Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЕГО ВЕРОИСПОВЕДНАЯ ПОЛИТИКА
Т. 9, С. 510-514 опубликовано: 23 июля 2010г.


ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЕГО ВЕРОИСПОВЕДНАЯ ПОЛИТИКА

27 февр. 1917 г. состоялось последнее перед отречением св. мч. имп. Николая II Александровича заседание Святейшего Синода. Предложение составить воззвание к народу по поводу «событий момента» (начало Февральской революции 1917 г.) и в поддержку монархии было отклонено членами Синода во главе с Первоприсутствующим Киевским и Галицким митр. сщмч. Владимиром (Богоявленским).

2 марта власть перешла к Временному правительству, образованному Временным комитетом Государственной думы. Временное правительство осознавало себя как власть принципиально вневероисповедную. 3 марта оно издало «Декларацию Временного правительства о его составе и задачах» (Сб. указов и постановлений Временного правительства. Пг., 1917. Вып. 1. Отд. I. № 5. С. 7-8), в к-рой провозгласило «полную и немедленную амнистию по всем делам политическим и религиозным» и «отмену всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений». Однако порядок гос. управления церковными делами формально остался прежним: в отношении правосл. Церкви он осуществлялся через обер-прокурора Святейшего Синода, в отношении всех остальных вероисповеданий - через Департамент духовных дел иностранных исповеданий МВД.

3 марта Временное правительство назначило обер-прокурором Святейшего Синода В. Н. Львова (принадлежал к партии октябристов, член Государственной думы и председатель думской комиссии по церковным вопросам) и ввело его в свой состав на правах министра. 4 марта на заседании Синода он приказал вынести из зала заседаний царский трон и объявил об освобождении правосл. Церкви от былой зависимости от гос-ва и о ее праве самой определить форму церковного самоуправления. 6 марта Синод выпустил обращение об обнародовании в правосл. храмах актов 2 и 3 марта об отречении царя от престола и об образовании Временного правительства, а также о совершении молебствий «об утишении страстей, с возглашением многолетия Богохранимой державе Российской и Благоверному Временному правительству» (ЦВед. 1917. № 9-15. С. 58). Епархиальному начальству рекомендовано было проводить съезды с принятием резолюций в поддержку новой гос. власти.

7 марта Львов неожиданно уведомил Синод, что Временное правительство считает себя облеченным всеми прерогативами, к-рыми обладала свергнутая царская власть в церковных делах, а сам он будет «безапелляционным их вершителем». В ответ на это 8 марта 6 членов Синода подписали заявление, что они не могут брать на себя ответственность за навязанные им обер-прокурором или правительством постановления. Львов стремился как можно скорее «освободить» Церковь от «реакционного епископата». 6-7 марта были уволены на покой как «ставленники Распутина» Петроградский митр. Питирим (Окнов) и Тобольский и Сибирский архиеп. Варнава (Накропин). Вынужден был под давлением уйти «на покой» Московский митр. свт. Макарий (Невский). За этим последовала волна увольнений архиереев др. епархий. Противоречия в отношениях обер-прокурора с церковными иерархами объяснялись не только его личными качествами, но и тем обстоятельством, что «прежде фигура обер-прокурора... была личным органом царской власти, самой же Церковью миропомазанной и призванной к церковным делам». Теперь же «обер-прокурор, назначающий и изгоняющий епископов, и самый Св. Синод, в качестве органа светского, внеконфессионального правительства - это nonsens и каноническая обида для Церкви» (Карташёв. Временное правительство и Рус. Церковь. С. 15).

Временное правительство не решалось на немедленное упразднение обер-прокуратуры и отмену ее полномочий. Оно, действуя в духе прежней имп. власти, присвоило себе право утверждать решения Синода, назначать и увольнять его членов, а также издавать постановления и декреты, изменявшие статус РПЦ в гос-ве, определять права и обязанности населения разных вероисповеданий. Синод был вынужден смириться с данной ситуацией. 9 марта последовало новое обращение Синода ко всем чадам Православной Российской Церкви: «Свершилась воля Божия... Доверьтесь Временному правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни... Св. Синод усердно молит Всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного Российского правительства, да даст ему силу, крепость и мудрость...» (ЦВед. 1917. № 9-15. С. 57).

