Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИЛИКИЯ
Т. 33, С. 491-507 опубликовано: 2 июля 2018г.


КИЛИКИЯ

Киликия в IV-VII вв.
Киликия в IV-VII вв.

Киликия в IV-VII вв.
[греч. Κιλικία; лат. Cilicia; арм. Կիլիկիա], историческая область на границе Юго-Вост. М. Азии и Сев. Сирии (ныне Турция), один из древнейших регионов развития христ. культуры. География. К. расположена у сев.-вост. берега Средиземного м., в треугольнике, образованном линией моря и хребтами гор Тавр, Антитавр и Нур (Аманус, Чёрные горы). На западе граничила с древними областями Памфилия и Писидия, на севере - с Каппадокией и Ликаонией, на востоке и юге - с Катаонией, Коммагеной, Евфратисией и Сирией. На запад от Кахранмараша (древняя Германикия, позднее Мараш) расположен хребет Центр. (Киликийских) Тавр. Высота горного массива местами превышает 3 тыс. м, защищая от непогоды вост. берега Средиземного м. с севера. Недалеко от Кахранмараша и на юг от Тавра расположен хребет Нур, к-рый спускается к юго-вост. берегу зал. Искендерун (Исского), достигая местами в высоту более 2 тыс. м. Эти горные массивы получили название Горной (Суровой) К. В рим. эпоху зап. часть Горной К. называлась также Исаврией. Треугольная долина, образованная горными хребтами и морем, издревле считалась одним из плодороднейших сельскохозяйственных регионов Ближ. Востока. В разные эпохи авторы называли эту долину Равнинной или Низменной К., долиной городов Аданы либо Тарса. В К. протекают реки Каликадн (Селевк, Салеф, ныне Гёксу), Кидн (ныне Тарсус), Сар (ныне Сейхан) и Пирам (ныне Джейхан). Все они берут начало в горах Тавр и Антитавр. Реки часто меняют русло, а также выносят ил на морское побережье и тем самым постепенно отодвигают береговую линию на юг и юго-запад. Сохранились многочисленные следы древних и средневек. мостов, близ населенных мест встречаются древние плотины, с помощью к-рых регулировался водный поток. В средние века реки в нижнем течении еще были судоходны, порты принимали торговые и военные суда. По суше в К. можно было попасть только через неск. ущелий, хорошо защищенных крепостями. В горах Тавр стратегически наиболее важным было ущелье Киликийские Ворота. Отсюда начиналась сухопутная дорога на запад М. Азии до К-поля. Дороги, проходящие по ущелью у г. Кокисон (ныне Гёксун) на севере К., вели в Армению и Каппадокию. Дорога из К. на юго-восток через ущелье Сирийские Ворота, или Ворота Антиохии, в Аманусских горах связывала страну с Сирией, Палестиной и Месопотамией, открывая путь на Верою (ныне Халеб, Сирия), Антиохию и Иерусалим. В древности через К. проходили также главные сухопутные дороги из средиземноморских портов во все регионы Ближ. Востока.

Горы К. богаты полезными ископаемыми, в скалах Тавра и Амануса обильны залежи свинца, железа и меди, золота и серебра. В долине Кахранмараша известны целебные источники; в прибрежной зоне равнинной К. добывали соль высокого качества, обнаружены запасы нефти. Одним из важных занятий населения в древности была охота. В горных лесах К. встречаются дикая серна, газель, олень, лиса, волк, ягуар, гиена, горный орел, ястреб и гриф. Богатая горная и равнинная растительность давала возможность жителям заниматься скотоводством, в т. ч. коневодством. К. экспортировала шерсть и шерстяные ткани. Горные районы К. могли быть небезопасны, т. к. горцы (преимущественно исавры) совершали нападения на окрестные равнинные поселения. В средние века, наоборот, во время военных действий или набегов кочевников жители находили убежище в горных крепостях. На реках К. и морском побережье развивалось рыболовство.

Из-за резких перепадов высот в К. есть почти все климатические пояса вплоть до субтропиков на равнине, где почти не бывает холодных зим, хотя окружающие горы покрыты ледниками. Наибольшее количество осадков выпадает осенью, зимой и весной. Летом на равнине при дневной температуре, которая доходит до 45°С, дуют сухие юж. ветры. На плодородных землях К. растут финики, маслины, инжир и цитрусовые. Вино из К. пользовалось большим спросом в соседних странах; в больших количествах экспортировались пшеница и ячмень. В XVIII-XIX вв. своими качествами славился хлопок. Горные районы К. в древности и средневековье были богаты густыми лесами. К. была одним из основных поставщиков древесины высокого качества, особенно кедра, который использовался в кораблестроении и вывозился в Сирию, Палестину, Египет и др. страны. Основные торговые пути, связывавшие К. с Западом, проходили по Средиземному м., и это имело большое значение для развития К. На берегах Исского зал. были расположены 3 наиболее крупных торговых порта: Эги (Аяс, Аяццо, Лаяццо, ныне Юмурталык), Корик и Александрия-у-Исса (Александрия Малая, Александретта, ныне Искендерун).

А. А. Бозоян

История

Поселения людей в К. известны со времен неолита (VIII тыс. до Р. Х.). В VI тыс. до Р. Х. здесь начали осваивать медные орудия труда, в IV тыс. до Р. Х.- бронзу. Т. о., К. была одним из наиболее передовых регионов технологического развития на Ближ. Востоке, едва уступая Месопотамии. В эпоху Хеттской державы (сер. II тыс. до Р. Х.) К. была известна как Кицуватна, находилась в зависимости от хеттов. Уже тогда страна разделялась на равнинную (Уру Адания) и горную (Тарца) части. В период после 1595 - кон. XV в. до Р. Х. страной правили хурриты. Первый известный хурритский царь К. Испутахсу заключил мирный договор с царем хеттов Телепину. Наибольших успехов хурриты достигли в кон. XVI в., когда проводили активную экспансию в юж. направлении, угрожая завоеванием гос-ву Алалах. Тем не менее вскоре хурритское царство в К. было вновь разбито хеттами; царь Кицуватны Сунассура II признал себя их вассалом. В XIII в. в результате нашествий «народов моря» хурриты были вытеснены из К. и регион заселил конгломерат племен из Средиземноморья индоевроп. происхождения. Народ киликийцев (келекеш) упоминается в егип. источниках среди «народов моря» (или «народов северных стран»). В I тыс. до Р. Х. население К. было многоязычным и пользовалось письменностью на лувийском (индо-европейском) и западнофиникийском (семитском) языках. В нач. I тыс. до Р. Х. ассирийцы также называли жителей страны «кхиликку». В IX - кон. VII в. К. была частью Ассирийской державы. В VIII в. до Р. Х. К. правила царская династия Муксус (греч. Мопсос), вассалы ассирийцев. Их столицей была Адана, однако имя царей сохранилось в названии г. Мопсуестия (Мамистра, Эль-Массиса, Мсис, Мисис, ныне Якапынар). В кон. VI в. до Р. Х. К. вошла в состав Персидской империи; как зависимое царство, она управлялась династией Сиеннесис, образована сатрапия. Через К. проходила «царская дорога», соединявшая вост. берег Эгейского м. с Месопотамией и Персией.

Александр Македонский. Фрагмент мозаики «Битва при Иссе». Ок. 100 г. до Р. Х. (Археологический музей, Неаполь)
Александр Македонский. Фрагмент мозаики «Битва при Иссе». Ок. 100 г. до Р. Х. (Археологический музей, Неаполь)

Александр Македонский. Фрагмент мозаики «Битва при Иссе». Ок. 100 г. до Р. Х. (Археологический музей, Неаполь)

Уже к нач. I тыс. до Р. Х. существовали большинство крупных городов К.: Тарцу (Тарс), Ингира (Анхиал), Дануна (вероятно, Адана), Пахри, Кунду (Квинда, Аназарв), Кара-Тепе. В «Илиаде» (VI 201) К. упоминается как Элейская равнина, по к-рой путешествовал Беллерофонт. Киликийцы назывались союзниками троянцев. В позднейшей эллинистической традиции история мн. городов К. связывалась с героями греч. мифологии. Основателями Тарса считались Триптолем, Персей и Аякс, Мопсуестии - Мопс, сын Тиресия из Фив, Олвы - также Аякс, Сол - Амфилох, сын Амфиарая. Несмотря на то что до кон. IV в. до Р. Х. К. входила в состав Восточных империй, эллинизация этого региона началась задолго до завоеваний Александра. Значительные поселения греков здесь образовались в VII-VI вв. до Р. Х.; в эпоху Персидской империи (кон. IV-IV в. до Р. Х.) нек-рые города К. (Тарс, Солы, Гольмы (ныне Ташуку) и др.) чеканили монеты с легендами по-гречески.

Летом 333 г. до Р. Х. греко-македон. войско Александра Великого прорвалось в К. из М. Азии через персид. заслон в Киликийских Воротах. В нояб. того же года Александр разгромил главные силы персов царя Дария III в битве при Иссе. При разделе империи Александра его диадохами К. первоначально вошла в состав владений Восточного царства династии Селевкидов (кон. IV-II в. до Р. Х.). В период греч. правления в К. были основаны Селевкия (ныне Силифке) у устья р. Каликадн, Александрия-у-Исса близ места битвы при Иссе, Солы, Селинунт (близ совр. Газипаша), Зефирион (ныне Мерсин) и др. поселения. Егип. династия Птолемеев оставила память о своей поддержке К. в названиях городов Птолемаида и Арсиноя.

В кон. II в. до Р. Х., в период распада державы Селевкидов, в К. большинство городов стали автономными. В Олве (ныне Ура) образовалось небольшое царство во главе с династией Тевкридов. Цари носили имена Зенофан и Тевкр и одновременно обладали статусом верховных жрецов местного храма Зевса Олвийского. В это же время побережье Суровой К. стало прибежищем большого числа морских пиратов, которые пользовались местными портами, защищенными с суши горными хребтами, и нападали на суда по всему Средиземноморью, доходя до Италии.

Римская эпоха (I в. до Р. Х.- III в. по Р. Х.)

Кенотаф в Селинусе. Место смерти имп. Траяна. Кон. III в.
Кенотаф в Селинусе. Место смерти имп. Траяна. Кон. III в.

Кенотаф в Селинусе. Место смерти имп. Траяна. Кон. III в.
В кон. II в. до Р. Х. К. стала объектом интересов Римской державы. В 103 г. до Р. Х. Восточная К. была завоевана римлянами и на ее территории была образована рим. провинция. В 83 г. до Р. Х. царь Армении Тигран захватил часть К. и переселил жителей Сол в свою столицу Тигранакерт. Рим. провинция была восстановлена в 67 г. до Р. Х. Гнеем Помпеем, к-рый разгромил армяно-понтийскую коалицию в битве при Коракесии (ныне Аланья) и вскоре уничтожил пиратское сообщество. Восстановленные Солы получили название Помпейополь. В 51-50 гг. до Р. Х. провинцией руководил Марк Туллий Цицерон. В 27 г. до Р. Х., после ряда реорганизаций, К. вошла в состав большой рим. провинции Сирия, Киликия и Финикия. В 70-х гг. I в. обе части К. были отделены от Сирии и объединены в провинцию К. с митрополией в Тарсе. В нач. II в. К. неоднократно посещал имп. Траян; в 117 г. он умер в г. Селинунт. В сер. II в., при имп. Антонине Пии, к К. были присоединены горная Исаврия и Ликаония - равнинная область к северо-западу от Тавра. В течение I в. по Р. Х. были постепенно упразднены все автономные царства. После ликвидации царства Тевкридов при имп. Тиберии близ Олвы выстроен г. Диокесария. Статус свободных городов в К. сохраняли только Тарс, Эги и Мопсуестия, хотя большинство др. городов пользовалось той или иной формой автономии. В составе Римской империи Равнинная К. постепенно превратилась в важнейшую сельскохозяйственную житницу для соседнего мегаполиса Антиохии. Главными товарами экспортного производства стали виноградное вино, пенька, лен и льняные ткани. Так, ритор Дион Хризостом (кон. I - нач. II в.) в одной из речей назвал большинство жителей Тарса ткачами (Dio Chrysost. Or. 34. 21). Экономически и социально К. тяготела к Антиохии и Сирии и была сравнительно слабо связана с регионами М. Азии к северу и западу от нее.

