3 Езд 5. 42). При этом о восстановлении И. и храма в исторической перспективе речь не идет.

В Новом Завете

И. упоминается 140 раз (из них 67 в Евангелиях, но ни разу в Соборных Посланиях). Название города передается по-гречески в 2 формах - ᾿Ιερουσαλήμ и ᾿Ιεροσόλυμα (последняя эллинизированная).

В евангельской традиции происходит развитие ветхозаветного образа И. В Евангелии от Матфея, как и у пророков, И. предстает, с одной стороны, «святым городом» (Мф 4. 5; 27. 53), именем к-рого запрещено приносить клятвы, потому что это «город великого Царя» (Мф 5. 35); с др. стороны, городом, отвергающим Бога и Его Мессию. Поэтому предсказанное пророками пришествие Господа в город и храм (Зах 9. 9; ср.: Мф 21. 5) приводит не к прославлению земного И., а к его осуждению: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф 23. 37-38). Пришедший Мессия выше храма (Мф 12. 6), к-рый будет разрушен до основания (Мф 24. 2).

Наибольшее внимание И. уделяется в Евангелии от Луки, к-рое начинается и завершается событиями, связанными с этим городом. В этом тексте содержится 4 пророчества о судьбе города (Лк 13. 34-35; 19. 41-44; 21. 20-24; 23. 27-31). Хотя И. предстает как город, убивающий пророков («...не бывает, чтобы пророк погиб вне Иерусалима» - Лк 13. 33), именно от И. начнется спасение всего мира (Лк 24. 47; Деян 1. 8), после того как там произойдет предсказанное Иоилем (Иоил 2. 28-29) излияние Св. Духа (Лк 24. 49; ср.: Деян 1. 4, 8; 2. 3-4).

В Евангелии от Иоанна И. часто упоминается только в первых 12 главах. Пророчество Христа о разрушении храма евангелист объясняет как относящееся не к земному храму, а к предсказанию Страстей Христовых (Ин 2. 21). В Ин 4. 20-23 приводятся слова Спасителя о том, что поклонение Богу будет совершаться не только в И.

В Послании к Галатам «нынешний Иерусалим» противопоставляется «вышнему», являющемуся матерью всех христиан (Гал 4. 25-26). Земной И. лишается наследства (обетований Божиих), к-рое передается детям «вышнего Иерусалима» (Гал 4. 26). Эта же тема встречается в Послании к Филиппийцам («Наше... жительство - на небесах...» - Флп 3. 20). В Послании к Евреям говорится о небесном И., «граде Бога живого», где обитают ангелы и пребывает торжествующая Церковь (Евр 12. 22-23). Этот небесный город построен Богом и уготован всем праведникам (Евр 11. 10-16). Поэтому все христиане не являются гражданами к.-л. земного города, но стремятся к «будущему» граду (Евр 13. 14).

Согласно Откровению Иоанна Богослова, «новый» И. снизойдет с небес от Бога (Откр 3. 12). В этом городе, как в новом Эдеме, будет «древо жизни» (Откр 22. 2; ср.: 2. 7). Новый святой И. будет находиться на высокой горе (Откр 21. 10). В нем будет обитать Сам Бог (Откр 7. 15; 21. 3), и поэтому в нем не будет храма (Откр 21. 22).

В последующей христианской традиции

встречается 2 варианта аллегорического истолкования образа И.: как Церкви (см., напр.: Orig. In Jer. hom. 9 на Иер 11. 2; Greg. Magn. In Ezech. 8. 6; Hilar. Pict. In Ps. 2. 26; 131. 23; 147. 2; Aug. Contr. Faust. 16. 11) и как души (Orig. In Jer. hom. 13 на Иер 15. 57; Greg. Magn. In Ezech. 12. 25; Prosper. In Ps. 124. 5). Климент Александрийский раскрывает образ небесного И., опираясь на стоические и платонические теории идеального полиса (Clem. Alex. Strom. IV 26. 172).

Название города, по мнению христ. писателей, означает «видение мира» (Ibid. I 5. 29. 4; Euseb. Demonstr. VI 24; Athanas. Alex. De incarn. Verbi. 40. 7; Aug. De civ. Dei. XIX 11). Земной И. был разрушен за грехи евр. народа и отвержение Христа (Tertull. Adv. Iud. 13. 26-28; Idem. Adv. Marcion. 3. 23; Orig. In Jer. hom. 13. 1; 19. 14; Did. Alex. In Zach. 4. 190-192; Hieron. In Matth. 23. 38; Idem. Ep. 46. 5; Ioan. Chrysost. In Matth. 76. 1; Aug. De civ. Dei. XIX 17. 10). Разрушение И. сравнивается с наказанием Содома (Euseb. Hist. eccl. VI 6. 16; Idem. Demonstr. VI 18. 14). По мнению нек-рых отцов, земной И. будет воссоздан Христом по образу горнего (Iren. Adv. haer. V 35. 2). Христиане будут царствовать в И. вместе со Христом тысячу лет (Iust. Martyr. Dial. 80-81).

Целью христ. жизни является достижение небесного И. (Greg. Nyss. De hom. opif. 17; Basil. Magn. Sermo 13. 2). По словам свт. Илария Пиктавийского, небесный И.- это храм, к-рый вмещает Тело Христово, и это то место, где Христос приносится в Жертву (Hilar. Pict. In Ps. 67. 30). Возможность обитать в Св. граде человек получил через воскресение Христово (Ibid. 62; Idem. De Trinit. 9. 8). Однако и ветхозаветные праведники, и пророки (Енох, Илия) могли попасть в небесный И. (Ambros. Mediol. In Luc. 2. 88).

Раннехристианские ереси

Значимую роль образ И. играл в различных еретических учениях. Так, эбиониты поклонялись И. как дому Божию (Iren. Adv. haer. 1. 26. 2; Euseb. Hist. eccl. 3. 28. 2). Монтанисты ожидали сошествия небесного И. в г. Пепуза в М. Азии (Epiph. Adv. haer. 49. 1. 1; Euseb. Hist. eccl. V 18. 2). Гностики-валентиниане называли И. матерью и ставили его выше Демиурга, но ниже Плиромы (Iren. Adv. haer. 1. 5. 3; 4. 4. 1).

Иудаизм

В раввинистическом иудаизме И. считается совершенно особым местом, поскольку он не был разделен между коленами. Так, в И. было запрещено сдавать внаем дома и даже кровати паломникам (Тосефта Маасэр Шени. 1. 12), разводить сады, за исключением тех, к-рые были во времена первых пророков, хоронить в пределах города и проходить через него с похоронными процессиями (Тосефта Негаим. 6. 2). Между раввинами, видимо, были разногласия относительно того, может ли И. в определенных случаях объявляться ритуально нечистым, подобно обычным городам (Тосефта Эдуйот. 3. 3). Если общие законы о ритуальной чистоте на И. не распространялись, то, по мнению нек-рых раввинов, и жителей И. нельзя было наказывать за грехи (Тосефта Негаим. 6. 1). Тем не менее главной причиной разрушения И. римлянами были грехи народа (Иерусалимский Талмуд, Йома. 1. 1, 38с) и раввинов, к-рые судили строго по букве (Гиттин. 55b; Бава Мециа. 30b; Шаббат. 119b).

И. считался самым красивым городом на земле (Авот де раббии Натан. 28. 85; Вавилонский Талмуд, Киддушин. 49b; Суккот. 51b). Он являл свет миру (Берешит Рабба. 59. 5). И. многократно упоминается в ежедневных иудейских молитвах (напр., в 14-м благословении Амиды). В мидрашах получает развитие тема связи И. с Адамом. В частности, говорится о том, что Адам совершил жертвоприношение на том месте, где впосл. был жертвенник Иерусалимского храма (Там же. 34. 9), а Адам был создан из той земли, на к-рой стоит храм (Там же. 14. 8; ср.: «весь мир был создан из горы Сион» - Иерусалимский Талмуд, Йома. 54b).

Ислам

Хотя И. прямо не упоминается в Коране, он является одним из самых почитаемых мест для мусульман, по преданию о ночном путешествии Мухаммада в «самую отдаленную мечеть» (Коран. Сура 17. 1). Под этой мечетью, по мнению мн. толкователей, имеется в виду Иерусалимский храм (см. также в ст. Вознесение). Кроме того, в Коране рассказывается о том, как пророк изменил направление молитвы (киблы): если раньше обращались к И., то теперь взоры устремляли на Каабу в Мекке (Сура. 2. 142-150).

А. А. Ткаченко

Позднеримский и ранневизантийский И.

Элия Капитолина

Градостроительная основа Элии и затем И. ранневизант. эпохи сложилась после подавления римлянами восстания Бар-Кохбы, разорения города и запрета иудеям проживать в И. и его окрестностях. Несмотря на принятие христианства и масштабные перестройки отдельных комплексов, общие контуры и структура города мало менялись со II по VII в. Город не имел стен до кон. III в. (их развалины, обнаруженные при раскопках сев. стены в 20-30-х гг. XX в., относят ко времени после передислокации 10-го рим. легиона в Эйлат в 289). Город был маленьким: застройка занимала лишь часть территории прежнего И.: между Храмовой горой и Яффскими воротами. В него вели четверо ворот с 4 сторон света. В соответствии с греко-рим. традициями были проложены 2 основные улицы: с севера на юг - кардо, между совр. Дамасскими и Сионскими воротами (по линии совр. параллельных улиц Бейт-Хабад и Ха-Йехудим), с запада на восток - декуманус (decumanus), соединившая совр. Яффские ворота и Цепные ворота Храмовой горы (совр. улицы Давида и Ха-Шалшелет). У пересечения этих улиц были распланированы городской форум, праздничная и торговая площади (совр. квартал Муристан к югу от храма Гроба Господня). В источниках упоминаются также тетранимфеон на пересечении главных улиц, общественные термы, театр. Возможно, одновременно с главной кардо возникла еще одна параллельная улица (условно называется малой кардо), соединившая совр. Дамасские и Мусорные ворота приблизительно по линии долины Тиропеон (совр. ул. Эль-Вад (Ха-Гаи)). Обе главные улицы расходились в разных направлениях от хорошо спланированной площади Дамасских ворот. В V-VI вв. обе кардо были оформлены портиками. Эти градостроительные элементы хорошо видны на изображении И. на карте из Мадабы (ок. 565). Участки кардо открыты раскопками в совр. Еврейском квартале Старого города. Эта улица шириной 12,5 м замощена плоским камнем и обрамлена колонными портиками. Открыта только юж. ее часть, датированная ранневизант. временем; по-видимому, она продолжала рим. кардо II в. и совпадала с ней по направлению. При раскопках собрано много архитектурных деталей, принадлежавших окружавшим улицу храмам. В неск. местах (в т. ч. на площади перед Стеной Плача и у Мусорных ворот) вскрыты и части малой кардо.

Территория Храмовой горы в период Элии частично застраивалась языческими храмами. В ее окрестностях найдены строительные надписи о крупных работах времен императоров Антонина Пия и Септимия Севера (сер. II - нач. III в.). Анонимный паломник из Бурдигалы (334) упоминает, что евреи, приходя оплакивать разрушение Иерусалимского храма, были вынуждены молиться рядом с языческими статуями. В наст. время предполагается, что на Храмовой горе находился и главный языческий храм города в честь Юпитера Капитолийского (или Капитолийской триады). На сев. стороне форума, приблизительно на месте храма Гроба Господня, находился храм Венеры. Крупный храм Асклепия был построен у купели Вифезда. Дамасские ворота города были оформлены 3-пролетной аркой в честь имп. Адриана (впосл. она была включена в линию сев. стены и сохр. до наст. времени). Арка в вост. части города (в совр. мон-ре жен. конгрегации Богоматери Сиона), построенная во II в. и традиционно известная под названием «Се человек», ошибочно связывалась с евангельскими событиями как одна из остановок Крестного пути Спасителя.

Фрагмент росписи стены в одном из жилых домов Иерусалима. I в. по Р. Х.
Фрагмент росписи стены в одном из жилых домов Иерусалима. I в. по Р. Х.

Фрагмент росписи стены в одном из жилых домов Иерусалима. I в. по Р. Х.

Элия II-III вв. представляла собой провинциальный полис с небольшим числом жителей (до 10 тыс.). После иудейских восстаний произошла полная смена населения И. Во II-III вв. в городе в основном жили рим. ветераны и переселенцы из различных греч. городов, к-рых привлекал статус Элии как рим. колонии и возможность получить рим. гражданство. Резкий рост населения и городской застройки отмечается с сер. III в. Большинство населения было грекоязычным, но, вероятно, присутствовали и выходцы из Аравии и Сирии, говорившие на арамейском и сирийском. Христ. община возродилась к сер. II в. Первые надежные сведения о ней относятся ко времени епископства св. Наркисса (с 80-х гг. II в.). Община была немногочисленна и по своему значению для Церкви Палестины уступала общине Кесарии Палестинской. Достоверных сведений о жизни христиан в Элии нет. На основании косвенных данных можно предполагать, что в нач. III в. у христиан уже был свой храм (епископское богослужение при св. Наркиссе упом. Евсевий в «Церковной истории»; Euseb. Hist. eccl. VI 6). Известно, что уже в сер. III в. пользовалась почитанием пещера Рождества Христова в Вифлееме (Orig. Contr. Cels. I 51).

История христианского И.

Кардинальное преобразование Элии началось в 20-х гг. IV в., при рим. имп. Константине Великом (в вост. части Римской империи - 324-337), когда христ. Церковь получила легальный статус и покровительство власти. Вероятно, общий замысел возрождения И. сложился в ходе консультаций императора с епископами Палестины Евсевием Кесарийским и св. Макарием Иерусалимским в период проведения I Вселенского Собора в Никее в 325 г. По завершении Собора имп. Константин вручил еп. Макарию грамоту, к-рой санкционировалось строительство обширных храмов на местах, почитаемых христианами как свидетельства новозаветной истории, а также предлагалось местным светским властям содействовать Церкви в этих работах (Euseb. Vita Const. III 25-30; Socr. Schol. Hist. eccl. I 9; Theodoret. Hist. eccl. I 17).

В 326 г. Элии было официально возвращено название И. В 327 или 328 г. в И. прибыла св. Елена, мать имп. Константина. В ее присутствии еп. Макарий провел масштабные работы в центре города: был разрушен храм Венеры рядом с форумом и на его месте открыта пещера, в к-рой, согласно преданию, был погребен Спаситель. Рядом были найдены 3 древних креста, один из к-рых был признан Крестом Распятия Спасителя, а 2 других - крестами разбойников, казненных вместе с Ним (Euseb. Vita Const. III 42-45; Ambros. Mediol. De obitu Theodos. 41-48; Rufin. Hist. eccl. X 7-8; Socr. Schol. Hist. eccl. I 9, 17; Sozom. Hist. eccl. II 1-2, 4, 26; Theodoret. Hist. eccl. I 17-18; Theoph. Chron. P. 23, 25-27). Вскоре по приказу имп. Константина на месте храма Венеры был заложен новый грандиозный христианский комплекс, состоявший из ротонды Гроба Господня и базилики-мартирия. Одновременно было начато возведение базилик на вершине Елеонской горы, неподалеку от места Вознесения, и в Вифлееме, над пещерой Рождества. Еще одна базилика была построена при Константине у Мамврийского дуба, на месте явления ангелов Аврааму.

Программа возрождения И., реализованная в ранневизант. эпоху, состояла в преобразовании Элии в культовый и паломнический центр для всех христиан Римской империи, в к-ром должным вниманием и почтением пользовались бы все сохранившиеся реликвии земной жизни Спасителя и Его спутников, свидетельствующие об истинности веры христиан. Места, хранящие память о новозаветной истории, но прежде заброшенные, должны были быть благоустроены, чтобы принимать большое число паломников; для проведения регулярных богослужений требовалось возведение многочисленных храмов.

Организация общего центра для распространившейся религ. общины была известным явлением в античном мире. Большинство греко-рим. культов имело храмы во множестве городов, один из к-рых часто почитался как главный (таковы, напр., храмы Зевса в Олимпии, Артемиды в Эфесе, Астарты в Афаке Ливанской, Сераписа в Александрии). Однако развитие И. как христ. города означало его преобразование на новых принципах, внесение существенных изменений в уклад городской жизни. Реформы привели к смене значительной части населения: в И. прибывали многочисленные паломники-христиане, нек-рые из них поселялись в городе навсегда; язычники, не желавшие принимать христианство, вынуждены были постепенно покидать город. Уже к кон. IV в. абсолютное большинство населения И. составляли христиане. Положение иудеев при этом не изменилось: имп. Константин подтвердил эдикт имп. Адриана о запрете на их проживание в И. Им было позволено входить в город лишь для оплакивания разрушенного храма, вероятно на специально отведенной территории возле Храмовой горы. В 362-363 гг., при имп. Юлиане, запреты были отменены и даже начались работы по восстановлению Иерусалимского храма, но после гибели императора ситуация вернулась к первоначальному положению. В течение всего ранневизант. периода Храмовая гора оставалась заброшенной территорией и не привлекала христ. паломников.

Рост внимания к городу и приток паломников привели к увеличению территории и численности населения И. к VI в. в 2-3 раза. Вместе с тем город по-прежнему не имел серьезного экономического или военного значения, по размерам и богатству не мог сравниться со мн. центрами Вост. Римской империи, особенно с такими, как Александрия, Антиохия, Эфес. Жизнь И. во многом была связана с быстро развивавшимся Иерусалимским Патриархатом; строились храмовые комплексы, проходили многолюдные богослужения и торжественные процессии. В городе и его окрестностях возникло большое количество мон-рей и отдельных келий, в к-рых жили сотни монахов. На рубеже IV и V вв. группа латиноязычных подвижников - выходцев из зап. провинций империи стала получать большие доходы. Они основали неск. муж. и жен. обителей на Елеонской горе. Во главе этой общины с 80-х гг. IV в. стояли святые Руфин Аквилейский и Мелания Старшая, а в 30-х гг. V в.- святые Мелания Младшая и Пиниан (Hieron. Ep. 108 // PL. 22. Col. 878-906; Pallad. Lausiac. 72, 87, 101-106; Vita Sanctae Melaniae Junioris // AnBoll. 1889. Vol. 8. P. 19-63). Уже к сер. V в. монашество стало наиболее могущественной общественной силой, к-рая приобрела определяющее влияние на Патриарший престол И. и с к-рой считалась светская власть. В 451-453 гг. монахи И. и окрестных мон-рей, отказывавшиеся принять постановления 4-го Вселенского Собора в Халкидоне, подняли восстание и почти на 2 года дезорганизовали жизнь И. и большей части Палестины (Vita Petri Iberi // Raabe R., hrsg. Petrus der Iberer. Lpz., 1895. S. 52-53; Zach. Rhet. Hist. eccl. III 3-4; Evagr. Schol. Hist. eccl. II 5; Theoph. Chron. P. 107). Среди обителей, находившихся внутри городской застройки, были известны мон-ри у городской цитадели. В 50-х гг. V в. в одном из них у старца Лонгина нек-рое время жил св. Феодосий Киновиарх, затем переселившийся в мон-рь Кафизмы и позднее - в обители Иудейской пустыни (Cyr. Scyth. Vita Theod. S. 236). В 494 или 495 г. постановлением патриарха Илии II Иерусалимского все городские муж. мон-ри были объединены в одну патриаршую обитель и монахи переселены в новый комплекс келий при храме Гроба Господня (Idem. Vita Sabae. S. 116). Тем самым Патриаршая власть стремилась добиться большего контроля над многочисленными монашескими группами, зачастую конфликтовавшими друг с другом и с Патриархатом по различным вопросам - от догматических до бытовых. Так было положено основание Святогробскому братству - сообществу правосл. палестинских монахов, существующему по сей день.

И. постоянно интересовались правители Византийской империи. Имп. Константин долгое время стремился совершить паломничество в И., но оно не состоялось. Вероятно, в И. бывал имп. Констанций II (337-361), неоднократно совершавший поездки по восточным провинциям империи. В средневек. Византии существовало предание, что И. посетил имп. Феодосий I Великий (379-395), переодевшись простым странником; рассказ зафиксирован лишь в очень поздних источниках и, безусловно, недостоверен (Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 1. P. 567). Ок. 427 г. имп. Феодосий II (408-450) прислал в дар Иерусалимской Церкви большой драгоценный крест, к-рый был установлен на Голгофе (Theoph. Chron. P. 86). В 438 г. имп. Евдокия, жена Феодосия II, совершила паломничество в И. в сопровождении свт. Кирилла Александрийского и оставалась там ок. года. В 443 г. она переселилась в Св. град навсегда: построила себе резиденцию (т. н. башня Евдокии) на горе (совр. название Эль-Мунтар) близ И. и прожила здесь до смерти в 460 г. (Socr. Schol. Hist. eccl. VII 47; Marcellinus Comes. Chronicon / Ed. Th. Mommsen // MGH AA. Vol. 11. AD 439; Cyr. Scyth. Vita Euthym. S. 35; Ioan. Malal. Chron. P. 357-358; Evagr. Schol. Hist. eccl. I 20-21; Theoph. Chron. P. 92, 109; Georg. Mon. Chron. P. 609-610). Период пребывания Евдокии в И. ознаменовался широким строительством. В 40-50-х гг. V в. И. был обнесен новой оборонительной стеной, к-рая получила наименование «стена Евдокии». Территория укрепленного города составила почти 2/3 И. времен Ирода. В периметр стены были включены Храмовая гора, район Голгофы, купели Вифезда и Силоам, Сион. Еще один период интенсивных контактов между к-польским двором и И. связан с правлением имп. Юстиниана I (527-565). Ок. 527 г. драгоценный крест в И. отослала имп. Феодора (Ioan. Malal. Chron. P. 423). В 531 г., после того как крупное восстание самаритян в Палестине нанесло большой ущерб мн. святыням, имп. Юстиниан предоставил в распоряжение Иерусалимской Церкви значительные денежные средства на ремонт храмов и завершение строительства Новой церкви Богородицы, к-рая была освящена в 543 г. и стала самым большим и последним по времени создания храмом И. ранневизант. эпохи. C сер. VI в. в результате эпидемий чумы население города начинает сокращаться; активное строительство постепенно замирает.

Разорение И.

Иерусалим от восстановления в персидский период до разрушения Титом (539 г. до Р.Х.-70 г. по Р.Х.)
Иерусалим от восстановления в персидский период до разрушения Титом (539 г. до Р.Х.-70 г. по Р.Х.)

Иерусалим от восстановления в персидский период до разрушения Титом (539 г. до Р.Х.-70 г. по Р.Х.)
Раскопки дома римского времени (Археологический музей Воль)
Раскопки дома римского времени (Археологический музей Воль)

Раскопки дома римского времени (Археологический музей Воль)
В нач. весны 614 г., в ходе продолжительной византийско-персид. войны (602-628), персид. армия полководца Шахрбараза подошла к И. При известии о приближении персов мн. жители сельской местности укрылись в окруженном мощными стенами И. Оставшись без помощи разбитой визант. армии, жители не имели надежды отстоять И. и согласились сдать город персам при условии сохранения их жизни и имущества. Договор с Шахрбаразом заключил патриарх Захария Иерусалимский. В город был введен персид. гарнизон. Однако часть населения И. была настроена к персам враждебно, обвиняла патриарха Захарию в измене, и вскоре в И. произошло восстание, в ходе к-рого персид. отряд был перебит, а патриарх Захария, видимо под угрозой расправы, прервал отношения с персами. Во время восстания была вырезана иудейская община города, приветствовавшая установление власти персов. 15 апр. город был осажден персами и 5 мая взят штурмом. Персы и поддерживавшие их иудеи в течение 3 дней избивали христ. население и грабили город. В источниках приводится различное число людей, погибших от рук завоевателей: 17 тыс. чел. по Себеосу (Себеос, еп. История имп. Иракла. Гл. 24 / Изд.: К. П. Патканов. СПб., 1862), от 37 до 66 тыс. чел. по явно преувеличенным данным Антиоха Стратига (Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима / Изд.: Н. Я. Марр. СПб., 1909. С. 58-63). Многие из оставшихся в живых, в т. ч. патриарх Захария, были уведены в плен и расселены в персидской Месопотамии. Храм Гроба Господня был сожжен, мн. храмы и святыни сильно пострадали и впосл. более не восстанавливались, сокровища и церковные реликвии, в т. ч. Животворящее Древо Креста Господня, были отправлены ко двору шаха Хосрова II (Там же; Chron. Pasch. P. 704-705; Antonius Chozibita. Vita S. Georgii Chozibitae / Ed. C. Houze // AnBoll. 1888. Т. 7. P. 129-130; Себеос. 1862. Гл. 29; Chron. Edess.; Theoph. Chron. P. 300-301). Две христ. реликвии, Св. копье и Св. губка, были вывезены из Иерусалима в К-поль и положены в соборе Св. Софии (Chron. Pasch. P. 705).

Интерьер ц. блгв. кн. Александра Невского. Освящена в 1896 г. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. блгв. кн. Александра Невского. Освящена в 1896 г. Фотография. 2008 г.

Интерьер ц. блгв. кн. Александра Невского. Освящена в 1896 г. Фотография. 2008 г.

В отсутствие патриарха и к.-л. гражданской администрации персы поручили управление И. архим. Модесту, к-рый ранее был помощником патриарха Захарии. В последующие годы Модест постарался сделать все возможное для возрождения И. Среди персов далеко не все приветствовали разграбление Св. града, а также участие в нем иудеев. Йездин, один из приближенных Хосрова II и казначеев Персии, склонил шаха к тому, чтобы разрешить христианам восстановление разгромленных храмов, а также запретить иудеям проживать в И. Из Персии на восстановление И. поступили значительные денежные пожертвования. Помощь пострадавшим оказывал Александрийский патриарх св. Иоанн III Милостивый, к-рый принял в Египте большое число беженцев из Палестины, организовывал выкуп пленников, отправлял в И. караваны со съестными припасами (Leontios' von Neapolis Leben des hl. Iohannes des Barmherzigen Erzbishofs von Alexandrien / Hrsg. H. Gelzer. Freiburg i. Br.; Lpz., 1893. P. 112; Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1084). Поддержку Модесту оказала также ААЦ через общины армян в И. и в др. городах Ближ. Востока; католикос Комитас вел переписку с Модестом по этим вопросам (Себеос. 1862. Гл. 21, 25). В годы персид. оккупации Палестины часть святынь И., и прежде всего храм Гроба Господня, была восстановлена.

После победы визант. имп. Ираклия в 629-630 гг. персы были вынуждены вывести свои гарнизоны из ранее занятых провинций, в т. ч. из И. 21 марта 630 (или 631) г. имп. Ираклий в сопровождении имп. Мартины прибыл в И. и торжественно передал в храм Гроба Господня возвращенную из Персии реликвию Св. Креста (Антиох Стратиг. 1909. С. 64-65; Georgio di Pisidia. Poemi / Ed. A. Pertusi. Ettal, 1959. Vol. 1; Себеос. 1862. Гл. 29; Theoph. Chron. P. 328). Но восстановление христ. правления в И. оказалось недолгим: уже осенью 636 г. к стенам И. подошел араб. отряд полководца Абу Убайды, начавший блокаду города. В апр. 637 г., когда в Палестину прибыл халиф Омар, жители И. во главе с патриархом Софронием вступили с ним в переговоры и капитулировали вновь на условиях сохранения их безопасности и имущества. Омар в поношенной шерстяной одежде въехал в город на верблюде, что резко контрастировало с пышностью традиций визант. гос. церемониала и церковного обихода (Theoph. Chron. P. 339; Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1099; Iliae Nysibeni Opus chronologicum. VII 64 / Ed. E. W. Brooks. P., 1910. 2 t.; Mich. Syr. Chron. XI 7. 425-426). Для И. началась эпоха мусульм. правления.

