Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАППАДОКИЯ
Т. 30, С. 568-601 опубликовано: 10 августа 2017г.


КАППАДОКИЯ

[греч. Καππαδοκία; лат. Cappadocia], исторический регион в центральной части М. Азии (ныне территория Турции); в античности - царство К. (ок. 331 г. до Р. Х.- 18/19 г. по Р. Х.); в Римской (I-IV вв.) и Византийской империях (IV-XI вв.) - провинция или группа провинций, один из важнейших центров развития христ. культуры, богословия и монашества; регион, где сохранились крупнейшие комплексы памятников визант. архитектуры и искусства. В различные исторические эпохи границы К. изменялись.

География

Регион К. расположен между горами Тавра на юге (исторические провинции Исаврия и Киликия), хребтом Антитавра и р. Евфрат на востоке (провинции М. Армении), cоленым оз. Туз (древнее название Татта) на западе (провинции Ликаония и Галатия), Понтийскими горами на севере (исторические провинции Пафлагония и Еленопонт, или Диоспонт). Территория региона составляет немногим более 400×200 км и представляет собой высокое плоскогорье ок. 1000-1500 м над уровнем моря, пересеченное сравнительно небольшими горными массивами.

Ландшафт К. образовали слои вулканических отложений третичного геологического периода, подвергавшиеся эрозии от ветра и воды. Долины, ущелья и плато имеют конусообразные выходы вулканических пород на поверхность. Разные типы вулканической лавы определили состав и прочность скал и плодородность почвы. Выбросы 2 основных вулканов К.- Эрджиеса и Хасана (греч. горы Аргеос) сформировали различные рельефы. Район к северо-западу от Эрджиеса вокруг долины Гёреме почти целиком сложен из спрессованного вулканического пепла, устойчивого, но поддающегося эрозии. Ее необычный рельеф с многочисленными скалами-останцами конической формы, т. н. камины фей,- следствие выборочной эрозии, благодаря к-рой остатки плотного верхнего слоя предохраняли слои спрессованного пепла, расположенного ниже, в то время как более мягкие, незащищенные участки пепла разрушались. В зап. Каппадокии, близ Хасана, почвы гораздо тверже, изобилуют трахитом; они сложены в основном из туфа, вылетавшего, а не вытекавшего из вулканического жерла. Здесь расположены плато и долины, покрытые затвердевшим пеплом и окруженные выступающими скалами из спекшегося туфа. В этой части происходят обвалы и землетрясения.

История

Регион К. был одним из первых, где сформировалось земледелие в эпоху неолита. Неподалеку, в 50 км к югу от совр. Коньи (древний Иконий), находился неолитический город Чатал-Хююк (VIII - сер. VI тыс. до Р. Х.), считающийся одним из древнейших укрепленных городов мира. В XXIV в. до Р. Х. Зипани, царь города-гос-ва Каниша (совр. городище Кюльтепе) в числе 17 царей Анатолии вступил в союз против Аккада (Месопотамия). Наиболее значительным городом-гос-вом этого периода в регионе была Пурусханда. Вероятно, в XXIV в. до Р. Х. царь Саргон Аккадский, стремившийся утвердить в Центр. Анатолии влияние месопотамской цивилизации, выступил против К. Ок. 1920-1750 гг. до Р. Х. колония Ашшура в Канише занималась торговлей медью, месторождения к-рой существовали в К. В XVIII-XVII вв. до Р. Х. в результате смешения местной народности хаттов и пришельцев-индоевропейцев в Центр. Анатолии сформировался этнос и гос-во хеттов, объединившее большую часть региона под единой политической властью. Регион плоскогорий в центре Анатолии (будущая К.) стал ядром Хеттского гос-ва; здесь находились столица Хаттуса (Хаттушаш, ныне городище Богазкале, 145 км к востоку от Анкары) и крупнейший культовый центр Язылыкая.

Вид на долину Гёреме
Вид на долину Гёреме

Вид на долину Гёреме
После распада единой державы хеттов в XII в. до Р. Х. история и культура этого народа в К. развивалась еще ок. 500 лет. В Анатолии существовали небольшие царства, территорию Юж. Каппадокии занимало царство Табал со столицей Тувана (в греко-рим. и визант. эпохи Тиана). Население говорило на лувийском (родственный хеттскому) и арамейском языках. В X-VII вв. до Р. Х. регион испытывал сильное воздействие ассирийцев, к-рые неоднократно предпринимали военные походы в Анатолию и устанавливали свое правление в К. или собирали дань с местных зависимых от Ассирии правителей. На западе ассирийцам противостояло Фригийское царство, которое также влияло на К. В нач. VI в. до Р. Х., после падения Ассирии и Фригии, регион К. перешел под власть Мидийского царства, затем - во владение персид. державы Ахеменидов (сер. VI-IV в. до Р. Х.). В ее составе К. впервые сформировалась как единый устойчивый историко-культурный регион. Персы образовали здесь сатрапию К. с центром в древнем г. Мазака (ныне Кайсери, в рим. и визант. эпохи Кесария Каппадокийская), использовав как название страны термин неясного значения «катпатука», который употребляло местное население (TIB. Bd. 2. S. 62-63). В сер. IV в. до Р. Х. большая К. была разделена на Великую (собственно К.) и Малую (земли к северу от К., позднее Пафлагония с центром в Синопе). Со временем название «Каппадокия» вместе с представлениями о стране распространилось и закрепилось в античном мире. Момент постепенного утверждения названий «Каппадокия» и «каппадокийцы» в греч. языке зафиксирован, напр., в труде Геродота, который неоднократно объяснял, что греки ошибочно называют каппадокийцев сирийцами (Herod. Hist. I 72, V 49). Уже в этот период в К. сложились крупные землевладельческие домены; в структуре общества преобладали немногочисленные, но влиятельные кланы собственников обширных полей и пастбищ, магнатов, на к-рых работало зависимое крестьянское население. Подобная модель общественных отношений под разными названиями и в условиях разных культур в дальнейшем сохранялась в К. на протяжении тысячелетий от классической античности до XIX в. Землевладельческие фамилии, хотя и с различным правовым статусом, встречались в истории К. и в римскую, и в позднеантичную эпохи (кланы свт. Василия Великого и Григория Назианзина), и в Византии (здесь в IX-X вв. активно формировалась поземельная аристократия - динаты), и в позднейшей Османской империи. В отличие от др. регионов М. Азии в К. на протяжении всех эпох античности и средневековья было крайне мало городов; преобладало сельское население с консервативными традициями и подчинением кланам магнатов. В целом К. в периоды античности и средневековья была сравнительно слабо развитым регионом, отставала по плотности населения, урбанизации, интенсивности торгово-экономической жизни даже от большинства окружавших ее областей М. Азии, не говоря уже о Сирии или об Италии.

Ариарат III, царь Каппадокии. Аверс тетрадрахмы. 230–220 гг. до Р. Х.
Ариарат III, царь Каппадокии. Аверс тетрадрахмы. 230–220 гг. до Р. Х.

Ариарат III, царь Каппадокии. Аверс тетрадрахмы. 230–220 гг. до Р. Х.
После завоеваний Александра Великого ок. 331 г. до Р. Х. власть в К. захватил сатрап Ариарат I, прежде служивший Ахеменидам и сохранивший свое положение при греко-македон. правлении. Он основал династию Ариартидов и независимое гос-во в К. со столицей в г. Газиура (не локализован; возможно Ивора или совр. Турхал в Сев. Турции). Царство К. (титул царя официально принял Ариарат III ок. 255) оказалось нестабильным и слабым гос-вом, которое на протяжении 250 лет в трудных условиях существовало между более крупными державами эллинистического мира: гос-вами Селевкидов, Понта, Пергама, Рима. К. регулярно оказывалось в вассальной зависимости от Селевкидов или Понта. В нач. I в. до Р. Х. К. попала под протекторат Рима; римляне ставили на престол царей К. и меняли их по своему усмотрению. Со смертью последнего из Ариартидов Архелая в 18/19 г. по Р. Х. К. была преобразована в провинцию Римской империи (Strabo. Geogr. II 758).

Саркофаг рим. времени (Археологический музей, Невшехир)
Саркофаг рим. времени (Археологический музей, Невшехир)

Саркофаг рим. времени (Археологический музей, Невшехир)
Римская провинция К. просуществовала почти без изменений до нач. IV в. С первых лет рим. правления на ее землях началось создание крупных имп. земельных владений. Эти поместья сохраняли значение гос. резерва и в ранневизант. время. К. была зерновой житницей, а обширные пастбища, где разводили табуны лошадей, стали характерной приметой К. в описаниях древних источников. В горных районах К. добывали алебастр и оникс, красители сангина и киноварь, серебро (в горах Тавра), олово, железо (в Роданде, ныне Чамлыджа, и мн. др. районах Антитавра), а оз. Татта было крупнейшим источником соли. Каменоломни Коджапынара снабжали города мрамором. К. занимала центральные позиции на всех путях через Анатолию: между побережьем Понта и Ближ. Востоком с севера на юг, от Памфилии, Исаврии и Киликии (с Селевкией и Тарсом) к Месопотамии и Армении.

Аннибаллиан Младший, царь Каппадокии. Аверс монеты. 336–337 гг. до Р. Х.
Аннибаллиан Младший, царь Каппадокии. Аверс монеты. 336–337 гг. до Р. Х.

Аннибаллиан Младший, царь Каппадокии. Аверс монеты. 336–337 гг. до Р. Х.
После серии римско-персидских и гражданских войн в Римской империи в III в. по Р. Х. население К. в визант. эпоху намного уменьшилось. При имп. Константине I Великом (между 328 и 337) территория К. была сокращена за счет выделения в самостоятельную провинцию М. Армении с городами Севастией и Мелитиной. В 371 г. имп. Валент разделил провинцию К. на Каппадокию Первую (Кесария, Нисса, Диокесария) и Каппадокию Вторую (Тиана, Назианз, Мокисс (с сер. VI в. Юстинианополь); Basil. Magn. Ep. 74 // PG. 32. Col. 444-449). Между 379 и 382 гг. К. была вновь на нек-рое время объединена, однако в дальнейшем процесс дробления провинций привел к тому, что к сер. VI в. историческая область К. была разделена на 5 адм. единиц: Каппадокия Первая (Кесария), Вторая (Тиана) и Третья (Мокисс), а также Армения Первая (Севастия) и Вторая (Мелитина). Это положение в основном определило и церковно-адм. структуру К. Наряду с митрополией в Кесарии митрополичьи престолы известны также в Тиане (епархия с 325; митрополия с 372), в Мокиссе (с 536), а на востоке региона - в Мелитине и Севастии. Новеллы имп. Юстиниана I предписывают сохранение традиц. порядка на новообразованных арм. территориях именно в отношении церковной организации: «Однако что касается священства, как мы неоднократно говорили, то сохраняется та схема, которую мы приняли раньше» (Novell. Just. XXXI 2 // CJC. Vol. 3: Novellae / Rec. R. Schoell, G. Kroll. B., 1912. P. 238). Никакие нововведения не допускались ни в статусе митрополий, ни в дальнейшем образовании епархий. К. в историко-церковном отношении сохраняла стабильность.

В 335-337 гг., когда имп. Константин, вероятно готовившийся к новому походу против Ирана, провозгласил своего племянника Аннибаллиана царем К., Понта и Армении (Chron. Pasch. P. 532), значение региона выросло. Судя по заметкам Иерокла, происходило укрепление императорских доменов (Le Synekdèmos d'Hiéroklès / Ed. E. Honigmann. Brux., 1939. P. 699-701), а также создавались и росли частные поместья и церковные владения.

Каппадокийские отцы Церкви оставили свидетельства об экономической ситуации в К. во 2-й пол. IV в., о налоговых притеснениях чиновников, о голоде, а также о губительных наводнениях. О разливе р. Галис (ныне Кызылырмак) упоминал в одном из писем свт. Василий Великий (Basil. Magn. Ep. 365). Он же, а также свт. Григорий Богослов сообщали о суровых зимах с глубоким снегом (Greg. Nazianz. Ep. 57; Basil. Magn. Ep. 48). Период деятельности великих каппадокийцев 2-й пол. IV в. был расцветом духовной жизни, К. стала средоточием богословской мысли православного христианства. Отцы Церкви отмечали, несмотря на все ненастья, благодать спокойной жизни, свободной от неприятельских набегов и войн (Vasiliev A. A. Expositio totius mundi. 40 // SK. 1936. T. 8. С. 1-39). Центрами духовной и общественной жизни стали города Василика-Ферма, Доара, Назианз, Нисса, Парнасc. Возникшие из античных полисов, они превратились в раннесредневековые епископские центры, где общественная жизнь была сосредоточена вокруг епископского престола. Близость вост. границы империи во многом определяла хозяйственную жизнь К. Создавались фабрики по производству вооружения и доспехов (Seek O. Notitia Dignitatum. B., 1876. Or. XI 26); свт. Григорий Богослов писал об изготовителях оружия (Greg. Nazianz. Or. 43. 57 // PG. 36. Col. 569), свт. Василий Великий сообщал о торговле в Кесарии одеждой, мехами и лошадьми. Развивалось строительство оборонительных укреплений.

В кон. IV в. К. подверглась опустошительному вторжению обитавших на северо-востоке от Понта цаннов (Ioan. Malal. Chron. P. 347). В 405-406 гг. К. и др. провинции М. Азии переживали набеги исавров (Eunap. Fragm. hist. 84, 86; Marcell. Comit. Chron. // MGH. AA. 1894. T. 11. Pt. 2. P. 68). В V в. К. наиболее часто упоминалась как место ссылки. В 404 г. высланный из К-поля свт. Иоанн Златоуст проследовал через Кесарию в Кукус и Арависс. Ок. 441 г. в К. был отправлен и вскоре там казнен магистр оффиций Павлин, обвиненный в связи с супругой имп. Феодосия II Евдокией (Theoph. Chron. P. 99; Marcell. Comit. Chron. P. 80). В 476 г. имп. Зинон выслал в Лимны (ныне мест. Ешильгёльджюк, к северо-востоку от Нигде) свергнутого им имп. Василиска с семьей, а в 479 г.- Маркиана, пытавшегося поднять мятеж против Зинона в К-поле (Joannes Antiochenus. Fragmenta. 211.4 // FHG. Vol. 4. P. 619; Chron. Pasch. P. 602). Известно также, что в 452 г. К. пострадала от страшной засухи (Evagr. Schol. Hist. eccl. II 6; Niceph. Callist. Hist. eccl. XV 10 // PG. 147. Col. 33).

Свт. Василий Великий. Роспись кафоликона мон-ря Дионисиат на Афоне. 1546–1547 гг. Мастер Зорзис
Свт. Василий Великий. Роспись кафоликона мон-ря Дионисиат на Афоне. 1546–1547 гг. Мастер Зорзис

Свт. Василий Великий. Роспись кафоликона мон-ря Дионисиат на Афоне. 1546–1547 гг. Мастер Зорзис
Первые сообщения о событиях VI в. связаны с нашествием гуннов-сабиров в 515 г. Имп. Анастасий I возвел крепостные стены вокруг поселений К., освободил горожан от тяжких налогов (Ioan. Malal. Chron. P. 406; Evagr. Schol. Hist. eccl. III 43; Theoph. Chron. P. 161; Georg. Mon. Chron. P. 622). Обширное крепостное строительство завершилось в эпоху имп. Юстиниана I (527-565), оно подробно описано Прокопием Кесарийским (Procop. De aedificiis. III 4, 20). Ок. 533 г. Юстиниан ввел для К. новый принцип управления, сосредоточив в руках наместника-проконсула и гражданскую, и военную власть (Nov. Just. XXX // CJC. Vol. 3. P. 223-235). Этот принцип спустя более 100 лет стал основой фемной системы провинциального управления Византии. Реформы Юстиниана коснулись и территорий Вост. Каппадокии, где в 536 г. были созданы провинции Армения Первая, Вторая и Третья (Nov. Just. XXXI // CJC. Vol. 3. P. 235-239). Территориальное реформирование сопровождалось ростом имп. доменов.

С 70-х гг. VI в. на территории К. велись военные действия между Византией и Персией. В 575 г. персид. шах Хосров I совершил большой поход в М. Азию, прошел через К., сжег Севастию и Мелитину (Evagr. Schol. Hist. eccl. V 8-10; Theoph. Chron. P. 247). С 577 г. комит Востока Маврикий (император в 582-602), выходец из Арависса в Вост. Каппадокии, возглавил войска в войне против персов и устроил ставку в Кесарии (Theophyl. Sim. Hist. III 17; Evagr. Schol. Hist. eccl. V 19). Мирный договор, заключенный в 591 г. имп. Маврикием и Хосровом, предусматривал новое деление К. Провинция Армения Вторая со столицей в Мелитине стала Арменией Первой (Georgii Cyprii Descriptio Orbis Romani / Ed. H. Gelzer. Lpz., 1890. 14. 242-253; 67. 1375-1379).

Ок. 605 г., по сведениям Жития Феодора Сикеота, произошло вторжение в К. лазов совместно с цаннами (Житие прп. Феодора Сикеонского. 120. 2005. С. 99-100). В ходе новой большой византийско-персид. войны к нач. 10-х гг. VII в. визант. оборона вост. границы рухнула. Согласно хроникам Феофана, Иоанна Зонары и Житию прп. Феодора Сикеота, в 611 г. персы захватили Кесарию (Theoph. Chron. P. 296, 299; Zonara. Epit. hist. Vol. 3. P. 206; Житие прп. Феодора Сикеонского. 153. 2005. С. 121-122). После годичной осады город был отвоеван византийцами во главе с имп. Ираклием. В 622 г. имп. Ираклий начал большую кампанию против персов и вступил, по словам хрониста Феофана, «в области фем», т. е. в К. (Theoph. Chron. P. 303-304). Походы Ираклия в 622-628 гг. завершились разгромом персов и заключением мира. Персы лишились всех завоеванных земель на Ближ. Востоке, в т. ч. К. В 30-х гг. VII в. началась война с арабами (см. ст. Арабские завоевания), в которой были большие потери и которая вызвала кризис в Византии.

В 644 г. арабы, уже захватившие к этому времени Палестину, Сирию, Египет и Месопотамию, начали нападения на М. Азию (Honigmann. Die Ostgrenze. 1935. S. 39). В очередном походе на Аморий в 646-647 гг. они овладели Кесарией. Походы предпринимались ими в 654, 655 и 656 гг. (Theoph. Chron. P. 345). В 659 г. имп. Констант II заключил мир с арабами, временно рейды с востока были остановлены. В это время византийцы впервые проводят кампании по переселению в М. Азию ряда славянских племен с Балканского п-ова, где те обосновались с кон. VI в. (Ibid. P. 347). Славян расселили и в К., вблизи перевала Киликийские Ворота, к-рый следовало охранять. Сохранилась печать 694/5 г. с надписью: «Ипат пленных славян Первой и Второй Каппадокии» (Zacos G., Veglery A. Byzantine Lead Seals. Basel, 1972. Vol. 1. P. 267. N 188). Но, по сообщению Феофана, мн. славяне также стали жертвами новых араб. вторжений. В 665 г. 5 тыс. славян попали в плен и были переправлены в Сирию (Theoph. Chron. P. 348).

Подземный город Каймаклы близ Невшехира
Подземный город Каймаклы близ Невшехира

Подземный город Каймаклы близ Невшехира
В VII в. в Византии была введена и начала развиваться фемная организация, в к-рой объединялись функции гражданского и военного управления в руках главы фемы - стратилата или дуки. В связи с этим значительная часть К. в 1-й пол. VII в. делится, войдя в состав крупных фем Армениак и Анатолик, а в IX - нач. XI в. в К. были созданы 4 фемы: 1. Каппадокия (ее сев. граница прошла южнее р. Галис, южная за г. Поданд (ныне Позанты), на западе не дошла до Анкиры, на востоке - до Лариссы), ее главными центрами были Назианз, Мокисс, Колония, Тиана и Корон; 2. Харсиан с центром в Кесарии; 3. Севастия; 4. Ликанд с центром в Комане. По терминологии трактатов имп. Константина VII Багрянородного (сер. X в.), это были «большие ромейские» фемы (Const. Porphyr. De cerem. P. 486), или «большие акритские» (пограничные) фемы (Leo Diac. Hist. P. 186). В течение X в. дальнейшее дробление «больших» фем, отраженное в таких памятниках, как «Тактикон Икономидиса» (Oikonomides. 1972. P. 265-267), привело к созданию в К. почти десятка новых адм. единиц (Амара, Гексакомия, Копт, Ларисса, Мелитина, Тефрика и др.). Несмотря на тонкости адм. деления, визант. авторы продолжали называть каппадокийскими города, находившиеся в новых фемах. Так, Лев Диакон (X в.) писал о Кесарии, находившейся в то время в феме Харсиан (Leo Diac. Hist. P. 113), а Иоанн Скилица (XI в.) - о Лапаре в феме Ликанд (Scyl. Hist. 319); имп. Константин Багрянородный упоминал о передаче различных территорий из фемы К. в Харсиан при имп. Льве VI Мудром. В атмосфере постоянной военной опасности достаточно отдаленная от центра империи К. стала благоприятным местом для организации мятежей. Так, в 667 г. стратиг фемы Армениак Саворий Персогенит поднял мятеж против имп. Константа II (Theoph. Chron. P. 349-351). Восстание было подавлено, однако это был не последний мятеж в К.

Восстание Фомы Славянина. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. XIV в. (Vat. slav. 2)
Восстание Фомы Славянина. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. XIV в. (Vat. slav. 2)

Восстание Фомы Славянина. Миниатюра из Хроники Константина Манасси. XIV в. (Vat. slav. 2)
В кон. VII в. ситуация для К. вновь резко ухудшилась. В 692 г. имп. Юстиниан II потерпел поражение от арабов в битве между Севастополем к северу от К. (ныне Сулусарай) и Севастией в Сев. Каппадокии (Ibid. P. 365). В 695/6 г. арабы напали на Мелитину, в 702 г.- на стратегически важную крепость Таранта, в 703 г.- на Киликию; в 707/8 г. ими была завоевана Тиана, митрополия Каппадокии Второй; ее жители порабощены и депортированы в халифат; после разграбления город более не восстанавливался. В 708 г. была захвачена Ираклия, 2-й по значимости город Юж. Каппадокии. В 711 г. сдались Сис и Камаха; в 712 г.- Амасия, Гангра и Мистия, опустошены Севастия и окрестности Мелитины (Ibid. P. 371-372, 376-377). Имп. Филиппик Вардан, армянин по происхождению, пытался собрать оставшиеся военные силы Византии в Мелитине и Армении Четвертой, переселив сюда армян из др. областей, но они вскоре перешли на сторону арабов, усугубив ситуацию. Араб. войска постепенно продвигались на запад и стремились к захвату К-поля. Во время его осады в 711-718 гг. вновь была разграблена находившаяся уже в арабском тылу Мелитина. После поражения арабов под стенами К-поля в 718 г. театр военных действий переместился на восток, в т. ч. в К., где в 724 г. в который раз были разорены окрестности Мелитины, в 726 г.- Кесария, в 728 г.- крепость Семалв. Вторжения арабов в М. Азию прекратились только в 740 г., когда армия имп. Льва III одержала над ними победу у г. Акроин во Фригии (ныне Афьонкарахисар). К этому времени большая территория К., вероятно после мн. десятилетий грабежей и разрушений, превратилась фактически в пустынный безлюдный регион, который служил буферной зоной, «ничейной территорией» между Византией и Арабским халифатом. О пограничной «пустыне» в К. еще в сер. X в. писал Константин Багрянородный. Мелитина оставалась во власти арабов, Кесария - византийцев. С сер. VIII в. в соотношении сил Византии и арабов установилось некоторое равновесие и положение стало более стабильным, хотя отдельные столкновения в К. случались в 759, 780, 782, 789 гг. (Ibid. P. 431-432). Эта временная стабилизация имела положительные последствия, т. к. население визант. области начало увеличиваться, в т. ч. за счет притока армян и христиан из Сирии.

В 803-804 и 806 гг. халиф Харун ар-Рашид, лично возглавив войско, вторгся в К., захватил Тиану (где воздвиг мечеть), Ираклию, Фивасу, Малакопию, Сидеропал и Андрас (Ibid. P. 482). По мирному договору, который халиф заключил с имп. Никифором I, в К. более не предусматривалось восстановление военных крепостей, таких как Ираклия, однако как только арабы ушли, византийцы приступили к возрождению пострадавших территорий.

