Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БРАТСТВА ПРАВОСЛАВНЫЕ
Т. 6, С. 201-213 опубликовано: 17 ноября 2009г.


БРАТСТВА ПРАВОСЛАВНЫЕ

добровольные объединения мирян, обычно при приходских храмах (реже при монастырских), задачей Б. п. является попечение о храме, просветительская, образовательная, благотворительная деятельность, защита Православия.

Б. п. на Украине и в Белоруссии в XVI-XVII вв.

Происхождение Б. п. связано с развитием различных видов объединений правосл. мирян: приходских общин, «медовых» союзов, ремесленных цехов, групп коллективных патронов. Наиболее архаичной формой объединения мирян на украинско-белорус. землях является «медовое» братство, главная функция к-рого сводилась к ритуальному употреблению меда в дни, посвященные первоначально богам - покровителям местной общины, затем христ. праздникам. С развитием общественных отношений при храмах формировались союзы представителей определенных профессий или социальных групп - ремесленные цеха, братства представителей городской верхушки и т. д. Наиболее поздней формой союзов следует считать коллективные объединения мирян - патронов храма. Между различными видами союзов не существовало четкой границы, наименование «братство» применялось по отношению ко всем рассмотренным союзам мирян (напр., из 26 братств, наиболее активно действовавших в кон. ХVI в. на украинско-белорус. землях, 7 объединений регулярно сытили мед и по этому признаку могут считаться «медовыми» братствами, 4 союза являлись ремесленными цехами, 6 - общегородскими объединениями, 2 совмещали в себе различные признаки).

В сер. XVI в. ряд приходов Перемышльской и Львовской епархий сочли необходимым юридически закрепить традиц. для правосл. общин права и функции и по образцу католич. союзов образовать особые приходские братства, получившие наименование «духовных»: были созданы Львовские Благовещенское (1542) и Никольское (1544) братства, Дрогобычское Крестовоздвиженское (1556), Вишенское Троицкое (1563) и, возможно, Перемышльское Рождества Иоанна Крестителя (1571). Все они получили письменное подтверждение своих прав от епархиальных архиереев. Эти права заключались в способствовании «душевному избавлению и по смерти покою и на память вечноя предком и родителям их». Братчики брали на себя обязательства помогать заболевшим и обедневшим членам братства и участвовать в похоронах, на деньги братчиков ежегодно служились 4 заупокойные службы и 1 молебен. Кроме того, отдельные общины, обычно в крупных городах, где проблема защиты правосл. храмов от посягательств католиков стояла очень остро, имели письменное подтверждение своего права опеки над храмом (львовские мещане получили такое право по отношению к Успенской ц. еще в сер. XV в.).

Говорить о возникновении собственно Б. п., имевших устав и четко сформулированные задачи деятельности, можно с кон. XVI в. Первым получило организационное оформление Львовское Успенское братство, устав к-рого в 1586 г. был утвержден Антиохийским Патриархом Иоакимом. В 1590 г. братство было изъято из юрисдикции Львовского епископа и подчинено Киевскому митрополиту. В 1593 г. стало Патриаршей ставропигией. К кон. XVI в. можно говорить о существовании на украинско-белорус. землях по меньшей мере 38 Б. п., координировавших свою деятельность в рамках братского движения (далеко не все существовавшие в то время братства участвовали в этом движении).

Большинство братств на западнорус. землях в XVI в. создавалось при приходских храмах, в XVII в.- при мон-рях. В отличие от католич. братств при правосл. храмах основывался только 1 союз. Б. п. назывались по храму или мон-рю, при к-ром существовали, большинство братчиков было прихожанами данного храма, хотя вступить в братство могли представители всех сословий вне зависимости от места жительства. Братчики были обязаны заботиться о содержании храма и причта и обладали определенными правами по отношению к храму. При вступлении в братство братчик под страхом церковного отлучения всей семьи клялся исполнять все решения братства и возложенные на него обязанности. В случае смерти братчика или члена его семьи все члены союза обязаны были участвовать в похоронах, дважды в год в церкви служились заупокойные службы. Ежемесячно братчики собирались для решения текущих дел и чтения духовной лит-ры. Др. встречи имели место во время главных церковных праздников (Пасха, Рождество Христово, Успение Пресв. Богородицы и др.), по случаю к-рых устраивался пир вскладчину - братчина. Ежегодно происходили перевыборы руководства братства: старших братчиков (их могло быть от 2 до 6 чел.), др. должностных лиц (казначея, писаря, сборщиков милостыни, попечителей храма, богадельни, школы) и ревизия братской казны. Казна состояла из вступительного и ежегодных взносов братчиков, штрафов за проступки, добровольных пожертвований, в т. ч. завещаний, средств от аренды или продажи братского имущества и книгоизд-ва. Размер казны колебался от неск. десятков до неск. тысяч польск. злотых в разных объединениях.

Недвижимое имущество братства составляли братский дом, в к-ром проходили общие собрания, здания, где жил церковный причт, располагались богадельня, школа, типография. Братские церковь или мон-рь являлись братским имуществом только в том случае, если эти здания были построены за счет членов братства, а не просто переданы ему в попечение. Братство было обязано заботиться о храме, ремонтировать и возобновлять его в случае пожара или др. разрушения, украшать по мере возможности и снабжать необходимыми богослужебными принадлежностями. Наличие собственного храма не считалось обязательным, братство могло владеть приделом в церкви или часовней. Братство должно было оплачивать причту заупокойные службы, молебны и чтение помянника; в отдельных братствах духовенству давали «милостыню» на большие праздники и «на богомолье». Если братство владело всем храмом, то братский священник являлся настоятелем; если же братству принадлежал придел, оно нанимало отдельный причт.

Устройство богадельни («шпиталя»), к-рая являлась средством социального страхования преимущественно для самих братчиков и членов их семей, занимало важное место в деятельности братства. В крупных объединениях «шпиталь» состоял из 3 отд-ний: гостиницы, отд-ния для нищих, калек и сирот и дома для престарелых. Функции дома для престарелых выполняли также братские мон-ри. Формы проявления благотворительности включали в себя пожизненное проживание в мон-ре (богадельне), освобождение от уплаты за обучение ребенка в школе. Вопреки распространенной т. зр. масштаб благотворительности правосл. объединений был весьма скромным и несопоставимым с помощью, к-рую предоставляли католич. союзы.

Важнейшим направлением деятельности братств и наиболее действенной мерой борьбы против перехода православных в католицизм, протестантизм и унию являлась организация школ (см. Братские школы). Наиболее известными были львовская, виленская, киевская и луцкая школы, уч-ща существовали также при небольших сельских союзах. Ряд братств получил право на создание типографий (Львовское Успенское, Виленское, Могилёвское, Киевское). Братства выпускали учебники, полемические произведения, богослужебные и четьи книги, братские документы, постановления Соборов Западнорусской митрополии. После 1596 г. основными направлениями деятельности братских типографий стала борьба с Брестской унией и выпуск богослужебной лит-ры. (Низкий спрос на правосл. лит-ру и книги на «простой мове» делал их издание нерентабельным, тираж наиболее известной львовской «Грамматики» не был распродан и 20 лет спустя после ее издания.)

Большинство Б. п. участвовали в братском движении, характерными чертами к-рого были: признание старшинства Львовского Успенского братства («по чину братства Львовского»); регулярные контакты между братствами, заключавшиеся в обмене посланиями, лит-рой, деньгами, в переходе учителей и проповедников (наиболее активными были взаимоотношения между Львовским Успенским и Виленским Свято-Троицким братствами); совместные акции - выступления против действий отдельных архиереев, обращения к светским властям Речи Посполитой, участие в Соборах Киевской митрополии.

Одним из главных проявлений внутреннего кризиса, охватившего правосл. Церковь на украинско-белорус. землях во 2-й пол. XVI в., стал рост напряженности в отношениях между епископами, часто нарушавшими свой архипастырский долг и церковные каноны, и паствой, в первую очередь ее наиболее сознательной и активной частью - братствами. Серьезные усилия по улучшению положения правосл. Церкви в Речи Посполитой (в частности, просветительская деятельность) предпринимались не епископами, а Б. п. (прежде всего в Вильно и Киеве), в состав к-рых стали постепенно вступать правосл. вельможи и дворянство. Братства имели основание считать себя едва ли не главной силой, способной вывести правосл. Церковь из кризиса.

Особенно остро конфликт между епархиальным архиереем и Б. п. развивался во Львовской епархии. Успенское братство неоднократно жаловалось К-польским Патриархам на действия еп. Гедеона (Балабана), в частности, в 1586 г. оно направило Патриарху Феолипту II послание с обличением пастырей, к-рые выступают против «учения и учащих» и не только не наставляют на путь истины недостойных священников, но и покрывают их беззакония. После того как еп. Гедеон пытался силой захватить Уневский и Онуфриевский мон-ри, а также типографию, принадлежавшие Успенскому братству, спор рассматривался в 1589 г. на Соборе западнорус. архиереев во главе с К-польским Патриархом Иеремией II, Собор постановил подчинить братский Онуфриевский мон-рь Киевскому митрополиту.

