Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЕКАТЕРИНЫ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ МОНАСТЫРЬ НА СИНАЕ
Т. 18, С. 170-214 опубликовано: 24 ноября 2009г.


ЕКАТЕРИНЫ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ МОНАСТЫРЬ НА СИНАЕ

[῾Ιερὰ Μονὴ ῾Αγίας Αἰκατερίνης τοῦ Θεοβαδίστου ῎Ορους Σινᾶ], автономный, самоуправляемый, муж., общежительный, расположен в юж. части Синайского п-ова. Игуменом Е. в. м. является архиепископ Синайский, Фаранский и Раифский (подробнее см. в ст. Синайская, Фаранская и Раифская архиепископия). Высшим адм. и законодательным органом мон-ря является собрание синайской братии. Исполнительной властью в период между собраниями наделен архиепископ Синайский как игумен мон-ря вместе со Свящ. Собором, 6 членов которого (дикей (наместник), скевофилакс (ризничий), эконом, секретарь, казначей и гостинник, библиотекарь) избираются собранием по предложению архиепископа (Δίπτυχα. 2008. Σ. 1049).

Исторический очерк

Византийский период (IV в. - 640)

- Появление первых монахов на Синайском п-ове относится приблизительно ко времени гонений имп. Диоклетиана. Горный массив Юж. Синая служил надежным убежищем от преследований, он был достаточно изолирован для отшельнического уединения и имел водные ресурсы, к-рых хватало для выживания значительного числа монахов. Не меньшую роль играли связанные с этим местом события библейской истории (см. в ст. Синай). Наибольшее число отшельников подвизалось в районе горы Синай. По преданию, равноап. Елена построила у подножия этой горы, возле Неопалимой Купины, ц. во имя Пресв. Богородицы и башню, в к-рой иноки могли укрываться от нападений бедуинов. В башне жили игумен монашеской общины с пресвитером и неск. послушниками, а в церкви по воскресеньям собирались пустынники из округи.

Куст Неопалимой Купины в мон-ре вмц. Екатерины
Куст Неопалимой Купины в мон-ре вмц. Екатерины

Куст Неопалимой Купины в мон-ре вмц. Екатерины

Христианство относительно рано распространилось и в др. местностях Юж. Синая. Приблизительно в нач. IV в. появилась епископская кафедра в г. Фаран (в совр. вади Фейран, к северу от Е. в. м.). В Фаранскую епархию входили район горы Синай и г. Раифа (ныне Эт-Тур) на побережье Суэцкого зал., ставший еще одним крупным центром монашеской активности (Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. C. 91-97).

Ок. 380 г. прп. Сильван (Силуан) из Скита поселился на Синае вместе с 12 учениками. По именам из его учеников известны прп. Марк, Захария, прп. Зинон и Нетр (Натира), ставший впосл. епископом Фаранским.

Мон-рь вмц. Екатерины
Мон-рь вмц. Екатерины

Мон-рь вмц. Екатерины

В визант. эпоху гора Синай привлекала множество паломников, приходивших поклониться библейским святыням и увидеть прославленных подвижников. На скалах в окрестностях вади Фейран встречается множество надписей, оставленных паломниками. Сохранились повествования о синайских отшельниках паломницы Эгерии 381-384 гг. и прп. Нила нач. V в. (по мнению ряда исследователей, отличен от Нила Анкирского). Самое знаменитое из произведений, посвященных раннему периоду синайского монашества,- Сказание егип. мон. Аммония о мученичестве синайских и раифских иноков (BHG, N 1300), убитых варварами в нач. IV в. (см. ст. Синайские и Раифские преподобномученики), в наст. время считается неаутентичным и датируется VI в. (Tillemont. Mémoires. Т. 7. Р. 574; Beck. Kirche und theol. Literatur. 1980. S. 413; Chitty. 1966. P. 170- 171). Тем не менее оно отражает факты периодических нападений бедуинов на монахов. На Синае сложилось местное почитание мучеников, павших от рук язычников-бедуинов (Shevchenko. 1966. P. 256; Mayerson. 1976. P. 375-379).

В VI в. делегация синайских монахов обратилась к имп. Юстиниану I с просьбой построить на Синае укрепленный мон-рь для защиты иноков от кочевников. Повествование о строительстве обители, первоначально названной во имя Пресв. Богородицы, сохранилось у 2 средневек. авторов. Современник Юстиниана Прокопий Кесарийский в трактате 553-555 гг. «О постройках» подчеркивает военное значение монастыря, призванного оградить пров. Палестина Третья от набегов бедуинов (Procop. De aedificiis. V 8. 9). Исследователями высказывалось мнение, что более достоверна версия основания обители, изложенная Евтихием (Саидом ибн Битриком), патриархом Александрийским (933-940) (Mayerson. 1978. P. 33-38), к-рая, впрочем, тоже не лишена легендарных наслоений. По его словам, имп. Юстиниан отправил на Синай чиновника, к-рый выстроил церковь в Аджруде у Суэцкого зал., мон-рь св. Иоанна Предтечи в Раифе и монастырь Неопалимой Купины у подножия горы Синай. Идея строительства мон-ря на вершине одного из отрогов этой горы, где Моисей получил скрижали завета, была отвергнута из-за неподходящего рельефа местности и отсутствия источников воды. Кроме того, монахи полагали, что Неопалимая Купина, включенная теперь в монастырскую ограду, драгоценнее для христианина, чем вершина горы Синай. На вершине же была возведена небольшая ц. в честь Преображения Господня или, по др. данным, Св. Троицы. Однако местоположение мон-ря, находившегося в долине между горами, было признано Юстинианом неудачным. Со склона соседней горы Св. Епистимии простреливался внутренний двор обители. По преданию, разгневанный император приказал казнить архитектора, а на Синай послал др. чиновника. Ему было приказано взять с собой сотню рабов из Фракии с семьями, еще 100 чел. из Египта и поселить их рядом с мон-рем для его обслуживания и охраны. Монастырские «рабы», или «невольники» (впосл. тур. джабалие), были размещены к востоку от обители в укрепленной деревне (впосл. Дейр-эль-Абид). Наместнику Египта предписывалось выделять на содержание монастыря по 3 фунта с каждого модия пшеницы, проходящего через египетские таможни (Eutych. Annales. Pars 1. Р. 202-204; Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. C. 101-103).

Кафоликон Преображения Господня мон-ря вмц. Екатерины. После 548 г.
Кафоликон Преображения Господня мон-ря вмц. Екатерины. После 548 г.

Кафоликон Преображения Господня мон-ря вмц. Екатерины. После 548 г.

Совр. стены мон-ря, сложенные из крупных блоков красного гранита, базилика Преображения Господня и ряд др. построек обители восходят к VI в. Строительство базилики было завершено между 548 и 565 гг. Надпись на одной из ее балок сообщает имя архит. Стефана из Айлы (ныне Элат, Израиль) (Shevchenko. 1966. P. 256-257).

Монастырское предание приписывает Юстиниану возведение в епископский сан игумена мон-ря и дарование Е. в. м. особых привилегий. Попытки связать эти события с К-польским (536) или Вселенским V Собором (553) не находят подтверждения в источниках. В XVII в. синайские монахи, стремясь выйти из-под власти Иерусалимских патриархов, утверждали, что имп. Юстиниан даровал Е. в. м. полную независимость. Церковный историк XVII в. синаит Нектарий, впосл. Иерусалимский патриарх (1661-1669), обнародовал текст соответствующей новеллы Νεαρᾶς имп. Юстиниана в своем сочинении об истории Е. в. м. Уже современниками Нектария была доказана неподлинность этой новеллы (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 137-144), однако долгое время на нее продолжали ссылаться для обоснования особого статуса мон-ря.

Позднейшие церковные историки утверждали, что власть Синайского епископа была ограниченна, он не мог посягать на самоуправление монашеского сообщества. Символом этого ограничения было соборное решение запереть архиерейский горний престол в монастырской церкви (Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. С. 103-104). Не вполне ясно первоначальное соотношение статусов епископа и игумена в мон-ре: совмещались ли эти должности в одном лице или существовали параллельно. С достаточной уверенностью можно говорить, что епископская кафедра замещалась нерегулярно. От визант. эпохи дошло неск. имен настоятелей и епископов, как правило без дат.

Паломник из Пьяченцы (ок. 570) застал в Синайском мон-ре 3 авв (в лат. оригинале tres abbates), знающих лат., греч., сир., егип. и бесский языки (Путник Антонина из Плаценции кон. VI в. / Изд., пер. и объясн.: И. В. Помяловский // ППС. 1895. Т. 13. Вып. 3(39). С. 44). По всей видимости, среди монастырских «рабов» были проживавшие во Фракии бессы.

На средства, присланные папой Римским свт. Григорием I Великим (590-604), в Е. в. м. была построена больница.

Лонгин, игум. синайский. Мозаика кафоликона мон-ря вмц. Екатерины. 3-я четв. VI в.
Лонгин, игум. синайский. Мозаика кафоликона мон-ря вмц. Екатерины. 3-я четв. VI в.

Лонгин, игум. синайский. Мозаика кафоликона мон-ря вмц. Екатерины. 3-я четв. VI в.

VI - нач. VII в. были временем наибольшего расцвета синайского монашества. Археологические изыскания последних десятилетий выявили на юге Синайского п-ова до 70 обителей, сосредоточенных в 3 регионах: в вади Фейран и окрестностях горы Сербаль, в Раифе, близ горы Синай, а также в примыкающем к ней с юга массиве Умм-Шомар, расположенном на главной дороге от Раифы к Синайскому мон-рю (Tzaferis. 2001. P. 318; Finkelstein. 1985. P. 39).

Прп. Иоанн Лествичник перед Иисусом Христом. Миниатюра из «Лествицы». XII в. (Sinait. gr. 418)
Прп. Иоанн Лествичник перед Иисусом Христом. Миниатюра из «Лествицы». XII в. (Sinait. gr. 418)

Прп. Иоанн Лествичник перед Иисусом Христом. Миниатюра из «Лествицы». XII в. (Sinait. gr. 418)

Главным центром монашеской активности была гора Хорив, 2-й из отрогов Синайской горы. В отличие от обрывистой и почти неприступной горы Моисея (Муса, 2285 м) гора Хорив (Рас-Сафсафа, 2168 м) была более пологой и, кроме того, изрезанной множеством долин и оврагов, в к-рых сохранились остатки 15 групп строений визант. времени. Расцвету монашества во многом способствовали уникальные природные условия региона. Средняя температура августа на горе Св. Екатерины (Катерин, 2642 м) составляет 17,6°С, температура янв. 1°С (на побережье, в Раифе, 30°С и 15°С соответственно). Годовой уровень осадков достигает 65 мм в отличие от 10-25 мм на побережье. Гора Синай состоит из практически водонепроницаемого красного гранита. Потоки дождевой воды стекали по склонам в вади, что позволяло монахам создать эффективную систему ее сбора и хранения. Почвы долин были пригодны для земледелия. Археологами было описано множество террас, каналов, оштукатуренных дамб (самая большая высотой 9,1 м), бассейнов разной площади и глубиной до 4 м. На склонах горы не осталось ни одной долины, не используемой под сады, огороды, возможно, небольшие пшеничные поля. Площадь сельскохозяйственных земель, примыкавших к разным скитам, колебалась от 250 до 1 тыс. кв. м. Поля были окружены каменными изгородями для защиты от коз. В одном из мон-рей был найден винный пресс, единственный на Синае (Finkelstein. 1985. P. 40, 42, 48-50, 55).

Из-за недостатка сельскохозяйственных земель здания приходилось возводить на горных склонах или искусственных платформах по краям долин. Многие кельи отшельников были устроены в скальных нишах или расселинах, к к-рым пристраивали стены из камня. В нек-рых помещениях на стенах сохранились следы штукатурки и изображения креста. Археологами описаны кельи размерами 3´ 1,5´ 1,5 м и даже 2´ 0,8´ 0,8 м. Наряду с этим встречались и более крупные строения, с двором, неск. комнатами с окнами. Характерной чертой синайской архитектуры были молитвенные ниши (их известно 14): небольшие каменные постройки (2´ 2,5 м) с открытой зап. стороной и полукруглой или угловатой апсидой, обращенной на восток. Считается, что они были местом молитв паломников, обходивших синайские святыни. Мон-ри, часовни и скиты были соединены сетью троп, местами мощенных или выложенных ступенями и обрамленных стенами (Ibid. P. 55-60). Самая знаменитая из этих дорог - лестница от Синайского мон-ря к церкви на вершине горы Моисея. На арке над лестницей сохранилась надпись VI-VII вв. с упоминанием тогдашнего игум. Иоанна, к-рого нек-рые авторы считают возможным отождествить с прп. Иоанном Лествичником (Shevchenko. 1966. P. 257).

Оценка числа келий, вместимости монастырских строений и площади полей позволяет предположить, что в VI в. на горе Хорив жило до 100 монахов (Finkelstein. 1985. P. 60).

В визант. эпоху Синай стал одним из важнейших центров христ. монашества. Подвиги синайских отцов (прп. Георгия Синаита, прп. Зосима, еп. Вавилона Египетского, аввы Доклития, аввы Орентия, Стефана Византийца, Епифания Затворника, Сергия Отшельника и др.). были описаны в сочинениях блж. Иоанна Мосха (нач. VII в.) и мон. Синхрона (1-я пол. VII в.). Благодаря тому что Е. в. м. ни разу не был разрушен, в нем сохранились уникальные памятники ранневизант. культуры - древнейшие манускрипты и иконы VI-VII вв., выполненные в технике энкаустики. В 3-й четв. VI в. в конхе апсиды монастырской базилики была выложена мозаика «Преображение Господне», считающаяся одним из шедевров визант. искусства. Надпись в апсиде упоминает современников создания мозаики - синайского игум. Лонгина, диак. Иоанна и Феодора, носившего звание «второй по чину» (девтерарий) (Shevchenko. 1966. P. 256-257).

От VI-VII вв. в мон-ре сохранилось полтора десятка различных надписей, как правило, на греч. языке, хотя не все они были сделаны греками. Лит. и эпиграфические данные указывают, что большинство синайских монахов происходили из Египта, Палестины и Сирии; лишь изредка среди них встречались уроженцы Армении, Балкан и др. частей христ. мира.

Раннеарабский период (640 -1099)

- В ходе мусульм. завоеваний 30-х гг. VII в. Синайский п-ов был включен в состав Арабского халифата. Ок. 630 г. правитель Айлы признал власть Мухаммада. В кон. 639 г. через Синай прошла араб. армия, направлявшаяся на завоевание Египта.

Под властью халифов христиане сохраняли свободу вероисповедания и внутреннюю автономию при условии соблюдения политической лояльности и выплаты подушной подати, от к-рой, впрочем, были освобождены монахи. Согласно позднейшему преданию, зафиксированному в XVII в. Иерусалимским патриархом Нектарием, синайские старцы еще в 624 г. получили особую грамоту Мухаммада, в к-рой монахам и в целом христианам гарантировался ряд прав и привилегий, в частности неприкосновенность церковных имений и освобождение монастырей от податей. Подлинник грамоты был, как утверждали, взят в К-поль османским султаном Селимом I после завоевания им Египта. Ученые Нового времени отрицают достоверность этого документа (см., напр.: Burckhardt. 1992. P. 546-547).

Часовня вмц. Екатерины на горе Св. Екатерины
Часовня вмц. Екатерины на горе Св. Екатерины

Часовня вмц. Екатерины на горе Св. Екатерины

В первые 100-150 лет существования Халифата ближневост. христиане сохраняли прежние формы культуры и социальной организации. Визант. традиция продолжалась в активном церковном строительстве, массовом монашеском движении, грекоязычной письменности и лит. творчестве. Эти процессы наилучшим образом изучены на примере Палестины и Заиорданья, однако есть все основания относить их и к Синайскому п-ову. Самые знаменитые из синайских монахов, во многом повлиявшие на визант. богословие,- прп. Иоанн Лествичник († 649) и прп. Анастасий Синаит († после 701) - жили уже в араб. эпоху. Предания о синайских отцах, современниках прп. Иоанна Лествичника (прп. Георгии Арселаите, Стефане Отшельнике, Иоанне Савваите, игум. Исавре, преемнике Иоанна Лествичника), свидетельствуют о сохранении в неизменном виде ранневизант. монашеской традиции. Синай участвовал в богословских спорах, волновавших христ. мир того времени. На Латеранском Соборе 649 г. среди отлученных сторонников монофелитства фигурирует Фаранский еп. Феодор. Нек-рые исследователи идентифицируют его с писателем Феодором Раифским, учеником прп. Иоанна Дамаскина, выступавшим в защиту иконопочитания.

В 869 г. епископская кафедра была переведена из Фарана в Е. в. м. Первый известный Синайский еп. Константин участвовал в К-польском Соборе 869-870 гг., низложившем патриарха Фотия (Mansi. T. 16. Col. 194). Из источников IX в. явствует, что Е. в. м. выступил представителем всего христ. населения Синая в сношениях с мусульм. властями, в частности в разрешении вопросов налогообложения.

Кризис и ослабление ближневост. христ. культуры визант. типа относятся ко 2-й пол. VIII - нач. IX в. Причины и обстоятельства этого кризиса до конца непонятны, в т. ч. и в связи с резким сокращением начиная с IX в. письменных и археологических источников. Это в полной мере относится и к Синаю, где после прп. Анастасия Синаита надолго прекращается культурное творчество. Прямым отражением кризиса синайского христ. социума стала исламизация части «рабов» мон-ря в правление халифа Абд аль-Малика (685-705). В их среде, видимо на религ. почве, произошли кровавые междоусобия, часть «рабов» погибла, другие бежали, оставшиеся приняли ислам. Монахи разрушили покинутый поселок «рабов»; он оставался в развалинах и через 200 лет, при патриархе Евтихии Александрийском, с чьих слов известна эта история (Eutych. Annales. Pars 1. P. 202-204). Возможно, уже в то время «рабы» перешли на полукочевой образ жизни. Несмотря на обращение в ислам, они продолжали считать себя монастырскими «рабами», а в иерархии синайских бедуинов занимали самое низкое положение.

Рака с мощами вмц. Екатерины в кафоликоне мон-ря вмц. Екатерины
Рака с мощами вмц. Екатерины в кафоликоне мон-ря вмц. Екатерины

Рака с мощами вмц. Екатерины в кафоликоне мон-ря вмц. Екатерины

Сокращался ареал христ. присутствия на Синайском п-ове. После араб. завоевания в источниках перестают упоминаться христ. общины городов средиземноморского побережья (Острацина, Ринокорура (ныне Эль-Ариш), Пелусий (ныне Эль-Фарама)). Не вполне ясно время исчезновения в них христиан. Сами прибрежные города были большей частью разрушены в эпоху крестовых походов XII-XIII вв. По всей видимости, единственным христ. анклавом Синая остался треугольник между Е. в. м., Фараном и Раифой.

Хотя Фаран упоминается автором XII в. Нилом Доксопатром в числе митрополий Александрийского Патриархата, город к тому времени мог уже прийти в упадок. Порфирий (Успенский), описавший в 1845 г. развалины Фарана, отмечал резкий контраст между руинами визант. кирпичных построек и значительно уступавших им по размерам и качеству средневек. домов из дикого песчаника. По данным араб. авторов, в сер. XV в. Фаран был разрушен бедуинами и окончательно запустел (Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. С. 283-289).

В раннеараб. период были покинуты почти все кельи и мон-ри на горе Хорив. Лишь на 3 из 15 объектов визант. времени обнаружено наличие средневек. керамики. Кроме того, в средние века на горе было возведено неск. часовен, однако постоянно монахи там уже не жили. Точно так же пришли в запустение мон-ри в горах Умм-Шомар, к югу от горы Синай. Следы более позднего присутствия остались лишь в 4 из 11 визант. обителей. Качество строительства резко ухудшилось: на смену прямоугольным визант. постройкам из обтесанных камней пришли более грубые строения со скругленными углами, сложенные из дикого камня. По преданию, последний из мон-рей массива Умм-Шомар, Дейр-Антуш, просуществовал до нач. XVIII в. (Finkelstein. 1985. P. 60, 61, 64).

Богоматерь «Влахернитисса», с прор. Моисеем и Иерусалимским патриархом Евфимием II. Икона. Ок. 1224 г. (мон-рь вмц. Екатерины)
Богоматерь «Влахернитисса», с прор. Моисеем и Иерусалимским патриархом Евфимием II. Икона. Ок. 1224 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Богоматерь «Влахернитисса», с прор. Моисеем и Иерусалимским патриархом Евфимием II. Икона. Ок. 1224 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Первые столетия правления Аббасидов отмечены переходом большей части христиан на араб. язык и соответствующей сменой идентичности: быстрее всего этот процесс шел у мелькитов (православных) Палестины. В мон-рях переводились церковные книги, создавались оригинальные апологетические и исторические сочинения на араб. языке. Хотя основной центр этой лит. активности находился в лавре св. Саввы Освященного, Е. в. м. также был вовлечен в процесс создания арабоязычной христ. лит-ры, к-рая уже вполне оформилась к рубежу VIII и IX вв. Самые ранние арабо-христ. рукописи сохранились именно в Е. в. м., к-рый за мн. века ни разу не был разрушен и разграблен. Древнейшие датированные араб. рукописи Синайской б-ки относятся к 859 (873?) и 867 гг. В колофоне сборника Sinait. arab. 542 (кон. IX - нач. X в.) сообщается, что содержащиеся в нем тексты переведены с греч. на араб. язык в 771 г. Образцом оригинального лит. творчества синаитов на араб. языке стало Житие Абд аль-Масиха ан-Наджрани, мусульманина, принявшего христианство и ставшего экономом, а затем настоятелем Е. в. м. Ок. 860 г. Абд аль-Масих был казнен наместником Рамлы за отступничество от ислама. Часть его мощей была впосл. перенесена в Е. в. м. Датировка этих событий остается предметом дискуссий, возможно Абд аль-Масих жил столетием раньше (Griffith S. The Arabic Account of (?)lsquo;Abd al-Mash an Nağra n al-Ghassa n // Idem. Arabic Christianity the Monasteries of Ninth-Century Palestine. Aldershot, 1992. P. 331-374). Высказывались предположения о существовании на Синае уже в кон. IX в. собственной школы араб. книгописания с характерными особенностями грамматики, синтаксиса и орфографии.

В зап. паломнической лит-ре сохранились описания Синайского монастыря, восходящие к нач. IX в. Упоминались, в частности, игум. Илия и 30 братий мон-ря (Eckenstein. 1921. P. 137). В 941 г. синайский мон. Исаак, уроженец Эль-Масисы (Мопсуестии), был против своей воли возведен на Александрийский Патриарший престол.

Судя по всему, мон-рь существовал гл. обр. за счет пожертвованных ему владений (вакфов). Самые ранние свидетельства о них относятся к нач. XI в., однако они отражают уже сложившийся комплекс монастырских имуществ. По аналогии с другими мон-рями того времени можно заключить, что вакфы Е. в. м. представляли собой как сельскохозяйственные угодья (пашни, сады, финиковые рощи), так и городскую недвижимость (дома, бани, кайсарии - торгово-ремесленные центры) (Accedunt Annales Yahia. 1909. P. 227-233). Эти владения находились в различных местах Египта и др. районах Ближ. Востока. Помимо этого монастырь получал денежную помощь из христ. стран. Особой щедростью славились герцоги Нормандии X-XI вв., регулярно оделявшие милостыней посланцев мон-ря. Наконец, нек-рые суммы жертвовали в мон-рь паломники, стекавшиеся туда со всех концов христ. мира. Араб. географы аль-Мукаддаси (985) и аш-Шабушти († 1000) описывали Е. в. м. как процветавший и с большим количеством монахов, автор Х в. Ахмед ибн аль-Касс упоминал о 60 монашествующих (Mouton, Popesku-Belis. 2006. P. 30).

Среди синайской братии IX-XI вв. известны как арабоязычные уроженцы Египта и Сирии, так и визант. греки и представители др. народов. В X-XI вв. заметную роль на Синае играла груз. община (см. в разд. «Грузины в Е. в. м.»).

Большое значение для дальнейшей истории мон-ря имело предание о перенесении ангелами тела вмц. Екатерины на вершину горы, соседней с горой Синай, где оно было чудесным образом обретено монахами. Впосл. эта гора стала называться горой Св. Екатерины. Мощи великомученицы были положены в небольшой церкви, построенной на вершине горы, а затем перенесены в соборный храм Е. в. м. Вопрос о хронологии этих событий остается открытым. Самые ранние упоминания о мощах вмц. Екатерины на Синае в агиографических источниках относятся к кон. Х в. Традиционно обретение мощей на вершине горы датируется временем ок. 800 г. Но паломники начинают упоминать о них только с 1-й пол. XI в. (Jones C. W. The Norman Cult of Saints Catherine and Nicolas / Ed. G. Gambier // Hommages à André Boutemy. Brux., 1976. P. 216-230). Однако умолчание более ранних источников, в т. ч. патриарха Евтихия Александрийского (933-940), компенсируется наличием в араб. рукописи Sinait. arab. 542 (кон. IX - нач. X в.) трактата о честной главе вмц. Екатерины.

Дата перенесения мощей в соборный храм неизвестна. Вероятно, это произошло в кон. XII в. Филипп де Милли в 60-х гг. XII в. еще видел мощи на горе Св. Екатерины, но в XIII в. паломники поклонялись им уже в мон-ре. Мощи святой находились в мраморной раке, от них происходило мироточение. В наст. время мощи состоят из честной главы и левой руки. Разницу между первоначальной находкой целиком нетленного тела святой и его нынешним состоянием традиционно считают результатом раздачи на протяжении веков частей мощей знатным паломникам.

Приблизительно с XI в., с ростом почитания вмц. Екатерины, Синайский мон-рь, посвященный Пресв. Богородице и Неопалимой Купине, с собором в честь Преображения Господня стал называться также Е. в. м. В XIII-XIV вв. новое название вытеснило предыдущие.

Почитание вмц. Екатерины широко распространилось в Зап. Европе, знакомой с синайскими святынями по рассказам паломников и синайских монахов - сборщиков милостыни. В 1026/27 г. мон. Симеон с частицей мощей вмц. Екатерины пришел в Руан, где получил богатую милостыню для Е. в. м. По его примеру в Европу прибыл Синайский еп. Иорий, умерший в Бетюне (Франция) в 1033 г. Чудеса, совершавшиеся у мощей вмц. Екатерины в Руане, вызвали всплеск религиозного энтузиазма верующих. В XI-XIII вв. вмц. Екатерине было посвящено множество церквей и часовен, сложилась обширная агиографическая лит-ра.

Серебрянный потир. Вклад франц. кор. Карла VI. Париж. 1411 г. (мон-рь вмц. Екатерины)
Серебрянный потир. Вклад франц. кор. Карла VI. Париж. 1411 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Серебрянный потир. Вклад франц. кор. Карла VI. Париж. 1411 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Один из самых мрачных периодов истории христиане Синая пережили в правление фатимидского халифа аль-Хакима (996-1021), известного жестокими преследованиями инаковерующих, а также конфискацией церковных и монастырских имений в своем гос-ве. Ок. 1012 г. аль-Хаким приказал предводителю синайских бедуинов Ибн Гайясу уничтожить все церкви и мон-ри на Синае. Были срыты церкви в Аджруде, Эль-Кульзуме (Клисма), мон-рь св. Иоанна Предтечи близ Эт-Тура. Оттуда Ибн Гайяс отправился к Е. в. м. Однако один из иноков обители, Сулейман ибн Ибрахим, бывш. чиновник фатимидской администрации, убедил его пощадить мон-рь в обмен на выдачу всех его сокровищ. Кроме того, разрушение такого массивного сооружения было трудновыполнимо. Предположительно к этому времени (нач. XI в.) относится уникальный случай сооружения на территории мон-ря мечети (вероятно, переделанной из бывш. гостиницы для паломников), что опять же должно было предотвратить его уничтожение. Наряду с этим известны предания, к-рые ошибочно относили постройку мечети к XIII или XVI в. (Burckhardt. 1992. P. 543-544). Мечеть периодически использовалась для молитвы местными бедуинами и мусульм. паломниками, проходившими через Синай. В позднейшей переписке с егип. султанами синайские монахи особо подчеркивали гостеприимство, оказываемое ими мусульм. паломникам, к-рое служило одним из аргументов в отстаивании прав мон-ря.

В 1020 г. Сулейман, ставший к тому времени игуменом Е. в. м., используя, видимо, свои старые связи при дворе, сумел расположить к себе халифа аль-Хакима. В ситуации, когда не осталось в живых почти никого из архиереев Александрийской Церкви, Сулейман выступил как лидер всей правосл. общины. Он добился у халифа возвращения конфискованных имений Е. в. м., неск. позже - восстановления главного мон-ря егип. мелькитов аль-Кусайра и др. разрушенных церквей и монастырей, а также разрешения христианам, насильственно обращенным в ислам, вернуться в прежнюю веру (Accedunt Annales Yahia. 1909. Р. 227-233).

После смерти аль-Хакима последние ограничения, наложенные на христиан, были сняты. Экономическое положение Е. в. м. улучшилось, в т. ч. и за счет смещения торговых путей между Индийским океаном и Египтом: из-за обмеления порта Эль-Кульзум в районе нынешнего Суэца приблизительно с 1-й пол. XI в. корабли с пряностями стали разгружаться в синайском порту Эт-Тур, населенном христианами и связанном с Е. в. м. Возможно, мон-рь был непосредственно вовлечен в торговые операции или же, в любом случае, получал весомую поддержку от христиан процветающего Эт-Тура - корабельщиков, рыбаков и владельцев финиковых рощ.

Синайский мон-рь. Фрагмент росписи архиепископского трона. Нач. XVIII в. Мастер Иоанн Корнарос (мон-рь вмц. Екатерины)
Синайский мон-рь. Фрагмент росписи архиепископского трона. Нач. XVIII в. Мастер Иоанн Корнарос (мон-рь вмц. Екатерины)

Синайский мон-рь. Фрагмент росписи архиепископского трона. Нач. XVIII в. Мастер Иоанн Корнарос (мон-рь вмц. Екатерины)

Однако в февр. 1091 г. у Е. в. м. не нашлось средств, чтобы откупиться от егип. военачальника, подавлявшего мятеж синайских бедуинов и занявшего обитель. Египтяне вымогали у иноков монастырские сокровища и подвергли пыткам игум. еп. Иоанна; он умер от побоев и был причислен синаитами к лику священномучеников (Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. С. 133-134).

Эпоха крестовых походов (1099-1250)

Политическое положение Е. в. м. заметно изменилось с появлением в непосредственной близости от него гос-в крестоносцев. В 1115 г. иерусалимский кор. Балдуин I покорил Петру и Айлу, лежавшие в неск. днях пути от Е. в. м. (крестоносцы удерживали эти территории до 1184), и хотел совершить паломничество на Синай. Однако монахи направили ему письмо с просьбой отказаться от своего намерения, чтобы не навлечь на мон-рь гнев егип. властей. Крестоносцы учредили в Кераке (Эль-Караке) архиепископский престол Петры Аравийской в составе лат. Иерусалимского Патриархата. По нек-рым данным, лат. архиерей Керака числил у себя в подчинении епископа Синайской горы, однако чисто номинально. Лат. клириков на Синае не было, епископы и монахи были православными.

По мнению С. Рансимена, Синай являлся едва ли не единственной епархией Иерусалимского Патриархата, оставшейся вне власти крестоносцев, подчиняясь в церковном отношении правосл. Иерусалимским патриархам, жившим в изгнании в Византии (Рансимен С. Восточная схизма. М., 1998. С. 71). В копто-араб. описании Е. в. м. Абу-ль-Макарима (нач. XIII в.) указывается, что поставление Синайского епископа совершает правосл. Иерусалимский патриарх. В 1223 г. в Е. в. м. был погребен Иерусалимский патриарх Евфимий II. В переписке сер. 50-х гг. XV в. с К-польским патриархом Геннадием II Схоларием синаиты обсуждали каноничность рукоположения Иерусалимского патриарха (Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. С. 138, 141); сам факт подобной дискуссии предполагает подчиненное положение Е. в. м. по отношению к Иерусалимскому престолу. В то же время наиболее тесные контакты Синай поддерживал с Египтом и соответственно с правосл. Александрийскими патриархами. Известен арабоязычный документ 1197 г. о дарении мон-рю пальмовой рощи в Эт-Туре, засвидетельствованный по-гречески Александрийским патриархом Марком III (Richards. 1998. P. 162). По данным позднейших греч. церковных историков («История епископии св. горы Синая» Иерусалимского патриарха Досифея), в период крестовых походов Александрийские патриархи взяли под свое окормление пограничные епархии Иерусалимской Церкви, включая Синай (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 21-22). Возможно, это произошло именно в XII в., когда в Иерусалиме не было правосл. патриархов. Впосл. обладание Синаем стало предметом споров Александрийского и Иерусалимского первосвятителей, епархия несколько раз переходила из одной юрисдикции в другую.

В политическом плане мон-рь оставался под властью правителей Египта. Смещение в сторону Синая торговых путей способствовало установлению прямых контактов между Е. в. м. и каирскими халифами. Начиная с 30-х гг. XII в. известно множество грамот фатимидских халифов мон-рю с подтверждением его имущественных прав, гарантиями беспрепятственного пропуска паломников и др. льгот и привилегий. Ту же политику покровительства мон-рю продолжали Айюбиды, правившие Египтом в 1171-1250 гг. Султан Салах-ад-Дин в 1174 г. и его брат аль-Малик аль-Адиль в 1176 г. посетили Е. в. м. и издали в его пользу новые указы. Салах-ад-Дин пожаловал мон-рю имения в егип. пров. Эш-Шаркия. В частности, доходы с дер. Гисфа в Дельте оценивались в 1 тыс. динаров и 500 ирдабов (35 т) зерна (Mouton, Popesku-Belis. 2006. Р. 27-28).

Помимо владений на Синае и в Египте Е. в. м. к XII в. имел различную собственность в Сирии и Палестине. В Газе размещалось его главное подворье, через к-рое шло продовольственное снабжение Е. в. м. В ходе военно-политических потрясений эпохи крестовых походов мн. имения мон-ря были утрачены или находились под угрозой. Синайским монахам было жизненно необходимо поддерживать дружественные отношения с крестоносцами. Точно так же Е. в. м. располагал значительными владениями на Крите, перешедшем в 1204 г. под власть венецианцев. Синайский еп. Симеон посетил Венецию и добился у дожа Пьетро Зиани подтверждения имущественных прав синаитов на Крите (1211). По нек-рым данным, в этой грамоте впервые употреблен титул «архиепископ» применительно к синайскому архиерею (Eckenstein. 1921. P. 148). Предположительно Симеон побывал также в Риме, где встречался с папой Иннокентием III. Папы Гонорий III в 1217 и 1226 гг. и Григорий IX в 1227 г. даровали Е. в. м. буллы с изъявлениями своего покровительства и признанием владельческих прав мон-ря. В послании Григория IX эти владения перечисляются наиболее подробно.

Основные имения Е. в. м. концентрировались на зап. побережье Синайского п-ова: финиковые рощи в Фейране, Эт-Туре и районе Аюн-Муса (Источников Моисея) недалеко от Суэца,- а также в непосредственной близости от монастыря, где известно полдесятка небольших оазисов с источниками, садами и часовнями (т. н. подворий). Помимо этого Е. в. м. принадлежали храм в Александрии, дома в Каире, различная недвижимость в Палестине и Заиорданье: виноградники, оливковые рощи, дома в долине Вади-Муса под Петрой, Монреале (Эш-Шаубаке), Иерусалиме, Яффе, Акре, Лаодикии, окрестностях Антиохии. В Дамаске мон-рь имел ц. св. Георгия, дома и др. имущество. За пределами Ближ. Востока Е. в. м. располагал обширными владениями на Крите и Кипре, включая неск. церквей, дома, мельницы, виноградники, земельные угодья, и имел торговые привилегии. Сохранились упоминания о монастырском подворье с ц. св. Георгия под К-полем (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 267-271; Eckenstein. 1921. P. 150). В папской булле не названы синайские владения, пожалованные Салах-ад-Дином в егип. Дельте, что объясняется причинами политического характера или тем, что к этому времени имения, возможно, были утрачены синаитами. Также можно предположить, что большинство владений Е. в. м. в Сирии, Палестине и Заиорданье было потеряно им после изгнания крестоносцев с Ближ. Востока во 2-й пол. XIII в.

В эпоху крестовых походов Е. в. м. посетили неск. паломников, оставивших подробные описания обители. К кон. XII в. относится сочинение копт. автора Абу-ль-Макарима о церквах и мон-рях Египта (ранее ошибочно приписывавшееся Абу Салиху Армянину), где немалое место отведено Е. в. м. Помимо информации, заимствованной у патриарха Евтихия Александрийского, аш-Шабушти и др. авторов, Абу-ль-Макарим приводит наблюдения современников или, возможно, собственные. По его словам, в 1180/81 г. в мон-ре насчитывалось 60 иноков, хотя не исключено, что эта цифра заимствована у автора Х в. Ахмеда ибн аль-Касса (Mouton, Popesku-Belis. 2006. Р. 30). В труде Абу-ль-Макарима впервые встречается ряд синайских преданий, в т. ч. о чуде Богородицы Экономиссы. Эти же легенды повторены в описании Е. в. м. нем. путешественником магистром Титмаром (1217). К 1234-1235 гг. относится 1-е правосл. паломничество на Синай, описанное в лит-ре,- путешествие свт. Саввы, архиеп. Сербского, одарившего обитель богатой милостыней.