Рим. саркофаг в Тарсе (Музей в Тарсе)
Рим. саркофаг в Тарсе (Музей в Тарсе)

Рим. саркофаг в Тарсе (Музей в Тарсе)

Зап. (Суровая) К. также вошла в состав римской провинции. При этом горная часть К., которую было чрезвычайно трудно контролировать, долгое время сохраняла права автономии. Здесь, в районе Каставалы (ныне Кастабала-Бодрумкале) и Иераполя, было образовано союзное римлянам царство Тархондимотидов. Формально эта часть К. была включена в рим. провинциальную систему в 72 г. по Р. Х. Тем не менее Горная К. по существу так и не была покорена римлянами. Ее население, по источникам рим. эпохи, определяется как разнородный конгломерат племен. Известны племена кеннатов, лалассеев, клитов и наиболее крупный союз племен - исавры (все, вероятно, потомки лувийцев). Они жили в горах фактически независимо и регулярно совершали набеги на окрестные богатые области, в т. ч. на Равнинную К. Часть Равнинной К. по течению р. Каликадн (Салеф, ныне Гёксу) также была заселена исаврами, к-рые впервые стали известны римлянам в 76-75 гг. до Р. Х. Против них провел успешную кампанию проконсул Публий Сервилий, получивший за победы титул Isauricus. В сер. I в. по Р. Х., при имп. Клавдии, совершали набеги племена клитов, и против них приходилось использовать войска (Tac. Ann. XII 45). В дальнейшем, в периоды кризисов и ослабления Римской и Византийской империй, исавры становились хозяевами положения в Юго-Вост. Анатолии и могли влиять на общую политическую ситуацию в империи. В 260-268 гг., в период распада Римской империи, они провозгласили императором некоего Требеллиана. Он держал свою ставку в одной из крепостей горной Исаврии, которую переименовал в Палатиум (дворец).

Первые века христианства

В истории НЗ и первых христиан К. сыграла важную роль. Известно, что св. ап. Павел был уроженцем Тарса и сохранял связи с К. всю жизнь. В Тарсе была большая иудейская община (Деян 6. 9; Epiph. Adv. haer. [Panarion]. 30). В К. начали формироваться первые значительные общины выходцев из языческой среды. К христианам Антиохии, Сирии и К. обратились с письмом апостолы, собравшиеся в Иерусалиме (Деян 15. 22). Ап. Павел вместе со св. ап. Силой проповедовал по всей К., неоднократно обойдя мн. города (Деян 15. 36, 41; Гал 1. 21). Дом св. ап. Павла почитался в Тарсе в IV-V вв. (Sozom. Hist. eccl. VII 19).

Сведений о первых веках христианства в К. за пределами книг НЗ крайне мало. Известно, что некие религ. общины здесь существовали. По визант. агиографической традиции 1-м известным епископом Тарса уже во времена имп. Нерона был Лука (SynCP. Col. 788). Диак. Филон из К. сопровождал сщмч. Игнатия Богоносца в нач. II в. (Ign. Ep. ad Philad. 11). Епископы К. уже во II-III вв., видимо, поставлялись в Антиохии (Euseb. Hist. eccl. VII 5). Ок. 200 г. в хронике Псевдо-Дионисия Телль-Махрского упомянут некий епископ Александрии (Eusebii Canonum Epitome ex Dionysii Telmaharensis Chronico / Ed. C. Siegfried, H. Gelzer. Lipsiae, 1884. P. 67). В сер. III в. престол в Тарсе занимал еп. Елен, неоднократно упомянутый в посланиях свт. Дионисия Александрийского, в т. ч. как участник полемики с Новатом. Тарсу уже в это время подчинялось неск. епархий, и Елен носил титул епископа Тарса и всей Церкви К. (Euseb. Hist. eccl. VI 46).

Уже в первые века христианства в К. особое значение приобрело почитание св. Феклы из Икония (пам. 24 сент.), первомученицы и сподвижницы св. ап. Павла. Согласно преданию, св. Фекла долгое время жила среди первых христиан в Селевкии и, скрываясь от гонений (вероятно, при имп. Домициане в кон. I в.), чудесным образом вошла внутрь скалы. Скала св. Феклы с расщелиной почиталась близ Селевкии в мест. Агия-Текла (позднее Мариамлык, Мерьемлик или Аятекла; Hild, Hellenkemper. 1990. S. 399-400, 441-445), неподалеку от античного святилища Аполлона Сарпедона. В IV-VII вв. Агия-Текла превратилась в крупнейшее в К. место паломничества. В 70-х гг. IV в. здесь побывал свт. Григорий Богослов. Он видел уже сложившийся к тому времени крупный женский монастырь и назвал его Парфеноном (Greg. Nazianz. De vita sua. 547-551). В 384 г. через Агию-Теклу проезжала паломница Эгерия из Италии, которая упомянула о святыне в своем итинерарии. Византийский имп. Зинон был почитателем св. Феклы, приезжал сюда для молитв и бесед с монахами, а после 476 г. возвел здесь базилику в благодарность за победу в гражданской войне и за свое возвращение на имп. престол (Evagr. Schol. Hist. eccl. III 8). В нач. XIV в. реликвии св. Феклы были подарены кор. Арагона Хайме II. Паломнический центр св. Феклы действовал до кон. XIV в., после чего сведения о нем исчезли из источников. В османскую эпоху городок Агия-Текла был известен под названием Мариамлык, что, возможно, говорит о возникновении нового почитания некой св. Марии (видимо, Богородицы) среди местных христиан. Пещера св. Феклы также почиталась в г. Маалула в Сирии, но это место паломничества, очевидно, более позднего происхождения.

Ранневизантийская эпоха (IV - сер. VII в.)

В ходе адм. реформ имп. Диоклетиана в кон. III - нач. IV в. К., как все азиат. владения Римской империи и Египет, вошла в состав диоцеза Восток с митрополией в Антиохии. Историческая Суровая К. была преобразована в пров. Исаврия (митрополия Селевкия), в которую помимо горной области Зап. Тавра было включено морское побережье, а также юж. часть Ликаонии в северных предгорьях Тавра. Равнинная К. оставалась единой провинцией до нач. V в., когда при имп. Аркадии она была разделена на Киликию Первую (митрополия Тарс) и Киликию Вторую (митрополия Аназарв). Этой структуре соответствовала и церковная иерархия в К., входившая в состав Антиохийской Православной Церкви. Церковные епархии К. сложились в основном в IV - нач. V в. Их распределение выглядело следующим образом. Митрополии Киликии Первой Тарс подчинялись 7 епархий: Адана, Севаста (ныне Аяш), Помпейополь (ныне Вираншехир), Маллос (руины близ Кызылтахты), Августа (место затоплено водохранилищем в 1955), Корик, Зефирион. В митрополии Киликии Второй Аназарв входили 8 епархий: Епифания (ныне Гёзене, близ Эрзина), Александрия-у-Исса, Иринуполь (Нерониада; точно не локализован), Флавиада (Карспазары, ныне Кадирли), Росос (ныне Арсуз), Мопсуестия, Каставала (Иераполь), Эги (ныне Юмурталык). В состав митрополии Исаврии с центром в Селевкии входило от 15 до 22 епархий, значительная часть которых находилась в небольших горных крепостях: Клавдиополь (ныне Мут), Диокесария (ныне Узунджабурч), Олва, Далисанд, Сивила (ныне Йылдыз), Келендерис (ныне Айдынчык), Анемурион (ныне Анамур), Титиополь (ныне Калинорен?), Ламос (ныне Лимонлу), Антиохия-на-Крагосе (Антиохия Малая, ныне руины близ Гюнейкёя), Нефелион, Кестры (ныне Килисебелени), Селинунт (Кастелло-Ломбардо, близ совр. Газипаша), Иотапа (ныне Айдап), Филадельфия, Иринополь (руины близ Чаталбадем), Германикополь (ныне Эрменек), Дометиополь (ныне Катранлы), Зенополь (руины близ истока р. Кючюксу), Адрас (ныне Балаболу), Мелуос-Кастрон (ныне Мелван-Калеси), Неаполь (руины близ Гюнейюрт?).

Руины ц. св. Феклы (Агия-Текла) близ Силифке, Турция. V в.
Руины ц. св. Феклы (Агия-Текла) близ Силифке, Турция. V в.

Руины ц. св. Феклы (Агия-Текла) близ Силифке, Турция. V в.

В нач. IV в., в период великого гонения на христиан, в Помпейополе пострадали мученики Пров, Тарах и Андроник (их мощи позднее почитались в Тарсе), исповедником веры стал еп. Амфион из Епифании (Sozom. Hist. eccl. I 10); в Горную К. выселялись христиане из др. регионов. Среди участников Анкирского Собора (ок. 314) упомянуты епископы Луций Тарсийский, Амфион из Епифании и Наркисс из Нерониады. В I Вселенском Соборе в Никее (325) участвовали 9 городских епископов и хорепископ из К. во главе с еп. Феодором Тарсийским. Кроме Тарса были представлены Епифания, Нерониада, Иераполь, Флавиада, Адана, Мопсуестия, Эги и Александрия.

Имп. Константин I ок. 326 г. приказал разрушить святилище Эшмуна-Асклепия в Эгах (Euseb. Vita Const. III 57). Однако в 362 г., при имп. Юлиане Отступнике, культ был возобновлен, и, судя по произведениям Ливания 70-х гг. IV в., он существовал еще в течение неск. десятилетий (Lib. Or. I 143). Неизвестный крупный храм рим. эпохи в Эгах был раскрыт археологами в 50-х гг. XX в. На месте храма была построена христ. базилика, к-рую по стилю напольных мозаик датировали кон. V в. Вероятно, лишь к этому времени местный культ Асклепия окончательно пришел в упадок.

Крупнейшим событием в церковной истории К. стал Собор 359 г. (см. Аримино-Селевкийский Собор), созванный в Селевкии Исаврийской по приказу имп. Констанция II как Собор вост. епископата в рамках общего Вселенского Собора Запада и Востока. Зап. епископат в это же время заседал в Аримине (ныне Римини, Италия).

