Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ
Т. 8, С. 388-401 опубликовано: 14 февраля 2010г.


ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ

[византинистика], комплексная гуманитарная дисциплина, изучающая историю, язык, религию, право и культуру (лит-ру, философию, искусство и пр.) Византийской империи (IV-XV вв.), ее истоки, типологические особенности, связи с др. странами и регионами мира, влияние Византии на развитие др. стран средневековья и Нового времени. В самостоятельные дисциплины выделяются история визант. искусства (см. в ст. Искусствоведение) и визант. археология (см. в ст. Византийская империя). Как исследовательское направление В. развивалось в тесной связи с др. разделами исторической науки: антиковедением, медиевистикой, неоэллинистикой, славяноведением, востоковедением, кавказоведением, археологией, классической филологией, а также с патрологией, литургикой. В данном очерке представлена история научного изучения феномена Византии с преимущественным вниманием к церковно-исторической проблематике.

Период накопления материалов и их первоначального освоения (XV-XVI вв.)

Начало зарождения интереса к визант. истории и культуре в Европе относится к эпохе Ренессанса, периоду общего подъема науки, возрождения интереса к античности и истории Др. Рима. Одним из первых произведений, где содержалась информация о визант. истории, стал труд итальянца Ф. Бьондо «Исторические декады от падения Римской империи» (Venetiis, 1483). Его ученик Лет Помпоний создал «Историю цезарей», в к-рой излагалась история III-VII вв. и впервые была высказана мысль, что именно Вост. Римская империя стала единственной наследницей гос. традиции после падения Рима в V в. В 1456 г. Н. Сагундино (Sagundino, 1402-1464?) написал трактат «De origine et rebus gestis Turcarum» (О происхождении и деяниях турок), первую в европ. науке работу по тур. истории, где история поздней Византии была рассмотрена в связи со средиземноморской политикой последних столетий ее существования.

В XV-XVI вв. начинается коллекционирование визант. и ближневост. рукописей. В Ватикане (папская б-ка), Венеции (б-ка Сан-Марко и фонды греч. общины Венеции), Флоренции (коллекция Лоренцо Медичи), Париже (Королевская б-ка), Мадриде (коллекция кор. Филиппа II) складываются крупнейшие собрания греч. рукописей, вокруг к-рых развивается научная деятельность по сохранению и изучению этого наследия. С нач. XVI в. центром собирания древностей становится Базельский ун-т. После падения Византийской империи множество образованных греков оказались в эмиграции в Италии и др. странах Европы, где Виссарион Никейский, Мануил Хрисолор, Георгий Гемист Плифон, Иоанн Ласкарис и др. интеллектуалы занимались преподаванием греч. языка, переписыванием и подготовкой первых изданий греч. рукописей. Они были посредниками в передаче знаний о визант. культуре в среду ренессансных общественно-политических и творческих элит. С распространением книгопечатания в первые десятилетия XVI в. европ. научные центры начинают издание трудов греч. античных и визант. писателей, ученых и богословов.

Иероним Вольф. Медаль. XVI в. Худож. В. Малер
Иероним Вольф. Медаль. XVI в. Худож. В. Малер

Иероним Вольф. Медаль. XVI в. Худож. В. Малер
И. Вольф, работавший в Базеле и в Аугсбурге, в 60-х гг. XVI в. издал произведения историков Иоанна Зонары, Никиты Хониата и Никифора Григоры. В комментариях к этому изданию Вольф впервые использовал термин «Византийская империя» вместо обычных в то время обозначений Римская, Греческая или Восточная империя; в силу этого он считается в Германии «отцом византинистики». В 1584 г. тюбингенский эллинист М. Крузий издал в Нюрнберге более обширный свод источников под названием «Туркогреция». В это же время начинается систематическое изучение памятников визант. права: Г. Галоандер (Haloander, 1501-1531) публикует Корпус и новеллы имп. Юстиниана I (1529-1531), И. Леунклавий издает «Эклогу» (1575), канонические труды Константина Арменопула (1578) и Феодора Вальсамона (1593). С 40-х гг. XVI в. кружок ученых при Королевской типографии в Париже начинает издание корпуса источников по визант. истории. Накопление огромного материала создало предпосылки для перехода к качественно новому этапу развития, к-рый в XVII-XVIII вв. выразился в деятельности ученых-эрудитов.

В эпоху противостояния внутри западноевроп. христианства особую значимость приобрела история Церкви, ставшая важным орудием религиозных полемистов. В связи с общим ростом науки европ. историки Церкви XVI в. сумели создать работы, принципиально отличавшиеся от средневековых трудов по уровню изложения информации, и заполнили существовавший на протяжении веков пробел в историко-церковном жанре. Крупнейшим издательским проектом лютеран в XVI в. стало издание коллективом ученых во главе с М. Флацием Иллириком в Магдебурге 13-томной «Истории Церкви», разделенной на эпохи по столетиям,- отсюда общее название труда «Магдебургские центурии» (1554-1574). Издание носило откровенно памфлетный антипапский характер. В нем доказывалось отсутствие прав Римского престола на примат, в связи с чем авторы нередко становились на сторону известных визант. полемистов, начиная с К-польского Патриарха свт. Фотия. Ответом католиков стали 12-томные «Церковные анналы» (1588-1607) кард. Ц. Барония; несмотря на столь же полемический характер, этот труд стал первой попыткой использования в исследовательских целях значительного числа архивных церковных документов. В результате деятельности католич. и протестант. ученых XVI в. наука об истории Церкви выделяется как особое направление.

Начало научно-критических исследований (XVII-XVIII вв.)

Лучшие представители науки этой эпохи, т. н. эрудиты, занимались исследованием конкретных памятников, их внутренней языковой и смысловой критикой. Вскоре сложилось достаточно полное и аутентичное представление о прошлых эпохах истории Европы и Византии. Крупнейшие ученые эрудитского направления - Ш. Дюканж, Ж. Мабильон и Б. Монфокон - заложили основы визант. источниковедения. Все они были представителями франц. школы, сложившейся вокруг Коллеж де Франс и Королевской б-ки, к-рая с XVII в. обладала крупнейшим в мире собранием греч. рукописей. После появления «Словаря средневекового греческого языка» Дюканжа (1688) исследователи Византии получили инструмент для адекватного понимания многочисленных терминов и реалий визант. мира. Трактат Монфокона «Греческая палеография» (1708) стал основой для работы с рукописями всех последующих поколений ученых. Труд Мабильона «О дипломатике» (1681) посвящен исследованию гос., церковных, деловых и др. актов; книга посвящена прежде всего европ. средневековью, но значительное место уделено и Византии.

Представителями парижской школы были исследователь и переводчик памятников визант. права Ш. Фабро (1580-1659) и основатель научной хронологии Д. Пето (Петавий). При покровительстве Людовика XIV и Ж. Б. Кольбера в Луврской типографии началось издание «Парижского корпуса» источников по истории Византии (Corpus Byzantinae Historiae. P., 1645-1711. 42 vol.). В этой серии трудами ученых-эрудитов во главе с Ф. Лаббе были впервые опубликованы хроники Георгия Синкелла (нач. IX в.), прп. Феофана Исповедника (нач. IX в.), Михаила Глики (XII в.) и др. В 1671 г. Лаббе издал 18-томное собрание церковных актов Вселенских и Поместных Соборов. Одновременно началось научное изучение и публикация памятников агиографии. С 1643 г. в Антверпене ученые-иезуиты болландисты начали издание собрания житий святых - «Асta Sanctorum».

Кроме франц. школы в XVII-XVIII вв. В. развивалось и в др. центрах. Греч. ученый и издатель, перешедший в католичество, Н. Алеманнос обнаружил и подготовил 1-е изд. «Тайной истории» Прокопия Кесарийского (Lugduni, 1623). Др. католик греч. происхождения, Л. Алляций, издатель греч. текстов, внес значительный вклад в изучение патристики. Работавший в основном в Венеции А. Бандури оставил труды по рим. и визант. нумизматике, топографии К-поля. В Лейдене И. Меурсий впервые опубликовал хронику Константина Манасси, письма архиеп. Феофилакта Болгарского, «Тактикон» имп. Льва VI. Появились обобщающие работы по памятникам визант. исторической лит-ры (Hanke M. De Byzantinarum rerum scriptoribus graecis liber. Lipsiae, 1677). Проф. ун-та в Галле К. Келлер издал общий труд «История средних веков со времен Константина Великого до взятия Константинополя турками» (Cizae, 1688). Автор считал, что принятие христианства в IV в. стало качественным изменением в истории Римской империи. После издания Келлера закрепилась традиция начинать историю Византии со времени признания христианства в Риме. Основателем изучения греко-православной литургики стал доминиканец Ж. Гоар, впервые издавший греч. Евхологий. В 1751 г. И. Я. Рейске подготовил к публикации в Лейпциге трактат имп. Константина VII Багрянородного «О церемониях византийского двора» (1-я пол. X в.).

В XVIII в. итал. ученые продолжали работу по изучению источников. Под рук. Л. Муратори в 1723 г. началось издание свода средневековых хроник по истории Италии (Rerum italicarum scriptores; издание серии продолжается до сих пор), в Венеции был переиздан «Парижский корпус» визант. историков (Byzantinae historiae scriptores. Venetiis, 1722-1733). Во 2-й пол. XVIII в. появился обширный свод И. Д. Манси (Sacrorum Conciliorum nova et amplissima collectio. Florentiis; Venetiis, 1759-1798. 31 vol.), остающийся до сегодняшнего дня наиболее полным собранием источников по истории Вселенских и поместных Соборов. Изучению христ. Востока было посвящено творчество доминиканца М. Лекьена.

Первые научно-исторические концепции Византии и становление В. (2-я пол. XVIII - XIX вв.)

Для эпохи Просвещения в целом было характерно отрицательное отношение к феномену Византии. В ней видели образец совр. европ. абсолютизма, все недостатки европ. жизни XVIII в. экстраполировались на Византию. В эпоху Просвещения были сформулированы исторические концепции, связанные с историей Византии. Во-первых, упадок Римской империи рассматривался как преимущественно внутренний процесс; вторжения варваров сыграли в этом процессе лишь незначительную роль. Во-вторых, были впервые предприняты попытки осмыслить сам феномен Византии. На выводах ярко отразился дух времени: история тысячелетней империи стала символом бесконечной стагнации, медленной деградации, «косности» и исторической бесперспективности.

