Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАПОДИСТРИЯ
Т. 30, С. 560-564 опубликовано: 24 июля 2017г.


КАПОДИСТРИЯ

Иоаннис (рус. Иван Антонович) [греч. Καποδίστριας; итал. Capo d'Istria] (11.02.1776, о-в Керкира (Корфу) - 9.10.1831, Нафплион), греч. и российский политический деятель, дипломат, 1-й президент Греции. Род. в семье гр. Антонио Марии Каподистрии, представителя древнего венецианского аристократического рода, и Диамандины Гонеми, чьи предки, также венецианские дворяне, происходили с о-ва Кипр. Отец К., юрист по образованию, был известным на Ионических о-вах политиком, видным деятелем Республики Семи Соединённых Островов (1800-1807). К. получил начальное образование в мон-ре св. Юстины. В 1794-1797 гг., как мн. дети ионической знати, он учился в Падуанском ун-те, где получил медицинское образование, также изучал философию, юриспруденцию, политические науки. Затем вернулся на родину и занялся благотворительной врачебной практикой.

Начало политической карьеры К.

И. Каподистрия. Портрет. Сер. XIX в. (?) (Национальный исторический музей, Афины)
И. Каподистрия. Портрет. Сер. XIX в. (?) (Национальный исторический музей, Афины)

И. Каподистрия. Портрет. Сер. XIX в. (?) (Национальный исторический музей, Афины)
пришлось на то время, когда под натиском наполеоновских войск Венецианская республика, к-рой принадлежал о-в Корфу, прекратила существование. По Кампоформийскому мирному договору 1797 г. ее владения были поделены между Францией и Австрией. Ионические о-ва достались французам, чья политика вызвала недовольство населения. В кон. 1798 - нач. 1799 г. франц. оккупанты были изгнаны с островов соединенной эскадрой Феодора Ушакова и Кадыр-бея, действовавшей в соответствии с русско-тур. договоренностями. К. был назначен главным врачом военного госпиталя на о-ве Корфу. В соответствии с русско-тур. К-польской конвенцией 1800 г. на островах создавалась автономная Республика Семи Соединённых Островов под верховным суверенитетом Османской империи и под покровительством России. Это было 1-е греч. гос. образование Нового времени. В 1801 г. оно получило т. н. византийскую конституцию, составленную ионическими дворянами и одобренную царем и султаном. Однако население островов осталось ею недовольно по причине сохранявшегося господства аристократии. В результате пересмотра в 1803 г. была принята новая конституция. На о-ве Кефалиния ситуация осложнялась борьбой за власть между дворянскими фамилиями. К. был командирован туда для наведения порядка и успешно справился с этой задачей, активно сотрудничал с полномочным представителем России Г. Мочениго. Вскоре ионический Сенат назначил К. гос. секретарем по иностранным делам. В этой должности он оставался до 1806 г. Затем был директором основанной им же гос. школы и секретарем Сената и занимал этот пост вплоть до упразднения Республики в соответствии с Тильзитским договором (1807). Весной 1807 г. К. отличился в подготовке к обороне о-ва Лефкада, которому угрожал захватом албанский сепаратист Али-паша Янинский. После возвращения островов под власть Франции ген. А. Бертье предложил К. остаться на гос. службе, но тот отказался, ожидая более выгодного предложения от России.

На службе России

Весной 1808 г. гос. канцлер Российской империи Н. П. Румянцев пригласил К. на службу. В нач. 1809 г. К. прибыл в С.-Петербург. Первое время он не имел конкретной должности и занимался составлением аналитических записок по Восточному вопросу. В 1811 г. был назначен внештатным секретарем российского посольства в Австрии. Помимо офиц. миссии, к-рая заключалась в развитии российской внешней торговли, К. занимался сбором информации политического характера при помощи обширной греч. диаспоры в Вене. В апр. 1812 г. К. был назначен руководителем дипломатической канцелярии командующего Дунайской армией, к-рая завершала войну с Османской империей. После вторжения Наполеона вместе с этой армией под командованием П. В. Чичагова К. принимал участие в Отечественной войне 1812 г., а после изгнания Наполеона из России возглавил дипломатическую канцелярию при командующем союзной русско-прусской армией М. Б. Барклае-де-Толли. В кон. 1813 - нач. 1814 г. К. выполнял чрезвычайное дипломатическое поручение в Швейцарии, способствуя мирному урегулированию конфликта в этой стране и установлению ее нейтралитета. С осени 1814 г. К. принимал участие в работе Венского конгресса, решавшего судьбу Европы после разгрома наполеоновской Франции.