Храмы и археологические памятники ранневизантийской эпохи

По разным источникам известно о строительстве в IV-VI вв. более 30 храмов в И. и его ближайших окрестностях. Церкви возводились на средства гос-ва и частных жертвователей - настоятелей мон-рей, представителей рим. и к-польской знати, паломников, увлеченных идеей благоустройства Св. земли. Строительство особенно активно шло при Константине (20-30-е гг. IV в.), Евдокии (30-50-е гг. V в.) и Юстиниане (30-40-е гг. VI в.), которые выступали заказчиками храмов. Тем не менее нельзя утверждать, что городское и культовое строительство стимулировалось именно усилиями высшей власти. Возведение и украшение храмов, перестройка и расширение келлий, гостиниц для паломников, часовен, баптистериев и т. п. в этот период были постоянными явлениями в жизни И.

Эфиопская ц. Богоматери «Завет милосердия». Освящена в 1893 г. Фотография. 2008 г.
Эфиопская ц. Богоматери «Завет милосердия». Освящена в 1893 г. Фотография. 2008 г.

Эфиопская ц. Богоматери «Завет милосердия». Освящена в 1893 г. Фотография. 2008 г.

На мозаичной карте из Мадабы (ок. 565) И. показан плотно застроенным храмами, в основном базиликами, особенно в районе Львиных ворот и в центральной части города между 2 кардо. Й. Цафрир (Tsafrir, Safrai. 1999) идентифицирует на карте храм Гроба Господня с его частями (фасад с пропилеями, базилику-мартирий, внутренний атриум перед ротондой и саму ротонду и менее уверенно - баптистерий, мон-ри и странноприимные дома), здания мон-рей на территории совр. Армянского квартала, церкви Сионскую, Силоамскую, Раскаяния св. Петра, Новую, Св. Софии (преторий с 2 колоннами бичевания), Богородицы у Овчей купели и неизвестную церковь к северу от Храмовой горы (Храмовой горы на карте нет). Главной особенностью ранневизант. архитектуры И. является разнообразие использованных приемов, восходящих к традициям К-поля, Рима, Греции, Сирии и др. И. наряду с др. городами Палестины стал одной из «лабораторий», в к-рых разрабатывался тип христ. храма. Мн. архитектурные черты и элементы пространственной организации его паломнических комплексов, прежде всего храма Гроба Господня, оказали влияние на становление архитектуры всего христианского мира. И. остается важным явлением и в общей истории градостроительства как один из немногих городов позднеантичного мира, развивавшихся исключительно как христианские.

Начало христ. этапа развития И. ознаменовалось возведением храма Гроба Господня (Воскресения) (см. также в статьях Гроб Господень, Гроба Господня храм, Голгофа). Храм был заложен в 327 или 328 г., после разрушения святилища Венеры, проведения раскопок св. Еленой и открытия Гробницы Спасителя и Животворящего Древа Креста (см. в статьях Елена равноап., Крест). Торжественное освящение состоялось в сент. 335 г. в присутствии большого числа епископов диоцеза Восток, к-рые приехали в И. из Тира Финикийского, где накануне проводился Собор. Возглавили церемонию освящения еп. Максим Иерусалимский и Евсевий Кесарийский (Socr. Schol. Hist. eccl. I 33; Sozom. Hist. eccl. II 26; Theodoret. Hist. eccl. I 31; Chron. Pasch. P. 531). В позднейшей визант. историографии сохранилось предание о том, что свт. Афанасий Великий, покинув Тирский Собор, где большинство епископов поддержали арианство, приехал в И. и освятил храм раньше торжественной церемонии (Theoph. Chron. P. 31-33).

Храм Гроба Господня изначально задумывался как наиболее роскошная христ. постройка всей империи. Имп. Константин в письме еп. Макарию Иерусалимскому указывал, что следует позаботиться о том, чтобы «не только самый храм был великолепнее всех храмов, но и другие при нем здания были бы гораздо превосходнее самых прекрасных по городам строений» и чтобы «самое дивное место в мире» было украшено как подобает (Euseb. Vita Const. III 25-30; Socr. Schol. Hist. eccl. I 9; Theodoret. Hist. eccl. I 17). При строительстве были частично использованы архитектурные детали рим. форума и языческого храма. Возведение храма Св. Гроба стало наряду с т. н. Золотым октагоном (Великой ц.) в Антиохии (327-341), кафедральной базиликой св. Иоанна на Латеранском холме в Риме (313-318), базиликой Св. Софии (ок. 326-360) и храмом св. Апостолов в К-поле (в целом завершен в 337) одним из примеров наиболее масштабного строительства эпохи Константина. Современники видели в нем выдающееся архитектурное произведение (описания храма см.: Itiner. Burdigal. // PL. 8. Col. 783-796; Euseb. Vita Const. III 33-40, IV 47; Idem. De Theophania. III 61 // Die Theophanie / Hrsg. H. Gressmann // Eusebius. Werke. Lpz., 1904. Bd. 3). Храм стал новым центром И., его главной религ. и архитектурной доминантой. Основу его замысла составило объединение в одном комплексе ротонды и базилики. В римской архитектуре и ранее практиковалось соединение центрической и базиликальной структур: гексагона, квадратного атриума и периптера храма Юпитера в Гелиополе (ныне Баальбек, Ливан; сложился ко II в. по Р. Х.), квадрифолия и обходной галереи на вилле Адриана в Тибуре (ныне Тиволи; 20-30-е гг. II в.) близ Рима, мацеллум из 2 октагонов внутри прямоугольного атриума в г. Лептис Магна (близ совр. г. Эль-Хумс, Ливия; 9-8 гг. до Р. Х.); неоднократно в рим. архитектуре соединяли амфитеатр и базилику. По форме и деталям ротонда Гроба Господня вполне типична (ближайшая аналогия - Пантеон в Риме, ок. 125). Тип 5-нефной базилики тоже известен в античной (базилика Ульпия в Риме, ок. 113) и раннехрист. традиции (базилики на Латеране и в г. Кастеллум Тингитанум (ныне Эш-Шелифф, Алжир; 324)). Однако апсида базилики в ширину центрального нефа, заключенная между 2 пастофориями, уникальна. Наличие пастофориев может свидетельствовать о сир. архитектурном влиянии: известно, что строительством руководил сириец Зиновий. Храм времени Константина перестраивался после разрушений 614 и 1009 гг., совр. здание относится в основном к сер. ХII в.

Второй по значению постройкой Константина была Елеонская базилика (или Елеона; см. Елеонская гора) св. Апостолов (или Сошествия Св. Духа на апостолов; Cyr. Hieros. Catech. // PG. 33. Col. 924), возведенная между 327 и 333 гг. над пещерой, где, по преданию, Спаситель проповедовал ученикам; ее фундаменты были раскрыты на территории совр. мон-ря «Отче наш». Типичная 3-нефная базилика (30×19 м) с одной внешней апсидой на вост. стороне (полукруглой или многогранной) имела обширный (25×19 м) атриум и портик (19×3,5 м); особой чертой является крипта в вост. части храма, куда ведут 2 лестницы с зап. стороны. Базилика была разрушена персами в 614 г. и, вероятно, более не восстанавливалась.

Возведение крупных зданий продолжилось и после смерти Константина. Рядом с Елеоной на средства знатной рим. матроны Пимении до 378 г. был построен храм Вознесения (см. Елеонская гора), или Имвомон (лат. Imbomon в тексте итинерария Эгерии; от греч. ἐμβώμιον - возвышенное, алтарное место). Представления о его первоначальной архитектуре приблизительны, т. к. опираются в основном на сведения лат. паломника Аркульфа (ок. 670), относящиеся ко времени после разорения храма персами и последующего восстановления. Представляется, что по замыслу храм был близок к ротонде Воскресения: это была также ротонда с открытым куполом, под к-рым находился камень Вознесения. В отличие от храма Гроба Господня здесь ротонду опоясывало 2 (или 3) колонных обхода. В наст. время на месте Имвомона стоит 8-гранная часовня - уцелевшая центральная часть построенного при крестоносцах октагонального храма.

Базилика Святого Сиона

(см. Сион) была построена между 40-ми и 80-ми гг. IV в. на вершине горы, на месте дома Тайной Вечери (Сионской горницы). Впервые упоминается паломницей Эгерией в 384 г. и блж. Иеронимом в жизнеописании св. Павлы. Фрагменты базилики IV в. были открыты в 1898 г., во время раскопок, организованных Германской миссией. До сих пор нет единого мнения относительно плана храма, количества и формы апсид, однако приблизительные его реконструкции все же существуют (одна принадлежит Г. Ренарду, другая, более поздняя,- Л. Ю. Венсану). Исследователи сходятся во мнении, что базилика была 5-нефной (ок. 55×34 м), с центральным нефом вдвое большим, чем каждый из боковых, и арочными колоннадами на стилобатах. Мнения расходятся относительно реконструкции вост. части: по Ренарду - внешних апсид было 3, по Венсану - 1. Возможно, Сионская базилика повторяла композицию мартирия храма Гроба Господня и была 5-нефной, с прямоугольной вост. частью, с апсидой между пастофориями. Базилика сильно пострадала в 614, 966 и 1009 гг. и была полностью перестроена при крестоносцах.

Гефсиманская базилика

(см. Гефсимания) была построена до 384 г. на зап. склоне Елеонской горы, на месте моления Спасителя о чаше (Мф 26. 36-56; Мк 14. 32-52; Лк 22. 39-53; Ин 18. 1-12). Трехнефная базилика (22,5×16,5 м) имела 3 полуциркульные апсиды, причем меньшие, боковые, не выступали за наружную стену. Редкая композиция соединила тип 3-апсидного и одноапсидного храмов с пастофориями. Среди немногих современных ей аналогий - т. н. Базилика на агоре на о. Тасос (IV в.); в кон. V - нач. VI в. подобный вариант 3-апсидной базилики встречается от Аравии до Пелопоннеса. Храм пострадал во время персид. нашествия 614 г.; окончательно скорее всего разрушен землетрясением 749 г. На его месте построена «Церковь всех наций» (1919-1924).

Изображение Иерусалима на мозаичной карте из Мадабы. Иордания. Ок. 565 г.
Изображение Иерусалима на мозаичной карте из Мадабы. Иордания. Ок. 565 г.

Изображение Иерусалима на мозаичной карте из Мадабы. Иордания. Ок. 565 г.
Христианский Иерусалим, IV-VII вв.
Христианский Иерусалим, IV-VII вв.

Христианский Иерусалим, IV-VII вв.

Соседний храм Гроба Богородицы (Успения Богородицы) (см. Гефсимания) впервые упомянут в трактате Феодосия «О расположении Св. земли» (ок. 530), однако почитание гробницы Богородицы фиксируется в апокрифе «Transitus Mariae» (ок. 400). Нижний этаж 2-этажного здания сохранился до наст. времени и состоит из крестообразной пещерной церкви с гробницей Богородицы. Здесь же в 1974 г. открыта погребальная камера III-IV вв. с 2 аркосолиями, расписанными виноградными лозами и птицами, но без языческих или христ. символов. Согласно результатам реставрации (Б. Багатти, 1972-1975), церковь датируется не ранее 440 г. Как выглядела верхняя часть здания, неизвестно; она была восстановлена после 614 г., окончательно разрушена до 939 г. При крестоносцах верхний храм был построен заново, нижний получил новый вход.

Церковь Богородицы у Овчей купели

(ц. Исцеления Расслабленного; см. Вифезда) была построена, вероятно, в нач. V в. В сев.-вост. части сохранился фрагмент мозаичного пола с изображениями креста, благодаря чему храм иногда относят ко времени до эдикта имп. Феодосия II 427 г., которым запрещалось изображать крест на полу; однако это не может быть решающим аргументом для датировки провинциальной постройки. Впервые храм у купели упоминается в Житии Петра Ивера (кон. V в.). Недалеко от купели почиталось место Рождества Богородицы, где была построена церковь, соединенная с купелью. Оба храма составляли единый комплекс. Церковь у Овчей купели представляла собой 3-нефную базилику (45×19 м; нефы равны по ширине), опиравшуюся на субструкции 2 бассейнов купели. Вост. часть храма имела 3 апсиды, из к-рых центральная (полигональная) была выдвинута вперед. Вытянутые пропорции базилики были во многом обусловлены предшествующими постройками на этом же месте. Храм пострадал в 614 г.; окончательно был разрушен, по-видимому, землетрясением 749 г.

Одним из крупнейших храмов И. ранневизант. эпохи и наиболее важной постройкой имп. Евдокии была базилика св. Стефана к северу от Дамасских ворот Старого города (совр. территория доминиканского мон-ря). Уже в кон. IV в. в этом районе появилась жилая и монастырская застройка. Базилика была заложена во время 1-го приезда Евдокии в И. (438-439) и строилась почти до самой ее смерти; храм был освящен 15 июня 460 г. (Cyr. Scyth. Vita Euthym. S. 35; Evagr. Schol. Hist. eccl. I 22; Georg. Mon. Chron. P. 609-610). Впрочем, из источников (Gerontius. Vita Melaniae Junioris // Vie de Ste. Mélanie / Ed. D. Gorce. P., 1962. P. 57-58; Johannes Rufus. Vita Petri Iberi // Raabe R. Petrus der Iberer: Ein Charakterbild zur Kirchen- und Sittengeschichte des 5. Jh. Lpz., 1895. S. 33) можно сделать вывод, что в 438-439 гг. строительство храма было окончено, а в 460 г. была завершена следующая постройка на том же месте. Раскопки базилики проведены доминиканцами в 1885-1893 гг. Нефы (33×20 м) были разделены рядами по 6 колонн, 2 из к-рых найдены in situ. Вост. апсида граненая, ее основание вырублено в скале; эта форма уникальна для И. и, подобно синтрону Силоамской базилики (см. ниже), свидетельствует о связях с традицией К-поля. Сохранились развалины атриума, в к-ром использованы детали рим. построек предположительно небольшого форума эпохи Адриана. Храм был разрушен в 614 г.

Согласно источникам, рядом со Старым городом Евдокия основала приют для престарелых (gerontocomium) с небольшой часовней св. Георгия. Вероятно, с этими зданиями можно отождествить группу построек с базиликальным храмом (17,5×14 м), посвященным св. Георгию (сохр. мозаичная надпись), открытую в 1949 г. раскопками М. Ави-Йоны в р-не Гиват-Рам к западу от Старого города. Базилика стандартна: 3-нефная, с 4 колоннами в каждом ряду, поднятыми на небольшой стилобат. Особенностью можно назвать прямоугольную апсиду, к-рая в следующий строительный период была обрамлена 2 пастофориями.

Силоамская базилика

(см. Силоам), по-видимому, также относится к строительству имп. Евдокии (Ovadiah. 1970. P. 91). Она построена над одноименной купелью у подножия горы Офел в районе города Давида, внутри стены Евдокии. Впервые упомянута в итинерарии анонимного паломника из Пьяченцы (ок. 570). Это наиболее сложная по композиции из всех построек ранневизант. И. Трехнефная 6-колонная базилика была построена к северу от купели; в ее юж. стену была встроена древняя колоннада купели, сквозь к-рую из храма открывался вид на воды Силоама. Вход в здание вел с севера, через небольшие атриум и нартекс. Во 2-ю строительную фазу (ее время не определено) 3-нефная базилика с 2-скатным перекрытием превратилась в 4-колонную купольную. В Палестине это единственный пример купольной базилики, хотя сходную конструкцию могли иметь синагоги (напр., в Бет-Альфа, нач. VI в.?); вне Палестины базилики с куполом на 4 опорах появляются к кон. V в. (Мериамлык, 471-494, и Алахан-манастыр, кон. V в., оба у юж. побережья М. Азии).

Храм Гроба Господня. Общий вид. Фотография. 2008 г.
Храм Гроба Господня. Общий вид. Фотография. 2008 г.

Храм Гроба Господня. Общий вид. Фотография. 2008 г.
План храма Гроба Господня
План храма Гроба Господня

План храма Гроба Господня

Сер. V в. можно датировать еще одно выдающееся сооружение - храм Богородицы мон-ря Кафизмы к югу от И. по дороге на Вифлеем. Октагональный храм с двойным обходом и 4 небольшими часовнями не имел предшественников; он, возможно, послужил прообразом для храма на горе Гаризим в Самарии, построенного имп. Зиноном (после 484), а также для Купола скалы (685-691) в И. (см. ниже).

Нек-рые исследователи относят ко времени правления Евдокии и ц. св. Иоанна Предтечи, расположенную к югу от храма Гроба Господня. Это единственный ранневизант. храм в И., дошедший до нас в относительно сохранном виде. Он представляет собой триконх (21×12,3 м), апсиды к-рого немного различаются в размерах (глубина восточной 5,35 м, северной 7,15 м, южной 6,3 м). Возможно, центральное пространство было перекрыто куполом на 4 опорах: 2 фланкируют вост. апсиду, немного сужая вход в нее, 2 другие соединены с западной стеной. С западной стороны построен узкий нартекс (21,5×4 м). Храм уникален для Палестины; по плану (и времени постройки) он в определенной степени близок к храму-тетраконху (нач. V в.) б-ки Адриана в Афинах. Он мог возникнуть и под влиянием перестройки в триконх базилики Рождества в Вифлееме (30-е гг. VI в.).

Единственной масштабной постройкой VI в. в И. стала Новая церковь Богородицы (Неа-Экклесия). В 531 г., после подавления восстания самаритян в Палестине, св. Савва Освященный, духовный наставник палестинского монашества того времени, совершил поездку в К-поль, где был принят имп. Юстинианом и получил от него средства на восстановление пострадавших святынь, в т. ч. базилики Рождества в Вифлееме, а также на завершение строительства большой базилики Богородицы в центре И. (Cyr. Scyth. Vita Sabae. S. 173-179, 187-188). Храм, получивший наименование «Новая церковь», был освящен 20 нояб. 543 г. Кирилл Скифопольский в Житии св. Саввы указывает, что строительство базилики было начато задолго до 531 г., в период Патриаршества в И. Илии II (494-516). Сведений об имп. поддержке этого проекта до Юстиниана нет, но можно предполагать, что столь масштабный замысел не мог возникнуть без участия высшей власти. Базилика, вероятно, закладывалась с одобрения имп. Анастасия I (491-518), но более поздние источники предпочли умолчать об участии императора-монофизита в ее создании. Процесс строительства подробно описан Прокопием Кесарийским в соч. «О постройках Юстиниана» (Procop. De aedificiis. V 6). Храм был разрушен землетрясением 749 г. Его фрагменты раскрыты Авигадом (1970-1982) на территории совр. Еврейского квартала, близ Сионских ворот. Подземная часть в виде просторных цистерн с арочными сводами была исследована еще в сер. XIX в., но на тот момент не была отождествлена с постройкой Юстиниана. Храм был идентифицирован по греч. рельефной надписи в tabula ansata (рамке для важного текста с 2 треугольниками по торцам), найденной внутри цистерны. В ней упоминались имя императора и дата возведения: «Вот еще одна из построек, свершенных нашим благочестивейшим императором Флавием Юстинианом, надзором и заботой Константина, священнейшего епископа и игумена, в 13-й год индикта». Храм был очень велик, превосходя по размерам все предшествующие постройки И., в т. ч. храм Гроба Господня, и был центром большого ранневизант. комплекса. По приблизительным подсчетам, размер храма составлял 115×57 м при толщине стен от 5 до 6,5 м. Храм был 5-нефным (или 3-нефным с 2 галереями), с 3 полукруглыми апсидами; большая, центральная (диаметр 5 м), выступала за пределы вост. стены и была снаружи граненой. Особенности архитектуры Новой базилики сближают ее с к-польской ц. св. Полиевкта (524-527, не сохр.); в обеих упомянутых постройках присутствуют характерные для Сирии и М. Азии приемы (пастофории с апсидами, напоминающими ниши, бутовая кладка стен). Квадры внешней облицовки обработаны рустом, что типично для Палестины со времен Ирода; вторично были использованы квадры и колонны от храма эпохи Ирода. Цистерны частично выложены в технике opus mixtum (ряды плинфы чередовались с камнем), что говорит о связи с к-польской школой.

Помимо описанных выше храмов, имеющих более или менее точную датировку и являющихся архитектурными памятниками в истории города, в И. и его ближайших окрестностях раскопками раскрыто много небольших мон-рей, храмов и др. построек, к-рые зачастую трудно или невозможно отождествить с упоминаемыми в письменных источниках сооружениями (ниже в статье основные из них будут сгруппированы по территориальному признаку: Старый город, затем окрестности, начиная с севера по часовой стрелке).

Входящая в комплекс арм. кафедрального собора св. Иаковов (см. Иаковов святых армянский монастырь в Иерусалиме) ц. св. Мины предположительно датируется ранневизант. эпохой. Это квадратное помещение небольших размеров (сторона 6,75 м), с 2 апсидами с вост. стороны; перекрытие двускатное. Ряд деталей - карниз с овами и пальметтами, рельефные изображения креста на фасаде - близок к юстиниановским образцам (напр., в базилике Екатерины великомученицы монастыря на Синае, между 548 и 565).

В юго-зап. части И. (совр. Армянский квартал) в сер. V в. Петр Ивер основал Иверийский мон-рь (Vita Petri Iberi. 1895. S. 27-30), а в кон. V в. св. Савва Освященный выстроил гостиницу с небольшим храмом для своих монахов и паломников (Cyr. Scyth. Vita Sabae. S. 116). Основание монастыря и подворья не найдены, но многочисленные сходные комплексы - с однонефными храмами, кельями, скрипториями, кухнями, цистернами и др. необходимыми для жизни сооружениями - раскопаны в др. районах и ближайших окрестностях И. Они в миниатюре повторяют схему более крупных комплексов Иудейской пустыни (мон-рь Мучеников, лавра св. Евфимия и др.), каждый из к-рых мог иметь свое подворье в Св. граде.

В той же части города известны руины практически не исследованных построек ранневизант. эпохи (мечети Якубия, ц. св. Фомы, арм. монастыря Архангелов); на территории совр. арм. парковки К. М. Кеньон открыла часть ранневизантийской мозаики с изображением зайца и греческой надписью, упоминающей Вассу (возможно, спутницу и подругу имп. Евдокии).

В юж. части Храмовой горы, приблизительно на месте позднейшей мечети Аль-Акса, вероятно, в нач. VI в. был построен храм Иакова, брата Господня. На мадабской карте он изображен в виде базилики с 2-скатным перекрытием. Возможно, к нему относятся ранневизант. архитектурные детали (стволы колонн, капители и др.), в наст. время выставленные рядом с мечетью.

Вид на Храмовую гору с Елеона
Вид на Храмовую гору с Елеона

Вид на Храмовую гору с Елеона
Интерьер собора Вознесения Господня Елеонского мон-ря. Архит. архим. Антонин (Капустин). 1873-1881 г. Фотография. 2008 г.
Интерьер собора Вознесения Господня Елеонского мон-ря. Архит. архим. Антонин (Капустин). 1873-1881 г. Фотография. 2008 г.

Интерьер собора Вознесения Господня Елеонского мон-ря. Архит. архим. Антонин (Капустин). 1873-1881 г. Фотография. 2008 г.

На горе Офел, у юго-зап. угла Храмовой горы, раскрыт (раскопки Б. Мазара 1968-1978) обширный жилой квартал, неск. раз перестроенный на протяжении IV-V вв. Сначала он не имел общей планировки, но к концу ранневизант. периода застройка уже велась по единому плану. Двухэтажные каменные дома имели перистильный план с колоннадой по периметру внутреннего двора. Крыши крыли деревом или черепицей, поставлявшейся не менее чем 10 разными мастерскими. Под зданиями сооружали цистерны с сетью глиняных труб для сбора дождевой воды; как исключение встречаются гиппокауст (отопление пола) и бассейны для омовения. Одно из зданий квартала, у подножия Тройных ворот Иерусалимского храма, интерпретировано Э. Мазар (Mazar E. Temple Mount Excavations Unearth the Monastery of the Virgins // BAR. 2004. Vol. 30. N 3. P. 20-32) как упомянутый диак. Феодосием (ок. 530) мон-рь Дев (Wilkinson. 1977. P. 66), что не принято археологами Б. Мазаром и Бен-Довом. Мон-рь состоял из 3 зданий: монашеского корпуса с церковью с мозаичным полом на 2-м этаже, связанной с ним цистерны (севернее) и большого дома на 30 комнат для паломников (восточнее). Монастырский корпус почти квадратный (сторона ок. 18 м), с внутренним двором, окруженным 10-15 помещениями в 2 и 3 этажа (считая подземный). В панцирной кладке использованы плохо отесанные камни и блоки, а также кладка общественного здания эпохи Ирода. Возможно, это известное по Мишне (ок. 200) здание «судилища (Малый синедрион) у входа на Храмовую гору» (Мишна. Санхедрин. 11. 2), т. к. здесь найдены фрагменты надписи, содержащей часть слова «старейшины» (Mazar E. 2003. Vol. 2). Комплекс пострадал при персах, после чего нек-рое время использовался как синагога: место христ. символов заняли семисвечник и др. иудейские изображения.