Ш. Монтескьё (1689-1755) в соч. «Рассуждения о причинах величия и упадка римлян» (Montesquieu Ch. Considérations sur les causes de la grandeur des Romains et de leur décadence. Amst., 1734) преимущественное внимание уделял недостаткам Византии, к-рая, с его точки зрения, представляет эпоху «упадка римлян», слабости гос-ва, деструктивной внутренней борьбы церковных и цирковых партий. Причины бедствий - в отсутствии «гражданских добродетелей», влиянии Церкви, в опоре гос-ва на идеологию, а не на «естественное право». Причину «сохранения Византии» автор видел в благоприятной экономической обстановке, процветании ремесел и торговли. Ж. Кондорсе (1743-1794) в кн. «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума» (Condorcet J. Esquisse d'un tableau historique des progrès de l'ésprit humain. P., 1795; рус. пер.: М., 1936), рассуждая о противоположности исторических путей Запада и Востока, Византию относил к Востоку. Разность цивилизаций Востока и Запада, по его мнению, выразилась отчасти в том, что на Западе между светской и церковной властью происходила постоянная борьба, в то время как в Византии сохранялось их единство.

Первым специальным фундаментальным исследованием, посвященным собственно Византии, стала многотомная «История поздней империи» Ш. Лебо (1757-1781; в 1781-1811 (тома 22-27) издание продолжил М. Амейон). В этом монументальном труде была впервые сделана попытка представить материалы по экономике империи. Лебо отрицательно относился к визант. политической культуре, негативно оценивал деятельность Церкви.

Несмотря на все различия в общественно-политической и научной жизни Франции и Англии XVIII в., взгляды на историю Византии в этих странах оказались схожими. Англ. ученый Э. Гиббон в фундаментальной «Истории упадка и гибели Римской империи» (1776-1788) рассмотрел различные стороны жизни позднерим. и визант. об-ва: политику, право, социальную структуру, религию, экономику, культуру и т. п. Труд представляет собой концептуальное изображение «тысячелетнего упадка», начавшегося, по мнению Гиббона, со II в. в результате «падения нравов», влияния христианства и плохих законов. Влияние взглядов Лебо и Гиббона сказывалось на отношении к Византии в европ. мысли на протяжении долгого времени. В нач. XIX в. их идеи развивал Ж. Руайу (Royou J. C. Histoire du Bas-Empire. P., 1803).

В XIX в. видное место в развитии исторической науки приобрела нем. наука, представители к-рой в этот период внесли наибольший вклад в развитие В. как самостоятельного научного направления. Еще в 1754 г. была создана Академия восточных языков в Вене. Интерес к Византии сочетался с интересом к культуре соседей немцев в Вост. Европе - слав. народов, начало изучению к-рых положил И. Г. Гердер. А. Л. Шлёцер издал труд «Мировая история в ее главных частях» (Gött., 1785-1789), где особый раздел посвящен Византии. Не соглашаясь с Лебо, он видел в истории Византии благотворное сдерживание феодализма сильной гос. властью, первым сформулировал концепцию греч. нации, выразителем духа к-рой в средневековье стала Византийская империя.

Принципиально новый уровень науки в нач. XIX в. наметила критическая школа во главе с Б. Г. Нибуром и Ф. Я. Беком (Beck, 1785-1867), к-рые на новых методологических основах начали изучение и сбор источников по истории Римской империи, уделяя первостепенное значение материалам по социальной истории, частноправовым актам, применяя критический филологический анализ к уже известным нарративным источникам. В 1799 г. было начато издание источников в серии «Monumenta Germaniae Historica». На основе опыта работы над ним в Бонне выходит свод источников по истории Византии - «Сorpus scriptorum historiae Byzantinae» (т. н. Боннский корпус, 1829-1897), издаваемый И. Беккером, Ф. Шопеном, Л. Диндорфом и др. Появляются корпусы греч. и лат. надписей, позволившие впервые приступить к системному изучению эпиграфических материалов рим. и визант. эпох.

Др. важнейшим направлением стала нем. историческая школа права во главе с Ф. К. Савиньи и Л. фон Ранке. Труды ее представителя К. Э. Цахарие фон Лингенталя стали новым этапом в изучении визант. права как продолжения рим. права, более детальной оценки социальных отношений в визант. об-ве, роли Церкви и гос-ва. Им было предпринято издание первого сводного корпуса памятников визант. права (Jus Graeco-Romanum. Lipsiae, 1856-1884. 7 t.).

В исследованиях слав. мира Я. Ф. Фальмерайер впервые выдвинул концепцию принципиальной противоположности путей развития романо-герм. и слав. народов Европы; он утверждал, что в VI-VIII вв. Византия полностью славянизировалась и утратила древний греко-рим. дух. Тем самым была впервые поставлена проблема преемственности между Римской и Византийской империями. C этого времени одним из ключевых направлений поиска путей к пониманию феномена Византии стало исследование процесса трансформации античной империи в средневековую.

Труды герм. школы привели к постепенному пересмотру первоначальных отрицательных оценок визант. цивилизации. Г. фон Зибель (1817-1895) в «Истории 1-го Крестового похода» (Sybel H., von. Geschichte des ersten Kreuzzugs. Düsseldorf, 1841) дал объяснение крестоносному движению, исходя из понимания особенностей религ. мировоззрения средневек. общества. Неким итогом развития В. этого периода стал фундаментальный труд Т. Моммзена «Римская история», где особое внимание было уделено истории поздней Римской империи, проявлено гораздо более тонкое, нежели у просветителей, понимание политического строя Римской и Византийской империи как «демократической монархии» - диалектического сочетания гражданских свобод и твердого адм. правления.

На фоне общего развития историографии в XIX в. в Германии появился ряд обобщающих сочинений по истории Церкви. Основателем исследовательской школы по этой тематике считается И. А. В. Неандер, к-рый в соч. «Всеобщая история христианской религии и Церкви» (Hamburg, 1825-1829) впервые попытался построить историю Церкви (доведенную до XV в.) на рационалистической критике источников, не в связи с идеологией эпохи Просвещения. Одновременно с Неандером получили известность многочисленные работы основателя новой тюбингенской школы библейской критики Ф. К. Баура, а также И. Гизелера, К. А. Газе, И. Я. Герцога (Herzog, 1805-1882). Во 2-й пол. XIX в. ведущим специалистом церковной истории стал протестант. богослов А. фон Гарнак, автор многотомной истории христ. догматов и работ по истории раннего христианства. Исследователи того времени, как правило, отрицательно относились к преобразованиям в Церкви IV в. в связи с обретением ею офиц. статуса в Римской империи, критиковали зависимость Церкви от имп. власти.

Особое направление в развитии науки открыли работы Я. К. Буркхардта по истории итал. Ренессанса. Хотя большая часть его книг не была связана напрямую с тематикой В., в самом исследовательском методе Буркхардта проявилось новое понимание культуры как особой сферы человеческой жизни, не всегда связанной или зависимой от социальных, экономических и проч. условий.

Крупнейший вклад брит. науки в В. XIX в.- книги Дж. Финлея по истории Др. Греции и Византии. Во Франции неоценимым собранием источников, в т. ч. по истории Византии, стало издание ученым аббатом Ж. П. Минем многотомного «Полного курса патрологии», выходившего параллельно в лат. и греч. сериях (1844-1866). Этот уникальный по охвату авторов компендиум святоотеческих, богословских, исторических и литературных текстов не утратил значения до наших дней. История Церкви и канонического права более всего изучалась ватиканскими учеными А. Маи, Ж.-Б. Питра и др., в основном в связи с изданием новых собраний средневек. текстов.

В. как сформировавшаяся научная дисциплина (кон. XIX - XX в.). Национальные школы

Германия

На протяжении 2-й пол. XIX - 1-й пол. XX в. лидирующее положение занимало В. стран Германского региона. Историей Византии занимались в Мюнхенском, Гейдельбергском, Лейпцигском, Берлинском ун-тах, в Баварской, Прусской и др. академиях, собиранием и изучением коллекции визант. памятников - в Баварской гос. б-ке и Берлинском музее. На фоне национального объединения Германии и становления конституционной монархии история Византии привлекала как опыт успешного сочетания в империи демократических и монархических начал. С этой т. зр. нем. историки были склонны идеализировать Византию, ее политико-правовую традицию, чему примером может служить обобщающая работа Г. Ф. Герцберга (1826-1907) (Hertzberg G. F. Geschichte der Byzantinischen und Osmanischen Reiche. B., 1883; рус. пер.: Герцберг Г. Ф. История Византии / Пер., примеч. и прилож. П. В. Безобразова. М., 1896).

К. Крумбахер с участниками основанного им семинара. Фотография 1909 г.
К. Крумбахер с участниками основанного им семинара. Фотография 1909 г.

К. Крумбахер с участниками основанного им семинара. Фотография 1909 г.
Решающую роль в развитии герм. В. сыграли работы проф. Мюнхенского ун-та К. Крумбахера. Важной вехой стал выход его труда «История византийской литературы» (Geschichte der byzantinischen Literatur. Münch., 1891. 18972). Книга впервые представила исчерпывающую на то время информацию по данной теме, визант. лит-ра по стилистическим и формальным критериям была отделена от античной и осмыслена как ключевое явление, определившее феномен визант. культуры. 2-е изд. было дополнено очерком А. Эрхарда о памятниках богословской лит-ры Византии. В дальнейшем преимущественный интерес герм. византинистов был сосредоточен в области литературоведения, к-рое стало главным направлением сложившейся в Мюнхене школы Крумбахера. Среди его учеников - А. Гейзенберг, Э. Курц (Kurtz, 1846-1925) и др.

К кон. XIX в. международное В. в Германии и России впервые получило собственные организационные формы. В Германии ими стали основанный Крумбахером в Мюнхене специальный научный ж. «Byzantinische Zeitschrift» (с 1892; с приложением «Byzantinisches Archiv») и Ин-т (Семинар) визант. и новогреч. филологии при Мюнхенском ун-те (с 1899).

Семинар византинистов во главе с А. Гейзенбергом. Фотография 1912 г.
Семинар византинистов во главе с А. Гейзенбергом. Фотография 1912 г.

Семинар византинистов во главе с А. Гейзенбергом. Фотография 1912 г.
В 20-х гг. XX в. ведущее положение в герм. В. занял Гейзенберг, стремившийся в своих работах к некоему объединению идей филологической школы Крумбахера и традиц. нем. политико-правовой школы. Его интерес переместился в сторону истории отношений гос-ва и общества. Революционные изменения в жизни Германии заставили историков несколько иначе смотреть и на общественный строй Византии. Э. Штейн, исследователь переходной эпохи от античной империи к Византии III-VI вв., выдвинул концепцию «социального мира» как основного источника сохранения и устойчивости Византийской империи. Концепция нашла отклик в среде специалистов и до наст. времени сохраняет свое влияние. Она во многом позволила адекватно оценить социальную мобильность визант. общества, равновесие классов на фоне сравнительно развитой экономики.

Среди сторонников концепции «социального мира» был также нем. византинист сер. XX в. Ф. И. Дёльгер, автор многочисленных публикаций по различным проблемам В., изданий источников и исследований по истории Афона, имп. документов. В соавторстве с И. Караянопулосом им создана обобщающая работа по визант. дипломатике.