В IX в. значение К. по-прежнему обусловливалось ролью региона как форпоста на вост. рубежах Византии. Этим объяснялось усиление здесь воинского контингента и военизация управления (создавались специальные стратегии К., каппадокийские клисуры). Сама фема К. сократилась в размерах за счет размещения различных военизированных единиц рядом с ней (Const. Porphyr. De them. P. 64). Стратиг К. впервые упомянут в 830 г. (Theoph. Contin. P. 120; Oikonomides. 1972. P. 48). При имп. Льве VI из фемы К. в фему Харсиан передали Касе, Ниссу и Кесарию. На западе тот же василевс присоедил к К., судя по сообщению Константина Багрянородного, часть территорий соседних фем Вукелларии и Анатолик. В результате многократных перекраиваний адм. территорий бывш. фема Каппадокия Вторая стала именоваться просто К., бывш. Каппадокия Первая - фемой Харсиан, вост. же часть рим. провинции К., с кон. VI в. ставшая Арменией Второй (Севастия) и Арменией Первой (Мелитина), вошла в состав фемы Армениак (TIB. Bd. 2. S. 74-76).

Во время восстания Фомы Славянина (820-823) К. вновь оказалась центром мятежа против имп. власти. Большая часть населения К. поддерживала восставших, осадивших К-поль, но потерпевших поражение от войск имп. Михаила II Травла, после чего восстание было подавлено окончательно (Theoph. Contin. P. 71; Scyl. Hist. P. 41).

В 830 г. арабы напали из Тарса через Киликийские Ворота на Корон, резиденцию византийского стратига К., затем на Магид, Соанду и Синан (Theoph. Contin. P. 120). Имп. Феофил в 831 г. ответил ударом по Киликии. Походы обеих сторон продолжались в последующие годы с переменным успехом. Активные действия по отвоеванию у арабов земель К. имп. Феофил предпринял только в 837 г., усилив войско болгарами, славянами и персами. В свою очередь арабы стремились в это время захватить г. Амория, откуда вела свое происхождение царствовавшая в это время в Византии династия (Ibid. P. 125; Scyl. Hist. P. 75; Joseph. Reg. lib. P. 45).

Победа византийских войск над арабами в 863 г. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 73v)
Победа византийских войск над арабами в 863 г. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 73v)

Победа византийских войск над арабами в 863 г. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 73v)
Усиление визант. могущества в К. в сер. IX в. связана с деятельностью правительства имп. Михаила III по подавлению движения павликиан, центром к-рого был г. Тефрика. В правление Михаила III изменилась вост. политика Византии: началась активная экспансия на восток, продолжавшаяся до сер. XI в. Разрушение Тефрики в 856 г. повлекло за собой византийский натиск на Самосату в 859 г. Новое решительное наступление на арабов в 860 г. имп. Михаил III вынужден был прекратить на полпути, т. к. получил известие о неожиданной осаде К-поля русами. Окончательный разгром павликиан в М. Азии и решительная победа над арабами произошли только в 863 г. Память об этой победе отражена в византийском эпосе о Дигенисе Акрите (Digen. Akrit. E 495, G 675, Z 920). Несмотря на успехи византийцев, в начале правления имп. Василия I Македонянина (867-886) павликианское движение было на подъеме. Его новый лидер Хрисохир претендовал на власть едва ли не над всей М. Азией (Joseph. Reg. lib. P. 86). Имп. Василий I отправился в поход и ок. 872 г. разбил павликиан, захватил Тефрику, а Хрисохир погиб в бою (Ibid. P. 86-88; Theoph. Contin. P. 272-276; Scyl. Hist. P. 138-140). До 879 г. визант. армия вела непрерывные военные действия на принадлежащих павликианам и арабам землях К., укрепляя отвоеванные крепости и города, восстанавливая власть Византии. Походы против арабов имп. Василий I вел с переменным успехом.

Провозглашение Никифора Фоки императором (?) в Кесарии Каппадокийской. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2 Fol. 145)
Провозглашение Никифора Фоки императором (?) в Кесарии Каппадокийской. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2 Fol. 145)

Провозглашение Никифора Фоки императором (?) в Кесарии Каппадокийской. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2 Fol. 145)
При имп. Льве VI Мудром (886-912) арабы возобновили наступление и в 891 г. захватили Саланду, в 898 г. имп. Корон, на что византийцы ответили вторжением в Киликию ок. 900 г. В дальнейшем перевес сил все более склонялся на сторону византийцев. Началась визант. «реконкиста» вост. территорий - новый период в истории К. В 1-й трети X в. византийцы постепенно продвигались через Вост. Каппадокию к перевалам Тавра, Киликии и Сев. Сирии. На отвоеванных территориях селились прежде всего армяне, имп. Лев VI устанавливал фемную систему (Oikonomides. 1972. P. 349-350; Const. Porphyr. De cerem. P. 652, 655). Вост. граница Византии отодвинулась на восток, в Армению, и только на юге и юго-востоке К. оставалась пограничной территорией. При имп. Романе I Лакапине (919-944), к-рый был уроженцем селения на границе с К., важным событием стало завоевание Мелитины в 934 г. войсками Иоанна Куркуаса. После этого граница империи приблизилась к рекам Тигр и Евфрат (Theoph. Contin. P. 427). Несмотря на продолжавшиеся столкновения на границе, положение К. существенно стабилизировалось. Имп. Никифор II Фока (963-969) захватил Мопсуестию и Тарс, полностью перенес военные действия из М. Азии в регионы к юго-востоку от нее. Впервые за 300 лет К. перестала быть пограничной областью. Для укрепления ее хозяйственно-экономического положения в X в. проводились начатые еще при Василии I в IX в. кампании по христианизации арабов, расселившихся в регионе, по привлечению сиро-яковитов на сторону Византии и переселению армян.

Имп. Иоанн I Цимисхий (969-976) родился в близкой к К. феме Хозан, заселенной армянами (Oikonomides. 1972. P. 359). К. была вотчиной крупнейшего военно-аристократического клана Фок, поэтому в ответ на убийство Иоанном Цимисхием Никифора Фоки племянник последнего Варда Фока был провозглашен в Кесарии императором. Иоанн Цимисхий подавил восстание Фок, направив в К. войско во главе с Вардой Склиром. После смерти Иоанна Цимисхия в 976 г. в К. был поднят мятеж. Варда Склир, дука фемы Месопотамия, заключив союз с араб. эмиром, в Мелитине провозгласил себя императором. Мятеж охватил мн. территории М. Азии и был подавлен лишь в 979 г. В 987-989 гг. восстание против имп. Василия II Болгаробойцы поднял Варда Фока, ставший к тому времени дукой Антиохии. После первых успехов, которыми он был обязан крепкому каппадокийскому тылу, он пал в битве. Т. о., могущественные магнаты К., имевшие такую власть в своих «вотчинных» землях, что изображали себя на фресках в местных храмах, представляли серьезную опасность для К-поля в X в. После походов имп. Василия II в Сирию и Закавказье на рубеже X и XI вв. кавказские правители, ставшие вассалами Византии, и их подданные получили право и возможность переселяться на земли империи. Заселение К. выходцами из Армении достигло пика в 20-е гг. XI в.

В сер. XI в. на вост. границах Византии возникла новая опасность - племена тюрок-сельджуков, мигрировавшие из регионов Центр. Азии на запад. Уже в 1048 г. они впервые вторглись в земли визант. Армении, а в 1064-1065 гг. захватили Ани, затем разорили Грузию. В условиях этой нарастающей угрозы войска в К. под командованием Никифора Вриенния в 1057 г. поддержали мятеж Исаака Комнина против имп. Михаила VI Стратиотика и возвели его на престол. В 1059 г. сельджуки вторглись в К. и сопредельные с ней районы, разграбили Севастию. В период правления имп. Константина X Дуки (1059-1067) они продолжали наступление, вновь превратив К. и большую часть центральных областей М. Азии в приграничные, опустошаемые войной земли (Scyl. Contin. Σ. 112-113). Имп. Роман IV Диоген (1068-1071), каппадокиец по происхождению (Mich. Attal. Hist. P. 99; Scyl. Contin. Σ. 122), попытался создать заслон сельджукскому натиску, объединив все силы империи, в т. ч. македонян, каппадокийцев, узов, франков, варягов, аланов, армян, болгар, хазар, немцев, франков, грузин, печенегов, русских, сирийцев, тюрок (Scyl. Contin. Σ. 125, 143-144; Mich. Attal. Hist. P. 146-147). Походы Романа IV в течение неск. лет проходили с неизменным успехом, никак, однако, не решая сельджукской проблемы. Напротив, сельджуки во главе с султаном Алп-Арсланом к 1070 г. наносили все более чувствительные удары по городам М. Азии, доходя до Хон (Колосс) на западе полуострова (Mich. Attal. Hist. P. 140; Scyl. Contin. Σ. 140). Византийцы собрали все силы для генерального сражения и встретились с сельджуками у Манцикерта, к северу от оз. Ван, 19 (или 26) авг. 1071 г. Битва, начавшаяся удачно для византийцев, на 2-й день окончилась их разгромом. Современники, описавшие эти события, в качестве одной из причин поражения называли дезертирство подразделения каппадокийцев (Mich. Attal. Hist. P. 162; Scyl. Contin. Σ. 149). Роман IV был пленен и вынужден был подписать мирный договор, оставлявший сельджукам К. и ряд др. областей в М. Азии; за большой выкуп он был отпущен из плена. В это время в К-поле власть захватил Михаил VII Дука. Роман IV хотел остаться в К., постригся в монахи, но, настигнутый эмиссарами Михаила Дуки, был ослеплен и вскоре умер. Сельджуки в течение нескольких лет занимали значительную часть М. Азии и всю К. Хотя Византийская империя просуществовала еще почти 400 лет, земли К. больше никогда не входили в ее состав.

Битва при Манцикерте. Миниатюра из соч. «О судьбах знаменитых людей» Дж. Бокаччо. XV в. (Paris. fr. 226. Fol. 256)
Битва при Манцикерте. Миниатюра из соч. «О судьбах знаменитых людей» Дж. Бокаччо. XV в. (Paris. fr. 226. Fol. 256)

Битва при Манцикерте. Миниатюра из соч. «О судьбах знаменитых людей» Дж. Бокаччо. XV в. (Paris. fr. 226. Fol. 256)
Формально последнее упоминание провинции К. в визант. источниках относится к 1081 г., когда имп. Алексей I Комнин призвал в К-поль в числе др. чиновников «топарха Каппадокии и Хомы» (Ann. Comn. Alex. I 131). Однако скорее здесь под К. имеются в виду области Галатии и Ликаонии, бывшие при Льве VI частью собственно К. В 1085 г. К. вошла в состав северной части новообразованного тюркского султаната Данишмандидов. В 1097 г. участники 1-го крестового похода прошли через К., двигаясь с северо-запада на юго-восток, на Антиохию, не задерживаясь в Кесарии, которая в то время лежала в руинах. В Ираклии Танкред и Балдуин Булонский отделились от основных сил под командованием Боэмунда Тарентского, стремясь захватить владения в Киликии. Крестоносное же войско Боэмунда и Раймунда Тулузского проследовало далее, не задерживаясь надолго в Кесарии. Отдельные территории К. некоторое время не были подчинены сельджукам. Так, Мелитина оказалась под властью арм. правителя («игемона») Гавриила, правосл. халкидонита по вероисповеданию. Гавриил погиб в 1103 г. при защите города от сельджуков (Каждан. 1975. С. 129-130). К 1111 г. сельджуки уничтожили остатки визант. войск на территории своего султаната, в к-рый вошла вся К., кроме принадлежавших Киликийской Армении отдельных крепостей на сев. склонах Тавра на периферии К.

Церковная история

Уже в 1-м Послании ап. Петра (1 Петр 1. 1) К. названа в числе земель, где христ. общины находились в рассеянии. В позднейшей христ. традиции считалось, что ап. Петр проповедовал в этих местах (Euseb. Hist. eccl. III 1. 1). Тем не менее подробности о деятельности апостолов в К. неизвестны. Ряд раннехрист. мучеников пострадали в Кесарии во II - нач. IV в. В одной из редакций Актов Юстина (Acta Iustini // The Acts of the Christian Martyrs / Ed. H. Musurillo. Oxf., 1972. P. 50) упоминается исповедник Евелпист, выходец из К. (пам. 1 июня). Святые Селевкий и Иулиан, пострадавшие в Кесарии Палестинской, были также каппадокийцами (пам. 16 февр.). Тертуллиан в трактате «К Скапуле» (Tertull. Ad Scapul. 3) сообщал о некоем гонении на христиан в К. между 180 и 196 гг. Наиболее известным мучеником в К. стал св. Мамант, пострадавший в Кесарии в сер. III в. (Sozom. Hist. eccl. V 2; пам. 2 сент.). Известны также культы Мелитинских мучеников (пам. 7 нояб.), вмч. Георгия Победоносца (пам. 23 апр., 6, 23 нояб.), к-рый в Византии считался выходцем из К. В нач. IV в. христиане в К. пострадали от великого гонения имп. Диоклетиана и его преемников. Известны имена нескольких мучеников этого времени: Дорофей (пам. 7 нояб.), Иулитта (пам. 31 июля), Капитолина и Еротиида (пам. 27 окт.), Феофил (пам. зап. 6 февр.), Гордий (пам. 3 янв.) и др.

Причащение апостолов. Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)
Причащение апостолов. Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)

Причащение апостолов. Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)
С первых веков по Р. Х. главенствующее положение среди общин К. занимала митрополия Кесарии, тесно связанная с Антиохийской Церковью. Первый известный еп. Кесарии Феокрит был рукоположен ок. 160 г. (Praedestinatus. 35 // PL. 53. Col. 598). В нач. III в. известен еп. Александр, к-рый был весьма образован, знаком с Климентом Римским и Оригеном. Ок. 211 г. он отправился в Палестину и стал епископом Иерусалима (Euseb. Hist. eccl. VI 8, 11; Greg. Nyss. De vita Greg. Thaum. // PG. 46. Col. 905). Его преемником в Кесарии был Фирмилиан, ученик Оригена в александрийской катехизической школе; он состоял в переписке с еп. Киприаном Карфагенским. При Фирмилиане в Кесарии, видимо, сформировалась катехизическая школа, к-рая впосл. стала основой местной, во многом самостоятельной традиции богословия, характерной для христ. культуры К. эпохи расцвета (IV в.). Нек-рые сведения о жизни христиан в К. в период епископства Фирмилиана содержатся в одном из писем Киприана Карфагенского (Cypr. Carth. Ep. 75). Здесь упоминаются Соборы, борьба с еретиками, гонения со стороны властей, а также некая еретическая пророчица (вероятно, связанная с традицией монтанистов из Фригии), к-рая смущала многих в то время. Еще одна подобная группа известна в К. в сер. IV в. Свт. Василий Великий в письме Гликерию (Basil. Magn. Ep. 169 // PG. 32. Col. 641-644) сообщал о еретиках, почитавших своего харизматического учителя как чудотворца.

Вероятно, каппадокийские христиане также пострадали в сер. III в. от набега готов, как и жители всего региона. Известно, что из К. происходили христиане-предки св. Вульфилы, крестителя готов (IV в.), к-рые были захвачены в плен во время одного из рейдов готов по М. Азии (ок. 258 г.) и переселены в Сев. Причерноморье. Если доверять этим сведениям о происхождении св. Вульфилы (Sozom. Hist. eccl. II 6; Philost. Hist. eccl. II 5), его предки жили в с. Садаголфина близ Парнасса.

Образование сельских общин христиан стало одной из отличительных черт К., где было мало городов и большая часть земель интенсивно использовалась в сельском хозяйстве. В IV в. в Церкви К. был развит институт хорепископов, к-рые занимались окормлением верующих в сельских регионах и были приравнены в статусе к предстоятелям городских общин. На I Вселенском Соборе в Никее (325) присутствовали 5 хорепископов и 7 епископов из К. во главе с еп. Леонтием Кесарийским. Это были епископы Тианы, Колонии, Кивистры (Кизистры), Команы, Парнасса и Спании (не локализовано). В период епископата свт. Василия Великого в Кесарии (370-379) в его юрисдикции в пров. Каппадокия Первая хорепископов было уже ок. 50.

К сер. IV в. К. воспринималась как одна из наиболее христианизированных провинций Римской империи. В 362 г. имп. Юлиан Отступник приказал лишить Кесарию статуса города (полиса) и вернуть ей древнее название Мазака за то, что почти все ее население перешло в христианство (Sozom. Hist. eccl. V 4). Еще не разделенная обширная рим. провинция К. была не только колыбелью православия для всего христ. Востока, но и матерью-Церковью для арм. христиан, т. к. св. Григорий Просветитель в Кесарии был рукоположен во епископа для армян. Каппадокийские корни есть и у гот. христианства, т. к. из Зап. Каппадокии происходили ближайшие предки-христиане св. Вульфилы, начавшего крещение готов на Балканах в сер. IV в.

Свт. Григорий Нисский. Миниатюра из Минология Василия II. 1-я четв. XI в. (Vat. gr. 1613. Fol. 305)
Свт. Григорий Нисский. Миниатюра из Минология Василия II. 1-я четв. XI в. (Vat. gr. 1613. Fol. 305)

Свт. Григорий Нисский. Миниатюра из Минология Василия II. 1-я четв. XI в. (Vat. gr. 1613. Fol. 305)
Ряд церковных иерархов в К. сочувствовали арианству. Известны епископы Дианой Кесарийский и Анфим Тианский, занимавшие кафедры в 40-х - нач. 60-х гг. IV в., Георгий Доарский - в 70-х гг. В IV в. выходцы из К. приняли также активное участие в борьбе православных и ариан за Александрийский престол. На Александрийский престол вместо низложенного и высланного свт. Афанасия Великого был возведен Григорий Каппадокиец (339-345; возможно, был убит). Та же судьба постигла арианина Георгия из К., к-рый занимал престол в Александрии несколько раз между 347 и 361 гг.

2-я пол. IV в. стала «золотым веком» для христ. К. В это время здесь жили выдающиеся отцы Церкви, к-рые создали значительный корпус сочинений на богословские, философские, полемические темы, канонические трактаты, а также письма, по к-рым история христиан в К., их образ жизни в IV в. могут быть воссозданы в большой полноте. Жизнь св. капподакийских отцов стала образцом для христ. культуры Византии и многих других правосл. стран.

Событийную основу «золотого века» К. составляет история 2 семей христиан, зажиточных и влиятельных выходцев из Кесарии и провинциального городка Назианз, связанных многолетней дружбой, совместными подвигами благочестия, борьбой за формирование и торжество православного вероучения. Первая семья жила в основном в Назианзе и крупном имении Арианз неподалеку. В кон. 20-х гг. IV в. еп. Леонтий Кесарийский рукоположил епископом Назианза свт. Григория, известного гражданина этого городка и владельца Арианза (Greg. Nazianz. Or. 18. 6-8, 15; 43. 37; Idem. De vita sua. 41-56, 345, 494-517; Idem. Epitaphia in Patrem // PG. 38. Col. 38-43). По-видимому, свт. Григорий стал первым в истории епископом в Назианзе; до этого небольшой местной общиной скорее всего руководил пресвитер. Своим детям св. Григорий и его жена Нонна привили любовь к христ. вере. Их дочь, Горгония, известна своим благочестивым девственным образом жизни и причислена к лику святых; младший сын, Кесарий, стал врачом и переехал из К. в К-поль († кон. 70-х гг. IV в.); старший сын, свт. Григорий Богослов (ок. 329 - ок. 390), пошел по стопам отца и по сути наследовал епископскую кафедру Назианза после смерти св. Григория Старшего ок. 374 г. (Sozom. Hist. eccl. VI 17). Двоюродным братом св. Григория Богослова был свт. Амфилохий (ок. 340-345 - после 394). Он родился в Диокесарии в К., получил образование адвоката и в 374 г. был рукоположен во епископа Икония, митрополии соседней с К. пров. Ликаония. Одним из инициаторов хиротонии свт. Амфилохия был свт. Василий Великий, к тому времени уже епископ Кесарии. Зная о богословских талантах св. Амфилохия и поддерживая его в этих устремлениях, ок. 370 г. свт. Василий именно ему посвятил свой трактат «Послание о Св. Духе», ставший основой правосл. вероучения о Св. Троице.

Свт. Василий Великий. Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)
Свт. Василий Великий. Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)

Свт. Василий Великий. Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)
Вторая семья, главой к-рой во 2-й пол. IV в. был свт. Василий Великий, принадлежала к кругу землевладельцев К. и ряда др. областей М. Азии (Basil. Magn. Ep. 313; Greg. Nyss. De vita Macr. 5). Ее представители уже много поколений пользовались правами римских граждан, а в III в. стали христианами. Свт. Василий был внуком св. Макрины Старшей, ее духовным наставником в кон. III в. был свт. Григорий Чудотворец, еп. Неокесарийский. Во время гонений нач. IV в. за веру пострадали св. Макрина, а также отец матери свт. Василия прп. Емилии. В следующем поколении супружеская чета прп. Емилии и Василия Старшего († между 341 и 345) славилась в К. не только богатством, но и добродетелями, благотворительной деятельностью, заботой о нищих. У Василия и Емилии было 4 сына и 5 дочерей (Greg. Nyss. De vita Macr. 2, 5). Известны подробности судеб 4 из них. Старшая дочь, св. Макрина Младшая (между 326 и 328-379), вела аскетический образ жизни, участвовала в воспитании младших братьев и сестер. 1-й сын, свт. Василий Великий (329/30-379), стал в 370 г. епископом Кесарии и заслужил при жизни непререкаемый авторитет богослова и отца Церкви К. 2-й сын, Навкратий (ок. 330-357/8), в 22 года удалился в монастырь на р. Ирис (ныне Ешильырмак), но внезапно умер, едва успев начать подвижническую жизнь (Ibid. 8-9; Greg. Nazianz. Epirg. Naucr.). 3-й сын, свт. Григорий Нисский (между 331 и 335 - после 394), прошел большую часть жизненного пути бок о бок со старшим братом Василием, при его поддержке в 70-х гг. IV в. занял епископскую кафедру Ниссы в Зап. Каппадокии. Младшим сыном и, видимо, последним ребенком в семье Василия Старшего и Емилии был Петр, к-рый в 380 г. стал епископом Севастии (Basil. Magn. Ep. 119, 203. 4; Greg. Nyss. De vita Macr. 12; Rufin. Hist. eccl.).

После адм. разделения К. в нач. 372 г. при имп. Валенте, епархии Колонии, Парнасса и Кивистры, которыми ранее управлял свт. Василий Великий, отошли еп. Анфиму Тианскому, стороннику арианства. В последующие годы свт. Василий рукоположил новых епископов в оставшиеся в его юрисдикции территории: своего брата свт. Григория - в Ниссу и свт. Григория Богослова - в Сасиму. В то же время в Каппадокии Второй с центром в Тиане было 6 епархий - Доара, Колония, Кивистра, Назианз, Парнасс и Сасима. В 70-х гг. IV в. от Кесарийской митрополии отделилась Церковь провинций Армении (Севастия и Мелитина). В целом порядок иерархии церковных престолов в К., сложившийся в кон. IV в., был стабильным на протяжении всей визант. эпохи. Важным позднейшим нововведением стала реформа имп. Юстиниана, который в 536 г. организовал церковную провинцию - Каппадокию Третью с митрополией в г. Мокисс (Юстинианополь), выделив для нее часть территории Каппадокии Второй: епархии Доары, Колонии, Назианза и Парнасса.

Высокое положение Церкви К. нашло подтверждение на II Вселенском Соборе в К-поле в 381 г. По итогам Собора имп. Феодосий I издал эдикт, в котором перечислялись хранители православной веры на Востоке Римской империи,- к этим наиболее авторитетным епископам следовало обращаться за решениями, если возникали нестроения. Епископы Евладий Кесарийский и свт. Григорий Нисский из К. были названы таковыми для всего диоцеза Понт (Greg. Nyss. Ep. 1. 31; Sozom. Hist. eccl. VII 9). На IV Вселенском Соборе в Халкидоне (451) присутствовало 14 епископов из бывш. Б. Каппадокии (Кесария, Тиана, Мелитина, Нисса, Василика-Ферма, Кивистра, Колония, Назианз, Парнасс, Арависс, Арка, Ариаратея, Комана, Кукус). В это время весь регион К. окончательно переходит в юрисдикцию К-польского Патриархата, а митрополичья кафедра Кесарии ввиду ее особого значения в церковной истории получает ранг первопрестольной.