Мамлюкская эпоха (1250-1517)

В правление мамлюкских султанов Е. в. м. сохранял многие свои привилегии. Известно ок. 70 султанских грамот XIII-XVI вв., подтверждающих традиц. права мон-ря и ограждающих его от притеснений бедуинов. Мн. мамлюкские властители поддерживали широкие торговые и дипломатические связи с Европой и благосклонно относились к христ. паломничеству на Синай.

Кадило. Вклад Роксандры, вдовы молдав. господоря Александру Лэпушняну. 1569 г. (мон-рь вмц. Екатерины)
Кадило. Вклад Роксандры, вдовы молдав. господоря Александру Лэпушняну. 1569 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Кадило. Вклад Роксандры, вдовы молдав. господоря Александру Лэпушняну. 1569 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Начиная с XIV в. число паломников, посещавших Е. в. м., значительно возросло. В городах Египта и Палестины складывалась соответствующая инфраструктура - постоялые дворы для паломников, курировавшиеся европ. консулами, система договоров с бедуинами-проводниками и т. д. Соответственно увеличился объем источников, паломнической лит-ры с описаниями Е. в. м. В 1331-1346 гг. на Синае побывало не менее 8 паломников-писателей, в т. ч. Лудольф из Зудхайма. Эпидемия «черной смерти» в Европе и крестовый поход кипрского кор. Петра I Лузиньяна на Александрию (1365) на время прервали движение паломников, однако к 80-90-м гг. XIV в. паломничество возобновилось, благодаря чему появилось еще 6 описаний мон-ря (в т. ч. Л. Фрескобальди, Дж. Гуччи, Н. Мартони). После нек-рого спада паломничества в нач. XV в. его новая активизация произошла во 2-й пол. XV в. (Б. фон Брейденбах (1483), Ф. Фабер (1483), А. фон Харф (1497), М. Баумгартен (1507) и др.). К этому же времени относится 1-е описание Е. в. м. в древнерус. лит-ре, составленное священноиноком Варсонофием (1461-1462), а также ряд греч. «Проскинитариев».

Митра. Вклад царя Михаила Федоровича Романова. Москва. 1642 г. (мон-рь вмц. Екатерины)
Митра. Вклад царя Михаила Федоровича Романова. Москва. 1642 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Митра. Вклад царя Михаила Федоровича Романова. Москва. 1642 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

На основании сообщений паломников и анализа рукописей и документов Е. в. м. можно сделать некоторые выводы о численности и об этническом составе монахов. Основную массу синайской братии в этот период составляли арабы и греки. Нек-рыми епископами были составлены сочинения богослужебного и эпистолярного характера на араб. языке. Синайскими монахами было собрано огромное количество разноязычных рукописей. В монастырской б-ке насчитывается ок. 750 араб. манускриптов. Интенсивность араб. книгописания слабеет только в XV в. В колофонах фигурируют имена синайских монахов - выходцев из Египта, Палестины, Заиорданья (особенно из г. Эш-Шаубак), Сирии. Наряду с этим в монастыре сохранилось 376 сироязычных кодексов, создание основного числа к-рых приходится на XIII в. Уникально по богатству и многообразию собрание греч. рукописей мон-ря (более 3150), в т. ч. украшенных миниатюрами. В источниках упоминаются греч. монахи Е. в. м.- уроженцы М. Азии, островов Эгейского м. и др. регионов. Несомненно греч. происхождение ряда епископов XIV-XV вв. Самый знаменитый из монахов Е. в. м., живших в мамлюкскую эпоху,- прп. Григорий Синаит (ок. 1275-1346(?)), грек из-под Смирны, один из ведущих деятелей визант. исихазма, провел в мон-ре ок. 10 лет. На примере биографии прп. Григория Синаита и ряда др. синайских монахов видно тесное взаимодействие Синая с правосл. культурами Балкан и Ближ. Востока. Нек-рое время в Е. в. м. подвизался свт. Филофей Коккин (впосл. патриарх К-польский). В Е. в. м. сохранялось груз. присутствие. Среди синайской братии встречались также выходцы из юж. славян. Серб. короли кон. XIII - нач. XIV в. Стефан Драгутин, Стефан Урош II и Стефан Урош III посылали в Е. в. м. пожертвования.

На средства кор. Стефана Милутина в Е. в. м. была построена ц. во имя первомч. Стефана. В 1234 г., во время второго путешествия по св. местам Ближ. Востока, Е. в. м. посетил свт. Савва, архиеп. Сербский, к-рый прожил в обители на протяжении всего Великого поста и сделал богатые пожертвования (Доментиjан. Живот светога Саве. Београд, 2001. С. 372-374, 386-388, 392-394, 496-498). Иаков, митр. Серрский, сделавший в 1360 г. вклад в мон-рь (см. в разд. «Библиотека Е. в. м.: Славянские рукописи»), снабдил вкладную запись прочувствованными стихами, восхваляющими Синай (Стоjановић. Записи. Т. 1. № 116). В XV в. пожертвования в мон-рь делали боснийские правители (в т. ч. Стефан Вукчич, титуловавший себя «герцог от святого Саввы»), претендовавшие на преемственность от династии Неманичей (Jиречек К. Историjа Срба. Београд, 19782. Књ. 1. С. 372).

Синай посещали арм. паломники, а также копты и, по-видимому, эфиопы. По нек-рым свидетельствам, в Е. в. м. существовали часовни сиро-яковитов, армян и коптов. Сохранялись тесные связи мон-ря с западнохрист. миром. Е. в. м. получал богатую милостыню от аристократии и государей европ. стран. Так, в кон. XV в. ежегодные субсидии мон-рю назначили франц. кор. Людовик XI, испан. кор. Изабелла, имп. Максимилиан I. Немалые средства жертвовали паломники. В XV в. папство разрабатывало проекты установления контроля над торговыми путями в Индию и поиска на Востоке союзников для противоборства мамлюкскому султанату. Е. в. м. и Эт-Тур рассматривались как важный промежуточный этап в продвижении на Восток и привлекали к себе особое внимание францисканской миссии, действовавшей в Св. земле. Францисканцы поддерживали активные контакты с Синаем, регулярно посещали мон-рь и делали пожертвования. Для совершения богослужений лат. паломниками в XV в. в Е. в. м. была выделена особая келья, а позже - часовня во имя вмц. Екатерины. Столь дружественные отношения Е. в. м. с католич. Европой были уникальным явлением в позднесредневековом мире. В то же время в догматическом и обрядовом плане синайские монахи строго следовали правосл. традиции, что подчеркивали все зап. наблюдатели. Известно, в частности, что синаиты запрашивали мнение К-польского патриарха Геннадия II Схолария (1454-1456) о допустимости возносить молитвы за боснийского короля, к-рый присылал в мон-рь дары, но придерживался прокатолич. ориентации.

Судя по всему, Е. в. м. достиг вершины расцвета в XIV в. Доходы от товарооборота порта Эт-Тур, финиковых рощ и др. имений, покровительство султанов и милостыня паломников способствовали увеличению количества монахов. В 1341 г. паломник Лудольф из Зудхайма сообщал о 400 насельниках мон-ря. Нек-рые из позднейших историков считали эту цифру либо завышенной, либо включавшей насельников монастырских подворий, разбросанных в оазисах вокруг Е. в. м. Неск. авторов кон. XIV в. определяют количество монахов в 200-240 чел., из к-рых 50 постоянно пребывали в церкви на вершине горы Синай (Eckenstein. 1921. P. 163; Mouton, Popesku-Belis. 2006. Р. 31).

В XV в. в Е. в. м. сокращается число монахов: Перо Тафур в 1435 г. говорит о 50-60 иноках, авторы 70-80-х гг.- о 30-40, в 1497 г. А. фон Харф застал в мон-ре 8 чел. (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 185-186; Норов. 1878. С. 105-106; Eckenstein. 1921. P. 166-167; Mouton, Popesku-Belis. 2006. Р. 31). Паломники пишут об убогости мон-ря. По нек-рым данным, монахи на время покидали мон-рь, как, напр., в 1479 г.

Серебрянная рака для мощей вмц. Екатерины. Дар царевны Екатерины Алексеевны. Россия. 1689 г. (мон-рь вмц. Екатерины)
Серебрянная рака для мощей вмц. Екатерины. Дар царевны Екатерины Алексеевны. Россия. 1689 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Серебрянная рака для мощей вмц. Екатерины. Дар царевны Екатерины Алексеевны. Россия. 1689 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Одной из наиболее сложных проблем для Е. в. м. были отношения с окрестными бедуинскими племенами. Помимо монастырских «рабов» среди синайских бедуинов существовала группа «благородных» племен - аль-Аиз (XIII-XVI вв.), Аулад Али (упом. в XV в.) и ряд др., считавших себя «стражами» или «покровителями» мон-ря и требовавших за это дань с монахов и паломников. По обычаю, Е. в. м. ежедневно кормил сотни бедуинов, выдавая им хлеб и др. продукты. Эта практика описана в источниках мамлюкской и османской эпох, однако, несомненно, сложилась значительно раньше. Также давнюю историю имели конфликты мон-ря с его бедуинским окружением. Уже в декретах айюбидских султанов 90-х гг. XII в. говорится о защите монастырского имущества от посягательств бедуинов. Прошения синайских монахов, адресованные правителям Египта на протяжении свыше полутысячи лет, отличаются исключительным однообразием - это жалобы на захват бедуинами тех или иных монастырских подворий-оазисов, на грабежи бедуинами караванов, доставляющих припасы в мон-рь, споры с бедуинскими шейхами о владении пальмовыми рощами. Издавались десятки султанских указов в подтверждение владельческих прав Е. в. м., однако обилие подобных документов свидетельствует об их низкой эффективности. Мамлюкские власти фактически не контролировали пустынные районы Синая, остававшиеся во владении воинственных бедуинов.

Периодически бедуины - не вполне ясно, «стражи» или «рабы»,- предпринимали попытки проникнуть внутрь мон-ря и поселиться там. Так, уже в 1199 г. айюбидский султан аль-Афдаль в грамоте Е. в. м. писал, что монахи не могут быть принуждаемы жить вместе с людьми, не принадлежащими к их сообществу (Stern. Two Ayyubid Decrees. 1986. Р. 28-29). В 1312 г. землетрясение разрушило часть стен мон-ря и окрестные бедуины собирались овладеть им. Положение спасло неожиданное прибытие каравана каменщиков со строительными материалами, присланного митрополитом Керака для восстановления церкви на вершине горы Синай. В 1348 г. монахи писали егип. властям, что бедуины вошли в мон-рь, грабили имущество и избивали иноков (Stern. Petitions from the Mamluk Period. 1986. Р. 250). О присутствии бедуинов в мон-ре упоминают Фрескобальди в 1384 г. и Баумгартен в 1507 г. (Посетитель и описатель Святых мест. 1794. С. 80, 91-92; Eckenstein. 1921. P. 162-163). В 1470 г. фламандский паломник Ансельм Адорнес передал рассказ монахов о бедуинском вторжении в мон-рь, когда захватчики в поисках сокровищ разбили мраморную раку вмц. Екатерины. По нек-рым свидетельствам, после этого осквернения святыни прекратилось мироточение от мощей святой (Eckenstein. 1921. P. 167). Двумя годами позже бедуинами был перекрыт проход в мон-рь для паломников из-за конфликта с синайской братией.

Возможно, нарастание враждебности между синайскими монахами и их кочевым окружением происходило вслед. ухудшения экономического положения мон-ря и невозможности для него откупаться от бедуинов и снабжать их продовольствием в прежних объемах.

Из отрывочных данных разных источников складывается картина некоего общего кризиса правосл. мира Леванта на рубеже XV и XVI вв. Этот кризис выразился, в частности, в запустении ряда ближневост. мон-рей, а также малых мон-рей и подворий в окрестностях Е. в. м. Если паломники в кон. XIV в. отмечали, что почти во всех мон-рях вокруг Синайской горы живут монахи, то в кон. XV в. авторы называют эти мон-ри «разрушенными». 1-2 инока оставались только в обители Сорока мучеников. Из более поздних источников известно, что монахов направляли в подворья-оазисы только на период сбора урожая; в остальное же время сады находились под присмотром монастырских «рабов» (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 204).

Одним из факторов упадка Е. в. м. стала португ. экспансия в Индийский океан нач. XVI в., нанесшая урон ближневост. экономике. Прервалась торговля пряностями через Красное м., куда неоднократно вторгался португ. флот. Пришел в упадок порт Эт-Тур, от к-рого зависело благосостояние Е. в. м. В 1503 г. мамлюкский султан в письме к папе Римскому угрожал в случае продолжения португальских нападений разрушить христ. святыни Ближ. Востока, в т. ч. Е. в. м. (Eckenstein. 1921. P. 173).

К кон. XV в. в Е. в. м. замерло книгописание. После 1470 г. надолго исчезли упоминания о Синайских епископах. Похоже, именно в это время произошла эллинизация мон-ря: из-за упадка (в т. ч. демографического) араб. правосл. общин прекратился приток в Е. в. м. араб. монахов, и их место заняли греки. Путешественники рубежа XV и XVI вв. однозначно называли синайских монахов греками (Посетитель и описатель Святых мест. 1794. С. 92; The Pilgrimage of Arnold von Harff. 1967. P. 140). Несмотря на присутствие в рядах синайской братии отдельных представителей др. правосл. народов, Е. в. м. в целом сохраняет греч. характер до наст. времени.

Османская эпоха (1517-1798)

I. Источники по истории Е. в. м. и паломничества. В Новое время возросло количество описаний Синая, составленных иностранными путешественниками, а также иных источников, касающихся Е. в. м. Поэтому история обители в османскую эпоху известна значительно подробнее, чем в средневековье. В Европе появился научный интерес к библейскому прошлому Синайского п-ова и книжному собранию мон-ря. Среди европейцев, посещавших обитель, наряду с клириками и миссионерами появились ученые и дипломаты. Наиболее известны описания Е. в. м., составленные французами Ж. де Тевено (1658), Ш. Понсе (1701), англ. еп. Ричардом Пококом (1743), дат. ориенталистом К. Нибуром (1762), франц. ученым К. де Вольнеем (1785), швейцар. путешественником И. Л. Буркхардтом (1816). В османскую эпоху Синай посещали мн. рус. паломники-писатели: Василий Позняков (1559), Василий Гагара (1636), иером. Ипполит (Вишенский) и А. Игнатьев (1708), В. Г. Григорович-Барский (1728), архим. Леонтий (1764). Известны описания Синая в греч. (Синайского архиеп. Иоанникия, 1686; Паисия Агиапостолита, 80-е гг. XVI в.; Александрийского патриарха Герасима II Паллады, рубеж XVII и XVIII вв.) и в арабо-христ. лит-ре (диак. Ефрем, Халиль Саббаг, 1753). Ученым синайским мон. Нектарием (впосл. Иерусалимский патриарх) была написана история Е. в. м.- труд, преследующий не в последнюю очередь пропагандистские цели прославления обители и оправдания ее претензий на автокефальность. В 1734 г. по воле Синайского архиеп. Никифора в мон-ре было устроено книгохранилище.

Крест архиеп. Иоасафа Синайского. Трансильвания. Ок. 1660 г. (мон-рь вмц. Екатерины)
Крест архиеп. Иоасафа Синайского. Трансильвания. Ок. 1660 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Крест архиеп. Иоасафа Синайского. Трансильвания. Ок. 1660 г. (мон-рь вмц. Екатерины)

Изолированное положение Е. в. м. и опасности пути не способствовали развитию паломничества. В османскую эпоху путешествия на Синай совершались, как правило, из Каира через Суэц (ок. 12 дней на верблюдах). По свидетельству Вольнея (80-е гг. XVIII в.), организованное паломничество на Синай проходило раз в год. Местом сбора богомольцев - греков с Балкан и островов Эгейского м., а также арабов-христиан из Сирии - был Каир, где монахи Синайского подворья договаривались с бедуинами о проходе каравана и найме верблюдов. Известны расценки того времени на оплату каравана - ок. 150 ливров с человека - и приблизительная сумма милостыни, жертвовавшаяся в мон-рь,- свыше 300 ливров. Хотя монастырские источники содержат упоминания о приходе в Е. в. м. сотен арм. богомольцев из Иерусалима и коптских из Каира, подобные массовые паломничества были исключительным событием. По оценкам нач. XIX в., Синай посещало не более 60-80 чел. в год, гл. обр. егип. греков. Кроме того, каждое лето в мон-рь приходили христиане из Эт-Тура, размещавшиеся с семьями в монастырском саду.

II. Статус мон-ря и его владения. Зимой 1517 г. Египет был завоеван султаном Селимом I и вошел в состав Османской империи. Политические потрясения не обошли стороной Е. в. м.- султан обязал братию выплатить 2 тыс. золотых на покрытие военных расходов. Иноки, разоренные прежними поборами и преследованиями мамлюков, не могли более удерживать мон-рь. В большинстве своем они покинули обитель и переселились на ее Каирское подворье, откуда в нояб. 1517 г. писали Московскому вел. кн. Василию III Иоанновичу, прося денежной помощи (Россия и греч. мир в XVI в. М., 2004. Т. 1. С. 159-161). Эти сведения подтверждает один из европ. путешественников, заставший в 1518 г. Е. в. м. почти пустым (Норов. 1878. С. 105). Само Каирское подворье не пострадало во время штурма города османами, т. к. оказалось в зоне действий морейского контингента османской армии, набранного из правосл. христиан. Бей, возглавлявший морейский отряд, выставил охрану вокруг подворья, а позже содействовал встрече делегации синайских монахов с султаном Селимом. Монахи предъявили султану апокрифическую грамоту Мухаммада о привилегиях мон-ря, на основании к-рой получили фирман о подтверждении всех своих прав и льгот. Если это предание соответствует действительности, то, возможно, сама грамота, приписываемая Мухаммаду, была изготовлена именно в это время. Ни одна из петиций синаитов айюбидского и мамлюкского времени, равно как и указы егип. султанов о привилегиях Е. в. м., не содержит упоминаний о грамоте Мухаммада. Впрочем, аналогичные фирманы османских султанов также ссылаются не на волю Мухаммада, а на положения мусульм. права и указы прежних правителей. Османы гарантировали мон-рю неприкосновенность его имущества на Синае, в Египте и др. местах, беспошлинный провоз монастырских грузов через все порты, беспрепятственный сбор милостыни и невмешательство в монастырские дела.

Стена мон-ря вмц. Екатерины, востановленная по приказу Наполеона. Ок. 1800 г.
Стена мон-ря вмц. Екатерины, востановленная по приказу Наполеона. Ок. 1800 г.

Стена мон-ря вмц. Екатерины, востановленная по приказу Наполеона. Ок. 1800 г.

К османскому времени Е. в. м. утратил многие из своих владений, упоминавшихся в булле Григория IX: Фейран, 10 миль красноморского побережья и др. земли. Однако во владении Е. в. м. еще оставались неск. садов в оазисах, прилегающих к мон-рю, и огромная финиковая роща в Эт-Туре.

Авторы XVI-XIX вв. упоминают до 10 малых мон-рей, часовен и подворий, разбросанных вокруг Е. в. м. Почти все они были покинуты, за исключением мон-ря Сорока мучеников в долине Леджа. В 1-й пол. XVII в. мон-рь был на какое-то время заброшен, в 1676 г. восстановлен наряду с мон-рями св. Бессребреников и св. Онуфрия, однако наблюдатели нач. XIX в. снова называют мон-рь Сорока мучеников необитаемым (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 137). Сады, находившиеся в этих подворьях, по большей части арендовали монастырские «рабы» за половину урожая. Однако из-за саранчи, засух и еще в большей степени из-за кочующих поблизости бедуинов Е. в. м. получал с этих садов незначительную прибыль.

В Эт-Туре Е. в. м. имел подворье с ц. во имя св. Георгия (по др. данным в честь Успения Пресв. Богородицы); жившие там монахи надзирали за финиковыми рощами мон-ря. В неск. км от Эт-Тура находились развалины мон-ря св. Иоанна Предтечи, разоренного при аль-Хакиме. В XV в. стены и башни мон-ря еще сохранялись в целости, а внутри находилось христ. кладбище. Эт-Тур был населен правосл. арабами и насчитывал 50 домов (кон. XV в.) или 200 жителей (кон. XVI в.). Город существовал за счет торговли с Индией, а также отчасти за счет рыболовства и финиковых рощ.

Единственными мусульманами в округе были янычары из гарнизона крепости, контролировавшей городскую гавань. Это соседство доставляло синаитам немало проблем. Так, по сообщению франц. путешественника Тевено (1658), известно, что турки, расчищая место для крепости, разрушили церковь Эт-Тура (Eckenstein. 1921. P. 178). Монастырские анналы под 1665 г. содержат запись о том, как янычары Эт-Тура, заручившись поддержкой егип. паши, обвинили синаитов в осквернении мечети, находившейся в мон-ре, и хотели разорить обитель. Чтобы откупиться, инокам пришлось продать часть монастырских сокровищ; впрочем, сумма выкупа в источнике неправдоподобно завышена (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 300).

В XVI в. экономическое положение в Эт-Туре ухудшилось, город разорялся. После покорения Египта османами тур. флот сумел прорвать португ. блокаду и возобновить доставку пряностей в Египет. Однако теперь главным портом на Красном м. стал Суэц, защищенный новыми укреплениями. Наблюдатели XIX в. писали о полном упадке Эт-Тура и об обнищании жителей (Там же. С. 123-146). Тур. крепость к этому времени была заброшена и разрушилась, от мон-ря св. Иоанна Предтечи остался только фундамент. Еще в 1728 г. церковные власти разрешили жителям Эт-Тура вступать в брак в близких степенях родства ввиду изолированности и малочисленности местной христ. общины. Правосл. население города, составлявшее в нач. XIX в. 500 чел., сократилось более чем в пять раз после эпидемии чумы 1829 г. Тем не менее финиковые плантации Эт-Тура оставались важным источником доходов мон-ря.

В кон. XVI в. Синайское подворье в Каире было разрушено наводнением, и один из араб. христ. старейшин подарил мон-рю участок в каирском р-не Джувания (Джувайния), где было отстроено новое подворье. Кроме того, Е. в. м. имел метохи в Александрии, Думьяте и Рашиде. В Каире синаитам к нач. XIX в. принадлежало 27 домов с лавками, сдававшихся внаем,- эти дома были в разное время куплены монахами или завещаны местными христианами. Ок. 1686 г. российский посланник при Высокой Порте добился разрешения синаитам построить на принадлежавшем им участке в К-поле ц. во имя св. Иоанна Предтечи, а К-польский патриарх Дионисий IV выдал грамоту, возводившую церковь в ранг подворья Е. в. м. В 1744 г. подворье сгорело и было восстановлено на средства, присланные российской имп. Елизаветой Петровной (Порфирий (Успенский). Первое путешествие. 1856. С. 248).

III. Внешние связи Е. в. м. В XVI-XVII вв. Синай продолжал поддерживать контакты с христ. Западом. Хотя с началом Реформации культ вмц. Екатерины в Европе утратил прежнее значение и количество паломников, приходивших на Синай, сократилось, папы Римские в 1-й пол. XVI в. продолжали периодически издавать буллы с подтверждениями привилегий мон-ря. Известно, что в 70-х гг. XVI в. синайские монахи обращались за помощью к имп. Максимилиану II и франц. кор. Генриху III, а в 1579 г. паломник Брейнинг отмечал, что Е. в. м. ежегодно получал по 600 крон от франц. и испан. королей (Норов. 1878. С. 112). В 90-х гг. XVI в. Александрийский патриарх Мелетий I Пигас обвинял Синайского еп. Лаврентия в том, что тот изъявил покорность папе за ежегодную субсидию в 300 золотых. В нач. XVII в. синайские сборщики милостыни ездили в Испанию, в Рим, во Францию и даже в португ. владения в Индии; мон-рь получал пожертвования также от англ. короля. Последняя папская булла Е. в. м. была дана Урбаном VIII в 1630 г. (Eckenstein. 1921. P. 178). Подворье Е. в. м. в Мессине существовало до кон. XVII в. Синаиты имели множество метохов в венецианских владениях, особенно на Крите. Разорение этих имений в ходе Кандийской войны сер. XVII в. тяжело сказалось на экономике мон-ря. Судя по всему, зап. финансовая помощь Е. в. м. прекратилась в XVII в. Лат. часовня в мон-ре пришла в запустение и развалилась на рубеже XVII и XVIII вв. Точно так же были заброшены часовни монофизитских исповеданий.

Е. в. м. укреплял свои связи в правосл. мире, большая часть к-рого входила, как и Синай, в состав Османской империи. Начиная с 1497 г. валашские и молдав. господари направляли в мон-рь денежные пособия. Придел св. Иоанна Крестителя в соборе был перестроен в 1576 г. на средства валашского господаря Александру II Мирчи. До 1586 г. Е. в. м. была пожертвована гетманом М. Баликэ обитель Фрумоаса под Яссами. В XVII-XVIII вв. правители и бояре Дунайских княжеств продолжали жаловать мон-рю земельные угодья, мон-ри, деревни и др. недвижимость. Среди синайских владений упоминается мон-рь во имя св. Параскевы в Яссах (1610), сожженный крымскими татарами в 1650 г. По завещанию бывш. патриарха К-польского Афанасия III Пателлария, к Е. в. м. в 1654 г. в качестве подворья был приписан мон-рь свт. Николая Чудотворца в Галаце. В 1703 г. валашский господарь св. Константин (Брынковяну) передал во владение синаитов основанный им Рымникский мон-рь (Рымнику-Сэрат) вместе с имениями. Мон-рь Мэрджинени под Бухарестом с приписанными к нему землями и деревнями был подарен Е. в. м. в 1731 г. семействами Кантакузино и Филипеску. В 1-й пол. XVIII в. молдав. господарь М. Раковицэ пожертвовал Синаю мон-рь Фыстыч с 10 деревнями (Păcurariu. IBOR. Vol. 1-2. Passim; Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 273-279, 310-312; Чеснокова. 2007. С. 110).

Мон-рь вмц. Екатерины. Литография. 1872 г.
Мон-рь вмц. Екатерины. Литография. 1872 г.

Мон-рь вмц. Екатерины. Литография. 1872 г.

К нач. XIX в. во владении Е. в. м. находилось множество метохов по всему Вост. Средиземноморью: подворья с имениями в Сирии (Дамаск, Триполи и Латакия), в М. Азии (Трабзон, Измир, Бурса, Изник и др.), на островах Эгейского м. (Родос, Самос, Хиос, Лесбос, Лемнос, Санторин (Тира) и др.), по 4 подворья с садами и виноградниками на Кипре и Крите, почти 2 десятка метохов на Балканах (в т. ч. церкви в К-поле, Адрианополе и Фессалонике). В 40-х гг. XVIII в. было учреждено Синайское подворье в Киеве. На завещанном греком Стаматисом, жителем Киева, синайскому иером. Евгению небольшом участке земли (ок. 1738) была построена ц. во имя вмц. Екатерины, на сооружение которой иером. Евгений получил щедрые пожертвования по ходатайству Киевского митр. Рафаила. В 1744 г. Синод РПЦ, удовлетворив прошение Синайского архиеп. Никифора, утвердил эту церковь с ее земельным наделом за Е. в. м. Из Е. в. м. постоянно присылались для служения в этой церкви игумен, иеромонах и монахи. В 1748 г. при этом храме был учрежден мон-рь, к-рый в 1786 г., согласно табели о рангах, получил степень второклассного. В 1787 г. синаитам был передан Киевский Петропавловский мон-рь с оставлением за ними и прежнего подворья с церковью. От Киевского подворья Е. в. м. получал регулярные пособия (Порфирий (Успенский). Синайский полуостров. 1848. С. 169; он же. Первое путешествие. 1856. С. 152-153). Самый удаленный из синайских приходов образовался в 1782 г. в Калькутте, где община греч. торговцев построила правосл. храм.

В османскую эпоху устанавливаются регулярные связи Синая с Россией, к-рая становится одним из главных покровителей Е. в. м. Впервые синайские монахи (посольство архим. Климента) обратились за помощью к Василию III сразу после османского завоевания Египта (Муравьев. 1858. С. 144-145; Каптерев. 1881. С. 365-367). Следующее известное по источникам посольство синаитов - с грамотами Александрийского патриарха Иоакима и Синайского архиеп. Макария - прибыло в Москву в 1558 г. (Россия и греч. мир в XVI в. М., 2004. Т. 1. С. 235-241). Иоанном IV в ответ на просьбы о милостыне было отправлено на Ближ. Восток многочисленное посольство с беспрецедентными дарами патриархам и мон-рям. Глава этой миссии Василий Позняков осенью 1559 г. прибыл в Египет и вместе с патриархом Иоакимом посетил Е. в. м., передав братии царскую милостыню (Хождение купца Василия Познякова. 1887. С. 17-31). Значительные суммы направлялись в мон-рь рус. царями в 1571, 1586 и 1593 гг. В 1605 г. ко двору Бориса Годунова прибыло синайское посольство с новыми просьбами о помощи ввиду тяжелого положения мон-ря, вынужденного заложить священные сосуды и ризы. Но из-за событий Смутного времени синаиты вряд ли успели получить милостыню.

После Смуты связи России с правосл. Востоком возобновились. В 1623 г. в Москву прибыло синайское посольство во главе с бывш. родосским митр. Иеремией. Однако его пребывание в России было омрачено скандалом: монахи - члены посольства, поссорившись с митрополитом, донесли рус. властям, что он был в Риме и служил с папой. На следствии митрополит вероотступничество отрицал, но сознался, что собирал милостыню для Е. в. м. в Зап. Европе и получал пожалования от папы и европ. королей (Каптерев. 1881. С. 372-379). Митр. Иеремию выслали из Москвы, запретив впредь обращаться за милостыней к католикам. Следующая делегация Е. в. м. в 1627 г. привезла грамоты вост. патриархов с извинениями за происшедший инцидент; нормальные отношения были восстановлены. В 1630 г. синайское посольство получило жалованную грамоту о приезде в Москву за милостыней каждый 4-й год, в 1648 г.- каждый 6-й год. Согласно этой грамоте, в сер.- 2-й пол. XVII в. Е. в. м. неоднократно направлял в Россию своих представителей (Там же. С. 380-384).

В 1666 г. Синайский архиеп. Анания прибыл в Москву вместе с Александрийским и Антиохийским патриархами для участия в процессе над патриархом Никоном и Соборе РПЦ 1667 г. В сент. 1682 г. архиеп. Анания вторично посетил Москву во главе синайского посольства. Жалуясь на бедствия мон-ря, он просил взять Синай на царское попечение, пожаловать мон-рю вотчины в России и подворье в Москве. Архиепископ получил богатые дары, однако в остальных просьбах ему было отказано (Там же. С. 385-387).

Архиеп. Порфирий III (Павлинос). Фотография. 60-е гг. XX в.
Архиеп. Порфирий III (Павлинос). Фотография. 60-е гг. XX в.

Архиеп. Порфирий III (Павлинос). Фотография. 60-е гг. XX в.

Тем не менее синаиты продолжали настаивать на переходе Е. в. м. под московский протекторат. По мнению совр. исследователей, речь шла не об изменении церковной юрисдикции Е. в. м., а только о ктиторстве (Пятницкий. 2004. С. 434-435, 447-448; Чеснокова. 2004. С. 419, 423). Впрочем, вполне вероятно, что в борьбе за автокефалию синаиты могли манипулировать полученной ими царской грамотой. В 1687 и 1693 гг. посольства, возглавляемые синайским архим. Кириллом, помимо обычных просьб о милостыне предложили поселить в Е. в. м. группу рус. иноков, а также послать неск. бояр на богомолье. В 1687 г. правительство царевны Софьи в целях укрепления своего престижа на христ. Востоке заявило о готовности принять обитель под покровительство. Синайский архим. Кирилл получил новую жалованную грамоту (5 февр. 1689), позволявшую приезжать за милостыней каждый год, и богатые дары (Пятницкий. 2004. С. 449). В той же грамоте говорилось о посылке серебряной раки для мощей вмц. Екатерины, изготовленной на средства царевны Екатерины Алексеевны (нередко в научной лит-ре отправка раки ошибочно приписывается Петру I, Анне Иоанновне или Екатерине II) (Там же. С. 444-446; Чеснокова. 2004. С. 423).

В кон. 80-х - нач. 90-х гг. XVII в. в Е. в. м. было послано неск. тысяч рублей, иконы и Евангелия в дорогих окладах (Каптерев. 1881. С. 387-408). При этом никаких попыток вмешиваться в дела мон-ря не предпринималось. Со временем просьбы синаитов о милостыне возрастали. Однако внешнеполитические приоритеты Петра I были далеки от христ. Востока, и посольство архим. Гавриила в 1697 г. получило милостыню гораздо меньше ожидаемой.

В 1723, 1733, 1745 гг. Е. в. м. направлял в Россию посольства с жалобами на нападения бедуинов, обветшание монастырских построек и с просьбами о милостыне. Но при этом уже не упоминалось об особом покровительстве российских государей этому мон-рю. В 1735 г. российское правительство утвердило т. н. палестинские штаты - размеры денежной помощи Церквам христ. Востока. Е. в. м. причиталось 70 р. в год (Там же. С. 409-410). Накопившиеся суммы периодически выдавались приезжавшим за милостыней синайским монахам. Кроме того, синайские отцы имели возможность самостоятельно собирать пожертвования в Москве, в С.-Петербурге и на Украине. Этот факт нашел отражение в одном из важнейших источников по истории русско-синайских отношений - Синодике (помяннике) (Sinait. slav. 9b).

IV. Внутренняя история мон-ря. Е. в. м. играл видную роль в истории Поместных Церквей Вост. Средиземноморья. На протяжении неск. десятилетий XVI в. он находился в центре борьбы за сферы влияния Иерусалимского и Александрийского Патриархатов, восходящей еще к мамлюкской эпохе. Александрийский первосвятитель Иоаким I, выходец с Синая, имел тесные связи с Е. в. м. и пользовался там большим влиянием. Он неоднократно пережидал на Синае периоды смут в Александрийской Церкви; в 1529 г. патриарх на свои средства выстроил в мон-ре храм арх. Михаила. Однако в 1530 и 1542 гг. Иоаким I под давлением Иерусалимского и К-польского патриархов делал заявления о признании прав Иерусалима на Синай и др. пограничные территории. В 1540 г. Иерусалимский патриарх восстановил на Синае архиепископскую кафедру, чтобы еще более ограничить возможности Иоакима I вмешиваться в дела обители (Малышевский. 1872. С. 174-181). В 1557 г. Иоаким I, воспользовавшись недостойным поведением Синайского архиеп. Макария, настоял на соборном решении об упразднении поста Синайского архиерея и снова стал выступать в роли покровителя мон-ря. Когда Иоаким в 1559 г. отправлялся на Синай с рус. посланником Василием Позняковым, каирские христиане просили патриарха не оставаться в мон-ре, а сразу вернуться к ним. Окончательно вопрос о Синайской епископии был решен в К-поле на Соборе 1575 г., где снова была учреждена кафедра епископа горы Синай, избираемого монахами Е. в. м. и утверждаемого Иерусалимским патриархом (Там же. С. 189-192; Καλλίνικος (Δελικάνης). 1904. Σ. 332-338; Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 316-323).

Т. о., окончательно оформилась организация синайского братства, своего рода монашеского ордена со своим уставом и с четко осознаваемыми корпоративными интересами. Братство имело «биполярную» структуру, включавшую наряду с Е. в. м. равный ему по значению центр - Джуванийское подворье в Каире, а также множество подворий, разбросанных по Вост. Средиземноморью. Свыше 2/3 синайских монахов управляли подворьями или находились в разъездах для сбора милостыни. Авторы XIX в. отмечали слабый контроль мон-ря над финансами подворий, а также концентрацию значительной части братства во главе с архиепископом в Джуванийском подворье (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 189). На Синае же в основном оставались бедные, немощные и провинившиеся иноки. Подавляющее большинство синаитов в османское время были греками. В 1-й пол. XVII в. заметно преобладание в их среде критян. Наряду с этим в составе синайской братии встречались славяне, арабы и румыны.

Церковь св. Троицы на вершине горы Моисея. 1934-1935 гг.
Церковь св. Троицы на вершине горы Моисея. 1934-1935 гг.

Церковь св. Троицы на вершине горы Моисея. 1934-1935 гг.

Согласно уставу, Синайский епископ должен был управлять мон-рем не как архиерей, а как игумен, что подразумевало ограничение его власти собором старцев. В среде синаитов нередко происходили конфликты, судя по всему между земляческими группировками - критян, киприотов, выходцев из Румелии. Монастырские уставы регулярно запрещали существование подобных группировок и призывали иноков к всеобщей братской любви. Архиерею не разрешалось покровительствовать какому-нибудь землячеству. Во всех этих законоположениях нашли отражение реальные проблемы монастыря. Многочисленные расколы и смуты в сер. XVI в. в правление архиеп. Макария привели к его низложению и временному упразднению Синайской кафедры (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 23). Еп. Евгений в 70-х гг. XVI в. порывался оставить мон-рь из-за непослушания части монахов. Собор старцев с трудом убедил его остаться, пригрозив проклятием всякому, кто не будет повиноваться епископу (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 297). Нек-рые из архиереев со своей стороны стремились к авторитарной власти. Так, архиеп. Анания в 60-х гг. XVII в. распустил собор старцев и правил мон-рем единолично и бесконтрольно. При избрании его преемника в 1671 г. была составлена специальная грамота, определяющая полномочия архиепископа, собора старцев, а также правила жизни в мон-ре (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 345-350). Возможно, впрочем, что подобный устав существовал и ранее, потому что перечень этих правил фигурирует почти без изменений при поставлении следующих архиепископов (известны соответствующие документы 1705 и 1721). Уставы подчеркивают ограниченный характер власти епископа, к-рый без согласия собора не мог принимать важных решений, вести финансовые операции и офиц. переписку. Архиепископ был обязан жить в мон-ре; лишь в исключительных случаях допускалось пребывание в Каире. Впрочем, это требование плохо соблюдалось. Уставы подчеркивали киновиальный (общежительный) характер мон-ря, в частности традицию совместного питания, однако монахам разрешалось иметь небольшую сумму денег в личном пользовании. При этом не допускались как торговля с окружающими арабами, так и вообще участие синаитов в к.-л. коммерческих предприятиях, а также хранение имущества вне мон-ря (Там же. С. 348-349). По имеющимся данным, сам мон-рь не вел торговой деятельности, за исключением распродажи в Каире излишков натурального оброка, поступавшего из метохов, в частности фиников из Эт-Тура.