Для нем. В. 2-й пол. XX в. характерно обращение к истории культуры и ментальности византийцев. В рамках этого направления сохраняется интерес к социальной истории, особенностям и развитию гос. и церковных институтов. Среди наиболее значимых работ - труды нем. ученого Х. Г. Бека, исследователя визант. лит-ры, общественно-политической и церковной жизни империи. С т. зр. Бека, важнейшими гранями Византии как целостного феномена являются наряду с гос-вом, обществом и их взаимоотношениями также Церковь, религ. традиция и мышление византийцев. Слияние гос. системы и религ. доктрины описывается автором как «политическая (т. е. государственная) ортодоксия»,- особая система взаимосвязанных политических, общественных, религ., нравственных ценностей, гарантом к-рой является император,- важнейшая отличительная черта визант. цивилизации от западноевроп. мира. Истории Церкви Бек посвятил монографию «История православной Церкви в Византийской империи» (1980).

В 50-70-х гг. XX в. в ФРГ складывается школа Бека: Г. Вайс (Weiss) (лит-ра и Церковь, издание источников, совм. с Караянопулосом справочник по визант. источниковедению: Quellenkunde zur Geschichte von Byzanz. Wiesbaden, 1982. 2 Bde), Г. Принцинг (Prinzing) (исследования по истории Византии и ее соседей на Балканах эпохи распада империи кон. XII - XIII в., «княжеские зерцала» как тип лит. памятников гос. идеологии), П. Шпек (Speck) (межэтнические и межрелиг. отношения в ранней Византии, история иконоборчества и источниковедение этого периода), П. Шрайнер (Schreiner) (история и культура средней и поздней Византии IX-XV вв., взаимоотношения империи и Запада).

Одновременно формировалась школа В. в ГДР, представителями к-рой являются Й. Ирмшер (Irmscher), Ф. Винкельман (Winkelmann), Х. Кёпштайн (Köpstein), И. Рохов (Rochow), К. П. Мачке (Matschke).

На 70-е гг. приходится возрождение нем. школы в изучении визант. права, как светского, так и церковного. С 1976 г. под ред. Д. Зимона (Simon) публикуется серия «Forschungen zur byzantinischen Rechtsgeschichte» и в ее рамках - периодическое издание «Fontes Minores», редакцию к-рого с 1993 г. возглавляет Л. Бургманн (Burgmann).

Традиционно большой интерес германоязычной науки к истории гос. идеологии и Церкви проявился в работах последних десятилетий: Ф. Тиннефельда (Tinnefeld) (ранневизант. общественные отношения, русско-визант. связи, издание писем Димитрия Кидониса), Г. Подскальски (визант. эсхатология, греч. богословие в эпоху тур. владычества, русско-визант. связи), В. Зайбта (Seibt) (сигиллография) и др. В научной традиции последних десятилетий изучение формальных гос. ин-тов сменяется интересом к общественным структурам, идеологии и пропаганде, отношению современников к жизни гос-ва.

В Свободном ун-те Берлина действует один из центров нем. В. - Семинар по визант. и новогреч. филологии под рук. Д. Р. Райнша (Reinsch). В Боннском ун-те австр. византинист Э. Трапп организовал проект по изданию словаря греч. языка визант. эпохи (Lexikon zur byzantinischen Gräzität besonders des 9.-12. Jh. W., 1994-). После объединения Германии при Берлино-Бранденбургской АН подготовлен просопографический словарь средневизант. периода (Prosopographie der mittelbyzantinischen Zeit. 1. Abt. (641-867). B., 1998-2001. 6 Bde).

Австрия

Большое значение для В. имели работы ученых из Австро-Венгрии, в т. ч. Ф. К. фон Миклошича (собрание визант. источников, в т. ч. документов К-польского Патриархата) и чешских славистов (см. ниже). Во 2-й пол. XX в. происходит активизация В. в Австрии. Действует Комиссия по византинистике при Австрийской АН. Австрийское византиноведческое об-во в Вене издает ж. «Jahrbuch der Österreichischen Byzantinistik» (с 1951; до 1972 - «Jahrbücher der Österreichischen Byzantinischen Gesellschaft») и серию «Wiener Byzantinische Studien». Комиссия АН по церковному искусству и Ин-т византинистики и неогрецистики при Венском ун-те публикуют серию «Byzantina Vindobonensia». Многолетним главой австр. В. был Х. Хунгер. Важнейшие коллективные проекты, созданные под его рук.- «Prosopographisches Lexikon der Palaiologenzeit» (1976-1996), «Repertorium der griechischen Kopisten» (в сотрудничестве с Э. Гамильшегом и Д. Харльфингером), «Tabula Imperii Byzantini» (1976-; издание продолжается под редакцией Й. Кодера). Среди крупных австр. специалистов В. Хёранднер (поэтика средне- и поздневизант. периода), Г. Рёш (имп. титулатура, венецианская политика на Востоке).

Франция

Во франц. В. развивалась историко-правовая школа, сохранялся интерес к политической истории, искусствоведению и археологии. Основателем совр. школы В. во Франции считается А. Рамбо - исследователь политической истории. Наиболее влиятельный византинист этого времени - Ш. М. Диль, ученик археолога Э. Лависса, оставивший после себя множество работ по самым разным проблемам изучения Византии и создавший основу дальнейшего развития В. во Франции. В центре внимания Диля - гос-во как совокупность конкретных политических обстоятельств и арена действия исторических личностей, отдельные регионы империи (Равенна, Сев. Африка). Монография об эпохе Юстиниана (Diehl F. Justinien et la civilisation byzantine au VIe siècle. P., 1901; рус. пер.: СПб., 1906) остается единственным систематическим исследованием данной темы. В своей последней работе «Основные проблемы истории Византии» (Les grands problèmes de l'histoire byzantine. P., 1943; рус. пер.: М., 1948) Диль обобщил опыт В. и сформулировал задачи науки: изучение визант. гос-ва, его прочной и долговечной адм. системы, социально-экономических отношений.

В 1899 г. в Сорбонне по инициативе Диля была организована кафедра В., к-рая стала главным центром формирования франц. школы византинистов; с 1897 г. начал выходить ж. «Échos d'Orient», посвященный проблемам изучения христ. культур Ближ. Востока. В кон. 20-30-х гг. был создан ин-т славяноведения при Сорбонне, а также археологические ин-ты в Бейруте и Дамаске.

Среди учеников Диля - такие крупные ученые кон. XIX - 1-й пол. XX в., как Л. Брейе, Ф. Шаландон (Chalandon F. Les Comnène. P., 1900-1912. 2 t.), Ж. Эберсольт (Ebersolt J. Constantinople byzantine et les voyageurs du Levant. P., 1918; idem. Monuments d'architecture byzantine. P., 1934). Публикация Ж. Руйаром и П. Голломом актов Великой Лавры (Rouillard G., Gollomp P. Actes de Lavra. P., 1937) открыло парижскую серию изданий актов афонских мон-рей (Archives d'Athos; пришла на смену начатому по инициативе еп. Порфирия (Успенского) и прекращенному в 1915 рус. изданию афонских актов). Г. Шлюмберже начал систематическое изучение визант. печатей. Важным направлением оставалась история визант. права (Les Novelles de Leon le Sage / Introd., èd. par H. Monnier. Bordeaux, 1923; Collinet P. Études historiques sur le droit de Justinien. P., 1912-1952. 5 t.).

Труд В. Грюмеля «Регесты актов Константинопольского Патриархата» (Constantinople, 1932-1937. 3 vol.) - собрание всех известий о документах, издававшихся ведомством Великой Церкви с сер. V до сер. XV в., продолженное и обновленное Ж. Даррузесом,- стал незаменимой источниковедческой основой для дальнейших исследований по церковной истории Византии.

Во 2-й пол. XX в. во франц. науке возобладали методологические установки, развивавшиеся с нач. 30-х гг. вокруг ж. «Анналы». Несмотря на известную традиционность методологии, обусловленную как недостатком и сложностью источниковедческой базы В., так и его отставанием по сравнению с зап. медиевистикой, все большее внимание получает история социального быта, повседневной жизни столичного и провинциального населения, описание ментальности и внутренней картины мира византийцев.

После второй мировой войны организационное становление франц. В. завершилось возрождением ж. «Échos d'Orient», с 1946 г. выходившего под названием «Revue des études Byzantines». При Центре исследований византийской истории и цивилизации (Centre de Recherche d'Histoire et Civilisation de Byzance) началось издание сб. «Travaux et Mémoires» (с 1965), в к-ром регулярно публиковались историографические обзоры международного (в т. ч. советского) В. Публикация источников осуществлялась в сериях «Le monde Byzantin», «Bibliothèque byzantine», «Sources chrétiennes» (патристика, богословие), «Archives d'Athos».

Ведущим специалистом в области аграрных отношений, этнической истории, взаимоотношений Византии и Запада был П. Лемерль. Истории гос. институтов посвящены работы Э. Арвейлер (Ahrweiler H. Recherches sur l'administration de l'Empire byzantin aux IX-XI s. P., 1960; eadem. Byzance et la mer. P., 1966; eadem. Études sur les structures administratives et sociales de Byzance. L., 1971).

Р. Жанен на основе собранных им материалов и сведений о памятниках визант. культуры издал труды по топографии К-поля и крупнейших церковных центров Византии. Даррузес занимался исследованием и публикацией документов имп. и патриарших канцелярий, нотиций епископских кафедр К-польского Патриархата, канонических и др. сочинений церковных авторов, преимущественно XI-XV вв. Крупнейшие исследователи Церкви - Г. Барди, Р. Гийан, П. Готье, И. Делеэ, В. Лоран, Ж. Лоран, А. Гийомон (Guillaumont) (егип. монашество), Б. Флюзен (Flusin) (палестинское монашество).

Значит. вклад в исследование греч. рукописей внес М. Ришар. В др. областях В. работают: М. Балар (Balard; генуэзская политика в Романии и Причерноморье), А. Гийу (визант.-итал. связи), Э. Маламю (Malamut) (региональная история), С. Моррисон (Morrisson) (нумизматика, экономическая история), Ф. Тирье (Thiriet) (венецианская политика в Вост. Средиземноморье, Венецианская Романия, издание актов из венецианского архива), Ж.К. Шене (Cheynet) (сфрагистика, визант. аристократия VIII-XIII вв.), Ж. Гаску (Gascou) (папирология и визант. Египет). В последние десятилетия ведущую роль во франц. В. играет Ж. Дагрон - автор исследований о традициях рим. эллинизма в ранней Византии, о визант. об-ве и его религ. сознании, истории К-поля.

Началось издание обобщающей работы по истории и культуре Византии (Le monde byzantin / Sous la dir. C. Morrisson. P., 2004. T. 1: L'Empire romain d'Orient, 330-641).

Бельгия

Бельг. школа В. изначально была тесно связана с Францией и сыграла в развитии науки большую роль. С 1882 г. было возрождено об-во болландистов и было организовано Бельгийское об-во византиноведческих исследований, к-рое с 1924 г. стало издавать ж. «Byzantion» - новый международный (преимущественно франкоязычный) специализированный орган В. Крупнейшим представителем бельг. школы стал А. Грегуар, издавший свод христ. надписей из М. Азии, занимавшийся историей павликиан, визант. народной лит-рой (эпос о Дигенисе Акрите) и мн. др. темами.