С нач. V в. резко сужается круг письменных источников, позволяющих реконструировать подробности церковной истории К. С этого времени регион сильно пострадал от нападений исавров, цаннов, гуннов-сабиров (нач. VI в.). В К. прекратилась активная богословская и лит. деятельность, прославившая ее в предшествующий период. Но тем не менее в V-VI вв. продолжилось церковное развитие, о чем можно судить по нек-рым сохранившимся или исследованным археологами храмам этого периода. О состоянии монашества в ранневизантийский период в К. практически ничего не известно. С V в. и на протяжении почти всего позднейшего византийского тысячелетия единственными надежными источниками сведений о положении Церкви К. служат акты церковных Соборов со списками участвовавших в них иерархов, а также нотиции К-польского Патриархата, представляющие собой перечни действующих церковных кафедр разного времени.

1-я нотиция К-польского Патриархата (VII-IX вв., старейший сохранившийся перечень визант. епархий) на 1-е место в числе митрополий, подчиненных К-полю, ставит К. с центром в Кесарии. Армения Первая (Севастия) стоит на 11-м месте; Армения Вторая (Мелитина) - на 13-м; Каппадокия Вторая (Тиана) - на 14-м; Каппадокия Третья (Мокисс) - на 26-м. Митрополии Кесарии подчинялись 5 епархий: Василика-Ферма, Нисса, Камулиана, Кискисс, а также Феодосиополь (ныне Эрзурум, вероятно титулярно). Армения Вторая (Мелитина) состоит из 5 епархий: Арка, Кукус, Арависс, Ариарафия и Команы. В Армении Первой (Севастия) - также 5 епархий: Севастополь, Никополь, Сатала, Колония, Верисса. В Каппадокии Третьей (Мокисс) - 4 епархии: Назианз, Колония, Парнасс и Доара (Darrouzès. Notitiae. P. 204-215). Этот перечень воспроизводит структуру церковных епархий К., сохранявшуюся с VI по IX в. (TIB. Bd. 2. S. 114).

Преследование павликиан при имп. Феодоре в IX в. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 69)
Преследование павликиан при имп. Феодоре в IX в. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 69)

Преследование павликиан при имп. Феодоре в IX в. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы. XII в. (Matrit. gr. 2. Fol. 69)
В нач. VI в. ряд иерархов из К. поддерживали монофизитскую партию Севира Антиохийского и участвовали в Соборах в Сидоне (511) и Тире (513), на к-рых была предпринята попытка утвердить монофизитскую доктрину в качестве офиц. вероучения в Византии. Таковы были епископы Кесарии Илия (ок. 510), Сотерих (511-537), Астерий Нисский, Кириак Тианский, Мусоний из Василики-Фермы, Евсевон из Кивистры, Елевсиний Сасимский, Прокл Колонийский (все занимали кафедры в 10-х гг. VI в.). Большим влиянием при дворе имп. Юстиниана I пользовался сторонник монофизитства Феодор Аскида (митрополит Кесарии в 537-551).

В VII - нач. X в. развитие церковных общин в К. было прервано бесконечными опустошительными рейдами персов и арабов, они прочно удерживали мелитинские земли. В VII в. даже митрополиту пришлось покинуть эту территорию. Не могло не сказаться на судьбах православия в регионе арм. и сир. влияние из вост. и юго-вост. областей по соседству с К. В IX в. Тефрика стала центром распространения движения павликиан, которые оставались там до походов имп. Василия I Македонянина. Трудности церковного управления в период между VII и X вв. тем не менее не изменили вероучения православной Церкви в К. В 681 и 691 гг. в К-польских Соборах, а также во Вселенском VII Соборе в Никее (787) участвовали по 12 епископов из К., представители одних и тех же кафедр. При этом отсутствовали представители из Армении Второй (Восточная К.), к-рая в то время была вне сферы влияния Византии.

Экспансия византийцев при Македонской династии в кон. IX-X в. положительно повлияла на развитие христианства в К., где в это время активно строились храмы и монастыри, преимущественно пещерные. Новая ситуация наиболее наглядно отразилась в 7-й нотиции К-польского Патриархата (901-902), в которой в составе митрополии К. Первой вместо прежде известных 5 епархий указаны 15, в т. ч. впервые Дасмендрон, Эваисса, Севериада, Ариарафия (Касе), Эполии, Арагена (Манды), Совес, Агиос-Прокопиос, Цаманд и Сириха (Darrouzès. Notitae. P. 270-288). Из новых епархий последние 5 известны только по 7-й нотиции, т. е. скорее всего в нач. X в. их создание лишь проектировалось, но 5 других существовали и позже. Т. о., можно сказать, что число правосл. общин в X в. в регионе Кесарии удвоилось по сравнению с ранневизант. эпохой. Новые епархии в К. возникали и позднее. Большинство епархий, появившихся в XI-XIII вв., были расположены в регионе пещерных мон-рей Центральной К. Таковы Валвисса (упом. в источниках с 1143), Дасмендрон, Агиос-Прокопиос, Совес, Матиана (возникла в нач. XI в., расформирована в 70-х гг. XI в.) и Тамис (известен по источникам лишь в XIV в.). Церковное строительство в К. в X-XI вв. переживало расцвет. Многочисленные новые храмы и мон-ри, большей частью пещерные, украшались фресками. В сер. XI в. епархия Ираклии (Кивистры) была возведена в ранг архиепископии (между 1059 и 1063; RegPatr, N 892), а Назианз получил статус митрополии (между 1067 и 1071; RegPatr, N 899). Состояние источников по истории Византии не позволяет восстановить подробности жизни православных общин в К. в этот период расцвета. С одной стороны, исследователи обнаружили неск. десятков монастырей, существовавших в этот период, а также большое число отдельных церковных памятников (храмы и часовни в резиденциях местных магнатов и в деревнях), но с другой - их история почти не отражена в письменных памятниках (не сохр. ни жития насельников этих монастырей, ни упоминания о них в хрониках, ни документы).

Имп. Никифор Фока с семьей. Ктиторская композиция в ц. св. Архангелов в Чавушине. 966–969 гг.
Имп. Никифор Фока с семьей. Ктиторская композиция в ц. св. Архангелов в Чавушине. 966–969 гг.

Имп. Никифор Фока с семьей. Ктиторская композиция в ц. св. Архангелов в Чавушине. 966–969 гг.
Восточная К. в эпоху Македонской династии, опустошенная араб. завоеваниями и оказавшаяся под сильным влиянием павликиан, развивалась иначе. После освобождения всей территории К. в X в. ее почти пустынная вост. часть вновь заселялась армянами, а также христианами из Сирии, большинство из к-рых принадлежали к Сирийской яковитской Церкви. В связи с этим с X в. в Восточной К. активно развиваются епархии Армянской Апостольской и Сирийской яковитской Церквей, а также многочисленные общины армян-халкидонитов. Арм. католикосы в этот период во многом стремятся политически ориентироваться на Византию, поддерживать с ней тесные связи. Ок. 1048 г. католикос Армянской Апостольской Церкви Петрос I Гетадардз с одобрения визант. властей перенес резиденцию в Севастию. В 1062-1065 гг. католикос Хачик II был выслан в Таранту (Тавблур) в К. и здесь умер. Католикос Григор II Вкаясер перенес резиденцию в Цаманд (Цамндав; 1065-1090). В X-XII вв. известны арм. епархии в Лариссе, Арапкире, Лулоне, Хонии, Пласте (Эльбистане) (TIB. Bd. 2. S. 117). Епархии яковитов появились в Восточной К. еще в период араб. правления. В IX в. известны яковитские епархии в Мелитине (впервые упом. в 793) и Созопетре; в течение X в. появляются епархии Калудия, Цаманд, Аромана, Арависс, Арка, Тела-Кастра (восточнее Мелитины); в XI в.- Хесн-Патрик и Губос. В 958 г. был основан знаменитый впосл. яковитский мон-рь Саргисия (святых Сергия и Вакха) близ Калудии (Honigmann. 1954. P. 54; Dagron. 1976. P. 189, 192). В 965 г., после встречи визант. имп. Никифора II Фоки и яковитского патриарха Иоанна VII, яковиты пользовались веротерпимостью визант. властей (RegPatr, N 697). Резиденция яковитских патриархов была перенесена в Мелитину, а в 969-1029 гг.- в мон-рь Барид близ гор Антитавра, который был освобожден патриархом Иоанном VII (TIB. Bd. 2. S. 156). В этот же период получили известность яковитские мон-ри Бар-Гагай и Курсор близ Мелитины (Dagron. 1976. P. 191). К. стала местом наиболее активного развития сиро-яковитов; мон-ри близ Мелитины были центрами книжности и образования, в них переписывались рукописи. Т. о., в X-XI вв., по-видимому, большинство населения Восточной К. тяготело к исповеданию монофизитских Церквей и К-польской Православной Церкви так и не удалось полностью восстановить свое влияние в регионе.

Успехи армян и яковитов беспокоили правосл. Церковь и визант. власти. Уже в 969 г. имп. Никифор II Фока приказал привезти яковитского патриарха Иоанна VII в К-поль для богословского диспута и держал его в столице под надзором (RegImp, N 718a). Однако вскоре, после убийства Никифора Фоки, патриарх получил возможность вернуться в К., где благоприятное положение для яковитов сохранялось в течение еще неск. десятилетий. В 1003 г. православные похитители яковитского еп. Мелитины Мар Иванниса и вывезли его в К-поль, безуспешно пытаясь помешать избранию очередного яковитского патриарха. В 1029-1030 гг. яковитский патриарх Иоанн VIII Бар-Абдун и ряд др. епископов были привезены в К-поль на новый богословский диспут. В результате прений епископы-яковиты Игнатий Мелитинский и Исаак из Арки приняли православное вероисповедание; К-польский Собор осудил яковитское учение как ересь, а упорствовавший патриарх Иоанн был отлучен, сослан в мон-рь на горе Ганос во Фракии, где умер в 1033 г. (RegPatr, N 838-840). В К. начались преследования яковитов; они покинули Мелитину, укрывались в горных местностях и в 1034 г. избрали нового патриарха Дионисия IV в дер. Таманин. Его резиденцией стала Амида, находившаяся под управлением мусульман.

Мавзолей Хунат Хатун в Кайсери. XIII в.
Мавзолей Хунат Хатун в Кайсери. XIII в.

Мавзолей Хунат Хатун в Кайсери. XIII в.
Яковиты в Восточной К., как и все остальные христ. общины, во многом пострадали от разграбления сельджуками Мелитины и мон-ря Бар-Гагай в 1058 г. Угроза сельджукского нашествия не изменила религ. политику византийцев в К. После церковных актов 1063 г. гонениям подверглись не только на яковиты, но и на армяне, отказывавшиеся признавать халкидонское православие. Предписывалось изгонять еретиков из Мелитины, а их книги и храмы сжигать (RegPatr, N 890-891). После окончательного падения византийского правления в К. резиденцией яковитских патриархов стал монастырь Бар-Саума к юго-востоку от Мелитины (до 1293). После завоевания К. тюрками яковиты оказались в гораздо более выгодных условиях, чем при византийцах. В кон. XI-XIII в. регион Мелитины, преимущественно его монастыри, стал центром подъема сиро-яковитской культуры, письменности и самосознания. Упадок яковитской традиции в К. начался лишь после нашествия монголов в 1243 г. К кон. XIII в. 7 яковитских городов близ Мелитины, в т. ч. Арка, Губос и Калудия, были разрушены. Резиденция яковитских патриархов была перенесена в Сис в Киликийской Армении; последним известным яковитским епископом Мелитины в 1293 г. был некий Константин (TIB. Bd. 2. S. 118-120).

Надпись в ц. вмч. Георгия Победоносца в долине Ыхлара, сделанная при султане Масуде II и имп. Андронике II Палеологе
Надпись в ц. вмч. Георгия Победоносца в долине Ыхлара, сделанная при султане Масуде II и имп. Андронике II Палеологе

Надпись в ц. вмч. Георгия Победоносца в долине Ыхлара, сделанная при султане Масуде II и имп. Андронике II Палеологе
Епархии Западной К. после сельджукского завоевания в течение длительного времени сохраняли связи с К-полем. Несмотря на тюркское господство, здесь долгое время продолжалось монастырское строительство и сохранялась традиция фресковой живописи (Thierry. L'art monumental. 1975. P. 106). Наиболее наглядно связь с византийским центром подтверждается появлением на фресках К. имп. изображений, напр. изображения имп. Феодора I Ласкариса в храме св. Иоанна в Карши-килисе близ Гюльшехира (1212), или надписи султана Масуда II (1282-1304) и имп. Андроника II Палеолога (1282-1328). Т. о., до нач. XIV в. Церковь в Западной К. в целом сохраняла достаточно стабильные позиции. В нотициях К-польского Патриархата до этого времени существенных перемен в структуре епархий К. не отмечено. Каждая из 3 митрополий (Кесария, Тиана, Мокисс) располагала прежними епархиями. Безусловно, эти данные во многом следуют консервативной традиции К-польской Церкви, воспроизводящей перечни епархий без учета изменений, и не отражают всей сложности положения Церкви на тюрк. территориях; ситуация в провинциальных центрах могла быть намного хуже.

Эмир Василеос Гиоргюп. Ктиторский портрет в росписи ц. вмч. Георгия Победоносца в долине Ыхлара. Кон. XIII в.
Эмир Василеос Гиоргюп. Ктиторский портрет в росписи ц. вмч. Георгия Победоносца в долине Ыхлара. Кон. XIII в.

Эмир Василеос Гиоргюп. Ктиторский портрет в росписи ц. вмч. Георгия Победоносца в долине Ыхлара. Кон. XIII в.
Положение церковных общин и кафедр в К. в XIV в. частично восстанавливается по сохранившимся актам Соборов К-польской Церкви и нотициям. В целом судьба кафедр К. была типична для визант. церковных структур всей М. Азии, постепенно попадавших в сферу влияния тюрок-мусульман. С уничтожением визант. адм. структур на этой территории Церковь осталась единственным организующим началом для греч. и арм. населения. Вместе с тем лишенные привычной гос. поддержки и подвергающиеся давлению иноверцев церковные институты неизбежно постепенно приходили в упадок. Так, в 17-й нотиции, составленной в правление имп. Андроника II (1282-1328), ряд важных кафедр М. Азии был понижен в общей иерархии митрополий (Darrouzès. Notitiae. P. 393-403). Севастию перевели с 11-го места на 14-е, Мелитину - с 13-го на 16-е, Тиану - с 14-го на 17-е, Иконий - с 24-го на 29-е, Мокисс - с 29-го на 36-е, Назианз - с 72-го на 88-е. Вероятно, уже к нач. XIV в. большинство провинциальных общин в К. находилось в тяжелом положении. Соборным актом 1327 г. под управление митрополита Кесарии временно передавались митрополии Севастии, Икония, Мокисса и Евхаиты (RegPatr, N 2133) ввиду невозможности замещения этих кафедр. Т. о., территория, где до XII в. находились 5 митрополий и 29 епископских епархий, теперь окормлялась лишь одним архиереем. В 1365 г. права Кесарии на управление этими епархиями были вновь подтверждены с добавлением к ним митрополии Назианза (RegPatr, N 2484, 2486, 2487). В XIV в. ряд митрополитов в К. еще упоминаются: в 1369 г. еп. Матфей Фаустинопольский был возведен на кафедру Тианы, а епископ Тамиса - на кафедру Мокисса (возможно, лишь титулярно; RegPatr, N 2553, 2554); в 1384 и 1387 гг. известны митрополиты Севастии. Но позднее Мокисс и Тиана не упоминаются и исчезают из к-польских нотиций. Назианз упомянут в последний раз в 1370 г., когда эта митрополия вновь передавалась под прямое управление Кесарии (RegPatr, N 2596). По документам патриаршей канцелярии можно заключить, что в XIV-XV вв. в К. прекратили существование митрополичьи кафедры Мелитины, Мокисса, Тианы и Назианза (TIB. Bd. 2. S. 121-123; Vryonis. 1971. P. 291-292, 302). Сведений о более мелких епископских кафедрах почти нет, но скорее всего в течение XIV в. все они уже были расформированы. Т. о., к сер. XV в., к моменту окончательного падения Византии, в К. оставалась действующей лишь митрополия в Кесарии, а на окружающих ее территориях - митрополии Иконий и Севастия.

«Исповедание». Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)
«Исповедание». Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)

«Исповедание». Икона. XIX в. Каппадокия (Византийский музей, Афины)
В Восточной К., несмотря на конкуренцию с яковитами и армянами, деятельность правосл. митрополии в Мелитине была активной в XII-XIII вв. Так, в 1225-1226 гг. митр. Мануил Мелитинский был поддержан паствой в конфликте с патриархом Германом II К-польским (резиденция в Никее), к-рый сомневался в православии Мануила (RegPatr, N 1235, 1240-1242). Но в нач. XIV в. источники отмечают трудности в положении христиан. В 1318 г. митр. Феодосий Мелитинский получил в управление кафедру Келцины в Зап. Армении, а также патриаршие владения в Неокесарии и Камахе помимо Мелитины и Келцины (RegPatr, N 2087; Vryonis. 1971. P. 320). Очевидно, положение этих кафедр было тяжелым, а мн. провинциальные епископии уже исчезли. Феодосий, видимо, был последним митрополитом, к-рый находился в Мелитине. В 1365 г. митрополит Алании и Сотериуполя (ныне Борчка, Турция) Симеон носил одновременно и титул митрополита Мелитины. Та же ситуация отмечена в 1370 г. с митрополитом Северинским Анфимом (RegPatr, N 2501, 2502, 2593, 2594, 2600). В XV в. Мелитина также исчезает из к-польских нотиций.

С падением сельджукского правления в нач. XIV в. К. оказалась в подчинении монг. Ильханов, к-рые уже с 1243 г. были сюзеренами сельджуков. Греч. митрополиты в этих условиях были вынуждены замещать опустевшие кафедры. В 1365 г. Мефодий Тианский стал митрополитом Кесарии и опекал помимо Севастии также Иконий, Мокисс и Назианз, как и свою Тиану. Аналогичная картина наблюдается и в др. епархиях в посл. трети XIV в.

Несмотря на фактический распад церковных структур К-польского Патриархата к XV в., христ. население в К. сохранялось еще в течение более 500 лет. В период Османской империи митрополиты К-польской Церкви, как правило, присутствовали в Кесарии и эпизодически еще в 2-3 епархиях Центр. Анатолии. Довольно многочисленные сельские общины правосл. греков продолжали жить в этом регионе в почти полной изоляции от центров греч. культуры в К-поле (Стамбуле), на Балканах и др. Османские власти, видимо, не проявляли настойчивого интереса к экономически отсталой К., что способствовало замедлению процессов тюркизации местного населения и сохранению правосл. греч. общин. Кроме того, некоторые группы тюркизированного населения К., полностью перешедшие на тур. язык, до XX в. оставались православными (их наиболее распространенное условное наименование «караманлиды», по общинам из г. Караман, греч. Ларанда в Ликаонии). В условиях изоляции среди греков К. сложился особый каппадокийский язык, диалект греческого, сохранивший черты среднегреч. языка визант. эпохи, но подвергшийся сильному влиянию турецкого. Кроме того, значительную часть населения К. в османский период составляли армяне, к-рые также жили здесь со времен средневековья. В нач. XX в. в вилайете Кайсери (Западная К.) ок. 10% населения составляли греки-каппадокийцы и 19% - армяне; в вилайете Нигде (Западная К.) - соответственно 20 и 1,7%; в вилайете Сивас (Восточная К. и ряд областей к северу от нее) - 1,5 и 12,7%. Т. о., в К. преобладали турки-мусульмане, но христ. меньшинства были очень значительными, в их территориальном распределении сохранялась исторически сложившаяся ситуация, когда греков было больше в Западной К., а армян больше - в Восточной К.

История христиан в К. завершилась катастрофой в 10-20-х гг. XX в., в период первой мировой войны и распада Османской империи. В 1915 г. в ходе геноцида, организованного османскими властями против армян, почти все арм. население исторической К. было депортировано. Так, согласно тур. статистике, из вилайета Кайсери было выслано ок. 45 тыс., из Сиваса - ок. 136 тыс. армян (Halacoglu Y. Facts Relating to the Armenian Relocation, 1915. Ankara, 2001). Большинство депортированных отправлялись пешком в концентрационные лагеря в Сев. Сирии, значительная часть погибла в дороге. Греки К. были поголовно выселены, в основном на территорию совр. Греции, в 1923-1924 гг. в соответствии с Лозаннским договором между Турцией и Грецией, по к-рому предусматривался масштабный обмен населением между странами. Из 1,5 млн греков, выселенных из Турции, ок. 200 тыс. чел. были каппадокийцами.

М. В. Бибиков, И. Н. Попов

Археология, архитектура

Научный интерес к региону проявился только в кон. XIX в. и связан с деятельностью Й. Стржиговского, Х. Рота, Г. Белл, Г. де Жерфаньона. Исследования были сконцентрированы на изучении фресковой живописи, в меньшей степени архитектуры. После второй мировой войны Н. и М. Тьерри, К. Жоливе-Леви, И. Люткен и другие расширили список памятников за счет пещерных. К изучению каменной архитектуры приступил К. М. Рестле, взяв за основу работы Г. Белл.

Каппадокия-памятники архитектуры
Каппадокия-памятники архитектуры

Каппадокия-памятники архитектуры
Первыми исследователями К. был создан «миф о пещерных монастырях», из которого следовало, что скальные пещерные поселения были созданы раннехрист. монахами, спасавшимися здесь от преследований. В последние десятилетия это предположение подвергается сомнению. Исследования Р. Остерхаута, Т. Мэтьюса, В. Калас доказывают, что большинство комплексов, традиционно считавшихся монастырями, могут быть большими жилыми комплексами, а поселения, идентифицированные ранее как монастырские анклавы,- деревнями. В то же время Л. Родли акцентирует внимание на нек-рых из них как на мон-рях. Число подробно исследованных поселений в наст. время невелико. Регион по-прежнему нуждается в таких основополагающих для научной интерпретации элементах, как, напр., надежная керамическая хронология.

Типы и характер археологических памятников

Визант. традиция сохранила античное наименование жителей К.- «троглодиты», т. е. «пещерные жители» (Лев Диакон, X в. (Leo Diac. Hist. 35); «Эпос о Дигенисе Акрите», X-XI вв. (Digen. Akrit. G 17)), в к-ром отражены указания на рельеф местности и обычай населения К. вырубать в мягких скальных породах пещеры для устройства в них домов, храмов и мон-рей. Но из комментария Льва Диакона неясно, отражает ли оно непосредственные наблюдения или является пересказом легенд, бытовавших в его время. Похожие сообщения есть в араб. хрониках. Нек-рую информацию дают надписи на фресках, где упоминаются конкретные лица и их титулы, но в целом совр. наука еще очень далека от последовательного изложения событий, происходивших в К. в визант. период. Неизвестно, только ли вторжения арабов (VII-VIII вв.) и тюрок-сельджуков (кон. XI в.) вызвали в К. культурные изменения. Наиболее важный материал для реконструкции исторических процессов в К., к-рый можно датировать,- скальные храмы и фрески. Однако ученые не могут договориться об их хронологии: франц. и амер. школы настаивают на ранних датировках памятников и считают периодом расцвета скальной архитектуры и живописи кон. X-XI в., нем. и тур. школы относят большинство памятников к эпохе сельджуков, к кон. XI-XIII в.

Храм № 1 в Маденшехире, Бинбир-килисе
Храм № 1 в Маденшехире, Бинбир-килисе

Храм № 1 в Маденшехире, Бинбир-килисе
Главные города К. античной и христианской эпох плохо сохранились, до нас дошли провинциальные скальные поселения. Их гораздо больше, чем построек из камня. Мягкий вулканический туф и спрессованный пепел легко обрабатывать, но они быстро разрушаются под воздействием внешней среды. В К. есть участки из твердых вулканических пород, к-рые добывали для строительства. На протяжении всего визант. периода в Центр. Анатолии рим. традиция каменного строительства не пресекалась. Наиболее известны сохранившиеся постройки в районе Бинбир-килисе (Ликаония, близ горы Карадаг), к-рые заинтересовали ученых во 2-й пол. XIX в.; материалы были изучены и опубликованы Белл и У. М. Рамсеем (нач. XX в.), позднее исследованы С. Эйисе (1968). Как и везде в Центр. Анатолии, эти церкви были сооружены из хорошо тесанного камня с забутовкой, с тщательной отделкой деталей, с подковообразными арками (напр., храм № 1 в Маденшехире). Всего неск. храмов такой постройки пережили средневизант. период и сельджукское завоевание. Пещерные храмы и другие помещения дошли до нас в лучшей сохранности, чем каменные, которые позднее разбирали на строительный материал.