В условиях нового гос. устройства и военного времени (первая мировая война) одним из первых правовых актов правительства стало постановление от 7 марта с новым текстом воинской присяги (Сб. указов и постановлений Временного правительства. Пг., 1917. Вып. 1. Отд. III. № 7. С. 269-270). Наряду с вариантами текста, предусмотренными для последователей различных вероисповеданий, был также принят вариант, приемлемый и для неверующих.

В марте по инициативе депутатов Государственной думы от духовенства совместно с представителями др. фракций в думе и видными общественными деятелями был образован Совет по делам православной Церкви. Он просуществовал недолго, но успел подготовить ряд епархиальных съездов. Большинство съездов духовенства и мирян, особенно на уездном уровне, собирались стихийно. Они объявляли о своем подчинении Временному правительству и о поддержке его политики. На этих съездах были выдвинуты радикальные требования реформирования всех церковных структур.

Революция была восторженно встречена «гонимыми» и «терпимыми» исповеданиями, приветствия новой власти посылали старообрядцы, армяне, католики, протестанты, иудеи, мусульмане. Все они выражали надежду на изменение своего положения в гос-ве. Наиболее активно действовали католики. В мае митр. Андрей Шептицкий с разрешения Временного правительства созвал Собор рус. католиков, на к-ром был создан Экзархат для католиков вост. обряда России. Экзархом стал Леонид Фёдоров.

20 марта Временное правительство издало один из наиболее важных правовых документов - постановление «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» (Там же. Отд. II. № 32. С. 46-49). В постановлении объявлялось о равенстве всех религий перед законом. Отменялись все действовавшие ранее ограничения в правах в зависимости от вероисповедания и национальности (права жительства и передвижения, собственности, рода занятий, поступления на гос. службу, в учебные заведения и др.). Одновременно в ряд разделов российского законодательства были внесены изменения. В частности, отменялись наказания за вступление в брак лиц христ. исповеданий с иудеями, мусульманами, язычниками, устранялись запреты на усыновление лиц христ. исповедания нехристианами, снимались ограничения на строительство синагог, мечетей и др.

В Департаменте духовных дел иностранных исповеданий МВД, во главе к-рого стоял С. А. Котляревский, шла работа по реформированию всего религиозно-гражданского законодательства. В апр. в системе МВД для изучения поступавших от представителей конфессий предложений и подготовки вероисповедных законопроектов было создано Особое совещание по общим вероисповедным вопросам. В необходимых случаях проблемы деятельности конфессий выносились на рассмотрение Юридического совещания при Временном правительстве. Департамент обеспечивал участие в разработке законопроектов представителей религ. орг-ций, научных учреждений, общественности. Была создана Комиссия по делам Римско-католической Церкви для пересмотра действующих законов. МВД пошло навстречу мусульманам, желавшим иметь выборное высшее духовенство, утвердив в должности муфтиев, избранных мусульм. съездами. В то же время правительство в условиях военного времени отказало представителям различных религ. групп (духоборцам, толстовцам и др.) в возможности не проходить воинскую службу по религ. мотивам.

25 марта было обнародовано постановление «Об отмене ограничений в правах белого духовенства и монашествующих, добровольно, с разрешения духовной власти, слагающих с себя духовный сан, а также лишенных сана по суду духовному» (Там же. № 41. С. 69). Священнослужители и монашествующие в таких случаях сохраняли все права, состояния, ученые степени и гос. чины.

22 марта Львов передал офиц. орган Синода «Всероссийский церковно-общественный вестник» в редакционную коллегию Петроградской ДА, что вызвало протест членов Синода. Во-первых, журнал попал в руки церковных модернистов во главе с проф. Петроградской ДА Б. В. Титлиновым, к-рый впосл. присоединился к обновленческому расколу. Во-вторых, решение о передаче было юридически неправомочно, т. к. обсуждалось при неполном составе Синода и было подписано всего 2 его членами.