Неразрешимой проблемой для империи были набеги исавров из горных районов Западной К. Ок. сер. IV в. в связи с обострением угрозы комит Исаврии получил гражданскую и военную власть, хотя в большинстве провинций местная администрация имела лишь гражданские полномочия. В Исаврии было сосредоточено 2 легиона. Это неспокойное положение на границах исаврийских племен повлияло на дальнейший ход социально-экономического развития, облик и структуру городов и селений К. Столкновения римлян с исаврами после нек-рого перерыва возобновились в 50-х гг. IV в. (Amm. Marc. Res gest. XIV 2. 1; Hild, Hellenkemper. 1990. S. 35-36) и с этого времени до нач. VI в. почти не прекращались. Римляне укрепляли линию крепостей вдоль горной дороги из Анемуриона через Германикополь на Ларанду (в Ликаонии; ныне Караман), чтобы сохранить контроль над путями сообщения между К. и центральными областями М. Азии. За владение крепостями по этой линии постоянно велась борьба. В 60-70-х гг. IV в. мн. города К., в т. ч. места паломничества, были обнесены укреплениями. В это же время Равнинная К. служила базой для сосредоточения рим. армии в войне против Персии, здесь часто присутствовали императоры и высшие гос. чины. 3 нояб. 361 г. имп. Констанций II умер в К. в крепости Мопсукрены, рядом с Киликийскими Воротами, на пути из Антиохии в К-поль. В 363 г. в Тарсе был похоронен погибший в войне с персами имп. Юлиан Отступник. В 90-х гг. IV в. его тело было перенесено в К-поль. Ок. 370-372 гг. в условиях борьбы с горными племенами территория Исаврии была сокращена; часть ее сев. и зап. земель передана Писидии, Памфилии и Ликаонии (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 37). В кон. IV в. восстание против римлян поднял некий Бальбин Исавр, который в течение нек-рого времени грабил окрестные земли и разграбил Аназарв, Иринополь и Каставалу (Philost. Hist. eccl. XI 8; Ioan. Malal. Chron. P. 345). В нач. V в. набеги исавров участились. В 403 г. они разграбили Селевкию, в 404 г. вторглись в окрестные области, дошли на юге до Палестины и персид. границы в Сев. Месопотамии, нек-рые группы переправились на Кипр; на севере захватили Ликаонию, Каппадокию и Понт. В кон. 405 г. из-за угрозы нападения часть жителей г. Кукус, в т. ч. сосланный из К-поля свт. Иоанн Златоуст, была вынуждена бежать в укрепленный г. Арависс (ныне Ярпуз) (Ioan. Chrysost. Ep. 61, 69, 127, 135 // PG. 52. Col. 642, 646, 687, 693). В нач. V в. против исавров вели кампании визант. полководцы: магистр Востока Флавий Фравитта и Абарзакий (Eunap. Fragm. hist. 84, 86; Marcell. Comit. Chron. AD. 405; Ioan. Malal. Chron. P. 363). Часть исавров заключила мир с империей; они поступили на военную службу в качестве федератов. В 447 г. К-поль от нападения гуннов обороняло их соединение во главе с неким Зиноном, к-рый вскоре получил высокую должность магистра Востока. Но уже в 449 г. он поднял восстание в родной Исаврии и имп. Феодосий II отправил против него войско комита Максимина. В 466 г. хозяин крепости Русумблада (позднее Зенополь) исаврийский князь Тарасикодисса стал магистром Востока, женился на Ариадне, дочери визант. имп. Льва I (457-474), крестился и принял имя Зинон. После того как в 474 г. он стал полновластным императором (правил в 474-475 и 476-491), в гос. и военных структурах империи преобладали исавры. Большинство визант. общества было этим недовольно, тем более что в Исаврии набеги продолжались. Так, в 469 г. некий Индак совершил морское нападение на Родос. Зинон дал ему отпор и захватил его крепость Папирий (Папирион, ныне Багдад-Кыры). В 473 г. в К-поле население устроило резню, часть исавров погибла. Против Зинона в нач. 475 г. был поднят мятеж, который возглавил родственник правящей фамилии Василиск. Зинон бежал из К-поля в Исаврию. Василиск правил полтора года, но не смог мобилизовать силы для окончательной победы над Зиноном. В это время Зинону явилась св. Фекла и предсказала ему возвращение в К-поль. Отправленное Василиском в Исаврию войско Илла и Трокунда перешло на его сторону, что позволило Зинону вскоре вернуться на престол. Во время правления Зинона в империи часто происходила борьба за раздел власти между кланами исавров. Наиболее крупными ее проявлениями были мятежи исаврийских вождей Маркиана (479) и Илла (484-488), которые в иерархии исавров были более родовиты, чем Зинон, и стремились сместить его с престола. Преемник Зинона имп. Анастасий I (491-518) воспрепятствовал дальнейшему укреплению положения исавров в элите империи, что вызвало их восстание, которое возглавил брат Зинона Лонгин. Византийцы во главе с магистром Иоанном Скифом блокировали горную Исаврию и в 492-499 гг. вели войну, в ходе которой большая часть войск исавров была уничтожена, их крепости были разрушены. Лонгин погиб в битве при Котиее в 493 г., его преемники, вожди Лонгин Селинунтский и Афинодор, были захвачены в плен, проведены в цепях по К-полю и казнены в Никее; их головы выставляли на обозрение. С этого времени о набегах исавров более неизвестно; области горной Исаврии в результате войны пришли в запустение. В VI в. небольшое число исавров служили в визант. армии в отдельных отрядах.

Имп. Констанций II. Монета. Бронза. 337–361 гг. Аверс
Имп. Констанций II. Монета. Бронза. 337–361 гг. Аверс

Имп. Констанций II. Монета. Бронза. 337–361 гг. Аверс

Период после окончания исаврийских войн в VI в. в истории К. отмечен стабильностью и может считаться временем наивысшего расцвета и экономического положения региона и его христ. культуры. Вместе с тем в VI в. К. пережила неск. разрушительных стихийных бедствий. Аназарв разрушали землетрясения в 525 и 561 гг. В результате наводнений р. Кидн в 537 и 550 гг. пострадал Тарс. В 542-543 гг. в К. люди умирали от эпидемии чумы (Theoph. Chron. P. 222). Власти империи вкладывали большие средства в восстановление провинции.

Длительная борьба с исаврами практически не отразилась на церковной жизни К. этой эпохи. Во II Вселенском Соборе в 381 г. участвовали 8 епископов из К. во главе с еп. Диодором Тарсийским. Ему в это время подчинялись кафедры Аданы, Епифании, Корика, Зефириона, Помпейополя, Мопсуестии и Александрии. Кроме того, 11 кафедр составляли митрополию Исаврии (Селевкия, Иринополь, Клавдиополь, Филадельфия, Далисанд, Антиохия, Титиополь, Селинунт, Олва, Диокесария, Келендерис). Диодор, широко известный церковный ученый и один из крупнейших богословов антиохийской школы, возглавлял кафедру Тарса в 378 - ок. 390 г. Эдиктом имп. Феодосия I, который был издан в 381 г. по итогам II Вселенского Собора, Диодор, а также еп. Пелагий Лаодикийский были объявлены «хранителями веры», т. е. наиболее авторитетными богословами и толкователями вероучения для всего диоцеза Восток. Вторым знаменитым богословом в К. был ученик Диодора еп. Феодор Мопсуестийский (392 - ок. 428). К кругу учеников Диодора в разное время принадлежали также свт. Иоанн Златоуст и блж. Феодорит Кирский. В христологических спорах V в. группа учеников Диодора, как часть антиохийской богословской школы, приняла активное участие (см. Богословские школы древней Церкви). В несторианском споре и на III Вселенском Соборе в Эфесе в 431 г. Церковь К. выступала фактически как основа партии вост. епископов, к-рые во главе с архиеп. Иоанном I Антиохийским были противниками свт. Кирилла Александрийского и в ответ на отлучение Нестория объявили об отлучении соборного большинства. При этом богословие Диодора и Феодора Мопсуестийского, позднее осужденное Церковью за несторианство, в то время еще рассматривалось как соответствующее Православию. На Соборе и в течение 2 лет после него епископы К. во главе с еп. Елладием Тарсийским показали себя наиболее последовательными противниками осуждения Нестория. Впрочем, в ходе консультаций внутри Антиохийской Православной Церкви к 433 г. они оказались в изоляции, поскольку большинство вост. епископата были согласны на компромисс с партией свт. Кирилла. Под давлением большинства, а также имп. власти в 433 г. Церковь К. поддержала соглашение между престолами Антиохии и Александрии и взаимное снятие анафем и подтвердила правомерность отлучения Нестория.

Тем не менее результаты церковных споров 30-х гг. V в. означали фактическое поражение школы Диодора. В последующие десятилетия взгляды и сочинения основных богословов этого круга, уже скончавшихся, изучались все подробнее и в них обнаруживалось все больше положений, к-рые Церкви следовало отвергнуть. В 441 г. Собор в Антиохии рассматривал по запросу архиеп. Прокла К-польского сочинения Феодора Мопсуестийского. Собор признал нек-рые суждения Феодора спорными, но отказался осудить их официально, указывая на запрет посмертного осуждения, а также на сходство мн. тезисов в работах Феодора с идеями каппадокийских отцов (Theoph. Chron. P. 96). В сер. V в. активным борцом против монофизитства проявил себя еп. Василий Селевкийский. В 448 г. он участвовал в Соборе в К-поле, на котором впервые был осужден архим. Евтихий. На IV Вселенском Соборе в Халкидоне в 451 г. он вновь выступал против монофизитства. Ранее считалось, что еп. Василий был автором Жития св. Феклы, однако в наст. время его авторство отвергается (см.: Dagron. 1974). В 458 г. имп. Лев I и патриарх Анатолий К-польский издали «Энкиклион», окружное послание с вопросом об отношении Церквей Востока к борьбе за Патриарший престол в Александрии. В Церквах Киликии Первой (7 епископов) и Исаврии (17 епископов) были организованы поместные Соборы, которые обратились с письмами к имп. Льву I с осуждением главы монофизитской партии в Александрии Тимофея Элура. Председателями Соборов были Пелагий Тарсийский и Василий Исаврийский. В это же время свое отношение к «Энкиклиону» должна была высказать и Киликия Вторая, где престол Аназарва занимал еп. Орест. Но о Церкви в этой провинции сведений не сохранилось. В 482 г., когда имп. Зинон издал «Энотикон», содержавший тенденцию к соглашению православных с монофизитами, в К. епископы Нестор Тарсийский и Юлиан Мопсуестийский отказались его подписать, за что были низложены (Theoph. Chron. P. 134). Сопротивление «Энотикону» вообще представляет собой редкий случай в Церкви Востока того времени, а также свидетельствует о крепких позициях антимонофизитства в К. (т. е. еще о сохранении нек-рого влияния школы Диодора). Тем не менее позднее настроения в К. существенно изменились. В 10-х гг. VI в. большинство епископата К. поддерживало Севира Антиохийского, главу монофизитской партии. В 512 г., во время интронизации Севира на кафедру Антиохии, епископы Дионисий Тарсийский и Индак Корикский отказались принять его в литургическое общение. После признания Православия офиц. вероисповеданием Церкви в Византии в 518 г. большое число епископов в Киликии Второй и Исаврии были низложены, в т. ч. Евтрехий Аназарвский, Иоанн Мопсуестийский и Стефан Селевкийский. В то же время Киликия Первая от преследований православных не пострадала.

Для церковной жизни К. VI - нач. VII в. характерно не только социальное, но и географическое противостояние между офиц. православным и оппозиционным промонофизитским течениями. В провинциях Киликия Первая и Исаврия все более проявлялись сепаратистские и сектантские настроения. В то же время в Киликии Второй визант. администрации удавалось сохранять прочное положение вплоть до эпохи персид. и араб. завоеваний в VII в.

С кон. 20-х гг. VI в. имп. Юстиниан начал поиски путей примирения православных и монофизитов, и некоторые из ранее низложенных епископов были возвращены на свои кафедры. В 532 г. в К-поле состоялся диспут, в к-ром от партии монофизитов участвовал уже реабилитированный еп. Стефан Селевкийский. Наряду со стремлением к согласию в сер. VI в. в К. присутствовала и противоположная тенденция - окончательное отделение монофизитской Церкви от К-поля. С сер. 40-х гг. VI в. Иаков Барадей начал создание параллельной монофизитской иерархии на Ближ. Востоке и в т. ч. рукоположил епископов Конона Тарсийского и Евгения Селевкийского, которые стали первыми митрополитами в К. в иерархии Сирийской яковитской Церкви (John of Ephesus. Lives of the Eastern Saints III / Ed., transl. E. W. Brooks // PO. T. 19. Fasc. 2. P. 155-156). В это же время Церковь Киликии Второй активно участвовала в реализации юстиниановской политической программы. В 550 г. по запросу имп. Юстиниана митр. Иоанн Аназарвский организовал поместный Собор в Мопсуестии, к-рый подтвердил, что Феодор Мопсуестийский как еретик уже давно исключен из местных церковных диптихов, а местные общины почитают свт. Кирилла Александрийского (ACO. T. 4. Vol. 1. P. 117-118). В 566 г. яковитские митрополиты Конон Тарсийский и Евгений Селевкийский примкнули к движению тритеизма и тем самым порвали отношения с Сирийской яковитской Церковью. В 572 г. Евгений отправился в К-поль просить милости у имп. Юстина II, но в дальнейшем содержался под надзором. Конон в течение 3 лет скрывался в мон-рях Иерусалима. В 575 г. он сумел вернуться в К., но епископский престол уже не занял.