Наиболее крупные скальные церкви во многом имитируют формы каменной архитектуры, однако датировать их непросто. При обтесывании возникали многочисленные отклонения от каменных аналогов: купол был, как правило, мельче, без барабанов. Иногда купола беспричинно увеличивали, превращая паруса сводов из элементов конструкции в декоративные формы. Творческий подход мастеров К. особенно виден в намеренных отступлениях от каменных прототипов (в то же время природная трещина, образовавшаяся в скале, могла оказать не меньшее влияние на форму, чем фантазия камнетеса). В итоге связь между скальной архитектурой К. и каменной оказывается весьма условной. Скальные пространства в отличие от каменных и кирпичных способны принять любую форму. Колонны, своды, купола, даже лишившись конструктивной составляющей, сохраняют символические функции.

Алтарь скальной ц. св. Симеона в долине Пашабаг. V в.
Алтарь скальной ц. св. Симеона в долине Пашабаг. V в.

Алтарь скальной ц. св. Симеона в долине Пашабаг. V в.
Кроме архитектурных скальные храмы имеют все основные черты византийского литургического пространства: алтари, ниши, синтроны, темплоны, купели, крипты, камеры, сидения и амвоны. Эти элементы послужили причиной дискуссии исследователей об особенностях Божественной литургии в К., которая скорее всего развивалась на основе хорошо известных традиций К-поля, хотя и с местными вариациями. Как и в столице, 3-апсидный тип храма был наиболее распространен в К. в средневизант. период. Но боковые апсиды почти никогда не соединялись напрямую с вимой - каждая была снабжена своим алтарем, темплоном и отдельными жертвенными нишами.

Каменные церкви К. совершенно лишены свойственного скальной архитектуре налета провинциальности. Что еще важнее, в них прослеживаются детали, которые были развиты в архитектуре разных регионов Византии. Архитектура (до 70-х гг. XI в., когда К. оказалась под властью мусульман-сельджуков) служила своеобразным зеркалом, отражавшим структуру византийского общества, по крайней мере таких его составляющих, как покровитель-заказчик и художник-исполнитель.

Подземный город в Каппадокии
Подземный город в Каппадокии

Подземный город в Каппадокии
Систематического анализа требуют и поселения (в наст. время даже наиболее известные из них лишь частично нанесены на карту). Поскольку тщательных археологических раскопок не было ни в одном поселении, идентификация большинства помещений затруднительна. Задача усложняется и тем, что в поздний период территория мн. поселений была приспособлена под сельскохозяйственные нужды, и т. о. нарушилась их первоначальная форма. Монашеские и земледельческие поселения К., вероятно, имели схожие планы; формы скальных комплексов и каменных построек, как и в случае с церковной архитектурой, имели общие черты, однако адаптация плана каменного помещения к скальной местности часто приводила к существенным изменениям скальной постройки.

Инфраструктура региона недостаточно изучена. Система дорог К. повторяла маршруты, установившиеся в рим. эпоху. Большинство крупных дорог сходилось в Кесарии. Из нее дороги вели на северо-запад в Анкиру, на северо-восток в Севастию, на запад в Колонию и Иконий, на юго-восток в Тарс и Адану, на восток в Мелитину. Крепости сохранились в Эльбистане, Акхисаре, Сиврихисаре и др. Согласно визант. текстам времен араб. вторжения, нек-рые из них использовались в качестве форпостов «византийской системы упреждения» вражеских набегов.

Одной из главных загадок К. остаются «подземные города». В наст. время обнаружено более 40 многоэтажных подземных убежищ, состоящих из неправильной формы комнат и коридоров. От внешнего мира их скрывали большие круглые камни-двери. Подземные города в Kаймаклы и Деринкую имели колодцы, существовала система вентиляции. Археологически подземные города не изучались, надежных источников для их датировки нет. Возможно, нек-рые из них возникли еще до визант. периода. Скорее всего они были не местами постоянного проживания, а убежищами и/или складами (до наст. времени их используют как склады для хранения цитрусовых, ввозимых с побережья Средиземного м.).

Ранневизантийский период (IV - нач. VII в.)

О некоторых типах христианских построек этого периода в К. есть сведения в творениях каппадокийских отцов Церкви IV в. Можно отметить существование мартириев, видимо, октогональной формы (мартирий в Ниссе), описанных святителями Григорием Нисским и Григорием Богословом. К кон. IV в. в Кесарии упоминается 6 мартириев. При свт. Василии Великом там же была возведена базилика. Тем не менее до нач. V в. в К. христианская архитектура развивалась сравнительно медленно. Близ Шахинефенди (греч. Совес) была раскопана рим. вилла, вероятно, кон. IV в. с мозаичными полами вокруг центрального внутреннего двора. Небольшая часовня была пристроена ко двору позже, возможно в VI в. За пределами виллы обнаружены христ. захоронения и комплекс терм также, видимо, IV в.

Аркада в ц. св. Иоанна Крестителя в Чавушине. V в.
Аркада в ц. св. Иоанна Крестителя в Чавушине. V в.

Аркада в ц. св. Иоанна Крестителя в Чавушине. V в.
В основном IV век представлен сохранившимися некрополями. Высеченные в скалах гробницы были изучены в Мазыкёй, Гёреме, на дороге между Джемилем и Соганлы, в Озюгюзель. Указаний на то, что они оставлены христианами, нет, хотя некоторые из некрополей позднее использовались для захоронений христиан. Хорошо сохранившийся римский мавзолей IV в. в Шаре (греч. Комана) позволяет судить о развитии более поздних христианских конструкций.

Кызыл-килисе в Сиврихисаре. Сер. VI в. (?)
Кызыл-килисе в Сиврихисаре. Сер. VI в. (?)

Кызыл-килисе в Сиврихисаре. Сер. VI в. (?)
К V в. можно отнести ц. св. Иоанна Крестителя в Чавушине. Это аккуратно высеченная скальная базилика. Ее центральный неф отделен от боковых приделов аркадами, аркада украшала и фасад нартекса. В интерьере подковообразной в плане апсиды - высеченные в скальном массиве престол, синтрон и одноступенчатая скамья. В центре, практически под алтарем, находится крестообразная крипта, врезанная в скальный пол. Эти особенности, а также небольшой размер базилики сближают ее со Студийской базиликой в К-поле (сер. V в.). Однако в Чавушине сев. придел, вероятно, был отделен от нефа перилами и завершался алтарем, а юж. придел, гораздо более широкий, открывался в подсобные помещения, расположенные к востоку.

Дурмуш-Кадыр-килисеси в Авджыларе датируется нач. VI в. У храма 3 придела, цилиндрический свод; с запада - нартекс с захоронениями (храм, возможно, изначально был погребальным). Главный алтарь и приделы с апсидами подковообразной формы, внутри высечены престолы, темплоны с высоким архитравом, амвон, синтрон с одноступенчатой скамьей в центре главного нефа. Цистерна для воды, врезанная в скальную породу, располагалась у зап. оконечности юж. апсиды.

При имп. Юстиниане в сер. VI в. были перестроены стены Кесарии. Остатки большой базилики приблизительно 2-й пол. V в. сохранялись там до 1965 г. Точный план базилики не установлен, однако ее пилястры и декор окон похожи на подобные детали церквей Сорока мучеников Севастийских в Скупи (Скопье) и Панагии в Томарзе (М. Азия) (обе кон. V - нач. VI в., не сохр.), к-рые были крестообразными в плане. Храм в Скупи имел цилиндрический свод и приделы в рукавах трансепта с вост. стороны. В Томарзе главный неф был перекрыт таким же сводом, а над его средокрестием поставлена башня, вероятнее всего с деревянным (?) перекрытием. У обоих храмов формы арки и апсиды приближались к подковообразной форме (апсиды снаружи были многоугольными). На фотографиях Белл видно элегантное оформление дверных проемов. Подобные крестообразные в плане церкви (возможно, чуть более ранние) известны в Ханкёе, Бузлуке (недалеко от Персека (Капыкая)), Гёреме. Базилики с 3 приделами обнаружены в Андавале (ныне Акташ) и Гёреме; церкви с одним приделом того же времени сохранились в Соганлы, Анатепе, Едикапулу.

Мокисс (ныне Кыршехир), согласно Прокопию Кесарийскому, был заново основан имп. Юстинианом, переименован в Юстинианополь и возведен в ранг митрополии. Здесь обнаружены остатки 9 церквей, но общий план городской застройки установить не удалось. Небольшие дома неправильной планировки были сложены из грубого булыжника. Большинство церквей базиликальной формы, хотя церковь № 1 (VII в.?) имеет в плане «греческий крест» и скорее всего была перекрыта куполом.

Кызыл-килисе («Красная церковь») в Сиврихисаре - пример наилучшей сохранности ранневизант. постройки в К. Храм выстроен из камня, в плане имеет «латинский крест»; с севера примыкает боковой придел. Неф и трансепт перекрыты цилиндрическим сводом, боковой придел - четвертным сводом, над перекрестием возвышается купол на 8-гранном барабане, опирающемся на паруса. Сохранились фрагменты фресок. Радиоуглеродный анализ деревянной балки барабана показывает, что постройка может относиться к сер. VI в. Асимметричный сев. боковой придел, возможно, предназначался для специальных захоронений. Снаружи сохранились граффити с изображениями крестов, свидетельствующими, что постройка могла быть паломническим центром.

Среди скальной архитектуры этого периода интересен комплекс в Озконаке (близ Аваноса), к-рый часто определяется как мон-рь, хотя по планировке он больше похож на жилую резиденцию (подобные постройки есть в К., но более поздние). Комплекс имел с юга портик, с северной и западной сторон дворы с цилиндрическими сводами, с востока часовню (архитектурные детали сближают ее с Дурмуш-Кадыр-килисеси).

«Темные века» (VII - нач. X в.).

В этот период К. оставалась форпостом Византии на ее восточной границе. Судя по проведенным в последнее время палинологическим анализам грунта оз. Нар (близ Назианза), интенсивная сельскохозяйственная деятельность прекратилась здесь ок. 670-950 гг. Возделанные земли заросли сорняками, а затем и лесом. Сельское хозяйство возобновилось в кон. IX в. и к сер. X в. вернулось к состоянию, к-рое было до 670 г. Эта фаза внезапно обрывается ок. 1100 г., когда вновь отмечается упадок в выращивании злаковых, к-рое возобновилось в XIII в. Эти процессы были вызваны не климатическими сдвигами, а изменениями в поведении населения и его воздействии на окружающую среду. Нет сведений о том, продолжалась ли жизнь на поселениях в периоды упадка. Единственными письменными сведениями по истории Западной К. служат сообщения о военных действиях у визант. хронистов и историков и отчасти в араб. хрониках. Согласно им, относительная стабильность вернулась в К. лишь не ранее 2-й пол. IX в.

Датировки церквей и поселений этого периода будут вызывать споры до тех пор, пока не будет установлено более точно, что принесло с собой араб. вторжение и насколько сократилось население К. Неясно также, как повлияло на провинции, в т. ч. на К., иконоборчество в Византии VIII-IX вв.

Средневизантийский период (X-XI вв.)

Отвоевание Центр. Анатолии у арабов в 1-й пол. X в. позитивно отразилось на развитии К., где большинство сохранившихся скальных храмов относятся к указанному периоду. В это время окрепли культурные связи с К-полем, в нек-рых памятниках заметны черты взаимодействия с культурой Закавказья. В ранних скальных церквах (X в.) доминирует местный стиль. Помещения остаются конструктивно простыми, перекрытыми цилиндрическими сводами, но есть и нововведения: к кон. X в. под влиянием столичной школы появились крестообразные в плане каменные и скальные храмы.

Сарыджа-килисе в Кепезе. Сер. XI в.
Сарыджа-килисе в Кепезе. Сер. XI в.

Сарыджа-килисе в Кепезе. Сер. XI в.
По мере того как в X в. формировались крупные династии землевладельцев, увеличивалось и количество мон-рей, к-рые визант. знать основывала для поминовения усопших родственников и для собственного погребения. В Гёреме монастырские анклавы развивались в X-XI вв. вокруг кладбищ, относящихся к рим. эпохе. Скиты также стали появляться в это время, как правило, в непосредственной близости от поселений. Между монастырскими анклавами в Гёреме и крупнейшими художественными центрами Византии этого периода прослеживается связь.

Определяющими для датировки церквей являются несколько построек с надписями, вокруг к-рых могут быть сгруппированы остальные памятники. Церковь св. Иоанна в Гюллюдере датируется по надписям 913-920 гг. Те же мастера работали над Старой Токалы-килисе в Гёреме. Обе церкви относительно просты по конструкции; имеют продолговатые цилиндрические своды, расписаны лентами сцен в повествовательной последовательности. Хорошо сохранившаяся Хачлы-килисе в Кызылчукуре скорее всего построена в это же время. Мн. церкви в долине Ыхлара датируются тем же периодом и представляют группу памятников, объединенных стилем росписей (по вкладной надписи, упоминающей визант. императоров Константина VII Багрянородного (913-920; 945-959) и Романа I Лакапина (920-944), напр., Эгриташ-килисеси; по сходным росписям, видимо выполненным теми же мастерами, может быть датирована церковь № 6 в Мавруджане (Гюзелёзе) и расположенная рядом с ней Aрaз-Атлы-килисе).

Трехчастный алтарь Старой Токалы-килисе в Гёреме. Ок. 950–960 гг.
Трехчастный алтарь Старой Токалы-килисе в Гёреме. Ок. 950–960 гг.

Трехчастный алтарь Старой Токалы-килисе в Гёреме. Ок. 950–960 гг.
В X в. в К. получил распространение новый тип церквей с новыми программами росписи. В долине Соганлы ц. св. Варвары датирована по надписям 1006 г. (или 1021). Это еще простой по форме храм с цилиндрическими сводами, однако программа его росписи более соответствует конструкции крестово-купольных храмов (с планом типа вписанного креста). Самый ранний для К. пример нового типа храма - Кылычлар-килисеси в Гёреме (нач.- сер. X в.). Но, как и ц. св. Варвары, Кылычлар-килисеси является памятником переходного периода.

Ок. 950-960 гг. Старая Токалы-килисе была расширена поперечным цилиндрическим пространством, заменившим апсиду, на месте апсиды сформирован 3-частый алтарь. Программа росписи, выполненная на высоком художественном уровне, выдает возможное присутствие мастеров из К-поля. Отмечая уникальные архитектуру и роспись, мн. исследователи относили памятник к XIII в. По надписям датирована между 965 и 969 гг. расписанная фресками большая однонефная скальная ц. св. Архангелов («Большая голубятня») в Чавушине в р-не Гёреме.

Интерьер Каранлык-килисе в Гёреме. Нач.— сер. XI в.
Интерьер Каранлык-килисе в Гёреме. Нач.— сер. XI в.

Интерьер Каранлык-килисе в Гёреме. Нач.— сер. XI в.
Программа архитектурно-художественного развития средневизант. периода наиболее полно представлена в 3 храмах со сводами на 4 колоннах в Гёреме (нач.- сер. XI в.): Каранлык-килисе, Эльмалы-килисе («Яблочная церковь») и Чарыклы-килисе. Церкви созданы, видимо, одной артелью мастеров. Главная из них, Каранлык-килисе, тщательно высеченная в скальной породе, была наиболее структурирована. Ее выдающиеся по качеству фрески соотносятся с образцами к-польской живописи нач. XI в. В целом во всех 3 церквах росписи соответствуют программе, которая была характерна для храмов средневизантийского периода на территории империи (вынужденные отклонения объясняются небольшими размерами храмов). В Каранлык-килисе особенным художественным приемом является скрытие карнизов, позволившее увеличить пространство для сцен праздников. Возможно, строитель и художник работали независимо. Эльмалы-килисе и Чарыклы-килисе не столь совершенны как в архитектурном, так и в живописном плане. Эти 3 церкви составляют часть замкнутой монастырской зоны. Они ассоциируются с маленькими мон-рями, имевшими рядом с церквами трапезные с большими столами и скамьями, к-рые были высечены в скале. Крытая галерея по фасаду Каранлык-килисе выходила во внутренний двор, напоминая этим частные жилые резиденции. У Каранлык-килисе отсутствует парадный зал, характерный для резиденций, но рядом есть трапезная, примыкающая к церкви. Чарыклы-килисе также имела трапезную вместо парадного зала, в то же время часовня находилась на верхнем уровне. Остальные группы монастырских строений организованы в соответствии с особенностями ландшафта. Родли выделила 10 групп церквей и трапезных в Гёреме. В этих комплексах, как правило, рядом расположены хорошо разработанные и высеченные в скале фрагменты, украшенные фресками высокого художественного уровня, и помещения неправильной формы с непримечательными фресками. Монастырские участки, находившиеся за пределами Гёреме, также могут быть идентифицированы, однако эти территории слабо изучены.

В XI в. скальных ресурсов Гёреме хватало для удовлетворения творческих потребностей неск. местных художественных мастерских. Интересна Мерьемана-килисеси (нач. XI в.) - церковь, бывшая частью жен. мон-ря. Ее наос имел 2 ассиметричных свода, расписанных сценами праздников и группами святых. В церкви была отдельная ниша, внутри и вокруг нее изображены фигуры св. жен. Отлично выписанные лики и декоративные узоры повторяются в Сарныч-килисеси, к-рая тоже была частью небольшого мон-ря, в Карабулут-килисеси, погребальной часовне к югу от Авджылара.

Одну из загадок украшения церквей долгое время представляла безыскусность распространенных в Гёреме росписей. Большинство сохранившихся церквей украшены простым геометрическим орнаментом, крестами и др. изображениями, нанесенными красной краской прямо на скальную поверхность (напр., роспись Айналы-килисе близ Гёреме). Эту аниконическую декорацию было принято связывать с периодом иконоборчества, но тип церквей заставляет относить подобные памятники к более позднему периоду. Так, вероятно, когда ц. св. Варвары высекали в скале, ее строители и заказчики не нашли искусного художника для создания более сложной росписи. Во всяком случае в К. фигуративную роспись всегда выполняли по штукатурке.

Интерьер Дирекли-килисе в долине Ыхлара. Кон. X — нач. XI в.
Интерьер Дирекли-килисе в долине Ыхлара. Кон. X — нач. XI в.

Интерьер Дирекли-килисе в долине Ыхлара. Кон. X — нач. XI в.
В долине Ыхлара церкви кон. X - XI в. демонстрируют большое разнообразие форм, декора, стиля и иконографии росписей. Вблизи Белисырмы, на левой стороне долины Ыхлара, находится Бахаттин-Саманлыгы-килисеси («Церковь гумна Бахаттина», освящена во имя св. Константина (?), кон. X или 2-я пол. X - нач. XI в.). Это одноапсидный храм, возможно, изначально построенный как часовня для частной резиденции. Церковь имеет один неф, завершающийся алтарной апсидой. Неф перекрыт цилиндрическим сводом, к-рый опирается на плоскую аркаду с пилястрами, образующую в стенах неглубокие ниши. Росписи, ориентированные на лучшие образцы столичной школы, покрывают поверхности стен и свода нефа и алтаря. Также богато украшены архитектурные элементы самой церкви - арки и пилястры.

Карагедик-килисеси в Белисырме. Кон. X в.
Карагедик-килисеси в Белисырме. Кон. X в.

Карагедик-килисеси в Белисырме. Кон. X в.
Мон-рь Дирекли-килисе («Церковь с колоннами», освящена во имя св. Георгия (?), кон. X - нач. XI в. (между 976 и 1025)) находится рядом с Бахаттин-Саманлыгы-килисеси и расположен в том же скальном массиве. Церковь имеет крестовокупольную форму, ее отличают высокие пропорции. Интерьер расширен боковой часовней и 2 нартексами, предназначенными для погребений. Полуразрушенный фасад, обработанный высокими пилястрами, нишами и арками, оконные проемы в фасаде указывают на то, что некогда здесь был двор. Будучи частью большого, вероятно монастырского, комплекса, церковь украшена фресками с изображениями святых. На противоположной стороне долины расположена Ала-килисеси - крестово-купольная церковь XI в. с 5 куполами, с тщательно вырезанными орнаментами на парусах. Церковь и прилегающие комнаты имеют крытую галерею на фасаде. Программа росписи включает многочисленные изображения святых и сцен праздников.

Среди каменных церквей К. данного периода интересна Карагедик-килисеси в Белисырме (кон. X в.). Это большая крестово-купольная церковь с украшениями наружных стен из кирпича, галереей по фасаду и дополнительным приделом, что напоминает архитектурные приемы К-поля. Ее художники (и, вероятно, заказчики) - возможно, те же, кому принадлежит роспись расположенной неподалеку скальной церкви Бахаттин-Саманлыгы-килисеси. Церковь св. Григория в Гюзельюрте, похожая по конструкции на Карагедик-килисеси, перестроена в XIX в. Неск. каменных церквей сохранилось на склонах горы Хасан, включая комплекс Сют-килисеси и Ягдебаш-килисеси. Уникальна среди описанных церквей ц. Учаяк недалеко от Кыршехира, вероятно, кон. X в.- двойная церковь, выстроенная полностью из кирпича, также с атрофированным «греческим крестом» в плане.

Сюмбюллю-килисе в долине Ыхлара. XI в.
Сюмбюллю-килисе в долине Ыхлара. XI в.

Сюмбюллю-килисе в долине Ыхлара. XI в.
В долине Ыхлара, на левой стороне ущелья, севернее Агачалты, находится Сюмбюллю-килисе («Церковь с гиацинтами», посвящение неизв., XI в.), входящая в комплекс мон-ря. В отличие от большинства пещерных церквей у нее прекрасно сохранился фасад. Он представляет собой вытянутый горизонтально ряд вырубленных в скале сильно выступающих пилястр, между к-рыми расположены 2 арочных проема, ведущие в церковь и чередующиеся с 3 небольшими нишами. Архитрав над пилястрами украшен плоским аркатурным фризом. Церковь очень маленькая (центральный неф 2,5×1,9 м). Внутреннее пространство крестообразное. В центре - плоский купол, от к-рого отходят рукава креста с плоскими же потолками, такой же плоский свод у апсиды. Программа и масштаб росписи вполне соразмерны небольшому помещению, роспись архитектонична, т. е. выявляет и подчеркивает архитектурные формы, создавая впечатление монументальности.

Чанлы-килисе в Гюмюшлере. Нач. XI в.
Чанлы-килисе в Гюмюшлере. Нач. XI в.

Чанлы-килисе в Гюмюшлере. Нач. XI в.
Недалеко от Гюльшехира находится поселение Ачиксарай, где сохранилось не менее 7 крупных скальных жилых комплексов X - нач. XI в. Большинство из них построено вокруг внутреннего двора и имеет выступающие крытые галереи с парадными залами по оси. Среди основных типов помещений часовни практически не встречаются. Комплекс определенно имеет немонастырский характер; чаще всего его описывают как летнюю резиденцию землевладельца или военный лагерь. Жилым, светским был также комплекс Халлач-манастир. Он организован вокруг внутреннего двора, имеет галерею по фасаду и парадный зал. По одну сторону от основной оси комплекса располагается кухня, по другую - большая крестово-купольная часовня; на краю комплекса - площадка для погребений.

Комплекс Эски-Гюмюш в Гюмюшлере построен в сер. XI в. Комнаты расположены по 4 сторонам внутреннего двора, с крестообразным переходом на входе. Большая крестово-купольная церковь украшена росписями в схематичном стиле. К востоку от нее находится зал с цилиндрическим сводом и прямоугольной апсидой (не трапезная). Его небольшая верхняя комната расписана иллюстрациями к басням Эзопа. Считающийся традиционно монастырским комплекс не имеет характерных признаков мон-ря, кроме наличия большой церкви, остальные детали указывают на его светское предназначение.