Необходимость преобразований в Церкви обсуждалась на Брестских Соборах Западнорусской митрополии (1590-1594), в к-рых самое активное участие приняли Б. п. К Собору 1594 г. обратились Виленское братство и правосл. дворянство Великого княжества Литовского с важными предложениями, направленными против епископов, к-рых воспринимали как препятствие на пути к улучшению положения Церкви. По мнению авторов обращения, доходы епископских кафедр должны использоваться на содержание школ, строительство храмов и больниц. Предлагалось в судебном порядке преследовать противников Б. п., признать монополию братств на создание школ и типографий, учредить братства и братские школы в центре каждого повета, подчинить духовенство всех братских храмов непосредственно Киевскому митрополиту, к-рый должен рукополагать кандидатов, избранных мирянами. Избрание епископов и митрополита также должно происходить только «с согласия мирских людей». По мнению авторов обращения, в Речи Посполитой требовалось постоянное присутствие Патриаршего экзарха, чьей задачей, очевидно, являлся контроль за действиями епископов. Архиереи, присутствовавшие на Соборе, во главе с митр. Михаилом (Рагозой) и Владимиро-Волынским еп. Ипатием (Потеем) не согласились на эти предложения. Никаких решений, в чем-либо ущемлявших епископов, Собор не принял. Деятельность братств была одобрена, но Собор постановил, что братские священники должны подчиняться власти епархиальных архиереев, с разрешения к-рых должно осуществляться издание лит-ры.

К кон. XVI в. Б. п. стали представлять реальную угрозу для западнорус. архиереев, не без основания опасавшихся, что К-польский Патриарх по просьбе братств проведет Собор, на к-ром будут рассмотрены злоупотребления епископов. (В 1592 Львовское братство обратилось к К-польскому Патриарху Иеремии II с просьбой прислать в Речь Посполитую Патриаршего экзарха для суда над недостойными архиереями и смещения их с кафедр; с такой же просьбой братство неоднократно обращалось и к Александрийскому Патриарху Мелетию Пигасу, прося его посетить Киевскую митрополию.) В этих условиях у епископов Киевской митрополии постепенно стало складываться решение во избежание угрожавшей им опасности подчиниться власти Римского папы. При этом следует отметить, что именно те архиереи, к-рые вступали в конфликты с братствами, в итоге сохранили верность Православию (Львовский Гедеон (Балабан) и Перемышльский Михаил (Копыстенский)). В «артикулах» епископов-униатов содержится требование вернуть братства под власть епархиальных архиереев «по стародавнему обычаю»; королевская грамота с условиями унии подтвердила правомочность существования только тех церковных братств, к-рые признают верховенство Римского папы и своих епископов.

После того как стали известны планы западнорус. епископов заключить унию с католич. Церковью, Б. п. возглавили движение в защиту Православия. На правосл. Брестском Соборе в 1596 г. присутствовали представители более 20 братств, протестовавших против заключения унии. Широко известна деятельность проповедника Виленского Троицкого братства Стефана Зизания (см. Зизании), сначала боровшегося против планов унии, после 1596 г. обличавшего униатских иерархов. Братства предпринимали совместные акции по защите правосл. веры. Одной из форм борьбы стали регулярные протесты в судах и сеймах коронных земель и Великого княжества Литовского против действий униатской иерархии и католич. властей. Начиная с 1599 г. встречаются сведения о подписании соглашений о взаимопомощи, совместных действиях и денежных складчинах между 11 львовскими братствами во главе с Успенским для посылки объединенной делегации к королевскому двору. Виленское братство, изгнанное униатами из Свято-Троицкого мон-ря и выстроившее Свято-Духов мон-рь, помимо участия в подобных акциях печатало антиуниатскую лит-ру, противостояло нападкам со стороны виленской иезуитской коллегии.

В нач. XVII в. Б. п. являлись организаторами сопротивления униатским властям в Вильно, Луцке, Слуцке, Полоцке и др. городах. Братства издали подавляющую часть антиуниатской и антикатолич. лит-ры. Именно поэтому униатские архиереи настойчиво стремились подчинить себе союзы мирян или уничтожить их. Напр., в Бресте местный еп. Ипатий (Потей) разогнал братство, отобрав у него школу и др. имущество. На рубеже XVI-XVII вв. основным покровителем братств стала правосл. шляхта. Церковные союзы при городских храмах оказались беззащитными перед действиями униатских архиереев, в то время как храмы, существовавшие на шляхетских землях, пользовались иммунитетом; но при переходе землевладельца в унию братство сразу же становилось униатским.

Несмотря на запрет со стороны королевских властей, братства поддерживали связи с К-польским Патриаршим Престолом и способствовали восстановлению правосл. иерархии в Киевской митрополии. Иерусалимский Патриарх Феофан, посетивший Киев в 1620 г., подтвердил привилегии ряда братств и даровал ставропигию Луцкому, Слуцкому и Киевскому Б. п. С 10-х гг. XVII в. союзником братств стало казачество, в 1620 г. казаки во главе с гетманом П. К. Сагайдачным вступили в состав киевского Богоявленского братства.

С 20-х гг. XVII в. влияние братств на церковную жизнь неуклонно падало, причиной чему был переход большой части правосл. шляхты в католичество и протестантизм, низкий социальный статус братчиков не позволял эффективно бороться с униатами и гос. властью. В 1-й трети XVII в. усилилось значение духовенства в братствах. Киевский митр. Иов (Борецкий) в 1628 г. предпринял попытку отменить особый статус ставропигийных братств и подчинить их епархиальным архиереям, однако потерпел неудачу. Деятельность митр. св. Петра (Могилы) по упорядочению внутрицерковной жизни способствовала уменьшению значения братств. В результате церковных реформ епископы восстановили контроль над союзами мирян, братское духовенство при поддержке епархиальных архиереев получило возможность участвовать в выработке принимаемых братствами решений. Продолжая оставаться центрами просвещения и книгопечатания, церковные союзы мирян потеряли самостоятельное значение. К сер. XVII в. братское движение распалось, интересы братств замкнулись в рамках собственных приходов. Изоляция отдельных союзов, постоянное давление со стороны униатской Церкви и католич. властей, отсутствие могущественных светских покровителей постепенно приводили либо к переходу Б. п. в унию (Львовское Успенское братство приняло унию в 1708), либо к превращению братств в «медовые» союзы, либо к распаду.

Ист.: Собрание древних грамот и актов городов Вильны, Ковна, Трок, православных монастырей и церквей и по разным предметам. Вильна, 1843. Ч. 2; Памятники, изданные временной комиссиею для разбора древних актов... при киевском, подольском и волынском ген.-губернаторе. К., 1845-1859. 4 т.; Monumenta confraternitatis stauropigianae Leopoliensis / Ed. W. Milkowicz. Leopolis, 1895.
Лит.: Голубев С. Т. Киевский митр. Петр Могила и его сподвижники. К., 1883-1898. 2 т.; Зилитинкевич И. П. Учреждение виленского Св.-Троицкого правосл. братства. Вильна, 1883; Крыловский А. С. Львовское ставропигиальное братство. К., 1904; Папков А. А. Братства: Очерк истории западнорус. правосл. братств. Серг. П., 1900; Ефименко А. Я. Южнорусские братства // он же. Южная Русь: Очерки, исследования, заметки. СПб., 1905. Т. 1. С. 206-297; Крамаренко М. Западнорусские церк. братства, их происхождение. К., 1913; Заикин В. Участие светского элемента в церк. управлении, выборное начало и «соборность» в Киевской митрополии в XVI и XVII вв. Варшава, 1930; Iсаєвич Я. Д. Братства та ïх роль в розвитку украïнськоï культури XVI-XVIII cт. К., 1966; он же. Найдавнiшi документи о дiяльнiстi братств на Украïнi // Iсторичнi джерела та iх використання: Зб. ст. / Ред. кол. I. Л. Бутич i iн. К., 1966. Вип. 22. С. 13-23; Kumor B. Kościelne stowarzyszenia świeckich na ziemiach polskich w okresie przedrozbiorowym // Księga tysiąclecia katolicyzmu w Polsce. Lublin, 1969. Cz.1. S. 503-545; Isajevich J. Between Eastern Tradition and the Influences from the West: Confraternities in early modern Ukraine and Byelorussia // Ricerche Slavistiche. R., 1990. Vol. 37. P. 269-293; Дмитриев М. В., Флоря Б. Н., Яковенко С. Г. Брестская уния 1596 г. и общественно-политическая борьба на Украине и в Белоруссии в кон. XVI - нач. XVII в. М., 1996. Ч. 1: Брестская уния 1596: Ист. причины события; История РЦ. Кн. 5, 6.
С. С. Лукашова

Б. п. в Российской империи в XIX - нач. XX в.

К нач. XIX в. Б. п., действовавшие в зап. районах Российской империи и испытывавшие сильное давление со стороны католиков и униатов, утратили свое церковно-общественное значение. Хотя предпринятая М. О. Кояловичем в 1862 г. поездка по Зап. краю выявила, что в Минской епархии почти при всех храмах (их было более 500) действовали братские общины, а во всех епархиях Зап. России насчитывалось, по мнению исследователя, ок. 1 тыс. братств, деятельность этих орг-ций ограничивалась участием в праздничных богослужениях, братских обедах (братчинах), братских праздниках и похоронах умерших членов братства и сбором взносов (редко превышавших 15 к. с братчика). Обычно такие Б. п., не имевшие юридического статуса, но порой имевшие свой устав, состояли из 100-200 членов, во главе их стояли старосты или старшие братчики.