В ответ на этот протест в апр. по инициативе обер-прокурора Львова была произведена смена состава Синода. 14 апр. Временное правительство выпустило указ об освобождении от присутствия в Синоде Киевского митр. Владимира (первенствующий член Синода), архиепископов Новгородского Арсения (Стадницкого), Литовского свт. Тихона (Белавина), Гродненского Михаила (Ермакова), Нижегородского сщмч. Иоакима (Левицкого), Черниговского сщмч. Василия (Богоявленского), протопресвитеров Александра Дернова и Георгия Шавельского с оставлением на летнюю сессию Синода Финляндского архиеп. Сергия (Страгородского) и вызовом для присутствия в Синоде экзарха Грузии архиеп. Платона (Рождественского), Ярославского архиеп. сщмч. Агафангела (Преображенского), Уфимского еп. Андрея (Ухтомского), Самарского еп. Михаила (Богданова), протопр. Успенского собора Московского Кремля Николая Любимова, прот. Александра Рождественского, членов Государственной думы прот. Александра Смирнова и прот. Феодора Филоненко (ЦВед. 1917. № 16-17. С. 83). Уволенные члены Синода направили Временному правительству протест против этого акта, в к-ром признали такой способ формирования Синода не соответствующим каноническим требованиям. От их имени Киевский митр. Владимир обратился с письмом к председателю Временного правительства кн. Г. Е. Львову с просьбой прекратить произвольные увольнения и назначения членов Синода. Однако правительство не отреагировало на это заявление, и 26 апр. члены нового состава Синода собрались на 1-е заседание.

Вместе с тем Временное правительство официально заявляло о своем невмешательстве в церковную жизнь. Так, 16 мая Львов указывал губ. комиссарам, что церковная жизнь определяется лишь церковными законами, часто практикуемое вмешательство в нее местных властей является недопустимым и противозаконным. Правительство также пыталось приостановить натиск на церковно-монастырскую собственность со стороны Советов рабочих и солдатских депутатов и др. светских орг-ций.

Вопрос о возможном отделении Церкви от гос-ва в России активно обсуждался в обществе. Весной и в начале лета он поднимался на нек-рых съездах духовенства и мирян в Воронежской, Тверской, Орловской и др. губерниях. Бо́льшая часть духовенства придерживалась следующей позиции: «Православная Церковь не может быть отделена от государства, но должна быть свободна от всякого влияния на нее гражданского управления и управляться только церковными законами. Государство обязано признать православную веру как первую между равными... обеспечить православное духовенство жалованьем и пенсией, содержать на государственные средства учебные заведения, подготавливающие пастырей Церкви, и установить во всех учебных заведениях преподавание Закона Божия на одинаковых с другими предметами правилах, оплачивая труд законоучителей» (Вестн. Временного правительства. 1917. № 49). Этот вопрос поднимался и на проходившем 1-12 июня 1917 г. в Москве Всероссийском съезде духовенства и мирян, на к-ром рассматривались проблемы преобразований в РПЦ, вопросы об отношении Церкви к революции и о проблемах взаимоотношения гос-ва и Церкви. Выступивший от имени Временного правительства В. Львов заявил, что целью власти является отделение Церкви от гос-ва, но необходима долговременная подготовка к этому акту через дарование Церкви свободы и разграничение гос. и церковных полномочий. Делегаты съезда отказались принять данную позицию, рассчитывая на сохранение привилегий правосл. Церкви (при гарантированной свободе вероисповедания).

Актуальным оставался вопрос относительно судьбы церковноприходских школ, сохранить ли их в ведении РПЦ при одновременном продолжении гос. финансирования, или передать в ведение Мин-ва народного просвещения. Этот вопрос активно дебатировался в церковных и политических кругах, среди преподавателей. В церковной среде большинство высказывалось за сохранение церковноприходских школ в ведении РПЦ. 20 июня Временное правительство приняло постановление об объединении учебных заведений разных ведомств (в т. ч. церковноприходских школ, к-рых насчитывалось тогда 37 тыс.) в ведомстве Мин-ва народного просвещения (Там же. № 89). Постановление наносило РПЦ тяжелый удар, т. к. она утрачивала влияние на народное образование и теряла значительное имущество. Это вызвало протест со стороны Синода, к-рый предлагал отложить окончательное решение вопроса до Учредительного собрания.

Дебатировался и вопрос о преподавании Закона Божия в гос. школе. Гос. комитет по народному образованию подготовил законопроект о преподавании Закона Божия в учебных заведениях Мин-ва народного просвещения. Согласно проекту, во всех заведениях, кроме высших, обеспечивалась возможность обучаться Закону Божию, но обучение этому предмету не являлось обязательным. Частным же лицам и об-вам предоставлялось право открывать учебные заведения без преподавания данного предмета. Синод в обращении к Временному правительству от 28 июня 1917 г. предлагал вопрос о коренных изменениях в положении преподавания религии в школах вынести на обсуждение Учредительного собрания.