В Чанлы-килисе каменная крестово-купольная церковь, расположенная в центре поселения, датирована нач. XI в. и по внешнему виду напоминает архитектуру к-польских храмов. Она возведена в технике смешанной кладки из камня и кирпича, перекрыта высоким куполом (обрушился в 50-х гг. XX в.), фасады и апсиды декорированы пилястрами и полуколоннами. Церковь была расширена в XI в. за счет 2-этажного нартекса, он связывал здание с пещерным комплексом, расположенным к северу, и погребальной часовней, достроенной в XIII в. Росписи сохранились плохо (фрагменты надписи указывают, что храм построен неким стратигом, т. е. военным командующим, вероятно, одной из фем в К.). Рядом с поселением находилась визант. крепость Акхисар, известная в араб. хрониках как Хисн-Синан. Известно, что она неоднократно находилась в центре боев в VIII-IX вв.; в наст. время от крепости почти ничего не сохранилось. На холме к северу от основного поселения обнаружены остатки более раннего поселения с каменной крестообразной в плане церковью и фрагментами фресок (кон. VI в.?). Здесь же находились другие постройки и небольшое кладбище, но без следов сколько-нибудь примечательной скальной архитектуры. Керамика с этого участка в основном относится к позднеантичному времени, но на участке главного поселения свидетельств проживания людей до X в. не обнаружено. Данные об этих поселениях указывают на культурный сдвиг, совпавший с араб. вторжением: позднеантичное сев. поселение заброшено полностью, в период «темных веков» в этой местности его сменила крепость, затем в X в. возникло новое сельское поселение, но уже в др. месте. Скорее всего оно было временным пристанищем, ставкой военных командующих и их семей рядом с крепостью Акхисар, защищавшей проход в горную К. Оно, вероятно, не было исключительно военным, здесь жили гражданские землевладельцы, провинциальные чиновники и представители низших сословий. Расцвет поселения Чанлы-килисе приходится на X-XI вв. В этот период в скалах вырубили более 20 домов по линии изгиба плато. Крупные постройки обычно состояли из комнат, расположенных по 3 сторонам внутреннего двора; есть остатки высеченной галереи, идущей вдоль главного фасада одного из комплексов. Многие постройки имеют хорошо продуманный план, включавший как церковь, так и большой зал (залы, как правило, искусно связаны друг с другом). Некоторые комплексы имеют кухни с коническими сводами и конюшни с яслями (подобные есть и в Ачиксарае). При мн. комплексах были часовни (домовые храмы), как скальные, так и реже каменные. Только один комплекс можно определить как монастырский со скальной трапезной. Поселение принадлежало небольшой, но процветавшей общине, и это была не просто деревня. Рядом с храмом в Чанлы-килисе существовали многочисленные крупные усадьбы, выстроенные вокруг внутренних дворов, с детально разработанными фасадами, что указывает на высокий статус и благосостояние их владельцев. Есть усадьбы и меньших размеров, как бы вспомогательные, однако большие, архитектурно разработанные комплексы в Чанлы-килисе преобладают.

Трапезная ц. св. Евстафия мон-ря Гейиклы-килисе в долине Соганлы
Трапезная ц. св. Евстафия мон-ря Гейиклы-килисе в долине Соганлы

Трапезная ц. св. Евстафия мон-ря Гейиклы-килисе в долине Соганлы
Поселение в долине Соганлы, напротив, типично сельскохозяйственного характера. Архитектурные формы построек отражают их принадлежность к разным группам визант. общества. Долина, вход в к-рую был с юга, делилась на 2 части, северную и западную - зона их соединения была заселена. Совр. деревня располагается внутри и вокруг ее визант. предшественницы; многоэтажные жилые участки сохранились в скалах. В центре стоит Ак-килисе - одноапсидная каменная церковь (VI в.?), служившая приходской для всей общины. В зап. части долины сохранилась скальная усадьба зажиточных владельцев со скрытыми за фасадом 2 крупными сводчатыми залами. Часовни расположены по обеим сторонам в верхнем уровне здания, а дополнительные комнаты - по крайней мере на 2 уровнях. Вся территория образует кладбище, в центре которого т. н. монастырь Гейикли-килисеси с хорошо сохранившейся ц. св. Евстафия, часовнями и большой тщательно высеченной трапезной. Соседство монастыря и усадьбы на противоположных сторонах долины позволяет предположить, что монастырь основан хозяевами усадьбы как место их будущего погребения. Так, в Гейикли-килисеси в одной из стенных ниш сохранилась надпись Иоанна Скепидиса, протоспафария и стратига, здесь могла находиться его могила.

В сев. части долины Соганлы на вост. стороне есть еще одно большое имение - комплекс Карабаш-килисе. Возможно, это мон-рь, развившийся из отшельнического скита. В нем сохранились росписи кон. IX и XI вв. с надписями и изображениями донаторов также из семейства Скепидисов (1061 г., до прихода сельджуков). Практически напротив комплекса находилось огромное (монастырское?) кладбище с не менее чем 7 церквами и часовнями, где более 100 погребений, врезанных в конусообразный выход вулканической скалы на разных уровнях. Главная церковь - Куббели-килисе - искусно высечена, ее купол точно повторяет перекрытие каменного здания. Неясно, был ли мон-рь здесь же, поскольку местность подвержена сильной эрозии.

Скальное поселение в Селиме, видимо, являлось военным лагерем, в центре к-рого находился огромный жилой комплекс неправильной формы с большим числом офиц. залов и 3-апсидной сводчатой церковью. Эта резиденция высокого военного начальника, скорее всего связанная с крепостью на соседнем плато.

Поздневизантийский период (после сер. XII - сер. XV в.)

В сер. XI в. появление тюрок-сельджуков положило конец благополучию в К. Мусульмане-сельджуки не разрушили жизнь христ. общин, но культурные связи К. с К-полем и др. крупными городами Византии были нарушены. Развитие архитектуры и живописи К. осталось в стороне от тенденций, которые формировались в центрах империи. Памятники последующих эпох уже не имели прежней утонченности архитектурных форм и деталей росписи. Простота и бедность новых построек христиан особенно заметны в сравнении с масштабом и богатством сооружений сельджуков.

Скальная ц. св. Иоанна (Карши-килисе) близ Гюльшехира датируется по надписям 1212 г.- временем правления Феодора Ласкариса в Никейской империи. Церковь № 1 в Татларыне (ок. 1215) расписана теми же мастерами. В Шахинефенди ц. Сорока мучеников датируется по надписи 1216-1217 гг. На левой стороне ущелья долины Ыхлара вблизи Белисырмы находится Кыркдамалты-килисеси («Церковь под 40 стойлами», между 1238 и 1295). Надпись, сопровождающая ктиторскую композицию, сообщает об освящении церкви во имя вмч. Георгия Победоносца и что она была расписана при султане Масуде II (1282-1304) и имп. Андронике II Палеологе (1282-1328). Церковь была погребальной, о чем свидетельствуют многочисленные гробницы в полу, аркосолии в стенах и граффити, оставленные на фресках. Это последняя из точно датированных церквей К.

Р. Остерхаут

Монументальная живопись

Проблемы изучения

Росписи пещерных храмов К. являются уникальным памятником христианского изобразительного искусства. Разнообразие художественных манер сочетается в них с продуманностью иконографических программ и в ряде памятников - с исключительно высоким уровнем исполнения. В давно заброшенных многочисленных храмах, скрытых в горных долинах, в отрогах скал, в естественных выветренных из туфа пирамидах (конусах) или с мастерством высеченных в толще скал, сохранились фрески в первозданном виде. Ни поздние ремесленные записи, ни изменявшиеся со временем вкусы не исказили искусства средневек. художников. Сейчас украшенные росписями средневек. визант. церкви К. исчисляются сотнями. Ущерб древним росписям наносят лишь не прекращающийся процесс выветривания и обрушение горной породы. Те церкви и мон-ри, которые сохраняли свое значение в позднейшее время, перестраивались, в них возникали новые росписи, гл. обр. в XIX в.; древние фрески покрывались копотью от свечей. Многочисленные надписи свидетельствуют о не прекращающемся потоке богомольцев.

Хронология пещерных ансамблей основана на анализе сохранившихся в первозданном виде фресок, большая их часть относится к X-XI вв. Нек-рые росписи точно датированы благодаря надписям или изображению исторических лиц. При отсутствии таких данных расхождение в датировках, опирающихся только на стиль росписи или особенности ее иконографии, может достигать 2 столетий. Это связано как с отсутствием в письменных источниках сведений о строительстве мон-рей, так и с большим стилистическим разнообразием памятников. Среди них имеются фресковые ансамбли высочайшего столичного художественного уровня с чертами современного им «большого стиля» и памятники народной культуры, отличающиеся примитивной художественной формой и архаизирующими чертами.

Ранневизантийский период (IV - нач. VII в.)

Сохранилось ок. 30 фрагментов фресок раннего периода (Н. Тьерри), однако ни один нельзя датировать точно. Для определения времени создания памятников большое значение имеет анализ архитектурного декора. Характерные для церквей Сев. Сирии и Армении кон. V - нач. VI в. рельефные кресты, медальоны, розетки, концентрические круги типа лабиринта, консоли и пояса небольших ниш под потолком, служившие для размещения светильников, позволяют датировать скальные церкви ранним временем. Такие рельефы имеются в Панджарлык-килисе (ц. св. Феодора), расположенной в скалах на юго-западе от Ургюпа. В церкви № 1 в Куртдере потолок отделан сложным резным декором с идущими по периметру небольшими консолями, рельефами на плоском куполе в центре потолка, полосой орнаментальной резьбы с концентрическими кругами и медальонами с небольшими крестами внутри над консолями. Скульптурные кресты имеются также в вост. части интерьера. Подобными крестами украшены базилика св. Иоанна Крестителя в Чавушине, церковь № 2 в Зельве, зал № 3 Балкан-Дереси в Ортахисаре, к-рые могут датироваться кон. V - нач. VI в. Архитектурный декор в виде крестов и простых геометрических орнаментов часто имеет раскраску красной краской по туфу.

Рельефный медальон в ц. св. Феодора (Панджарлык-килисе). Кон. V — нач. VI в.
Рельефный медальон в ц. св. Феодора (Панджарлык-килисе). Кон. V — нач. VI в.

Рельефный медальон в ц. св. Феодора (Панджарлык-килисе). Кон. V — нач. VI в.
Церковь № 1 в Балкан-Дереси, вероятно, была расписана в VI в. Она крестообразная в плане, с плоским потолком и возвышающимся непосредственно над ним куполом. Декор состоит из геометрических узоров по белому фону; в куполе фрагментарно сохранилась сцена «Вознесение Господне».

Росписи базилики св. Иоанна Крестителя в Чавушине, отличающиеся сложной программой, скорее всего были выполнены в неск. этапов (Жоливе-Леви). К наиболее раннему времени (VI в.) относится большой рельефный крест в медальоне, высеченный в центре апсиды над горним местом. По сторонам креста находятся плохо сохранившиеся живописные изображения поклоняющегося ангела и фронтально представленного св. Иоанном Предтечей с надписью: «Ηο[αν]νης ω Βαυ[τιστις]». Это изображение дало известное сегодня название базилике. Главная тема ее росписи - прославление Иисуса Христа, воплотившегося Сына Божия - представлена фресками в вост. части центрального нефа (апсида и вима) (VII-VIII вв.). В верхнем регистре апсиды - триумфальная композиция «Христос во славе», характерная для ранневизант. искусства. Роспись сохранилась с большими утратами. В центре - изображение Иисуса Христа на троне, окруженного ореолом славы, с символами Евангелистов. На склонах стены находятся шестикрылый серафим и херувим-тетраморф, а также 4 величественные фигуры архангелов в хитонах с клавами и в гиматиях. В небольших медальонах изображены солнце и луна в виде античных олицетворений - солнце в облике юноши в красном, луна - в облике женщины в мафории, украшенном белыми звездами,- это типичный мотив каппадокийских храмовых росписей, часто встречающийся в алтарной зоне. В среднем регистре в центре - рельефный крест и представлены фигуры в рост, в наст. время они почти утрачены. Замыкают этот регистр 2 композиции: на севере - «Крещение Господне», на юге - «Преображение Господне». В апсиде обе сцены, свидетельствующие о Божественной природе Иисуса Христа, в сочетании с теофаническим видением вневременной славы Божией раскрывают богословское содержание росписи алтаря, иллюстрирующей догмат о Воплощении Бога. В этот контекст включены также композиции на вост. стене нефа: слева от алтарной арки - «Распятие Иисуса Христа», справа - «Сошествие во ад» и «Вознесение Господне». На алтарной арке в цепочке медальонов представлены пророки, в центре пророческого ряда - медальон с изображением Божественной десницы. Такая программа характерна для мн. церквей К. в VII-IX вв. Стены в вост. конце нефа украшены циклами из жизни Иисуса Христа и св. Иоанна Предтечи.

Декор аспиды базилики св. Иоанна Предтечи в Чавушине. VI в.
Декор аспиды базилики св. Иоанна Предтечи в Чавушине. VI в.

Декор аспиды базилики св. Иоанна Предтечи в Чавушине. VI в.
Росписи расположенной поблизости 2-нефной ц. праотцев Иоакима и Анны в Кызылчукуре также могут быть датированы VII в. или чуть более поздним временем. Сев. неф, перекрытый цилиндрическим сводом, расписан сценами из жизни праотцев Иоакима и Анны, посвященными рождению и детству Пресв. Богородицы. Южный неф меньшего размера и примыкавший к нему нартекс украшены орнаментами. В сев. апсиде находится теофаническая композиция - восседающий на троне Иисус Христос во славе, с поднятой правой рукой и раскрытым Евангелием в левой руке, на стенах апсиды - апостолы, в тимпане над апсидой - Пресв. Богородица с Младенцем, Которой поклоняются ангелы. Изображение Богоматери окружено мандорлой, подобно изображению Иисуса Христа во славе, что акцентирует Ее прославление как Матери Божией.

Росписи небольшой однонефной Ачикель-Ага-килисеси в Белисырме, перекрытой цилиндрическим сводом, датируется кон. VII-IX в. Фрагменты изображений архангелов в апсиде позволяют реконструировать традиционную для К. программу росписи с фигурой Иисуса Христа на троне. На стене над алтарем изображен крест, сохранились остатки надписи: «[Ιησυς Χριστος] νικα», на сводах - образы святых, в т. ч. свт. Николая Чудотворца, великомучеников Георгия и Феодора. На своде нефа в один регистр расположены сцены краткого цикла жизни Спасителя (Благовещение, Рождество Христово, Сретение, Крещение Господне, Распятие Иисуса Христа, Воскресение Господне, явление ангела женам-мироносицам); на боковых стенах - фигуры в рост и панно с крестами.

«Темные века». Эпоха иконоборчества. Послеиконоборческий период (VII - нач. X в.)

Захват в VII в. сирийских территорий арабами вызвал большой поток беженцев, в первую очередь монахов, в центральные районы Византийской империи. Часть их укрылась в горных долинах К., где образовалась своего рода каппадокийская Фиваида, определив духовный и культурный расцвет этого края и способствуя притоку многочисленных паломников. По стилю и иконографии росписей, в к-рых отчетливо виден «восточный», сирийский пласт культуры, можно предположить, что большая часть мон-рей была основана в VII-VIII вв. выходцами из Сирии. Росписи «восточного» типа сохранились в разных регионах К. В них превалирует декоративная сторона. Для фресок характерны обилие орнаментов, яркость цвета при достаточно ограниченном наборе красок, а также устойчивые иконографические особенности, напр. изображение огромных орнаментированных крестов на сводах или потолках нефов, пророческого видения Иисуса Христа во славе в алтарных апсидах, апокрифических сцен в евангельских циклах. Большая часть памятников этого стиля относится к VII-X вв. Не совсем ясно, насколько движение иконоборчества затронуло провинции, в т. ч. К. Во всяком случае датировать скальные церкви, приписывая им иконоборческие черты, неверно.

Сошествие во ад. Роспись базилики св. Иоанна Предтечи в Чавушине. VII–VIII вв.
Сошествие во ад. Роспись базилики св. Иоанна Предтечи в Чавушине. VII–VIII вв.

Сошествие во ад. Роспись базилики св. Иоанна Предтечи в Чавушине. VII–VIII вв.
Церковь св. Василия, расположенная в 2 км западнее сел. Мустафапаша (греч. Синасос) в скалах ущелья Узенги, интересна своими фресками VIII-IX вв., которые свидетельствует о невозможности однозначно истолковывать декоративную программу как иконоборческую. Исследователи также называют эту церковь «Честной крест» в связи с главной темой росписи - изображением креста. Точная дата создания храма и росписи неизвестна. По периметру потолка идет посвятительная надпись с именами ктитора Никандра и свящ. Константина, к-рый, возможно, тоже был ктитором. Церковь состоит из 2 параллельных помещений с плоским потолком, разделенных тройной аркадой. Фрески сохранились в юж. нефе, завершающемся апсидой. Программа росписи уникальна. Она состоит из крестов и великолепных орнаментов, выполненных яркими желтой, зеленой, белой и красно-коричневой красками. Единственные изображения святых расположены по сторонам апсиды: справа - свт. Григория Богослова (сохр. надпись), слева, вероятно,- свт. Василия Великого (изображение поновлено). Потолок нефа занимает изображение огромного золотого с драгоценными камнями креста, к-рый помещен на фоне ковра из орнаментальных геометрических мотивов, обрамленного каймой из плетенок и растительных орнаментов. Алтарная апсида также украшена крестами. На своде находятся 3 креста в медальонах на красно-коричневом фоне, рядом с которыми написаны имена праотцев Авраама (в центре), Исаака (слева) и Иакова (справа). На стене апсиды на белом фоне изображены еще 3 богато орнаментированных креста, но уже без надписей. Центральный крест процветший, с пальметтами у основания и с закруглениями на концах. Слева в верхней части апсиды зеленой и желтой красками изображена большая рыба, голова которой направлена в сторону креста, с надписью: «Исаак». Возможны различные толкования этой росписи. Либо это памятник иконоборческого искусства, т. н. аниконическая декорация, без изображений святых и священных сюжетов, основанная исключительно на символах Евхаристии (рыба), рая (кресты с именами праотцев), Голгофы (т. н. процветший крест), триумфа победного креста имп. равноап. Константина Великого (золотой крест). Либо это памятник послеиконоборческого искусства, и тогда изображение крестов имеет вотивное (вкладное, посвятительное) значение: благодарность, поминовение св. мучеников и прославление Креста Христова. В пользу этой версии говорят образы особо почитаемых в К. свт. Григория Богослова и свт. Василия Великого, на творения к-рого опирались сторонники иконопочитания.

Роспись ц. св. Стефана мон-ря Кешлык. VII–IX вв.
Роспись ц. св. Стефана мон-ря Кешлык. VII–IX вв.

Роспись ц. св. Стефана мон-ря Кешлык. VII–IX вв.
Примером сочетания т. н. аниконической и фигуративной росписей является погребальная ц. св. Стефана (VII-IX вв.) в древнейшем монастыре К. Кешлик, расположенном близ сел. Джемиль, в 12 км к югу от Ургюпа. Церковь св. Стефана представляет собой большое однонефное помещение (7×3 м, высота ок. 3 м) с плоским потолком. Сев. стена разделена 4 пилястрами, на к-рые опирается аркада, образуя неглубокие ниши, где устроены аркосолии с погребениями. Апсида на 3 ступени возвышается над уровнем пола нефа и отделена от него невысокой преградой. Потолок и верхние части стен сплошь покрыты орнаментами. Роспись потолка представляет собой ковер, состоящий из 3 частей. Большую часть поверхности (зап. половина потолка) занимает орнамент в виде сетки из переплетенных толстых жгутов, в ячейки к-рой помещены розетки, между ячейками - листья аканфа; этот же мотив использован в качестве бордюра. Др. часть коврового орнамента - простая сетка из квадратиков. Центром еще одной части этого ковра, вблизи алтаря, является украшенный медальонами большой крест на орнаментальном фоне. Помимо орнаментов и крестов в росписи стен присутствуют неск. композиций из цикла о жизни Иисуса Христа и фигуры святых. Весь алтарный свод занимает изображение большого равноконечного креста, украшенного медальонами. Крест помещен на фоне 3 концентрических кругов со звездами - распространенная в ранневизант. искусстве сцена прославления Креста, символизирующая Распятие и Второе пришествие. В апсиде также находятся изображения Богоматери с Младенцем на троне, 2 архангелов в рост и св. Иоанна Предтечи, на свитке у него в руках написан текст: «Се Агнец Божий, вземляй грехи всего мира» (Ин 1. 29). На вост. стене слева от алтарного проема помещена большая фигура оранты; судя по надписи, в которой говорится о Двери Божией, это изображение Богоматери.

Роспись аспиды ц. св. Стефана мон-ря Кешлык. VII–IX в.
Роспись аспиды ц. св. Стефана мон-ря Кешлык. VII–IX в.

Роспись аспиды ц. св. Стефана мон-ря Кешлык. VII–IX в.
Такое же сочетание евангельских композиций, фигур святых, орнаментов и многократно повторяющегося главного мотива всей декорации креста есть в росписи 2-й пол. VII - нач. VIII в. (Н. Тьери) небольшой Узюмлю-килисе (ц. прп. Никиты Столпника) в Кызылчукуре. Свод храма заполнен орнаментальным панно в виде ковра, в центре на ярко-желтом фоне помещен крест, декорированный ажурными цепочками из чередующихся кружочков и ромбиков («оправа» драгоценных камней) и парами крупных жемчужин на расширяющихся концах. Из нижней части креста произрастают 2 ветви лозы (т. н. процветший крест), широкие белые стебли к-рой с оранжевыми виноградными гроздьями вьются по желтому полю - это тема триумфа Креста и Евхаристии. Бордюр представляет собой тонко выполненную коричневым цветом плетеную цепь с крупными розетками. На стенах на ярком оранжевом фоне изображена аркада, опирающаяся на белые колонны, под ней - фронтальные фигуры святых. В люнете на прямоугольном участке оранжевого фона находится Распятие с предстоящими Богоматерью, ап. Иоанном и 2 святыми: слева от Богоматери - прп. Симеон Столпник, справа от ап. Иоанна - св. Иоанн Предтеча. Иисус Христос представлен в коловии (хитон без рукавов с клавами) - одежде, характерной для сир. иконографии (ср. миниатюры из Евангелия Раввулы (Laurent. Plut. I.56. Fol. 13r, 586 г.); икону-реликварий из капеллы Санкта-Санкторум (ок. 600, Музеи Ватикана); икону «Распятие» (VIII в., мон-рь вмц. Екатерины на Синае)). Среди святых - апостолы и врачи-бессребреники Косма, Дамиан и Пантелеимон. Свод алтарной апсиды занимает большой равноконечный Крест на фоне концентрических кругов, в апсиде - Богоматерь с Младенцем на троне, по сторонам - архангелы Михаил и Гавриил, на алтарной арке - пророки в медальонах и Божественная десница. Остальная поверхность стен алтаря покрыта сплошным орнаментальным ковром, элементы растительного мотива которого напоминают «павлиний глаз». Кресты также изображены в алтарных нишах и на своде нартекса. В росписи помимо белого использовано всего 3 цвета - желтый, оранжевый и коричневый. Моделировка фигур отсутствует, но при всей простоте исполнения фрески не лишены определенного изящества. Можно ли говорить на примере 2 последних памятников, что иконоборчество не было усвоено полностью? Скорее всего нет. Вероятно, строившие и украшавшие их мастера предпочитали геометрические узоры и изображение креста.

Распятие с предстоящими. Роспись ц. прп. Никиты Столпника (Узюмлю-килисе) в Кызылчукуре. 2-я пол. VII — нач. VIII в.
Распятие с предстоящими. Роспись ц. прп. Никиты Столпника (Узюмлю-килисе) в Кызылчукуре. 2-я пол. VII — нач. VIII в.

Распятие с предстоящими. Роспись ц. прп. Никиты Столпника (Узюмлю-килисе) в Кызылчукуре. 2-я пол. VII — нач. VIII в.
Наряду с программами, в к-рых сочетаются аниконические и фигуративные изображения, в это же время создавались росписи, в к-рых не было иконоборческих мотивов. В Дериндере-килисеси («глубокий ручей»), или Мердивен («лестница»), расположенной в ущелье Узенги, сохранились фрески, датируемые IX в. К церкви ведет лестница, высеченная в туфе, что и дало совр. название средневек. пещерному храму, первоначальное посвящение к-рого неизвестно. Это однонефное помещение со сводчатым потолком. В стенах нефа и апсиды имеются ниши, одна, небольшая, возможно, предназначалась для реликвии. Апсида отделена от нефа алтарной преградой. Росписи имеются в вост. части церкви, в люнете зап. стены, на зап. и сев. стенах, в апсиде. В зап. люнете напротив апсиды представлена сцена «Христос и самарянка». На сев. стене перед алтарной нишей изображены святитель и ктитор. В вершине тимпана на юж. стороне - павлин перед вазой, на северной - лев (?). В конхе апсиды - Христос во славе, несомый ангелами. На склонах арки - святые Кирик и Иулитта. Вход в апсиду фланкируют св. воины-всадники, изображенные на алтарной преграде. Св. Георгий, поражающий дракона, на бело-зеленом коне - на юж. стороне, св. Феодор на таком же коне - на сев. стороне. Эти изображения, помещенные перед апсидой, имели значение защиты, оберега. Традиционные образы св. всадников на алтарной преграде известны в искусстве Грузии (рельефы Цебельды) и Др. Руси (рельефы на шиферных плитах из собора Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве).