В нач. 60-х гг. XIX в. правосл. население зап. губерний России возобновило свою апологетическую и миссионерскую деятельность, что в немалой степени было связано с желанием правительства создать в данном регионе общественную силу, способную противостоять польско-католич. влиянию, а также росту польск. сепаратизма (это стало весьма актуальным после польск. восстания 1863-1864). Кроме того, организации Б. п. способствовало неприятие мн. рус. церковными иерархами нек-рых церковных реформ 60-х гг. XIX в., в частности, введения не подотчетных духовенству церковных советов, к к-рым перешел контроль над финансовыми и хозяйственными делами приходов. Против системы церковных советов протестовали Московский митр. свт. Филарет (Дроздов), Херсонский архиеп. Димитрий (Муретов), др. архиереи. Желая представить альтернативу церковным советам, Киевский митр. Арсений (Москвин) благословил восстановление старинных Б. п. на основе единого устава для сельских братств Киевской епархии, опубликованного в 1862 г. (Киевские ЕВ. № 17). Главной целью таких братств было «содержание и украшение храма, поддержание и улучшение школы и госпиталя, пособие обедневшим братчикам, водворение в братстве добрых нравов и жития христианского». Летом 1863 г. Б. п. начали организационно оформляться в Минской и Полоцкой епархиях. Братства учреждались не только священнослужителями и мирянами, но и гос. структурами: в 1863 г. в целях ограничения влияния католиков, распространения образования среди белорус. населения в духе Православия и рус. народности и устройства народных школ в Вильне было создано Западнорус. братство Мин-ва народного просвещения.

8 мая 1864 г. были приняты «Основные правила для учреждения православных церковных братств». (Их проект составил министр внутренних дел П. А. Валуев, руководствуясь запиской «О положении православного духовенства в Западном крае» П. Н. Батюшкова.) Братства учреждались по благословению епархиального архиерея после согласования устава с губ. начальством. Воссоздаваемые Б. п. являлись историческими преемниками правосл. союзов, действовавших в XVI-XVII вв. Задачами Б. п. являлись: противодействие посягательствам на права Церкви со стороны иноверцев и раскольников; строительство и украшение правосл. храмов; дела благотворительности; духовное просвещение; взаимная поддержка. Процесс возникновения Б. п. в центр. и вост. епархиях Российской империи шел сложнее, встречая препятствия со стороны как светской, так и церковной властей. Известно, напр., что свт. Филарет (Дроздов) не благословил вел. кнг. Елене Павловне создание в 1865 г. братства оказания помощи бедным ученикам духовно-учебных заведений Московской епархии, сочтя эту затею несвоевременной. Однако активная и полезная деятельность Б. п., более эффективная, чем деятельность учрежденных почти одновременно с братствами церковных попечительств, вскоре заставила власти преодолеть недоверие к братствам.

Б. п. создавались обычно при приходских храмах, существовали также при мон-рях и даже при архиерейских домах, часть братств имела статус епархиальных. Епархиальные Б. п. могли уже в уставе содержать положения об обязательном или желательном открытии отд-ний при всех храмах епархии. К нач. 1893 г. в Российской империи действовали 159 Б. п., обладавших общим капиталом в 1629 тыс. 707 р., в них участвовали 37 642 братчика. Кол-во Б. п. резко возросло в нач. XX в., особенно в качестве реакции на революцию 1905 г. и первую мировую войну. Во время русско-япон. и первой мировой войн братства отправляли на фронт вещи и продукты, брали на себя попечение о сиротах и вдовах погибших воинов, финансировали создание лазаретов, осуществляли сборы теплых вещей, продуктов и лекарств для армии; братские церковные хоры давали концерты духовной музыки для раненых.

К 1917 г. число Б. п. достигло 700. Наиболее многочисленным было Тверское братство во имя св. арх. Михаила, насчитывавшее более 10 тыс. членов.

Управление Б. п.

обычно осуществляли советы, состоявшие из председателя, товарища председателя, членов совета, казначея и делопроизводителя (секретаря), избираемых на определенный срок (обычно до 3 лет) на общих собраниях братчиков. Председателями мн. Б. п. являлись правящие или викарные архиереи, реже - крупные чиновники или активные и уважаемые миряне. Нек-рые правосл. союзы были приняты под покровительство императора и др. представителей царской семьи (Киевское Владимирское, Костромское Александровское, Московское во имя свт. Николая, Холмское во имя Пресв. Богородицы, Кишинёвское в честь Покрова Богородицы, Прибалтийское во имя Христа Спасителя и др.). В нек-рых Б. п. активное участие принимали крестьяне, женщины (преимущественно в зап. губерниях и Прибалтике). Уставами отдельных братств (преимущественно в зап. епархиях) была предусмотрена возможность состоять в них лицам др. христ. исповеданий на правах членов-соревнователей с совещательным голосом.

Необходимые средства на деятельность Б. п. поступали от братских взносов, частных пожертвований, процентов от ценных бумаг, а также от братской деятельности: продажи книг, икон, от сдачи в аренду недвижимости, принадлежащей братству. Братским праздником являлся день памяти св. покровителя братства, когда все братчики участвовали в богослужении, молебне, панихиде о почивших братчиках и торжественном собрании, на к-ром оглашался годичный отчет о деятельности братства. Большинство Б. п. издавали отчеты о своей деятельности.

Религиозно-просветительская деятельность Б. п.

Феодор (Поздеевский), еп. Волоколамский.
Феодор (Поздеевский), еп. Волоколамский.

Феодор (Поздеевский), еп. Волоколамский.
Мн. советы братств выполняли функции епархиальных училищных советов и заведовали церковными школами разных типов (городскими, приходскими и епархиальными уч-щами и воскресными школами). К нач. 1891 г. на попечении 56 Б. п., выполнявших функции епархиальных училищных советов, находилось 5680 церковных школ во мн. епархиях РПЦ, в т. ч. во Владимирской, Минской, Московской, Нижегородской, Полтавской, С.-Петербургской, Смоленской, Тверской. В тех епархиях, где Б. п. не исполняли функций училищных советов, они оказывали помощь церковноприходским школам - финансовую, лит-рой и т. д. Б. п. сами учреждали специальные уч-ща и школы: иконописные (напр., в Холуе и Мстёре Владимирской епархии, Чернигове), пчеловодства (во Владимире, при Ипатьевском попечительстве), ремесленные и технические (в Костроме, Орле, Саратове), сельскохозяйственные и т. д. Сергиево-Посадское отд-ние Московского епархиального братства во имя свт. Алексия (председатель отд-ния - ректор МДА Волоколамский еп. Феодор (Поздеевский)) содержало школу-приют «Союз детей», где преподавали воспитатели и студенты МДА. При духовных учебных заведениях учреждались Б. п. для поддержки нуждающихся студентов и воспитанников (выделялись средства на лечение, на оплату обучения, книг, проезда до дома и т. д.). При МДА действовало братство во имя прп. Сергия (с 1880), при С.-Петербургской ДС - во имя св. ап. Иоанна Богослова (с 1900) и др.

Мн. Б. п. преследовали задачу просвещения взрослых посредством собеседований при храмах, организации народных чтений, распространения книг, брошюр и листков. За 1891 г. 58 Б. п., занимавшихся издательской деятельностью, продали 66 6371 и бесплатно распространили 491 594 книги, брошюры и листка. Крупнейшими издателями и распространителями правосл. лит-ры были Б. п.: Петропавловское в Орловской епархии, в честь Казанской иконы Божией Матери в Тамбовской епархии, во имя ап. Андрея в Херсонской епархии, Московское во имя свт. Петра, во имя свт. Николая в Минской епархии, Казанское во имя свт. Гурия. Книги распространялись через церковных старост, приходские лавки, специальные братские склады и б-ки или братчиков-книгонош. К нач. 1891 г. действовало 507 братских б-к и 485 книжных складов. Крупнейшим учредителем б-к к тому времени являлось Александро-Невское братство Владимирской епархии (286 б-к и 125 складов).

Деятельность мн. Б. п. имела миссионерскую направленность. В 1909 г. Святейший Синод рекомендовал епархиальным архиереям оказывать особую поддержку миссионерской работе Б. п. Крупнейшими противораскольническими братствами являлись Московское во имя свт. Петра (учреждено в 1872), Вятское во имя свт. Николая (с 1882) и братство во имя свт. Димитрия Ростовского в Томской епархии (с 1884). В 1892 г. братство свт. Петра напечатало ок. 120 тыс. экз. противостарообрядческих брошюр и книг, в печатном органе братства ж. «Братское слово» публиковались полемические статьи. Вятское братство содержало противораскольническую школу для приготовления взрослых крестьян к ведению собеседований со старообрядцами, а также 32 (в 1893) братские школы для крестьянских детей тех сел, где было распространено старообрядчество.