В 1815 г. К. был назначен статс-секретарем Российской империи по иностранным делам. В этом качестве он провел заключительные мирные переговоры с Францией и 20 нояб. 1815 г. подписал Парижский мирный договор от имени России. Занимая столь ответственный пост, он прилагал значительные усилия к тому, чтобы облегчить участь соотечественников, находившихся под иноземным владычеством. Его стараниями в Парижском договоре был закреплен автономный статус Ионических о-вов. Однако последующие попытки К. смягчить установленный там Англией колониальный режим оказались бесплодными. К. проявил себя как сторонник создания независимого гос-ва на греч. землях Османской империи. Революционный путь достижения этой цели он считал ошибочным, поэтому не поддержал тайное революционное об-во греков «Филики этерия». К. полагал, что необходимыми предпосылками создания свободной Греции являются народное просвещение и поддержка европ. держав. В связи с этим К. способствовал деятельности просветительского об-ва «Филомузос этерия» и пытался склонить имп. Александра I к активным действиям в пользу греков. Путь к освобождению, выбранный К., требовал много времени на подготовку, т. о., свержение османской власти откладывалось на неопределенный срок, поэтому те, кто стремились к скорейшему завоеванию свободы, сочли этот план неудачным. Тем не менее руководители «Филики этерии» пытались создать впечатление, будто их организацию возглавляет К., и тем самым придать об-ву больший авторитет. К нач. 20-х гг. XIX в. в связи с нарастанием новой революционной волны в Европе, угрожавшей международной стабильности, усилились расхождения во взглядах К. и Александра I на российскую внешнюю политику, в основе этих расхождений был греч. вопрос. После начала греч. национально-освободительной революции в марте 1821 г. К. стал ее горячим приверженцем и всячески подталкивал императора к началу русско-тур. войны. Но Александр I был сторонником др. политической линии, поэтому с кон. 1821 г. он стал постепенно отстранять К. от важных дел. В мае 1822 г. последовала его фактическая отставка. Официально К. числился в отставке по собственной просьбе с 1827 г. В авг. 1822 г. он покинул С.-Петербург и переехал в Женеву, где получил статус почетного гражданина за прошлые дипломатические заслуги перед этим кантоном. В Швейцарии он провел 5 лет, пристально наблюдая за ходом греч. революции и оказывая ей посильную помощь. Он поддерживал тесные контакты с местной греч. общиной и содействовал национальным образовательным учреждениям.

Президент независимой Греции

Уже в первые месяцы революции 1821 г. греки начали формировать независимые гос. институты. Их развитие привело к созданию президентской республики еще до того, как греч. гос-во получило офиц. международное признание. Тризинское Национальное собрание в 1827 г. ввело в стране пост президента и приняло соответствующую временную конституцию. Тогда же К. был избран президентом на 7 лет. На этом настаивал самый авторитетный греч. военачальник Т. Колокотронис, его же кандидатуру благодаря стараниям англ. филэллинов Чёрча и Кохрана поддержала англ. группировка, хотя позиция брит. правительства в отношении К. уже тогда была враждебной.

В нач. 1828 г. К. принял руководство страной, юридически еще не признанной международным сообществом. Однако фактически с 1822 г. европ. державы начали признавать греч. повстанцев воюющей стороной, а в 1827 г. оказали им прямую военную поддержку: 8(20) окт. 1827 г. объединенная англо-франко-рус. эскадра разгромила турецко-егип. флот в Наваринской бухте. Впосл. державы-покровительницы собирались согласовать форму правления и политическое устройство Греции. Осенью 1828 г. состоялась встреча дипломатов этих держав на о-ве Порос, где обсуждались границы буд. греч. гос-ва. За относительно небольшой период пребывания у власти (1828-1831) К. успел принять ряд мер в разных сферах внутренней политики. Несмотря на то что не все они принесли ожидаемые плоды, общее направление деятельности К. прослеживается достаточно ясно. Он стремился создать для соотечественников гос-во европейского типа, основанное на ценностях эпохи Просвещения. За службу в качестве президента Греции К. не получал вознаграждения, чтобы не обременять гос. казну. Напротив, он предоставил в распоряжение гос-ва собственные сбережения.