Богоматерь на троне с предстоящими архангелами. Роспись ц. прп. Никиты Столпника (Узюмлю-килисе) в Кызылчукуре. 2-я пол. VII — нач. VIII в.
Богоматерь на троне с предстоящими архангелами. Роспись ц. прп. Никиты Столпника (Узюмлю-килисе) в Кызылчукуре. 2-я пол. VII — нач. VIII в.

Богоматерь на троне с предстоящими архангелами. Роспись ц. прп. Никиты Столпника (Узюмлю-килисе) в Кызылчукуре. 2-я пол. VII — нач. VIII в.
В том же ущелье, в 2 км севернее Мустафа-паши, расположена скальная «Черная церковь» (Кара-килисе), расписанная в кон. IX - нач. X в. Церковь имеет 2 нефа, разделенные аркадой на колоннах. Снаружи над входом в храм изображено «Сошествие Св. Духа на апостолов». Вероятно, по этой причине греч. население Синасоса считало, что церковь посвящена этому празднику, ее называют также ц. св. Апостолов. Но ни то ни другое посвящение храма не является первоначальным. Росписи украшают апсиду и сев. неф. В купольном своде апсиды находится часто встречающаяся в каппадокийских алтарных росписях теофаническая композиция, основанная на пророческих видениях Божественной славы. В центре - Спаситель в медальоне-славе с символами евангелистов. Он сидит на троне на фоне звездного неба, правой рукой благословляет, в левой держит закрытое Евангелие. По сторонам медальона изображены поклоняющиеся ангелы и серафимы с пророками (сохр. частично, также сохр. фрагмент надписи около левой группы). Над медальоном в небесном сегменте - Божественная десница. Справа за ангелами - 2 окруженные пламенем колеса (слева утрачены). Размещение в алтаре образов пророков, особенно прор. Исаии («Видение прор. Исаии») и прор. Иезекииля, связано с темой воплощения Бога и евхаристической Жертвы. В правой руке серафима клещи с углем, которые он протягивает прор. Исаии (иллюстрация к тексту «Видение прор. Исаии»: серафим коснулся уст пророка углем, взятым с жертвенника (Ис 6. 6)). Справа, симметрично прор. Исаии,- образ прор. Иезекииля. Под фигурами пророков, слева и справа соответственно,- старец с седыми бородой и волосами и юноша (возможно, пророки Иеремия и Даниил). Над фигурами пророков сохранились изображения 3 архангелов: Михаила, Гавриила и неизвестного архангела (надпись не сохр.) в царских одеждах - в расшитой драгоценными камнями далматике, лоре и с лабарумом в правой руке. В люнете вост. стены над апсидой - сцена «Вознесение Господне». В тимпане над апсидой помещен образ Пресв. Богородицы с Младенцем на троне, по сторонам - архангелы в лоратных одеяниях. На стенах апсиды - фронтально 12 святых, среди к-рых - св. Иоанн Предтеча, его отец прав. Захария, святители Николай, Григорий Богослов, мч. Прокопий, мученицы Анастасия и Евфимия. На внутренней поверхности алтарной арки традиционно для каппадокийских церквей помещены изображения св. равноапостольных Константина Великого и Елены. На алтарной арке находятся медальоны с персонификациями солнца и луны в виде бюстов юноши и женщины. На своде и стенах нефа в 2 регистрах представлены евангельские сцены. В нижнем регистре сев. стены около апсиды выделены фигуры св. врачей-бессребреников Космы и Дамиана, напротив, на юж. стене,- св. Иуста и неизвестного мученика.

Теофаническая композиция, подобная композиции в алтаре ц. св. Апостолов (Кара-килисе), представлена в апсиде Тавшанлы-килисе («Церковь зайца», ц. св. Евстафия, 1-я пол. X в.), что в 3 км западнее Мустафа-паши, в одном из конусов в долине Узенги. Церковь зальная, она состоит из прямоугольного нефа с цилиндрическим сводом и апсиды. Свод опирается на колонки на консолях. На цилиндрическом своде нефа в 4 регистрах развернут подробный евангельский цикл (сохр. с утратами). В композицию в апсиде также включены символы евангелистов, окружающие Иисуса Христа во славе. Символы евангелистов сопровождаются надписями - цитатами из евхаристического канона: «глаголюще» рядом с ангелом, «взывающе» рядом с крылатым львом, «поюще» рядом с орлом и «вопиюще» рядом с крылатым тельцом. По сторонам Иисуса Христа - персонификации луны и солнца, ниже - огненные колеса и шестикрылые «многоочитые» херувимы-тетраморфы. Завершают композицию большие фронтальные фигуры архангелов Михаила и Гавриила в царских лоратных одеждах со сферами и с лабарумами в руках, на к-рых начертаны слова ангельского песнопения, прославляющего Творца: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». На вост. стене размером и местоположением выделена композиция «Преображение Господне». На сев. стороне слева от апсиды изображен св. Епифаний, еп. Констанции, на южной справа от апсиды находилось «Видение Евстафия Плакиды» (сохр. фрагмент надписи).

Вознесение Господне. Роспись купола Агачалты-килисе близ Белисырмы. VII–IX вв.
Вознесение Господне. Роспись купола Агачалты-килисе близ Белисырмы. VII–IX вв.

Вознесение Господне. Роспись купола Агачалты-килисе близ Белисырмы. VII–IX вв.
В среднем течении реки, в долине Ыхлара, между селениями Ыхлара и Белисырма, в отвесных скалах из мягкого туфа по обеим сторонам ущелья сосредоточено множество пещерных храмов, келлий и мон-рей, во многих сохранились росписи «восточного» типа, датируемые VII-X вв. В скалах на левой стороне долины, примерно посередине между Белисырмой и Ыхларой, расположена Агачалты-килисеси («Церковь под деревом», ц. прор. Даниила). Церковь имеет форму креста, увенчанного куполом, в вост. части - 3 алтарные ниши. Росписи VII-IX вв. сохранились в куполе, на сводах и стенах в верхних частях рукавов креста. Роспись купола делится на 3 регистра. В центре купола представлен сокращенный, без апостолов, вариант композиции «Вознесение Господне» - Христос в медальоне, к-рый несут 4 архангела (сохр. имена архангелов - Михаил и Уриил), между которыми изображены группами фигурки стоящих ангелов. Ниже представлены фронтально по пояс 8 пророков - Аввакум, Иезекииль, Иеремия, Исаия, Даниил, Иона, Давид и Соломон. Еще ниже - попарно в рост разделенные орнаментированными пилястрами 16 святых (12 апостолов и 4 святителя); характерной чертой всех композиций является фронтальность изображений. На сводах и стенах фрагментарно сохранились декоративные панно с большими крестами и орнаментами, а также композиции евангельского цикла. В юж. рукаве креста - «Благовещение Пресв. Богородицы», «Встреча Марии с Елисаветой», «Рождество Христово» и «Поклонение волхвов», в северном - «Бегство в Египет» и один из самых ранних примеров изображения «Успения Богоматери». Дева Мария в белых одеяниях лежит на ложе, слева к ней склоняется Иисус Христос с младенческой фигуркой в руках - душой Пресв. Богородицы, еще левее стоит архангел. Сцена «Прор. Даниил во рву львином», расположенная в зап. люнете напротив входа, дала одно из названий церкви. Колористическая гамма скупая - белый, голубой, яркий охристый, коричневый цвета. Предельно обобщенные, почти абстрактные формы фигур стремительно летящих ангелов в голубых одеждах с неотличимыми от драпировок крыльями, причудливые позы, энергичные жесты, выразительные, но совершенно одинаковые удлиненные лики, декоративный характер цвета придают росписи экспрессивный и яркий мажорный характер. Для росписи характерно не только обилие разнообразных орнаментов, но и декоративно-стилизованный характер изображения животных, напр. львов в сцене с прор. Даниилом и птиц в медальонах (зап. рукав креста). Со свободной манерой живописи контрастируют каллиграфически четко выписанные крупные буквы надписей.

Бегство в Египет. Роспись Агачалты-килисе близ Белисырмы. VII–IX вв.
Бегство в Египет. Роспись Агачалты-килисе близ Белисырмы. VII–IX вв.

Бегство в Египет. Роспись Агачалты-килисе близ Белисырмы. VII–IX вв.
В долине Ыхлара находится Эгриташ-килисеси («Церковь у падающего камня», ц. Пресв. Богородицы), на вост. своде и в алтарной части к-рой сохранились фрески 2-й пол. IX - нач. X в. Церковь украшалась в неск. этапов. Первоначальная декорация могла относиться к доиконоборческому периоду, ее сменила фресковая роспись 2-й пол. IX - нач. X в. На вост. стене по сторонам алтарной арки фрагментарно сохранились фигуры святителей Григория Богослова и Василия Великого. В центре вост. свода изображен большой крест с драгоценными камнями, по сторонам которого в 3 регистрах располагаются евангельские сцены с длинными пояснительными надписями. На юж. склоне сохранились композиции евангельского цикла - от «Благовещения Пресв. Богородицы» до «Бегства в Египет». На сев. склоне в верхнем регистре изображена Богоматерь на престоле с 4 архангелами по сторонам: Михаилом, Гавриилом, Рафаилом и Уриилом (?). Ниже - «Благовещение у колодца» и «Поклонение волхвов», представленное в 4 отдельных сценах редкой иконографии. В 1-й наполовину утраченной сцене в зап. части свода изображены 3 волхва с дарами - с высокими цилиндрическими сосудами в руках. Во 2-й сцене справа представлен волхв Мельхиор, подносящий дар благословляющему Христу-средовеку (изображен с бородой), сидящему слева на небольшом престоле. Третья сцена аналогична сцене с Мельхиором - свой дар подносит Каспар. В 4-й сцене также справа изображен юный Валтасар с даром, а слева - спеленатый Младенец Христос, лежащий в кроватке. Эти сцены свидетельствуют об использовании художниками текстов и иконографических образцов вост. происхождения, где особо почитались волхвы. Ниже располагаются сцены из Страстного цикла «Умовение ног» и «Моление о чаше». В своде апсиды находилось изображение Иисуса Христа во славе, позднее замененное образом Богоматери на престоле с архангелами по сторонам. В нижнем регистре - фронтальные фигуры святых. Стиль росписи относится к вост., сирийскому направлению народного монашеского искусства. Пространная вкладная надпись сообщает, что церковь украшали росписями также при визант. императорах Константине VII Багрянородном (913-920, 945-959) и Романе I Лакапине (920-944) и что она посвящена Пресв. Богородице. К X в. могут быть отнесены изображения св. Кириакии и донатриссы (вкладчицы).

Роспись нартекса Пюренлисеки-килисеси в долине Ыхлара. 1-я пол. X в.
Роспись нартекса Пюренлисеки-килисеси в долине Ыхлара. 1-я пол. X в.

Роспись нартекса Пюренлисеки-килисеси в долине Ыхлара. 1-я пол. X в.
В скалах на левом берегу, южнее по течению реки, расположена Пюренлисеки-килисеси («Церковь на террасе»), роспись которой можно отнести к 1-й пол. X в. Первоначальное посвящение храма неизвестно. Церковь состоит из большого продольного нартекса в виде сводчатого коридора, нефа и небольшого нерасписанного парекклисиона. Фрески сильно осыпались. Алтарная роспись сохранилась с большими утратами. На внутренней поверхности алтарной арки помещены фигуры святителей Василия Великого и Григория Богослова. Тема росписи алтаря - «Вознесение Господне». В своде - медальон со Спасителем, поддерживаемый 4 летящими ангелами, на стенах апсиды - возможно, Богоматерь в центре и апостолы. В центре арки при входе в нартекс изображен крест в медальоне. Вдоль свода нартекса проходит широкая полоса орнамента в виде перевитой цепи с орнаментальным заполнением, по ее сторонам на склонах свода изображены фронтально стоящие 40 мучеников Севастийских с крестами в руках. Они одеты в длинные одежды, напоминающие вост. халаты из пестрых, разнообразно орнаментированных тканей. Однако серые фоны, на к-рых выполнены все росписи, приглушают это разноцветное богатство. В люнете стены напротив входа изображен благословляющий Иисус Христос, окруженный овальной мандорлой, по сторонам которой представлены Богоматерь и св. Иоанн Предтеча - композиция Деисус, ниже - образы жен, обвитых змеями, относящиеся, как и Деисус, к сцене «Страшный Суд». По центру свода нефа также проходит цепь, в звеньях-медальонах к-рой помещены полуфигуры пророков.
Деисус. Роспись Пюренлисеки-килисе в долине Ыхлара. 1-я пол. X в.
Деисус. Роспись Пюренлисеки-килисе в долине Ыхлара. 1-я пол. X в.

Деисус. Роспись Пюренлисеки-килисе в долине Ыхлара. 1-я пол. X в.
На склонах свода 2 регистрами располагается подробный евангельский цикл, включающий сцену «Испытание водой обличения», иллюстрирующую апокрифическое сказание о Рождестве Христовом. Цикл начинается в верхнем регистре на сев. склоне «Благовещением Пресв. Богородицы». В зап. люнете напротив апсиды в 2 ярусах - «Рождество Христово» и «Поклонение волхвов». Ниже от входа слева - композиция «Прор. Даниил во рву львином», справа - св. Христофор. Последняя композиция - «Бегство в Египет» изображена на юж. склоне свода симметрично сцене «Путешествие в Вифлеем» и почти совпадает с ней по иконографии. В нижнем регистре на сев. склоне - «Крещение Господне», «Вход Господень в Иерусалим» и «Тайная вечеря», на южном - «Предательство Иуды», «Взятие Христа под стражу», «Осуждение», «Распятие», «Погребение». Затем повествование снова переходит в верхний регистр, и рядом с «Бегством в Египет» представлены «Явление ангела женам-мироносицам» и «Сошествие во ад». Особенности композиции «Распятие» указывают на сир. корни этой иконографии: Иисус Христос изображен в длинном коловии, по сторонам от Него - кресты с распятыми разбойниками (справа - Дисмас). Каждая сцена отделяется колонками или изображениями архитектуры, или простыми полосами-разгранками.

Крест с Божественной десницей. Роспись Кокар-килисе в долине Ыхлара. 2-я пол. IX — 1-я пол. X в.
Крест с Божественной десницей. Роспись Кокар-килисе в долине Ыхлара. 2-я пол. IX — 1-я пол. X в.

Крест с Божественной десницей. Роспись Кокар-килисе в долине Ыхлара. 2-я пол. IX — 1-я пол. X в.
В скалах на левой стороне ущелья находится Кокар-килисе («Благоухающая церковь»). Росписи датируются 2-й пол. IX - 1-й пол. X в. Алтарная апсида обвалилась, на цилиндрическом своде нефа в вост. части - «Вознесение Господне». Остальная часть росписи свода посвящена теме Второго пришествия и Страшного Суда: на фоне декоративного «ковра» изображен большой орнаментированный крест с Божественной десницей в перекрестии, по его сторонам - 12 сидящих апостолов с раскрытыми книгами и Деисус в люнете зап. стены. По стенам тянется фриз евангельских сцен: на юж. стене - от «Благовещения Пресв. Богородицы» до «Рождества Христова», на северной - сцены Страстного цикла. Состав и иконография цикла, а также стиль росписи напоминают фрески Пюренлисеки-килисеси. Вдоль стен в нижней части изображена подвешенная драпировка, свисающая красивыми округлыми складками. Отдельно стоящие и включенные в композиции (напр., апостолы из «Вознесения Господня») фигуры подчиняются мерному ритму повторяющихся декоративных элементов, преобладают зеленый, коричневый и желтый цвета.

Христос Пантократор. Роспись ц. Йыланлы-килисе в долине Ыхлара. Кон IX — 1-я пол. X в.
Христос Пантократор. Роспись ц. Йыланлы-килисе в долине Ыхлара. Кон IX — 1-я пол. X в.

Христос Пантократор. Роспись ц. Йыланлы-килисе в долине Ыхлара. Кон IX — 1-я пол. X в.
Между Белисырмой и Ыхларой, южнее Кокар-килисе, в скалах на вост. границе долины, расположена Йыланлы-килисе («Церковь со змеями»). Ее росписи датируются кон. IX - 1-й пол. X в. Плоский потолок крестообразной в плане церкви украшен рельефным изображением равноконечного креста. С севера к церкви примыкает погребальная капелла. Алтарь приподнят над уровнем пола на 2 ступени и отделен каменной преградой, расписанной орнаментами. В своде алтаря - типичная для памятников вост. или сир. стиля композиция «Вознесение Господне». На стене апсиды - Богоматерь с Младенцем на престоле, окруженная апостолами. В длинном западном рукаве креста, играющем роль нартекса, росписи располагаются на цилиндрическом своде и на стенах 3 регистрами, разграниченными орнаментированными полосами. Роспись этого компартимента посвящена Второму пришествию и Страшному Суду. Вдоль свода, как в Пюренлисеки-килисеси, идет полоса орнамента в виде перевитой цепи.
Благовещение. Встреча Марии и Елисаветы. Роспись ц. св. Феодора (Пансарлык-килисе) Кон. IX или нач. X в.
Благовещение. Встреча Марии и Елисаветы. Роспись ц. св. Феодора (Пансарлык-килисе) Кон. IX или нач. X в.

Благовещение. Встреча Марии и Елисаветы. Роспись ц. св. Феодора (Пансарлык-килисе) Кон. IX или нач. X в.
В люнете зап. стены - Христос Судия в медальоне с ангелами по сторонам, на склонах свода в этом же регистре - фронтальные фигуры стоящих мужей в зелено-коричневых одеяниях с закрытыми книгами в руках, на к-рых начертаны буквы греч. алфавита. Это - апокалиптические старцы. В следующем регистре на зап. стене и склонах свода изображены 40 мучеников Севастийских. Ниже во всю ширину зап. стены простирается сцена «Страшный Суд»: слева изображен ангел, взвешивающий человеческие души, напротив него - сатана, пытающийся перевесить чашу весов в свою сторону, мучения грешников, грешницы, обвитые змеями. Вдоль всей композиции протянулся огромный 3-головый змей. Эти выразительные сцены дали название церкви. Цокольная часть стен украшена изображением подвесной ткани. На склонах арок, окружающих центральный крест, изображены ангелы и святые, среди к-рых - святители Иоанн Златоуст и Николай Чудотворец, архидиак. Стефан, мч. Агапий, св. равноапостольные Константин и Елена. В зените зап. арки - благословляющий Иисус Христос с открытым Евангелием. На сев. арке - Деисус, на южной - «Успение Богоматери». В небольшом притворе около входа в церковь помещены сцены «Причащение прп. Марии прп. Зосимой» и «Погребение прп. Марии прп. Зосимой со львом». Стиль и иконография росписи относятся к вост. или сир. типу. Роспись нартекса отличается простой трактовкой фигур, изображенных фронтально, с развернутыми в стороны носками ног. Лики однотипные, с широко раскрытыми глазами, с пятнами румян на щеках и с застылым иератическим выражением. Складки драпировок, прорисовка контуров и рисунок черт ликов выполнены широкой черной линией. Фрески в основном объеме храма и в алтаре имеют большую живописную проработанность, а композиция Деисус резко выделяется из остального ансамбля стройностью пропорций и живописной мягкой манерой письма, тяготеющей к классическим средневизант. формам: вероятно, она была создана позже или выполнена др. художником.

Видение св. Евстафия. Роспись ц. св. Феодора (Панджарлык-килисе). Кон. IX или нач. X в.
Видение св. Евстафия. Роспись ц. св. Феодора (Панджарлык-килисе). Кон. IX или нач. X в.

Видение св. Евстафия. Роспись ц. св. Феодора (Панджарлык-килисе). Кон. IX или нач. X в.
Панджарлык-килисе (ц. св. Феодора), расположенная в скалах юго-западнее Ургюпа,- пример сложности интерпретации памятников этого периода. Эта одноапсидная базилика, скорее всего ранневизант. времени, была перестроена, расширена и заново расписана в кон. IX или нач. X в. Потолок и стены нефа покрыты росписями в неск. регистров со сценами земной жизни Спасителя, а также со сценами из Апокалипсиса. Программа дополняется фигурами ангелов и святых, среди которых 40 мучеников Севастийских, св. воины-всадники, а также популярная в росписях К. сцена «Видение св. Евстафия». В вост. части сев. стены находится изображение монаха без нимба, возможно ктитора. В апсиде - традиц. изображение Иисуса Христа на троне во славе, окруженного ангелами, и пророки: Исаия с серафимом (популярная в К. сцена «Видение прор. Исаии»), Иезекииль, Иеремия (надпись: «Ηερεμηα»). Сохранившуюся на троне Иисуса Христа надпись с утратами исследователи толковали по-разному. Жерфаньон, как «μικροσ ο τυποσ. μεγασ ο φο[ρων απερ]αντον τυπον. τιμα τον τοπον», предположив, что в последнем слове ошибка (τοπον вместо τυπον), он понял ее как выражение постиконоборческого периода: «Образ мал, но велик Тот, Кто несет на Себе образ бесконечности. Чтите прообраз». Д. Паллас дал вольное прочтение: «Хотя знак [креста] мал, страх [к-рый он вызывает у демонов] огромен. Те, кто почитают знак [креста], почитают место [где он был найден]». Жоливе-Леви заметила, что лакуна в надписи не позволяет принять ни одну из предложенных трактовок, и дала свой вариант: «Невелик образ, велик страх, [который он вызывает]; увидев образ, почитай место». Она отметила, что слово τύπος имеет множество значений и метафорических ассоциаций (крест, образ, архетип, образ Иисуса Христа, Евхаристия, почитаемое место). Очевидно, что догматическая направленность живописных программ, внимание к теме Жертвы, искупления и суда характерны для росписей этого периода вне зависимости от художественного уровня исполнения и стилистических особенностей фресок.

Средневизантийский период (X-XI вв.)

Расцвет визант. искусства в К. приходится на 2-ю пол. X-XI в. Военные успехи императоров Македонской династии, отвоевавших у арабов огромные территории на востоке, в результате чего плодородные горные долины К. оказались надежно защищены, способствовали развитию не только экономики, но и монашеской жизни. В это время создается большое число ктиторских мон-рей, служивших местом упокоения представителей знатных каппадокийских семей, судя по всему делавших в эти мон-ри богатые вклады и украшавших стены храмов великолепными росписями. Самым значительным по количеству мон-рей, размеру и красоте архитектуры скальных храмов, воспроизводивших изящные внутренние формы современной им наземной архитектуры, а также по богатству и великолепию фрескового декора является комплекс мон-рей Гёреме.

Иоанн Цимисхий и Мелиас. Роспись ц. св. Архангелов в Чавушине. 966–969 гг.
Иоанн Цимисхий и Мелиас. Роспись ц. св. Архангелов в Чавушине. 966–969 гг.

Иоанн Цимисхий и Мелиас. Роспись ц. св. Архангелов в Чавушине. 966–969 гг.
В 966-969 гг. в районе Гёреме (в 2,5 км на дороге на Аванос) была расписана фресками большая однонефная скальная церковь в Чавушине («Большая голубятня»). Ее называют также церковью Никифора Фоки, поскольку в сев. апсиде на вост. стене сохранился портрет этого визант. императора (963-969) в окружении семьи. Создание росписи связывают с победной кампанией Никифора Фоки, разгромившего в 965 г. в Киликии арабов и отвоевавшего города Мопсуестию и Тарс. Над императором изображено «Явление арх. Михаила Иисусу Навину». Эта сцена символически указывает на Божественное покровительство императору, военные деяния к-рого тем самым сопоставлены с библейским взятием Иерихона. Император, изображенный с крестом в руке, уподобляется имп. равноап. Константину Великому. Ему покровительствует арх. Михаил, изображенный рядом. Военная тема продолжена портретами еще 2 героев победной кампании в Киликии - Иоанна Цимисхия и Мелиаса. Подобно популярным в К. изображениям св. всадников, они представлены верхом на конях в одном ряду с 40 мучениками Севастийскими. Т. о., подвиги визант. воинов в борьбе с арабами рассматривались как подвиги Христова воина за веру. Программа росписи церкви в Чавушине принадлежит к т. н. архаическому типу, когда в конхе центральной апсиды представлена теофания, а на сводах и стенах последовательной чередой, ярусами разворачиваются композиции подробного евангельского цикла, насыщенные апокрифическими деталями, напр., такими, как сцена с испытанием Пресв. Богородицы и прав. Иосифа Обручника «водой обличения», следующая за «Благовещением Пресв. Богородицы». В стиле росписи обнаруживаются новые черты: фигуры удлиняются, пропорции становятся более изящными, позы и жесты - естественными и разнообразными, в рисунке начинают преобладать плавные линии, складки драпировок моделируют объемы фигур, образы получают индивидуальную выразительность.

