Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ
Т. 5, С. 671-677 опубликовано: 11 августа 2009г.


БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ

[греч. τὸ μέγα παλάτιον], главная резиденция визант. императоров с IV по XII в., в ср. века одно из крупнейших в мире средоточий христ. культуры и искусства. Находился в вост. части города, рядом с собором Св. Софии и ипподромом; представлял собой сложный комплекс парадных и жилых зданий, дворов, портиков и храмов, к-рые вместе образовывали особый дворцовый район К-поля. В наст. время почти полностью разрушен; лучше др. зданий сохранился дворец Вуколеон. Б. д. известен по археологическим данным, по упоминаниям в средневек. исторических источниках, а также по описаниям очевидцев эпохи ср. веков и Нового времени.

Развалины ипподрома и Большого дворца. На переднем плане — ц. Неа-Экклесиа. Гравюра. 1450 г.
Развалины ипподрома и Большого дворца. На переднем плане — ц. Неа-Экклесиа. Гравюра. 1450 г.

Развалины ипподрома и Большого дворца. На переднем плане — ц. Неа-Экклесиа. Гравюра. 1450 г.

Наиболее ранние здания Б. д. были заложены и построены в 20-30-х гг. IV в. имп. Константином I Великим одновременно с началом строительства новой столицы Римской империи на Босфоре. Для Б. д. был выбран обширный прибрежный район к югу от античного Виза́нтия и собора Св. Софии. В то время здесь находилось неск. загородных вилл, и по площади район был приблизительно равен старому городу. Б. д. занял квартал, примыкавший к центру и ограниченный с северо-запада площадью Августеон, термами Зевксиппа и ипподромом, с северо-востока - старой стеной Виза́нтия (позднее расширен и на часть территории античного города). С юга и востока основной ансамбль Б. д. был окружен прибрежными парками с небольшими строениями, среди к-рых со временем возникли еще 2 дворцовых комплекса: Вуколеон (Βουκολέων) и Манганы (Μάγγανα). Большинство парадных базилик и храмов дворцового района были, как и собор Св. Софии, ориентированы на юго-восток.

Важнейшие элементы комплекса Б. д. возникли уже в IV в., при Константине Великом и его преемниках. Главный вход в дворцовый район - ворота Халка. За Халкой в IV в. был построен 1-й имп. дворец - Магнавра (Μαγναῦρα παλάτιον - Большой дворец). На северо-востоке от него размещался сенат (синклит), с юго-запада примыкали помещения имп. стражи: палаты схол и экскувитов. В зап. части комплекса, на юго-востоке от терм Зевксиппа, вокруг большого двора Дельфиака (Трибунала), сформировалась группа жилых построек для членов имп. семьи и дворцовых чинов. Наиболее ранняя известная дворцовая церковь была посвящена Христу (ὁ Κύριος) и находилась при палате кандидатов, к юго-востоку от Дельфиака (Patria CP. T. 1. P. 144-145).

Развитие Б. д. в V-VI вв. было, как правило, связано со строительством новых зданий и комплексов на юго-западе от этого первоначального ядра; со временем большее значение приобрела юго-зап. часть комплекса. На юго-западе от Дельфиака возник ряд парадных помещений: Консисторий, Августеон, Оноподион и Триклин аккувитов. За ними располагался дворец Дафна - центральная часть юго-зап. комплекса, к-рый переходами соединялся с кафисмой - имп. ложей ипподрома. Позади дворца Дафна, на юго-западе от него, первоначально также находились жилые покои имп. семьи, а еще далее бо́льшую часть территории прибрежного склона занимал циканистирион (τζυκανιστήριον) - площадка для игры в поло, сооруженная при имп. Феодосии II в 1-й пол. V в. В эту же эпоху развитие Б. д. в юго-зап. направлении достигло своего предела: возле берега Мраморного м. были построены парадная гавань и примыкавший к ней дворец Вуколеон (дворец «быко-льва», назван по украшавшей его с IX в. фантастической скульптуре). Сестра Феодосия II Пульхерия в 20-х гг. V в. построила при дворце Дафна ц. св. архидиак. Стефана с приделами во имя св. Троицы и Пресв. Богородицы в Дафне (Theoph. Chron. P. 86-87). До сер. IX в. церковь считалась главным дворцовым храмом.

Б. д. сильно пострадал в 532 г. при большом пожаре во время восстания «Ника!» в К-поле. После этого велись обширные восстановительные работы; наряду с собором Св. Софии были перестроены Халка, палаты дворцовой стражи на пл. Трибунала и частично сам дворец Магнавра (Procopius. De aedificiis. I 10, 12-15). В кон. 60-х гг. VI в. при имп. Юстине II рядом с дворцом Дафна был возведен новый тронный зал - Хрисотриклин (Χρυσοτρίκλινος), предназначенный для ежедневных и праздничных приемов, переговоров с послами и др. офиц. церемоний. Он представлял собой вписанное в сложную систему дворов, переходов и помещений отдельное здание, октагональное в плане и увенчанное куполом (Leo Grammaticus. 1842. P. 132, 137-138), во многом схожее с капеллой имп. Карла Великого в Ахене, нач. IX в. В дек. 574 г. в Хрисотриклине был провозглашен императором племянник Юстина II Тиверий, ставший его соправителем, а позднее и полноправным властителем империи. При Хрисотриклине к кон. VI в. возникли новые жилые здания для имп. семьи и дворцовых служащих, и с этого времени наиболее интенсивная жизнь Б. д. происходит здесь.

В «Хронографии» Феофана (Theoph. Chron. P. 274) содержится сообщение о строительстве имп. Маврикием круглого портика возле Магнавры, где он установил свою стеллу. По сведениям Георгия Кедрина (Kedren. T. 1. P. 709), имп. Фока в нач. VII в. пристроил к Магнавре оружейный склад. Значительные дополнения в ансамбль дворца Дафна и Хрисотриклина были сделаны в правление имп. Юстиниана I, в кон. VII в. При дворце была построена небольшая ц. Богородицы Митрополита, а также к Хрисотриклину были пристроены двор Лавсиак и скилы (τὰ Σκῦλα - дословно, видимо, помещение для добычи; преддверие Хрисотриклина). Кроме того, был построен новый зал для офиц. церемоний - триклин Юстиниана (Theoph. Chron. P. 367).