Архиеп. Дамиан. Фотография. 1985 г.
Архиеп. Дамиан. Фотография. 1985 г.

Архиеп. Дамиан. Фотография. 1985 г.

Е. в. м., владевший множеством подворий и получавший милостыню со всего христ. мира, относительно богатый и самостоятельный, периодически стремился обрести реальную автокефалию. Когда патриарх Мелетий I Пигас попытался ок. 1592 г. возвести на епископский престол Синая своего приверженца Паисия Агиапостолита, монахи отвергли его вмешательство и избрали настоятелем некоего Лаврентия. Мелетий резко выступил против этой кандидатуры, и Лаврентий принял посвящение даже не от Иерусалимского патриарха, а от 2 епископов Антиохийского престола - в этом лишний раз выразилось стремление синаитов к автокефальности. Мелетий добивался низложения Синайского епископа, указывая на неканоничность поставления (от 2, а не от 3 епископов) и обвиняя его в сношениях с Римом. Антиохийский патриарх Иоаким VI поддержал Лаврентия и привлек на свою сторону Иерусалимского патриарха Софрония V. Однако Мелетий Пигас все же убедил в своей правоте остальных патриархов и заставил Лаврентия принести покаяние, после чего Лаврентий в 1600 г. был вторично поставлен на Синайскую кафедру, на сей раз с соблюдением всех канонов (Малышевский. 1872. С. 630-640; Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 27-29, 273-277, 283-292).

В нач. XVII в. возник еще один конфликт, связанный с Е. в. м. На подворье Джувания в Каире синаиты открыли церковь и вели богослужения, привлекая прихожан и лишая последних доходов Александрийского патриарха Кирилла I Лукариса. Патриарх пытался прекратить богослужение синаитов в своем диоцезе, апеллировал к др. предстоятелям Поместных Церквей. Со вступлением Кирилла Лукариса на К-польскую кафедру (1620) синаиты предпочли прекратить борьбу и примириться, однако в нач. 40-х гг. XVII в., воспользовавшись долгим отсутствием в Египте патриарха Никифора, они возобновили богослужение на Каирском подворье. Никифор и его преемник Иоанникий неск. раз запрещали проведение литургии на подворье и в 1646 и 1648 гг. отлучали Синайского архиеп. Иоасафа. Борьба шла с переменным успехом, Иоасаф сумел заручиться покровительством влиятельных лиц в правосл. общине империи, прежде всего молдав. господаря Василия Лупу. Под его давлением К-польский патриарх в 1651 г. разрешил синаитам проводить богослужения в Каире. По жалобам синайских монахов патриарх Иоанникий подвергался преследованиям тур. властей и в авг. 1652 г. был даже арестован на неск. дней. Однако в следующем году ситуация изменилась: по решению каирского кади церковь на Синайском подворье была обращена в мечеть (Иоанникий отрицал свою причастность к этому). Тогда же был свергнут господарь Василий, вслед за этим К-польский престол прекратил поддержку Синая, и в 1654 г. архиеп. Иоасаф был вынужден пойти на примирение с Александрийским патриархом и отказаться от своих притязаний.

После смерти Иоасафа синаиты избрали архиепископом его ближайшего сподвижника Нектария, историка, богослова и церковного деятеля. Однако тогда же Нектарий был избран Святогробским братством на Иерусалимский Патриарший престол, к-рый занимал в 1661-1669 гг. На Синайскую кафедру Нектарий поставил Ананию, также входившего в ближайшее окружение Иоасафа. В правление Анании претензии синайского братства на автокефалию достигли наивысшей точки. Стремления к автокефалии проявлялись в среде синаитов и ранее: еп. Лаврентий надевал на богослужениях патриаршее облачение, Нектарий написал «Историю» Е. в. м., где на основании апокрифической новеллы имп. Юстиниана I доказывал извечную независимость мон-ря. Анания прекратил поминовение Иерусалимского патриарха, подписывал грамоты титулом «Блаженнейший», положенным только автокефальным архиереям, и претендовал на равный статус с Охридским и Кипрским автокефальными архиепископами (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 68).

Под давлением Иерусалимского и К-польского патриархов Анания в 1671 г. был вынужден уйти в отставку, однако продолжал неофиц. руководить действиями синаитов. В контексте борьбы за автокефалию следует рассматривать и попытку синаитов получить покровительство московского царствующего дома, против чего категорически возражал Иерусалимский патриарх Досифей II Нотара. В июле 1690 г. Анания договорился с влиятельными османскими администраторами в К-поле об аресте патриарха Досифея в случае непризнания им автокефалии Е. в. м. Досифей II бежал в ставку султана в Адрианополь, где имел надежных покровителей. В янв. 1691 г. Досифей совместно с К-польским патриархом провел Собор, на к-ром еще раз подтвердил подчиненный статус Синая, осудил своих противников и понизил сан Синайского архиерея до епископа (Там же. С. 95-104). Попытки синаитов привлечь на свою сторону османские власти и добиться пересмотра этого решения продолжались еще неск. лет. Только в 1696 г. стороны пошли на примирение: Синай признал власть Иерусалимского патриарха, а главе мон-ря был возвращен архиепископский сан.

Противоречия Синайских иерархов и Иерусалимских патриархов периодически обострялись. Так, в 1723 г. Синайский архиепископ протестовал против упоминания Синайской горы в титулатуре Иерусалимского патриарха (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 323-327). Грамота К-польского патриарха от 1782 г. выводила Синай из подчинения Иерусалимскому престолу, однако обстоятельства и последствия появления этого документа неизвестны (Воронов. 1871. С. 397-400).

V. Бедуинское окружение. От XVI - нач. XIX в. до нас дошло значительное количество источников, позволяющих с большей степенью точности, чем для ранних эпох, реконструировать характер отношений монахов с бедуинами. Кочевники, населявшие юг Синайского п-ова, объединялись в конфедерацию Тавара (от 7 до 11 племен). Непосредственное окружение обители составляли монастырские «рабы», к-рые за особую плату обрабатывали сады в оазисах, привлекались для строительных работ, сопровождения паломников. Численность «рабов» наблюдатели сер. XIX в. оценивали в 1,5 тыс. «Стражи» мон-ря (в XVI-XIX вв. это были кланы Аулад Саид и Аварим племени Савахиля и племя Алейкат, ориентировочно 1,5-2 тыс. чел.) кочевали к западу и северо-западу от горы Синай в радиусе неск. десятков км. По договору с мон-рем они обязаны были защищать его от др. племен, а также имели монопольное право на провод караванов паломников и доставку припасов из Каира в мон-рь.

Вид на строение мон-ря вмц. Екатерины, где находилась груз. ц. вмч. Георгия (нач. XII в.). Фотография. 2007 г.
Вид на строение мон-ря вмц. Екатерины, где находилась груз. ц. вмч. Георгия (нач. XII в.). Фотография. 2007 г.

Вид на строение мон-ря вмц. Екатерины, где находилась груз. ц. вмч. Георгия (нач. XII в.). Фотография. 2007 г.

Ежедневно до сотни бедуинов из «стражей» и «рабов» появлялись под стенами мон-ря, требуя выдачи положенного им продовольствия. Монахи снабжали их хлебом из плохой муки (для арабов в мон-ре с XVII в. существовала особая пекарня), маслом, сахаром, а иногда одеждой и предметами быта. В голодные годы требования кочевников возрастали, Е. в. м. из-за экономических трудностей зачастую не мог откупаться от них, а то и совсем прекращал хлебные раздачи. Это приводило к конфликтам с бедуинами, к-рые захватывали подворья в оазисах, грабили караваны, шедшие в мон-рь, брали в заложники монахов и паломников, а иногда прямо нападали на обитель, обстреливая ее и пытаясь поджечь ворота. В мон-ре были ружья и неск. пушек, однако, памятуя о бедуинском обычае кровной мести, из них стреляли больше для психологического воздействия на нападающих. Ввиду фактически независимого статуса синайских бедуинов Е. в. м. в случае конфликтов редко апеллировал к суду каирских властей, предпочитая обращаться к посредничеству бедуинских шейхов, к-рые достаточно часто выносили решения в пользу монахов. Известны даже случаи тюремного заключения задолжавших или провинившихся бедуинов на Джуванийском подворье (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 337-346).

В османское время нет свидетельств о вторжениях арабов в обитель и о пребывании их там. Известен лишь указ егип. властей от 1536 г., запрещавший бедуинам входить в мон-рь вместе с паломниками. В обитель допускались только небольшие группы монастырских «рабов» (Там же. С. 285).

Численность синайских иноков в XVI в. возросла, на рубеже XVI и XVII вв. стабилизировалась, а потом стала медленно сокращаться: по сообщениям паломников, в 1512 г. в Е. в. м. насчитывалось 40 монахов, в 1546 г.- 60, в 1560 г.- 90, в 1579 г.- 100 или даже 140, в 1582 г.- 120 и в 1593 г.- 126 иноков (Порфирий (Успенский). Синайский полуостров. 1848. С. 186; Норов. 1878. С. 112; Хождение купца Василия Познякова. 1887. С. 24). При этом число насельников мон-ря в отдельные годы резко колебалось; так, нем. путешественник А. фон Левенштайн в 1560 г. застал там 30-40 иноков (Eckenstein. 1921. P. 176). Эти разночтения, возможно, объясняются степенью бедуинской угрозы, вынуждавшей монахов временно переселяться в Каир или Эт-Тур. Все монахи впервые покинули Е. в. м. после османского вторжения 1517 г. и в сер. 60-х гг. XVI в. (Ibidem). В кон. XVI в. монастырские ворота в целях безопасности были замурованы. В течение последующих 250 лет ворота открывали лишь в исключительных случаях, напр. при приезде архиепископа. Обычно же грузы и людей в мон-рь поднимали на веревке через специальное окно в стене - дувару; иногда пользовались потайной калиткой, ведущей в монастырский сад.

Грузинский синодник Синайского мон-ря (Sinait. Iber. Л. 194 об. - 195)
Грузинский синодник Синайского мон-ря (Sinait. Iber. Л. 194 об. - 195)

Грузинский синодник Синайского мон-ря (Sinait. Iber. Л. 194 об. - 195)

В 20-х гг. XVII в. московская милостыня мон-рю посылалась из расчета на 100 чел., однако эта цифра условная, отнюдь не обязательно соответствующая реальному количеству иноков (РГАДА. Ф. 52/1. 1624 г. № 11. Л. 3). В сочинении Василия Гагары (1636) говорится о 300 иноках мон-ря, но в это число, несомненно, входят эпитропы удаленных подворий и сборщики милостыни (Житие и хождение в Иерусалим и Египет казанца Василия Яковлева Гагары. 1891. С. 70). В 1682 г. архиеп. Анания сообщил в Москве, что синайская братия насчитывает 400 чел., из к-рых 300 собирают милостыню на мон-рь в разных странах; оставшиеся 100, видимо, находились на Синае и в Каире (Каптерев. 1881. С. 385). Сразу неск. европ. путешественников 30-х гг. XVII в. застали в мон-ре 23-25 монахов; возможно, в этот момент большинство синаитов находилось на Джуванийском подворье (Eckenstein. 1921. P. 178; Labib. 1961. P. 152). По данным, указанным в «Истории епископии св. горы Синай» Иерусалимского патриарха Досифея (1671), общее число монахов на Синае, в Эт-Туре и Джувании неск. превышало 70 чел. (Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы. 1909. Т. 2. С. 84). Рус. паломники 1708 г. писали, что на Каирском подворье живет свыше 50 монахов, примерно столько же - в самом монастыре и свыше 200 - в многочисленных подворьях в др. странах (Путешествие иером. Ипполита Вишенского. 1914. С. 34, 43). На протяжении XVIII в. общая численность иноков на Синае и на Джуванийском подворье оставалась стабильной. При этом в периоды нарастания бедуинской угрозы большая часть монахов переселялась из Е. в. м. в Каир. Так произошло, напр., в 1727-1728 гг., когда в Е. в. м. осталось 25 чел. По османской переписи 1734 г. в Джувании и Е. в. м. насчитывалось 72 монаха (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 331). Архим. Леонтий в 1764 г. застал в мон-ре 33 инока. По данным Вольнея, к-рый, по всей вероятности, не был на Синае, в 80-х гг. XVIII в. в мон-ре находилось ок. 50 монахов (Путешествие [К. Ф.] Вольнея. 1793. С. 485).

Не имея точных данных о динамике доходов Е. в. м. в XVI-XVIII вв., по мн. признакам можно сделать вывод, что его финансовое положение в нач. XVIII в. ухудшилось в связи с общим кризисом Османской империи, терпевшей поражения в войнах с европ. гос-вами. Труднее стало содержать обитель и откупаться от бедуинов, что в свою очередь привело к осложнению отношений с кочевым окружением. Из разных источников известны осады мон-ря бедуинами в 1727-1728, 1772 гг., попытка штурма обители в 1782 г.; в реальности, несомненно, столкновений было намного больше. Проезд архиепископа в мон-рь был сопряжен с выплатой бедуинам непомерной дани. По этой причине архиепископы перестали посещать Синай, избирая своей резиденцией Джуванию или балканские подворья. Так, после приезда в 1761 г. в Е. в. м. архиеп. Кирилла монастырские ворота не открывались мн. десятилетия.

Когда в 1797 г. от ветхости обвалилась часть сев. стены Е. в. м., монахам с трудом удалось удержать бедуинов от немедленного разграбления обители, но мон-рь не имел средств ни на проведение ремонта, ни на то, чтобы откупиться от бедуинов. Однако после занятия Египта войсками Наполеона Бонапарта франц. администрация, исходя из военно-стратегических соображений, оказала содействие в восстановлении стен мон-ря, к-рое было завершено в 1800 г. Из Каира были посланы 42 каменщика, необходимые материалы были доставлены на 150 верблюдах (Eckenstein. 1921. P. 184). Одно из укреплений получило название башни ген. Ж. Б. Клебера.

В 1798 г. Бонапарт даровал Е. в. м. грамоту, в к-рой гарантировал обители свое покровительство, защиту от притязаний бедуинов, освобождение от податей и неподконтрольность посторонней духовной власти. Известны разрешения, выданные франц. генералами в 1799-1801 гг. на свободный проход караванов в мон-рь. Е. в. м. посещали ученые, сопровождавшие экспедицию Бонапарта (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 287-290).

К. А. Панченко

XIX - нач. XXI в.

Число монашествующих в Е. в. м. оставалось на протяжении XIX в. стабильным: в 1800 г. подвизалось 28 насельников, в 1816 г.- 23, в 1838 г.- 21, в 1845 г.- 25, в 1871 г.- 28, в 1890 г.- 20-30 чел. (Он же. Синайская обитель. 1848. С. 186; Eckenstein. 1921. P. 184, 187; Burckhardt. 1992. P. 548-549). Большинство синаитов в XIX в. составляли греки с островов Эгейского м.

На Джуванийском подворье в 1816 и в 1838 гг. подвизалось 50 чел., в 1845 г.- 30 (еще 30 чел. проживали на др. монастырских подворьях) (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 186; Burckhardt. 1992. P. 548-549). Несколько др. сведения о числе иноков в Джувании приводит А. А. Уманец: в 1843 г. он застал на подворье 22 монаха, в их числе неск. болгар, молдаван и украинца - 80-летнего старца Зосиму из Кременчуга, подвизавшегося там уже 40 лет (Уманец. 1850. Ч. 1. С. 3). Среди насельников главного мон-ря было 2 болгарина, русский из Одессы (согласно еп. Порфирию, 2 рус. монаха), араб из Сирии и молдаванин; 2 грека также хорошо владели рус. языком, т. к. подолгу проживали в Одессе и Таганроге (Там же. С. 168, 260-261; Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 186). Известно, что еще в 1820 г. в Е. в. м. подвизались по 1 монаху из Малороссии и из Калужской губ. (Путешествие к святым местам. 1824. С. 123-124).

В отсутствие архиепископа в Е. в. м. обителью управлял собор старцев во главе с дикеем, к-рый избирался всем братством и утверждался архиепископом. В собор старцев помимо дикея входили скевофилакс, эконом, письмоводитель (секретарь), иеромонахи и старшие иноки. В мон-ре сохранялся строгий общежительный устав, не допускалось мясоедение. «От воздержной жизни, при хорошем климате, синаиты все здоровы, крепки и доживают до глубокой старости,- именно, до 100 лет и более» (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 188).

Джуванийское подворье представляло собой отдельную киновию, управляемую особым дикеем и избранными старцами. В 40-х гг. XIХ в. из-за запрещения служить в собственной церкви синаиты посещали богослужение либо в патриаршей, либо в старой кладбищенской церкви в Каире (Там же. С. 188). В 1857 г. было достигнуто соглашение между Е. в. м. и Александрийским Патриархатом о том, что на Джуванийском подворье синаиты будут совершать службы при закрытых дверях, чтобы не отвлекать прихожан и жертвователей от храмов Александрийского Патриархата. В 1862 г. в связи с улучшением экономического положения Александрийской Церкви было получено разрешение Александрийского патриарха Иакова II свободно совершать богослужение на подворье (Κοντογιάννης. 1987. Σ. 175-176).

Соглашение архиепископа с синайской братией, составленное в 1859 г., предусматривало его постоянное проживание на Джуванийском подворье при условии посещения Е. в. м. раз в год (Воронов. 1872. № 2. С. 288). Начавшееся с давних пор «принижение Синая пред Джуваниею» достигло пика в сер. XIX в.: «Джувания стала Синаем, митрополиею, а священный и царский монастырь стал метохом последнего разряда; на Синае не было даже достаточного количества иеромонахов и иеродиаконов для достоприличного отправления священнослужений» (Там же. С. 301).

Синайские горы и мон-рь вмц. Екатерины. Миниатюра из Псалтири. Кон. XVII в. Грузия (ГМИГ. Cod. I - 182)
Синайские горы и мон-рь вмц. Екатерины. Миниатюра из Псалтири. Кон. XVII в. Грузия (ГМИГ. Cod. I - 182)

Синайские горы и мон-рь вмц. Екатерины. Миниатюра из Псалтири. Кон. XVII в. Грузия (ГМИГ. Cod. I - 182)

С 1804 по 1859 г. архиепископом Синайским был Константий II, племянник архиеп. Кирилла I, получивший образование в КДА и затем неск. лет бывший настоятелем принадлежавшего Е. в. м. киевского Екатерининского мон-ря. Посетив Синай в 1805 г. после своего рукоположения, Константий II 6 лет прожил на Кипре, а затем до конца жизни в К-поле, устроив резиденцию на одном из Принцевых о-вов - Антигоне (Бургазада) - и посвятив себя ученым занятиям. По избрании на Патриаршую К-польскую кафедру (1830- 1834) он продолжал оставаться архиепископом Синайским. Константий II, имевший репутацию историка и богослова, издал неск. археологических описаний Египта и К-поля. Несмотря на пребывание в К-поле, Константий II всячески заботился о благосостоянии обители, «оказав монастырю большие услуги упорядочением его внутреннего быта и благоустройством его хозяйственно-экономических дел» (История Христианской Церкви. 1901. С. 332). Его стараниями в Александрии, на участке, приобретенном у архиепископа Кентерберийского, был построен 3-этажный дом для сдачи в аренду (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 198).

В 1811 г. в Киеве сгорел до основания Петропавловский второклассный мон-рь, приписанный к Е. в. м. Его предполагалось восстановить за счет казны, но не было изыскано необходимой суммы. Труды по возобновлению мон-ря легли на плечи насельников и их добровольных жертвователей. В 1826 г. мон-рь был восстановлен. В сер. XIX в. на территории Российской империи синаиты имели «два подворья: одно в Тифлисе с торговой лавкой, а другое в Киеве с неск. домами, мельницей, с жалованьем из казны наравне с нашими второклассными монастырями» (Он же. Первое путешествие. 1856. С. 250). Еще одно владение синаитов находилось в Бессарабии, присоединенной к России по Бухарестскому трактату 1812 г.

Во время Греческого национально-освободительного восстания (1821-1829) Е. в. м. не получал никаких доходов от своих имений на территории Османской империи и был вынужден продать часть церковной утвари (Он же. Синайская обитель. 1848. С. 201). Пришли в упадок владения Е. в. м. на о-ве Крит, долг к-рых составил 150 тыс. пиастров. После уплаты долгов часть этих владений была продана (Там же. С. 199). До образования Греческого королевства Е. в. м. владел на его территории 13 имениями, наиболее богатыми из к-рых были находившиеся в Морее (Пелопоннесе) и на о-ве Санторин (Тира). Все они были «отняты греческим правительством» в процессе церковной реформы в Греции (Там же. С. 200).

К сер. XIX в. помимо владений Е. в. м. на Синайском п-ове ему принадлежали сдававшиеся внаем 27 домов с лавками в Каире и 3-этажный дом в Александрии. Монастырские подворья находились в Сирии (Дамаск, Триполи), в М. Азии (К-поль, Измир, Изник, Бурса), на островах Средиземного м. (Крит, Кипр, Хиос, Закинф), в Греции (Афины), в Валахии и Молдавии (при мон-рях Мэрджинени (с метохом св. Екатерины в Бухаресте), Рымнику-Сэрат, Фыстыч, Фрумоаса, мон-рь свт. Николая в Галаце), а также в Румелии (Серры), в Сербии (Белград), в Болгарии и в Индии (Eckenstein. 1921. P. 188).

В 1831 г. главный синайский шейх Салех из племени Каррашиев решил подчинить себе монастырских «рабов». Испуганные его угрозами «рабы» бежали на плато Эт-Тих (к северу от Е. в. м.). Начальник г. Суэц по жалобе синайского дикея вызвал шейха Салеха в суд. Тот был подвергнут краткому тюремному заключению и вынужден заплатить денежную компенсацию мон-рю (Ibid. P. 208-209). Правитель Египта Мухаммед Али (1805-1849) благосклонно относился к Е. в. м. Его племянник Аббас-паша, в 1853 г. посетивший Синай, планировал возведение летней резиденции на горе Хорив (Ibid. P. 185).

В 1837 г. рус. иером. Самуил очистил от загрязнений и укрепил мозаику VI в. «Преображение Господне» в апсиде собора (Порфирий (Успенский). Второе путешествие. 1856. С. 262; Антонин (Капустин). 1872. С. 279; Норов. 1878. С. 115). В 1844-1845 гг., по мнению еп. Порфирия, «в европейском вкусе» были перестроены гостиничные помещения вдоль сев.-зап. стены (Порфирий (Успенский). Синайская обитель. 1848. С. 179). Завершение сооружения в 1855 г. железной дороги, соединившей Каир и Суэц, сократило путь к Синаю на трое суток.

Во время Крымской войны (1853-1856) связи Синая с Россией были прерваны. Прибывший в Е. в. м. в дек. 1856 г. В. К. Каминский отметил, что, по словам синайских старцев, ок. 5 лет в мон-ре не было ни одного паломника из России (Каминский. 1859. С. 398). За эти годы число насельников в обители оставалось прежним. «Братия, коих застал я двадцать человек - греков, болгар и одного русского, живут в этой обители, как в крепости, осажденной неприятелем, и редко выходят за ограду» (Там же. С. 403). В Е. в. м. Каминский навестил рус. инока Аркадия, уроженца С.-Петербургской губ. Он вел строгую подвижническую жизнь: редко выходил из своей кельи, молился и работал; почти не носил одежды и питался только сухарями и чаем. Долгое время старец Аркадий жил на Афоне, на Синае подвизался к тому моменту уже 10 лет (Там же. С. 428-429).

В последние годы жизни Константия II его наместником в Е. в. м. был архим. Кирилл Византийский, прежде бывший игуменом одного из синайских подворий в Молдавии (Κοντογιάννης. 1987. Σ. 147). Константий рекомендовал братии избрать Кирилла своим преемником. Однако, призвав перед смертью Иерусалимского патриарха Кирилла II, он изменил решение, сообщив на исповеди, что Кирилл Византийский недостоин этого сана. Синайская братия, поддавшись уговорам Кирилла Византийского, избрала его архиепископом (7 янв. 1859) и настаивала на его рукоположении (Ibid. Σ. 148-151). Поскольку Иерусалимский патриарх отказывался рукополагать Кирилла Византийского, то была назначена комиссия из патриархов для решения этого вопроса, к-рая признала избрание Кирилла II законным (окт. 1859). В числе покровителей нового Синайского архиепископа были рус. посланник кн. А. Б. Лобанов-Ростовский и министр иностранных дел Турции Фуат-паша. Т. к., несмотря на увещания К-польского и Александрийского патриархов, Кирилл II Иерусалимский настаивал на своем мнении, то рукоположение Кирилла было совершено в виде исключения К-польским патриархом Кириллом VII (25 нояб. 1859) в ц. св. Иоанна Предтечи на Синайском подворье в К-поле с сохранением на буд. время права Иерусалимского патриарха на рукоположение Синайского архиепископа (Воронов. 1872. № 2. С. 279-286).

Под эгидой Е. в. м. находилась муж. школа Абетион, основанная в 1860 г. в Каире на средства братьев Рафаила и Анании Абетов (Амбетов), греч. купцов, имевших российское подданство. Школа Абетион давала начальное, среднее гуманитарное (гимназия) и среднее техническое образование и содержалась на проценты с оставленного братьями Абетами капитала. Этой школой заведовала особая комиссия (эфория) при участии одного из представителей семьи Абет и 5 выборных членов от каирской греч. правосл. общины. Председателем комиссии являлся Синайский архиепископ, поскольку наследники Р. Абета дополнили его завещание этим условием. Мн. деятели Синайской и Александрийской Церквей кон. XIX - нач. XX в. были выпускниками школы Абетион. Первоначально школа включала 4 подготовительных класса (прогимназия) и 3 класса средней школы; в ней обучались дети только из правосл. семей. Школьная программа соответствовала программе, действующей в Греческом королевстве. Основным языком был греческий, в качестве иностранных преподавались арабский и французский (Κοντογιάννης. 1987. Σ. 329). С 1888 г. преподавался также рус. язык, т. к. школа находилась под покровительством российских императоров, а рус. дипломатический агент при егип. хедиве состоял ее почетным попечителем. В кон. XIX - нач. XX в. в школе ежегодно обучалось до 200 чел. (История Христианской Церкви. 1901. С. 233). В наст. время школа Абетион состоит из 3 отд-ний: греческого, арабского и англо-арабского, в которых начальное и среднее образование получают до тысячи учащихся из Египта и Греции в соответствии с принятой в Греции образовательной программой.

В 1860 г. имп. Александром II на Синай была послана 2-я серебряная рака для мощей вмц. Екатерины, к-рая, как и рака 1689 г., находится в алтаре собора.

Вид на вост. часть кафоликона мон-ря вмц. Екатерины. После 548 г.
Вид на вост. часть кафоликона мон-ря вмц. Екатерины. После 548 г.

Вид на вост. часть кафоликона мон-ря вмц. Екатерины. После 548 г.

Утрата владений Е. в. м. в Сербии и в Дунайских княжествах, секуляризованных господарем Александру Кузой, и имущества др. греч. монастырей в период реформ 1858-1864 гг. вызвала экономический кризис обители.

В 1866 г. синаиты отправили Иерусалимскому патриарху жалобу на архиепископа, описывая его беспрецедентные злоупотребления и обвиняя в растрате монастырских средств, нарушениях монастырского устава и деспотическом образе правления (ссылки и избиения неугодных монахов). Иерусалимский патриарх Кирилл, сочувствуя синаитам, тем не менее не спешил удовлетворить их требования о суде над Кириллом Византийским, сознавая сложность этого процесса. В том же году братия Е. в. м. (6 июля) и насельники Джуванийского подворья (17 июля) заявили о низложении Кирилла Византийского, что было подтверждено соборными определениями синайского братства от 10 и 24 авг. 1866 г. (Воронов. 1872. № 7. С. 606-608; Κοντογιάννης. 1987. Σ. 177-186). На следующий год в Е. в. м. (21 янв.) прошли выборы нового архиепископа. Единогласно архиепископом с именем Каллистрат III был избран архим. Кирилл (Родикис), бывший с 1859 по 1861 г. дикеем Джуванийского подворья.

Когда К-польский патриарх Григорий VI выразил неодобрение действиям синаитов, те прибегли к суду Иерусалимского патриарха. Кирилл Византийский не явился после 3-кратного вызова в суд, и поэтому Синод Иерусалимской Церкви приступил к обсуждению синайского дела без него. Рассмотрев обвинения синаитов, Синод признал Кирилла Византийского виновным и объявил его лишенным синайских игуменства и архиепископии (23-24 авг. 1867). Об этом решении было сообщено окружными посланиями всем автокефальным правосл. Церквам, на к-рые с сочувствием и одобрением ответили патриархи Антиохийский и Александрийский, архиепископ Кипрский и Синод Элладской Церкви (Воронов. 1872. № 7. С. 628-632, 655; Κοντογιάννης. 1987. Σ. 187-189). 30 авг. новоизбранный Каллистрат был хиротонисан во архиепископа Синайского.

Однако Кирилл Византийский заявил о своей неподсудности Иерусалимскому патриарху и апеллировал к К-польскому патриарху и Высокой Порте. Вслед. этого Высокая Порта не утвердила суд над Кириллом Византийским и поручила К-польской Патриархии рассмотреть синайское дело вместе с патриархом Иерусалимским (Воронов. 1872. № 7. С. 660). Тогда по просьбе Кирилла II Иерусалимского Антиохийский и Александрийский патриархи Иерофей и Никанор выступили с заявлением, что «патриарх Иерусалимский по церковным законам имеет право суда над игуменом-архиепископом Синайским, что все сделанное им по синайскому делу совершенно законно и правильно и что патриарх Константинопольский, как и всякий другой, не имеет никакого права вмешиваться в это дело» (Там же. С. 661; Κοντογιάννης. 1987. Σ. 192-193). Вслед. согласного ходатайства патриархов Высокая Порта признала законность решения Иерусалимского Синода и утвердила избрание нового архиепископа.

В соглашении архиеп. Каллистрата III (1867-1885) с синайской братией помимо обычных пунктов о строгом следовании общежительному уставу, о совместном решении всех проблем с собором старцев, о запрете принятия в мон-рь безбородых юношей и т. д. подчеркивалась необходимость постоянного пребывания Синайского архиепископа в Е. в. м. с допущением отлучек из обители только по неотложным делам (Κονῖογιάννης. 1987. Σ. 201-202). Любивший заниматься садоводством и огородничеством Каллистрат III жил в зависимости от времени года либо в Е. в. м., либо в Эт-Туре. Им устроен большой сад у разрушенной ц. св. Апостолов и вне стен мон-ря близ ц. св. Трифона. В 1870 г. синайские отцы упразднили собор старцев в Джувании, что было связано с длительным отсутствием в Е. в. м. предшественников Каллистрата (Ibid. Σ. 222, 259). Однако эта мера была крайностью - Джуванийское подворье являлось центром экономической жизни и обеспечивало связь Е. в. м. с егип. и тур. властями. В Джувании пребывало 3 представителя Е. в. м.

В связи с конфликтной ситуацией в мон-ре, связанной с деятельностью синайского архим. Серафима, Иерусалимский патриарх Прокопий впервые за всю историю направил в Е. в. м. своего экзарха - Иоасафа, архиеп. Филадельфийского, что было сочтено прямым вмешательством в дела монастыря (Ibid. Σ. 231-232). 17 авг. 1873 г. экзарх возвратился в Иерусалим.

С сер. XIX в. Е. в. м. начали посещать рус. исследователи для работы в монастырском книгохранилище, одним из первых был архим. Порфирий (Успенский). В 1-й приезд в 1845 г. он обнаружил знаменитый Синайский кодекс Библии (IV в.), разделив честь открытия и введения в научный оборот этого манускрипта с нем. исследователем К. Тишендорфом. Во 2-й приезд в 1850 г. архим. Порфирием при помощи иером. Феофана (впосл. свт. Феофан Затворник) был составлен 1-й каталог греч. рукописей Е. в. м. В 1859 г. увезенный Тишендорфом из Е. в. м. Синайский кодекс был подарен им российскому имп. Александру II, в 1862 г. факсимильно издан в 4 томах, в 1863 г.- в 2 томах (только НЗ). В 1869 г. благодаря усилиям российского посла в К-поле гр. Н. П. Игнатьева и архим. Антонина (Капустина) приобретение Синайского кодекса было оформлено как дар Е. в. м. имп. Александру II. В свою очередь обитель получила 9 тыс. р., а архиеп. Каллистрат и нек-рые монахи были награждены орденами (Захарова. 2004).

В 1862 г. Е. в. м. посетил известный путешественник-востоковед, бывш. министр народного просвещения А. С. Норов, в 1865 г.- историк и общественный деятель Д. Д. Смышляев. В 1870 г. византинист, археолог и археограф, начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме архим. Антонин (Капустин) пробыл в Е. в. м. неск. недель и составил описание синайских рукописей (Лисовой Н. Н. Архимандрит Антонин (Капустин) - исследователь синайских рукописей: По страницам дневника // Церковь в истории России. М., 2000. Сб. 4. С. 197-225).

В 1871 г. синайским архим. Григорием была построена 3-ярусная колокольня, украшенная 9 колоколами, присланными из России.

После низложения в 1872 г. Иерусалимского патриарха Кирилла II в связи с вопросом о «болгарской схизме» российское правительство наложило секвестр на доходы с бессарабских имений, принадлежавших Иерусалимскому Патриархату (в т. ч. и на владения Е. в. м.).

Внутренний вид кафоликона мон-ря вмц. Екатерины
Внутренний вид кафоликона мон-ря вмц. Екатерины

Внутренний вид кафоликона мон-ря вмц. Екатерины

В эти годы условия жизни синайских насельников по-прежнему оставались крайне тяжелыми, поэтому не всякий инок, желавший нести свой подвиг на Синае, смог выдержать и преодолеть многочисленные трудности. Как сообщалось в 70-х гг. XIX в., «по тягости ли жизни, по скудости ли средств к существованию, по отдаленности ли Синая монахи остаются в ведении тамошнего монастыря не долго, редкий из них проживет там лет пять» (Монастырь на Синайской горе. 1875. С. 11). Н. П. Кондаков, специалист в области церковного искусства, побывавший на Синае в 1881 г., сообщает, что в Е. в. м. «монахи все из греков и один только русский, отец Симеон, из отставных, которого при нас не было - он ушел в Тифлис. Почтенный архиепископ... часто нам об о. Симеоне рассказывал, какой тот умный и ловкий, и как он его намерен в иеромонахи произвести, хотя он и неграмотный» (Кондаков. 1882. С. 46).

Избранный 9 авг. 1885 г. Синайским архиепископом Порфирий I (Павлидис), уроженец о-ва Закинф, прожил ок. 5 лет в мон-ре св. Екатерины в Киеве, управляя Киевскими подворьями, затем - в Молдавии и К-поле. Хиротонию он получил от Иерусалимского патриарха Никодима. Порфирий I отличался «выдающимся умом, энергией и дипломатическим тактом, прекрасно благоустроил монастырь во внутреннем и хозяйственном отношении и пользуется большим уважением на Синае и в Каире за свои высокие нравственные качества» (История Христианской церкви. 1901. С. 333).

В соглашении с синайской братией (17 окт. 1885) ради экономических интересов мон-ря архиепископу позволялось проживание в Джувании при условии посещения Е. в. м. 1 или 2 раза в год. В Джувании также восстанавливался собор старцев (Κοντογιάννης. 1987. Σ. 276, 281). После хиротонии Порфирий I нек-рое время жил в Е. в. м., затем поселился в Джувании, откуда управлял обителью при посредстве дикея и собора старцев. Во время избрания Порфирия I обитель находилась в тяжелом экономическом положении, а при оставлении им архиепископской кафедры (1904) мон-рь выплатил все долги, в его казне находилось 12 тыс. лир (Ibid. Σ. 285-286). Порфирий I заботился о каирской школе Абетион, открыл в Эт-Туре бесплатную школу для детей христиан и мусульман, в к-рой изучались греч., араб. и англ. языки; в Суэце им были приобретены участки и построены дома для синайских монахов и отправлявшихся в Е. в. м. паломников; были восстановлены здания Синайского подворья в Измире. Усилиями архиепископа мон-рю удалось частично получить компенсацию за секуляризованные синайские подворья в Румынии (Ibid. Σ. 286).