Отослание апостолов на проповедь. Роспись Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в.
Отослание апостолов на проповедь. Роспись Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в.

Отослание апостолов на проповедь. Роспись Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в.
Главным памятником Гёреме является Токалы-килисе. Первоначально однонефный храм, расписанный фресками ок. 913-920 гг. (Старая Токалы-килисе), во 2-й пол. X в. был расширен за счет создания в вост. части нового огромного храмового объема, полностью расписанного фресками и известного под названием Новая Токалы-килисе. Программа росписи отличается принципиальной новизной, а стиль фресок говорит о работе столичных мастеров. Росписи Новой Токалы-килисе контрастируют со старой живописью и с характерными для нее однообразным ритмом длинной череды сюжетов, с однотипными фигурами со скованными жестами и условными позами, с преобладающей графичной системой. Алтарная часть отделена от основного зального объема церкви тройной аркадой-темплоном, образующей поперечный коридор между алтарем и основным объемом храма. В конхе центральной апсиды помещена огромная композиция «Распятие» с Богоматерью, ап. Иоанном Богословом, женами-мироносицами, воинами и разбойниками, распятыми на крестах по сторонам Спасителя. Ниже - «Снятие с креста», «Положение во гроб» и «Воскресение Господне». На склонах алтарной арки - обращенные к Распятию фигуры пророков Иезекииля и Иеремии с развернутыми свитками. В сев. апсиде, где сохранилась ктиторская надпись с упоминанием имп. Никифора Фоки, изображен Иисус Христос на троне с архангелами и херувимами, ниже - Св. Троица с Иисусом Христом на месте центрального ангела. В небольшой нише на стене между центральной и сев. апсидами находится самое раннее из сохранившихся изображений Богоматери «Умиление», над которым помещено «Успение Богоматери». На северной стене - сцены из Жития свт. Василия Великого. Справа от центральной апсиды, также над нишей, расположено «Преображение Господне». Резными аркадами украшены и боковые стены церкви, в проемах к-рых, как иконы в иконостасе, представлены фресковые изображения святых, под ними идет фриз с евангельскими композициями. На склонах свода, перекрывающего пространство церкви в поперечном направлении, размещены важнейшие композиции евангельского цикла больших размеров. «Вознесение Господне» и «Отослание апостолов на проповедь» занимают центральную часть свода, в сев. части помещены «Благовещение Пресв. Богородицы» и «Рождество Христово», а также сцены «Испытание водой обличения» и «Поклонение волхвов». В юж. части свода находятся композиции «Сошествие Св. Духа на апостолов» и сцены апостольской проповеди. Программа росписи дополнена изображениями в рост святых, в медальонах помещены образы мучеников, святителей, преподобных. Композиции, написанные на ярких синих фонах, своей иконографией, мастерством изображения фигур, передачей объемов и пространства, пластики движения, изяществом сопоставимы с лучшими столичными произведениями.

В росписях XI-XII вв. меняются не только стиль и иконография сюжетов, но и в целом программа живописного декора, подчиненная распространившемуся в это время и в скальной архитектуре К. крестово-купольному типу храма. Купола, арки, колонны покрываются изображениями, подчеркивающими особенности архитектуры и выявляющими иерархию мироустройства. Иконографические программы сохранившихся крестово-купольных скальных церквей позволяют проследить развитие храмовой декорации средневизант. периода, в к-рой повествовательный принцип т. н. архаической программы уступает место программе, основанной на литургической интерпретации храмового пространства. Классическая система храмовой росписи представлена в Каранлык-килисе (Гёреме, капелла 23), Чарыклы-килисе (Гёреме, капелла 22), Эльмалы-килисе (Гёреме, капелла 19), расписанных в XI в. В центральных куполах помещается образ Христа Пантократора (в Каранлык-килисе - дважды), в малых куполах изображены архангелы, в парусах - евангелисты, апостолы, на сводах и в люнетах стен - великие праздники, в центральной апсиде - Деисус, ниже - святители, на арках - пророки, на малых арках и стенах - святые (мученики, преподобные).

Распятие. Роспись конхи алтаря Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в.
Распятие. Роспись конхи алтаря Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в.

Распятие. Роспись конхи алтаря Новой Токалы-килисе в Гёреме. 2-я пол. X в.
Небольшая церковь Мерьемана, принадлежащая монастырскому комплексу, расположенному в скалах Гёреме (капелла 33), по архитектурным особенностям близка к Новой Токалы-килисе, что позволяет датировать ее XI в. К тому же времени относится живопись. Посвящение церкви неизвестно, иногда ее называют ц. Богоматери. В росписи алтаря, самой сакрально значимой части храма, много жен. образов. Возможно, считает Жерфаньон, мон-рь был женским. 4 евангельские сцены расположены на склонах сев. свода: «Путешествие в Вифлеем», «Рождество Христово», «Успение Пресв. Богородицы» и «Распятие Иисуса Христа». На зап. стене - образ Богоматери «Одигитрия» в рост с полуфигурами архангелов Михаила и Гавриила, помещенных в полукруглые обрамления, ниже к-рых изображены 2 маленькие фигурки ктиторов, припадающих в молении к Богоматери.
Богоматерь с архангелами. Роспись ц. Мерьемана в Гёреме. XI в.
Богоматерь с архангелами. Роспись ц. Мерьемана в Гёреме. XI в.

Богоматерь с архангелами. Роспись ц. Мерьемана в Гёреме. XI в.
Сохранились надпись: «Моление Никандра» - и не вполне ясно читающаяся надпись рядом с жен. фигурой. Остальное пространство, в т. ч. стены и своды алтарных помещений, заняты изображением святых, рядом с к-рыми хорошо сохранились надписи. В вост. части центральной апсиды помещена большая композиция Деисус. В сев. апсиде изображены 3 епископа: в центре - большого размера образ еп. Никандра, святой, имя к-рого носил заказчик росписи, слева от него - свт. Василий Великий, справа - свт. Модест, патриарх Иерусалимский. Юж. апсида не сохранилась. Особенностью росписи является галерея образов орантов, среди которых большинство фигур - св. жены. Крупные полуфигуры с выразительными ликами и единообразными жестами воздетых рук располагаются в люнетах и на сводах алтаря: прп. Онуфрия Великого, св. Анны и вмц. Параскевы, прп. Зосима Египетского, прмц. Евдокии, прп. Марии Египетской, прп. Анастасии, прп. Евпраксии. На сводах и в нишах изображены святые, в числе которых - группы св. воинов: Евстратий, Авксентий, Мардарий, Орест (пам. 13 дек.) и Анемподист, Пигасий, Аффоний, Акиндин (пам. 2 нояб.). Состав святых и молитвенная поза большинства из них (оранты) указывают на то, что в монастырском комплексе была воплощена ктиторская литургическая программа, связанная с заупокойным назначением храма, в западной части которого находится погребальная капелла.

Прп. Онуфрий Великий, св. Анна, вмц. Параскева. Роспись ц. Мерьемана в Гёреме. XI в.
Прп. Онуфрий Великий, св. Анна, вмц. Параскева. Роспись ц. Мерьемана в Гёреме. XI в.

Прп. Онуфрий Великий, св. Анна, вмц. Параскева. Роспись ц. Мерьемана в Гёреме. XI в.
Росписи Юсуф-Коч-килисеси тоже можно отнести к ктиторскому типу. О времени создания фресок нет единого мнения. Тьерри датирует роспись сер. XI в., Рестле и Жоливе-Леви - XIII в. Церковь типа вписанного креста с 2 куполами, опиравшимися на 6 колонн, и с 2 апсидами. На северной стене находится единственная евангельская сцена - «Благовещение Пресв. Богородицы», где у ног Пресв. Богородицы помещена фигурка донатора. Остальное пространство церкви занято изображениями святых. В конхе сев. апсиды - поясное изображение Богоматери «Никопеи», под ним - фриз с фронтально изображенными святителями, в конхе юж. апсиды - Деисус, в куполах - полуфигуры архангелов, в тимпанах над апсидами - поясной образ Христа Пантократора (север) и поясные образы апостолов Петра и Павла (юг), на юж. стене - парное изображение всадников, на арках и сводах - поясные образы мучеников Сергия и Вакха, Флора и Лавра, евангелистов, в люнетах и на стенах - святые Константин и Елена, св. Прокопий, св. Христофор и др. Фрески выполнены на светло-сером фоне. Лики написаны теплой охрой с зелеными притенениями и мягкой подрумянкой, объемные моделировки фигур подчеркнуты свободно лежащими складками драпировок, детали одежд св. воинов богато декорированы. Образам святых присуща созерцательность, они отличаются гармонией внутренней и внешней красоты.

Апостолы Петр и Павел. Роспись Юсуф-Коч-килисеси. Сер. XI или XIII в.
Апостолы Петр и Павел. Роспись Юсуф-Коч-килисеси. Сер. XI или XIII в.

Апостолы Петр и Павел. Роспись Юсуф-Коч-килисеси. Сер. XI или XIII в.
Одной из особенностей каппадокийских росписей, связанных с литургическим значением поминальных мон-рей, является размещение композиции Деисус в главной алтарной апсиде. Деисус, известный в визант. искусстве с VI в. (базилика мон-ря вмц. Екатерины на Синае), не имеет строго определенного места в росписи и чаще помещается на границе вимы или у основания конхи апсиды или на арке или своде вимы. Литургическое значение Деисус имеет и на эпистилиях темплонов. Из темы Деисуса развилась тема моленного образа. Эти изображения, часто встречающиеся в погребальных капеллах, в X-XI вв. получили особое место в росписях храмов К. и Грузии, где Деисус преимущественно располагался в главных алтарных апсидах. В иконографических программах храмов К. встречается только 3-фигурный Деисус, в к-ром по сторонам Иисуса Христа, сидящего на троне, изображены Пресв. Богородица и св. Иоанн Предтеча. Композиции дополняются фигурками припадающих ктиторов. В апсиде Каранлык-килисе изображены 2 ктитора, припадающие к трону Спасителя.

Погребальное назначение в каппадокийских храмах имеет обычно сев. помещение (Авджылар-килисе), в Каранлык-килисе погребальные камеры находятся в притворе, в Чарыклы-килисе и Юсуф-Коч-килисеси - в наосе. Гробницы ктиторов устраивались обычно напротив сев. стороны у входа. Их расположение соотносится с образом молящейся Богоматери в Деисусе. В определенной связи с Деисусом находятся и многочисленные изображения личных св. заступников.

Великомученики Георгий и Феодор. Роспись ц. св. Варвары в Гёреме. XI в.
Великомученики Георгий и Феодор. Роспись ц. св. Варвары в Гёреме. XI в.

Великомученики Георгий и Феодор. Роспись ц. св. Варвары в Гёреме. XI в.
Не менее 75 изображений ктиторов в 27 каппадокийских церквах сочетаются с изображениями патрональных святых. Прежде всего встречается арх. Михаил. В Каранлык-килисе он изображен с поднятым мечом, в Карабаш-килисе ктитор держится за ногу архангела. В Чарыклы-килисе фигуры ктиторов находятся рядом с Симоном Киринеянином, который держит крест. В Юсуф-Коч-килисеси фигуры св. воинов Прокопия, Димитрия, конных Георгия и Феодора написаны в традиции иконы. В ц. св. Георгия (XIII в.) ктиторы стоят рядом со св. воином, к-рый, как змееборец, представлен еще раз в люнете над дверью. Почитание св. воинов, небесных архистратигов Михаила, Гавриила, Рафаила, Уриила и др. и в одном ряду с ними великомучеников Феодора Стратилата, Феодора Тирона, Меркурия, Прокопия и Георгия Победоносца занимает в К. особо важное место, что нашло отражение в росписях. Фрески К. выделяются по количеству и значению этих образов в системе храмовой декорации (Эльмалы-килисе, Юсуф-Коч-килисе, Каранлык-килисе) среди др. визант. памятников этого времени. Чаще других изображается особо почитавшийся здесь вмч. Георгий Победоносец, который, согласно Житию, родился в К. В целом тема воинского и мученического подвига приобрела в К., часто бывшей ареной военных действий, особую актуальность. Изображения конных св. воинов известны с ранневизант. времени. Они восходят к античным образам героев и военачальников-триумфаторов. Подобные композиции символизировали победу над злом, воплощенным в образе дракона или воина. При этом фигуры побежденного врага не всегда присутствуют в композициях. Изображения св. всадников часто размещались на наружных стенах храмов, имея охранительное, а возможно, и патрональное значение. Конные воины, защитники веры, изображаются и в нартексах, и в наосах храмов (Кызылчукур-килисе, Чаклы-килисе в Гёреме, Кыркдамалты-килисеси в Белисырме), и на алтарной преграде (Дериндере-килисеси), и в алтаре (св. Василия в Гёреме).

Христос Пантократор с предстоящими архангелами. Роспись конхи алтаря Бахаттин-Саманлыгы-килисе близ Белисырмы. 2-я пол. X — нач. XI в.
Христос Пантократор с предстоящими архангелами. Роспись конхи алтаря Бахаттин-Саманлыгы-килисе близ Белисырмы. 2-я пол. X — нач. XI в.

Христос Пантократор с предстоящими архангелами. Роспись конхи алтаря Бахаттин-Саманлыгы-килисе близ Белисырмы. 2-я пол. X — нач. XI в.
Вблизи Белисырмы, в левой стороне долины Ыхлара, находится Бахаттин-Саманлыгы-килисеси («Церковь гумна Бахаттина», освященная во имя св. Константина (?), 2-я пол. X - нач. XI в.). Церковь имеет один неф, завершающийся алтарной апсидой. Неф перекрыт цилиндрическим сводом, который опирается на плоскую аркаду с пилястрами, образующую в стенах неглубокие ниши. Росписи покрывают поверхности стен и свода нефа и алтаря. Фрески сильно загрязнены копотью. В конхе алтаря изображен Спаситель на престоле с предстоящими архангелами Михаилом и Гавриилом по сторонам. У подножия престола в медальонах - поясные изображения апостолов Павла (слева) и Петра (справа), молитвенно обращенных ко Христу. Спинка роскошно декорированного престола имеет лирообразную форму и завешена легкой белой тканью. На стене апсиды фронтально изображены святители, фигуры к-рых помещены под живописной аркадой на колонках. На своде в 4 регистрах представлен подробный евангельский цикл, начинающийся композицией «Благовещение Пресв. Богородицы». «Рождество Христово» выделено размером и помещено в люнете западной стены напротив алтаря. Композиции «Воскрешение Лазаря», «Вход Господень в Иерусалим», «Распятие», «Сошествие во ад» находятся в нишах на стенах. Нек-рые святые изображены над пилястрами между арками. В росписи широко использованы орнаменты, декоративные панели, рисованные архитектурные детали: напр., в сцене «Рождество Христово» омовение Младенца Христа помещено под декоративной арочкой на колонках. Жемчужные обнизи и драгоценные камни украшают одежду, предметы и архитектуру, ткани драпировок богато орнаментированы. Также богато украшены архитектурные элементы церкви - арки, пилястры. Фрески принадлежат к ведущему направлению средневизант. искусства, ориентированному на лучшие столичные образцы. Правильные пропорции фигур, изящные линии, тщательная объемно-пластическая моделировка, выделение форм тела под одеждой, естественное положение складок, подчеркивающих движение фигур, сложные позы и ракурсы свидетельствуют о выдающемся мастерстве художников, расписавших церковь.

Христос Пантократор. Роспись конхи алтаря ц. св. Варвары в Гёреме. XI в.
Христос Пантократор. Роспись конхи алтаря ц. св. Варвары в Гёреме. XI в.

Христос Пантократор. Роспись конхи алтаря ц. св. Варвары в Гёреме. XI в.
В небольшой по размерам Сюмбюллю-килисе («Церковь с гиацинтами», XI в.) в долине Ыхлара, являющейся частью монастырского комплекса, сохранилась роспись. Программа росписи и масштаб фигур вполне соразмерны небольшому помещению, роспись архитектонична, т. е. выявляет и подчеркивает архитектурные формы, создавая впечатление монументальности храма. Фрески написаны на голубом фоне, отдельные фигуры и композиции обрамлены неширокими красными разгранками. Пропорции фигур слегка вытянуты, позы и жесты грациозны, линии рисунка гибкие, объемно-пластическая моделировка ликов выполнена с элементами светотени. В куполе в медальоне находится образ Христа Пантократора. В центре алтарной апсиды изображена стоящая Богоматерь с Младенцем Христом перед грудью («Никопея») с архангелами по сторонам. На стенах рукавов креста и в нишах расположены композиции «Благовещение Пресв. Богородицы» (на юж. стене), «Сретение» (в сев. конхе), «Успение Пресв. Богородицы» (в юж. нише), «Распятие», «Три отрока в пещи огненной», святые Константин и Елена, вмч. Георгий Победоносец и вмч. Феодор Стратилат. Стиль фресок принадлежит к каппадокийскому варианту классического искусства средневизант. периода, отличающегося изяществом и красотой форм, правильностью пропорций и естественностью в передаче поз и движения.

Наряду с развитыми изобразительными циклами среди храмов этого времени встречаются церкви, имеющие гл. обр. орнаментальную декорацию. Один из примеров такого типа - ц. св. Варвары в Гёреме, расписанная в XI в. Главным элементом декорации купола, арок и сводов крестово-купольного храма являются геометрические узоры, выполненные красной охрой, выделяющие архитектурные формы, а неск. образов написаны в скупой графичной манере в виде настенных икон: Спаситель на престоле в апсиде, великомученики Георгий и Феодор на конях, образы мучениц на сев. стене. Такие же орнаменты в Сарыджа-килисе (XI в.), расположенной в скалах ущелья Кепез, недалеко от сел. Мустафа-паша (Синасос). Мотивы орнамента просты: шашки, треугольники, розетки с мальтийскими крестами, сетки, которые известны во мн. памятниках К.

Поздневизантийский период (после сер. XII - сер. XV в.)

Чудо вмч. Георгия о змие. Роспись ц. вмч. Георгия (Кыркдамалти-килисеси) в долине Ыхлара. Кон. XIII в.
Чудо вмч. Георгия о змие. Роспись ц. вмч. Георгия (Кыркдамалти-килисеси) в долине Ыхлара. Кон. XIII в.

Чудо вмч. Георгия о змие. Роспись ц. вмч. Георгия (Кыркдамалти-килисеси) в долине Ыхлара. Кон. XIII в.
Считалось, что после поражения при Манцикерте в 1071 г. в К. прекратились росписи христ. храмов. Так, Жерфаньон датировал все каппадокийские храмы до посл. четв. XI в. Однако, уже ему были известны церкви, росписи к-рых по надписям могут быть отнесены к XIII в. Завоевание турками-сельджуками не означало прекращения создания визант. росписей в К. после XI в. и в поздневизант. время, вплоть до захвата османами К-поля в 1453 г. Христианское население К. имело в ислам. гос-ве религ. права, культурную независимость и духовно принадлежало к Византийской империи. Эти духовные связи многократно подтверждаются документально. Так, в надписи в Кыркдамалты-килисеси вблизи Белисырмы упоминается не только правящий султан Масуд II (1282-1304), но и визант. имп. Андроник II Палеолог (1282-1328). Оба имени правителей приведены также рядом в надгробной надписи из мон-ря Акманастыр близ Коньи, где, кроме того, упомянут патриарх Григорий II, что позволяет довольно точно датировать эту надпись 1288/89 г.

Тамара. Фрагмент ктиторской композиции. Роспись ц. вмч. Георгия (Кыркдамалти-килисеси) в долине Ыхлара. 1282–1304 гг.
Тамара. Фрагмент ктиторской композиции. Роспись ц. вмч. Георгия (Кыркдамалти-килисеси) в долине Ыхлара. 1282–1304 гг.

Тамара. Фрагмент ктиторской композиции. Роспись ц. вмч. Георгия (Кыркдамалти-килисеси) в долине Ыхлара. 1282–1304 гг.
Кыркдамалты-килисеси («Церковь под 40 стойлами», освящена во имя вмч. Георгия Победоносца, кон. XIII в.) находится на левой стороне ущелья долины Ыхлара. Первоначальное посвящение вмч. Георгию и дата росписи известны из посвятительной надписи. Церковь имела погребальное назначение, о чем свидетельствуют многочисленные гробницы в полу и аркосолии; это следует и из граффити, оставленных на фресках. На сводах заметны следы копоти. Снаружи перед входом в церковь фрагментарно сохранилась фреска в нише с композицией «Чудо вмч. Георгия о змие». Святой сидит на белом коне, хвост к-рого завязан причудливым узлом, а под копытами в обе стороны изогнулся 2-головый змей. В конхе апсиды находился Деисус - от изображения сидящего на престоле Спасителя сохранились фрагмент лика и остатки надписи: «Жизнодавец» (?), справа - св. Иоанн Предтеча, архангелы Гавриил и Уриил (погрудно в медальоне). На стене апсиды - фронтальный ряд святых (священномученики Власий, Афиноген и архидиак. Стефан). Программа росписи включает цикл праздников: «Рождество Христово», «Преображение Господне», «Распятие», «Вознесение Господне», «Успение Пресв. Богородицы», расположенные на потолке и стенах, а также отдельные образы святых, среди к-рых неск. раз представлен вмч. Георгий. Особое место занимает ктиторская композиция, расположенная между сценами «Успение Пресв. Богородицы» и «Чудо вмч. Георгия о змие». В центре - вмч. Георгий в воинских одеждах, с копьем в правой руке и со щитом в левой. Слева с молитвенно вытянутыми руками в сторону святого изображен названный в подписи эмир Василеос Гиоргюп. Справа - также поименованная, с моделью храма в руках главная заказчица Тамара. Она в длинном светло-зеленом платье и маленькой круглой шапочке, подвязанной красными лентами, из-под которой видны черные волосы и серьги. Василеос изображен в офиц. придворном костюме - длинном вост. кафтане и с чалмой на голове. Вкладчики, вероятно, супружеская пара, греки-христиане. Василеос, очевидно, занимал высокий военный пост на службе у султана и поэтому не выступает столь открыто в роли ктитора, как его супруга. Надпись, сопровождающая композицию, сообщает, что церковь была расписана при султане Масуде II (1282-1304) и имп. Андронике II Палеологе (1282-1328). Т. о., роспись можно датировать 1282-1304 гг. Фон фресок голубой, колорит росписи построен на сочетании нежных голубого, светло-зеленого, золотисто-охристого тонов, однако цвет изображений сильно искажен копотью. Композиции имеют пространственное построение, фигуры пропорциональные, с изящными руками и ногами, их кажущиеся неторопливыми движения переданы естественно. Особой красотой отличаются плавные линии рисунка и написанные в холодных тонах объемно смоделированные лики. Стиль росписи, тяготеющей к более древним образцам, к эпохе комниновского расцвета визант. искусства, вместе с тем принадлежит к палеологовскому искусству своего времени. Это проявляется в подчеркнуто объемной светотеневой моделировке ликов, 3-мерном построении композиций, реалистической выразительности и лирической интонации образов. Судя по многочисленным граффити, церковь особо почиталась и посещалась вплоть до XIX в. Ее росписи свидетельствуют о том, что в К. была хорошо известна визант. художественная традиция XIV в.