Важное место в деятельности РПЦ при Временном правительстве занимали подготовка и созыв Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Еще 29 апр. Синод обратился с «Посланием к архипастырям, пастырям и всем верным чадам Российской Православной Церкви» (ЦВед. 1917. № 18-19), к-рое, в частности, возвещало о предстоящем созыве Поместного Собора. Вскоре была образована подготовительная комиссия, получившая наименование Предсоборного совета, к-рый должен был определить порядок выборов членов Собора и программу его деятельности. Предсоборный совет 1917 г. открылся 12 июня. За основу подготавливаемых проектов решено было взять материалы Предсоборного присутствия РПЦ 1906 г. и Предсоборного совещания РПЦ 1912 г. На базе выработанных предложений Предсоборного совета было составлено положение «О созыве Поместного Собора Православной Всероссийской Церкви», изданное 5 июля (Там же. № 29). 13 июля Предсоборный совет принял проект статей о правовом положении РПЦ, в к-ром заявлялось, что Православие должно занимать первое среди др. конфессий и наиболее привилегированное положение в гос-ве. Будучи независимой от гражданской власти, Церковь должна получать гос. субсидии и пользоваться различными преимуществами. Так, глава гос-ва и министр исповеданий должны быть православными, особо чтимые Церковью праздничные дни должны стать неприсутственными и т. д.

Однако Временное правительство продолжало вести курс на построение внеконфессионального гос-ва. 14 июля принято постановление «О свободе совести» (Вестн. Временного правительства. 1917. № 109), вышедшее из стен Департамента духовных дел иностранных исповеданий МВД. Постановление закрепило и конкретизировало принципы, заложенные в законодательных актах Временного правительства в отношении вероисповеданий. Оно провозглашало свободу совести, определение принадлежности к вероисповеданию малолетних (до 9 лет) родителями или опекунами, свободу религ. самоопределения для каждого гражданина, достигшего 14-летнего возраста, отмену правовых ограничений по конфессиональному признаку, свободу перехода из одной конфессии в другую (кроме «изуверных учений») и признания себя не принадлежащим ни к какой вере. В последнем случае акты гражданского состояния велись органами местного самоуправления.

25 июля под давлением Церкви В. Львов был уволен с поста обер-прокурора Синода, на его место был назначен проф. А. В. Карташёв (состоял в партии кадетов). На своем посту он занялся вопросом учреждения поста министра исповеданий. К разработке законопроекта были привлечены С. Г. Рункевич, П. В. Гурьев и юристы В. Д. Набоков и барон Б. Э. Нольде. После обсуждения текста законопроекта в Юридическом совещании правительство 5 авг. утвердило его (Там же. № 127). Был отменен пост обер-прокурора и учреждено Мин-во исповеданий в составе Временного правительства. Во главе мин-ва был поставлен тот же Карташёв, при нем назначались 2 товарища. В Мин-во исповеданий передавались дела ведомства обер-прокурора Синода и Департамента духовных дел иностранных исповеданий МВД. Это положение было объявлено временным вплоть до выработки Поместным Собором РПЦ новых основ церковного управления. Задачей мин-ва стало практическое осуществление постановления «О свободе совести», при этом министр и его товарищи по должности принадлежали к правосл. исповеданию, руководство ведомства (Карташёв, Котляревский) развивало идею покровительственного отношения гос-ва к правосл. Церкви и «культурного сотрудничества».

Представители отдельных конфессий и левых партий восприняли создание мин-ва как отступление от принципов светского внеконфессионального гос-ва, возвращение к временам существования «особых» отношений гос-ва и правосл. Церкви и выразили свой протест. Однако Временное правительство, в к-ром с июля главную роль играли социалисты, не собиралось предоставлять Православию привилегированный статус среди вероисповеданий, речь шла о постепенном отделении РПЦ от гос-ва. Правительство не отказывалось от принципа светскости и от тех законодательных актов по вопросам свободы совести, к-рые были приняты ранее. Продолжая расширять права инославных исповеданий, Временное правительство 25 авг. утвердило положение «Об изменении действующих узаконений по делам Римско-католической церкви в России» (Там же. № 144), выработанное Комиссией по делам Римско-католической Церкви. Католики получили право учреждать епархии, устраивать братства, монашеские ордены, строить костелы и т. д., лишь информируя об этом гражданские власти. Сохранялось гос. содержание католич. духовенства. Действие этого положения распространялось и на униатов. Временное правительство предоставило ламаистам право именоваться в офиц. документах буддистами (Там же. № 152). На совещании по делам старообрядцев обсуждался вопрос о предоставлении им широких прав, но выработать единый законопроект оказалось невозможным из-за разделённости старообрядчества на различные толки.