В 1893-1899 гг. было отстроено подворье Е. в. м. в каирском квартале Дахер. Открытие нового подворья и продажа Джувании без разрешения Александрийского патриарха вызвали острый конфликт с Софронием IV, потребовавшим удаления Синайского архиепископа со своей канонической территории (Ibid. Σ. 288-326). Иерусалимским патриархом Герасимом в апр. 1894 г. был отправлен в Александрию в качестве посредника архиграмматевс Св. Гроба архим. Фотий (Патриарх Александрийский в 1900-1925), проживавший в Е. в. м. в 1883-1890 гг. (после неутвержденного Высокой Портой избрания его на Иерусалимскую кафедру) (Ibid. Σ. 293). В результате переговоров патриарх Софроний IV признал учреждение нового Синайского подворья в Каире при условии пребывания Синайского архиепископа в Е. в. м. (посещение им подворья на незначительный срок должно было происходить с разрешения Александрийского патриарха), постоянного проживания на подворье не более 3 монахов-синаитов, сооружения молельной комнаты без алтаря вместо имевшейся в Джувании церкви (Ibid. Σ. 322-324). В мае 1894 г. Иерусалимский патриарх Герасим обратился к Софронию IV с просьбой позволить синаитам построить на подворье церковь (архиеп. Порфирий I заверял, что вход в нее будет с внутреннего двора), на что Александрийский патриарх ответил отказом (Ibid. Σ. 325). Конфликты из-за пребывания Порфирия I в Каире продолжались в течение всего последующего десятилетия.

В нач. ХХ в. резко сократилось число насельников в Е. в. м.- в 1902 г. там проживало только 17 монахов (Васильев. 1904. С. 45).

7 апр. 1904 г. из-за тяжелой болезни Порфирий I был вынужден оставить архиепископскую кафедру и поселился на о-ве Хиос, где скончался 15 июля 1909 г. (Κοντογιάννης. 1987. Σ. 331-332).

В кон. XIX - нач. XX в. из России на Синай по командировке и на средства созданного в 1882 г. Имп. Правосл. Палестинского об-ва (ИППО) приезжали такие ученые, как исследователи груз. древностей А. А. Цагарели (1883) и Н. Я. Марр (1902), историк-литургист А. А. Дмитриевский (1888), византинист А. А. Васильев (1902), канонист В. Н. Бенешевич (1907, 1908, 1911). К этому времени паломничество рус. христиан на Синай приняло не только регулярный, но и массовый характер. Представители ИППО принимали меры для облегчения рус. паломникам путешествия не только по Палестине, но и на Синай. Раз в год ИППО организовывало паломнический караван на Синай (Путеводитель по святым местам Востока. СПб., 1910. С. 101-102). В нач. ХХ в. действовало железнодорожное сообщение от Каира до Суэца и совершались пароходные рейсы до Эт-Тура, откуда путь на верблюдах до Синая занимал 2 суток.

Алтарная часть придела Неопалимой Купины кафоликона мон-ря вмц. Екатерины
Алтарная часть придела Неопалимой Купины кафоликона мон-ря вмц. Екатерины

Алтарная часть придела Неопалимой Купины кафоликона мон-ря вмц. Екатерины

24 апр. 1904 г. преемником Порфирия I был избран Порфирий II (Логофетис) с о-ва Лемнос. Он оставил ряд сочинений по истории мон-ря и воспоминания. Иерусалимским патриархом Дамианом был издан сигиллий по поводу хиротонии Порфирия II (17 окт. 1904). Согласно этому документу, для более удобного управления и руководства, а также для экономической и нравственной пользы мон-ря и братства архиепископ должен жить летом в мон-ре, а зимой в Эт-Туре и Египте, где его пребывания требуют интересы монастыря, но предварительно обязан испросить каноническое на это разрешение Патриарха Александрийского. Если интересы мон-ря потребуют его выезда за пределы Египта, то он должен и это исполнить, но после предварительного согласия и решения собора старцев, причем в их постановлении следует обозначить время заграничного пребывания архиепископа (Померанцев. 1906. С. 101-102). Подчеркивалось соблюдение общежительного устройства и запрещение мясоедения.

После первой мировой войны и Октябрьской революции в России Е. в. м. утратил свои подворья в Российской империи, а в нач. 20-х гг. ХХ в.- в Турции. Известно, что до 1914 г. греч. Екатерининский мон-рь в Киеве ежегодно получал из казны 746 р. и в 1908 г. в нем под началом архимандрита подвизались 4 монаха и 11 послушников (Денисов Л. И. Православные мон-ри Российской империи. М., 1908. С. 305). Вплоть до 1914 г. в Е. в. м. из Каира ежегодно отправлялся рус. имп. караван с припасами.

Порфирий II заботился о благосостоянии Е. в. м., поддерживал хорошие отношения с англ. властями, в т. ч. благодаря личной дружбе с гр. Г. Г. Китченером (ΘΗΕ. Τ. 10. Σ. 558). 29 июля 1926 г., после ухода на покой Порфирия II, Е. в. м. возглавил архиеп. Порфирий III (Павлинос) (1878-1968) с о-ва Эвбея.

5 нояб. 1932 г. подписанием соглашения между Патриархом Александрийским Мелетием II и архиеп. Синайским Порфирием III был решен вопрос о каноническом статусе подворья Е. в. м. в Каире. Согласно этому соглашению, местом пребывания архиепископа Синайского и собора синайских старцев является Е. в. м., тогда как на Каирском подворье, являющемся его представительством, допускается пребывание не более 3 монахов-синаитов, находящихся в ведении Александрийского Патриарха. Синайский архиепископ не имеет права проживать на Каирском подворье, за исключением определенного срока, разрешенного Александрийским Патриархом. Синайский архиепископ может совершать церковные службы на подворье только с благословения Александрийского Патриарха, поминая за службой его, а не Иерусалимского Патриарха. На подворье может совершаться только литургия, но не крещения, венчания, отпевания и панихиды (Παντελάκης. 1939. Σ. 89-91).

В 1934-1935 гг. была завершена постройка ц. Св. Троицы на вершине горы Моисея; росписи выполнены в 1937 г. По соглашению в Монтрё (Швейцария) (1937) братия Е. в. м. может пополняться насельниками из Греции.

В 1939 г. были построены гостиница для паломников и картинная галерея. В годы второй мировой войны Каирское подворье Е. в. м. служило местом проведения офиц. мероприятий греч. правительством в изгнании. От нем. бомбардировок сильно пострадали подворья Е. в. м. на Крите (Казновецкий А., прот. Кончина архиеп. Синайского и Раифского Порфирия III // ЖМП. 1969. № 4. С. 56).

В 1951 г. на пожертвования проживающих в Египте греков у юж. стены мон-ря был построен новый корпус, в к-ром были размещены резиденция архиепископа, братская трапезная, б-ка и собрание икон.

В 1953 г. в Египте была свергнута монархия и провозглашена республика. После избрания в 1956 г. Президентом Египта Г. А. Насера последовали вторжение на территорию страны англо-франко-израильских войск и 3-месячная оккупация Синайского п-ова, в т. ч. Е. в. м., израильтянами.

В 1957 г. состоялся обмен письмами между митр. Крутицким и Коломенским Николаем и архиеп. Порфирием III, а еще через неск. лет представители РПЦ получили возможность посетить Е. в. м. В сент. 1966 г. в Е. в. м. и на его подворье в Каире состоялось празднование 1400-летия основания обители, в котором приняли участие представители всех Поместных Православных Церквей, а также кор. Греции Константин II. Архиеп. Порфирий III пригласил представителей РПЦ принять участие в этих торжествах. На Синай была направлена делегация РПЦ в следующем составе: еп. Подольский Владимир (Котляров) (ныне митрополит С.-Петербургский и Ладожский), представитель Московского Патриархата при Патриархе Антиохийском (глава делегации); прот. Матфей Стаднюк, в то время настоятель рус. Александро-Невского храма в Александрии, и прот. Иаков Ильич († 1981), тогда настоятель подворья Московского Патриархата в Бейруте. Члены делегации приняли участие в праздничных богослужениях; владыка Владимир огласил послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Владимир (Котляров), еп. Юбилейные торжества, посвящ. празднованию 1400-летия основания мон-ря св. вмц. Екатерины на Синае // ЖМП. 1967. № 1. С. 55-60). Относительно числа монашествующих в Е. в. м. в 1966 г. имеются противоречивые сведения: 12 чел. (Там же. С. 59) или 32 чел. (ΘΗΕ. Τ. 11. Σ. 178).

В результате арабо-израильской войны 1967 г. Синайский п-ов, включая Е. в. м., вновь был оккупирован израильскими войсками. Архиеп. Синайский Порфирий III переехал на монастырское подворье в Каире, где и скончался в 1968 г. Там же в 1969 г. его преемником был избран архиеп. Григорий II (1912-1973), выпускник школы Абетион, преподававший в ней в течение мн. лет. Григорий II является автором 18 книг по истории Синая, им составлен каталог старопечатных книг синайской б-ки (Казновецкий А., прот. Новый предстоятель Синайской архиепископии // ЖМП. 1969. № 10. С. 48). Из-за арабо-израильского конфликта хиротония Григория II была произведена не в Иерусалиме, а в Афинах 3 митрополитами, направленными туда Иерусалимским Патриархом Венедиктом (2 февр. 1969). Затем под покровительством международной орг-ции Красного Креста Григорий II прибыл к месту служения - в Е. в. м. (Там же. С. 48-49).

В ходе паломнической поездки, предпринятой Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Пименом по странам Ближ. Востока (с 28 апр. по 25 мая) в 1972 г., возглавлявшаяся им делегация не смогла посетить Синай и была вынуждена ограничиться визитом на Синайское подворье в Каире. Синайский архиеп. Григорий вручил орден св. Екатерины Патриарху Пимену (Пимен, патриарх Московский и всея Руси. Речь во время визита в Синайское подворье в Каире 3 мая 1972 г. // ЖМП. 1972. № 8. С. 16-17; Дымша С., свящ. Паломничество Предстоятеля Русской Православной Церкви // Там же. С. 21).

В сент. 1973 г. скончался архиеп. Григорий II, а в окт. началась арабо-израильская война, в результате которой Египет восстановил свой суверенитет над частью Синайского п-ова. 23 дек. 1973 г. архиепископом Синайским, Фаранским и Раифским был избран Дамиан. Он организовал 1-ю в истории мон-ря клинику для оказания помощи бедуинам, в к-рой в течение 20 лет работал врачом. В 1974 г. в Е. в. м. подвизались 23 монаха (Синайская Архиепископия // ЖМП. 1974. № 12. С. 55).

В 1974 г., после тур. вторжения на Сев. Кипр, в зоне оккупации оказалось 2 подворья Е. в. м.

25 мая - 7 июля 1975 г., во время ремонта пострадавших от пожара 30 нояб. 1971 г. строений сев. стены (парекклисиона св. Георгия и старого скевофилакиона), была найдена замурованная келья, в к-рой находилось большое число фрагментов рукописей (в т. ч. на папирусе) на греч., сир., араб., груз., слав. и др. языках. Среди находок - листы из Синайского кодекса Библии (см. подробнее в разд. «Библиотека»).

Церковь мч. Трофима. Сер. XIX в.
Церковь мч. Трофима. Сер. XIX в.

Церковь мч. Трофима. Сер. XIX в.

В 1976 г. были отреставрированы нартекс соборного храма и интерьер мечети, отремонтирована расположенная в зап. стене гостиница, предназначенная для проживания офиц. посетителей и ученых, открыты древние замурованные ворота в зап. стене. Впосл. из-за значительно возросшего числа посещающих Е. в. м. паломников и туристов была построена новая гостиница вне стен мон-ря.

В кон. 70-х - нач. 80-х гг. в печати появилось сообщение о том, что егип. власти были намерены воздвигнуть внушительных размеров монумент и построить туристический кемпинг близ Е. в. м. Это вызвало озабоченность братии мон-ря, и архиеп. Дамиан направил властям Египта представление с просьбой «не нарушать духа иноческого уединения и безмолвия Богошественной горы Синайской» (Синайская Архиепископия // ЖМП. 1980. № 6. С. 48).

В последние годы ведутся работы по восстановлению принадлежащих Е. в. м. скитов и келлий на Синайском п-ове. Помимо церквей и аскитириев, расположенных близ Е. в. м., в наст. время действуют подворье в Эт-Туре с ц. во имя вмч. Георгия и в 5 км от Эт-Тура кафизма Хаммам-Муса, близ развалин древнего Фарана - исихастирий с ц. прор. Моисея, где подвизаются 5 монахинь, новая кладбищенская церковь, посвященная св. бессребреникам Косме и Дамиану и Успению Пресв. Богородицы, в 5 км от сел. Тарфа - исихастирий с ц. Собора Синайских святых, где проживают 2 монахини (Δίπτυχα. 2008. Σ. 1050) (подробнее см. в ст. Синайская, Фаранская и Раифская архиепископия).

В наст. время мон-рь имеет следующие владения за пределами Египта: в Ливане (в Триполи), в Турции (в К-поле), на Кипре, в Греции (2 подворья в Афинах, 3 на Крите, в Фессалонике, в Янине, на о-ве Закинф и в Алепохори, близ Мегары) (Ibid. Σ. 1050-1051).

В 2001 г. было открыто новое здание ризницы-музея, освященное Патриархами К-польским Варфоломеем, Александрийским Петром VII и Иерусалимским Иринеем, в к-ром размещены наиболее ценные иконы, церковные облачения и утварь. В 2002 г. на 26-й сессии ЮНЕСКО в Будапеште комплекс Е. в. м. был включен в список памятников мирового культурного наследия.

Ист.: Описание святой и богошественной горы Синайской, сочиненное на греч. языке блаженнейшим папою и патриархом Александрийским кир Герасимом. М., 1783; Пешеходца Василия Григоровича-Барскаго-Плаки-Албова, уроженца Киевскаго, мон. Антиохийскаго, путешествие к Святым местам, в Европе, Азии и Африке находящимся, предпринятое в 1723 и оконченное в 1747 году, им самим писанное. СПб., 1785, 18005; То же, изм. загл.: Странствования Василия Григоровича-Барского по Святым местам Востока с 1723 по 1747 г. СПб., 1885-1887. 4 ч.; Путешествие [К. Ф.] Вольнея в Сирию и Египет, бывшее в 1783, 1784, 1785 гг. М., 1793. Ч. 2; Посетитель и описатель Святых мест, в 3-х ч. света состоящих, или Путешествие Мартына Баумгартена… в Египет, Аравию, Палестину и Сирию. СПб., 1794; Путешествие к Святым местам, находящимся в Европе, Азии и Африке, совершенное в 1820 и 1821 гг. села Павлова жителем Киром Бронниковым. М., 1824; Хожение Трифона Коробейникова в Иерусалим, Египет и на Синайскую гору // Сказания рус. народа / Собр.: И. П. Сахаров. СПб., 18493. Т. 2. Кн. 8. С. 135-158; Уманец А. А. Поездка на Синай с приобщением отрывков о Египте и Святой Земле. СПб., 1850. 2 ч.; Порфирий (Успенский), архим. Первое путешествие в Синайский мон-рь в 1845 г. СПб., 1856; он же. Второе путешествие в Синайский мон-рь в 1850 г. СПб., 1856; Каминский В. К. Воспоминания поклонника Св. Гроба. СПб., 1859; Дневные заметки во время путешествия по святым местам Востока Киево-Печерской Лавры иером. Иерофея в 1857 и 1858 гг. К., 1863; Логвинович В. И. Путешествие во Святую землю и др. места Востока. К., 1873; Паломники-писатели петровскаго и послепетровскаго времени или путники во град Иерусалим / Ред.: архим. Леонид (Кавелин) // ЧОИДР. 1874. Кн. 3. С. 27-54 (отд. паг.); Смышляев Д. Д. Синай и Палестина: Из путевых заметок 1865 г. Пермь, 1877; Норов А. С. Иерусалим и Синай: Зап. 2-го путешествия на Восток. СПб., 1878; Кондаков Н. П. Путешествие на Синай в 1881 г. Од., 1882. (ЗИНУ; 33) (рец.: Стасов В. В. // ЖМНП. 1883. Апр. отд. 2. С. 325-346); Путешествие св. Саввы, архиеп. Сербского, 1225-1237 гг. // ППС. 1884. Т. 2. Вып. 2(5); Записки Саратовского Спасо-Преображенского мон-ря иером. Паисия, путешествовавшего в Иерусалим, на Синай и Афонскую гору в 1841 г. // ЧОЛДП. 1887. № 8. Отд. 3. С. 59-76; Хождение купца Василия Познякова по святым местам Востока, 1558-1561 гг. // ППС. 1887. Т. 6. Вып. 3(18); Князев А. Странствования русского слепца-паломника: Памяти слепца Г. И. Ширяева // Странник. 1889. № 3. С. 482-505; № 4. С. 705-727; № 5. С. 96-119; Описание Турецкой империи, сост. русским, бывшим в плену у турок во 2-й пол. ХVII в. / Ред.: П. А. Сырку // ППС. 1890. Т. 10. Вып. 3(30). Прил. 1: Челобитная В. Полозова; Житие и хождение в Иерусалим и Египет казанца Василия Яковлева Гагары в 1634-1637 гг. // Там же. 1891. Т. 11. Вып. 3(33); Паисий Агиапостолит. Описание Св. горы Синайской и ее окрестностей в стихах, написанное между 1577 и 1592 гг. // Там же. Т. 12. Вып. 2(35); Хождение священноинока Варсонофия ко св. граду Иерусалиму в 1456 и 1461-1462 гг. / Ред.: С. О. Долгов // Там же. 1896. Т. 15. Вып. 3(45); Елисеев А. В. По белу свету: Очерки и картины из путешествий по трем частям Старого света. СПб., 1901. Т. 1; Восемь греч. описаний Св. мест XIV, XV и XVI вв. // Там же. 1903. Т. 19. Вып. 2(56); Καλλίνικος (Δελικάνης), ἀρχιεπ. Τὰ ἐν τοῖς κώδιξι τοῦ Πατριαρχικοῦ ᾿Αρχειοφυλακείου σωζόμενα ἐπίσημα ἐκκλησιαστικὰ ἔγγραφα. Κωνσταντινούπολις, 1904. Τ. 3. Σ. 453-463; Кусмарцев П. И. В землю Завета вечного. Саратов, 1904; Путешествие Халиля Саббага на Синайскую гору // аль-Машрик. 1904. Т. 6 (на араб. яз.); Eutych. Annales. 1906. Pars 1. P. 202-204; Мат-лы для истории архиепископии Синайской горы / Предисл.: А. И. Пападопуло-Керамевс; Пер.: В. В. Латышев // ППС. 1908. Вып. 58. Т. 1 [греч. текст]; 1909. Т. 2 [рус. пер.]; Accedunt Annales Yahia Ibn Said Antiochensis / Ed. L. Сheikho. Beryti; P., 1909. Pars 2. P. 15, 204-205, 227-233. (CSCO; 51. Arab.; 7); Попов А. П., прот. Младший Григорович: Новооткр. паломник по св. местам XVIII в. Кронштадт, 1911 [Выдержки из записок путешественника Луки Степановича Зеленского-Яценко (в рясофоре Леонид, в мантии Леонтий, архим. посольской церкви в Константинополе с 1766 по 1807 г.]; Путешествие иером. Ипполита Вишенского в Иерусалим, на Синай и Афон (1707-1709 гг.) / Изд., введ.: С. П. Розанов // ППС. 1914. Т. 21. Вып. 1(61); Хованский С. А. Путешествие по Святым местам. Серг. П., 1915; The Pilgrimage of Arnold von Harff, Кnight: From Cologne through... Palestine. Nendeln, 1967; The Book of Sir John Maundeville. A. D. 1322-1356 // Early Travels in Palestine. N. Y., 1969. P. 127-282; Фрескобальди Л. Путешествие во Святую землю // Восток-Запад: Исслед., переводы, публ. М., 1982. [Вып. 1.] С. 17-46; Гуччи Дж. Путешествие ко Святым местам // Там же. С. 70-106; Τὸ Γεροντικὸν τοῦ Σινᾶ / ᾿Επ. Δ. Γ. Τσάμης. Θεσσαλονίκη, 1988; Burckhardt J. L. Travels in Syria and the Holy Land. L., 1992; Пятницкий Ю. А. Жалованная грамота 1689 г. мон-рю св. Екатерины на Синае // Россия и Христ. Восток. М., 2004. Вып. 2/3. С. 448-450 [публ. текста]; Чеснокова Н. П. Описание Синайской горы 1686 г. из собр. РГАДА // Там же. С. 430-433 [публ. текста].
Лит.: Порфирий (Успенский), архим. Синайский полуостров // ЖМНП. 1848. Нояб. Отд. 2. С. 137-170; он же. Синайская обитель // Там же. Дек. Отд. 2. С. 171-210; Муравьев А. Н. Сношения России с Востоком по делам церковным. СПб., 1858. Т. 1; Антонин (Капустин), архим. Из записок синайского богомольца // ТКДА. 1871. № 2. С. 375-407; № 4. С. 68-104; № 8. С. 274-332; 1872. № 5. С. 272-342; 1873. № 3. С. 363-434; № 9. С. 324-400; Воронов А. Д. Синайское дело: Из истории синайского управления // ТКДА. 1871. № 5. С. 330-401; 1872. № 2. С. 273-315; № 7. С. 594-668; Малышевский И. И. Александрийский патр. Мелетий Пигас и его участие в делах Рус. Церкви. К., 1872. Т. 1; Монастырь на Синайской горе и значение его для христианства на Востоке. СПб., 1875; Каптерев Н. Ф. Русская благотворительность Синайской обители в XVI, XVII и XVIII ст. // ЧОЛДП. 1881. № 10/11. С. 363-414; он же. Сношения Иерусалимских патриархов с рус. правительством // ППС. 1895. Т. 15. Вып. 1(43). Ч. 1: С пол. XVI до кон. XVIII ст.; Дмитриевский А. А. Путешествие по Востоку и его науч. результаты. К., 1890; История Христианской Церкви в XIX в. СПб., 1901. Т. 2; То же, изм. загл: История Православной Церкви в XIX в. Серг. П., 1998р; Васильев А. А. Поездка на Синай в 1902 г. // СИППО. 1904. Т. 15. Вып. 3. С. 173-181; он же. Заметки о нек-рых греч. рукописях житий святых на Синае // ВВ. 1907. Т. 14. Вып. 2/3. С. 276-333; Соколов И. И. Константинопольская Церковь в XIX в. СПб., 1904. Т. 1; он же. Александрийские документы, относящиеся к истории Правосл. Церкви в Египте в XVIII и XIX ст. // ППС. 1916. Вып. 62; Померанцев И. Об управлении Синайского мон-ря // СИППО. 1906. Т. 17. Вып. 1. С. 94-103; Cheikho L. Les archevêques du Sinai // MFO. 1907. Vol. 2. P. 408-421; Бенешевич В. Н. Отчет о [2-й] поездке в Синайский мон-рь св. Екатерины летом 1908 г. // ИИАН. Сер. 6. 1908. № 14. С. 1145-1148; он же. Отчет о [3-й] поездке за границу летом 1911 г. // Там же. 1911. № 16. С. 1097-1104; он же, ред. Памятники Синая археологические и палеографические. Л., 1925. Вып. 1; Мат-лы для биографии еп. Порфирия (Успенского) / Ред.: П. В. Безобразов. СПб., 1910. 2 т.; Описание греч. рукописей мон-ря св. Екатерины на Синае / Ред., доп.: В. Н. Бенешевич. СПб., 1911. Т. 1: Замечательные рукописи в б-ке Синайского мон-ря и Синаеджуванийского подворья, описанные архим. Порфирием (Успенским). Пг., 1917. Т. 3. Вып. 1: Рукописи; Поггенполь Н. В. Путешествие на Синай. СПб., 1912; Eckenstein L. A History of Sinai. L., 1921; Παντελάκης ᾿Ε. Γ. ῾Η ῾Ιερὰ Μονὴ τοῦ Σινᾶ. ᾿Αθῆναι, 1939; Die mamlukischen Sultansurkunden des Sinai-Klosters / Hrsg. H. Ernst. Wiesbaden, 1960; Labib M. Pèlerins et voyageurs au mont Sinaï. Le Caire, 1961; Stern S. M. A Fatimid Decrees: Original Documents from the Fatimid Chancery. L., 1964; idem. Petitions from the Ayyubid Period // Idem. Coins and Documents from the Medieval Middle East. L., 1986; idem. Two Ayyubid Decrees from Sinai // Ibid. P. 9-38; idem. Petitions from the Mamluk Period // Ibid. P. 233-276; Chitty D. The Desert a City: An Introd. to the Study of Egyptian and Palestinian Monasticism under the Christian Empire. Oxf., 1966; Shevchenko I. The Early Period of the Sinai Monastery in the Light of Its Inscriptions // DOP. 1966. Vol. 20. P. 255-264; Mayerson Ph. An Inscription in the Monastery of St. Catherine and the Martyr Tradition in Sinai // DOP. 1976. Vol. 30. P. 375-379; idem. Procopius or Eutychius on the Construction of the Monastery at Mount Sinai: Which Is the More Reliable Source? // BASOR. 1978. N 230. P. 33-38; Nasrallah. Histoire. Vol. 2(2). P. 13-14; Vol. 3(1). P. 71-76; Vol. 3(2). P. 82-88; Finkelstein I. Byzantine Monastic Remains in the Southern Sinai // DOP. 1985. Vol. 39. P. 39-75, 77-79; Κοντογιάννης Σ. Το Σιναϊτικὸν ζήτημα (16-19 αι.). ῾Ιεροσόλυμα, 1987; Griffith S. The Monks of Palestine and the Growth of Christian Literature in Arabic // The Muslim World. 1988. Vol. 78. P. 1-28; Весела З. К вопросу о положении христ. Церкви в Османском гос-ве // Османская империя: Гос. власть и соц.-полит. структура. М., 1990. С. 118-131; Августин (Никитин), архим. Синайский мон-рь и Россия: Рус. благотворительность Синайской обители // Россия, Запад и мусульм. Восток в новое время. СПб., 1994. С. 91-122; он же. Рус. паломники у христ. святынь Египта. СПб.; М., 2003; Подвижники благочестия, процветавшие на Синайской горе и в ее окрестностях. К источнику воды живой: Письма паломницы IV в. М., 1994h; Монастыри св. Екатерины: Синай-Россия: Посвящ. 340-летию Св.-Екатерининского муж. мон-ря в России. М., 1998; Richards D. Some Muslim and Christian Documents from Sinai Concerning Christian Property // Law, Christianity and Modernism in Islamic Society. Leuven, 1998. P. 161-170; Tzaferis V. Early Christian Monasticism in the Holy Land and Archaeology // The Sabaite Heritage in the Orthodox Church from the 5th Cent. to the Present. Leuven, 2001. P. 317-321; Захарова А. В. Обзор мат-лов российских архивов о приобретении Синайской Библии // Чт. памяти проф. Н. Ф. Каптерева, 2-е: Мат-лы. М., 2004. С. 33-45; Пятницкий Ю. А. Жалованная грамота 1689 г. мон-рю св. Екатерины на Синае // Россия и Христ. Восток. М., 2004. Вып. 2/3. С. 434-448 [исслед.]; Чеснокова Н. П. Описание Синайской горы 1686 г. из собр. РГАДА // Там же. С. 418-433 [исслед.]; она же. Реликвии христ. Востока в России в сер. XVII в.: По мат-лам Посольского приказа // ВЦИ. 2007. № 2(6). С. 91-128; Mouton J.-M., Popesku-Belis A. Une description du monastère Sainte-Catherine du Sinaï au XIIe siècle: Le manuscrit d'Abu  l-Makarim // Arabica. 2006. T. 53. Fasc. 1. P. 1-53; Панченко К. А. Монастыри и бедуины в османской Палестине и на Синае (XVI - 1-я пол. XIX в.) // Вестн. ПСТГУ. Сер. 3: Филология. 2007. № 1(7). С. 68-98.
Э. П. А., архим. Августин (Никитин), диак. Игорь Якимчук

Грузины

На Синае грузины (монахи Микаел и Евстати) появились не позднее VI в. (Памятники Синая. 1925. С. IX; Менабде. Очаги. 1980. Т. 2. С. 45-46).

Наиболее ранние источники, свидетельствующие о пребывании грузин на Синае, относятся к IX в., когда груз. книжники и монахи, теснимые в Палестине мусульм. экспансией, перевезли на Синай монастырские б-ки из мон-рей св. Саввы Освященного (Сабацминда), Палавры (от Παλαιὰ λαύρα - Старая лавра) и др. Сведения о грузинах, пребывавших в Е. в. м. в араб. период и эпоху крестоносцев, содержатся во мн. колофонах и записях пилигримов, сохранившихся в груз. рукописях скриптория Е. в. м., а также в ктиторских надписях пожертвованных на Синай икон и груз. эпиграфике (Клдиашвили. 1989. C. 117-135; Схиртладзе. 1998. С. 61-72).

Ворота Исповедания близ мон-ря вмц. Екатерины
Ворота Исповедания близ мон-ря вмц. Екатерины

Ворота Исповедания близ мон-ря вмц. Екатерины

На Синае груз. книжники продолжили лит. деятельность и создали крупный центр груз. письменности, т. н. синайскую лит. школу. В 864 г. учеником прп. Григория Хандзтийского переписчиком Макаром Лететели в дар синайской груз. общине был преподнесен созданный в лавре св. Саввы Освященного Синайский Многоглав (Sinait. Iber. 32-57-33, 864 г.) - наиболее ранняя датированная груз. рукопись, содержащая 50 сочинений 18 отцов Церкви. В IX-X вв. на Синае трудились книжники и каллиграфы Иоанн Минчхи , Иоанн-Зосим, Иоанн Кумурдойский, Микаел Катамонели, Квирике Мидзнадзорели, Езра Кобулеанисдзе и др.

Груз. монахи подвизались в ц. прор. Моисея на горе Хорив (X-XI вв.; Sinait. Iber. 15, 19; груз. эпиграфика церкви), в ц. во имя Пресв. Богородицы близ ц. прор. Илии на горе Хорив (XII-XIII вв.; Sinait. Iber. 81) и др. В рукописи Sinait. Iber. 6 (984) сделана запись о пребывании грузин в Синацминда (груз. Святой Синай): речь могла идти как о Синае в целом, так и о Е. в. м. (Tarchnisvili. 1958. Р. 179; Chitty. 1995. Р. 169; Алексидзе. 2000. С. 16-18).

Однако основным средоточием груз. диаспоры на Синае был Е. в. м., во многих груз. источниках упоминаемый как монастырь «Купины», «Богоматери Купины» (Макловани, Маклуана, от груз. მაყლოვანის, მაყლუანას ღმრთისმშობელი მონასტერი) (Цагарели. 1889. № 55; Sinait. Iber. 70, 72, 76,77). В Е. в. м. грузинам принадлежали церкви во имя ап. Иоанна Богослова (X в.; Цагарели. № 84; Sinait. Iber. 2) и вмч. Георгия (XIII-XV вв.; Sinait. Iber. 17, 69, 74, 77, 96), а также пещерная келья блж. Квирикия.

Парекклисион св. Иоанна Крестителя
Парекклисион св. Иоанна Крестителя

Парекклисион св. Иоанна Крестителя

Особенно заметную роль груз. община играла на Синае и в Е. в. м., активное участие в управлении к-рым она принимала, в X-XI вв. Известны имена 2 груз. иереев этого периода - Микаела (974) и дикея Е. в. м. Квирике Мидзнадзорели (977-982) из монастыря Мидзнадзори в Тао-Кларджети, ученика и последователя Иоанна (Зосима). В 80-х гг. X в. Квирике провел в Е. в. м. строительные работы, что было сопряжено с неудобствами, связанными с ночлегом в кафоликоне паломников-арабов. К вратам главной церкви он пристроил небольшую ц. ап. Иоанна Богослова, а для паломников-арабов - странноприимные дома (не сохр.). Квирике заботился о монастырской б-ке, куда жертвовал мн. книг (Sinait. Iber. 2. Л. 20, после 987 г.- The New Finds of Sinai. 2005). В X в. груз. монахи уже совершали в Иоанно-Богословской церкви богослужения на груз. языке - в один из созданных в Е. в. м. литургических сборников X в. (Sinаit. Iber. 54) включена великая ектения, содержащая возгласы о мире «в Картли» (в Грузии), о защите ее границ, «об умиротворении царей и мтаваров», об изгнании врагов, о возвращении пленных, об утверждении христианства. Вероятно, к этому времени поминание за литургией груз. царей и молитвы о благе Грузии уже могли иметь традиц. характер. Кодикологическое изучение груз. рукописного фонда Е. в. м. показало высокую изношенность рукописей XI-XIV вв., что доказывает активное их использование в это время.

В нач. XII в. у сев. стены ограды Е. в. м. груз. царем св. Давидом IV Строителем были возведены груз. ц. вмч. Георгия и прилегающие к ней кельи (КЦ. 1955. Т. 1. С. 352-353). В древнеарм. переводе «Картлис Цховреба» есть уточнение: «Он (Давид.- Д. К.) выстроил монастырь, которому ежегодно посылал тысячи и десятки тысяч червонцев; но кто станет вести счет книгам и предметам, предназначенным для религиозных целей» (Древнеарм. перевод. 1953. С. 253). Эти сведения подтверждаются в колофонах рукописей Sinait. Iber. 70 и Sinait. Iber. 10; в последней содержится выполненный на мхедрули автограф царя св. Давида, где говорится о том, что он послал эту рукопись в дар Е. в. м. (Клдиашвили. 1989. С. 127-128).

В 50-х гг. XIX в. была открыта хранившаяся в Е. в. м. груз. живописная икона вмч. Георгия с греч. надписью: ΠΙΣΤΟ[Σ] ΒΑΣΙΛ[ΕΥΣ] ΠΑΣ[ΗΣ] ΑΝΑΤΟΛ[ΗΣ] Ο ΠΑΓΚΡΑΤΟΝΙΑΝΟΣ (Верный царь всей Анатолии Пангратониан). На правой стороне иконы был изображен юный груз. царь, представленный фронтально в полный рост, в царском одеянии (виссон и лор), в низкой короне с крестом по центру и жемчужными перпендулиями. В руках инсигнии власти - лабарум и свиток. Еп. Порфирий (Успенский) выдвинул предположение, что юноша - это царь св. Давид, а свиток - хрисовул, посланный им на Синай в связи с постройкой церкви (Порфирий (Успенский), еп. 1856. С. 167; Клдиашвили. 1989. C. 117-135; Kldiashvili. 1989. Р. 107-135). В. Н. Бенешевич изучил в нач. XX в. расположенные между фигурами, сильно поврежденные ктиторские надписи иконы: греческую, в которой упоминается Давид (δανίδ), и грузинскую, выполненную на нусхури: † ლ[ოცვა ყავ] წმ(ი)დაო მა[რტჳლო გ(იორგ)ი] ა[- -]მ[- - - -]ბ(?)ჲ [- - -]ლ(?)ე მ(?)[-]ტჳ დ(ავი)[თ] [აფხაზთ]ა, ჟართ[ვე]ლთ[ა], რანთა, [კახ]თა მპყ[რ(ო)ბ](ე)ლსა ღ(მერთ)მ[(ა)ნ] [შ(ეუნდვე)]ნ [ცოდვანი]. ამ(ე)ნ. (Моли, святый великомучениче Георгие... Господа отпустить грехи Давиду, Владыке абхазов, картвелов, ранов, кахов. Аминь). Результаты исследования также позволили Бенешевичу отождествить портрет неизвестного царя с ктиторским изображением царя св. Давида, сопоставить заказ иконы с постройкой ц. вмч. Георгия и тем самым датировать написание образа приблизительно 1104 г. (Бенешевич. 1912. C. 62-64; Клдиашвили. 1989. С. 117-135; Kldiashvili. 1989. Р. 107-135; она же. 2008. С. 53-57). На Синае сохранилось сравнительно позднее предание (XIX в.), связывающее имя царя св. Давида также и со строительством церквей на горе Хорив и в долине Леджа (Порфирий (Успенский). 1885. C. 188-196; Цагарели. 1888. C. 131-132).

Лист из синайского кодекса Библии. IV в. (Sinait. gr. МГ 1)
Лист из синайского кодекса Библии. IV в. (Sinait. gr. МГ 1)

Лист из синайского кодекса Библии. IV в. (Sinait. gr. МГ 1)

В кон. XII - нач. XIII в. богатые пожертвования Синаю делала царица св. Тамара, в период ее правления груз. паломники на Св. земле и Синае получили нек-рые права и привилегии, к-рыми пользовались до XVII в.: напр., грузины были освобождены от уплаты налогов в мусульм. странах и Иерусалиме, было запрещено грабить или оскорблять груз. монахов и пилигримов и т. д. (КЦ. 1959. Т. 2. С. 352-353; Киракос Гандзакеци. 1976. C. 119-120).

Согласно груз. и араб. припискам-завещаниям, содержащимся в рукописях XIII-XIV вв., присутствие грузин в Е. в. м. в этот период из-за частых набегов на мон-рь бедуинов было непостоянным. Так, в колофоне рукописи Sinait. Iber. 74 (XIII-XIV вв.) описан случай, когда после смерти единственного на тот момент в Е. в. м. груз. мон. Тевдоре (Шариданисдзе), жившего при ц. вмч. Георгия, его келью надо было закрыть, а церковную утварь, принадлежавшую груз. общине, «перепрятать до их (грузин.- Д. К.) прихода на Синай». В колофоне груз. Часослова XIII в. (Sinait. Iber. 26. Л. 194) из ц. вмч. Георгия названы имена игумена Николоза, монахов Соломона и Григола.

С сер. XIV в. число груз. братии Е. в. м. и груз. паломников на Синае значительно возросло, что было обусловлено доброжелательным отношением к груз. центрам в Палестине и на Синае мамлюков, даровавших грузинам ряд привилегий и иммунитетов (Цагарели. 1888. С. 51- 60; Джапаридзе. 1994. С. 208-218; Abu-Maneh. 1984). Свидетельства иностранных пилигримов - неизвестного духовного лица из Кёльна (ок. 1355), Иоанна Хильдесхаймского (1360-1375), доминиканского мон. Феликса Фабера (1483), митр. Родосского Паисия Агиапостолита (1577- 1592) и др., а также груз. паломнические надписи на главной дороге, ведущей в Е. в. м., подтверждают значимость груз. общины в этот период (Stone. 1982. Р. 171-179, 243-249).