Иконоборческая эпоха (VIII - 1-я пол. IX в.) считается временем почти полного прекращения строительной деятельности в Б. д.; по крайней мере о постройках того периода известно слишком мало. В сер. VIII в. недалеко от Хрисотриклина имп. Константин V построил ц. Богородицы Фара, в к-рой в 768 г. был заключен брак имп. Льва IV и Ирины (Theoph. Chron. P. 444). Крупную программу перестроек во дворце предпринял имп. Феофил (829-842). Вместо Хрисотриклина в качестве основного тронного зала он использовал триконх - здание с 3 апсидами на восток, юг и север. Кроме того, были возведены еще неск. парадных залов в разных частях дворца (Theoph. Contin. P. 139ff).

Новый период значительного обновления Б. д. связан с восстановлением иконопочитания и началом правления в Византии во 2-й пол. IX в. Македонской династии. После отказа от иконоборческой идеологии были развернуты обширные работы по украшению интерьеров Б. д. произведениями монументального искусства с новыми иконографическими программами. При имп. Михаиле III старый дворец Магнавра, видимо, почти не использовавшийся, был отдан для размещения вновь открывшегося К-польского ун-та. При имп. Василии I Македонянине в 876 г. на месте циканистириона была построена новая большая пятикупольная церковь, посвященная Богородице, известная как Неа-Экклесиа (Новая ц.- Theoph. Contin. P. 321-331). Храм стал образцом христ. зодчества и монументального искусства средневизант. эпохи (IX-XII вв.). Территория Б. д. была дополнительно расширена на юг, к берегу моря, и здесь были сооружены новые конюшни и площадка для поло. Возле Халки (вероятно, рядом со старым сенатом) было построено новое здание суда, в к-ром кроме различных органов юстиции содержались и сами осужденные (Kedren. T. 2. P. 204). При имп. Льве VI на рубеже IX-X вв. при ц. Богородицы Фара был построен еще один маленький храм св. Димитрия Солунского. В X в. при имп. Константине VII Багрянородном в зале Камилас, построенном Феофилом, была организована дворцовая б-ка (Theoph. Contin. P. 145), проводились различные реконструкции и переделки зданий. Имп. Никифор II Фока ок. 967 г. провел реконструкцию Вуколеона, укрепив этот комплекс стенами и башнями, в результате чего античный дворец получил облик средневек. замка (Theoph. Contin. P. 447; Leo Diaconus. P. 64). При имп. Константине IX Мономахе в 40-х гг. XI в. возник крупный дворцовый комплекс Манганы, расположенный на берегу Босфора, на востоке от дворца Магнавра и собора Св. Софии отделенный обширными садами. Кроме дворца в него входили странноприимный дом и мон-рь св. Георгия Победоносца (Psellus. Chronographia / Ed. E. Renauld. P., 1926-1928. Vol 2. P. 185-186; Kedren. T. 2. P. 608-609; Attaliates. 47-48; Zonara. Annales. Vol. 2. P. 178, 181).

Последний период расцвета Б. д. связан с правлением династии Комнинов (1081-1185). Имп. Алексей I в кон. XI в. начал активное строительство в дворцовом комплексе во Влахернах, однако и он, и его наследники в XII в. продолжали использовать Б. д. как офиц. резиденцию. Старый Лавсиак был перестроен имп. Мануилом I Комнином и переименован в Мануилов триклин. Кроме того, был построен особый комплекс, оформленный в оригинальном вост. стиле, получивший название «персидский дом» (περσικὸς δόμος).

К кон. XII в. Б. д. начинает пустеть; в нек-рых местах дворцового района возникают свалки. Имп. Исаак II Ангел (1185-1195) использует строительный материал из старых зданий Б. д. для возведения в столице новой ц. св. Михаила, в т. ч. снимает бронзовые ворота Халка и часть украшений с Неа-Экклесиа и ц. св. Георгия в Манганах (Nik. Chon. P. 580-582).

В апр. 1204 г., после захвата К-поля рыцарями 4-го крестового похода, район Б. д. был занят и разграблен отрядом Бонифация Монферратского, одного из предводителей крестоносцев. В период Латинской империи (1204-1261) Б. д. использовался лишь частично, наряду с дворцом во Влахернах. Большое значение у латинян приобрели ц. Богородицы Фара и мон-рь св. Георгия в Манганах. После освобождения К-поля, в эпоху Палеологов, Б. д. полностью опустел и в дальнейшем разрушался или разбирался для строительства новых зданий в столице; подвалы использовались как тюрьма. Уже в 1289 г. во время бури рухнул триклин Юстиниана II , однако часть церквей с уцелевшими реликвиями и святынями продолжала действовать до сер. XV в. Сохранял свое значение лишь комплекс в Манганах: еще в нач. XV в. мон-рь был богато украшен мрамором и мозаикой, здесь содержались различные реликвии, привлекавшие множество паломников, была широко известна дворцовая б-ка. Есть сведения о ремонтных работах и, возможно, нек-рых перестройках, проводившихся в Манганах при имп. Иоанне VIII Палеологе (1425-1448).

После завоевания К-поля турками в 1453 г. район Б. д. превратился в жилые кварталы, где были построены многочисленные частные дома, мечети и улицы без всякого учета прежней планировки комплекса; при многочисленных строительных работах Б. д. продолжал разбираться. Ок. 1490 г. остатки дворца, как и частные дома, сильно пострадали в результате взрыва расположенного рядом арсенала. В 1609-1617 гг. в районе местоположения прежнего дворца Дафна и ц. св. Стефана после сноса частной застройки была возведена мечеть султана Ахмета I - Ахмедие (Голубая мечеть). В 70-х гг. XIX в. вдоль всего берега Мраморного м. и Босфора была построена железная дорога, в результате чего особенно сильно пострадали прибрежные комплексы Вуколеон и Манганы.

Археологические исследования Б. д. были начаты после 1912 г., когда во время большого пожара в Стамбуле почти полностью выгорела тур. застройка этого района. После 1912 г. сотрудник Археологического ин-та в К-поле Б. А. Панченко провел фиксацию остатков Б. д.; тогда же от тур. властей было получено разрешение на архитектурное исследование Б. д. В 1934 г. здесь было запрещено проводить новое строительство, тем не менее часть территории бывш. Б. д. оказалась застроена типовыми жилыми домами. Масштабные исследования были проведены экспедициями в 1935-1938 и 1952-1954 гг. На юго-востоке от предполагаемого места Хрисотриклина был открыт большой четырехугольный перистильный двор, оформленный колоннадой, в к-ром сохранились значительные фрагменты напольных мозаик VI в. Это сооружение, как и нек-рые др. известные фрагменты Б. д., не удается уверенно идентифицировать с к.-л. его частями, известными из письменных источников.