Участок севернее Дамасских ворот, где была построена базилика св. Стефана, до V в. использовался для захоронений. С сер. V до кон. IX в. этот район застраивается очень плотно. Здесь, рядом с развалинами Третьей стены, в 90-х гг. XX в. под рук. В. Цафериса и Д. Адмита было открыто 4 мон-ря. Самый крупный из комплексов был вытянут в длину более чем на 115 м и помимо монастырских строений включал странноприимный дом. В центральной части находился открытый двор, окруженный со всех сторон комнатами. Большая часть была предназначена для размещения паломников; имелись кухня, пекарня и скрипторий. Монастырские кельи выстроены к югу от двора; среди них найдена часовня, украшенная напольной мозаикой (открыта Д. С. Барамки в 1930). Др. мон-рь занимал также большую территорию (40×40 м). Полы почти всех комнат украшали мозаики с геометрическими узорами. Водоснабжение обеспечивали неск. оштукатуренных изнутри цистерн, заполнявшихся дождевой водой через систему труб. Планировка 3-го мон-ря до деталей повторяет предыдущие. Его небольшой однонефный храм (18×5,6 м) с единственной апсидой украшали напольные мозаики, среди узоров к-рых обнаружена греч. надпись в tabula ansata: «Во дни Сильвания, боговозлюбленного диакона и главы монастыря, сделано это (т. е. мозаика), и апсида, и пристройка к церкви …кубитов длины и 6 кубитов высоты. Вспомяни меня, о Господи, во Царствии Твоем». Вима поднята над уровнем пола на 20 см; ее поверхность в отличие от помещения храма выложена мраморными плитками - параллельными и диагональными рядами (opus sectile). В помещениях, где располагались монашеские кельи, сохранились надписи на арм. языке («Эвстат, иерей, выложил эту мозаику. Входящий, помяни меня и моего брата Луку во Христе»). Среди погребенных в криптах был, как гласит надпись на камне, «Петр из Содка». На территории 4-го мон-ря в 1894 г. был открыт небольшой храм (6,3×3,9 м, апсида к востоку) с мозаикой (т. н. мозаика с птицами, предположительно VI в.; остается in situ). На ней изображены птицы среди лоз винограда; надпись: «В память и во спасение армян, чьи имена Ты лишь, Господи, веси». Подобные находки позволяют сделать вывод, что этот район И. был населен монахами большей частью арм. происхождения. При исследовании района за 3-й стеной была также найдена знаменитая мозаика Орфея (2-я пол. VI в.; 3,2×5,7 м; Стамбул, Археологический музей). На ней изображен Орфей, музицирующий в окружении животных, у его ног изображены кентавр и сатир (Пан?), ниже 2 жен. фигуры с подписями: «Феодосия» и «Георгия»; в самом низу в плетеном орнаменте - 2 охотника с копьями, лев и леопард. На участке Шведской школы открыты 2 стены и пол погребальной часовни с орнаментами и надписью, упоминающей Анатолию из Арабисса, возможно сестру имп. Маврикия (582-602).

На восточном склоне горы Скопус в 1999-2000 гг. раскопан огромный архитектурный комплекс. В ранневизант. эпоху здесь, возле руин г. Бахурим, была последняя станция пути из Иерихона в И.- т. н. мон-рь Феодора и Кириака и странноприимный дом. Открыт обширный (27×13 м) двор, окруженный кельями и жилищами паломников, стойлами и кладовыми, цистернами и банями, хозяйственными постройками и кладбищем. Храм помещался в сев. части комплекса, а на юж. краю открыты погребения (вероятно, монахов) в могильных ямах. В большом зале в зап. крыле была напольная мозаика (не ранее кон. VII - нач. VIII в.) с венком в центре и надписью в нем: «При Феодоре, священнике и игумене, и Кириаке, монахе, свершен сей труд». Найдены 2 больших открытых бассейна и 4 подземные цистерны со сложной сетью каналов. Обнаруженный мраморный стол с рельефами (воины сражаются со львами), типичный для Средиземноморья рубежа IV и V вв., указывает, что это помещение служило приемной или трапезной.

На территории греч. мон-ря «Мужи галилейские» (см. Елеонская гора) в 1889 г. была найдена напольная мозаика погребальной капеллы с арм. надписью, в которой упоминается Сусанна, мать Артабана. Парные изображения животных и растений, расположенные в неск. рядов, окружены орнаментальной рамой. Произведение близко к арм. мозаике из часовни у Дамасских ворот (см. выше) и к мозаике храма «Слез Господних» (см. ниже); видимо, они выполнены в местной мастерской, работавшей по заказам греч., арм. и лат. мон-рей (Kondoleon Ch., ed. Antioch: The Lost Ancient City. Princeton, 2001). Также на территории мон-ря сохранились 2 невысокие колонны, вершины к-рых украшены рельефными изображениями крестов. Подобный декор исключает их функциональную роль в архитектурном сооружении - скорее всего они были мемориальными. Уровень исполнения простых по композиции рельефов достаточно высок и свидетельствует о наличии в И. развитой скульптурной школы.

Церковь св. Иоанна Предтечи. V-VI вв. План
Церковь св. Иоанна Предтечи. V-VI вв. План

Церковь св. Иоанна Предтечи. V-VI вв. План

Елеонская гора была в ранневизант. время местом активного строительства. Помимо упомянутых выше крупных храмов источники сообщают о паломнических лат. мон-рях, построенных здесь в кон. IV - сер. V в. святыми Меланией Старшей и Младшей, Руфином и Пинианом. Между Елеонской базиликой и ротондой Вознесения обнаружен фундамент одноапсидной часовни св. Мелании (14×5,6 м, глубина апсиды 2,25 м; VII в.?). Ниже, на месте ц. «Слез Господних», были найдены руины храма с напольной мозаикой. К однонефному помещению церкви с узкой апсидой с сев. стороны примыкает меньшее с 3 нишами в вост. стене, расположенными над уровнем пола (центральная - полукруглая, боковые - прямоугольные). При простоте плана храм отличает высокий уровень исполнения мраморных деталей (напр., относившихся, вероятно, к атриуму колонн с коринфскими капителями). Неясно назначение 2 ниш, прорубленных параллельно друг другу с внешней и внутренней сторон апсиды; возможно, это рудимент оконного проема.

Церковь св. Петра

на юго-вост. склоне горы Сион была построена, по преданию, на месте отречения св. Петра от Спасителя (Мк 14. 66-72); в наст. время здесь расположена ц. св. Петра «ин Галликанту» (galli cantus - крик петуха). Развалины ранневизант. храма и мон-ря (ок. V в.) раскрыты в 1889 г. Ж. Жермер-Дюраном при участии католич. братства Успения; раскопаны в 1992-2000 гг. Испанским библейским и археологическим ин-том под рук. Ф. Диаса. Храм был базиликальным (20×14 м), 3-нефным, с апсидой (диаметр 5 м), заключенной между пастофориями. В нем было подземное, вырубленное в скале помещение, почитавшееся как темница в доме Каиафы, где во время ареста провел ночь Спаситель. С зап. стороны к храму был пристроен атриум (16×9 м). Рядом с храмом находилось неск. комнат, полы к-рых были украшены мозаиками. Сохранились надписи: «Господь будет охранять выхождение твое и вхождение твое отныне и вовек» (ср.: Пс 120. 8), «Во спасение Марии». Раннехрист. традиция помещала здесь также дом первосвящ. Каиафы. Раскопками раскрыты развалины домов зажиточных иудеев эпохи Второго храма; изучены жилые и хозяйственные сооружения, скальные вырубки эпохи Второго храма и более древние (VIII-VI вв. до Р. Х.).

Купол скалы. 685-691 гг. Фотография. 2008 г.
Купол скалы. 685-691 гг. Фотография. 2008 г.

Купол скалы. 685-691 гг. Фотография. 2008 г.

В долине Хинном, к юго-западу от Старого города, обнаружено много вторичных христ. погребений в иудейских гробницах, причем найденные надписи указывают, что усопшие - монахи одного из мон-рей на Сионе, находящемся неподалеку. В 1932 г. западнее, на месте совр. здания ИМКА (Христ. ассоциация молодых людей), открыто кладбище V-VII вв. с простыми, вырубленными в скале могилами, ориентированными по оси «восток-запад» и покрытыми каменными плитами. При одной из гробниц открыта надпись по-гречески: «Собственная гробница Са[муила], епископа монастыря иверов, приобретенного ими возле Башни Давида». Большая подземная гробница в Бейт-Сафафе делилась на отдельные помещения, где сохранились погребения в свинцовых гробах и капелла с мозаичным полом с посвятительной надписью некоего Самуила и датой 6200 г. от Сотворения мира (792; Л. Ди Сеньи предположил использование здесь груз. летосчисления, где 6200 = 596 г.).

Территория западнее Старого города, за Яффскими воротами, начала использоваться в ранневизант. эпоху в связи с активизацией паломничеств. Здесь открыта улица, ведущая к воротам и застроенная по обеим сторонам домами, к-рые террасами спускаются от города (вдоль ее юж. стороны был выстроен навес, а на северную падала тень от домов). Дома разделены на небольшие равные помещения, возможно лавки. Под кладками раннеисламского времени открыты фрагменты бани, которую снабжал водой подходивший сюда акведук; его канал (глубина 0,7 м, ширина 0,4 м) функционировал с ранневизант. времени до кон. XIX в. Еще одна улица шла к северо-западу от ворот; находки показывают, что по ней пролегал паломнический путь. Здание с продолговатым планом, открытое на этой улице, могло служить странноприимным домом: его мозаичный пол украшали греч. цитаты из псалмов.

Субструкции бассейнов Овчей купели (Вифезды). Фотография. 2008 г.
Субструкции бассейнов Овчей купели (Вифезды). Фотография. 2008 г.

Субструкции бассейнов Овчей купели (Вифезды). Фотография. 2008 г.

Западнее Яффских ворот обнаружено кладбище ранневизант. периода с необычными для И. простыми могилами. Среди них выделяется гробница № 10 - массовое захоронение жертв персид. нашествия (Maeir A. M. The Excavations at Mamila: Phase 1 (1989) // Ancient Jerusalem Revealed / Ed. H. Geva. Jerusalem, 1994. P. 299-305; Reich. 1994). Погребальная пещера с небольшой капеллой перед фасадом наполнена костями. Маленькая апсида капеллы украшена плохо сохранившейся фреской «Благовещения»; мозаика пола имеет поминальную греч. надпись в tabula ansata в память о тех, «имена коих Ты, Господи, веси». Все погребенные были христианами: среди костей встречаются каменные и металлические крестики и до 130 монет (позднейшая - ауреус времени визант. имп. Фоки, 602-610). Антропологическая экспертиза показала, что похоронены в основном молодые люди, причем женщин вдвое больше, чем мужчин.

Вероятно, это захоронение у пруда Мамилла - одно из 35 мест, где хоронили погибших, известное из рассказа Антиоха Стратига (см. выше). Ж. Т. Милик (Milik J. T. La Topographie de Jerusalem vers la fin de l'epoque Byzantine // MUB. 1960/1961. Vol. 37. P. 127-189) реконструировал список, включавший 35 мест захоронений, как хорошо известных (у Новой базилики, Сионских ворот), так и неидентифицируемых («Серапион», «Золотой город» и т. п.). В различных сохранившихся версиях сочинения Антиоха Стратига указывается, что в захоронении у пруда Мамилла было погребено от 4518 до 24 528 чел. Вскоре после освобождения города над местом погребения была поставлена небольшая часовня, ее маленькая апсида была украшена плохо сохранившейся фреской («Благовещение»?). В окрестностях И. известно не менее 7 мест массовых захоронений - у пруда Мамилла и к югу от Яффских ворот, братские могилы на протестант. кладбище на горе Сион, между могилой Давида и греч. правосл. кладбищем (упом. у Антиоха Стратига как захоронение «у ворот Сиона», открыты в XIX в.), 2 места на обычном кладбище ранневизант. эпохи у Дамасских ворот.

Троицкий собор Горненского мон-ря. Архит. архим. Леонид (Сенцов). 1911-1914; 2003-2007 гг. Фотография. 2008 г.
Троицкий собор Горненского мон-ря. Архит. архим. Леонид (Сенцов). 1911-1914; 2003-2007 гг. Фотография. 2008 г.

Троицкий собор Горненского мон-ря. Архит. архим. Леонид (Сенцов). 1911-1914; 2003-2007 гг. Фотография. 2008 г.

В мон-ре Св. Креста к западу от Старого города открыты руины храма с мозаиками V-VI вв.; материалы указывают на существование здесь в ранневизант. эпоху крупного храма, пережившего 2 периода строительства (Economopulos. 1984; Tzaferis V. The Monastery of the Cross: Where Heaven and Earth Meet // BAR. 2001. Vol. 27. N 6. P. 33-41).

В Айн-Кареме во францисканской ц. Рождества Иоанна Предтечи С. Саллером был обнаружен комплекс c ц. Мучеников (посвящение установлено по мозаичной надписи), состоящий из 2 примыкающих друг к другу базилик (Saller. 1946). Северная базилика более крупная, практически квадратная в плане; перекрытие храма поддерживали 2 центральных столпа; 3-частный алтарь занимал треть пространства. Южная базилика 3-нефная, с выступающей алтарной апсидой. Здания датируются кон. V - нач. VII в. Неподалеку, в совр. католич. ц. Посещения Марии Елисаветой, Багатти изучена небольшая подземная часовня, состоящая из 2 соединенных друг с другом однонефных залов, каждый из к-рых завершается апсидой (Bagatti. 1948).

Церковь св. Иоанна Предтечи. V-VI вв. Фотография. 2008 г.
Церковь св. Иоанна Предтечи. V-VI вв. Фотография. 2008 г.

Церковь св. Иоанна Предтечи. V-VI вв. Фотография. 2008 г.

В Эвен-Саппире близ Айн-Карема в 1999-2005 гг. Гибсоном исследована т. н. Пещера Иоанна Крестителя - место, почитавшееся ранними христианами. Это длинная и узкая (24,5×3,7 м при высоте 4,9 м) пещера, в к-рую вели 6 широких ступеней. Стены были единовременно покрыты толстым слоем водонепроницаемой штукатурки. Явно предназначенная для хранения воды, она, как настаивает исследователь, не служила хозяйственным целям. Время создания пещеры относится к периоду гораздо более древнему, чем раннехристианский, к IV-V вв. она существенно заполнилась отложениями. Граффити в силу этого расположены почти под потолком; это примитивные рисунки, изображающие стоящую фигуру с поднятыми руками и палкой (возможно, жезлом или крестом) в левой руке. Надписей в пещере нет.

Помимо того, в окрестностях И. в последние годы раскрыто то, что осталось от ряда мон-рей ранневизант. периода, в т. ч. Мартирия св. мон-ря в Маале-Адумиме, и от скита при дороге из И. в Вифлеем в Хирбат-Табалия близ Кафизмы (см. Иудейской пустыни монастыри).

Л. А. Беляев, И. Н. Попов,С. В. Тарханова

Раннеисламский И.

Первые халифы и Омейяды

В VII в. И. был завоеван арабами-мусульманами и стал одним из духовных центров исламской цивилизации. В араб. традиции И. получил наименования Байт-эль-Макдис (араб. название храма Соломона), Илья (от Aelia) и Эль-Кудс (святость), ставшее с X в. общеупотребительным.

В 637 г., в ходе араб. завоевания Палестины, И. подвергся продолжительной осаде и капитулировал. В 637 г. халиф Омар, находившийся тогда в Заиорданье, прибыл в город и подтвердил условия капитуляции: христианам, получившим статус зиммиев (покровительствуемых), гарантировалась неприкосновенность жизни, имущества и церквей в обмен на уплату подушной подати (см. Джизья) и политическую лояльность. Особо оговаривалось недопущение в город евреев (возможно, по аналогии с подобным установлением имп. Ираклия). Позднейшая традиция приписывает халифу формулировку условий проживания христиан под мусульм. владычеством (т. н. договор Омара). Этот апокриф сложился в среде мусульм. книжников неск. веков спустя и отражает реалии межконфессиональных отношений зрелого средневековья (FEI. Vol. 4. P. 1097-1098; Duri. 1990. P. 106-109; Большаков. 1993. С. 69-74). Христиане в VII-VIII вв. составляли значительную часть населения И. Район проживания христ. большинства сложился в сев.-зап. части города, вокруг храма Гроба Господня. Основной мусульм. квартал находился к югу от Храмовой горы, постепенно мусульмане обживали и территории к западу и северу от нее; немногочисленные иудеи селились к западу, затем к северу от Храмовой горы (Wager. 1988. P. 54, 104; Prag. 2002. P. 136). В кон. 60-х гг. VII в., после почти 30-летнего перерыва, было восстановлено преемство Иерусалимских патриархов. Западноевроп. паломники (Аркульф ок. 680, Виллибальд в 20-х гг. VIII в. и др.), а также литургические тексты, восходящие к раннеараб. эпохе, свидетельствуют о сохранении многочисленных храмов и торжественных христ. богослужений. В И. и в лавре св. Саввы Освященного в VII-VIII вв. жили мн. церковные деятели и писатели: свт. Андрей Критский, прп. Иоанн Дамаскин, Косма Маюмский, прп. Стефан Савваит Младший, еп. Феодор Абу Курра и др.

Вход в подземную часть ц. Успения Пресв. Богородицы. Ок. 1130 г. Фотография. 2008 г.
Вход в подземную часть ц. Успения Пресв. Богородицы. Ок. 1130 г. Фотография. 2008 г.

Вход в подземную часть ц. Успения Пресв. Богородицы. Ок. 1130 г. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. прав. Анны у Овчей купели. Сер. XII в. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. прав. Анны у Овчей купели. Сер. XII в. Фотография. 2008 г.

Интерьер ц. прав. Анны у Овчей купели. Сер. XII в. Фотография. 2008 г.

При Омейядах (661-750) И. приобрел большое религиозно-политическое значение, несмотря на то что с 717 г. адм. центром Палестины стал г. Рамла. Население И. возросло. Муавия (661-680) и Абд аль-Малик (685-705) были провозглашены халифами и приняли присягу подданных в И. Халифы многократно посещали город. Вероятно, Абд аль-Малик стремился противопоставить И. как религ. центр святыням нелояльного к Омейядам Хиджаза (Мекке и Медине), где правил их соперник Ибн Зубайр. Согласно антиомейядским источникам позднейшего времени, Абд аль-Малик якобы предписал мусульманам совершать паломничество не в Мекку, а в И. Основным центром внимания стала Храмовая гора (Харам-эш-Шариф - благородное святилище), к-рая была заброшена в предшествующие столетия. Мечеть, построенная халифом Омаром (ок. 640), вероятно, находилась на месте позднейшей мечети Аль-Акса, однако источники не позволяют точно определить ее расположение. По описанию христ. паломника Аркульфа, мечеть вмещала 3 тыс. чел., что предположительно составляло треть или половину мусульман И. того времени. В кон. VII - нач. VIII в. на Храмовой горе был возведен один из важнейших для ислама комплексов, включивший Купол скалы (Куббат-эс-Сахру) и мечеть Аль-Акса. Это самое раннее сохранившееся произведение мусульм. архитектуры и, по всей видимости, первая масштабная постройка Омейядов. По размаху этот проект сравним для И. с работами эпох Адриана и Константина. До 70-х гг. XX в. Храмовая гора оставалась единственным широким открытым пространством Старого города. С севера и запада к нему примыкала плотная городская застройка, с востока и юга границы комплекса совпадают с крепостной стеной.

Карниз юж. фасада храма Гроба Господня. Сер. XII в.
Карниз юж. фасада храма Гроба Господня. Сер. XII в.

Карниз юж. фасада храма Гроба Господня. Сер. XII в.

Купол скалы был построен между 685 и 691 гг. практически в центре Храмовой горы. Он возвышается на искусственно выровненной платформе (высота относительно уровня наклонной поверхности Храмовой горы от 2,5 до 6 м, площадь - неправильный прямоугольник - ок. 150-160×130-140 м). Здание представляет собой октагон, увенчанный высоким куполом, под к-рым, в интерьере октагона, выступает неровная поверхность священной скалы. Купол двойной, его внутренний диаметр точно повторяет диаметр купола ротонды Воскресения (более 20 м); на протяжении веков он многократно переделывался. Купол опирается на колонны и пилоны круговой галереи вокруг скалы; между ней и внешними стенами расположена еще одна 8-гранная колоннада. Внешняя колоннада состоит из 8 пилонов (расположены против углов октагона) и промежуточных тройных аркад на колоннах; во внутренней 4 пилона чередуются с 4-пролетными аркадами. Перекрытия всех частей здания деревянные. Пропорции пространства гармоничны: диаметр внутреннего октагона примерно равен ширине обеих галерей и высоте стен до уровня барабана. Входы расположены по сторонам света, южный позже был закрыт и превращен в михраб. В каждой из стен устроен ряд из 5 окон и 2 ниш справа и слева от них. Первоначально над ними проходил ярус из 13 слепых арочек, украшенных мозаиками; барабан также имел мозаичные украшения. Сейчас верхняя часть здания облицована изразцами, изготовленными в 1958-1966 гг. и повторяющими декор 60-х гг. XVI в. Изнутри стены и пол облицованы мрамором различных оттенков. Простенки над и между арками, поддерживаемые позолоченными коринфскими и композитными капителями, и барабан украшены орнаментальными мозаиками, очень близкими по стилю к мозаикам мечети Омейядов в Дамаске.

Купол скалы изначально был возведен как мартирий над священным камнем. Этот камень, согласно ранним хадисам, воспринимался как место, откуда Всевышний вознесся на небо после создания мира (Ettinghausen et al. 2001. P. 15). Лишь позже, приблизительно с IX в., Храмовая гора стала отождествляться с местом ночного путешествия прор. Мухаммада в «дальнюю мечеть» («масджид Аль-Акса», Коран 17. 1) и его вознесения на небеса. Строительство Купола скалы имело большое значение и в утверждении ислама как завершения Откровения, данного в иудаизме и христианстве: в мозаичных посвятительных надписях приведены в т. ч. тексты Корана, отвергающие христ. догматы о Воплощении и Троице (Коран 4. 169). Так же следует оценивать и соотнесение нового здания, видного с любой высокой точки города, с подобным ему храмом Гроба Господня, зажатым тесной городской застройкой. Наконец, существенны и политические аспекты, связанные с утверждением Омейядской династии. Они отражены и непосредственно (в посвятительных надписях), и в уподоблении постройки храму Соломона (место ее возведения и напоминающие т. н. соломоновы колонны райские древеса на мозаиках), и в мозаичных изображениях визант. и сасанидских царских венцов, вплетенных в орнаменты.

Архитектура Купола скалы является творческой переработкой современных ему ранневизант. образцов. По объемно-пространственному решению Купол скалы весьма близко соотносится с архитектурой храма Кафизмы (сер. V в.), расположенного недалеко от И. В обеих постройках центральная аркада на колоннах окружает пространство священного камня, вокруг к-рого располагаются 2 кольца-амбулатория. Однако в Кафизме помимо центрального устроен дополнительный сакральный фокус в виде апсиды; 4 малых придела внутри храма также ориентированы на восток; реконструируется ступенчатое перекрытие, спускающееся от центрального купола 2 уровнями. В Куполе скалы план исключительно центричен (небольшая ниша михраба появилась позже), причем оба амбулатория перекрыты единой односкатной крышей; здание не усложнено дополнительными внутренними структурами. Важнейшие новшества архитектуры Купола скалы проявились, по мнению А. Грабара, в содержании мозаичного убранства, соотношении между архитектурой и декором и новой роли купола в композиции. В мозаиках не только отсутствуют изображения живых существ, но и иначе трактованы традиционные для античности растительные мотивы: Грабар отмечает «нереалистическое употребление реалистических форм и неприродную комбинацию из природных объектов» (Ettinghausen et al. 2001. P. 19). Наконец, необычайно длинные фризы из надписей (всего 240 м) носят не только посвятительный, но и вероучительный и одновременно орнаментальный характер. Мозаичный и мраморный декор в отличие от рим. и ранневизант. традиции практически полностью скрывает структурные особенности здания, создавая самостоятельную «драгоценную оболочку»; здесь возможно влияние сасанидского стукового декора. Купол в противоположность юстиниановской архитектуре очень высокий, резко выявлен снаружи, но зато практически не виден внутри из-за аркад (непосредственно под ним находится священная скала).

В 691-692 гг. к западу от Купола скалы был построен небольшой Купол цепи (Куббат-эс-Сильсила), выполнявший, возможно, функции сокровищницы Храмовой горы. Он многократно перестраивался.

Странноприимный дом с ц. Нотр-Дама-де-Франс. Архит. о. Э. Бубе. 1884-1904 гг. Фотография. 2008 г.
Странноприимный дом с ц. Нотр-Дама-де-Франс. Архит. о. Э. Бубе. 1884-1904 гг. Фотография. 2008 г.

Странноприимный дом с ц. Нотр-Дама-де-Франс. Архит. о. Э. Бубе. 1884-1904 гг. Фотография. 2008 г.

В 709-715 гг., при халифе аль-Валиде I, в юж. части Храмовой горы на одной оси с Куполом скалы, вероятно на месте мечети времени Омара, было завершено строительство мечети Аль-Акса, начатое еще при Абд аль-Малике. Мечеть многократно перестраивалась, ранние архитектурные фазы ее строительства спорны; тем не менее совр. постройка включает существенные части первоначального здания (возможно, восходящие к эпохе Омара). Мечеть была построена в форме базилики, в к-рую вскоре была введена купольная ячейка перед михрабом; первоначальное число нефов неизвестно. Интерьер был украшен мрамором и стуковыми рельефами; неск. позже появились мозаики. Сохранилось большое число деревянных панелей с резьбой, украшавших перемычки-антаблементы между колоннами с возвышающимися над ними арками (нек-рые экспонируются в Музее Рокфеллера в И.).

Имп. Адриан за плугом обводит колонию «городской чертой». Рим. монета в ознаменование создания Элии Капитолины. Чеканилась в 130-251 гг.
Имп. Адриан за плугом обводит колонию «городской чертой». Рим. монета в ознаменование создания Элии Капитолины. Чеканилась в 130-251 гг.

Имп. Адриан за плугом обводит колонию «городской чертой». Рим. монета в ознаменование создания Элии Капитолины. Чеканилась в 130-251 гг.
Арка эпохи имп. Адриана (117-138) (ныне в ц. «Се человек»). Фотография. 2008 г.
Арка эпохи имп. Адриана (117-138) (ныне в ц. «Се человек»). Фотография. 2008 г.

Арка эпохи имп. Адриана (117-138) (ныне в ц. «Се человек»). Фотография. 2008 г.

В период Омейядов (предположительно при аль-Валиде) были укреплены стены И., отреставрированы городские акведуки, а у подножия Храмовой горы построены городские кварталы с базарами, банями и дворцом правителя, состоявшим из 6 отдельных зданий. Наиболее крупное из них было связано с мечетью Аль-Акса широким лестничным пролетом. По архитектурному плану оно близко к др. ближневост. дворцам омейядского периода. Постройка, согласно традиции позднерим. вилл, состояла из внутреннего двора, окруженного 2-этажными покоями, к-рые открывались внутрь арочными пролетами. Стены дворца массивные, в нек-рых частях основание уходит под землю на 9 м. Каменная кладка полов имела толстый подготовительный слой из строительного мусора на цементе (4,5 м), а сверху была покрыта тонким слоем terra rosa (15-20 см). Сохранились фрагменты стуковых рельефов c оригинальными геометрическими мотивами пересекающихся квадратов и кругов. Дворец был серьезно поврежден землетрясением 749 г. и более не восстанавливался.

И. при Аббасидах

В 745 г., после неудачного восстания иерусалимских мусульман против халифа Мервана II, стены города были разрушены. Катастрофическое землетрясение 749 г. и землетрясения 2-й пол. VIII в. сильно повредили мечети и церкви И.

Халифы династии Аббасидов также демонстрировали уважение к святыням И. Город посещали халифы аль-Мансур (в 758 и 771) и аль-Махди (780). Они организовали перестройку разрушенной землетрясениями 749 и 774 г. мечети Аль-Акса, причем в процессе реконструкции 771-780 гг. была полностью перестроена вся зап. часть. Здание стало 15-нефным. Три центральных нефа имели стены с окнами, средний возвышался над боковыми (что уподобило центральную часть мечети рим. базилике); стены опирались на новые аркады с очень широкими пролетами между колоннами. Городские стены, однако, не были восстановлены, и И. оказался в серьезной опасности в 798 г., в период междоусобной войны бедуинских племен в Палестине, сопровождавшейся разграблением городов и селений. Анархия, разорение и голод постигли Палестину и во время гражданской войны сыновей халифа Харуна ар-Рашида в 811-813 гг. Значительная часть мусульм. населения покинула И. С победой аль-Мамуна порядок был восстановлен и возобновилась строительная активность, в частности были проведены работы по украшению Купола скалы (FEI. Vol. 4. P. 1098-1099; Duri. 1990. P. 108-112; Медников. 1897-1903. Т. 1. С. 665-679, 730-731, 743, 749-750).