C сер. V в., после того как на IV Вселенском Соборе в Халкидоне в 451 г. было признано учение о двух природах Христа, процесс критического осмысления учения школы Диодора неск. замедлился. Тем не менее в сер. V - сер. VI в. епископы-богословы из К. (Диодор, Феодор Мопсуестийский, Феодорит) воспринимались как еретики и основатели несторианства в монофизитских кругах, в основном противостоявших офиц. Церкви Византийской империи. В сер. VI в. имп. Юстиниан I инициировал новый этап исследования богословия школы Диодора. На V Вселенском Соборе в 553 г. был осужден ряд сочинений епископов Ивы Эдесского, Феодорита Кирского и Феодора Мопсуестийского, и офиц. Церковь К. поддержала это решение. Тем самым богословский авторитет группы Диодора был фактически уничтожен. Большинство сочинений этих авторов продолжали формально пользоваться доверием, но в дальнейшем воспринимались лишь как второстепенные работы. В средние века большинство сочинений этого течения были утрачены.

Средние века

Ок. 611 г. К. была оккупирована персами в ходе длительной византийско-персид. войны (602-628). В 613 г. византийцы во главе с имп. Ираклием вторглись в К. с севера, пытались там закрепиться, но потерпели поражение под Антиохией. Им тем не менее удалось задержать продвижение персов у Киликийских Ворот (Theophyl. Sim. Hist. VIII 12; Себеос, еп. История имп. Иракла / Пер. с арм. и примеч.: К. П. Патканьян. СПб., 1862. С. 87-92). В 623 г. армия имп. Ираклия вновь вошла в К. и в сражении одержала победу над персами, но остаться на этой территории не смогла (Theoph. Chron. P. 305-306). Оккупация К. персами продолжалась до конца войны. После освобождения визант. правительство не успело восстановить порядок управления разоренной страной. Уже в 637 г. Равнинная К. была завоевана арабами-мусульманами. Область оставалась в руках мусульм. правителей до сер. X в.

На протяжении последующих 300 лет византийцы неоднократно вторгались в К., но закрепить эти области за собой не могли. Арабы использовали К. как основной район для сосредоточения своих сил при подготовке походов на северо-запад, вглубь М. Азии и на К-поль. Хребет Тавра и горный перевал Киликийских Ворот служили естественной границей между визант. и мусульм. миром. С сер. VII в. в Равнинной К. обе стороны старались разрушить важнейшие крепостные сооружения, что стимулировало отток населения из К. как в визант. М. Азию, так и в мусульм. Сирию. Этот процесс превращения К. в «ничейную зону» и театр постоянных военных действий привел к экономическому упадку. При этом горные крепости бывш. Исаврии, как правило, укреплялись. И византийцы и мусульмане стремились завладеть теми или иными местностями в горах Тавра, что должно было обеспечить им безопасность равнинных земель и возможность нападений на территорию противника. В нач. X в. в ходе распада Исламского халифата и борьбы между фатимидским Египтом и Багдадом за передел сфер влияния на Ближ. Востоке в К. образовался фактически независимый эмират Тарса. Раздробленность мусульм. гос-в существенно облегчила наступление византийцев в X в. и отвоевание ими К. и ряда др. областей Ближ. Востока.

В эпоху мусульм. правления в К., как и на всем Ближ. Востоке, до половины населения по-прежнему составляли христиане. Среди христиан К. большинство были сиро-яковиты, для них приход мусульман стал избавлением от религиозно-политического гнета правосл. Византии. Яковитские патриархи Антиохии регулярно назначали иерархов в Аназарв, Тарс и др. города К. (Mich. Syr. Chron. T. 3. P. 451-465). О провинциальных городах известно мало. По частоте упоминаний епископов в источниках можно судить о том, что особенно крупные яковитские общины были в Иринополе, Мопсуестии и Епифании; в X в. возникла епархия в г. Хамам (ныне Хамамкёй, близ Аназарва) - все в бывш. Киликии Второй. О сохранении правосл. иерархии в К. в это время крайне мало сведений. Известно, что в VI Вселенском Соборе в 680-681 гг. в К-поле участвовали епископы Тарса, Аданы и Флавии; в V-VI Трулльском Соборе в 691-692 гг. в К-поле - епископы Тарса, Корика, Зефириона, Аназарва, Епифании, Иринополя и Каставалы. При этом неясно, кто из них мог приехать из К. в К-поль на Собор, а кто имел звание лишь титулярного епископа и постоянно жил в К-поле. Если предполагать, что большинство епископов все же исполняли свои обязанности на местах, то значит, что к кон. VII в. правосл. Церковь еще сохраняла в основном свою иерархию в К. Но в VIII-IX вв. о Православии в К. не известно ничего, кроме одного упоминания митр. Иоанна Помпейопольского. Не позднее нач. X в. Исаврия, бывшая еще под властью мусульман, была включена в нотиции К-польского Патриархата как митрополия, находящаяся в юрисдикции К-поля (Darrouzès. Notitiae. P. 72, 283, 337, 362).

Второе византийское правление (сер. X - сер. XII в.)

Возвращение имп. Цимисхия после победы в военной кампании. Фрагмент визант. гобелена. 1064/65 г. (Епархиальный музей, Бамберг)
Возвращение имп. Цимисхия после победы в военной кампании. Фрагмент визант. гобелена. 1064/65 г. (Епархиальный музей, Бамберг)

Возвращение имп. Цимисхия после победы в военной кампании. Фрагмент визант. гобелена. 1064/65 г. (Епархиальный музей, Бамберг)
К кон. 50-х гг. X в. византийцы, наступая на юг с Армянского нагорья, отвоевали ряд областей Сев. Месопотамии. Их вторжения в Равнинную К. в это время стали еще более решительными. Мусульм. гос-ва региона, прежде всего эмират Алеппо (Халеб) во главе с Сайфом ад-Даулой, обладали лишь ограниченными силами для сдерживания византийцев. В 959 г. стратиг Лев Фока захватил и разграбил Иринуполь, после чего начал осаду Аназарва. Несмотря на упорное сопротивление и спешный ремонт стен, в 962 г. Аназарв был взят войсками Никифора Фоки (император в 963-969), после чего византийцы овладели еще неск. десятками мелких крепостей К. В 963-964 гг. Иоанн Цимисхий (император в 969-976) захватил Адану, Мопсуестию и ряд др. городов К. В 965 г. сдался Тарс, после чего вся область надолго перешла под контроль Византии. В 969 г. византийцы взяли Антиохию и до кон. 70-х гг. X в. продолжали активное наступление в Сирии, Палестине и Месопотамии. Византийцы распространили на К. свою систему военных округов - фем, к-рая уже не соответствовала прежнему делению провинций и церковных митрополий. По византийским печатям X-XI вв. известно о кураторах фем, которые присутствовали в Тарсе и Адане.

Правосл. Церковь К. использовалась новыми властями как основа для укрепления Антиохийского Патриархата. В 969 г., согласно хрисовулу имп. Никифора II Фоки, патриархом Антиохии на краткое время стал Евстратий (969-970), бывш. епископ Флавиады. Структура возрожденного Антиохийского Патриархата известна по нотициям X-XII вв. Она в основном соответствовала ранневизантийской, но с рядом важных изменений. В К. кафедры Аданы, Помпейополя и Мопсуестии были возведены в ранг автокефальных митрополий, с прямым подчинением патриарху. В составе митрополии Тарса остались только епархии Севаста, Маллос, Фивы (Августа), Корик, а также Зефирион. Митрополия же Аназарва немного разрослась и помимо всех старых епархий (кроме Мопсуестии) получила Камбизополь и Сисион (Сис, столица Киликийской Армении в XIII-XV вв.). Епархии Исаврии в это же время упоминались в нотициях без всяких изменений, и в связи с этим крайне трудно судить о реальном положении Церкви в данной области. По актам К-польской Церкви 2-й пол. XIV в. известно, что митрополия Селевкии уже была возвращена из К-польского Патриархата в состав Антиохийского.

В первые десятилетия после прихода византийцев обострилась борьба между правосл. и сиро-яковитскими общинами в К. Патриарх Агапий II (978-996) старался обратить яковитов и армян в Православие. Однако на одном из религ. диспутов яковитский патриарх Афанасий VI одержал верх над правосл. митр. Лазарем Аназарвским, что привело к усилению преследований монофизитов в К. и Сирии. Тем не менее после столкновений кон. X в. о дальнейшем противостоянии конфессий в К. более ничего не известно. Видимо, заинтересованность византийцев в поддержке местного населения, в т. ч. растущего числа армян-переселенцев из Вост. Анатолии, привела к равновесию в жизни религ. общин в многонациональной К. Большинство яковитских кафедр сохранились, и в XI-XII вв. даже появились новые: Талль-Хамдун (Тили), Калтаг, Адана, а в XIII в.- Сис.

Эпоха крестовых походов и армянское правление (кон. XI - кон. XIV в.)

Имп. Никифор II Фока. Монета. 963–969 гг. Аверс, реверс
Имп. Никифор II Фока. Монета. 963–969 гг. Аверс, реверс

Имп. Никифор II Фока. Монета. 963–969 гг. Аверс, реверс
После разгрома византийцев тюрками-сельджуками в 1071 г. в битве при Манцикерте власть империи рухнула в большинстве районов М. Азии. К. превратилась в анклав, окруженный со всех сторон тюрк. владениями и имеющий надежное сообщение с Византией лишь по морю. На части территории К. в кон. XI-XII в. сохранялось прямое правление византийцев. В то же время большая часть земель постепенно перешла в руки неск. арм. военно-феодальных фамилий, образовавших здесь свои княжества. Некоторые из них сохраняли прочный союз с Византией, в то время как другие стремились к независимости (см. Киликийская Армения). В этих условиях в К. начало расти влияние Армянской Апостольской Церкви, к-рую официально поддерживала местная арм. знать.

Имп. Иоанн II Комнин. Монета. 1118–1143. Аверс, реверс
Имп. Иоанн II Комнин. Монета. 1118–1143. Аверс, реверс

Имп. Иоанн II Комнин. Монета. 1118–1143. Аверс, реверс

В 1098 г. Антиохию захватили крестоносцы и вскоре образовали здесь латинский Патриархат (1100-1292). Правосл. патриарх Иоанн IV Оксит (1089-1100) был вынужден покинуть город и жить в изгнании в К-поле. К. в это время также испытала сильное давление латинян, стремившихся создать свою церковную иерархию. Уже в 1099 г. в Тарс и Мопсуестию были отправлены лат. епископы, к-рых местный клир согласился принять. Тем не менее до кон. XII в. византийцы пытались сохранить свое влияние в К. и для этой цели использовали в т. ч. Церковь. Подробности судеб митрополичьих и епископских кафедр в К. в XII в. известны плохо, и в основном связаны с переменами в военно-политическом положении региона. В 1108 г. между визант. имп. Алексеем I Комнином и кн. Боэмундом Антиохийским был заключен Девольский мирный договор, согласно которому Византия сохраняла формальный сюзеренитет над Антиохией и землями К. Договором предполагалось также возвращение правосл. патриархов в Антиохию, но крестоносцы не выполнили это условие. В последующие десятилетия влияние византийцев в регионе сокращалось, правосл. епископат был вытеснен и из большинства городов К. латинянами. В 1136-1138 гг. имп. Иоанн II Комнин предпринял большой поход на Ближ. Восток и на короткое время почти полностью восстановил визант. правление в К. Лат. епископы были изгнаны со всех местных кафедр (в т. ч. из Тарса, Мопсуестии, Корика). Армянская Церковь в К. также пострадала, и католикосы начали постепенно обращаться к союзу с латинянами против греков. С 1137 г. правосл. патриарх Лука (1137-1156) занял престол в Антиохии, но в 1159 г. в ходе очередных церковно-политических конфликтов в господствующем положении вновь оказались латиняне. В 1158-1159 гг. византийцы во главе с имп. Мануилом I Комнином вступили в К. с большим войском и возвели на Антиохийский церковный престол патриарха Афанасия I (1157-1171). Однако на этот раз им пришлось уже считаться с интересами армянских княжеств К. Если в 1137-1138 гг. византийцы уничтожили враждебное им княжество Рубенидов в Горной К., то спустя 20 лет возродившиеся Рубениды лишь признали себя союзниками и вассалами императора, сохранив большинство своих владений, а также позиции Армянской Церкви, к-рой они покровительствовали. В 1165 г. правосл. патриарх Афанасий I вернулся в Антиохию; в 1171 г. он погиб в храме во время землетрясения. В 1178 г. кн. Боэмунд III Антиохийский, женившийся на визант. царевне, хотел вновь предоставить правосл. Церкви свободу в своих владениях, но папа Римский Александр III специальным посланием запретил антиохийцам под угрозой отлучения пускать в город правосл. патриарха. После смерти визант. имп. Мануила I в 1180 г. начался кризис и распад Византийской империи, и в последующие годы визант. гос. и церковные структуры в К. быстро разрушились. В нач. 80-х гг. XII в. латиняне вновь смогли поставить на важнейшие кафедры К. своих епископов, изгнав греков и договорившись с армянами.