Великобритания

В кон. XIX - нач. XX в. брит. В. развивалось в основном как один из разделов антиковедения и находилось в стадии становления. Статьи по Византии печатались в изданиях «Journal of Hellenic Studies» (c 1880), «Journal of Roman Studies» (с 1911) и др. Изучение культуры поздней античности сформировало концептуальные основы брит. В.

Дж. Б. Бьюри (Bury, 1861-1927), основатель англ. школы В., в своих обобщающих работах стремился показать историю Византии как продолжение Римской империи, основы к-рой, с его т. зр., просуществовали до 1453 г. Бьюри впервые ввел понятие визант. «конституции» - особой системы политических и правовых отношений, к-рая содержала множество «демократических» элементов и служила реальным ограничением власти императора.

Характерной чертой брит. (и позднее амер.) В. стало регулярное появление крупных обобщающих, как правило коллективных, трудов. Среди них - многотомная Кембриджская история средневековья, значительная часть к-рой посвящена истории Византии (The Cambridge Medieval History; 1-е изд. вышло в 1911-1936 под ред. Дж. Бьюри; во 2-м изд. Византии посвящен т. 4, в 2 ч.: The Byzantine Empire / Ed. J. M. Hussey. Camb., 1966-1967. 2 vol.).

Д. Д. Оболенский и С. П. Карпов. Фотография. 1994 г.
Д. Д. Оболенский и С. П. Карпов. Фотография. 1994 г.

Д. Д. Оболенский и С. П. Карпов. Фотография. 1994 г.
После первой мировой войны возрос интерес к Вост. Европе. В 1915 г. был организован Ин-т славяноведения и изучения Вост. Европы, к-рый стал издавать ж. «Slavonic and East European Review» (с 1922). Развивались изучение и публикация коллекций Британского музея: British Museum: a Guide to the Early Christian and Byzantine Antiquities. L., 1921; Goodacre H. A. Handbook of the Coinage of the Byzantine Empire. L., 1928-1933. 3 vol.

Среди учеников Бьюри первенствующее положение занял Н. Х. Бейнз (Baynes, 1877-1961), к-рый рассматривал проблему перехода от античности к Византии через призму христианизации позднерим. общества (Constantine the Great and the Christian Church. L., 1929, 19722; The Hellenistic Сivilisation and East Rome. L., 1946 и др.). Истории вост. христианства и Византии посвящены работы Б. Кидда (Kidd B. J. The Churches of Eastern Christendom. L., 1927), Дж. М. Хасси (Hussey J. M. Church and Learning in the Byzantine Empire: 867-1185. L., 1937; eadem. Ascetics and Humanists in 11th-Cent. Byzantium. L., 1960) и др.

Интерес к Византии как к феномену неизменно приводил исследователей к поиску некоего «классического» образа этой цивилизации, к-рый видели в эпохе Македонской династии IX-XI вв. Мн. специальные работы англ. (как и франц.) специалистов были посвящены проблемам истории именно этого периода. Среди них важное место заняли книги С. Рансимена (правление Романа Лакапина, взаимоотношения Византии и Запада в эпоху Крестовых походов, история Зап. и Вост. Церквей), а также А. Тойнби (Toynbee A. Constantine Porphyrogennitos and His World. L. etc., 1973).

В послевоенные десятилетия опыт изучения позднерим. истории в связи с историей Византии был обобщен в работе А. Джонса (Jones A. The Later Roman Empire 284-602. Oxf., 1964. 3 vol.). Крупным событием в международном В. стал выход книги Д. Д. Оболенского «Византийское содружество наций» (Obolensky D. Byzantine Commonwealth. L., 1971; рус. пер.: Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М., 1998), в к-рой сделана попытка концептуально осмыслить историю взаимоотношений империи с ее слав. соседями, а также и всю историю восточноевроп. средневековья.

Развитие брит. В. последних десятилетий определяется работами по обширному кругу проблем истории Византии: С. Манго (археология, история литературы, культуры и искусства), Р. Дженкинз (история VII-XI вв., историческая литература), Р. Браунинг (Browning) (средневек. греч. язык, лит-ра, светское и духовное образование, публикации источников X-XIII вв.), Д. Никол (Nicol) (история отношений Византии и Запада, Церковь и общество в поздней Византии), П. Александер (история иконоборчества, визант. эсхатология), А. Брайер (Bryer) (Трапезундская империя, этническая история Анатолии, проблемы упадка Византии), М. Энголд (гос-во и общество XI-XIII вв.), Дж. Хэлдон (Haldon; история администрации и военного дела в ранней Византии, проблема трансформации империи в VII в.; кн. «Byzantium in the 7th Century.» Camb., 1990), М. Хенди (Hendy) (нумизматика, экономическая история империи), М. Мак-Кормик (McCormick) (имп. церемониал, взаимоотношения империи и раннесредневек. варварского мира), У. Тредголд (гос-во и общество, проблемы истории VII-IX вв.), П. Магдалино (эпоха Комнинов, политические, социальные, культурные проблемы).

США

Участники византийской конференции в Дамбартон-Окс. Фотография 1993 г.
Участники византийской конференции в Дамбартон-Окс. Фотография 1993 г.

Участники византийской конференции в Дамбартон-Окс. Фотография 1993 г.
В послевоенные десятилетия происходит постепенный рост амер. В., к-рое к нач. XXI в. выходит на ведущие позиции в мире. Долгое время в амер. науке доминирующее положение занимали ученые-иммигранты - выходцы из различных европ. и ближневост. стран, прежде всего рус. византинист А. А. Васильев, работавший в США в 20-40-х гг. и ставший фактически основателем школы В. в этой стране; греч. историки П. Харанис (взаимоотношения гос-ва и Церкви), Сп. Врионис (Vryonis) (тюркизация М. Азии в XI-XV вв., греко-визант. наследие в Турции и на Балканах), Н. Икономидис (адм. система средневизант. периода, сигиллография); И. И. Шевченко (общество и интеллектуальная культура эпохи Палеологов), А. П. Каждан. Традиц. области интересов амер. специалистов - археология и история искусства. В 80-90-х гг. одно из ведущих мест в совр. амер. В. занимает А. Лаиу (Laïou), исследовательница экономической истории империи, взаимоотношений с Западом в эпоху Палеологов.

Первым амер. византиноведческим ежегодником стал «Dumbarton Oaks Papers», издающийся (с 1940) научным центром в Дамбартон-Окс при Гарвардском ун-те. Первоначально издание предполагалось как в основном искусствоведческое, однако разнородный характер специалистов, работавших уже в то время в США, придал ему гораздо более общий характер, постепенно сделав его одним из ведущих мировых изданий по В. Наряду с ежегодником этим же центром публикуется серия монографий «Dumbarton Oaks Studies» (с 1950). Дьюкский ун-т (Дарем, Сев. Каролина) издает ж. «Greek, Roman and Byzantine Studies» (с 1974). Значительное внимание В. уделяется в общемедиевистском издании «Speculum» (с 1926).

Италия

Историческая наука в этой стране долгое время не уделяла значительного внимания Византии. Работы по средневек. Италии, по истории левантийской торговли итал. республик, по истории взаимоотношений Рима и Восточных Церквей были значительным вкладом в В. (Gaudenzi P. Sui rapporti fra l'Italia et l'Impero d'Oriente fra gli anni 476 e 554 d. C. Bologna, 1888; Besta E. La cattura dei veneziani in Oriente. Feltre, 1900). В исследованиях итал. ученых традиционно преобладает источниковедческий подход - публикация и критика источников богатейших архивов и коллекций рукописей Ватикана, Венеции, Генуи, Флоренции и др. центров, многие из к-рых содержат материал по истории Византии, Восточных Церквей, а также отражают реалии различных периодов визант. правления в Италии. Среди крупнейших изданий и каталогов рукописей и архивных материалов - Documenti longobardi e greci per la storia dell'Italia meridionale nel Medio Evo. R., 1877; Diplomatarium Veneto-Levantinum / Ed. G. M. Thomas, R. Predelli. Venetiis, 1880-1899. 2 vol.; Codices Vaticani Graeci. Vat., 1923-.; Canart P., Peri V. Sussidi bibliografici per i monoscritti greci della Вiblioteca Vaticana. Vat., 1970-. (периодическое библиографическое издание, продолжающееся др. авторами). B. Пери также является автором публикаций по патристике, истории церковных взаимоотношений Рима и К-поля, истории Соборов IX в.

Традиционно наиболее значительными научными центрами являются многочисленные научные учреждения Ватикана, объединяющие католич. ученых из мн. стран мира. Среди работавших в Ватикане византинистов - Й. Хергенрётер, Дж. Меркати, Р. Девреес (палеография, патрология), П. Канар и др.

Центром по изучению рим., в т. ч. визант., наследия стал действующий в Риме с 1980 г. международный семинар исторических исследований «От Рима к 3-му Риму» под рук. П. Каталано. Исследования публикуются в многочисленных журналах и сериях, среди к-рых важнейшие: «Roma e l'Oriente» (1910-1921), «Orientalia Christiana Analecta» и «Orientalia Christiana Periodica» (в 1923-1934 - «Orientalia Christiana»). С 1924 г. издается специальный ж. по В. и неоэллинистике «Studi bizantini e neoellenici», созданный по инициативе исследователя визант. палеографии и лит-ры С. Дж. Меркати. В 50-х гг. при Римском ун-те образован Институт византийских и новогреческих исследований. Среди итал. ученых 2-й пол. XX в.- Э. Фольери (палеография, агиография), Ф. Коньяссо (Cognasso F. Relazioni religiose o politiche fra Roma e Bizanzio. Torino, 1947), Г. Галасси, А. Пертузи (итало-визант. отношения, история поздней империи, издания источников).

Греция

Византия всегда занимала огромное место в культуре и самосознании греч. народа, и поэтому естественно, что с начала своего появления научная школа в этой стране обратилась к изучению и оценке визант. наследия. При этом, как правило, преобладали полярные т. зр.: либо полное отрицание визант. эпохи как позднерим. «упадка» идеалов античности, либо восхваление Византии и ее церковной культуры. Основателями В. в Греции считаются С. Ламброс, создавший 6-томную «Историю Эллады с древнейших времен до падения Константинополя» (1886-1908) и К. Сафас - издатель свода визант. памятников (Μεσαιωνικὴ βιβλιοθήκη. ᾿Αθῆναι, 1872-1894. 7 τ.).