На рубеже VIII и IX вв. христ. община постепенно утратила мн. традиции материальной культуры и социального уклада, сохранявшиеся с ранневизант. эпохи. Спасаясь от политических потрясений нач. IX в., христиане переселялись в Византию или принимали ислам. Тем не менее И. сохранял роль священного центра правосл. Востока и всего христ. мира, символом чего стал Благодатный огонь, к-рый упоминается в источниках с 60-х гг. IX в. В нач. IX в. франк. имп. Карл Великий посылал милостыню к Св. Гробу и основал в И. лат. церковь с гостиницей для паломников.

Со 2-й пол. IX в. Арабский халифат приходит в упадок. И. и вся Палестина периодически оказывались под властью местных полунезависимых правителей или егип. династий Тулунидов (владели Палестиной в 878-905), Ихшидидов (935-969) и Фатимидов (с нач. 70-х гг. X в.). По мере изменения демографического баланса на Ближ. Востоке в пользу мусульман положение зиммиев стало ухудшаться; в частности, был введен запрет на расширение и несанкционированный ремонт христ. храмов. В 937 г. церкви И. подверглись нападению мусульман; в 966 г. в результате конфликта патриарха Иоанна VII Иерусалимского с мусульм. наместником И. храм Св. Гроба был разграблен и сожжен, а патриарх убит. Восстановление храма растянулось на неск. десятилетий и завершилось к нач. XI в. Вскоре после этого св. места пережили еще одно разорение: по приказу фатимидского халифа аль-Хакима в сент. 1009 г. были разрушены храм Гроба Господня, базилика Константина, гробница Богородицы в Гефсимании, храм Вознесения на Елеонской горе и ряд др. христ. святынь. Однако уже через неск. лет христиане получили возможность начать восстановление, хотя патриарх Феофил I Иерусалимский, самовольно перестроивший купол храма Гроба Господня в 10-х гг. XI в., был привлечен за это к суду наместника Палестины. В 20-30-х гг. XI в. между визант. правительством и Фатимидами шли переговоры о нормализации отношений; по мирному соглашению 1035 г. визант. император получил возможность отстроить на свои средства храм Св. Гроба. В ходе строительных работ, продолжавшихся до 1048 г., была изменена планировка храмового комплекса, в частности осталась невосстановленной базилика Константина. В 30-50-х гг. XI в. грузинами был отстроен комплекс мон-ря Св. Креста.

В VIII-Х вв. Храмовая гора была важнейшим центром общения богословов и суфиев со всего мусульм. мира, но после перехода города под власть шиитов Фатимидов интеллектуальная активность в И. резко сошла на нет. Фатимиды не менее прежних династий поддерживали храмовое строительство. При халифе Али аз-Захире были проведены крупные ремонтные работы на Храмовой горе, здания к-рой пострадали от землетрясений 1016 и 1033 гг. В 1022 г. над Куполом скалы был возведен новый купол, в 1027 г. были сделаны новые мозаики. Мечеть Аль-Акса была уменьшена в размерах (вероятно, до 5 нефов), в ее центре был устроен новый купол, пилоны и арки под ним были украшены мозаиками. Оба возведенных при аз-Захире купола в целом сохранились до нашего времени (Duri. 1990. P. 113-120; FEI. Vol. 4. P. 1099-1100). По оценкам перса Насира-и-Хусрау (1047), население города составляло 20 тыс. чел. По расчетам совр. исследователей, исходящим из площади старого И. (80 га) и параметров городской застройки по данным османских источников, плотность населения города оценивается в 200-240 чел./га, а общая численность жителей (ок. 25 тыс.) оказывается близкой к той, к-рую указал Насир-и-Хусрау (Медников. 1897-1903. Т. 2(2). С. 734-749, 792-804, 853-882, 1196-1216, 1263-1284; Большаков. 2001. С. 104, 137). Ок. 1063 г., в ходе перестройки стен И., христиане образовали собственный квартал в сев.-зап. части И. близ храма Гроба Господня. За районом закрепилось название «Патриарший квартал». Купцы из Амальфи, обосновавшиеся в И. в нач. XI в., построили к югу от храма Гроба Господня 2 мон-ря с приютами для паломников: между 1036 и 1070 гг.- мужской бенедиктинский с ц. св. Марии Латинской, ок. 1080 г.- женский с ц. св. Марии Магдалины (позже св. Марии Великой). Также ок. 1070 г. они основали приют с ц. св. Иоанна (Милостивого?) для больных паломников, также подчиненный бенедиктинцам; неясно, идентичен ли этот храм существующей по сей день в том же районе ц. Иоанна Предтечи. Т. о. к югу от храма Гроба Господня сформировался комплекс зданий госпиталя, ставшего важнейшим центром И. при крестоносцах, а позже получивший название Муристан (от персид. «маристан» - госпиталь). Тенденция разделения населения по этно-конфессиональным районам была общей для ближневост. городов X-XI вв. Она стала формой взаимной поддержки в общинах в условиях роста политической нестабильности и межобщинных столкновений (Медников. 1897-1903. Т. 1-2; FEI. Vol. 4. P. 1099; Duri. 1990. P. 118; Hiyari. 1990. P. 132-134).

Иерусалим в эпоху крестовых походов XI-XIII вв.
Иерусалим в эпоху крестовых походов XI-XIII вв.

Иерусалим в эпоху крестовых походов XI-XIII вв.
Совр. план храма Гроба Господня
Совр. план храма Гроба Господня

Совр. план храма Гроба Господня

В 1073 г. И. был взят войсками тюрок-сельджуков, после чего оставался объектом соперничества Фатимидов и различных сельджукских военачальников. В итоге в Палестине закрепился один из них, Артук бен Аль-Аксаб, вассал султана Тутуша, правившего Сирией. Недолгий период правления Артука и его сыновей (1079-1098) был отмечен процветанием И. и активизацией интеллектуальной и культурной жизни города. В 1098 г. в Палестину вторглись Фатимиды и восстановили свою власть над И. Однако они смогли удержать его менее года, до прихода в Св. землю войска крестоносцев (Duri. P. 119-120; Hiyari. 1990. P. 135-137; FEI. Vol. 4. P. 1099; Медников. 1897-1903. Т. 1. С. 862-872).

К. А. Панченко, С. В. Тарханова, Л. К. Масиель Санчес

И. эпохи крестоносцев

Крестоносцы появились под стенами И. в нач. июня 1099 г. Христиане были выдворены из И. во избежание их сговора с «франками» и для экономии припасов во время осады. Ок. 40 дней крестоносцы осаждали город, и 15 июля И. был взят штурмом, за чем последовало истребление всех находившихся в городе. Цифры погибших (60-70 тыс.) выглядят огромными, однако следует учитывать, что И. был переполнен беженцами из округи (FEI. Vol. 4. P. 1100; Hiyari. 1990. P. 137-140; Ришар. 2002. С. 44).

И. стал столицей Иерусалимского королевства крестоносцев, к-рое за неск. десятилетий распространило свою власть на всю Палестину, частично на земли к югу и востоку от Мёртвого м. В И. находились резиденция короля, лат. патриарха, руководство духовно-рыцарских орденов. В период владычества «франков» топография города неск. изменилась. Крестоносцы предприняли восстановление множества иерусалимских храмов. К ротонде Св. Гроба с вост. стороны были пристроены колокольня и ц. Воскресения. Церкви св. Марии Латинской и св. Марии Великой а также госпиталь стали принадлежать новообразованному ордену госпитальеров; церкви и гостиница были значительно расширены. Возводились новые церкви, мон-ри и странноприимные дома для паломников. Мечети были обращены в церкви: так, Купол скалы получил название Templum Domini (храм Господень), шафиитское медресе (религ. школа) снова стало ц. св. Анны. Мечеть Аль-Акса (при крестоносцах Templum Salomonis, храм Соломона) сначала стала дворцом иерусалимского короля, а потом, после постройки нового дворца около башни Давида, была передана ордену тамплиеров. Внутреннее пространство мечети было разделено на жилые помещения, с востока к ней пристроили готическую алтарную апсиду (FEI. Vol. 4. P. 1100; Hiyari. 1990. P. 141).

И. XII в. описан в сочинениях ряда паломников и географов, из которых наибольшую ценность представляют свидетельства саксонца Зевульфа (1102-1103), рус. игум. Даниила (1106-1107), араб. географа аль-Идриси (1154) (Медников. 1897-1903. Т. 2(2). С. 925-930, 956-961, 1078-1079, 1089-1097).

Взятие И. крестоносцами сопровождалось почти полной сменой его населения: большинство христиан, изгнанных из города до начала осады, рассеялись по Палестине, мусульмане и иудеи были вырезаны после штурма. Лишь небольшое количество крестоносцев осталось жить в опустевшем И. Первые иерусалимские короли столкнулись с задачами организации снабжения и обороны своей столицы, а также проблемой нехватки населения. Кор. Балдуин I (1100-1118) активно привлекал в город заиорданских христиан, обещая им различные льготы и выделив для поселения сев.-вост. сектор И., известный в XII в. как Сиро-Христианский квартал. Европ. население сконцентрировалось в Патриаршем квартале. В юго-зап. части города, вокруг ц. св. Иаковов, образовался Армянский квартал (арм. духовенство наряду с православными и представителями др. исповеданий было допущено к богослужению у Св. Гроба). В источниках упоминаются Немецкая ул. к востоку от Сионских ворот, Испанская ул. между Сиро-Христианским и Патриаршим кварталами и др. Различные этноконфессиональные группы обладали широкой внутренней автономией и управлялись в значительной степени по своим обычаям. Укрепление крестоносных гос-в и прибытие в Палестину новых европ. колонистов способствовали постепенному увеличению населения И., достигшего к 80-м гг. XII в. ок. 10 тыс. чел. (Hiyari. 1990. P. 140-144; Ришар. 2002. С. 45-46).

К. А. Панченко

Архитектура И. эпохи крестоносцев

по сложности поставленных перед ней задач и успешности решений сопоставима с зодчеством ранневизант. периода. Многие из восстановленных и вновь построенных крестоносцами храмов были впосл. разрушены или перестроены. Но все же их сохранилось столь значительное количество, в т. ч. наиболее важные церкви и мартирии, что архитектура города при латинянах известна несравненно лучше, чем за любой из предшествующих периодов. Она объединила традиции разных регионов Европы и Востока и оказала большое влияние на дальнейшее развитие архитектуры всего средневек. мира. Принято считать (в большинстве случаев это лишь догадки), что основную роль в строительстве крестоносцев сыграли приезжие зап. мастера, сотрудничавшие с местными - арм. архитекторами, каменщиками из арабов-христиан, греч. и сир. живописцами, позже со скульпторами и строителями из местных латинян. Основной строительный камень - светлый известняк; преобладает техника т. н. панцирной кладки. Качество обработки разное: от идеально вытесанных и подогнанных блоков во всех крупных постройках до редких случаев применения грубоотесанных квадров.

Иерусалим в XIX-XX вв.
Иерусалим в XIX-XX вв.

Иерусалим в XIX-XX вв.
Интерьер ц. Страданий Христовых («Церковь всех наций»). Архит. А. Барлуции. 1919-1924 гг. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. Страданий Христовых («Церковь всех наций»). Архит. А. Барлуции. 1919-1924 гг. Фотография. 2008 г.

Интерьер ц. Страданий Христовых («Церковь всех наций»). Архит. А. Барлуции. 1919-1924 гг. Фотография. 2008 г.

Романский стиль, в к-ром работали первые мастера крестоносцев, вскоре откликается на тенденции цистерцианской архитектуры и ранней готики, отражая тесную связь с ведущими европ. центрами зодчества, прежде всего с Францией. В постройках И. черты готики ясно проявляются в формах опор и нервюрах сводов; стены при этом не превращаются в полупрозрачные мембраны, окна остаются небольшими и одиночными, как в цистерцианских постройках. Романский и провинциальный визант. стиль присутствует в оформлении фасадов, где доминируют гладкие стены, иногда расчлененные пилястрами, с редкими оконными проемами. Чисто готическими являются немногочисленные здания XIII в. (Сионская горница). В области пластического декора значительным было влияние работавших в И. мастеров из Сев.-Зап. Европы и Юж. Италии (Buschhausen. 1978; Pace. 1984). Интенсивное церковное строительство началось уже вскоре после появления крестоносцев в И., но его точная хронология пока неясна. Памятники И. археологически исследованы и хорошо описаны, но архитектура крестоносцев в И., вопросы ее типологии и развития стиля еще не становились предметом специального искусствоведческого анализа.

Строительная деятельность крестоносцев в И. и на всей Св. земле была обусловлена пристальным интересом к сакральной топографии. Они стремились связать максимально возможное количество ветхо- и новозаветных событий с конкретными местами, построив соответствующие здания. И. был средоточием связанных с евангельскими событиями св. мест. Резко возросло число паломников из Зап. Европы, и перед крестоносцами встал вопрос о восстановлении старых и строительстве новых церквей. На протяжении 4 веков владения Св. землей мусульманами церкви в И. почти не возводились, существовавшие храмы IV-VII вв. редко ремонтировались и ветшали; большинство церковных построек к появлению крестоносцев лежали в руинах. Крестоносцы вселили в местных христиан надежду на восстановление древних святынь, к тому же стремились и прибывшие в И. католики. Перед крестоносцами стояла масштабная задача по восстановлению храмов, осуществление к-рой растянулось почти на столетие.

К сер. XI в. внутри городских стен сформировались кварталы, разделенные кардо и декуманусом ранневизант. эпохи. Сев.-зап. квартал, в котором был расположен храм Св. Гроба, сохранялся за христианами. Евреи занимали сев.-вост. квадрат, мусульмане - всю юж. половину города. Завладевшие городом крестоносцы учинили погромы мусульман и евреев, изгнав их из города. Арабы-христиане заселили Еврейский квартал, к-рый был переименован в Сирийский. Армяне заняли юго-зап. квартал, а немцы - юго-восточный. При крестоносцах город был расширен со стороны юж. стены, у к-рой расположился королевский дворец. Мечети были превращены в церкви или использовались для гражданских нужд. Мечеть Аль-Акса, к-рую крестоносцы считали дворцом или храмом царя Соломона, стала дворцом короля, а после 1119 г.- военным и религ. центром ордена тамплиеров. Крестоносцы пристроили к зданию портик с аркадой и помещения с вост. и зап. сторон; в 60-70-х гг. XII в. они устроили еще одну церковь в сев. части дворца. Купол скалы, к-рый называли храмом Господним (Templum Domini), сначала был передан августинцам, позже стал ц. Марии аббатства тамплиеров. Находящийся рядом с Куполом скалы Купол цепи был превращен в часовню-мартирий ап. Иакова Младшего: согласно Иоанну Вюрцбургскому (ок. 1165), апостол был сброшен сюда с крыши Иерусалимского храма, под к-рым подразумевается Купол скалы (Pringle. 2007. P. 183). Над вост. частью Золотых ворот было возведено 2 купола; их появление связывается с особенностями католич. богослужений на Вход Господень в И. (Ibid. P. 103-109). Госпиталь к югу от храма Гроба Господня уже не принадлежал бенедиктинцам: в 1107-1113 гг. был учрежден устав ордена госпитальеров. В 1109 г. они построили новое большое здание госпиталя, способное приютить до 4 тыс. паломников.

Одним из первых был восстановлен храм Гроба Господня (о его структуре и архитектурной истории см. ст. Гроба Господня храм). Основные работы по перестройке храма начались в 40-х гг. XII в., и 15 июля 1149 г., в 50-ю годовщину взятия города крестоносцами, в нем было освящено 4 престола; строительство было в целом завершено в сер. 60-х гг. ХII в. (Ibid. P. 19-22). Архитектура храма масштабна и уникальна по пространственной сложности замысла, что обусловлено его значением как средоточия важнейших святынь, центра паломничества и кафедры Иерусалимского Патриархата. Новый храм отличался тем, что под его сводами оказались все главные христ. святыни этого места. Ротонда Воскресения над Гробом Господним была сохранена, с востока к ней были пристроены алтарь и трансепт, созданные по образцу т. н. паломнических романских церквей (с апсидой, окруженной обходом с капеллами). Голгофа оказалась включенной в структуру юго-вост. части трансепта, из амбулатория был устроен спуск в храм, построенный на месте обретения Св. Креста св. Еленой. У юж. стены храма, западнее трансепта, была возведена многоярусная колокольня.

При близости планировки нового храма к романским базиликам в нем отсутствует традиционная для этих храмов длинная зап. ветвь, так что зап. пара подкупольных столбов «срослась» с древними пилонами центрального прохода в ротонду. По сути трансепт стал поперечной осью подкупольного квадрата, т. к. его края не выходят за пределы боковых стен базилики. Т. о., вместе с боковыми компартиментами 4-столпный храм представляет собой скорее единое пространство с композицией, близкой к крестово-купольной. Местное влияние проявляется и в решении купола: он имеет высокий световой барабан, переход к к-рому осуществлен через сферические паруса, что редко для зап. традиции и характерно скорее для визант. и особенно арм. и груз. храмов.

Единственным полностью открытым фасадом храма является южный, выдержанный в раннеготическом духе. В храм ведет торжественно оформленный двойной вход, слева от к-рого находится колокольня, справа - крыльцо, через к-рое первоначально осуществлялся вход на Голгофу. Двойной перспективный портал со ступенчатыми стрельчатыми арками и с цветными мраморными колоннами оформляет входы в храм. Расположенные над ними 2 окна с многопрофильными перспективными наличниками вписаны в 2-арочную композицию, идентичную двойному порталу входа. Каждый из ярусов фасада завершен роскошным резным карнизом. Считается, что декор отражает влияние разных западноевроп. традиций, хотя профили, орнаментальные мотивы и др. значительно отличаются как от западноевроп. образцов, так и от др. произведений крестоносцев на Св. земле. Часть форм и орнаментов, напр. стрельчатые арки, перспективные порталы и ниши, орнаментация арок рядом «подушек», характерна для позднероманского и раннеготического зодчества, тогда как близкие к коринфским капители, карнизы, архитравы, профилированные арки, резные орнаменты с мотивами аканфа перекликаются с позднеантичными образцами. По-видимому, мастера крестоносцев воспроизводили те формы IV или VII в., фрагменты к-рых они могли видеть при разборке старого храма; при этом древние мотивы были органично соединены с западноевропейскими.

Сооруженная за вост. границей алтаря храма подземная ц. равноап. Елены (в наст. время принадлежит ААЦ) также отражает синтетический характер архитектуры святогробского комплекса. Это 4-колонный храм, напоминающий визант. церкви типа «вписанного креста», в к-ром применена типичная для строительства периода крестовых походов система перекрытий с центральным куполом на барабане и 8 перекрытыми крестовыми сводами ячейками. Колонны с плетеными корзинообразными капителями взяты, как представляется, из храма ранневизант. времени, хотя их датируют временем Аббасидов (Ibid. P. 48). Формы всех арок и перекрытий имеют зап. происхождение. Сейчас на поверхности виден только купол храма с 6 широкими окнами в барабане. Однако, если принять гипотезу о строительстве во 2-й пол. XII в. мон-ря за ц. равноап. Елены (Murphy-O'Konnor e. a. 1996. P. 499), церковь оказывается задуманной как наземное сооружение, основной объем которого вскоре оказался под уровнем монастырского двора. Аркада зап. портика этого двора сохранилась: ее заложили, превратив этот портик в закрытые помещения (Pringle. 2007. P. 66-67). Косвенно об этом свидетельствует и закладка нижней части окон барабана. Кроме того, в апсиде, непосредственно под конхой, расположено 3 ниши; характер облицовки их внутренней поверхности может свидетельствовать о том, что они первоначально были окнами.

В целом строительство крестоносцев в И. также имело масштабный характер: это десятки соборных и монастырских церквей, часовен, церквей-мартириев. Типологически оно не отличалось разнообразием. Это в основном продольно спланированные композиции храмов, с куполом или без него, а также группа «круглых», в большинстве своем 8-гранных построек. Изредка применялись композиции, родственные восточнохрист. крестово-купольным структурам. Архитектурная типология не соответствует в полной мере ни функциональному назначению церквей, ни посвящениям, хотя общая традиция возведения, напр., мартириев в виде центрических построек еще сохраняется, тем более что храмы повсеместно восстанавливались на прежнем месте с примерным сохранением плана.

Основным типом церковного здания была 3-нефная 3-апсидная базилика с 3, реже 4 парами столбов из блоков известняка. Иногда предалтарные травеи имели высоту, равную центральному нефу, а над средокрестием располагался купол. Это пространство не было классическим трансептом, т. к. концы поперечного нефа не выступали за пределы боковых стен храма, как это было принято в европ. романской традиции. Если «рукава» этих трансептов не были перекрыты крестовыми сводами, то такую композицию церкви можно было бы сопоставить с крестово-купольными храмами восточнохрист. традиции. Однако все ячейки, за исключением средокрестия, в лат. церквах И. перекрывались крестовыми сводами, как правило оформленными изящными гуртами.

Самой крупной, выходящей из ряда стандартных была ц. св. Марии на Сионе, или ц. Св. Сиона, существовавшая с ранневизант. времени в виде большой 5-нефной базилики. Обветшавшую к кон. XI в. базилику начали было восстанавливать, но затем решили перестроить. Пятинефная структура и форма алтаря были сохранены, но в зап. направлении она вышла далеко за пределы зап. стены ранневизант. базилики. Остальные базилики И. почти в 2 раза короче Сионской (ц. Успения Марии - в 1,5 раза) и имеют лишь 3 нефа. Общая длина базилики крестоносцев 67 м, наос был разделен на 11 травей и не имел ни трансепта, ни купола. Над юж. пастофорием и над 3 травеями юж. нефов находились соответственно часовня Св. Духа и Сионская горница (Coenaculum). Последняя сохранилась; она представляет собой прямоугольный зал с 2 колоннами (поставлены над колоннами, разделяющими юж. нефы базилики), несущими крестовые своды с профилированными арками и гуртами готического стиля. Работы над базиликой начались, вероятно, в 1-й пол. XII в. с алтарной части и продолжались во 2-й пол. века в зап. части (Ibid. P. 261-287); что касается горницы, то она возведена в готических формах, но точное время ее возведения неизвестно. Ш. М. де Вогюэ (Vogüé. 1860. P. 329-330) полагает, что эту работу исполнили кипрские архитекторы в 1342 г.; К. Анлар (Enlart. 1925-1928), исходя из стилистики, допускает строительство во 2-й период владения И. крестоносцами (1229-1244). Х. Пломмер исследовал то, что осталось от базилики, и пришел к выводу, что ее архитектурные формы близки к тем, к-рые применялись во Франции и в Англии в 70-80-х гг. XII в. По его оценке, возведение базилики началось лишь к концу 1-го периода владения городом крестоносцами и аркады нефа оставались открытыми до 1219-1220 гг. (Plommer. 1982; Pringle. 2007. 261-287).

Церковь Успения Богородицы с Ее Гробницей (ц. Гроба Богоматери) близ Гефсиманского сада (см. Гефсимания) была также заново отстроена крестоносцами.

От ранневизант. эпохи сохранилась крипта, восстановленная латинянами, с широким лестничным проходом с юж. стороны, фасад был оформлен порталом (ок. 1130). Вост. ветвь крестообразной крипты была продлена и завершена апсидой. Наклонный свод рукава обеспечил возможность устройства небольшого окна, выходящего у основания апсиды верхней церкви. Гроб Богородицы (часовня размером 1,82×2,04 м), высеченный в массиве скалы и находящийся в вост. рукаве крипты, был заново оформлен в виде эдикулы с кубовидным основным объемом и небольшой купольной ротондой над ним. Каменная скамья внутри эдикулы получила оформление, аналогичное декору Гроба Господня: она обрела с фронтальной стороны плиту-трансенну (см. Гроб Господень) с 3 отверстиями диаметром по 24 см, через к-рые паломники могли прикасаться к скале. Монументальный лестничный проход в крипту шириной 6-7 м и длиной 23 м построен из хорошо вытесанных блоков, на к-рых сохранилось множество меток каменщиков. Проход перекрыт стрельчатым сводом с одной подпружной аркой на консолях и с распалубками для боковых окон. Верхняя часть прохода перед самим входом в него слегка расширена и перекрыта крестовым сводом. В стенах нижней зоны прохода имеется 2 аркосолия с захоронениями. В большем, восточном, находилось захоронение кор. Мелисенды (ныне это часовня святых Иоакима и Анны), на время правления которой пришелся расцвет церковного строительства крестоносцев (см. также Иаковов мон-рь). Ниша глубиной 1,8 м и шириной 4,8 м имеет купол с выходящим наверх световым барабаном (еще в 1972 его окна были открыты). Барабан опирается на оригинальную 8-угольную конструкцию тромпами в виде трилистников, напоминающих сталактиты в арм. архитектуре. Захоронение Мелисенды, о котором сообщает Вильгельм Тирский («первый склеп справа при спуске по ступеням»), находилось в вост. стене часовни, к-рая со стороны прохода оформлена орнаментальной аркой из ряда резных цветков в квадратах, напоминающих кессоны. Устройство купола в склепе и его формы, отличные от произведений крестоносцев, демонстрируют ориентацию на арм. образцы, что связано с происхождением королевы (Кенаан-Кедар. 2007. С. 88-89). Меньшая часовня (ныне посвящена св. Иосифу) в зап. стене прохода первоначально могла служить местом захоронения кор. Морфии - жены Балдуина II и матери Мелисенды. Выразительный портал сформирован 2 арочными рамами: внешней, занимающей почти всю высоту фасада, и внутренней, в поле к-рой находятся дверной проем и сквозной люнет над перемычкой. По 3 узких мраморных колонны украшают перспективно углубленные уступы внутреннего портала с 3-ступенчатыми архивольтами. По одной такой же колонне вмонтировано под широким профилированным архивольтом внешней рамы. Горизонтальные резные карнизы со стилизованным акантом связывают между собой капители коринфского типа внутренних и внешних колонн.

Верхняя церковь могла быть построена ок. 1130 или между 1163 и 1180 гг., время ее разрушения не выяснено (Pringle. 2007. P. 287-306). Археологические исследования выявили базилику (27×38,5 м) предположительно с 8-гранной или крестообразной формой столбов. Стены были оформлены снаружи и внутри плоскими пилястрами. Центральная из 3 апсид, 3-гранная снаружи, была выдвинута.

К числу базилик средней величины относится неск. монастырских церквей. Церкви св. Марии Великой и св. Марии Латинской, имевшие структуру с 3 парами столбов и перестроенные крестоносцами, находились в комплексе госпиталя.