Б. д. и придворная культура Византии

На протяжении своей истории Б. д. наряду с собором Св. Софии являлся средоточием политической и общественной жизни Византийской империи. Он занимал главное место в формировании и развитии политической идеологии и имп. культа, тесно связанного с представлением об империи как прообразе Царства Божия на земле. При этом произошло совмещение основ христ. вероучения и культа с гос. идеологией, церковная традиция почитания Св. Троицы, Небесных сил, святых использовалась в легитимизации имп. власти.

Важную роль в этом процессе сыграли собранные в Б. д. реликвии Спасителя, святых, ветхозаветных пророков и проч. В рамках комплекса Б. д. они были сосредоточены в неск. церквах (св. Стефана, Богородицы Фара, св. Георгия в Манганах); их коллекционирование, размещение и переносы в разное время из одного храма в др. отражали изменения в политической ситуации и во взглядах визант. двора.

В ранневизант. эпоху (V-VI вв.) большое символическое значение приобрела десница св. архидиак. Стефана, ставшая для императоров символом данной свыше власти. Она была привезена из Иерусалима в 421 г. в специально построенную для нее небольшую ц. св. Стефана во дворце Дафна при зале Августеон. В церкви обычно производились назначения высших гос. чиновников, хранились инсигнии для этих церемоний («политические реликвии»). Через почитание св. Стефана, «исполненного веры и силы» (Деян 6. 8), утверждалась сила имп. власти.

В X-XII вв. такое же значение имела десница св. Иоанна Крестителя, помещенная имп. Константином VII Багрянородным в дворцовом храме Богородицы Фара. В X в. мн. важные события в жизни василевсов Македонской династии (коронацию, Крещение порфирородных детей) стремились связать с празднованием Крещения Господня, и в связи с этим подчеркивалась роль св. Иоанна Крестителя как одного из главных участников евангельского события; коронуемый император символически воплощал крестившегося во Иордане Христа.

Частью политической программы стала и архитектура Б. д. Насколько можно судить из немногочисленных описаний, в его первоначальном плане первенствующую роль играли не сами помещения, а пл. Августеон, устроенная имп. Константином перед воротами Халка. Здесь были воздвигнуты 2 портика, украшенных статуями, служивших пропилеями Б. д., а также базилика синклита, базилика Св. Софии и статуя августы Елены, матери императора. Пл. Августеон и находившиеся рядом ипподром и Меса, главная улица К-поля, стали местом торжественных появлений императора перед народом (триумфы, коронации, различные праздники).

В ходе развития культуры имп. двора традиция всенародного чествования правителя претерпела нек-рые изменения. В V в. коронации императоров - особенно императриц и соправителей - постепенно переносятся с военного поля (Евдом в окрестностях К-поля) и городского ипподрома внутрь Б. д., и для этих целей строится новый зал, также названный Августеон. Вероятно, он имел форму базилики, на зап. стороне к-рой по направлению к пл. Августеон был сооружен еще и портик - Золотая Рука (Χρυσὴ Χείρ). Как аналог пропилей на площади, портик стал местом торжественного появления императоров после коронации, но уже во внутреннем дворе Б. д. и только перед придворными чинами. Важным компонентом этого ансамбля стала небольшая ц. архидиак. Стефана, пристроенная к Августеону и в дальнейшем использовавшаяся для коронаций и церемоний назначения высших гос. чиновников. Первыми правителями, к-рые достоверно были коронованы в ц. св. Стефана, были Ираклий и его жена Евдокия в 610 г. (Theoph. Chron. P. 299), однако традиция коронования в храме, несомненно, установилась еще в VI в. Во 2-й пол. IX-X в. свадебные обряды, а затем и коронации были перенесены в ц. Богородицы Фара.

С 70-х гг. VI в. центром офиц. придворной жизни стал Хрисотриклин - тронный зал Б. д., построенный возле дворца Дафна по типу октагонального купольного храма (церковный престол был заменен имп. троном). Возведение такого здания для императоров означало определенный разрыв с традицией Римской империи, где для ритуально-политических целей использовались здания типа базилики. Хрисотриклин стал одним из богатейших зданий дворца и всего К-поля, его интерьер был украшен мозаикой, в конхе апсиды над имп. троном помещалось изображение Христа на престоле. В зале находились изысканная мебель, в т. ч. пентапиргий, специальный резной «стенд» в виде 5 башен для имп. регалий и различных сосудов, служивших украшением, неск. столов для торжественных приемов, главный, золотой или серебряный с позолотой, предназначался для императора и стоял отдельно от др.

Важнейшей сферой придворной жизни Византии был имп. церемониал - сложная система офиц. торжественных приемов и шествий, большая часть к-рых проводилась в Б. д. История и эволюция визант. придворного церемониала от античной империи к христ. царству остается неразрешенной исследовательской проблемой. Считается, что его общие принципы сложились в VI в., в эпоху имп. Юстиниана Великого, и затем прошли в своем развитии неск. этапов, но в документах они зафиксированы лишь фрагментарно. Наиболее полные сведения о церемониале находятся в трактате «О церемониях византийского двора», созданном в сер. X в. при имп. Константине VII Багрянородном и отражающем в основном состояние традиции в 1-й пол. X в. (хотя отдельные разделы восходят к VI-VII вв.). Можно предполагать, что позднее, в XII в., церемониал неск. видоизменялся, упрощался и даже пришел в упадок, поскольку его исполнение требовало постоянного присутствия императора в Б. д., что к тому времени было невозможно.