В XIV-XV вв. ц. вмч. Георгия стала главным скрипторием груз. рукописей на Синае: в груз. и араб. колофонах рукописей XIII-XIV вв. под «грузинским храмом» подразумевается именно она. В араб. приписке к груз. рукописям (Sinait. Iber. 74) еп. Синайский Герман замечает, что в принадлежащих грузинам кельях ц. вмч. Георгия «Богом даровано право жить… только грузинским монахам, и, если никто из них там не живет, пусть они будут закрыты до их прихода» (Л. 194). Из синодика ц. вмч. Георгия и поздних (XIV-XVI вв.) приписок к груз. рукописям известно, что груз. цари, мтавары и груз. монахи прилагали немалые усилия, чтобы сохранить свои позиции на Синае.

Карта мира и рая с персонификациями ветров и океана. Миниатюра из Топографии Космы Индикоплова. Нач. XI в. (Sinait. gr. 1186. Fol. 66v)
Карта мира и рая с персонификациями ветров и океана. Миниатюра из Топографии Космы Индикоплова. Нач. XI в. (Sinait. gr. 1186. Fol. 66v)

Карта мира и рая с персонификациями ветров и океана. Миниатюра из Топографии Космы Индикоплова. Нач. XI в. (Sinait. gr. 1186. Fol. 66v)

В нач. XV в. один из книжников, трудившихся в ц. вмч. Георгия, иером. Елисе (Чиданисдзе), составил груз. Синодик Синая - «Летопись и поминание святого монастыря» (Sinait. Iber. 77. Л. 192-205 - Клдиашвили. 2008. С. 161-182 (груз. текст); 213-227 (англ. перевод)), по к-рому в храме каждую субботу молились «о здравии, твердости, непоколебимости» груз. царя и о груз. подвижниках Синая. В Синодике также поминаются груз. цари святые Мириан, при к-ром была крещена Грузия, Вахтанг Горгасали, при к-ром Грузинская Церковь получила автокефалию, Давид IV, названный в Синодике Агмашенебели (Строителем, т. е. ктитором), цари и царицы XI-XVI вв., католикосы и епископы Грузии, монахи, подвизавшиеся в Иерусалиме и на Синае, строитель Крестового мон-ря в Иерусалиме прп. Прохор Грузин и настоятели этого мон-ря в XI-XIV вв., груз. братия Гроба Господня, груз. паломники на Св. земле (миряне и духовные лица), представители фамилий Джакели, Дадиани, Гуриели, Зедгинисдзе, Панаскертели-Цицишвили и др.- всего ок. 300 имен деятелей IV-XVI вв. Последние сведения о поминаемых внес в Синодик в 40-х гг. XVI в. иером. Маркоз (Маракисдзе) из монастыря Хандзта в Юж. Грузии.

В 1479 г. Е. в. м. посетил Зебальден Риттер Младший: от подвизавшихся в мон-ре грузин он получил сведения о том, что кисть правой руки вмц. Екатерины хранилась в то время в Грузии (Григорий (Перадзе). 1995. С. 119-120), предположительно на посвященном мученице Тбилисском подворье Е. в. м. (не сохр.) (Клдиашвили. 2008. С. 82), которое, по мнению груз. историка XIX в. П. Иоселиани, было основано царем св. Давидом IV. Подворье было разрушено Тамерланом в кон. XIV в. и персами при разорении Тбилиси (1795), восстанавливалось в 1430 г., при груз. царе Александре I (1412-1442). В нач. XIX в. синайскими монахами здесь была построена временная малая церковь, на месте к-рой в 50-х гг. приехавший с Синая архим. Иосиф возвел большую (освящена в 1861), а также хозяйственные сооружения, доходы от к-рых поступали в Е. в. м. Иоселиани перечисляет неск. известных ему документов подворья: это грамота царя Кахети Александра II (1574-1605), на фронтисписе к-рой помещено живописное изображение Синайской горы и Неопалимой Купины; грамота 1788 г. царя Ираклия II (в Кахети в 1744-1762, в Картли-Кахети в 1762-1798) о пожертвовании 250 курушей (кершей) Е. в. м.; грамота 18 дек. 1800 г. царя Кахети Георгия XII об обновлении старых документов и о пожертвовании в Е. в. м. 50 литр шелка и сел. Мегврекиси (Вост. Грузия); грамоты кн. Симона I Гуриели (1624), царя Имерети Георгия IV Гуриели (1682), царя Имерети Соломона I и кн. Кации Дадиани (14 мая 1783) о пожертвованиях Е. в. м. (Иоселиани. 1866. С. 67-68). Из «Истории царства Грузинского» Вахушти Багратиони известно, что в сел. Мегврекиси, где Е. в. м. владел землями, как груз. метох был устроен мон-рь (КЦ. 1973. Т. 4. С. 369-370); 2-й метох Е. в. м., также во имя вмц. Екатерины, был построен или обновлен в XV в. в Иерусалиме груз. ктиторами Панаскертели-Цицишвили и Тавхелидзе-Мачабели (Клдиашвили. 2008. С. 71-92).

Литургия свт. Василия Великого. Фрагмент свитка. XII в. (Sinait. gr. Е 6)
Литургия свт. Василия Великого. Фрагмент свитка. XII в. (Sinait. gr. Е 6)

Литургия свт. Василия Великого. Фрагмент свитка. XII в. (Sinait. gr. Е 6)

В 1-й пол. XVI в., с завоеванием Египта османами, груз. присутствие в Е. в. м. сократилось (Джапаридзе. 1994. С. 208-218; Абуладзе. 1987. С. 90-96). По свидетельству побывавшего на Синае митр. Родосского Паисия, между 1577 и 1592 гг. на средства груз. царя велись восстановительные работы и поновление росписи в ц. вмч. Георгия (Паисий Агиапостолит. 1891. Сведений о пребывании грузин в мон-ре начиная с XVII в. не сохранилось, что связывают с экономической и политической слабостью раздробленной Грузии. 4 миниатюры с изображением Синайской горы и Е. в. м. из груз. Псалтири кон. XVII в. (ГМИГ. Cod. I-182) свидетельствуют тем не менее о существовании связей грузин с Е. в. м. (Skhirtladze. 2006. Р. 429-461).

Высокая Порта активно содействовала Е. в. м. в сборе пожертвований и доходов в метохах Грузии, Египта, Сирии и Молдавии. Документ султана Мехмеда IV, выданный в 1667 г. синайским тур. сановникам, запрещает чинить какие-либо препятствия монахам Е. в. м. при выполнении ими «законных обязанностей» в Грузии (Абуладзе. 1987. С. 93-96). В 1665 г. Грузию посетили Александрийский патриарх Паисий и архиеп. Синайский Анания. По просьбе последнего груз. царь Вахтанг V Шахнаваз выкупил и вернул Е. в. м. сел. Мегврекиси; в ответ архиеп. Анания обязался ежедневно возжигать 2 свечи на раке вмц. Екатерины и каждую Великую Субботу служить панихиду по родителям царя (Канчаетский жамгулани // НЦРГ. H 1755. Л. 119 - Жордания. Хроники. 1897. Т. 2. С. 482, 483).

В XVIII в. Е. в. м. посетили архиеп. Руисский Христофор (Туманишвили в 1747) и настоятель придворной церкви царя Ираклия II Кристофор (Кежерашвили в 1780) (Памятники Синая. 1925. C. XXXI, 43-44). В Е. в. м. хранятся груз. документы этого периода: среди них - 2 (1772 и 1780), принадлежавшие царевичам Ираклию и Георгию (Sinai. 1990. Р. 361).

Свт. Григорий Богослов. Миниатюра из Гомилий. 1136-1155 гг. (Sinait. gr. 339. Fol. 4)
Свт. Григорий Богослов. Миниатюра из Гомилий. 1136-1155 гг. (Sinait. gr. 339. Fol. 4)

Свт. Григорий Богослов. Миниатюра из Гомилий. 1136-1155 гг. (Sinait. gr. 339. Fol. 4)

В 80-х гг. XVIII в. на Синае 4 месяца пробыл митр. Руисский Иона (Гедеванишвили), путешествовавший по Востоку. В сделанных им записях он ничего не упоминает о груз. древностях Синая, хотя подробно описывает синайскую монастырскую жизнь. Подворье Е. в. м. в Грузии в это время все еще продолжало действовать: митрополит, на обратном пути остановившийся в Каире, на подворье Е. в. м. в Джувании, посвятил в сан архимандрита некоего Неофита Грека и взял его с собой на подворье Е. в. м. в Грузии (Иона (Гедеванов). 1852.

В 1845 г. архим. Порфирий (Успенский) привез с Синая в С.-Петербург 2 листа папирусной груз. Псалтири (РНБ. Груз. Новая сер. № 10; Порфирий (Успенский). 1856). А. А. Цагарели, побывавший в Е. в. м. зимой 1883/84 г., нашел церкви ап. Иоанна Богослова и вмч. Георгия закрытыми. По его сведениям, в 30-х гг. XIX в. в одном из этих храмов араб убил монаха, и богослужения в церкви, согласно правосл. канонам, прекратились; 2-й храм обветшал от древности. Ученый составил «Каталог грузинских рукописей Синайского монастыря», давший представление о размере и составе фонда (Цагарели. 1888. С. 159-163; Он же. 1889). Н. Я. Марр и И. А. Джавахишвили, посетившие Синай в 1902 г., произвели сверку каталога Цагарели с рукописями Е. в. м. и обнаружили исчезновение нек-рых рукописей (Марр. 1940; Джавахишвили. 1947). В 1950 г. Ж. Гаритт в рамках Синайской экспедиции Б-ки Конгресса США исследовал и заснял рукописи Синая; микрофильмы груз. рукописей были переданы АН Грузинской ССР (Garritte. 1956).

Среди найденных в 1975 г., после пожара в Е. в. м., рукописей оказалось 150 груз. манускриптов (Sinai. 1990. Р. 359, 394-395; The Monastery of St. Catherine. 1991. Р. 85-89; Alexidze. 1996. Р. 409-421). С 1989 г. специалистами Института рукописей Корнелия Кекелидзе Грузинской АН (ныне Национальный центр рукописей в Грузии) было осуществлено неск. экспедиций в Е. в. м., изданы каталоги в 1978, 1980, 2005 гг. (см. также в ст. Грузинская Православная Церковь, разд. «Монастырские школы»).

Ист.: Иона (Гедеванов), митр. Посещение Новороссийского края Ионою, митр. Руисским (в Грузии). Тифлис, 1852
(на груз. яз.); Порфирий (Успенский), архим. Первое путешествие в Синайский мон-рь в 1845 г. СПб., 1856; Иоселиани П. Описание древностей города Тифлиса. Тифлис, 1866. С. 67-68; Цагарели А. А. Находки на Синае // ЦВ. 1883. № 22. С. 15-16; [он же.] Груз. памятники в Св. земле и на Синае // Отчет ИППО за 1883-1884 гг. СПб., 1884. С. 57-82; он же. Обзор груз. древностей на Синае // ЖМНП. 1884. Июль. Отд. 4. С. 11-16; он же. Памятники груз. старины в Св. Земле и на Синае // ППС. 1888. Т. 4. Вып. 1. С. 51-60, 159-163; он же. Каталог груз. рукописей Синайского мон-ря // Он же. Сведения о памятниках груз. письменности. СПб., 1889. Т. 1. Вып. 2; Паисий Агиапостолит, митр. Родосский. Описание Святой горы Синайской и ее окрестностей / Изд.: А. И. Пападопуло-Керамевс; Пер.: Г. С. Дестунис. СПб., 1891; Памятники Синая, археологические и палеографические / Ред.: В. Н. Бенешевич. Л., 1925. Вып. 1; Марр Н. Я. Описание груз. рукописей Синайского мон-ря. М.; Л., 1940; Джавахишвили И. А. Описание груз. рукописей на горе Синай. Тбилиси, 1947 (на груз. яз.); Древнеарм. перевод «Картлис Цховреба» / Изд., исслед., словарь: И. Абуладзе. Тбилиси, 1953 (на древнеарм. и груз. яз.); КЦ. 1955. Т. 1. С. 352-353; 1959. Т. 2. С. 141; Garritte G. Catalogue des manuscripts géйorgiens littéйraires du Mont Sinai. Louvain, 1956. (CSCO; 165. Subs.; 9); Вахушти Багратиони. История царства Грузинского // КЦ. 1973. Т. 4. С. 369-370; Киракос Гандзакеци. История Армении / Пер. с древнеарм.: Л. Ханларян. М., 1976. C. 119-120; Описание груз. рукописей: Синайская коллекция. Тбилиси, 1978. Т. 1 / Сост.: Е. Метревели и др.; 1979. Т. 2 / Сост.: Р. Твараия и др.; 1987. Т. 3 / Сост.: Р. Твараия и др. (на груз. яз.); The New Finds of Sinai: Catalogue of Georgian Manuscripts Discovered in 1975 at St. Catherine's Monastery on Mount Sinai / Ed. Z. Aleksidze, M. Shanidze, l. Khevsuriani, M. Kavtaria. Athens, 2005. P. 50-53, 246-248, 374-376 (на англ., греч., груз. яз.).
Лит.: Бенешевич В. Н. Изображение груз. царя Давида Строителя на иконе Синайского мон-ря // ХВ. 1912. Т. 1. Вып. 1. С. 62-64; Tarchnisvili M. Рublications récentes relatives à la littérature géorgienne // Le Muséon. 1958. Vol. 71. P. 173-189; Stone M., ed. The Armenian Inscriptions from the Sinai / Appendixes on the georg. and lat. inscriptions by M. van Esbroeck and W. Adler. Camb., 1982. P. 171-179, 243-249; Abu-Maneh B. The Georgians in Jerusalem in Mamluk Period // Egypt and Palestine: A Millennium of Associations (863-1948) / Ed.: A. Cohen, G. Bear. N. Y., 1984; Абуладзе Ц. Османские грамоты груз. колоний Иерусалима и Синая // Мацне: Сер. истории, этнографии и истории искусств. 1987. Вып. 1. С. 90-96 (на груз. яз.); Клдиашвили Д. Икона св. Георгия с портретным образом Давида Агмашенебели // Мравалтави: Ист.-филол. разыскания. 1989. Вып. 15. С. 117-135; она же. Синодик груз. церкви мон-ря вмц. Екатерины на Синае: История составления // Georgian Antiquities. Тбилиси, 2003. Вып. 4/5. С. 191-214 (на груз. яз.); она же. Синодик груз. церкви мон-ря св. Екатерины на Синае // Грузинские монастырские Синодики. Тбилиси, 2008. Т. 1 (на груз. и англ. яз.); Sinai: Treasures of the Monastery of St. Catherine / Ed.: K. Manafis. Athens, 1990; The Monastery of St. Catherine / Ed.: O. Baddeley, E. Brunner. L., 1991; Джапаридзе Г. Дипломатические контакты между Грузией и Египтом в нач. XIV-XVI вв. по арабским документам, обнаруженным в Иерусалиме // Груз. дипломатия. Тбилиси, 1994. Вып. 1. С. 208-218 (на груз. яз.); Григорий (Перадзе), архим. Сведения иностранных пилигримов о груз. монахах и груз. мон-рях Палестины. Тбилиси, 1995. С. 119-120 (на груз. яз.); Chitty D. J. The Desert a City: An Introd. to the Study of Egyptian and Palestinian Monasticism under the Christian Empire. Crestwood, 1995. Р. 169; Alexidze Z. The New Recensions of the «Conversion of Georgia» and «Lives of the 13 Syrian Fathers» Recently Discovered on Mt. Sinai // Il Caucaso: Cerniera fra culture dal Mediterreo alla Persia, sec. IV-XI. Spoleto, 1996. P. 409-421; он же. Лувр, гора Синай, Назарет: [Посв. А. Алексидзе]. Тбилиси, 2000. С. 16-18 (на груз. яз.); Схиртладзе З. Иоане Тохаби - груз. монах-иконописец, творивший на Синае // Литература да хеловнеба (Лит-ра и искусство). 1998. № 3. С. 61-72 (на груз. яз.); idem [Skhirtladze Z.] Four Images of M. Sinai in Georgian Psalter, State Art Museum of Georgia, Cod. 1-182 // Le Muséon. 2006. Vol. 119. Fasc. 3/4. P. 429-461.
Д. Клдиашвили

Монастырский комплекс

Кафоликон

- базилика, расположенная в сев. части мон-ря. Она ориентирована строго на восток, находится под небольшим углом к стенам. От древнейшего храма, стоявшего в долине у Неопалимой Купины и описанного путешественниками IV в., не осталось ничего. Нет оснований приписывать строительство храма равноап. Елене. Также нет оснований приписывать ей строительство носящей ее имя башни. Прп. Иулиан (Савва) Осроенский, посетивший Синай при имп. Юлиане (361-363), о башне не упоминает. Егип. отшельник Аммоний (между 373 и 381) первый писал, что в ней обитатели мон-ря прятались от разбойников. Александрийский патриарх Евтихий (933-940) отмечал наличие башни IV в. внутри мон-ря. Ее можно отождествить с сохранившейся в перестройках башней, стоящей против юго-зап. угла базилики. Она сложена из необработанных гранитных блоков и напоминает постройки близлежащего епископского центра Фарана IV-V вв.; т. о., архитектурные данные подтверждают ее возведение до эпохи Юстиниана.

Синайский требник. XI в. (Sinait. slav. 38 b 1/N. Fol. 1)
Синайский требник. XI в. (Sinait. slav. 38 b 1/N. Fol. 1)

Синайский требник. XI в. (Sinait. slav. 38 b 1/N. Fol. 1)

Существующий ныне кафоликон посвящен Преображению Господню (о чем свидетельствует мозаика в его апсиде), однако Прокопий Кесарийский (Krautheimer. 1986. P. 490-491) и др. источники, в т. ч. Commemoratorium de Casis Dei (ок. 808; Pringle. 1998. P. 51), содержат сведения о его посвящении Пресв. Богородице. Cогласно храмозданным надписям, сохранившимся на 3 досках обшивки поперечных балок перекрытий, кафоликон был построен имп. Юстинианом после смерти в 548 г. имп. Феодоры; строителем главного нефа был Стефан из Айлы.

Начала Евангелия от Иоанна. Араб. рукопись. IX в. (Sinait. arab. New Finds. 14)
Начала Евангелия от Иоанна. Араб. рукопись. IX в. (Sinait. arab. New Finds. 14)

Начала Евангелия от Иоанна. Араб. рукопись. IX в. (Sinait. arab. New Finds. 14)

Здание (20´ 34 м) построено из гранитных блоков. Это 3-нефная базилика с апсидой, разделенная на нефы рядами по 6 колонн; у зап. стены каждый ряд дополнен полуколонной. На колонны опираются арки, над каждой расположено окно. Боковые нефы освещены одним рядом окон. Кровля деревянная, стропила в наст. время закрыты навесным потолком XVIII в. Фасады зоны клеристория главного нефа завершены треугольными фронтонами. Апсида внутри полуциркульная, снаружи граненная. Главный, зап. вход (между совр. нартексом и наосом) смещен к югу из-за перепада высот перед ним. Еще до завершения строительства базилика была увеличена за счет боковых помещений, 2 башен по сторонам зап. фасада (они остались неоконченными, над северной в 1871 была надстроена 3-ярусная колокольня) и 2 пастофориев по сторонам апсиды. Пастофории сильно выступали за линию вост. стены апсиды; их соединили толстой стеной, в кладку к-рой оказался включенным весь внешний объем апсиды. Упомянутая стена и боковые стены пастофориев, т. о., образовали место поклонения Неопалимой Купине. В целом план базилики связан с палестинскими традициями, за исключением 2-башенного фасада (как в базилике вмч. Димитрия Солунского в Фессалонике) и расположения мартирия Неопалимой Купины под открытым небом (Ibid. 1986. Р. 276-277, 493).

Распятие. Икона. VIII в. (мон-рь вмц. Екатерины)
Распятие. Икона. VIII в. (мон-рь вмц. Екатерины)

Распятие. Икона. VIII в. (мон-рь вмц. Екатерины)

К юстиниановскому же времени относится мозаика в апсиде работы к-польских мастеров. Основная композиция в конхе «Преображение Господне» заключена в пояс с оглавными изображениями святых в медальонах: в верхней части - апостолов, в нижней - ветхозаветных пророков; в стыках этой рамы, в верхней части,- крест, справа - синайский игум. Лонгин, слева - диак. Иоанн. Над конхой - фигуры 2 летящих ангелов, выше - 2 композиции с прор. Моисеем: «Прор. Моисей перед Неопалимой Купиной» (слева), «Прор. Моисей принимает завет» (справа).

Впосл. архитектура базилики претерпела ряд несущественных изменений. В XI в. был пристроен нартекс, не доходящий до линии юж. стены базилики из-за необходимости оставить пространство между храмом и т. н. башней Елены. Главный вход в него был устроен с запада, примерно по оси базилики; др. вход, с севера, имел раньше портик. После пристройки нартекса были сделаны проходы из него в каждый из нефов. Видимо, до 614 г. (Grossmann. 1990. P. 36), но по крайней мере не позже 1217 г. (Pringle. 1998. P. 56) соединением вост. стен пастофориев был образован придел Неопалимой Купины с небольшой полуциркульной апсидой. Над местом, где росла Купина, был сооружен престол. Купина пустила за пределы апсиды побег, от к-рого в наст. время вырос куст. Пастофории были перекрыты куполами. В боковых помещениях, первоначальное назначение к-рых неизвестно (для размещения паломников?), были устроены приделы, причем нек-рые помещения были разделены перегородками. В наст. время в сев. пастофории находится придел ап. Иакова, брата Господня (сохр. росписи алтаря, 2-я пол. XV в.), в южном - Синайских и Раифских мучеников. В сев. башне находится придел св. Марины, в следующем помещении, разделенном надвое,- приделы равноапостольных Константина и Елены и сщмч. Антипы, еп. Пергамского. В помещении, примыкающем к сев. пастофорию, располагается сакристия, в примыкающем к южному - ризница. Далее, в перегороженном помещении за юж. нефом, разместились приделы праведных Иоакима и Анны и прп. Симеона Столпника, в юж. башне - бессребреников Космы и Дамиана.

Чудеса св. Евстратия. Фрагмент эпистилия. 2-я пол. - 3-я четв. XII в. (мон-рь вмц. Екатерины)
Чудеса св. Евстратия. Фрагмент эпистилия. 2-я пол. - 3-я четв. XII в. (мон-рь вмц. Екатерины)

Чудеса св. Евстратия. Фрагмент эпистилия. 2-я пол. - 3-я четв. XII в. (мон-рь вмц. Екатерины)

От первоначального убранства сохранились кипарисовые двери между нартексом и наосом, украшенные 28 панелями с резными изображениями растений и животных. Первоначальный престол, опирающийся на 5 мраморных колонок, вставлен в деревянное обрамление XVII в. 2 плиты от первоначальной алтарной преграды (с изображением креста и газелей) включены в структуру надгробия вмц. Екатерины XVIII в. в апсиде. Колонны сделаны из гранита, «толстые и грубые», их разнообразные капители «убогого местного изготовления» (Krautheimer. 1986. Р. 277). Базилика с ее убранством представляет собой пример характерного для ранневизант. провинциальной архитектуры соединения «незамысловатого местного плана и зачастую жалкой строительной техники с великолепной декорацией, импортированной из мозаичных и скульптурных мастерских К-поля или иных, но непосредственно связанных с ним» (Ibid. P. 276). Из поздних элементов декорации следует упомянуть дверь фатимидского времени (кон. X - нач. XII в.) с резными панелями, главный иконостас критской работы (1612), изразцы придела Неопалимой Купины в тур. стиле, изготовленные в XVII в. в Дамаске, пол в технике opus sectile (1715, мастер Насралла из Дамаска), древний синтрон, перестроенный в кон. XVIII в.

Архитектурный комплекс монастыря - один из немногих, если не единственный в христ. мире, к-рый в основном сохранился с VI в. и не подвергался разрушениям. Стены, представляющие в плане четырехгранник (80´ 75 м), практически избежали перестроек. По сообщению Прокопия, они строились солдатами, так что осталось впечатление, что возводился не мон-рь, а укрепленный военный лагерь (Grossmann. 1990. P. 30). Однако угловые башни служили лишь для укрепления стен (одна из них могла быть дозорной), средства обороны ограничивались укреплением зап. входа. Стены не могли выдержать серьезную осаду и защищали лишь от набегов кочевых араб. племен.

Св. Феврония. Икона. Нач. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины на Синае)
Св. Феврония. Икона. Нач. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины на Синае)

Св. Феврония. Икона. Нач. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины на Синае)

Вход находится с запада. Постройки идут по всему периметру мон-ря вплотную к стенам, свободного места почти нет. От построек эпохи Юстиниана сохранились отдельные фрагменты, однако большая часть совр. зданий стоит на местах своих предшественников. От входа улица ведет прямо к базилике. Слева находится здание трапезной, в нач. XII в. превращенное в мечеть (Ibid. P. 38). Это зал средневизант. периода с 2 крестообразными в плане столпами. В отличие от др. зданий он построен не из гранита, а из блоков известняка; снаружи оформлен кирпичом. По др. данным (Pringle. 1998. P. 51), это здание - гостиница VI в., наспех приспособленная под мечеть во избежание разрушения мон-ря во время религ. преследований при фатимидском халифе аль-Хакиме (996-1021); минбар был подарен в 1106 г. Абу Али аль-Мансуром Ануштакином, министром фатимидского халифа аль-Амира. Рядом стоит минарет позднего времени. Слева от нартекса базилики расположен т. н. колодец Моисея. В постройках сев.-зап. угла мон-ря размещен музей-ризница. За алтарем базилики - кухня и правее т. н. старая трапезная. Это бесстолпный зал кон. XII - нач. XIII в. со стрельчатыми готическими арками и деревянной кровлей; на вост. стене сохранилась фреска «Страшный Суд» (1573). Первоначальное назначение здания неизвестно; в XV в. здесь жили паломники из зап. стран, позже оно стало использоваться как трапезная. Юж. часть территории мон-ря с 3 сторон окружена идущими вдоль стен монашескими кельями. Вдоль юж. стены возвышается корпус 1951 г. с неск. ярусами портиков и аркад и башнеобразным ризалитом в центре, на 3-м этаже к-рого расположена б-ка. В центре юж. части территории монастыря находятся неск. храмов, окруженных келейными корпусами. Все они поздние, бесстолпные, одноапсидные. Иконостасы часто собраны из разрозненных, иногда древних элементов. Храмы во имя первомч. Стефана (основан сербами) и св. Иоанна Предтечи перекрыты цилиндрическими сводами.

Окрестности

С зап. стороны, близ монастырских стен, на кладбище построена 2-этажная ц. мч. Трифона (сер. XIX в.), на нижнем этаже к-рой находится костница. В стеклянной витрине помещены мощи прп. Стефана Синаита, сидящего и держащего в руке посох.

«Панагия Влахернитисса». Икона. 2-я пол. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины)
«Панагия Влахернитисса». Икона. 2-я пол. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины)

«Панагия Влахернитисса». Икона. 2-я пол. XIII в. (мон-рь вмц. Екатерины)

Первый храм на вершине горы Моисея был построен, согласно Феодориту Кирскому, прп. Иулианом (Саввой) Осроенским в 360-363 гг. Остатки этого очень небольшого здания (примерно 1,8´ 1,8 м) обнаружены при раскопках 1998 г. При имп. Юстиниане (после 560; по др. сведениям, в 532) из блоков красного гранита была построена большая (примерно 27´ 12 м) 3-нефная базилика с апсидой, полуциркульной внутри и 5-гранной снаружи. Кровля была деревянной; сохранились фрагменты богатого архитектурного убранства. Эта базилика была давно заброшена. В нач. ХХ в. на основании вост. части сев. нефа стояла небольшая часовня арх. Михаила, позже разобранная. В 1934 г. на месте вост. половины главного нефа базилики был построен храм Св. Троицы, с использованием сполий и включением фрагмента стены апсиды.

Южнее ц. Св. Троицы находится пещера, в к-рой прор. Моисей пребывал в течение 40 дней перед тем, как получить скрижали завета (Исх 24. 18). Др. пещера расположена рядом с церковью, слева. По преданию, в ней находился Моисей, когда Господь показал ему славу Божию (Исх 33. 18-23). Над этой пещерой (2´ 2 м, 1,5 м высотой) в нач. XII в. построена небольшая мечеть, включившая фрагмент юж. стены с дверным проемом, относящийся к пристроенному к юстиниановской базилике нартексу.

На пути к вершине горы Моисея находится ц. Пресв. Богородицы Экономиссы. Время ее возникновения неясно. По всей видимости, ее можно отождествить с церковью, упоминаемой в Commemoratorium de Casis Dei (ок. 808) и находившейся между ц. прор. Илии и мон-рем Сорока мучеников. Название церкви связано с происшедшим здесь чудом: однажды, когда монахи были готовы оставить Е. в. м. из-за отсутствия лампадного масла, Пресв. Богородица явилась эконому и приказала им вернуться, пообещав, что монастырские сосуды никогда не оскудеют. Рассказ об этом событии изложен Абу-ль-Макаримом (нач. XIII в.) и Титмаром (1217). Существующее в наст. время прямоугольное в плане здание, примыкающее вост. частью к скале и имеющее небольшую пристройку с сев. стороны, построено относительно недавно.

Положение во гроб. Икона. 1-я треть XV в. (мон-рь вмц. Екатерины)
Положение во гроб. Икона. 1-я треть XV в. (мон-рь вмц. Екатерины)

Положение во гроб. Икона. 1-я треть XV в. (мон-рь вмц. Екатерины)

На пути к вершине было сооружено 10 ворот (по числу заповедей), в наст. время сохранились ворота Исповедания (на уровне ц. Пресв. Богородицы Экономиссы) и ворота св. Стефана (рядом с пещерой прор. Илии). Церковь во имя прор. Илии на горе Хорив, на высоте 2097 м, существовала уже в IV в. Она была построена рядом с пещерой, где пребывал прор. Илия, скрываясь от Иезавели, и где Господь явился ему как «веяние тихого ветра» и говорил с ним (3 Цар 19. 8-15). Эта церковь упоминается паломницей Эгерией (384), в тексте Commemoratorium de Casis Dei (ок. 808) и более поздними паломниками. По сведениям Порфирия (Успенского), груз. царем Давидом II (1089-1125) была построена новая церковь на месте древней. Согласно описанию Николая из Поджибонси (1346-1350), эта постройка имела 3 придела. Л. Фрескобальди (1384) и Дж. Гуччи (1384) говорят о посвящении их прор. Илии, прор. Елисею и прп. Марии Египетской (по др. источникам, вмц. Марине). Др. путешественники - Ансельм Адорнес (1470) и Феликс Фабер (1480-1483) - описывают ее скорее как 3 отдельных объема, включенные в общий комплекс. Средневек. здание не сохранилось. Совр. ц. во имя пророков Илии и Елисея, восстановленная в 1901 г. на средства иером. Каллиста, состоит из 2 объемов; придел прор. Илии включает в себя пещеру пророка. На горе Хорив сохранились парекклисионы вмч. Пантелеимона, прав. Анны, св. Иоанна Предтечи, св. Марины и в честь пояса Пресв. Богородицы.

Арх. Михаил. Икона. Кон. XV в. Мастер Андреас Рицос (мон-рь вмц. Екатерины)
Арх. Михаил. Икона. Кон. XV в. Мастер Андреас Рицос (мон-рь вмц. Екатерины)

Арх. Михаил. Икона. Кон. XV в. Мастер Андреас Рицос (мон-рь вмц. Екатерины)

В 4 км к юго-западу от горы Моисея находится гора Св. Екатерины, на вершине к-рой синайскими монахами были обретены мощи великомученицы. Антоний из Кремоны (1331) видел на вершине горы на камнях отпечаток тела св. Екатерины, но не упоминает о часовне. По сообщению Лудольфа из Зудхайма, место, где находились мощи великомученицы, было отмечено камнями (1341). В книге Джона Мандевиля уточняется, что эти камни принадлежали ранее стоявшей здесь церкви (ок. 1356-1366). Согласно Феликсу Фаберу, эти камни образовывали стену. В 1553 г. здесь была часовня под открытым небом. Существующая в наст. время часовня сооружена в нач. XVIII в.

В окрестностях Е. в. м. на горе Св. Епистимии находится исихастирий (скит) святых Галактиона и Епистимии с одноименным парекклисионом. В нем в 1962-1964 гг. подвизался старец Паисий Святогорец. В последние десятилетия ХХ в. скит отстроен старцем Адрианом. У подножия горы Св. Епистимии находится парекклисион во имя прп. Марии Египетской, на холме Иофора, к востоку от Е. в. м.- парекклисион святых Феодоров, на горе Аарона, к западу от мон-ря,- прор. Аарона. В окрестностях камня Моисея существует парекклисион в честь Сретения Господня.

В долине Леджа расположены парекклисион Божией Матери «Живоносный Источник» близ скалы, из к-рой ударом жезла Моисей извел источник (Исх 17. 1-7); подворье с ц. Сорока мучеников (восстановлена в 90-х гг. XIX в.), окруженное садом и оливковой рощей; парекклисионы прп. Онуфрия, святых Апостолов, Рождества Пресв. Богородицы (кафизма Бостани). В долине Фола (Тлах) находятся пещера, в к-рой подвизался прп. Иоанн Лествичник, и рядом недавно построенный парекклисион во имя этого святого, а также подворье святых бессребреников Космы и Дамиана; в местности Боаба - парекклисион Честного Креста Господня.

Лит.: Порфирий (Успенский), архим. Первое путешествие в Синайский мон-рь в 1845 г. СПб., 1856. С. 188-196; Forsyth G. H. The Monastery of St. Catherine at Mount Sinai: The Church and Fortress of Justinian // DOP. 1968. Vol. 22. P. 3-19; Forsyth G. H., Weitzmann K. The Monastery of St. Catherine at Mount Sinai: The Church and Fortress of Justinian. Ann Arbor, [1973]; Mathews T. F. «Private» Liturgy in Byzantine Architecture: Towards a Re-apprisal // Cah. Arch. 1982. Vol. 30. P. 125-138; Grossmann P. Early Christian Ruins in Wadi Fayran (Sinai): An Archaeol. Survey // ASAE. 1984/1985. T. 70. P. 75-81; idem. Neue baugeschichtliche Untersuchungen im katharinenkloster im Sinai // ArchAnz. 1988. H. 3. S. 543-558; idem. Architecture // Sinai: Treasures of the Monastery of St. Catherine. Athens, 1990. P. 26-57; Finkelstein J. Byzantine Monastic Remains in the Southern Sinai // DOP. 1985. Vol. 39. P. 39-79; Krautheimer R. Early Christian and Byzantine Architecture. New Haven, 19864. P. 259-260, 276-277; Pringle D. The Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem: A Corpus. Camb., 1998. Vol. 2. P. 49-63.
Л. К. Масиель Санчес

Библиотека

В монастырской б-ке хранится 4477 рукописей (3329 старого собрания и 1148 нового собрания) на греч., араб., сир., груз., слав., эфиоп., лат. и др. языках. Кроме того, ряд рукописей, происходящих из Е. в. м., в наст. время находятся в фондах в РНБ, Британском музее, б-ках Лейпцига, Оксфорда, Вены, Лейдена, Бирмингема, Кембриджа, Амброзианской (Милан), св. Марка (Венеция) и др. Так, одной из наиболее древних и ценных рукописей, происходящих из Е. в. м., является Синайский кодекс Библии (IV в. по Р. Х.), содержащий фрагменты ВЗ, полный текст НЗ, послание ап. Варнавы и отрывок из «Пастыря» Ерма. Синайский кодекс в наст. время хранится в Британском музее (Lond. Brit. Mus. Add. 43725).

Греческие рукописи

Собрание греч. рукописей Е. в. м. состоит из 3155 ед. хр. (2319 рукописей старого собрания и 836, найденных в 1975), написанных на папирусе, пергамене, бомбицине и бумаге. Большая часть манускриптов до сих пор не описана. По количеству, древности и содержанию греч. собрание рукописей Е. в. м. является 2-м по значимости в мире после собраний Ватиканской б-ки. Часть новонайденных рукописей, к-рым присвоены отдельные номера, являются фрагментами кодексов старого собрания: напр., Евангелие-лекционарий 861/2 гг. (Sinait. gr. 210 и Sinait. gr. MГ 12), Синайский Кондакарь XI-XII вв. (Sinait. gr. 926 и Sinait. gr. M 17), Sinait. gr. MГ 23 и 2 листа из Sinait. gr. 497, X-XI вв.

Папирусное собрание Е. в. м. включает 42 папируса и 12 фрагментов старого собрания и 83 папируса и 10 фрагментов нового собрания. Древнейшие греч. документы на папирусе датируются VI в. по Р. Х. К ним относятся фрагменты Псалтири и отрывки двуязычных, латинско-греч. текстов правового характера, написанных в форме вопросов (по-латыни) и ответов (по-греч.). Содержание фрагментов отражает попытку приспособления норм рим. права к монастырской жизни. Папирусные фрагменты кон. VI - нач. VII в. представляют собой деловые документы, большей частью счета, созданные в первые 50 лет истории Е. в. м. Папирусные вклейки с фрагментами текстов имеются также в переплетах араб. и греч. рукописных книг.

744 кодекса написаны на пергамене. Собрание унциальных рукописей Е. в. м., датированных с VIII по XI в., является одним из крупнейших в мире и насчитывает более 173 ед. хр.