В 1-й пол. XX в. сформировались новые исследовательские центры и печатные издания. В 1914 г. в Афинах был открыт Византийский музей. Появляется ж. «Νέος λληνομνήμων» (1904-1919), основанный и издававшийся Ламбросом. Издание ж. «Βυζαντίς», в основании к-рого принял участие византинист и историк Церкви Н. Веис, прекратилось после выхода 2 томов (1909, 1911). С 1924 г. выходит ж. Общества византийских исследований «᾿Επετηρίς τῆς ῾Εταιρείας τῶν Βυζαντινῶν Σπουδῶν». В 1929 г. в Афинах было продолжено издание ж. «Byzantinisch-neugriechische Jahrbücher» (изд. с 1920 в Берлине; возобновлен в Фессалонике с 1962). В 1926 г. наряду с Афинским ун-том центром греч. В. становится Афинская академия.

Изучением экономики и общества Византийской империи занимались А. Андреадис (᾿Ανδρεάδης, 1876-1935) и К. Амандос (̀ρδβλθυοτεΑμαντος, 1874-1960). Большой вклад в изучение средневек. греч. языка внес Г. Хадзидакис (Χατζηδάκις), составивший «Сводную историю греческого языка» (1915). Крупным вкладом в В. явилась работа греч. ученых над изданием памятников визант. права, начавшаяся под влиянием герм. историко-правовой школы. Среди главных изданий - собрание юридических текстов, публиковавшееся юристами Г. Раллисом и М. Потлисом (см. ст. Афинская синтагма), свод памятников визант. права в 6 томах И. и П. Зипосов (1931-1936). Фундаментальный многотомный свод сведений по культуре и быту Византийской империи был издан в 50-х гг. Ф. Кукулесом. Работа по изучению греч. языка визант. периода, начатая Е. Софоклисом (Sophocles E. A. Greek Lexicon of the Roman and Byzantine Periods. Boston, 1870), была продолжена (с кон. 60-х) Э. Криарасом (Κριαράς Ε. (Λεξικὸ τῆς μεσαιωνικῆς ῾Ελληνικῆς δημώδους γραμματείας, 1100-1669. Θεσσαλονίκη, 1968-.).

Во 2-й пол. XX в. появился новый центр В. в Фессалоникийском ун-те, где издается ж. «Βυζαντινά» (с 1969). В 1968 г. в мон-ре Влатадон создан Патриарший центр патристических исследований. В различных областях В. исследования ведут: Я. Кордатос (Κορδάτος) (социальная история), А. Вакалопулос (Βακαλόπουλος) (история Фессалоники; позднеантичный эллинизм), Д. Закитинос (Ζακυθινός) (славянская колонизация), А. Стратос (Στράτος) (Византия в VII в.), А. Карпозилос (Καρπόζηλος) (историческая лит-ра), Л. Политис (Πολίτης) (рукописное наследие, просопография) и др. ученые. Изучением визант. права (светского и церковного) занимается С. Троянос (Τροϊάνος) и его ученики К. Пицакис (Πιτσάκης), Э. Папаянни (Παπαγιάννη), Я. Конидарис (Κονιδάρης).

Другие страны

В Болгарии Византией, в особенности историей византийско-болг. отношений, занимались уже с начала становления национальной научной традиции. Первые значительные работы на эту тему изданы М. Дриновым в 70-х гг. XIX в. В 1892 г. открыт Национальный археологический музей. На становление болг. школы большое влияние оказало рус. В. рубежа XIX-XX вв. Здесь регулярно проводились экспедиции РАИК; учеником В. Г. Васильевского был крупнейший болг. византинист В. Златарский, автор большого обобщающего труда по истории средневек. Болгарии (София, 1918-1940. 3 т.). В 1950 г. создан Институт болгарской истории при АН. Большой вклад в изучение истории Византии и средневековой Болгарии внесли труды П. Мутафчиева, Д. Ангелова (аграрная история, богомильство, становление болг. народности), И. Дуйчева, В. Бешевлиева (эпиграфика), В. Велкова (археология), Г. Цанковой-Петковой, В. Тыпковой-Заимовой, К. Мечева (кирилло-мефодиевское наследие), И. Божилова, В. Гюзелева и др. При Софийском ун-те действует Научный центр им. И. Дуйчева (под рук. А. Джуровой).

В Венгрии занятия В. сосредоточены на отд-нии классической филологии Венгерской АН, в Институте греческой филологии Будапештского ун-та (с 1939). Основателем традиции считается Р. Вари, исследователь визант. воен. трактатов; Д. Моравчик, автор корпуса визант. источников по истории Венгрии (1934) и свода реликтов тюрк. языков в визант. лит-ре (Byzantinoturcica. Bdpst, 1942-1943; B., 19582. 2 Bde). Среди исследователей 2-й пол. XX в.- Ш. Садецки-Кардош (Szádeczky-Kardoss) (собрание визант. источников по истории авар), T. Олайош (Olajos) (визант. историки).

В Нидерландах во 2-й пол. XX в. В. формируется вокруг Лейденского и Гронингенского ун-тов. Публикуется международное периодическое издание «Byzantinische Forschungen» (с 1968). Большое значение имеет голл. историческая школа истории права, основанная Х. Й. Селтемой (Scheltema) и продолжающая работу во главе с его ученикомБ. Х. Столте (Stolte).

Польское В. в довоенный период представлено исследователями визант. лит-ры Л. Стернбахом (Sternbach, 1864-1940), Я. Сайдаком (Sajdak, 1882-1967) и др. В послевоенный период сложились 3 центра В.: в ун-тах Варшавы (папирология, филология, славистика - Р. Таубеншлаг, К. Куманецкий, В. Церан), Познани (источники по истории славян - Г. Лабуда) и Лодзи (отд-ние истории Византии - Х. Эверт-Каппесова). Позднее к ним добавился центр в Кракове (М. Саломон). Церковной историей и монашеством визант. Египта занимается Э. Випшицкая, под рук. к-рой издается ж. «Journal of Juristic Papyrology» (осн. Таубеншлагом).

Румын. историография традиционно поддерживает тесные связи с франц. и нем. школами. С 1881 г. в Бухарестском ун-те существует кафедра греко-рим. древностей, с 1891 г.- кафедра славистики. Основателем В. в Румынии считается Н. Йорга, занимавшийся румыно-тур. отношениями, культурным наследием Византии на румын. почве. Работа Йорги «Византия после Византии» (1935) открыла новое направление в В.- изучение визант. наследия. В 1913 г. под рук-вом Йорги был организован Ин-т юго-восточноевропейских исследований, издающий ж. «Revue des études sud-est européennes» (1924-1946, 1963-). С 1936 г. действует Ин-т всемирной истории. Статус румын. В., представленного помимо Йорги такими крупными учеными как Н. Бэнеску (Bănescu) и В. Греку (Grecu), был подтвержден проведением в Бухаресте 1-го Международного конгресса византинистов (1924). Этот форум завершил собой период повсеместного становления В. как специальной дисциплины. Среди др. румын. византинистов - Г. Брэтяну (Brătianu), Э. Франчес (Francès), Э. Стэнеску (Stănescu), А. Элиан (Elian) и др.

Г. А. Острогорский. Фотография. 1962 г.
Г. А. Острогорский. Фотография. 1962 г.

Г. А. Острогорский. Фотография. 1962 г.
Серб. школа В. сформировалась в нач. XX в. на основе Королевской Сербской академии (с 1886). Первым крупным исследователем стал С. Новакович, автор исследований по истории сербо-визант. и сербо-тур. отношений. Влияние рус. В. в Сербии проявилось с 20-х гг. XX в., когда в Белграде начал деятельность эмигрировавший из СССР Г. А. Острогорский. Он стал главой серб. византиноведения и возглавил Ин-т им. Н. П. Кондакова (переехавший из Праги в 1937). В 1948 г. при Сербской АН был организован Византиноведческий ин-т, начавший издание ж. «Зборник радова византолошког института» (с 1952). Большинство серб. ученых 2-й пол. XX в.- ученики Острогорского: Н. Радойчич, В. А. Мошин, Б. Ферьянич, Л. Максимович, Ф. Баришич.

Чеш. историки по традиции уделяли основное внимание древнейшей истории славян, их связей с др. народами. В работах Й. Добровского, П. Й. Шафарика и крупнейшего исследователя истории балканских народов К. Й. Иречека было показано влияние Византии на развитие средневек. слав. культуры. К нач. XX в. опыт изучения данной темы был обобщен в «Славянских древностях» Л. Нидерле. Развитие чеш. национальной школы В. началось после обретения независимости Чехословакией (1918). Ее основателем считается ученик В. Г. Васильевского и Ф. И. Успенского Я. Бидло (Bidlo, 1868-1937). Организационными центрами В. стали Чешская академия наук, словесности и искусств (с 1952 - Чехословацкая АН) и Ин-т славяноведения (с 1924) при Карловом ун-те в Праге. Большую роль в развитии визант. археологии и истории искусств сыграла деятельность Н. П. Кондакова, эмигрировавшего из СССР в Прагу. Семинар (затем Ин-т) им. Кондакова издавал сб. «Seminarium Kondakovianum» по проблемам визант. искусствоведения и истории (с 1926; после оккупации Праги ин-т и издание переведены в Белград, где действовали до 1941). Для истории Церкви первостепенное значение имеют монографии крупнейшего чеш. византиниста XX в. Ф. Дворника (эмигрировавшего в 1938 во Францию, затем в Англию и США). После второй мировой войны издающийся в Праге ж. «Byzantinoslavica» превратился в международный научный орган, наиболее полно отражавший развитие В. в соц. странах; большой вклад в работу над изданием внесли Б. Гавранек (Havránek), А. Достал (Dostál), В. Хрохова (Hrochová), В. Варжинек (Vavřínek) (аннотированная библиография).

Швед. школа В., сосредоточенная при Уппсальском ун-те (фак-т лингвистики и филологии), главное внимание уделяет изучению визант. лит-ры (прежде всего агиографии) и греч. филологии. Главные представители - Л. Рюден (Rydén), Я. У. Русенквист (Rosenqvist). Издаются ж. «Eranos: Acta philologica Suecana», серия «Studia Byzantina Upsaliensis» (с 1986).

В последние десятилетия география международного В. существенно расширилась: сформировались византиноведческие центры в Дании (Центр византийских исследований при Ин-те истории Копенгагенского ун-та), Японии (К. Ватанабе), Австралии (серия «Byzantina Australiensia»), на Кипре (исследовательский центр Киккского мон-ря, Никосийский ун-т) и в др. странах.

Международные конгрессы византинистов: 1-й - Бухарест, 1924 (64 уч., 11 стран); 2-й - Белград, 1927; 3-й - Афины, 1930; 4-й - София, 1934; 5-й - Рим, 1936; (6-й - Алжир, 1939, не состоялся); 6-й - Париж, 1948; 7-й - Брюссель, 1948; 8-й - Палермо, 1951; 9-й - Фессалоника, 1953; 10-й - Стамбул, 1955 (впервые представлена делегация из СССР, нет участников из Греции); 11-й - Мюнхен, 1958; 12-й - Охрид, 1961; 13-й - Оксфорд, 1966; 14-й - Бухарест, 1971; 15-й - Афины, 1976; 16-й - Вена, 1981; 17-й - Вашингтон, 1986; 18-й - Москва, 1991; 19-й - Копенгаген, 1996; 20-й - Париж, 2001; 21-й - Лондон, 2006.