Крупнейшим миссионерским братством, деятельность к-рого была направлена на просвещение поволжских инородцев, являлось братство свт. Гурия Казанского, учрежденное в 1867 г. и содержавшее к нач. 1893 г. 130 школ (из них - 61 крещено-татарская, 51 чувашская, 3 черемисских, 8 вотяцких, 1 мордовская и 6 рус. противораскольнических). Мн. инородцы - выпускники братских школ впосл. принимали священный сан и становились просветителями своего народа. В 1875 г. Православное миссионерское об-во учредило при братстве переводческую комиссию, осуществлявшую переводы Свящ. Писания, богослужебной и просветительской лит-ры на языки народов России (татар., чуваш., черемисский, мордов., калм., якут. и др.), председателем комиссии до 1891 г. являлся один из учредителей братства - Н. И. Ильминский. Братство публиковало новые переводы: в 1875-1892 гг. вышли в свет 321 550 экз. книг на татар. языке, 185 140 экз.- на чуваш. языке, сотни тысяч экз. книг на др. языках крещеных народов Российской империи.

К. П. Победоносцев. Типолитография. 1892 г. (РГБ)
К. П. Победоносцев. Типолитография. 1892 г. (РГБ)

К. П. Победоносцев. Типолитография. 1892 г. (РГБ)

16 авг. 1892 г. с целью сбора средств для организации и финансирования церковноприходских школ и школ грамоты Якутской епархии было учреждено церковное братство во имя Христа Спасителя под председательством Якутского еп. Мелетия (Якимова), попечителями братства стали обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев, якут. губ. В. Н. Скрыпицын и иркутский ген.-губ. А. Д. Горемыкин. Среди задач братства были открытие новых и содержание уже имевшихся школ, утверждение инородцев в правосл. вере, распространение между ними рус. языка и грамотности, снабжение школ книгами и учебными пособиями, в т. ч. на якут. языке.

В 1907 г. при непосредственном участии Финляндского архиеп. Сергия (Страгородского) было открыто Карельское братство во имя св. вмч. Георгия Победоносца для «укрепления среди православных карел России русских церковных народных начал». Братство создало много сельских б-к с религиозно-просветительской лит-рой на рус., карел. и фин. языках, устраивало народные чтения, направляло средства на украшение бедных церквей и часовен, содействовало строительству храмов. В ведении братства находились вопросы учреждения бесплатных столовых, помощи беднейшим ученикам церковных школ. К решению просветительских задач братством было привлечено земство, к-рое заботилось об открытии медицинских пунктов в карел. деревнях, проведении новых дорог, жертвовало деньги на проекты братства. Братские отделы существовали в Петрозаводске, Повенце, Пудоже, Каргополе, Вытегре, Лодейном Поле, Олонце, с. Вознесенье. В работе братства принимали участие представители интеллигенции, духовенства, земства, местной администрации. Помимо Карельского в Сев.-Зап. крае были образованы Финляндское во имя преподобных Сергия и Германа Валаамских и Александро-Свирское братства.

Иером. Нестор (Анисимов). Фотография. 1912 г.
Иером. Нестор (Анисимов). Фотография. 1912 г.

Иером. Нестор (Анисимов). Фотография. 1912 г.

Очень активным с самого начала своего существования было Камчатское братство во имя Нерукотворного образа Всемилостивого Спаса, учрежденное в 1910 г. по инициативе миссионера иером. (впосл. митр.) Нестора (Анисимова) для содействия распространению Православия среди тунгусов, коряков, чукчей и др. народов, проживавших в этом регионе, для их просвещения и создания условий, необходимых для развития края. Покровителем братства был цесаревич мч. Алексий Николаевич, членами совета С.-Петербургского отд-ния братства были обер-прокурор Синода В. К. Саблер, кн. Н. Д. Жевахов и графиня С. С. Игнатьева, членами Московского отд-ния - прот. сщмч. Иоанн Восторгов, прот. Владимир Востоков. Сразу после своего открытия братство добилось разрешения на ежегодный бесплатный провоз до Владивостока вагона пожертвованных в пользу братства вещей. Братство направляло средства на поддержание существующих и учреждение новых походных миссий, миссионерских станов, врачебных пунктов, открытие новых и содержание уже действовавших катехизаторских и переводческих школ с преподаванием в них ремесел, на издание и бесплатное распространение на рус. и инородческих языках религиозно-нравственной и учебной лит-ры, на помощь сиротам и вдовам миссионеров и т. д. При братстве существовали переводческая и издательская комиссии, издавался ж. «Летопись братства», выплачивались стипендии для обучения способных детей в средних и высших учебных заведениях России.

Еп. сщмч. Кирилл (Смирнов). Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)
Еп. сщмч. Кирилл (Смирнов). Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)

Еп. сщмч. Кирилл (Смирнов). Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)

Ряд Б. п. был создан для содействия зарубежным рус. миссиям. В 1904 г. по инициативе начальника Урмийской миссии архим. (впосл. митр.) Кирилла (Смирнова) для содействия утверждению Православия в Персии учреждено Кирилло-Сергиевское Урмийское братство, председателем к-рого до 1917 г. являлся Саблер. Братство находилось под покровительством имп. Марии Феодоровны, попечителем же братства стал С.-Петербургский митрополит. Усилиями братства для Урмийской миссии и правосл. храмов в Персии приобретались утварь и книги, собирались денежные средства. 11 марта 1904 г. по инициативе начальника Пекинской правосл. миссии еп. Иннокентия (Фигуровского) было создано братство во имя свт. Иннокентия Иркутского, отд-ния к-рого существовали при всех храмах миссии. При братстве существовал комитет помощи больным, раненым и нуждающимся воинам и их семьям.

В западных губерниях

Иннокентий (Фигуровский), еп. Переславский. Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)
Иннокентий (Фигуровский), еп. Переславский. Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)

Иннокентий (Фигуровский), еп. Переславский. Фотография. Нач. ХХ в. (РГИА)
мн. Б. п. действовали при мон-рях. Напр., Успенское братство при Пустынском Успенском муж. мон-ре в Могилёвской епархии (учреждено в 1869) поддерживало существовавшие при мон-ре уч-ще и больницу, создало общедоступную бесплатную б-ку для крестьян, участвовало в судьбе лиц, принявших Православие, и т. д. Важную роль играли Б. п. в Прибалтике. В сент. 1882 г. в результате слияния Прибалтийского во имя Христа Спасителя и Гольдингенского в честь Покрова Божией Матери братств возникло Прибалтийское братство, взятое под покровительство имп. Марией Александровной. Прибалтийское братство Христа Спасителя и Покрова Божией Матери восстановило (после взрыва неизвестным злоумышленником) древнейший прибалтийский правосл. Свято-Духовский храм в Якобштадте (совр. Екабпилс), построило и содержало неск. храмов и молитвенных домов в Усть-Нарве (совр. Нарва-Йыэсуу), Пельтене (совр. Пилтене), Фрауэнбурге (совр. Салдус), Гольдингене (совр. Кулдига). При братской Иевеннской лечебнице была устроена домовая, затем приходская церковь, вокруг к-рой сформировалась в 1891 г. монашеская община, преобразованная в 1892 г. в общежительный жен. Пюхтицкий мон-рь. Братство выделило средства на приобретение для обители земель и строительство. Среди др. заведений братства - церковный вещевой склад, к-рый существовал в основном благодаря содействию Киево-Печерской, Троице-Сергиевой и Александро-Невской лавр, высылавших избытки облачений и церковной утвари. С этого склада бедным приходам безвозмездно предоставлялись колокола, иконы, облачения, церковная утварь и проч. За первые 10 лет своего существования Прибалтийское братство Христа Спасителя и Покрова Божией Матери открыло 9 отд-ний (в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях), учредило 8 братских школ и уч-щ, оказало содействие 45 школам (правосл. учащихся в них было менее половины), братский капитал увеличился со 146 723 до 488 339 р. Братство издавало правосл. лит-ру на эст. и латыш. языках. В Прибалтике также активно действовали Либавское (совр. Лиепая) Николаевское (с 1867), Рижское Петропавловское (с 1867), Венденское (совр. Цесис) Спасо-Преображенское (с 1868), Эзельское (Саарема) Свято-Никольское (с 1879), Таккерортское (Тахкуранна) Успенское (с 1870) и др. братства.

Вопрос о Б. п. на Поместном Соборе 1917-1918 гг.

После прихода к власти Временного, а затем Советского правительства роль Б. п. в церковной жизни коренным образом изменилась. Временное правительство передало все церковные школы, в т. ч. братские, в ведение Мин-ва народного просвещения, одновременно в рамках общего процесса секуляризации церковной собственности началось отчуждение братских типографий, домовых храмов и др. движимого и недвижимого имущества. Миссионерские Б. п. лишились законодательной базы своей деятельности и оказались под сильнейшим идеологическим давлением новой власти и национальных движений, обвинивших миссионеров в пособничестве самодержавию по русификации и христианизации российских инородцев. Несмотря на это, в условиях развернувшихся гонений именно Б. п., церковные об-ва и проч. союзы с участием мирян стали для Русской Церкви наиболее действенной формой самозащиты против гонений. Не случайно на Соборе 1917-1918 гг. Б. п. упоминались во мн. соборных определениях как одна из желательных форм церковно-общественной жизни в новых условиях.