Развитие христианства в К. в XIII-XV вв. определялось политикой арм. княжества Рубенидов. В 1198 г. Левон Рубенид стал королем и получил корону, присланную из Рима, княжество было преобразовано в королевство. Религ. политика Киликийской Армении в последующем в основном строилась на стремлении сохранить и упрочить союз с Римско-католической Церковью, рыцарскими военными орденами и теми европейцами, кто участвовали в крестоносном движении. Это, однако, не исключало возникновения иногда острых конфликтов между армянами и католиками, в к-рых могла участвовать и правосл. Церковь К. Так, в 1206 г. в ходе войны за «Антиохийское наследство» кор. Левон на нек-рое время контролировал Антиохию, изгнал оттуда лат. патриарха и возвел на престол правосл. патриарха Симеона II (1206 - ок. 1240). В 1213 г. ситуация изменилась не в пользу армян, и Левон был вынужден согласиться с восстановлением лат. патриарха. При этом Симеон II бежал в К., где до 1215 г. занимал кафедру правосл. митрополита Тарса, после чего кафедра вновь оказалась у латинян. Правосл. иерархам время от времени удавалось занимать различные кафедры в К., но их положение, как правило, было очень непрочным. В 1322 г. в К. скончался Антиохийский патриарх Дионисий, который до этого был митрополитом Мопсуестийским. Между 1347 и 1365 гг. известен некий митрополит Помпейополя, в 1376 г.- епископ Германикополя, в 1394 г.- митрополит Селевкии (в дальнейшем были возведены на Патриарший престол Антиохии).

Мусульманское правление в позднее средневековье и Новое время (кон. XIV-XX в.)

В 1375 г. вся территория К. была захвачена мамлюками и вошла в состав Египетского мамлюкского султаната. В кон. XIV - нач. XVI в. горный хребет Тавр и Исаврия служили пограничной зоной между владениями мамлюков и турок-османов. При этом Горная К. уже в XV в. была захвачена османами, а Равнинная нек-рое время оставалась под властью мамлюков. В 1515 г., в ходе большой завоевательной кампании турок на Ближ. Востоке, К. была полностью присоединена к Османской империи и оставалась в ее составе до нач. XX в. как крупный центр сельского хозяйства, ремесла и торговли. Армяне сохранили свое положение в регионе даже после утраты политического суверенитета и до нач. XX в. составляли значительную часть населения К. Репрессии турок против арм. населения долгое время мало затрагивали К., и мн. армяне продолжали переселяться в К. из др. районов Османской империи. Согласно переписи 1885 г., население тур. вилайета Адана и санджака Ичель, к-рые на территории почти соответствовали исторической К., составляло 509 тыс. чел. Из них 178 тыс. были армянами, хотя только 53 тыс. армян в это время исповедовали христианство. Остальные были записаны как мусульмане-сунниты. Возможно, что часть армян исповедовала ислам лишь формально, чтобы не привлекать внимания османских властей, одновременно сохраняя христ. традиции, арм. имена и язык в быту. Греч. население К. составляло ок. 12 тыс. чел. К. также населяло небольшое количество черкесов, арабов, туркменов, курдов и др. Точных данных об изменениях состава населения в нач. XX в. нет. Османские власти и вслед за ними зарубежная печать и ученые использовали сведения 1885 г. как релевантные и для 10-х гг. XX в.

Положение армян в К. резко изменилось в апр. 1909 г., когда в ходе младотур. революции произошло массовое уничтожение арм. общин вилайетов Адана и Алеппо, организованное тур. националистами и фундаменталистски настроенной частью мусульман. Согласно сведениям парламентской комиссии, расследовавшей эти события, в К. было убито 19,5 тыс. армян, 850 сирийцев, 422 халдея и 250 греков; арм. городские кварталы и поселения были разрушены, земли захвачены турками. Тур. власти, пытавшиеся разобраться в происшедшем, настаивали на политическом, а не на этническом характере конфликта. Но при этом погибших определяли исключительно по их религиозно-этнической принадлежности. В 1915-1918 гг. К. была опустошена в ходе геноцида армян. Хозяйственно-экономическое положение региона было подорвано, памятники арм. культуры были разрушены. Значительная часть армян бежала от репрессий в Сирию и в др. страны.

С дек. 1918 по окт. 1921 г., согласно условиям перемирия по окончании первой мировой войны, К. была оккупирована войсками Франции и Великобритании. За это время в К. под защиту войск Антанты вернулось более 170 тыс. армян, ранее бежавших от геноцида. В К. был образован Армянский национальный союз, к-рый претендовал на роль неофиц. правительства региона. По Севрскому мирному договору (1920) в К. предполагалось образование нового арм. гос-ва под протекторатом Франции. Однако договор реализовать не удалось из-за противодействия Турции. В окт. 1921 г. в К. вновь вошли тур. войска. Большинство армян и др. христиан покинули К. вместе с франц. войсками, отступившими в Сирию и Ливан.

Памятники христианской архитектуры

Многочисленные завоевания и разрушения привели почти к полному уничтожению исторического и культурного наследия христ. К. Сохранившиеся архитектурные комплексы являются предметом изучения археологов и историков архитектуры. Крупнейшие памятники светской архитектуры К.- средневек. замки в Каставале, Муте, Корике, Малве и др. Большинство из исследованных христ. храмов были построены в К. в IV-VI вв. преимущественно в крупнейших городах. Однако городская архитектура сохранилась плохо, т. к. города и крепости всегда подвергались перестройкам и разрушениям интенсивнее др. объектов. Нек-рые остатки древних христ. храмов существуют в Адане, Аназарве, Тарсе, Селевкии, Мопсуестии, Корике, Сисе, Ромкле (подробнее см. в статьях об этих городах). Лучше сохранились храмы, монастыри и паломнические центры, построенные в сельской местности. Среди них наиболее известны паломнический комплекс св. Феклы Аятекла (см. Мериемлык), а также Алахан-манастыр.

Далее представлен краткий обзор памятников, наиболее сохранившихся или важных для истории христ. архитектуры К.

Алакилисе

Небольшое горное поселение ранневизант. эпохи в 33 км к северо-западу от Силифке (Селевкии); древнее название неизвестно. До нач. XX в. здесь сохранялась греч. деревня, и в сер. XIX в. был построен храм на месте атриума древней базилики кон. V в. Древняя базилика была исследована С. Гюйе в 1906-1907 гг. (Guyer. 1909/1910). Храм имел необычную, почти квадратную форму (длина 28, ширина 25 м). Этот план, а также нек-рые детали декора близки к «купольной» базилике в Дагпазары и церкви в Корике. Исследование Гюйе позволяет считать, что базилика завершалась куполом и входила в группу т. н. исаврийских купольных базилик кон. V в. К наст. времени фрагментов храма не сохранилось (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 170; Hill. 1996. P. 83-84).

Дагпазары

Реконструкция плана купольной базилики в Даг-Пазары
Реконструкция плана купольной базилики в Даг-Пазары

Реконструкция плана купольной базилики в Даг-Пазары
Провинциальный город рим. и ранневизант. эпох, епископская кафедра, вероятно древний Корописс или Далисанд. Пришел в упадок в течение VI в. и в VIII в. был покинут. Спорадически заселялся и использовался как крепость в средние века. Сохранились частично городские стены с башнями (IV в.), остатки акведука, стадион, неск. некрополей. Совр. деревня основана в 1875 г. турками - переселенцами с Балканского п-ова.

Кафедральная базилика больших размеров (50×16,5 м) была открыта в вост. части города в сер. XX в., когда при строительстве конюшни был обнаружен ее мозаичный пол. В 1957-1958 гг. М. Гоф провел раскопки нартекса храма, но вскоре это место было скрыто за частными постройками, мозаики уничтожены. Базилика была 3-нефной с 2 рядами по 7 колонн с коринфскими капителями. Храм имел сложную историю: раскопками были вскрыты 4 этапа его развития, но из-за невозможности провести полное исследование подробно восстановить его историю нельзя. Возможно, в III - нач. IV в. базилика была перестроена из общественного здания с колоннадами рим. эпохи. Перестроить храм могли не ранее нач. V в., т. к. под полом в юго-зап. углу здания была найдена монета имп. Аркадия (395-408). На мозаике в нартексе была прочитана надпись, содержащая имя еп. Иоанна Елпидия с датой - 5-й индикт, а также имелось несколько более позднее изображение кубка с надписью о ремонте мозаики еп. Лонгином. Надписи и мозаичные изображения птиц не поддаются точной датировке, но скорее всего были созданы не позже кон. V в. С севера к нартексу примыкал баптистерий шириной 14 м. Вероятно, в VI в. базилика сгорела и более не восстанавливалась. На месте ее нартекса в VII в. еще действовала небольшая часовня.

Мон-рь Алахан
Мон-рь Алахан

Мон-рь Алахан

«Купольная» базилика с амбулаторием (27×20 м; скорее всего между 476 и 491) в сев.-зап. части города - 3-нефная постройка с нартексом с зап. стороны. С юга к храму примыкал атриум. Основное помещение храма одноэтажное. Полукруглая апсида освещается 3 арочными окнами. Ее конха была украшена мозаикой. Апсида опирается на очень высокую триумфальную арку. План храма необычен для базилики. Предалтарное пространство было сформировано 4 столбами, L-образными в плане; на них опирались 4 арки. Между столбами с зап., сев. и юж. сторон находились аркады, каждая из 2 небольших колонн и 3 арок. С тех же 3 сторон предалтарное пространство окружала широкая галерея (амбулаторий). Остатки столбов и других конструкций не позволяют уверенно реконструировать форму кровли храма. По предположению Дж. Форсайта (Forsyth. 1957. P. 235), 4 большие арки поддерживали некое подобие квадратной башни, которая завершалась деревянной 4-скатной крышей. Этот вариант оспаривается рядом исследователей (С. Хилл), к-рые считают, что храм завершался каменным куполом на парусах и использовался не только в раннюю, но и в средневизант. эпоху (X-XII вв.) и поэтому многое в его конструкции остается неясным, не установлены время и характер его различных перестроек. Вместе с тем храм очень близок по типологии к относительно точно датированным купольным базиликам кон. V в. в Алахан-манастыре и Мерьемлике и может быть уверенно отнесен к этой же группе памятников, построенных с участием столичных архитекторов.

Остатки 3-й базилики были обнаружены в 1952 г. в районе некрополя из вырезанных в скале погребений к западу, за пределами стен города. Храм (25,87×14,85 м) имел простую 3-нефную форму с 2 аркадами по 7 колонн. Алтарная часть отделялась от нефа преградой с 4 колоннами, которые частично реконструированы. В интерьере найдены остатки амвона (единственный подобный пример в К.). По стилю мозаичного пола храм датируют V в. (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 313-314; Hill. 1996. P. 149-162).