В. в России

Интерес к Византии на Руси проявился уже в период средневековья. В рус. исторических произведениях, включавших материал переводных визант. хроник («Повести временных лет», летописных сводах XV-XVI вв. и др.), Византийской империи отводилось важное место. Основы для научного изучения Византии в России были заложены в XVII в. созданием собрания греч. рукописей в Москве (миссия Арсения (Суханова) на Афон) и основанием Славяно-греко-латинской академии при участии греч. ученых братьев И. и С. Лихудов. В кон. XVII - нач. XVIII в. появляется ряд историографических работ, по-разному освещавших историю Византии, ее связи и влияние на Русь. Среди них - «Синопсис», приписываемый архим. Иннокентию (Гизелю) (1674), «Скифская история» А. И. Лызлова (1692), «Ядро российской истории» А. И. Манкиева (1715). Первые опыты научного исследования Византии появились после создания С.-Петербургской АН (1724). В XVIII в. Византия изучалась в основном в связи с историей древних славян и Руси. Визант. источники использовались Г. З. Байером (1694-1738) в работах «О происхождении Руси» (Origines Russicae. Petropoli, 1741), «О первом походе руссов против Константинополя» (De Russorum prima expeditione Constantinopolitana. Petropoli, 1738), «География России и соседних регионов ок. 948 г. по Р. Х.» (Geographia Russiae vicinarumque regionum circiter a. C. 948. Petropoli, 1744). Визант. материалы привлекали в своих работах В. Н. Татищев, М. В. Ломоносов, Г. Ф. Миллер, А. Л. Шлёцер. В 70-х гг. XVIII в. Шлёцер и И. Г. Штриттер издали корпус сведений о народах Дуная и Понта Эвксинского у визант. историков.

В нач. XIX в. в России появляются первые популярные изложения визант. истории, созданные под влиянием трудов европ. ученых, прежде всего Лебо и Гиббона (Наумов П. Рассуждение, каким образом Константинопольская империя... могла держаться более тысячи лет... М., 1818; Ертов И. Д. История Восточно-Римской, или Константинопольской империи. СПб., 1837. 3 ч.). Начинается изучение визант. текстов и их слав. переводов (П. М. Строев, Ф. И. Круг, А. Меньшиков). В 30-60-х гг. большой вклад в изучение визант. историков внес С. Ю. Дестунис, выполнивший ряд переводов их трудов на рус. язык в серии «Византийские историки, переведенные с греч. яз. при СПбДА» (СПб., 1858-1863).

Феномен Византии становится одной из главных тем в полемике славянофилов и западников, а затем в революционно-демократических и национально ориентированных направлениях общественной мысли 2-й пол. XIX в. Т. Н. Грановский (1813-1855) в своих лекциях заложил традицию изучения истории Византии в контексте истории европ. средневековья. Критически оценивая теорию тысячелетнего упадка Византии, он отмечал прогрессивность христианства, вслед за Я. Фальмерайером подчеркивал огромную роль слав. элемента в истории Византии.

Первыми специальными работами, посвященными отдельным проблемам В., были труды М. М. Стасюлевича «Осада и взятие Виза́нтия турками» (СПб., 1854), А. А. Куника «Образование Трапезундской империи» (СПб., 1854), А. П. Зернина «Император Василий Македонянин» (Современник. 1854. Т. 47; отд. отт.: 1854), «Очерк жизни константинопольского патриарха Фотия» (ЧОИДР. 1858. Кн. 3. С. 1-94; отд. отт.: 1858), «Жизнь и литературные труды императора Константина Багрянородного» (Х., 1858. Вып. 1). Важным направлением становится изучение рим. и канонического права, сохранившегося в визант. памятниках (Энгельман А. Об ученой обработке греко-римского права с обозрением новейшей его лит-ры: Опыт введения в изучение визант. юрид. истории. СПб., 1857). Огромную роль в изучении культуры греч. Востока сыграл еп. Порфирий (Успенский), открывший ряд важных лит. памятников, одним из первых в мире начавший изучение наследия Афона.

Основатель совр. рус. научной школы В. акад. В. Г. Васильевский первым из рус. ученых обратился к Византии как к основной сфере своих научных интересов. Его труды на много десятилетий определили многие основные направления дальнейшего развития рус. В.: главными темами работ ученых в России стали аграрная история Византии и история русско-визант. отношений, преимущественно эпохи Др. Руси.

Др. видный представитель рус. В., акад. Ф. И. Успенский, занимался изучением византийско-слав. отношений в контексте общей истории Балкан и Вост. Европы. Ученый внес огромный вклад в изучение внутренней истории империи, начал систематическое исследование актового материала. В области истории культуры важнейшей работой Успенского являются «Очерки по истории визант. образованности» (СПб., 1891. М., 2001), в к-рой была показана связь между догматическими спорами в Церкви и общественно-политической мыслью различных эпох визант. истории с IX по XIV в.

Основателем российского и мирового визант. искусствоведения стал Н. П. Кондаков. Изучая памятники визант. искусства - первоначально преимущественно книжные миниатюры,- он создал особый метод иконографического анализа, к-рый позволил впервые установить пути развития творческого мышления визант. художников по мельчайшим изменениям в рамках ограниченного числа традиц. сюжетов. Его труды опровергли представление о статичности визант. искусства, была впервые представлена проблема взаимоотношения художественной культуры Ренессанса и поздней Византии.

Одним из существенных направлений рус. В. было изучение визант. права и отношений между Церковью и гос-вом. Ф. А. Курганов, изучив взаимоотношения гос-ва и Церкви в Византийской империи, отверг распространенную в мировой науке того времени концепцию визант. цезарепапизма, т. е. деспотического господства императоров над Церковью. В дальнейшем изучение визант. права в российской науке тесно соприкасалось с проблематикой истории Церкви, к-рая стала одним из важнейших направлений исследований. Достижениями историко-правового направления стали книги Н. А. Скабалановича «Визант. гос-во и Церковь в XI в.» (СПб., 1884), Д. И. Азаревича «История визант. права» (Ярославль, 1877. 2 ч.), издание Номоканона и его толкований А. С. Павловым и В. А. Нарбековым. Крупнейшим вкладом в изучение истории Церкви стали труды В. В. Болотова и Е. Е. Голубинского. Болотов впервые в России создал обобщающее исследование, одновременно явившееся итогом развития мировой церковно-исторической науки того времени и позволившее взглянуть на историю визант. христианства как на феномен истории мировой культуры, представить ключевую роль эпохи отцов Церкви и Вселенских Соборов в развитии европ. цивилизации. Др. крупный историк Церкви, А. П. Лебедев, впервые в истории рус. науки собрал исчерпывающий для своего времени материал по истории правосл. Церкви в Византии и на его основе создал монографии по отдельным эпохам. Большой вклад в изучение истории Церкви внес И. И. Соколов, стремившийся в своих работах дать обобщенный анализ церковно-гос. отношений в Византии как системы; он одним из первых в В. специально обратился к истории монашества и оценил его огромную роль в истории визант. общества и культуры. Изучением визант. житий занимался Х. М. Лопарёв. Специалистом мирового уровня в области христ. хронологии и пасхалии являлся свящ. Д. А. Лебедев.

В. Г. Василевский и Н.П. Кондаков. Фотография. 1894 г. (ПФА РАН. Ф. 115. Оп. 5. Д. 14. Ф. 16)
В. Г. Василевский и Н.П. Кондаков. Фотография. 1894 г. (ПФА РАН. Ф. 115. Оп. 5. Д. 14. Ф. 16)

В. Г. Василевский и Н.П. Кондаков. Фотография. 1894 г. (ПФА РАН. Ф. 115. Оп. 5. Д. 14. Ф. 16)
К кон. XIX в. в России сформировались неск. центров В. Крупнейшими из них были Петербургский ун-т (школы Васильевского, Кондакова), СПбДА (Болотов), Казанский ун-т (школа Курганова), Новороссийский ун-т в Одессе (Успенский), МДА (Лебедев). В 90-х гг. рус. В. превратилось в обширное научное сообщество, дальнейшее развитие к-рого потребовало организации новых форм взаимодействия ученых. С этой целью в 1894 г. в С.-Петербурге был основан специальный научный ж. по В. «Византийский временник». Инициатива создания журнала принадлежала В. Э. Регелю и Васильевскому, к-рый стал его главным редактором. Одновременно по инициативе рус. посла в Турции А. И. Нелидова в Стамбуле был образован Русский Археологический институт в Константинополе (РАИК), к-рый начал издавать ж. «Известия РАИК» (1896-1912). Директором ин-та стал проф. Новороссийского ун-та Ф. И. Успенский, остававшийся на этом посту до закрытия ин-та в 1914 г. Рус. византинисты активно участвовали в работе над научными проектами Императорского Палестинского Православного общества, издававшего «Православный Палестинский сборник» (1881-1916, 1992-; в 1954-1991 «Палестинский сборник»). К нач. XX в. рус. В. вышло на ведущие позиции в мировой науке, обладало собственными изданиями, воспитывало специалистов практически в любой сфере в рамках научной специализации того времени, пользовалось авторитетом в мировых научных кругах и привлекало широкий интерес российской общественности.

Н. П. Кондаков среди своих учеников и друзей. Фотография 1914 г. (А ИИИ АН УР.KI)
Н. П. Кондаков среди своих учеников и друзей. Фотография 1914 г. (А ИИИ АН УР.KI)

Н. П. Кондаков среди своих учеников и друзей. Фотография 1914 г. (А ИИИ АН УР.KI)
В кон. XIX - нач. XX в. велась активная работа по изданию и комментированию источников, в т. ч. актов афонских мон-рей, памятников житийной лит-ры, писем, придворных энкомиев. Среди издателей - Регель, А. И. Пападопуло-Керамевс, Г. С. Дестунис, В. М. Истрин, Ф. А. Терновский, Т. Д. Флоринский и др. Новым направлением стало исследование взаимоотношений Византии со странами Ближ. Востока. Основатель рус. школы арабистики В. Р. Розен опубликовал отрывки хроники Яхьи Антиохийского, посвященные правлению имп. Василия II Болгаробойцы (1883). Развивалось изучение средневековой Сирии и Палестины (П. К. Коковцев, Розен, Н. А. Медников), эфиопистики (Б. А. Тураев), направлялись экспедиции для исследования древностей Ближ. Востока. Большое место в исторической науке заняло кавказоведение (Н. О. Эмин, Н. Я. Марр, Г. Ф. Церетели, И. А. Джавахишвили, Н. Г. Адонц и др.).