Недалеко от сел. Джемиль, в 12 км к югу от Ургюпа, находится монастырь Кешлик. Этот древнейший из монастырей К. занимает большую территорию с многочисленными помещениями, с трапезной, с кухонными и со складскими помещениями, с просторным залом, с агиасмой и 2 церквами. Все постройки вырублены в скальных конусах. Вплоть до 20-х гг. XX в. мон-рь был действующим. Одним из самых значительных памятников поздневизант. искусства К. является кафоликон св. Архангелов (арх. Михаила, кон. XIII в.). Эта купольная церковь имеет большой нартекс со входом с юж. стороны, 2 апсиды, 2 нефа. Первоначально кафоликон был однонефным, но вскоре с сев. стороны вырубили еще один неф, а также купол. Фрески 1-го периода росписи находятся в юж. нефе, при перестройке роспись сев. части этого нефа была уничтожена. Ко 2-му периоду относятся фрески сев. нефа; возможно, тогда же был расписан нартекс. Сходство росписей в кафоликоне св. Архангелов с росписями, датированными по надписям на фресках храмов Ичери Баг-килисеси и Кыркдамалты-килисе, позволяет предположить, что 1-й и 2-й слои могли быть выполнены с 1282 по 1304 г. В программу росписи кафоликона включены только великие праздники, нарративные циклы отсутствуют. Неск. великих праздников изображено на своде юж. нефа и на зап. стене. Композиция «Вознесение Господне» занимает всю вост. часть свода перед апсидой, «Вход Господень в Иерусалим» - зап. тимпан. Др. сюжеты - «Преображение Господне», сцены Страстей Христовых - в сев. нефе. Жизнь Пресв. Богородицы и детство Иисуса Христа изображены в нартексе, там же - св. Христофор в воинских одеждах. В юж. апсиде - 2 регистра росписей. В конхе - поясной Деисус. Ниже - фронтально стоящие святители. В сев. нише рядом с переходом в сев. апсиду - поясное изображение Христа Еммануила (так же изображен Христос Еммануил в Безирана-килисе в долине Ыхлара, Гюзелёз № 4 (Мавруджан) и Татларын, что связано с приготовлением Св. Даров и темами Воплощения и Евхаристии). На арке апсиды - св. равноапостольные Константин и Елена (ср. с росписями Кара-килисе близ Мустафапаши, Элевра III, Юксекли I). В сев. апсиде - 3 регистра. Вверху - Христос на троне с 4 символами евангелистов и 2 поклоняющимися ангелами. В среднем регистре - «Причащение апостолов». Иисус Христос изображен дважды по сторонам кивория, рядом с Ним - ангелы-диаконы с рипидами в руках. Справа подходит в чаше ап. Павел, слева - причащается хлебом ап. Петр. В нижнем регистре в нише - Этимасия. По сторонам ниши - изображения Богоматери и св. Иоанна Предтечи. Богоматерь представлена с воздетыми руками и медальоном с образом Христа (тип «Платитеры» или «Влахернитиссы») - редчайший в К. сюжет. У св. Иоанна Предтечи, обращенного к нише, в левой руке - свиток с текстом: «Се агнец Божий»; 2 святителя - слева и 3 - справа. В сев. части регистра одна фигура не в епископских одеждах, возможно мученик. С юж. стороны, в проходе в апсиду,- образ св. Онуфрия.

М. В. Бибиков, Н. В. Квливидзе, Р. Остерхаут, И. Н. Попов

Лит.: Voyage du Sieur Paul Lucas. P., 1712. 2 vol.; Pococke R. A. Description of the East and Some Other Countries. L., 1743-1745. 2 vol.; Cramer J. A. A Geographical and Historical Description of Asia Minor. Oxf., 1832. 2 vol.; Ainsworth W. F. Travels and Reserches in Asia Minor, Mesopotamia, Chaldea and Armenia. L., 1842. 2 vol.; Λεβδης Α. Μ. ῾Ιστορικὸν γοκίμιον, διηρημένον εἰς τόμους τέσσαρας κα περιέχον τὴν θρησκευτικὴν κα πολιτικὴν ἱστορίαν, τὴν χωρογραφίαν κα ἀρχαιολογίαν τῆς Καππαδοκίας. ᾿Αθῆναι, 1885. Τ. 1: ᾿Εκκλεσιαστικὴ ἱστορία; idem. Αἱ ἐν μονολίθοις μονα τῆς Καππαδοκίας κα Λυκαονίας. Κωνσταντινούπολις, 1899; Ramsay W. M. The Historical Geography of Asia Minor. L., 1890; Brooks E. W. The Arabs in Asia Minor (641-750): From Arabic Sources // JHS. 1898. Vol. 18. P. 182-208; Chantre E. Mission en Cappadoce, 1893-1894. P., 1898; Strzygowski J. Kleinasien: ein Neuland der Kunstgeschichte. Lpz., 1903; Bernardakis G. Notes sur la topographie de Césarée de Cappadoce // EO. 1908. Vol. 11. P. 22-27; Rott H. Kleinasiatische Denkmäler aus Pisidien, Pamphylien, Kappadokien, und Lykien. Lpz., 1908; Ramsay W. M., Bell G. L. The Thousand and One Churches. L., 1909; Grégoire H. L'évêché Cappadocien d'Aragina // Βυζαντίς. ᾿Αθῆναι, 1919. Τ. 1. Σ. 51-56; idem. Notes de géographie byzantine: Les fortresses cappadociennes d'Antigu-Nigde et de Tyropion-Trypia // Byz. 1935. Vol. 10. P. 79-88; Birnbaum A. Die Oktogone von Antiocheia, Nazianz und Nyssa // Repertorium für Kunstwissenschaft. B.; Stuttg., 1913. Bd. 36. S. 181-209; Harnack A., von. Die Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten 3 Jh. Lpz., 1924. 2 Bde; Jerphanion G., de. Une Nouvelle province de l'art byzantin: Les églises rupestres de Cappadoce. P., 1925-1942. 7 vol.; ᾿Ακακιδης Ι. Α. ῾Η Καρβάλη Ναζιανζοῦ κα ὁ βίος Γρηγορίου τοῦ Θεολόγου̇ Γεωγραφικὴ κα ἱστορικὴ περιγραφὴ μετ̓ αρχαιοτήτων κα τῶν πέριξ χωρίων. ᾿Αθῆνα, 1928; Honigmann E. Charsianon Kastron // Byz. 1935. Vol. 10. P. 129-160; idem. Die Ostgrenze des byzantinischen Reiches von 363 bis 1071 nach griechischen, syrischen, arabischen und armenischen Quellen. Brux., 1935; idem. Évêques et évêchés monophysites d'Asie antérieure au VIe siècle. Louvain, 1951. (CSCO; 127); idem. Le couvent de Barşauma et le patriarchate jacobite d'Antioche et de Syrie. Louvain, 1954. (CSCO; 146); Jacopi G. Esplorazioni e studi in Paflagonia e Cappadocia: Relazione sulla seconda campagna esplorativa (Agosto-Ottobre 1936). R., 1937; Cahen C. La première pénétration turque en Asie-Mineure (seconde moitié du XIe siècle) // Byz. 1946/1948. Vol. 18. P. 5-67; Magie D. Roman Rule in Asia Minor. Princeton, 1950. 2 vol.; Kirsten E. Cappadocia // RAC. 1954. Bd. 2. Sp. 861-891; Kawerau P. Die jakobitische Kirche im Zeitalter der syrischen Renaissance: Idee und Wirklichkeit. B., 1960 2; Lafontaine-Dosogne J. Sarica Kilise en Cappadoce // Cah. Arch. 1961. Vol. 12. P. 263-284; eadem. Nouvelles Notes Cappadociennes // Byz. 1963. Vol. 33. P. 121-183; онa же (Лафонтэн-Дозонь Ж.). Росписи церкви, называемой Чемлекчи килисе, и проблема присутствия армян в Каппадокии // Византия: Сб. ст. в честь В. Н. Лазарева. 1973. С. 78-93; Verzone P. Gli monasteri de Açik Serai in Cappadocia // Cah. Arch. 1962. Vol. 13. P. 119-136; Thierry N. and M. Nouvelles églises rupestres de Cappadoce: Région de Hasan Dağı. P., 1963; Ballance M. H. Derbe and Faustinopolis // AnatSt. 1964. Vol. 14. P. 139-145; Ibn Hauqal. Configuration de la Terre / Ed. J. H. Kramers, G. Wiet. P., 1964. 2 vol.; Cormack R. Byzantine Cappadocia: The Archaic Group of Wall-Paintings // JBAA. Ser. 3. 1967. Vol. 30. P. 19-36; Restle M. Byzantine Wall Painting in Asia Minor. Greenwich, 1967. 3 vol.; idem. Zwei Höhlenkirchen im Hacı Ismail Dere bei Ayvali // JÖB. 1973. Bd. 22. S. 251-279; idem. Viranşehir-Kaleköy, ein befestigter Platz in Kappadokien // Ibid. 1975. Bd. 24. S. 195-207; idem. Kappadokien // RBK. 1978. Bd. 3. Sp. 968-1115; idem. Studien zur frühbyzantinischen Architektur Kappadokiens. W., 1979; idem. Zum Stil kleinasiatischer Wandmalereien in der 1. Hälfte des 13. Jh. // Studenica et l'art byzantin autour de l'année 1200. Belgrad, 1988. P. 349-358; Δημητροκλλης Γ. Οἱ σταυροειδεῖς ᾿Εγγεγραμμένοι Ναο τῆς Μικρᾶς ᾿Ασίας // Μικρασιατικά Χρονικὰ. 1967. Τ. 13. Σ. 81-183; Pétropoulos D., Andréadis H. La vie religieuse dans la région d'Akséray-Chelvéri. ᾿Αθῆνα, 1970. (᾿Εκδόσεις τοῦ Κέντρου Μικρασιατικῶν Σπουδῶν; 12); Schiemenz G. P. Zur Chronologie der kappadokischen Felsmalereien // ArchAnz. 1970. Bd. 85. H. 2. S. 253-273; idem. Nachlese in Göreme // Ibid. 1972. Bd. 87. H. 2. S. 307-318; Eyice S. Recherches archéologiques à Karadağ (Binbirkilise) et dans la région de Karaman. Istanbul, 1971; Giovannini L., ed. Arts of Cappadocia. L., 1971; Jones A. H. M. The Cities of the Eastern Roman Provinces. Oxf., 1971 2; Vryonis S. The Decline of Medieval Hellenism in Asia Minor and the Process of Islamization from the XIth through the XVth Centuries. Berkeley, 1971; idem. Another Note on the Inscription of the Church of St. George at Belisirama // Byzantina. Thessal., 1977. T. 9. P. 9-22; Oikonomides N. Les Listes de préséance byzantines des IXe et Xe siècles. P., 1972; Lemerle P. L'histoire des Pauliciens d'Asie Mineure d'après les sources greques // TM. 1973. T. 5. P. 1-144; Hild F., Lechner G. M. Christliche Kultstätten im Antitaurus: Afşin und Hunu // JÖB. 1974. Bd. 23. S. 255-262; Kopeček Th. A. Curial Displacements and Flight in Later IVth Cent. Cappadocia // Historia. Wiesbaden etc., 1974. Bd. 23. H. 3. S. 319-342; Каждан А. П. Армяне в составе господствующего класса Византийской империи. Ереван, 1975; Dédéyan G. L'immigration arménienne en Cappadoce au XIe siècle // Byz. 1975. Vol. 45. P. 41-117; Epstein A. W. Rock-Cut Chapels in Göreme Valley, Cappadocia: The Yilanli Group and the Column Churches // Cah. Arch. 1975. Vol. 24. P. 115-135; eadem. The «Iconoclast» Churches of Cappadocia // Iconoclasm. Birmingham, 1977. P. 103-111; eadem. The Fresco Decoration of the Column Churches, Göreme Valley, Cappadocia // Cah. Arch. 1980/1981. Vol. 29. P. 27-45; eadem. The Middle Byzantine Sanctuary Barrier: Templon or Iconostasis? // JBAA. 1981. Vol. 134. P. 1-28; eadem. Tokali Kilise: Xth-Cent. Metropolitan Art in Byzantine Cappadocia. Wash., 1986; Thierry N. L'art monumental byzantin en Asie Mineure du XIe siècle au XIVe // DOP. 1975. Vol. 29. P. 73-111; eadem. Études Cappadociennes: Région de Hasan Dagi: Compléments pour 1974 // Cah. Arch. 1975. Vol. 24. P. 183-191; eadem. Les plus anciennes représentations Cappadociennes du costume épiscopal byzantin // REB. 1976. Vol. 34. P. 325-332; eadem. Un problème de continuité ou le rupture: La Cappadoce entre Rome, Byzance et les Arabes // CRAI. 1977. Vol. 121. N 1. P. 98-145; eadem. Peintures pré-iconoclastes en Cappadoce: Critères de datation: Chronologie interne // JÖB. 1982. Bd. 32. S. 371-381; eadem. Haut Moyen-Âge en Cappadoce: Les églises de la région du Çavuşin. P., 1983-1994. 2 vol.; eadem. La peinture de Cappadoce au XIIIe siècle // Studenica et l'art byzantin autour de l'année 1200 / Ed. V. Korać. Beograd, 1988. P. 359-376; eadem. Erdemli: Une vallée monastique inconnue en Cappadoce, étude préliminaire // Zograf. 1989. Vol. 20. P. 5-21; eadem. De la datation des églises de Cappadoce // BZ. 1995. Bd. 88. S. 427-431; eadem. La Cappadoce de l'Antiquité au Moyen Âge. Turnhout, 2002; Dagron G. Minorités ethniques et religieuses dans l'orient byzantin à la fin du Xe et au XIe siècle: L'immigration syrienne // TM. 1976. Vol. 6. P. 177-216; Hild F. Das byzantinische Strassensystem in Kappadokien. W., 1977; Арутюнова-Фиданян В. А. Армяне-халкидониты на вост. границах Византийской империи. Ереван, 1980; она же. Армяно-визант. контактная зона (X-XI вв.): Результаты взаимодействия культур. М., 1994; Haldon J. F., Kennedy H. The Arab-Byzantine Frontier in the VIIIth and IXth Cent.: Military Organisation and Society in the Borderlands // ЗРВИ. 1980. Т. 19. С. 79-116; Ötüken Y. Akhisar Çanlı Kilise Freskoları // Bedrettin Cömert'e Armağan. Ankara, 1980. P. 303-320; idem. Zweischiffigen Kirchen in Kappadokien und in den angrenzenden Gebieten // JÖB. 1982. Bd. 32. H. 4. S. 543-552; idem. Selime'de Derviş Akın Kilisesi ve Mezar Odası // Suut Kemal Yetgin'e Armağan. Ankara, 1984. P. 293-316; idem. Göreme. Ankara, 1987; Hild F., Restle M. Kappadokien: (Kappadokia, Charsianon, Sebasteia und Lykandos). W., 1981. (TIB; 2); Kaplan M. Les grands propriétaires de Cappadoce // Le aree omogenee della civiltà rupestre nell'ambito dell'Impero Bizantino: La Cappadocia: Atti del 5. Conv. intern. (1979, Lecce-Nardò) / Ed. C. D. Fonseca. Galatina, 1981. P. 125-158; Mathews T. F. «Private Liturgy» in Byzantine Architecture: Toward a Re-Appraisal // Cah. Arch. 1982. Vol. 30. P. 125-138; Pattenden P. The Byzantine Early Warning System // Byz. 1983. Vol. 53. P. 258-299; Rodley L. The Pigeon House Church, Çavuşin // JÖB. 1983. Bd. 33. S. 301-339; idem. Cave Monasteries of Byzantine Cappadocia. Camb., 1985; Καρζας Ε. Καππαδοκία̇ ὁ τελευταῖος ἐλληνισμός τῆς περιφερίας Ακσεραί Γελβερί (Καρβάλες). ᾿Αθῆνα, 1985; Jolivet-Lévy C. Nouvelle découverte en Cappadoce: Les églises de Yüksekli // Cah. Arch. 1987. Vol. 35. P. 113-141; eadem. Les églises byzantines de Cappadoce: Le programme iconographique de l'apside et de ses abords. P., 1991; eadem. Cappadoce: Mémoire de Byzance. P., 1997; eadem. Culte et iconographie de l'archange Michel dans l'Orient byzantin: Le témoignage de quelques monuments de Cappadoce // Les Cahiers de Saint-Michel de Cuxa. Codalet, 1997. T. 28. P. 187-198; eadem. Images et l'espace cultuel à Byzance: L'exemple d'une église de Cappadoce (Karşi kilise) // Le sacré et son inscription dans l'espace а Byzance et en Occident: Études comparées. P., 2001. P. 163-181. (Byzantina Sorbonensia; 18); eadem. Cappadoce médiévale. Saint-Léger-Vauban, 2001; eadem. Aspects de la relation entre l'éspace liturgique et décor peint à Byzance // Art, cérémonial et liturgie au Moyen Âge: Actes du colloque de 3e Cycle romand de lettres, 2000 / Dir. N. Bock e. a. R., 2002. P. 71-88; eadem. Études cappadociennes. L., 2002; eadem. The Bahattin Samanliği Kilisesi at Belisirma Revisited // Byzantine Art: Recent Studies / Ed. C. Hourihane. Princeton, 2009. P. 81-110; Fedalto. Hierarchia; Kostof S. Caves of God: Cappadocia and Its Churches. N. Y., 1989 2; Grishin A. D. The Church of Yusuf Koç near Göreme Village in Cappadocia // Mediterranean Archaeology. Sydney, 1990. Vol. 3. P. 39-45; Bernardini L. Les donateures des églises de Cappadoce // Byz. 1992. T. 62. P. 118-140; Teteriatnikova N. The Frescoes of the Chapel of St. Basil in Cappadocia: Their Date and Context Reconsidered // Cah. Arch. 1992. Vol. 40. P. 99-114; eadem. The Liturgical Planning of Byzantine Churches in Cappadocia. R., 1996. (OCA; 252); она же (Тетерятникова Н. Б.). Двойная алтарная преграда Новой церкви Токали в Каппадокии // Иконостас: Происхождение, развитие, символика / Сост.: А. М. Лидов. М., 2000. С. 118-133; Mitchell S. Anatolia: Land, Men, and Gods in Asia Minor. Oxf., 1993. Vol. 2: The Rise of the Church; Stea D., Turan M. Placemaking: Production of Built Environment in Two Cultures. Aldershot etc., 1993; Le Città sotterranee della Cappadocia / Ed. G. Bertucci, R. Bixio, M. Traverso. Genova, 1995; Demenge G. Pigeonniers et ruchers byzantins de Cappadoce // Archéologia. P., 1995. N 311. P. 42-51; Asutay-Effenberger N. Templonanlagen in den Höhlenkirchen Kappadokiens. Fr./M.; N. Y., 1996; idem. Byzantinische Apsisnebenräume: Untersuchungen zur Funktion der Apsisnebenräume in den Höhlenkirchen Kappadokiens und in den mittelbyzantinischen Kirchen Konstantinopels. Weimar, 1998; Jolivet-Lévy C., Lemaigre-Demesnil N. Nouvelles églises а Tatlarin, Cappadoce // Monuments et Mémoires. P., 1996. Vol. 75. P. 21-63; Mathews T. F., Daskalakis-Mathews A.-C. Islamic-Style Mansions in Byzantine Cappadocia and the Development of the Inverted T-Plan // J. of the Society of Archit. Historians. Chicago, 1997. Vol. 56. N 3. P. 294-315; Ousterhout R. G. Questioning the Archaeological Evidence: Cappadocian Monasticism // Work and Worship at the Theotokos Evergetis / Ed. M. Mullett, A. Kirby. Belfast, 1997. P. 420-431; idem. Master Builders of Byzantium. Princeton, 1999; idem. A Byzantine Settlement in Cappadocia. Wash., 2005. (DOS; 42); idem. The Ecumenical Character of Byzantine Architecture: the View from Cappadocia // Byzantium as Oecumene / Ed. E. Chrysos. Athens, 2005. P. 211-232; Berger A. Viranşehir (Mokisos), eine byzantinische Stadt in Kappadokien // IstMitt. 1998. Bd. 48. S. 349-428; Lemaigre-Demesnil N. Des églises rupestres paléochrétiennes en Cappadoce: Nouveaux éléments de datation // Histoire de l'Art. 1998. Vol. 42/43. P. 27-38; eadem. L'architecture religieuse ruprestre en Cappadoce jusqu'a milieu du IXe siècle. Oxf., 2010; Ousterhout R. G., Storey P., Çorağan N. The Acıözü Churches near Çeltek in Western Cappadocia // Cah. Arch. 1999. Vol. 47. P. 67-76; Redford S. Landscape and the State in Medieval Anatolia: Seljuk Gardens and Pavilions of Alanya, Turkey. Oxf., 2000; Wiemer-Enis H. Spätbyzantinische Wandmalerei in den Höhlenkirchen Kappadokiens in der Türkei. Petersberg, 2000; Warland R. Deesis-Emmanuel-Maria: Bildkonzepte kappadokischer Höhlenkirchen des 13. Jh. // Byzantinische Malerei: Bildprogramme, Ikonographie, Stil: Symposion in Marburg vom 25.-29.7.1997. Wiesbaden, 2000. S. 365-386; idem. Die byzantinische Höhlensiedlung von Gökçe/Momoasson in Kappadokien // IstMitt. 2008. Bd. 58. S. 347-369; Blanchard R., Couprie P. Le réfectoire de Geyikli Kilise à Soğanli (Cappadoce): Essay d'interprétation // Cah. Arch. 2002. Vol. 50. P. 93-104; Cappadocia / Ed. R. Bixio, V. Castellani, C. Succhiarelli. R., 2002; Les Dossiers d'archéologie. Dijon, 2003. N 283: Mystérieuse Cappadoce; Kalas V. G. Early Explorations of Cappadocia and the Monastic Myth // BMGS. 2004. Vol. 28. P. 101-120; eadem. The Survey of the Byzantine Settlement at Selime-Yaprakhisar in the Peristrema Valley, Cappadocia // DOP. 2006. Vol. 60. P. 271-293; eadem. Challenging the Sacred Landscape of Byzantine Cappadocia // Negotiating Secular and Sacred in Medieval Art / Ed. A. Luyster, A. Walker. Farnham etc., 2009. P. 147-173; Haldon J. F. «Cappadocia will be given over to ruin and become a desert»: Environmental Evidence for Historically-attested Events in the VIIth-Xth Centuries // Byzantina Mediterranea: FS J. Koder. W., 2007. S. 215-230; England A. e. a. Historical Landscape Change in Cappadocia (Central Turkey): A Palaeoecological Investigation of Annually-laminated Sediments from Nar Lake // The Holocene. Sevenoaks, 2008. Vol. 18. N 8. P. 1229-1245.
Ключевые слова:
Византийская Империя. История Страноведение. Турция Церковная архитектура. Храмы (Турция) Памятники архитектуры. Турция Турция. История Живопись монументальная. Турция География. Турция Каппадокия, исторический регион в центральной части Малой Азии (ныне территория Турции)
См.также:
АДАНА город в килийской долине, на р. Сейхан (древнее название – Сар), центр Одноименного вилайета в Турции
КИЛИКИЯ историческая область на границе Юго-Вост. М. Азии и Сев. Сирии (ныне Турция)
АДРИАНОПОЛЬ (совр. Эдирне), город в Восточной Фракии
АНИ столица арм. гос-ва Багратидов, в X-XII вв. кафедра арм. католикоса
БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ глав. резиденция визант. императоров
ВЛАХЕРНЫ район сев.-зап. части К-поля и его пригородов на юж. берегу бухты Золотой Рог; одно из мест особого почитания Пресв. Богородицы
ГАНГРЫ город в бассейне р. Галис в Анатолии (Турция), историческая обл. Пафлагония
ИРАКЛИЯ ПОНТИЙСКАЯ [Гераклея; Понтираклия], античный греч., визант. и совр. тур. город в Сев. Анатолии, на юго-зап. побережье Чёрного м., митрополия К-польской Православной Церкви
ИРАКЛИЯ ФРАКИЙСКАЯ [Гераклея; тур. Мармара-Эреглиси], город на сев. берегу Мраморного м. (Пропонтиды), центр митрополии К-польской Православной Церкви
АНКИРА (Ангора, совр. Анкара), г. в центр. части Анатолийского плоскогорья (совр. Турция)
ACC портовый город в М. Азии, осн. в VII в. до Р.Х.
ВИЗИЯ (совр. Визе, Турция), г. во Фракии
АБАЗГИЙСКАЯ ЕПАРХИЯ Константинопольской Православной Церкви
АВРААМ сирийский священник, представитель семейства византийских переводчиков и дипломатов, отстаивавших интересы империи на Востоке в 1-й пол. VI в.
АКАКИЙ († ок. 1351), митр. Трапезундский (с 1339)
АЛЕКСАНДР (ок. 870-913), имп. Византии (с 11 мая 912)