В области внешней политики главную задачу К. видел в максимальном расширении границы буд. греч. гос-ва, пользуясь тем, что ведущие державы еще не пришли к единому мнению по этому вопросу. К. постарался распространить греко-тур. конфликт на как можно большую территорию. Были активизированы боевые действия в Центр. Греции. Военные успехи греков, а также продвижение рус. войск в Добрудже и Армении в ходе русско-тур. войны 1828-1829 гг. привели к тому, что премьер-министр Великобритании Веллингтон был вынужден пойти на уступки. В дек. 1828 г. на совещании послов великих держав на о-ве Порос было достигнуто соглашение о проведении греко-тур. границы по линии Арта-Волос, об установлении в Греции наследственной монархии и сохранении ее в вассальной зависимости от султана. Острова Самос и Крит оставались за пределами греч. гос-ва. Великобритания, Франция и Россия брали греков под покровительство. Однако и эти условия казались Веллингтону чрезмерными, поэтому англичане подписали их только в марте 1829 г. и не как окончательное решение, а в качестве отправной точки для переговоров с турками. В июне 1829 г. рус. войска взяли Силистрию, а в авг. вышли к Адрианополю. Эти победы обеспокоили не только турок, но и англичан. Турки согласились признать мартовский протокол 1829 г., а англичане приложили все усилия к тому, чтобы не дать России воспользоваться своими успехами. В результате условия Адрианопольского мира 1829 г. были весьма умеренными. Согласно этому договору, турки признавали мартовский протокол, но с нек-рыми оговорками: территория Греции ограничивалась Пелопоннесом и Кикладами. Т. о., хотя добиться большего не удалось, рус. оружие заставило турок согласиться с образованием греч. гос-ва на Балканах.

На повестке дня стоял вопрос о выборе буд. правителя Греции. Кандидатура К. категорически не устраивала Великобританию и Францию, поскольку они видели в нем агента влияния России и боялись, что он возложит на себя корону. Существующие исторические исследования показывают, что представления о К. как о рус. агенте - миф, созданный его политическими противниками и доведенный до сведения европ. правительств через филэллинов. К. руководствовался исключительно национальными интересами, к-рые на данном этапе совпадали с интересами России: это была единственная держава, поддерживавшая территориальное расширение Греции. В тех пунктах, где его представление о благе греч. гос-ва расходилось с позицией рус. правительства, К. действовал самостоятельно. В результате длительных переговоров греческая корона была предложена принцу Леопольду Саксен-Кобургскому. Его кандидатура устраивала и державы-покровительницы, и К., поскольку тот зарекомендовал себя как борец за греч. интересы. Соответствующий протокол, санкционирующий создание независимой Греции, был подписан 22 янв. (3 февр.) 1830 г. Впосл. Леопольд отказался от греч. короны, и державам пришлось искать для Греции нового монарха. Установление наследственной монархии означало временный и переходный характер власти К. Однако никаких оснований подозревать его в намерениях стать монархом нет.