В б-ке Е. в. м. хранятся рукописи, написанные как в монастырском скриптории, так и в Юж. Италии (в т. ч. на Сицилии), Палестине (Иерусалим, Вифлеем и др.), Дамаске, Трапезунде и др. Наиболее ранней датированной рукописью, о к-рой точно известно, что она написана на Синае, является кодекс Sinait. arab. 116, 995/6 г., содержащий евангельские тексты на греч. и араб. языках. Среди древнейших рукописей без точной даты, созданных в скриптории Е. в. м., обращают на себя внимание унциальные иллюминированные Псалтири VIII и IX вв. Заглавия и нек-рые тексты этих рукописей написаны на греч. и араб. языках (напр., Sinait. gr. 32), что является характерной особенностью синайских рукописей (см. такие же двуязычные заглавия в синайском Тропологии Sinait. gr. МГ 5, VIII-IX вв.).

Из новых находок наибольшее значение имеют листы из Синайского кодекса Библии (Sinait. gr. МГ 1, IV в.) и Порфириевской Псалтири Порфирия (Успенского) (Sinait. gr. МГ 33, 862/3 г.), хранящиеся в наст. время в Британском музее и в РГБ, а также «Лествица» прп. Иоанна Лествичника (Sinait. gr. МГ 71, VII-VIII вв.), являющаяся древнейшим списком этого произведения.

Значительную часть греч. рукописного собрания составляют тексты Свящ. Писания, литургические и гимнографические рукописи: Псалтири, книги ВЗ, Евангелия (тетры и лекционарии), Апостолы, Тропологии, Ирмологии, Кондакари, Канонники, Минеи, Триоди, Пентикостарии, Параклитики, Часословы (о гимнографических рукописях см. подробнее в разд.: «Гимнографические рукописи греческого собрания»). Евангелие-лекционарий Sinait. gr. 210, считавшееся вкладом в мон-рь имп. Феодосия III (715-717), в наст. время датируется рубежом Х и ХI вв. Древнейшим точно датированным списком Евангелия-лекционария является кодекс Sinait. gr. 210, 861/2 г.- яркий образец палестинского книгописания, выполненный характерным для подобных памятников наклонным унциальным письмом (ogivale inclinata).

Б-ка Е. в. м. имеет богатейшую коллекцию греч. Евхологиев, наиболее ранние из к-рых датируются рубежом IX-X вв. Весьма подробное описание 42 синайских Евхологиев впервые было выполнено и опубликовано А. А. Дмитриевским (Дмитриевский. Описание. Т. 2). Они содержат древние чины к-польской кафедральной песенной вечерни и утрени, а также древнейшие к-польские последования литургий святителей Иоанна Златоуста и Василия Великого (Sinait. gr. 958 и 959), древние чины крещения и венчания, редкие службы, включающие только прошения диакона без молитв священника, литургии ап. Иакова (Sinait. gr. 1040), уникальный чин освящения вод Нила (Sinait. gr. 974) и являются важнейшими источниками для изучения истории визант. богослужения. В 1975 г. были найдены еще неск. древних греч. Евхологиев, к-рые пока не введены в научный оборот.

Исследователи обращали внимание на большое число свитков - 150 (из них 97 новонайденных), содержащих гл. обр. текст литургий свт. Иоанна Златоуста, свт. Василия Великого, ап. Иакова, ап. Марка, Преждеосвященных Даров (Σινᾶ. 1990. Σ. 352; Τὰ νέα εὐρήματα τοῦ Σινᾶ. 1998. Σ. 86-87). В наст. время синайские литургические рукописи активно привлекаются для изучения истории богослужебных текстов (напр., литургии ап. Иакова: Καζαμίας ᾿Α. Κ. ῾Η Θεία λειτουργεία τοῦ ῾Αγίου ᾿Ιακώβου τοῦ ᾿Αδελφοθέου κα τὰ νέα σιναϊτικὰ χειρόγραφα. Θεσσαλονίκη, 2006).

Не столь многочисленны в б-ке Е. в. м. сочинения отцов Церкви и др. визант. писателей: «Ареопагитики», творения свт. Афанасия Великого, прп. Ефрема Сирина, свт. Василия Великого, свт. Григория Богослова, прп. Макария Великого (Египетского), свт. Григория Нисского, свт. Иоанна Златоуста, Нила Анкирского, Василия, архиеп. Селевкии Исаврийской, аввы Дорофея, свт. Модеста Иерусалимского, прп. Максима Исповедника, Исаака Сирина, Георгия Писиды, прп. Анастасия Синаита, прп. Иоанна Дамаскина, Феодора, еп. Харранского, Георгия, еп. Никомидийского, прп. Симеона Нового Богослова, Филагафа Керамевса и др.).

Еще меньше среди синайских рукописей юридических сборников, но есть такая рукопись, как Sinait. gr. M 153, X-XI вв., включающая Частную распространенную эклогу, «Прохирон» и Аппендикс эклоги. Входящий в состав этой рукописи воинский закон (Νόμος Στρατιωτικός) Македонской династии был опубликован С. Трояносом (Simon D., Troianos S. EPA Sinaitica // FM. T. 3. P. 168-177).

Среди наиболее ранних списков сочинений античных авторов - отрывки 2 рукописей: Sinait. gr. MГ 26, XI-X вв., содержащей 5 песней «Илиады» Гомера с пояснениями игум. Софрония (в 836-859 Софроний I, патриарх Александрийский), и Sinait. gr. M 138, X-XI вв., с трактатами Аристотеля «Об истолковании» со схолиями и толкованиями XIII-XIV вв. Другие сочинения Аристотеля, Еврипида, Софокла, Аполлония Родосского, а также Ливания сохранились в рукописях XIV- XVI вв. (Sinait. gr. 1194-1196, 1198, 1387, 1415, 1667, 1720, 1721, 1883).

Из исторических сочинений наиболее интересны «Церковная история» Евсевия Кесарийского (Sinait. gr. 1183, X в.), «Краткая история» Георгия Кедрина (Sinait. gr. 1184, XI в.), «Топография» Космы Индикоплова (Sinait. gr. 1186, нач. XI в.), «Краткая история» патриарха Никифора (Sinait. gr. 1185, XI-XII вв.). Среди естественно-научных и медицинских трактатов следует отметить трактаты Гиппократа (Sinait. gr. 1387 и 1660, XV в.) и «Физиолог» (Sinait. gr. 103 М, XI-XII вв.).

Арх. Михаил. Икона. 3-я четв. XVI в. (мон-рь вмц. Екатерины)
Арх. Михаил. Икона. 3-я четв. XVI в. (мон-рь вмц. Екатерины)

Арх. Михаил. Икона. 3-я четв. XVI в. (мон-рь вмц. Екатерины)

На разговорном греч. языке написаны «Сокровище» Дамаскина Студита (Sinait. gr. X 139, XVII в.), трактат по астрологии и алхимии (Sinait. gr. X 326, XVII-XVIII вв.), трактат в стихах о лунном цикле (Sinait. gr. X 383, XVI-XVII в.), «Война мышей и лягушек» Димитрия Зину (Sinait. gr. X 384, XVI в.) и др.

Новые находки имеют большое значение для текстологического изучения мн. произведений визант. лит-ры или позволяют уточнить атрибуцию ряда произведений. Так, Похвальное слово на Успение Пресв. Богородицы, относившееся ранее к сочинениям прп. Иоанна Дамаскина, надписано в кодексе Sinait. gr. МГ 10, IX в. (являющемся древнейшим списком этого произведения) именем свт. Модеста Иерусалимского.

В унциальных рукописях встречаются типы письма: библейский унциал (maiuscola biblica), заостренный унциал (maiuscola ogivale) 2 разновидностей - заостренный наклонный (ogivale inclinata) и заостренный прямой (ogivale diritta), литургический унциал (maiuscola liturgica). Тип письма, к-рым написан текст «Илиады» Гомера в переложении Софрония, патриарха Александрийского (Sinait. gr. MГ 26, IX-X вв.), П. Г. Николопулос предложил назвать «народным синайским» унциалом (maiuscola demotica sinaitica) (Τὰ νέα εὐρήματα τοῦ Σινᾶ. 1998. Σ. 101, 124). В написанных минускулом рукописях встречаются практически все известные типы этого письма.

Древнейшими греч. документами являются хрисовул имп. Андроника II Палеолога, данный Александрийскому патриарху Григорию (1316-1354), документ об уплате денег Феодосием, еп. Синайским (1440), и письмо Геннадия II Схолария, патриарха К-польского, к монахам Е. в. м.

Изучение греч. рукописного наследия Е. в. м. встречает 2 главных препятствия: труднодоступность источников и неудовлетворительный уровень каталогизации. До сих пор не существует единого каталога греч. синайских рукописей, хотя над ними работали такие исследователи, как еп. Порфирий (Успенский), архим. Антонин (Капустин), В. Гардтхаузен, Дмитриевский, Бенешевич, К. Кларк, Д. Харльфингер. Каталог Гардтхаузена охватывает № 1-1223 старого собрания; перечень № 1224-2246, составленный архим. Андроником (Врионидисом), остался неопубликованным. Датировки целого ряда минускульных рукописей, предложенные Гардтхаузеном, расходятся на 1 столетие с датировками Кларка (сопоставление рукописей основной части собрания с новонайденными, имеющими точную дату, свидетельствует в пользу датировок Кларка). По отзыву Дмитриевского, изучавшего литургические рукописи синайского собрания, каталог Гардтхаузена, основанный на описании, подготовленном архим. Антонином (Капустиным), «ни в каком случае не может заменить рукописного каталога архимандрита Антонина» (Дмитриевский А. А. Путешествие по Востоку и его научные результаты: Отчет о заграничной командировке в 1887/88 г. К., 1890. С. 21), поскольку «наш соотечественник стоит выше немецкого ученого-палеографа» (Там же. С. 121).

Сводный каталог всех синайских рукописей, в т. ч. греческих, выполненный М. Камилем, не заслуживает доверия: ряд исследователей, как славистов (И. Тарнанидис), так и византинистов (Ж. М. Оливье), не только подвергли это издание критике, но и сочли сомнительным, что автор действительно ознакомился de visu с перечисленными в каталоге источниками. Новые находки каталогизированы П. Г. Николопулосом. Труднодоступность рукописных собраний Е. в. м. отчасти компенсируется фондом микрофильмов, подготовленных экспедицией под рук. Кларка в 1950 г. Из греч. рукописей микрофильмированы наиболее древние (за исключением новонайденных в 1975), а также рукописи, точно датированные ко времени экспедиции. Эти микрофильмы доступны в Б-ке Конгресса США, в Общей и гуманитарной б-ке Католического ун-та г. Лувен-ла-Нёв (Бельгия) и частично в РНБ.

Лит.: Gardthausen V. Catalogus codicum graecorum sinaiticorum. Oxonii, 1886; Описание греч. рукописей мон-ря св. Екатерины на Синае / Ред., доп.: В. Н. Бенешевич. СПб., 1911. Т. 1; 1914. Т. 2; Пг., 1917. Т. 3. Вып. 1; Checklist of Manuscripts in St. Catherine's Monastery, Mount Sinai, microfilmed for the Library of Congress, 1950 / Ed. K. W. Clark. Wash., 1952; Kamil M. Catalogue of All Manuscripts in the Monastery of St. Catharine's on Mount Sinai. Wiesbaden, 1970; Harlfinger D. et al. Specimina Sinaitica: Die datierten griechischen Handschriften des Katharinen-Klosters auf dem Berge Sinai: 9. bis 12. Jh. B., 1983; Richard M. Répertoire des bibliothèques et des catalogues de manuscrits grecs / Éd. J.-M. Olivier. Turnhout, 19953; Σινᾶ̇ Οἱ θησαυρο τῆς Μονῆς ῾Αγίας Αἰκατερίνης / ᾿Επ. Κ. Μανάθης. ᾿Αθήνα, 1990. Σ. 349-357; Τὰ νέα εὐρήματα τοῦ Σινᾶ / ᾿Επ. Π. Γ. Νικολόπουλος. ᾿Αθῆναι, 1998.
Э. П. А., Р. Н. Кривко

Гимнографические рукописи греческого собрания

представляют особую ценность не только как древнейшие, но и как имеющие структурные и содержательные особенности, к-рые не отражены в др. памятниках. Так, написанный на Синае Принстонский палимпсест, верхнее письмо к-рого - грузинское, а нижнее - греческое, датируемое VIII в., имеет особое значение для истории слав. богослужебной лит-ры. Греч. текст представляет собой фрагмент Ирмология с такой же структурой, как и древний славянский: ирмосы расположены в нем согласно порядку следования песней, а не гласов, как в совр. традиции. Др. греч. Ирмологии, имеющие такую структуру, неизвестны.

Вмц. Екатерина. Икона. 1838 г. Киев. Мастер О. А. Белецкий (мон-рь вмц. Екатерины)
Вмц. Екатерина. Икона. 1838 г. Киев. Мастер О. А. Белецкий (мон-рь вмц. Екатерины)

Вмц. Екатерина. Икона. 1838 г. Киев. Мастер О. А. Белецкий (мон-рь вмц. Екатерины)

Среди новонайденных в 1975 г. рукописей есть сборники таких жанров, к-рые ранее не были известны в визант. гимнографии. К ним относятся прежде всего 2 фрагмента Тропология (Sinait. gr. МГ 5, VIII-IX вв., и МГ 56, IX в.), до этого изученные только на основе сир. и груз. традиций. Фрагмент Sinait. gr. МГ 56 состоит из 5 листов, колофон указывает на палестинскую литургическую традицию, к к-рой принадлежит источник: Σὺν Θ(ε)ῷ τροπολόγιον πασῶν τῶν ἁγίων ορτῶν παντὸς τοῦ ἔτους κατὰ τὸν κανόνα τῆς Χριστοῦ τοῦ Θ(εο)ῦ ἡμῶν ἀναστάσεως (С Богом Тропологий всех святых праздников всего года, согласно установлению [храма] Христа Бога нашего Воскресения [в Иерусалиме]). Тропологий Sinait. gr. МГ 56 начинается с полного текста службы предпразднству Рождества Христова. Др. новонайденный Тропологий (Sinait. gr. МГ 5) содержит богослужебные тексты подвижного и неподвижного круга, начиная со стихир предпразднству Рождества Христова (в начале рукописи лакуна) и заканчивая 2-м тропарем 7-й песни канона прав. Иосифу Аримафейскому 12 июня. После этой даты Тропологий обрывается.

К архаическим особенностям этих источников относится богослужебный порядок расположения песнопений в составе службы: стихиры на «Господи, воззвах», канон, стихиры «на хвалитех» (в более поздних гимнографических сборниках был принят пожанровый принцип - тропарь праздника, стихиры, кондак, икос, канон,- к-рый затем снова был заменен богослужебным только в связи с введением Иерусалимского устава); отсутствие кондака, к-рый в VIII в. не употреблялся в палестинско-синайской традиции; указание богородичных тропарей нек-рых канонов в виде зачал, а не полного текста, что связано с существованием в Палестине и на Синае особого сб. «Ирмологий и богородичны»; неустойчивая гимнографическая терминология (неизв. в рукописной традиции минускульных и печатных гимнографических сборников употребление термина κανών в значении «служба» и τροπάριον в значении «стихира»). Особый интерес представляет интерполяция 2-й песни в изначально 8-песненные каноны прп. Иоанна Дамаскина (Иоанна Мниха) и прп. Космы Маюмского, отмеченная в синайском Тропологии Sinait. gr. МГ 5 в канонах Рождеству Христову и Богоявлению. Эта практика известна в груз. традиции (древнейший Иадгари и творчество Микаела Модрекили; груз. версии не соответствуют греческой), а также в более поздней визант. традиции XI-XII вв., представленной, в частности, минускульными служебными Минеями (Sinait. gr. 578, 583). Она находит продолжение и в южнослав. служебных Минеях, содержащих архаический текстологический пласт (ГИМ. Хлуд. № 164, 166, XIV в.; РНБ. F.п.I.72, XIV в.; НБКМ. № 522, XIII в.). Типологически более поздние древнерус. служебные Минеи, отредактированные согласно Уставу патриарха Алексия Студита, интерполированных 2-х песней не содержат. Вероятно, архаическая древнеболг. и греч. минускульная традиции отражают в данном случае сохранение и постепенное вытеснение нек-рых палестинских по происхождению гимнографических особенностей в русле византийского обряда.

Среди новонайденных гимнографических рукописей имеется фрагмент «Стихирокафизматаря» (Sinait. gr. МГ 15, IX-X вв.), известного ранее только среди гимнографических сборников недельного круга. Синайский «Стихирокафизматарь» содержит фрагменты седальнов и исполняемых «на подобен» стихир Вознесению, Преображению и Успению Пресв. Богородицы, а также стихир с упоминанием прп. Макария Великого. Др. фрагмент (Sinait. gr. МГ 37, IX-X вв.) не имеет параллелей среди известных гимнографических книг и содержит стихиры Преображению и Успению Пресв. Богородицы без канонов и без седальнов. Почти все стихиры, помещенные в Sinait. gr. МГ 15 и 37, за единственным исключением (Παρέλαβεν ὁ Χριστὸς τὸν Πέτρον κα σὺν τῷ ᾿Ιακώβῳ), не имеют параллелей в стандартной сокращенной версии (Standard Abridged Version; термин О. Странка) визант. Стихираря и исполняются «на подобен». Вероятно, фрагменты Sinait. gr. МГ 15 и 37 отражают один из архаических этапов становления Стихираря и Минеи (в состав последней вошли седальны).

Не поддается надежной классификации не имеющий лакун фрагмент Sinait. gr. МГ 4, IX-X вв., содержащий полные тексты мн. служб на июль-авг., за исключением древнейших: Преображению Господню, прп. Максиму Исповеднику, Успению Богородицы. Служба Усекновению главы Иоанна Предтечи помещена в дополнительную часть: после службы прп. Савве (26 авг.) на Fol. 90 начинается служба на 17 окт. (Маме [Маманту?]), заканчивающаяся на Fol. 93r, вслед за к-рой на той же стороне листа следует служба Усекновению главы Иоанна Предтечи (29 авг.). Возможно, что важнейшие праздники, каноны к-рым были написаны свт. Андреем Критским, прп. Иоанном Дамаскином и прп. Космой Маюмским, не вошли в состав Sinait. gr. МГ 4, т. к. они уже находились в Тропологии (служба прп. Максиму Исповеднику помещена в Тропологии Sinait. gr. МГ 5 под 22 янв.). Вероятно, фрагмент Sinait. gr. МГ 4 является своего рода «дополнительной Минеей», восполнявшей службы на те дни, к-рые отсутствовали в Тропологии. Состав и календарные особенности фрагмента Sinait. gr. МГ 4 существенно отличаются от позднейшей традиции минускульных служебных Миней, в т. ч. синайского собрания. Сложность классификации фрагментов Sinait. gr. МГ 4, 15, 37 объясняется тем, что они относятся к эпохе, когда типология большинства гимнографических сборников находилась на стадии формирования и не имела устойчивых черт. Вместе с тем состав и структура синайских Тропологиев, «Стихирокафизматаря», Стихираря со стихирами «на подобен», Минеи дополнительной позволяют судить об источниках сложившихся в послеиконоборческую эпоху в русле визант. обряда визант. служебной Минеи и Стихираря. Состав архаических синайских памятников заставляет отказаться от распространенного мнения, что праздничная служебная Минея как тип сборника древнее полной повседневной Минеи. Сопоставление синайского Тропология с архаическими слав. служебными Минеями (в частности, с Ильиной книгой) доказывает, что древнеболг. служебная праздничная Минея сформировалась на основе полной визант. служебной Минеи и не связана с Тропологием.

В собрании Е. в. м. имеются древнейшие известные на сегодняшний день полные служебные Минеи. В отличие от более древних гимнографических сборников эти Минеи отражают к-польское влияние (в них, в частности, содержатся каноны прп. Иосифа Песнописца, чего нет в более ранних гимнографических сборниках). Они относятся к одному годовому комплекту и написаны одним почерком - наклонным палестинским маюскулом 2-й пол. IX - 1-й пол. X в. (отождествление почерков и уточнение датировки выполнено А. Ю. Никифоровой): Sinait. gr. 607 (март-апр.), Sinait. gr. МГ 28 (май-июнь, сохр. службы на первые 3 дня мая). Первая рукопись содержит местные праздники, отражающие ее палестинско-синайское происхождение. В то же время наличие на Синае полной служебной Минеи, содержащей отчетливо выраженный к-польский текстологический пласт, свидетельствует о начавшейся во 2-й пол. IX в. «византинизации» «палестинского литургического типа» (по терминологии А. М. Пентковского).

Среди более поздних минускульных рукописей выделяется значительное количество точно датированных памятников, в т. ч. служебных Миней, причем записи в кодексах документируют прямой обмен рукописями между Юж. Италией и Е. в. м. (см.: Минеи 1048/49 г.- Sinait. gr. 579, 563, 570, 578, 595, 610, 614, 624, 631). В отличие от унциальных гимнографических сборников архаического типа минускульные Минеи Е. в. м. содержат большое количество неопубликованных греч. параллелей к слав. служебным Минеям, что, во-первых, свидетельствует об относительной хронологии слав. переводной традиции служебных Миней по отношению к византийской и, во-вторых, отражает общий утраченный визант. прототип слав. и синайской традиций. В этом отношении значимость синайских служебных Миней сравнима с древнейшими гимнографическими памятниками исторических собраний Гроттаферратского монастыря.

Лит.: Hannick Ch. Die byzantinischen liturgischen Handschriften // Kaiserin Theophanu: Begegnung des Ostens und Westens um die Wende des ersten Jahrtausends: Gedenkschrift des Kölner Schnütgen-Museums zum 1000. Todesjahr der Kaiserin. Köln, 1991. Bd. 2. S. 33-40; idem. Das altslavische Hirmologion: Edition und Komment. Freiburg i. Br., 2006; Trunte N. ΑΙΣΑΤΕ ΤΩ ΚΥΡΙΩ ΑΣΜΑ ΚΑΙΝΟΝ: Vor- und Frühgeschichte der slavischen Hymnographie // Sakrale Grundlagen slavischer Literaturen / Hrsg. H. Rothe. Münch., 2002. S. 27-76; Никифорова А. Ю. Проблема происхождения служебной Минеи: Структура, состав, месяцеслов греч. Миней IX-XII вв. из мон-ря св. Екатерины на Синае: АКД. М., 2005; Попов Г.        Старобълг. Канон за Богоявление // Старобългарска лит-ра. София, 2005. Кн. 33/34. C. 13-64; он же. Каноны на Рождество Христово в древней слав. письменной традиции // Liturgische Hymnen nach byzantinischem Ritus bei den Slaven in ältester Zeit: Beitr. einer intern. Tagung, Bonn, 7.-10. Juni 2005 / Hrsg. H. Rothe, D. Christians. Paderborn etс., 2007. S. 298-315; Кривко Р. Н. Синайско-слав. гимногр. параллели // Вестн. ПСТГУ. Сер. 3: Филология. 2008. № 1(11). С. 56-102; он же. Визант. источники слав. служебных Миней // XIV Междунар. съезд славистов: Доклады рос. делегации: Языкознание (в печати).
Р. Н. Кривко

Певческие рукописи греческого собрания

Всего в б-ке Е. в. м. хранится ок. 350 певч. рукописей. В Большом каталоге мон-ря указано 97 певч. рукописей (№ 1214-1310), в Каталоге-тетради 1895 г.- 173 (№ 1416-1588); 51 манускрипт был описан Г. Статисом в Приложении 2; всего, по подсчетам Статиса, получается 315 рукописей. С учетом данных каталогов В. Гардтхаузена, В. Н. Бенешевича, К. У. Кларка и Б. Бейер общее число певч. рукописей - 349; однако сохраняется вероятность новых находок.

Менее 1/3 всех певч. рукописей б-ки относится к визант. периоду (X-XV вв.; Стихирари, многие из к-рых пергаменные, Триоди, Ирмологии и Пападики), из более поздних больше рукописей относится к XVIII в., меньше - к XVII в. и небольшое количество - к XIX в. Ареал происхождения рукописей б-ки, благодаря путешествиям синайских монахов по всему правосл. Востоку, оказался весьма широким: К-поль, Греция, Иерусалим, Кипр, Крит, Молдавия, Русь. Рукописи собственно синайского происхождения составляют малую часть собрания.

Ряд рукописей являются весьма ценными для изучения истории византийской нотации. Так, в кодексах Sinait. gr. 8, 217 (XI в.) содержатся таблицы визант. экфонетических знаков. Триодь (Sinait. gr. 754) и Стихирарь (Sinait. gr. 1218), датируемые 1177 г. согласно периодизации О. Странка, были созданы на границе 1-го и 2-го периодов истории визант. нотации (ранневизантийская и средневизантийская; см.: Strunk O. Specimina notationum antiquiorum. Copenhagen, 1966. Pars suppletoria. P. 7-8. (MMB; 7); Στάθης. ᾿Αναγραμματισμοί. Σ. 47-59). Кодекс Sinait. gr. 1764 (до 1558) является единственным сохранившимся списком трактата Иеронима Трагодиста «О необходимости греческих букв».

Мн. рукописи принадлежат перу известных мелургов. Для визант. периода это Ирмологий (Sinait. gr. 1256), к-рый, если судить по подписи, является автографом прп. Иоанна Кукузеля, и Кондакарь (Sinait. gr. 1262, 1437 г.) Григория Буниса Алиата. Наиболее значимые рукописи собрания, относящиеся к поствизант. периоду, выполнены свящ. Иоанном Плусиадином (Матиматарии - Sinait. gr. 1234, 1251, кон. XV в.), Димитрием Иоанну (Sinait. gr. 1297, 1655 г.), Германом, митр. Нов. Патр (Стихирарь и Анастасиматарий Хрисафа Нового - Sinait. gr. 1505, ок. 1675 г.), иером. Космой Македонцем (Пападики - Sinait. gr. 1469, 1689 г.), Петром Берекетом (Sinait. gr. 1449, нач. XVIII в.), Евангелином Ваиноглу Скопелитом (Sinait. gr. 1486, 1721 г.), Димитрием Лотом Хиосским (Пападики - Sinait. gr. 1441, 1802 г.).

Интерес представляет также надписанная именем Иоанна Плусиадина мелодическая версия Акафиста Пресв. Богородице, содержащаяся в рукописи Sinait. gr. 1575 (XVIII в.).

Группа рукописей XVI-XVII вв. (Sinait. gr. 1445, 1451, 1452, 1548) отражает певч. традицию о-ва Крит.

В кодексе Sinait. gr. 1477 (ок. 1700-1720) помещено большое количество визант. и поствизант. песнопений в нотолинейной «квадратной» киевской нотации, что позволяет уточнить совр. интерпретации визант. нотации и степень преемственности совр. греч. певч. практики с ее визант. корнями. Известно еще 5 подобных рукописей, одна из к-рых, в наст. время хранящаяся в собрании еп. Порфирия (Успенского) в РНБ, возможно, также имеет синайское происхождение.

Из певч. рукописей Е. в. м. известны имена мелургов этого мон-ря, гл. обр. XVII-XVIII вв.: иеромонахов Софрония Киприота, Филофея, Геннадия, игум. Никифора Критского Гликиса, иеродиак. Парфения, иеромонахов Палладия Фессалийца, Исидора, Кирилла Лемносского, Каллиника, Неофита с Пелопоннесского подворья (близ Патр), Прокопия из Янины, протосинкелла Панарета, Мефодия, Никифора. Однако самыми известными синайскими мелургами являются Мелетий Старший (ὁ παλαιός) из Веррии (ок. 1682), автор 2 калофонических ирмосов: «Всецарице всепетая» (с кратимой) и «Кая матерь слышана бысть Дева» (Ποία μήτηρ ἠκούσθη παρθένος) на 4-й глас, и Мелетий Младший (ὁ νέος) из Ханьи (ок. 1775), автор пасапноария (распева хвалитных стихов) на 1-й плагальный глас, полиелея «Раби Господа» на 4-й плагальный глас, великого славословия на 1-й глас, богородична «Цвет неувядающий» (῾Ρόδον τὸ ἀμάραντον) на 4-й глас и 3 калофонических ирмосов на 4-й плагальный глас: «Ангели и небеса», «Устрашися всяк слух», «Богородице Приснодево». Большая часть этих произведений Мелетиев опубликована.

Представляют также интерес произведения несинайских мелургов, посвященные Синаю: калофонический ирмос иером. Дамиана Ватопедского (кон. XVII в.) «На Синайской горе виде Тя в купине Моисей» на 3-й глас и полиелей Афанасия V (Маргуния), патриарха К-польского (распетый им, когда он был митрополитом Тырновским и Адрианопольским, кон. XVII в.), на память Екатерины «Терпя потерпех Господа. Аллилуия» на 1-й глас (см., напр., в ркп.: Sinait. Ivir. 1009. Fol. 213).

Арх.: Jerusalem. The Jewish National and University Library: Bayer B. Checklist of the Manuscripts in the Library of the Monastery of St. Catherine in Sinai.
Лит.: Stathis G. Th. I manoscritti e la tradizione musicale Bizantino-Sinaitica. Append.: Il manoscritto musicale Sina 1477 // Θεολογία. ᾿Αθῆναι, 1972. Τ. 41. Τεύχη 1/2. Σ. 271-308; Schartau B. A Checklist of the Settings of George and John Plousiadenos in the Kalophonic Sticherarion Sinai gr. 1234 // CIMAGL. 1993. Vol. 63. P. 297-308; Adsuara C. The Kalophonic Sticherarion Sinai gr. 1251 // Ibid. 1995. Vol. 65. P. 15-58; Στάθης Γ. Τὸ Σινὰ κα τὰ Σιναϊτικὰ μουσικὰ χειρόγραφα // Σιναϊτικὰ ᾿Ανάλεκτα. 2002. Τ. 1. Σ. 145-164.
Г. Статис

Лицевые рукописи греческого собрания

В обширном собрании греч. рукописей Е. в. м. неск. десятков - лицевые. Наиболее ранние относятся к IX в.- это в основном богослужебные книги со скромным орнаментальным декором, возможно созданные на Синае. От X в. сохранилось неск. иллюстрированных рукописей разного происхождения: Лествица прп. Иоанна Лествичника (Sinait. gr. 417, сер. X в.) с орнаментальным декором и портретом прп. Иоанна Лествичника в заставке; рукопись Деяний и посланий апостолов (Sinait. gr. 283), вероятно к-польского происхождения, со вставленными позднее миниатюрами с изображениями апостолов; Евангелие-лекционарий (Sinait. gr. 213, 967 г.), в орнаментах к-рого много вост. мотивов. К рубежу X и XI вв. относится, несомненно, созданное в К-поле Евангелие-лекционарий (Sinait. gr. 204). Оно полностью написано золотом и украшено полностраничными миниатюрами с изображением Иисуса Христа, Богоматери, прп. Петра Моноватского и 4 евангелистов. Миниатюры этой рукописи знаменуют поворот от классицистической живописи Македонского ренессанса к ориентированному на более строгие идеалы духовной жизни искусству XI в.

Период расцвета книжной миниатюры в Византии в XI-XII вв. в собрании Е. в. м. представлен мн. замечательными произведениями. Среди них - подробно иллюстрированный список Христианской топографии Космы Индикоплова (Sinait. gr. 1186, нач. XI в.- датировка К. Вайцмана); список Толкований свт. Иоанна Златоуста на Евангелие от ап. Матфея (Sinait. gr. 364, 1042-1050 гг.), украшенный изображениями этих святых, имп. Константина IX Мономаха, императриц Зои и Феодоры; 2 тома Минология прп. Симеона Метафраста (Sinait. gr. 512, 1055/56 г.; Sinait. gr. 500, 1063 г.), вышедшие из столичной мастерской «переписчика Метафраста». Миниатюры этих рукописей имеют переходные черты от монументального условного стиля конца македон. династии к искусству раннекомниновского периода, к-рое характеризуется изяществом форм и тонкой одухотворенностью образов. Ко 2-й пол. XI в., вероятно, относятся богослужебные Евангелия (Sinait. gr. 205, 208, сер.- 2-я пол. XII в.- датировка Вайцмана и Дж. Галавариса). Возможно, в Студийском мон-ре была создана Книга Иова с комментариями александрийского диак. Олимпиадора (Sinait. gr. 3, XI в.- датировка Вайцмана и Галавариса, X в.? - А. З.). Сохранились 2 высокого уровня исполнения рукописи, Лествица прп. Иоанна Лествичника (Sinait. gr. 418) и Гомилии свт. Григория Назианзина (Sinait. gr. 339), cозданные в К-поле в 1136-1155 гг. по заказу мон. Иосифа Агиогликерита из к-польского мон-ря Пантократора. Иллюстрации Гомилий (сцены на сюжеты проповедей в заставках, миниатюрные фигурки на полях и в инициалах) принадлежат кругу художника Иакова Коккиновафского и относятся к своеобразному направлению в визант. живописи 2-й четв. XII в., для к-рого характерны повышенная экспрессия, динамичные позы и жесты, яркие контрастные цвета и активный световой рисунок.

Из рукописей XIII в. следует отметить Псалтирь и НЗ (Sinait. gr. 2123, 1242 г.) со вставленными позднее портретами императоров Михаила VIII и Иоанна VIII Палеологов, а также Четвероевангелие (Sinait. gr. 198). Иллюстрированные рукописи палеологовского периода не вошли в изданный в 1990 г. Вайцманом и Галаварисом 1-й т. каталога Синайского собрания, в наст. время лишь нек-рые из них опубликованы в альбомах и отдельных статьях.

Лит.: Galavaris G. Illuminated Manuscripts // Sinai: Treasures of the Monastery of St. Catherine / Ed. K. A. Manafis. Athens, 1990. P. 311-345; Weitzmann K., Galavaris G. The Monastery of St. Catherine at Mount Sinai: The Illuminated Greek Manuscripts. Princeton, 1990. Vol. 1; Brock G. A Venerable Manuscript Collection // The Monastery of St. Catherine / Ed. O. Baddeley, E. Brunner. L., 1996. P. 85-98.
А. В. Захарова

Арабские рукописи

составляют 2-ю по численности группу манускриптов в б-ке Е. в. м., включавшую до находки 1975 г. 603 кодекса в общей нумерации с печатными изданиями. Наиболее ранний перечень составлен для еп. Порфирия (Успенского) и издан в составе его архива. Первый опубликованный каталог, вернее перечень, со мн. неточностями в 1893 г. составила Маргарет Данлоп Гибсон (1843-1920) по порядку уже систематизированных и пронумерованных к тому времени кодексов. По условию Е. в. м. публикация была дана на греч. языке. В нач. 50-х гг. ХХ в. Азизом Сурьялом Атыйей было произведено микрофильмирование 306 наиболее важных и лучше сохранившихся рукописей (т. е. половины от общего числа) в 2 комплектах: один был передан в б-ку Александрийского ун-та Египта, второй - в Б-ку Конгресса США. При этом обнаружились 18 рукописей из ок. 50, ранее отмеченных Гибсон как утраченные, но выяснилась пропажа 4, имевшихся ранее. Каталогизацию араб. части новонайденных в 1975 г. рукописей осуществил в 1985 г. И. Э. Меймарис, выделивший 156 позиций: 70 манускриптов и единичный фрагмент на пергамене и 85 рукописей на бумаге. Единица описания в его каталоге представляет кодекс либо фрагмент кодекса, возможно сохранившегося в основной части собрания либо утраченного, что затрудняет определение общего числа кодексов. Т. о. араб. собрание Е. в. м. насчитывает ок. 750 кодексов. Публикации, отождествления и исследования араб. рукописей осуществляли Г. Л. Флейшер (1854), Й. Эструп (1897), Э. Нестле (1897), A. Меркс (1898), Гибсон (1894-1899), Н. Я. Марр (1906), И. Ю. Крачковский (1909-1914), Ф. Кренков (1926), Р. Н. Бойд (1942), У. Бен Хорин (1961), И. Дик (1961), И. Блау (1962-1965), Р. В. Гварамия (1965), Й. Ю. Нессим (1967), Ж. Тропо (1970), А. Н. Тер-Гевондян (1968-1973), Ж. Гаритт (1968-1977), Ж. М. Соже (1969-1976), Х. Стаал (1969-1984), Самир Халил Самир (1975-1981), А. В. Пайкова (1985), Б. Пироне (1991), А. Дринт (1999), Х. П. Монферрер-Сала (2000), Ж. Валантен (2003), А. Бруни (2004), С. П. Брок (2004), Т. В. Пентковская (2004), A. Трейджер (2005), Г. Р. Парпулов (2006), Х. Кашу (2007) и др.

Старейшие датированные рукописи относятся к 867, 868, 873, 897, 901, 901/2, 909, 965, 977, 989, 995 гг. В старой части собрания 12 отнесены к XI в., 22 - к XII в., 115 - к XIII в., 33 - к XIV в., 12 - к XV в., 5 - к XVI в., 19 - к XVII в., 20 - к XVIII в., 4 - к XIX в. Находка 1975 г. выявила, в частности, старейшую датированную араб. рукопись Евангелия (фрагмент, состоящий из последних 5 листов кодекса), отнесенную автором каталога к 859 г., но содержащую указания на дни месяцев и день недели, совпадение которых, причем очень точное, имело место только в 873 г. В удельном соотношении наиболее полно представлен XIII в., к которому относится ок. половины рукописей (332 в старой части), что объясняется монг. вторжением в Сирию и Палестину, когда Е. в. м. стал убежищем для мн. ближневост. христиан. Отмечается значительная доля (около четверти) датированных рукописей - 240 кодексов старой части. Старая часть собрания содержит 32 пергаменные рукописи, в т. ч. с датами 867, 897 и 1065 гг.; новооткрытая - 70 номеров, из них датированные - 868, 873, 901, 965 гг. Древнейшие рукописи на бумаге в старой части собрания относятся к 900, 977, 989 и 995/6 гг., в новой части - к 1017, 1160, 1192, 1247, 1262 и 1268 гг.