Джанбазлы

Реконструкция плана базилики в Джанбазлы
Реконструкция плана базилики в Джанбазлы

Реконструкция плана базилики в Джанбазлы
Крупная деревня эллинистической и рим. эпох в 7 км к востоку от Олвы; древнее название неизвестно. Сохранился рим. некрополь с неск. мавзолеями; известны 3 ранневизант. храма. Главная базилика (29×22 м; вероятно, 2-я пол. V - нач. VI в.) в юж. части поселения - один из наиболее сохранных христианских памятников К. Кладки стен и колоннады находятся в нетронутом виде почти до уровня карнизов кровли. Была построена на месте античного храма, частично из сполиев. Базилику отделял от жилой застройки большой храмовый двор шириной 75 м, окруженный со всех сторон колонным портиком. С запада находился 2-этажный нартекс, к-рый по ширине превосходил ширину самой базилики. Зап. стена нартекса была украшена колоннами с аркадой. Кривизна и необычность конструкции нартекса предположительно объясняются параметрами античного храма, на месте к-рого выстроена базилика. Неф храма разделен 2 рядами по 6 колонн, соединенных аркадами. Юж. колоннада сохранила 2-й ярус, который указывает на то, что боковые нефы здания изначально были 2-этажными и вторые ярусы колоннад образовывали галереи. Перекрытия 2-го этажа в нартексе, боковых нефах, а также лестница с 1-го на 2-й этаж были деревянными. Изначально храм почти не имел декора. В 100 м от большой базилики находятся остатки другой - малой однонефной базилики (14,4×8,6 м). В сев.-вост. части поселения, на кладбище, были обнаружены следы еще одной базилики (общая длина 17,5 м), однако в наст. время они засыпаны (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 223; Hill. 1996. P. 106-111).

Диокесария

Реконструкция плана базилики в Диокесарии
Реконструкция плана базилики в Диокесарии

Реконструкция плана базилики в Диокесарии
(Узунджабурч). В эллинистическую эпоху здесь было поселение при храмовом комплексе близ Олвы, древнего религиозно-политического центра этого региона. Полис основан во 2-й четв. I в. по Р. Х., при имп. Тиберии, после упразднения царства Олвы. Позднее название Диокесария часто воспринималось как синоним Олвы. Одна из надписей ранневизант. эпохи определяет Диокесарию как «город святого Лукия», что указывает на существование здесь культа местного святого (не упом. в др. источниках). Первый известный епископ Диокесарии Монтан участвовал во II Вселенском Соборе в К-поле в 381 г. Еп. Сукценс назван в письмах свт. Кирилла Александрийского, написанных вскоре после III Вселенского Собора в Эфесе (431). Местные епископы участвовали также в Соборах в Халкидоне в 451 г. (IV Вселенском), в К-поле в 458 г., в Никее в 787 г. (VII Вселенском). По лапидарным надписям известен еп. Летоий (V-VI вв.). В местных надгробных надписях упоминаются пресвитер храма св. Иоанна, строитель храма св. Сергия, 2 церковных управляющих, повар епископа. В городе известны 4 христ. храма, а также мон-рь св. Феклы (не локализован, упом. в надписях). Кроме общин язычников и христиан в городе присутствовала евр. община.

Диокесария сохранила все основные элементы классического рим. градостроения. Главной достопримечательностью города был храм Зевса Олвия, основанный царем Селевком I на рубеже IV и III вв. до Р. Х. Колоннада его периптера хорошо сохранилась; формы коринфских капителей указывают, что существующий храм и окружавшие его портики были возведены во 2-й пол. II - 1-й пол. I в. до Р. Х. К северу от храма сохранилась большая жилая башня, построенная на рубеже III и II вв. до Р. Х. Тевкром, одним из правителей Олвы, вероятно, была резиденцией местных царей-жрецов. В III в. по Р. Х. башня перестраивалась и позднее была включена в зажиточное частное домовладение. К западу от храма Зевса находился храм Тихе (2-я пол. I в. по Р. Х.), а к югу - театр. С севера в город вел акведук, к-рый заканчивался, вероятно, рядом с нимфеем (II-III вв.). Сохранились также остатки главных улиц, пересечение к-рых было оформлено пропилеями. Вост. ворота украшала 3-пролетная арка (ок. II в.), на которой есть надпись комита Исаврии Флавия Леонтия, занимавшего должность при имп. Аркадии и Гонории (одновременно правили в 395-408). Надпись указывает на вероятность перестройки ворот и стен города в это время, видимо в связи с обострением исаврийской угрозы. С севера и запада город окружают 3 некрополя.

Ворота Диокесарии
Ворота Диокесарии

Ворота Диокесарии

В ранневизант. эпоху (предположительно во 2-й пол. V в.) храм Зевса был перестроен в 3-нефную базилику (39×21 м). Целла храма была разобрана, а колоннада периптера включена в кладку внешних стен базилики в качестве контрфорсов. Базилика имела стандартные формы, с апсидой и пастофориями по бокам от нее. Внутренние колоннады базилики, а также проч. элементы декора почти полностью утрачены, что затрудняет определение даты постройки.

Вторая базилика (23,2×16,4 м) находилась рядом с театром; она плохо сохранилась и заросла кустарником. Ее апсида была близка по форме к апсидам храмов в Каставале.

Базилика св. Стефана, наиболее крупная в городе (52×22 м), видимо кафедральная, находилась за пределами стен. Почти полностью утрачена, хотя в 1-й пол. XX в. остатки храма были еще видны; раскопки не проводились. Алтарная часть базилики не имела пастофориев, что указывает на сравнительно раннее время ее постройки. Апсида, полукруглая изнутри, с вост. стороны была обнесена дополнительной стенкой и снаружи выглядела как прямоугольная. На внешней вост. стене была надпись, указывавшая на посвящение храма. К сев.-зап. углу здания примыкала цистерна.

Базилика на сев. кладбище расположена также за пределами города. Постройка имела весьма необычную форму. Апсида храма в наст. время скрыта под совр. шоссе; ее форма была такой же, как у базилики, перестроенной из храма Зевса. Зап. часть храма вырезана из скальной породы. Здесь же, в 26 м к западу от алтаря, в скале находится неизвестное погребение, к-рое, вероятно, было особо почитаемым местом храма. Возможно, базилика возникла как мартирий на месте этой чтимой христианами могилы. Храмовый комплекс включал также ряды колоннад справа и слева от основного наоса, похожие на дополнительные боковые галереи базилики. Их назначение и сочетание с основным храмом неясны. Аналогов этой конструкции в К. нет, но с ней сравнима базилика № 7 в Варате (Маденшехир, Бинбир-килисе; центр М. Азии). Храм был богато украшен различными резными элементами, к-рые почти не сохранились. Это скальное погребение и возведенный на нем храм нестандартной формы могут считаться одним из наиболее ранних мест собраний христиан в Диокесарии (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 239-240; Hill. 1996. P. 252-256). Высказывалось предположение, что если Диокесария в одной из надписей была названа «городом святого Лукия», то эта могила и могла быть местом почитания святого (Keil, Wilhelm. 1931. P. 61-62).

Каставала

(Кастабала-Бодрумкале). Город известен с эпохи эллинизма. В раннерим. время был столицей небольшого гос-ва Тархондимотидов, но после его упразднения в кон. I в. по Р. Х. потерял прежнее значение. Первенствующая экономическая и политическая роль в этой местности перешла от Каставалы к Аназарву. Город был известен святилищем Артемиды Переи (отсюда его 2-е название - Иераполь). Сохранились остатки центральной городской улицы, рим. терм, театра, гробниц, средневековый замок-цитадель. Видны также остатки апсид двух 3-нефных базилик (вероятно, 2-я пол. V в.), очень похожих друг на друга. Они выстроены почти полностью из сполиев более ранних зданий, в основном III в.; похожи на сир. образцы того же времени. Апсиды освещались 3 большими арочными окнами. Внешнюю стену апсид над окнами у основания конхи у обоих храмов украшал большой карниз. Сев. базилика (33×17 м) находилась в центре города. Ее колоннады между нефами, видимо в VI в., были разобраны и заменены 3 парами массивных столбов, к-рые могли поддерживать купольные конструкции. Юж. базилика (31×19 м) находится за пределами античного города, почти не имеет оригинальных элементов в конструкции, кроме сполий (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 293-294; Hill. 1996. P. 104-105).

Канителла

(Канлыдиване). Поселение и религ. центр в 5 км к северо-востоку от Севасты; сложилось вокруг большого скального ущелья (ширина 200 м, глубина 60 м). В эллинистическую эпоху входило в сферу влияния царства Олва. При римлянах и византийцах - полисная территория Севасты. Ущелье с древности имело статус религ. святыни. На его дне обнаружены остатки античного храма. Второй храм, видимо, находился на краю обрыва, на месте позднейшей христ. базилики № 4. На одной из скал есть рельеф раннерим. эпохи с изображением военной сцены. На юго-зап. краю долины стоит 3-этажная жилая башня, к-рая была выстроена в эллинистическую эпоху и использовалась до ранневизант. времен. На ее стенах 2 эллинистические надписи, в к-рых говорится о постройке башни по приказу правителей Олвы. Проч. жилые дома также частично сохранились. Рядом с поселением находятся некрополи с неск. богатыми гробницами, украшенными рельефами и надписями. В ранневизант. эпоху Канителла сохранила свое благосостояние и религ. значение, свидетельством чему являются 5 христ. храмов, построенных во 2-й пол. V - 1-й пол. VI в.

Реконструкция плана базилики в Канителла
Реконструкция плана базилики в Канителла

Реконструкция плана базилики в Канителла

Базилики № 1 и 2 находились к западу от ущелья и составляли единый (возможно, монастырский) комплекс. Первая (31×18,4 м) сохранила стены нартекса с 3-арочным зап. входным порталом и вост. стену с алтарной апсидой подковообразной формы. Центральная часть ее наоса с 3 нефами разрушена. От 2-й базилики (41×18,6 м) сохранились лишь часть алтарной апсиды и часть сев. стены; план и детали здания восстанавливаются по множеству разбросанных вокруг фрагментов. Базилика была несимметрична в плане: ее апсида и зап. входной портал были смещены к югу от оси здания. Причины этого явления неясны. Апсида не имеет окон; подковообразная в плане, так же как 1-я базилика. Со стороны алтаря к базилике примыкал комплекс вспомогательных помещений. Вероятно, широкая сев.-вост. пристройка использовалась как баптистерий (подобный план был у базилики на кладбище в Анемурионе).

Базилика № 3 (23,5×17,5 м) находится у сев.-зап. края ущелья, возможно в центре поселения, она служила основным приходским храмом. За алтарем базилики с востока располагалась главная цистерна для воды (могла быть частью церковного владения). Лучше др. элементов храма сохранилась зап. стена его нартекса, к-рая, вероятно, построена раньше базилики и первоначально являлась частью здания рим. эпохи. Ее внешняя поверхность была сложена из крупных, хорошо пригнанных блоков известняка, в то время как внутренняя - из камней разных размеров, как и проч. части стен базилики. С запада входа в базилику не было; двери в нартекс располагались в его юж. и сев. стенах. Предполагается, что в рим. эпоху на месте нартекса базилики с севера на юг проходила главная улица Канителлы (известно много подобных примеров строительства ранневизант. храмов на месте улиц). Наос храма был 3-нефным, хотя следов колоннад не обнаружено, имел неправильную форму: его сев. и юж. боковые стены не были параллельными, возможно из-за формы церковного участка и пропорций находившихся здесь более ранних зданий; неправильной формы были и боковые пастофории.