В предреволюционные годы резонанс вызвала работа Б. А. Панченко «Крестьянская собственность в Византии» (София, 1903), в к-рой было продемонстрировано господство права частной собственности над общинными отношениями на всем протяжении истории империи, высказано предположение о фискальном происхождении визант. общины, организованной адм. методами для удобства сбора налогов. Эта концепция не получила поддержки в науке, но стала важным этапом на пути к пониманию природы социально-экономических отношений в Византии. Вкладом в развитие В. стали также труды М. И. Ростовцева, посвященные социальным отношениям и экономике Римской империи и позволившие более детально представить многообразный мир ранней Византии, его непосредственную связь с предшествующей эпохой.

В 1910-х гг. было создано неск. обобщающих работ по визант. истории: «История Византии» в 3 томах Ю. А. Кулаковского, охватывающая 395-717 гг. (К., 1910, 1912, 1915), 1-й т. «Истории Византийской империи» Ф. И. Успенского (1913; 1-я пол. 2-го т. вышла в 1927, 3-й т.- в 1948; полное изд.: М., 1996-1997. 3 т.), «История Византийской империи» К. Н. Успенского (М., 1914), «Лекции по истории Византии» А. А. Васильева (Пг., 1917). Большой прорыв в области методологии исследований - работа А. П. Рудакова «Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии» (М., 1917. СПб., 1997). Автор впервые использовал огромный массив агиографического материала для реконструкции социальных, экономических и бытовых реалий византийской цивилизации, открыв дорогу для дальнейшего изучения житийной лит-ры не только как памятников духовной культуры, но и как неисчерпаемого исторического источника. В нач. XX в. сложились школы специальных исторических дисциплин. Крупнейшими специалистами были И. И. Толстой в области нумизматики, В. В. Латышев по эпиграфике, Н. П. Лихачёв по сфрагистике.

А. А. Васильев и Б.В. Фармаковский. Фотография. Нач. XX в.
А. А. Васильев и Б.В. Фармаковский. Фотография. Нач. XX в.

А. А. Васильев и Б.В. Фармаковский. Фотография. Нач. XX в.
Революция 1917 г. не сразу сказалась на судьбе В. Ученые проявляли активность в различных общественных событиях. Участниками Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. были В. Н. Бенешевич и А. В. Карташёв; публицистические произведения выпускали П. В. Безобразов, Ф. И. Успенский и др. Созданная в 1918 г. Всероссийская комиссия по охране памятников культуры развернула масштабные работы по изучению рус. средневек. искусства и обеспечила качественный прорыв в области истории иконописи. После начала гонений на РПЦ В. оказалось одной из опальных научных дисциплин в силу своих тесных тематических связей с церковной наукой. Уже во время Гражданской войны были закрыты византиноведческие отд-ния ун-тов и академий в Одессе и Киеве, вскоре закрыта МДА. В дальнейшем В. постепенно вытеснялось из научной среды, работы ученых публиковались все реже и сложнее проходили цензуру. Тем не менее в 20-х гг. петербургская школа В. продолжала свою работу. В 1917-1929 гг. были опубликованы 23-25-й тома «Византийского временника». Было закончено издание собрания трудов акад. Васильевского, вышли монографии Васильева (Византия и крестоносцы. Пг.; 1923; История Византии. Пг.; Л., 1923-1925. Вып. 1-3) и Ф. И. Успенского (Очерки истории Трапезундской империи. Л., 1929), подготовленное Успенским и Бенешевичем издание «Вазелонских актов» (Л., 1927).

В нач. 30-х гг., после смерти Успенского (1928) и Регеля (1932), научная деятельность в области В. в СССР фактически прекратилась. В стране проводилась политика по установлению единства теоретических подходов в общественных науках на основе марксистской идеологии; исследователи, чья область интересов не вписывалась в общие методологические установки, в т. ч. большинство византинистов, были отлучены от полноценной научной работы. Многие из них стали жертвами советской репрессивной системы. Наиболее трагично сложилась судьба Бенешевича, крупнейшего представителя рус. историко-правовой школы; он был арестован в 1928 г., провел 5 лет в лагерях и ссылках и расстрелян в 1938 г. Большое число специалистов в 20-х гг. эмигрировали из СССР на Запад. Среди них были выдающиеся ученые-историки (Ростовцев, Васильев, И. Ю. Крачковский, Кондаков и др.). Эмигрировавший в 1925 г. в США Васильев фактически стал основателем научной школы В. в этой стране и в последние годы жизни занимал положение неформального главы амер. византинистов.

Среди эмигрантов «первой волны» были Г. А. Острогорский, Д. Оболенский, известный историк визант. искусства А. Грабар, богослов и патролог свящ. Г. В. Флоровский, церковный историк Карташёв. Из рус. эмиграции вышли патролог архиеп. Василий (Кривошеин), исследователь визант. богословия протопресв. И. Мейендорф, византинист И. И. Шевченко и др. ученые.

Г. Г. Литаврин и И. И. Шевченко. Фотография. 1994 г.
Г. Г. Литаврин и И. И. Шевченко. Фотография. 1994 г.

Г. Г. Литаврин и И. И. Шевченко. Фотография. 1994 г.
Возрождение В. в СССР началось в годы Великой Отечественной войны, когда наметился идеологический поворот к воспитанию патриотизма, возрождению традиций отечественной истории. Советское гос-во сделало шаг навстречу нормализации отношений с РПЦ. В свете перспектив послевоенного передела Европы вновь стали актуальными вопросы визант. наследия. Еще в 1939-1940 гг. группа сотрудников Ленинградского отделения ин-та истории АН СССР (М. В. Левченко, Е. С. Липшиц, М. А. Шангин, Е. Э. Гранстрем, Н. С. Лебедев) подготовили неск. работ, опубликованных в 1945 г. в «Византийском сборнике». В 1943 г. при Ин-те истории АН СССР в Москве была создана визант. группа во главе с чл.-корр. АН СССР Е. А. Косминским; в работе группы участвовали Н. В. Пигулевская, Б. Т. Горянов, Липшиц, Лебедев, М. Е. Массон и др. В дальнейшем группа проводила регулярные заседания; в 1947 г. под ред. академиков Б. Д. Грекова и Е. А. Косминского был издан 1-й (26-й) том обновленного «Византийского временника». В 1955 г. группа была преобразована в сектор византиноведения. С 1952 г. возобновлено издание «Палестинского сборника» как печатного органа Палестинского об-ва при АН СССР. С 1945 г. проводятся регулярные всесоюзные (всероссийские) византиноведческие сессии: 1-я (май 1945) была посвящена памяти Ф. И. Успенского; в 2004 г. в Москве состоялась 17-я сессия. Советские византинисты начали регулярно принимать участие в работе Международных конгрессов византинистов (с 1955, Стамбул). В связи с подготовкой к конгрессам выходит периодическое издание «Византийские очерки».

С кон. 40-х гг. В. развивается достаточно интенсивно. Наряду с Москвой и Ленинградом ведущими центрами В. стали Свердловск (школа М. Я. Сюзюмова), Ереван (Р. М. Бартикян, С. Т. Еремян, П. М. Мурадян и др.), Тбилиси (С. Г. Каухчишвили, Н. Ю. Ломоури, Э. Хинтибидзе и др.). В то же время интересы ученых были ограничены методологической заданностью, необходимостью признания марксистской концепции социально-экономических формаций. Поскольку главным направлением советской исторической науки этого времени была социально-экономическая история, исследовательские усилия византинистов преимущественно концентрировались в сфере истории социально-экономических отношений, аграрной истории, проблем феодализма. Этой проблематике посвящено большинство работ этого времени.

Участники XVII конгресса византинистов в Вашингтоне (Р. М. Бартикян, К. В. Хвостова, З. В. Удальцова, Г. Г. Литаврин, С. П. Карпов). Фотография. 1986 г.
Участники XVII конгресса византинистов в Вашингтоне (Р. М. Бартикян, К. В. Хвостова, З. В. Удальцова, Г. Г. Литаврин, С. П. Карпов). Фотография. 1986 г.

Участники XVII конгресса византинистов в Вашингтоне (Р. М. Бартикян, К. В. Хвостова, З. В. Удальцова, Г. Г. Литаврин, С. П. Карпов). Фотография. 1986 г.
С кон. 60-х гг. в сфере интересов советских византинистов оказываются различные сюжеты, выходящие за рамки социально-экономической тематики: общественно-политическая мысль, история лит-ры, право, внутренний мир визант. интеллектуалов и др. Публикуются работы, посвященные различным проблемам В.: А. В. Банк (прикладное искусство), Горянова (религиозно-полемическая лит-ра), Гранстрем (палеография и кодикология), А. П. Каждана (культура, лит-ра, русско-визант. отношения), Г. Л. Курбатова (общественная мысль, историография), В. Н. Лазарева (история визант. живописи), М. В. Левченко (партии цирка, русско-визант. отношения), Липшиц (юриспруденция), Г. Г. Литаврина (византино-болгар. отношения), Пигулевской (византийско-иран. отношения), Е. Ч. Скржинской (итало-визант. связи), Сюзюмова (источниковедение), З. В. Удальцовой (культура и идеология), В. А. Арутюновой-Фиданян (армяно-визант. культурные связи), М. В. Бибикова (визант. лит. памятники и их переводы в слав. мире), В. В. Бычкова (раннехрист. и визант. эстетика), Е. В. Герцмана (музыка), П. И. Жаворонкова (политическая история Никейской империи), С. П. Карпова (история Трапезундской империи, левантийская и причерноморская торговля итал. морских республик), А. С. Козлова (политическая история ранней Византии), Я. Н. Любарского (историческая лит-ра, переводы), И. П. Медведева (культуры Византии эпохи Палеологов), Е. Н. Мещерской (восточнохрист. апокрифы), М. А. Поляковской (культура и общественно-политическая мысль поздней Византии), Г. М. Прохорова (богословская и полемическая лит-ра), В. П. Степаненко (политика Византии в Закавказье и на Ближ. Востоке), В. И. Уколовой (общественная мысль позднеантичной и ранневизант. эпохи), Б. Л. Фонкича (греч. кодикология), К. В. Хвостовой (правовые отношения, теоретические проблемы исторического познания), А. А. Чекаловой (общественная жизнь ранней Византии), И. С. Чичурова (визант. историческая лит-ра, политическая идеология средневизант. эпохи и Др. Руси, антилат. церковная полемика), В. С. Шандровской (сфрагистика), К. Н. Юзбашяна (армяно-визант. отношения) и др. ученых.