Неопределенность юридического статуса страны и, как следствие, нерешенность вопроса о форме правления и политическом устройстве давали К. определенную свободу для политического маневра. Доставшаяся ему в наследство от эпохи революции политическая нестабильность (Тризинскому Национальному собранию предшествовал период гражданских войн) требовала укрепления вертикали власти. В связи с этим К. взял курс на ограничение полномочий парламента и замещение его функций новым представительным органом - Панэллинионом. Последний комплектовался членами, назначенными президентом, в большинстве своем не связанными с местными элитами, и имел узкие полномочия. Аналогичным образом строилась и исполнительная власть, во главе которой стоял центральный секретариат, подчинявшийся лично президенту. Упорядочению системы управления способствовало и введение нового административно-территориального деления страны на провинции (номы). Стараясь пресечь злоупотребления местных чиновников, К. назначал номархов не из числа местных жителей. Запланированное на апр. 1829 г. очередное Национальное собрание он созвал только в июле, преимущественно из верных себе людей. Стремление К. ограничить власть местной верхушки привело к формированию объединенной оппозиции, т. н. конституционной партии. Против президента выступали англ. и франц. филэллины, фанариоты, кодзабасы, военачальники из Сев. и Центр. Греции, жители горной обл. Мани с главенствовавшим там кланом Мавромихалисов. Президента поддерживали в основном пелопоннесские военачальники во главе с Т. Колокотронисом, выходцы с Ионических о-вов, образованные греки родом с территорий, оставшихся за пределами формировавшегося гос-ва, а также некоторые филэллины, в т. ч. будущий член регентства баварец К. фон Гейдек. Эти люди составили т. н. партию кивернетиков, или президентскую партию. Желание К. отстранить от власти старую олигархическую верхушку проистекало из его представления о том, что греч. гос-во должно быть не просто преемником османской власти, но принципиально новым, построенным по европ. образцу. Кроме того, старые политические лидеры скомпрометировали себя бесконечными ссорами, уже неск. раз перераставшими в гражданскую войну.

Политическим решением было и принятие на последнем году правления президента специального регламента, ограничивавшего свободу печати. Пытаясь усмирить разбушевавшуюся оппозицию, К. установил внушительный штраф для издателей, размещавших на страницах своих газет и журналов материалы, которые оскорбляли президента и правительство.

К концу революции (1829) страна была наводнена вооруженными людьми, значительная их часть открыто занимались разбоем или пиратством. Сохранявшие организацию воинские подразделения также были далеки от европ. модели регулярной армии и представляли собой разрозненные отряды, подчинявшиеся лишь своему капитану. С воинской дисциплиной, единым командованием и новыми образцами вооружения греческие повстанцы были незнакомы. Необходимо было принимать радикальные меры в борьбе с сухопутным и морским разбоем, создать армию и флот европейского образца. В борьбе с пиратством существенную помощь президенту оказали морские силы некоторых европ. держав. Разбойникам и пиратам давалась возможность оставить свой промысел и перейти на службу в регулярную армию и флот, но гос-во было не в состоянии платить им достойное жалованье. Кроме того, бывш. повстанцы не желали подчиняться дисциплине и носить европейскую военную форму. В результате большинство разбойников отказывались сотрудничать с государством.

К. занимался созданием боеспособной централизованной армии вместо повстанческих отрядов. Было образовано 4 батальона регулярной пехоты, 20 батальонов легкой пехоты, 2 эскадрона регулярной кавалерии, эскадрон легкой кавалерии, а также артиллерийский батальон. Нехватку национальных офицерских кадров должны были восполнить выпускники 1-го в стране офицерского уч-ща - Школы эвельпидов (с 1928). К. позаботился и о церковном окормлении армии, заложив основы ин-та полковых священников.

Развитие системы образования занимало важное место во внутренней политике К. При нем в Греции впервые появились гос. школы, которые должны были сделать среднее образование доступным более широким слоям населения. Несмотря на катастрофическое состояние гос. казны, правительство находило деньги на их финансирование. При личном участии К. были основаны сиротский приют на о-ве Эгина и др. не только начальные, но и средние специальные учебные заведения. В дальнейшем планировалось открытие национального ун-та. Программы и методики преподавания в созданных в те годы учебных заведениях повторяли европ. образцы: К. представлял независимую Грецию совр. европ. гос-вом, к-рому требовались соответствующим образом подготовленные кадры. Основанные К. школы были организованы по монастырскому принципу, в них обучение наукам сочеталось с правосл. воспитанием. За трапезой ученикам читались жития святых.

По планам К., ориентированное на европ. образцы законодательство, а также система судов должны были заменить в Греции некоторые социальные и правовые институты османской эпохи. Были предприняты шаги по созданию собственного законодательства: введен в действие гражданско-процессуальный кодекс, основанная президентом система судов начала работать, однако составление греч. законов требовало времени. В каждый город назначался мировой судья, а в каждой провинции создавался суд 1-й инстанции.