Строительство ц. св. Марии Латинской (Santa Maria Latina), судя по источникам (Вильгельм Тирский и др.), связывается с правлением халифа аль-Мустансира (1036-1094). После взятия города крестоносцами, по свидетельству Альберта Ахенского, только храм Гроба Господня и ц. св. Марии Латинской находились в сохранности. В 1893-1898 гг. на руинах церкви была построена лютеран. ц. Искупителя, включившая фрагменты старого здания. Совр. археологические раскопки не дают ответа, каким в точности был храм. Его фрагменты, а также фотографии и описание де Вогюэ, сделанные до 1893 г., свидетельствуют о его создании в 30-х гг. XII в., когда возводилась ц. св. Анны, а сев. портал мог быть пристроен в 40-50-х гг. XII в. Церковь имела 3 пары столбов, фланкированных со всех сторон полуколоннами. Апсиды изнутри и снаружи были полукруглыми. Предполагается, что церковь XI в. была снесена перед возведением новой.

Церковь св. Марии Великой (Santa Maria Maior) относилась к бенедиктинскому жен. мон-рю св. Марии Магдалины. По свидетельствам паломников XII в., он находился между ц. св. Иоанна Крестителя и ц. св. Марии Латинской в квартале госпиталя. К кон. XIX в. руины церкви были раскопаны, но в самом начале XX в. уничтожены, и наши знания о ней базируются на чертежах и сообщениях К. Шика и Л. Ю. Венсана (Schick. 1899. 213-214; 1902. 47-48; Vincent, Abel. 1922. Fasc. 3. P. 646-647; 1926. Fasc. 4. P. 954, 958, 963 и др.). План этой базилики был близок к плану ц. Марии Латинской и общей структурой, и формой столбов и апсид. Квадратная ячейка перед апсидой на чертеже Венсана перекрыта куполом, остальные - крестовыми сводами. Церковь предположительно датируется 40-50-ми гг. XII в.

Церковь св. Марии Германской была построена в нем. госпитале (ныне находится в Еврейском квартале). Развалины базилики были известны в XIX в., а в 1965 г. исследованы археологами. Снаружи апсиды скрыты за линией вост. стены, внешний размер 23×15,6 м. Храм имел 3 пары квадратных столбов, тип перекрытия неизвестен. Под церковью имеется крипта, с юга к ней примыкает длинное здание с залами в 2 ярусах, каждый из к-рых разделен рядами столбов на 2 нефа. Это здание, как и другое, находящееся восточнее церкви, предположительно являлось больницей. Иоанн Вюрцбургский свидетельствует о том, что ок. 1165 г. церковь уже существовала, а построена она была, вероятно, ок. сер. XII в.

Церковь св. Марии у Овчей купели (см. Вифезда) была разрушена, по археологическим данным, в нач. XI в. Паломник Саквульф (1102-1103) упоминает о ц. св. Анны на этом месте. Гвиберт Ножанский и др. указывают на покровительство мон-рю Балдуина I, его арм. жены Арды, затем кор. Мелисенды. Мон-рь находился в непосредственном ведении лат. патриарха. Церковь могла быть перестроена ок. 1165 г. и, по словам Иоанна Вюрцбургского, использовалась в качестве коллегиума для монахинь. В 1862-1878 гг. церковь была отреставрирована (архит. К. Э. Мосс), причем в ходе строительных работ ее фотографировали; есть также более раннее описание де Вогюэ. По данным раскопок, она стоит на основаниях эллинистического и рим. времени. Церковь является 3-нефной базиликой (длина с апсидами 28 м) с апсидами на концах каждого нефа, центральная из к-рых снаружи 3-гранная. Три пары оформленных пучками тяг столбов несут стрельчатые арки и своды. Все они крестовые, за исключением средокрестия, перекрытого куполом. Снаружи из основного объема выделяется повышенный Т-образный крест с невысоким куполом на стыке его рукавов. Одиночные окна (по осям 8-гранного барабана и в тимпанах под всеми сводами) равномерно распределены по фасадам, что способствует сбалансированному освещению пространства. Ритм частых вертикальных членений опор придает изящество строгой, еще романской стилистике интерьера. Внешний облик здания, строгий и лишенный детализации, воплощает эстетику средиземноморского монументального зодчества мастеров визант. круга. Портал и окно зап. фасада, оформленные резным декором, типичны для памятников крестоносцев XII в. Опираясь на сведения источников и архитектурные особенности церкви, исследователи выдвигали различные варианты ее датировки в пределах 1-й пол. XII в. Д. Прингл и Я. Фолда склоняются к периоду активной строительной деятельности в начале правления Мелиcенды (1131), до основания монастыря в Вифании (1137-1138; Folda. 1995. P. 64-65, 133; Pringle. 2007. P. 155).

Церковь Спасителя на месте Гефсиманской молитвы, раскрытая раскопками рядом с «Церковью всех наций», являлась 3-нефной базиликой (22×32 м) с 3 парами столбов. Основанные на 8-гранных базах, они имели сечения в виде квадрифолия: к квадратной основе примыкали полуколонны. Центральная из 3 апсид была снаружи 3-гранной. Предполагается, что церковь была разрушена в 1187 г.

Сиро-яковитский собор святых Марии Магдалины и Симона Фарисея, известный с раннего средневековья, был перестроен в нач. XII в. еп. Игнатием II Хеснуном († 1124/25). Его развалины в Муcульманском квартале были использованы в качестве основы под зданием медресе Мамуния. Базилика (16×35 м) с 3 нефами и 5 травеями имела 3 граненые апсиды. Вторая, расширенная травея представляет собой трансепт с куполом над средней ячейкой. Все остальные зоны перекрывались крестовыми сводами.

Церковь св. Юлиана, построенная латинянами и известная с 1177 г., идентифицируется с постройкой, находящейся западнее рынка Эль-Каттанин (Хлопкоторговцев). Это одна из наиболее строгих, практически лишенных декора построек крестоносцев. Она является базиликой (внешний размер 18,15×12,8 м) с 3 парами столбов квадратного сечения и полукруглыми апсидами. Все ячейки, кроме одной, перекрыты крестовыми сводами на одном уровне, над 2-м от апсиды квадратом центрального нефа - купол. Пространство церкви необычно низкое и слабо освещенное. Техника кладки не отличается идеальным прилеганием камней.

Церковь св. Агнессы (ныне мечеть Маулавия) 3-нефная, очень небольшого (11×8 м) размера. Она поставлена на подклет аналогичной 3-нефной структуры. Основные, продольно направленные арки базилики опираются на 3 пары невысоких квадратных столбов. Все ячейки перекрыты крестовыми сводами на одинаковой высоте, в пространствах нефов отделенными друг от друга подпружными арками. Лишь одна из средних ячеек могла иметь купол, поскольку ее сохранившиеся арки чуть шире остальных. Храм завершен 3 полукруглыми апсидами. Профилировки деталей позволили датировать памятник ок. 1240 г. Судя по характеру перекрытий, храм, как и собор св. Иаковов, мог быть построен национальной общиной, воспринявшей романскую архитектуру, в данном случае сиро-яковитской или мелькитской (Enlart. 1928. Vol. 2. P. 206-207). По мнению Прингла, эту версию опровергает посвящение рим. мученице (Pringle. 2007. P. 138-142).

Церковь св. Архангелов в Армянском квартале построена, вероятно, на остатках ранневизант. ц. св. Архангелов. Церковь XII в.- 3-нефная базилика с 2 парами прямоугольных в сечении столбов. Центральный неф повышен и освещен боковыми окнами. Как и узкие боковые, он перекрыт 3 крестовыми сводами. Здание восстанавливалось в 1286 и 1371 гг. Необычна в ряду базилик композиция церкви в квартале Эль-Майдан (в черте совр. Еврейского квартала), ныне включенной в структуру частного дома. Сохранилась только вост. часть церкви с 3 апсидами. Постройка реконструируется как 4-колонная, с крестовыми сводами во всех 9 ячейках. Находящийся в сев.-зап. углу Старого города мон-рь св. Николая упоминается в описании И., составленном после 1187 г. (De locis hierosolymitanis. 8 // PG. 133. Col. 981). В 1189 г. Салах ад-Дин передал его грузинам, а с 1685 г. он перешел ИПЦ. От храма XII в. сохранились алтарная часть, состоящая из 3 апсид, и фрагмент юж. стены. В руинированном состоянии находится базиликальная часовня св. Петра в веригахк югу от Новой церкви; ее нефы разделялись круглыми столбами.

Зальные бесстолпные церкви, близкие к базиликам организацией пространства и системой перекрытий, представлены неск. образцами. Церковь св. Марии к востоку от цитадели (ныне сиро-яковитская ц. св. Марка) могла быть построена в XII в. Вытянутый зал, завершенный полукруглой изнутри и 3-гранной снаружи апсидой, разделен на 2 перекрытые крестовыми сводами зоны с помощью подпружной арки на паре пилястр коринфского типа. Выше капителей проходит профилированная тяга, огибающая все пространство. Непосредственно над тягой расположены крупные окна, вписанные в тимпаны под сводами. Часовня лат. патриарха вблизи храма Гроба Господня была построена, вероятно, патриархом Арнульфом (1112-1118); нижний ярус 2-этажного здания сохранился и является ханакой Салахия. Она перекрыта крестовыми сводами, отделенными друг от друга подпружными арками. Наос арм. ц. св. Феодора перекрыт 2 квадратными в плане крестовыми сводами, храм имеет полукруглую апсиду. Близкая к ней по архитектуре ц. Бичевания на Крестном пути была восстановлена в 1928-1929 гг. Свод зальной постройки (11,5×7,2 м) с полукруглой апсидой (сохр. основание) разделен подпружными арками на 3 зоны, в каждой из к-рых устроены распалубки. Развалины завии Шейх-Якуб-аль-Аджами к востоку от цитадели могут идентифицироваться с ц. св. Иакова Персидского. Ее прямоугольный зал перекрыт крестовым сводом с поперечными распалубками, под которыми расположены окна. Так же устроена и вима апсиды. Не все исследователи относят это сооружение к рассматриваемому периоду (Vogüé. 1860. P. 303; Schick. 1895. P. 324-325; Pringle. 2007. P. 189-192). Зальная ц. у Овчей купели, поставленная на более древнюю сводчатую структуру, сохранилась без сводов, но со стрельчатой аркой апсиды (Pringle. 2007. P. 389-397). Еще одним примером является ц. св. Стефана Первомученика на горе Сион, в наст. время разрушенная.

Нек-рые церкви эпохи крестоносцев строились по восточнохрист. образцам с их тяготением к центричности и с подчеркнутой темой купола на квадратной основе. Эти качества переплетались с особенностями зап. традиции или воплощались в чистом варианте, и только отдельные архитектурные детали (порталы, стрельчатые арки) выдают принадлежность таких построек к XII в.

Образцом синтеза традиций является арм. собор святых Иаковов (сер. XII в.) с необычным куполом над центральной ячейкой 4-столпного наоса (см. Иаковов святых армянский мон-рь в Иерусалиме). Др. пример синтеза - ц. св. Елены на 4 круглых колоннах (см. выше). Типологически близка к этим постройкам ц. Страданий Марии, фрагменты к-рой открыты под арм. католич. церковью 1881 г. Она реконструирована Венсаном как типичная для визант. мира церковь с 4 крестообразными столбами и 3 апсидами на востоке (размер 12,5×17,9 м). Исторические сведения, метки мастеров и фрагменты греч. и лат. надписей позволяют датировать ее 1160-1187 гг. или, вероятнее, 1229-1244 гг., когда ее могла возвести правосл. или яковитская община. К эпохе крестоносцев относятся и остатки структуры под совр. ц. Осуждения Cпасителя. Раскопки Шика в 1889 г. выявили стены по периметру построек высотой до 1,5 м. В основе комплекса - небольшая церковь (внешний размер 8,8×9,15 м) с квадратным наосом, 4 колоннами квадратного сечения посреди него и 3 апсидами. Наиболее вероятно, что она была построена в 1229-1244 гг.; Венсан считает постройку правосл. храмом (Vincent, Abel. 1922. Fasc. 3. P. 586; Pringle. 2007. P. 91).

Новая ц. св. Иоанна Предтечи (ныне православная) была построена над старой церковью того же посвящения, оказавшейся к XII в. значительно ниже культурного слоя и, вероятно, частично разрушенной. Она имела форму триконха с широко раздвинутыми юж. и сев. экседрами (22 м по оси «север-юг» × 10 м по оси «запад-восток»). Стены старой церкви были укреплены, центральная часть и апсида перекрыты стрельчатыми крестовыми сводами, после чего она стала криптой. Верхняя церковь получила 3 алтаря: главный - в апсиде, боковые - в небольших прямоугольных нишах по сторонам ее. Купол имеет низкий 8-гранный барабан с окнами во всех гранях (Pringle. 2007. P. 201-206). Др. триконховая композиция, в отличие от предыдущей вытянутая по продольной линии, представлена ц. Марии, раскопанной на Елеоне. Ни датировка, ни конфессиональная принадлежность точно не установлены.

Помимо триконхов строились и крестообразные храмы более простых композиций. Монастырская ц. арх. Михаила, находящаяся к западу от храма Гроба Господня, между монастырями св. Екатерины и св. Георгия, упоминается в описании И., составленном вскоре после 1187 г. (De locis hierosolymitanis. 8 // PG. 133. Col. 981). Вписанное в прямоугольный периметр стен слегка крестообразное купольное пространство дополняется полукруглой апсидой. Паруса завершены кольцевым карнизом, над к-рым высится купол на низком барабане. По композиции и пропорциям церковь близка к памятникам к-польского круга мастеров эпохи Комнинов. С лат. монастырской ц. св. Илии идентифицируется нынешняя правосл. ц. св. Никодима в Мусульманском квартале. Церковь представляет собой поперечно вытянутый прямоугольный зал (внутренний размер 4,68×6,84 м), перекрытый куполом. Стрельчатые арки и паруса поддерживают его цилиндрический световой барабан. Небольшая апсида имеет стрельчатую конху. По сторонам ее под поперечными арками находятся крошечные боковые апсиды.

Возводились также центрические здания без куполов. Церковь Спасителя в Армянском квартале была построена в 60-х гг. XII в., затем восстанавливалась в кон. XIII в., возможно армянами. В XII в. и, вероятно, между 1229 и 1244 гг. она принадлежала аббатству св. Марии на горе Сион. Эта маленькая церковь (размер 14×9 м) состоит из крестообразного, перекрытого крестовым сводом пространства наоса и полукруглой апсиды, выступающей снаружи из общего кубовидного объема. Часовня Отдохновения Спасителя построена в XII в. там, где, согласно традиции, Христос остановился по пути к Распятию. Фрагменты здания находятся на территории медресе Умария у зап. стены на Храмовой горе. Церковь состояла из квадратного помещения с крестовым сводом и 4-арочного открытого вестибюля с куполом на тромпах (разрушен в 1927).

Церковь Страданий Богородицы. Освящена в 1881 г. Фотография. 2008 г.
Церковь Страданий Богородицы. Освящена в 1881 г. Фотография. 2008 г.

Церковь Страданий Богородицы. Освящена в 1881 г. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. св. Стефана. Освящена в 1900 г. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. св. Стефана. Освящена в 1900 г. Фотография. 2008 г.

Интерьер ц. св. Стефана. Освящена в 1900 г. Фотография. 2008 г.

Еще одну типологическую группу формируют круглые (8-гранные) храмы и часовни-эдикулы. После ротонды Воскресения и храма Господня (Купола скалы) важнейшей для крестоносцев постройкой такого типа являлась ц. Вознесения на Елеоне, к-рая на момент прихода крестоносцев была в относительно хорошем состоянии. Паломники описывают ее как круглую постройку с открытой кровлей, в центре к-рой находилось огороженное место вознесения Спасителя. Археологические раскопки выявили первоначальную круглую платформу, на к-рой был возведен восьмигранник новых стен, вероятно при крестоносцах. Согласно реконструкции, в октагон была вписана крестообразная структура из 5 квадратных ячеек, из к-рых средняя перекрывалась шатром или куполом с круглым проемом, а осевые - крестовыми сводами (перекрытия октагона разрушились к сер. XVI в.). Половинками крестовых сводов перекрывались углы, примыкающие к диагональным сторонам внешнего октагона. Вход был с запада, а с востока пространство продолжала апсида. В центральном квадрате находилась эдикула, основная часть к-рой сохранилась. Снаружи она 8-гранная, внутри круглая, первоначально перекрывалась шатром с окулусом (в 1617 заменен куполом на барабане, перестроенным в 1834). Широкие плоские ниши в каждой внешней грани оформлены стрельчатыми арками на изящных круглых колоннах с резными капителями, содержащих разнообразные растительные орнаменты - одни из лучших на Св. земле. Поверх арок проходят тонкие резные архивольты, а выше стена завершается широким горизонтальным карнизом, поддерживаемым пластичными зубцами-модульонами. Точных сведений о перестройках храма в XII в. нет. В 1187 г. мон-рь закончил существование; к 1211-1212 гг. относится сообщение Вильбранда Ольденбургского о частичном разрушении мон-ря и об устройстве на его месте мечети. Бьянка Кюнель датирует и церковь и эдикулу нач. XII в.; позже были вставлены капители, сделанные, по ее мнению, в 20-30-х гг. XII в. и близкие образцам из Зап. и Центр. Франции (Kühnel. 1994. P. 33). С ней согласен Фолда, относящий капители к 40-50-м гг. XII в., когда восстанавливался храм Гроба Господня (Folda. 1995. P. 553). По мнению Прингла, октагональная церковь и эдикула возникли в 40-50-х гг. XII в.

К эдикуле на Елеоне близки небольшие сооружения на Храмовой горе. Ротондальная постройка, ныне называемая Куполом вознесения (Куббат-эль-Мирадж), была возведена латинянами в 40-50-х гг. XII в. Первоначально постройка, функция к-рой точно не установлена, была открытой, в виде кольцевой 8-пролетной аркады. Пары колонн поддерживали нижние арки проемов, а одиночные, находясь у ребер октагона, несли верхние или внешние арки. Капители представляют образцы изысканной резьбы, исполнены в виде сочетания плетений с растительными мотивами или имитируют коринфские. При мусульманах был пристроен михраб и закрыты проемы граней. Купол Соломона (Куббат-Сулейман) был построен предположительно как место остановки одной из богослужебных процессий. Это также была открытая структура с арками на 8 опорах, украшенных с каждой стороны 3 легкими колоннами; форма первоначального перекрытия неизвестна. Вероятно, уже при Айюбидах был добавлен михраб и заложены арочные проемы.

А. Ю. Казарян

Позднеисламский И.

Правление Айюбидов

В 70-х гг. XII в. все мусульм. территории Ближ. Востока были объединены под властью султана Салах ад-Дина, основателя династии Айюбидов. В сознании мусульман доминировали лозунги джихада и возвращения И. 4 июля 1187 г. в битве при Хаттине Салах ад-Дин уничтожил армию крестоносцев, после чего овладел почти всей Палестиной. 20 сент. мусульм. армия осадила И., где укрылись десятки тысяч христ. беженцев из округи. Памятуя о резне 1099 г., Салах ад-Дин хотел взять город штурмом и уничтожить его население, но упорная оборона И. вынудила султана пойти на переговоры с его защитниками. «Франкские» жители И. получили возможность за выкуп покинуть город. В окт. 38 тыс. латинян и 1,5 тыс. армян были выпущены из И., 15 тыс. «франков» не смогли уплатить выкуп и были обращены в рабство. Правосл. араб. население (численность неизв.) осталось в И. в статусе зиммиев (Hiyari. 1990. P. 166, 175-176; Ришар. 2002. С. 173-175).

Школа «Св. земля». 1924-1927 гг. Фотография. 2008 г.
Школа «Св. земля». 1924-1927 гг. Фотография. 2008 г.

Школа «Св. земля». 1924-1927 гг. Фотография. 2008 г.
Здание ИМКА. Архит. А. Хармон. 1927-1933 гг. Фотография. Сер. XX в.
Здание ИМКА. Архит. А. Хармон. 1927-1933 гг. Фотография. Сер. XX в.

Здание ИМКА. Архит. А. Хармон. 1927-1933 гг. Фотография. Сер. XX в.

Топография, структура населения и социальная жизнь города снова претерпели резкие изменения. Основное внимание мусульм. правители уделяли Храмовой горе, где всем главным сооружениям были возвращены прежние функции; мон-рь августинцев, построенный крестоносцами в сев. части Храмовой горы, был снесен. Купол скалы перед возобновлением мусульм. богослужений был омыт розовой водой. Салах ад-Дин восстановил мраморы и мозаики мечети Аль-Акса, устроил мозаичный михраб и установил резной кедровый мимбар (изготовлен в Халебе (Алеппо) в 1168, сгорел в 1969). При султане Малике аль-Адиле к мечети был пристроен портик (1217-1218). Патриарший дворец, построенный латинянами ок. 1120 г., был обращен в ханаку (суфийскую обитель) Салахия; церковь иоаннитов - в госпиталь. Несмотря на то что в Патриаршем квартале начали селиться мусульмане, в первую очередь семьи воинов гарнизона и служители культа, там осталось араб. христ. население, так же как и в Армянском квартале. Мусульмане полностью заселили территории к северу (там до 1099 жили евреи) и западу от Храмовой горы, где сформировался совр. Мусульманский квартал. Население постепенно увеличивалось, открывались новые религ. школы и суфийские завии. Шафиитские медресе были устроены в зданиях ц. св. Анны и при ц. св. Марии Латинской. Были построены 1-е ханафитское медресе Муаззамия (1218), мечеть Афдаля Али (1192; ныне Омара) к югу от храма Гроба Господня. Возникли 2 небольших квартала - Магрибский и Еврейский (Hiyari. 1990. P. 166-170; Little. 1990. P. 179-180).

Однако и мусульмане чувствовали себя в Палестине крайне неуверенно ввиду постоянной угрозы со стороны крестоносцев, владевших побережьем, и слабости военных сил, занятых междоусобными конфликтами. После начала 5-го крестового похода (1217-1221) и взятия крестоносцами Дамиетты (ныне Думьят, Египет) айюбидский эмир Дамаска аль-Муаззам Иса приказал разрушить стены И., чтобы город не стал опорным пунктом «франков» в случае занятия ими Палестины. В 1219 г. стратегически важные участки городских укреплений, за исключением цитадели, были снесены. Значительная часть населения, не чувствуя себя более в безопасности, покинула И. В восприятии нек-рых араб. средневек. историков И. надолго потерял свой городской статус. Впосл. дважды (1239, 1244) предпринимались безуспешные попытки восстановить стены, но до XVI в. город оставался незащищенным.

В 1229 г. айюбидский султан Малик аль-Камиль, понимая, что с малочисленным войском не защитит город, заключил соглашение с имп. Фридрихом II о возвращении И. христианам. Храмовая гора оставалась во владении мусульман, не разрешалось сооружать новые укрепления вокруг города. Вернувшиеся крестоносцы чувствовали себя в И. столь же неуверенно; лат. патриарх не стал переселяться туда, предпочитая оставаться в Акре (ныне Акко). В 1239 г. эмир Эль-Карака захватил город и разрушил цитадель. В 1243 г. крестоносцы вернули И., однако в следующем году окончательно потеряли его. Город был взят хорезмийцами, союзниками егип. султана; значительная часть христ. населения и духовенства была перебита; среди погибших был и правосл. Иерусалимский патриарх Афанасий II (Hiyari. 1990. P. 168-171; Little. 1990. P. 181-185; FEI. P. 1102; Ришар. 2002. С. 224, 247, 301-302).

В последующие полтора десятилетия И. неск. раз переходил из рук в руки, находясь под властью то дамасских Айюбидов, то султанов Египта, где в 1250 г. к власти пришли мамлюки. Монг. нашествие на Ближ. Восток в 1260 г. положило конец правлению Айюбидов; в сент. 1260 г. в битве при Айн-Джалуде в Галилее мамлюки нанесли поражение монголам и захватили всю Палестину и Сирию.

Мамлюкский период

Источников, отражающих историю этого времени, не так много. И. снова оказался в глубине мусульм. владений, его административно-политический статус был невысок: он числился провинциальным центром в юрисдикции дамасского наместника. Наряду с эмирами, представителями военной элиты, значительную роль в городском управлении играли представители религ. бюрократии, в частности шафиитский верховный кади, заведовавший святынями Храмовой горы и г. Хеврон. Жизнь в И. была относительно стабильной и безопасной, так что мамлюки не сочли нужным восстановить городские стены. Султаны, а также эмиры жертвовали значительные средства на украшение святынь И., обновление храмов и постройку новых церквей. И. стал одним из интеллектуальных центров исламского мира, здесь подолгу жили ведущие богословы Сирии и Египта. Мамлюки основали в городе 27 медресе, где преподавались мусульм. богословие и право. Многие из видных алимов, служителей мусульм. культа, были одновременно шейхами суфийских орденов, также процветавших в мамлюкском И. В кон. XV в. ханбалитский факих Муджир ад-Дин аль-Улайми написал объемный труд по истории И., к-рый для совр. исследователей стал основным источником сведений о мамлюкской Палестине (Little. 1990. P. 186-193; FEI. P. 1102-1103).

Мусульм. строительство было сосредоточено на Храмовой горе и в примыкающих к ней кварталах. За весь период правления Айюбидов была построена всего 1 мечеть в цитадели (1310), чтобы солдаты не покидали укрепления во время пятничной молитвы. Основной пик строительства пришелся на кон. 20-х - нач. 60-х гг. XIV в., когда при султанах Наср-ад-Дине Мухаммаде (1310-1340) и Хасане (1347-1361) было возведено более 20 медресе и др. крупных построек. В 1345-1350 гг. к мечети Аль-Акса были пристроены по нефу с запада и востока, так что она стала 7-нефной. Храмовая гора получила 4 минарета - юго-западный Эль-Фахария (1278), северо-западный Эль-Гаванима (1297), западный Эс-Сильсила (1329) и северо-восточный Эль-Асбат (1367). Сев. и зап. стороны периметра Храмовой горы были плотно застроены зданиями религ. школ и суфийских завий. Самыми значительными из медресе являются Исъардия (1359) и особенно Ашрафия (1482), построенные в изысканных позднемамлюкских формах при султане Каит-бее. Также на Храмовой горе были построены многочисленные аркады (канатиры) и источники-фонтаны (сабили), из к-рых выделяется фонтан Каит-бея (1482).

Рост городского населения и возобновление мусульм. паломничества в И. стимулировали строительство новых сооружений. Вне Храмовой горы строились многочисленные медресе, странноприимные дома, караван-сараи, рынки; поскольку И. не был столицей, дворцы и мавзолеи были редкостью. Первые султаны особое внимание уделяли странноприимным домам, среди которых выделяется странноприимный дом Мансура (1283), возведенный при султане Калауне. Эмир Дамаска Танкиз ан-Насри построил большой рынок Эль-Каттанин с новыми воротами на Храмовую гору (1336), объединенный в единый комплекс с местом омовений (сикайя) султана Малика аль-Адиля (1193, перестроено), банями (хаммамами) Эш-Шифа и Эль-Айн (обе 1330) и караван-сараями Танкиза и Эль-Каттанин (1453-1461). При султане Баркуке был восстановлен и расширен построенный при крестоносцах караван-сарай Эс-Султан (1386). Тогда же (1388) был построен единственный мамлюкский дворец в И., принадлежавший некой Туншук, умершей в 1398 г. и погребенной в находящемся по соседству мавзолее.