Главным событием в жизни правосл. Церкви при Временном правительстве стал Поместный Собор, открывшийся в Москве 15 авг., в день Успения Пресв. Богородицы. Временное правительство рассматривало его как учредительное собрание по делам РПЦ. Согласно постановлению правительства от 11 авг. (Там же. № 143), выработанные Собором решения надлежало представлять на утверждение светской власти.

С падением Временного правительства 25 окт. 1917 г. было упразднено и Мин-во исповеданий. В целом, несмотря на нек-рую противоречивость своего курса, Временное правительство готовило почву для отделения Церкви от гос-ва и создания внеконфессиональной системы. С этой целью РПЦ постепенно освобождалась от опеки гос. власти и одновременно лишалась своих привилегий, но этот процесс не был доведен до конца. Как и в др. своих начинаниях, Временное правительство рассчитывало на окончательное решение конфессионального вопроса после Учредительного собрания.

Правосл. Церковь при Временном правительстве переживала нелегкие времена. В прессе публиковалось множество статей с нападками на РПЦ. Во время волны увольнений архиереев лишились своих кафедр мн. достойные деятели Церкви. Резко ухудшилось материальное положение духовенства сельских приходов: им устанавливали мизерные таксы за требы, и священник не мог прокормить свою, обычно большую, семью. Летом и осенью 1917 г., когда Временное правительство стало терять контроль над политической ситуацией, страну охватила стихия анархии. Начались захваты наряду с помещичьими землями и церковных земель, и имущества, сопровождаемые актами насилия над церковнослужителями. На заседаниях Поместного Собора приводились факты физической расправы над приходскими священниками. Все это происходило еще до прихода к власти большевиков и в известной мере явилось прологом для последующих жестоких гонений на Церковь. Однако при Временном правительстве подобные действия отнюдь не были санкционированы властью, вероисповедная политика Временного правительства принципиально отличалась от политики советского гос-ва.

При Временном правительстве в РПЦ складывалось обновленческое движение и развивались центробежные течения на национальных окраинах. Уже 12 марта 1917 г. на Соборе в Мцхете часть епископов груз. экзархата и представители клириков и мирян в одностороннем порядке объявили о восстановлении автокефалии Грузинской Церкви. 27 марта Временное правительство постановило признать автокефалию, но в качестве «национально-грузинской» Церкви, к-рой не должны были подчиняться негруз. приходы. Окончательное установление правового положения Грузинской Церкви предоставлялось Учредительному собранию (Сб. указов и постановлений Временного правительства. Пг., 1917. Вып. 1. Отд. IV. № 2. С. 305-306). Поместный Собор РПЦ не признал автокефалии Грузинской Церкви. В рамках груз. автокефалии возникло абх. национальное религ. движение. Весной 1917 г. начало активно развиваться сепаратистское движение на Украине, ставившее своей целью автокефалию Украинской Церкви. Национально-религ. движения возникли в Бессарабии, Латвии, Эстонии, Финляндии.