В определении «О церковном благовестничестве» от 1 дек. 1917 г. Собор постановил, что «в видах оживления и планомерного развития церковного проповедничества надлежит организовать приходские, благочиннические, уездные и епархиальные благовестнические братства из преданных этому делу и опытных в нем клириков и мирян» (Собрание определений и постановлений. М., 1918. Вып. 2. С. 10). Благовестнические союзы должны были открываться также при мон-рях, в особенности при лаврах и тех обителях, в к-рых хранились чтимые народом святыни, привлекающие большое число богомольцев (п. 6).

Своим определением «Об епархиальном управлении» от 14, 20 и 22 февр. 1918 г. Собор постановил, что «для утверждения и распространения православной веры и для борьбы с противными ей учениями учреждаются в епархии миссии, братства и общества, действующие на основании особых уставов и правил под непосредственным руководством епархиального архиерея» (Там же. Вып. 1. С. 18). В условиях усиливавшихся гонений на Церковь братства должны были защитить «от расхищения церковное достояние», способствовать «возвращению уже отобранного и защите гонимых» (Там же. Вып. 2. С. 10). Согласно принятому 20 апр. 1918 г. на Соборе приходскому уставу, приходское собрание и совет могли учреждать благовестнические и приходские братства, миссионерские и просветительские кружки (п. 56л, п. 73р); особые братства, или попечительства, могли быть созданы при городских правосл. кладбищах (п. 144-145). В определении «О монастырях и монашествующих» (13 сент. 1918) Собор постановил создать иноческое Всероссийское церковно-просветительное братство для «объединения ученых иноков в целях плодотворного служения Церкви на различных поприщах церковно-просветительской деятельности и для братской взаимопомощи» (Там же. С. 43). Это братство должно было осуществлять религиозно-просветительскую деятельность (учреждение и содержание высших, средних и низших духовно-учебных заведений, школ пастырского и миссионерского характера; составление учебных руководств, перевод святоотеческих творений, работу научно-богословского, церковно-исторического, канонического и литургического характера), благовестничество и благотворительность (п. 93). Одной из главнейших задач братства провозглашалась научная разработка высших богословских вопросов (п. 94). Предполагалось, что братству будет предоставлено неск. мон-рей, один из них в Москве. При братстве должны были существовать академия, печатный орган, типография. Несмотря на сложности времени, часть этого постановления удалось реализовать - Данилов мон-рь в Москве стал центром иноческого братства, где действовало высшее духовное учебное заведение.

Поскольку декретом «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 5 февр. 1918 г. все религ. об-ва были лишены прав юридического лица (следов., права владения собственностью), 28 февр. 1918 г. последовало постановление Патриарха Московского свт. Тихона и Свящ. Синода «О деятельности церковно-административного аппарата в условиях новой государственной власти», в к-ром союзам и коллективам мирян, созданным для защиты святынь и церковного имущества, предписывалось не называться церковными или религ. орг-циями, но просветительскими или благотворительными. Однако в постановлении и инструкции Наркомюста «О порядке проведения в жизнь декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»» от 24 авг. 1918 г. было разъяснено, что под действие декрета подпадают все об-ва, к-рые «ограничивают круг своих сочленов исключительно лицами одного вероисповедания и, хотя бы под видом благотворительных, просветительных или иных целей, преследуют цели оказания непосредственной помощи и поддержки какому бы то ни было религиозному культу» (Следственное дело Патриарха Тихона. М., 2000. С. 828). Вместе с тем в инструкции была записана возможность передачи вероисповедного имущества (предназначенного для совершения религ. обрядов) группам лиц соответствующей конфессии. Соборным определением от 12 сент. 1918 г. постановлялось, что храмы и священные предметы, отчужденные мирской властью, могут быть принимаемы от нее на хранение и в пользование «не случайными соединениями лиц, именующих себя православными, а лишь православными приходами, братствами и иными церковными организациями, с разрешения епархиального архиерея на общих церковно-канонических основаниях» (Собрание определений и постановлений. М., 1918. Вып. 4. С. 29).

Б. п. в СССР в 1917 - 30-х гг. XX в.

В ответ на призыв Патриарха свт. Тихона к правосл. пастырям: «Не теряйте же времени, собирайте вокруг себя стадо... Составляйте из благонамеренных прихожан братства, советы - что найдете полезным по местным условиям» (ЦВед. 1918. № 5),- появились десятки приходских, межприходских, монастырских Б. п., стремившихся защищать правосл. храмы и мон-ри.

Особенно активными были церковные братства в Петрограде и Москве. В Петрограде продолжали свою деятельность мн. дореволюционные Б. п., напр. созданное в 1915 г. миссионерское братство при Андреевском соборе. Братчики помогали больным, бедным, проводили собрания и особые богослужения. При братстве существовал «Детский союз», где обучались дети 4-13 лет. После 1917 г. в Петрограде возникли десятки новых правосл. союзов как ответ на агрессивную антицерковную политику властей. В февр. 1919 г. иером. (впосл. архиеп.) Иннокентий (Тихонов) на базе кружка молодежи создал в Александро-Невской лавре Александро-Невское братство, включившее в себя лаврских монахов и мирян. Краткую памятку для братчиков, к-рых к 1921 г. насчитывалось ок. 100 чел., составил архим. (впосл. митр.) Гурий (Егоров). 5 мая 1920 г. в Александро-Невской лавре по благословению Петроградского митр. сщмч. Вениамина (Казанского) состоялась первая общебратская конференция, на ней было принято решение всем городским братствам объединиться в общебратский союз. Каждое братство, вступившее в союз, сохраняло свою автономию, решения совета носили рекомендательный характер, деятельность союза по преимуществу заключалась в координации братского движения. Никольское братство ухаживало за одинокими больными Обуховской больницы, Василеостровское опекало больницу св. Марии Магдалины, Спасское, созданное иером. (впосл. митр.) Мануилом (Лемешевским), организовало продовольственную и вещевую помощь содержавшимся в тюремном лазарете на Переяславской ул., а также бесплатную столовую, где ежедневно питались 60-100 чел. При непосредственном участии Б. п. были организованы в 1920 г. пастырско-богословские курсы в лавре и Богословский ин-т на Троицком подворье, весной 1921 г.- жен. благовестнические курсы. Большое внимание уделялось катехизации детей, к-рых обучали церковному пению, чтению на церковнослав. языке, пониманию богослужения. К 1922 г. в Петрограде насчитывалось по крайней мере 20 Б. п., 2/3 к-рых объединились в Общебратский союз. Число активных братчиков в Петрограде оценивалось в 1200-1500 чел. Следуя примеру петроградского духовенства и мирян, провинциальные клирики и миряне также создавали приходские Б. п. (в Луге, Ямбургском у., в Колпине и т. д.).

26 апр. 1922 г. в «Известиях» появилась статья, в к-рой было написано: «В Петрограде свирепствует какая-то эпидемия братств, духовных кружков, подготовительных религиозно-схоластических школ. Духовенство обрабатывает этим путем молодежь» (Цит. по: Антонов. С. 439). Через месяц последовал арест Петроградского митр. Вениамина, на следующий день - активных членов братств, всего 31 чел. В авг. 1922 г. большинство братчиков были освобождены из тюрьмы под подписку о невыезде, организаторы лаврского братства - еп. Ладожский Иннокентий (Тихонов), архим. Гурий (Егоров) и 5 активистов др. правосл. союзов - были осуждены на 2 года ссылки. После расстрела митр. Вениамина и ссылки активистов братского движения большинство петроградских Б. п. вынуждены были перейти на полулегальное положение. Появились внеприходские братства, общины из интеллигенции и молодежи, ставившие перед собой исключительно просветительские задачи. Др. Б. п. для конспирации своей деятельности стали именоваться «приходскими комиссиями» или «религиозно-просветительскими комиссиями». Братское движение не было единым по причине идейных расхождений, связанных с тем, что во главе части союзов стояли лидеры обновленчества. Так, при ц. праведных Захарии и Елисаветы действовало братство, созданное осенью 1918 г. свящ. Александром Введенским, при Троицкой ц. в Колпине - братство, созданное в 1922 г. свящ. Александром Боярским.

Сщмч. Роман Медведь. Фотография. 1915 г.
Сщмч. Роман Медведь. Фотография. 1915 г.

Сщмч. Роман Медведь. Фотография. 1915 г.