Церковь св. Петра «ин Галликанту». Архит. о. Э. Бубе. 1928-1931 гг. Фотография. 2008 г.
Церковь св. Петра «ин Галликанту». Архит. о. Э. Бубе. 1928-1931 гг. Фотография. 2008 г.

Церковь св. Петра «ин Галликанту». Архит. о. Э. Бубе. 1928-1931 гг. Фотография. 2008 г.
Витражи М. Шагала в синагоге медицинского центра Хадасса. 1960 г. Фотография. 2008 г.
Витражи М. Шагала в синагоге медицинского центра Хадасса. 1960 г. Фотография. 2008 г.

Витражи М. Шагала в синагоге медицинского центра Хадасса. 1960 г. Фотография. 2008 г.

Мамлюки начали привлекать в И. иудейских паломников; ок. 1267 г. раввин Нахманид (Рамбан) с группой переселенцев основывает синагогу, получившую его имя; евреи селились на горе Сион, и только в ХV в. сформировалось ядро совр. Еврейского квартала. Наряду с мусульм. и иудейскими культовыми объектами в И. было до 20 церквей и монастырей различных христ. исповеданий. Большинство христиан составляли правосл. арабы Иерусалимского Патриархата. Среди монашества встречались выходцы из всех регионов правосл. мира - греки, грузины, славяне. В И. проживала также небольшая община армян, группировавшаяся в квартале у мон-ря св. Иаковов, где в кон. XIII в. были восстановлены арм. ц. св. Феодора и ц. св. Архангелов. Ок. 1290 г. в И. возвращаются францисканцы, которым к сер. XIII в. удается приобрести землю на Сионе и восстановить Сионскую горницу. Каждая этноконфессиональная группа имела свои участки у общехрист. мест поклонения - в храме Гроба Господня, у гробницы Богоматери в Гефсимании и в базилике Рождества в Вифлееме. Между христ. общинами шла постоянная борьба за обладание св. местами и за первенство в богослужении (см. в ст. Иерусалимская Православная Церковь). Многочисленные паломники в Св. землю оставили описания И., особенно западноевроп. авторы кон. XIV-XV в. Мамлюкские власти стремились организовывать и контролировать поток паломников, взимали с паломников пошлины, в т. ч. сбор при входе в храм Гроба Господня. В И. были учреждены венецианское (1415) и генуэзское (1431) консульства, которые совместно с францисканцами защищали интересы европ. паломников (Little. 1990. P. 193-194).

Межконфессиональные отношения в Мамлюкском султанате были более напряженными, чем при предшествующих мусульм. династиях. В 1273 г. груз. мон-рь Св. Креста под И. был обращен в суфийскую завию, однако в 1305 г. по просьбам визант. и груз. посольств возвращен христианам. Периодически власти преследовали христиан, вводили по отношению к ним меры бытовой дискриминации. После нападения «франков» на Александрию в 1365 г. храм Гроба Господня был закрыт, иерусалимские францисканцы казнены, а вост. христиане обложены тяжелейшей контрибуцией. В 1452 г. были разрушены новые пристройки к храму Гроба Господня, мон-рю на Сионе. В 1456 или 1457 г., когда во время землетрясения дал трещину купол храма Св. Гроба, православным было запрещено восстанавливать повреждения, а то, что успели восстановить, было уничтожено. В 1488-1490 гг. серьезная борьба разгорелась вокруг новых христ. построек на горе Сион, большая часть к-рых в итоге была разрушена. В нач. XVI в., когда португ. экспансия прервала торговлю пряностями через Красное м. и поставила под угрозу мусульм. паломничество к святыням Хиджаза, мамлюкский султан угрожал разрушить христ. св. места в Палестине и на Синае (Bakhit. 1982. P. 48-50; Little. 1990. P. 194; FEI. P. 1102).

Османское правление (XVI - нач. XIX в.)

В авг. 1516 г. мамлюки потерпели от османов поражение в Сев. Сирии и в последующие месяцы потеряли все владения в Сиро-Палестинском регионе. 28 дек. 1516 г. османы вступили в И. 30 дек. город посетил султан Селим I, направлявшийся во главе своего войска в Египет, где он нанес мамлюкам окончательное поражение и включил весь Ближ. Восток в состав Османской державы. И. стал одним из санджаков (районов) пров. Дамаск. Губернаторы И. иногда носили титул паши. Высшей судебной властью обладал присылаемый из Стамбула (К-поля) кади, в чью юрисдикцию входила вся территория Палестины и Заиорданья, муфтий и преподаватели медресе были местного происхождения. С именем султана Сулеймана Кануни (Великолепного; 1520-1566) связан период бурной строительной активности в И. Город стоял без стен уже свыше 300 лет, однако к концу мамлюкской эпохи участились набеги бедуинов, и по повелению Сулеймана в 1536-1541 гг. И. был обнесен стенами с 34 башнями и 7 воротами, к-рые сохранились до наст. времени. При Сулеймане были построены странноприимный дом, несколько медресе и фонтанов, проводились работы по улучшению водоснабжения, в 1561 г. внешняя часть Купола скалы была облицована изразцами. Это были последние архитектурные новации и до сер. ХIX в. единственными постройками И. были мелкие фонтаны и михрабы на Храмовой горе.

На рубеже XVI и XVII вв. Османская империя вступила в полосу социально-экономического кризиса, сопровождавшегося мятежами, ослаблением центральной власти и уровня безопасности в провинциях, натиском бедуинских племен, сокращением населения, к-рое последующие 200 лет почти не увеличивалось. Османские переписи XVI в. фиксируют почти 3-кратный рост численности населения города, к-рое достигло к 1553 г. 14 тыс. чел. (свыше 10 тыс. мусульман и по 1,6 тыс. христиан и евреев). При этом в 1806 г. население И. насчитывало ок. 9 тыс. жителей: 4 тыс. мусульман, 3 тыс. христиан и 2 тыс. иудеев. XVII век стал для И. временем стагнации. Хотя тур. путешественник Эвлия Челеби, посетивший город в 1672 г., описывал его экономику, постройки и быт в позитивных тонах, на протяжении этого столетия не зафиксировано интеллектуальной активности, строительства новых зданий. Учреждения высшего мусульм. образования приходили во все больший упадок. Из 56 религ. школ, действовавших в И. при мамлюках, к сер. XVIII в. осталось 35. Одновременно ухудшалось и качество обучения. Распад образовательных структур был связан с сокращением поступлений от вакуфных имуществ, за счет к-рых существовали школы и их персонал (Asali K. Jerusalem under the Ottomans: 1516-1831 // Jerusalem in History. N. Y., 1990. P. 207-213, 216). В 1703 г. деградация экономики и ужесточение налогового бремени вызвали в И. восстание; дамасский паша в течение 2 лет не мог вернуть город под контроль. Все более отчетливыми становились процессы ослабления имперского центра и роста влияния местной элиты (аянов). Из этой среды власти стали назначать губернаторов И. и др. городов Палестины. Губернаторы, однако, как и раньше, были не в состоянии обеспечить порядок и безопасность за стенами И. и все хуже справлялись со сбором налогов. Местная знать (кланы Хусейни, Халиди, Абу-ль-Лутфи) сосредоточила в своих руках значительные земельные владения, налоговые откупа и посты в религ. иерархии, выступала в роли посредников между палестинским населением и Стамбулом (Asali. 1990. P. 214-220).

Несмотря на то что христиане составляли меньшинство жителей И., их присутствие в городе было весьма заметно. Среди христиан, как и ранее, преобладали правосл. арабы, наряду с которыми зафиксированы небольшие общины армян, коптов и несториан. Остальные этно-конфессиональные группы христиан (католики, эфиопы, сербы, грузины, сиро-яковиты, марониты) были представлены гл. обр. монахами. Черное духовенство и высшую иерархию ИПЦ составляли греки; с кон. XVII в. Иерусалимские патриархи пребывали преимущественно в К-поле. Османская эпоха стала временем ожесточенного соперничества представителей разных христ. исповеданий (прежде всего греков, католиков и армян) за обладание св. местами Палестины. Судебные тяжбы перемежались кровавыми столкновениями монахов и паломников противоборствующих конфессий. Все чаще в конфликты вмешивались европ. державы. Еще в 1535 г. Франция, заключая соглашение с Османской империей, оговаривала привилегии лат. духовенства. В 1551 г. францисканские монахи были изгнаны османскими властями из мон-ря на горе Сион, к-рый был превращен в суфийскую завию. Взамен католики получили бывш. груз. мон-рь ап. Иоанна Богослова, переименованный ими в мон-рь Спасителя. В XVI в. в спорах за почитаемые христ. святыни И. и Вифлеема первенствовали францисканцы, однако в 20-х гг. XVII в. правосл. Иерусалимский патриарх Феофан IV, опираясь на помощь к-польских фанариотов, сумел вернуть в собственность Иерусалимской Церкви мн. спорные участки. В 30-50-х гг. XVII в. и 30-х гг. XVIII в. наиболее ожесточенные конфликты за первенство у иерусалимских святынь происходили между греками и армянами. В 70-х гг. XVII в. Иерусалимский патриарх Досифей II Нотара добился предоставления православным еще более широких привилегий в ущерб католикам, которым не помог даже приезд в И. франц. посла в 1673 г. Однако, после того как османы в кон. XVII в. стали терпеть поражения в борьбе с коалицией католич. держав, св. места в 1690 г. снова были переданы во владение францисканцев. Патриарх Досифей тщетно добивался дипломатической поддержки от Петра I. В 1740 г. Порта в договоре с Францией еще раз подтвердила привилегии католиков. Однако после нового столкновения православных и латинян в храме Гроба Господня в 1756 г. статус св. мест был пересмотрен и грекам были возвращены многие из их владений, утраченных в 1690 г. (Asali. 1990. P. 206-207, 209-210, 221; FEI. P. 1103).

Ежегодно осенью в И. стекалось до 2 тыс. христ. паломников из отдаленных провинций империи и зарубежных стран. Перед Пасхой число богомольцев в неск. раз увеличивалось за счет правосл. арабов из округи. «Хаджии» уплачивали пошлины османским властям за охрану паломнических караванов на пути из Яффы в И. и из И. к Иордану, а также за вход в храм Гроба Господня. Проживая в И., паломники жертвовали значительную милостыню мон-рям, что было одним из основных источников их прибыли. Паломничество увеличивало доходы жителей И. и Вифлеема, продававших богомольцам продукты, воду, изделия своего ремесла (кресты, четки), сдававших внаем верховых животных.

Храм книги в Музее Израиля. Архитекторы Ф. Кислер и А. Бартош. 1965 г. Фотография. 2008 г.
Храм книги в Музее Израиля. Архитекторы Ф. Кислер и А. Бартош. 1965 г. Фотография. 2008 г.

Храм книги в Музее Израиля. Архитекторы Ф. Кислер и А. Бартош. 1965 г. Фотография. 2008 г.

От XVI-XVIII вв. дошло множество описаний путешествий в Св. землю, как европ. авторов (М. Баумгартен, 1507-1508; Н. Радзивилл, 1583; Генри Мондрел, 1697; Ж. М. Бино, 1777, и мн. др.), так и русских (Арсений (Суханов, 1652); Иоанн Лукьянов, 1701-1702; В. Г. Григорович-Барский, 1726-1727; иером. Мелетий, 1794, и др.) и др. восточнохристианских (Симеон Лехаци, 1616). Были сделаны первые научные описания природы и общественной жизни Ближ. Востока (К. де Вольней, 1783-1784). Из палестинского христ. духовенства вышел ряд церковных ученых, историков и полемистов, крупнейшими деятелями правосл. культуры были Иерусалимский патриарх Досифей II Нотара (1669-1707) и прп. Неофит Кипрский († после 1843), оставивший дневниковые описания церковно-политической истории Палестины своего времени.

Церковь равноап. Елены в храме Гроба Господня. Сер. XII в. Фотография. 2008 г.
Церковь равноап. Елены в храме Гроба Господня. Сер. XII в. Фотография. 2008 г.

Церковь равноап. Елены в храме Гроба Господня. Сер. XII в. Фотография. 2008 г.
План ц. Успения Пресв. Богородицы
План ц. Успения Пресв. Богородицы

План ц. Успения Пресв. Богородицы

Рост евр. общины И. был связан с переселением в Османскую империю больших групп евреев, изгнанных инквизицией из Испании. По мнению нек-рых авторов, Христианский и Еврейский кварталы образовались в И. лишь к нач. XIX в., а до того приверженцы 3 религий жили смешанно (Cohen A., Lewis B. Population and Revenue in the Towns of Palestine in the 16th Cent. Princeton, 1978. P. 80-104; Cohen A. On the Realities of the Millet System: Jerusalem in the 16th Cent. // Christians and Jews in the Ottoman Empire. N. Y.; L.,1982. P. 7-18; Bakhit. 1982. P. 47-50, 52; Asali. 1990. P. 200-205, 207, 213, 226; FEI. P. 1103). В османский период было построено неск. синагог. В 1523 г. была восстановлена синагога Рамбана, бывшая на этот момент единственной в городе; в 1586 г. она была закрыта властями. Сефарды, появившиеся в И. в кон. XV в., построили синагогу Йоханнана бен Заккая (ок. 1606-1610), а ее зал собраний (ок. 1625) ок. 1701 г. был превращен в синагогу прор. Илии; в сер. XVIII в. во дворе поставили Среднюю синагогу, позже была пристроена Стамбульская синагога (1764). Ок. 1700 г. прибывшая группа ашкенази также начала строительство синагоги, но в 1721 г. здание было оставлено, после чего стало называться Хурва (руина).

После вторжения Наполеона I в Египет и Сирию (1798-1799) начались преследования иерусалимских христиан, неск. десятков христ. иерархов разных исповеданий были заключены в храме Св. Гроба. В нач. XIX в. обострилось соперничество христиан за св. места, в котором все большую роль играли армяне. В сент. 1808 г. сильный пожар, начавшийся на арм. участке храма Гроба Господня, уничтожил внутреннее убранство церкви. После упорной борьбы греч. диаспоре удалось добиться разрешения на восстановление храма без участия представителей др. христ. исповеданий. Это давало правосл. Церкви основания претендовать на безраздельное владение св. местами, что значительно осложнило межхрист. отношения в И. В кон. 1809 г. иерусалимские янычары подняли мятеж против дамасского паши и на неск. недель овладели городом. Греч. мон-ри были разграблены, строительные работы в храме остановились. Восстановление храма было завершено в 1810 г., вслед за чем последовало новое обострение борьбы греков, католиков и армян. Позиции правосл. Церкви резко ухудшились после начала Греческого восстания 1821-1829 гг., когда последовали гонения на православных. Святогробское братство было полностью разорено османскими поборами. В 1824-1825 гг. в И. и его окрестностях происходили восстания местного населения против притеснений паши; город подвергся осаде и артиллерийскому обстрелу османских войск. В кон. 1831 г. Палестина и Сирия были оккупированы армией егип. паши Мухаммеда Али, вступившего в конфликт с османским султаном; И. на 10 лет перешел под егип. управление (Неофит Кипрский. Двадцатилетие или продолжение всего случившегося в Православной Иерусалимской Церкви с 1821 г. до настоящего 1841 года // Материалы для истории Иерусалимской патриархии XVI-XIX вв. СПб., 1901. Т. 1. С. 121-170; Asali. 1990. P. 222-224).

Период османской модернизации. История

В XIX в. происходит резкое увеличение политического значения И. Город вступил в период бурного территориального роста и превратился в столицу Палестины. Однако эти сдвиги были обусловлены не экономическими, а религиозно-политическими факторами.

Егип. оккупация Палестины и Сирии в 30-х гг. XIX в. сопровождалась фактическим уравнением в правах с мусульманами христиан и иудеев, а также открытием страны для иностранного культурного и дипломатического проникновения. Новые власти дали разрешение христианам и иудеям на ремонт и строительство религ. зданий, а также позволили европ. державам открыть в И. консульства. В 1840 г. власть тур. султана в И. и Палестине была восстановлена, но османы были вынуждены продолжать ту же открытую политику, и влияние держав на положение в И. усиливалось. По рескрипту от 18 февр. 1856 г. все жители Османской империи независимо от религ. исповедания были уравнены в правах. Между 1839 и 1858 гг. в И. были открыты консульства Великобритании, Пруссии, Сардинии, Франции, Австрии, Испании, США и России. С 20-х гг. XIX в. в Палестине развернулась миссионерская деятельность протестантов, в 1841 г. было учреждено англо-прусское еп-ство. В 1845 г. правосл. Иерусалимский патриарх вернул свою резиденцию из К-поля в Св. град. В 1847 г. Ватикан восстановил лат. Иерусалимский Патриархат, существовавший после крестовых походов лишь номинально. В 1848 г. начала деятельность РДМ.

Европ. проникновение в Палестину сопровождалось соперничеством дипломатических представителей великих держав, претендовавших на покровительство тем или иным религ. меньшинствам в Св. земле и добивавшихся привилегированного статуса «своего» исповедания. В нач. 50-х гг. XIX в. подобный спор франц. и рус. дипломатии о правах католиков и православных на обладание св. местами послужил предлогом для начала Крымской войны. Наряду с этим в Палестине появились различные неправительственные религиозные, культурные и политические орг-ции, занимавшиеся миссионерской, научной или колонизационной деятельностью (Scholch. 1990. P. 228-230).

По адм. реформе 1864 г., когда на территории империи вместо обширных эялетов были учреждены меньшие вилайеты, И. остался в подчинении Дамаска. Но уже в 1874 г. по Закону об управлении всеми вилайетами (1871) И. стал мутесаррифиетом (автономным санджаком), непосредственно подчиненным Стамбулу. Кроме того, под власть иерусалимского губернатора периодически передавались др. санджаки Палестины (Акка и Наблус) (Ibid. 1990. P. 231-240).

Радикальная трансформация средневек. облика И. началась в 60-70-х гг. XIX в., когда в ходе строительного бума были возведены десятки церквей, мон-рей, синагог, мечетей, школ, больниц, гостиниц. В 1865 г. И. был связан телеграфной линией со Стамбулом и с Каиром; в 1868 г. завершилось строительство мощеной дороги между И. и Яффой. В 1892 г. параллельно ей была проложена 1-я на Ближ. Востоке железнодорожная ветка. С 70-х гг. в И. стали мостить улицы, прокладывать канализационную систему, с кон. XIX в. улицы освещались керосиновыми фонарями. Развитие коммуникаций не стимулировало промышленную и коммерческую активность в И., однако облегчило доступ паломникам и туристам в город. По оценкам иностранных наблюдателей, общее число жителей И., составлявшее на 1870 г. 22 тыс. чел., к 1900 г. достигло 55 тыс., а к 1910 г.- 70 тыс. При этом на рубеже XIX и XX вв. христ. паломники почти удваивали население города во время пасхальных празднеств.

В XIX в. стал возрастать приток евр. иммигрантов: с 30-х гг. ХIX в.- из Сев. Африки, позже - из Йемена и Бухары, после начала евр. погромов - из России (1-я алия, 1881-1904; 2-я алия, 1904-1914). Этнический состав населения И. быстро менялся: в 1838 г. в И., по приблизительным оценкам, проживало 4,5 тыс. мусульман, 3,5 тыс. христиан и 3 тыс. иудеев; в 1869 г.- 7,5 тыс. мусульман, 5,5 тыс. христиан и 8 тыс. иудеев. В 1917 г. 1-я перепись населения И. показала, что в городе 10 600 мусульман, 11 663 христианина, 31 147 иудеев. Общее число жителей И. выросло за 80 лет с 11,5 тыс. до 54 410 чел. Т. о., офиц. османская статистика занижала цифры жителей И., в т. ч. евреев, что отчасти объясняется учетом в переписи населения только османских подданных, многие же группы жителей И. имели иностранное подданство или статус «бератлы» (см. ст. Берат). Мусульмане и христиане, долгие столетия оспаривавшие Св. град друг у друга, стремительно превращались в меньшинства. На рубеже XIX и XX вв., по мере оформления сионистского движения и роста евр. иммиграции в Палестину, обозначились первые признаки арабо-евр. противостояния. Иерусалимские нотабли и палестинские депутаты османского парламента выступали за ограничение евр. присутствия в Св. земле и скупки земель сионистами.

В годы первой мировой войны Палестина оказалась в центре внимания воюющих держав. По настоянию России страны Антанты в 1916 г. постановили по окончании войны выделить И. и Палестину в особую зону под международным управлением. Однако Великобритания была заинтересована в контроле над Палестиной, к-рая находилась на подступах к Суэцкому каналу. В этих обстоятельствах произошло совпадение интересов брит. правительства и сионистского движения. Заявив о своей поддержке планов строительства евр. национального очага в Палестине (декларация Бальфура от 2 нояб. 1917), Великобритания получила основания претендовать на управление этой страной в послевоенный период. 11 дек. 1917 г. англ. войска ген. Э. Алленби, наступавшие из Египта, вошли в И.

К. А. Панченко, Л. К. Масиель Санчес

Архитектура

До сер. XIX в. застройка И. не выходила за пределы стен Старого города, увеличивалось население, ухудшались санитарные условия: необходимость расширения была очевидной. Решающую роль на его 1-м этапе сыграли европ. благотворители, скупавшие араб. земли к западу от Старого города. Одним из первых стал лютеран. миссионер Йоханн Людвиг Шнеллер, построивший в 1856-1903 гг. комплекс зданий с детским приютом, мастерскими и церковью в стиле южнонем. барокко для местных христиан, а также для детей - жертв христ. погрома 1860 г. в Ливане. Первое евр. поселение за стенами Мишкенот-Шаананим (ср.: Ис 32. 18) было создано в 1860-1861 гг. на средства брит. евр. благотворителя сэра Мозеса Монтефьоре (1784-1885). Сначала из-за частых нападений бандитов поселение не пользовалось популярностью, но после эпидемии 1866 г., от к-рой пострадал только Старый город, ситуация изменилась и стали строиться новые евр. кварталы за городскими стенами. Нек-рые из них возникли при поддержке того же Монтефьоре, на средства к-рого были построены мельница, типография и текстильная фабрика. В его честь был назван квартал Йемин-Моше, сформировавшийся вокруг Мишкенот-Шаананима. Наиболее крупными кварталами стали окруженный стенами польско-литов. Меа-Шеарим (столистник; ср.: Быт 26. 12), построенный в 1874-1880 гг., и строившийся с 1891 г. бухарский Реховот-ха-Бухарим (ср.: Быт 26. 22). Они возводились по планам Шика (1822-1901), жившего в И. с 1846 г. и сыгравшего важную роль во внедрении новых строительных, инженерных и художественно-архитектурных решений. В 1873-1910 гг. члены секты темплеров из Вюртемберга, мечтавшие создать на Св. земле небольшое «Божие царство», возвели квартал Эмек-Рефаим (ср.: 2 Цар 5. 22). Крупнейшим градостроительным начинанием стало возведение Русского комплекса для обслуживания паломников, число к-рых к 1914 г. достигало 14 тыс. в год. Основное строительство пришлось на 1860-1865 гг., когда по проектам М. И. Эппингера были возведены Троицкий собор в неовизант. стиле (освящен в 1872), здание РДМ с домовой ц. вмц. Александры (освящена в 1864), а также больница, рус. консульство, муж. (Елисаветинское подворье) и жен. (Мариинское подворье) странноприимные дома. Позже были сооружены Сергиевское (1886-1889, архит. Г. Франгья) и Николаевское (1903-1905, архит. А. Е. Элкин) подворья.

Евреи, получив в 1836 г. соответствующее разрешение от Ибрагима-паши, восстанавливают комплекс сефардских синагог в Еврейском квартале (прор. Илии, бен Заккая, Среднюю, Стамбульскую). С сер. XIX в. крупнейшими синагогами были Бейт-Яаков (восстановленная из руин синагога ашкенази, по традиции продолжавшая называться Хурва) и Тиферет-Исраэль, расположенные в Старом городе. Первая - внушительное купольное здание (1856-1864) по проекту придворного тур. архит. Асад-эфенди, уподобленное стамбульским мечетям XVI в. Она была превращена в руины в 1948 г. и восстановлена в 2005-2009 гг. Вторая - Тиферет-Исраэль (1857-1872, архитекторы раввин Нисан-Бек и Асад-эфенди, также разрушена в 1948), центр хасидской общины И.,- была выстроена в формах поздней османской архитектуры и сочетала монументальный кубический купольный объем с европ. ордерным декором.

Местные христ. общины практически не строили новых храмов, а ремонтировали уже существующие и возводили школы, гостиницы, магазины, доходные дома и проч. Иерусалимский Патриархат скупает и продает земли, особенно к западу от Старого города, где строятся новые кварталы. Греки возвели ряд зданий в стиле барочной эклектики, таких как семинария близ Патриархата, колокольня Крестового монастыря и комплекс обширного базара с фонтаном (т. н. рынок Афтимос) на участке Муристана, купленном патриархом Анфимием в 1903 г. Неподалеку было построено здание копт. караван-сарая (1838) для приема паломников. В Армянском квартале возвели большое здание семинарии (1843).

Единственной традиц. христ. конфессией, к-рая возвела в И. значительный новый храм, стали эфиопы. На средства имп. Иоанна IV (1872-1889) был приобретен земельный участок вне Старого города, где был создан комплекс построек, получивший название «Райский холм». Храм Богоматери «Завет милосердия» (освящен в 1893) - круглый, с полусферическим куполом над кубическим объемом Святая Святых в центре храма; широкий барабан опирается на колонны внутреннего обхода. Декор выдержан в характерных для мн. традиц. зданий И. формах барочной эклектики. Вопреки расхожему мнению храм нетипичен для архитектуры Эфиопии, где ротонды в XVIII-XIX вв. были представлены скромными сооружениями с коническими крышами и открытым колонным обходом. Основное влияние на формы храма оказал образ ротонды Гроба Господня; этот тип храма получил дальнейшее развитие в 8-гранном в плане кафедральном соборе св. Георгия (заложен в 1896) в новой столице Эфиопии Аддис-Абебе.

Наиболее значимыми сооружениями И. 2-й пол. XIX - нач. ХХ в. стали многочисленные христ. храмы, возводившиеся на средства европ. держав, причем различные деноминации стремились закрепить за собой как участки в самом центре И., связанные с почитанием тех или иных святынь, так и подобные им, но при этом наиболее выигрышные с градостроительной т. зр. позиции вне Старого города. Преобладающим стилистическим направлением был историзм. Нек-рые постройки во многом напоминали архитектуру метрополий, но авторы большинства храмов не стремились привнести в И. свой архитектурный стиль. Они или старались имитировать формы местной архитектуры, или выбирали скромную позднеклассическую стилистику (характерна для франц. и рус. построек), к-рая легко уподоблялась местной за счет облицовки светлым камнем.