Особую остроту сохраняла проблема национальных земель, с начала революции ставшая политической. К. мечтал сделать Грецию экономически независимой. Необходимые для этого деньги в бюджете отсутствовали, поэтому помимо жесткой экономии он видел выход в решении земельной проблемы. Часть земель должна быть роздана безземельным крестьянам и ветеранам революции, др. часть - продана за наличные деньги, к-рые укрепят гос. казну. Однако его политика в этом вопросе вызвала саботаж со стороны традиц. местных землевладельческих элит - кодзабасов, мечтавших завладеть бывш. тур. имуществом. Кодзабасы были против продажи земель местных крестьян и препятствовали передаче земли крестьянам. Несмотря на сопротивление, К. удалось раздать беженцам и ветеранам часть национальных земель, но в целом аграрный вопрос остался нерешенным. Положительным новшеством в сельском хозяйстве стало введенное К. выращивание картофеля, способствовавшее снижению риска массового голода в неурожайные годы.

Одну из важнейших проблем представляло собой плачевное состояние гос. финансов. Прибыв в Грецию, президент обнаружил казну пустой и обремененной долгами. Предстояло выплачивать лондонским банкирам деньги, данные взаймы греческим повстанцам в годы революции, возвращать долги греческим судовладельцам, предоставившим корабли и снаряжение в распоряжение революционных правительств и др. К. начал с того, что ввел новую валюту, основной единицей к-рой стал серебряный феникс, равный 6 османским курушам. К лету 1829 г. была разработана национальная денежная система, предполагавшая чеканку золотой, серебряной и медной монеты. Был основан Национальный монетный двор. Самой крупной денежной единицей была золотая афина, равная 20 фениксам, самой мелкой - медный пендарион, составлявший 1/300 часть феникса. Однако в связи с острой нехваткой драгоценных металлов денег было отчеканено немного, и большая часть торговых операций в тот период совершалась при помощи иностранных валют. Неудачной была попытка правительства ввести в обращение ассигнации, не имевшие золотого обеспечения. При непосредственном участии К. был основан 1-й национальный банк, целью к-рого было привлечение в страну капиталов богатых соотечественников из-за рубежа. Но преуспевшие, в основном в торговле, представители греч. диаспоры не торопились доверять свои накопления молодому греч. гос-ву, и эта мера не дала желаемого результата.

Наиболее эффективной для оздоровления национальных финансов была фискальная политика К. Он отменил существовавшую в годы революции систему налоговых откупов, позволявшую правительству не платить жалованье военным. Командиры отрядов фактически «кормились» с определенных территорий, казна же при этом оставалась пустой. Теперь для сбора налогов и таможенных пошлин были назначены специальные чиновники, а военным определено фиксированное жалованье. Результат этих мер был следующий: с одной стороны, гос. казна стала пополняться, а дефицит бюджета, хотя и очень медленно, сокращаться; с др. стороны - военные были недовольны маленьким жалованьем, которое часто не выплачивалось в срок. Судовладельцы требовали передать им таможенные сборы в качестве компенсации за расходы, понесенные в годы революции. Недовольство этих групп населения было столь велико, что произошло неск. вооруженных выступлений. Одно из них привело к потере почти всего флота, который сожгли оппозиционеры. Другое, самое мощное, было умело использовано врагами президента для подготовки его убийства и пошло на спад только после смерти К. в окт. 1831 г. Т. о., небольшой финансовый успех обернулся политической катастрофой.

В оппозиции президенту оказались традиц. элиты, мн. ветераны революции, а также представители «английской» и «французской» партий, видевшие в К. агента влияния России. Уже к кон. 1829 г. оппозиция приняла организованный характер. Весной 1830 г. события вышли из-под контроля президента. Оппозиция перешла к вооруженным формам борьбы, первым проявлением которых стало восстание в Мани на Пасху 1830 г. Оно было организовано семьей Мавромихалисов, недовольных политикой К. Восстание в Мани продолжалось с перерывами до окт. 1831 г. Его кульминацией стало убийство К. в Нафплионе членами семьи Мавромихалисов. Два родственника арестованного за участие в беспорядках в Мани Мавромихалиса подстерегли К. у входа в храм св. Спиридона Тримифунтского и смертельно ранили его из пистолета, а затем нанесли удар кинжалом. Одного из убийц забила насмерть толпа очевидцев покушения, другой был выдан местным властям франц. миссией, где пытался укрыться, и впосл. казнен. Со смертью К. изменился политический режим в стране, многие его реформы были отменены, началась гражданская война.