В X в. в Хрисотриклине проводились ежедневные утренние и вечерние приемы ближайших придворных и гос. чинов империи (De cer. I 1-2). Утренний прием длился с 6 до 9 ч. утра, вечерний - с 3 до 6 ч. после полудня. Прием начинался с молитвы императора перед образом Христа. После того как все чины, одетые в соответствии с рангом и днем, когда проводился прием, входили в зал, занимали отведенные им места, прослушивали доклад логофета дрома (влиятельнейший правительственный чин в X в.), происходило назначение новых чиновников на вакантные должности; император утверждал их, произнося фразу: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа назначает тебя мое от Бога царство». Затем слушали доклад препозита (высший сановник двора) и др. чинов, если в этом была необходимость. Во время приема император был отделен от остальных присутствующих завесой и обычно разговаривал с ними через логофета; по будням он сидел на золоченом троне под мозаичным образом Спасителя, по воскресным дням - в золотом обитом красным бархатом кресле (σέλλιον) слева от трона (т. е. по правую руку от Христа). После утреннего приема император и его приближенные присутствовали на литургии в храме Богородицы Фара, а затем для особо приглашенных лиц в Хрисотриклине устраивался имп. обед. Для дворцовых чинов литургия проводилась в ц. свт. Василия Великого в Лавсиаке, а проч. присутствовавшие на приеме слушали литургию в храме св. Стефана на ипподроме.

Наиболее торжественными событиями дворцовой жизни были имп. выходы в собор Св. Софии и в др. храмы К-поля по церковным праздникам (De cer. I 1-18). Рус. исследователь Д. Ф. Беляев выделил 3 типа торжественных выходов: «большие» - в дни праздников во имя Христа (Пасха, Рождество Христово, Богоявление, Преображение, Сошествие Св. Духа); «средние» - в светлый понедельник и в богородичные праздники (Благовещение, Рождество Богородицы), когда император участвовал в крестном ходе от собора Св. Софии в к.-л. др. храм К-поля; «малые» выходы в собор Св. Софии устраивались в 1-й день Великого поста, на Крестовоздвижение и в день Торжества Православия. Ритуал начинался после 7 ч. утра в Хрисотриклине, куда император входил, молился перед образом Спасителя и облачался в скарамангий (аналог совр. саккоса) установленного для данного случая цвета и покрова. Далее император следовал по дворцу из одного зала в др., где его приветствовали все дворцовые чины, начиная с самых младших (чины кувуклия - слуги жилых покоев) и заканчивая важнейшими чинами правительства (логофет дрома, протасикрит, протонотарий и др.), к-рые встречали императора в зале Сигма (видимо, полукруглой формы). На пути император посещал храмы Богородицы во дворце Дафна, Св. Троицы, крестильню дворца Дафна, ц. св. Стефана, Круглую ц. в Схолах, дворцовый храм св. Апостолов; в каждом из них он совершал поклон и со свечами в обеих руках молился перед святынями. В зале Августеон императора приветствовали все построившиеся по рангам дворцовые чины, в зале Консисторий - все члены синклита. Далее император двигался в сопровождении все более увеличивавшейся от зала к залу группы приближенных. Приветствия партий цирка проводились в зале Трибунала и затем продолжались во дворе Халка (возле главных ворот Б. д.). Оттуда император со свитой и сопровождавшими его различными гос. чинами под славословия выходил к народу на пл. Августеон и через нее шел в собор Св. Софии.

Т. о., та часть церемонии, к-рая проводилась в Б. д., представляла собой процесс своеобразного «сбора» всех придворных и столичных чинов - элиты визант. гос-ва - вокруг императора и их совместную подготовку к появлению в соборе Св. Софии. Ритуальный распорядок жизни Б. д. и императора в основном был подчинен церковному литургическому обиходу; дворец использовался как место проведения части общегородского и общеимперского церковного празднования.

Почитание икон было развито в придворной среде; свидетельства визант. историков о поклонении императоров, их родственников и приближенных иконам весьма многочисленны. Однако иконы в Б. д. скорее были предметами частного почитания, и в эпоху классической Византии (IX-XII вв.) они не являлись офиц. символами гос-ва. Иконы почти не упоминаются в трактате «О церемониях». Тем не менее в XII в. традиция иконопочитания приобретает новые черты: особым вниманием династий Комнинов и Ангелов пользуются неск. икон Богородицы - Влахернитисса, Елеуса, Одигитрия. Они приобретают роль символа идеологии правящих фамилий, становятся определенным средоточием имп. благочестия и религиозности. В литургический календарь входят пышные шествия в честь икон, напр., в кон. XII в. икона Одигитрии приносилась из мон-ря Богородицы Одигон в Б. д.

Из многочисленных произведений монументального искусства Б. д. единственными сохранившимися являются напольные мозаики перистильного двора в р-не дворца Дафна (предположительно VI в.). Они выполнены в обычном для ранней Византии эллинизирующем стиле, играют декоративную роль и лишены к.-л. образов христ. тематики. Об искусстве Б. д. приходится судить по средневек. описаниям, а также по нек-рым сохранившимся лицевым рукописям, создававшимся по заказу императоров или их приближенных и отразившим идеи и эстетические вкусы той или иной эпохи.

Из описания Евсевия Памфила известно, что имп. Константин на потолке «самого большого» зала Б. д. поместил мозаичное изображение креста. Такой же крест и поверженный дракон рядом с ним были изображены на мозаичной панели в вестибюле дворца (Eusebius. Vita Constantini. III 48). Источники эпохи ранней Византии (Прокопий Кесарийский, Иоанн Эдесский, Пасхальная хроника и др.) сообщают о великолепии дворца, о постройках тех или иных императоров. В «Хронографии» Феофана (нач. IX в.) есть рассказ о том, как в 726 г. по приказу имп. Льва III Исавра был уничтожен мозаичный образ Христа на воротах Халки (Theoph. Chron. P. 405), и это стало началом иконоборческой эпохи. Однако неизвестно, когда эта мозаика была создана, и даже достоверность рассказа Феофана ставится под сомнение совр. исследователями. Еще один рассказ о снятии образа с Халки относится к 814 г., к правлению имп. Льва V (Scriptor Incertus de Leone / Ed. I. Bekker. P. 354-355).

После возвращения к иконопочитанию в сер.- 2-й пол. IX в. в Б. д., как и по всей империи, реализуется обширная программа по украшению зданий в соответствии с новыми эстетическими принципами. После 843 г. была восстановлена мозаичная икона Спасителя на Халке. В нач. 60-х гг. был реализован проект перестройки дворцовой ц. Богородицы Фара, и ее иконографическая программа наряду с новыми мозаиками собора Св. Софии стала одним из первых образцов классического стиля визант. храмовой декорации (Photius. Homilia 10). В 866 г. был завершен комплекс мозаик в Хрисотриклине, где в главной апсиде на имп. троне был изображен Христос, а напротив Него Богоматерь и предстоящие Ей имп. Михаил III, Патриарх Фотий и придворные чины. Кенургион, зал, примыкавший в Хрисотриклину, был украшен мозаичными изображениями имп. походов. Созданные в IX в. монументальные произведения в основном сохранялись до XIII в.- времени разрушения дворца.