Весьма активной была деятельность Б. п. в Москве. При московском храме свт. Алексия в Глинищевском пер. по благословению свт. Тихона прот. сщмч. Роман Медведь создал Братство ревнителей Православия в честь свт. Алексия, митр. Московского. Постоянных братчиков насчитывалось не менее 200, общее число достигало 5 тыс. Сам прот. Роман служил ежедневно, проповедовал во мн. московских храмах, 3 раза в неделю устраивал беседы с братчиками, с молодежью, толкование Евангелия для новоначальных или для прихожан и братчиков, обмен мнениями. По теме этих бесед способные обязывались (за послушание) писать рефераты и вслух их прочитывать. Все в храме делалось бесплатно, все послушания выполнялись по благословению. Братчики ухаживали за больными, инвалидами, одинокими, опекали семьи репрессированных, собирали продукты и отсылали их в лагеря и тюрьмы. В февр. 1931 г. последовал арест членов братства, одновременно был закрыт братский храм. 30 апр. 1931 г. комиссия ОГПУ приговорила 24 члена общины храма свт. Алексия к различным срокам заключения и ссылки; прот. Роман был приговорен к расстрелу, замененному 10 годами заключения.

Дмитровское братство Животворящего Креста Господня было создано еп. Серафимом (Звездинским) в г. Дмитрове Московской губ. в янв. 1922 г. Целями братства были «молитвенное единение верующих под кровом главной святыни всего Дмитровского края - Животворящего Креста Господня» и служение «Христу и во Христе и ради Христа ближнему». Устав братства предъявлял к братчикам как внешние (обязательное ношение нательного креста, чтение Евангелия, хранение дома икон, соблюдение поста и келейного правила, отказ от чтения атеистических и безнравственных книг и от безнравственных зрелищ), так и внутренние требования (частая исповедь, причащение не менее 3 раз в год, домашняя ежедневная исповедь перед очами всевидящего Господа). Братство рассматривалось прежде всего как приходская община Васильевского собора, забота о к-ром входила в ее задачи. Среди др. обязанностей были уход за больными, забота о детях-сиротах и одиноких престарелых, материальная взаимопомощь. После отъезда еп. Серафима 27 нояб. 1922 г. в Москву, где он был арестован, братство не прекратило своего существования.

Архим. Арсений (Жадановский). Фотография. 10-е гг. ХХ в.
Архим. Арсений (Жадановский). Фотография. 10-е гг. ХХ в.

Архим. Арсений (Жадановский). Фотография. 10-е гг. ХХ в.

В сер. 20-х гг. в с. Кузьмёнки Серпуховского у., где проживал тогда еп. Арсений (Жадановский), под его духовным руководством возникло братство ап. Иоанна Богослова. Началось оно с молитвенных встреч молодежи, докладов по истории Церкви, позднее братчики начали встречаться на литургии, к-рую еп. Арсений служил тайно в квартирах. Братчиками являлись в основном представители интеллигенции и молодежь. В задачи братства входила помощь заключенным, нуждающимся, больным. Поскольку община существовала во враждебном окружении, в ее уставе было записано, что она «осуществляет свои собрания втайне от мира и не открывает свое существование тем, кто может нарушить тайну или соблазниться о ней». Одновременно братчики считали «важным условием нормальной жизни общины ничего не бояться в мире, кроме греха, и быть готовыми к страданиям за исповедание Господа нашего Иисуса Христа». Несмотря на арест и ссылку в 1926 г. еп. Арсения, братство просуществовало до Великой Отечественной войны, мн. братчики, как и их духовный пастырь, сумели сохранить общение даже в тюрьмах и лагерях.

В кон. 20-х - нач. 30-х гг. мн. монашеские общины, чтобы избежать закрытия, регистрировались в качестве трудовых братств. Череповецкий еп. Макарий (Опоцкий), вернувшийся в Новгород в 1928 г. из СЛОН, организовал трудовое братство, состоявшее из муж. и жен. общежительных общин. Заработанные братством средства отправлялись арестованным и ссыльным священнослужителям, ежемесячно высылались 25 р. Новгородскому митр. Арсению (Стадницкому), сосланному в Ташкент. Трудовое братство просуществовало до апр. 1933 г., когда братчики во главе с еп. Макарием были арестованы и репрессированы по доносу обновленческого священника. После массовых репрессий 30-х гг., когда были арестованы и осуждены большинство членов братств, многие из них повторно, Б. п. как легальная форма церковно-общественной жизни исчезли, уступив место нелегальным общинам и явлению, получившему название «старчество в миру».

Б. п. в русской эмиграции

. Для сотен тыс. рус. эмигрантов именно Церковь стала объединяющей силой, что привело к созданию за рубежом нового братского движения, в к-ром активно участвовала молодежь. О начале этого движения писал прот. Василий Зеньковский: «Молодежь ищет богослужений, и где их нет - соединяется в кружки и братства, чтобы пригласить священника и устроить службу церковную» (Религиозное движение среди русской молодежи в эмиграции // Путь. 1925. № 1. С. 123). Часть существовавших за рубежом Б. п. вошла в Русское христианское студенческое движение (РХСД). На 3-й общей конференции РХСД, состоявшейся в 1925 г. в Леснинском мон-ре в Хопове, выявились 2 разных понимания братства, существовавших среди рус. эмигрантов: как закрытой «духовной семьи», основной задачей к-рой должна быть общая религ. жизнь братчиков, или как «церковного союза» - общедоступной практической орг-ции. Митр. Антоний (Храповицкий) указал на возможность организации братств обоих типов и предложил выработать типовой устав Б. п. В 1927 г. на 4-м съезде РХСД в Бьервиле, куда прибыли представители рус. правосл. кружков и Б. п. из Польши, Литвы и Эстонии, вновь возникли споры о правосл. союзах. Представитель Белградского братства св. Серафима П. С. Лопухин призвал подчинить братское движение в целом церковной власти, против чего выступил Н. А. Бердяев. В резолюции Бьервильского съезда говорилось, что РХСД, включая в свой состав студенческие христ. кружки и Б. п., «являющиеся автономными организациями», «осуществляет свои цели при духовном руководительстве пастырей и архипастырей, пользуясь, где это возможно, их указаниями» (Там же. С. 124). Тем не менее наметившееся расхождение между братствами и частью рус. эмигрантских общин в вопросах о братском служении, экуменизме, инославии и масонстве раскололи РХСД. В сент. 1927 г. Белградское братство св. Серафима заявило о своем выходе из движения.

А. В. Карташёв. Фотография. 20-е гг. ХХ в.
А. В. Карташёв. Фотография. 20-е гг. ХХ в.

А. В. Карташёв. Фотография. 20-е гг. ХХ в.

По-разному понимали братское движение главы 2 крупнейших зарубежных рус. церковных структур. В РПЦЗ, к-рую возглавил митр. Антоний (Храповицкий), братское движение приняло преимущественно традиц. дореволюционные формы братской деятельности (издательской, благотворительной, просветительской). Др. тип представляли собой Б. п., подчиненные управляющим рус. правосл. приходами в Зап. Европе митр. Евлогию (Георгиевскому), к-рый в 1931 г. перешел в юрисдикцию К-польского Патриархата. Они являлись преимущественно интеллектуальными клубами, где обсуждались богословские и церковно-общественные проблемы.

Ярким примером правосл. союза 2-го типа было Парижское братство Св. Софии, созданное в авг. 1924 г. по инициативе А. В. Карташёва и прот. Сергия Булгакова, ставшего председателем союза. В братство также входили Н. О. Лосский, еп. Кассиан (Безобразов), прот. В. Зеньковский, П. И. Новгородцев, А. В. Ельчанинов, Г. В. Флоровский, Г. П. Федотов, В. В. Вейдле, Б. И. Сове, в 30-х гг.- архим. Киприан (Керн), Н. Н. Афанасьев. На заседаниях братства, проходивших преимущественно в Праге и Париже, обсуждались проблемы соотношения церковной и светской властей, монархического сознания в Православии, отношения к католичеству, «оцерковления жизни», положения Церкви в России, богословские аспекты софиологии. Братство Св. Софии было крупнейшим, но не единственным рус. правосл. союзом в Париже. Сначала там было создано братство св. Александра Невского (1921, основатель - П. Е. Ковалевский), также действовало Свято-Фотиевское братство, к-рым в 1925-1931 гг. руководил А. В. Ставровский и куда входили В. Н. Лосский, Л. А. Успенский и др. Братство учредило Богословский ин-т св. Дионисия. Члены братства остались в юрисдикции Московской Патриархии после перехода митр. Евлогия в юрисдикцию К-польского Патриархата. Существовало также Парижское Сергиевское братство, основанное иером. Саввой (Струве) и издававшее «Сергиевские листки».

Архим. Киприан (Керн). Фотография. 30-е гг. ХХ в.
Архим. Киприан (Керн). Фотография. 30-е гг. ХХ в.

Архим. Киприан (Керн). Фотография. 30-е гг. ХХ в.

Наиболее известным церковным союзом в РПЦЗ являлось монастырское братство прп. Иова Почаевского в Ладомирове (Владимирове) в Чехословакии, возникшее в 1923 г., когда правительство Чехословакии позволило Сербской Православной Церкви вести миссионерскую деятельность в Закарпатье по обращению русинов (карпатороссов) из унии в Православие. Сербская Церковь пригласила для миссионерской работы живших в Югославии рус. монахов-эмигрантов, новосозданные мон-рь и братство возглавил архим. (впосл. архиеп.) Виталий (Максименко). Главной для братства была издательская деятельность: выпускались в большом количестве брошюры, листовки, с 1928 г. выходила газ. «Православная Карпатская Русь» (с 1935 «Православная Русь»). 23 сент. 1940 г. Архиерейский собор РПЦЗ утвердил положение о пастырско-богословских курсах при братстве прп. Иова. В братстве несли послушание мн. буд. иерархи РПЦЗ. В 1944 г. ввиду приближения советских войск к Карпатам большая часть братчиков переехала в Германию, затем в Швейцарию, наконец, в США, где в дек. 1946 г. объединилась с братией Свято-Троицкого мон-ря РПЦЗ в Джорданвилле (шт. Нью-Йорк). В этом мон-ре братство и типография прп. Иова Почаевского продолжили свою деятельность.