Помимо уже упоминавшегося Русского квартала в самом центре И. было возведено еще одно русское подворье (1887-1891, архитекторы Франгья и Н. Г. Вальсамаки) с ц. Александра Невского (освящена в 1896), включившее фрагменты стен эпохи Адриана, использованные при Константине для постройки зап. атриума базилики Гроба Господня. Здание подворья представляет собой скромное сооружение в духе барочной эклектики. Наибольшую известность приобрели рус. храмы, построенные на Елеонской горе. На ее вершине по инициативе архим. Антонина (Капустина) был куплен участок, на к-ром были возведены собор Вознесения (1873-1881, архит. архим. Антонин) и др. постройки Елеонского мон-ря, в т. ч. колокольня (Русская свеча), видная со мн. точек города. У подножия горы в память имп. Марии Александровны на средства царской семьи был построен храм св. Марии Магдалины (1885-1888, архит. Д. И. Гримм; см. Гефсиманский Марии Магдалины мон-рь). Он стал одной из наиболее заметных построек И., его золотые купола особенно выразительны на фоне темно-зеленых деревьев на склоне Елеонской горы. Если архим. Антонин (Капустин), выбрав для собора Елеонского мон-ря скромную, наполненную арм. и визант. реминисценциями архитектуру, хотел связать ее с традициями И., то постройка Гримма, воспроизводившая тип посадского храма 2-й пол. XVII в., внесла рус. элемент в городской ландшафт. Помимо Елеонского архим. Антонин основал еще один мон-рь в Айн-Кареме - Горненский. По его проекту здесь были возведены скромная ц. Встречи Богородицы и св. Елисаветы, позже Казанской иконы Божией Матери (1880-1881, освящена в 1883), и небольшая колокольня. Незадолго до начала первой мировой войны здесь началось строительство Троицкого собора (1911-1914, архит. архим. Леонид (Сенцов)), доведенное до сводов; он строился в стилистике предшествующих зданий мон-ря. Построенные недавно (2003-2007) своды и пятиглавие придали собору, освященному в честь Всех Российских святых, национальный характер.

Одними из первых начали строительство в И. англичане. Первым иностранным христ. храмом в городе стала протестант. ц. Христа Мессии (1845-1849) в Старом городе, близ цитадели. Она строилась как кафедральная для совместного англиканско-лютеран. еп-ства (существовало в 1841-1887), учрежденного по инициативе прусского кор. Фридриха Вильгельма IV для поддержки местных христиан и для миссии среди иудеев. Просторное, но невысокое однонефное здание, перекрытое деревянной кровлей, является хорошим образцом англ. неоготики (Gothic Revival). В той же стилистике, но с большей монументальностью, обширным клуатром с надвратной башней, трансептом и башней над средокрестием был возведен (к северу от Старого города) англикан. собор cв. Георгия (1895-1899, архит. Джордж Джеффри) с колокольней (1912). Небольшая ц. cв. Павла (1874, архит. К. Шик), расположенная близ Русского комплекса, по формам напоминает сельские романские храмы.

Наиболее многочисленными из построенных в И. в этот период храмов были католические. В 60-80-х гг. XIX в. они сооружались в Старом городе, затем вне его пределов. В 1872 г. на северо-западе Старого города была освящена церковь при лат. Иерусалимском Патриархате - в готическом стиле, со сводами, покрытыми росписями. Она не считается патриаршим собором, т. к. статус последнего имеет храм Гроба Господня. В Кустодии Св. земли был построен комплекс зданий, включающий адм. сооружения, странноприимный Новый дом (Casa Nova), здания монастыря и ц. Спасителя (1886-1888), оформленный в традициях неоклассицизма. Помимо того, строительство в Старом городе сосредоточилось вокруг Крестного пути, тем более что его зап. участок проходил по малонаселенной части Мусульманского квартала, где пустовало много земель. Первым был возведен австр. странноприимный дом (1857-1863, архит. Антон Эндлихер) с небольшой ц. Св. Семейства с элементами готики и мозаичным убранством. Неподалеку на руинах ранневизант. церкви был построен арм. католич. храм Страданий Богородицы (освящен в 1881) в романском стиле. Восточнее австр. дома Альфонсом Ратисбоном в 1858 г. был основан франц. мон-рь жен. конгрегации Богоматери Сиона с неороманской ц. «Се человек», в апсиду к-рой была встроена одноименная рим. арка. Еще восточнее, ближе к воротам св. Стефана, участок Крестного пути (с купелью Вифезда) был подарен в 1856 г. султаном Абдул-Меджидом Наполеону III в благодарность за поддержку в Крымской войне. В 1862-1878 гг. здесь была восстановлена лежавшая в руинах ц. св. Анны, причем архит. Кристофу Эдуару Моссу в целом удалось сохранить подлинность этого замечательного произведения. С 1880 г. участок принадлежит миссионерскому центру Белых отцов, на нем было построено большое здание в неоренессансных формах, характерных для мн. франц. зданий И.

Комплекс монументальных сооружений был построен французами у сев.-зап. угла Старого города, близ Новых ворот, прорубленных в 1887 г. для облегчения доступа в бурно растущие кварталы. Одним из наиболее крупных в И. стал странноприимный дом с небольшой ц. Нотр-Дам-де-Франс (1884-1904, архит. о. Этьен Бубе). П-образное 4-этажное здание с ризалитом входа, фланкированным 2 башнями, причудливо соединяет формы неоренессанса и неоготики. Рядом с ним было построено скромное здание госпиталя cв. Людовика (1879-1896), принадлежащее ордену св. Иосифа. Южнее было возведено П-образное здание мон-ря св. Венсана де Поля (1886), выдержанное в формах неоренессанса, с гигантской аркадой на фасаде. Сходную с архитектурой мон-ря св. Венсана, но более скромную архитектуру имеет здание мон-ря и школы св. Иосифа (1887-1893) одноименного жен. ордена, построенное к северо-западу от Старого города. Еще более скромный, почти аскетический вариант неоренессансной эклектики представлен мон-рем св. Петра Сионского (1874), чаще называемым Ратисбон по имени основателя. Кармелитский мон-рь «Отче наш» на Елеонской горе (1870-1874) с недостроенным клуатром (архит. Ж. Леконт дю Нуи) и 3-нефной церковью (архит. Ж. Б. Гиймо?) выдержан в формах неоготики. Неороманские формы имеет комплекс доминиканского мон-ря cв. Стефана к северу от Дамасских ворот (80-90-е гг. XIX в.); сейчас здесь находится Французская библейская и археологическая школа. Монастырский храм (освящен в 1900) - 3-нефная базилика с клуатром у зап. фасада - во многом построен по образцу ц. св. Марии Магдалины в Везле (20-30-е гг. XII в.).

Ряд монументальных и важных с градостроительной т. зр. построек был возведен немцами; особенностью нем. строительства было участие имп. семьи. Доминантой Старого города стала лютеран. ц. Искупителя (1893-1898, архит. Фридрих Адлер) с 50-метровой колокольней. Она была построена на участке в самом центре Старого города, подаренном султаном Абдул-Азизом кронпринцу Пруссии Фридриху Вильгельму в 1869 г. На ее месте стояла ц. св. Марии Латинской, ее фрагменты (сев. портал, клуатр, отдельные колонны и капители) были включены в новую постройку. Храм был освящен в присутствии имп. Вильгельма II и его супруги Августы Виктории. Трехнефная купольная базилика построена в характерных для И. XII в. переходных от романских к готическим формах, сдержанных и благородных; образцом могла быть ц. св. Анны в И. Первоначальные росписи (за исключением мозаики в апсиде) были удалены при ремонте 1970 г. Увенчанная пирамидальным шатром колокольня имеет формы, характерные для ломбардского романского стиля. Здание лютеран. школы, примыкающее к храму с юга, с высокими 4-частными арочными окнами и облицовкой необработанным камнем представляет вариант неороманского стиля, отмеченный влиянием национально-романтического модерна. В том же 1898 г. Вильгельм II приобрел землю на горе Сион и передал ее в дар нем. католич. общине И. В 1900-1910 гг. по проекту кёльнского архит. Генриха Ренарда здесь были возведены ц. Успения Богоматери и др. здания бенедиктинского мон-ря. Огромная ротонда храма и высокая колокольня, стоящие у стен Старого города, видны со мн. точек И. В интерьере подчеркнут контраст между плоскостями неоштукатуренных стен и экседрами, украшенными мозаикой. Архитектура храма вдохновлена образцами позднероманской прирейнской архитектуры, в первую очередь ротондальной ц. св. Гереона в Кёльне (1219-1227), но трактована в формах национально-романтического модерна. Близкую архитектуру имеет и комплекс зданий госпиталя Августы Виктории (назван в честь супруги Вильгельма II) с лютеран. ц. Вознесения (1907-1910, архит. Роберт Лейбниц). На ее освящении присутствовал принц Эйтель Фридрих, 2-й сын имп. четы. Здание, по виду напоминающее романский мон-рь, расположено в сев. части Елеонской горы. Его монументальная колокольня видна со мн. точек города и является достойным архитектурным соперником Русской Свечи и колокольни франц. мон-ря «Отче наш» (1886). Здание нем. католич. странноприимного дома cв. Павла (1910) у Дамасских ворот выстроено все в тех же формах неороманского модерна.

Архитектурное присутствие Италии в И. ограничивается одной значимой постройкой - итал. госпиталем (1913-1914, 1917, архитекторы Джулио и Антонио Барлуцци), расположенным недалеко от Русского комплекса. Он представляет собой пример эклектичного историзма: соединенные переходами здания с зубцами, башней и бельведером повторяют образцы флорентийской готики и Ренессанса, отдельно стоящая церковь - небольшое центрическое здание с куполом на высоком 8-гранном барабане - имитирует ломбардские романские формы с элементами готики.

И. в ХХ в.

Английский протекторат (1917-1948)

С началом первой мировой войны Палестина стала прифронтовой частью Османской империи, к-рой из Египта, а позже и из Аравии угрожали англ. войска и араб. формирования. В марте 1917 г. англ. экспедиционный корпус вторгся в Палестину, и 9 дек. 1917 г. ген. Э. Алленби взял И. 11 дек. генерал торжественно вступил в город, причем, уважая его святость, спустился с коня и вошел в него пешком. К этому времени И. и его население находились в тяжелейшем положении. Отступающие тур. войска забрали из города почти всю провизию, топливо и медикаменты. Дороги были почти полностью разрушены, И. был отрезан от традиц. источников доходов и лишен большей части муж. населения. Наконец, разрушение канализации и нехватка воды поставили его на грань эпидемии.

Интерьер ц. ап. Марка (бывш. ц. Марии). XII в. Фотография. 2008 г.
Интерьер ц. ап. Марка (бывш. ц. Марии). XII в. Фотография. 2008 г.

Интерьер ц. ап. Марка (бывш. ц. Марии). XII в. Фотография. 2008 г.
Купол Соломона. XII в. Фотография. 2008 г.
Купол Соломона. XII в. Фотография. 2008 г.

Купол Соломона. XII в. Фотография. 2008 г.

Успешное решение большинства проблем связано с именем военного (с 28 дек. 1917), а затем гражданского (1921-1926) губернатора И. сэра Роналда Сторрса. При поддержке англ. войск ему удалось быстро наладить доставку зерна из Египта и воды из ближайших источников (до строительства водопроводов она доставлялась по восстановленной железной дороге), а также предотвратить эпидемию (вакцинация населения, ликвидация свалок, санация цистерн). Не менее существенной была его роль и в градостроительной истории И. Уже в 1918 г. по его заказу городской инженер Александрии Уильям Мак-Лин создал план, в соответствии с к-рым И. в основном развивается до наст. времени. План строился на сочетании совр. развития и сохранения исторической ценности города. Старый город и Елеонскую гору было решено сохранить неприкосновенными, освободив от застройки также непосредственно прилегающие к стенам кварталы; строительство предполагалось развивать в зап. и сев. направлениях. План был существенно доработан в 1919 (Патрик Геддс), 1922 (Чарлз Эшби) и 1926 (Клиффорд Холлидей) гг. Также Сторрс издал указ об обязательной облицовке всех зданий И. местным камнем; закон действует и сейчас, играя исключительно важную роль в сохранении целостного облика И.

Население И. быстро увеличивалось: более 60 тыс. чел. в 1922 г., 90 тыс. в 1931 г., ок. 160 тыс. чел. в 1944 г. При этом пропорции численности религ. общин в целом сохранялись: мусульман и христиан было поровну, иудеев - в 3 раза больше. Араб. недовольство англичанами и резким притоком евр. репатриантов привело к возникновению антиевр. погромов и восстаниям в 1920, 1921, 1929 и 1936-1939 гг. Евреи в свою очередь укрепляли отряды самообороны; некоторые евр. экстремистские группы организовывали теракты против англичан, обвиняя их в сотрудничестве с арабами и усложнении правил репатриации (с 1939 въезд евреев в Палестину был ограничен); одним из самых кровавых терактов был взрыв в отеле «Царь Давид» в 1946 г.

Сионская горница. Интерьер. XII-XIV вв. Фотография. 2008 г.
Сионская горница. Интерьер. XII-XIV вв. Фотография. 2008 г.

Сионская горница. Интерьер. XII-XIV вв. Фотография. 2008 г.
Модель храма Гроба Господня. XVIII в. (Патриархия ИПЦ)
Модель храма Гроба Господня. XVIII в. (Патриархия ИПЦ)

Модель храма Гроба Господня. XVIII в. (Патриархия ИПЦ)

Несмотря на растущую напряженность, в период протектората удалось осуществить ряд градостроительных проектов. И. впервые за много столетий вернул себе столичный статус. Появились здания англ. администрации Палестины, евр. и араб. орг-ций, открылись Еврейский ун-т (1925), медицинский центр Хадасса, Музей Рокфеллера. Приток людей сделал необходимым строительство новых жилых кварталов. Финансовый кризис правосл. Иерусалимского Патриархата, лишившегося поддержки России, привел к массовой продаже принадлежавших ему земель, на к-рых выросли жилые кварталы Тальпийот, Рехавия и Тальбия. Большинство новых кварталов было распланировано приехавшим из Германии архит. Рихардом Кауфманом; они застраивались небольшими домами, окруженными садами. Кварталы имели различную социальную окраску. Так, в Бейт-ха-Кереме селились преподаватели, в Тальпийоте - банковские служащие, Рехавии - евр. гос. служащие, позже - преподаватели Еврейского ун-та, в Тальбии (одном из самых богатых) - арабы-христиане и армяне.

Отличительной чертой периода протектората стало резкое снижение роли религ. зданий в архитектуре города, что связано с резким сокращением финансирования религ. строительства европ. державами, ранее соперничавшими друг с другом в архитектуре И. Российская и Германская империи перестали существовать; Великобритания оказалась «хозяйкой» И. и потеряла необходимость в утверждении собственных претензий при помощи архитектуры. Только Правительство Франции в 1920 г. заложило грандиозный собор св. Сердца Иисусова на Елеоне, подобный парижскому Сакре-Кёр (1875-1914, освящен в 1919, архит. Поль Абади), но поздно начавшееся строительство (1927-1928) прекратилось из-за отсутствия средств. Единственными заказчиками католич. храмов остались монашеские ордены.

Традиционно доминировавшие в Св. земле францисканцы выдвинули талантливого итал. архит. А. Барлуцци, к-рый стал автором большого числа новых храмов И. и занимался реставрацией старых. В И. им была построена ц. Страданий Христовых (1919-1924) у Гефсиманского сада, известная как «Церковь всех наций», т. к. была выстроена при финансовом содействии 16 католич. стран. Стиль здания можно определить как своеобразное сочетание неогреч. и неовизант. историзма. Церковь построена на фундаменте ранневизант. базилики и в целом следует ее плану; в пол включены фрагменты древних мозаик, а также камень, на к-ром, по преданию, молился Иисус Христос. Трехнефный храм с 3 полуциркульными апсидами разделен на 12 перекрытых купольными сводами ячеек. Тонкие колонны из красноватого полированного камня позволяют воспринимать пространство как цельное. Купольные своды и апсиды украшены мозаиками (художники Пьетро Д'Аркьярди и Марио Барберис), стилизованными под раннехристианские, боковые стены целиком заняты витражами. По замыслу Барлуцци, интерьер затемнен в память о страданиях Спасителя. Снаружи церковь облицована розоватым вифлеемским камнем. Зап. фасад на фоне зелени на склоне Елеонской горы оформлен 3-арочным портиком с мозаикой на фронтоне («Христос как посредник между Богом и человеком», худож. Джулио Барджеллини), на приставных колоннах помещены статуи евангелистов. Барлуцци также построил небольшое здание мон-ря cв. Антония жен. ордена Непорочного сердца Марии. По стилистике ему близко построенное по заказу миланского Об-ва св. Павла здание школы «Святая земля» (1924-1927), эффектно поставленное на углу 2 больших улиц и стилизованное под строгий вариант позднего Ренессанса. Попыткой модернизации церковной архитектуры видится построенная по заказу католич. ордена ассумпционистов ц. cв. Петра «ин Галликанту» (1928-1931, архит. о. Э. Бубе). В решении небольшого крестообразного здания доминирует обширный купол, интерьер украшен витражами и фресками, снаружи храм облицован необработанным камнем, под арками рукавов креста помещены мозаики. Единственным протестант. храмом, построенным в И. в это время, стала шотл. ц. cв. Андрея (1927-1930, архит. Холлидей). Здание храма и подворья построено в формах сельской средневек. архитектуры, одинаково аутентичной и для Шотландии, и для Св. земли. При скромных размерах постановка на скале напротив юго-зап. угла Старого города делает здание монументальным и заметным в панораме И. В 1935-1938 гг. начато строительство храма Румынской Православной Церкви (окончен в 1963-1975) в неск. осовремененных традиц. формах. Мусульмане и иудеи не возводили архитектурно значимых сооружений; период протектората ознаменовался тем не менее крупными реставрационными работами в мечети Аль-Акса (1924-1927, 1938-1943).

Если в религ. архитектуре И. наметился спад, то развитие светской отмечено резким ростом числа построек и участием в работах многочисленных архитекторов из Европы и США. Наряду с историзмом (гостиница «Палас», тур. архит. Нахас-бей; 1928-1929) распространился стиль ар-деко в международном варианте, представленный камерными (вилла К. Саламе, франц. архит. Марсель Фавье; 1930) и монументальными (гостиница «Царь Давид», швейцар. архит. Эмиль Фогт; 1929-1931) зданиями.

Крупнейшей постройкой И. стало здание ИМКА, возведенное в 1927-1933 гг. по проекту амер. архит. Арчера Хармона, одного из авторов небоскреба «Эмпайр стейт билдинг» в Нью-Йорке. Здание с высокой центральной башней и охватывающими двор боковыми крыльями сочетает ар-деко с визант., романскими и исламскими формами, воплощая замысел заказчиков о месте, где «будут забыты религиозная и политическая зависть» (из речи Алленби на открытии здания). Эффектными объемными построениями, сочетанием ар-деко и функционализма с элементами вост. колорита отличаются постройки местных англ. архитекторов: Музей Рокфеллера (Остин Харрисон; 1927-1938) и резиденция Верховного комиссара Палестины (Харрисон, Холлидей; 1930), в меньшей степени здание муниципалитета (Холлидей; 1930-1932).

В 30-х гг. ХХ в. в архитектуре И. стала преобладать стилистика Баухауса, в к-рой с 20-х гг. ХХ в. возводился г. Тель-Авив. Наиболее существенным в эту эпоху оказался вклад нем. архитекторов евр. происхождения, к-рые были вынуждены покидать Германию. Еврейский ун-т на горе Скопус проектировался под рук. шотл. градостроителя Патрика Геддса; в 1934-1940 гг. участие в строительстве принял крупный мастер функционализма Эрих Мендельзон. Он был также автором университетского медицинского центра Хадасса (1934-1939), виллы и б-ки Залмана Шоккена (1934-1936) и здания Англо-Палестинского банка (1936-1939). Из произведений др. архитекторов выделяются здания страховой компании «Ассикурациони дженерали» (1936), построенное ведущим мастером итал. неоклассицизма Марчелло Пьячентини, а также Центральный почтамт (1934-1938, архит. Харрисон), в к-ром творческая манера архитектора изменилась под влиянием функционализма.

И. после 1948 г.

По решению Генеральной ассамблеи ООН от 29 нояб. 1947 г. о создании на территории Палестины евр. и араб. гос-в предполагалось, что город должен перейти под международный контроль, а его окрестности полностью должны быть включены в араб. территорию. В результате арабо-израильской войны 1948-1949 гг. И. оказался разделенным между Израилем (запад) и Иорданией (восток, включая весь Старый город). Доступ иудеев к святыням Вост. И. был прекращен; Еврейский квартал в Старом городе подвергся разорению. Синагоги были заброшены, многие разрушены; мн. мусульм. мечети и кладбища Зап. И. также пришли в запустение. 23 янв. 1950 г. И. был провозглашен столицей Израиля; в том же году Западный берег р. Иордан с Вост. И. (включая Старый город) был официально присоединен к Иордании, а в 1960 г. И. даже был объявлен ее столицей. Разделение не привело к остановке развития Зап. И., в то время как в вост. части, отрезанной от традиц. торговых связей, наметились признаки упадка.

Крупное строительство в Вост. И. практически не велось. В 1949 г. был опубликован проект полной перестройки храма Гроба Господня (архитекторы Луиджи Марангони и А. Барлуцци), предполагавший объединить в комплекс просторные храмы всех традиц. христ. конфессий. Согласно проекту, сносилась часть окружающей храм городской застройки, ротонда Воскресения и Голгофа строились заново, возводились новые аркады, купола и напоминающие минареты башни. Целью плана была монументализация облика храма относительно Купола скалы и застройки Старого города в целом; проект остался неосуществленным. Единственной заметной церковной постройкой был небольшой храм «Слез Господних» (1954-1955; архит. А. Барлуцци) - последнее католич. сооружение города. Иная ситуация сложилась в Зап. И., где строились многочисленные светские здания в стиле интернационального модернизма, важнейшими из к-рых были кнессет (1958-1966; архит. Йосеф Кларвин) и Музей Израиля (1960-1965; архит. Альфред Мансфельд); дизайн интерьеров обоих зданий разработан Дорой Гад. Оригинальную конструкцию имеет Храм книги (1965; архитекторы Фредерик Кислер, Арманд Бартош; входит в комплекс Музея Израиля), завершенный куполом в форме крышек сосудов, напоминающих те, в к-рых в 1947 г. были найдены кумран. свитки. Храмы в Зап. И. не возводились.

В результате Шестидневной войны 1967 г. И. был полностью занят армией Израиля. В 1980 г. кнессет подтвердил его статус как «вечной и неделимой» столицы Израиля, что официально не признается большинством гос-в ООН.

После 1967 г. представители всех религ. групп получили доступ к святыням, за исключением части мусульман Западного берега р. Иордан и сектора Газа, лишенных права въезда в И., а также иудеев, к-рым запрещен (во избежание попрания места Святая Святых) доступ на Храмовую гору; последний запрет не касается евреев, посещающих ее с туристическими целями. Управляет Храмовой горой специальный мусульм. вакф. В целом религ. обстановка в И. спокойная. Возникающие нередко выступления различных общественно-политических движений и уличные беспорядки, как правило, имеют социально-экономическую либо этническую подоплеку. Наиболее существенными нарушениями религ. стабильности были пожар в мечети Аль-Акса в авг. 1969 г., устроенный австрал. христианином-сектантом, а также провокационный визит лидера израильской партии «Ликуд» А. Шарона на Храмовую гору в сент. 2000 г., послуживший поводом для начала 2-й араб. интифады.

По переписи 1967 г., проведенной после аннексии Вост. И., Израиль гарантировал всем учтенным право на жительство и в случае присяги Израилю и отказа от иного подданства - на гражданство. На 2005 г. 93% араб. населения имеет вид на жительство в И. (дающий в т. ч. право голоса на муниципальных выборах), но лишь 5% получило гражданство Израиля. После 1948 г. в городе быстро снижается численность христ. населения. Если в 1944 г. мусульман и христиан было поровну (примерно по 20% населения), то уже в 1948 г. из 165 тыс. жителей 40 тыс. были мусульманами и 25 тыс.- христианами. В 1967 г. из 260 тыс. жителей И. ок. 200 тыс. составляли иудеи, 55 тыс.- мусульмане и лишь 13 тыс.- христиане (5%). Количество мусульман постепенно растет: в 2006 г. из 720 тыс. жителей И. 65% составляли иудеи, 32% - мусульмане и только 2% - христиане. Как реакция на рост мусульм. населения с 90-х гг. XX в. обозначилась политика Израиля, направленная на значительное усложнение получения разрешений на ремонт и строительство для арабов при активном поощрении и финансировании евр. строительства в вост. районах И. К наст. времени стало очень заметным плачевное состояние инфраструктуры и зданий Старого города, за исключением Еврейского квартала, а также араб. районов на юго-востоке И.

Основными направлениями развития города по-прежнему остаются запад и север. В Старом городе после разрушений периода иорданской оккупации к нач. 80-х гг. ХХ в. был восстановлен Еврейский квартал. Марокканский квартал перед Стеной Плача был снесен, чтобы облегчить к ней доступ верующих иудеев; на месте квартала устроена самая большая в Старом городе площадь. После 1967 г. начались крупнейшие в истории И. археологические раскопки: они проводятся в Еврейском квартале, у юж. и зап. стен Храмовой горы, на территории города Давида.

В архитектуре на смену модернизму приходят различные формы постмодернизма. Интересными образцами последнего являются здание Верховного суда (1986-1992; архитекторы Рам Карми, Ада Карми-Меламед) и мормонского Иерусалимского центра ближневост. исследований (1987-1988; архитекторы Давид Резник и Фрэнк Фергюсон), построенного на склоне горы Скопус и оформленного аркадами. Крупнейшая в Израиле Большая Белзская хасидская синагога (1985-2000; архит. Ицхак Блатт) ориентируется на формы синагоги в Белзе (1828-1843; не сохр.). Среди построек последнего десятилетия выделяются спроектированные Mоше Сафди части мемориала Яд Вашем (Информационный центр, Музей холокоста (открыт в 2005), мемориал Детей), а также мост Струны (2007-2009; архит. Сантьяго Калатрава) на северо-западе И.