Сведения о дальнейшем развитии принципов придворного искусства дают рукописи кон. IX-XII в. В этот период при дворе были созданы мн. выдающиеся произведения книжного искусства. В них наиболее ярко отразилась общая тенденция развития визант. художественного стиля. Примерами придворного искусства визант. неоэллинизма являются Парижские Гомилии свт. Григория Богослова (Paris. gr. 510, ок. 883 г.), свиток Книги Иисуса Навина (Palat. gr. 431, 1-я пол. X в.), Парижская Псалтирь (Paris. gr. 139, X в.). Примерами эволюции визант. искусства кон. X-XII в. могут служить Минологий имп. Василия II (Vatic. gr. 1613; 976-1025 гг.), Псалтирь имп. Василия II с портретом заказчика на фронтисписе (Marc. gr. 17, ок. 1019 г.). К кон. XI-XII в. миниатюры мн. рукописей приобретают сходство с перегородчатой эмалью, где изображение совершенно лишено объемности (Евангелие имп. Иоанна II Комнина (Urbin. gr. 2, 1122 г.), Гомилии Иакова Коккиновафа (Vatic. gr. 1162, сер. XII в.)).

Особое место в придворном искусстве занимали изображения императоров, к-рые неоднократно появляются в миниатюрах. Насколько можно судить, программа многофигурного группового портрета правителя и его двора, известная по изображениям в Хрисотриклине, для средневизант. искусства осталась уникальным случаем. Возможно, она содержала в себе напоминание об иконографических принципах эпохи ранней Византии (известны по мозаикам VI в. ц. Сан-Витале в Равенне с изображениями имп. Юстиниана I и его двора) и для зрителей являлась свидетельством возрождения империи IX в. В рукописных миниатюрах и резных барельефах средневизант. эпохи император никогда не изображается в сопровождении придворных, их полностью замещают ангелы, святые, отцы Церкви, часто одетые в придворные костюмы. Таковы, напр., портрет имп. Никифора III Вотаниата (Coislin. gr. 79) c арх. Михаилом и свт. Иоанном Златоустом (ок. 1078), изображения имп. Алексея I Комнина, благословляемого Христом и принимающего свитки с правосл. учением от отцов Церкви на миниатюрах из рукописи «Догматического паноплия» Евфимия Зигабена (Vatic. gr. 666; ок. 1118 г.). Т. о., через использование христ. образов устанавливается прямая связь правителя со сверхъестественным и создается особый образ императора, отстраненного от обыденной реальности, избранного, имеющего прямую связь с небом и поэтому превосходящего своих приближенных и советников. Офиц. дворцовое искусство, обращенное прежде всего к придворным и посетителям Б. д., играет существенную роль в постепенном росте культа императора и в поддержании контроля со стороны власти над элитой визант. общества.

Важнейшие дворцовые храмы

Всего в районе Б. д. по письменным источникам известны более 20 храмов и часовен, среди них Св. Троицы, прор. Илии, Богородицы Победоносной (Νικοποιός), Богородицы во дворце Дафна, св. Апостолов, святых ап. Петра, ап. Иоанна Богослова, ап. Филиппа, свт. Василия Великого, св. Димитрия Солунского, св. Анны, св. Феодора Стратилата, свт. Климента Анкирского, 40 мучеников Севастийских и др. Но важнейшими были следующие.

Храм Господа

(Ναὸς τοῦ Κυρίου). Находился в комплексе палат экскувитов при дворце Магнавра. По традиции считается, что храм был построен имп. Константином Великим и являлся древнейшим в Б. д. Во время церемоний в этом храме император надевал венец; на обратном пути из собора Cв. Софии в нартексе храма он снимал венец и, войдя в наос, принимал просителей и важных гос. чиновников: синклитиков, стратигов и проч. В 933 г. здесь был посвящен в сан Патриарх Феофилакт; императоры Роман I Лакапин и Константин VII принимали послов эмиров Тарса и Амиды. Среди святынь храма - часть древа Животворящего Креста Господня, в VII в. перенесенная сюда из Иерусалима имп. Ираклием.

Церковь св. Стефана во дворце Дафна

Боковая пристройка дворцового зала Августеон; место коронаций и свадеб императоров и их соправителей в VII-X вв. В визант. традиции считалось, что церковь также была основана при имп. Константине. Однако, по сведениям хронистов Феофана Исповедника (Theoph. Chron. P. 87) и Георгия Кедрина (Kedren. T. 1. P. 592), храм был основан в 429 г. Пульхерией, сестрой имп. Феодосия II, и в нем была помещена десница св. Иоанна Предтечи, привезенная из Иерусалима. Святыня выносилась во время церемоний коронаций и свадеб императоров; утрачена после XII в. В кон. V в. имп. Зинон поместил здесь кодекс Евангелия от Матфея, обретенный на мощах св. Варнавы Кипрского; Евангелие читалось в храме один раз в год, в Великий четверг. В X в. в храме также хранился Большой Крест Константина - религиозно-гос. святыня, перед к-рой императоры совершали молитву во время торжественных выходов; позднее он, вероятно, был перенесен в ц. Неа-Экклесиа, так же как и др. святыни и реликвии, неоднократно по разным причинам менявшие свое местонахождение в пределах Б. д.