В Югославии кроме братства св. Серафима действовали рус. Б. п.: Благовещенское в г. Нови-Сад, Св. Креста, в память о. Иоанна Кронштадтского и Св. Руси, имени св. кн. Владимира. Последнее братство было учреждено в нач. 30-х гг. и, руководимое лично митр. Антонием, должно было объединить «все русские национальные организации на общей единой основе - православной вере», отделы братства формировались во всех епархиях и миссиях РПЦЗ. Однако со своей задачей братство не справилось - разномыслие внутри эмиграции, отсутствие единой образовательной системы и надлежащей организации не позволили развиться «владимировскому движению» (Косик В. И. Русская Церковь в Югославии (20-40-е гг. XX в.). М., 2000. С. 106-107). В Варшаве, где проживало много рус. эмигрантов, до 1945 г. существовал Совет объединенных русских православных приходских братств. Неск. Б. п. действовало в Китае: в Харбине по инициативе прот. Николая Вознесенского (буд. архиеп. Димитрий) и митр. Филарета (Вознесенского) возникло Иверское братство, в Шанхае 28 окт. 1935 г. было учреждено правосл. Китайское братство.

В 20-х гг. в Париже, Прибалтике, Югославии и на Дальн. Востоке действовало братство Русской Правды - политическая орг-ция, целью к-рой было освобождение рус. народа от коммунистической власти путем вооруженной борьбы; организаторами братства являлись ген. П. Н. Краснов, писатель С. А. Соколов (Кречетов). Братство декларировало свою приверженность правосл. Церкви, в 1930 г. его деятельность поддержал митр. Антоний (Храповицкий).

В послевоенные годы братское движение продолжало существовать среди рус. эмиграции в Зап. Европе, хотя и в более скромных масштабах. С участием русских в международном правосл. движении связано возникновение всемирного братства правосл. молодежи «Синдесмос», созданного в 1953 г. в Париже группой молодых правосл. богословов (прот. Иоанном Мейендорфом, ставшим 1-м председателем братства, Николаем Ниссиотисом, Георгием Ходром, протопр. Александром Шмеманом, П. Евдокимовым и буд. Патриархом Антиохийским Игнатием). Целью братства является «установление духовной связи и широкого сотрудничества среди движений и групп православной молодежи, пробуждение сознания единства Православия, создание путей взаимопомощи и оказания помощи православной молодежи на путях общения с инославными» (ВРСХД. 1955. № 36. С. 45). В 1968 г. В. М. Родзянко (впосл. еп. Василий) создал в Англии братство св. Симеона, содержавшее детский приют и издававшее ж. «Aion». Мн. европ. правосл. Б. п. и орг-ции вошли в образованное в 1958 г. Православное братство Зап. Европы (Fraternité orthodoxe en Europe occidentale), целью к-рого является создание в странах Зап. Европы единой правосл. Поместной Церкви. Членами братства являются: РХСД, движение «Православная молодежь юга Франции», «Синдесмос», орг-ция «Диалог между православными (халкидонскими и дохалкидонскими)», «Непсис», движение «Мужчины и женщины в Церкви», нек-рые Б. п. в Зап. Европе. На базе правосл. братств Зап. Европы Е. В. Асланова, дочь В. Н. Лосского, в 1979 г. создала ассоциацию «Православный катехизис» для издания книг катехизического содержания на франц. языке.

Иоанн (Максимович), архиеп. Шанхайский. Фотография. Нач. 60-х гг. ХХ в.
Иоанн (Максимович), архиеп. Шанхайский. Фотография. Нач. 60-х гг. ХХ в.

Иоанн (Максимович), архиеп. Шанхайский. Фотография. Нач. 60-х гг. ХХ в.

В наст. время в РПЦЗ также действует братство «Православное дело», созданное архиеп. Иоанном (Максимовичем) для привлечения мирян к церковной работе в помощь священникам и правосл. миссионерам. Иноческое братство св. мч. Эдуарда в Англии возникло в Бруквуде в 1982 г. благодаря англичанину по происхождению архим. Алексию, получившему благословение от Архиерейского Синода РПЦЗ принять мощи англ. кор. мч. Эдуарда. В бывш. англикан. храме, переданном братству, совершаются богослужения на англ., греч. и церковнослав. языках, ведется миссионерская работа, гл. обр. с новообращенными в Православие англичанами. Братство издает миссионерский ж. «The Shepherd».

Б. п. после 1988 г. в СССР и РФ

После Поместного Собора 1988 г. в СССР начали возрождаться приходские и епархиальные союзы правосл. мирян и духовенства, призванные способствовать оживлению приходской жизни, участвовать в восстановлении храмов и мон-рей, вести издательскую, духовно-просветительскую и благотворительную работу. В окт. 1990 г. по благословению Святейшего Патриарха Алексия II возник Союз православных братств, в к-рый вошли ок. 50 объединений, через неск. лет в Союзе состояли ок. 125 братств и сестричеств из России, Украины (35), Белоруссии (2), США (3), в наст. время помимо ассоциированного членства широко практикуется индивидуальное. Первым председателем Союза стал игум. Иоанн (Экономцев), к-рого в 1991 г. сменил игум. Кирилл (Сахаров), в наст. время союз возглавляет Л. Д. Симонович (в союзе состоят ок. 40 объединений). Входившие в Союз братства активно участвовали в восстановлении правосл. храмов, благотворительных акциях, осуществляли первые социально значимые церковные проекты, проводили акции в поддержку Сербской Церкви, Православия на Украине. Союз выступил инициатором канонизации имп. Николая II и его семьи и в 1992 г. обратился с соответствующей просьбой к Патриарху Алексию. В янв. 1991 г. по благословению Патриарха Алексия и по инициативе московских священников при Союзе были открыты Православные богословско-катехизаторские курсы, ректором к-рых сначала являлся свящ. Глеб Каледа, затем прот. Владимир Воробьёв. Зимой 1992 г. курсы были преобразованы в Православный Свято-Тихоновский богословский институт (ПСТБИ).

Часть братств, возникших в России после 1988 г., стремилась к реформированию церковной жизни. Наиболее ярким представителем этого направления в братском движении было межприходское Сретенское братство, организованное в Москве в нач. 90-х гг. свящ. Георгием Кочетковым (печатный орган - ж. «Православная община»). Деятельность братства вызвала резкую критику со стороны большей части московского духовенства. Эта критика прозвучала на конференции «Единство Церкви» (15-16 нояб. 1994 г., Данилов мон-рь в Москве), посвященной проблемам совр. «церковного модернизма». Др. часть Б. п., порицая церковный модернизм и экуменизм, подвергала критике священноначалие Русской Церкви, выступала за выход РПЦ из ВСЦ, «всецерковное покаяние за цареубийство», в политическом отношении - за реставрацию монархии.

Радикализация и политизация отдельных братств заставила священноначалие РПЦ на Архиерейском Соборе 29 нояб.- 2 дек. 1994 г. поднять проблему служения в Церкви «различных групп мирян» - братств и сестричеств. На Соборе говорилось о необходимости их активного социального служения, одновременно члены этих сообществ предостерегались «от соблазнов уклонения как в радикальный консерватизм, так и в чрезмерно реформаторский подход к принципам устроения церковной жизни» (Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 29 нояб.-2 дек. 1994 г. С. 21). Святейший Патриарх отметил как негативный фактор коммерциализацию нек-рых правосл. объединений, высказал мысль о целесообразности утверждения правящими архиереями уставов Б. п. и о «дальнейшем архипастырском о них попечении» и контроле. В разд. 8 Устава об управлении РПЦ был внесен п. 8а, в соответствии с к-рым Б. п., сестричествам и Союзу православных братств предписывалось переоформить свои уставы (Там же. С. 183). После Собора в результате ужесточения контроля со стороны правящих архиереев в отношении Б. п., сестричеств и др. правосл. объединений произошло постепенное сокращение числа этих объединений, часть мирян, болезненно воспринявших контроль со стороны епархиальных властей, отошла от активной приходской деятельности.

Посещение Патриархом Московским и всея Руси Алексием II гимназии братства во имя Всемилостивого Спаса. 2 сентября 2002 г.
Посещение Патриархом Московским и всея Руси Алексием II гимназии братства во имя Всемилостивого Спаса. 2 сентября 2002 г.

Посещение Патриархом Московским и всея Руси Алексием II гимназии братства во имя Всемилостивого Спаса. 2 сентября 2002 г.