Церковная политика

Одной из приоритетных задач для К. было сохранение в стране Православия и укрепления Церкви. Через неск. дней после прибытия в Грецию он провел первое совещание по церковному вопросу. Уже в янв. 1828 г. для всестороннего изучения положения дел в Церкви был создан Церковный комитет в составе 5 архиереев. Фактически он стал временной высшей церковной инстанцией в стране. Затем было основано Министерство по делам Церкви и народного просвещения. Несмотря на плачевное состояние гос. финансов, президент старался по мере возможности выделять средства на восстановление разрушенных в годы революции храмов. При К. была предпринята попытка выплачивать гос. жалованье духовенству. После смерти президента клир стал получать гос. жалованье только в годы диктатуры «черных полковников» (1967-1974). К. пытался сберечь церковное имущество от расхищения и передачи в казну и направить денежные средства на обеспечение духовенства и финансирование системы образования.

В годы правления К. в Грецию под видом филэллинов стали активно прибывать зап. миссионеры. Президент неоднократно выражал недовольство их деятельностью, в частности распространением брошюр и листовок прозелитического содержания. Зап. миссионеры стремились открыть в стране школы, к-рые намеревались использовать для распространения протестантизма. К., давая согласие на открытие школ филэллинами, старался поставить их под контроль гос-ва. Отказаться полностью от их услуг было невозможно по причине плачевного состояния гос. финансов. Попытки получить от миссионерских об-в финансирование греч. школ окончились неудачей.

К. придавал особое значение проблеме подготовки духовенства. В числе первых в стране гос. учебных заведений была открыта духовная семинария на о-ве Порос. Президент вынашивал идею создания в Греции Духовной академии по образцу высших духовных учебных заведений России. Проработать эту идею он поручил известному ученому и церковно-общественному деятелю К. Икономосу, находившемуся тогда в России. Уже летом 1828 г. Икономос представил К. «План церковной академии», оставшийся нереализованным из-за отсутствия финансирования.

Создание независимого гос-ва поставило на повестку дня вопрос о церковно-гос. отношениях. Греция оказалась в парадоксальной ситуации: глава Церкви - К-польский патриарх остался во враждебном гос-ве и являлся заложником политики османских властей. Поэтому в новом гос-ве Церковь должна была стать независимой от власти патриарха и, следов., султана. Сложный вопрос об автокефалии требовал осторожного решения. К. понимал, что создавать национальную Церковь нужно каноническим путем, без разрыва отношений с Патриархией. Дабы избежать нежелательного развития событий он старался не допускать к участию в решении вопроса о судьбе Церкви в Греции представителей иностранных неправосл. держав. Он вел переписку с К-польским патриархом Констанцием I (1830-1834), поручил своему другу и доверенному лицу Дионисию, митр. Реонта, вести переговоры в К-поле по поводу предоставления независимости греческой Церкви. Эта миссия не была выполнена из-за смерти президента. Впосл. события развивались по тому сценарию, к-рого опасался К.: баварское регентство в 1833 г. провело радикальную церковную реформу, провозгласив автокефалию Элладской Церкви без согласия материнской К-польской Патриархии. На последующее урегулирование межцерковных отношений потребовалось ок. 20 лет.

К. был не только патриотом, но и верным сыном Церкви. То обстоятельство, что его убили на пороге храма, было впосл. истолковано его сторонниками символически: оно прервало движение греч. нации по пути возрождения греко-правосл. традиции. В совр. Греции К. остается одним из самых уважаемых политиков Нового времени. Его имя носят Афинский ун-т, мн. общественные организации.