Церковь Неа-Экклесиа имп. Василия I Македонянина

(Новая; Νέα ̓Εκκλησία - Новая церковь). Известна по описаниям в «Житии имп. Василия» и по подробному сообщению рус. паломника Антония Новгородcкого (1200). Заложена в 876 г. по заказу имп. Василия I и освящена 1 мая 881 г.; находилась на юго-востоке от Хрисотриклина, на месте более раннего Циканистириона. Церковь представляла собой центрическое купольное сооружение, квадратное или крестообразное в плане, т. е. была одним из первых классических образцов крестово-купольной архитектуры, распространенной впосл. в Византии и в Вост. Европе. Имела 5 куполов, вероятно один в центре был посвящен Христу, и 4 по углам, к-рые были посвящены арх. Михаилу (и Гавриилу ?), прор. Илие, Богородице и свт. Николаю Чудотворцу; также при алтаре было 4 небольших придела. Позднее за храмом закрепилось посвящение во имя арх. Михаила (впервые зафиксировано по описанию паломника Антония из Новгорода в 1200). Храм славился своей богатой декорацией: интерьер был украшен мозаикой на золотом фоне с изображениями Христа в главном куполе, Богородицы в конхе апсиды, пророков, апостолов и святых. Алтарная преграда и престол были украшены серебром и драгоценными камнями, пол сделан из красного мрамора, купола были покрыты бронзой. При главном входе установлены 2 фиала из красного и белого мрамора со скульптурами фантастических животных. Для украшения ц. Неа-Экклесиа использовался декор старых зданий К-поля, в т. ч. мавзолея имп. Юстиниана при соборе св. Апостолов.

В X-XI вв. храм был местом нек-рых наиболее важных и торжественных событий придворной жизни. В 907 г. Патриарх Николай Мистик не позволял имп. Льву VI Мудрому войти в эту церковь, что было воспринято как отлучение императора, вступившего в 4-й брак. В 963 г. здесь состоялось венчание имп. Никифора II Фоки и августы Феофано, вдовы имп. Романа II Лакапина, в 1042 г.- свадьба порфирородной Зои и имп. Константина IX Мономаха. В XII в. на нек-рое время при церкви был образован мон-рь. В кон. XII в. при имп. Исааке II Ангеле часть украшений была использована для новых построек и интерьеров. В церкви находились реликвии, большинство из к-рых демонстрировали средневек. понимание имп. и монархической власти, характерное для Византии, ее развитие в ВЗ и эсхатологическую связь империи с царством Христа, к-рое наступит после Страшного Суда. Паломник Антоний из Новгорода сообщает, что в церкви хранились Большой Крест Константина, Иерихонская труба Иисуса Навина (считалось, что в нее будет трубить ангел при конце света), пастушеский рог прав. Авраама, жезл Моисея, рог царя Самуила, из к-рого он помазал прор. Давида; в алтарной преграде были помещены часть плаща и пояс прор. Илии и богато украшенный щит Константина. В отдельной часовне находились стол, за к-рым сидел Авраам с явившимися ему 3 ангелами, а также крест, воздвигнутый Ноем после потопа; в нартексе была помещена мраморная колонна, с к-рой вышел из моря св. Исидор Хиосский (пам. 14 мая). Большинство реликвий утрачены после 1204 г.

В XIII в. во время правления латинян эта церковь была одной из «дворцовых капелл» - Сен-Мишель-де-Буколеон; в эпоху Палеологов оставалась одной из немногих построек центрального комплекса Б. д., к-рая использовалась до тур. завоевания. В 1436 г. в храме был проведен Церковный Собор под председательством имп. Иоанна VIII Палеолога. Храм разрушен, вероятно, в 1490 г.

Церковь Богородицы Фара

(τοῦ Θάρου - при Маяке). Названа по маяку, построенному в VI в. имп. Юстином II возле дворцовой гавани Вуколеон; входила в архитектурный комплекс дворца Вуколеон и в то же время находилась неподалеку от Хрисотриклина и жилых имп. покоев дворца Дафна; возможно, стояла между храмами прор. Илии и св. Димитрия Солунского. Построена, вероятно, имп. Константином V в сер. VIII в.; перестраивалась спустя столетие при имп. Михаиле III, и позднее в Византии считалось, что храм был основан именно им. Внешний облик известен по описаниям у Продолжателя Феофана и в 10-й гомилии Патриарха Фотия. Церковь была небольших размеров, крестово-купольного типа; имела атриум, огороженный стеной; была богато украшена мозаиками с изображением событий из евангельской истории (видимо, созданными в IX в.) и оконными витражами. Церковь имела большое значение в VIII-XI вв.: в 768 г. в ней состоялось обручение имп. Льва IV Хазарянина со св. Ириной, и впосл. здесь совершались имп. венчания. В 920 г. в храме был убит имп. Лев V Армянин. В трактате «О церемониях» церковь предназначена для повседневной литургии в присутствии императора и его семьи, а также для торжественных служб в 1-й день года, 1 мая, в день поминовения прор. Илии (в присутствии синклита), в Чистый четверг, в Великую субботу и Великий четверг. В церкви хранились различные украшения для убранства Хрисотриклина в дни приемов иноземных послов.

Главные святыни храма были связаны с почитанием Спасителя и, учитывая использование храма для коронации императоров, напоминали о близости к Нему василевсов. Среди святынь храма в сочинении Николая Месарита (1201 г.; P. 29-31) упомянуты терновый венец Христа, туника Христа, посох Христа, плеть Его бичевания, св. гвоздь, копие, частицы сандалий Христа (привезены имп. Иоанном Цимисхием из Палестины в 975). В 944 г. имп. Роман I Лакапин поместил здесь привезенный из Эдессы Мандилион - плат с Нерукотворным Образом Спасителя. Важным символом для визант. придворной идеологии стала десница св. Иоанна Крестителя, помещенная в храме Богородицы в 956 г. имп. Константином VII Багрянородным и использовавшаяся в церемониях коронаций. 1 авг. в церкви выставлялась часть древа Животворящего Креста Господня. В 1169 г. имп. Мануил I Комнин перенес в церковь из Эфеса камень, на к-рый было положено тело Спасителя после Его снятия с креста, однако незадолго до своей смерти в 1180 г. Мануил перенес эту святыню в столичный мон-рь Пантократора.

Вероятно, именно в храме Богородицы в 1204 г. был помазан на царство 1-й лат. имп. Балдуин Фландрский. После лат. завоевания часть святынь была перевезена в Париж и с сер. XIII в. находилась в Сен-Шапеле (утрачены во время Французской революции). Ц. Богородицы пришла в запустение в кон. XIII в. и постепенно разрушилась; сохранившаяся часть святынь Страстей Господних была перенесена в храм св. Георгия в Манганах. В наст. время во дворце-музее Топкапы в Стамбуле хранится серебряная оправа в виде руки, известная как десница св. Иоанна Крестителя, однако она представляет собой венецианскую работу, и ее связь с храмом Богородицы не доказана. Святыни Страстей Господних, а также Мандилион представлены на двусторонней иконе XII в. «Спас Нерукотворный», хранящейся ныне в ГТГ.