Базилика № 4 (общие размеры 45×15,5 м; наос и алтарь длиной 28 м) находится на сев. краю ущелья, предположительно на месте античного храма. Эта постройка - одна из наиболее значимых в К. для истории христ. архитектуры, объект долгих исследований и дискуссий. Юж. часть храма обрушилась в ущелье, но оставшиеся алтарная апсида, части центральных столбов, сев., вост. и зап. стены позволяют реконструировать облик здания. Пропорции храма так же несимметричны, как и у базилики № 2; зап. входной портал и алтарь сдвинуты к югу от центральной оси храма. С запада храм открывался небольшим атриумом, откуда был вход в нартекс, оформленный 3 арками на колоннах (обычная форма зап. входа для Сирии). Из нартекса в наос вели 3 дверных портала, открывавшие пространство 3-нефного наоса. Колоннады, разделявшие нефы, утрачены; неясно, сколько было колонн. В вост. части наоса перед алтарной апсидой были поставлены 2 крестообразных и 2 L-образных столба, к-рые образовывали квадрат и поддерживали над алтарем конструкцию из 2 триумфальных арок. По бокам столбы связывались еще 2 арками меньшей величины. Храм был 2-этажным; нартекс и боковые нефы наоса имели галереи с деревянными перекрытиями. По форме кровля храма предположительно была близка кровле сев. базилики в Окюзлю и могла иметь Т-образный вид. С востока апсида храма была окружена помещениями, образовывавшими своеобразную трапецию и скрывавшими снаружи вид на алтарь. Помещения также могли быть 2-этажными и служить как жертвенник и диаконник или как вост. обходная галерея (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 285-286; Hill. 1996. P. 179-193).

Кёшкерли

Римско-визант. деревня; древнее название неизвестно. Насчитывалось ок. 50 домов, некоторые с загонами для скота; сохранились остатки мельницы и маслодавильни; небольшой некрополь. Здесь найдены 2 базилики. Малая почти полностью разрушена. Большая базилика может быть реконструирована. У нее сохранились части 2 внутренних колоннад, разделявших нефы, а также 4 квадратные столба в вост. части наоса, которые могли быть элементами конструкции трансепта и поддерживать купол. Боковые нефы имели галереи на 2-м этаже. По форме храм был, видимо, близок к южной базилике в Окюзлю (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 320; Hill. 1996. P. 197).

Махрас-Дагы

Мон-рь ранневизант. эпохи находится в 15 км к западу от Алахана, на сев. склоне горы; не был укреплен стенами; постройки, вероятно, кон. V в.; древнее название неизвестно. Наос главного храма был почти квадратным в плане (длина ок. 19 м), отчасти сходным с «купольной» базиликой в Дагпазары. Относительно хорошо сохранились вост. часть и апсида храма. Апсида с востока освещалась 2 арочными окнами, а по сторонам в стене имела 2 небольшие ниши, крайне редко встречающиеся в ранневизант. памятниках, но, видимо, необходимые для литургических целей (подобные ниши есть и в Алахане). С сев. стороны к храму пристроена прямоугольная комната - с апсидой и нишами меньшего размера, вероятно бывшая мартирием. Основной объем храма скорее всего формировали 4 опорных столба с дополнительными колоннами между ними. На столбы опирались арочные конструкции и купол. В 7 м к северо-востоку от основного храма есть следы храма в форме триконха (12×11 м). Апсиды этой постройки завершались полуциркульными сводами, и основной объем был увенчан куполом. Назначение триконха остается неясным. Он мог служить баптистерием или храмом-мартирием, усыпальницей ктиторов мон-ря или местных святых. Географическая близость храма Махрас-Дагы к Алахану, а также совпадения конструкций и отдельных черт указывают, что эти 2 комплекса сложились одновременно и, вероятно, заказчики и строители могли принадлежать к одному кругу (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 336; Hill. 1996. P. 197-201).

Окюзлю

Деревня находится в 9 км от Севасты; древнее название неизвестно. Состояла из 50-70 домов. Существовала с позднеэллинистической до ранневизант. эпохи (ок. II в. до Р. Х.- VI в. по Р. Х.). Сохранились остатки 2 христ. базилик ок. V в. Сев. базилика (32×17,5 м; вероятно, кон. V в.) 3-нефная, с широким трансептом. Хорошо сохранились апсида и вост. стена с триумфальной аркой, сев.-зап. опорный столб купола, некоторые боковые помещения. Базилика имела атриум сложной многогранной формы. Нефы основного помещения храма разделены 2 рядами колонн (по 5 в каждом). В вост. части конструкции нефы пересекал широкий трансепт, к-рый составлял единое пространство шириной 4,5 м с высоким клеристорием (4 его арочных окна сохр. на вост. стене). Кровля базилики скорее всего имела Т-образную форму. Апсида простой конструкции освещается окном с двойной аркой. По бокам в апсиде входы в боковые помещения храма, к-рые также имели маленькие апсиды. Сохранившиеся капители храма близки по форме к капителям базилики № 4 в Канлыдиване, а также к купольным базиликам в Корике и Дагпазары. Юж. базилика находилась на холме, за пределами селения; сохранилась только апсида. Это также 3-нефный храм с 2 рядами по 6 колонн; по размерам меньше сев. базилики. Апсида с востока имела обходную галерею. Датировка неясна; возможно, базилика древнее северной (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 369; Hill. 1996. P. 237-240).

Флавиада

(Кадирли). Античный и средневек. город в 22 км к северо-востоку от Аназарва. Основан в кон. I в. по Р. Х. рим. имп. Веспасианом как Флавиополь. Уже в нач. III в. здесь была христ. епископская кафедра (еп. Александр упом. ок. 211). В 260 г. город был разграблен персид. войском Шапура II, но затем восстановлен. Во время Диоклетианова гонения здесь пострадал мч. Иулиан из Аназарва. Местные епископы участвовали в Соборах в Никее (325; I Вселенском), Антиохии (341), Халкидоне (451; IV Вселенском), Мопсуестии (550), К-поле (680-681; VI Вселенском). Со средневековья до XX в. место древнего города было известно под названием Карспазары (вероятно, в связи с тем, что здесь жила община армян - переселенцев из Карса). Следов древнего города почти не сохранилось. Известна мечеть Ала-джами, к-рая перестроена из базилики ранневизант. эпохи (предположительно кон. V - нач. VI в.). Использование здания как культовой постройки способствовало относительно хорошей сохранности памятника. Это 3-нефная базилика довольно больших размеров (общая длина до 40 м); близка по форме и элементам декора к храмам Сев. Сирии. Внешние стены имеют множество дверей и окон. Главный портал на юж. стене фланкирован 2 арочными окнами с запада и 3 с востока; в вост. части юж. стены есть еще 2 дверных проема. На 2-м уровне сев. и юж. стены имеют по 7 прямоугольных окон, освещавших галереи базилики (отчасти это напоминает фасады базилики св. Апостолов в Аназарве). В XII-XIII вв. арм. община перестроила базилику в храм меньших размеров, создав новые перекрытия над алтарной апсидой и частью наоса. Позднее (возможно, в XV в.) постройка была преобразована в мечеть (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 378-379; Hill. 1996. P. 176-179).

Чатыкёрен

Деревня рим. эпохи находилась в 10 км от Севасты; древнее название неизвестно. Хорошо сохранилась 3-нефная базилика на кладбище (34,4×14,8 м; основной неф 20,9×14 м), с нартексом, обходной галереей с востока от алтарной апсиды, а также с дополнительной апсидой в юж. части вост. стены. Сохранилось неск. колонн основного нефа высотой 2,77 м. По форме капителей время постройки можно определить как V, так и VI в. (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 224-225; Hill. 1996. P. 147-148).

Эмирзели

Поселение и культовый центр в 11 км к северо-западу от Корика, на холме высотой ок. 300 м; древнее название неизвестно. В его зап. части сохранилась жилая башня, соединенная с крепостной стеной эллинистической эпохи (царство Олвы) со следами ремонтов позднеантичного времени. На дверном проеме одного из зажиточных домов видны христ. символы. На юж. склоне холма - остатки эллинистического святилища. Есть также остатки жилых домов рим. эпохи, некрополи. На сев. склоне холма находятся 3 большие базилики (длина от 28 до 40 м; V-VI вв.), расположенные рядом одна с другой и скорее всего составлявшие единый комплекс (мон-рь или паломнический центр). Все 3 здания были обычной 3-нефной формы, с нартексами. Базилика № 2 имеет едва намеченный трансепт (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 249; Hill. 1996. P. 164-165).

Яныхан

Реконструкция плана базилики А в дер. Яныхан
Реконструкция плана базилики А в дер. Яныхан

Реконструкция плана базилики А в дер. Яныхан
Деревня римской и ранневизантийской эпохи; древнее название неизвестно. Сохранились остатки от 30 до 40 жилых домов, цистерн и 2 христианских базилик. Базилики имеют много общих черт; построены, видимо, почти одновременно, но с трудом поддаются датировке в пределах IV-VI вв., поскольку не сохранилось элементов декора. Базилика А (южная; 30×15 м) находилась на холме рядом с центром деревни. Над ее дверной перемычкой обнаружена надпись, где указано, что это храм-мартирий святых Георгия, Конона и Христофора, построенный комитом Матронианом. Ни святые, ни ктитор из др. источников не известны. Есть предположение на основании форм сохранившейся капители и колонны в нартексе, что храм построен в кон. IV в. Но эта версия слишком условна, т. к. эти детали могли быть использованы вторично. По др. версии, храм был построен в кон. V-VI в. Основной объем здания имел стандартную 3-нефную форму. У полукруглой апсиды с востока находились 2 дополнительных помещения с 2 маленькими апсидами, а также квадратной комнатой между ними (вроде мавзолея с куполом). Эти пристройки скорее всего были местом погребения почитавшихся здесь святых. Базилика В (северная; 27×14 м) построена на деревенском кладбище и сохранилась чуть лучше. Хорошо видны ее апсида со сводом триумфальной арки, вост. и сев. стены. Конструкция ее основного объема, вероятно, изначально была похожа на базилику № 4 в Канителле. На вост. стене по сторонам апсиды есть следы небольших арок, которые поддерживали галереи 2-го этажа по сторонам алтарного пространства, а также могли соединять триумфальную арку с дополнительными зап. столбами. Впрочем, следов этих столбов в интерьере не обнаружено. Вост. часть базилики была похожа на базилику А. Здесь также были 2 дополнительные комнаты с маленькими апсидами, к-рые могли служить мартириями неизвестных нам святых (Hild, Hellenkemper. 1990. S. 468-469; Hill. 1996. P. 256-262).

Феномен т. н. исаврийской архитектуры V-VI вв.

На протяжении мн. лет особое внимание исследователей визант. архитектуры привлекает группа храмов К. V в., в конструкции к-рых есть трансепты и купола. Это явление в целом нехарактерно для ранневизант. архитектуры IV-V вв. и начинает широко распространяться в К-поле и др. районах империи лишь в 1-й пол. VI в. В связи с этим ранневизант. архитектура К., по всей видимости, представляет собой уникальное явление. В этом регионе сохранилось неск. наиболее ранних примеров купольных базилик, прообразов конструкций собора Св. Софии и др. храмов в К-поле и, вероятно, всей позднейшей традиции крестово-купольной храмовой архитектуры восточнохрист. мира. Возникновение группы купольных базилик уверенно связывается со временем правления имп. Зинона (474-475, 476-491), когда исавры в К. достигли наивысшего политического могущества и могли привлекать большие средства, в т. ч. из казны, к строительным проектам (см.: Gough. 1972).

Термин «купольная базилика» для определения храмов К. был впервые использован Й. Стржиговским в описании вост. базилики в Алахане. Всего в К. известны 5 базилик, которые с уверенностью объединяют в группу «купольных». Это вост. базилика в Алахане, «купольная» церковь в Мерьемлике, церковь в Корике, «купольная» базилика с амбулаторием в Дагпазары, базилика в Алакилисе. Предполагается, что кроме них купольными могли быть также монастырский кафедрал в Махрас-Дагы и церковь в Кёшкерли. Большинство этих храмов сильно разрушены, и по сохранившимся остаткам едва ли можно представить их внешний вид и устройство. В связи с этим реконструкция этих храмов и их оценка в контексте ранневизант. церковной архитектуры остаются предметом дискуссий. Представления об изначальном облике этих базилик в основном связаны с вариантами реконструкции храма в Алахане. К кон. XIX в. возникла версия о том, что церковь в Алахане завершалась квадратной башней и 4-скатной деревянной кровлей (Headlam. 1892). Стржиговский впервые выступил против нее, показывая возможность купольного завершения храма (Strzygowski. 1903. S. 110-111). Подобное же решение предложил Форсайт для базилики в Дагпазары (Forsyth. 1957), но одновременно он же доказывал, что большинство остальных храмов этой группы были перекрыты деревянной крышей на башне. Этой «компромиссной» версии придерживались и авторы крупнейших обобщающих трудов по визант. архитектуре последних десятилетий (Mango. 1966. P. 365; Krautheimer. 1986. P. 245). Совр. исследователь ранневизант. памятников К. Стивен Хилл выступает против идеи 4-угольных башен и доказывает, что почти все храмы «купольной» группы скорее всего были или могли быть перекрыты каменными куполами (Hill. 1996. P. 45-47). Хилл показывает, что из базилик этой группы имели купол храмы в Алахане, Дагпазары и Мерьемлике. Для оценки структуры Алакилисе сведений мало, но возможность его купольной конструкции также не исключена. В то же время церковь в Корике, видимо, не могла быть купольной.