Соч.: Αὐτοβιογραφία. Αθῆναι, 1940; Записка о нынешнем состоянии греков Публ.: Г. Л. Арш // Славяно-балканские исследования. М., 1972. С. 359-386.
Ист.: Райк А. Н. Записка об убиении Каподистрии // РА. 1869. С. 882-910.
Лит.: Papadopoulos-Vretos A. Mémoires biographiques-historiques sur le président de la Grèce, le comte Jean Capodistrias. P., 1837-1838. 2 vol; Mendelssohn-Bartholdy K. Graf J. Kapodistrias. B., 1864; Теплов В. Н. Граф Иоанн Каподистрия, президент Греции. СПб., 1893; Δεσποτόπουλος Α. Ο Κυβερνήτης Καποδίστριας και η απελευθέρωσις της Ελλάδος. Αθήνα, 1954; Κρητικός Π. Γ. Ο Ι. Καποδίστριας τέκτων κανονικός // Εραν. 1965. Ν 3. Σ. 124-144; Κούκκου Ε. Ο Καποδίστριας και η Παιδεία, 1827-1832. Τ. 1-2. Αθήνα, 1972; idem. Ο άνθρωπος και ο διπλωμάτης, 1800-1828. Αθήνα, 1978; Κατηφόρη Δ. Η δίωξις της πειρατείας και το Θαλάσσιον Δικαστήριον κατά την πρώτην Καποδιστριακήν περίοδον, 1828-1829. Αθήνα, 1973; Арш Г. Л. Иоанн Каподистрия и греческое национально-освободительное движение, 1809-1822. М., 1976; Κωνσταντινίδης Ε. Ο Ιωάννης Καποδίστριας και η εκκλησιαστική του πολιτική. Αθήνα, 1977; Ο Ιωάννης Καποδίστριας και συγκρότηση του ελληνικού κράτους. Θεσσαλονίκη, 1983; Λούκος Χ. Η αντιπολίτευση κατά του Κυβερνήτη Ιω. Καποδίστρια 1828-1831. Αθήνα, 1988; Βακαλόπουλος Α. Ε. Η πρώτη εκκλησιαστική μουσική σχολή και το πρώτο εκκλησιαστικό σχολείο στην Ελλάδα επί Καποδίστρια. Θεσσαλονίκη, 1992; Μεταλληνός Γ. Δ. Ο «Ευρωπα ατής» Καποδίστριας̇ Ερμηνευτική προσέγγιση // Ελληνισμός μαχόμενος. Αθήνα, 1995. Σ. 69-84; idem. Ιωάννης Καποδίστριας̇ Ο πολιτικός-μάρτυρας της Ορθοδοξίας και του Ελληνισμού // Εκκλησία. Αθήνα. Αυγ.-Σεπτ. 2008; Βερναρδάκης Δ. Καποδίστριας και ´Οθων. Αθήνα, 2001; Τσάγκας Ι. Β. Η ορθόδοξη χριστιανική αγωγή στο εκπαιδευτικό έργο του Ιωάννη Καποδίστρια. Θεσσαλονίκη, 2001; Петрунина О. Е. Греческая нация и государство в XVIII-XX вв.: Очерки полит. развития. М., 2010; она же. Народное просвещение в Греции в годы правления И. Каподистрии (1828-1831) по данным российского дипломата И. Персиани // Каптеревские чт. М., 2010. Т. 8. С. 168-171; Κορνιλάκης Ι. Ιωάννης Καποδίστριας. Ο ´Αγιος της πολιτικής. Καρδίτσα, 2011.
О. Е. Петрунина
Ключевые слова:
Россия. История. XIX в. Греция. История Каподистрия, Иоанн, граф (11 фев. 1776 — 9 окт. 1831) , русский и греческий государственный деятель, министр иностранных дел России (1816—1822 гг.) и первый правитель независимой Греции (1827—1831 гг.)
См.также:
АВЕЛЬ ПРОРИЦАТЕЛЬ (Васильев Василий; до 7.03.1757- 29.11.1831), мон., автор рукописных книг
«АГАФАНГЕЛА ВИДЕНИЕ» (полное название – «Видение блаженного Иеронима Агафангела»), одно из многочисленных пророчеств о грядущем освобождении греков от тур. ига
АЛЕКСАНДР I ПАВЛОВИЧ Благословенный (1777-1825), имп. Всероссийский (с 12 марта 1801)
АЛЕКСАНДР II НИКОЛАЕВИЧ Освободитель (1818 - 1881), имп. Всероссйский (с 19 февр. 1855)
АЛЕКСАНДР III АЛЕКСАНДРОВИЧ Миротворец (1845-1894), имп. Всероссийский (с 1 марта 1881)
АНАСТАСИЯ КИЕВСКАЯ (Александра Петровна; 1838-1900), мон., основательница киевского в честь Покрова Пресв. Богородицы жен. мон-ря, вел. кн.