Мон-рь св. Георгия в Манганах

Находился на зап. берегу пролива Босфор, неск. в отдалении от комплексов центра К-поля - Б. д., ипподрома и собора Св. Софии. Обычно рассматривается отдельно от Б. д., однако, безусловно, являлся частью большого дворцового района в прибрежной вост. части города.

Основан ок. 1043 г. имп. Константином IX Мономахом вместе с больницей и имп. дворцом как часть нового дворцового комплекса; его покровительницей стала фаворитка императора севаста Мария Склирена. Мон-рь пользовался правом покровительства монахов с Олимпа Вифинского и из мон-ря Неа-Мони на Хиосе, приезжавших в К-поль. В 1055 г. в мон-ре св. Георгия был похоронен его основатель имп. Константин Мономах. Мон-рь и дворец были одной из важнейших резиденций императоров 2-й пол. XI-XII в. В 1118 г. в Манганах скончался и был похоронен имп. Алексей I Комнин. У Никиты Хониата (Nik. Chon. P. 580) есть сообщение о том, что в кон. XII в. имп. Исаак II Ангел разрушил комплекс для строительства храма арх. Михаила, однако в 1200 г. Антоний Новгородский упоминает о его богатстве и красоте. Вероятно, деятельность Исаака II коснулась только собственно дворцовых построек, а мон-рь остался нетронутым.

В 1207 г. папа Иннокентий III утвердил права еп. Нивелона Суассонского на владение мон-рем и всеми его богатствами. В обители разместилась община регулярных каноников, однако затем мон-рь стал объектом многолетнего спора между канониками и госпитальерами. Возможно, мон-рь был переименован латинянами в честь св. ап. Андрея, т. к. в грамоте папы Иннокентия IV от 1244 г. он указан под этим названием.

Сохранился ряд свидетельств о регулярных богатых пожалованиях мон-рю от императоров и Патриархов в XIV в. Игумены имели титулы архимандритов и протосинкеллов, т. е. были постоянными членами Патриаршего синода. В 1279 г. здесь состоялось рассмотрение вопроса об объединении Церквей в присутствии имп. Михаила VIII Палеолога и Патриарха Иоанна Векка. В 1320-1321 гг. к-польский Патриарший престол занимал монах мон-ря Герасим. В 1327 г. в мон-ре отрекся от престола имп. Андроник II и в 1328 г. был здесь же пострижен. В 1351 г. в этот мон-рь удалился имп. Иоанн VI Кантакузин, приняв монашеский постриг с именем Иоасаф. В 1370 г. игум. мон-ря Феодосий стал митрополитом Трапезунда.

В XV в. о богатстве Манганского мон-ря упоминают путешественник Клавихо и анонимный рус. паломник. Они сообщают, что мон-рь был окружен обширными садами, имел нек-рое число жилых зданий; его собор был украшен мозаиками с изображением Вознесения в куполе, разноцветными мраморными плитами. Перед храмом находились баптистерий и бассейн. В 20-х гг. XV в. перестраивалась алтарная часть собора св. Георгия на средства имп. Иоанна VIII Палеолога и августы Марии. В те же годы диаконом мон-ря был известный ученый Марк Евгеник, он занимался богословием и собрал вокруг себя группу учеников, одним из к-рых был буд. К-польский Патриарх Дионисий I (1466-1471). В 1437 г. Марк Евгеник занял митрополичью кафедру Эфеса. В 1431 г. иером. и катигумен мон-ря в Манганах Макарий Курунас был включен в свиту имп. Иоанна VIII для поездки в Рим. Из-за смерти папы Мартина V путешествие было отложено, а позднее, когда Иоанн VIII действительно отправился на запад, Макарий Курунас отказался его сопровождать.

В 1200 г. в мон-ре хранились шлем св. Георгия и рука мч. Прокопия, в нач. XIV в. сюда перенесли святыни из ц. Богородицы Фара - орудия Страстей Христовых (посох, пурпурный плащ, копие, губку). В описании Клавихо отмечено, что в нач. XV в. эти святыни были перенесены в мон-рь Христа Человеколюбца в К-поле, в то время как орудия Страстей находились в Манганах до 1453 г.

Сохранилось неск. рукописей из монастырской б-ки, большинство из них XIV в. Среди древнейших рукописей - кодексы Heidelberg. Pal. gr. 398 (сочинения Арриана; 2-я пол. IX в.), Monac. gr. 356 (Гомилии Иоанна Златоуста; 2-я пол. X в.), Vindob. hist. gr. 20 («История» Иосифа Флавия; 2-я пол. X в.), Scorial. gr. III-8 (комментарии Василия Великого на прор. Исаию; кон. XII в.).

В 1453 г. мон-рь прекратил свое существование и был занят общиной тур. дервишей, однако, вероятно, уже через неск. лет его земельный участок был включен в состав Сераля - новой резиденции Мехмеда II. Здания не использовались и постепенно были разобраны для строительства султанского дворца.