Второй нерешенный вопрос в исследовании т. н. исаврийской архитектуры заключается в том, были ли модели купольных базилик импортированы в К. из каких-то более крупных городских центров Византийской империи (К-поль, Антиохия) или их возникновение стало результатом собственного развития местной архитектурной школы. Нек-рые новые возможности в поисках решения предлагает Хилл, выделяющий в особую группу также базилики К. с трансептом в вост. части или в центре наоса.

Базилик с трансептом в К. 12, и они очень разнятся по деталям конструкции и по степени сохранности. В зап. базилике в Алахане и в базилике № 2 в Эмирзели трансепт едва заметен. Трансепты, разделенные 2 арками вдоль колоннад храма, были у 4 базилик: св. Апостолов в Аназарве, G в Корике, № 4 в Канлыдиване, св. Феклы в Мерьемлике. Трансепт с единым перекрытием имели сев. базилика в Окюзлю и храм-базилика в Дженнет-Джехеннем, кафедрал Корика и базилика в Кёшкерли. Трансепт, создававший крестообразный план всего храма, был у юго-зап. базилики в Аназарве и у «Большой армянской церкви» в Корике.

Из этих храмов только 2 в Аназарве находилось внутри городских стен. Остальные построены на кладбищах или в местах паломничества, т. е. изначально они, вероятно, были мартириями. Юго-зап. базилика в Аназарве также, возможно, была мартирием местных мучеников Прова, Тараха и Андроника. Большинство этих храмов имело обходные галереи или дополнительные помещения вокруг апсиды с востока, что могло быть связано с их функцией мартириев. Среди группы купольных базилик 2 также находились на кладбищах (Алакилисе и церковь в Корике) и еще 2 были выстроены в местах паломничества (вост. базилика в Алахане и купольная в Мерьемлике).

Сведений о конструкции кровли базилик с трансептом не сохранилось, кроме сев. базилики в Окюзлю. Стены «Большой армянской церкви», кафедрала в Корике, а также базилики № 2 в Эмирзели дают возможность предполагать, что их кровли также имели крестообразную конструкцию. Возможно также, что над средокрестием нефа и трансепта могли возвести квадратную башню, опиравшуюся на арки. Подобная башня могла быть промежуточным этапом в процессе формирования купольных базилик.

Хилл считает, что базилики с трансептом - это переходный этап от классической базиликальной формы к купольной. Он также предполагает, что для объяснения появления базилик с трансептом и куполом в К. не обязательно искать элементы к.-л. влияния более развитых архитектурно регионов империи. Этот вид храма мог сложиться в К. самостоятельно и отвечать местным литургическим и др. функциональным потребностям (Hill. 1996. P. 42). Также известно, что базилики с трансептом разных типов были широко распространены уже в V в. во всем Средиземноморье. Они не являются особой чертой К., и их присутствие здесь едва ли может прояснить проблему происхождения купольных базилик. Кроме того, представляется сложным вопрос о датировке группы базилик с трансептом. Если считать их промежуточным этапом в развитии купольных базилик, то всю эту группу необходимо датировать не позже кон. V в. Для многих из указанных выше памятников такая дата представляется слишком ранней и маловероятной. В целом для убедительного описания процесса формирования купольных базилик в К. и объяснения их происхождения данных в наст. время явно недостаточно.

Лит.: Langlois V. Voyage dans la Cilicie et dans les montagnes du Taurus exécuté pendant les années 1852-1853. P., 1861; Headlam A. Ecclesiastical Sites in Isauria. L., 1892. (Occasional Papers of the Society for the Promotion of Hellenic Stud.; 2); Strzygowski J. Kleinasien: Ein Neuland der Kunstgeschichte. Lpz., 1903; Bell G. L. Notes on a Journey through Cilicia and Lycaonia // RA. Ser. 4. 1906. Vol. 7. P. 385-414; Vol. 8. P. 7-36, 225-252, 390-401; 1907. Vol. 9. P. 18-30; Guyer S. Ala Kilisse: Ein Kleinasiatischer Bau des V Jh. // Zschr. für Geschichte der Architektur. Hdlb., 1909/1910. Bd. 3. S. 192-199; Keil J., Wilhelm A. Denkmäler aus dem Rauhen Kilikien. Manchester, 1931; Jones A. H. M. The Cities of the Eastern Roman Provinces. Oxf., 1937; Ранович А. Б. Восточные провинции Римской империи в I-III вв. М.; Л., 1949; Magie D. Roman Rule in Asia Minor to the End of the 3d Cent. AD. Princeton, 1950; Halkin F. Un émule d'Orphée: La légende grecque inédite de S. Zosime, martyr d'Anazarbe en Cilicie // AnBoll. 1952. Vol. 70. P. 249-261; Delehaye H. Les Actes inédits de Sainte Charitine, martyre à Corycos en Cilicie // Ibid. 1954. Vol. 72. P. 5-14; Gough M. Early Churches in Cilicia // Bsl. 1955. T. 16. Р. 201-211; idem. Alachan Monastery: A Masterpiece of Early Christian Architecture // The Bull. of the Metropolitan Museum of Art. N. Y., 1967/1968. Vol. 26. P. 455-464; idem. The Imperor Zeno and Some Cilician Churches // AnatSt. 1972. Vol. 22. P. 199-212; Forsyth G. H. Architectural Notes on a Journey through Cilicia // DOP. 1957. Vol. 11. P. 223-236; Dalleggio D'Alessio E. La vallée d'Ambar Deressi dans le Taurus cilicien // REB. 1966. T. 24. P. 284-291; Mango C. Isaurian Builders // Polychronion: FS Fr. Dölger zum 75 Geburtstag / Hrsg. P. Wirth. Hdlb., 1966. S. 358-365; idem. Byzantine Architecture. N. Y., 1976; Budde L. Antike Mosaiken in Kilikien. Recklinhausen, 1969. 2 Bde; idem. St. Pantaleon von Aphrodisias in Kilikien. Recklinhausen, 1987; Lackner W. Eine unedierte griechische Passion der kilikischen Märtyrin Domnina // AnBoll. 1972. Vol. 90. P. 241-259; Dagron G. L'auteur des «Actes» et des «Miracles» de sainte Thècle // Ibid. 1974. Vol. 92. P. 5-11; Vie et miracles de Sainte Thècle / Ed. G. Dagron. Brux., 1978; Тер-Гевондян А. Н. Первый этап образования арабской пограничной области (ас-сугур) // Кавказ и Византия. Ереван, 1980. Вып. 2. С. 21-27; Hellenkemper H. Zur Entwicklung des Stadtbildes in Kilikien // ANRW. 1980. Bd. 7. Hbd. 2. S. 1262-1283; idem. Frühe christliche Wallfahrtsstätten in Kleinasien // Akten des XII. Intern. Kongresses für Christliche Archäologie (Bonn, 22.-28. Sept. 1991). Münster, 1995. Bd. 1. S. 259-271; Mitford T. B. Roman Rough Cilicia // Ibid. S. 1230-1261; idem. The Cults of Roman Rough Cilicia // Ibid. 1990. Bd. 18. Hbd. 3. S. 2176-2211; Hill St. Matronianus, «Comes Isauriae»: An Inscription from an Early Byzantine Basilica at Yanikhan, Rough Cilicia // AnatSt. 1985. Vol. 35. P. 93-97; idem. The Early Byzantine Churches of Cilicia and Isauria. Aldershot, 1996; Hild F., Hellenkemper Н. Neue Forschungen in Kilikien. W., 1986; iidem. Kilikien und Isaurien. W., 1990. 2 Bde. (TIB; 5); Krautheimer R. Early Christian and Byzantine Architecture. New Haven; L., 1986; Dagron G., Feissel D. Inscriptions de Cilicie. P., 1987; Trombley Fr. R. Korykos in Cilicia Trachis: The Economy of a Small Coastal City in Late Antiquity (saec. V-VI) // The Ancient History Bulletin. Calgary, 1987. Vol. 1. P. 16-23; Russel J. Christianity at Anemurium (Cilicia) // Actes du XIe congrès intern. d'archéologie chrétienne, 21-28 sept. 1986. R., 1989. Vol. 2. P. 1621-1637; Aubert R. Helladius, métropolite de Tarse en Cilicie Ire // DHGE. 1990. T. 23. Col. 920-922; MacKay Th. S. The Major Sanctuaries of Pamphylia and Cilicia // ANRW. Ser. 2. 1990. Bd. 18. Hbd. 3. S. 2045-2129; Giannarelli E. Paolo, Tecla e la tradizione della Cilicia cristiana // Quaderni Storici. N. S. Ancona, 1991. Vol. 76. P. 185-203; Lala Comneno M. A. Cilicia // Enciclopedia dell'arte medievale. R., 1993. T. 4. P. 748-756; Hild F. Kilikien // LTK. 1996. Bd. 5. Sp. 1428-1430; Hagel S., Tomaschitz K. Repertorium der westkilikischen Inschriften: Nach den Scheden der kleinasiatischen Kominission der Österreichischen Akademie der Wissenschaften. W., 1998; Feissel D. Deux grandes familles isauriennes du Ve siècle d'après des inscriptions de Cilicie Trachée // Mitteilungen zur christlichen Archäologie. W., 1999. Bd. 5. S. 9-17; Tachjian V. La France en Cilicie et en Haute-Mesopotamie: Aux confins de la Turquie, de la Syrie et de l'Irak (1919-1933). P., 2004.
И. Н. Попов
Ключевые слова:
Византийская Империя. История Страноведение. Турция Турция. История Христианство на территории разных стран. Турция География. Турция Киликия, историческая область на границе Юго-Вост. М. Азии и Сев. Сирии (ныне Турция)
См.также:
ГАНГРЫ город в бассейне р. Галис в Анатолии (Турция), историческая обл. Пафлагония
КАППАДОКИЯ исторический регион в центральной части М. Азии
АДАНА город в килийской долине, на р. Сейхан (древнее название – Сар), центр Одноименного вилайета в Турции
АДРИАНОПОЛЬ (совр. Эдирне), город в Восточной Фракии
ВИЗИЯ (совр. Визе, Турция), г. во Фракии
ВЛАХЕРНЫ район сев.-зап. части К-поля и его пригородов на юж. берегу бухты Золотой Рог; одно из мест особого почитания Пресв. Богородицы
ИРАКЛИЯ ПОНТИЙСКАЯ [Гераклея; Понтираклия], античный греч., визант. и совр. тур. город в Сев. Анатолии, на юго-зап. побережье Чёрного м., митрополия К-польской Православной Церкви
ИРАКЛИЯ ФРАКИЙСКАЯ [Гераклея; тур. Мармара-Эреглиси], город на сев. берегу Мраморного м. (Пропонтиды), центр митрополии К-польской Православной Церкви
АМОРИЙ визант. город в центре М. Азии (совр. пос. Хисаркёй близ Эмирдага, Турция), митрополия Константинопольского Патриархата
АНИ столица арм. гос-ва Багратидов, в X-XII вв. кафедра арм. католикоса
АНКИРА (Ангора, совр. Анкара), г. в центр. части Анатолийского плоскогорья (совр. Турция)
АПАМЕЯ Вифинская, древний город в Вифинии