Неск. рукописей представляют собой греко-араб. билингвы и сборники греч. литургических чтений с одновременно вписанными араб. рубриками, одна - копт.-араб. билингву.

Наибольшее число рукописей составляют списки книг НЗ, Псалтири и сборники разнообразного содержания, преимущественно учительного и житийного. Единичные рукописи включают медицинские сочинения.

В кодикологическом отношении примечательны выявленные Атыйей палимпсест «Codex Arabicus» (Sinait. arab. 514, IX в.), содержащий 5 слоев текстов на сир., греч. и араб. языках, а также 3-слойный палимпсест Sinait. arab. 588 с удаленными сир. текстами. Последний был переплетен с использованием папирусных листов с греч. новозаветными текстами VII в.

Рукопись Sinait. arab. 72, датированная 6389 г. «от сотворения мира, как принято в церкви Воскресения в Иерусалиме», и 284 г. «по годам арабов», содержит синхронизм, важный для датировки близких по месту и времени создания памятников.

Из исторических сочинений несомненный интерес представляет ранний список (Sinait. arab. 580b, 989 г.) сочинения Агапия Манбиджского (ок. 941), сохранившего достоверный текст Testimonium Flavianum (свидетельства о Христе Иосифа Флавия).

Лит.: Сырку П. А. Описание бумаг Порфирия Успенского, пожертвованных им в Имп. АН // ЗИАН. 1891. Т. 64. Кн. 2. С. 336; Gibson M. D. Catalogue of the Arabic MSS in the Convent of St. Katharine on Mount Sinai. L., 1894. (Studia Sinaitica; 3); Lewis A. S., Gibson M. D. Forty-one Facsimiles of Dated Christian Arabic Manuscripts. Camb., 1907. (Studia Sinaitica; 12); Atiya A. S. The Arabic Manuscripts of Mount Sinai. Baltimore, 1955; idem. Catalogue Raisonne of the Mount Sinai Arabic Manuscripts. Alexandria, 1970; Μεϊμάρης ᾿Ι. ᾿Ε. Κατάλογος τῶν νέων ἀραβικῶν χειρογράφων τῆς ῾Ιερᾶς Μονῆς ῾Αγίας Αἰκατερίνης τοῦ ῎Ορους Σινᾶ. ᾿Αθῆναι, 1985.
Д. А. Морозов

Славянские рукописи

Слав. фонд б-ки Е. в. м. состоит из 2 частей: старой, известной с XIX в. (44 рукописи XI-XVIII вв.), и новой, обнаруженной в 1975 г. (41 кодекс и / или отрывок XI-XVI вв.). Новая часть собрания имеет подробное описание на англ. языке (Tarnanidis. 1988), в к-ром полностью фототипически воспроизведены отрывки древнейших рукописей. Обе части собрания теснейшим образом связаны между собой, по крайней мере по 16 номеров в каждой из них являются частями одного и того же кодекса (см.: Ibid. N 1, 2, 6-8, 13, 16, 18, 35, 39, 40; СКСРК, XIV. Прил. 1. С. 560-561, 563, 567, 580), поэтому реальное число рукописей в собрании составляет от 60 до 70. Несмотря на достаточно скромные размеры, фонд имеет исключительное значение для палеославистики, в особенности для изучения древнейшего периода слав. письменности и лит-ры, «первого восточнославянского влияния» (см.: Древнерусские (восточнославянские) влияния на книжность южных славян) и переводческой деятельности слав. книжников на Афоне в XII-XIII вв. и 1-й пол. XIV в. (см. статьи: Евергетидский Типикон; Иоанн, старец; свт. Савва I, архиеп. Сербский). В собрании имеется ряд палимпсестов, в т. ч. на глаголице. Старые описания и обзоры фонда (до 60-х гг. XX в. включительно) в целом ряде случаев (преимущественно в отношении кириллических памятников XII-XIV вв.) страдают неточностями в определении извода и датировки рукописей, вызванных спецификой развития слав. палеографии в XIX - 1-й четв. XX в., ориентировавшейся в первую очередь на древнерус. почерки.

Старослав. рукописи представлены глаголическими памятниками XI в.: Синайской Псалтирью (Sinait. slav. 38 и 2/N), Синайским Требником («Euhologium Sinaiticum» - Sinait. slav. 37 и 1/N), новонайденным (Sinait. slav. 5/N) богослужебным сборником («Миссалом») c чинами богослужения по вост. и зап. обряду, в составе к-рого сохранились фрагменты литургии ап. Петра (Паренти С. Глаголический список римско-визант. литургии св. Петра (Син. глаг. 5/N) // Palaeobulgarica. 1994. № 4. С. 3-14), отрывком Минеи праздничной XI-XII вв. (Sinait. slav. 4/N), а также палимпсестными листами в составе сборника-конволюта Sinait. slav. 34 (отрывки Минеи праздничной или Октоиха - Гранстрем Е. Э. Славяно-русские палимпсесты // АЕ за 1963. М., 1964. С. 220; СКСРК, XI-XIII. № 305) и Апостола-апракос Sinait. slav. 39 (отрывки Евангелия-апракос -Altbauer, Mareš. 1981). Ряд памятников древнейшего периода слав. гимнографии (службы равноап. Константину (Кириллу) Философу, прп. Алексию, человеку Божию, Климента Охридского, свт. Ахиллию, еп. Ларисскому, и др.) содержит болг. Минея праздничная Sinait. slav. 25, ок. 1339 (?) г., архаичного состава (Иванова. 1991; Савова В. Непознато химнографско произведение на св. Климент Охридски за св. Алексий Човек Божи: Предв. бележки) // Palaeobulgarica. 2003. № 2. С. 3-12).

В числе среднеболг. рукописей особое место занимают ранние представители этого языкового извода - Добромирово Евангелие нач. (?) XII в. (Sinait. slav. 43 и 7/N) и глаголическая Псалтирь Димитрия того же столетия (Sinait. slav. 3/N), содержащая также неск. неканонических молитв и древнейший образец лечебника на слав. языке, авторство к-рого приписано здесь св. бессребренику Косме («Врачъба Козминаа» - Tarnanidis. 1988. P. 93-94, 99). Рубежом XII-XIII вв. датируется Требник («Постригальник») в составе сборника-конволюта из болг. и рус. рукописей (Sinait. slav. 34). Позднейшая часть того же сборника (XIII в.), содержащая поучения, Жития и апокрифы (см.: Загребин. 1979), отражает русско-болг. лит. связи XII-XIII вв. Ряд рукописей сер.- 3-й четв. XIV в. (Октоихи - Sinait. slav. 19 и 20; Триоди, постная и цветная,- Sinait. slav. 23 и 24) представляют ранние образцы афонских переводов богослужебных книг в этом столетии и содержат сведения о деятельности болг. переводчиков старца Иоанна, Иосифа и Закхея (Попов. 1978; Йовчева. 2004). Кроме того, они имеют вкладную запись в Синайский мон-рь 1360 г. известного серб. церковно-политического деятеля и книжника Иакова, митр. Серрского.

Среди восточнослав. рукописей cледует отметить Бычковско-Синайскую Псалтирь кон. XI - нач. XII в. (Sinait. slav. 6 и 6/N), один из древнейших (XII в.) рус. списков Апостола-апракос - Sinait. slav. 39 (Пентковский, Пентковская. 2003) с защитным листом из сборника того же времени, содержащим отрывок «Беседы трех святителей» (Taube. 1988/1989), Пандекты Никона Черногорца раннего XIII в. (Sinait. slav. 34 и 18/N - СКСРК, XIV. Прил. 1. С. 567). Сборник богослужебный (Часослов?) новгородского происхождения (Sinait. slav. 13) кон. XIV или раннего XV в. (в лит-ре он обычно ошибочно считается серб. и датируется XII-XIII вв.) содержит один из древнейших списков слав. Молитвы Св. Троице с упоминанием имен зап. святых. Интерес для изучения связей Синая с Россией и Украиной в XVII - сер. XVIII в. представляет «милостинный» Синодик (Sinait. slav. 9b), с к-рым монастырские посольства путешествовали в Москву и С.-Петербург (см.: Altbauer M. An East-Slavic Sinodik from the Sinai. Köln; Weimar; W., 1992).

Серб. часть фонда представлена рукописями XIII-XVI вв. Особого внимания среди них заслуживают сборник XIII в., содержащий ряд Житий и апокрифов, а также единственный список слав. перевода богослужебной части Евергетидского типикона (Sinait. slav. 14/N), 3 Псалтири того же времени (Sinait. slav. 7, 8/N, 26/N), Служебники XIV в. в форме свитков (Sinait. slav. 38/N, 1342 г., и 39-40/N). Ряд серб. рукописей (Евангелие-апракос - Sinait. slav. 3; Псалтирь с восследованием - Sinait. slav. 9а; Требник - Sinait. slav. 16; Сборник - Sinait. slav. 33; литургический свиток - Sinait. slav. 40/N) атрибутируются монахам-книгописцам Иакову и Иоанникию-Иоанну, работавшим непосредственно на Синае (Цернић. 1982. С. 19-21), а богослужебный сборник 3-й четв. XIV в. (Sinait. slav. 2 и 32/N) - Равуле, писавшему в сев. части Македонии (Цернић. 1982. С. 21-22). Почерки этих книгописцев отличаются редкой для своего времени архаичностью, поэтому еще недавно их рукописи датировались XIII в.

История складывания слав. фонда монастырского собрания (за исключением рукописей Иакова и Иоанникия (Иоанна) и вкладов митр. Иакова) с трудом поддается реконструкции. Часть рукописей, вероятно, попала в мон-рь с иноками или паломниками, часть была переписана на месте, какое-то количество могло поступить из слав. монашеских колоний в Палестине - рус. Богородицкого мон-ря, упоминаемого в Житии прп. Евфросинии Полоцкой; рус. общины («Михайловского монастыря») в лавре св. Саввы Освященного, существовавшей в 20-х гг. XIII в. и о к-рой говорится в Житии свт. Саввы Сербского (Доментиjан, иером. Житиje cв. Саве. Београд, 2001. С. 296-297, 488); серб. Архангельского мон-ря в Иерусалиме, основанного в 1314/15 г. и сохранявшего национальный характер до кон. XVI в., а также из неизвестных по имени болг. обителей. Так, на начальном листе серб. Канонника 1-й пол.- сер. XIV в. (РНБ. Q.п.I. 58), хранящемся в Национальной б-ке в Париже (Paris. slav. 65. Fol. 2), имеется кириллическая запись XVI в. о передаче рукописи на Синай из иерусалимского Архангельского мон-ря (СКСРК, XIV. С. 503. № 347). Со 2-й четв. XIX в. собрание начинает распыляться в результате собирательской и исследовательской деятельности ученых, в первую очередь из слав. стран. Отрывки ряда слав. рукописей Синая (Cинайской глаголической Псалтири, Синайского Требника (Евхология), Бычковско-Синайской Псалтири, Добромирова Евангелия, русско-болг. сборника-конволюта XII-XIII и XIII вв., рус. Часослова XIII в.), а также целые кодексы (Златоуст Ягича, серб. Канонник XIV в.), вывезенные из мон-ря в сер.- кон. XIX в., находятся в хранилищах С.-Петербурга, Парижа и Ватикана. Слав. старопечатное собрание б-ки мон-ря нуждается в изучении.

Лит.: Порфирий (Успенский), архим. Первое путешествие в Синайский мон-рь в 1845 г. СПб., 1856. С. 214-225; Антонин (Капустин), архим. Из записок Синайского богомольца // ТКДА. 1873. № 9. С. 348-354; Отчет Имп. Публичной б-ки за 1899 г. СПб., 1900. С. 153-157; Розов В. А. Болгарские рукописи Иерусалима и Синая // Минало. София, 1914. Кн. 9. С. 16-35; он же. Српски рукописи Jерусалима и Синаjа // Jужнословенски филолог. 1925/1926. Књ. 5. С. 118-129; Сперанский М. Н. Слав. письменность XI-XIV вв. на Синае и в Палестине // ИОРЯС. 1927. Т. 32. С. 43-118; Snoj A. Staroslovenski rokopisi v sinajskem samostanu Sv. Katarine // Bogoslovski vesnik. 1936. N 3. S. 161-180; Розов Н. Н. Южнославянские рукописи Синайского мон-ря // Научные докл. Высш. школы. Сер.: Филол. науки. 1961. № 4. С. 129-138; Попов Г. Новооткрито сведение за преводческата дейност на бълг. книжовници от Св. гора през първата пол. на XIV в. // Български език. 1978. № 5. С. 402-410; Загребин В. М. О происхождении и судьбе нек-рых слав. палимпсестов Синая // Из истории рукописных и старопечатных собраний [ГПБ]: Исслед., обзоры, публ. Л., 1979. С. 61-80 (То же // Он же. Исследования памятников южнослав. и древнерус. письменности. М.; СПб., 2006. С. 215-231); Altbauer M., Mareš F. V. Fragmentum glagoliticum evangeliarii palaeoslovenici in codice Sinaitico 39 (palimpsestum) // Anzeiger d. philol.-hist. Kl. d. Osterreichische Akad. d. Wiss. W., 1981. Bd. 117. S. 139-152; Станчев К. Неизвестные и малоизвестные болг. рукописи в Париже // Palaeobulgarica. 1981. N 3. С. 85-91; Цернић Л. Белешке о писарима неких српских рукописа у манастиру св. Катарине на Синаjу // АрхПр. 1982. Бр. 4. С. 19-62; Куев К. Съдбата на старобълг. ръкописна книга през вековете. София, 19862. С. 75, 131, 192-194, 199-200, 239-240; Велчева Б. Новооткрити ръкописи в Синайския манастир «Света Екатерина» // Palaeobulgarica. 1988. N 3. С. 126-129; Tarnanidis I. C. The Slavonic Manuscripts, Discovered in 1975 at St. Catherine's Monastery on Mount Sinai. Thessal., 1988 (рец.: Шпадиjер И. // АрхПр. 1990. Бр. 12. С. 341-347; Момина М. А. // ВЯ. 1990. № 6. С. 143-146); Taube M. An Early 12th Cent. Kievan Fragment of the Беседа трех святителей // HUS. 1988/1989. Vol. 12/13. P. 346-359; Иванова К. Служба на св. Ахил Лариски (Преспански) от Синайския празничен миней № 25 // Palaeobulgarica. 1991. N 4. С. 11-22; Mareš F. V. Význam staroslovĕnských rukopisů novĕ objevených na hoře Sinaj // Palaeoslovenica: Památce J. Kurze (1901-1972). Praha, 1991 (= Slavia. Roč. 60. Seš. 3). S. 1-7; idem. Význam staroslovĕnských rukopisů novĕ objevených na hoře Sinaj: K hlaholskym rukopisum 3/N a 4/N // Slavia. 1993. Roč. 62. Seš. 2. S. 125-130; КМЕ. Т. 3. С. 542-545, 603-622; Пентковский А. М., Пентковская Т. В. Синайский апостол (Sin. slav. 39): История текста и история рукописи // Лингвистическое источниковедение и история рус. языка: 2002-2003. М., 2003. С. 121-191; Йовчева М. Новоизводният славянски Октоих по най-ранния препис в кодексите 19 и 20 от манастира «Св. Екатерина» в Синай // Преводите през XIV cт. на Балканите. София, 2004. С. 205-234.
А. А. Турилов

Рукописи на сирийском и других языках

Согласно каталогу рукописей, составленному М. Камилем, cтарое собрание сир. рукописей Е. в. м. насчитывает 266 манускриптов VI-XVII вв., из к-рых 61 пергаменный, 200 бумажных и 5 кодексов, для написания к-рых использовались одновременно и пергамен и бумага. 2 рукописи датируются VI в., 5 - VII в., 1 - VII-VIII вв., 10 - VIII в., 11- IX в., 3 - X в., 1 - X-XI вв., 13 - XI в., 15 - XII в., 5 - XII-XIII в., 193 - XIII вв., 5 - XIV в., 1 - XV в., 1 - XVII в. Значительное число манускриптов имеет колофон с точной датой их написания. Однако в процессе дальнейшего исследования манускриптов сир. собрания оказалось, что нек-рые рукописи, к-рым присвоен отдельный номер, являются частями одного и того же кодекса; были уточнены многие датировки. Подробное описание рукописей старого собрания до сих пор не составлено.

Сир. рукописи, хранящиеся в Е. в. м., переписывались не только на Синае, но и в др. регионах. Так, некогда принадлежавшая Е. в. м. и в наст. время разделенная на части и хранящаяся в различных европ. б-ках «Книга о совершенстве», написанная в нач. VII в. сир. писателем Мартирием (Сахдоной), была переписана в 837 г. в Урфе (Эдессе) и предназначена, по сообщению писца, в дар Е. в. м. Наиболее ранняя из сир. рукописей, созданных в синайском скриптории,- Сборник Житий 886 г. XIII век был временем расцвета сир. скриптория в Е. в. м., мн. писцы были родом из г. Карры в Сирии.

Если древнейшие рукописи содержат гл. обр. тексты Свящ. Писания и творения отцов Церкви, то большинство рукописей Х-XIV вв. представляют собой богослужебные книги. Значительная часть собрания - почти 100 рукописей - состоит из книг Свящ. Писания. Наиболее известен Codex Syriacus (Sinait. syr. 30), введенный в научный оборот А. Смит-Льюис. Верхний текст содержит Жития святых и принадлежит писцу Иоанну Столпнику (778). Нижний текст V в. представляет собой древнейший сир. перевод Евангелия, сохранившийся, включая Codex Syriacus, только в 2 списках. Из древних списков книг ВЗ следует также отметить 1-ю и 2-ю Книги Самуила - Sinait. syr. 35 (2 А, 2 В), VII в.; Книгу царств - Sinait. syr. 28 (1 А, 1 В), VIII в.; 1-3-ю Книги Маккавеев - Sinait. syr. 279, VIII в.; из книг НЗ - палимпсесты с текстами Четвероевангелия (перевод Пешитта) - Sinait. syr. 2, VI в. и Деяний и посланий св. апостолов - Sinait. syr. 5, VI в.; Евангелие от Луки - Sinait. syr. 12, VII в.; Послания ап. Павла (перевод Пешитта) - Sinait. syr. 3, VII в.

Из святоотеческих творений наиболее примечателен сир. перевод VI в. «Ареопагитик» (Sinait. syr. 52, VIII-IX вв.). В списках VIII в. сохранились Шестоднев свт. Василия Великого (Sinait. syr. 56), 29 Слов («Аскетикон») Исаии Скитского (Sinait. syr. 62, 758 г.), сочинения прп. Иоанна Лествичника, Иакова Саругского (яковит) и Анастасия I Синаита, патриарха Антиохийского (Sinait. syr. 68). Особое значение имеет единственная сохранившаяся рукопись «Апологии» Аристида (Sinait. syr. 10, VII в.), греч. прототип к-рой был до этого известен только по цитированию его в «Повести о Варлааме и Иоасафе» прп. Иоанна Дамаскина.

В синайских рукописях представлен сир. перевод произведений античных авторов: 3 сочинений Плутарха и 1 - Лукиана, нек-рых изречений Пифагора.

Из 110 рукописей нового собрания 79 являются фрагментами, в их числе - 9 отрывков из книг ВЗ VI и VII вв. (Sinait. syr. Sp. 1-8, 79), 10 отрывков из Псалтири (в т. ч. Sinait. syr. Sp. 9, VII в.) и 40 отрывков из сочинений отцов Церкви и церковных писателей (свт. Амфилохия, еп. Иконийского, свт. Василия Великого, свт. Иоанна Златоуста, прп. Ефрема Сирина, Евагрия Понтийского, прп. Иоанна Лествичника, Иакова Саругского и др.); из них наибольший интерес представляют 2 фрагмента. 1-й (Sinait. syr. Sp. 23) содержит текст из считавшегося утраченным соч. «Главы против Гаия» сщмч. Ипполита Римского. 2-й (Sinait. syr. Sp. 37) - отрывок из «Ареопагитик» (Sinait. syr. 52). Нек-рые фрагменты содержат ранее неизвестные сир. переводы произведений греч. авторов, напр. Житие свт. Григория Чудотворца, написанное свт. Григорием Нисским (Sinait. syr. Sp. 24), и Житие прп. Евфимия Великого, созданное Кириллом Скифопольским (Sinait. syr. Sp. 36); др. фрагменты сохранили перевод утраченных греч. редакций тех или иных произведений, напр. Сказания об обретении Честного Креста Господня Иудой-Кириаком (Sinait. syr. Sp. 40) и Жития прп. Марии Египетской (Sinait. syr. Sp. 46).

Нижний текст сир. палимпсеста Sinait. syr. Sp. 12 (Х в.) представляет собой арм. перевод толкования свт. Иоанна Златоуста на псалмы.

В числе новых находок - 9 сир. папирусов.

Старое собрание сир. рукописей включает 3 манускрипта XI в., написанные на диалекте, известном как христ. палестинский арамейский или палестинский сирийский: 2 Евангелия-лекционария, имеющие точные даты написания (1092 и 1094), и сборник святоотеческих творений. Кроме того, Профитологий (Sinait. syr. 178, Х в.) содержит 6 листов, написанных на этом диалекте, с текстом мемр (поэтических гомилий), посвященных апостолам Петру и Павлу.

Предварительный каталог новых находок составлен мон. Филофеей, 79 сир. фрагментов описаны и опубликованы С. П. Броком.

18 рукописей на христ. палестинском арамейском диалекте VI-XIII вв. есть и в новом собрании, напр. палимпсест Sinait. syr. Sp. 7 (VII/VIII и Х вв.; нижний текст представляет собой гомилию свт. Иоанна Златоуста о блудном сыне, а верхний - Евангелие от Луки на сир. языке), фрагменты Свящ. Писания и Apophthegmata Patrum, сочинения прп. Ефрема Сирина «О покаянии».

Из рукописей на др. языках в б-ке Е. в. м. хранятся грузинские (86 старого собрания и 150 нового собрания, в т. ч. на папирусе; см. подробнее в ст. Грузинская Православная Церковь, разд. «Монастырские школы»), 8 эфиопских (6 старого собрания и 2 нового собрания), 3 латинские (1 старого собрания и 2 нового собрания, в т. ч. Псалтирь Х в.), коптская (Часослов XIII в. на 2 языках: коптском и арабском), армянская, персидская, еврейская, польская (Статут XV в.).

Лит.: Lewis A. S. Catalogue of the Syriac MSS. in the Convent of St. Katharine on Mount Sinai. L., 1894. (Studia Sinaitica; 1); Kamil M. Catalogue of all Manuscripts in the Monastery of St. Catherine on the Mount Sinai. Wiesbaden, 1970. Р. 149-161; Σινᾶ̇ Οἱ θησαυρο τῆς Μονῆς ῾Αγίας Αἰκατερίνης / ᾿Επ. Κ. Μανάθης. ᾿Αθήνα, 1990. Σ. 359-360; Brock S. P. Catalogue of Syriac Fragments (New Finds) in the Library of the Monastery of St. Catherine, Mount Sinai. Athens, 1995; idem. A Venerable Manuscript Collection // The Monastery of Saint Catherine / Ed. O. Baddeley, E. Brunner. L., 1996. P. 85-86, 92-95.
Э. П. А.

Художественное собрание

Существенный вклад в изучение художественного собрания мон-ря внесли рус. ученые - архим. Антонин (Капустин), еп. Порфирий (Успенский), А. С. Норов, Н. П. Кондаков, А. А. Дмитриевский, В. Н. Бенешевич и др. В 1850 г. Порфирий (Успенский) привез из мон-ря в Киев значительное количество икон, впосл. пожертвованных им в Музей КДА. После революции 1917 г. иконы находились в музейном комплексе, образованном на месте Киево-Печерской лавры (ныне НКПИКЗ). В 1940 г. ранние памятники были переданы в Музей западного и восточного искусства (ныне Музей искусства им. Б. и В. Ханенко в Киеве). Во время Великой Отечественной войны, в период оккупации Киева, иконы были вывезены немцами из Киево-Печерской лавры, их судьба неизвестна; сохранились лишь 4 древнейшие энкаустические иконы, которые были вывезены во время эвакуации.

В 1887 г. Дмитриевский составил 1-й сводный каталог икон Е. в. м., рукопись погибла после 1917 г. (опубл. не была). Бенешевичем и Кондаковым было задумано и начато многотомное издание синайских памятников «Monumenta Sinaitica», не реализованное в связи с революционными событиями в России (вышло 2 тома).

Активное изучение иконного собрания Е. в. м. началось в XX в. греч. исследователями. Одним из первых был К. Амандос, опубликовавший надписи на иконах. В 1938 г. в монастыре работали супруги Г. и М. Сотириу, составленный ими 2-томный каталог икон был опубликован в 1956-1958 гг. Их труды продолжил К. Вайцман, изучавший иконное собрание в 1956-1965 гг. и выпустивший ряд публикаций по визант. иконам Синая. Изучением древностей Е. в. м. с 60-х гг. XX в. активно занимались также греч. исследователи (М. Хадзидакис, Д. Мурики и др.). В 2004-2005 гг. силами российских специалистов (группа исследователей под рук. Н. И. Комашко) была проведена работа по выявлению, описанию и атрибуции хранящихся в собрании мон-ря рус. и укр. художественных памятников XVI-XIX вв.

С 1997 г. визант. иконы Е. в. м. регулярно участвуют в международных выставочных проектах («Слава Византии», Метрополитен-музей, Нью-Йорк, 1997; «Синай. Византия. Русь», ГЭ, С.-Петербург, 2000; «Византия: вера и власть», Метрополитен-музей, Нью-Йорк, 2004). Отдельные выставки были посвящены иконам Е. в. м. («Паломничество на Синай», Музей Бенаки, Афины, 2003; «Святой образ», Музей Гетти, Лос-Анджелес, США, 2007). Проведение выставок привело к росту интереса к синайским иконам и их активному научному изучению. В 2001 г. в монастыре был открыт музей, где экспонируются наиболее значительные памятники собрания.

Собрание икон

Иконы византийского и поствизантийского круга. Мон-рь обладает уникальной коллекцией энкаустических икон VI-IX вв. Исследователи выделяют среди сохранившихся памятников неск. художественных традиций - к-польскую, египетскую и сиро-палестинскую. Иконы «Христос Пантократор» (VI - 1-я пол. VII в.), «Богоматерь на престоле, со святыми Феодором Тироном и Георгием», «Ап. Петр» атрибутируются столичной мастерской, тогда как «Вознесение» с образом Спаса Еммануила, сидящего на радуге, и «Три отрока в пещи огненной» (обе датируются в пределах VI-VII вв.), вероятно, были выполнены на востоке империи. Появление в мон-ре нек-рых из этих икон связывают с имп. дарами, напр., по мнению Хадзидакиса, икона «Христос Пантократор» могла быть даром имп. Юстиниана и иметь отношение к мозаичной иконе Спасителя на воротах главного входа (Халка) в комплекс Большого дворца в К-поле.

4 небольшие энкаустические иконы VI-VII вв.: «Св. Иоанн Предтеча», «Богоматерь с Младенцем», «Святые Сергий и Вакх», «Мученик и мученица (Святые Платон и Гликерия?)» - из коллекции Порфирия (Успенского) также неоднородны по своим художественным характеристикам. Икону «Cв. Иоанн Предтеча» ученые склонны относить к искусству Египта и датировать V-VI вв. Мнения об иконе «Богоматерь с Младенцем» различны: часть исследователей (Кондаков, А. Грабар, В. Н. Лазарев (публикация 1947)) полагают, что она была выполнена в Египте, другие (Д. В. Айналов, Вайцман, Лазарев (публикации 1967-1986)) - в К-поле; в отношении даты большинство склоняется к VI в. Икону «Святые Сергий и Вакх» связывают, как правило, с Египтом, но не исключают ее к-польское происхождение (Айналов, Вайцман), датируется в пределах VI-VIII вв. Остатки надписей с именами святых на иконе «Мученик и мученица» (V-VII вв.) прочитывали по-разному (Этингоф. 2005. С. 553-559), преобладает мнение о ее принадлежности к сиро-палестинскому кругу.

Др. группа древнейших синайских икон, выполненных темперой, создана в традициях вост. искусства VIII-IX вв. в Сирии или в Палестине (т. н. сиро-палестинская мастерская). К ней принадлежат: «Распятие» (VIII в.), «Рождество Христово» (VIII-IX вв.), «Вознесение» (IX-X вв.), средняя часть триптиха с сохранившимися композициями - «Рождество Христово», «Введение во храм Богородицы», «Вознесение», «Пятидесятница» (IX-X вв.). Художественный стиль некоторых икон напоминает стиль рукописей вост. происхождения - напр., изображение Христа, облаченного в длинную одежду в сцене «Распятие» в Евангелии Раввулы (Laurent. Plut. I.56, 586 г.). К местным копт. произведениям можно отнести икону «Св. Меркурий, убивающий Юлиана Отступника» (X в.) на сюжет, описанный в хрониках Созомена, Иоанна Малалы, а также в Житии свт. Василия Великого. Помимо икон сиро-палестинской традиции среди произведений X в. сохранилась значительная часть работ к-польских мастеров, напр. небольшой образ «Омовение ног» (1-я пол. X в.). Вероятно, в мон-ре существовала иконописная мастерская, где создавались иконы в к-польской традиции.

Уникален замысел иконы сер. X в., являющейся древнейшей сохранившейся иллюстрацией истории Нерукотворного образа Спасителя. В верхней части представлены сюжет исцеления царя Авгаря, держащего в руках Нерукотворный образ (справа), и изображение ап. Фаддея (слева), внизу - прп. Антоний Великий, свт. Василий Великий и прп. Ефрем Сирин. Неск. небольших икон выполнено в традициях искусства времени правления Македонской династии (кон. X - сер. XI в.): «Ап. Филипп» и «Свт. Николай, со святыми на полях».

В Е. в. м. сохранилась редкая коллекция минейных икон. К ранним произведениям принадлежат: створка тетраптиха на сент., окт. и нояб.; диптих с годовым циклом, в навершиях створок к-рого изображены в медальонах Спаситель, Богоматерь и 12 праздников (оба минология 2-й пол. XI в.; 1050-1100 гг.- дата в кат. Holy Image. 2007. P. 195).

Памятники XII в. отражают эволюцию комниновского стиля. Проблемой остается определение места их создания: К-поль или Синай. Для синайских икон этого периода характерны приемы, неизвестные в произведениях др. центров и школ, напр. «сферический свет» на золотых нимбах. Сохранились иконы 1-й пол. XII в. «Богоматерь «Киккотисса», со святыми на полях» и створка складня с изображением композиции «Рождество Христово». Высокий уровень произведений и немногочисленные сведения о монастырской митрополичьей иконописной мастерской, а также отсутствие характерных признаков ее произведений затрудняют их атрибуцию.

2-й пол. XII в. датируются несколько эпистилиев. Самый ранний эпистилий (ок. сер. XII в.) на 4 досках с 12 композициями («Благовещение», «Рождество Христово», «Введение во храм», «Крещение Пресв. Богородицы», «Преображение», «Воскрешение Лазаря», «Вход Господень в Иерусалим», «Распятие», «Сошествие во ад», «Вознесение», «Сошествие Св. Духа», «Успение Пресв. Богородицы»), по мнению Вайцмана, мог быть выполнен кипрским мастером; не исключено его синайское происхождение. 2-й пол.- 3-й четв. XII в. датируются эпистилии «Чудеса св. Евстратия» и 2 сохранившиеся части с изображением праздников и Деисуса в центре. «Чудеса св. Евстратия» Вайцманом были отнесены также к работе кипрского мастера нач. XII в., Н. Паттерсон-Шевченко заметила, что стилистические приемы указывают на 2-ю пол. XII в. В кон. XII в. были написаны тетраптих с 12 праздниками, «Чудо арх. Михаила в Хонех», мозаичная икона к-польского происхождения с поясным изображением вмч. Димитрия Солунского. Ближе к кон. XII в. написана икона «Лествица прп. Иоанна Лествичника». Типичным произведением позднекомниновского маньеризма является икона «Благовещение».

Вероятно, монастырского происхождения образ «Лествица прп. Иоанна Лествичника» (кон. XII в.), являющийся древнейшим из сохранившихся иконописных произведений на этот сюжет. По иконографии он восходит к миниатюрам XI-XII вв. Мозаичный образ «Богоматерь Одигитрия» рубежа XII и XIII вв. некоторыми исследователями признается работой мастерской крестоносцев, использовавшей к-польские иконографические образцы. Аргументами в пользу этой гипотезы служат пестрый орнаментальный фон иконы и ряд аналогий среди произведений мастеров-крестоносцев (Holy Image. 2007. P. 141-143). Другие исследователи не исключают ее к-польского или местного происхождения (Pilgrimage to Sinai. 2004. P. 70).

XIII век представлен самой многочисленной группой икон. В искусстве этого периода прослеживается неск. тенденций и этапов. Иконы нач. XIII в., написанные в К-поле или в Е. в. м., относятся к числу лучших монументальных образов, сохранивших отголоски классических комниновских творений. Они предназначались, как правило, для кафоликона. На ранний XIII в. приходится расцвет житийной иконографии. К этому времени восходит неск. житийных икон, среди к-рых - монументальные ростовые образы прор. Моисея, вмц. Екатерины, св. Иоанна Предтечи, вмч. Георгия, а также поясные житийные иконы свт. Николая и вмч. Пантелеимона. Образы покровителей мон-ря вмц. Екатерины и прор. Моисея - самые ранние из известных житийных икон. Некоторые исследователи пытаются связать житийный образ вмц. Екатерины с иконой, упоминавшейся паломниками в XIV в., в храме, посвященном святой, на вершине горы. Созданный по заказу мон. Иоанна, бывшего родом из Грузии, образ вмч. Георгия, по мнению Э. Константинидис, предназначался для несохранившегося, но известного по источникам парекклисиона вмч. Георгия.

Ок. 1200 г. был создан комплект из 12 икон-миней, ныне находящийся на колоннах кафоликона. Нач. XIII в. традиционно датируются 2 монументальных образа - «Прор. Илия, питаемый вороном» (129´ 69) и «Прор. Моисей, получающий скрижали» (134´ 70), находившиеся в XVI в. у входа из нартекса в кафоликон; на иконах сохранились араб. надписи, указывающие на то, что они были изготовлены для Е. в. м. (Г. Парпулов предложил новую датировку икон - посл. десятилетия XI - нач. XII в.; см.: Holy Image. 2007. Р. 191-193). Сохранилось 6 икон с ростовыми изображениями святых в 3/4-ном повороте с развернутыми свитками в руках, к-рые могли составлять композицию «Служба св. отцов»: святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, ап. Марк (обращены вправо), святители Григорий Богослов, Игнатий Богоносец и ап. Иаков, брат Господень (обращены влево). Святые Марк и Игнатий изображены в апостольских одеждах, поверх к-рых омофоры. По мнению Паттерсон-Шевченко, эти иконы можно датировать ранним XIII в., Хадзидакис считает, что они были выполнены во 2-й пол. XV в. в традициях искусства рубежа XII и XIII вв. Ок. 1200 г. был написан эпистилий с двунадесятыми праздниками (сохр. фрагмент). К нач. XIII в. относятся 2 поясных Деисуса, представляющие по уровню исполнения уникальные иконы в собрании мон-ря. Один, находящийся в кафоликоне, состоит из 3 икон. Особенность иконографии Христа - пурпурный цвет страниц раскрытого Евангелия, текст в к-ром написан золотом. Второй - 5-частный. По мнению Мурики, его мастер, создавая образ Христа, ориентировался на энкаустическую икону Христа Пантократора. Кроме монументальных, сложных по иконографическим замыслам икон нач. XIII в. известны неск. небольших по размеру и изысканных по манере исполнения: «Св. Феодосия» (особо почиталась в мон-ре, известны 5 ее икон) и «Св. Феврония».

Помимо 2 упомянутых образов прор. Моисея сохранилось еще неск. икон этого периода: «Св. Моисей снимает сандалии перед Неопалимой Купиной», «Св. Моисей получает скрижали», «Богоматерь «Влахернитисса», с прор. Моисеем и Иерусалимским патриархом Евфимием» (ок. 1224); ближе к сер. XIII в. была написана алтарная дверь «Пророки Моисей и Аарон».

К искусству этого времени восходит образ «Св. Екатерина и Богоматерь «Неопалимая Купина»». Изображение Богоматери «Неопалимая Купина» - трансформация традиц. иконографии, представлявшей прор. Моисея перед горящим кустом. На иконе ростовое изображение Богоматери с Младенцем, платье Которой испещрено пламенеющими веточками куста, а у Ее ног дважды помещена маленькая фигурка прор. Моисея. Сходным образом в приделе св. Иакова (XV в.) написана Богоматерь «Оранта», по одеждам Которой проходят пламенеющие ветви.

После захвата крестоносцами К-поля (1204) нек-рые подворья мон-ря оказались на занятых латинянами территориях. В нач. XIII в. синайский игум. Симеон ездил в Рим и Венецию для установления отношений с папой Гонорием III и с просьбой о покровительстве мон-рю. От 1217 г. сохранились многочисленные папские буллы, подтверждавшие монастырские права на прежние владения и имущество в Антиохии, в Иерусалиме, на Крите, на Кипре и т. д. Эти грамоты объясняют поступление в мон-рь разнообразной художественной продукции, отражающей вкусы местных заказчиков и ктиторов. Важная роль в формировании иконного собрания этого периода принадлежит крупной мастерской крестоносцев в Акре, бывшем важным портовым городом. В XIII в. активизировался поток зап. паломников в Е. в. м., нек-рые оставили описания мон-ря и его богослужебных традиций, представляющие в наст. время большой интерес.