Ист.: Определения Святейшего Синода за 6 марта - 4 окт. 1917 г. // ЦВед. 1917. № 9-42; Сб. указов и постановлений Временного правительства. Пг., 1917. 2 вып.; Собор, 1918. Деяния. Т. 1; Жевахов Н. Д. Восп. тов. обер-прокурора Св. Синода. М., 1993. 2 т.; Любимов Н., протопр. Дневник о заседаниях вновь сформированного Синода (12 апр.- 12 июня 1917 г.) // Рос. Церковь в годы революции (1917-1918). М., 1995. С. 15-120. (Мат-лы по истории Церкви; Кн. 8); Февральская революция: Сб. док-тов. М., 1996; Грюнберг П. Н. О положении епископата РПЦ при Временном правительстве: (По новооткрытым источникам) // Из истории рос. иерархии: Ст. и док-ты. М., 2002. С. 69-163.
Лит.: Титлинов Б. В. Церковь во время революции. Пг., 1924; Карташёв А. В. Временное правительство и Рус. Церковь // Из истории христ. Церкви на родине и за рубежом в XX ст.: Сб. М., 1995. С. 9-27. (Мат-лы по истории Церкви; Кн. 5); Фруменкова Т. Г. Высшее правосл. духовенство России в 1917 г. // Из глубины времен. СПб., 1995. № 5. С. 74-94; она же. Синод и Февральская революция // Февральская революция: Сб. науч. ст. СПб., 1995; она же. Деятельность В. Н. Львова на посту обер-прокурора Св. Синода // Рос. интеллигенция на ист. переломе: 1-я треть XX в.: Сб. СПб., 1996; Бовкало А. А. Февральская революция и проблемы взаимоотношений Церкви и гос-ва // Церковь и гос-во в рус. правосл. и зап. лат. традициях: Мат-лы конф. 22-23 марта 1996 г. СПб., 1996; Смолич. История РЦ. Кн. 8. Ч. 2. С. 720-743; Редькина О. Ю. Политика Временного правительства (февр.-окт. 1917 г.) в отношении инославных и иноверных исповеданий // Гос-во, религия, Церковь в России и за рубежом: Информ.-аналит. бюл. 1998. № 5. С. 64-85; Одинцов М. И. На пути к Поместному Собору (февр.-авг. 1917 г.) // Религиоведение. 2001. № 2. С. 9-30; Соколов А. В. Св. Синод и Временное правительство: Февр.-апр. 1917 г. // Вестн. молодых ученых: Ист. науки. 2001. № 2; Гайда Ф. А. Рус. Церковь и полит. ситуация после Февральской революции 1917 г.: (К постановке вопроса) // Из истории рос. иерархии: Ст. и док-ты. М., 2002. С. 60-68; Бабкин М. А. Духовенство РПЦ и Февральская революция 1917 г. М., 2002; Фирсов С. Л. Рус. Церковь накануне перемен: (Кон. 1890-1918 гг.). М., 2002. С. 485-565.
В. А. Фёдоров
Ключевые слова:
Россия. История. XIX в. Россия. История. XX - XXI вв. Церковь и государство в России Русская Православная Церковь. История. Синодальный период (1700 - 1917 гг.) Русская Православная Церковь. История. XX–XXI вв. Поместный Собор 1917 - 1918 гг. Временное правительство и его вероисповедная политика
См.также:
АЛЕКСАНДР I ПАВЛОВИЧ Благословенный (1777-1825), имп. Всероссийский (с 12 марта 1801)
АЛЕКСАНДР II НИКОЛАЕВИЧ Освободитель (1818 - 1881), имп. Всероссйский (с 19 февр. 1855)
АЛЕКСАНДР III АЛЕКСАНДРОВИЧ Миротворец (1845-1894), имп. Всероссийский (с 1 марта 1881)
АЛЕКСИЙ I (Симанский Сергей Владимирович; 1877 - 1970), Патриарх Московский и всея Руси, в 1945-1970
АЛЕКСИЙ II (Ридигер Алексей Михайлович; 1929 - 2008), Патриарх Московский и всея Руси (1990–2008)
АНТОНИЙ (Храповицкий; 1863-1936), митр. Киевский и Галицкий, первоиерарх РПЦЗ
БЕЗБОЖНАЯ ПЯТИЛЕТКА форма централизованного планирования антирелигиозных мероприятий Союза воинствующих безбожников
«БЕЗБОЖНИК» периодические атеистические издания в СССР
«ВОИНСТВУЮЩИЙ АТЕИЗМ» ежемесячный журнал, орган Центрального совета Союза воинствующих безбожников СССР
ВРЕМЕННОЕ ВЫСШЕЕ ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ (ВВЦУ ЮВР), сформировано на Юго-Восточном Русском Церковном Соборе ( 19-24 мая 1919 г.)
ВРЕМЕННЫЙ СВЯЩЕННЫЙ СИНОД учрежден в 1923 г. св. Тихоном, Патриархом Московским и всея России
ЕДИНОВЕРИЕ отдел старообрядчества, допущенный на основании единства в вере в общение с РПЦ
ЕЛЬЦИН Борис Николаевич (1931 - 2007), гос. и политический деятель, Президент Российской Федерации (1991-1999)
АХМАТОВ Алексей Петрович (1817-1870), обер-прокур Святейшего Синода