Лит.: Robinson E. Biblical Researches in Palestine and the Adjacent Regions. L., 18562. 3 vol.; Vogüé C. J. M., de. Les Églises de la Terre Sainte. P., 1860; Wilson Ch. W., Warren Ch. The Recovery of Jerusalem. L., 1871; Warren Ch. Underground Jerusalem. L., 1876; Мансуров Б. П. Базилика Константина Великого в св. граде Иерусалиме. М., 1885; Schick C. Reports from Herr Baurath von Schick // PEFQSt. 1895. Vol. 27. P. 29-40, 108-110, 248-252, 321-330; Clermont-Ganneau Ch. Archaeological Researches in Palestine during the Years 1873-1874 / Transl. A. Stewart. L., 1896. Vol. 1; Медников Н. А. Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам. СПб., 1897-1903. 2 т.; Bliss F. J., Dickie A. C. Excavations at Jerusalem, 1894-1897. L., 1898; Vincent L.-H. Underground Jerusalem. L., 1911; Vincent L.-H., Abel F.-M. Jérusalem: Recherches de topographie, d'archéologie et d'histoire: Jérusalem nouvelle. P., 1914-1924. Т. 2. Fasc. 1-4; Schmaltz K. Mater Ecclesiarum: Die Grabeskirche in Jerusalem. Strassburg, 1918. Lpz., 1984r; Weill R. La cité de David: Compte rendu des fouilles exécutées d'Jérusalem sur site de la ville primitive: Campagne de 1913-1914. P., 1920; idem. Campagne de 1923-1925. P., 1947; Enlart C. Les Monuments des croisés dans le Royaume de Jérusalem: Architecture religieuse et civile. P., 1925-1928. 2 vol.; Macalister R. A. S., Duncan J. G. Excavations on the Hill of Ophel, Jerusalem, 1923-1925. L., 1926; Crowfoot J. W., FitzGerald G. M. Excavations in the Tyropoeon Valley, Jerusalem, 1927. L., 1929; Sukenik E. L., Mayer L. A. The Third Wall of Jerusalem. Jerusalem; L., 1930; Johns C. N. The Abbey of St. Mary in the Valley of Jehoshaphat, Jerusalem // The Quarterly of the Department of Antiquities of Palestine. Jerusalem, 1938. Vol. 8. P. 117-136; idem. The Citadel, Jerusalem: A Summary of Work Since 1934 // PEFQSt. 1950. Vol. 14. P. 121-190; Hamilton R. W. Excavations Against the North Wall of Jerusalem, 1937-1938 // QDAP. 1940. Vol. 10. P. 1-53; idem. Jerusalem in the 4th Cent. // PEFQSt. 1952. P. 83-90; Saller S. J. Discoveries at St. John's ‘Ein Karim (1941-1942). Jerusalem, 1946. (SBF: Coll. Maior; 3); Bagatti B. Il Santuario della Visitazione ad ‘Ain Karim (Montana Judaeae): Esplorazione archeologica e ripristina. Gerusalemme, 1948. (SBF: Coll. Maior; 5); idem. The Church from the Gentiles in Palestine: History and Archaeology. Jerusalem, 1971. (SBF: Coll. Minor; 2); Kendall H. Jerusalem, the City Plan: Preservation and Development During the British Mandate, 1918-1948. L., 1948; Marangoni L., Barluzzi A. Relazione del progetto di costruzione di una nuova basilica del S. Sepolcro // Il Santo Sepolcro di Gerusalemme: Splendori, miserie, speranze. Bergamo, 1949. P. 133-145; Benoit P. Prétoire, Lithostroton et Gabbatha // RB. 1952. Vol. 59. P. 531-550; Simons J. J. Jerusalem in the Old Testament. Leiden, 1952; Avi-Yonah M. The Madaba Mosaic Map. Jerusalem, 1954. P. 50-60; idem. The Holy Land from the Persian to the Arab Conquests. Grand Rapids, 1966; idem. Building History from the Earliest Times to the 19th Cent. // Urban Geography of Jerusalem / Ed. D. H. K. Amiran. N. Y.; B., 1973. P. 13-19; idem. The Jews of Palestine: A Political History from the Bar Kokhba War to the Arab Conquest. Oxf., 1976; Parrot A. The Temple of Jerusalem. L., [1957]; Clark K. W. Worship in the Jerusalem Temple after A. D. 70 // NTS. 1960. Vol. 6. N 4. P. 269-280; Milik J. T. Notes d'épigraphie et de topographie palestiniennes: Sanctuaires chrétiennes de Jerusalem à l'époque arabe (VIIe-Xe s.) // RB. 1960. Vol. 67. P. 354-367, 550-586; idem. La topographie de Jérusalem vers la fin de l'époque byzantine // MUB. 1960/1961. Vol. 37. P. 127-189; Stavrou Th. G. Russian Interests in Palestine, 1882-1914: A Study of Religious and Educational Enterprise. Thessal., 1963; Madden D. M. Monuments to Glory: The Story of A. Barluzzi, Architect of the Holy Land. N. Y., 1964; Jeremias J. The Rediscovery of Bethesda. Louisville (Ky.), 1966; idem. Jerusalem in the Time of Jesus. Phil., 1969; Boase T. S. R. Castles and Churches of the Crusading Kingdom. L., 1967; Grabar O. The Umayyad Palace of Khirbat al-Mafjar // Archaeological Discoveries in the Holy Land. N. Y., 1967; Kenyon K. M. Jerusalem: Excavating 3000 Years of History. L., 1967; edem. Digging Up Jerusalem. N. Y., 1974; Hopwood D. The Russian Presence in Syria and Palestine, 1843-1914: Church and Politics in the Near East. Oxf., 1969; Amiran R., Eitan A. Excavations in the Courtyard of the Citadel, Jerusalem, 1968-1969: Preliminary Report // IEJ. 1970. Vol. 20. P. 9-17;Hennessy J. B. Prelim. Rep. on Excavations at the Damascus Gate, Jerusalem, 1964-1966 // Levant. L., 1970. Vol. 2. P. 22-27; Hopkins I. W. J. Jerusalem: A Study in Urban Geography. Grand Rapids, [1970]; Ovadiah A. Corpus of the Byzantine Churches in the Holy Land. Bonn, 1970; Storme A. Le Mont des Oliviers: Lieux Saints de Palestine. Jérusalem, 1971; Lux U. Vorläufiger Bericht über die Ausgrabung unter der Erlöserkirche im Muristan in der Altstadt von Jerusalem in den Jahren 1970 und 1971 // ZDPV. 1972. Bd. 88. S. 185-201; Roberts J. J. M. The Davidic Origin of the Zion Tradition // JBL. 1973. Vol. 92. P. 329-344; Ben-Arieh S., Netzer E. Excavations Along the «Third Wall» of Jerusalem, 1972-1974 // IEJ. 1974. Vol. 24. P. 97-107; Broshi M. The Expansion of Jerusalem in the Reigns of Hezekiah and Manasseh // Ibid. P. 21-26; idem. Along Jerusalem's Walls // BiblArch. 1977. Vol. 40. P. 11-17; idem. Estimating the Population of Ancient Jerusalem // BAR. 1978. Vol. 4. N 2. P. 10-15; Conant K. J. Carolingian and Romanesque Architecture, 800 to 1200. Harmondsworth, 1974; Coüasnon Ch. The Church of the Holy Sepulchre in Jerusalem. L., 1974; Lamirande É. Jérusalem céleste // DSAMDH. 1974. Т. 8. Col. 944-958; Miller J. M. Jebus and Jerusalem: A Case of Mistaken Identity // ZDPV. 1974. Bd. 90. S. 115-127; Prodomo A. La Tomba della Regina Melisenda al Getsemani // LA. 1974. Vol. 24. P. 202-226; Wilkinson J. Ancient Jerusalem: Its Water Supply and Population // PEQ. 1974. Vol. 106. P. 33-51; idem. Jerusalem Pilgrims before the Crusades. Warminster; Jerusalem, 1977; idem. Jerusalem as Jesus Knew It. L., 1978; Bahat D., Broshi M. Excavations in the Armenian Garden // Jerusalem Revealed: Archaeology in the Holy City, 1968-1974 / Ed. Y. Yadin; transl. R. Grafman. Jerusalem, 1975. P. 55-56; Bagatti B., Piccirillo M., Prodomo A. New Discoveries at the Tomb of Virgin Mary in Gethsemane / Transl. L. Sciberras. Jerusalem, 1975. (SBF: Coll. Minor; 17); Ben-Dov M. The Area South of the Temple Mount in the Early Islamic Period // Jerusalem Revealed: Archaeology in the Holy City, 1968-1974. Jerusalem, 1975. P. 31-55; idem. In the Shadow of the Temple. N. Y., 1985; Mazar B. The Mountain of the Lord. Garden City (N. Y.), 1975; idem. Herodian Jerusalem in the Light of the Excavations South and South-West of the Temple Mount // IEJ. 1978. Vol. 28. P. 230-238; Rosen-Ayalon M. The Islamic Architecture of Jerusalem // Jerusalem Revealed: Archaeology in the Holy City, 1968-1974. Jerusalem, 1975. P. 92-96; Tsafrir Y. Jerusalem // RBK. 1975. Bd. 3. Sp. 526-615; idem. The Maps Used by Theodosius: On the Pilgrim Maps of the Holy Land and Jerusalem in the 6th Cent. // DOP. 1986. Vol. 40. P. 129-145; idem. The Landscape of Byzantine Jerusalem around 600 CE // Archeologia Abrahamica: Исследования в области археологии и худож. традиции иудаизма, христианства и ислама. M., 2009. C. 39-56; Yadin Y., ed. Jerusalem Revealed: Archaeology in the Holy City, 1968-1974. Jerusalem, 1975; Hamrick E. W. The Third Wall of Agrippa I // BiblArch. 1977. Vol. 40. P. 18-23; Buschhausen H. Die süditalische Bauplastik im Königreich Jerusalem von König Wilhelm II. bis Kaiser Friedrich II. W., 1978; Cohen A., Lewis B. Population and Revenue in the Towns of Palestine in the 16th Cent. Princeton. 1978; idem. On the Realities of the Millet System: Jerusalem in the 16th Cent. // Christians and Jews in the Ottoman Empire. N. Y.; L., 1982. P. 7-18; Avigad N. The Jewish Quarter of the Old City // IEJ. 1979. Vol. 29. P. 123-124; idem. Discovering Jerusalem. Nashville, 1983; Ben-Arieh Y. The Rediscovery of the Holy Land in the 19th Cent. Jerusalem, 1979; idem. Jerusalem in the 19th Cent.: The Old City. Jerusalem; N. Y., 1984; idem. Jerusalem in the 19th Cent.: Emergence of the New City. Jerusalem; N. Y., 1986; Narkiss B., Stone M. E. Armenian Art Treasures of Jerusalem. Jerusalem, 1979; Chiat M. J. S. Corpus of Synagogue Art and Architecture in Roman and Byzantine Palestine. Ann Arbour, 1980. 4 vol. in 2; Murphy-O'Konnor J. The Holy Land: An Oxford Archaeol. Guide from Earliest Times to 1700. Oxf., 1980; Corbo V. C. Il Santo Sepolcro: Aspetti archeologici dalle origini al periodo crociato. Jerusalem, 1981. 3 vol. (SBF: Coll. Maior; 29); Schein B. E. The Second Wall of Jerusalem // BiblArch. 1981. Vol. 44. P. 21-26; Shiloh Y. The City of David Archaeological Project: The Third Season, 1980 // Ibid. P. 161-170; idem. Excavations at the City of David, 1978-1985. Jerusalem, 1984. Vol. 1: 1978-1982; idem. Underground Water Systems in Eretz-Israel in the Iron Age // Archaeology and Biblical Interpretation: Essays in Memory of D. G. Rose / Ed. L. G. Perdue e. a. Atlanta, 1987. P. 203-244; Bakhit M. A. The Christian Population of the Province of Damascus in the 16th Cent. // Christians and Jews in the Ottoman Empire. N. Y.; L., 1982. P. 19-66; Baldi D. Enchiridion locorum sanctorum: Documenta S. Evangelii loca recipienta. Jerusalem, 19822; Baras Z. The Persian Conquest and the End of the Byzantine Rule // Eretz Israel from the Destruction of the Second Temple to the Muslim Conquest / Ed. Z. Baras e. a. Jerusalem, 1982. P. 300-349 (иврит); Hunt E. D. Holy Land Pilgrimage in the Later Roman Empire, AD 312-460. Oxf., 1982; Jacoby Z. The Workshop of the Temple Area in Jerusalem in the 12th Cent.: Its Origin, Evolution and Impact // Zschr. f. Kunstgeschichte. Münch., 1982. Bd. 45. S. 325-394; Plommer H. The Cenacle on Mount Sion // Crusader Art in the 12th Cent. / Ed. J. Folda. Oxf., 1982. P. 139-166; Stager L. E. The Archaeology of the East Slope of Jerusalem and the Terraces of the Kidron // JNES. 1982. Vol. 41. N 2. P. 111-121; Bahat D. Carta's Historical Atlas of Jerusalem. Jerusalem, 1983, 1986; Kaufman A. S. Where the Ancient Temple of Jerusalem Stood // BAR. 1983. Vol. 9. N 2. P. 40-59; Kroyanker D. Jerusalem Architecture: Periods and Style. Jerusalem, 1983; idem. Adrikhalut birushalayim. Jerusalem, 1983-1993. 6 t. (иврит); idem. Jerusalem Architecture. N. Y., 1994; Cohen A. Jewish Life under Islam: Jerusalem in the 16th Cent. Camb. (Mass.), 1984; Economopoulos A. Fresh Data Resulting from the Excavation in the Church of the Monastery of the Holy Cross // Actes du Xe Congr. intern. d'archéol. Chrétienne: Thessalonique, 28 sept.- 4 oct. 1980. Vat.; Thessal., 1984. Vol. 2. P. 377-390; Pace V. Sculpture italienne en Terre Sainte ou sculpture des croisés en Italie?: A propos d'un livre recent // Cah. Civ. Méd. 1984. Vol. 27. P. 251-257; Williamson H. G. M. Nehemiah's Walls Revisited // PEQ. 1984. Vol. 116. P. 81-88; Maraval P. Lieux saints et pèlerinages d'orient, histoire géographic des origines à la conquête arabe. P., 1985. P. 251-274; Peters F. E. Jerusalem: The Holy City in the Eyes of Chroniclers, Visitors, Pilgrims, and Prophets. Princeton, 1985; Shanks H. The City of David after Five Years of Digging // BAR. 1985. Vol. 11. N 6. P. 22-38; idem. The Jerusalem Wall That Shouldn't Be There // Ibid. 1987. Vol. 13. N 3. P. 46-57; Tushingham A. D. Excavations in Jerusalem 1961-1967. Toronto, 1985. Vol. 1; Krautheimer R. Early Christian and Byzantine Architecture. N. Y., 19864; Baldovin J. F. The Urban Character of Christian Worship: The Origins, Development and Meaning of Stational Liturgy. R., 1987. (OCA; 228); Burgoyne M. H., Richards D. S. Mamluk Jerusalem: An Architectural Study. Jerusalem, 1987; Kühnel B. From the Earthly to the Heavenly Jerusalem: Representations of the Holy City in Christian Art of the First Millennium. R., 1987; eadem. Crusader Art of the 12th Cent. B., 1994; Mare W. H. Archaeology of the Jerusalem Area. Grand Rapids, 1987; Ovadiah R., Ovadiah A. Mosaic Pavements in Israel. R., 1987; Pringle D. The Planning of Some Pilgrimage Churches in Crusader Palestine // World Archaeology. L., 1987. Vol. 18. N 3. P. 341-362; idem. The Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem: A Corpus. Camb., 2007. Vol. 3: The City of Jerusalem; Magen M. Recovering Roman Jerusalem - The Entryway Beneath Damascus Gate // BAR. 1988. Vol. 15. N 3. P. 48-56; Purvis J. D. Jerusalem the Holy City: A Bibliogr. Metuchen (N. J.), 1988; Wager E. Illustrated Guide to Jerusalem. Jerusalem, 1988; Ariel D. T. Excavations at the City of David, 1978-1985. Jerusalem, 1990. Vol. 2: Final Report: Imported Stamped Amphora Handles, Coins, Worked Bone and Ivory, and Glass; Jerusalem in History. N. Y., 1990; Asali K.-J. Jerusalem under the Ottomans, 1516-1831 AD // Jerusalem in History / Ed. K. J. Asali. N. Y., 1990. P. 200-227; Duri A. A. Jerusalem in the Early Islamic Period: 7th-11th Cent. AD // Ibid. P. 105-129; Hiyari M. A. Crusader Jerusalem: 1099-1187 C. E. // Ibid. P. 130-176; Little D. P. Jerusalem under the Ayyubids and Mamluks. 1187-1516 // Ibid. P. 177-199; Scholch A. Jerusalem in the 19th Cent.: 1831-1917 // Ibid. P. 228-246; Busse H. Jerusalem in the Story of Muhammad's Night Journey and Ascension // Jerusalem Stud. in Arabic and Islam. 1991. Vol. 14. P. 1-40; Большаков О. Г. История халифата. М., 1993. Т. 2; он же. Средневековый город Ближ. Востока. М., 2001; Jerusalem // NEAEHL. 1993. Vol. 2. P. 698-804; Reich R. The Ancient Burial Ground in the Mamilla Neighborhood, Jerusalem // Ancient Jerusalem Revealed / Ed. H. Geva. Jerusalem, 1994. P. 111-118; Folda J. The Art of the Crusaders in the Holy Land, 1098-1187. Camb., 1995; Schick R. The Christian Communities of Palestine from Byzantine to Islamic Rule: Hist. and Archaeol. Study. Princeton, 1995; City of the Great King: Jerusalem from David to the Present / Ed. N. Rosovsky. Camb. (Mass.), 1996; Hasson I. The Muslim View of Jerusalem // The History of Jerusalem: The Early Muslim Period / Ed. J. Prawer, H. Ben-Shammai. Jerusalem; N. Y., 1996. P. 349-385; Murphy-O'Konnor J. e. a. Jerusalem // DictA. 1996. Vol. 17. P. 487-507; Walker P. W. L. Jesus and the Holy City. Grand Rapids, 1996; Ze'evi D. An Ottoman Century: The District of Jerusalem in the 1600s. Albany (N. Y.), 1996; Thraede K. Jerusalem II (Sinnbild) // RAC. Bd. 17. Sp. 718-764; Kenaan-Kedar N. Armenian Architecture in 12th-Cent. Crusader Jerusalem // Assaph. Sect. B: Stud. in Art History. Tel-Aviv, 1998. Vol. 3. P. 77-92; она же (Кенаан-Кедар Н.) Королева-покровительница // Анив. Минск; М., 2007. № 1(10). С. 85-89; Limor O. Holy Land Travels, Christian Pilgrims in Late Antiquity. Jerusalem, 1998 (иврит); Parsons M. C. The Place of Jerusalem on the Lukan Landscape: An Exercise in Symbolic Cartography // Literary Studies in Luke-Acts: Essays in Honor of J. B. Tyson / Ed. R. P. Thompson, Th. E. Phillips. Macon (Ga.), 1998. P. 155-171; Elad A. Medieval Jerusalem and Islamic Worship: Holy Places, Ceremonies, Pilgrimage. Leiden; N. Y., 19992; Jerusalem: Its Sanctity and Centrality to Judaism, Christianity and Islam / Ed. L. I. Levine. N. Y., 1999; Levin V. Basic Features of the Development of Russian Architecture in the Holy Land // Jews and Slavs. Jerusalem; St.-Pb., 1999. Vol. 6. P. 351-371; Reich R., Shukron E. Light at the End of the Tunnel: Warren's Shaft Theory of David's Conquest Shattered // BAR. 1999. Vol. 25. N 1. P. 22-33; iidem. The System of Rock-Cut Tunnels near Gihon in Jerusalem: Reconsidered // RB. 2000. Vol. 107. P. 5-17; iidem. The History of the Gihon Spring in Jerusalem // Levant. 2004. Vol. 36. P. 211-223; Tsafrir Y., Safrai S., ed. The History of Jerusalem: The Roman and Byzantine Periods (70-638 CE). Jerusalem, 1999 (иврит); The Madaba Map Centenary, 1897-1997: Travelling Through the Byzantine Umayyad Period: Proc. of the Intern. Conf. Held in Amman, 7-9 Apr. 1997 // Ed. M. Piccirillo, E. Alliata. Jerusalem, 1999; Беляев Л. А. Христианские древности: Введ. в сравн. изучение. СПб., 2000; Мерперт Н. Я. Очерки археологии библейских стран. М., 2000; Россия в Святой Земле / Сост.: Н. Н. Лисовой. М., 2000. Т. 1; Amit D., Wollf S. An Armenian Monastery in the Morash Neighborhood, Jerusalem // Ancient Jerusalem Revealed / Ed. H. Geva. Jerusalem, 2000. P. 293-298; Cradle of Christianity / Ed. Y. Israeli, D. Mevorah. Jerusalem, 2000; Geva H., ed. Jewish Quarter Excavations in the Old City of Jerusalem: Conducted by N. Avigad, 1969-1982. Jerusalem, 2000, 2003, 2006. 3 vol.; Ottoman Jerusalem: The Living City, 1517-1917 / Ed. S. Auld, R. Hillenbrand. L., 2000. 2 vol.; Wohnout H. Das Österreichische Hospiz in Jerusalem. W., 2000; Boas A. J. Jerusalem in the Time of the Crusades. L.; N.Y., 2001; Ettinghausen R., Grabar O., Jenkins-Madina M. Islamic Art and Architecture, 650-1250. New Haven, 2001; Kark R., Oren-Nordheim M. Jerusalem and its Environs: Quarters, Neighborhoods, Villages, 1800-1948. Jerusalem; Detroit, 2001; Peri O. Christianity under Islam in Jerusalem: The Question of the Holy Sites in Early Ottoman Times. Leiden, 2001; Stern E. Archaeology of the Land of the Bible. N. Y., 2001. Vol. 2: The Assyrian, Babylonian, and Persian Periods, 732-332 B. C. E.; Ришар Ж. Латино-иерусалимское королевство. СПб., 2002; Prag K. Israel and Palestinian Territories. L.; N. Y., 2002; Ямилинец Б. Ф. Россия и Палестина: Очерки полит. и культурно-религ. отношений (XIX - нач. XX в.). М., 2003; Eliav Y. Z. The Urban Layout of Aelia Capitolina: A New View from the Perspective of the Temple Mount // The Bar Kokhba War Reconsidered / Ed. P. Schäfer. Tüb., 2003. P. 241-277; Jerusalem in the Bible and Archaeology: The First Temple Period / Ed. A. G. Vaugh, A. E. Killebrew. Leiden, 2003; L'idea di Gerusalemme nella spiritualità cristiana del Medioevo. Vat., 2003; Mazar E. The Temple Mount Excavations in Jerusalem 1968-1978 / Dir. by B. Mazar. Jerusalem, 2003. Vol. 2: The Byzantine and Early Islamic Period; 2007. Vol. 3: The Byzantine Period; eadem. Did I find King David's Palace? // BAR. 2006. Vol. 32. N 1. P. 16-28; eadem. The Stepped Stone Structure in the City of David in Light of the New Excavations in Area G // New Studies on Jerusalem / Ed. E. Baruch e. a. 2008. Vol. 14. P. 25-40 (иврит; англ. рез.: P. 32); One Land, Many Cultures: Archaeol. Studies in Honor of S. Loffreda OFM / Ed. G. C. Bottini, L. Di Segni, L. D. Chrupcala. Jerusalem, 2003; Крашенинникова Т. И. Рус. архитектурное наследие в Иерусалиме 2-й пол. XIX - нач. XX в.: АКД / ВНИИТАГ. М., 2004; Cahill J. Jerusalem in David and Solomon's Time // BAR. 2004. Vol. 30. N 6. P. 20-31, 62-63; Goldfus H., Arubas B., ed. Excavations on the Site of the Jerusalem Intern. Convention Center (Binyanei Ha'uma). Portsmouth, 2005; Kohler O. Zwischen christlicher Zionssehnsucht und kaiserlicher Politik: Die Entstehung von Kirche und Kloster «Dormitio Beatae Mariae Virginis» in Jerusalem. St. Ottilien, 2005; Christians and Christianity in the Holy Land: From Origins to the Latin Kingdoms / Ed. O. Limor, G. G. Stroumsa. Turnhout, 2006; Collins A. Y. The Dream of a New Jerusalem at Qumran // The Bible and the Dead Sea Scrolls: The 2nd Princeton Symp. on Judaism and Christian Origins / Ed. J. H. Charlesworth. Waco (Tex.), 2006. Vol. 3. P. 231-254; Ousterhout R. A New «New Jerusalem» for Jerusalem // Новые Иерусалимы: Перенесение cакральных пространств в христ. культуре: Мат-лы междунар. симп. M., 2006. C. 114-115; Беляев Л. А., Мерперт Н. Я. От библейских древностей к христианским: Очерки археологии эпохи формирования иудаизма и христианства. М., 2007; Finkelstein I. e. a. Has King David's Palace in Jerusalem Been Found? // Tel Aviv. 2007. Vol. 34. N 2. P. 142-164; Weksler-Bdolah Sh. e. a. The Eastern Cardo of Roman Jerusalem and its Later Phases in Light of the Excavations in the Western Wall Plaza // New Studies in the Archaeology of Jerusalem and its Region / Ed. J. Patrich, D. Amit. Jerusalem, 2007. Vol. 1. P. 75-84 (иврит); Бен Ами Д., Чехановец Я. «Праведные прозелиты»: Цари Адиабены в Иерусалиме // Мнемон: Исслед. и публикации по истории античного мира / Ред.: Э. Д. Фролов. СПб., 2008. Вып. 7. С. 311-320; iidem (Ben-Ami D., Tchekhanovets Y.) The Contribution of the Excavations at the «Givati Parking Lot» to the Study of the History of Early Settlement in the City of David // City of David: Studies of Ancient Jerusalem: The 9th Annual Conf. / Ed. E. Meiron. 2008. Vol. 3. P. 97-112 (иврит); Gibson Sh. The Final Days of Jesus: The Archaeological Evidence. N. Y., 2009.
Л. К. Масиель Санчес
Ключевые слова:
Города библейские Израиль древний Библейские реалии, термины и понятия Города израильские Иерусалим. Монастыри и храмы христианские Иерусалим. Памятники Иерусалим, город в исторической Палестине, место проповеди, крестной смерти и воскресения Иисуса Христа Израиль. История (см. также Израиль древний) Памятники церковной архитектуры. Израиль
См.также:
АККО морской порт и крепость севернее мыса Кармель (Израиль)
АДМА один из 5 городов, цари к-рых во времена Авраама заключили союз и восстали против царя Элама
АЗЕК город в Северной Иудее
АНАФОФ город левитов к северу от Иерусалима на территории колена Вениамина
АНТОНИЕВА БАШНЯ название крепости в Иерусалиме (ок. 36 г. до Р. Х.)
АСКАЛОН г. на юге Израиля, один из 5 главных филистимских городов
АСОР город на севере Ханаана
БЕФ-САН (Вефсан), город в уделе колена Манассии
ВЕФИЛЬ [евр. - дом Бога], название местности и города на Иудейском нагорье
ВЕФСАМИС название неск. городов в Свящ. Писании
ГАЙ название города в центральной части Палестины
ГЕВА город в уделе колена Вениаминова
ГЕВАЛ один из центров цивилизации финикийцев
ГЕЗЕР г. в Ханаане, упоминаемый в ВЗ на вост. границе владений филистимлян в связи с войнами
ГИВА город в уделе колена Вениаминова
ГИВВЕФОН город в уделе колена Данова, ставший впосл. левитским
ГОЛАН Левитский город в Васане (Заиорданье), в уделе колена Манассии
ДЕСЯТИГРАДИЕ встречающееся в Евангелиях и принятое в эллинистическо-рим. эпоху название группы городов, лежавших (кроме Скифополя) к востоку от р. Иордан и Галилейского м.