Т. н. крестоносная икона (Weitzmann. 1963. P. 179-203) - образы, созданные на занятых крестоносцами территориях по заказу крестоносцев и мастерами, работавшими в таких мастерских,- представлена рядом памятников. Одна из ранних икон, выполненных до 1187 г.,- «Избранные святые: апостолы Павел, Иаков, архидиак. Стефан, Мартин Турский, Лаврентий и Леонард из Нобла» - происходит из мастерской крестоносцев в Иерусалиме. В мон-ре сохранилась большая группа икон, созданных мастерами из Акры. Это преимущественно памятники 2-й пол. XIII в., имеющие стилистические параллели с рукописями, выполненными в Акре. К этой группе принадлежат иконы: «Святые Феодор и Димитрий» (ок. 1250), «Святые Феодор и Георгий Диасорит, с ктитором Георгием Парижским» (ок. 1260), «Панагия Гликофилуса» и др. Среди происходящих из Акры икон выделяются неск., написанных тосканским мастером: триптих с Богоматерью на троне на центральной створке, на левой - «Коронование», «Успение Богородицы», на правой - «Отрок Христос проповедует в храме», «Оплакивание», на обороте створок - «Свт. Николай» и «Св. Иоанн Предтеча». В эту группу входят также небольшие поясные образы «Христос Пантократор» и «Прор. Моисей», а также «Распятие». В особую стилистическую группу Т. Папамастаракис выделяет 2-стороннюю икону «Богоматерь Одигитрия. Святые Сергий и Вакх», иконы «Панагия Влахернитисса», «Св. Сергий с коленопреклоненной вкладчицей». Складень «Вмч. Прокопий и Богоматерь «Киккотисса», со святыми на полях» был выполнен по заказу мон-ря в мастерской крестоносцев мастером венецианского происхождения. Как установила Мурики, в XIII в. особенно значительными были художественные связи с Кипром, мастера к-рого также испытали влияние крестоносцев. Примером кипрских икон можно считать образ «Богоматерь Одигитрия» (посл. четв. XIII в.). В собрании мон-ря есть несколько икон местных иконописцев, напр. «Христос на троне» (ок. 1250) и «Сорок мучеников Севастийских» (кон. XIII в.).

Иконы посл. трети XIII в. представляют явление, свидетельствующее о нарастающих взаимоотношениях с К-полем и возрождении греч. искусства (напр., иконы «Богородица Панагия на троне, с предстоящими ангелами», «Прав. Симеон Богоприимец»). Возможно, в самом монастыре обращались к классическим памятникам нач. XIII в., напр. к Деисусу, от к-рого сохранились только иконы архангелов и апостолов.

Визант. иконопись XIV в. свидетельствует о налаживании контактов с К-полем. Памятники этого времени представляют собой небольшие иконы для личного обихода, зачастую - триптихи или полиптихи (складни) с разнообразными сюжетами, предназначенные для литургического использования,- они были поклонными иконами.

К нач. XIV в. восходят 2 сохранившиеся боковые створки триптиха с фигурами св. воинов Феодора Тирона и Георгия (вверху) и преподобных Саввы, Онуфрия, Иоанна Дамаскина и Ефрема Сирина (внизу). Большая часть складней в Е. в. м. вкладные, напр. маленький 6-частный складень (гексаптих) с изображением 12 праздников (ок. сер. XIV в.). Небольшого размера (32´ 23 см) икона со сложной программой - «Распятие с праздниками и сценами Страстей» - датируется 2-й пол. XIV в. Ок. 1400 г. в К-поле выполнен 2-частный складень «Богоматерь Одигитрия. Снятие с креста», представляющий собой один из лучших образцов искусства этого периода. В это время в мон-ре в качестве даров появляются и произведения западноевроп. искусства, посвященные вмц. Екатерине,- алтарная завеса «Св. Екатерина, со сценами из жития», выполненная ок. 1330 г. в Италии, створка алтаря с изображением вмц. Екатерины 1387 г.- подарок посла Каталонии в Дамаске Б. Мареса.

В собрании Е. в. м. присутствуют иконы преимущественно небольших размеров, датируемые 1-й пол. XV в. Новые черты иконографии обусловлены систематическим копированием живописи XIII в. Сохранились иконы, происходящие из различных христ. общин, с к-рыми у мон-ря были тесные связи. По причине народного характера живописи этих памятников, практически неизученных, существуют значительные трудности в их датировке. В нек-рых прослеживается влияние Запада. Еще один значительный комплекс произведений связан с первыми примерами итало-критской живописи. Во 2-й пол. XV в., несмотря на падение К-поля, на Синае было отмечено перепроизводство икон, обусловленное экономическим расцветом мон-ря.

Мн. памятники раннего XV в. продолжают традиции позднего палеологовского искусства, напр. икона «Богоматерь «Пелагонитисса»» (рубеж XIV и XVI вв.), по мнению Н. Драндакиса выполненная в Македонии. Икона 1-й трети XV в. «Положение во гроб» принадлежит к другой группе памятников, охарактеризованных Драндакисом как начало итало-критской живописи. Манера письма и особенности обработки доски указывают на ее принадлежность к синайской митрополичьей мастерской. Еще одно произведение этой мастерской 2-й пол. XV в.- икона «Деисус, с избранными святыми»: вверху разделенной на 5 регистров иконы помещен Деисус, остальное пространство занято изображениями особо почитавшихся на Синае святых.

Из икон поствизант. периода в научный оборот введена лишь малая часть. Самые значительные произведения, находящиеся в храме и парекклисионах, связаны с деятельностью критских мастеров. Известно, что критские иконописцы работали по заказам крупных мон-рей, в т. ч. и Е. в. м., с к-рым имели особенно тесные контакты (в Ираклионе процветало подворье мон-ря). Новый резной иконостас для кафоликона Е. в. м. был выполнен в 1612 г. критянином Иеремией Палладасом.

В искусстве этого периода появляются как новые сюжеты, так и новые элементы в традиц. иконографии, отчасти под влиянием контактов с зап. миром. Сохранился ряд подписных произведений худож. Ангелоса, которого отождествляют с жителем Ираклиона Ангелосом Акотантосом († 1457). К числу его работ принадлежат небольшого размера подписной «Деисус» и неподписная икона Христа с предстоящими в молении святыми Иоанном Предтечей и Фанурием. Еще одна икона без подписи, «Введение во храм Пресв. Богородицы», следует иконографическому изводу Ангелоса и имеет сходство с подписной иконой мастера, хранящейся в Византийском музее в Афинах.

Неск. икон атрибутируются кисти Андреаса Рицоса (1421-1492), напр. икона «Арх. Михаил» (кон. XV в.) из иконостаса кафоликона. Из его же мастерской происходит «Богоматерь Одигитрия, со святыми на полях» (2-я пол. XV в.). Среди икон позднего XV в.- «Прп. Антоний Великий?», выполненная свящ. Димитрием, а также «Успение свт. Василия Великого» (ок. 1500). Сохранились работы и др. критских иконописцев: Георгиоса Клондзаса («О Тебе радуется, со сценами из Акафиста» (1604), «Сцены из монашеской жизни» (1603)), Эммануила Цанеса («Богоматерь с Младенцем, с пророками (Похвала)» (ок. 1651)), свящ. Виктора (складень с образом Христа Великого Архиерея в центре, с Богоматерью на троне и со св. Иоанном Предтечей по сторонам, складень с изображением Христа Великого Архиерея в центре, вмц. Екатерины и с композицией «Благовещение» по сторонам, икона «Христос Великий Архиерей, со святителями Иоанном Златоустом и Василием Великим» (все между 1651 и 1657)).

Иконы (кон. XV - нач. XIX в.) из России

В Е. в. м. имеется значительное собрание памятников иконописи, представляющих собой вклады в мон-рь, сделанные во время приездов царских посланников и паломников либо подаренные синайским священнослужителям во время их пребывания в России. Среди икон наиболее интересную и значительную с художественной т. зр. группу образуют памятники кон. XV - нач. XVIII в., большинство из к-рых имеет драгоценные оклады и хранится в ризнице. Ранее, судя по фотографиям, многие из них украшали самое важное по сакральной значимости место в мон-ре - придел в честь Неопалимой Купины. Известно, что в 1594 г. архиеп. Арсений Элассонский прислал в мон-рь из России икону «Преображение». Помимо ризницы памятники рус. происхождения находятся также в кафоликоне и его приделах, малых храмах на территории мон-ря, нек-рых монастырских помещениях и окрестных мон-рях, приписанных к Е. в. м. (Раифа, Фаран). Нек-рые иконы упомянуты в лит-ре XIX в.

Мн. рус. иконы имеют вкладные надписи на обороте: «Богоматерь Одигитрия» (1-я треть XVI в.), вложенная Тарасом Станиславовым; «Спас оплечный» (сер. XVI в.), дар кнг. Улиании Татевой. На оборотах икон «Рождество Христово» и «Вмц. Екатерина» имеется одинаковая греч. надпись: σιμεών προζουνόβ (читается как Симеон Прозунов). Очевидно, они связаны с московским купцом Семеном Борзуновым, посланным вместе с Андреем Кузьминским в 1571 г. Иоанном IV в К-поль, на Афон, в Александрию и на Синай для раздачи милостыни.

В группе памятников XVI в. выделяются иконы, изображающие рус. святых,- «Прп. Александр Свирский» (сер. XVI в., Москва), «Прп. Кирилл Белозерский» (посл. треть XVI в.), «Св. князья Феодор, Давид и Константин Ярославские» (кон. XVI в., Ярославль). По документам известно, что образы ярославских св. князей посылались в Е. в. м. неоднократно, в частности в 1627 г. из Москвы были отправлены 2 такие иконы в окладах. Изображение прп. Сергия Радонежского имеется на поле иконы «Богоматерь Одигитрия» XVI в. Среди Богородичных икон преобладают образы рус. иконографических изводов - «О Тебе радуется» (сер. XVI в., Москва), «Богоматерь Владимирская» (2 иконы XVI в.) и др. С иконографической т. зр. интересен образ арх. Михаила с огромной «облачной» сферой в руках (3-я четв. XVI в.).

Группа первоклассных памятников 2-й четв.- сер. XVII в., созданных царскими мастерами, попала на Синай, очевидно, в результате участившихся после Смутного времени приездов в Москву представителей мон-ря, получавших богатую царскую милостыню. Среди них наибольший интерес представляют 2 небольших образа Христа Вседержителя и 3 украшенных дорогими окладами складня. На одном из них - 3-частный поясной Деисус, дополненный в навершиях створок изображениями серафима и 2 херувимов. На другом в центре изображен Христос Великий Архиерей в силах с т. н. Троицей Новозаветной в навершии, на левой створке - Богоматерь на троне с Младенцем в окружении 2 ангелов, наверху - «Благовещение», на правой створке - «Св. Иоанн Предтеча», «Прп. Максим Исповедник», «Сошествие во ад». Позднее на Синае на оборот правой створки были добавлены изображения конных св. воинов Георгия Победоносца и Димитрия Солунского, а также сидящего на престоле свт. Николая Чудотворца. Третий складень представляет собой кузов со створками, где в среднике находится образ Богоматери с Младенцем на престоле в окружении 2 ангелов; на створках изображены праздники, святители Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов и Николай Чудотворец, а также св. воины Георгий и Димитрий; в навершии кузова - т. н. Троица Новозаветная в окружении Небесных сил.

Среди памятников 2-й пол. XVII - нач. XVIII в., выполненных в Оружейной палате в живоподобном стиле, большой интерес представляет подписная икона «Благовещение», созданная в 1675 г. мастером Макарием Осташевцем-Потаповым, представителем известной династии иконописцев из г. Осташкова (икона и автограф на ней были отмечены Дмитриевским с неправильно прочитанными именем мастера и датой - Макарий Остатков, 1610 г.; см.: Дмитриевский А. А. Путешествие по Востоку и его науч. результаты. К., 1890). К произведениям, созданным для отсылки на Синай в связи с офиц. принятием Е. в. м. под покровительство рус. царей Иоанна и Петра Алексеевичей и царевны Софии Алексеевны в 1687 г., можно отнести икону «Богоматерь «Неопалимая Купина», с прор. Моисеем и вмц. Екатериной». Икона, очевидно, была привезена из Москвы в 1693 г. синайским архим. Кириллом. По иконографии она относится не к московскому, а к синайскому типу и соединяет неск. сюжетов: вручение прор. Моисею скрижалей завета на горе Хорив, видение прор. Моисею Неопалимой Купины и изображение вмц. Екатерины со сценой перенесения ее мощей на Синай ангелами. Неопалимая Купина представлена в ее традиц. изобразительной трактовке - в виде образа Богоматери «Воплощение» в центре горящего куста. Иконографическим аналогом памятнику может служить навершие иконы из собрания Е. в. м. «Христос Великий Архиерей, со святителями Иоанном Златоустом и Василием Великим», приписываемой критскому мастеру свящ. Виктору. В документах Оружейной палаты имеется свидетельство того, что в окт. 1687 г. жалованному иконописцу Сергею Васильеву Рожкову Костромитину, известному мастеру миниатюрной живописи, было поручено писать икону Неопалимой Купины. Учитывая, что в февр. того же года в Москву прибыл синайский архим. Кирилл и вскоре началось изготовление раки для мощей вмц. Екатерины, можно связать эти 2 заказа между собой как предназначавшиеся для отсылки в Е. в. м. Икона обычно находится на главном аналое в кафоликоне.

К работам лучших мастеров Оружейной палаты также относятся икона «Распятие» кон. XVII в. (праздничный ряд иконостаса, 2-я слева) и 3 иконы разрозненного в наст. время комплекса местного ряда иконостаса нач. XVIII в.: «Богоматерь Иверская», «Господь Вседержитель» (обе в иконостасе малого храма св. Иоанна Предтечи) и «Свт. Мелетий Антиохийский» (монастырская трапезная).

Среди памятников XIX в. наиболее значительным является комплекс иконостаса ц. вмч. Георгия в Раифе, который был создан вскоре после 1879 г., по-видимому в мастерской В. М. Пешехонова в С.-Петербурге. В этой же мастерской написана большая икона вмц. Екатерины, в серебряном окладе, находящаяся в соборе над входом в придел Раифских и Синайских мучеников.

После учреждения в Киеве в 1744 г. Синайского подворья в мон-рь стали попадать произведения художественной культуры, созданные гл. обр. в художественных мастерских Киево-Печерской лавры. Среди них - многие памятники иконописи и живописи имеют автограф мастера.

Наиболее ранними являются парные иконы Христа и Богородицы в местном ряду иконостаса придела Раифских и Синайских мучеников в кафоликоне, выполненные в 1754 г. худож. Стефаном по заказу синайского архим. Германа. Первоначально комплекс состоял из 3 икон и включал также образ «Двенадцать апостолов», местонахождение к-рого в наст. время неизвестно. Имя мастера Стефана (Стефан Лубенский?) встречается на одном из рисунков иконописной мастерской Киево-Печерской лавры, датированном 1753 г. Икона киевского иконописца Антона Петушинского «Вмц. Екатерина, в житии» 1798 г. находится в монастырском храме Живоносного Источника. В малом храме ап. Иоанна Богослова размещен комплекс местного ряда иконостаса («Христос Вседержитель», «Богоматерь Черниговская-Ильинская», «Вмц. Екатерина», «Св. Иоанн Предтеча»), написанный в 1838 г. по заказу синайского архим. Кирилла известным киевским мастером О. А. Белецким, к-рый работал для Киевского архиерейского дома Киево-Печерской лавры и подписные работы которого в укр. собраниях не сохранились. Аналогичный по составу и иконографии комплекс, выполненный в 1844 г. также по заказу архим. Кирилла для Е. в. м., ныне находится в ц. прор. Моисея в жен. мон-ре в оазисе Фейран. Его автор - киевский иконописец Феодот (фамилия в подписи утрачена). К живописным произведениям в масляной технике на холсте, связанным с киевской традицией, относится яркий пример примитива - полотно «Кончина прп. Онуфрия» (рубеж XVIII и XIX вв.), находящееся в храме св. Трифона над монастырской костницей.

Памятники прикладного искусства

в собрании Е. в. м. отражают этапы истории его развития и представлены деятельностью различных мастерских и художественных центров. К визант. периоду относится незначительное количество предметов. Их малочисленность явилась следствием сложной истории обители, когда от нападений страдала прежде всего драгоценная утварь. Сохранился бронзовый крест, возможно венчавший темплон юстиниановской базилики. На лицевой стороне текст (Исх 19, 16-18) и вкладная надпись, в к-рой говорится, что крест вложен «во спасение души Феодоры и на помин душ Прокла и Дометия»; на расширяющихся концах горизонтальной перекладины и вверху располагаются миниатюрные изображения «Прор. Моисей получает скрижали завета» и «Прор. Моисей снимает сандалии перед Неопалимой Купиной».

От средневизант. периода сохранился бронзовый энколпион для частиц Креста Господня (X в.), украшенный сюжетами цикла земной жизни Христа, выполненными в технике черни. Иконографические особенности (фигура Христа в длинном одеянии на Кресте) указывают на его вост. происхождение. XI-XII вв. датируется бронзовый подсвечник с изображениями фигур св. воинов Георгия, Димитрия, Феодора и Прокопия.

В ряду произведений западноевроп. мастеров древнейшим является пластина с образом Христа во славе, выполненная в технике лиможской эмали ок. 1200 г. Стилистические признаки сближают ее с произведениями из Центр. Италии. В 1411 г. франц. кор. Карлом VI в мон-рь был вложен украшенный смальтой потир.

Смешение традиций визант. культуры с зап. элементами в иконографии и технологии отличает нек-рые произведения, возможно, кипрского происхождения, напр. процессионный крест работы Алексия Сиропула (2-я пол. XV в.), украшенный смальтой, и позолоченный потир XVI в. Богатые вклады молдо-валашских правителей, зачастую выполненные в стиле поздней готики, были сделаны в XVI в. К ним относятся позолоченная дарохранительница (1542-1545) в форме купольного храма с рельефными изображениями святых, кадильница (1569), вложенная Роксандрой, вдовой деспота Молдавии Александру Лэпушняну. На окладе 1568-1577 гг. для визант. Евангелия XI в. под композицией «Преображение» (на лицевой стороне) вычеканены фигуры деспота Валахии Александру II Мирчи и членов его семьи, к-рые были ктиторами парекклесиона св. Иоанна Предтечи.

Вложенная в XVII в. дорогая утварь происходила из разных городов греч. мира и др. стран, напр. митра (1636), выполненная в Янине. Оригинальный сосуд для освящения хлеба и вина (артокласия) в виде монастырского комплекса (1679) был прислан из Трикалы. Неск. предметов изготовлены в Пловдиве - центре эмальерного производства: тщанием иером. Анастасия мастерами Даниилом и Пуллосом создана дарохранительница (1635) в виде 5-купольной базилики; кадильница в форме 5-купольного храма и митра работы мастера Анастасия (1678) по заказу синаита протосинкелла Никифора. Произведение к-польских мастеров - дарохранительница (1672) в форме 5-купольного храма, изначально вложенная мон. Иоанном в афонский монастырь Ставроникита и оказавшаяся впосл. на Синае.

Сохранившиеся рус. произведения выполнены в Москве царскими мастерами: серебряный позолоченный складень (сер. XVII в.) с агатовой камеей в средней створке, представляющей образ вмц. Екатерины, в драгоценном окладе; митра, присланная в 1642 г. царем Михаилом Феодоровичем архиеп. Иоасафу, с агатовой камеей «Богоматерь «Знамение»» в возглавии и черневыми пластинами с изображениями, составляющими Деисус, и вкладной надписью; серебряная позолоченная рака для мощей вмц. Екатерины с чеканным изображением на крышке, рельефными орнаментами и вкладной надписью в 5 овальных медальонах на боковой стороне (1651-1652, 1687-1689). Др. рака для мощей небесной покровительницы обители (1860), высокого качества, была создана в С.-Петербурге с мозаичным изображением святой в стиле академической живописи 2-й трети XIX в. на крышке, с медальонами на боковой стороне: в центральном - сцена перенесения ангелами мощей святой на Синай. Обе раки хранятся в алтаре кафоликона.

Самый ранний сохранившийся предмет лицевого шитья - воздух XVI в. с изображением композиции «Положение во гроб», изготовленный в мастерской г. Смирны (ныне Измир, Турция). В 1842 г. К-польским патриархом Константином I была вложена плащаница работы к-польской мастерской. Ряд предметов создан по заказу греч. общины в Вене и посвящен покровительнице монастыря: плащаница с изображением перенесения мощей святой на Синай и клеймами жития (1805) изготовлена по заказу синайского протосинкелла Азарии. Аналогичный ее среднику сюжет представлен на пелене (1763). На алтарной завесе (1770) - цикл жития вмц. Екатерины. В ризнице хранится ряд вещей, принадлежавших синайским архиереям: выполненные на Крите скуфья (1731) и орарь (1748) с изображениями Богоматери «Неопалимая Купина» и вмц. Екатерины архиеп. Никифора; украшенная бриллиантами митра кон. XVIII в. архиеп. Кирилла. Замечателен по своей иконографической программе саккос архиеп. Кирилла (XVII в.): на переднем полотнище изображение «Иисус Христос Лоза истинная» («Союзом любви связуемы апостолы…»), на заднем - «Древо Иессеево» с образом Богоматери в центре.

Сирийский кодекс. V в. (Sinait. syr. 30)
Сирийский кодекс. V в. (Sinait. syr. 30)

Сирийский кодекс. V в. (Sinait. syr. 30)

Среди произведений художественного серебра, связанных происхождением с Малороссией, наиболее значительным памятником является паникадило 1753 г. в главном нефе кафоликона. Оно было создано по заказу архиеп. Константа и архим. Германа Синайского в Нежине мастером Иоанном Захариу, греком по происхождению. Возможно, работы были оплачены представителями нежинского греч. купечества. Паникадило, выполненное в стилистике барокко, представляет редкий образец подписного датированного произведения, изготовленного в Нежине. На парных серебряных подсвечниках 1756 г. киевской работы, экспонирующихся в монастырском музее, во вкладной надписи упомянуто имя заказчика - Антония (Величковского), игум. киевского мон-ря Петра и Павла (в то время в нем находилось подворье Е. в. м.). С киевской традицией серебряного дела связана лампада 1777 г. В надписи на ней упомянут Д. Ф. Дранзев, сын священника, вложивший лампаду «в греческий монастырь» (по-видимому, подворье мон-ря в Киеве, откуда памятник был затем перевезен на Синай). Серебряный оклад Евангелия с эмалевыми живописными пластинами, выполненный в 1790 г., был заказан в Киеве синайским мон. Иаковом в качестве подарка архиеп. Кириллу. Евангелие до недавнего времени использовалось в качестве напрестольного и находилось в алтаре кафоликона. Специфика заказа отразилась в иконографическом подборе сюжетов финифтяных живописных вставок. На лицевой крышке закреплены пластины с изображениями Воскресения Христова, 4 евангелистов, 3 вселенских святителей и Николая Чудотворца. На обороте - изображения вмц. Екатерины, свт. Кирилла Александрийского, прор. Моисея, прор. Аарона. Оклад выполнен в стиле барокко, господствовавшем в укр. искусстве вплоть до кон. XVIII в.

Лит.: Порфирий (Успенский), архим. Первое путешествие в Синайский мон-рь в 1845 г. СПб., 1856; он же. Второе путешествие в Синайский мон-рь в 1850 г. СПб., 1856; Антонин (Капустин), архим. Из зап. синайского богомольца // ТКДА. 1872. № 5. С. 272-342; Петров Н. И. Коллекции древних вост. икон и обращиков древней книжной живописи, завещанные преосв. Порфирием (Успенским) Церк.-археол. об-ву при КДА // Там же. 1886. № 9. С. 163-177; № 10. C. 294-320; он же. Указатель ЦАМ КДА. К., 18972; он же. Альбом достопримечательностей ЦАМ КДА. К., 1912. Вып. 1; Айналов Д. В. Эллинистические основы визант. искусства. СПб., 1900; Бенешевич В. Н. Памятники Синая археологические и палеографические. СПб., 1912. Вып. 2; Soler i Palet J. Un retaule catalа del monastir del Sinaï // Estudis Universitaris Catalans. Barcelona, 1912. Vol. 6. P. 92-94; ᾿Αμάντος Κ. Σύντομος ἱστορία τῆς ῾Ιερᾶς Μονῆς τοῦ Σινᾶ. Θεσσαλονίκη, 1953; Weitzmann K. Thirteenth-Century Crusades Icons on Mount Sinai // The Art Вull. N. Y., 1963. Vol. 45. N 3. P. 179-203; idem. Fragments of an Early St. Nicholas Triptych on Mount Sinai // DCAE . 1964. Τ. 4. S . 1-23; idem. Eine spätkomnenische Verkündigungsikone des Sinai und die zweite byzantinische Welle des 12. Jh. // FS H. von Einem / Hrsg. G. von der Osten, G. Kauffmann. B., 1965. S. 299-312; idem. Icon Painting in the Crusader Kingdom // DOP. 1966. Vol. 20. P. 49-83; idem. The Monastery of St. Catherine at Mount Sinai: The Icons. Princeton (N. J.), 1976. Vol. 1: From the 6th to 14th Cent.; idem. Ikonen aus dem Katharinenkloster auf dem Berge Sinai. B., 1980. (Ikonen; 12); idem. Studies in the Arts at Sinai: Essays. Princeton, 1982; Icon Programs of the 12th and 13th Cent. at Sinai // DCAE . 1986. Τ. 12. Σ. 63-116; Weitzmann K., Chadzidakis M., Miatev K., Radojčić S. A Treasury of Icons, 6th to 17th Cent.: From the Sinai Peninsula, Greece, Bulgaria and Yugoslavia. N. Y., [1968]; Быкова Г. С. Реставрация энкаустической иконы «Сергий и Вакх» VI-VII вв. из КМЗиВИ // Худож. наследие: Хранение, исслед., реставрация. М., 1977. Вып. 2(32). С. 124-134; она же. Исследование и реставрация энкаустической иконы «Мученик и мученица» // Там же. 1979. Вып. 5(35). С. 104-111; она же. О первоначальном размере иконы «Богоматерь с Младенцем» // Там же. 1983. Вып. 8(38). С. 154-155; Лихачева В. Д. Традиции античного искусства в ранневизант. станковой живописи: Иконы «Богоматерь с Младенцем» и «Сергий и Вакх» из собр. Киевского музея // Визант. очерки. М., 1977. С. 236-244; Huber P. Heilige Berge: Sinai, Athos, Golgota: Ikonen, Fresken, Miniaturen. Zürich, 1980; Weitzmann K., Chadzidakis M, Radojčić S. Icons. N. Y., [1980]; Быкова Г. С., Этингоф О. Э. Две энкаустические иконы из КМЗиВИ // Музей: Худож. собр. СССР. М., 1981. Вып. 2. С. 31-43; Corrigan K. А. The Witness of John the Baptist on an Early Byzantine Icon in Kiev // DOP. 1988. Vol. 42. P. 1-11; eadem. Text and Image on an Icon of the Crucifixion at Mount Sinai // The Sacred Image East and West / Ed. R. Ousterhout, L. Brubaker. Urbana, 1995. P. 45-62. (Illinois Byzantine Studies; 4); Galavaris G. Early Icons at Sinai: From the 6th to the 11th Cent. // Sinai: Treasures of the Monastery of St. Catherine / Ed. K. A. Manafis. Athens, 1990. P. 91-101, 384; idem. Two Icons of St. Theodosia at Sinai // DCAE . 1993/1994. Τ. 17. Σ. 313-316; Mouriki D. A Pair of Early 13th Cent.: Moses Icons at Sinai with Scenes of the Burning Bush and the Receiving of the Law // Ibid. 1991/1992. Т. 16. S . 171-184; eadem. Portraits of St. Theodosia in Five Sinai Icons // Θυμίαμα̇ Στη μνήμη της Λασκαρίνας Μπούρα. Αθήνα, 1994. Τ. 1. Σ. 213-219; eadem. A Moses Cycle on a Sinai Icon of the Early 13th Cent. // Byzantine East, Latin West: Art-Hist. Studies in Honor of K. Weitzmann / Ed. Ch. Moss, K. Kiefer. Princeton, 1995. P. 531-546; eadem. Portraits de donateurs et invocations sur les icônes du XIIIe siècle au Sinaï // Modes de vie et modes de pensée à Byzance: Actes de la table ronde N 9, XVIIIe Congr. Intern. d'Études Byzantines. P., 1995. [Vol. 2.] P. 103-135; Chatzidakis M. Another Icon of Christ at Sinai // Byzantine East, Latin West. Princeton, 1995. P. 487-493; Folda J. The Art of the Crusaders in the Holy Land, 1098-1187. Camb.; N. Y., 1995; idem. The Freiburg Leaf: Crusader Art and Loca Sancta around the Year 1200 // The Experience of Crusading. Camb.; N. Y., 2003. Vol. 2. P. 113-134; idem. Crusader Art in the Holy Land: From the Third Crusade to the Fall of Acre, 1187-1291. Camb.; N. Y., 2005; The Glory of Byzantium: Art and Culture of the Middle Byzantine Era, A. D. 843-1261: [Cat.] / Ed. H. C. Evans, W. D. Wixom. N. Y., 1997; Борбудакис М. От фаюмского портрета к истокам искусства визант. икон: Опыт нового подхода / Пер.: О. П. Цыбенко. Гераклейон, 1998; Лидов А. М. Визант. иконы Синая. М., 1999; Aspra-Vardavakis M. Three Thirteenth-Century Sinai Icons of John the Baptist Derived from a Cypriot Model // Medieval Cyprus: Stud. in Art, Architecture and History in Memory of D. Mouriki. Princeton, 1999. P. 179-193; eadem. Observation on a Thirteenth-Centure Sinaitic Diptych Representing St. Procopius, the Virgin Kikkotissa and Saint along the Border // Byzantine Icons: Art, Technique and Technology: An Intern. Symp. Heraklion, 2002. P. 89-104; Синай. Византия. Русь: Кат. выст. СПб., 2000; Guyon C. S. Catherine en images: Contrib. а l'étude de l'iconographie de S. Catherine d'Alexandrie au Moyen Age // Annales de l'Est. Ser. 6. Nancy, 2002. Vol. 52. N 2. P. 33-76; Пятницкий Ю. А. Две синайские иконы с араб. надписями // Сообщ. ГЭ. СПб., 2004. Вып. 62. С. 134-139; Byzantium: Faith and Power (1261-1557): [Cat.] / Ed. H. C. Evans. N. Y., 2004; Pilgrimage to Sinai: Treasures from the Holy Monastery of St. Catherine. Athens, 2004; Этингоф О. Е. Визант. иконы VI - 1-й пол. XIII в. в России. М., 2005; Комашко Н. И. О худож. связях Киева и Синайского мон-ря в XVII-XIX вв. // Ист. традиции рус.-сир. культурных и духовных связей: 4-е чт. памяти проф. Н. Ф. Каптерева: Мат-лы. М., 2006. С. 81-87; Комашко Н. И., Саенкова Е. М. О некоторых новооткрытых рус. иконах XVI - нач. XVIII в. в мон-ре св. Екатерины на Синае // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: 5-я Междунар. конф.: Тез. докл. Серг. П., 2006. С. 25-28; Holy Image, Hallowed Ground: Icons from Sinai: [Cat.] / Ed. R. S. Nelson, K. M. Collins. Los Ang., 2007.
Н. И. Комашко, Е. М. Саенкова
Ключевые слова:
Древний мир Рукописи раннехристианские Грузинская Православная Церковь. История Монашество Древней Церкви Рукописи, миниатюры Библиотеки монастырские Монастыри Древней Церкви Монашество Грузинской Православной Церкви Рукописи грузинские Рукописи греческие Екатерины великомученицы монастырь на Синае, автономный, самоуправляемый, мужской, общежительный, расположен в южной части Синайского полуострова Иконы. Собрания частные Рукописи лицевые Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Египет) Рукописи славянские Екатерина († 305?), великомученица Александрийская (пам. 24 нояб.; пам. греч., пам. зап. 25 нояб.) Живопись монументальная. Египет Декоративно-прикладное искусство. Египет Памятники церковной архитектуры. Египет Иерусалимская Православная Церковь (ИПЦ; Иерусалимский Патриархат), древнейшая христианская Церковь
См.также:
АДИШСКОЕ ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ пергаменная рукопись (897), один из важнейших памятников древнегрузинской письменности, содержащий грузинский перевод Четвероевангелия
ВАТОПЕД во имя Благовещения Пресв. Богородицы общежительный муж. мон-рь на Афоне
«ВЕНСКИЙ ГЕНЕЗИС» одна из самых красиво иллюминированных раннехрист. рукописей
ГРУЗИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ. ЧАСТЬ II Поместная Церковь, распространяющая юрисдикцию на территорию Грузии, а также на свою паству в приграничных областях Турции, Азербайджана и Армении
АКИМИТЫ (неусыпающие) (V в.), монашеская община последоват. св. Александра К-польского
АНТОНИЯ ВЕЛИКОГО МОНАСТЫРЬ распол. в Аравийской пустыне
БАРСЕЛОНСКИЙ ПАПИРУС часть большого смешанного папирусного кодекса (IV в.)
БОББИО аббатство, город, с XI в. еп-ство в Сев. Италии
ВАНСКОЕ ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ иллюминированная рукопись XII-XIII вв.
ВАСИЛИЯ II МИНОЛОГИЙ древнейший из сохранившихся иллюстрированных греч. агиографических сборников
ВЫСШЕЕ УПРАВЛЕНИЕ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ
ГАЛИЦКОЕ ЕВАНГЕЛИЕ 1144 г., древнейшая точно датированная славянская рукопись
ГАНОС св. гора во Фракии
ГЕЛАТСКОЕ ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ иллюминированная рукопись, один из важнейших памятников древнегруз. письменности
ДЖРУЧСКОЕ I ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ иллюминированная рукопись
ДЖРУЧСКОЕ II ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ иллюминированная рукопись 2-й пол. XII в.
ЕВАНГЕЛИЕ УСПЕНСКОГО СОБОРА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ одна из самых известных рус. рукописей времени вел. кн. Московского Василия Димитриевича (1389-1425)
ЕВАНГЕЛИЕ ФЕДОРА КОШКИ иллюминированная рукопись, относится к типу служебных Евангелий-апракос (полный)
ЕВАНГЕЛИЕ ХИТРОВО лицевая рукопись времени прп. Андрея Рублёва, получившая название по имени последнего владельца Б. М. Хитрово; памятник древнерус. книжного искусства
ЕГИПЕТ [Арабская Республика Египет (АРЕ)], гос-во в сев.-вост. части Африкии на Синайском п-ове в Азии
ЕКАТЕРИНА († 305?), вмц. Александрийская (пам. 24 нояб.; пам. греч., пам. зап. 25 нояб.)
АБУ-МИНА руины «города паломников» в пуст. Марьют
АБХАЗСКИЙ (ЗАПАДНОГРУЗИНСКИЙ) КАТОЛИКОСАТ Грузинской Православной Церкви (не позднее 1290-1814)
АВГУСТЫ МОНАСТЫРЬ монастырь в Константинополе, основан императором Юстином I (518-527) и его супругой Августой Евфимией - см. Константинополь
АВЕЛЛАНОВО СОБРАНИЕ название рукописного сборника из собрания монастыря святого Креста в Фонте-Авеллана (Италия)
АВИВ (ок. 30-60-е гг. VI в.), еп. Некресский, сщмч. (пам. 29 нояб.), один из 13 преп. сир. отцов (пам. 7 мая)
АВРААМИТОВ В ЧЕСТЬ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ в честь Пресвятой Богородицы мон-рь в К-поле
АГИАС Богоматери Живоносный Источник жен. мон-рь в митрополии Сироса, Тиноса, Андроса (Элладская Церковь)
АГИОДУЛ (VI в.), настоятель лавры прп. Герасима на Иордане, прп. (пам. в субботу сырную)
АДАМНАН (ок. 624 - 704), 9-й аббат мон-ря св. Ионы, св. (пам. зап. 23 сент.)
АЗЕЛЛА (ок. 334 - после 405), прав. (пам. зап. 6 дек.)
АЙМАРД († 963 или 965), настоятель мон-ря Клюни, прп. (пам. зап. 5 окт.)
АЙЯ († между 707-709 гг.), прп. (пам. зап. 18 апр., 20 мая)
АКЕПСИМ (IV в.), прп. Антиохийский (пам. 3 нояб., греч. 13 февр., 29 янв.)
АКСУМСКОЕ ЦАРСТВО одна из самых могущественных держав поздней античности и раннего средневековья, принявшая в сер. IV в. христ-во
АЛАВЕРДСКИЙ СОБОР В ЧЕСТЬ ВОЗДВИЖЕНИЯ КРЕСТА ГОСПОДНЯ (Грузинская Православная Церковь)
АЛАВЕРДСКОЕ ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ пергаменная рукопись, содержит древнегруз. тексты 4 Евангелий
АЛЕКСАНДР КИПРСКИЙ (Саламинский), (VI в.), мон., автор богословских сочинений
АЛЕКСАНДР КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ (ок. 350 – ок. 430), первый игумен обители акимитов, прп. (пам. 23 или 20 февр., 3 июля, 15 янв.)
АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ КОДЕКС древнейший манускрипт, содержащий ВЗ и НЗ, V в.