Итогом первых десятилетий возрождения В. в СССР стал фундаментальный 3-томный труд «История Византии» (под ред. акад. С. Д. Сказкина. М.; Л., 1967), выдержанный в традиции классического социально-экономического подхода. В книге продемонстрирована схема развития визант. мира от античного рабовладения через расцвет средневекового феодализма в XI-XIV вв. к зарождению капиталистических отношений в поздневизант. обществе. В то же время в этом коллективном труде нашли отражение темы, связанные с визант. культурой и историей Церкви. Параллельно с работой над «Историей Византии» был издан 2-томный сб. «Памятники византийской литературы», куда также вошли переводы творений отцов Церкви. Развитие В. способствовало возрождению интереса к изучению иноязычных источников по истории Др. Руси. В 1969 г. по инициативе В. Т. Пашуто было основано издание свода «Древнейшие источники по истории народов СССР» (с 1991: «Древнейшие источники по истории Восточной Европы»), в рамках к-рого видное место занимала серия «Византийские исторические сочинения» (Чичуров И. С. «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. М., 1980; Константин Багрянородный. Об управлении империей / Под ред. Г. Г. Литаврина и А. П. Новосельцева. М., 1989; Бибиков М. В. Византийский историк Иоанн Киннам о Руси и народах Восточной Европы. М., 1997).

На протяжении долгих лет ведущее положение в советском В. занимала Удальцова (с 1967 ответственный редактор «Византийского временника», с 1980 директор Ин-та всеобщей истории АН СССР, с 1982 зав. кафедрой истории средних веков историч. фак-та МГУ; на Международном конгрессе византинистов в Афинах (1976) избрана вице-президентом Международной ассоциации византинистов).

Важной вехой для советского В. стало творчество Каждана, оставившего суждения практически обо всех исследовательских проблемах истории и культуры Византии. Среди огромного числа его научных публикаций особое место занимают монографии «Византийская культура X-XII вв.» (М., 1968) и «Социальный состав господствующего класса Византии в XI-XII вв.» (М., 1974). В 1978 г. Каждан эмигрировал в США. Важным этапом в его деятельности амер. периода стало осуществление проекта первого в международном В. энциклопедического словаря по истории и культуре Византии (The Oxford Dictionary of Byzantium. Wash.; N. Y., 1991. 3 vol.).

Видное место в российском В. на рубеже XX-XXI вв. занимает акад. Литаврин. В центре его научных интересов - традиционная для рус. науки тематика истории земельных отношений, форм собственности в Византии и история взаимоотношений Византии и слав. народов.

С 60-х гг. центром изучения визант. лит-ры стал сектор античной лит-ры ИМЛИ РАН в Москве, возглавлявшийся последовательно Ф. А. Петровским, М. Л. Гаспаровым, С. С. Аверинцевым, А. И. Сидоровым. Сектором были подготовлены издания переводов визант. текстов, сборники «Византийская литература» (М., 1974), «Античность и Византия» (М., 1975). Аверинцев в работе «Поэтика ранневизантийской литературы» (М., 1976), ставшей событием не только в отечественном, но и в мировом В., показал синкретизм визант. традиции, сформулировал концепции основ взаимоотношений античного писателя и окружающего его мира, в т. ч. риторическое мышление, знаково-символическая игра с читателем, ее лингвистическая структура и проч. Были изданы посвященные визант. лит-ре монографии Л. А. Фрейберг и Т. В. Поповой «Византийская литература эпохи расцвета: IX-XV вв.» (М., 1978), Т. В. Поповой «Византийская народная литература: история жанровых форм эпоса и романа» (М., 1985). Несмотря на цензурные запреты, переводом и изданием памятников визант. агиографии занималась С. В. Полякова (сб. житий «Византийские легенды». М., 1972).

Коллективная 3-томная работа «Культура Византии». (М., 1984, 1989, 1991) фактически подвела итог развития отечественного В. советского периода. Характерной чертой этого труда, само название к-рого отражало определенное смещение научных интересов, оставался подчеркнуто секуляризованный подход к освещению визант. культуры. Международным признанием заслуг советского В. было проведение в Москве в авг. 1991 г. 18-го Международного конгресса византинистов и избрание Литаврина вице-президентом Международной ассоциации византинистов.

С кон. 80-х гг. начался новый период в российском В., связанный со снятием запретов на темы, посвященные христианству и истории Церкви. За последние 15 лет расширился диапазон научных исследований в этой области. Издаются работы по церковной историографии (И. В. Кривушин), истории К-польского Патриархата (Д. Е. Афиногенов) и др. направлениям изучения визант. христ. цивилизации (С. А. Иванов).

Петербургская (ленинградская) группа византинистов, действующая под рук. Медведева, особое внимание уделяет изучению истории российского В., публикации архивов отечественных ученых.

В 90-х гг. организованы новые центры В.: лаборатория истории Византии и Причерноморья (исторический фак-т МГУ) под рук. Карпова, выпускающая сб. «Причерноморье в средние века» (с 1991), Центр восточнохрист. культуры (А. М. Лидов), Общество византийско-слав. исследований в С.-Петербурге (К. К. Акентьев), кафедра визант. и новогреч. филологии в МГУ (заведующий Д. А. Яламас). Активизируется работа по переизданию переводов отцов Церкви, различных литературных памятников Византии, трудов дореволюционных исследователей.

Лит.: Васильевский В. Г. Обозрение трудов по визант. истории. СПб., 1890. Вып. 1; Попов Н. Г. Начало византиноведения в России // Сб. ст., посвящ. В. О. Ключевскому. М., 1909. С. 435-448; Успенский Ф. И. Из истории византиноведения в России // Анналы. Пг., 1922. С. 110-126; Бартольд В. В. История изучения Востока в Европе и России. Л., 19252; Diehl Ch. Les grands problèmes de l'histoire byzantine. P., 1943 (рус. пер.: Диль Ш. Основные пробл. визант. истории. М., 1947); Удальцова З. В. Сов. византиноведение за 50 лет. М., 1969; ΧΑΛΙΚΕΣ: Festgabe f. d. Teilnehmer am XI. Int. Byzantinistenkongress / Hrsg. H.-G. Beck. Freising, 1958; Каждан А. П., Литаврин Г. Г., Удальцова З. В. Византия и Запад в совр. буржуазной историографии // Против фальсификации истории. М., 1959. С. 381-447; Соколов Н. П. Сорок лет сов. византиноведения. Горький, 1959; Angelov D. La byzantinologie en Bulgarie et ses récentes acquisitions // Byzantinobulgarica. 1962. T. 1; Шапиро А. Л. Рус. историография в период империализма. Л., 1962; Косминский Е. А. Историография ср. веков. М., 1963; Очерки истории ист. науки в СССР. М., 1963. Т. 5. С. 514-536; Сюзюмов М. Я. Основные направления историографии истории Византии иконоборческого периода // ВВ. 1963. Т. 22. С. 199-226; Ostrogorsky G. Geschichte des Byzantinischen Staates. Münch., 19633; Каждан А. П. Загадка Комнинов: опыт историографии // ВВ. 1964. Т. 25. С. 53-98; Moravcsik Gy. Bevezetés a bizantinológiába. Bdpst., 1966; Pertusi A. Storiografia umanistica e mondo bizantino. Palermo, 1967; Заборов М. А. Историография крестовых походов. М., 1971; Irmscher J. Einf. in die Byzantinistik. B., 1971; Гутнова Е. В. Историография истории ср. веков (сер. XIX в.- 1917). М., 1974; Курбатов Г. Л. История Византии: историография. Л., 1975; Beck H.-G. Byzantinistik heute. B.; N. Y., 1977; Кызласова И. Л. История изучения визант. и древнерус. искусства в России. М., 1985; Schreiner P. Byzanz. Münch., 1986. S. 97-189; Mazal O. Handbuch der Byzantinistik. Graz, 1989; Архивы рус. византинистов в С.-Петербурге / Под ред. И. П. Медведева. СПб., 1995; Dagron G. Contemporary Image and Influence of Byzantium // Byzantium: Identity, Image, Influence. Copenhagen, 1996. Vol. 1; Васильев А. А. История Визант. империи: Время до крестовых походов. СПб., 19982. С. 41-92; Медведев И. П., Флоря Б. Н. Г. Г. Литаврин: Кр. очерк науч. деятельности // ΓΕΝΝΑΔΙΟΣ. М., 1999. С. 7-22; Рукописное наследие рус. византинистов в архивах С.-Петербурга / Под ред. И. П. Медведева. СПб., 1999; Беляев Л. А. Христ. древности. СПб., 2000; Лебедев А. П. Церк. историография в главных ее представителях с IV до XX в. СПб., 20003; Медведев И. П. Некоторые размышления о судьбах рус. византиноведения: итоги столетия // ИЗ. 2000. Т. 3 (121). С. 30-47; Мир Александра Каждана / Под ред. А. А. Чекаловой. СПб., 2003; Мир рус. византинистики: мат-лы архивов С.-Петербурга / Под ред. И. П. Медведева. СПб., 2004.
Библиографию работ исследователей см. в статьях, посвященных им, а также в ст. Византийская империя и тематически связанных с нею (напр., Афон, Армения, статьи о Патриархатах и проч.).
И. Н. Попов, И. С. Чичуров
Ключевые слова:
Византинисты Византиноведение, комплексная гуманитарная дисциплина, изучающая историю, язык, религию, право и культуру Византийской империи Византийская Империя. История Средние века. История История. Исторические науки Археология всеобщая Общая история Церкви История исторической науки
См.также:
БЕЛГРАД столица Сербии
АЛЛЯЦИЙ Лев (1586 или 1588-1669), греч. эллинист и эрудит, один из основателей византиноведения, католич. богослов
АССИРИОЛОГИЯ комплексная гуманитарная дисциплина, изучающая историю, языки и культуру древнемесопотамской (шумеро-аккад.) цивилизации, существовавшей с кон. IV тыс. до Р. Х. по IV в. до Р. Х.
БЕФ-САН (Вефсан), город в уделе колена Манассии
ВАСИЛИЙ I МАКЕДОНЯНИН (между 832 и 836-29.08.886), визант. имп., основатель Македонской династии
ВАСИЛЬЕВСКИЙ Василий Григорьевич (1838 - 1899), историк, основатель византиноведения в России
ВЕЛИКИЕ КОМНИНЫ династия императоров Трапезундской империи (1204-1461)
ГАВРЫ визант. аристократический род вост., вероятно арм., происхождения
ГАЗА город в юго-зап. Палестине
ГЕЛЬЦЕР Генрих (1847 - 1906), нем. историк Церкви, византинист
ГЕННАДИЙ II СХОЛАРИЙ (в миру Георгий Куртесий; 1403/05 - 1472/73), патриарх К-польский (1454 - 1456; 1463; 1464 - 1465)
ГИЙАН Рудольф (1888 - 1981), франц. византинист
ГОАР Жак (1601 - 1653), литургист, историк, один из основателей византиноведения
ГРАБАР Андре [Андрей Николаевич] (1896 - 1990), выдающийся франц. медиевист рус. происхождения, один из создателей франц. школы совр. византиноведения, основатель и научный редактор ж. «Cahiers archéologiques» (1945)
ДУКИ знатный визант. род, просуществовавший на протяжении последних 7 веков визант. истории
КАТАРЫ [кафары], 1) последователи Новациана (III в.) - см. Новациане, 2) участники средневековых неортодоксальных христ. движений, распространенных в XII - нач. XIV в. в Зап. Европе