Ист.: Constantinus Porphyrogennitus. De cerimoniis aulae byzantinae / Ed. Reiske. Bonn, 1830; Theophanus Continuatus. Chronographia / Ed. I. Bekker. Bonn, 1838. P. 139-143, 215, 321-329, 447ff; Leo Grammaticus. Chronographia / Ed. I. Bekker. Bonn, 1842. P. 132, 137-138; Лопарев Х. М. Книга Паломник: Сказание мест святых во Цареграде Антония архиеп. Новгородского в 1200 г. // ППС. 1899. Вып. 51. С. 1-39; Nikolaos Mesarites. Die Palastrevolution des Johannes Komnenos / Ed. A. Heisenberg. Würzburg, 1907.
Лит.: Labarte J. Le palais Impérial de Constantinople et ses abords. P., 1861; Беляев Д. Ф. Byzantina. СПб., 1893. T. 2: Ежедневные и воскресные приемы визант. царей и праздничные выходы в храм св. Софии в IX-X вв.; Bury J. B. The Ceremonial Book of Constantine Porphurogennetos // EHR. 1907. Vol. 22. P. 209-227, 417-439; idem. The Great Palace // BZ. 1912. Bd. 21. S. 210-225; Ebersolt J. Le Grand Palace de Constantinople et le Livre des Cérémonies. P., 1910; Mamboury E., Wiegand T. Die Kaiserpaläste zwischen Hippodrom und Marmarameer. B., 1934; Demangel R., Mamboury E. Le quartier des Manganes et la première Région de Constantinople. P., 1939; Brett G., Martiny G., Stevenson R. The Great Palace of the Byzantine Emperors. Oxf., 1947; Guilland R. L'Augusteus // REB. 1948. T. 6. P. 167-180; Guilland R. Les Palais du Boukoleon // BSl. 1950. T. 11. P. 61-71; idem // JÖBG. 1955. Bd. 4. S. 65-85; idem. La Magnaure // EEBS. 1957. T. 27. S. 63-74; idem. Sur les itinéraires du Livre des Cérémonies // JÖBG. 1961. Bd. 10. S. 39-52; idem. Études de Topographie de Constantinople Byzantine. B.; Amst., 1969; idem. La disparition du Grand Palais // BSl. 1970. T. 31. P. 189-191; Mango C. Autour du Grand Palais de Constantinople // Cah. Arch. 1951. T. 5. P. 179-186; Jenkins R., Mango C. The Date and Sighificance of the Tenth Homily of Photius // DOP. 1956. Vol. 9-10. P. 125-140; Gouillard R. La Magnaure // EEBS. 1957. T. 27. S. 63-74; The Great Palace of the Byzantine Emperors. 2nd Report / Ed. D. T. Rice. Edinburgh, 1958; Mango C. The Brazen House: a Study of the Vestibule of the Imperial Palace in Constantinople. Kopenhagen, 1959; idem. The Art of the Byzantine Empire, 312-1453: Sources and Documents. New Jersey, 1972; Nordhagen P. J. The Mosaics of the Great Palace of the Byzantine Emrerors // BZ. 1963. Bd. 56. S. 53-68; Janin. Églises et les monastères. P. 96, 232-236, 241-245, 361-364, 375-378, 489-490; Treitinger O. Die Ostromische Kaiser- und Reichsidee nach ihrer Geschtaltung im höfischen Zeremoniell. Darmstadt, 1969; Muller-Wiener W. Bildlexikon zur Topographie Istanbuls. Tüb., 1977. S. 136-138, 225-237; Magdalino P. Manuel I Komnenos and the Great Palace // BMGS. 1978. Vol. 4. P. 101-114; idem. The Emperor in Byzantine Art of the Twelfth Century // BF. 1982. Bd. 8. S. 123-183; idem. Observations on the Nea Ekklesia of Basil I // JÖB. 1987. Bd. 37. S. 51-64; Лазарев В. Н. История византийской живописи. М., 1986; Сameron A. The Construction of Court Ritual: the Byzantine «Book of Ceremonies» // Rituals of Roualty / Ed. D. Cannadine, S. Price. Camb., 1987; Trilling J. The Soul of the Empire: Style and Meaning in the Mosaic Pavement of the Imperial Palace in Constantinople // DOP. 1989. Vol. 43. P. 27-72; ODB. P. 231-232, 791-792, 869-870, 1446, 2082-2083, 2116; Jobst W., Vetter H. Mosaikenforschung im Kaiserpalast von Konstantinopel. W., 1992; Kalavretzou I. Helping Hands for the Empire: Imperial Ceremonies and the Cult of Relics at the Byzantine Court // Byzantine Court Culture from 829 to 1204 / Ed. H. Maguire. Harvard, 1997. P. 53-79; Weyl Carr A. Court Culture and Cult Icons in Middle Byzantine Constantinople // Ibid. P. 81-98; Maguire H. The Medieval Floors of the Great Palace // Byzantine Constantinople: Monuments, Topography and Everyday Life / Ed. N. Necipoglu. Leiden e. a., 2002. P. 153-174; Tunay M. I. Byzantine Archaeological Findings in Istanbul during the Last Decade // Ibid. P. 217-233.
И. Н. Попов
Ключевые слова:
Византийская Империя. История История святынь, чудотворных икон, источников и чудесных исцелений Рукописи, миниатюры Церковная архитектура. Храмы (Турция) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Турция) Большой дворец в Константинополе, главная резиденция византийских императоров Живопись монументальная. Турция Декоративно-прикладное искусство византийское Иконопись [иконопись], вид живописи, задачей которого является создание священных образов - икон
См.также:
КАППАДОКИЯ исторический регион в центральной части М. Азии
ВЛАХЕРНЫ район сев.-зап. части К-поля и его пригородов на юж. берегу бухты Золотой Рог; одно из мест особого почитания Пресв. Богородицы
АБАЗГИЙСКАЯ ЕПАРХИЯ Константинопольской Православной Церкви
АВРААМ сирийский священник, представитель семейства византийских переводчиков и дипломатов, отстаивавших интересы империи на Востоке в 1-й пол. VI в.
АДИШСКОЕ ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ пергаменная рукопись (897), один из важнейших памятников древнегрузинской письменности, содержащий грузинский перевод Четвероевангелия
АЗОВСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (празд. 28 авг.)
АКАКИЙ († ок. 1351), митр. Трапезундский (с 1339)
АКАФИСТНАЯ ЗОГРАФСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (праздн. 10 окт.)
АКАФИСТНАЯ ХИЛАНДАРСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ (праздн. 12 янв.)
АЛАХАН-МАНАСТЫР совр. название раннехрист. комплекса в Исаврии
АЛЕКСАНДР (ок. 870-913), имп. Византии (с 11 мая 912)
АЛЕКСЕЙ I ВЕЛИКИЙ КОМНИН (ок. 1180 или 1182-1222), трапезундский император с 1204
АЛЕКСЕЙ II ВЕЛИКИЙ КОМНИН (1297–1330), трапезундский имп.
АЛЕКСЕЙ IV ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ КОМНИН (1382-1429), трапезундский имп. (с 1412)
АЛЕКСЕЙ I КОМНИН (ок. 1057-1118), визант. император с 1081
АЛЕКСЕЙ II КОМНИН (1169 – 1183), визант. имп. с 1180
АЛЕКСЕЙ III АНГЕЛ КОМНИН (ок.1153-1211 или 1212), визант. имп. в 1195 – 1203
АЛЕКСЕЙ IV АНГЕЛ (ок. 1183-1204), визант. имп. в 1203-1204