Наиболее деятельные Б. п., никогда не выходившие из подчинения священноначалию, продолжают заниматься просветительской, издательской и миссионерской деятельностью. Одним из крупнейших российских Б. п. является созданное в окт. 1990 г. московское братство во имя Всемилостивого Спаса, объединяющее братства и сестричества, возникшие вокруг московских протоиереев Владимира Воробьёва, Аркадия Шатова, Димитрия Смирнова, Валентина Асмуса и др.: Свято-Димитровское сестричество, сестричество прмц. вел. кн. Елисаветы Феодоровны, братство свт. Митрофана Воронежского, об-во «Ревнителей православной культуры», медико-просветительский центр «Жизнь», 2 гимназии, товарищество по организации летних лагерей, богадельня, приют, Фонд христ. просвещения и благотворительности. Во всех приходах братства работают воскресные школы. Братство Всемилостивого Спаса преемственно связано с общиной, находившейся в 50-80-х гг. под духовным руководством прот. Всеволода Шпиллера.

В С.-Петербурге с 1992 г. активно действует братство св. вмц. Анастасии Узорешительницы. Братство окормляет 2 исправительно-трудовых колонии, опекает узников тюрем, содержит реабилитационный центр для бывш. заключенных в Пушкиногорском р-не Псковской обл. Один из основных видов деятельности братства - медицинское служение Покровского сестричества. При братстве существует детская церковная орг-ция «Витязи». С 1997 г. оно издает газ. «Город Золотой», информирующую о благотворительной деятельности в С.-Петербургской епархии. При творческой поддержке братства действует радиостанция «Град Петров».

Среди др. российских братств, известных своей активной издательской, просветительской и социальной деятельностью,- Александро-Невское (Новосибирск), свт. Тихона (Клин), Александро-Невское (Н. Новгород), Воскресенское при ТСЛ и др. Активную церковно-общественную позицию занимает об-во (братство) «Радонеж», известное одноименными религиозно-просветительской радиостанцией и газетой.

Братское движение в кон. XX - нач. XXI в. за пределами РФ

наиболее активно развивается в епархиях РПЦ на Украине, в Белоруссии и Литве. На Украине Б. п. стали форпостом борьбы с расколом, католич. и униатским прозелитизмом. Одновременно они заняли жесткую позицию по отношению к гос. церковной политике, направленной на ущемление прав УПЦ МП и создание автокефальной УПЦ. В 1992 г. возник Союз православных братств Украины (с 1996 Всеукраинское православное братство УПЦ МП), объединивший ок. 40 братств. Союз издает «Вестник Союза православных братств Украины».

В Белорусском Экзархате к 1995 г. действовало 14 Б. п. и 10 сестричеств, к 1 янв. 2003 г.- 27 Б. п. и 61 сестричество, крупнейшими являются братства во имя мучеников Антония, Иоанна и Евстафия и Михаило-Архангельское (созданы в 1992). В белорус. братствах активно участвует молодежь, стали традиционными слеты правосл. молодежи (последний состоялся 29 июля - 1 авг. 2002 в Столбцовском р-не Минской обл.). В кон. 2002 г. в Минске при Экзархате учреждено Братство церковных звонарей.

Осенью 1995 г. по инициативе представителей правосл. приходов Литовской епархии и по благословению архиеп. (впосл. митр.) Виленского Хризостома (Мартишкина) в Вильнюсе было создано Православное братство Литвы, к-рое поставило своей целью служение правосл. людям, живущим в Литве. Братство активно работает с детьми и молодежью, для к-рых с 1996 г. ежегодно устраиваются летние лагеря. В праздник перенесения мощей мучеников Антония, Иоанна и Евстафия в вильнюсский в честь сошествия Св. Духа на апостолов мужской монастырь (26 июля) при участии братства организуется крестный ход по маршруту Каунас-Вевис-Тракай-Вильнюс.

Лит.: Машанов М. А. Обзор деятельности братства св. Гурия за 25 лет его существования, 1867-1892. Каз., 1892; Папков А. А. Церковные братства: Кр. стат. очерк о положении церк. братств к нач. 1893 г. СПб., 1893; Первое десятилетие Прибалтийского правосл. братства с 22 сент. 1882 г. по 22 сент. 1892 г.: Кр. обзор. СПб., 1893; Цветков П. Братство прп. Сергия для вспомоществования нуждающимся студентам и воспитанникам МДА в первое 25-летие (1880-1905). [Серг. П.], 1905; Зандер Л. Съезд в Хопове // Путь. 1926. № 2. С. 116-121; он же. Бьервильский съезд // Там же. 1927. № 6. С. 120-125; Шеметов Н. (Бычков С. С.). Православные церковные братства (1917-1945) // Вестник РХД. 1980. № 131. С. 147-181; Калашникова В. А. О рус. православных церковных братствах // Вестн. Союза Правосл. Братств. 1992. № 26; Таисия (Карцова), мон. Православные церк. братства в России // Там же; Лебедева Е. Деятельность Рижского Петропавловского правосл. братства в 19 в. Рига, 1993; Антонов В. В. Приходские правосл. братства в Петрограде (1920-е гг.) // Минувшее: Ист. альманах. М.; СПб., 1994. Вып. 15. С. 424-445; Журинская М. А. Православное братство во имя св. блгв. кн. Александра Невского // Альфа и Омега. 1997. № 2 (13). С. 377-381; Дорофеев Ф. А. Эволюция правосл. братств в Руси/России: Опыт конкретно-ист. исслед.: Канд. дис. Н. Новг., 1998; Римский С. В. Российская Церковь в эпоху реформ. М., 1999; Братство Святой Софии: Мат-лы и документы. М.; П., 2000; Иванова Л. В. Православные братства и сестричества как социальная форма деятельности Церкви: Канд. дис. М., 2000; Терентьев М., свящ. Владимирское братство во имя св. блгв. вел. кн. Александра Невского: История, деятельность, современность /МДА. Серг. П., 2000. Ркп.
А. В. Журавский
Рубрики:
Церковное и каноническое право. Основные понятия Борьба Русской Православной Церкви с униатством ( см. также " История Восточных католических церквей) Церковное и каноническое право Русская Православная Церковь. Основные понятия Русская Православная Церковь. Церковь при Святейшем Патриархе Алексии II (Ридигере). Социальное служение, церковные общественные организации Русская Православная Церковь в новейший период. Эпоха гонений: 1918 - 1941 Русская Православная Церковь. Синодальный период (1700 - 1917 гг.) Западно-русская митрополия (1451 - 1685) Русское зарубежье История Русской Православной Церкви по периодам Русская Православная Церковь Церковь при Святейшем Патриархе Алексии II (Ридигере) (1990 -2008) Русская Православная Церковь Заграницей (1921/23 -2007; 2007 -) Русская Православная Церковь Организация и внутренняя жизнь Русской Православной Церкови Западно-русская митрополия (1451 - 1685). Духовное просвещение Русская Православная Церковь. Синодальный период (1700 - 1917 гг.). Духовное просвещение Русская Православная Церковь. Синодальный период (1700 - 1917 гг.). Социальное служение РПЦ Русская Православная Церковь в новейший период. Эпоха гонений. Духовное просвещение Русская Православная Церковь в 1945-1990 гг. Русская Православная Церковь в1945-1990 гг. Просвещение Русская Православная Церковь. Церковь при Святейшем Патриархе Алексии II (Ридигере). Просвещение (см. также История РПЦ. Просвещение. "Духовные школы")
Ключевые слова:
Церковное и каноническое право Русская Православная Церковь Заграницей (1921/23 -2007) Братства православные, добровольные объединения мирян, обычно при приходских храмах (реже при монастырских) Русская Православная Церковь. Духовное просвещение Поместный Собор 1917 - 1918 гг. Русская Православная Церковь. История
См.также:
АНТОНИЙ (Храповицкий; 1863-1936), митр. Киевский и Галицкий, первоиерарх РПЦЗ
АРСЕНИЙ (Стадницкий Авксентий Георгиевич; 1862-1936), митр. Ташкентский и Туркестанский
ВОСТОКОВ Владимир Игнатьевич (1868 - 1957), протопр., проповедник, публицист, издатель
ВЫСШЕЕ ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗА ГРАНИЦЕЙ высший орган исполнительной и судебной власти Русской Православной Церкви за границей
ВЫСШИЙ ЦЕРКОВНЫЙ СОВЕТ наряду со Свящ. Синодом коллегиальный орган высшего управления РПЦ, учрежденный Поместным Собором Православной Российской Церкви 1917-1918 гг.
ЕВЛОГИЙ (Георгиевский Василий Семенович; 1868 - 1946), митр., экзарх Западноевропейского Экзархата русских православных приходов
ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ в широком смысле - совокупность органов управления епархии
ЕПАРХИЯ часть Вселенской и поместной Церкви, управляемая правящим епископом
АББАТ в католической Церкви титул настоятеля монастыря
АВЕРКИЙ (Кедров Поликарп Петрович; 1879-1937), архиеп. Волынский и Житомирский
АВРААМИЙ (Часовников Василий Сасильевич; 1864-1918), архим., миссионер, редактор "Китайского благовестника"
АГАПИТ (Вишневский Антоний Иосифович; 1867-1925 или 1926), архиеп. Екатеринославский и Мариупольский